Социальная депривация это в психологии: Социальная депривация — это… Что такое Социальная депривация?

Содержание

депривация социальная - это... Что такое депривация социальная?

депривация социальная
Д. в связях с окружающей социальной средой, возникающая, напр., в результате ухода на пенсию, утраты близких людей или физического здоровья.

Большой медицинский словарь. 2000.

  • депривация сенсорная
  • депротеинизация вирусов

Смотреть что такое "депривация социальная" в других словарях:

  • Депривация социальная — лишение возможности общаться с людьми, функционировать в обществе людей. Последствия ранней социальной депривации иллюстрируют широко известные факты воспитания детей человека животными. Дефицит общения может служить существенным патогенным… …   Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

  • Депривация — (англ. deprivation лишение, утрата) – 1. лишение или ощущение появления существеннго дефицита объектов удовлетворения основных потребностей; 2. психологическое состояние, непосредственно вызванное утратой объектов актуальных потребностей; 3. в… …   Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

  • Депривация — См. также: Социальная депривация и Депривация сна Депривация (лат. deprivatio  потеря, лишение)  психическое состояние, при котором люди испытывают недостаточное удовлетворение своих потребностей. В социологии используются… …   Википедия

  • Социальная депривация — Статья состоит из словарного определения термина. Пожалуйста, доработайте статью, приведя ее в соответствие с правилами. Подробности могут быть на странице обсуждения. В Википедии статьи, состоящие только из словарного определения, не… …   Википедия

  • ДЕПРИВАЦИЯ — (DEPRIVATION) В рамках социологического анализа депривация в широком смысле определяется как неравенство доступа к социальным благам. Депривация охватывает бедность и другие формы социального неблагополучия. В Британии в 1970 е гг. М. Браун и Н.… …   Социологический словарь

  • Депривация — [позднелат. deprivatio потеря, лишение] (в психологии) психическое состояние, возникновение которого обусловлено жизнедеятельностью личности в условиях продолжительного лишения или существенного ограничения возможностей удовлетворения жизненно… …   Психологический лексикон

  • Депривация — (англ. deprivation – лишение, утрата). В медицине: недостаточность удовлетворения каких либо потребностей организма. Д. двигательная – недостаточность двигательной активности в связи с ограничением пространства, образом жизни и т.п. Д.… …   Толковый словарь психиатрических терминов

  • Социальная олигофрения — не вполне корректный термин, обозначающий относительно неглубокую умственная отсталость, вызванную социальными причинами (эмоциональная депривация, недостаточная забота о детях, педагогическая запущенность, дефекты органов чувств, дефицит питания …   Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

  • СОЦИАЛЬНАЯ ДЕПРИВАЦИЯ — – лишение, ограничение, недостаточность тех или иных условий, материальных и духовных ресурсов, необходимых для выживания и развития всех и каждого ребенка.

    Крайним выражением С.д. ребенка стало большое количество полусирот и сирот …   Терминологический ювенологический словарь

  • Относительная депривация — Депривация (лат. deprivatio потеря, лишение) психическое состояние, при котором люди испытывают недостаточное удовлетворение своих потребностей. В социологии используются понятия абсолютной и относительной депривации. В социальной психологии… …   Википедия

ДЕПРИВАЦИЯ • Большая российская энциклопедия

  • В книжной версии

    Том 8. Москва, 2007, стр. 551

  • Скопировать библиографическую ссылку:


Авторы: И.  А. Климов

ДЕПРИВА́ЦИЯ [ср.-век. лат. deprivatio – по­те­ря, ли­ше­ние, от­ре­ше­ние от долж­но­сти (цер­ков­ной)], со­кра­ще­ние или ли­ше­ние воз­мож­но­стей удов­ле­тво­рять ба­зо­вые по­треб­но­сти – пси­хо­фи­зио­ло­ги­че­ские, лич­но­ст­ные, со­ци­аль­ные.

В пси­хо­ло­гии ис­сле­ду­ют сен­сор­ную де­при­ва­цию, эмо­цио­наль­ную, ма­те­рин­скую (см. Гос­пи­та­лизм), дви­га­тель­ную, сек­су­аль­ную, пи­ще­вую и Д. сна и т. п.

При­ме­ни­тель­но к со­ци­аль­ной про­бле­ма­ти­ке тер­мин вве­дён амер. со­ци­оп­си­хо­ло­гом С. Ста­уф­фе­ром (1949). В со­цио­ло­гии ис­поль­зу­ют­ся по­ня­тия «аб­со­лют­ная де­при­ва­ция» (или со­ци­аль­ная) и «от­но­си­тель­ная де­при­ва­ция». Аб­со­лют­ная Д. – не­воз­мож­ность для ин­ди­ви­да или со­ци­аль­ной груп­пы удов­ле­тво­рять свои ба­зо­вые по­треб­но­сти из-за от­сут­ст­вия дос­ту­па к осн. ма­те­ри­аль­ным бла­гам и со­ци­аль­ным ре­сур­сам: про­дук­там пи­та­ния, жи­ли­щу, ме­ди­ци­не, об­ра­зо­ва­нию и т.

 д. От­но­си­тель­ная Д. пред­став­ля­ет со­бой субъ­ек­тив­но вос­при­ни­мае­мое и бо­лез­нен­но пе­ре­жи­вае­мое не­сов­па­де­ние «цен­но­ст­ных ожи­да­ний» (т. е. благ и ус­ло­вий жиз­ни, ко­то­рых, как по­ла­га­ют лю­ди, они за­слу­жи­ва­ют по спра­вед­ли­во­сти) и «цен­но­ст­ных воз­мож­но­стей» (т. е. тех благ и ус­ло­вий жиз­ни, ко­то­рые лю­ди, по их пред­став­ле­нию, мо­гут по­лу­чить в ре­аль­но­сти). В ос­но­ве син­дро­ма от­но­си­тель­ной Д. ле­жит ме­ха­низм со­ци­аль­но­го срав­не­ния. Ин­ди­вид мо­жет срав­ни­вать своё по­ло­же­ние и по­ло­же­ние пред­ста­ви­те­лей др. со­ци­аль­ных групп (ли­бо свои воз­мож­но­сти в про­шлом и в на­стоя­щем) или же он об­на­ру­жи­ва­ет рез­кое не­со­от­вет­ст­вие ме­ж­ду тем, во что он ве­рит, что яв­ля­ет­ся долж­ным, и тем, что он зна­ет о ре­аль­но­сти, тем, как она ему от­кры­ва­ет­ся. Со­ци­аль­ное срав­не­ние со­дер­жит в се­бе зна­чит. цен­но­ст­ную на­груз­ку и по­это­му при­водит че­ло­ве­ка к мыс­ли о не­спра­вед­ли­во­сти об­на­ру­жен­ных не­со­от­вет­ст­вий.
Тео­рия от­но­си­тель­ной Д. раз­ви­ва­лась в 1960-х гг., в ча­ст­но­сти в ра­бо­тах амер. ис­сле­до­ва­те­лей Дж. Дей­ви­са и Т. Гар­ра.

Вы­де­ля­ют три ти­пи­че­ские схе­мы фор­ми­ро­ва­ния син­дро­ма от­но­си­тель­ной Д.: 1) си­туа­ция, при ко­то­рой лю­ди ут­ра­чи­ва­ют не­об­хо­ди­мые ре­сур­сы и ли­ша­ют­ся воз­мож­но­сти под­дер­жи­вать при­выч­ный об­раз жиз­ни; про­ис­хо­дит «де­при­ва­ция жиз­нен­ных стан­дар­тов»; 2) си­туа­ция, ко­гда но­вые идеи и цен­но­сти фор­ми­ру­ют но­вые жиз­нен­ные стан­дар­ты, по­вы­шен­ные при­тя­за­ния и на­де­ж­ды, но в ре­аль­но­сти лю­ди не об­ла­да­ют дос­та­точ­ны­ми ре­сур­са­ми для реа­ли­за­ции сво­их пре­тен­зий. Это при­во­дит к «де­при­ва­ции на­дежд»; 3) си­туа­ция, ко­гда сфор­ми­ро­вав­шие­ся ожи­да­ния и на­де­ж­ды на пер­вом эта­пе под­кре­п­ля­ют­ся оп­ре­де­лён­ны­ми воз­мож­но­стя­ми и обес­пе­чи­ва­ют­ся аде­к­ват­ным уров­нем ре­сур­сов. Од­на­ко в даль­ней­шем ре­аль­ность всё бо­лее рас­хо­дит­ся с ожи­да­ния­ми: воз­мож­но­сти и ре­сур­сы за­мед­ля­ют темп сво­его при­рос­та, то­гда как при­тя­за­ния про­дол­жа­ют рас­ти. Этот тип си­туа­ции го­во­рит о «де­при­ва­ции ожи­дае­мо­го тем­па из­ме­не­ний».

От­но­си­тель­ная Д. опи­сы­ва­лась как фе­но­мен, имею­щий важ­ное со­ци­аль­ное зна­че­ние. На­ко­п­лен­ная не­удов­ле­тво­рён­ность и ост­рое пе­ре­жи­ва­ние не­спра­вед­ли­во­сти су­ще­ст­вую­ще­го по­ло­же­ния дел име­ют тен­ден­цию рас­про­стра­нять­ся в оп­ре­де­лён­ной со­ци­аль­ной сре­де, вы­зы­вать со­ци­аль­ное бес­по­кой­ст­во и диф­фуз­ную аг­рес­сию, что в ито­ге при­во­дит к рос­ту со­ци­аль­ной на­пря­жён­но­сти. Дж. Дей­вис и Т. Гарр счи­та­ли, что имен­но от­но­си­тель­ная Д. ле­жит в ос­но­ве раз­ных форм кол­лек­тив­но­го дей­ст­вия – от бун­тов и ре­во­лю­ций до про­те­ст­но­го по­ве­де­ния и со­ци­аль­ных дви­же­ний. В 1970-е гг. это ут­вер­жде­ние и са­ма мо­дель под­верг­лись кри­ти­ке. Бы­ло до­ка­за­но, что ме­ж­ду ус­та­нов­ка­ми и дея­тель­но­стью не су­ще­ст­ву­ет жё­ст­кой и од­но­знач­ной свя­зи, что су­ще­ст­во­ва­ние аб­со­лют­ной Д. и на­ли­чие син­дро­ма от­но­си­тель­ной Д. яв­ля­ют­ся су­ще­ст­вен­ным, но не­дос­та­точ­ным ус­ло­ви­ем кол­лек­тив­но­го дей­ст­вия. Тео­рия от­но­си­тель­ной Д. ис­поль­зо­ва­лась в даль­ней­шем в ис­сле­до­ва­ни­ях иден­тич­но­сти, груп­по­вых иден­ти­фи­ка­ций, фор­ми­ро­ва­ния идео­ло­гий раз­ных форм кол­лек­тив­но­го дей­ст­вия.

Особенности эмоционального состояния и поведения детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей – Психиатрия Удмуртии

О детских домах и усыновленных/ удочеренных детях существует множество мифов. Один из них: «все дети в домах ребенка больные или умственно отсталые». Другой распространенный миф – полностью противоположный по смыслу: «в семье все дети расцветают и становятся совершенно здоровыми». Истина где-то посередине: воспитанники сиротских учреждений действительно в чем-то отстают от своих сверстников, как с точки зрения физического, так и с точки зрения интеллектуального развития. Часть из этих проблем обусловлены таким явлением как эмоциональная (или психологическая) депривация. Давайте разберемся, что это такое.
Депривация — это психическое состояние, возникшее в результате таких жизненных ситуаций, где субъекту не предоставляется возможности для удовлетворения некоторых его основных (жизненных) психических потребностей в достаточной мере и в течение длительного времени.

В современной психологии о депривации говорят как о нехватке социальных и сенсорных стимулов, приводящей к торможению нормального интеллектуального и эмоционального развития ребенка.
Специалисты различают следующие виды психической депривации:
• Сенсорная (стимульная) депривация заключается в невозможности удовлетворить потребности во впечатлениях. Сюда относится зрительная, слуховая, осязательная и другие формы.
• Когнитивная депривация — это отсутствие у человека возможности эффективно и рационально познавать мир.
• Эмоциональная депривация — материнская депривация (родительская), а также любые другие типы лишений, связанные с ограничением возможности в установлении тесных эмоциональных связей или их разрыв.
• Социальная деприцация — это ситуация, когда личность лишена возможности выполнять собственную социальную роль, вследствие социальной изоляции. Такой вид депривации часто возникает у воспитанников детских домов.
С какими же проявлениями депривации мы можем чаще всего столкнуться?
• повышенная тревожность;
• обостренное чувство неудовлетворенности собой;
• снижение жизненной активности;
• частая смена настроения;
• немотивированная агрессия и т.д.
Классической картине психической депривации присущи такие признаки, как:
• задержка развития речи – особенно «страдает» синтаксис и содержательные характеристики, социальное использование языка, сообщение переживаний и пожеланий относительно будущего;
• задержка развития социальных и гигиенических навыков и привычек, при создании которых нужны тесные отношения со взрослым;
• задержка развития мелкой моторики при низкой производительности интеллектуального развития;
• недифференцированное, примитивное отношение к людям;
• инфантильное поведение;
• эмоциональная тупость, которая проявляется в отсутствии жалости и застенчивости.

Типичные проявления поведения детей в условиях ограничения основных жизненных потребностей:
1.Социальная гиперактивность — дети с данным типом депривированной личности легко вступают в контакт с окружающими, проявляя выраженную тенденцию к показным действиям. При этом их общение является поверхностным и непостоянным. Они живо интересуются всем происходящим вокруг. Обучение и воспитание представляется для них развлечением. Социальный интерес значительно преобладает над интересами к вещам, игре. Их трудно увлечь коллективной игрой, вместе с тем простая социальная игра вызывает у детей большую заинтересованность. Такие дети стремятся привлечь к себе внимание со стороны взрослого, ласкаются к нему, стараются «показать себя», но на более глубокие контакты не идут, относясь ко всем одинаково поверхностно.

2.Социальные провокации — уже в самом раннем возрасте такие дети своей агрессией пи вызывающим поведением привлекают внимание взрослых. Они добиваются игрушек злобными вспышками и никому их не дают. Требуют различных преимуществ, а в отношении других детей проявляют агрессивность и ревность. С ними не удается организовать ни социальной, ни конструктивной игры вследствие постоянно возникающих конфликтов с другими детьми

3.Подавленный тип – при этом типе у ребенка есть «набор» социальных и эмоциональных стимулов, который позволяет ему постепенно приспособиться к условиям учреждения. Такие дети пассивны в общении со сверстниками и взрослыми, не проявляют особого интереса к игрушкам, играм, сверстникам, интересуясь в большей степени вещами. Имеют значительно меньшую стимуляцию, меньше возможностей для личного контакта со взрослыми и обучения, чем более активные дети, что, усугубляет задержку развития.

4.Приспособленный тип — эти дети, в отличие от гиперактивного типа, не стремятся «показать себя», спокойно и сдержанно вступают в контакт. В данном случае это взаимодействие специальных условий среды учреждения и психической структуры ребенка. Однако если эти дети могут хорошо играть в дошкольном возрасте, затем хорошо учиться, не означает, что они способны приспосабливаться в условиях жизни вне учреждения. «Хорошее приспособление» действительно только для тех условий, в которых оно возникло, т.к та жизненная среда, окружающая ребенка, в целом более бедна стимулами, отличается более простой структурой и предъявляет меньше требований, чем обычная «семейная среда».

5. Тип замещающего удовлетворения (аффективных и социальных потребностей) — в поведении этих детей отмечается компенсация за неудовлетворение аффективно-социальных потребностей к биологическим потребностям (еда, сексуальная или физическая активность, виртуальное взаимодействие вместо контакта с людьми, «ябедничество» вместо стремления сблизиться с товарищами). Возникающая форма замещающего удовлетворения обусловлена отсутствием возможности социального включения в группу (нет возможности найти свое место)

Как не допустить данного состояния у детей и что делать, если вы или ваши знакомые столкнулись с последствиями депривации?

Условием для профилактики эмоциональной депривации является устойчивая психоэмоциональная связь ребенка еще на внутриутробном и младенческом этапе жизни, прежде всего с матерью (организация психологических и консультативных центров для беременных и семей оказавшихся в кризисной ситуации).
Не менее важным фактором является установление эмоциональной связи с родственниками.
Важное значение имеет проведение просветительной работы в родительской среде.
Для преодоления последствий депривации проводится психокоррекционная работа: групповые и индивидуальные коррекционные занятия, программы которых составляются психологом с учетом возраста и основных психологических проблем детей.

Клинические психологи БУЗ и СПЭ УР «РКПБ МЗ УР» имеют колоссальный опыт работы с подобными состояниями. Ежегодно ими проводится немалая работа с детьми сиротами и детьми, оставшимися без попечения родителей. Если вы нуждаетесь в консультации по вопросам последствий эмоциональной и психологической депривации не бойтесь обратиться за помощью!
Запись на консультацию осуществляется по телефонам:
8 (3412) 58-61-67 — для детского населения города Ижевска,
8 (3412) 58-47-71 – для детского населения Республики.

1
Июн

Поделитесь информацией в социальных сетях

Депривация - Психологос

Депривация - лишение человека тех обстоятельств жизни, к которым человек привык с детства, как жизненно необходимым, а также состояние человека при невозможности удовлетворения таких витальных потребностей.

Английский глагол to deprive означает лишить, отнять, отобрать, причем с сильным негативным акцентом — когда имеют в виду не просто забрать, а лишить чего-то важного, ценного, необходимого.

Пищевая депривация - принудительное голодание, двигательная депривация - лишение возможности двигаться и т.п. Когда о депривации говорят психологи, они чаще всего имеют в виду недостаток сенсорных и социальных стимулов, лишение человека социальных контактов и живых впечатлений.

Влияние депривации на взрослых людей


Депривация депривации рознь. Если лишение возможности пользоваться мобильником здоровью не вредит, то длительное лишение человека сна реально опасно для здоровья. Принудительное сокращение сна по сравнению с необходимой для данного человека нормой вызывает снижение рационального, волевого контроля за своими мыслительными процессами, утрату критичности по отношению к воспринимаемым внешним стимулам и возникновение зрительных и слуховых галлюцинаций. Депривацию сна ранее нередко использовали в тюрьмах в отношении заключенных до пор, пока это официально не было признано пыткой и стало запрещено.

Для обычного человека практически любая депривация - это неприятность. Никому не хочется вдруг лишиться пищи, сна, возможности двигаться и других жизненно необходимых вещей, к которым мы привыкли. Депривация - это лишение, и если это бессмысленное лишение несет тревогу, люди депривацию переживают тяжело.

Особенно ярко это проявилось в экспериментах по сенсорной депривации. В середине XX века исследователи из американского университета Мак-Гилла предлагали добровольцам пробыть как можно дольше в специальной камере, где они были максимально ограждены от внешних раздражителей. Испытуемые находились в лежачем положении в небольшом замкнутом помещении; все звуки покрывались монотонным гулом мотора кондиционера; руки испытуемых были вставлены в картонные муфты, а затемненные очки пропускали только слабый рассеянный свет. За пребывание в таком состоянии полагалась довольно приличная повременная оплата. Казалось бы - лежи себе в полном покое и подсчитывай, как без всяких усилий с твоей стороны наполняется твой кошелек. Ученых поразил тот факт, что большинство испытуемых оказались неспособны выдержать такие условия дольше 3 дней. В чем же дело?

Сознание, лишенное привычной внешней стимуляции, вынуждено было обратиться «внутрь», а оттуда начинали всплывать самые причудливые, невероятные образы и псевдоощущения, которые нельзя было определить иначе как галлюцинации. Сами испытуемые ничего приятного в этом не находили, даже пугались этих переживаний и требовали прекратить эксперимент. Из этого ученые сделали вывод, что сенсорная стимуляция жизненно важна для нормального функционирования сознания, а сенсорная депривация - верный путь к деградации мыслительных процессов и самой личности.

Нарушение памяти, внимания и мышления, нарушение ритма сна и бодрствования, тревожность, резкая смена настроения от депрессии до эйфории и обратно, неспособность отличать реальность от частых галлюцинаций - все это описывалось как неизбежные последствия сенсорной депривации. Об этом стали широко писать в популярной литературе, в это почти поверили практически все.

Позже оказалось, что все сложнее и интереснее.

Все определяет не сам факт депривации, а отношение человека к этому факту. Сама по себе депривация взрослому человеку не страшна - это просто изменение условий внешней среды, а человеческий организм может к этому приспосабливаться, осуществляя перестройку функционирования. Пищевая депривация вовсе не обязательно сопровождается страданиями, начинают страдать от голодания только те, кто к этому не привык и для кого это насильственная процедура. Те, кто сознательно практикует лечебное голодание, знают, что уже на третий день в организме возникает ощущение легкости, и подготовленные люди даже десятидневное голодание переносят легко.

То же касается и сенсорной депривации. Ученый Джон Лилли испытывал действие сенсорной депривации на самом себе, проделывал это даже в еще более усложненных условиях. Он находился в непроницаемой камере, где был погружен в солевой раствор с температурой, близкой к температуре тела, так что был лишен даже температурных и гравитационных ощущений. Естественным образом начали возникать причудливые образы и неожиданные псевдоощущения, как и у испытуемых из университета Мак-Гилла. Однако к своим ощущениям Лилли подошел с иной установкой. По его мнению, дискомфорт возникает вследствие того, что человек воспринимает иллюзии и галлюцинации как нечто патологическое, а потому пугается их и стремится вернуться в нормальное состояние сознания. А для Джона Лилли это были просто исследования, он с интересом изучал появляющиеся у него образы и ощущения, вследствие чего никакого дискомфорта во время сенсорной депривации не испытывал. Более того, ему это настолько понравилось, что он стал погружаться в эти ощущения и фантазии, стимулируя их возникновение наркотиками. Собственно, на основании этих его фантазий во многом был выстроен фундамент трансперсональной психологии, изложенный в книге С. Грофа "Путешествие в поисках себя".

Влияние депривации на развитие ребенка


Длительная депривация в жизни ребенка задерживает его развитие. Недостаток сенсорных и социальных стимулов в процессе развития ребенка приводит к замедлению и искажению эмоционального и интеллектуального развития ребенка. Данный феномен был описан еще Я. А. Коменским, позднее — Ж. Итаром (воспитателем «дикого мальчика из Авейрона»), в XX в. - А. Гезеллом, анализировавшим современные попытки воспитания детей, в силу экстремальных обстоятельств долгое время оторванных от социума. Всемирную известность приобрели проведенные в 40-х гг. XX в. исследования детей в неблагоприятных условиях интернатных учреждений (Дж. Боулби, Р. Спиц). Согласно Лангмейеру и Матейчеку (Й. Лангмейер, 3. Матейчека «Психическая депривация в детском возрасте»), для полноценного развития ребенка необходимы:

  1. Многообразные стимулы разной модальности (зрительные, слуховые и пр.), их недостаток вызывает стимульную (сенсорную) депривацию.
  2. Удовлетворительные условия для учения и приобретения различных навыков; хаотичная структура внешней среды, которая не дает возможности понимать, предвосхищать и регулировать происходящее извне, вызывает когнитивную депривацию.
  3. Социальные контакты (со взрослыми, прежде всего с матерью), обеспечивающие формирование личности, их недостаток ведет к эмоциональной депривации.
  4. Возможность осуществления общественной самореализации посредством усвоения социальных ролей, приобщения к общественным целям и ценностям; ограничение этой возможности вызывает социальную депривацию.

Выраженный эффект замедления и искажения развития детей вследствия той или иной формы депривации получил название госпитализма.

Саша Фокин много общается с компьютером. Может быть, немного депривации игр ему не помешает?
скачать видео

С другой стороны, некоторые формы депривации детям могут быть скорее полезны, поскольку не любые живые впечатления помогают его росту и взрослению, не всякая социальная среда работает на приобщение ребенка к высокой культуре. Есть наблюдения, что длительная (от года до двух лет) болезнь ребенка в период от 10 до 14 лет способствовала развитию и взрослению ребенка, поскольку охраняла от пустого трепа и глупых, а то и опасных увлечений, распространенных в средних во всех отношениях школах. Возможность почитать хорошую литературу и побыть в одиночестве, наедине с собой, своими мыслями и хорошими авторами, делала ребенка более глубоким и чистым человеком. Альберт Лиханов называет депривацией этап своей жизни, когда он был изолирован от подростковой среды, наполненной грубостью и матом. Да, вследствие этого он оказался матерно недоразвит и был вынужден "догонять" своих сверстников, но правда ли является благом для подростка умение материться? Можно спорить, называть ли депривацией лишение подростков возможности погружаться в мир компьютерных игр, но умные родители от компьютерных игр своих детей ограждают. По крайней мере, ограничивают на это время, привлекая к другим делам, чтобы дети не превращались в чудовищ по типу Саши Фокина.


Изучение феномена «эмоционального выгорания» и социальной депривации женщин, работающих в условиях ИТК

Библиографическое описание:

Щербакова, Н. Е. Изучение феномена «эмоционального выгорания» и социальной депривации женщин, работающих в условиях ИТК / Н. Е. Щербакова. — Текст : непосредственный // Государство и право: теория и практика : материалы II Междунар. науч. конф. (г. Чита, март 2013 г.). — Т. 0. — Чита : Издательство Молодой ученый, 2013. — С. 71-76. — URL: https://moluch.ru/conf/law/archive/83/3336/ (дата обращения: 05.08.2021).

Представлены результаты экспериментального исследования синдрома «выгорания» осужденных женщин. В качестве предмета исследования выступили симптомы «эмоционального выгорания», тактики и стратегии копинг-поведения, а также показатели социальной адаптации и их взаимосвязи. Изложены представления о связи анализируемых показателей с неосознаваемыми аспектами психической деятельности. Использованы методы психодиагностики: методика диагностики уровня эмоционального выгорания В. В. Бойко; методика диагностика социально-психологической адаптации К. Роджерса и Р. Даймонда; методика «Индикатор копинг-стратегий» Д. Амирхана; методика «Стили совладающего поведения» и опросник способов совладания ОСС.

Ключевые слова: феномен «эмоционального выгорания», социальная депривация, копинг-поведение.

Специфические условия социальной изоляции в виде лишения свободы не могут не отразиться на характере осуждённого человека. Подвергнутый изоляции человек стремится в меру своих возможностей преодолеть её последствия и сохранить внутреннее и внешнее равновесие. У тех, кому это удаётся, чаще наблюдается социально позитивная тенденция в развитии характера, у тех, кому не удаётся это сделать, — социально негативная тенденция в развитии характера [14].

Социальная депривация, понимаемая как ограничение или полное отсутствие контактов человека (или какой-либо группы) с обществом, предстаёт в разнообразных формах, которые могут существенно различаться как по степени жестокости, так и по тому, кто является инициатором изоляции — сам человек (группа) или общество.

Осуждённые женщины по-особому, более обострённо, чем мужчины, воспринимают сам факт изоляции от общества. В силу повышенной возбудимости они легко попадают под влияние групповых настроений. Женщины более тяжело, чем мужчины, переживают отрыв от семьи [14].

Динамика психических состояний у них в период отбывания наказания более выражена, чем у мужчин. В адаптационный период пребывания в исправительно-трудовой колонии для женщин характерно состояние апатии, безразличия, тоски, фрустрации, обречённости. Им свойственны также: неустойчивость характера, восприимчивость к отрицательным влияниям ближайшего окружения, повышенная раздражительность, плаксивость. Нервно-психические срывы у женщин в исправительно-трудовой колонии встречаются чаще, чем у мужчин.

Особое значение для осуждённых женщин имеет выбор профессии, соответствующей их психофизиологическим и возрастным особенностям. Так, молодые осуждённые предпочитают профессии, связанные с большей активностью, чем женщины пожилого возраста [16].

Исключительно важное место в системе ценностей осуждённых женщин занимают семейное благополучие и родственные связи. Распад семьи, неурядицы в семье, отсутствие писем из дома вызывают у них отрицательные психические состояния. Всё это проявляется в нарушениях режима, в неповиновении, отказах от работы и учёбы.

У молодых осуждённых женщин нередко из-за их преступного и аморального поведения возникает разрыв связей с родителями. Они часто озлоблены против близких, считая их виновниками своих неудач.

Многие осуждённые женщины имеют детей и по-разному относятся к ним. Одни из них не испытывают материнских чувств, лишены по суду материнства. Другие любят детей, беспокоятся о них.

Семья имеет антикриминальное значение не только в период отбывания наказания, но и после освобождения. У осуждённых женщин, состоящих в браке, семьи которых сохранились, встречается меньше трудностей в бытовом и трудовом устройстве [16].

Рассмотрим фазы развития стресса у женщин, оказавшихся впервые в местах лишения свободы:

Фаза 1 — состояние неопределённости и шока. Это тяжёлое субъективное переживание, при котором страх и другие негативные эмоции выступают как факторы риска.

Фаза 2 — наступление субъективного облегчения и конструктивное приспособление к ситуации. Эта фаза занимает адаптационный период, длящийся от трёх до шести месяцев. Женщина понимает неизбежность этой данности, испытывает облегчение, начинает стремиться к проявлению тех или иных способностей, проявляет себя в общественной жизни, определяет для себя определённый стиль поведения.

Фаза 3 — утяжеление состояния. Оно наступает, когда женщина адаптировалась в данных условиях, но она чётко осознаёт о необходимости поступать вопреки каким — либо её желаниям, установкам, правилам жизни.

Фаза 4 — беспомощность и примирение со сложившейся ситуацией. Это тяжёлое психологическое состояние особенно наблюдается у тех женщин, которым назначен большой срок отбывания наказания. Они чётко осознают изоляцию от внешнего мира, трату своего времени и семьи впустую, они не могут оказать помощи своим близким, когда в них так нуждаются. Без них вырастают их дети, без них создаётся новая молодая семья, рождаются и вырастают внуки. Состояние апатии возрастает с каждым месяцем [27].

Таким образом, попадание женщин в местах лишения свободы, является огромным стрессогенным фактором, ведущим к депрессии и деструктивным изменениям личности. Им свойственна повышенная тревожность, конфликтность, неуверенность в себе, замкнутость, неадекватная самооценка, скептицизм. Практически все вышеописанные симптомы стресса (дистресса), появляющиеся у женщин, находящихся в местах лишения свободы, соответствуют картине эмоционального выгорания.

Сам факт лишения свободы является мощным эмоциогенным фактором. Но иногда ещё больше влияет на осуждённого чувство раскаяния в совершённом преступлении, обязательным компонентом психологической структуры которого выступает осознание своей вины и потому переживание приговора как справедливого. Если в первом случае выражена карательная сторона наказания, то во втором — его воспитывающая сторона [27].

Преступление, как правило, сопровождается более или менее сильными эмоциональными переживаниями. Предварительное расследование, судебное разбирательство, постановление и исполнение приговора — всё это для личности осуждённого эмоциогенные факторы, которые каждый переживает по-своему. В деле перевоспитания осуждённого эмоции и чувства также играют большую роль. Правильно организованные процессы предварительного расследования и судебного разбирательства должны вызвать у осуждённого чувство справедливости предъявленного обвинения и вынесенного судом приговора. Если эту задачу не удалось решить на данном этапе, то необходимо добиться её выполнения в процессе исполнения наказания [27].

Только на основе всестороннего изучения эмоциональных проявлений осуждённых можно понять их эмоциональные реакции на приговор, разумно спланировать процесс перевоспитания и прогнозировать его результаты.

Необходимо помнить, что многим осуждённым присущи:

  • аморальные, низменные чувства;

  • повышенная эмоциональная возбудимость;

  • неумение, а часто нежелание сдерживать себя;

  • повышенная экспрессивность (от лат. еxpressio — выразительность) проявления эмоции;

  • отсутствие чувства сопереживания, безразличие к чужому горю;

  • выраженная зависимость своих эмоций от влияния группы;

  • чувство своей неполноценности, бесперспективности;

  • маскировка наигранностью истинных переживаний [28].

Изучая особенности эмоциональны реакций осуждённого, в каждом конкретном случае стараться, возможно, полнее проанализировать:

  • конкретную ситуацию, вызвавшую переживание осуждённого;

  • соответствие ситуации его потребностям, целям и мотивам деятельности;

  • формы проявления переживания;

  • мысли, сопутствующие переживанию;

  • степень интенсивности переживания;

  • степень активности во время переживания;

  • степень влияния переживания на деятельность [28].

Весьма ценные сведения об эмоциональных особенностях личности осуждённого можно получить при его изучении в процессе труда.

Психические состояния лиц лишённых свободы разнообразны.

Среди них выделяют оптимальные, стрессовые и депрессивные состояния.

К оптимальным относятся психические состояния, которые позитивно влияют на развитие личности и, при которых деятельность человека наиболее активна и продуктивна. Достижение таких состояний — одно из необходимых условий организации процесса исправления и перевоспитания осуждённых [14].

Менее продуктивно влияет на личность и её деятельность стрессовое (перевозбуждённое) состояние, при котором из-за сильного напряжения может ослабляться самоконтроль.

Всегда негативно влияют на развитие личности и её деятельности депрессивные состояния, представляющие собой длинный ряд последовательно снижающихся настроений, выражающихся в вялости, апатичности, пассивности, безразличии к окружающим и самому себе.

Влияет на состояния осуждённых морально-психологическая атмосфера в коллективе: стиль взаимоотношений, общественное мнение, внутри коллективные бытовые традиции, групповые настроения.

Лишение свободы по — разному воспринимается и переживается впервые осуждёнными и неоднократно судимыми, женщинами и мужчинами, молодыми и пожилыми людьми, холостыми и семейными, осуждёнными на короткие и длительные сроки и т. д. Но во всех случаях в психических состояниях этих людей есть много общего, что даёт право говорить о типических состояниях осуждённых [14].

Определённая закономерность наблюдается в динамике психических состояний лиц, лишённых свободы. Обращают на себя внимание «критические точки», когда яркое проявление типических психических состояний становится неизбежным: арест, предъявление обвинения, предание суду и судебное разбирательство, оглашение приговора, определение кассационной инстанции, отправление в колонию, первые три-шесть месяцев пребывания в колонии (период адаптации), изменение условий содержания (например, перевод из колонии одного вида режима в колонию другого вида режима), последние месяцы перед освобождением и другое. Психические состояния могут изменяться и в промежутках между «критическими точками». Ни одного осуждённого, например, не могут оставить равнодушными факты предоставления свидания и т. п. [14].

Для осуждённых к лишению свободы характерно состояние ожидания, в котором происходит настройка человека на предстоящие условия жизни и деятельности. Психологическое содержание ожидания может быть различным: это и боязнь возможных страданий, и тревога от неизвестности, и нетерпение, которое может проявляться от бурной радости до аффективно — тормозных реакций. В состоянии ожидания у человека появляется повышенная напряжённость, обостряются психические и физиологические функции.

Нередко осуждённые испытывают очень тяжёлые состояния — безнадёжности и обречённости, когда жизнь кажется им потерявшей всякий смысл и перспективу. В таком состоянии у них подавляются воля, мышление, память. Они или вовсе не реагируют на внешние воздействия, или, напротив, реагируют на них бурно и болезненно и способны совершить самые тяжкие преступления в колонии.

Осужденным свойственны и такие состояния, как незащищённость или мнимая защищённость перед правоохранительными органами. Типическими состояниями осуждённого являются тоска, скука, апатия — состояние равнодушия. Те или иные психические состояния у осуждённых, как правило, не выступают изолированно, а проявляются в комплексе [14].

Психические состояния оказывают влияние на объективность восприятия окружающей действительности. Так, в состоянии надежды осуждённый начинает более оптимистически воспринимать окружающую обстановку и своё положение; в состоянии безнадёжности и обречённости проявляется особый субъективизм его восприятия. Под влиянием апатии, скуки существенно притупляется память, проявляется вялость мысли, навязчивость воображения, неспособность сосредоточить внимание на какой-либо деятельности.

Томительные ожидания вызывают чувства раздражения и отчаяния, особенно когда надежда на условно-досрочное освобождение от наказания или замену наказания более мягким не оправдалось. Тяжёлые психические состояния могут приводить слабовольных к обезличке, потере своей индивидуальности [10].

Актуальность нашего исследования определяется недостаточной изученностью социальной депривации осуждённых женщин, с одной стороны, и социальным заказом ФБУ ИК ГУФСИН России по Пермскому краю — с другой. Работы по выявлению взаимосвязей симптомов выгорания и стратегий копинга осуждённых отсутствуют.

Экспериментальной базой нашего исследования выступила женская колония Пермского края (отряд испытуемых осуждённых женщин в количестве 64 человек, работающих на швейном производстве в условиях ИТК). Критерием отбора в группу испытуемых служило наличие первой судимости. Средний возраст испытуемых составил 33,7 лет.

Все женщины имеют первую судимость, но разный срок лишения свободы (от 2-х до 10-ти лет лишения свободы). Степень совершённых ими преступлений также различна.

Изучая личностные характеристики испытуемых женщин, для удобства описания, мы объединили их в группы по близости выраженности исследуемых характеристик.

Первая группа женщин в большей степени относится к дезадаптированным, имея при этом слабую выраженность своей искренности, отсутствие доминирования, сниженный внутренний контроль и неприятие, как себя, так и окружающих людей. Они практически не избегают своих проблем, они умеют разрешать сложившиеся проблемы, при этом они редко ищут социальную поддержку со стороны окружения. Им в большей степени присущ проблемно-ориентированный коппинг. У них практически отсутствует тактика «принятие ответственности» (то есть признание своей роли в проблеме с сопутствующей темой ее решения), отмечается неумение «планировать решение проблемы», при выраженном «самоконтроле» и «положительной переоценке сложившейся ситуации» (усилия по созданию положительного смысла ситуации, концентрация на росте собственной личности, включая религиозный опыт).

Из трёх фаз сгорания, наибольшую сформированность имеет фаза «напряжения», а фазы «резистенция» и «истощение» находятся в стадии формирования. Фаза «напряжения» сопровождается практически всеми симптомами этой фазы: «переживание психотравмирующих обстоятельств», «неудовлетворённости собой», «загнанности в клетку» и симптомом «тревоги и депрессии». Последний симптом наиболее ярко выражен, он является крайней точкой в формировании тревожной напряжённости при развитии «эмоционального сгорания». Фаза «резистенции» формируется за счёт выраженности симптома «расширение сферы экономий эмоций», а фаза «истощения» за счёт выраженности симптома «эмоционального дефицита» и симптома «личностной отстранённости или деперсонализации».

Вторая группа испытуемых женщин показала высокий уровень адаптации к сложившимся условиям лишения свободы, хороший внутренний и внешний контроль, при неприятии себя и ведомости со стороны окружающих. Индикатор копинг-стратегий представлен в основном поиском социальной поддержки со стороны окружающих, при неумении как решать, так и избегать сложившихся сложных ситуаций. Стиль совладающего поведения — эмоционально-ориентированный. Самоконтроль женщин этой группы позволяет им применять конфронтативный копинг, который означает агрессивные усилия по изменению ситуации, предполагает определённую степень враждебности и готовность к риску. Эта группа женщин показала сформировавшиеся первые три симптома фазы «напряжения» и складывающийся симптом «тревоги и депрессии». Наибольшую сформированность симптомов, а, следовательно, и саму фазу «резистенции», все симптомы которой показали максимальную выраженность. Женщины осознанно или бессознательно стремятся к психологическому комфорту, стремятся снизить давление внешних обстоятельств с помощью имеющихся в их распоряжении средств. Формирование защиты с участием «эмоционального выгорания» происходит на фоне таких явлений, как: симптом «неадекватного избирательного эмоционального реагирования», симптом «эмоционально — нравственная дезориентация», симптом «расширение сферы экономий эмоций» и симптом «редукции (упрощения) профессиональных обязанностей». Третья фаза эмоционального «выгорания» также практически сформировалась, где отмечается наибольшая сформированность симптома «личностной отстранённости или деперсонализации».

Третья группа испытуемых женщин обладают средним уровнем социально-психологической адаптации, с проявлением эскапизма (уход от проблем) и эмоционального дискомфорта. Они обладают высоким самоконтролем, чаще всего дистанцируются или ищут поддержку среди своего окружения. У них также слабо выражено умение принимать ответственность и умение планировать решение проблемы.

По выраженности показателей «эмоционального выгорания» наибольшие отличия имеют на уже сформировавшихся стадиях «резистенции» и «истощения», за счёт которых отмечается высокий общий балл «эмоционального сгорания», как по его фазам, так и в целом. Такое эмоциональное состояние женщин выступает логическим продолжением развивающегося стресса, когда психотравмирующие обстоятельства очень давят, и устранить их невозможно, к нам часто приходит чувство безысходности. Сосредоточение психической энергии достигает внушительных объёмов и если она не находит выхода, если не сработало какое-либо средство психологической защиты, включая «эмоциональное выгорание», то человек переживает ощущение «загнанности в клетку».

На фазе «резистенции» в большей степени сформировался симптом «неадекватного избирательного эмоционального реагирования», а на стадии «истощения» симптом «личностной отстранённости или деперсонализации», и симптом «психосоматических и психовегетативных нарушений», который проявляется на уровне уже физического и психического самочувствия женщин.

Корреляционный анализ Пирсона подтвердил гипотезу нашего исследования о том, что выраженность симптомов «эмоционального выгорания» обуславливает копинг-поведение и уровень социально-психологической адаптации женщин, находящихся в ситуации лишения свободы.

Таким образом, излагая выводы и опираясь на терминологию, применяемую в методике диагностики уровня «эмоционального выгорания» В. В. Бойко, на данной выборке испытуемых осужденных женщин мы выявили следующее:

  1. Отсутствие «эмоционального комфорта» у женщин объясняет выраженность симптома выгорания «переживание психотравмирующих обстоятельств» (r=-0,36 при р<0,01), проявляющегося усиливающимся осознанием психотравмирующих факторов, которые вовсе не устранимы.

  2. «Эмоциональный дискомфорт» женщин обусловлен выраженностью симптома «эмоциональной отстранённости» (r=0,33 при р<0,01), при котором личность почти ничто не волнует, почти ничто не вызывает эмоционального отклика — ни позитивные обстоятельства, ни отрицательные (то есть реагирование без чувств и эмоций).

  3. Выраженный «конфронтативный копинг» женщин, то есть агрессивные усилия по изменению ситуации, предполагающие определённую степень враждебности и готовности к риску, объясняет их ведомость (r=-0,37 при р<0,01).

  4. Умение принимать ответственность на себя и умение планировать решение проблемы, объясняют отсутствие «копинга, ориентированного на избегание» (r=-0,37 при р<0,01) и «отвлечение» (r=-0,37 при р<0,01) женщин.

  5. Неискренность в отношениях испытуемых женщин обусловлена выраженностью симптома эмоционального «выгорания» «эмоциональный дефицит» (r=0,33 при р<0,01) и общим баллом по фазе «истощения» (r=0,33 при р<0,01).

  6. При выраженности симптома «неудовлетворённость собой» у испытуемых женщин отмечается «копинг, ориентированный на избегание» (r=0,38 при р<0,01), «отвлечение» (r=0,39 при р<0,01) и «социальное отвлечение» (r=0,34 при р<0,01).

  7. При симптоме «загнанность в клетку» отсутствует «самоконтроль» (r=-0,33 при р<0,01). Особенности ориентации испытуемых женщин в данной среде объясняют такой стиль совладающего поведения, как «отвлечение» (r=-0,36 при р<0,01), а выраженность симптома «редукции профессиональных обязанностей» (r=0,33 при р<0,01) и симптом «психосоматических и психовегетативных нарушений» самоотношение и самопредставление осуждённых женщин (r=0,37 при р<0,01).

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Изучая многообразие проявлений социальной депривации в условиях закрытых исправительно-трудовых учреждений, которое сопряжено с выраженностью симптомов «эмоционального выгорания», и, следовательно, социально-психологической адаптацией, мы отметили:

  • Высокий уровень выгорания тесно связан с пассивными тактиками сопротивления стрессу. И, наоборот, люди, активно противодействующие стрессу, имеют низкий уровень «выгорания».

  • Личностные ресурсы в значительной степени определяются способностью к построению интегрированного поведения, что позволяет даже в условиях фрустрационной напряжённости сохранить устойчивость избранной линии поведения, соразмерно учитывать собственные потребности и требования окружения, соотносить немедленные результаты и отставленные последствия тех или иных поступков.

  • Чем выше способность к интеграции поведения, тем более успешно преодоление стрессогенных ситуаций.

  • При невротических состояниях и личностных декомпенсациях роль предшествовавшего опыта и особенностей личности наиболее выражены.

  • Симптомы «выгорания» указывают на характерные черты длительного стресса и психической перегрузки, которые приводят или могут приводить к полной дезинтеграции различных психических сфер и, прежде всего — эмоциональной.

  • В той или иной ситуации личность прибегает к целому комплексу копинг-стратегий в зависимости от своих личностных особенностей и характера ситуации, то есть существуют паттерны копинга.

По результатам исследования были сформулированы рекомендации по нормализации нервно-психического состояния женщин с высоким уровнем «выгорания» как для самих осуждённых женщин, так и для персонала исправительной колонии по профилактике эмоционального выгорания. Были определены группы женщин, которым рекомендовано психологическое сопровождение в виде работы как в групповом варианте (в тренинговых группах), так и индивидуальном режиме (психотерапевтические встречи с использованием различного арсенала методов: серийное рисование, арт-терапия, сказкотерапия, ролевые игры, песочная терапия и т. п.).

Думаю, что полученные результаты дополнят существующее представление о социальной депривации осуждённых женщин, находящихся в условиях исправительно-трудового учреждения.

В целом, практическая значимость исследования заключается в подготовке рекомендаций для персонала исправительной колонии по профилактике эмоционального выгорания осужденных женщин, необходимых для психокоррекционных мероприятий по реализации социально-реабилитационных режимов на различных этапах реабилитационного процесса, направленных на профилактику психологических последствий депривации, развитие навыков взаимодействия, целеполагания, формирования жизненной перспективы осуждённых женщин.

Литература:

  1. Алексеенкова Е. Г. Личность в условиях психической депривации: Учебное пособие.- Спб., Питер, 2009. — с.96 (Серия «Учебное пособие»).

  2. Анцыферова Л. И. Личность в трудных жизненных условиях: переосмысливание, преобразование ситуаций и психологическая защита // Психологический журнал. 1994. Т.15. № 1. С. 3–19.

  3. Асмолов А. Г. Психология личности: Учебник. — М., 1990.

  4. Барабанова М. В. Изучение психологического содержания синдрома выгорания //Вестник МГУ. Сер.: Психология. 2005. № 1.

  5. Березин Ф. Б., Барлас T. B. Социально-психологическая адаптация при невротических и психосоматических расстройствах, // Журн. Невропат. и психиатрии им.С. С. Корсакова, 1994, т.94, N 6, с. 38–43.

  6. Березин Ф. Б., Соколова Е. Д., Т. В. Барлас Эмоциональный стресс: психологические механизмы, клинические проявления, психотерапия.// MateriaMedica. 1996. N 1(9). С. 5–25.

  7. Бодров В. А. Когнитивные процессы и психологический стресс. // Психологический журнал. 1996. Т. 17 № 4 С.64–74.

  8. Бойко В. В. Энергия эмоций в общении; взгляд на себя и других. М., 1983.

  9. Бойко В. В. Социально-психологический климат коллектива и личность. М.,1983г.

  10. Водопьянова Н. Е. «Психическое выгорание»//Стоматолог,М.,2002, № 7.

  11. Водопьянова Н. Е., Старченкова Е. С. «Синдром выгорания: диагностика и профилактика», «Питер», 1-ое издание, 2005г., 336 стр.

  12. Волкова Н. В. Coping strategies как условие формирования идентичности // Мир психологии. 2004. № 2 С. 119–124.

  13. Дементий Л. И. К проблеме диагностики социального контекста и стратегий копинг-поведения // Журнал прикладной психологии. 2004. № 3. С. 20–25.

  14. Еникеев М. И. Основы общей и юридической психологии. М., 1996.

  15. Замышляева М. С. Оптимизм в структуре психологического совладания личности. Дисс... канд. психол. наук. (На правах рукописи), Кострома: КГУ им. Н. А. Некрасова, 2006.

  16. Исправительно-трудовая психология: Учебн. пособие для слушателей вузов МВД РФ /Под ред. К. К. Платонова, А. Д. Глоточкина, К. Е. Игошева. — Рязань: РВШ МВД СССР, 1985. — 360с.

  17. Китаев-Смык Л. А. Психология стресса. М., 1983.

  18. Козлова О. В. Тренинг «Преодоление синдрома профессионального выгорания» //Психология зрелости и старения. — 2003. № 1. с. 99–117.

  19. Крюгер Ф. Сущность эмоционального переживания //Психология эмоций. Тексты. М., 2004.

  20. Крюкова Т. Л. Психология совладающегго поведения в разные периоды жизни. Дисс... докт. психол. наук. (На правах рукописи). Кострома: ЮГУ им. Н. А. Некрасова, 2005.

  21. Крюкова Т. Л. Методы изучения совладающего поведения: три копинг-шкалы.- Кострома: Авантитул, 2007. — 60 с.

  22. Лебедев В. И. Психология и психопатология одиночества и групповой изоляции. — М.: Юнити, 2002.

  23. Левитов Н. Д. О психических состояниях человека. М., 1983.

  24. Либина А., Либин А. Стили реагирования на стресс: психологическая защита или совладание со сложными обстоятельствами? / Стиль человека:психологический анализ. — М.: Смысл, 1998. С. 190–204.

  25. Орел В. Е. Исследование феномена психического выгорания в отечественной и зарубежной психологии. //Проблемы общей и организационной психологии. Ярославль, 1987. С. 76–97.

  26. Психическая депривация: Хрестоматия /Сост. Н. Н. Крыгина. — Магнитогорск: Изд-во МаГУ, 2003.

  27. Рабочая книга пенитенциарного психолога. /Под ред. Мокрецова А. И., Голубева В. П., Шамиса А. В. ВНИИ ГУИН, М., Юрист, 1998.

  28. Тюрьма — не женское дело. /под ред. Альперн Л. И. Общественный Центр содействия реформе уголовного правосудия, М., 2009.

  29. Хекхаузен Х. Личностные и ситуационные подходы к объяснению поведения // Психология социальных ситуаций. 21. Хрестоматия./ Сост. и общая редакция Н. В. Гришиной. — СПб.: Питер. 2001. С. 58–91.

  30. Шиханцов Г. Г. Юридическая психология. М., 2008.

Депривация | Материал по коррекционной педагогике:

  1. Роль социальной и психологической депривации на патологическое развитие речи у детей.

Анализ литературных источников свидетельствует о том, что исследование психической депривации осуществляется в рамках нескольких направлений, среди которых основными являются психоанализ (З. Фрейд, Р. Шпиц, Дж. Боулби, Э. Эриксон, К. Хорни), теория учения (Дж. Брунер, Д.Л. Гевирц, У. Деннис, Д. Хебб), гуманистическая психология (А. Маслоу), мотивационная теория (С. Проувенс, Р. Липтон, Г. Шеффер). В отечественной психологии разработкой исследуемой проблематики занимались В.С. Мухина, Л.И. Божович, М.И. Лисина, А.М. Муфтеева, Л.Н Севостьянова, И.А. и Н.В. Фурмановы, В.В. Лебединский, М.И. Буянов, В.И. Лебедев, А.М. Прихожан, Л.Ф. Обухова, Д.Б. Эльконин и др.

Однако большинство этих авторов основную часть своих работ посвятили изучению материнской и эмоциональной депривации. Менее разработанными оказались аспекты влияния сенсорной, когнитивной и социальной депривации, а также их последствия.

        Термин депривация происходит от латинского слова deprivatio – потеря, лишение; английский глагол to deprive означает лишить, отнять, отобрать, причем с негативным акцентом – когда имеют в виду лишить чего-то важного, ценного, необходимого.

Согласно Лангмейеру и Матейчеку, для полноценного развития ребенка необходимы:

 1) многообразные стимулы разной модальности (зрительные, слуховые и пр., их недостаток вызывает сенсорную депривацию;

 2) удовлетворительные условия для учения и приобретения различных навыков; хаотичная структура внешней среды, которая не дает возможности понимать, предвосхищать и регулировать происходящее извне, вызывает когнитивную депривацию;

 3) социальные контакты (со взрослыми, прежде всего с матерью), обеспечивающие формирование личности, их недостаток ведет к эмоциональной депривации;

 4) возможность осуществления общественной самореализации посредством усвоения социальных ролей, приобщения к общественным целям и ценностям; ограничение этой возможности вызывает социальную депривацию.

Понятие депривации на сегодняшний день широко используется медиками, психологами, педагогами, социологами. Этимологически данный термин восходит к латинскому слову deprivatio, означающее — потерю, лишение чего-либо. Термин депривация в самом широком смысле применяют для обозначения процессов лишения или ограничения возможностей удовлетворения жизненно важных потребностей. Этот термин стал широко известен благодаря работам Дж. Боулби.

Дж. Боулби, в отличие от Л.С. Выготского и Ж..Пиаже, изучавших процессы интеллектуального развития, изучал проблематику эмоционального развития. Дж. Боулби был детским психоаналитиком и в своей профессиональной деятельности постоянно сталкивался с факторами, приводящими к психопатологии. Его теория основана на синтезе данных современных психологических и биологических исследований с традиционными психоаналитическими представлениями о развитии.

Джон Боулби в своей работе «Материнская забота и психическое здоровье» (1951 г.) обосновал тезис о необходимости для ребенка в раннем возрасте атмосферы эмоциональной теплоты и привязанности к матери (или человеку, ее заменяющую). Ключевая идея его теории состоит в том, что мать обеспечивает ребенку островок безопасности, с которого он начинает осваивать мир, периодически возвращаясь туда, где ему комфортно и ничего не грозит. Эмоциональная привязанность младенца к матери обычно дает ребенку чувство безопасности и защищенности.   Эмоционально защищенный ребенок относится к матери как к бастиону своей безопасности, куда он может периодически возвращаться .

Например, открывая новое в окружающей обстановке, дети обычно стараются оставаться в поле зрения матери. Таким образом, отношения привязанности, обеспечивающие внешнюю безопасность, открывают ребенку широкий путь к здоровому психическому развитию. Боулби утверждал, что разнообразные нарушения привязанности создают основу для развития невротической личности, так как они выводят ребенка на психологически рискованные пути развития. Так, недостаточная сформированность чувства привязанности или его расстройство может постепенно вырасти в личностные проблемы или психические заболевания.

Дальнейшее развитие теории депривации происходило в русле различных гуманитарных дисциплин: психологии, социальной психологии, педиатрии, социологии. На основании анализа современной научной литературы по проблемам депривации можно выделить два основных подхода:

I. Cоциально-психологический подход к понятию депривации;

II. Психолого-медицинский подход.

I.  Социально-психологический подход к понятию депривации. Этот подход активно используется и применяется социальными психологами, педагогами, социологами, социальными работниками. В рамках данного подхода исследователи акцентируют внимание на социальной проблематике, обуславливающей процессы депривации, с одной стороны, и на психосоматических последствиях депривации при коммуникации.  Направления в рамках социально-психологического подхода:

1) психологический анализ состояний депривации.

2) социально-социологический анализ депривации.

II.  Психолого-медицинский подход. Этот подход активно используется в медицинской психологии, в общей психологии, в психологической педагогике. В рамках данного подхода изучаются процессы этиологии, патогенеза и реабилитации депривации и депривационных практик. Психологи и медицинские психологи выделяют следующие виды депривации: сенсорная, двигательная, социальная.

1) Сенсорная депривация - ситуация недополучения достаточного количества стимулов: зрительных, слуховых, осязательных, и др.

Условия, способствующие развитию сенсорной депривации называют «обедненной средой». Обедненная среда - это среда учреждений закрытого типа, провоцирующая сенсорный голод - среда детских домов, больниц, интернатов, и т.д.

2) Двигательная депривация связана с ситуациями ограничения движений. Такие ситуации возникают у детей и взрослых вследствие травм, болезней, инвалидности, а у младенцев - при тугом пеленании, ограничении движений с помощью специальных медицинских приспособлений (например, распорок, применяемых при младенческом вывихе бедра).

3) Социальная депривация связана с нарушениями привычных налаженных коммуникационных практик, социальных связей. Социальная депривация возникает при разрыве привычных кругов общения: у  детей в условиях социальной изоляции (детский дом, больница, интернат).

   На сегодняшний день тема социальной депривации недостаточно изучена в психолого-педагогической литературе. Распространенное ранее мнение о необратимости последствий депривации в раннем возрасте в настоящее время подвергается сомнению. Однако очевидно, что следствием социальной депривации практически всегда является более или менее выраженная задержка в развитии речи, освоении социальных и гигиенических навыков, развитии тонкой моторики, интеллекта, нарушении поведения. Для ликвидации последствий социальной депривации и дезадаптивного поведения, прежде всего, необходимы устранение и компенсация вызвавших ее условий.

Среди примеров социальной депривации известны такие хрестоматийные случаи как А. Г. Хаузер, волчьи дети и дети-маугли. Все они не умели (или плохо говорили) говорить и ходить, часто плакали и всего боялись. При их последующем воспитании, несмотря на развитие интеллекта, нарушения личности и социальных связей оставались.

Учитывая   важность   уровня   личностной   зрелости   как   фактора толерантности к социальной изоляции, можно с самого начала предположить, что чем младше ребенок, тем тяжелее для него будет социальная изоляция. В книге чехословацких исследователей И. Лангмейера и 3. Матейчека «Психическая депривация в детском возрасте» Трагические случаи из жизни современных детей, которые с раннего детства никого не видели и ни с кем не общались. Все эти дети не умели говорить, плохо или совершенно не ходили, непрестанно плакали, всего боялись. Самое страшное то, что, непрестанно плакали, всего боялись.

Анализ исследовательских работ А. Фрейд, С. Дан, И. Лагмейер, 3. Матейчик показывает: чем старше дети, тем в более мягких формах проявляется социальная депривация и тем быстрее и успешнее происходит компенсация в случае специальной педагогической или психологической работы. Однако практически никогда не удается устранить последствия социальной депривации на уровне некоторых глубинных личностных структур. Люди, перенесшие в детстве социальную изоляцию, продолжают испытывать недоверие ко всем людям, за исключением членов своей микрогруппы, перенесших то же самое.

   Психическая депривация - это «психическое состояние, возникшее в результате таких жизненных ситуаций, где субъекту не предоставляется возможности для удовлетворения некоторых его основных психических потребностей в достаточной мере в течение длительного времени».

Психические потребности ребенка наилучшим образом удовлетворяются, несомненно, его ежедневным общением с окружающей средой. Если по какой - либо причине ребенку препятствуют в подобном контакте, если он изолирован от стимулирующей среды, то он неизбежно страдает от недостатка стимулов. Эта изоляция может носить разную степень. При полной изоляции от человеческой среды в течение длительного периода можно предполагать, что основные психические потребности, которые с самого начала не удовлетворялись, развиваться не будут.

 Одним фактором при возникновении психической депривации является недостаточное поступление стимулов - социальных, чувствительных, сенсорных. Предполагается, что другим фактором при возникновении психической депривации является прекращение связи уже создавшейся между ребенком и его социальной средой.

Многие ученые, такие как Мантенсори, Лангмейер, Матейчик выделяют три основных варианта психической депривации: эмоциональная (аффективная), сенсорная (стимульная), социальная (идентичности). По степени выраженности депривация может быть полной и частичной.

И. Лангмейер и 3. Матейчек подчеркивают некоторую условность и относительность понятия психической депривации ведь существуют культуры, в которых считается нормой то, что будет аномалией в другой культурной среде. Помимо этого, конечно, встречаются случаи депривации, имеющие абсолютный характер (например, дети, воспитывающиеся в ситуации Маугли).

   Как показывают многочисленные психологические исследования, необходимым условием для нормального созревания мозга в младенческом и раннем возрасте является достаточное количество внешних впечатлении, так как именно в процессе поступления в мозг и переработки разнообразной информации  из  внешнего  мира происходит упражнение органов  чувств  и соответствующих структур мозга.

Большой вклад в разработку этой проблемы внесла группа советских ученых, объединившихся под руководством Н. М. Щелованова. Они установили, что те участки мозга ребенка, которые не упражняются, перестают нормально развиваться и начинают атрофироваться. Н. М. Щелованов писал, что «если ребенок находится в условиях сенсорной изоляции, которую неоднократно наблюдал в яслях и домах ребенка, то происходит резкое отставание и замедление всех сторон развития, своевременно не развиваются движения, не возникает речь, отмечается торможение умственного развития.»

Клиническая картина любой из форм  депривации проявляется бедностью словарного запаса, ограниченного рамками обиходно-бытовой лексики, использованием в речи преимущественно простых, неразвернутых фраз. Наблюдаются фрагментарность, разорванность семантической структуры и линейной последовательности высказываний, потеря нити изложения. Нередко имеют место нарушения звукопроизношения и аграмматизмы в речи. Эти нарушения речи, как правило, сочетаются с недостаточной сформированностью высших психических функций. Интеллектуальный потенциал детей не соответствует возрасту. Степень снижения может быть от легкой до значительной.

Как отмечают Б. Е. Макиртумов, А. Г. Кощавцев и С. В. Гречаный, «чем раньше возникла депривация, тем тяжелее возникающая патология. Для раннего возраста характерными являются преобладания расстройств эмоционально-волевой сферы, неравномерность отставания интеллектуального развития с преимущественным нарушением развития речи (особенно экспрессивной). Значительно чаще, чем у семейных детей, выявляются патологические привычные действия... признаки депривационной (апатической или маскированной) депрессии, явление депривационного псевдоаутизма. После 3 лет психическая патология представлена в основном характерологическими нарушениями и задержками интеллектуального развития. Во всех возрастных группах у депривированных детей отмечается малая дифференцированность и поверхностность в общении с окружающими, недостаточность развития высших эмоций — чувства жалости, сочувствия, соучастия, способности сознавать свою вину, испытовать чувства стыда, а также низкая работоспособность, расстройства внимания, памяти...

Комплексные психолого-медико-педагогические мероприятия с депривированными детьми проводятся в детских специализированных учреждениях. Предполагается совместная работа специалистов разного профиля: логопеда, психолога, психотерапевта, психиатра. Решающее значение в развитии и формировании речевой и других высших психических функций у данного контингента детей имеет создание благоприятного социально-психологического климата в окружении ребенка. Не менее важное значение имеют организация общеоздоровительных мероприятий и проведение коррекционного обучения на фоне активизации интеллектуальной и творческой деятельности.

Продолжительность курса коррекционных мероприятий зависит от уровня обучаемости ребенка, возможности активизации речевой деятельности, от степени улучшения общего соматического статуса и изменения социально-бытовых условий и определяется максимальным достижением результатов.

Ожидаемые результаты коррекции: развитие речевой, других высших психических функций и интеллектуальных возможностей до возрастного уровня, расширение словарного запаса и способностей к связному и последовательному высказыванию, укрепление соматического и психологического статуса.

Поиск ресурсов в преодолении вынужденных запретов

Психолог онкодиспансера Плаксина Ирина Владимировна подготовила статью о поиске ресурсов в преодолении вынужденных запретов.

Сейчас каждый из нас достаточно остро воспринимает ситуацию вынужденных действий, вынужденных запретов.Хочу сегодня коснуться такой темы как – психическая реакция на неудовлетворенную потребность. Причины могут быть разные – социальные, психофизиологические, а результат – ХОЧУ, но нет возможности. 

В психологии есть такое понятие как депривация. Слово пришло к нам из латинского языка. Deprivation переводится как «потеря», «лишение». Когда человек теряет возможность удовлетворить свои психофизиологические потребности, он испытывает негативные эмоции. Это может быть обида, волнение, страх и многое другое. Целый коктейль эмоций. И, чтобы не путаться в определениях, решено было свести это состояние потерянности в единое целое. Так и возникло понятие депривации, которое охватывает все возможные эмоции. Сущность депривации заключается в нехватке контакта между желательными реакциями и подкрепляющими их стимулами.

Депривация может погрузить личность в состояние тяжелой внутренней опустошенности, из которой сложно найти выход. Вкус к жизни пропадает, и человек начинает просто существовать. Он не получает удовольствия ни от еды, ни от любимых занятий, ни от общения с друзьями. Депривация повышает уровень тревожности, человек начинает бояться пробовать новые модели поведения, пытаясь сохранить стабильное состояние, в котором ему комфортно. Тем самым попадает в ловушку собственного разума.

Депривация часто скрывается или не осознается человеком, маскируется. Внешне личность и условия ее жизни могут выглядеть благополучными, но при этом внутри человека бушует конфликт, ощущается дискомфорт. Длительная депривация создает хроническое напряжение. Как результат – затяжной стресс.

Классификация подразумевает деление по типу потребности, которая не была удовлетворена и вызвала депривацию. Принято выделять следующие виды:

  1. Сенсорная (стимульная) депривация. (От латинского sensus – чувство). Но что такое сенсорная депривация? Это состояние, в которое входят все стимулы, связанные с ощущениями: зрительные, слуховые, тактильные. Банальная нехватка телесных контактов (рукопожатия, объятия, сексуальная близость) может спровоцировать тяжелое состояние.Оно может быть двойственным. Одни начинают компенсировать сенсорный дефицит, а другие агрессируют и внушают себе, что «не очень то и хотелось».
  2. Когнитивная (информационная) депривация. Заключается в лишении возможности получать достоверную информацию о чем-либо. Это заставляет человека додумывать, придумывать и фантазировать, рассматривая ситуацию через призму собственного видения, придавать ей несуществующие значения.Таким образом нарушается понимание связей между вещами. Человек выстраивает ложные взаимосвязи, имеет ошибочные представления о причинах и следствиях, начинает переживать, тревожиться, паниковать (Пример: Вовремя не позвонил близкий человек: фантазия рисует страшные картинки, вплоть до фатальности. При этом важно, как поведут себя окружающие: будут подначивать или успокаивать).
  3. Эмоциональная депривация. Это нехватка возможности получить те или иные эмоции. Предполагает разрыв эмоциональной межличностной связи или интимно-личностного общения либо невозможность установки социальных близких взаимоотношений. (В детском возрасте этот вид депривации отождествляют с материнской депривацией, под чем подразумевается холодность женщины в отношениях с ребенком. Это опасно психическими нарушениями.)
  4. Социальная депривация. Это нехватка возможности играть социальную роль, находиться в обществе и быть признанным им.
  5. Кроме того, встречается двигательная депривация (например, постельный режим вследствие травмы), депривация сна, образовательная, экономическая, этическая и другие варианты.

Депривация бывает очевидной и скрытой. С первой формой все просто: физическая разлука, заключение в камере и так далее. Примером скрытой депривации является изоляция в толпе (одиночество в толпе) или эмоциональная холодность в отношениях.

В современном мире от депривации не застрахован никто. И тем сильнее она дает о себе знать, чем больше ожидания человека (уровень притязаний) расходятся с реальностью.

Очень часто начинающиеся депривации и состояние фрустрации компенсируются защитным механизмом – уходом от реальности. Потому так популярна виртуальная реальность, алкоголь, компьютеры.

Теперь когда мы лучше понимаем «про себя», что происходит (природу негативных эмоций), тем лучше понимаем, как взять ситуацию под контроль.

Преодоление депривации – это всегда поиск ресурсов.

1.Создание антидепривационных условий.

То есть, например, при сенсорной депривации насыщение среды событиями и впечатлениями. При когнитивной – поиск информации, ее усвоение, коррекция имеющихся образов и стереотипов. Эмоциональная депривация устраняется налаживанием общения с людьми, построением отношений (сейчас это возможно, но соблюдая меры безопасности).

2.Переформулировать: ХОЧУ, но нет возможности. На ХОЧУ, ищу новые возможности.

Не бывает времен простых. Великое счастье не связано с внешними обстоятельствами, потому как они являются только лишь приятным дополнением (временами, существенным дополнением) к тому, что уже есть у тебя внутри. Если не умеешь ценить то, что есть, вряд ли сумеешь сделать это с тем, что будет. Если не умеешь быть счастливым в том, что уже предложила тебе жизнь, не сможешь сделать этого и потом, когда получишь желаемое.

Если вы что-то на самом деле хотите получить, то начать нужно с того, чтобы максимально извлечь пользу из сегодняшних жизненных обстоятельств.

Внутри каждого человека есть целый мир, и если начать приводить его в порядок, то все внешнее с удовольствием начнет вам сильно помогать. Примите с благодарностью то, что есть, и не перекладывайте ответственность за собственное счастье на какие-то там обстоятельства.

Есть ситуации в которых мы бессильны (болезнь, смерть), тогда новая возможность – мы сильны в чем-то другом (Нужность другим людям и причастность к хорошему делу. Направленность на людей, а не только на свои проблемы и задачи.)

3.Работать не через волю (я должен), а через ради чего я это делаю (осознанность дает опору).

Важно понять, что выигрывает в сложный период тот, кто способен адекватно воспринимать события
Тот, кто сохраняет здравый рассудок и отдает себе отчет в происходящем.  «Тот, кто знает ради чего, выдержит любое как.»

4.Физическая нагрузка.

Чем больше затрат физической энергии, тем меньше проблем с психическим здоровьем. Больше контролируемых физических нагрузок, больше здоровой усталости – меньше нервного напряжения, меньше отклоняющегося поведения. (Нет возможности физической нагрузки, заменяйте дыхательными техникам)

5.Осознанность и замедление.

Феномен депривации имеет не только отрицательную сторону. Ее умелое применение помогает познавать себя, добиваться состояния измененного сознания. Вспомните техники йоги, релаксации, медитации: закройте глаза, не двигайтесь, слушайте музыку. Все это элементы депривации. В малых и контролируемых дозах, при умелом использовании депривация позволяет улучшать психофизиологическое состояние.

Эта особенность используется в некоторых психотехниках. С помощью управления восприятием (под контролем психотерапевта) личности становятся доступны новые горизонты: творческие способности, неизвестные ранее ресурсы, повышенные адаптивные способности.

Станьте лекарем для себя – открывайте в себе новые возможности.

Восстановить свой внутренний баланс, предлагаю Вам с помощью музыкальных композиций:

https://www.youtube.com/watch?v=_L1l2tVcEn

https://www.youtube.com/watch?v=NEXgNPMb3E4

https://www.youtube.com/watch?v=SggvD9seFrw

https://www.youtube.com/watch?v=G_XwEPToDKQ

https://www.youtube.com/watch?v=d5x-VBwSDyo

https://www.youtube.com/watch?v=5rQdSRdH-EA

https://www.youtube.com/watch?v=DTKA7TWSz88

https://www.youtube.com/watch?v=bqutzDIajvc

https://www.youtube.com/watch?v=5WxKk3wUZvI

https://www.youtube.com/watch?v=_rEYpD-oAYE

https://www.youtube.com/watch?v=Y_bdnn2hUks

https://www.youtube.com/watch?v=3xNZ-xq-vHg

https://www.youtube.com/watch?v=HfunB7BCNxI

https://www.youtube.com/watch?v=6CdbA-ye3JA

https://www.youtube.com/watch?v=WUsQbri9yaI

https://www.youtube.com/watch?v=Sw73U75tdqg

https://www.youtube.com/watch?v=lVY_bd5-wF4

https://www.youtube.com/watch?v=zcSFa3ZyY8c

https://www.youtube.com/watch?v=mUQaPm0KJ9g

https://www.youtube.com/watch?v=sE1qLDIetwI

https://www.youtube.com/watch?v=yJXSURnhXPM

https://www.youtube.com/watch?v=dBsiX1-zxLM

Как можно работать со своими эмоциями читайте в следующей статье.

Горячая линия психологической поддержки: 7-904-783-80-71

Мы в соц.сетях:

ВКонтакте https://vk.com/nnonko

Инстаграм @oncodispanser_nn

Социальная депривация | Психология Вики

Оценка | Биопсихология | Сравнительный | Познавательная | Развивающий | Язык | Индивидуальные различия | Личность | Философия | Социальные |
Методы | Статистика | Клиническая | Образовательная | Промышленное | Профессиональные товары | Мировая психология |

Социальная психология: Альтруизм · Атрибуция · Отношение · Соответствие · Дискриминация · Группы · Межличностные отношения · Послушание · Предрассудки · Нормы · Восприятие · Показатель · Контур


Социальная депривация - это форма депривации, при которой люди находятся в неблагоприятном положении и имеют ограниченный доступ к социальным ресурсам.Это будет включать возможность поддерживать контакт с друзьями и семьей, иметь возможность активно участвовать или даже принадлежать к социальным группам, преследующим хобби и интересы и т. Д. Это может быть связано с рядом факторов, таких как психическое расстройство, бедность, отсутствие общественного транспорта. , социальная дискриминация и т. д.

Эта концепция отличается от концепции культурной депривации, поскольку в ней меньше внимания уделяется формальным, общественным аспектам культурного обеспечения общества и больше внимания уделяется неформальным и частным аспектам.Однако есть область совпадения, где иногда трудно понять, какой термин применить.

Влияние социальной депривации на детей [править | править источник]

Поскольку мы социальные существа и поскольку социальные навыки в некоторой степени приобретены, социальная депривация может иметь далеко идущие последствия для социального развития ребенка.

  • Культурная депривация
  • Неудовлетворительный
  • Бездомный
  • Бедные районы
  • Социальная изоляция
  • Депривация стимула
v · d · eIndices of Deprivation
National (общее лишение)

Индекс Карстэйрса • Индекс множественной депривации 2000 (IMD2000) • Индексы депривации 2004 (ID2004) • Индексы депривации 2007 (ID2007) • Индексы депривации 2010 (ID2010)

Гражданин (конкретное лишение)

Оценка неблагополучных районов • Индекс Департамента окружающей среды

Социальная депривация: определение и указатель - стенограмма видео и урока

Депривация и изоляция

Важно отметить, что социальная депривация несколько отличается от социальной изоляции , которая относится к человеку, которого избегают его или ее сообщество или культура из-за определенных обстоятельств, черт или характеристик.Например, открытые геи мужчины и женщины в 1950-х годах испытали социальную изоляцию, потому что были отвергнуты обществом за свою сексуальную ориентацию.

Однако, несмотря на их различия, социальная депривация может привести к социальной изоляции, если депривация приобретает долгосрочный характер. Скажем, например, у человека есть симптомы хронического психического заболевания, и у него нет дохода или страховки для доступа к лечению. Отсутствие дохода и страховки способствует их социальной депривации, но по мере прогрессирования болезни они могут начать вести себя странно или демонстрировать снижение навыков межличностного общения, что может привести к социальной изоляции.

Индекс депривации

Социальная депривация и социальная изоляция предполагают, что человеку отказывают в одной или нескольких фундаментальных потребностях, что отрицательно влияет на его жизнь и, как следствие, в конечном итоге отрицательно влияет на общество в целом. Этот опыт часто анализируется правительствами или учеными, чтобы лучше понять проблему и найти решение. Эти анализы иногда называют индексом депривации . В целом, индекс депривации в основном используется в европейских странах для выявления недостаточно обслуживаемых или лишенных гражданских прав сообществ и групп населения.

Среди наиболее значимых элементов индекса социальной депривации - оценка уровней и концентраций бедности . Последствия бедности имеют далеко идущие последствия и являются одной из основных причин социальных лишений.

Рассмотрим мать-одиночку, которая работает на двух работах неполный рабочий день, чтобы оплачивать счета. Отсутствие постоянной работы означает, что у нее, вероятно, нет медицинской страховки, у нее может быть или нет надежный транспорт, и у нее, вероятно, нет денег на общение.Поскольку люди склонны использовать другие социальные группы в качестве ориентира для своего собственного положения, эта мать-одиночка, вероятно, будет чувствовать себя изолированной и обиженной из-за того, что она не может получить доступ к тем же ресурсам, что и другие.

Двумя другими важными областями индекса депривации являются жилье и подверженность преступности , которые могут быть как-то связаны, а могут и не быть. Рассмотрим предыдущий пример матери-одиночки, которая живет в бедности и не удовлетворяет свои основные потребности.Учитывая отсутствие дохода и возможностей, у нее, скорее всего, не будет доступа к адекватному жилью, возможно, даже к проживанию в мотеле или приюте для бездомных.

Поскольку существует корреляция между уровнем бедности и уровнем преступности, эта мать-одиночка, вероятно, регулярно подвергается преступной деятельности. Это воздействие может оказать драматическое влияние на ее психическое здоровье и уровень стресса, особенно в том, что касается безопасности ее детей, и в конечном итоге повлияет на ее трудоспособность.В свою очередь, это негативное влияние повлияет на ее детей и, следовательно, на общество в целом.

Почему используется индекс?

После сбора и анализа данных индекс социальной депривации может предоставить ценные данные о том, какие люди нуждаются в помощи и дополнительных ресурсах.

Поскольку социальная депривация может иметь самовоспроизводящийся характер и зачастую ее очень трудно преодолеть, было предложено несколько экспериментальных подходов к уменьшению связанных с ней эффектов и отрицательных результатов.Программа High / Scope Perry Preschool , например, проанализировала роль, которую дошкольное учреждение играет в жизни детей, которые испытывают социальную депривацию вне образовательной среды. Исследователи обнаружили, что ученики, посещавшие дошкольные учреждения, с гораздо большей вероятностью вырвались из цикла социальной депривации в более позднем возрасте, чем те, кто не посещал дошкольные учреждения, в том числе получали более высокую заработную плату, реже арестовывались и развивались более высокий IQ.

Краткое содержание урока

Социальная депривация - это термин, используемый для описания человека, который отключен от своего общества и здорового социального взаимодействия по разным причинам.В некоторых случаях, если социальная депривация носит хронический характер, она может повлиять на личность человека и навыки межличностного общения, что может привести к социальному исключению .

Социальные депривации и связанные с ними причины часто анализируются с использованием индекса депривации , который может предоставить исследователям и правительствам ценные данные о концентрации депривации среди большей части населения. Среди прочего, индекс социальной депривации анализирует уровней бедности , доступ к жилью и подверженность преступности .

Социальная депривация имеет тенденцию к самовоспроизводству и может вызвать множество проблем как для отдельных людей, так и для общества в целом. По этой причине индекс социальной депривации может помочь выявить области, в которых есть потребности, и предоставить информацию для экспериментальных решений, таких как программа High / Scope Perry Preschool .

Влияние социальной депривации на социальное и депрессивное поведение и количество нейронов, экспрессирующих окситоцин, у крыс

DOI: 10.1016 / j.bbr.2017.03.036. Epub 2017 1 апр.

Принадлежности Расширять

Принадлежности

  • 1 Кафедра физиологии и биофизики, Медицинский колледж Ховардского университета, 520 W St., NW, Вашингтон, округ Колумбия 20059, США. Электронный адрес: [email protected]
  • 2 Кафедра физиологии и биофизики, Медицинский колледж Ховардского университета, 520 W St., NW, Вашингтон, округ Колумбия 20059, США. Электронный адрес: [email protected]
Бесплатная статья PMC

Элемент в буфере обмена

Yaminah D Gilles et al.Behav Brain Res. .

Бесплатная статья PMC Показать детали Показать варианты

Показать варианты

Формат АннотацияPubMedPMID

DOI: 10.1016 / j.bbr.2017.03.036. Epub 2017 1 апр.

Принадлежности

  • 1 Кафедра физиологии и биофизики, Медицинский колледж Ховардского университета, 520 W St., NW, Вашингтон, округ Колумбия 20059, США. Электронный адрес: ygilles @ howard.edu.
  • 2 Кафедра физиологии и биофизики, Медицинский колледж Ховардского университета, 520 W St., NW, Вашингтон, округ Колумбия 20059, США. Электронный адрес: [email protected]

Элемент в буфере обмена

Полнотекстовые ссылки Опции CiteDisplay

Показать варианты

Формат АннотацияPubMedPMID

Абстрактный

Социальная изоляция - это известный фактор стресса, который негативно влияет на благополучие социальных видов.У грызунов социальная депривация, испытанная до или после отлучения от груди, сильно влияет на поведенческие и нейроэндокринные профили взрослых. В этом исследовании сравнивалось влияние социальной депривации в послеродовой период и после отъема на поведенческие профили и нейроны окситоцина гипоталамуса (ОТ). Самцы и самки крыс Sprague-Dawley были разделены на две постнатальные группы, разделенные по материнской линии (MS) или без MS. Щенки с РС отделялись от своих матерей на 4 часа ежедневно в течение 2-21 дней после рождения, в то время как пометы без РС оставались нетронутыми.Затем животных отнимали от груди и распределяли по одиночным или групповым условиям содержания (SH / GH). Социальное поведение оценивали через две недели, а в возрасте 2-3 месяцев оценивали депрессивно-подобные поведенческие профили с помощью тестов принудительного плавания и предпочтения сахарозы. Животных подвергали эвтаназии и количественно определяли гипоталамические ОТ нейроны. Изоляция после отъема значительно повлияла на поведенческие профили: животные SH проявляли больше социального поведения, чем животные GH. Животные SH также проявляли большую неподвижность в тесте принудительного плавания и снижение предпочтения сахарозы.Влияние секса и рассеянного склероза было относительно ограниченным. Корреляционный анализ выявил обратную связь между проявлением антагонистического социального поведения и количеством ОТ-клеток в переднем парвиклеточном отделе паравентрикулярного ядра (PVNap). Не было корреляции между количеством нейронов ОТ и просоциальным или депрессивным поведением. Наши результаты демонстрируют быстрое и стойкое нарушение поведения у животных SH и предполагают, что некоторые из этих эффектов могут быть связаны с количеством нейронов ОТ в PVNap.

Ключевые слова: Депрессивно-подобное поведение; Окситоцин; Крыса; Социальное поведение.

Copyright © 2017 Elsevier B.V.Все права защищены.

Цифры

Рисунок 1

Схематический график экспериментальных процедур.…

Рисунок 1

Схематический график экспериментальных процедур. Материнское отделение (МС) произошло от ПНД 2-ПНД 21,…

фигура 1

Схематический график экспериментальных процедур. Материнское отделение (MS) происходило от PND 2-PND 21, и последующие групповые или одиночные постнатальные условия содержания (GH, SH) использовались от отлучения от груди на PND 21 до эвтаназии на PND 103–107.Поведенческие тесты проводились с использованием PND 33–38 (тест социальной игры), PND 60–64 (тест принудительного плавания) и PND 79–81 (тест предпочтения сахарозы). Количественное определение ОТ-иммунореактивных (ОТ-ir) клеток проводили на половине животных из каждой группы. Номера групп (n) свернуты по полу, при этом равное количество мужчин и женщин представлено во всех четырех группах лечения.

Рисунок 2

Распределение ОТ-ir ячеек в…

Рисунок 2

Распределение клеток OT-ir в PVN и SON, которые были количественно определены стереологически.…

фигура 2

Распределение клеток OT-ir в PVN и SON, которые были количественно определены стереологически. PVNap: передний частноклеточный отдел PVN; PVNproper: основные группы ячеек PVN; СОН: супраоптическое ядро; 3v: третий желудочек; FX: Fornix; opt: перекрест зрительных нервов. Масштабная линейка = 500 мкм

Рисунок 3

Коробчатые изображения, демонстрирующие…

Рисунок 3

Коробчатые изображения, демонстрирующие влияние жилищных условий на все 10 социальных…

Рисунок 3

Коробчатые диаграммы, демонстрирующие влияние жилищных условий на все 10 показателей социальной игры.Животные, размещенные в одном помещении (n = 40), демонстрировали больше каждого поведения, чем животные, размещенные в группах (n = 40). Средняя линия в рамке представляет собой медианное значение; нижний квадрат ограничивает первый квартиль; верхний прямоугольник ограничивает 3 -й квартиль . Нижние и верхние усы представляют 10 и 90 процентили, соответственно. Все выбросы (темные кружки) были включены в анализ. *** Значительная разница между группами; р ≤ 0,001.

Рисунок 3

Коробчатые изображения, демонстрирующие…

Рисунок 3

Коробчатые изображения, демонстрирующие влияние жилищных условий на все 10 социальных…

Рисунок 3

Коробчатые диаграммы, демонстрирующие влияние жилищных условий на все 10 показателей социальной игры.Животные, размещенные в одном помещении (n = 40), демонстрировали больше каждого поведения, чем животные, размещенные в группах (n = 40). Средняя линия в рамке представляет собой медианное значение; нижний квадрат ограничивает первый квартиль; верхний прямоугольник ограничивает 3 -й квартиль . Нижние и верхние усы представляют 10 и 90 процентили, соответственно. Все выбросы (темные кружки) были включены в анализ. *** Значительная разница между группами; р ≤ 0,001.

Рисунок 4

Влияние секса на погоню…

Рисунок 4

Влияние секса на поведение преследования (вверху) и бегства (внизу).Женщины (№…

Рисунок 4

Влияние секса на поведение преследования (вверху) и бегства (внизу). Женщины (n = 40) проявляли такое поведение больше, чем мужчины (n = 40). Средняя линия в рамке представляет собой медианное значение; нижний квадрат ограничивает первый квартиль; верхний прямоугольник ограничивает 3 -й квартиль . Нижние и верхние усы представляют 10 и 90 процентили, соответственно. Все выбросы (темные кружки) были включены в анализ.** Значительная разница между группами; р ≤ 0,01; * Значительная разница между группами; р ≤ 0,05.

Рисунок 5

Двусторонние взаимодействия между обработкой МС…

Рисунок 5

Двусторонние взаимодействия между лечением рассеянного склероза и жилищными условиями на женихе (вверху) и обнюхивании…

Рисунок 5.

Двусторонние взаимодействия между лечением рассеянного склероза и жилищными условиями в отношении поведения жениха (вверху) и нюхания (внизу).Животные с рассеянным склерозом в состоянии SH проявляли больше поведения ухаживания и обнюхивания. У животных с GH не наблюдалось эффекта от рассеянного склероза. * Значительная разница между животными с NS и без MS; p ≤ 0,05, n = 20 на группу.

Рисунок 6

Последствия проживания и секса…

Рисунок 6

Влияние жилья и секса на% неподвижности, наблюдаемое при принудительном плавании…

Рисунок 6

Влияние жилья и секса на% неподвижности, наблюдаемое в тесте принудительного плавания.Животные, содержащиеся в одном помещении, демонстрировали больший% неподвижности, чем животные, размещенные в группе (n = 40 на группу), а самки демонстрировали больший% неподвижности, чем самцы (n = 40 на группу). Средняя линия в рамке представляет собой медианное значение; нижний квадрат ограничивает первый квартиль; верхний прямоугольник ограничивает 3 -й квартиль . Нижние и верхние усы представляют 10 и 90 процентили, соответственно. Все выбросы (темные кружки) были включены в анализ. * Значительная разница между группами; р ≤ 0.05.

Рисунок 7

Воздействие жилья на сахарозу…

Рисунок 7

Влияние жилья на предпочтение сахарозы в течение 24 часов. В 6 часов и 12 часов…

Рисунок 7

Влияние жилья на предпочтение сахарозы в течение 24 часов.Через 6 и 12 часов животные SH имели более низкое предпочтение сахарозы, чем животные GH (n = 40 на группу). Не было никакого влияния помещения на предпочтение сахарозы через 24 часа. Средняя линия в рамке представляет собой медианное значение; нижний квадрат ограничивает первый квартиль; верхний прямоугольник ограничивает 3 -й квартиль . Нижние и верхние усы представляют 10 и 90 процентили, соответственно. Все выбросы (темные кружки) были включены в анализ. ** Значительная разница между группами; р ≤ 0.01; * Значительная разница между группами; р ≤ 0,05.

Рисунок 8

Обратные корреляции между ячейками # OT-ir…

Рисунок 8

Обратная корреляция между # OT-ir ячейками в PVNap и отображением социальных…

Рисунок 8

Обратная корреляция между # OT-ir ячейками в PVNap и отображением поведения в социальных играх (n = 35).PCC: коэффициент корреляции Пирсона; SCC: коэффициент корреляции Спирмена. Всех животных SH (серые кружки) и животных GH (черные кружки) объединяли для корреляционного анализа.

Все фигурки (9)

Похожие статьи

  • Изоляция после отъема способствует потреблению пищи и увеличению массы тела у крыс, переживших отделение новорожденных от матери.

    Ryu V, Yoo SB, Kang DW, Lee JH, Jahng JW. Ryu V и др. Brain Res. 2009 27 октября; 1295: 127-34. DOI: 10.1016 / j.brainres.2009.08.006. Epub 2009 8 августа. Brain Res. 2009 г. PMID: 19666012

  • Интраназальное введение окситоцина улучшает поведение, подобное депрессии, у взрослых крыс, переживших неонатальную материнскую депривацию.

    Джи Х, Су В, Чжоу Р., Фэн Дж, Линь И, Чжан И, Ван Х, Чен Х, Ли Дж.Джи Х и др. Behav Pharmacol. 2016 декабрь; 27 (8): 689-696. DOI: 10.1097 / FBP.0000000000000248. Behav Pharmacol. 2016 г. PMID: 27644094

  • Окситоцин смягчал депрессивно-подобное поведение материнского стресса разлуки посредством модуляции митохондриальной функции и нейровоспаления.

    Amini-Khoei H, Mohammadi-Asl A, Amiri S, Hosseini MJ, Momeny M, Hassanipour M, Rastegar M, Haj-Mirzaian A, Mirzaian AH, Sanjarimoghaddam H, Mehr SE, Dehpour AR.Amini-Khoei H, et al. Prog Neuropsychopharmacol Biol Psychiatry. 2017 г. 2 июня; 76: 169-178. DOI: 10.1016 / j.pnpbp.2017.02.022. Epub 2017 1 марта. Prog Neuropsychopharmacol Biol Psychiatry. 2017 г. PMID: 28259722

  • Окситоцин и родительское поведение.

    Йошихара К., Нуман М., Курода КО. Йошихара С. и др. Curr Top Behav Neurosci. 2018; 35: 119-153. DOI: 10.1007 / 7854_2017_11. Curr Top Behav Neurosci. 2018. PMID: 28812267 Обзор.

  • Этологический подход к эффектам социальной изоляции в поведенческих исследованиях лабораторных грызунов.

    Аракава Х. Аракава Х. Behav Brain Res. 2018 2 апреля; 341: 98-108. DOI: 10.1016 / j.bbr.2017.12.022. Epub 2017 26 декабря. Behav Brain Res. 2018. PMID: 29287909 Обзор.

Процитировано

8 статей
  • Парадоксальные изменения в поведении, связанном с настроением, при постоянной социальной изоляции после отлучения от груди.

    Мацумото Х., Омата Н., Киёно Й., Мидзуно Т., Мита К., Косака Х. Мацумото Х. и др. Exp Brain Res. 2021 18 июня. Doi: 10.1007 / s00221-021-06149-x. Интернет впереди печати. Exp Brain Res. 2021 г. PMID: 34143240

  • Влияние неблагоприятных социальных факторов в раннем возрасте на уязвимость к злоупотреблению наркотиками: особое внимание уделяется высвобождающему фактору кортикотропина и окситоцину.

    Бардо М.Т., Хаммерслаг Л.Р., Мэлоун С.Г.Бардо М.Т. и др. Нейрофармакология. 2021, 15 июня; 191: 108567. DOI: 10.1016 / j.neuropharm.2021.108567. Epub 2021 13 апреля. Нейрофармакология. 2021 г. PMID: 33862030 Обзор.

  • «Живите вместе, умрите в одиночестве»: влияние ресоциализации на поведенческие характеристики и социально-аффективные белки мозга после длительного хронического стресса социальной изоляции.

    Ривера Д.С., Линдси CB, Олива КА, Божинович Ф., Инестроса, Северная Каролина.Ривера Д.С. и др. Neurobiol Stress. 2020 29 декабря; 14: 100289. DOI: 10.1016 / j.ynstr.2020.100289. eCollection 2021 Май. Neurobiol Stress. 2020. PMID: 33426200 Бесплатная статья PMC.

  • Влияние длительной социальной изоляции и ресоциализации на когнитивные способности и активность мозга: продольное исследование Octodon degus.

    Ривера Д.С., Линдси CB, Олива КА, Кодоседо Дж. Ф., Божинович Ф., Инестроса, Северная Каролина.Ривера Д.С. и др. Sci Rep.2020 27 октября; 10 (1): 18315. DOI: 10.1038 / s41598-020-75026-4. Научный представитель 2020. PMID: 33110163 Бесплатная статья PMC.

  • Влияние социальной среды в раннем постнатальном и юношеском возрасте на эффекты хронического интраназального окситоцина у степной полевки.

    Проунис Г.С., Офир АГ. Прунис Г.С. и др. Front Behav Neurosci. 2019 Сентябрь 13; 13: 206.DOI: 10.3389 / fnbeh.2019.00206. Электронная коллекция 2019. Front Behav Neurosci. 2019. PMID: 31572140 Бесплатная статья PMC.

Типы публикаций

  • Научно-исследовательская поддержка, N.I.H., заочная форма
  • Поддержка исследований, за пределами США. Правительство
  • Поддержка исследований, Правительство США, Non-P.H.S.

Условия MeSH

  • Поведение, Животные / физиология
  • Гипоталамус / метаболизм *
  • Социальная изоляция / психология *

LinkOut - дополнительные ресурсы

  • Полнотекстовые источники

  • Прочие источники литературы

  • Медицинские

[Икс]

цитировать

Копировать

Формат: AMA APA ГНД NLM

Предсказывает ли враждебность относительный статус больше, чем абсолютный?

Результаты

Проверки манипуляции прошли успешно.Во-первых, абсолютный статус оказал основное влияние на рейтинги участников их финансовых ресурсов для удовлетворения их материальных потребностей: F (2, 843) = 17,93, p < .001, η 2 =. 04. Участники в условиях высокого абсолютного статуса сообщили о более высоких уровнях финансовых ресурсов для удовлетворения своих материальных потребностей ( M = 4,45, SD = 1,48), чем участники в контрольном условии ( M = 3,90, SD = 1.68), p < .001, и условие низкого-абсолютного статуса ( M = 3,64, SD = 1,75), p < .001. Контрольное состояние и состояние низкого-абсолютного статуса значимо не различались, p = 0,152. Во-вторых, для оценки участниками своих финансовых ресурсов для удовлетворения своих материальных потребностей по сравнению с другими MTurkers, основной эффект относительного статуса был значительным, F (2, 843) = 69.12, p < .001, η 2 = .14. Участники в состоянии высокого относительного статуса сообщили о более высоком уровне финансовых ресурсов для удовлетворения своих материальных потребностей по сравнению с другими Murkers ( M = 4,74, SD = 1,45), чем участники в контрольном состоянии ( M = 4.20, SD = 1,50), p < .001 и условие низкого относительного статуса ( M = 3.28, SD = 1,52), p < .001. Контрольное состояние и состояние низкого относительного статуса также значительно различались: p < .001.

Как и в эксперименте 1, мы исследовали, смягчает ли цель SES участников влияние условий абсолютного и относительного статуса, соответственно, на соответствующие проверки манипуляции. Для манипуляции абсолютным статусом взаимодействие было значимым. Влияние манипуляции абсолютным статусом было наиболее выражено для участников с низким объективным SES, за которыми следовали участники со средним и высоким SES.Однако для всех групп эффект манипуляции абсолютным статусом был значительным. В целом, похоже, что манипуляции со статусом повлияли на обоих участников с высоким или низким уровнем объективного SES.

Как манипуляция абсолютным статусом, F (2, 837) = 6.71, p = .001, η 2 = .02, так и манипуляция относительным статусом, F (2, 837) = 66,27, p < .001, η 2 = 0,14, повлияло на восприятие участниками неблагоприятного положения.Участники с низким абсолютным статусом воспринимали более невыгодное положение ( M = 4,17, SD = 1,59), чем участники с высоким абсолютным статусом ( M = 3,79, SD = 1,43 ), p = .005. Условие контроля ( M = 3,90, SD = 1,59) не отличалось от условия высокого абсолютного статуса, p = 0,661, и условия низкого абсолютного статуса, p = .062. Более того, участники в состоянии низкого относительного статуса воспринимали более неблагоприятное положение ( M = 4,70, SD = 1,57), чем участники в состоянии высокого относительного статуса ( M = 3,46, SD = 1,38), p < .001, и контрольное условие ( M = 3,62, SD = 1,36), p < .001. Состояние высокого относительного статуса и контрольное состояние не различались, p = .377. Взаимодействие также было значительным, F (4, 837) = 4,20, p = .002, η 2 = 0,02, но было небольшим по величине эффекта.

Затем мы исследовали, различалась ли враждебность состояния участников в зависимости от манипуляций с обратной связью (таблица). И манипуляция абсолютным статусом, F (2, 837) = 6,13, p = .002, η 2 = 0,01, и манипуляция относительным статусом, F (2, 837) = 38 .88, p < .001, η 2 = .09, повлияли на уровень государственной враждебности участников. Участники с низким абсолютным статусом ( M = 1.86, SD = 0.92) сообщили о более высоком уровне враждебности со стороны государства, чем участники с высоким абсолютным статусом ( M = 1.63, SD = 0,85), p = .004. Условие управления ( M = 1,73, SD = 0.89) не отличалось от состояния высокого абсолютного статуса, p = 0,379, и условия низкого абсолютного статуса, p = 0,159. Участники в состоянии низкого относительного статуса ( M = 2,08, SD = 0,95) сообщили о более высоком уровне враждебности со стороны государства, чем участники в состоянии высокого относительного статуса ( M = 1,59, SD = 0,86), p < .001, и условие управления ( M = 1.52, SD = 0,74), p < .001. Состояние высокого относительного статуса и состояние контроля не различались, p = ,561. Взаимодействие было незначительным, F (4, 837) = 1,52, p = ,193, η 2 = 0,01. Государственная враждебность была положительно связана с восприятием неблагоприятного положения, r (846) = 0,48, p < 0,001.

Таблица 3

Средние значения и стандартные отклонения (в скобках) государственной враждебности в зависимости от абсолютного и относительного статуса (эксперимент 2)

2,12 (0,93) b
Абсолютный статус Относительный статус
Высокий Контроль Низкий
Высокий 1.64 (0,79) ab 1,44 (0,80) a 1,92 (0,94) b
Контроль 1,59 (0,90) a 1,54 (0,70) a
Низкий 1,62 (0,86) a 1,72 (0,87) a 2,26 (0,93) b

Как в эксперименте 1, ответы для меры агрессивного поведения нарушено нормальное распределение.Мы преобразовали эти данные в журнал, но описательные данные, основанные на непреобразованных оценках, представлены в таблице. В то время как основной эффект абсолютного статуса был значительным, F (2, 837) = 3,58, p = 0,028, η 2 = 0,01, основной эффект относительного статуса не был, F ( 2, 837) = 1,66, p = ,191, η 2 = 0,00. Участники в состоянии низкого-абсолютного статуса ( M = 0,32, SD = 0.46), как правило, помещали в куклу большее количество булавок, чем участники в условиях высокого абсолютного статуса ( M = 0,24, SD = 0,41), p = 0,094 и условие управления ( M = 0,23, SD = 0,39), p = .057. Состояние высокого абсолютного статуса и условие контроля не различались, p = 0,974. Взаимодействие было незначительным, F (4, 837) = 0.85, p = . 494, η 2 = 0,00. Агрессивное поведение положительно связано с восприятием недостатка, r (846) = 0,08, p = 0,015, и враждебностью государства, r (846) = 0,35, p < . 001.

Таблица 4

Средние значения и стандартные отклонения (в скобках) агрессивного поведения в зависимости от абсолютного и относительного статуса (эксперимент 2)

Абсолютный статус Относительный статус
Высокий Контроль Низкий
Высокий 1.83 (4,37) 1,96 (4,47) 3,27 (5,47)
Контроль 2,37 (4,79) 2,06 (4,34) 2,25 (5,04)
Низкий 3,61 (6,25) 2,73 (5,05) 3,14 (5,84)

Наконец, мы выполнили тот же анализ посредничества, что и в эксперименте 1 (рисунок). Повторяя первый эксперимент, анализ начальной загрузки показал, что косвенное влияние относительного статуса на агрессивное поведение через переживание неблагоприятного положения и государственной враждебности значительно отличалось от нуля (95% ДИ = [-0.04, -0,02]). Как и в эксперименте 1, косвенный эффект для абсолютного статуса не был значимым, 95% доверительный интервал (ДИ) = [-0,01, 0,01].

Влияние относительного статуса на агрессивное поведение, последовательно опосредованное воспринимаемым недостатком и враждебным аффектом (эксперимент 2). Отображаются нестандартные коэффициенты. Все пути значимы, если не указано иное. (Высокий относительный статус закодирован 1, низкий относительный статус закодирован 2).

Социальная депривация - обзор

Ранние годы

Дома, в которых люди живут при рождении и в раннем детстве, обязательно предоставляются другими.Они основаны на способности других предоставить убежище и на изменении представлений о том, что уместно: например, разделение детей мужского и женского пола в определенном возрасте или на уровне конфиденциальности и комфорта. Традиционно ребенок мало влияет на эту «родительскую» среду; тем не менее, в более позднем возрасте они часто становятся одними из самых запоминающихся и эмоционально резонансных домов. Постоянная память об этих домах демонстрирует привязанность к месту, которая может быть параллельной привязанности к людям.Психологи утверждают, что они долгое время сохраняют личную идентичность. Помимо этого эмоционального и психологического значения, было трудно отличить сохраняющиеся физические и социальные последствия жилищных условий детства от других социально-экономических факторов, таких как благосостояние семьи и образование. Некоторые исследования показали, что социальная депривация в раннем возрасте может иметь длительные последствия для определенных состояний здоровья в более позднем возрасте. Социальная депривация связана с плохими жилищными условиями, такими как сырость или отсутствие безопасности, что может повлиять на здоровье.Дети из семей, которые долгое время были бездомными или которые долгое время проживали во временных или переполненных помещениях, находятся в невыгодном положении с точки зрения образования и, в частности, здоровья. Это может повлиять на их возможности, когда они станут взрослыми.

Первый переходный этап жилищной карьеры, во многом совпадающий во многих культурах с переходом к юной зрелости на протяжении всей жизни, происходит, когда молодые люди покидают родительский дом. Это рассматривается как критический этап с точки зрения психосоциального развития; хотя время отъезда и обстоятельства, при которых молодые люди покидают родительский дом, значительно различаются.Влияния могут включать элементы класса и пола, хотя фактические эффекты этих влияний могут изменяться со временем по мере изменения социальных тенденций. В Европе были описаны заметные различия между северными и южными странами, а также в странах с развитой системой ЕС по сравнению с новыми государствами-членами и странами-кандидатами. Эти различия возникают в отношении возраста, в котором молодые люди покидают дом, причин ухода и типов домашнего хозяйства, в которое они попадают (например, их собственный семейный дом, совместное проживание с не родными людьми или жилье, связанное с работой).Здесь могут иметь значение культурные и религиозные установки, а также наличие и доступность жилья для людей в начале их трудовой жизни. В начале двадцать первого века уход из родительского дома не обязательно является разовым событием. Вместо этого это может быть процесс постепенного развития автономии - с эпизодами возвращения домой - до того, как молодые люди смогут создать свои собственные отдельные домашние хозяйства. Этот феномен «детей-бумерангов» потенциально оказывает давление на семейные ресурсы и создает конфликты между образами жизни коренных поколений.

Лишение | Encyclopedia.com

Психоаналитически, депривация - это ограниченное удовлетворение желания или потребности, которые кажутся важными. Зигмунд Фрейд (1927c) считал депривацию результатом разочарования влечения, которое не могло быть удовлетворено из-за запрета, и его особенно интересовала сексуальная депривация. Позже психоанализ сосредоточился на материнской депривации, вызванной либо окончательным или временным отсутствием матери, либо ее трудностями в оказании первичной помощи младенцу - депривации, которая может иметь необратимые последствия для развития ребенка.

Для младенца депривация как результат интрапсихического процесса, связанного с потребностями или желаниями, принимает различные формы. Он модулируется реакцией первичного объекта, матери, а также моментом возникновения депривации, ее продолжительностью или даже отношением заменителей матери.

Важность реальности и ее травм по сравнению с реальностью репрезентативного мира составляет основу различий между психоаналитическими теориями. Например, психоаналитики изучали эффекты «количественной депривации», когда младенец с рождения должен противостоять физическому отсутствию основного материнского объекта, состоянию, известному как госпитализм (Spitz, 1945), или после установления связи - состояние, известное как анаклитическая депрессия (Spitz, 1946), которое включает фазы испуга, отчаяния и разлуки.Во время этих трех фаз младенец в первую очередь ищет потерянный анаклитический объект, а затем, охваченный отчаянием, входит в ситуацию более или менее выраженного отрицания, в зависимости от уровня структурирования внутреннего объекта и продолжительности разделения. Этот процесс включает в себя направление рассеянных, но невыносимых агрессивных импульсов против «я», ненависть к встроенному внутреннему объекту и лишение материнской груди, сопровождающееся лишением (орального) аппарата, который позволил бы младенцу использовать его.Иногда также наблюдается лишение всех творческих способностей и растворение интегративного процесса вместе с торможением или диссоциацией импульсов (Winnicott, 1984).

«Качественная депривация» также была описана, и возникает, когда младенцу преподносят объект, который мешает ему испытать свои импульсы в приемлемой форме, потому что они неконтролируемы. Этот объект не принимает на себя противоречивую роль в обеспечении удовлетворения потребностей младенца и подталкивании его к автономии и не понимает его сигналов или его мыслей.Операционное поведение и системы идеализации доминируют в этой форме отношений между матерью и ребенком (Kreisler., 1992), чтобы предотвратить превращение временных личных трудностей, борьбы и травм в психические патологии, особенно депрессивные и шизофренические.

Также известны формы «смешанной депривации», когда прерывание материнской заботы и неадекватная поддержка являются основой нарциссического коллапса и слабости в процессе сепарации-индивидуации.

Эффекты аффективной депривации (Bowlby, 1951) изучались среди младенцев, помещенных в учреждения, больницы или приемные семьи (Winnicott, 1984), а также в контексте семейной жизни.Это привело к появлению депрессий, пограничных и антисоциальных патологий, таких как психоз. Франсуаза Дольто описала внезапную и длительную диссоциацию, которая существует после ранней госпитализации или неоднократной смены лиц, оказывающих медицинскую помощь, без какой-либо возможной репарации образа тела или объекта. Младенец может регрессировать к состоянию, в котором его жизненные потребности удовлетворяются в контексте, в котором больше не происходит тонкого, вербального, миметического или моторного обмена. Став аутичным, у ребенка больше нет выхода побуждениям, что приводит к тератологической символизации через галлюцинации.

Леон Крейслер изучал депрессию (пустую и пустую) в периоды качественной депривации, особенно их развитие на психосоматическом уровне. Другие авторы приписывают важные нарциссические патологии (чувство пустоты, неуверенность в себе, неуверенность в себе), а также нетерпимость к фрустрации, которая провоцирует переход к действию, которая проявляется в подростковом возрасте. Дональд Винникотт изучил динамику антисоциального акта и сопутствующее ему чувство обнадеживающего страдания.«Фактически, - пишет он, - депривация не деформирует организацию эго, как при психозе, но подталкивает младенца к тому, чтобы заставить контекст распознавать депривацию, и ... антисоциальный акт проявляется, когда младенец начинает создавать объект. отношения и вкладывать человека ».

Grazia Maria Fava Vizziello

См. Также: Оставление; Анаклис / анаклитик; Аналитическая психодрама; Авария; Нарушения развития; Разочарование; Госпитализм; Материнская забота; Членовредительство у детей; Чужой человек; Депрессия переноса.

Библиография

Bowlby, John. (1951). Охрана материнства и психического здоровья . Женева: Монографии ВОЗ.

Крейслер, Леон. (1992). La prospettiva psicosomatica nella psicopatologia del lattante. В Fava, V.G., and Stern, D. (Eds.), Modèles psychothérapiques au premier âge . Париж: Массон.

Шпиц, Рене (1945). Госпитализм: исследование генезиса психических расстройств в раннем детстве. Психоаналитическое исследование ребенка , 1 , 53-74.

Шпиц, Рене. (1946). Анаклитическая депрессия. Психоаналитическое исследование ребенка , 2 , 313-342.

Винникотт, Дональд В. (1984). Лишения и правонарушения . Лондон: Фонд Винникотта.

Дополнительная литература

Шенгольд, Леонард. (1989). Убийство души: последствия жестокого обращения и лишения в детстве . Нью-Хейвен: издательство Йельского университета.

Уилсон, Н. (2002). Депрессия и ее связь с лишением света. Psychoanalytic Review , 89 , 557-568.

Винникотт, Дональд. (1984). Лишения и правонарушения . Лондон: Тависток.

Границы | Экономическая депривация и ее влияние на проблемы детского поведения: посредническая роль семейного стресса и инвестиционных факторов

Введение

Существует сильная связь между бедностью в раннем детстве и проблемным поведением в дальнейшей жизни (например, Dearing et al., 2006; Sun et al., 2015; Mazza et al., 2016). Хотя не все дети, живущие в экономических трудностях, продолжают демонстрировать проблемы с поведением, непропорционально большое количество детей с проблемами поведения, как правило, происходит из семей, живущих в бедности (Boe et al., 2012). Данные лонгитюдных исследований (например, Kiernan and Huerta, 2008; Rijlaarsdam et al., 2013) определили бедность в раннем детстве как фактор риска, предшествующий проблемному поведению на протяжении всей жизни. Кроме того, экспериментальные и лонгитюдные результаты показывают, что изменения в семейном доходе напрямую приводят к изменению проблем с поведением детей (Costello et al., 2003; Моррис и Геннетиан, 2003 г .; Вотруба-Дрзал, 2006). Хотя эти результаты предполагают наличие причинно-следственной связи между бедностью и проблемами поведения, механизм, с помощью которого экономические лишения приводят к проблемам поведения, остается неясным.

Бедность и проблемы поведения: теории о механизмах воздействия

Для объяснения этого механизма широко использовались две теоретические точки зрения: модель семейного стресса и инвестиционная модель (Mayer, 1997; Conger et al., 2010). Обе теории постулируют косвенное влияние бедности на проблемы поведения в детстве.Boss et al. (2017, стр. 4) определили семейный стресс как «нарушение изучаемого состояния семейной системы». Такое нарушение может быть вызвано внешними факторами, такими как безработица, или внутренними факторами, такими как развод. Другие (например, McCubbin et al., 1980) концептуализировали семейный стресс как реакцию семьи на тяжелые жизненные события и напряжения, вызванные этими событиями. Согласно модели семейного стресса, экономическая депривация вызывает психологические расстройства, такие как депрессия, тревога и родительский стресс, из-за напряжения, связанного с ограничением ресурсов, доступных для повседневной жизни.Такие стрессоры связаны с разочарованием и агрессивными взаимодействиями (Berkowitz, 1989), которые, в свою очередь, побуждают родителей применять карательный или безответный стиль воспитания, что имеет последствия для траекторий поведения в детстве (Conger et al., 2010). Эта модель подтверждается исследованиями, демонстрирующими связь между бедностью, психологическим стрессом родителей, карательной дисциплиной и проблемами поведения (Gershoff et al., 2007; Kiernan and Huerta, 2008; Rijlaarsdam et al., 2013).

Семейные инвестиции, с другой стороны, определяются как сумма денег, которую родители вкладывают в приобретение качественного образования, питания, здоровья, добрососедства и других ресурсов, которые улучшают будущее благополучие ребенка (Mayer, 2002).Эта инвестиция определяется доходом семьи. Инвестиционная модель предполагает, что бедность ограничивает способность родителей предоставлять полезный образовательный опыт и услуги, а также обеспечивать достаточно питательные диеты. Это, в свою очередь, приводит к снижению когнитивных способностей с потенциальными последствиями для других областей развития (Mayer, 1997; Conger et al., 2010). Было обнаружено, что экономическая депривация в долгосрочном плане предсказывает низкие инвестиции в образование и, следовательно, когнитивные способности (Kiernan and Huerta, 2008; Sun et al., 2015). Кроме того, изменения в экономических обстоятельствах родителей позволяют прогнозировать инвестиции в полноценное питание (Skafida and Treanor, 2014), а недоедание в детстве связано с низкой когнитивной способностью и проблемами поведения в подростковом возрасте (Galler et al., 2012).

Недавние обширные обзоры применения моделей семейного стресса и инвестиций показывают, что очень немногие исследования (например, Guo and Harris, 2000; Yeung et al., 2002) одновременно интегрировали элементы двух моделей для понимания единого результата развития, такого как а, проблемы с поведением (Conger et al., 2010; Шоу и Шеллиби, 2014). В большинстве исследований, в которых обе модели использовались в одном исследовании, они использовались для объяснения различных результатов, то есть модель семейного стресса использовалась для объяснения поведенческих результатов, а инвестиционная модель - для объяснения когнитивных результатов (например, Gershoff et al., 2007; Kiernan and Huerta, 2008). В тех случаях, когда обе модели использовались для изучения путей от бедности к проблемам поведения (например, Linver et al., 2002; Rijlaarsdam et al., 2013), они не были напрямую предсказаны из основного следствия низких инвестиций, то есть когнитивных способностей. .Хорошо известно, что бедность напрямую тормозит развитие тех когнитивных компетенций (например, управляющих функций, языка, рабочей памяти и принятия решений), которые лежат в основе эмоциональных и саморегулирующих реакций детей (Noble et al., 2005; Farah et al. , 2006), механизмы, которые напрямую связаны с проблемами поведения или склонностью брать на себя просоциальные роли, такие как противостояние хулиганам (Belacchi and Farina, 2010; Montroy et al., 2014). Сопутствующие исследования ассоциаций также показали, что когнитивные способности предсказывают проблемы с поведением (например,г., Bellanti, Bierman, 2000). Кроме того, Галлер и др. (2012) обнаружили, что влияние детского недоедания на проблемы поведения в подростковом возрасте опосредовано когнитивными способностями. Поэтому неудивительно, что вмешательства, направленные на улучшение когнитивных способностей и поддерживающих процессов, таких как эмоциональная регуляция, также приводят к улучшению проблем поведения ребенка или улучшению просоциального поведения, а вмешательства, направленные на улучшение поведения, приводят к когнитивным преимуществам (Lunkenheimer et al., 2008; Скотт и др., 2010; Орнаги и др., 2017). Другими словами, инвестиционный путь от бедности к проблемам поведения должен включать когнитивные способности в качестве ключевого посредника.

С вышесказанным тесно связаны призывы исследовать другие пути между бедностью и результатами детства в контексте этих моделей. Например, Шоу и Шеллеби (2014) выступили за проверку прямого пути между родительским дистрессом и проблемами поведения в детстве, помимо косвенного воздействия через воспитание, потому что ассоциации между родительским дистрессом и проблемами поведения могут зависеть от других факторов, помимо скомпрометированного воспитания.Один из аргументов состоит в том, что психологический стресс матери может иметь прямое влияние на проблемы поведения в детстве через наследственность негативных черт, связанных с проблемами поведения во время беременности (Goldsmith et al., 1997; Kim-Cohen et al., 2005). Согласно Шоу и Шеллеби (2014), родительский стресс во время беременности может вызывать нейроэндокринные изменения, которые, в свою очередь, приводят к развитию негативных черт характера, таких как раздражительность, связанных с проблемами поведения. Другие исследователи задокументировали прямое влияние между экономическими лишениями и проблемами поведения (Kiernan and Huerta, 2008), предполагая, что влияние бедности не может быть полностью опосредовано стрессом в семье и переменными инвестициями.

Кроме того, исследователи подвергли критике ограниченное использование лонгитюдных данных при тестировании этих моделей среди детей (Conger et al., 2010; Shaw and Shelleby, 2014). Мы обнаружили только одно исследование, в котором использовались данные, соответствующие временному порядку предикторов, медиаторов и переменных результата (например, Rijlaarsdam et al., 2013). Кроме того, только в одном недавнем лонгитюдном исследовании с использованием модели стресса в семье (например, Mazza et al., 2016) изучалось влияние депривации на проблемы поведения с течением времени, и мы не знаем ни одного исследования, сочетающего в себе медиаторы стресса и инвестиции для изучения. решать проблемы с течением времени.

Фокус текущего исследования

Настоящее лонгитюдное проспективное исследование было задумано для изучения путей, с помощью которых опыт экономической депривации в раннем детстве влияет на траекторию проблем поведения в дошкольном возрасте. Мы сосредоточили внимание на дошкольном возрасте, потому что семейные экономические обстоятельства в ранние годы имеют решающее значение для развития (Вотруба-Дрзал, 2006). В этом возрасте дети сильно зависят от своих семей и, следовательно, более чувствительны к контекстуальным влияниям, таким как бедность (например, бедность).г., Бронфенбреннер, 1977). Для достижения цели исследования мы интегрировали элементы как модели семейного стресса, так и инвестиционной модели. Мы одновременно исследовали степень, в которой результирующие переменные семейного стресса (стресс и суровое воспитание) и переменные инвестиций (инвестиции в образование, питание и когнитивные способности) опосредуют взаимосвязь между экономическими трудностями, измеренными, когда детям было 10 месяцев, и траекторией проблем с поведением в зависимости от возраста. 4–6. Мы предположили следующее (рис. 1):

1.Экономическая депривация родителей будет иметь прямое влияние на траекторию проблем с поведением (т. Е. Более серьезных проблем с поведением в возрасте 4, 5 и 6 лет).

2. Экономическая депривация родителей будет иметь косвенное влияние на траекторию проблем поведения через усиление психологического стресса родителей и карательное воспитание.

3. Экономическая депривация родителей будет иметь косвенное влияние на траекторию проблем поведения через низкие инвестиции в образование, плохое питание и низкие когнитивные способности детей.

Рисунок 1 . Интегрированная семейная стрессовая и инвестиционная модель проблем детского поведения. Здесь для простоты показаны только скрытые факторы. Все латентные конструкции (кроме Harsh Discipline) измеряли с помощью нескольких индикаторов. Пожалуйста, см. Раздел о методологии и Таблицу 1, где указано количество элементов, используемых для измерения каждой конструкции и спецификации модели.

Учитывая, что ранний опыт бедности может привести к проблемам с поведением в детстве, а проблемы с поведением в детстве являются предшественниками риска бедности во взрослом возрасте (Fergusson et al., 2005), мы предполагаем, что полученные данные предоставят информацию об эффективных стратегиях профилактики и вмешательства, которые могут разорвать этот круг.

Методы

Данные и участники

Данные национального лонгитюдного исследования Growing Up in Scotland Survey (GUS). Для обеспечения репрезентативности выборки на национальном уровне использовалась методика многоступенчатой ​​стратифицированной случайной выборки всех подходящих детей в течение года когорты. Данные собирались ежегодно путем личных интервью с основным опекуном ребенка (в основном с матерью ребенка, 95 лет.5% респондентов). Подробное описание процедуры выборки и метода сбора данных доступно на веб-странице GUS и в официальном руководстве пользователя (ScotCen Social Research, 2013).

Для текущего исследования использовались данные от волны 1 (полученные в 2005/06 г.) до волны 6 (полученные в 2010/11 г.) первого обследования когорты рожденных. Данные волны 1 были собраны, когда детям было 10,5 месяцев. Последующие волны были получены через 22, 34,5, 46, 58 и 70 месяцев соответственно. Всего для первоначального обследования в волне 1 было отобрано 5217 детей, родившихся в период с июня 2004 г. по май 2005 г.Из них 3375 участников, ответивших на все шесть волн сбора данных, были оставлены для анализа. Это составляет 94,2% всех подходящих респондентов (тех, кто завершил все предыдущие 5 волн) и 64,7% всех обращений волны 1. Чтобы преодолеть ограничения отсева выборки, в анализе использовались продольные веса когорт рожденных, чтобы уменьшить систематические ошибки, связанные с неслучайным отсевом (ScotCen Social Research, 2013). Выборка детей состояла из 51,3% мальчиков и 48,7% девочек. Этническая принадлежность детей когорты, определенная в наборе данных GUS, составила 96 человек.5% «белые» и 3,5% «представители другой национальности».

Этическое разрешение

Исследование GUS было предметом медицинской этической экспертизы и получило одобрение комитета MREC Шотландии «A» (номер заявки: 04 / M RE 1 0/59). Разрешение на использование данных для этого исследования было получено через Службу данных Великобритании.

Меры

Была принята стратегия последовательного выбора переменных для отражения предполагаемых путей (рис. 1). Зависимая переменная, проблема поведения , была измерена в возрасте 4, 5 и 6 лет.Прогнозирующие переменные: экономическая депривация родителей была измерена в возрасте 1 года, психологический стресс, инвестиции в образование и питание в возрасте 2 лет, когнитивные способности ребенка в возрасте 3 лет, суровая дисциплина , хотя измерения в возрасте 4 лет отражали поведение родителей в возрасте 3 лет. Описательная статистика представлена ​​в таблице 1.

Таблица 1 . Описательная статистика (диапазон, среднее, стандартное отклонение, проценты) и стандартизованные факторные нагрузки на уровне элемента ( β ) выборки, предиктора и зависимых переменных ( n = 3375).

Проблемы с поведением

Проблемы с поведением детей были измерены с использованием пяти пунктов из опросника силы и трудностей (SDQ) Гудмана (1997). SDQ имеет хорошую структурную, параллельную, дискриминантную, конвергентную и прогностическую достоверность (например, Kersten et al., 2016), а также инвариантность измерений во времени (Sosu and Schmidt, 2017). Инструмент вводили родителям, когда их детям было чуть меньше 4, 5 и 6 лет. Родителей попросили указать, в какой степени ребенок из выборки проявляет пять определенных форм поведения (истерики; драки; ложь; воровство; и послушание, которое было закодировано в обратном порядке).Пять пунктов были оценены по 3-балльной шкале (0 = неверно; 1 = в некоторой степени верно; 2 = конечно). В связи с политомическим характером шкалы реакции проблемы поведения, мы исследовали надежность в рамках моделирования структурных уравнений (Brown, 2015). В частности, мы проверили инвариантность продольных измерений, чтобы мы могли судить о том, является ли масштаб конфигурационным, метрическим или скалярным инвариантным во времени. Такая информация имеет решающее значение для лонгитюдных исследований, поскольку она говорит нам, остается ли понимание респондентами предметов и конструкций, измеренных инструментом, одинаковым во времени.Результаты этого анализа позволяют предположить, что шкала проблем с поведением является надежной (см. Раздел результатов, посвященный надежности элементов и неизменности измерений).

Экономическое лишение родителей

Два элемента, эквивалентный доход и субъективная бедность, использовались для измерения экономической депривации родителей. Они были получены, когда детям было около 10 месяцев. Чтобы измерить эквивалентный доход , родителей сначала попросили выбрать из диапазона 17 диапазонов дохода (от 1 до 3 999 фунтов стерлингов до 17–56 000 или более), сумму, которая наилучшим образом представляет доход их семьи до налогообложения, включая все государственные пособия и интересы.Все диапазоны доходов между минимальным и максимальным, описанными выше, имели диапазон около 2 000 фунтов стерлингов (т.е. 4 000–5 999; 6 000–7 999 и т. Д.). Затем цифры были уравновешены с поправкой на различия в размере и составе домохозяйств (см., Например, Scottish Government, 2009; Bradshaw et al., 2015) и преобразованы в квинтили с диапазоном от 1 (> 33 571 фунт стерлингов) до 5 (<8410 фунтов стерлингов). ). Субъективная бедность измерялась через воспринимаемое экономическое давление. Родителей попросили оценить, как они относятся к управлению своим нынешним доходом.Ответы были по 5-балльной шкале от 1 (Очень комфортная жизнь при текущем доходе) до 5 (Очень сложно при нынешнем доходе). Более высокие баллы по обоим пунктам означают более высокий уровень депривации.

Питание

Питание измерялось с использованием двух показателей, полученных от родителей, когда детям было 2 года. Родителей попросили указать, сколько различных видов свежих, замороженных или консервированных фруктов и овощей их ребенок ест в течение обычного дня. Ответы оценивались по 5-балльной шкале (от 0 –Более пяти до 4 – Нет), причем более высокие баллы указывали на плохое питание.Эти два элемента были выбраны в соответствии с предыдущими исследованиями, показывающими значительную связь между лишением доходов и потреблением фруктов и овощей (Skafida and Treanor, 2014).

Инвестиции в образование

Инвестиции в образование измерялись для детей в возрасте 2 лет с помощью трех предметов. Родителей попросили ответить на вопрос: «Можете ли вы сказать мне, сколько дней за последнюю неделю childname делал каждое из следующих действий самостоятельно или с кем-то другим? Под «последней неделей» я имею в виду последние 7 дней.«Предметами были: просмотр книг или чтение рассказов; чтение детских стишков; и распознавание букв, слов, цифр или фигур. Ответы были закодированы от 0 до 7, так что более высокие баллы означают низкие вложения в образование. Эти элементы представляют собой приблизительные показатели инвестиций в образование и использовались в предыдущих исследованиях (например, Guo and Harris, 2000; Yeung et al., 2002). Хотя можно утверждать, что этот показатель может быть ориентирован на детей, он был получен, когда детям когорты было всего 2 года, то есть в то время, когда родители с большей вероятностью будут определять интересы своих детей.

Психологический стресс родителей

Психологический стресс родителей измерялся, когда детям было 2 года, с использованием трех выбранных пунктов шкалы депрессии, тревожности и стресса (Lovibond and Lovibond, 1995). Полная шкала имеет хорошо известные психометрические свойства (Генри и Кроуфорд, 2005). Участников попросили указать, насколько следующие утверждения применимы к ним за последнюю неделю: «Я довольно легко расстраивался», «Мне было трудно расслабиться» и «Я обнаружил, что я был очень раздражительным», измеренный по шкале 4 баллов. шкала баллов (от 1 - ко мне не применялась вообще до 4 - применялась ко мне очень часто или большую часть времени).

Когнитивные способности ребенка

Когнитивные способности были измерены в возрасте 3 лет с использованием подтестов по словарному запасу имен и подобию изображений по Британской шкале способностей, второе издание (BAS II; Elliott et al., 1997). Исследования показывают, что BAS имеет прочную теоретическую основу, обладает хорошими психометрическими свойствами и соответствует возрасту по сравнению с другими доступными тестами (Hill, 2005). Словарный запас именования оценивает способность к выражению и развитие речи, а сходство картинок оценивает способность решать проблемы и рассуждать.В текущем исследовании использовались Т-баллы, полученные на основе нормативных баллов (в диапазоне от 20 до 80, а среднее значение - 50) как для словарного запаса именования, так и для шкалы превосходства изображения. Пункты были перекодированы таким образом, чтобы более высокие баллы указывали на низкие когнитивные способности.

Суровая дисциплина

Суровая дисциплина была измерена на основе ответа родителей на один вопрос, когда детям было 4 года. Участников попросили указать, использовали ли они когда-либо порку с указанным ребенком в предыдущем году (соответствующем 3-летнему возрасту), в течение которого вопрос не задавался.Ответ на этот вопрос был зашифрован фиктивным кодом (Нет - 0; Да - 1).

Аналитическая процедура

Анализ проводился с использованием моделирования продольных структурных уравнений (SEM). Во-первых, была проверена неизменность продольных измерений шкалы проблем с поведением, чтобы убедиться, что шкала проблем с поведением измеряет одну и ту же конструкцию во времени (Widaman et al., 2010). Инвариантность измерений последовательно проверялась путем тестирования на конфигурационную, метрическую и скалярную инвариантность во времени (Давыдов и др., 2011). Во-вторых, была оценена модель безусловного скрытого роста (LGM) для оценки траектории проблем с поведением с течением времени. Безусловные модели не включают предикторов изменений (Meredith, Tisak, 1990; Давыдов и др., 2011). LGM обычно оценивают среднее значение перехвата (т. Е. Средние проблемы с поведением в возрасте 4 лет), дисперсию перехвата (т. Е. Индивидуальные различия в проблеме поведения в возрасте 4 лет), среднее значение наклона (т. Е. Скорость изменения проблемы с поведением в возрасте от 4 до 6 лет для детей). всю выборку) и дисперсию наклона (т.е., индивидуальные различия в скорости изменения). Поскольку наш анализ представлял собой LGM с множественными показателями с порядковыми элементами, среднее значение перехвата (т.е. средний балл проблем с поведением в возрасте 4 лет) не оценивается из-за процедур спецификации модели (подробное объяснение см. В Muthén and Muthén, 2012). В-третьих, следуя результатам безусловного LGM, модели, предполагающие как прямые, так и косвенные эффекты экономических лишений через посредников стресса в семье и инвестиций на траекторию проблем поведения (т.е. в возрасте 4, 5 и 6 лет).

Чтобы определить доказательства косвенных эффектов, мы исследовали статистическую значимость прямых путей, связывающих родительскую экономическую депривацию, ассоциированные медиаторы и результаты в каждом гипотетическом процессе посредничества, а также доверительные интервалы косвенных путей (MacKinnon et al., 2007; Kenny, 2016 ). Все переменные (предиктор, посредник и результат), за исключением жесткой дисциплины, были смоделированы как латентные конструкции.

Оценка модели, износ и отсутствующие данные

Поскольку элементы, лежащие в основе шкалы проблем с поведением, были измерены по порядковой (политомической) шкале, была использована процедура оценки средневзвешенной дисперсии средних квадратов (WLSMV), которая дает более точные оценки параметров, и стандартные ошибки при моделировании данных порядкового уровня ( Бирн, 2012).Все анализы проводились с использованием Mplus 7.4.

Ключевая проблема всех лонгитюдных исследований - это истощение. В рамках данных GUS анализ отсева показал, что безработные, проживающие в крупных городах, с меньшей вероятностью укажут свой доход на предыдущем обследовании, а более молодые родители с большей вероятностью выбыли из исследования (ScotCen Social Research, 2013). . Данные GUS включают продольные веса, полученные с использованием социально-демографических характеристик, связанных с отсутствием ответов (ScotCen Social Research, 2013).Эти веса были приняты во внимание при вычислении индексов соответствия модели и оценок параметров в нашем анализе. Что касается отсутствия, отсутствовали незначительные данные по пунктам, используемым для измерения проблем с поведением с течением времени (в среднем 1,3%, 1,5% и 0,98% в возрасте 4, 5 и 6 лет, соответственно). Среднее количество отсутствующих данных для ковариат было столь же малым (2,3%), с диапазоном от 0 (отсутствие элементов питания) до 8,9% (квинтили доходов). Согласно Аспарухову и Мутену (2010), подход WLSMV для обработки отсутствующих данных, реализованный в Mplus, дает несмещенные оценки, когда количество отсутствующих данных незначительно, а модель включает ковариаты, которые предсказывают отсутствие данных.

Оценка модели

Качество подгонки оценивалось с использованием индекса Такера-Льюиса (TLI) и индекса сравнительной подгонки (CFI) со значениями> 0,90 и 0,95, указывающими на «адекватное» и «хорошее» соответствие соответственно, и среднеквадратичную ошибку аппроксимации (RMSEA). значения ниже 0,05 как свидетельство хорошего соответствия (Hu and Bentler, 1999; Marsh et al., 2004). Вложенные модели проверяются при оценке инвариантности измерений. Хотя для оценки таких моделей рекомендуется использовать критерий разности хи-квадрат, он чувствителен к незначительным различиям и плохо работает с другими индексами, такими как изменения CFI и RMSEA (Cheung and Rensvold, 2002; Chen, 2007; Little, 2013).Таким образом, мы использовали изменения CFI> 0,01 и RMSEA> 0,015, а также общую подгонку каждой модели для определения инвариантности измерений (Chen, 2007; Little, 2013). В частности, модель была инвариантной, если хотя бы один из индексов находился в пределах порогового значения, а общая модель хорошо подходила. Наконец, чтобы определить силу и практическую полезность наших косвенных и общих эффектов, мы оценили размер эффекта наших стандартизованных коэффициентов со значениями 0,01, 0,09 и 0,25, представляющими малый, средний и большой эффекты соответственно.Эти пороговые значения представляют собой подходящие ориентиры для определения малых, средних и крупных эффектов при сообщении полностью стандартизованных косвенных эффектов (Cohen, 1988; Preacher and Kelley, 2011; Kenny, 2016).

Результаты

Описательная статистика и надежность товаров

Подробная описательная статистика для всех переменных представлена ​​в таблице 1. Goodman (1997) предоставил следующие пороговые значения для составной шкалы проблем поведения: нормальный (от 0 до 2), пограничный (3) и ненормальный (от 4 до 10). ).В соответствии с предыдущими исследованиями (например, Goodman, 1997), доля детей в текущей выборке, которые попали в ненормальный диапазон баллов, составляла 14% в возрасте четырех лет, 12% в возрасте пяти лет и 10% в возрасте шести лет. Проблемы пограничного поведения составляли 17, 14 и 12% в возрасте от четырех до шести лет соответственно.

Используя пороговое значение дохода 2005/06 г., то есть во время сбора данных, для определения того, кто живет в бедности в Соединенном Королевстве (Правительство Шотландии, 2009 г.), все респонденты в нижнем квинтиле дохода (22%) будут иметь жили в бедности (т.е., имел доход ниже 60% от среднего по Великобритании). Принимая во внимание долю респондентов, которые сообщили, что им было трудно или очень трудно управлять своим текущим доходом (18%), можно сделать вывод, что от 18 до 22% детей из выборки жили в семьях, испытывающих экономические лишения. Эта цифра аналогична доле детей, живущих в относительной бедности (21%) в Шотландии на момент сбора данных (Правительство Шотландии, 2009 г.).

Средние стандартизованные факторные нагрузки на уровне элемента, основанные на результатах моделей структурных уравнений (Таблица 1) для проблем поведения (0.56, 0,59, 0,64, в возрасте четырех, пяти и шести лет соответственно), экономическая депривация (0,66), стресс (0,72), плохое питание (0,56), низкие инвестиции в образование (0,47) и низкие когнитивные способности (0,63) позволяют предположить, что, в целом, элементы, используемые для измерения этих латентных конструкций, были как действительными, так и надежными (Brown, 2015).

Был проведен предварительный анализ гендерных различий по нашим прогнозирующим, медиаторным и конечным переменным, поскольку хорошо известно, что мальчики обычно демонстрируют более серьезные проблемы с поведением, чем девочки (Rutter et al., 2003). Результаты (таблица 2) показывают, что мальчики имели значительно более высокие баллы проблем с поведением, чем девочки, в течение трех временных точек. Кроме того, родители вкладывали больше средств в образование девочек, чем мальчиков, и девочки получали значительно более высокие оценки когнитивных способностей. Также наблюдалась значительная связь между полом и применением суровой дисциплины: родители сообщали о большем использовании порки с мальчиками, чем с девочками. Никаких значительных гендерных различий в отношении экономических лишений, родительского стресса или инвестиций в питание не наблюдалось.

Таблица 2 . Гендерные различия в переменных-предикторах, посредниках и результатах.

Инвариантность продольных измерений шкалы проблем с поведением

Результаты первого анализа показали, что масштаб проблем с поведением был конфигурационным, метрическим и скалярным, инвариантным во времени (таблица 3). Сравнение модели конфигурационной и метрической инвариантности с использованием заявленных нами критериев (ΔRMSEA и ΔCFI) предполагает, что в модели не было значительного ухудшения.Что касается метрических и скалярных моделей, ΔCFI предполагает отсутствие инвариантности, в то время как ΔRMSEA указывает, что масштаб был скалярным инвариантным. Поскольку наше исследование индексов модификации и других оценок параметров не показало какой-либо значительной формы локального несоответствия, а общая модель хорошо соответствовала, мы пришли к выводу, что масштаб проблем с поведением был скалярным инвариантным в соответствии с нашими заявленными критериями. Кроме того, он измерял одну и ту же конструкцию в течение трех периодов измерения, и вполне правомерно сравнивать скрытые средние во времени.

Таблица 3 . Индексы соответствия для инвариантности измерений, модели безусловного скрытого роста (LGM) и модели траектории.

Модель безусловного роста: траектория проблем поведения во времени

Во втором анализе мы исследовали траекторию проблем с поведением без предикторов. Полученные данные указывают на хорошее соответствие модели линейного роста (таблица 3) со значительными параметрами роста (таблица 4). Дисперсия точки пересечения ( b = 0,33; SE = 0.033) предположили, что дети в этой выборке значительно различались по своему исходному уровню проблем с поведением в возрасте 4 лет. Среднее значение наклона ( b = -0,174; SE = 0,011) показало, что проблемы с поведением значительно уменьшились в дошкольном возрасте. . Однако отклонение наклона не было значительным (отклонение наклона: b = 0,026; SE = 0,017), что означает, что все снижались примерно с одинаковой скоростью с течением времени. Кроме того, ковариация между точкой пересечения и наклоном не была значимой ( b = 0.031; SE = 0,018), предполагая, что исходный уровень проблем с поведением ребенка в возрасте четырех лет не был связан со скоростью изменения (в возрасте от четырех до шести лет). Чтобы гарантировать, что линейная модель обеспечивает наилучшее описание данных, равным образом оценивалась и модель нелинейного роста. Поскольку в наших данных было только три точки данных, мы смоделировали нелинейный рост (*, 1, 2), произвольно оценив первый фактор наклона (Kamata et al., 2012; Nese, 2013). Предположения о нелинейном росте не подтвердились ( b = −0.25, SE = 0,23, p = 0,278).

Таблица 4 . Результаты модели безусловного скрытого роста для траектории проблем поведения.

Влияние экономической депривации на проблемы поведения во времени - 4, 5 и 6 лет

Поскольку отклонение наклона от безусловной модели не было значительным, мы приступили к исследованию влияния экономической депривации на траекторию проблем поведения, указав модели обобщенных структурных уравнений, а не условный LGM, который направлен на прогнозирование отклонения наклона (т.е., индивидуальные различия в скорости изменения). В частности, мы протестировали три отдельные модели (рис. 1), исследуя прямое и косвенное влияние экономических лишений на проблемы поведения в трех временных точках измерения (возраст 4, 5 и 6 лет). Модель также включала ковариации между двумя инвестиционными посредниками. Предполагаемые модели хорошо соответствовали данным (таблица 3) и составляли 27, 23 и 23% отклонений в поведении в возрасте 4, 5 и 6 лет соответственно. Картина результатов была аналогичной для трех временных точек (таблица 5).

Таблица 5 . Стандартизированные прямые и косвенные эффекты (через переменные семейного стресса и инвестиций) экономической депривации на траекторию проблем поведения.

Прямое, косвенное и полное влияние экономических трудностей на траекторию проблем поведения

Как показано в Таблице 5, экономическая депривация в возрасте 10 месяцев оказывала значительное прямое влияние на проблемы поведения в возрасте 4, 5 и 6 лет, причем более высокий уровень депривации ассоциировался с более высокими показателями проблем с поведением ( p <0.001). Эти результаты предполагают, что влияние депривации на траекторию поведения в дошкольном возрасте не полностью опосредовано семейным стрессом и переменными инвестициями, что подтверждает нашу первую гипотезу.

В соответствии с нашей гипотетической моделью семейного стресса (рис. 1), экономическая депривация оказала значительное прямое влияние на родительский стресс ( p <0,001), родительский стресс оказал значительное прямое влияние на родительскую дисциплину ( p <0,01), и родительская дисциплина оказала значительное влияние на проблемы с поведением в возрасте 4, 5 и 6 лет ( p <0.001). Кроме того, стресс со стороны родителей оказал значительное прямое влияние на проблемы с поведением во всех временных точках ( p <0,001). Тест значимости выявил два косвенных эффекта, согласующихся с медиаторами стресса в семье (депривация → стресс → дисциплина → проблемы с поведением, p <0,01; депривация → стресс → проблемы с поведением, p <0,001). То есть более высокий уровень депривации привел к более высокому уровню родительского стресса, что, в свою очередь, привело к более широкому использованию суровой дисциплины и, как следствие, к более высоким проблемам с поведением в возрасте 4, 5 и 6 лет.Кроме того, путь через родительский стресс отдельно объясняет более высокий уровень проблем с поведением. Суммарный косвенный эффект модели стресса в семье в трех временных точках (β = 0,04) указывает на средний размер эффекта. Эти результаты частично подтверждают нашу вторую гипотезу.

Что касается гипотезы, основанной на инвестиционной модели (рис.1), экономическая депривация в значительной степени связана с плохим питанием ( p <0,001), меньшими инвестициями в образование ( p <0.001) и более низкие когнитивные способности ( p <0,001). В то время как меньшие инвестиции в образование оказали значительное прямое влияние на более низкие когнитивные способности ( p <0,001), плохое питание не было существенно связано с когнитивными способностями ( p > 0,10). Более низкие когнитивные способности оказали значительное влияние на проблемы с поведением в возрасте 4, 5 и 6 лет ( p <0,001). Тестирование косвенных эффектов с помощью инвестиционных посредников выявило два важных вывода (депривация → инвестиции → когнитивные способности → проблемы с поведением p <0.001; депривация → когнитивные способности → проблемы с поведением p <0,001). Таким образом, в соответствии с нашей гипотезой, опыт экономической депривации повлиял на проблемы поведения в дошкольном возрасте из-за низких инвестиций в образование и низкой когнитивной способности, что частично подтверждает нашу третью гипотезу. Общий косвенный эффект от инвестиционного пути составил β = 0,10–0,12 в трех временных точках, что указывает на средний эффект. Суммарное влияние всех путей депривации на траекторию проблем с поведением можно считать большим эффектом во всех трех временных точках (β = 0.30 до 0,36).

Чтобы проверить надежность наших результатов, мы провели последующий анализ, контролируя влияние пола на проблемы поведения, инвестиции в образование, когнитивные способности и суровую дисциплину из-за значительных гендерных различий, полученных в нашем предварительном анализе. Ключевые показатели модели указывают на достоверное соответствие для моделей возраста 4 (CFI = 0,96; TLI = 0,95), возраста 5 (CFI = 0,95; TLI = 0,94) и возраста 6 (CFI = 0,96; TLI = 0,95). Важно отметить, что не было никаких изменений в значимости оценок параметров или направления воздействия (полные результаты доступны у первого автора).

Обсуждение

Мы использовали проспективные лонгитюдные данные, чтобы изучить механизмы, с помощью которых экономическая депривация приводит к проблемам с поведением у детей дошкольного возраста. В соответствии с моделью семейного стресса (Conger et al., 2010), экономическая депривация, измеренная примерно в первый день рождения детей из нашей выборки, была косвенно связана с более высоким уровнем проблем с поведением в дошкольном возрасте из-за воздействия на родительский стресс, который увеличивает использование суровых дисциплина. Карательное воспитание, в свою очередь, привело к более серьезным проблемам с поведением.Мы также обнаружили, что повышенный родительский стресс, связанный с бедностью, предсказывает увеличение уровня проблем с поведением, помимо последствий суровой дисциплины. Этот дополнительный путь согласуется с гипотезой Shaw and Shelleby (2014) о том, что связь между родительским дистрессом и проблемами поведения может зависеть от других факторов, а не от скомпрометированного воспитания. Одно из возможных объяснений состоит в том, что во время беременности у матери мог быть психологический стресс, который мог вызвать эндокринные изменения, которые привели к передаче негативных черт, связанных с проблемами поведения (Goldsmith et al., 1997; Kim-Cohen et al., 2005). Другое правдоподобное объяснение состоит в том, что дети, живущие в бедности, в равной степени подвержены стрессу. Таким образом, прямое воздействие родительского стресса на проблемы с поведением ребенка может просто отражать посредническую роль стресса на уровне ребенка на пути между бедностью и проблемами поведения.

Путь инвестирования предоставил не менее ценное объяснение связи между бедностью и проблемами поведения. Как и в предыдущих исследованиях (Mayer, 1997; Gershoff et al., 2007) экономическая депривация ограничивала способность родителей вкладывать средства в обогащение образовательного опыта, что, в свою очередь, приводило к снижению когнитивных способностей в раннем детстве. В соответствии с нашей гипотезой, когнитивные способности предсказывали различия в проблемах поведения в возрасте 4, 5 и 6 лет. Хотя бедность предсказывала инвестиции в питание в соответствии с предыдущими выводами (Skafida and Treanor, 2014), путь от питания через когнитивные способности не был значительным, возможно, из-за умеренной связи между двумя инвестиционными переменными ( r = 0.44).

В целом, приведенные выше результаты расширяют наше теоретическое понимание того, что инвестиционный путь от бедности к проблеме поведения должен включать когнитивные способности в качестве ключевого посредника в соответствии с предыдущими выводами о посреднической роли когнитивных способностей в родительских инвестициях (Galler et al., 2012). Кроме того, он демонстрирует, как влияние детской бедности на когнитивные способности и проблемы поведения может создать цикл бедности во взрослом возрасте. Дети, живущие в бедности, с большей вероятностью пойдут в школу со значительными недостатками, которые включают в себя более низкие когнитивные способности и более высокий уровень проблем с поведением, факторы, которые могут заставить их потерять существенные основания в образовании по сравнению с их сверстниками (Masten et al., 2005; Montroy et al., 2014). В результате плохие результаты обучения и рост проблем с поведением с течением времени означают меньшие перспективы и успех на рынке труда, тем самым создавая цикл бедности (Fergusson et al., 2005). Таким образом, разрыв этого цикла потребует внимания как к повышению уровня образования, так и к уменьшению проблем с поведением. Однако необходимы дальнейшие исследования, чтобы понять направленность и характер взаимосвязи между когнитивными способностями и проблемами поведения.

В отличие от основного допущения как модели семейного стресса, так и модели инвестиций (Conger et al., 2010), влияние бедности на проблемы поведения в детстве не было полностью опосредовано переменными стресса и инвестиций. В соответствии с предыдущими выводами (Gershoff et al., 2007; Kiernan and Huerta, 2008) мы обнаружили, что экономическая депривация напрямую влияет на проблемы поведения в дошкольном возрасте. Однако не все исследования документально подтвердили такие прямые эффекты, и есть предположение, что прямые эффекты, как правило, являются обычным явлением, когда о проблемах поведения сообщают лица, осуществляющие уход, а не сами дети или подростки (Sun et al., 2015). Более правдоподобным объяснением нашего открытия является то, что влияние бедности может быть опосредовано другими факторами, такими как детский стресс (Lupien et al., 2001; Evans and Kim, 2007). Поэтому в будущих исследованиях следует изучить потенциальные эффекты через связанные с ребенком переменные, такие как стресс, в дополнение к родительским переменным.

Ограничения исследования

Наше исследование ограничено тем фактом, что мы в основном сосредоточились на влиянии бедности через психосоциальные и инвестиционные механизмы.Вероятно, что другие пути, которые еще предстоит изучить, могут добавить объяснительной способности интегрированной модели. Данные биологических теорий предполагают, что проблемы с поведением могут быть результатом генетических (например, Rhee and Waldman, 2002) и дефектов структуры мозга (например, Fairchild et al., 2013). Однако утверждалось, что возможные генетические риски проблем детского поведения могут оставаться скрытыми до тех пор, пока дети не столкнутся с невзгодами, такими как экономические трудности (например, Rutter et al., 2001; Costello et al., 2003). Другими словами, невыгодное экономическое положение может служить катализатором генетической предрасположенности к тому, чтобы проблемы стали реальностью. Будущие исследования этих механизмов прольют свет на взаимосвязь между бедностью и нейропсихологическими процессами.

Мы также осознаем, что экономическая депривация имеет тенденцию меняться с течением времени, а не оставаться неизменной. Таким образом, использование экономических лишений, когда детям было 10 месяцев, может скрывать изменчивость с течением времени. Однако по сравнению с доходом в среднем детстве, доход родителей в раннем детстве, по-видимому, более влияет на траектории развития детей (Votruba-Drzal, 2006).Как видно из наших результатов, доход, измеренный, когда детям было всего 10 месяцев, предсказал значительную разницу в траектории поведения. Последующий анализ с использованием совокупных показателей экономической депривации, когда дети в когорте были в возрасте от 1 до 2 лет, не изменил наших результатов. Наконец, наше исследование носит корреляционный характер, и мы не смогли смоделировать пути с перекрестной задержкой, скорректировав предыдущие уровни переменных-предикторов и посредников, поскольку эти переменные не всегда были доступны в нашем наборе данных.Таким образом, наши результаты не полностью учитывают направленность эффектов, и необходима осторожность при установлении причинно-следственных связей, основанных исключительно на этих выводах. Хотя мы использовали последовательный подход при выборе переменных-предикторов, посредников и результатов, экспериментальные полевые исследования и исследования, сочетающие модели роста со стандартными панельными моделями, предлагают будущие возможности для изучения причинно-следственной связи основных процессов.

Значение исследования

Несмотря на вышеупомянутые ограничения, наши выводы имеют важное значение для определения ключевых областей целевого вмешательства для политического вмешательства.Во-первых, помощь семьям в преодолении финансового стресса посредством прямой финансовой поддержки или помощи в повышении доходов может помочь уменьшить стресс родителей и повысить их вложения в образование, которые являются ключевыми посредниками в решении проблем с поведением. Подходы, которые увеличивают семейный доход, не только положительно влияют на поведение детей, но также способствуют улучшению других результатов, включая уровень образования (Costello et al., 2003; Morris and Gennetian, 2003; Votruba-Drzal, 2006).Хотя несколько стран, включая Великобританию, предоставляют социальную поддержку семьям с низким доходом, такая поддержка представляет собой минимальную систему защиты, и все еще существуют значительные уровни бедности (Правительство Шотландии, 2016). Во-вторых, учитывая посредническую роль родительских процессов и когнитивных способностей, целевые области вмешательства должны быть расширены, чтобы включить факторы, которые ставят под угрозу воспитание детей, а также улучшают когнитивные способности детей. Данные свидетельствуют о том, что улучшение в одной области может служить катализатором изменений в другой (Lunkenheimer et al., 2008; Scott et al., 2010), и такие многоуровневые подходы могут помочь разорвать порочный круг бедности. Кроме того, значительные прямые эффекты, наблюдаемые между экономическими лишениями и проблемами поведения, а также родительским стрессом и проблемами поведения, позволяют предположить, что влияние бедности на проблемы поведения не является исключительно результатом поведения родителей. В результате вмешательства должны выходить за рамки программ для родителей, чтобы уменьшить проблемы с поведением в детстве.

Наконец, очевидно, что бедность является значительным предшественником раннего риска проблем с поведением в детстве.Таким образом, политика, которая уделяет первоочередное внимание поддержке детей на самых ранних этапах до того, как они начнут формальное обучение, может предотвратить ухудшение их поведения и последующее дальнейшее отставание от своих сверстников в успеваемости. Хотя первоначальные затраты на раннее вмешательство могут вызывать непосредственную озабоченность, их необходимо уравновесить с учетом того факта, что будущие затраты, связанные с поддержкой детей, чьи проблемы ухудшаются к взрослому возрасту, столь же значительны (Scott et al., 2001). Ранние вмешательства на дошкольном этапе также имеют большую эффективность для уменьшения проблем с поведением, чем у детей старшего возраста, потому что проблемы с поведением в детстве и связанные с ними методы воспитания более податливы в ранние годы (Olds, 2002; Reid et al., 2004). Кроме того, как показывают текущие и предыдущие исследования (например, Mesman et al., 2009; Fanti and Henrich, 2010), проблемы с поведением уменьшаются по мере взросления детей. Таким образом, раннее вмешательство должно помочь ускорить темпы изменений для тех, кто находится в группе риска.

В заключение, настоящее исследование расширило предыдущую работу по точным механизмам, с помощью которых бедность приводит к проблемам поведения в детстве, продемонстрировав роль когнитивных способностей как ключевого посредника между бедностью и проблемами поведения.Это также только одно из двух исследований, в которых используются проспективные продольные данные, соответствующие временному порядку предполагаемых переменных, и единственное, в котором изучается траектория проблем поведения во времени. Вмешательства, основанные на интегрированной модели семейного стресса и инвестиций, могут помочь улучшить поведенческое поведение детей из неблагополучных семей и, следовательно, расширить их перспективы на будущее.

Авторские взносы

ES и PS способствовали концептуализации исследования. ES провела обзор литературы.ES и PS провели анализ данных и внесли свой вклад в написание рукописи.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Рецензенты и ведущий редактор заявили о своей общей принадлежности.

Благодарности

Авторы благодарны Британской академии за приобретение навыков SQ120023 за получение награды Британской академии за приобретение навыков.Мы также благодарим все семьи, принявшие участие в опросе Growing Up in Scotland. Работа второго автора также была поддержана Польским почетным научным сообществом Александра фон Гумбольдта.

Список литературы

Белачки, К., Фарина, Э. (2010). Просоциальные / враждебные роли и понимание эмоций у дошкольников. Агрессия. Behav. 36, 371–389. DOI: 10.1002 / ab.20361

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Белланти, К. Дж., И Бирман, К.Л. (2000). Распутать влияние низкой когнитивной способности и невнимательности на социальное поведение и отношения со сверстниками. J. Clin. Детская психол. 29, 66–75. DOI: 10.1207 / S15374424jccp2901_7

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бо, Т., Оверленд, С., Лундерволд, А. Дж., И Хайсинг, М. (2012). Социально-экономический статус и психическое здоровье детей: результаты исследования детей в Бергене. Soc. Психиатрия Psychiatr. Эпидемиол. 47, 1557–1566.DOI: 10.1007 / s00127-011-0462-9

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Босс П., Брайант К. М. и Манчини Дж. А. (2017). Управление стрессом в семье: контекстуальный подход, 3-е изд. . Таузенд-Оукс, Калифорния: Сейдж.

Google Scholar

Брэдшоу П., Кнудсен Л. и Мабелис Дж. (2015). Растут в Шотландии: обстоятельства и опыт трехлетних детей, живущих в Шотландии в 2007/08 и 2013 годах . Эдинбург: Правительство Шотландии.

Google Scholar

Бронфенбреннер, У. (1977). К экспериментальной экологии человеческого развития. Am. Psychol. 32, 515–531. DOI: 10.1037 / 0003-066X.32.7.513

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Браун, Т.А. (2015). Подтверждающий факторный анализ для прикладных исследований, 2-е изд. . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Guilford Press.

Бирн, Б. М. (2012). Моделирование структурных уравнений с помощью Mplus: основные концепции, приложения и программирование .Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Тейлор и Фрэнсис Групп.

Google Scholar

Чен, Ф. Ф. (2007). Чувствительность показателей согласия к отсутствию инвариантности измерений. Struct. Equ. Модель. 14, 464–504. DOI: 10.1080 / 10705510701301834

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Cheung, G. W., and Rensvold, R. B. (2002). Оценка показателей согласия для проверки инвариантности измерений. Struct. Equ. Модель. 9, 233–255. DOI: 10.1207 / S15328007SEM0902_5

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Коэн, Дж.(1988). Статистический анализ мощности для поведенческих наук, 2-е изд. . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Academic Press.

Конгер, Р. Д., Конгер, К. Дж., И Мартин, М. Дж. (2010). Социально-экономический статус, семейные процессы и индивидуальное развитие. J. Marriage Fam. 72, 685–704. DOI: 10.1111 / j.1741-3737.2010.00725.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Костелло, Э. Дж., Комптон, С. Н., Килер, Г., и Анголд, А. (2003). Связь между бедностью и психопатологией: естественный эксперимент. J. Am. Med. Доц. 290, 2023–2029. DOI: 10.1001 / jama.290.15.2023

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Давыдов Э., Датлер Г., Шмидт П., Шварц С. Х. (2011). «Проверка инвариантности ценностей в странах Бенилюкса с помощью европейского социального исследования: учет ординальности», в Кросс-культурный анализ: методы и приложения , ред. Э. Давидов, П. Шмидт и Дж. Биллиет (Нью-Йорк, США). Нью-Йорк: Рутледж), 149–172.

Google Scholar

Уважаемый, Э., Маккартни, К., и Тейлор, Б.А. (2006). Связи внутри ребенка между доходом семьи и проблемами экстернализации и интернализации. Dev. Psychol. 42, 237–252. DOI: 10.1037 / 0012-1649.42.2.237

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Эллиотт, К. Д., Смит, П., и Маккалок, К. (1997). Британская шкала способностей II . Виндзор, Великобритания: Издательство NFER-NELSON.

Эванс, Г. В., и Ким, П. (2007). Детская бедность и здоровье: совокупная подверженность риску и нарушение регуляции стресса. Psychol. Sci. 18, 953–957. DOI: 10.1111 / j.1467-9280.2007.02008.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фэирчайлд, Г., Хаган, К. К., Уолш, Н. Д., Пассамонти, Л., Колдер, А. Дж., И Гудьер, И. М. (2013). Нарушения структуры мозга у девочек-подростков с расстройством поведения. J. Child Psychol. Психиатрия 54, 86–95. DOI: 10.1111 / j.1469-7610.2012.02617.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фанти, К.С., и Хенрих, К. С. (2010). Траектории чистых и сопутствующих проблем интернализации и экстернализации в возрасте от 2 до 12 лет: результаты исследования по уходу за детьми раннего возраста, проведенного Национальным институтом детского здоровья и развития человека. Dev. Psychol. 46, 1159–1175. DOI: 10.1037 / a0020659

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фара, М. Дж., Шера, Д. М., Сэвидж, Дж. Х., Бетанкур, Л., Джаннетта, Дж. М., Бродский, Н. Л. и др. (2006). Детская бедность: специфические ассоциации с нейрокогнитивным развитием. Brain Res. 1110, 166–174. DOI: 10.1016 / j.brainres.2006.06.072

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фергюссон Д. М., Хорвуд Л. Дж. И Риддер Э. М. (2005). Покажите мне семилетнего ребенка: последствия проблем с поведением в детстве для психосоциального функционирования во взрослом возрасте. J. Child Psychol. Психиатрия 46, 837–849. DOI: 10.1111 / j.1469-7610.2004.00387.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Галлер, Дж.Р., Брайс, К. П., Вабер, Д. П., Хок, Р. С., Харрисон, Р., Иглсфилд, Д. и др. (2012). Младенческое недоедание предсказывает проблемы с поведением у подростков. Nutr. Neurosci. 15, 186–192. DOI: 10.1179 / 1476830512Y.0000000012

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гершофф, Э. Т., Абер, Дж. Л., Рэйвер, К. К. и Леннон, М. С. (2007). Дохода недостаточно: включение материальных трудностей в модели ассоциации дохода с воспитанием детей и развитием ребенка. Child Dev. 78, 70–95. DOI: 10.1111 / j.1467-8624.2007.00986.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Голдсмит, Х. Х., Басс, К. А., и Лемери, К. С. (1997). Малыш и детский темперамент: расширенное содержание, более убедительные генетические данные, новые доказательства важности окружающей среды. Dev. Psychol. 33, 891–905. DOI: 10.1037 / 0012-1649.33.6.891

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Генри, Дж.Д. и Кроуфорд Дж. Р. (2005). Краткая версия Шкалы депрессии, тревожности, стресса (DASS-21): построение достоверности и нормативных данных на большой неклинической выборке. Br. J. Clin. Psychol. 44, 227–239. DOI: 10.1348 / 014466505X29657

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хилл, В. (2005). Сквозь мрачное прошлое: обзор британских шкал способностей, второе издание. Child Adolesc. Ment. Здоровье 10, 87–98. DOI: 10.1111 / j.1475-3588.2004.00123.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ху, Л., и Бентлер, П. М. (1999). Критерии отсечения для индексов соответствия в анализе ковариационной структуры: традиционные критерии по сравнению с новыми альтернативами. Struct. Equ. Модель. 6, 1–55. DOI: 10.1080 / 10705519

0118

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Камата, А., Несе, Дж. Ф. Т., Патарапичаятам, К., и Лай, К. Ф. (2012). Моделирование нелинейного роста с тремя точками данных: иллюстрация с данными сравнительного анализа. Оценка. Эфф. Интерв. 38, 105–116. DOI: 10.1177 / 1534508412457872

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Керстен, П., Чуба, К., Макферсон, К., Дадли, М., Элдер, Х., Тауроа, Р. и др. (2016). Систематический обзор доказательств психометрических свойств анкеты сильных сторон и трудностей. Внутр. J. Behav. Dev. 40, 64–75. DOI: 10.1177 / 0165025415570647

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кирнан, К. Э., и Huerta, M. C. (2008). Экономическая депривация, материнская депрессия, воспитание детей и когнитивное и эмоциональное развитие детей в раннем детстве. Br. J. Sociol. 59, 783–806. DOI: 10.1111 / j.1468-4446.2008.00219.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ким-Коэн, Дж., Моффит, Т. Э., Тейлор, А., Полби, С. Дж., И Каспи, А. (2005). Материнская депрессия и детское антиобщественное поведение: природа и влияние воспитания. Arch. Gen. Psychiatry 62, 173–181.DOI: 10.1001 / archpsyc.62.2.173

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Линвер М. Р., Брукс-Ганн Дж. И Коэн Д. Э. (2002). Семейные процессы как пути от дохода к развитию детей младшего возраста. Dev. Psychol. 38, 719–734. DOI: 10.1037 / 0012-1649.38.5.719

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Литтл, Т. Д. (2013). Моделирование продольных структурных уравнений . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Guilford Press.

Google Scholar

Ловибонд, П.Ф. и Ловибонд С. Х. (1995). Структура негативных эмоциональных состояний: сравнение шкал депрессии, тревожности и стресса (DASS) с описаниями депрессии и тревожности Бека. Behav. Res. Ther. 33, 335–343. DOI: 10.1016 / 0005-7967 (94) 00075-U

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лункенхаймер, Э. С., Дишион, Т. Дж., Шоу, Д. С., Коннелл, А., Гарднер, Ф., Уилсон, М. Н. и др. (2008). Сопутствующие преимущества семейной проверки готовности к школе в раннем детстве: косвенные эффекты поддержки позитивного поведения родителей. Dev. Psychol. 44, 1737–1752. DOI: 10.1037 / a0013858

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лупиен, С. Дж., Кинг, С., Мини, М. Дж., И МакИвен, Б. С. (2001). Может ли бедность проникнуть в вашу кожу? Базальный уровень кортизола и когнитивные функции у детей с низким и высоким социально-экономическим статусом. Dev. Psychopathol. 13, 653–676. DOI: 10.1017 / S0954579401003133

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Marsh, H. W., Hau, K., and Wen, Z.(2004). В поисках золотых правил: прокомментируйте подходы к проверке гипотез для установки значений отсечения для индексов соответствия и опасности чрезмерного обобщения результатов Ху и Бентлера (1999). Struct. Equ. Модель. 11, 320–341. DOI: 10.1207 / s15328007sem1103_2

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мастен, А.С., Ройсман, Г.И., Лонг, Дж. Д., Берт, К. Б., Обрадович, Дж., Райли, Дж. Р. и др. (2005). Каскады развития: связь академической успеваемости с экстернализацией и интернализацией симптомов за 20 лет. Dev. Psychol. 41, 733–746. DOI: 10.1037 / 0012-1649.41.5.733

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Майер, С. Э. (1997). Чего нельзя купить за деньги: семейный доход и шансы на жизнь детей . Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.

Google Scholar

Майер, С. Э. (2002). Влияние доходов родителей на результаты детей . Веллингтон, Новая Зеландия: Группа управления знаниями, Министерство социального развития.

Google Scholar

Mazza, J.R., Pingault, J.-B., Booij, L., Boivin, M., Tremblay, R., Lambert, J., et al. (2016). Бедность и поведенческие проблемы в раннем детстве: опосредующая роль симптомов материнской депрессии и воспитания детей. Внутр. J. Behav. Dev. DOI: 10.1177 / 0165025416657615. [Epub перед печатью].

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Маккаббин, Х. И., Джой, К. Б., Кавл, Э. А., Комо, Дж. К., Паттерсон, Дж. М., и Нидл, Р. Х. (1980). Семейный стресс и совладание: обзор десятилетия. J. Marriage Fam. 42, 855–871. DOI: 10.2307 / 351829

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Месман, Дж., Стул, Р., Бакерманс-Краненбург, М. Х., ван Эйзендорн, М. Х., Джуффер, Ф., Кут, Х. М. и др. (2009). Прогнозирование кривых роста экстернализированных проблем раннего детства: дифференциальная восприимчивость детей с трудным темпераментом. J. Abnorm. Детская психол. 37, 625–636. DOI: 10.1007 / s10802-009-9298-0

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Монтрой, Дж.Дж., Боулз Р., Скиббе Л. Э. и Фостер Т. Д. (2014). Социальные навыки и проблемное поведение как медиаторы взаимосвязи между поведенческой саморегуляцией и академической успеваемостью. Early Child Res. Q. 29, 289–309. DOI: 10.1016 / j.ecresq.2014.03.002

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Моррис П. А., Геннетиан Л. А. (2003). Определение влияния дохода на развитие детей с использованием экспериментальных данных. J. Marriage Fam. 65, 716–729.DOI: 10.1111 / j.1741-3737.2003.00716.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Muthén, L.K., и Muthén, B.O. (2012). Руководство пользователя Mplus, 7-е изд. . Лос-Анджелес, Калифорния: Muthén & Muthén.

Ноубл, К. Г., Норман, М. Ф., и Фара, М. Дж. (2005). Нейрокогнитивные корреляты социально-экономического статуса детей детского сада. Dev. Sci. 8, 74–87. DOI: 10.1111 / j.1467-7687.2005.00394.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Орнаги, В., Браззелли, Э., Граццани, И., Аглиати, А., и Лукарелли, М. (2017). Приводит ли обучение малышей к эмоциональным изменениям к изменениям в их просоциальном и агрессивном поведении по отношению к сверстникам в яслях? Early Educ. Dev. 28, 396–414. DOI: 10.1080 / 10409289.2016.1238674

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Проповедник, К. Дж., И Келли, К. (2011). Меры размера эффекта для моделей посредничества: количественные стратегии для передачи косвенных эффектов. Psychol.Методы 16, 93–115. DOI: 10.1037 / a0022658

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Рид, М. Дж., Вебстер-Страттон, К., и Байдар, Н. (2004). Прекращение развития экстернализирующего поведения у детей с опорой на старт: эффекты родительского обучения. J. Clin. Ребенок-подростокc. 3, 3279–3291. DOI: 10.1207 / s15374424jccp3302_10

CrossRef Полный текст

Ри, ​​С. Х., и Уолдман, И. Д. (2002). Влияние генетики и окружающей среды на антисоциальное поведение: метаанализ исследований близнецов и усыновлений. Psychol. Бык. 128, 490–529. DOI: 10.1037 / 0033-2909.128.3.490

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Райлаарсдам, Дж., Стивенс, Г. В. Дж. М., ван дер Энде, Дж., Хофман, А., Джаддо, В. В. В., Маккенбах, Дж. П. и др. (2013). Экономическое неблагополучие и эмоциональные и поведенческие проблемы детей младшего возраста: механизмы риска. J. Abnorm. Детская психол. 41, 125–137. DOI: 10.1007 / s10802-012-9655-2

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Раттер, М., Каспи, А., Моффитт, Т. Е. (2003). Использование половых различий в психопатологии для изучения причинных механизмов: объединение проблем и исследовательских стратегий. J. Child Psychol. Психиатрия 44, 1092–1115. DOI: 10.1111 / 1469-7610.00194

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Раттер, М., Пиклз, А., Мюррей, Р., и Ивз, Л. (2001). Проверка гипотез о конкретных причинных воздействиях окружающей среды на поведение. Psychol. Бык. 127, 291–324. DOI: 10.1037 / 0033-2909.127.3.291

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Социальное исследование ScotCen (2013). Растут в Шотландии: когорта 1, зачистки 1–6, 2005–2011 гг. [сбор данных], 11-е изд. . Служба данных Великобритании. SN: 5760. Доступно в Интернете по адресу: http://dx.doi.org/10.5255/UKDA-SN-5760-4

Скотт С., Кнапп М., Хендерсон Дж. И Моган Б. (2001). Финансовые издержки социальной изоляции: последующее исследование антисоциальных детей во взрослом возрасте. BMJ 323: 191.DOI: 10.1136 / bmj.323.7306.191

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Скотт С., Сильва К., Дулан М., Прайс Дж., Джейкобс Б., Кроо К. и др. (2010). Рандомизированное контролируемое испытание родительских групп антисоциального поведения детей, направленное на множественные факторы риска: проект SPOKES. J. Child Psychol. Психиатрия 51, 48–57. DOI: 10.1111 / j.1469-7610.2009.02127.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шоу, Д.С., и Шеллеби, Э. С. (2014). Проблемы поведения, возникающие в раннем возрасте: пересечение проблем поведения и бедности. Annu. Преподобный Clin. Psychol. 10, 503–528. DOI: 10.1146 / annurev-Clinpsy-032813-153650

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Скафида В., Тринор М. К. (2014). Предсказывают ли изменения в объективном и субъективном семейном доходе изменение питания детей с течением времени? Уникальные идеи с использованием продольного когортного исследования и анализа фиксированных эффектов. J. Epidemiol.Commun. Здоровье 68, 534–541. DOI: 10.1136 / jech-2013-203308

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Сосу, Э. М., и Шмидт, П. (2017). Отслеживание эмоциональных и поведенческих изменений в детстве: измеряет ли анкета сильных сторон и трудностей одни и те же конструкции во времени? J. Psychoeduc. Оцените . 35, 643–656. DOI: 10.1177 / 0734282916655503

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Sun, W., Li, D., Zhang, W., Бао, З., Ван, Ю. (2015). Материальные трудности семьи и проблемное поведение китайских подростков: модерируемый анализ посредничества. PLoS ONE 10: e0128024. DOI: 10.1371 / journal.pone.0128024

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Видаман, К. Ф., Феррер, Э., Конгер, Р. Д. (2010). Факториальная инвариантность в моделях продольных структурных уравнений: измерение одной и той же конструкции во времени. Child Dev. Перспектива. 4, 10–18. DOI: 10.1111 / j.1750-8606.2009.00110.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Йунг, У. Дж., Линвер, М. Р., Брукс-Ганн, Дж. (2002). Как деньги важны для развития маленьких детей: вклад родителей и семейные процессы. Child Dev. 73, 1861–1879. DOI: 10.1111 / 1467-8624.t01-1-00511

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *