Сообщение про гения – Великие и гениальные люди на планете — LiveJournal

Содержание

Что делает гения гением? Величайшие умы объединяет одна общая черта | Longread | ИноСМИ

Быть гением и обладать исключительными интеллектуальными способностями — не одно и то же. Умных людей пруд пруди, между тем не многие из них могут похвастаться значительными достижениями. Важно здесь именно творчество, способность практически в любой ситуации заставлять работать собственное воображение.

Your browser does not support HTML5 audioЧто делает гения гением?

Взять, к примеру, Бенджамина Франклина. Ему не хватало выдающихся аналитических способностей Гамильтона и философской глубины Мэдисона. Однако недостаток классического образования не помешал самоучке Франклину стать лучшим изобретателем, дипломатом, ученым, писателем и бизнес-стратегом американского Просвещения. Запустив воздушного змея, он доказал электрическую природу молнии и изобрел специальный стержень, чтобы ее приручить. Он соорудил экономичные печи, нанес на карту Гольфстрим, создал бифокальные очки, великолепные музыкальные инструменты и уникальный стиль грубоватого американского юмора.


Альберт Эйнштейн прошел аналогичный путь. В детстве он долго не мог научиться говорить, так что его родителям пришлось обратиться за советом к врачу. Домашняя прислуга называла Альберта «тупицей», а один родственник посчитал его «умственно недоразвитым». Кроме того Эйнштейн открыто не желал подчиняться каким бы то ни было авторитетам, в результате чего один учитель выгнал его из школы, а другой объявил, что из мальчика никогда не выйдет толку — вынесенный им вердикт до сих пор забавляет потомков. Эти черты сделали Эйнштейна святым покровителем рассеянных школьников во всем мире.


Однако презрение Эйнштейна к авторитетам также заставило его подвергнуть сомнению устоявшиеся понятия — да в такой форме, о которой хорошо обученные сотрудники академии даже не помышляли. А медленное речевое развитие позволило ему сохранить свежесть восприятия при наблюдении за теми повседневными явлениями, которые другие люди рассматривали как нечто само собой разумеющееся. «Нормальный взрослый человек вообще не задумывается над проблемой пространства и времени, — однажды объяснил Эйнштейн. — Я же развивался интеллектуально так медленно, что пространство и время занимали мои мысли, когда я стал уже взрослым».


Так было в 1905 году, когда он тянул лямку эксперта третьего класса в швейцарском Бюро патентов, выпустившись из Цюрихского Политехникума, где по финальным результатам оказался четвертым в своей группе из пяти выпускников. Эйнштейн произвел революцию в нашем понимании вселенной, предложив два краеугольных камня современной физики: теорию относительности и квантовую теорию. И он сделал это, отказавшись от одного из основных предположений, сделанных Исааком Ньютоном в начале его «Принципов», о том, что время идет параллельно, секунда за секундой, независимо от того, как мы его наблюдаем. Сегодня имя и образ Эйнштейна — нимб из всклокоченных волос, пронзительный взгляд — неотделимы от наших представлений о типичном гении.


Потом есть еще Стив Джобс. Во многом подобно Эйнштейну, который, в ходе мучительных размышлений над своми теориями брал в руки скрипку и играл Моцарта (он говорил, что это помогает ему восстанавливать связь с космической гармонией), Джобс верил в высокое назначение красоты, полагал, что искусство, точные и гуманитарные науки должны быть связаны. Бросив учебу в колледже, Джобс ходил на занятия по каллиграфии и танцам, а потом отправился искать духовное просветление в Индии — в итоге каждый созданный им продукт, начиная с Macintosh и заканчивая iPhone, в отличие от продуктов его конкурентов обладал едва ли не духовной по своей природе красотой.

© ETH LibraryАльберт Эйнштейн в Лакен, Бельгия


Изучение биографий таких людей привело меня к Леонардо да Винчи, который, на мой взгляд, является величайшим творческим гением в истории. Опять же, это не означает, что он отличался исключительным умом. Да Винчи не мог похвастаться ни сверхчеловеческим интеллектом таких теоретиков, как Ньютон или Эйнштейн, ни математическими способностями своего друга Луки Пачоли.


Но он умел мыслить как художник и ученый, а это давало ему нечто более ценное: способность визуализировать теоретические концепции. Возможно, Пачоли и развил теории Евклида, проведя влиятельные исследования в области математической перспективы и геометрических пропорций. Однако оживили их именно иллюстрации да Винчи — изображения ромбокубооктаэдров и десятков других многогранных геометрических форм — что в конечном счете оказалось важнее. На протяжении многих лет он делал подобного рода иллюстрации для таких наук, как география (трехмерные карты, которые он чертил для военачальника Чезаре Борджиа), анатомия (его знаменитые рисунки «витрувианского человека» и плода в утробе матери), и многих других — и все это одновременно с работой над рядом произведений, ставших шедеврами мирового искусства.


Как и Франклин, да Винчи был главным образом самоучкой. Он родился вне брака, а значит, не мог следовать по стопам своего отца нотариуса и не имел права посещать одну из «латинских школ», где холеным молодым людям раннего Ренессанса преподавали классиков и гуманитарные науки. К тому же, подобно Эйнштейну, да Винчи проявлял исключительную независимость.


Казалось, его часто уязвляла собственная неграмотность, недаром он не без иронии называл себя «необразованным», но вместе с тем да Винчи не выносил «глупых людишек», которые смели относиться к нему без должного уважения. «Они расхаживают, напуская на себя важный вид, исполненные самомнения, разряженные и украшенные результатами не своих, а чужих трудов», — писал он в одной из своих записных книжек.


Таким образом, да Винчи научился бросать вызов общепринятым представлениям, игнорируя пыльную схоластику и средневековые догмы, накопленные на протяжении тысячелетий со времен упадка классической науки. Он был, по его собственным словам, учеником опыта и эксперимента. «Leonardo da Vinci, disscepolo della sperientia», — подписался он однажды. Этот подход к решению задач оказался как минимум революционным, предвосхитившим научный метод, разработанный более чем столетие спустя Фрэнсисом Бэконом и Галилео Галилеем. И он вознес да Винчи даже над самыми величайшими умами того времени. «Талант достигает цель, которую никто не может достичь, — писал немецкий философ Артур Шопенгауэр. — Гений — ту, которую никто не может увидеть».

Die Welt
Estadao
Lidovky

Как и в случае Эйнштейна, самой вдохновляющей чертой да Винчи было любопытство. Тысячи страниц в его сохранившихся записных книжках пестрят заинтересовавшими ученого наблюдениями. Он хотел знать, что вызывает у людей зевоту, каким образом ходят по льду во Фландрии, каковы методы возведения круга в квадрат, что заставляет закрываться аортальный клапан, каким образом глаз воспринимает свет и что это значит для художественной перспективы. Он ставил перед собой задачи разобраться с такими вопросами, как устройство плаценты теленка, челюстей крокодила, мышц лица, понять природу лунного света и краев теней. «Описать, как устроен язык дятла», — отметил он в одной из моих любимых записей. Великое и благородное стремление да Винчи состояло в том, чтобы узнать все неизвестное обо всем, что можно было бы узнать, включая космос и наше место в нем.


Зачастую любопытство у него вызывали такие вещи, о которых большинство из нас в силу возраста даже не задумывается. Взять, к примеру, голубое небо. Мы видим его почти каждый день, однако едва ли многие из нас во взрослом возрасте продолжают задаваться вопросом, почему оно именно такого цвета. А вот интерес да Винчи к этому предмету не ослабевал. Много страниц исписал он в своей записной книжке, исследуя то, как в результате рассеяния света водяным паром появляются разного рода туманные или яркие оттенки голубого. Эйнштейн тоже ломал голову над этим вопросом: опираясь на работу лорда Рэлея, он разработал математическую формулу рассеяния света.


Да Винчи ни на миг не прекращал свои наблюдения окружающего мира. Гуляя по крепостным рвам замка Милана, он обращал внимание на поочередное движение пар крыльев четырехкрылых стрекоз. Проходя по улицам города, он следил за тем, как выражения лиц говоривших друг с другом людей соотносились с их эмоциями. Когда он видел птиц, он отмечал, какие из них совершали более быстрые движения крыльями на подъеме, а какие — на спуске. Наливая воду в миску, он наблюдал за образованием водоворотов.


Как и Франклин — который подростком сбежал на корабле в Англию, а потом измерил температуру океанских течений, став первым человеком, который точно нанес на карту Гольфстрим — да Винчи во время своих поездок неустанно отслеживал и изучал вихревые движения воздуха.


Благодаря этим наблюдениям его картины наполнялись целым рядом ярких художественных деталей, начиная с водной ряби вокруг лодыжек Иисуса, стоящего в реке Иордан, на картине «Крещение Христа» и заканчивая невероятными по силе рисунками Потопа. Он также был первым человеком, объяснившим, каким образом идущие от сердца потоки крови вызывают закрытие аортального клапана. А его рисунок «витрувианского человека» — произведение, в котором анатомическая точность сочетается с потрясающей художественной красотой — стало прославленным символом связи искусства и науки.

© CC0 / Public Domain, Картина Леонардо да Винчи «Мона Лиза»


Бывают гении в определенной области, такие как Леонард Эйлер в математике или Вольфганг Амадей Моцарт в музыке. Но, по-моему, самые интересные гении — те, которые способны различить в бесконечной красоте природы систему. Гений да Винчи охватывал сразу многие дисциплины. Он счищал плоть с лиц умерших людей, вырисовывал мышцы, отвечающие за движение губ, а потом из-под его кисти на свет явилась самая незабываемая улыбка в мире. Он изучал человеческие черепа, делал многослойные рисунки костей и зубов, а потом с невероятной физиологичностью воплотил в живописи агонию святого Иеронима в пустыне. Он исследовал математические законы оптики, показал, как лучи света ударяют по роговице, а потом в «Тайной вечери» создал магическую иллюзию визуального изменения перспективы.


Разумеется, существовало множество других жадных до знаний энциклопедистов, и в эпоху Возрождения появлялись другие люди Возрождения. Но никто из них не написал портрета Моны Лизы, и уж тем более не сделал этого одновременно с созданием непревзойденных анатомических рисунков на основе множественных вскрытий, а также схем для отвода рек, объяснением того, как свет отражается от Земли на Луну, препарацией все еще бьющегося сердца убитой свиньи, дабы разобраться с работой желудочков, проектированием музыкальных инструментов, постановкой театрализованных представлений, использованием окаменелостей, чтобы оспорить библейский рассказ о потопе, а затем созданием рисунков этого потопа. Да Винчи был гением, но не просто потому, что это был человек большого ума. Он был, что важнее, воплощением универсального разума, человеком, который проявлял больший интерес к большему числу вещей, чем кто-либо в истории.


Уолтер Айзексон — бывший главный редактор Time, является автором книг Benjamin Franklin: An American Life; Einstein: His Life and Universe; Steve Jobs and Leonardo Da Vinci, на основе которых была написана данная статья.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

inosmi.ru

Краткий доклад о гениальном человеке.

Что ты хочешь, чтобы я о себе написал?

Уильям Джеймс Сидис родился 1 апреля 1898 года в Нью-Йорке. Он был сыном евреев-эмигрантов, выходцев с территории Украины. Его родители были выдающимися специалистами в своих областях: Борис Сидис преподавал психологию в Гарвардском Университете и был одним из самых значительных психиатров и психологов США своего времени; Сара окончила Университет Медицины Бостона в 1897 году, но бросила свою карьеру для воспитания Уильяма. Родители хотели сделать У. Дж. Сидиса гением, используя собственные методы образования, за которые их критиковали. В возрасте 18 месяцев он читал газету «Нью-Йорк Таймс». В 6 лет Уильям сознательно стал атеистом. До своего восьмилетия он написал четыре книги. Его IQ оценивался в районе от 250 до 300 (наивысший зафиксированный IQ в истории). В возрасте 11 лет У. Дж. Сидис поступил в Гарвард. Области знаний, по которым остались работы Сидиса, включают американскую историю, космологию и психологию. Сидис был собирателем железнодорожных билетов и был погружён в изучение транспортных систем. Под псевдонимом «Франк Фалупа» он написал трактат о железнодорожных билетах, в котором идентифицировал способы увеличения пропускной способности транспортной сети, которые только сейчас начинают находить признание. В 1930 году он получил патент на бессменный бесконечный календарь, который принимал во внимание високосные годы. Сидис знал около 40 языков (по другим данным — 200) и свободно переводил с одного на другой. Также Сидис создал искусственный язык, названый им Vendergood в своей второй книге, озаглавленной «Book of Vendergood», которую он написал в возрасте восьми лет. Язык в большей части основан на латинском и греческом, также он основывался на немецком, французском и других романских языках. Сидис был социально пассивен. В юном возрасте он решил отказаться от секса и посвятить жизнь интеллектуальному развитию. Его интересы проявлялись в довольно экзотических формах. Он написал исследование по альтернативной истории США. Взрослую жизнь он работал простым бухгалтером, носил традиционную сельскую одежду и увольнялся с работы, как только обнаруживалась его гениальность. Стремясь жить незаметно, он прятался от журналистов. Сидис умер от внутримозгового кровоизлияния в 1944 году, в возрасте 46 лет в Бостоне. У. Дж. Сидис оценивается некоторыми биографами как самый одарённый человек на Земле. Вот моменты биографии, породившие это мнение: Уильям научился писать к концу первого года жизни. На четвёртом году жизни он прочел Гомера в оригинале. В шесть лет изучил аристотелевскую логику. Между 4 и 8 годами написал 4 книги, включая одну монографию по анатомии. В семь лет сдал экзамен Гарвардской медицинской школы по анатомии. К 8 годам Уильям знал 8 языков — английский, латынь, греческий, русский, иврит, французский, немецкий и ещё один, который он изобрёл сам. В зрелой жизни Уильям свободно владел 40 языками, а, по утверждениям некоторых авторов, это число достигало 200. В 11 лет Сидис поступил в Гарвардский университет и вскоре уже читал лекции в математическом клубе Гарварда. Он окончил Гарвард с отличием в 16 лет.

Значит так, пишите: "Я, <Ваши ФИО>, являюсь гениальным человеком. Прославился (-ась-) тем, что самостоятельно подготовил (-а-) этот доклад. Сейчас я расскажу вам свою биографию<и рассказываете свою биографию>" Потянет на 5

МИКЕЛАНДЖЕЛО Один из известнейших скульпторов, художников, поэтов, живописцев и архитекторов всех времён – Микеланджело Буонаротти родился 06.03.1475 в городе Капрез, где учился в начальных классах, а по окончании, в 1488 году, стал заниматься скульптурой, будучи учеником Бертольдо в мастерской величайшего живописца истории — Доменико Гирландайо. Внимание Лоренцо Медичи привлёк талант мальчика, поэтому он принял его в свой дом и финансово помогал Микеланджело развиваться. Когда Лоренцо умер, Буонаротти поехал в Болонью, где возвёл мраморного ангела с канделябром, а также статую для церкви святого Петрония. В 1494 году он снова возвращается во Флоренцию. Начался новый период его творчества, в котором он смело утрировал формы природы, чтобы выразить свои идеи и лучше передать характеры. В 1503 году Микеланджело был приглашён в Рим Юлием II, чтобы соорудить надгробный памятник, который Юлий хотел изготовить себе ещё при жизни. Скульптор согласился и приехал. Спустя два года Буонаротти посчитал, что внимания папы к нему недостаточно и, обидевшись, вернулся во Флоренцию. В Риме художник находился уже в 1508 году, куда был снова вызван Юлием II, чтобы продолжить начатую работу, а также выполнить новый заказ – украшение потолка Сикстинской капеллы во дворце Ватикана фресковой живописью. Последними произведениями кисти Микеланджело были фрески в капелле дворца Ватикана. Буонаротти немного позже расстался со скульптурой, своей любимой отраслью, в которой работал, будучи в преклонном возрасте. Художник занимался архитектурой, доживая свои последние годы. Он был назначен в 1546 году главным зодчим собора Петра, потому как Микеланджело был не только талантлив, но и опытен в деле строительства. Микеланджело Буонаротти скончался в Риме 18 февраля 1564. Творчество Микеланджело принадлежит к эпохе Высокого Возрождения. Уже в юношеских произведениях, таких, как рельефы «Мадонна у лестницы», «Битва кентавров» (оба около 1490—1492 гг.), вырисовываются главные черты искусства Микеланджело: монументальность, пластическая мощь и драматизм образов, благоговение перед красотой человека. Спасаясь от гражданских беспорядков, возникших в результате правления Савонаролы, Микеланджело переезжает из Флоренции в Венецию, затем в Рим. В течение пяти лет жизни в Риме он создал первые из своих знаменитых работ, включая скульптуры «Вакх» (1496— 1497 гг.) и «Пьета» (1498—1501 гг.) в соборе Святого Петра. В 1500 г. по приглашению граждан Флоренции Микеланджело с триумфом вернулся в этот город. Вскоре в его распоряжении оказалась мраморная глыба четырёхметровой высоты, от которой отказались уже два скульптора. Три последующих года он самозабвенно работал, почти не выходя из своей мастерской. В 1504 г. монументальная статуя обнажённого Давида предстала на суд публики. Этот и другие шедевры мировой культуры созданные им говорят сами за себя о гениальном мастере эпохи Высокого Возрождения. В 1547 г. он получил пост главного архитектора при реконструкции собора Святого Петра и спроектировал огромный купол, который по сей день остаётся одним из величайших шедевров архитектуры. ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ ИЗ ЖИЗНИ МИКЕЛАНДЖЕЛО Микеланджело родился в семье беднейшего флорентийского дворянина Лодовико Буонаротти. Из-за нехватки средств еще грудного ребенка отдали на содержание другой супружеской паре Тополино. Именно они научили будущего гения разминать глину и работать резцом раньше, чем читать и писать. Сам Микеланджело говорил своему другу Джорджо Вазари: «Если есть что хорошее в моем даровании, то это от того, что я родился в разреженном воздухе аретинской вашей земли, да и резцы, и молот, которыми я делаю свои статуи, я извлек из статуи моей кормилицы». Известную статую Давида он создал из куска белого мрамора....

touch.otvet.mail.ru

Гении науки – творцы искусства

Совсем недавно прошла масштабная культурная акция «Ночь Искусств», в которой приняла участие и Центральная библиотека им. А. С. Пушкина. В канун этой акции культуре и искусству уделяется, как правило, особенно много внимания. На мой взгляд, об искусстве и культуре следует говорить не только в канун каких-то крупных дат и праздников, но и просто так, – считает библиотекарь отдела научно-популярной литературы Юлия Новикова. – Предлагаю сегодня познакомиться поближе не просто с талантливыми людьми, а людьми гениальными, которым удалось оставить неизгладимый след как в науке, так и в искусстве одновременно.

Наверное, у большинства самая первая ассоциация о феноменально гениальном человеке связана с М.В. Ломоносовым. Михаил Васильевич Ломоносов (1711-1765) – знамя нашей культуры, живой образ славного культурного прошлого великой русской науки. Так оценил научное наследие гениального ученого С. И. Вавилов. С его именем неразрывно связано развитие в нашей стране материалистической философии, физики и химии, химической технологии и приборостроения, техники горного дела, стекольного и керамического производства, оптики и астрономии, геологии и минералогии, географии и мореплавания, истории и экономики, филологии и поэзии. Трудно назвать то направление науки и культуры, которого бы не коснулся его всеобъемлющий талант. М.В. Ломоносов, по образному выражению А. С. Пушкина, был «первым нашим университетом».  Сегодня Ломоносову, которого часто сравнивают с Леонардо да Винчи и другими титанами эпохи Возрождения, исполняется 305 лет!


Родился русский Леонардо в 1711 году в Архангельской губернии, недалеко от городка Холмогоры, в семье крестьянина-помора Василия Дорофеевича Ломоносова. В свое время отец учился в Москве на священника, в доме у них была библиотека, и сын унаследовал от отца страсть к чтению. Михайло получил достаточное образование для тех мест, а в 1730 году отправился в Москву и поступил в Славяно-греко-латинскую академию. Основательно овладев латинским и греческим языками, Ломоносов открыл для себя античную и европейскую культуру. Он настолько успешно учился в академии, что в 1735 году его отправили в Петербургский университет, а в 1737 году в Германию для изучения горного дела, физики, химии, французского, итальянского и английского языка. В Марбургском и Фрайборгском университетах он овладел глубокими познаниями в этих областях. Чтобы способствовать развитию отечественной науки, появлению русских ученых, Ломоносов добился создания первого в стране Московского университета, носящего теперь его имя. Гениальный ученый был не только основоположником отечественной науки, но и великим поэтом-реформатором. Оды, стихи, послания Ломоносова открыли новую эпоху в русской литературе. Со школьной скамьи и на всю жизнь мы запоминаем поэтические строки, вошедшие в золотую сокровищницу русской поэзии: Науки юношей питают, Отраду старым подают, В счастливой жизни украшают, В несчастный случай берегут. С полным правом мы называем его основоположником современного русского языка. Ломоносов написал грамматику русского языка ("Российская грамматика",1755) и первую риторику на русском языке. "Российская грамматика" стала самым популярным учебным пособием в 18 веке. На ней воспитывались многие русские учёные. Михаил Васильевич Ломоносов знаменит и своими мозаичными картинами, где в полной мере воплотился его талант художника. В художественной мастерской Ломоносова были созданы великолепные мозаики: портреты Петра I, Елизаветы, Екатерины II и грандиозное мозаичное полотно «Полтавская баталия». Ломоносов внёс свою лепту и в развитие отечественной истории. Он одним из первых обратился к истории становления древнерусского государства. Выдвинутая Ломоносовым теория славяно-чудского происхождения Древней Руси была принята позднейшей историографией. Его сочинение "Древняя Российская история" (1766) пользовалась большой популярностью не только в России, но и за рубежом, была переведена на другие языки. Назначенный в 1758 г. главой Географического департамента Академии наук, Ломоносов все усилия направил на составление нового "Атласа российского", основанного на точных географических данных. Для получения сведений Ломоносов разрабатывает анкету "Географические запросы" и добивается её рассылки во все губернии России. Активная деятельность Ломоносова увенчалась успехом – новые, более совершенные географические карты были подготовлены и опубликованы. Далеко опережая современную науку, Михаил Васильевич первым из ученых разгадал, что поверхность Солнца представляет собой бушующий огненный океан, в котором даже «камни, как вода, кипят», предсказал существование Антарктиды. Взгляды великого ученого значительно опередили его время. Много сил положил Ломоносов на открытие северного морского пути. Итогом напряженного труда и огромной исследовательской работы стали составленные им подробный план и маршрут плавания северной экспедиции. Самим ученым были сконструированы и изготовлены многие навигационные приборы для оснащения кораблей, например, морской барометр, «ночезрительная труба». Спустя более двух веков по чертежу Ломоносова в Советском Союзе были созданы специальные ночные бинокли, которые использовались на кораблях в годы Великой Отечественной войны. Михаил Васильевич был не только успешным ученым, но и счастливым семьянином. Как отмечают современники, он очень любил свою жену Елизавету Цильх, восхищался ей. Им до последнего дня удалось сохранить душевную близость. В браке у них родилась дочь Елена. Похоронен Ломоносов в Санкт-Петербурге в Некрополе 18 в. Леонардо да Винчи (1452-1519) – итальянский гений. Наверное, сложно сразу сказать, в чем Леонардо да Винчи преуспел больше: в науке или искусстве? Живописец, скульптор и архитектор, учёный-естествоиспытатель, писатель и музыкант, изобретатель и математик, ботаник и философ, яркий представитель эпохи Возрождения. Свою юность Леонардо да Винчи провел во Флоренции, где в те годы был сосредоточен весь интеллект Италии, так что, кроме живописи, у Леонардо да Винчи была возможность учиться черчению, химии, гуманитарным наукам. Здесь он познал кое-какие навыки в технике, научился работать с такими материалами, как металл, кожа и гипс, увлёкся моделированием и скульптурой. В 20-летнем возрасте в Гильдии Святого Луки Леонардо получил квалификацию мастера и попал учеником в мастерскую к Верроккио. Верроккио поступил очередной заказ, нужна была картина «Крещение Христа», учитель поручил Леонардо написание одного из двух ангелов. Но когда мастер-преподаватель сравнил ангела, которого писал он, с творением рук да Винчи, то выбросил свою кисть и больше уже никогда не возвращался к живописи. Он понял, что ученик не просто превзошёл его, а родился настоящий гений.
Верроккио

Позже Леонардо пришлось переехать в Милан, где он стал особенно много внимания уделять анатомии и архитектуре. Он набросал несколько вариантов центрально-купольного храма; раздобыл человеческий череп и сделал открытие – черепные пазухи. В этот же миланский период, работая при дворе, сильно увлёкся кулинарией и искусством сервировки столов. Для того чтобы облегчить труд поваров, Леонардо изобрёл некоторые кулинарные приспособления.

Хоть современники и причисляют Леонардо да Винчи к великим художникам, сам себя он считал учёным инженером. Рисовал достаточно медленно и не так уж много времени посвящал изобразительному искусству, так как слишком сильно увлекался наукой. Можно долго перечислять изобретения, творения, достижения Леонардо да Винчи. Наверное, в каждом разделе библиотечного фонда, будь то естественные науки, философия или техника, можно найти по удивительной книге о Леонардо да Винчи. При всей своей феноменальной гениальности Леонардо да Винчи не удалось создать семью, а что касается его взаимоотношений с женским полом, то достоверной информации по этому поводу нет. Александр Порфирьевич Бородин (1833-1887) – талантливый композитор и известный химик. Его разносторонняя и плодотворная деятельность оставила яркий след в истории мировой культуры. «Самобытный композитор, один из создателей русского симфонизма», «первоклассный химик, которому многим обязана химия», «основатель, охранитель, поборник женских врачебных курсов», «опора и друг учащихся» – эти слова принадлежат современникам Бородина. А современниками были Л. Н. Толстой, И. С. Тургенев, Ф. М. Достоевский, Н. А. Некрасов, И. Е. Репин, Д. И. Менделеев, М. П. Мусоргской и др. Конечно, не все сферы приложения творческих сил Бородина равнозначны. В историю мировой культуры Бородин вошел, прежде всего, как гениальный композитор, участник «Могучей кучки», создатель оперы «Князь Игорь» и «Богатырской» симфонии, утвердивших эпическое направление в русской музыке.

Не менее известен Бородин и как ученый-химик. В 1856 г. А. П. Бородин, под руководством выдающегося химика Н. Н. Зинина, с похвальным листом окончил Медико-хирургическую Академии. А уже через три года, в 1858 г., ему после успешной защиты докторской диссертации «Об аналогии мышьяковой кислоты с фосфорною в химическом и токсикологическом отношениях» присуждается ученая степень доктора медицины. Научная деятельность А. П. Бородина высоко подняла авторитет отечественной химии. 

Подобно лучшим, передовым представителям XIX века Бородин не замыкался в кругу только творческих интересов – будь то искусство или наука. Как величайший долг перед обществом рассматривал он свою деятельность в области женского медицинского образования, а также в работе Русского химического общества, Общества русских врачей и в ряде других. В делах семейных жизнь Бородина сложилась не так радужно, как в искусстве и творчестве. Александр Порфирьевич женился весной 1963 года на Екатерине Сергеевне Протопоповой, однако детей в семье так и не появилось. Бородин скончался скоропостижно от инфаркта в возрасте 53 лет.
Льюис Кэрролл (1832-1898) – математик с детской душой. Уже с юных лет Л.Кэрролл демонстрировал свои выдающиеся математические способности. Л.Кэрролл после окончания школы поступил в престижный колледж Оксфордского университета, выиграл стипендию, удостоился отличия первого класса и уже юношей был назначен лектором по математике Оксфорда. Много времени Кэрролл уделял исследовательской работе по математике: он издал «Аналитический разбор пятой книги Евклида», «Конспекты по алгебраической планиметрии», «Элементарное руководство по теории детерминантов», «Евклид и его современные соперники», а также «Математические курьезы» и «Символическую логику». Однако, как чаще всего бывает в истории науки, долгое время считалось, что математическое наследие Кэрролла несущественно, т.к. основывалось лишь на нескольких учебниках; но в последнее время к математическим находках автора, ранее невостребованным, обращается все больше внимания. Многие достижения Льюиса в области математической логики намного опередили свое время. Кэрролл разработал графический метод решения логических задач – более удобный, чем пресловутый способ Эйлера или Венна. С искусством сравнивали способность Кэрролла решать так называемые сориты (сорит по-гречески «куча») – логические задачи, представленные цепочкой силлогизмов, у которых заключение одного силлогизма служит посылкой другого.

Интересным фактом является и то, что свои математические труды Л. Кэрролл подписывал своим настоящим именем Чарльз Доджсон, и только литературные пробы –  псевдонимом. Как мы помним, наиболее известными произведениями Кэрролла являются его «Алиса в Стране чудес», «Алиса в Зазеркалье», но мало кто знает, что и многие свои математические изыскания автор посвящал детям. Так, в сборнике для детей «Логическая игра» автор разработал стратегию игры в «Пятнашки», а также представил огромное количество логических задач, например: в данный треугольник вписать такой шестиугольник, чтобы его противоположные стороны были равны и параллельны, три из них лежали на сторонах треугольника, а диагонали пересекались в заданной точке внутри треугольника.

Несмотря на то, что Л. Кэрроллу удалось достичь высот как в науке, так и в искусстве, в личной жизни добиться ничего не удалось. Л. Кэрролл умер в возрасте 65 лет, так и не связав свою жизнь ни с одной женщиной. Друзья, я предлагаю Вам вспомнить еще выдающихся гениев науки и талантливых людей одновременно и рассказать о них кратко в комментариях! А также напоминаю, что в отделе научно-популярной литературы Центральной библиотеки им. А.С. Пушкина проходит одноименная выставка, на которой представлены удивительные книги о названных гениях. Ждем Вас в часы работы библиотеки! Читайте больше – ведь знаний много не бывает!
Юлия Новикова, библиотекарь отдела научно-популярной литературы 

vokrugknig.blogspot.com

12 фактов о гениях, которые заставят усомниться в их гении

Гениев принято считать эксцентриками, людьми неординарными и весьма необычными. Они не отбитые наглухо, просто гений мешает им быть такими же, как все остальные. Видимо, поэтому они так любят своих кузин, не мыться, шутить про задницы, еще раз любить своих кузин и вести себя по меньшей мере странно.

1. Кузина Эйнштейна

Альберт Эйнштейн, помимо общепризнанной гениальности, прославился как крайне неверный муж. Его никогда не останавливало наличие жены, траур или какие-то другие мелочи, главное — удовлетвориться, а там можно и наукой заняться.
Что характерно, второй женой физика стала его двоюродная сестра. В наши дни это звучит дико, но в те времена было вполне приемлемо.

2. Проститутка Аристотеля

Великие были охочи до падших женщин. Каждый третий посещал гетер или бордель, исключительно вдохновения ради. Хотя гетер сложно назвать проститутками, они все-таки ближе к гейшам и должны были развлекать мужчин интеллектуально. Они вовсе не обязаны были дарить мужчинам сексуальное наслаждение, но нравы были разнузданны, а порядочный афинянин считал, что отличным завершением любого интеллектуального отдыха должен быть коитус. Вот Аристотель тоже развлекался-развлекался и в итоге женился на гетере. А с виду такой порядочный человек.

3. Кузина Моцарта

Как можно увидеть, в прошлом не считалось зазорным трахать кузин. Ну и что, что она сестра, зато не родная. Поэтому Моцарт не думал об инцесте и грехе, когда писал письма своей кузине Марии. Он думал о похоти и дерьме. Да-да, о дерьме. Психологи до сих пор пытаются выяснить место копрологии в жизни композитора и, помимо любви к дерьму, приписывают ему синдром Туретта. Уж слишком много в его письмах фраз наподобие: «Лизни меня в задницу, быстро, быстро!»

4. Тихо Браге и его легендарная смерть

Вот у кого точно был сидром Туретта, так это у легендарного датского астронома Тихо Браге. За скверный характер его постоянно вызывали на дуэли. На одной из них ему даже отсекли кончик носа, но астроном не стал унывать и изготовил для деформированной части лица футляр из серебра и золота. На званых обедах астронома сопровождал карлик. Пока хозяин ел, карлик ожидал под столом. В качестве любимого домашнего животного Браге держал лося. Из-за скверного характера от его услуг отказывались вельможи и короли, «передаривая» астронома друг другу, лишь бы не видеть этого талантливого, но невыносимого человека. Умер он смертью бесславной и отвратительной, под стать характеру — от разрыва мочевого пузыря, так как не мог нарушить этикет и выйти из-за королевского стола во время обеда. Терпел несколько часов, чего категорически нельзя делать человеку с почечной недостаточностью.

5. Сапоги Микеланджело

У Микеланджело тоже был скверный характер, и внешне он был под стать внутреннему содержанию. Грубый, неухоженный гений был полной противоположностью своего главного конкурента и недруга — Леонардо да Винчи. Если Лео окружали красивые молодые люди, а сам он всегда был красив, в дорогих одеяниях, то за Микеланджело ковыляли такие же серые помощники, вынужденные слушать его ворчание. Пахло от людей в то время не слишком хорошо, но если от Леонардо просто попахивало, то от Мики по-настоящему смердело. Как настоящий человек своего времени, Микеланджело клал с большим прибором на гигиену и потому крайне редко купался или переодевался. Он почти всегда спал в сапогах. Один из его помощников однажды пожаловался: «Сняв с него обувь, приходится снимать ленты кожи и грязи с его ног, которые отходят словно змеиная кожа».

6. Дарвин и его собственная теория

Автор теории эволюции и естественного отбора, по всей видимости, до конца в свое детище не верил. Иначе не женился бы на собственной кузине (опять двадцать пять), ибо уже тогда было известно, что кровосмешение ни к чему хорошему не приводит, особенно к сильному потомству. Но у них родилось 10 детей. Опять же, с точки зрения выживания, прокормить их было сложно, но то ли любовь сильнее здравого смысла, то ли мы просто чего-то не знаем.

7. Письма Джойса

Один из самых влиятельных писателей XX века (в англоязычных странах уж точно), как и все другие гении, был лютым извращенцем. В любовных письмах Норе Барнакл, которая впоследствии стала его женой, он писал такие вещи, которые может вынести только очень влюбленная или очень своеобразная женщина. Если бы ты или я назвали своих женщин «шлюхами с шальными глазами», то наверняка получили бы по лицу. Если ты напишешь своей такое письмо, то не уверены, что она отреагирует положительно:

Нет письма! Теперь я уверен, что мою девочку задели мои грязные слова. Ты обижена, дорогая, тем, что я говорил о твоих панталонах? Это всё ерунда, любимая, я знаю, они чисты, как и твое сердце. Я знаю, что мог бы языком их вылизать: рюши, штанины и зад. Мне всего лишь нравится, на свой распутный манер, думать, что в одном известном местечке они слегка запачканы. И мои слова о том, как я отделал бы тебя в зад, дорогая, тоже сущая ерунда. Мне просто нравится, как непристойно звучит это слово, и сама мысль о том, что такая скромная, красивая, молодая девушка, как Нора, может задрать свои юбки сзади и показать свои сладкие белые девичьи панталоны, чтобы возбудить распутного малого, которого она так любит — и затем позволить ему воткнуть свой грязный красный раздувшийся кол через застежку панталон глубже, глубже, глубже в любимую дырочку меж ее пухлых свежих ягодиц.
Дорогая, я только что спустил в штаны, и я так выдохся, что не смогу сейчас дойти до почты, несмотря на то, что я должен отправить три письма.
В постель, в постель!
Спокойной ночи, моя Нора!

8. Диета Эдисона

В конце 1920-х годов Томас Эдисон подсел на довольно эксцентричную диету: он считал, что употребление одного только молока может вылечить его язву и диабет. Он пил пинту каждые три часа. Разумеется, это ему не помогло, и в конце концов уровень сахара в его крови стал несовместимым с жизнью. Человек, надуривший Николу Теслу, умер от осложнений, вызванных диабетом.

9. Расхититель гробниц

Леонардо Да Винчи был сертифицированным грабителем. За свою долгую научную карьеру он выкрал по меньшей мере 30 трупов. Трупы воровались из могил и сразу же доставлялись на холодный стол гения эпохи Возрождения.
Леонардо разрезал и снимал кожу у трупов, чтоб подробно нарисовать всё. Его рисунки в то время были самыми подробными и правильными — даже врачи пользовались ими при надобности. Хотя в церкви подобное обращение с усопшими считалось большим грехом, но это делалось втайне, да еще и с трупами бедняков, так что Лео ничего за это не было.
Поговаривают, что однажды он сам убил человека ради того, чтобы посмотреть его анатомию, и не гнушался платить специально обученным людям, чтобы те убили какого-нибудь бродягу и доставили в его «лабораторию». Но это всего лишь слухи, нам вполне хватит его любви к трупам.

10. Жертва Теслы

Это всего лишь слух, ничем не подтвержденный, но странности в поведении Теслы заставляют задуматься о том, что это могло бы быть правдой. Биограф Теслы Андрия Пухарич утверждает, что однажды единственный ученик Теслы спросил учителя, почему у того никогда не было секса. Старый мастер снял штаны и явил взору свой уд, начисто лишенный яичек. По словам Теслы, он оскопил себя сам для того, чтобы уделять больше внимания науке, а не плотскому. Может быть, поэтому у него развилась феноменальная память?

11. Сальвадор Дали и бесы

Легенда гласит, что человек, приказавший похоронить себя возле женского туалета (дабы после смерти слышать все сплетни), помимо прочих своих «особенностей» был одержим бесами. Ритуал экзорцизма проводил его близкий друг Габриэла Мария Берарди. Монах умер в 1984 году, а среди его вещей была найдена скульптура Христа на кресте. Перед смертью Берарди рассказал своим друзьям, что Дали подарил ему крест в качестве благодарности за проведение экзорцизма. Эксперты думают, что в таком состоянии Дали написал несколько своих произведений. Но, тем не менее, других документов, подтверждающих это событие, не имеется.

12. И снова кузины

Эдгар Аллан По женился на своей 13-летней кузине, Вирджинии Клемм, в 1835 году… когда ему было 27. Надо сказать, что мать Вирджинии, которая приютила и воспитала Эдгара, была не против брака. Но союз с нищим пьяницей радости не принес, девушка серьезно заболела, а Эдгар серьезно пил.
А еще на кузине женился Иоганн Себастьян Бах. Закончилось это 7 детьми. А еще на кузинах кто только не женился. Время было такое.

brodude.ru

Как менялась роль гениев и концепция гениальности — Моноклер

Рубрики : Культура, Наука, Последние статьи

Как за несколько столетий изменился концепт гениальности и поменялась роль гениев в современном мире? «Моноклер» переводит статью профессора истории Даррина МакМахона, в которой учёный разбирается, кто такие гении, когда и благодаря чему они появились на исторической сцене и как евгеника и нацизм скомпрометировали эту концепцию.

Гений — это слово обладает такой же мощью и тайной, как сама Вселенная. Однако не слишком ли много в последнее время появилось гениев? Раньше тех, кто был достоин этого звания, можно было по пальцам сосчитать, сегодня же это понятие используется в самых разных контекстах и зачастую не имеет никакого отношения к тому образу сверхлюдей, который успел сложиться у нас ещё со времён обучения в школе и университете. Теперь рок-звёзды, футбольные тренеры, удачные предприниматели и другие мало-мальски одарённые люди помечены этим неприкосновенным ранее ярлыком — слово применяется настолько широко, что от былого флёра нечеловеческой силы носителя этого сана не осталось и следа. Но, возможно, дело в том, что изменился сам концепт гения и гениальности, как и поменялась роль гениев в современном мире? Моноклер переводит статью Даррина МакМахона, профессора истории и автора книги «Божественное неистовство: история гениальности и счастья» ⓘDivine Fury: A History of Genius and Happiness  (Basic Books, 2013), в которой учёный разбирается, кто такие гении, когда и как они появились на исторической сцене и почему этот вид обречён на исчезновение.

Guilherme Yagui / Flickr

От Исаака Ньютона к Genius Bar

Гении — это вымирающий вид.

И всё же кажется, что они вокруг нас. Мы живём в то время, когда аналитики и учёные говорят без иронии об «обычном гении» и утверждают, что найти такого можно где угодно. Судя по наличию «Genius Bar» в каждом местном Apple Store и сотнях раскупающихся бестселлеров, трубящих о том, что «гений живёт в каждом из нас», создаётся впечатление, что гениев действительно сегодня в избытке. Однако, если мы рассмотрим подробнее саму концепцию «гения» и понаблюдаем, как она развивалась в течение столетий, окажется, что на самом деле у нас нет такой потребности в гениях, какая существовала раньше. Возможно, мы и вовсе в них не нуждаемся. Возрастающая банальность гениальности в современном мире поставила под сомнение саму необходимость и полезность подобной категории.

Гений в современном понимании появился в XVIII веке в Европе как предмет религиозного культа представителей света (гений просто занял место, которое ранее отводилось святым). Подобно древним пророкам, гении в то время воспринимались как высшие существа, наделённые природой высшим интеллектом, творческими способностями и прозорливостью — качествами, которые в новой парадигме благополучно заняли место благодати. Они также получили привилегированное место в концепции сотворения мира. В качестве примера можно привести случай, когда один удивлённый человек спросил об Исааке Ньютоне, одном из первых настоящих гениев новой эры: «Неужели же он ест, пьёт и спит, как другие мужчины?» Его добродетели, как подмечал другой современник, «показали ему Святого, чьи открытия вполне могут сойти за чудеса». Ньютон открыл законы Вселенной, не так ли? Значит, он проник в замысел Бога.

Так же, как мощам святых, к телам «гениев» относились, как к реликвиям. После смерти в 1727 году Ньютон был похоронен в Вестминстерском аббатстве — месте захоронения святых, и, хотя его череп и кости остались нетронутыми, останки других гениев были разобраны и почитаются, как особые святыни. Например, когда в 1737 году было поднято тело Галилея, оказалось, что у него нет трёх пальцев; сердце и мозг Вольтера были извлечены после его смерти в 1778 году. Какие-то поклонники сняли кольца с репатриированных костей Рене Декарта во время Французской революции, а череп великого немецкого поэта Шиллера был размещён в специальной раке в библиотеке герцога Веймара в начале XIX века.

В последующие десятилетия фрагментированные останки гениев были в ходу и продавались по всей Европе: черепа Гайдна и Гойи, сердце Перси Биши Шелли, части черепа Бетховена, пряди волос Наполеона… Даже кусочки плоти, якобы относящейся к пенису последнего, продавались за немалые деньги. Как отметил австрийский критик Эдгар Зилсель в своём исследовании 1918 года под названием Die Geniereligion («Культ Гения»),

«… мы боготворим мощи наших великих людей, их автографы и пряди волос, их гусиные перья и табачные кисеты так же, как католическая церковь поклоняется костям, оружию и одежде святых».

Созерцание реликвий, принадлежащих гениям, было своеобразным поиском неиссякаемой силы, которая когда-то имела одушевлённую плоть и до сих пор завораживала мирян. Для тех, кто не мог или не жлал удовлетворять своё стремление к трансцендентному другими средствами, культ гения в том виде, в каком он сложился в Европе, представлял собой своеобразный способ выхода их глубокой религиозной тоски.

Wikimedia Commons

Но пока верующие вглядывались в возвышенную бессмертную природу гениев, учёные начали искать корни гениальности в физиологии человека. Физиогномисты и френологи стремились разглядеть особенности нестандартных умов в складках лица и шишках черепа. Врачи и психологи устремили свои взоры на то, что они называли «стигматами» гения — внешние признаки той редкой внутренней силы, которая часто проявлялась в повышенном эксцентризме, наличии неврозов и психических заболеваний. При этом предположения сих учёных мужей основывались на научном эмпиризме и рационализме зари эпохи Просвещения. Движимая желанием установить естественные и биологические основы человеческой разницы, эта работа началась в ответ на появление противоположного утверждения — что все человеческие существа созданы равными.

Да, по иронии судьбы,  политическая и философская вера в человеческое равенство встала на первый план в том же веке, что стал свидетелем рождения современного гения, и в контексте американских и французских революций подняла тревожный вопрос, на который многие просвещённые учёные и государственные деятели пытались ответить: если мужчины и женщины больше не будут разделяться в соответствии с иерархией крови и рождения, которая с успехом отделяла большинство от меньшинства, то как современное общество должно быть организовано? Кто наиболее подходит на роль лидера? Томас Джефферсон был далеко не одинок, когда с надеждой говорил, что «естественная аристократия», базирующаяся на «заслугах, достоинствах и гениальности», может появиться и заменить «искусственную аристократию», основанную на богатстве и происхождении. В XIX веке, «geniologists» — учёные, изучающие гениев и гениальность, сыграли решающую роль в поиске и выделении нового вида прирожденной элиты. Пионер в применении современных статистических методов Фрэнсис Гальтон пытался проследить степень распространенности талантов в их семьях по сравнению с общей популяцией и вывести соответствующую закономерность, что он и описал в опусе 1869 года «Наследственный гений» ⓘГальтон пытался решить проблему наследуемости одаренности, анализируя родословные выдающихся деятелей науки, искусства, военного дела, юриспруденции, спорта; чтобы открыть закономерности, он применял закон уклонения от средних величин Кетле.- Прим. ред.. По расчётам Гальтона, гении, те «высшие человеческие существа, которые рождены быть королями людей», встречались, по статистике, один на 10 миллионов.


Читайте также Гений и безумие через призму нейронауки

Гальтон был не только ведущим исследователем гениальности, он был отцом евгеники, — и это соединение подчеркивает степень, в какой большинство ранних исследований гениальности были основаны на вере не только в естественное превосходство немногих, но и в естественную неполноценность большинства. Настаивать на естественном превосходстве и избранности гения было яростным «протестом», как Гальтон представлял это себе, против «притязаний естественного равенства». Подчеркивая естественную (и наследственную) одарённость великих представителей человечества (которыми, кстати, неизменно считались представители европеоидной расы, якобы лучше сложенные), такие мыслители как Гальтон, хотели легитимизировать господство природных элит и побороть тем самым выравнивание способностей людей, которое неизбежно возникало под влиянием масс. В этом контексте гении были необходимы для того, чтобы обеспечить, как выразился в своей книге «Генетическое изучение гениев» (1925) помощник Гальтона, американский психолог Льюис Терман, «национальные ресурсы талантливых интеллектуалов». Терман продолжал:

«Истоки гениальности [и] естественные законы её развития являются научными проблемами, имеющими ни с чем не сравнимое значение для благосостояния человечества».

Главный создатель и приверженец прохождения тестов на уровень IQ, Терман, как Гальтон и большинство гениальных учёных, с иронией относился к религиозной составляющей культа гения. Он отправился на борьбу с «влиянием текущих суеверных убеждений, в рамках которых выдающийся человек рассматривается толпой, как некто, качественно отличающийся от остального человечества, продукт деятельности сверхъестественных причин». И всё же ирония заключается в том, что из-за попытки статистического изолирования обычных людей от настоящих гениев на кривой средних величин, работы Гальтона и Термана служили лишь подтверждением существующих предрассудков. Гении были отделены по качественному признаку от остального человечества как вундеркинды, какие-то чудеса природы, чьи врождённые способности позволяли им совершать удивительные вещи. Гении обладали преимуществами, которые сделали их владыками.

В первой половине XX века перспектива суверенного правления гениев над массами оказалась созвучной режимам, которые установились в Советской России и нацистской Германии. Когда Владимир Ленин, «гений революции», скончался в 1924 году, Сталин пригласил в Москву избранных учёных, занимающихся проблемами мозга, чтобы исследовать «материальный субстрат» гениальности великого вождя (задолго до этого Троцкий декламировал, что «Ленин был гением» и что «гений рождается раз в столетие»). В нацистской Германии учёные проводили исследования самостоятельно — примерно в то же время, как широко распространяющийся культ гения помог привести к власти Адольфа Гитлера (министр пропаганды Гитлера Йозеф Геббельс всегда представлял толпам немцев фюрера в качестве «гения» и «естественного творческого орудия божественной судьбы»).


Читайте по теме Интеллект: темная история господства

Впрочем, это чрезмерное и часто имеющее извращённую форму поклонение политическим лидерам, суперменам или святым помогло создать условия для смерти самой концепции гения. В период, который начался после Второй мировой войны, поклонение «великим людям» стало сомнительным делом, в то время как ассоциации с евгеникой бросили серьёзную тень на все исследования, связанные с гениальностью. Сами учёные в значительной степени отказались от термина, в качестве исключения оставляя его лишь для Эйнштейна. Провозглашенный «гением гениев», Эйнштейн оказался в каком-то смысле последним из вида, который уже на тот момент находился под угрозой исчезновения.

Но это было больше, чем отказ от концепции гения и науки, изучающей этот уходящий в прошлое феномен. Постепенно само общество стало изменяться и становиться похожим на то, что предрекал аналитик американской демократии XIX века, Алексис де Токвиль: он был убеждён, что гениев станет меньше, когда просвещение станет широко распространено. Токвиль считал, что с устойчивым развитием образования, появлением равенства возможностей среди населения, то, что когда-то было сосредоточено в руках исключительных немногих, медленно станет «разделено поровну между всеми». В какой-то степени Токвиль воспринимал это как потенциальную потерю: он считал, что современная демократия уравнивает и упрощает отношения и тем самым тянет вниз тех, кто стремится встать над толпой. Но вместо того, чтобы оплакивать уменьшение количества несомненных гениев, он возлагал надежды на огромные возможности, которые могли появиться, если бы нация смогла максимально реализовать свой потенциал. Токвиль понял, какая великая сила таится в количестве и что много умов гораздо лучше, чем один.

Современные демократические общества в какой-то степени стали свидетелями свершения пророчества Токвиля. Теперь мы можем обнаружить гениальность в представителях разных полов, культур и рас, и мы ценим её проявления, выходящие за рамки сферы науки, искусства, управления государством, в которых «классические» гении были замкнуты. Также мы ценим творческий потенциал Сети и коллективный характер творчества, именуя это всё «гением группы» или «мудростью толпы». Мы празднуем силу сотрудничества, продуктом которой являются Силиконовая долина и «фабрики идей», такие как Bell Labs, объединяющие тысячи докторов наук, с завидной регулярностью представляющих одну за другой инновации. Мы более чем когда-либо уверены, что творчество, талант и даже гений существуют в многообразии форм. Некоторые учёные теперь говорят об «эмоциональном интеллекте» и «множественном интеллекте». Другие, такие как психолог Андерс Эриксон, провели исследования, иллюстрирующие важную роль «осознанной практики», и на основе новых данных разоблачают идею, что гениальность заложена генетически. Большинство учёных подчеркивают: несмотря на то, что некоторые склонности или способности в значительной степени предопределены генетически, природа широко разбрасывает свои семена. Даже сторонник идеи наследования и первопроходец психометрии, уверенный в непогрешимости фактора общего интеллекта (general factor, g factor), Чарльз Спирмен как-то признал, что «каждый нормальный мужчина, женщина и ребенок … в чём-то являются гениями».

Такой здоровый плюрализм может иметь свои минусы, конечно, — ведь мир далёк от реальности озера Вобегон Гаррисона Кейлора, в которой все дети были «выше среднего» — «детьми-Эйнштейнами и Моцартами». Процветающая литература самопомощи сегодня утешительно мурлычет о «скрытом гении» и инструктирует читателей, как пройти 7 шагов, чтобы стать гением и начать думать, как Леонардо да Винчи. Может создаться впечатление, что мы просто окружены гениями, которых легко встретить каждую минуту в любом месте. Название недавно опубликованного секс-гида для женщин в некоторой степени резюмирует ситуацию: «Гениальный пенис» ⓘPenis Genius: The Best Tips and Tricks for Working His Stick, Quiver, 2011.

Это парадокс гения нашего времени: с одной стороны, мир, в котором мы живём, — это неприветливое место для существа, задуманного в 18-ом столетии как священная исключительная личность; с другой стороны, мы создали новую разновидность гениев, которая может захватить нас всех. Риск сложившейся ситуации заключается в стирании подлинных различий способностей, потенциалов и дарований, в то время как увеличивается число апологетов реального неравенства возможностей и ресурсов, которые могут способствовать этим различиям. Последние данные об увеличивающемся разрыве в образовании между богатыми и бедными рисует тревожную картину нации, готовой запросто растрачивать человеческий потенциал. Несмотря на наше желание «не оставить ни одного ребенка» ⓘИмеется в виду программа «No Child Left Behind Act». — Прим. ред., мы делаем это каждый день, который задаёт нам страшный вопрос: о скольких детях, живущих среди нас и имеющих потенциал, чтобы стать гениальными, мы никогда не узнаем? Как однажды заметил покойный эволюционный биолог Стивен Джей Гулд,

«Я, так или иначе, менее заинтересован в весе и извилинах мозга Эйнштейна, чем в полной уверенности, что люди равного таланта жили и умерли на хлопковых полях и потогонных».

Это не говорит о том, что мы должны оплакивать гения, каким он был задуман в 18-ом столетии. Это существо изжило свою культурную полезность, и, возможно, настало время, чтобы сказать то же самое и более поздним его разновидностям. Отрекаясь от привычной концепции гения, мы могли бы больше внимания уделять взращиванию того, что не менее важно для каждого из нас (а в долгосрочной перспективе становится ещё более важным для человеческой цивилизации), — нашему потенциалу.

По материалам: From Isaac Newton to the Genius Bar / Nautil.us
Обложка: Альберт Эйнштейн в Принстоне, 1951 г. / © Артур Сасс

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Похожие статьи

monocler.ru

Самый гениальный человек на земле

Уильям Джеймс Сидис родился 1 апреля 1898 года в Нью-Йорке. Он был сыном евреев-эмигрантов, выходцев с территории Украины. Его родители были выдающимися специалистами в своих областях: Борис Сидис преподавал психологию в Гарвардском Университете и был одним из самых значительных психиатров и психологов США своего времени; Сара окончила Университет Медицины Бостона в 1897 году, но бросила свою карьеру для воспитания Уильяма.

Родители хотели сделать У. Дж. Сидиса гением, используя собственные методы образования, за которые их критиковали. В возрасте 18 месяцев он читал газету «Нью-Йорк Таймс». В 6 лет Уильям сознательно стал атеистом. До своего восьмилетия он написал четыре книги. Его IQ оценивался в районе от 250 до 300 (наивысший зафиксированный IQ в истории).

В возрасте 11 лет У. Дж. Сидис поступил в Гарвард. Области знаний, по которым остались работы Сидиса, включают американскую историю, космологию и психологию. Сидис был собирателем железнодорожных билетов и был погружён в изучение транспортных систем. Под псевдонимом «Франк Фалупа» он написал трактат о железнодорожных билетах, в котором идентифицировал способы увеличения пропускной способности транспортной сети, которые только сейчас начинают находить признание. В 1930 году он получил патент на бессменный бесконечный календарь, который принимал во внимание високосные годы.

Сидис знал около 40 языков (по другим данным — 200) и свободно переводил с одного на другой. Также Сидис создал искусственный язык, названый им Vendergood в своей второй книге, озаглавленной «Book of Vendergood», которую он написал в возрасте восьми лет. Язык в большей части основан на латинском и греческом, также он основывался на немецком, французском и других романских языках.

Сидис был социально пассивен. В юном возрасте он решил отказаться от секса и посвятить жизнь интеллектуальному развитию. Его интересы проявлялись в довольно экзотических формах. Он написал исследование по альтернативной истории США. Взрослую жизнь он работал простым бухгалтером, носил традиционную сельскую одежду и увольнялся с работы, как только обнаруживалась его гениальность. Стремясь жить незаметно, он прятался от журналистов.

Сидис умер от внутримозгового кровоизлияния в 1944 году, в возрасте 46 лет в Бостоне.

У. Дж. Сидис оценивается некоторыми биографами как самый одарённый человек на Земле. Вот моменты биографии, породившие это мнение:

  • Уильям научился писать к концу первого года жизни.
  • На четвёртом году жизни он прочел Гомера в оригинале.
  • В шесть лет изучил аристотелевскую логику.
  • Между 4 и 8 годами написал 4 книги, включая одну монографию по анатомии.
  • В семь лет сдал экзамен Гарвардской медицинской школы по анатомии.
  • К 8 годам Уильям знал 8 языков — английский, латынь, греческий, русский, иврит, французский, немецкий и ещё один, который он изобрёл сам.
  • В зрелой жизни Уильям свободно владел 40 языками, а, по утверждениям некоторых авторов, это число достигало 200.
  • В 11 лет Сидис поступил в Гарвардский университет и вскоре уже читал лекции в математическом клубе Гарварда.
  • Он окончил Гарвард с отличием в 16 лет.

Рекомендуется к просмотру: 

www.stena.ee

Ученые изучают феномен гениальности — Российская газета

Что есть гений? Дар небес или аномалия и даже болезнь? А может, именно он и является нормой? Ведь говорят, что все дети гениальны.

Ученый у нас сегодня не в почете. Его рейтинг где-то в середине второй десятки профессий. Но иногда интерес к нему вдруг взлетает. Допустим, когда появился фильм о сексуальных подвигах нобелевского лауреата Льва Ландау. И вот новый всплеск: теперь герой - Григорий Перельман, удостоенный математической Премии тысячелетия за доказательство гипотезы Пуанкаре.

Хотя точнее было бы назвать героем не ученого, а полагающийся ему миллион долларов. Весь мир гадает: откажется или нет? Уже впору устраивать тотализатор и принимать ставки.

В многочисленных опросах Перельмана, который живет с матерью в скромной квартире в самом обычном доме на окраине Санкт-Петербурга, уже называют гением с другой планеты. Что и понятно. Ведь каждый из нас прикидывает эту историю на себя: а как он поступил бы в такой ситуации?

Развязка интриги впереди. Но вся эта история в очередной раз ставит вопрос: что же такое гений? Кто-то дал красивый, казалось бы, исчерпывающий ответ: гении падают на Землю с неба. Дар природы, который мы никогда не разгадаем. Но пытливые ученые упорно пытаются докопаться до корней. Ведь если поймем, то появляется шанс повторить природу. А может, поставить гениев на поток. В СССР создали специальный институт, где хранятся мозги революционеров, ученых, писателей и т.д. Над ними колдуют уже много лет, но ничего отличающегося от мозга обычного человека так и не нашли. И западные ученые периодически извлекают из запасников мозги гениев, и прежде всего Эйнштейна, но с тем же успехом.

- Необычные способности - это заболевание, - считает директор Института мозга человека РАН член-корреспондент РАН Святослав Медведев. - И вообще, гений - человек больной, отклонение от нормы. Кстати, разве не странно, что гениальные математики и физики великие открытия совершили в возрасте до 35 лет. А дальше - никаких озарений, хотя сильные работы, конечно, были, но не прорывы. Почему? Есть гипотеза, что в мозгу работает сформировавшийся с годами "детектор ошибок", который запрещает выходить за рамки уже известных понятий. Иначе человек каждый день заново учился бы на своих ошибках. А детектор, запоминая опыт, позволяет автоматически совершать множество действий. Как только мы начинаем выходить за рамки своего опыта, придумывать что-то новое - мозг дает команду "не может быть".

Следуя этой логике, можно, к примеру, объяснить, почему говорят, что каждый ребенок гениальный. У него нет шор опыта. Но у него нет и знаний. А вот когда знания уже появились, а шоры еще не сформировались, не стали догмой, человек и способен совершить великие открытия. С возрастом багаж "не может быть" только накапливается, и прорывные идеи уже не генерируются. Известно, что гениальные люди, как правило, живут недолго. Причина, по мнению Медведева, в том, что мозг гения и весь организм работают не в штатном режиме, так как "ходят" в зону запрета.

Так, может, гений - это человек, у которого это табу снято самой природой? Не исключено. Но у этого "дара" есть и другая сторона. Ведь многие гении были со странностями, а немало - вообще больными людьми. Эта связь замечена очень давно. Об этом писал еще во времена Древней Греции Демокрит, а Сенека сказал: не было великого ума без примеси безумия.

Но это были догадки. Куда дальше в XIX веке пошел психиатр Чезаре Ломброзо. Он собрал целую галерею "странностей" великих людей в своей знаменитой книге "Гениальность и помешательство". Она вызвала бурю споров, которая уже несколько десятилетий то затихает, то вновь поднимается. Скажем, в 20-х годах прошлого века доктор Сегалин опубликовал материалы, где, анализируя генеалогическое древо родителей гениев, пытался доказать, что по одной линии (скажем отца) обычно имелась одаренность, а по другой - признаки наследственного психического заболевания. И это не случайность, утверждал доктор. По его мнению, для появления гения одной одаренности мало, так как она сдерживается "нормальным аппаратом сознания" (по сути, тем самым "детектором ошибок"). А вот психотизм "словно волшебный эликсир" выпускает дар на волю.

Сегалин исследовал древа и болезни предков многих великих людей - Льва Толстого, Достоевского, Лермонтова, Гете, Байрона Некрасова, Бальзака, Шумана, Баха и т.д. Список впечатляет. Но многих специалистов не убеждает. Во всяком случае, прямой, а тем более жесткой связи между гением и психическими расстройствами они не видят.

Но ключ к гениальности энтузиасты ищут не только на грани психики. Скажем, известный советский ученый Владимир Эфроимсон указывал на связь выдающихся способностей и подагры - повышенным содержанием мочевой кислоты. Он собрал очень внушительную коллекцию великих подагриков - Микеланджело, Рубенс, Галилей, Лейбниц, Кант, Дарвин, Лютер, Томас Мор, Ньютон и т.д.

А возможно, кто-то начнет копать тему гениальности совсем в другом месте и наткнется на свою жилу. Не напоминает ли это тех мудрецов, которые пытались понять, что такое слон? Каждый изучал какую-то часть животного и дал свой ответ: один заявил, что слон - это хобот, другой - что огромная колонна и т.д.

Впрочем, поиск секрета гениев вышел на качественно иной уровень. Ученые, вооружившись супертехникой, уже могут заглянуть прямо в мозг и посмотреть, как он решает сложные задачи. Один из ведущих специалистов в этой области - доктор медицинских наук Института высшей нервной деятельности и нейрофизиологии РАН Нина Свидерская. Результаты получены очень любопытные. Скажем, когда человек особенно не задумывается, действует на автомате, у него доминируют передние области левого полушария. Более сложные задачи заставляют активизировать некоторые зоны правого полушария. Апофеоз же творчества наступает, когда участвующий в эксперименте человек для решения сложной задачи с помощью различных приемов (например, специального дыхания) входит в так называемое измененное состояние сознания. В этот момент включены все области обоих полушарий.

Интересно, что у этого необычного состояния много вариантов - гипноз, аутизм, шизофрения, эпилепсия, на этом же "поле" работают экстрасенсы, шаманы. В экспериментах Свидерской шизофреники решали задачи куда с меньшим напряжением и расходом энергии, чем люди в норме. И понятно, почему. Им не надо входить в измененное состояние сознания, они в нем "живут".

Ключ ли это к секрету гениальности? Свидерская считает, что пока никаких выводов делать нельзя, слишком много неясного. А что касается необычных способностей некоторых шизофреников, то они есть, но в ущерб мозгу. Это его дефект.

Сегодня все ученые единодушны в одном: разгадку гениальности вряд ли удастся решить без помощи генетиков. Надо понять, как формировался мозг, за какие его зоны отвечают те или иные гены. И исследования уже идут полным ходом. Периодически даже появляются сенсации - открыт ген гениальности. Впрочем, серьезные ученые относятся к этому скептически. У "дара" неба слишком сложная и тонкая организация, им управляет не один, не два, а целый "ансамбль" генов. И расшифровать их - сложнейшая задача, может быть, на десятилетия...

Что же касается Перельмана, то он якобы из-за закрытой двери отвечает назойливым журналистам: у меня все есть. В связи с ним вспоминается история, как философа Диогена посетил Александр Македонский. Философ сидел, греясь на солнышке. Царь подошел, побеседовал с ним, а потом сказал: "Твой ум меня восхищает. Проси у меня все, что захочешь". Придворные нашептывают: проси дворец, корабль, деньги, но Диоген ответил: "Отойди, ты загораживаешь мне Солнце". - "Я хотел бы быть Диогеном, если бы не был Македонским", - воскликнул властелин мира.

прямая речь

Юрий Полищук,

доктор медицинских наук Московского НИИ психиатрии:

- Прежде всего неверен сам посыл, что гений обязательно должен иметь отклонения в психике. Конечно, можно назвать великих, у кого были такие проблемы, но не менее внушителен другой список - гениев без аномалий, например, Шопен, Дюма, Рахманинов, Чехов и т.д. Вообще у многих людей есть странности или неврозы, но это вовсе не означает, что они психически больны. Одни могут быть тревожно мнительны, другие эмоционально неустойчивы, третьи истеричны, четвертые пытаются постоянно быть на виду и т.д. Это особенности личности, а не психические аномалии. Но при большом желании такие свойства характера можно подогнать под заранее заданную схему, приклеить великому человеку психотизм, что и делают последователи Ломброзо.

По моему мнению, гений - это крайнее проявление нормы. Особенно это касается музыкантов и художников, чья эмоциональность бьет через край. У них есть "слабые" места из-за очень тонкой организации психики. А где слабо, там и рвется. И если поломка начинает прогрессировать, гений блекнет, болезнь вытесняет способности.

Каждый случай сочетания болезни и гениальности очень индивидуален, на его основе нельзя делать никаких выводов. Например, у эпилептиков мышление тормозится, и вроде бы какие уж гении. И вдруг Достоевский... Он ощущал перед припадком необычайную яркость чувств, почти экстаз, озарение. В таком состоянии человек и совершает гениальные прорывы. Наука пока не знает, как объяснить этот феномен Достоевского, такое удивительное проявление психической болезни. У огромного числа эпилептиков нет ничего подобного, наоборот, их сознание затуманивается.

От Ван Гога до Пушкина

Ученые, проанализировав жизнь гениев, создали целый раздел психиатрии - патография. Вот лишь несколько имен из обширного списка. Ван Гог считал себя одержимым бесом. У Гофмана была мания преследования и галлюцинации. Врубель и Хармс лечились в психиатрических клиниках, Достоевский страдал эпилепсией, у Мандельштама был тяжелый невроз и попытки суицида.

Серьезными расстройствами психики страдали Шуман, Бетховен, Гаршин, Гоголь, Руссо, Ницше, Чюрленис, Гендель. Анна Ахматова боялась открытых пространств, а Маяковский инфекций, он повсюду носил с собою мыльницу.

Истерические припадки Скрябина предваряли приступы творчества. У Берлиоза, наоборот, музыкальные произведения вызывали приступы истерии. У Рафаэля было видение (галлюцинация) образа Мадонны, который он и воплотил в своих произведениях. Галлюцинации переживали Крамской во время работы над картиной "Христос в пустыне", Державин при написании оды "Бог". Мопассан иногда видел у себя в доме своего двойника. У Глинки было нервное расстройство, доходящее до галлюцинаций.

Для Пушкина характерна резкая неустойчивость психики и ярко выраженная цикличность смены настроений. Именно это Ломброзо считал отличительной чертой гениев.

rg.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *