Теории воли в психологии – Основные психологические теории воли

2. Основные психологические теории воли.

Понимание
воли как реального фактора поведения
имеет свою историю. При этом во взглядах
на природу этого психического явления
можно выделить два ас­пекта:
философско-этический и естественнонаучный.
Они тесно переплетаются и могут
рассматриваться только во взаимодействии
друг с другом.

Во
времена античности и средневековья
проблема воли не рассматривалась с
позиций, характерных для современного
ее понимания. Древние
философы

рассматривали целенаправленное или
осознанное поведение человека только
с пози­ции его соответствия общепринятым
нормам. В античном
мире
,
прежде всего, признавался идеал мудреца,
поэтому античные философы полагали,
что правила поведения человека должны
соответствовать разумным началам
природы и жизни, правилам логики. Так,
по Аристотелю, природа воли выражается
в формирова­нии логического заключения.

Фактически
проблема воли не существовала в качестве
самостоятельной проблемы и во времена
средневековья. Человек рассматривался
средневековыми
философами

как исключительно пассивное начало,
как «поле», на котором встречаются
внешние силы. Более того, очень часто в
средневековье воля наделялась
самостоятельным существованием и даже
персонифицировалась в конкретных силах,
превращаясь в добрых или злых существ.
Однако и в этой трактовке воля выступала
как проявление некоего разума, ставящего
себе определенные цели. Познание этих
сил — добрых или злых, по мнению
средневековых философов, открывает
путь к познанию «истинных» причин
поступков конкретного человека.

Следовательно,
понятие воли во времена средневековья
в большей степени связывалось с некими
высшими силами.

Вполне
вероятно, что самостоятельная проблема
воли возникла одновременно с постановкой
проблемы личности. Это произошло в эпоху
Возрождения
,
когда за человеком начали признавать
право на творчество и даже на ошибку.
Стало господствовать мнение о том, что
только отклонившись от нормы, выделившись
из общей массы людей, человек мог стать
личностью. При этом главной ценностью
личности было принято считать свободу
воли.

Оперируя
историческими фактами, мы должны
отметить, что появление про­блемы
свободы воли было не случайным. Первые
христиане исходили из того, что человек
обладает свободой воли, т. е. может
поступать в соответствии со своей
совестью, может делать выбор в том, как
ему жить, поступать и каким нормам
следо­вать. В эпоху же Возрождения
свобода воли вообще стала возводиться
в ранг аб­солюта.

В
дальнейшем абсолютизация свободы воли
привела к возникновению мировоззрения
экзистенциализма

«философии существования». Экзистенциализм
(М.Хайдеггер, К.Ясперс, Ж.П.Сартр, А.Камю
и др.) рассматривает свободу как абсолютно
свободную волю, не обусловленную никакими
внешними социальны­ми обстоятельствами.
Исходный пункт этой концепции —
абстрактный человек, взятый вне
общественных связей и отношений, вне
социально-культурной среды. Человек,
по мнению представителей данного
направления, ничем не может быть связан
с обществом, и тем более он не может быть
связан никакими нравственны­ми
обязательствами или ответственностью.
Человек свободен и ни за что не мо­жет
отвечать. Любая норма выступает для
него как подавление его свободной воли.
Согласно Ж.П.Сартру, подлинно человеческим
может быть лишь спонтан­ный немотивируемый
протест против всякой «социальности»,
причем никак не упорядоченный, не
связанный никакими рамками организаций,
программ, партий и т.д.

Такая
трактовка воли противоречит современным
представлениям о человеке. Как мы
отмечали еще в первых главах, основное
отличие человека как представителя
вида Homo Sapiens от животного мира заключается
в его социальной природе. Человеческое
существо, развивающееся вне человеческого
общества, имеет толь­ко внешнее
сходство с человеком, а по своей
психической сути не имеет ничего общего
с людьми.

Абсолютизация
свободной воли привела представителей
экзистенциализма к ошибочной трактовке
человеческой природы. Их ошибка
заключалась в непо­нимании того, что
человек, совершающий определенный
поступок, направленный на отвержение
каких-либо существующих социальных
норм и ценностей, непременно утверждает
другие нормы и ценности. Ведь для того,
чтобы отвергать что-либо, необходимо
иметь определенную альтернативу, иначе
такое отрицание пре­вращается в лучшем
случае в бессмыслицу, а в худшем — в
безумие.

Одна
из первых естественнонаучных трактовок
воли принадлежит И.П.Павлову,
который рассматривал ее как «инстинкт
свободы», как проявление активно­сти
живого организма, когда он встречается
с препятствиями, ограничивающими эту
активность. По мнению И. П. Павлова, воля
как «инстинкт свободы» высту­пает не
меньшим стимулом поведения, чем инстинкты
голода и опасности. «Не будь его, — писал
он, — всякое малейшее препятствие,
которое бы встречало живот­ное на
своем пути, совершенно прерывало бы
течение его жизни».

Психологические
исследования воли в настоящее время
оказались разделенными между разными
научными направлениями: в бихевиористски
ориентированной науке изучаются
соответствующие формы поведения, в
психологии мотивации в центре внимания
находятся внутриличностные конфликты
и способы их преодоления, в психологии
личности основное внимание сосредоточено
на выделении и изучении соответствующих
волевых характеристик личности.
Исследованиями воли занимается также
психология саморегуляции человеческого
поведения. Иными словами, в новейший
период истории психологии эти исследования
не прекратились, а лишь утратили прежнее
единство, терминологическую определенность
и однозначность. Вместе с тем они
оказались расширенными и углубленными
по тематике за счет применения новых
понятий, теорий и методов. Сейчас многими
учеными предпринимаются усилия,
направленные на то, чтобы возродить
учение о воле как целостное, придать
ему интегративный характер.

Судьбу
психологических исследований воли
В.А.Иванников
— один из отечественных ученых, уделяющих
этой проблеме значительное внимание,
соотносит с борьбой двух трудно-согласуемых
друг с другом концепций человеческого
поведения: реактивной
и
активной
.
Согласно первой все поведение человека
представляет собой в основном реакции
на различные внутренние и внешние
стимулы и задача его научного изучения
сводится к тому, чтобы отыскать эти
стимулы, определить их связь с реакциями.
Для такой интерпретации человеческого
поведения понятие воли не нужно.

Определенную
отрицательную роль в отказе от
психологических исследований воли и
свертывании их, в утверждении реактивной
концепции поведения как единственно
приемлемой научной доктрины сыграли
исследования рефлекторного поведения:
безусловных рефлексов и условного
(неоперантного) обусловливания. Рефлекс
в его традиционном понимании всегда
рассматривался как реакция на какой-либо
стимул. Отсюда и понимание поведения
как реакции. Симптоматично, что под
влиянием рефлекторной концепции
поведения в первые десятилетия нашего
века психология в некоторых учениях
была заменена на реактологию (К.
Н.Корнилов) и рефлексологию (В.М.Бехтерев).

Согласно
другой концепции, которая в последние
несколько десятилетий набрала силу и
находит все больше сторонников, поведение
человека понимается как изначально
активное, а сам он рассматривается как
наделенный способностью к сознательному
выбору его форм. Для такого понимания
поведения воля и волевая регуляция
поведения необходимы. Оно не только
требует возвращения психологии ее
прежнего названия как науки о внутреннем
опыте, но и уделения достойного внимания
проблеме воли в научных исследованиях
человеческого поведения. Новейшая
физиология высшей нервной деятельности
в лице таких ученых, как Н.А.Бернштейн,
П.Ю.Анохин, удачно подкрепляет и
поддерживает эту точку зрения со стороны
естествознания.

Но
реактивные концепции поведения, особенно
в самой традиционной Павловской
физиологии высшей нервной деятельности,
по-прежнему сильны, и исход научной
борьбы между ними и теорией активного
волевого поведения будет существенно
зависеть от того, насколько психологам
дастся соответствующими экспериментальными
данными доказать реальность иных, чем
стимулы, источников поведенческой
активности, насколько убедительно
смогут они объяснить разнообразные
виды поведения, не прибегая к понятию
рефлекса. Большие надежды в этой связи
возлагаются на современную психологию
сознания и когнитивную психологию, на
новейшие методы экспериментального
исследования человеческой психики.

Как
же с учетом сказанного понимается воля
в современных психологических
исследованиях
?
В.И.Селиванов
определяет волю как сознательное
регулирование человеком своего поведения,
выраженное в умении видеть и преодолевать
внутренние и внешние препятствия на
пути целенаправленных поступков и
действий. В те моменты деятельности,
когда субъект сталкивается с необходимостью
«преодолеть» себя (эмпирический уровень
выделения препятствия, связанного с
субъектом деятельности), его сознание
на время как бы отрывается от объекта,
предмета деятельности, или партнера и
переключается в плоскость субъектных
отношений. При этом осуществляется
сознательная рефлексия на разных
уровнях:

I
уровень — осознание субъектом своих
способов действий, своего состояния,
режима и направления активности;
понимание степени соответствия
функциональной организации психики
необходимой форме деятельности;

II
уровень — активное изменение функционирования
психики, выбор необходимого способа
его преобразования. Волевая регуляция
деятельности есть сознательное,
опосредованное целями и мотивами
предметной деятельности создание
состояния оптимальной мобилизованности,
нужного режима активности, концентрации
этой активности в необходимом направлении.

studfiles.net

62. ОСНОВНЫЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ТЕОРИИ ВОЛИ. Шпаргалка по общей психологии

Понимание воли как реального фактора поведения имеет свою историю. При этом во взглядах на природу этого психического явления можно выделить два аспекта: философско-этический и естественно-научный.

Древние философы рассматривали целенаправленное или осознанное поведение человека с позиции его соответствия общепринятым нормам. В античном мире прежде всего признавался идеал мудреца, поэтому античные философы полагали, что правила поведения человека должны соответствовать разумным началам природы и жизни, правилам логики. Так, по Аристотелю, природа воли выражается в формировании логического заключения.

Во времена Средневековья проблема воли фактически не существовала в качестве самостоятельной проблемы. Человек рассматривался средневековыми философами как исключительно пассивное начало, как «поле», на котором встречаются внешние силы. Понятие воли во времена Средневековья в большей степени связывалось с некими высшими силами.

Можно полагать, что проблема воли как самостоятельная научная проблема возникла одновременно с постановкой проблемы личности. Это произошло в эпоху Возрождения, когда за человеком стало признаваться право на творчество и даже на ошибку. Например, стало господствовать мнение о том, что, только отклонившись от нормы, выделившись из общей массы людей, человек мог стать личностью. При этом главной ценностью личности было принято считать свободу воли. В эпоху же Возрождения свобода воли вообще стала возводиться в ранг абсолюта.

В дальнейшем абсолютизация свободы воли привела к возникновению мировоззрения экзистенциализма – «философии существования». Экзистенциализм (М. Хайдеггер, К. Ясперс, Ж. П. Сартр, А. Камю и др.) рассматривает свободу как абсолютно свободную волю, не обусловленную никакими внешними социальными обстоятельствами. Исходный пункт этой концепции – абстрактный человек, взятый вне общественных связей и отношений, вне социально-культурной среды. Человек свободен и ни за что не может отвечать. Любая норма выступает для него как подавление его свободной воли.

Одна из первых естественно-научных трактовок воли принадлежит И.П. Павлову, который рассматривал ее как «инстинкт свободы», как проявление активности живого организма, когда он встречается с препятствиями, ограничивающими эту активность. По мнению И.П. Павлова, воля как «инстинкт свободы» выступает не меньшим стимулом поведения, чем инстинкты голода и опасности. Воля в трактовке И.П. Павлова рефлекторна по своей природе, т. е. она проявляется в виде ответной реакции на воздействующий стимул. Данная трактовка нашла самое широкое распространение среди представителей бихевиоризма и получила поддержку в реактологии (К.Н. Корнилов) и рефлексологии (В.М. Бехтерев).

Однако в последние десятилетия набирает силу и находит все большее число сторонников другая концепция, согласно которой поведение человека понимается как изначально активное, а сам человек рассматривается как наделенный способностью к сознательному выбору формы поведения.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

psy.wikireading.ru

ТЕОРИИ ВОЛИ | Психологическая энциклопедия 1vc0

Оглавление раздела воля:

Борьба различных тенденций в теории воли преломляется и осложняется различием философских предпосылок и психологических теорий.

Понятие воли было издавна основной цитаделью идеализма; оно поэтому стало главной мишенью механицизма. Для идеалиста-метафизика воля — это свободная воля, а признание свободы воли для него в конечном счёте равнозначно отрицанию объективной детерминированности человеческого поведения.

Этому идеалистическому пониманию воли механицисты противопоставляли её отрицание. Они объявили её иллюзией человека, не сознающего строгой закономерной детерминированности своих поступков. С равным основанием, по словам Гоббса, волчок, пущенный в ход ударом кнута, признал бы у себя свободную волю, если бы осознавал своё движение, не осознавая вызвавшей его причины.

Философской основой для надлежащего решения психологической проблемы воли является правильное разрешение вопроса о свободе и необходимости.

Метафизики, как идеалисты, так и материалисты, внешне противопоставляли их друг другу, изображая их как несовместимые противоположности.

«Гегель, — пишет Энгельс, [Энгельс, Анти-Дюринг, 1938, стр. 94.] — первый правильно представил соотношение свободы и необходимости. Для него свобода есть познание необходимости. «Слепа необходимость, лишь поскольку она непонятна». Не в воображаемой независимости от законов природы заключается свобода, — продолжает Энгельс, — а в познании этих законов и в основанной на этом знании возможности планомерно заставлять законы природы действовать для определённых целей. Это относится как к законам внешней природы, так и к законам, управляющим телесным и духовным бытием самого человека, — два класса законов, которые мы можем отделять один от другого самое большее в нашем представлении, отнюдь не в действительности. Свобода воли означает, следовательно, не что иное, как способность принимать решения со знанием дела. Таким образом, чем свободнее суждение человека по отношению к определённому вопросу, с тем большей необходимостью будет определяться содержание этого суждения, тогда как неуверенность, имеющая в своей основе незнание и выбирающая как будто произвольно между многими неодинаковыми и противоречащими друг другу возможными решениями, тем самым доказывает свою несвободу, своё подчинение тому предмету, над которым она должна была бы господствовать. Свобода состоит, следовательно, в господстве над нами самими и над внешней природой, в господстве, основанном на познании необходимостей природы (Naturnotwendigkeiten). Первые отделившиеся от животного царства люди были во всех существенных отношениях так же несвободны, как и сами животные, но каждый прогресс культуры был шагом вперёд к свободе».

Необходимость не исключает свободы; свобода, напротив, предполагает необходимость, но не слепую, а осознанную. Сознательная деятельность, возможность свободного выбора предполагает предвидение и учёт последствий поступков. Но как бы мог человек предвидеть эти последствия, если бы в основе его поступков не лежала осознанная им необходимость, если бы его деятельность не включалась в закономерную связь причин и следствий?

Свобода моего выбора не исключает, а предполагает и знание причин моих поступков, осознанных как его мотивы. Именно неосознание мотивов моего поведения делает его слепым и несвободным. Так что причинная обусловленность его решения, если только она мною осознаётся, является не помехой, а предпосылкой свободы моей воли. Свобода моей воли, таким образом, не противостоит необходимости и не прерывает её, а сама включается в её закономерную цель.

Точно так же целевой характер волевого действия не исключает в нём причинности а, наоборот, предполагает её. В волевом действии я, стремясь к цели, на которую направлена моя воля, должен избрать средства для её достижения. Но действительным средством по отношению к цели, на которую устремлена моя воля, будет лишь то, что относится к моей цели, как причина и следствие, цель, на которую направлено волевое действие, может быть достигнута только в том случае, если она как следствие вытекает из средств, которые я ввожу для её достижения, а эти средства являются причиной, которые её вызывают. В основе отношения средства и цели лежит осознанное мною отношение причины и следствия; первое устанавливается на основе второго.

Внешнее метафизическое противопоставление свободы и необходимости, а также цели и причины как несовместимых противоположностей, нашло себе отражение в психологии воли в идеалистических и механистических тенденциях, широко в ней распространённых.

Внешнее противопоставление свободы и необходимости преломилось во внешнем противопоставлении сознания и поведения. Поведение было по большей части признано сферой необходимости, закономерной детерминированности; свобода приютилась в сфере сознания. Поэтому сторонники этой ложно понятой свободы попытались оторвать волевой «акт» от действия, превратив его лишь в переживание. Сторонники же закономерной детерминированности поведения попытались свести волевое действие к более элементарным движениям — реакциям, рефлексам и пр., оторвав его от регулирующего его сознания.

В идеалистической психологии сознания волевой акт трактовался в основном как переживание в отрыве от действия. Поэтому в центре психологической теории воли оказался вопрос о том, насколько специфично это переживание. Одни теории — интеллектуалистические — сводили волю к интеллекту, другие — к чувству, к аффекту. Наконец, третьи — волюнтаристы — признавали волевой акт совершенно специфическим переживанием, не сводимым ни к интеллекту, ни к аффекту.

Для всех наиболее значительных и типичных теорий воли традиционной психологии сознания была характерна недооценка действия.

С другой стороны, поведенческая психология, реализуя механистические установки, попыталась свести всякое поведение, начиная от любой реакции простейшего организма, обладающего нервной системой, и кончая наиболее сложными поступками человека, к одному и тому же типу и подчинить их одним и тем же закономерностям. Для рефлексолога и волевое действие сводится к простой сумме рефлексов, для представителя поведенческой психологии — к совокупности реакций: из волевого действия выпадает сознательный волевой процесс.

В отличие от господствующей в психологической литературе трактовки воли как явления, подлежащего объяснению либо в физиологическом, либо в субъективно-психологическом плане, Блондель выдвинул то положение, что воля — продукт социальности. Но его попытка дать психологию воли, учитывающую роль социальных отношений в её формировании, исходит из общих предпосылок социологической школы Дюркгейма и отражает в себе все её установки. Социальное в ней сводится к идеологическому, будто бы независимому от реальных, материальных общественных отношений; при этом социальное противопоставляется природному, общественное — личностному.

Попытки экспериментального изучения волевого акта сделали Ах (1905), затем Мишотт и Прюм (1910) и ряд других. Эти попытки оказались совершенно неудовлетворительными. Дальнейшие экспериментальные исследования (часть которых — до 1923 г. — сведена в монографии Линдворского) тоже не дали каких-либо существенных положительных результатов.

Наиболее интересными по своей методике являются исследования К. Левина. Однако вся постановка его экспериментальных исследований направлена исключительно на выявление динамической стороны поведения. И, собственно говоря, только эту сторону — аффекты различного соотношения напряжения и разрядки — в состоянии выявить его эксперимент. Он поэтому может дать некоторые результаты в отношении аффективных проявлений личности, но очень мало пригоден для изучения собственно воли.

Экспериментальное изучение сложного волевого акта представляет вполне понятные трудности. Для опытного изучения воли наиболее поучительный материал дала пока клиника. Особенно поучительны сложные нарушения действия, так называемые апраксии.

wiki.1vc0.ru

ТЕОРИИ ВОЛИ — ПСИХОЛОГИЯ.  КУРС ЛЕКЦИЙ

Воля как феномен человеческой психики давно, еще в античности привлекала внимание мыслителей.

1.   Так, Аристотель ввел понятие воли в систему категорий науки о душе для того, чтобы объяснить, каким образом поведение человека реализуется в соответствии со знанием, которое само по себе лишено побудительной силы.

Воля у Аристотеля выступала как фактор, способный изменять ход поведения:

Ø  инициировать его,

Ø  останавливать,

Ø  менять направление и темп.

Однако мыслители античности, а позднее и средневековья не трактовали волю в современном ее личностном понимании. Так, в античности понятие «воля» поглощалось понятием «логика». По Аристотелю, например, любое действие вытекает в первую очередь из логического заключения.

2.  В период средневековья существовал обряд экзориса – изгнания дьявола. Человек в те времена воспринимался лишь как пассивное, начало, в котором воля проявлялась в виде добрых и злых духов порой даже персонифицированных.

Такое понимание воли было обусловлено тем, что традиционное общество фактически отрицало самостоятельное начало в поведении. С.И. Рогов отмечает, что личность выступает в нем лишь как род, как программа, по которой жили предки. Право на отклонение признавалось лишь за некоторыми членами общества, например:

Ø  шаманом – человеком, который общается с духами предков;

Ø  кузнецом – человеком, которому подвластна сила огня и металла;

Ø  разбойником – человеком-преступником, противопоставившим себя данному обществу.

3.   Понятие воли как бы возрождается в новое время вместе с появлением понятия личности, одной из главных ценностей которой является свобода воли. Появляется новое мировоззрение – экзистенциализм, «философия существования», согласно которому свобода – это абсолютная, свободная воля. М. Хайдеггер, К. Ясперс, Ж.-П. Сартр и А. Камю считали, что любой человек по сути своей своеволен и безответственен, а любые общественные нормы являются подавлением человеческой сущности.

4.   В России интересную трактовку воли представил И.П Павлов, рассматривая волю как «инстинкт» (рефлекс) свободы. Как инстинкт свободы, воля выступает не меньшим стимулом поведения, чем инстинкты голода или опасности.

Много споров возникло и возникает по вопросу сознательного или бессознательного происхождения понятия «воля».

Ø  Сторонники идеалистических воззрений истолковывали как феномен воли, присущую человеку способность к самостоятельному выбору цели и способов ее достижения. Способность же принимать решения, выражающие личностные установки и убеждения, они истолковывали как результат действий стоящей за этими актами иррациональной силы.

Ø  В свое время немецкие философы А. Шопенгауэр и Э.Гартман абсолютизировали волю, объявив ее космической силой, слепым бессознательным первоначалом, производным которого являются все психические проявления человека.

Ø  Психоаналитическая психология представляла волю человека как своеобразную энергию человеческих поступков. Сторонники психоанализа считали, что поступками человека управляет некая биологическая энергия человека, превращенная в психическую. Фрейд отождествлял эту энергию с психосексуальной энергией полового влечения – бессознательным либидо, объясняя тем самым человеческое поведение сначала «окультуренными» проявлениями этой жизнеутверждающей силы Эрос, а затем ее борьбой со столь же подсознательной тягой человека к смерти Тантос.

Ø  Сторонниками теории о воле как об особой надприродной силе, лежащей в основе психики и бытия в целом, являлись такие известные психологи, как В. Вундт и У Джеймс. Теологическое толкование воли состоит в том, что воля отождествляется с божественным началом в мире: Бог – исключительный обладатель свободы воли, наделяющий ею людей по своему усмотрению.

Ø  Материалисты трактуют волю как сторону психики, имеющую материальную основу в виде нервных мозговых процессов. Волевые или произвольные действия развиваются на основе непроизвольных движений и действий. Простейшими из непроизвольных действий являются рефлекторные. К этому типу также относятся импульсивные действия, неосознанные, неподчиненные общей цели реакции. В противоположность непроизвольным, осознанные действия человека направлены на достижение им цели, что характерно для волевого поведения.

Материальной основой произвольных движений является деятельность гигантских пирамидных клеток, расположенных в одном из слоев коры мозга в области передней центральной извилины. В этих клетках зарождаются импульсы к движению. Ученые пришли к этому заключению, изучая причины возникновения абулии (болезненного безволия), которая развивается на почве мозговой патологии и аппраксии (нарушений) произвольной регуляции движений и действий, делающих невозможным осуществление волевого акта, возникающей в результате поражения лобных долей головного мозга. Учение о второй сигнальной системе И.П. Павлова значительно дополнило материалистическую концепцию, доказывая услово-рефлекторную сущность воли.

Современные исследования воли в психологии ведутся по разным научным направлениям:

Ø  в бихевиористски ориентированной науке изучаются определенные формы поведения,

Ø  в психологии мотивации в центре внимания находятся внутриличностные конфликты и способы их преодоления,

Ø  в психологии личности основное внимание сосредоточено на выделении и исследовании соответствующих волевых характеристик личности.

Вместе с тем современная психология стремится придать науке о воле интегративный характер.

students-library.com

Основные психологические теории воли. — КиберПедия

Понимание воли как реального фактора поведения имеет свою историю. При этом во взглядах на природу этого психического явления можно выделить два ас­пекта: философско-этический и естественнонаучный. Они тесно переплетаются и могут рассматриваться только во взаимодействии друг с другом.

Во времена античности и средневековья проблема воли не рассматривалась с позиций, характерных для современного ее понимания. Древние философы рассматривали целенаправленное или осознанное поведение человека только с пози­ции его соответствия общепринятым нормам. В античном мире, прежде всего, признавался идеал мудреца, поэтому античные философы полагали, что правила поведения человека должны соответствовать разумным началам природы и жизни, правилам логики. Так, по Аристотелю, природа воли выражается в формирова­нии логического заключения.

Фактически проблема воли не существовала в качестве самостоятельной проблемы и во времена средневековья. Человек рассматривался средневековыми философами как исключительно пассивное начало, как «поле», на котором встречаются внешние силы. Более того, очень часто в средневековье воля наделялась самостоятельным существованием и даже персонифицировалась в конкретных силах, превращаясь в добрых или злых существ. Однако и в этой трактовке воля выступала как проявление некоего разума, ставящего себе определенные цели. Познание этих сил — добрых или злых, по мнению средневековых философов, открывает путь к познанию «истинных» причин поступков конкретного человека.

Следовательно, понятие воли во времена средневековья в большей степени связывалось с некими высшими силами.

Вполне вероятно, что самостоятельная проблема воли возникла одновременно с постановкой проблемы личности. Это произошло в эпоху Возрождения, когда за человеком начали признавать право на творчество и даже на ошибку. Стало господствовать мнение о том, что только отклонившись от нормы, выделившись из общей массы людей, человек мог стать личностью. При этом главной ценностью личности было принято считать свободу воли.

Оперируя историческими фактами, мы должны отметить, что появление про­блемы свободы воли было не случайным. Первые христиане исходили из того, что человек обладает свободой воли, т. е. может поступать в соответствии со своей совестью, может делать выбор в том, как ему жить, поступать и каким нормам следо­вать. В эпоху же Возрождения свобода воли вообще стала возводиться в ранг аб­солюта.


В дальнейшем абсолютизация свободы воли привела к возникновению мировоззрения экзистенциализма «философии существования». Экзистенциализм (М.Хайдеггер, К.Ясперс, Ж.П.Сартр, А.Камю и др.) рассматривает свободу как абсолютно свободную волю, не обусловленную никакими внешними социальны­ми обстоятельствами. Исходный пункт этой концепции — абстрактный человек, взятый вне общественных связей и отношений, вне социально-культурной среды. Человек, по мнению представителей данного направления, ничем не может быть связан с обществом, и тем более он не может быть связан никакими нравственны­ми обязательствами или ответственностью. Человек свободен и ни за что не мо­жет отвечать. Любая норма выступает для него как подавление его свободной воли. Согласно Ж.П.Сартру, подлинно человеческим может быть лишь спонтан­ный немотивируемый протест против всякой «социальности», причем никак не упорядоченный, не связанный никакими рамками организаций, программ, партий и т.д.

Такая трактовка воли противоречит современным представлениям о человеке. Как мы отмечали еще в первых главах, основное отличие человека как представителя вида Homo Sapiens от животного мира заключается в его социальной природе. Человеческое существо, развивающееся вне человеческого общества, имеет толь­ко внешнее сходство с человеком, а по своей психической сути не имеет ничего общего с людьми.

Абсолютизация свободной воли привела представителей экзистенциализма к ошибочной трактовке человеческой природы. Их ошибка заключалась в непо­нимании того, что человек, совершающий определенный поступок, направленный на отвержение каких-либо существующих социальных норм и ценностей, непременно утверждает другие нормы и ценности. Ведь для того, чтобы отвергать что-либо, необходимо иметь определенную альтернативу, иначе такое отрицание пре­вращается в лучшем случае в бессмыслицу, а в худшем — в безумие.


Одна из первых естественнонаучных трактовок воли принадлежит И.П.Павлову, который рассматривал ее как «инстинкт свободы», как проявление активно­сти живого организма, когда он встречается с препятствиями, ограничивающими эту активность. По мнению И. П. Павлова, воля как «инстинкт свободы» высту­пает не меньшим стимулом поведения, чем инстинкты голода и опасности. «Не будь его, — писал он, — всякое малейшее препятствие, которое бы встречало живот­ное на своем пути, совершенно прерывало бы течение его жизни».

Психологические исследования воли в настоящее время оказались разделенными между разными научными направлениями: в бихевиористски ориентированной науке изучаются соответствующие формы поведения, в психологии мотивации в центре внимания находятся внутриличностные конфликты и способы их преодоления, в психологии личности основное внимание сосредоточено на выделении и изучении соответствующих волевых характеристик личности. Исследованиями воли занимается также психология саморегуляции человеческого поведения. Иными словами, в новейший период истории психологии эти исследования не прекратились, а лишь утратили прежнее единство, терминологическую определенность и однозначность. Вместе с тем они оказались расширенными и углубленными по тематике за счет применения новых понятий, теорий и методов. Сейчас многими учеными предпринимаются усилия, направленные на то, чтобы возродить учение о воле как целостное, придать ему интегративный характер.

Судьбу психологических исследований воли В.А.Иванников — один из отечественных ученых, уделяющих этой проблеме значительное внимание, соотносит с борьбой двух трудно-согласуемых друг с другом концепций человеческого поведения: реактивной и активной. Согласно первой все поведение человека представляет собой в основном реакции на различные внутренние и внешние стимулы и задача его научного изучения сводится к тому, чтобы отыскать эти стимулы, определить их связь с реакциями. Для такой интерпретации человеческого поведения понятие воли не нужно.

Определенную отрицательную роль в отказе от психологических исследований воли и свертывании их, в утверждении реактивной концепции поведения как единственно приемлемой научной доктрины сыграли исследования рефлекторного поведения: безусловных рефлексов и условного (неоперантного) обусловливания. Рефлекс в его традиционном понимании всегда рассматривался как реакция на какой-либо стимул. Отсюда и понимание поведения как реакции. Симптоматично, что под влиянием рефлекторной концепции поведения в первые десятилетия нашего века психология в некоторых учениях была заменена на реактологию (К. Н.Корнилов) и рефлексологию (В.М.Бехтерев).

Согласно другой концепции, которая в последние несколько десятилетий набрала силу и находит все больше сторонников, поведение человека понимается как изначально активное, а сам он рассматривается как наделенный способностью к сознательному выбору его форм. Для такого понимания поведения воля и волевая регуляция поведения необходимы. Оно не только требует возвращения психологии ее прежнего названия как науки о внутреннем опыте, но и уделения достойного внимания проблеме воли в научных исследованиях человеческого поведения. Новейшая физиология высшей нервной деятельности в лице таких ученых, как Н.А.Бернштейн, П.Ю.Анохин, удачно подкрепляет и поддерживает эту точку зрения со стороны естествознания.

Но реактивные концепции поведения, особенно в самой традиционной Павловской физиологии высшей нервной деятельности, по-прежнему сильны, и исход научной борьбы между ними и теорией активного волевого поведения будет существенно зависеть от того, насколько психологам дастся соответствующими экспериментальными данными доказать реальность иных, чем стимулы, источников поведенческой активности, насколько убедительно смогут они объяснить разнообразные виды поведения, не прибегая к понятию рефлекса. Большие надежды в этой связи возлагаются на современную психологию сознания и когнитивную психологию, на новейшие методы экспериментального исследования человеческой психики.

Как же с учетом сказанного понимается воля в современных психологических исследованиях? В.И.Селиванов определяет волю как сознательное регулирование человеком своего поведения, выраженное в умении видеть и преодолевать внутренние и внешние препятствия на пути целенаправленных поступков и действий. В те моменты деятельности, когда субъект сталкивается с необходимостью «преодолеть» себя (эмпирический уровень выделения препятствия, связанного с субъектом деятельности), его сознание на время как бы отрывается от объекта, предмета деятельности, или партнера и переключается в плоскость субъектных отношений. При этом осуществляется сознательная рефлексия на разных уровнях:

I уровень — осознание субъектом своих способов действий, своего состояния, режима и направления активности; понимание степени соответствия функциональной организации психики необходимой форме деятельности;

II уровень — активное изменение функционирования психики, выбор необходимого способа его преобразования. Волевая регуляция деятельности есть сознательное, опосредованное целями и мотивами предметной деятельности создание состояния оптимальной мобилизованности, нужного режима активности, концентрации этой активности в необходимом направлении.

 

 

 

cyberpedia.su

теории воли

3.
Теории воли в отечественной психологии

Основные
подходы к изучению воли:

  • овладения,
    регуляции, управления поведением;

  • мотивационного;

  • выбора.

В
рамках регулятивного
подхода

рассмотрим концепцию Выготского Л.С.,
Селиванова В.И. и Ильина Е.П.

Выготский
Л.С.

относит волю к высшим психическим
функциям человека, развитие которых
осуществляется как овладение человеком
собственным поведением при помощи
создания дополнительного мотива.
Характерные признаки овладения
собственным поведением проявляются,
главным образом, в свободном выборе
действия.

Воля
означает те средства, при помощи которых
мы овладеваем действием.

В
концепции Селиванова
В.И.

воля определяется как сознательный
уровень регуляции человеком своего
поведения и деятельности, выраженный
в умении преодолевать внутренние и
внешние препятствия при совершении
целенаправленных действий и поступков.
По мнению Селиванова В.И. волевая
регуляция не может считаться завершенной,
если она не выразилась вовне исполнением.

В
концепции Ильина
Е.П.

воля понимается как разновидность
произвольного управления, реализуемого
посредством волевых действий, существенным
признаком которых является наличие
волевого усилия.

Итак,
несмотря на имеющиеся различия в
регуляционных теориях воли можно
выделить несколько общих моментов.
Во-первых, воля связывается со средством
овладения личностью, главным образом,
собственного поведения. Во-вторых,
обращается внимание на опосредованность
волевого поведения. В-третьих, решающее
значение придается исполнению волевого
действия.

В
мотивационно-деятельностной
теории Иванникова В.А.

воля определяется как «способность
человека к сознательной намеренной
активности или к самодетерминации через
работу во внутреннем плане, обеспечивающей
дополнительное побуждение (торможение)
к действию на основе произвольной формы
мотивации». Волевое поведение
актуализируется при недостатке или
нежелательности побуждения к действию.
В ситуации выбора между двумя мотивами
человек создает в своем воображении
третий мотив, который имеет другой
характер.

В
рамках анализа выбора
как специфического признака воли

рассмотрим концепции Выготского Л.С. и
Веккера Л.М.

Выготский
Л.С.

выделяет в волевом действии две
самостоятельных части: замыкательную
часть волевого процесса или момент
решения человека поступить определенным
образом в зависимости от выпадения
жребия; и исполнительную часть или
выполнение волевого действия (после
метания жребия).

Волевой
выбор понимается Выготским как сложный,
свободный (а не извне заданный по
инструкции экспериментатора) выбор.

В
теории регуляционно-волевых
процессов Веккера Л.М.

воля рассматривается как высшее
специфическое произвольное регулирование
человеком поведения и деятельности.

Таким
образом, в теориях, рассматривающих
волевой выбор, фиксируется внимание на
переживании человеком свободы при
осуществлении этого выбора до начала
исполнения действия.

studfiles.net

Основные психологические теории воли

Понимание воли как реального фактора поведения имеет свою историю. При этом во взглядах на природу этого психического явления можно выделить два ас­пекта: философско-этический и естественнонаучный. Они тесно переплетаются и могут рассматриваться только во взаимодействии друг с другом.

Во времена античности и средневековья проблема воли не рассматривалась с позиций, характерных для современного ее понимания. Древние философы рас­сматривали целенаправленное или осознанное поведение человека только с пози­ции его соответствия общепринятым нормам. В античном мире прежде всего при­знавался идеал мудреца, поэтому античные философы полагали, что правила по­ведения человека должны соответствовать разумным началам природы и жизни, правилам логики. Так, по Аристотелю, природа воли выражается в формирова­нии логического заключения. Например, в его «Никомаховой этике» посылка «все сладкое надо есть» и условие «это яблоко сладкое» влекут за собой не предписа­ние «это яблоко надо съесть», а именно умозаключение о необходимости конкрет­ного действия — съедения яблока. Следовательно, источник наших сознательных действий кроется в разуме человека.

Надо отметить, что подобные воззрения на природу воли вполне обоснованны и поэтому продолжают существовать и сейчас. Например, Ш. Н. Чхартишвили вы­ступает против особого характера воли, считая, что понятия цель и осознание яв­ляются категориями интеллектуального поведения, и никакой необходимости вводить новые термины, по его мнению, здесь нет. Подобная точка зрения обосно­вана тем, что мыслительные процессы являются неотъемлемым компонентом во­левых действий.

Фактически проблема воли не существовала в качестве самостоятельной про­блемы и во времена средневековья. Человек рассматривался средневековыми фи­лософами как исключительно пассивное начало, как «поле», на котором встреча­ются внешние силы. Более того, очень часто в средневековье воля наделялась са­мостоятельным существованием и даже персонифицировалась в конкретных силах, превращаясь в добрых или злых существ. Однако и в этой трактовке воля выступала как проявление некоего разума, ставящего себе определенные цели. Познание этих сил — добрых или злых, по мнению средневековых философов, открывает путь к познанию «истинных» причин поступков конкретного человека.



Следовательно, понятие воли во времена средневековья в большей степени связывалось с некими высшими силами. Такое понимание воли в средние века было обусловлено тем, что общество отрицало возможность самостоятельного, т. е. независимого от традиций и установленного порядка, поведения конкретного члена общества. Человек рассматривался как простейший элемент общества, а на­бор характеристик, которые современные ученые вкладывают в понятие «лич­ность», выступал в качестве программы, по которой жили предки и по которой должен жить человек. Право на отклонение от этих норм признавалось лишь за некоторыми членами общины, например, за кузнецом — человеком, которому под­властна сила огня и металла, или за разбойником — человеком-преступником, про­тивопоставившим себя данному обществу, и т. д.

Вполне вероятно, что самостоятельная проблема воли возникла одновременно с постановкой проблемы личности. Это произошло в эпоху Возрождения, когда за человеком начали признавать право на творчество и даже на ошибку. Стало гос­подствовать мнение о том, что только отклонившись от нормы, выделившись из общей массы людей, человек мог стать личностью. При этом главной ценностью личности было принято считать свободу воли.

Оперируя историческими фактами, мы должны отметить, что появление про­блемы свободы воли было не случайным. Первые христиане исходили из того, что человек обладает свободой воли, т. е. может поступать в соответствии со своей со­вестью, может делать выбор в том, как ему жить, поступать и каким нормам следо­вать. В эпоху же Возрождения свобода воли вообще стала возводиться в ранг аб­солюта.

В дальнейшем абсолютизация свободы воли привела к возникновению миро­воззрения экзистенциализма — «философии существования». Экзистенциализм (М. Хайдеггер, К. Ясперс, Ж. П. Сартр, А. Камю и др.) рассматривает свободу как абсолютно свободную волю, не обусловленную никакими внешними социальны­ми обстоятельствами. Исходный пункт этой концепции — абстрактный человек, взятый вне общественных связей и отношений, вне социально-культурной среды. Человек, по мнению представителей данного направления, ничем не может быть связан с обществом, и тем более он не может быть связан никакими нравственны­ми обязательствами или ответственностью. Человек свободен и ни за что не мо­жет отвечать. Любая норма выступает для него как подавление его свободной воли. Согласно Ж. П. Сартру, подлинно человеческим может быть лишь спонтан­ный немотивируемый протест против всякой «социальности», причем никак не упорядоченный, не связанный никакими рамками организаций, программ, партий и т. д.

Такая трактовка воли противоречит современным представлениям о человеке. Как мы отмечали еще в первых главах, основное отличие человека как представи­теля вида Homo sapiens от животного мира заключается в его социальной природе. Человеческое существо, развивающееся вне человеческого общества, имеет толь­ко внешнее сходство с человеком, а по своей психической сути не имеет ничего общего с людьми.

Абсолютизация свободной воли привела представителей экзистенциализма к ошибочной трактовке человеческой природы. Их ошибка заключалась в непо­нимании того, что человек, совершающий определенный поступок, направленный на отвержение каких-либо существующих социальных норм и ценностей, непре­менно утверждает другие нормы и ценности. Ведь для того, чтобы отвергать что-либо, необходимо иметь определенную альтернативу, иначе такое отрицание пре­вращается в лучшем случае в бессмыслицу, а в худшем — в безумие.

Одна из первых естественнонаучных трактовок воли принадлежит И. П. Пав­лову, который рассматривал ее как «инстинкт свободы», как проявление активно­сти живого организма, когда он встречается с препятствиями, ограничивающими эту активность. По мнению И. П. Павлова, воля как «инстинкт свободы» высту­пает не меньшим стимулом поведения, чем инстинкты голода и опасности. «Не будь его, — писал он, — всякое малейшее препятствие, которое бы встречало живот­ное на своем пути, совершенно прерывало бы течение его жизни» (Павлов И. П., и


 

Корнилов Константин Николаевич (1879-1957) — отече­ственный психолог. Научную деятельность начал в качестве со­трудника Г. И. Челпанова. Несколько лет работал в Институте психологии, созданном Челпановым. В 1921 г. написал книгу «Учение о реакциях человека». В 1923-1924 гг. приступил к ак­тивной работе по созданию материалистической психологии. Центральное место в его взглядах занимало положение о пси­хике как особом свойстве высокоорганизованной материи. Эта работа закончилась созданием концепции реактологии, кото­рую в качестве марксистской психологии Корнилов пытался про­тивопоставить, с одной стороны, рефлексологии Бехтерева, а с другой — интроспективной психологии. Основным положе­нием этой концепции явилось положение о «реакции», которая рассматривалась как первоэлемент жизнедеятельности, сход­ный с рефлексом и вместе с тем отличающийся от него наличи­ем «психической стороны». В результате проводимой в 1931 г. так называемой «реактологической дискуссии» Корнилов отказался от своих взглядов. Впослед­ствии изучал проблемы воли и характера. Возглавлял Московский институт психологии.

 

1952). Для человеческого же поступка такой преградой может быть не только внешнее препятствие, ограничивающее двигательную активность, но и содержа­ние его собственного сознания, его интересы и т. д. Таким образом, воля в трак­товке И. П. Павлова рефлекторна по своей природе, т. е. она проявляется в виде ответной реакции на воздействующий стимул. Поэтому не случайно данная трак­товка нашла самое широкое распространение среди представителей бихевиориз­ма и получила поддержку в реактологии (К. Н. Корнилов) и рефлексологии (В. М. Бехтерев). Между тем если принять данную трактовку воли за истинную, то мы должны сделать вывод о том, что воля человека зависит от внешних усло­вий, а следовательно, волевой акт не в полной мере зависит от человека.

В последние десятилетия набирает силу и находит все большее число сторон­ников другая концепция, согласно которой поведение человека понимается как изначально активное, а сам человек рассматривается как наделенный способностью к сознательному выбору формы поведения. Эта точка зрения удачно подкрепля­ется исследованиями в области физиологии, проведенными Н. А. Бернштейном и П. К. Анохиным. Согласно сформировавшейся на основе этих исследований кон­цепции, воля понимается как сознательное регулирование человеком своего пове­дения. Это регулирование выражено в умении видеть и преодолевать внутренние и внешние препятствия.

Помимо указанных точек зрения существуют и другие концепции воли. Так, в рамках психоаналитической концепции на всех этапах ее эволюции от 3. Фрей­да до Э. Фромма неоднократно предпринимались попытки конкретизировать представление о воле как своеобразной энергии человеческих поступков. Для представителей данного направления источником поступков людей является не­кая превращенная в психическую форму биологическая энергия живого организ­ма. Сам Фрейд полагал, что это психосексуальная энергия полового влечения.

Весьма интересна эволюция этих представлений в концепциях учеников и по­следователей Фрейда. Например, К. Лоренц видит энергию воли в изначальной

агрессивности человека. Если эта агрессивность не реализуется в разрешаемых и санкционируемых обществом формах активности, то становится социально опас­ной, поскольку может вылиться в немотивируемые преступные действия. А. Ад­лер, К. Г. Юнг, К. Хорни, Э. Фромм связывают проявление воли с социальными факторами. Для Юнга — это универсальные архетипы поведения и мышления, заложенные в каждой культуре, для Адлера — стремление к власти и социальному господству, а для Хорни и Фромма — стремление личности к самореализации в культуре.

По сути дела, различные концепции психоанализа представляют собой абсо­лютизацию отдельных, хотя и существенных, потребностей как источников че­ловеческих действий. Возражения вызывают не столько сами преувеличения, сколько общая трактовка движущих сил, направленных, по мнению привержен­цев психоанализа, на самосохранение и поддержание целостности человеческого индивида. На практике очень часто проявление воли связано со способностью противостоять потребности самосохранения и поддержания целостности челове­ческого организма. Это подтверждает героическое поведение людей в экстремаль­ных условиях с реальной угрозой для жизни.

В действительности мотивы волевых действий складываются и возникают в ре­зультате активного взаимодействия человека с внешним миром, и в первую оче­редь с обществом. Свобода воли означает не отрицание всеобщих законов приро­ды и общества, а предполагает познание их и выбор адекватного поведения.

 

 


Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском гугл на сайте:

zdamsam.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о