Требования к личности практического психолога – Важнейшие требования к личности практического психолога

Важнейшие требования к личности практического психолога

Существуют
точки зрения, согласно которым успех
работы практического психолога
определяется, прежде всего, системой
применяемых психотехник. Иными словами,
превалирующая роль отводится
психологическому и психотерапевтическому
(а также психокоррекционному и
психодиагностическому) инструментарию,
при этом личностные характеристики
психолога считаются чем–то вторичным.
Подобная позиция присуща теоретическим
концепциям, рассматривающим психологическую
помощь как воздействие
психолога на клиента.

Гуманистическая
позиция (которой придерживаемся и мы)
состоит в том, что развивающий и
оздоравливающий эффект возникает в
результате создания атмосферы эмпатии,
искренности, самораскрытия и особых
теплых взаимоотношений между психологом
и клиентами. Невозможно насильно привести
к счастью, невозможно осуществлять
личностное развитие извне по отношению
к личности. Следовательно, нужно, чтобы
психолог обладал такими личностными
характеристиками, которые позволили
бы ему заботиться о создании максимально
благоприятных условий
для
развития самосознания, осуществления
личностных изменений.

Обобщая
многочисленные исследования профессионально
важных личностных черт психотерапевтов
и психологов (А.
Косевска,
1990;
С.
Кратохвил,
1973;
М.
Либерман,
1966;
К.
Роджерс,
1954;
Славсон,
1962;
Ялом,
1973
и др.), можно выделить следующие личностные
черты, желательные для практического
психолога:

• концентрация
на клиенте, желание и способность ему
помочь;

• открытость
к отличным от собственных взглядам и
суждениям, гибкость и терпимость;

• эмпатичность,
восприимчивость, способность создавать
атмосферу эмоционального комфорта;

• аутентичность
поведения, то есть способность предъявлять
группе подлинные эмоции и переживания;

• энтузиазм
и оптимизм, вера в способности участников
группы к изменению и развитию;

• уравновешенность,
терпимость к фрустрации и неопределенности,
высокий уровень саморегуляции;

• уверенность
в себе, позитивное самоотношение,
адекватная самооценка, осознание
собственных конфликтных областей,
потребностей, мотивов;

• богатое
воображение, интуиция;

• высокий
уровень интеллекта.

К.
Рудестам пишет о взаимосвязи личностных
черт, теоретических установок и стилей
управления у группового психотерапевта
(эти слова, по нашему мнению, могут быть
отнесены к любому практическому
психологу): он «должен быть отчасти
артистом, отчасти ученым, соединяющим
чувства и интуицию с профессиональным
знанием методов и концепций. С одной
стороны, с развитием самосознания,
ростом опыта и знаний о групповой и
индивидуальной динамике возрастает
надежность интуиции. Концептуальные
рамки, метод осмысления руководителем
наблюдаемых им элементов поведения
могут служить ему основой для проверки
чувств и надежности интуиции. С другой
стороны, концептуальные рамки и методы,
используемые без учета интуиции и
чувств, могут вести к ригидному, негибкому
стилю руководства» (1993. С. 50).

Проблемы самопомощи в деятельности практических психологов

Поскольку
сама психология является одной из сфер
профессиональной деятельности, то
возникает естественный вопрос: кто же
будет самим психологам помогать
оптимизировать свой труд? Проще всего
было бы сказать, что этим должна заниматься
методология психологии, поскольку сутью
методологии как раз и является рефлексия
(осмысление собственной деятельности).
Заметим, что в каждой науке (и в каждой
сфере производства) есть своя
«конкретно–научная» методология, но
все–таки психологи работают в этих
самых разных сферах и приносят определенную
пользу, то есть без психологов методологи
все–таки обойтись не могут. Кроме чисто
методологических проблем имеются еще
проблемы, связанные с организацией
труда, с медико–гигиеническими аспектами
трудовой деятельности психологов,
наконец, проблемы развития и саморазвития
психологов в своем «нелегком» труде.

Но,
как известно, проще оказывать помощь
другим специалистам и очень сложно
помогать самому себе (или таким же
специалистам, как ты сам). Дело в том,
что и психологическая помощь (и многие
другие виды помощи людям, например,
медицинская и проч.) предполагают
определенную веру в психолога, в его
«чудодейственные» методы, то есть
предполагают «некомпетентного» и даже
«наивного» клиента, способного поверить
в «психологический миф», ведь если бы
клиент сам разбирался в психологии (или
в медицине), то он сам мог бы разобраться
и со своими психологическими проблемами…

Но
и у самих психологов есть свои
психологические проблемы, и тогда
возникает ситуация «сапожника без
сапог». А беда психологов в том, что они
(как специалисты) уже не могут быть
«наивными» и «некомпетентными» клиентами.
Поэтому им нужна какая–то особая помощь,
отличающаяся от помощи обычным людям.
Можно выделить разные
варианты такой помощи (помощи «самим
себе»)
:

1.
Одним из наиболее распространенных
(реальных) вариантов является взаимопомощь
коллег–психологов в неформальном
общении: посидеть вместе, пожаловаться,
помочь в решении каких–то вопросов,
по–дружески обратить внимание на ошибки
и недостатки своих коллег, а то и просто
морально поддержать…

2.
Полуформальные варианты помощи, например,
на различных выездных конференциях и
творческих семинарах. Часто главным
смыслом таких форм работы является не
«обмен опытом» и не заслушивание
«докладов» своих коллег, а обмен опытом
накопившихся проблем и способов их
разрешения, а также создание атмосферы
«профессионального единства»,
«профессиональной общности», которая
тебя «понимает» и при необходимости
«поддержит»… Организаторам и участникам
подобных конференций и семинаров следует
постоянно помнить об этом и всячески
способствовать достижению и этих важных
целей.

3.
Создание реабилитационных центров для
восстановления сил психологов и
психотерапевтов (для России это пока
сложная проблема).

4.
Грамотная организация труда психологов
и психотерапевтов, не допускающая их
чрезмерного переутомления и, тем более,
нервных срывов в работе (например, в
общении с невоспитанными посетителями,
в «выяснении отношений» с бестактными
администраторами и т. п.). Хотя в полной
мере исключить профессиональные
конфликты вряд ли получится (психологическая
практика — это нервная работа), но надо
хотя бы стремиться свести к разумному
минимуму нервные нагрузки.

5.
Наконец, формирование у психолога
навыков профессиональной саморегуляции,
релаксации и т. п. К сожалению, и в этом
вопросе больше проблем, чем решений.

Отсюда
общая мораль: важнейшим элементом
профессиональной культуры психолога
является формирование у себя готовности
самостоятельно решать свои собственные
психологические вопросы (пока это
реально не делается при подготовке
психологов во многих вузах). Одновременно
данная нерешенная проблема (помощи
самим психологам) может стать предметом
для творческого поиска некоторых
нынешних студентов–психологов,
понимающих, насколько все это важно для
развития психологической практики.

studfiles.net

Профессиональные требования к личности практического психолога.

Существуют точки зрения, согласно которым успех работы практического психолога определяется, прежде всего, системой применяемых психотехник. Иными словами, превалирующая роль отводится психологическому и психотерапевтическому (а также психокоррекционному и психодиагностическому) инструментарию, при этом личностные характеристики психолога считаются чем–то вторичным. Подобная позиция присуща теоретическим концепциям, рассматривающим психологическую помощь как воздействие психолога на клиента.

Гуманистическая позиция состоит в том, что развивающий и оздоравливающий эффект возникает в результате создания атмосферы эмпатии, искренности, самораскрытия и особых теплых взаимоотношений между психологом и клиентами. Невозможно насильно привести к счастью, невозможно осуществлять личностное развитие извне по отношению к личности. Следовательно, нужно, чтобы психолог обладал такими личностными характеристиками, которые позволили бы ему заботиться о создании максимально благоприятных условий для развития самосознания, осуществления личностных изменений.

Практический психолог, работает в первую очередь своей личностью. Основной инструмент работы психолога — его личность. Без знаний и профессиональных навыков психолога нет, но в какой форме и насколько эффективно эти его знания дойдут до его клиентов или участников его тренингов, определяет его личность. Не раз уж напоминали лучшие умы: воспитывает не метод, а личность.

Обобщая многочисленные исследования профессионально важных личностных черт психотерапевтов и психологов (А. Косевска, 1990; С. Кратохвил, 1973; М. Либерман, 1966; К. Роджерс, 1954; Славсон, 1962; Ялом, 1973 и др.), можно выделить следующие личностные черты, желательные для практического психолога:

• концентрация на клиенте, желание и способность ему помочь;

• открытость к отличным от собственных взглядам и суждениям, гибкость и терпимость;

• эмпатичность, восприимчивость, способность создавать атмосферу эмоционального комфорта;

• аутентичность поведения, то есть способность предъявлять группе подлинные эмоции и переживания;

• энтузиазм и оптимизм, вера в способности участников группы к изменению и развитию;

• уравновешенность, терпимость к фрустрации и неопределенности, высокий уровень саморегуляции;

• уверенность в себе, позитивное самоотношение, адекватная самооценка, осознание собственных конфликтных областей, потребностей, мотивов;

• богатое воображение, интуиция;

• высокий уровень интеллекта.

Никто не сумел пока создать алгоритм воспитания души. Наверное, потому что для каждой души он свой, ведь душа у каждого развивается по своему особому пути. Значит, психология — не наука? Наука, конечно, поскольку способна изучать общие закономерности, механизмы и проявления психики. Но там, где психология соприкасается с живой конкретной душой, — там она из науки превращается в искусство. А для искусства, как известно, основное правило — это приоритет исключений.

Означает ли это, что в искусстве нет алгоритмов? Разумеется, не означает. Решая любую частную задачу — в рамках своей глобальной сверхзадачи — художник, как и психолог, пользуется определенными средствами, приемами, представляющими собой известные алгоритмы. Можно рискнуть и высказать предположение, что создание произведения искусства или научное открытие — это результат новой комбинации известных алгоритмов, помноженной на неожиданные изменения в структуре какого–то алгоритма.

Точно так же происходит и в практической психологии. Отсюда понятна специфика работы практического психолога: он должен владеть значительным количеством разнообразных алгоритмов (методов, приемов) и уметь комбинировать эти алгоритмы в самых разнообразных вариантах в зависимости от обстоятельств его деятельности (запроса заказчика, особенностей клиентов, характера и глубины психологических проблем, последних политических новостей, направления ветра, в конце концов). Но этого мало. Если мы согласимся с тем, что деятельность практического психолога сродни искусству, то получается, что творчество — это просто–напросто его профессиональная обязанность. Стало быть, психолог должен быть готов в любой момент забыть привычный алгоритм и импровизировать, жонглируя приемами, по ходу дела модифицируя упражнения и изобретая новые.

Подобный уровень профессионализма достигается только на основе опыта и изначально заложенной способности к творчеству. Чтобы виртуозно «играть» приемами и упражнениями, надо очень глубоко понимать их смысл, прочувствовать их, то есть в каждом из них пройти миг переживания. Тогда каждая психологическая техника будет не сухим алгоритмом, схемой действий, пошаговым планом, а проживанием опыта, причем не только для клиента, но и для ведущего. Проживая используемый прием или упражнение вместе с клиентом, психолог каждый раз приобретает новый опыт. Это не парадокс: психологические техники и упражнения имеют удивительное свойство, отличающее их от других «способов структурирования времени», как сказал бы Э. Берн, повторение которых не приносит ничего, кроме скуки. Их содержание в любой момент готово блеснуть новой, не виданной ранее драгоценной гранью, обернуться неожиданной стороной. Вы можете десятки раз использовать одно и то же упражнение в разных группах или с разными клиентами, даже почти не модернизируя его, и обнаруживать в нем все новые смыслы — эти великолепные жемчужины для украшения личности.

Неисчерпаемость содержания психологических техник и упражнений как раз и есть площадка для запуска творческого фейерверка практического психолога. Тогда случается некий инсайт, и творчески примененный прием дает совсем не тот, что планировался ранее, но еще более грандиозный эффект. И психолог чувствует крылья за плечами, видит результативность своей работы и осознает, что может сделать в своем дневнике новую запись под скромной рубрикой «методические находки».

Но для этого нужно хорошенько освоить уже созданные алгоритмы, осознать хотя бы часть скрытых в них смыслов, отработать их, увидеть на практике, как они действуют именно в ваших руках. И тогда — творите! Пользуйтесь полученным инструментом для достижения ваших целей, помня о главном принципе: НЕ НАВРЕДИ!

students-library.com

Профессиональные требования к личности практического психолога

  • Фонетико-фонематическое недоразвитие речи у детей.

  • Внешнеторговые расчёты.

  • Формы безналичных расчётов.

  • Платежный оборот и безналичные расчёты.

  • Организация денежного обращения.

  • Возникновение денежного обращения.

  • Субъективная социология Лаврова.

  • Социальные проблемы рынка труда. Дискриминация на рынке труда.

  • Эволюционизм и первобытная культура.

  • Источники предпринимательского права.

  • Фотореклама в России в начале 20 века.

    Главная » Профессиональная психология » 20. Профессиональные требования к личности практического психолога

    Профессиональные требования к личности практического психолога

    Актуальная действиельность свидетельствует, что успешность практики практического психолога обуслволена, прежде всего, системой применяемых психотехник. Проще говоря, ключевая роль отводится психологическому и психотерапевтическому (кроме того:  психокоррекционному и психодиагностическому) инструментарию, при этом личностные характеристики психолога считаются чем–то вторичным. Подобная позиция присуща теоретическим концепциям, рассматривающим психологическую помощь как воздействие психолога на клиента.

    Гуманистическая позиция состоит в том, что развивающий и оздоравливающий эффект возникает в результате создания атмосферы эмпатии, искренности, самораскрытия и особых теплых взаимоотношений между психологом и клиентами. Невозможно насильно привести к счастью, невозможно осуществлять личностное развитие извне по отношению к личности. Следовательно, нужно, чтобы психолог обладал такими личностными характеристиками, которые позволили бы ему заботиться о создании максимально благоприятных условий для развития самосознания, осуществления личностных изменений.

    Профессиональный  психолог-праткик работает изначаьно своей личностью. Основной инструмент работы психолога — его личность. Без знаний и профессиональных навыков психолога нет, но в какой форме и насколько эффективно эти его знания дойдут до его клиентов или участников его тренингов, определяет его личность. Не раз уж напоминали лучшие умы: воспитывает не метод, а личность.

    Обобщая многочисленные исследования профессионально важных личностных черт психотерапевтов и психологов (А. Косевска, 1990; С. Кратохвил, 1973; М. Либерман, 1966; К. Роджерс, 1954; Славсон, 1962; Ялом, 1973 и др.), можно выделить следующие личностные черты, желательные для практического психолога:

    • концентрация на клиенте, желание и способность ему помочь;

    • открытость к отличным от собственных взглядам и суждениям, гибкость и терпимость;

    • эмпатичность, восприимчивость, способность создавать атмосферу эмоционального комфорта;

    • аутентичность поведения, ᴛ.ᴇ. способность предъявлять группе подлинные эмоции и переживания;

    • энтузиазм и оптимизм, вера в способности участников группы к изменению и развитию;

    • уравновешенность, терпимость к фрустрации и неопределенности, высокий уровень саморегуляции;

    • уверенность в себе, позитивное самоотношение, адекватная самооценка, осознание собственных конфликтных областей, потребностей, мотивов;

    • богатое воображение, интуиция;

    • высокий уровень интеллекта.

    Никто не сумел пока создать алгоритм воспитания души. Наверное, потому что для каждой души он свой, ведь душа у каждого развивается по своему особому пути. Значит, психология — не наука? Наука, конечно, поскольку способна изучать общие закономерности, механизмы и проявления психики. Но там, где психология соприкасается с живой конкретной душой, — там она из науки превращается в искусство. А для искусства, как известно, основное правило — это приоритет исключений.

    Означает ли это, что в искусстве нет алгоритмов? Разумеется, не означает. Решая любую частную задачу — в рамках своей глобальной сверхзадачи — художник, как и психолог, пользуется определенными средствами, приемами, представляющими собой известные алгоритмы. Можно рискнуть и высказать предположение, что создание произведения искусства или научное открытие — это результат новой комбинации известных алгоритмов, помноженной на неожиданные изменения в структуре какого–то алгоритма.

    Точно так же происходит и в практической психологии. Отсюда понятна специфика работы практического психолога: он должен владеть значительным количеством разнообразных алгоритмов (методов, приемов) и уметь комбинировать эти алгоритмы в самых разнообразных вариантах в зависимости от обстоятельств его деятельности (запроса заказчика, особенностей клиентов, характера и глубины психологических проблем, последних политических новостей, направления ветра, в конце концов). Но этого недостаточно. Если мы согласимся с тем фактом, что деятельность практического психолога сродни искусству, то получается, что творчество — это просто–напросто его профессиональная обязанность. Стало быть, психолог должен быть готов в любой момент забыть привычный алгоритм и импровизировать, жонглируя приемами, по ходу дела модифицируя упражнения и изобретая новые.

    Подобный уровень профессионализма достигается только на базе опыта и изначально заложенной способности к творчеству. Чтобы виртуозно «играть» приемами и упражнениями, надо очень глубоко понимать их смысл, прочувствовать их, т.ᴇ. в каждом из них пройти миг переживания. Тогда каждая психологическая техника будет не сухим алгоритмом, схемой действий, пошаговым планом, а проживанием опыта, причем не только для клиента, но и для ведущего. Проживая используемый прием или упражнение вместе с клиентом, психолог каждый раз приобретает новый опыт. Это не парадокс: психологические техники и упражнения имеют удивительное свойство, отличающее их от других «способов структурирования времени», как сказал бы Э. Берн, повторение которых не приносит ничего, кроме скуки. Их содержание в любой момент готово блеснуть новой, не виданной ранее драгоценной гранью, обернуться неожиданной стороной. Вы можете десятки раз использовать одно и то же упражнение в разных группах или с разными клиентами, даже почти не модернизируя его, и обнаруживать в нем все новые смыслы — эти великолепные жемчужины для украшения личности.

    Неисчерпаемость содержания психологических техник и упражнений как раз и есть площадка для запуска творческого фейерверка практического психолога. Тогда случается некий инсайт, и творчески примененный прием дает совсем не тот, что планировался ранее, но еще более грандиозный эффект. И психолог чувствует крылья за плечами, видит результативность своей работы и осознает, что может сделать в своем дневнике новую запись под скромной рубрикой «методические находки».

    Тут важно максимально основательно изучитьуже сформулированные алгоритмы, осознать хотя бы часть скрытых в них смыслов, отработать их, увидеть на практике, как они действуют именно в ваших руках. И тогда — творите! Пользуйтесь полученным инструментом для достижения ваших целей, помня о главном принципе: НЕ НАВРЕДИ!

     


    Лекция, реферат. Профессиональные требования к личности практического психолога — понятие и виды. Классификация, сущность и особенности. 2018-2019.

    Оглавление книги
    открыть
    закрыть










     

     

referatwork.ru

Профессиональные требования к личности практического психолога » СтудИзба

Существуют точки зрения, согласно которым успех работы практического психолога определяется, прежде всего, системой применяемых психотехник. Иными словами, превалирующая роль отводится психологическому и психотерапевтическому (а также психокоррекционному и психодиагностическому) инструментарию, при этом личностные характеристики психолога считаются чем–то вторичным. Подобная позиция присуща теоретическим концепциям, рассматривающим психологическую помощь как воздействие психолога на клиента.

Гуманистическая позиция состоит в том, что развивающий и оздоравливающий эффект возникает в результате создания атмосферы эмпатии, искренности, самораскрытия и особых теплых взаимоотношений между психологом и клиентами. Невозможно насильно привести к счастью, невозможно осуществлять личностное развитие извне по отношению к личности. Следовательно, нужно, чтобы психолог обладал такими личностными характеристиками, которые позволили бы ему заботиться о создании максимально благоприятных условий для развития самосознания, осуществления личностных изменений.

Практический психолог, работает в первую очередь своей личностью. Основной инструмент работы психолога — его личность. Без знаний и профессиональных навыков психолога нет, но в какой форме и насколько эффективно эти его знания дойдут до его клиентов или участников его тренингов, определяет его личность. Не раз уж напоминали лучшие умы: воспитывает не метод, а личность.

Обобщая многочисленные исследования профессионально важных личностных черт психотерапевтов и психологов (А. Косевска, 1990; С. Кратохвил, 1973; М. Либерман, 1966; К. Роджерс, 1954; Славсон, 1962; Ялом, 1973 и др.), можно выделить следующие личностные черты, желательные для практического психолога:

• концентрация на клиенте, желание и способность ему помочь;

• открытость к отличным от собственных взглядам и суждениям, гибкость и терпимость;

• эмпатичность, восприимчивость, способность создавать атмосферу эмоционального комфорта;

• аутентичность поведения, то есть способность предъявлять группе подлинные эмоции и переживания;

• энтузиазм и оптимизм, вера в способности участников группы к изменению и развитию;

• уравновешенность, терпимость к фрустрации и неопределенности, высокий уровень саморегуляции;

• уверенность в себе, позитивное самоотношение, адекватная самооценка, осознание собственных конфликтных областей, потребностей, мотивов;

• богатое воображение, интуиция;

• высокий уровень интеллекта.

Никто не сумел пока создать алгоритм воспитания души. Наверное, потому что для каждой души он свой, ведь душа у каждого развивается по своему особому пути. Значит, психология — не наука? Наука, конечно, поскольку способна изучать общие закономерности, механизмы и проявления психики. Но там, где психология соприкасается с живой конкретной душой, — там она из науки превращается в искусство. А для искусства, как известно, основное правило — это приоритет исключений.

Означает ли это, что в искусстве нет алгоритмов? Разумеется, не означает. Решая любую частную задачу — в рамках своей глобальной сверхзадачи — художник, как и психолог, пользуется определенными средствами, приемами, представляющими собой известные алгоритмы. Можно рискнуть и высказать предположение, что создание произведения искусства или научное открытие — это результат новой комбинации известных алгоритмов, помноженной на неожиданные изменения в структуре какого–то алгоритма.

Точно так же происходит и в практической психологии. Отсюда понятна специфика работы практического психолога: он должен владеть значительным количеством разнообразных алгоритмов (методов, приемов) и уметь комбинировать эти алгоритмы в самых разнообразных вариантах в зависимости от обстоятельств его деятельности (запроса заказчика, особенностей клиентов, характера и глубины психологических проблем, последних политических новостей, направления ветра, в конце концов). Но этого мало. Если мы согласимся с тем, что деятельность практического психолога сродни искусству, то получается, что творчество — это просто–напросто его профессиональная обязанность. Стало быть, психолог должен быть готов в любой момент забыть привычный алгоритм и импровизировать, жонглируя приемами, по ходу дела модифицируя упражнения и изобретая новые.

Подобный уровень профессионализма достигается только на основе опыта и изначально заложенной способности к творчеству. Чтобы виртуозно «играть» приемами и упражнениями, надо очень глубоко понимать их смысл, прочувствовать их, то есть в каждом из них пройти миг переживания. Тогда каждая психологическая техника будет не сухим алгоритмом, схемой действий, пошаговым планом, а проживанием опыта, причем не только для клиента, но и для ведущего. Проживая используемый прием или упражнение вместе с клиентом, психолог каждый раз приобретает новый опыт. Это не парадокс: психологические техники и упражнения имеют удивительное свойство, отличающее их от других «способов структурирования времени», как сказал бы Э. Берн, повторение которых не приносит ничего, кроме скуки. Их содержание в любой момент готово блеснуть новой, не виданной ранее драгоценной гранью, обернуться неожиданной стороной. Вы можете десятки раз использовать одно и то же упражнение в разных группах или с разными клиентами, даже почти не модернизируя его, и обнаруживать в нем все новые смыслы — эти великолепные жемчужины для украшения личности.

Неисчерпаемость содержания психологических техник и упражнений как раз и есть площадка для запуска творческого фейерверка практического психолога. Тогда случается некий инсайт, и творчески примененный прием дает совсем не тот, что планировался ранее, но еще более грандиозный эффект. И психолог чувствует крылья за плечами, видит результативность своей работы и осознает, что может сделать в своем дневнике новую запись под скромной рубрикой «методические находки».

Но для этого нужно хорошенько освоить уже созданные алгоритмы, осознать хотя бы часть скрытых в них смыслов, отработать их, увидеть на практике, как они действуют именно в ваших руках. И тогда — творите! Пользуйтесь полученным инструментом для достижения ваших целей, помня о главном принципе: НЕ НАВРЕДИ!

studizba.com

Важнейшие требования к личности практического психолога — Студопедия.Нет

Существуют точки зрения, согласно которым успех ра­боты практического психолога определяется, прежде все­го, системой применяемых психотехник. Иными словами, превалирующая роль отводится психологическому и пси­хотерапевтическому (а также психокоррекционному и психодиагностическому) инструментарию, при этом лич­ностные характеристики психолога считаются чем-то вто­ричным. Подобная позиция присуща теоретическим кон­цепциям, рассматривающим психологическую помощь как воздействие психолога на клиента.

Гуманистическая позиция (которой придерживаемся и мы) состоит в том, что развивающий и оздоравливающий эффект возникает в результате создания атмосферы эмпа-тии, искренности, самораскрытия и особых теплых взаи­моотношений между психологом и клиентами. Невоз­можно насильно привести к счастью, невозможно осуще­ствлять личностное развитие извне по отношению к лич­ности. Следовательно, нужно, чтобы психолог обладал та­кими личностными характеристиками, которые позволи­ли бы ему заботиться о создании максимально благопри­ятных условий для развития самосознания, осуществления личностных изменений.

Обобщая многочисленные исследования профессио­нально важных личностных черт психотерапевтов и пси­хологов (А. Косевска, 1990; С. Кратохвил, 1973; М. Либман, 1966; К. Роджерс, 1954; Славсон, 1962; Ялом, 1973 и др.), можно выделить следующие личностные черты, же­лательные для практического психолога:


•               концентрация на клиенте, желание и способность ему помочь;

•              открытость к отличным от собственных взглядам и суж­дениям, гибкость и терпимость;

•               эмпатичность, восприимчивость, способность создавать атмосферу эмоционального комфорта;

•              аутентичность поведения, то есть способность предъяв­лять группе подлинные эмоции и переживания;

•               энтузиазм и оптимизм, вера в способности участников группы к изменению и развитию;

•              уравновешенность, терпимость к фрустрации и неопре­деленности, высокий уровень саморегуляции;

•              уверенность в себе, позитивное самоотношение, адек­ватная самооценка, осознание собственных конфликт­ных областей, потребностей, мотивов;

•              богатое воображение, интуиция;

•               высокий уровень интеллекта.

К. Рудестам пишет о взаимосвязи личностных черт, тео­ретических установок и стилей управления у группового психотерапевта (эти слова, по нашему мнению, могут быть отнесены к любому практическому психологу): он «должен быть отчасти артистом, отчасти ученым, соединяющим чувства и интуицию с профессиональным знанием методов и концепций. С одной стороны, с развитием самосознания, ростом опыта и знаний о групповой и индивидуальной ди­намике возрастает надежность интуиции. Концептуальные рамки, метод осмысления руководителем наблюдаемых им элементов поведения могут служить ему основой для про­верки чувств и надежности интуиции. С другой стороны, концептуальные рамки и методы, используемые без учета интуиции и чувств, могут вести к ригидному, негибкому стилю руководства» (1993. С. 50).



Проблемы самопомощи в деятельности практических психологов

Поскольку сама психология является одной из сфер профессиональной деятельности, то возникает естествен­ный вопрос: кто же будет самим психологам помогать оп-

202

тимизировать свой труд? Проще всего было бы сказать, что этим должна заниматься методология психологии, по­скольку сутью методологии как раз и является рефлексия (осмысление собственной деятельности). Заметим, что в каждой науке (и в каждой сфере производства) есть своя «конкретно-научная» методология, но все-таки психоло­ги работают в этих самых разных сферах и приносят опре­деленную пользу, то есть без психологов методологи все-таки обойтись не могут. Кроме чисто методологиче­ских проблем имеются еще проблемы, связанные с органи­зацией труда, с медико-гигиеническими аспектами трудо­вой деятельности психологов, наконец, проблемы развития и саморазвития психологов в своем «нелегком» труде.

Но, как известно, проще оказывать помощь другим специалистам и очень сложно помогать самому себе (или таким же специалистам, как ты сам). Дело в том, что и пси­хологическая помощь (и многие другие виды помощи лю­дям, например, медицинская и проч.) предполагают опре­деленную веру в психолога, в его «чудодейственные» мето­ды, то есть предполагают «некомпетентного» и даже «на­ивного» клиента, способного поверить в «психологиче­ский миф», ведь если бы клиент сам разбирался в психоло­гии (или в медицине), то он сам мог бы разобраться и со своими психологическими проблемами…

Но и у самих психологов есть свои психологические проблемы, и тогда возникает ситуация «сапожника без сапог». А беда психологов в том, что они (как специали­сты) уже не могут быть «наивными» и «некомпетентны­ми» клиентами. Поэтому им нужна какая-то особая по­мощь, отличающаяся от помощи обычным людям. Мож­но выделить разные варианты такой помощи (помощи «са­мим себе»):

1.              Одним из наиболее распространенных (реальных) вариантов является взаимопомощь коллег-психологов в неформальном общении: посидеть вместе, пожаловаться, помочь в решении каких-то вопросов, по-дружески обра­тить внимание на ошибки и недостатки своих коллег, а то и просто морально поддержать…

2.            Полуформальные варианты помощи, например, на различных выездных конференциях и творческих семина­рах. Часто главным смыслом таких форм работы является не «обмен опытом» и не заслушивание «докладов» своих коллег, а обмен опытом накопившихся проблем и способов их разрешения, а также создание атмосферы «профессио­нального единства», «профессиональной общности», кото­рая тебя «понимает» и при необходимости «поддержит»… Организаторам и участникам подобных конференций и се­минаров следует постоянно помнить об этом и всячески способствовать достижению и этих важных целей.

3.             Создание реабилитационных центров для восста­новления сил психологов и психотерапевтов (для России это пока сложная проблема).

4.             Грамотная организация труда психологов и психоте­рапевтов, не допускающая их чрезмерного переутомления и, тем более, нервных срывов в работе (например, в обще­нии с невоспитанными посетителями, в «выяснении отно­шений» с бестактными администраторами и т. п.). Хотя в полной мере исключить профессиональные конфликты вряд ли получится (психологическая практика — это нер­вная работа), но надо хотя бы стремиться свести к разум­ному минимуму нервные нагрузки.

5.               Наконец, формирование у психолога навыков профессиональной саморегуляции, релаксации и т. п. К сожалению, и в этом вопросе больше проблем, чем ре­шений.

Отсюда общая мораль: важнейшим элементом профес­сиональной культуры психолога является формирование у себя готовности самостоятельно решать свои собственные психологические вопросы (пока это реально не делается при подготовке психологов во многих вузах). Одновре­менно данная нерешенная проблема (помощи самим пси­хологам) может стать предметом для творческого поиска некоторых нынешних студентов -психологов, понимаю­щих, насколько все это важно для развития психологиче­ской практики.

studopedia.net

Профессиональные требования к личности практического психолога — Мегаобучалка

Существуют точки зрения, согласно которым успех работы практического психолога определяется, прежде всего, системой применяемых психотехник. Иными словами, превалирующая роль отводится психологическому и психотерапевтическому (а также психокоррекционному и психодиагностическому) инструментарию, при этом личностные характеристики психолога считаются чем–то вторичным. Подобная позиция присуща теоретическим концепциям, рассматривающим психологическую помощь как воздействие психолога на клиента.

Гуманистическая позиция состоит в том, что развивающий и оздоравливающий эффект возникает в результате создания атмосферы эмпатии, искренности, самораскрытия и особых теплых взаимоотношений между психологом и клиентами. Невозможно насильно привести к счастью, невозможно осуществлять личностное развитие извне по отношению к личности. Следовательно, нужно, чтобы психолог обладал такими личностными характеристиками, которые позволили бы ему заботиться о создании максимально благоприятных условий для развития самосознания, осуществления личностных изменений.

Практический психолог, работает в первую очередь своей личностью. Основной инструмент работы психолога — его личность. Без знаний и профессиональных навыков психолога нет, но в какой форме и насколько эффективно эти его знания дойдут до его клиентов или участников его тренингов, определяет его личность. Не раз уж напоминали лучшие умы: воспитывает не метод, а личность.

Обобщая многочисленные исследования профессионально важных личностных черт психотерапевтов и психологов (А. Косевска, 1990; С. Кратохвил, 1973; М. Либерман, 1966; К. Роджерс, 1954; Славсон, 1962; Ялом, 1973 и др.), можно выделить следующие личностные черты, желательные для практического психолога:

• концентрация на клиенте, желание и способность ему помочь;

• открытость к отличным от собственных взглядам и суждениям, гибкость и терпимость;

• эмпатичность, восприимчивость, способность создавать атмосферу эмоционального комфорта;

• аутентичность поведения, то есть способность предъявлять группе подлинные эмоции и переживания;

• энтузиазм и оптимизм, вера в способности участников группы к изменению и развитию;

• уравновешенность, терпимость к фрустрации и неопределенности, высокий уровень саморегуляции;

• уверенность в себе, позитивное самоотношение, адекватная самооценка, осознание собственных конфликтных областей, потребностей, мотивов;

• богатое воображение, интуиция;

• высокий уровень интеллекта.

Никто не сумел пока создать алгоритм воспитания души. Наверное, потому что для каждой души он свой, ведь душа у каждого развивается по своему особому пути. Значит, психология — не наука? Наука, конечно, поскольку способна изучать общие закономерности, механизмы и проявления психики. Но там, где психология соприкасается с живой конкретной душой, — там она из науки превращается в искусство. А для искусства, как известно, основное правило — это приоритет исключений.

Означает ли это, что в искусстве нет алгоритмов? Разумеется, не означает. Решая любую частную задачу — в рамках своей глобальной сверхзадачи — художник, как и психолог, пользуется определенными средствами, приемами, представляющими собой известные алгоритмы. Можно рискнуть и высказать предположение, что создание произведения искусства или научное открытие — это результат новой комбинации известных алгоритмов, помноженной на неожиданные изменения в структуре какого–то алгоритма.

Точно так же происходит и в практической психологии. Отсюда понятна специфика работы практического психолога: он должен владеть значительным количеством разнообразных алгоритмов (методов, приемов) и уметь комбинировать эти алгоритмы в самых разнообразных вариантах в зависимости от обстоятельств его деятельности (запроса заказчика, особенностей клиентов, характера и глубины психологических проблем, последних политических новостей, направления ветра, в конце концов). Но этого мало. Если мы согласимся с тем, что деятельность практического психолога сродни искусству, то получается, что творчество — это просто–напросто его профессиональная обязанность. Стало быть, психолог должен быть готов в любой момент забыть привычный алгоритм и импровизировать, жонглируя приемами, по ходу дела модифицируя упражнения и изобретая новые.

Подобный уровень профессионализма достигается только на основе опыта и изначально заложенной способности к творчеству. Чтобы виртуозно «играть» приемами и упражнениями, надо очень глубоко понимать их смысл, прочувствовать их, то есть в каждом из них пройти миг переживания. Тогда каждая психологическая техника будет не сухим алгоритмом, схемой действий, пошаговым планом, а проживанием опыта, причем не только для клиента, но и для ведущего. Проживая используемый прием или упражнение вместе с клиентом, психолог каждый раз приобретает новый опыт. Это не парадокс: психологические техники и упражнения имеют удивительное свойство, отличающее их от других «способов структурирования времени», как сказал бы Э. Берн, повторение которых не приносит ничего, кроме скуки. Их содержание в любой момент готово блеснуть новой, не виданной ранее драгоценной гранью, обернуться неожиданной стороной. Вы можете десятки раз использовать одно и то же упражнение в разных группах или с разными клиентами, даже почти не модернизируя его, и обнаруживать в нем все новые смыслы — эти великолепные жемчужины для украшения личности.

Неисчерпаемость содержания психологических техник и упражнений как раз и есть площадка для запуска творческого фейерверка практического психолога. Тогда случается некий инсайт, и творчески примененный прием дает совсем не тот, что планировался ранее, но еще более грандиозный эффект. И психолог чувствует крылья за плечами, видит результативность своей работы и осознает, что может сделать в своем дневнике новую запись под скромной рубрикой «методические находки».

Но для этого нужно хорошенько освоить уже созданные алгоритмы, осознать хотя бы часть скрытых в них смыслов, отработать их, увидеть на практике, как они действуют именно в ваших руках. И тогда — творите! Пользуйтесь полученным инструментом для достижения ваших целей, помня о главном принципе: НЕ НАВРЕДИ!

 

megaobuchalka.ru

Требование к личности практического психолога — реферат

      
Важными нравственными качествами психолога
безусловно считаются доброжелательность,
уважительное отношение к людям, чуткость,
отзывчивость, альтруистичность, гуманность,
интеллигентность.

Большое
значение для практического психолога 
имеют коммуникативные качества
его личности: умение понимать других
людей и психологически корректно 
воздействовать на них. Психолог должен
уметь работать с людьми, разбираться
в характерах, обладать не только психологическими
знаниями, но и психологической интуицией.
Коммуникативными качествами психолога,
важными для его профессиональной деятельности,
можно считать привлекательность, общительность,
тактичность, вежливость, умение слушать
и понять другого человека. В целом комплекс
этих качеств часто называют «талантом
общения».

        
Общее отношение к жизни и деятельности
проявляется в таких значимых для психолога
личностных качествах как ответственность,
организованность, оптимизм, открытость,
любознательность, наблюдательность,
самостоятельность суждений, креативность,
гибкость поведения, способность к рефлексии
своих переживаний.

        
Для психолога важны такие эмоциональные
проявления личности как непринужденность,
естественность и искренность в общении,
устойчивость к стрессу, эмоциональная
стабильность, способность к сопереживанию.

К необходимым 
волевым качествам психолога 
относятся настойчивость, терпеливость,
самообладание.

К числу 
необходимых личностных свойств практического
психолога относят способность к эмпатии
(сопереживанию), умение понять состояние
клиента. Однако важно и умение сохранять
некоторую дистанцию. При несоблюдении
этого психогигиенического правила у
психолога может возникнуть синдром сгорания
и коммуникативной перегрузки.

        
Необходимое качество практического психолога
— уверенность в поведении с клиентом.
В противном случае он не заслужит доверия
клиента.

В то же
время важным оказывается отсутствие
чрезмерной самоуверенности и веры
в непогрешимость своих психологических 
выводов. Нетактичность психолога проявляется
в его склонности приписывать своей профессии
сверхзначимость и исключительность.
Демонстративность поведения и самолюбование
психолога отталкивает клиента.

        
Профессиональному психологу важно иметь
адекватную самооценку, понимать индивидуальные
особенности своей личности, свои способности,
сильные и слабые стороны характера. При
этом полезно знать способы компенсации
собственных личностных недостатков.

Еще одно
необходимое качество — развитие самопознания.
Ограниченное самопознание означает ограничение
свободы, а глубокое самопознание увеличивает
возможность выбора в жизни. Чем больше
психолог знает о себе, тем лучше поймет
своих клиентов, и наоборот — чем больше
психолог познает своих клиентов, тем
глубже понимает себя. 

       
Также важным качеством является принятие
личной ответственности. Поскольку многие
ситуации в работе возникают под контролем
психолога, он должен нести ответственность
за свои действия в этих ситуациях. Понимание
своей ответственности позволяет свободно
и сознательно осуществлять выбор в любой
момент консультирования — соглашаться
с доводами клиента или вступать в продуктивное
противостояние. Личная ответственность
помогает более конструктивно воспринимать
критику. В таких случаях критика не вызывает
механизмов психологической защиты, а
служит полезной обратной связью, улучшающей
эффективность деятельности и даже организацию
жизни. В профессиональной деятельности
психолог не может быть успешным во всем.
Не все методы и приемы работы получаются
одинаково хорошо. Не ко всем видам деятельности
проявляется интерес и склонность. Поэтому
психологу важно формировать индивидуальный
стиль профессиональной деятельности
с учетом своих индивидуальных личностных
особенностей. Перечисленные выше характеристики
отражают обобщенное мнение авторитетных
ученых и практиков о том, какими личностными
свойствами должен обладать профессиональный
психолог. Таким образом, из всех этих
качеств и складывается коммуникативная
деятельность психолога-консультанта,
его компетентность, которая в свою очередь
требует постоянного развития, совершенствования
и коррекции.  
 
 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

    
Современную жизнь трудно представить
без психологии. Профессия психолога очень
прочно вошла в различные отрасли народного
хозяйства, медицины и образования. Психологи
работают в медицинской сфере, на производстве,
в образовании, в учреждениях социальной
защиты. Проблем с которыми работает конкретный
психолог очень актуальные: девиантное
поведение, психические расстройства,
повышение эффективности трудовой деятельности,
обучение новым навыкам и т.д.

    
Появление профессии психолога связано,
прежде всего, с возникновением социального
заказа на осуществление психологических
форм научно обоснованного воздействия
на человека и группы людей. В качестве
предпосылки к выделению самостоятельных
отраслей практической психологии могут
быть рассмотрены такие отрасли практической
деятельности, как медицина дифференциальная
и социальная психология, давшие начало
развитию психотерапии и психологическому
консультированию. Теоретической базой
при этом выступила психология личности,
представленная в таких психологических
школах, как психоанализ, гештальтпсихология,
гуманистическая, когнитивная психология
и др. С другой стороны, экономические
интересы, задачи оптимального задействования
трудовых ресурсов на производстве, в
сфере управления и образования и т.п.,
а также имеющиеся к этому времени определенные
традиции и опыт в психодиагностике привели
к появлению самостоятельных отраслей
практической психологии.

     
Понимание психологии как психологического
обеспечения различных социальных сфер
является наиболее распространенным.
Так понимаемая практическая психология
представлена совокупностью отраслей
психологии, получивших свое наименование
в соответствии с той сферой, в которую
они включены: военная, медицинская, педагогическая,
инженерная, спортивная, юридическая и
т.д. психология.

    
С появлением самостоятельных психологических
служб, собственно психологической практики
принципиально меняется социальная позиция
психолога. Теперь он сам формирует цели
и ценности своей профессиональной деятельности,
сам осуществляет необходимые воздействия
на обратившегося

за помощью 
человека, сам несет ответственность 
за результаты своей работы. Это резко
изменяет и его отношение к людям, которых
он обслуживает, и его отношение к самому
себе и участвующим в работе специалистам
другого профиля, а главное, изменяются
стиль и тип его профессионального видения
реальности.

       
Теоретическим концепциям присуща позиция,
согласно которой успех работы практического
психолога определяется, прежде всего, системой
применяемых психотехник, при этом личностные
характеристики психолога считаются, 
чем-то второстепенным.

      Гуманистическая
позиция состоит в том, что 
развивающий и оздоравливающий эффект
возникает в результате создания атмосферы
эмпатии, искренности, самораскрытия и
особых теплых взаимоотношений между
психологом и клиентами. Невозможно насильно
привести к счастью, невозможно осуществлять
личностное развитие извне по отношению
к личности. Следовательно, нужно, чтобы
психолог обладал такими личностными
характеристиками, которые позволили
бы ему заботиться о создании максимально
благоприятных условий для развития самосознания,
осуществления личностных изменений.

Практическому
психологу желательно иметь следующие 
черты:

  • концентрация
    на клиенте, желание  и способность
    ему помочь;
  • открытость
    к отличным от собственных взглядам и
    суждениям, гибкость и терпимость;
  • эмпатичность,
    восприимчивость, способность создавать
    атмосферу эмоционального комфорта;
  • аутентичность
    поведения, т.е. способность предъявлять
    группе подлинные эмоции и переживания;
  • энтузиазм
    и оптимизм, вера в способности участников
    группы к изменению и развитию;
  • уравновешенность,
    терпимость к фрустрации и неопределенности,
    высокий уровень саморегуляции;
  • уверенность
    в себе, позитивное самоотношение, адекватная
    самооценка, осознание собственных конфликтных
    областей, потребностей, мотивов;
  • богатое воображение,
    интуиция;
  • высокий уровень
    интеллекта.

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

СПИСОК 
ЛИТЕРАТУРЫ

  1. И. В. Дубровиной 
    Практическая психология образования-
    Санкт- Петербург: Питер, 2004 г. — 592 с.
  2. Б. П. Бархаев
    Введение в профессию психолога. – Москва:
    ВУ, 2003 г. – 192 с.
  3. А. В. Петровский,
    Ярошевский М.Г. Основы теоретической
    психологии. – Москва: ИНФРА-М, 1998 г. –
    528 с.
  4. А. К. Маркова
    Психология профессионализма. – Москва:
    Высшее образование, 2001 г. – 383 с.
  5. И.В.Бачков,
    И.Б.Гриншпун, Н.С.Пряжников Введение в
    профессию «психолог» — Москва: МПСИ, 2004
    г. – 464 с.
  6. Р. С. Немов
    Общие основы психологии – Москва: Владос,
    2008 г.
  1. Г. С.Абрамова 
    Практическая психология –Москва: Академический    

    Проект,
    2001 г. – 346
    с.

  1. В.А. Аверин
    Психология личности: Учебное пособие.
    2-е изд. – СПб.: Изд-во Михайлова В.А., 2001.
    – 191 с.
  2. В.Л. Таланов,
    Малкина-Пых И.Г. Справочник практического
    психолога. — СПб.: Сова, М.: ЭКСМО, 2005. — 928
    с.

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

ПРИЛОЖЕНИЕ
1

Модель 
деятельности практического психолога 
по Аллену — Абрамовой

 

student.zoomru.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о