Труды павлов: Лучшие книги Ивана Петровича Павлова

Содержание

КАЗАНСКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМ. А. Н. ТУПОЛЕВА

Иван Петрович Павлов – знаменитый российский ученый, труды которого высоко оценены и признаны научным мировым сообществом. Он является создателем науки о высшей нервной деятельности человека.

Все работы по физиологии, проведённые И.П. Павловым на протяжении почти 65 лет, в основном группируются около трёх разделов физиологии: физиологии кровообращения, физиологии пищеварения и физиологии мозга. Павлов ввел в практику хронический эксперимент, позволяющий изучать деятельность практически здорового организма. С помощью разработанного метода условных рефлексов он установил, что в основе психической деятельности лежат физиологические процессы, происходящие в коре головного мозга. Исследования Павлова физиологии высшей нервной деятельности оказали большое влияние на развитие физиологии, психологии и педагогики. И.П. Павлов заглянул в самые глубинные и таинственные процессы человеческого мозга. Он разъяснил механизм сна, который оказался разновидностью особого нервного процесса торможения, распространяющегося по всей коре головного мозга.

 

Академик Иван Павлов (1941) фильм

За достижения в изучении процессов пищеварения в 1904 году, Павлову вручили Нобелевскую премию. 

 

  

С литературой по теме, вы можете ознакомиться в научно-технической библиотеке им. Н.Г. Четаева КНИТУ-КАИ

Павлов, Иван Петрович. Физиология. избранные труды [Электронный ресурс] / И. П. Павлов. - 2-е изд. - Электрон. дан. - М : Издательство Юрайт, 2018. - 394 с. 

Аннотация: В настоящий сборник включено значительное число выдающихся научных трудов И. П. Павлова по физиологии и патологии нервной деятельности и относящихся к другим важнейшим разделам его многогранного научного творчества.

И. П. Павлов - первый Нобелевский лауреат России / сост.: А.Д. Ноздрачев, Е.Л. Поляков, Э.А. Космачевская и др.; РАН и др. - СПб. : Гуманистика.
Т. 1 : Нобелевская эпопея Павлова. - 2004. - 528 с.
Т. 2 : Павлов без ретуши (воспоминания С. В. Павловой, А. Ф. Павлова, М. К. Петровой). - 2004. - 816 с.

Аннотация: Издание посвящается 100-летию присуждения Нобелевской премии Ивану Петровичу Павлову. Для широкого круга читателей, интересующихся мемуарной литературой и историей физиологии и медицины.

Советские ученые : Очерки и воспоминания / сост. Г. Е. Павлова. - М. : АПН, 1982/83. - 447 с. 

Аннотация: Настоящий сборник преследует скромную цель: познакомить читателя с жизнью, работой, высказываниями некоторых выдающихся представителей советской науки. Их имена настолько популярны, что вряд ли нуждаются в рекомендациях, их вклад в науку общеизвестен. Зато непосредственная творческая деятельность, пронизанная своеобразием и обаянием их неповторимых индивидуальностей, знакома не столь широко. В этой связи рассказы ученых, воспоминания людей, встречавшихся и работавших с ними, представляют непреходящую познавательную и этическую ценность для самой широкой читательской аудитории. Итак, эта книга об ученых, об их научных поисках и творческих интересах. Но не только. Это — книга о людях с их индивидуальными и неповторимыми чертами, и вместе с тем о людях, объединенных единой целью служения делу всего человечества, делу мира и прогресса. Издание иллюстрированное.

: Очерки и воспоминания / сост. Г. Е. Павлова. - М. : АПН, 1982/83. - 447 с. 

Аннотация: Настоящий сборник преследует скромную цель: познакомить читателя с жизнью, работой, высказываниями некоторых выдающихся представителей советской науки. Их имена настолько популярны, что вряд ли нуждаются в рекомендациях, их вклад в науку общеизвестен. Зато непосредственная творческая деятельность, пронизанная своеобразием и обаянием их неповторимых индивидуальностей, знакома не столь широко. В этой связи рассказы ученых, воспоминания людей, встречавшихся и работавших с ними, представляют непреходящую познавательную и этическую ценность для самой широкой читательской аудитории. Итак, эта книга об ученых, об их научных поисках и творческих интересах. Но не только. Это — книга о людях с их индивидуальными и неповторимыми чертами, и вместе с тем о людях, объединенных единой целью служения делу всего человечества, делу мира и прогресса. Издание иллюстрированное.

Воронин, Сергей Алексеевич. Жизнеописание Ивана Петровича Павлова : повесть / С. А. Воронин. - изд., испр. и доп. - М. : Сов. Россия, 1989. - 352 с.

Аннотация: Повесть рассказывает о жизни и научной деятельности выдающегося ученого, создателя русский физиологической школы, построена на документальных материалах, воспоминаниях жены И.П.Павлова, его учеников. В повести уделено большое внимание семье ученого, его окружению. Перед читателем предстает гениальный ученый, любящий супруг, преданный друг, замечательный педагог и патриот.

По материалам с сайта https://histrf.ru/lichnosti/biografii/p/pavlov-ivan-pietrovich

Материалы подготовлены: О.А. Кулябиной, главным библиотекарем сектора социокультурных коммуникаций НТБ им. Н.Г. Четаева

Опыты академика Павлова. Труды ученого стали основой всей современной физиологии

26 сентября — знаковая дата в истории отечественной науки. 170 лет назад, 26 сентября (по старому стилю 14-го) в Рязани родился Иван Павлов — знаменитый физиолог, основоположник учения о высшей нервной деятельности. Его труды об условных рефлексах стали классикой научной литературы. В 1904 году Павлов первым из российских ученых получил Нобелевскую премию. Сегодня мы рассказываем о его главных работах и вспоминаем некоторые малоизвестные страницы биографии ученого.

В историю академик Павлов вошел вместе со своими подопытными собаками. Биофизик Чижевский, попав однажды в его лабораторию, вспоминал: «На больших столах стояли деревянные станки, в станках — собаки, по большей части овчарки, но были и других пород. Всюду пахло псиной. Издалека доносился слабый вой, видимо, из операционной, где-то скулил щенок».

Для пользы людям

Иван Петрович изучал пищеварение, выяснял, когда начинают работать слюнные железы и что заставляет выделяться желудочный сок. Опыты были наглядны и безупречно доказательны: пищеварительные соки по капельке наполняли прикрепленные снаружи стеклянные пробирки. Скрупулезно фиксировалось время начала секреции, ее количество и качество. Выяснилось, что желудочный сок выделяется не только во время еды, но даже при виде людей в белых халатах, приносивших собакам пищу.

Павлов разделил два вида рефлексов — безусловные, присущие с рождения (например, сужение зрачка на свету), и условные, которые появляются с жизненным опытом и не передаются потомкам.

Согласно легенде, Альфред Нобель планировал отмечать лишь открытия в практическом врачевании. Но труды Павлова подвигли его учредить премию «за выдающиеся успехи в области физиологии или медицины».

Иван Петрович, кстати, стал первым получившим ее физиологом.

Успеху Павлова способствовали его настойчивость и вера в себя. Ему долго не удавалась операция по формированию у собаки маленького «мешочка» для сбора желудочного сока. Один из ассистентов вспоминает, что «было загублено около 30 больших собак», коллеги-профессора считали, что ничего не получится. Но Иван Петрович все же разработал методику операции, которая к тому же не давала осложнений. Он вообще следил, чтобы раны не гноились, а животные были накормлены и содержались в хороших условиях. В лаборатории погибли сотни собак, но тем, кто выживал, академик обеспечивал пожизненное содержание.

«Когда я приступаю к опыту, связанному в конце с гибелью животного, я испытываю тяжелое чувство сожаления, что прерываю ликующую жизнь, что являюсь палачом живого существа… Но переношу это в интересах истины, для пользы людям», — говорил ученый.

Свидетели, кстати, вспоминают, что собаки любили Павлова, радовались его приходу. Сегодня любовь жертвы к своему мучителю называют стокгольмским синдромом. Но его механизм гораздо сложнее учения об условных рефлексах.

Не зная страха

Погруженный в свои эксперименты, ученый политикой не интересовался. Революция сделала его настоящим советчиком.

Один из сыновей эмигрировал вместе с Белой армией, другой до белых не добрался умерев по  пути от тифа. Самого Павлова арестовывали, но отпускали после вмешательства наркома Луначарского. Вскоре стало нечего есть — ученым, как нетрудовым элементам, пайки не давали.

Академик пожаловался Совнарком, что вместо работы в лаборатории он вынужден идти в огород. В ответ Ленин распорядился создать Павлову все условия для работы, но не учел, что это был человек-кремень. Иван Петрович отказался от помощи, пока голодают его сотрудники. И случилось чудо: паек получили абсолютно все ученые Петрограда!

Но мировоззрение академика не изменилось. Поповский сын, выпускник духовной семинарии, он заступался за гонимых священников. Да и вообще, кажется, не знал страха.

Даже перед большевиками, лившими кровь без повода и сомнений. Бранил их, не выбирая выражений. «Вы сеете… не революцию, а… фашизм. До вашей революции фашизма не было», — писал академик в Совнарком. А вот пассаж из речи на торжественном собрании: «Мы живем в обществе, где государство — все, а человек — ничто, а такое общество не имеет будущего, несмотря ни на какие Волховстрои и Днепрогэсы». От другого после таких слов не осталось бы и мокрого места, но Павлова спасала слава великого ученого. Но главным в жизни ученого оставались его опыты. Их надо было довести до логического конца. Да, он показал, как работает мозг собаки. Но мечталось о большем: доказать, что эти же законы справедливы и для человека. Как же это выяснить? Не дырявить же людей, как собак? Хотя…

В документальном фильме «Механика головного мозга», снятом режиссером Пудовкиным в 1926 году, есть и такие кадры.

Фильм снят с целью популяризации опытов академика. В 1990 году картина стала участником кинофестиваля в Локарно, а в 1997-м — 47-го Берлинского международного кинофестиваля. Рассказывают, что академик задумывался о второй Нобелевской премии. Не сложилось.

До последнего дня

Павлов оставался одержимым научным экспериментом до своего последнего дня.

Перед смертью распорядился никого не пускать, поставив в прихожей табличку: «Академик Павлов занят — он умирает». А сам диктовал ученикам ощущения умирающего человека. Запутавшись в словах, Иван Петрович верно метил, что это отключается кора головного мозга… После смерти его зачислили в сонм небожителей. Двадцать памятников по всей стране, десятки названных его именем улиц. Принято считать, что опыты Павлова помогли спасти миллионы жизней. Это, мягко говоря, не так. Да, для теории значение его трудов огромно, на них стоит вся современная физиология. Сложнее с практическим использованием Открытия Павлова пригодились психологам для разработки способов лечения повышенной тревожности и панических атак. И это, пожалуй, все.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Алексей Козлов, ведущий научный сотрудник НИИ нормальной физиологии имени Петра Анохина, кандидат биологических наук:

Наследие академика Павлова в области физиологии кроме как «огромным» назвать трудно. Как минимум наша, отечественная школа физиологов называется именно «павловской». На основе его рефлекторной теории возникла и теория функциональных систем, основоположником которой является ученик Ивана Петровича, Петр Анохин. Собственно, это своего рода эволюционное развитие исследований академика Павлова. Она прекрасно описывает работу нашего организма, как и почему в нем происходят определенные процессы. По сути, современная физиология, как основа медицины, зиждется именно на этих представлениях о работе человеческого тела. Так что недооценивать вклад Павлова и Анохина в науку категорически нельзя. Нельзя и упрощать его работу, говоря о малой практической пользе его открытий. Теории — это всегда компиляции знаний и представлений о чем-либо, подкрепленные основополагающими выводами. Они живут и умирают, ведь истина относительна и всегда могут появиться новые уточнения. Но мы до сих пор используем опыт Павлова в медицине, лечим заболевания воздействием на рефлекторную природу определенных физиологических процессов. Например, его подход к работе с собаками можно, в определенной мере, назвать предтечей современных эндоскопических исследований. При нем этой методики еще не было, но будь у Павлова больше времени, он бы определенно к ней пришел. Тем более проведенные уже позднее обследования с помощью эндоскопа не опровергли, а, наоборот, подтвердили выкладки Ивана Петровича.

 

Иван Павлов — книги автора, биография, фото, личная жизнь

  • Код товара 648270

    Издательство: Либроком

    Язык: Русский

    Год издания: 2010

    Переплет: Мягкий

  •  

    Код товара 461599

    Издательство: Лениздат

    Язык: Русский

    Год издания: 2014

    Переплет: Мягкий

  • Код товара 668309

    Издательство: МПСИ

    Язык: Русский

    Год издания: 2008

    Переплет: Твердый

  • Код товара 674346

    Издательство: Либроком

    Язык: Русский

    Год издания: 2016

    Переплет: Мягкий

  • Код товара 900223

    Издательство: Ленанд

    Язык: Русский

    Год издания: 2016

    Переплет: Мягкий

Ильинская больница - современный амбулаторно-госпитальный центр :: Иван Павлов.

Православный вивисектор, бесстрашный критик Сталина

До сих пор не прекращаются дебаты о атеизме или религиозности Павлова. Одни считают ученого атеистом, отвергающим религию. Другие утверждают, что Павлов был глубоко верующим человеком, раскаивался в вивисекциях над собаками, исповедовался и причащался.

Никто из российских учёных прошлого века не имел такой громадной международной известности, как академик Иван Петрович Павлов (1849 - 1936). Однажды знаменитый британский фантаст Уэллс написал о нём: «Это звезда, которая освещает мир, проливая свет на ещё неизведанные пути». Академик Павлов являлся членом 130 академий, университетов и международных научных сообществ. Весь мир считает его светочем физиологической науки, блистательным и признанным учителем медиков и физиологов, настоящим подвижником творческой, созидательной работы.

Будущий блестящий учёный и научный деятель, совершивший массу открытий

в области физиологии и медицины, родился в старинном русском городе Рязани, в сентябре 1849 года. Он был старшим сыном в многодетной семье священника, насчитывавшей десятерых детей. Дед его тоже был служителем церкви. По наставлению родителей он закончил духовное училище, а затем поступил в семинарию. Однако стать священником помешала сама судьба. В солидной отцовской библиотеке он отыскал «Физиологию обыденной жизни» Г. Леви, книгу с яркими интересными иллюстрациями, поразившими воображение юноши. Еще одно сильное впечатление произвела на молодого Павлова другая замечательная книга - «Рефлексы головного мозга» - сочинение И.М. Сеченова, отца русской физиологии. Тема этого сочинения практически превратилась в лейтмотив всей научной деятельности будущего академика.

Иван Павлов. 1934 г.

Источник изображения: https://ru.wikipedia.org

Павлов оставляет семинарию и из-за серьёзных ограничений для семинаристов поступает сначала на юридический факультет, а затем переводится на отделение естественных наук физико-математического факультета Санкт-Петербургского университета. Здесь под руководством известного физиолога профессора И.Ф. Циона он навсегда связывает себя с физиологией. Цион был любимейшим учителем Павлова, не смотря на свою эксцентричность и противоречивость характера. Павлов писал о нём: «Мы были прямо поражены его мастерски простым изложением самых сложных физиологических вопросов и его поистине артистической способностью ставить опыты. Такой учитель не забывается всю жизнь».

Цион раздражал многих коллег и студентов своей принципиальностью и неподкупностью, был вивисектором, антидарвинистом, ссорился с Сеченовым и Тургеневым. Позднее измыслили анекдот, мол, Тургенев подарил Циону Муму, тот, позанимавшись немного вивисекцией, отдал собаку Павлову. Павлов, поставив ряд опытов, в свою очередь презентовал её Уэллсу, с которым водил знакомство. Вернувшись в Англию, Уэллс отдал Муму Конану Дойлю, который выпустил её на Гримпенскую трясину и стал наблюдать. Результат - повесть «Собака Баскервилей».

Однажды на художественной выставке Цион подрался с художником Василием Верещагиным: Верещагин ударил его шляпой по носу, а Цион утверждал, что подсвечником. Некоторые полагают, что Цион был одним из составителей «Протокола сионских мудрецов». Хотя, скорее всего, полагают из-за фамилии.

После окончания университета Иван Петрович решил пополнить свои знания по физиологии, в частности по физиологии и патологии человека. С этой целью он в 1874 г. поступил в Медико-хирургическую академию. Блестяще окончив её, Павлов получил двухгодичную заграничную командировку. По приезде из-за границы он целиком отдал себя науке.

Все работы по физиологии, проводимые И.П. Павловым на протяжении почти 65 лет, в основном группируются около трёх разделов физиологии: физиологии кровообращения, физиологии пищеварения и физиологии мозга. Павлов ввел в практику хронический эксперимент, позволяющий изучать деятельность практически здорового организма. С помощью разработанного метода условных рефлексов он установил, что в основе психической деятельности лежат физиологические процессы, происходящие в коре головного мозга. Его исследования физиологии высшей нервной деятельности оказали большое влияние на психологию и педагогику.

Работы Павлова по кровообращению связаны лавным образом с его деятельностью в лаборатории при клинике знаменитого русского врача Сергея Петровича Боткина с 1874 по 1885 гг. Страсть к исследованиям целиком поглотила его в этот период. Он забросил дом, забыл о материальных нуждах, о своём костюме и даже о своей молодой жене. Его товарищи не раз принимали участие в судьбе Ивана Петровича, желая чем-нибудь помочь ему. Однажды друзья собрали некоторую сумму, желая поддержать его материально. Павлов принял помощь, но на эти деньги накупил целую свору собак, чтобы поставить интересующий его эксперимент.

Первым серьёзным открытием, которое создало ему славу, было открытие так называемого «усиливающего нерва сердца». Это открытие послужило исходным толчком для создания научного учения о нервной трофике. Весь цикл работ по этой теме был оформлен в виде докторской диссертации под названием «Центробежные нервы сердца», которую он защитил в 1883 г.

Уже в этот период обнаружилась одна принципиальная особенность научного творчества И.П. Павлова - изучать живой организм в его целостном, естественном поведении. Работа Павлова в Боткинской лаборатории приносила ему огромное творческое удовлетворение, но сама лаборатория была недостаточно удобна. Вот почему Иван Петрович с радостью принял в 1890 г. предложение взять на себя заведывание отделом физиологии во вновь организуемом Институте экспериментальной медицины. В 1901 г. он был избран членом-корреспондентом, а в 1907 г. действительным членом Петербургской Академии наук. В 1904 г. за свои работы по пищеварению Иван Петрович Павлов получил Нобелевскую премию.

В 1925 г. И.П. Павлов возглавил институт физиологии АН СССР и открыл при своей лаборатории две клиники: нервную и психиатрическую, где с успехом применял экспериментальные результаты, полученные им в лаборатории, для лечения нервных и душевных заболеваний. Особенно важным достижением последних лет работы И.П. Павлова было изучение наследственных свойств отдельных типов нервной деятельности.

Павлов очень мало думал о материальном благополучии и до женитьбы не обращал на житейские проблемы никакого внимания. Бедность начала угнетать его только после того, как в 1881 году он женился на ростовчанке Серафиме Васильевне Карчевской. Познакомились они в Петербурге в конце 1870-х годов. Серафима Карчевская родилась в семье военного врача Василия Авдеевича Карчевского, служившего на Черноморском флоте. Мать будущей жены Ивана Петровича, Серафима Андреевна Карчевская, урожденная Космина, была из старинного, но обедневшего дворянского рода.

Серафима Васильевна посвятила свою жизнь заботам о доме и воспитанию четверых детей. Детей Павлова звали Владимир, Вера, Виктор и Всеволод. Единственным ребёнком, чьё имя начиналось не на В, был Мирчик Павлов, умерший во младенчестве. Недолгую жизнь прожил и младший, Всеволод. Он умер за год до отца.

Революция 1917 года застала Павлова уже семидесятилетним. Во время обысков, проведенных ЧК, у него было изъято шесть золотых научных медалей. Нобелевская премия, находившаяся в одном из российских банков, была национализирована. Квартира Павлова была «уплотнена».

Когда приехавший в Петроград английский писатель-фантаст Герберт Уэллс посетил академика, то пришел в ужас. В углу кабинета лауреата Нобелевской премии лежала грязная куча картошки и репы, запасы на зиму. Павлов сам выращивал репу с учениками, чтобы прокормиться. Однако большевики не спешили помочь ученому, а тем более отпускать его за рубеж. Только когда в Москву пришел запрос от Международного Красного креста, который просил отпустить Павлова, чтобы спасти великого ученого, коммунисты забеспокоились. Ленин лично отдал распоряжение выдавать Павлову усиленный академический спецпаек, создать нормальные жилищные условия. Власти понимали, что в глазах мировой общественности судьба этого великого ученого была олицетворением отношения советской власти к науке вообще.

Академика подкормили, он немного успокоился, его даже выпустили за границу. Павлов побывал в Финляндии, США, Франции и Англии. Однако за рубежом все-таки не остался. Не хотел бросать свою лабораторию в Колтушах под Петроградом. Иван Петрович был непримиримым противником коммунизма. «Вы напрасно верите в мировую революцию. Вы сеете по культурному миру не революцию, а с огромным успехом фашизм. До Вашей революции фашизма не было», — писал он Молотову в 1934.

Когда начались чистки среди интеллигенции, Павлов в ярости написал Сталину: «Сегодня мне стыдно, что я русский». Но даже за такие заявления учёного не трогали. Его защищал Николай Бухарин, а Молотов пересылал Сталину письма с подписью: «Сегодня СНК получил новое чепуховое письмо академика Павлова». Учёный же кары не боялся. «Революция меня застала почти в 70 лет. А в меня засело как-то твердое убеждение, что срок деятельной человеческой жизни именно 70 лет. И поэтому я смело и открыто критиковал революцию. Я говорил себе: “Черт с ними! Пусть расстреляют. Все равно жизнь кончена, я сделаю то, что требовало от меня мое достоинство“».

Многие считают, что прототипом героя «Собачьего сердца» Булгакова - профессора Преображенского – был именно Иван Петрович Павлов.

Павлов объяснял свои устремления рефлексом цели: «Жизнь только того красна и сильна, кто всю жизнь стремится к постоянно достигаемой, но никогда не достижимой цели, или с одинаковым пылом переходит от одной цели к другой. Вся жизнь, все её улучшения, вся её культура делается рефлексом цели, делается только людьми, стремящимися к той или другой поставленной ими себе в жизни цели».

Павлов получил Нобелевскую премию за цикл работ по физиологии пищеварительного тракта в 1904 году, спустя восемь лет после смерти её основателя. Но в нобелевской речи лауреат рассказал, что их пути уже пересекались. Десятью годами раньше Нобель отправил Павлову и его коллеге Марцеллию Ненцкому крупную сумму на поддержку их лабораторий. «Альфред Нобель проявил живой интерес к физиологическим экспериментам и предложил нам от себя несколько очень поучительных опытов, которые затрагивали высочайшие задачи физиологии, вопрос о постарении и умирании организмов». Таким образом можно считать, что Павлов получил Нобелевскую премию дважды.

В 1935 году на 15-м Международном конгрессе физиологов Иван Петрович был увенчан почетным званием "старейшины физиологов мира". Ни до, ни после него, ни один биолог не удостаивался такой чести. Учение Павлова стало фундаментом для развития мировой науки. В Америке, Англии, Франции и других странах были созданы специальные павловские лаборатории.

До сих пор не прекращаются дебаты о атеизме или религиозности Павлова.

Существуют две основных точки зрения. Первая согласуется с советской историографией - ученый был атеистом, в письмах указывал на это, естествоиспытатель просто не мог быть религиозным человеком, в юности познакомившись с учениями Чернышевского, Герцена и других вольнодумцев, он отверг религию. Вторая, диаметрально противоположная: Павлов был глубоко верующим человеком, выходцем из религиозной среды, сыном и внуком священника. Об этом есть материалы в жизнеописании старца иеросхимонаха Сампсона, свидетельствовавшего, что ученый раскаивался в вивисекциях над собаками, объясняя необходимость изысканиями, исповедовался и причащался.

Архиепископ Сан-Францисский Иоанн (Шаховской) посвятил памяти академика Павлова статью, в которой справедливо указывал: "Как всякий истинный ученый, он, конечно, разделял области естествознания и веры в Бога. Естественные науки с их эмпирическим опытом - одна законная область, научная. А опыт познания высших ценностей духа и нравственных истин - это другая, такая же законная область, религиозная, не могущая противоречить первой... Но бывает, что в эмпирической области исследований у больших ученых открываются глаза и интуиция на мир нравственных, духовных ценностей. И такой выход из эмпирии в область духа и свободы мы видим у Павлова".

Другой случай - по рассказу Константина Федина - с Госиздатом. Госиздат давно хотел издать труды Павлова. Старик долго не соглашался, но наконец согласился. Среди фотографий для размещения в книге Павлов дал свою фотографию с отцом священником, в рясе и с наперсным крестом на груди. В Госиздате впали в панику, вопрос дошел до "верхов", то есть до Сталина. И верхи сказали: поместить. Но Павлов этим не ограничился, он посвятил свои труды своему сыну, а сын Павлова убит, сражаясь в Белой армии. И это посвящение дошло до "верхов". Но верхи и тут сказали: "Поместить".

Павлову своим авторитетом удалось отсрочить закрытие и разрушение по меньшей мере двух храмов, и это тоже не поступки атеиста. По этому поводу вспоминается спор Сталина с епископом Лукой Войно-Ясенецким, тоже видным физиологом (коллегой и другом Павлова, который переписывался с Св. Лукой, когда тот находился в заключении, начиная письма словами: «Брат мой во Христе...»). Сталин спросил: "Вот вы много раз оперировали людей и вскрывали трупы, разве вы хоть раз видели душу?" Владыка ответил вопросом на вопрос: "А вы, Иосиф Виссарионович, верите в существование совести?" - "Конечно, совесть есть", - сказал "отец народов". - "Так вот я, оперируя, ни разу не видел и такого органа, как совесть", - сказал святой.

В любом случае, Павлов никогда атеистом не был, потому что вряд ли атеист станет посещать заутреню и признаваться в любви к церковной службе, как Павлов. Да и табличка на дверях лаборатории «Закрыто по случаю празднования Святой Пасхи» говорит сама за себя. Рассказывают также, мол шёл как-то академик Павлов мимо Знаменской церкви. Зазвонили колокола. Академик снял шляпу и перекрестился. Увидел академика дворник. Развел руками и вздохнул: «Ну и темнота!..»

Есть еще одно мнение, довольно интересное. Некоторые исследователи объясняют, что под влиянием вольнодумства, модного в его юности, Павлов действительно отходил от религиозности, но, может быть, не от веры, ушедшей глубоко внутрь. Со временем Иван Петрович, похоже, вернулся к вере, но старался этого не афишировать.

27 февраля 1936 г. Ивана Петровича Павлова не стало. После непродолжительной болезни на 87-м году жизни он скончался. Отпевание по православному обряду, согласно его завещанию, было совершено в церкви в Колтушах, после чего в Таврическом дворце состоялась церемония прощания. У гроба был установлен почётный караул из научных работников ВУЗов, ВТУЗов, научных институтов, членов Президиума Академии наук СССР.Сразу после смерти академика православный приход в Колтушах – поселке, в котором находился его научный центр, был тут же закрыт. Знаменская церковь, где Павлов изредка пел на клиросе и был ктитором, взорвана.

Павлов Валерий Вадимович


Учебно-методические работы (за последние 5 лет):

1. Учебно-методическое пособие, Учебно-методическое пособие к выполнению практических занятий по дисциплине: "Проектирование усиления строительных конструкций" для студентов направления подготовки 08.03.01 "Строительство" направленность "Промышленное и гражданское строительство". Квалификация выпускника: бакалавр., гриф Другие грифы, издательство: КГАСУ, Казань, Россия, 2019, 85 с., 5,25 п.л.. Авторы: Павлов В.В., Антаков А.Б.

2. Учебно-методическое пособие, Учебно-методическое пособие по выполнению выпускной квалификационной работы (ВКР) для студентов направления 08. 03.01 "Строительство", направленность (профиль) "Промышленное и гражданское строительство", квалификация выпускника - бакалавр, гриф Другие грифы, издательство: КГАСУ, Казань, Россия, 2019, 62 с., 3,9 п.л.. Авторы: Павлов В.В., Хорьков Е.В.

3. Учебно-методическое пособие, Учебно-методическое пособие по выполнению выпускной квалификационной работы (ВКР) для студентов направления подготовки 08.03.01 "Строительство", направленность (профиль) "Промышленное и гражданское строительство", квалификация выпускника - бакалавр, гриф Минобрнауки, издательство: КГАСУ, Казань, Россия, 2019, 62 с., 3,9 п.л.. Авторы: Хорьков Е.В., Павлов В.В.


Научные работы (за последние 5 лет):

1. Статья (сборник научных трудов (всероссийские конференции)), Возможности использования льда в строительстве, издательство: Редакционно-издательский центр ПГТУ, Йошкар-Ола, Россия, 2016, 48-50 с., 3 п.л.. Авторы: Павлов В.В.; студенты: Губайдуллин Р.О.

2. Статья (сборник научных трудов (всероссийские конференции)), Использование льда в строительстве, издательство: ДГТУ, типография RIZO-PRESS, Махачкала, Россия, 2016, 90-92 с., 3 п.л.. Авторы: Павлов В.В.; студенты: Губайдуллин Р.О.

3. Статья (сборник научных трудов (всероссийские конференции)), К вопросу использования встраиваемых каркасов при реконструкции зданий, издательство: Редакционно-издательский центр ПГТУ, Йошкар-Ола, Россия, 2016, 22-24 с., 3 п.л.. Авторы: Павлов В.В.; студенты: Белокур Е.М.

4. Статья (сборник научных трудов (всероссийские конференции)), К вопросу использования льда как строительного материала, издательство: Редакционно-издательский центр ПГТУ, Йошкар-Ола, Россия, 2016, 161-163 с., 3 п.л.. Авторы: Павлов В.В.; студенты: Савинова А.С.

5. Статья (сборник научных трудов (всероссийские конференции)), К вопросу использования льда как строительного материала, издательство: ДГТУ, типография RIZO-PRESS, Махачкала, Россия, 2016, 58-61 с., 3 п.л.. Авторы: Павлов В.В.; студенты: Савинова А. С.

6. Статья (сборник научных трудов (международные конференции)), Конструкции распорных перекрытий, издательство: Издательство Чувашского университета, Чебоксары, Россия, 2016, 104-108 с., 5 п.л.. Авторы: Павлов В.В.; студенты: Миронова О.В.

7. Статья (сборник научных трудов (всероссийские конференции)), Модернизация сборного железобетонного каркаса системы УИКСС-Татарстан, издательство: УГСХА, Ульяновск, Россия, 2016, 21-23 с., 3 п.л.. Авторы: Павлов В.В.; студенты: Мингазова А.Ф.

8. Статья (сборник научных трудов (всероссийские конференции)), Облегченные перекрытия реконструируемых зданий, издательство: Редакционно-издательский центр ПГТУ, Йошкар-Ола, Россия, 2016, 195-197 с., 3 п.л.. Авторы: Павлов В.В.; студенты: Яхьяев Д.Р.

9. Статья (сборник научных трудов (всероссийские конференции)), Облегченные перекрытия реконструируемых зданий, издательство: ДГТУ, типография RIZO-PRESS, Махачкала, Россия, 2016, 63-65 с., 3 п.л.. Авторы: Павлов В.В.; студенты: Яхьяев Д.Р.

10. Статья (сборник научных трудов (международные конференции)), Повреждения стен зданий старой постройки, издательство: Издательство Чувашского университета, Чебоксары, Россия, 2016, 240-243 с., 4 п.л.. Авторы: Павлов В.В.; студенты: Баянова Д.Р.

11. Статья (сборник научных трудов (международные конференции)), Экспериментальные исследования работы не усиленных кирпичных арок при смещении опор, издательство: НИУ МГСУ, Москва, Россия, 2016, 310-313 с., 4 п.л.. Авторы: Павлов В.В., Хорьков Е.В.

12. Статья (периодическое издание), Восстановление работоспособности каменных арок и сводов, издательство: СПбГАСУ, Санкт-Петербург, Россия, Вестник гражданских инженеров, номер: №6, 2017, 10 п.л.. Авторы: Хорьков Е.В., Павлов В.В.

13. Доклад (сборник научных трудов (международные конференции)), К разработке методики расчета каменных сводчатых перекрытий с применением нелинейно–деформационной модели, издательство: КГАСУ, Казань, Россия, номер: 70, 2018, 29 с., 0,03 п. л.. Авторы: Радайкин О.В., Павлов В.В., Хорьков Е.В.

14. Статья (сборник научных трудов (международные конференции)), КОНСТРУКТИВНО-ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ВОССТАНОВЛЕНИЯ ЭКСПЛУАТАЦИОННОЙ ПРИГОДНОСТИ КАМЕННЫХ СВОДЧАТЫХ ПЕРЕКРЫТИЙ, издательство: Издательство Чувашского университета, Чебоксары, Россия, 2018, 323-329 с., 611 п.л.. Авторы: Хорьков Е.В., Павлов В.В.; другие: Соколов Борис Сергеевич

15. Статья (сборник научных трудов (международные конференции)), Конструктивно-технологические решения перекрытий реконструируемых зданий, издательство: Издательство Чувашского университета, Чебоксары, Россия, 2018, 258-266 с., 611 п.л.. Авторы: Хорьков Е.В., Павлов В.В.

16. Статья (периодическое издание), Монолитный железобетонный каркас при реконструкции зданий, издательство: издательство СПбГАСУ, Санкт-Петербург, Россия, Вестник гражданских инженеров, номер: 5, 2018, 94-98 с., 0,16 п.л.. Авторы: Хорьков Е.В., Павлов В.В.

17. Статья (периодическое издание), Обеспечение прочности стыка «колонна  – перекрытие» монолитных железобетонных конструкций при зимнем бетонировании, издательство: издательство СПбГАСУ, Санкт-Петербург, Россия, Вестник гражданских инженеров, номер: 1, 2018, 83-88 с., 0,208 п.л.. Авторы: Хорьков Е.В., Павлов В.В.

18. Статья (периодическое издание), Влияние электрообогрева на прочность бетона отдельных участков монолитных железобетонных многопролетных плит перекрытия, издательство: федеральное государственное бюджетное образователь, Санкт-Петербург, Россия, Вестник гражданских инженеров, номер: 6(83, 2019, 0,4 п.л.. Авторы: Ахмерова Г.М., Павлов В.В., Крайнов Д.В.

19. Тезисы (сборник научных трудов (международные конференции)), К вопросам технической эксплуатации зданий и сооружений., издательство: Издательство КГАСУ, Казань, Россия, 2019, 1 с., 0 п.л.. Авторы: Фабричная К.А., Павлов В.В.

20. Статья (сборник научных трудов (всероссийские конференции)), Конструктивно-технологические особенности восстановления работоспособности каменных сводчатых перекрытий здания, издательство: Издательство Мордовского университета, Саранск, Россия, 2019, 177-181 с. , 0,23 п.л.. Авторы: Хорьков Е.В., Мирсаяпов И.Т., Павлов В.В.

21. Статья (электронное периодическое издание), Конструкции перекрытий реконструируемых зданий, издательство: СПбГАСУ, Санкт Петербург, Россия, Вестник гражданских инженеров, номер: 1(72, 2019, 38-43 с., 0,19 п.л.. Авторы: Павлов В.В.

22. Тезисы (сборник научных трудов (международные конференции)), Результаты численных исследований усиленных и не усиленных арок из каменных материалов, издательство: КГАСУ, Казань, Россия, 2019, 0 п.л.. Авторы: Хорьков Е.В., Павлов В.В.

23. Статья (электронное периодическое издание), Experimental research of masonry arches under the influence of the movement of supports, издательство: IOP Publishing Ltd, За рубежом, номер: 890, 2020, 012052 1-14 с., 0 п.л.. Авторы: Павлов В.В., Хорьков Е.В., Мирсаяпов И.Т.

24. Статья (сборник научных трудов (всероссийские конференции)), Дефекты, повреждения и методы усиления каменных распорных конструкций перекрытий и покрытий, издательство: ООО "Вертола", Йошкар-Ола, Россия, 2020, 87-89 с., 0,125 п.л.. Авторы: Павлов В.В.; студенты: Шавалеев Данис Ильфакович

25. Статья (сборник научных трудов (всероссийские конференции)), Численные исследования НДС усиленных и не усиленных распорных конструкций перекрытий, издательство: ООО "Вертола", Йошкар-Ола, Россия, 2020, 20-23 с., 0,125 п.л.. Авторы: Павлов В.В.; аспиранты: Закиев Рустем Робертович


Тайная жизнь академика Павлова - профессор Григорий Клиточенко опроверг популярный миф на заседании студклуба кафедры анатомии

В интернете можно увидеть внушительное количество статей, утверждающих, что академик Павлов проводил бесчеловечные эксперименты на беспризорниках. Якобы детям, как и его знаменитым собакам, выводили наружу слюнные протоки - этот популярный миф был опровергнут на заседании клуба нормально-аномальных морфологов кафедры анатомии.

Фактчек провел профессор кафедры детских болезней педиатрического факультета Григорий Клиточенко. Он провёл целое расследование и представил членам клуба результаты. Оказалось, впервые подобные суждения о деятельности Ивана Петровича Павлова появились в сети Интернет в 2016 году. Автор тех публикаций некорректно использовал выдержки из научных трудов учеников академика, что привело в понимании читателя к совершенно иной картине событий. Так, одна пациентка с фистулой околоушной железы (врождённая патология, при которой слюнной проток выходит наружу) на страницах Невзорова превратилась в замученного ребёнка, над которым ставили опыты, а слюносборники - вполне безобидная конструкция - в орудие пыток. В том числе автор статьи утверждал, что античеловеческая деятельность «павловцев» покрывалась чрезвычайной комиссией - специальным органом безопасности Советского государства. Однако в монографии Николая Ивановича Красногорского (ученика Павлова), на которую ссылался Невзоров, указано: исследования были начаты в июле 1907 года - что делает участие чрезвычайного комитета, сформированного в 1917 году, невозможным. В конце выступления профессор Клиточенко призвал студентов перепроверять информацию и ответственно подходить к подбору источников для научной деятельности.

Григорию Владимировичу интересно участвовать в научных мероприятиях университета, он наслышан о направлениях студенческой работы кафедры анатомии и с удовольствием принял приглашение заведующего кафедрой анатомии Светланы Калашниковой на заседание клуба. «Сегодняшняя тема мне, как нейрофизиологу, крайне близка, поэтому я с огромной радостью воспользовался возможностью высказаться по этому вопросу, - поделился профессор, - я всячески приветствую, когда студенты стараются логически мыслить и формулировать свои соображения. Моя задача - донести до студентов информацию, а какой вывод они из неё сделают, зависит от них самих».

Также Григорий Владимирович отметил, что существует огромное количество тем, которые можно рассматривать на стыке анатомии, нейрофизиологии и педиатрии, поэтому он надеется на дальнейшее сотрудничество с клубом нормально-аномальных морфологов.

После выступления профессора члены клуба вступили в дискуссию, в ходе которой затронули другие спорные исследования, например, бихевиоризм, излишне упрощающий труды Павлова об условных рефлексах, а также рассуждали, зачем люди, не внёсшие вклад в науку, порочат имена великих учёных.

Елена Калашникова

Материал опубликован студенческим пресс-центром.

Павлов Иван Петрович (1849−1936) | История, культура и традиции Рязанского края

История жизни

Русский ученый-физиолог Иван Петрович Павлов родился в Рязани. Его мать, Варвара Ивановна, происходила из семьи священника; отец, Петр Дмитриевич, был священником, служившим сначала на бедном приходе, но благодаря своему пастырскому рвению со временем ставшим настоятелем одного из лучших храмов Рязани. С раннего детства Павлов перенял у отца упорство в достижении цели и постоянное стремление к самосовершенствованию. По желанию своих родителей Павлов посещал начальный курс духовной семинарии, а в 1860 г. поступил в рязанское духовное училище. Там он смог продолжить изучение предметов, интересовавших его больше всего, в частности естественных наук; с увлечением участвовал он в различных дискуссиях, где проявились его страстность и настойчивость, сделавшие Павлова грозным оппонентом.

Увлечение физиологией возникло у Павлова после того, как он прочитал русский перевод книги английского критика Георга Генри Леви. Его страстное желание заняться наукой, особенно биологией, было подкреплено чтением популярных книг Д. Писарева, публициста и критика, революционного демократа, работы которого подвели Павлова. к изучению теории Чарлза Дарвина. В конце 1880-х гг. русское правительство изменило свое предписание, разрешив студентам духовных семинарий продолжать образование в светских учебных заведениях. Увлекшись естественными науками, Павлов в 1870 г. поступил в Петербургский университет на естественное отделение физико-математического факультета. Его интерес к физиологии возрос, после того как он прочитал книгу И. Сеченова «Рефлексы головного мозга», но освоить этот предмет ему удалось только после того, как он прошел обучение в лаборатории И. Циона, изучавшего роль депрессорных нервов. Цион выяснял влияние нервов на деятельность внутренних органов, и именно по его предложению Павлов начал свое первое научное исследование – изучение секреторной иннервации поджелудочной железы; за эту работу П. и М. Афанасьев были награждены золотой медалью университета.

После получения в 1875 г. звания кандидата естественных наук Павлов поступил на третий курс Медико-хирургической академии в Санкт-Петербурге (реорганизованной впоследствии в Военно-медицинскую), где надеялся стать ассистентом Циона, который незадолго до этого был назначен ординарным профессором кафедры физиологии. Однако Цион уехал из России, после того как правительственные чиновники воспрепятствовали этому назначению, узнав о его еврейском происхождении. Отказавшись работать с преемником Циона, Павлов стал ассистентом в Ветеринарном институте, где в течение двух лет продолжал изучение пищеварения и кровообращения. Летом 1877 г. он работал в городе Бреслау, в Германии (сейчас Вроцлав, Польша), с Рудольфом Гейденгайном, специалистом в области пищеварения. В следующем году по приглашению С. Боткина Павлов начал работать в физиологической лаборатории при его клинике в Бреслау, еще не имея медицинской степени, которую П. получил в 1879 г. В лаборатории Боткина Павлов фактически руководил всеми фармакологическими и физиологическими исследованиями.

После длительной борьбы с администрацией Военно-медицинской академии (отношения с которой стали натянутыми после его реакции на увольнение Циона) П., в 1883 г. защитил диссертацию на соискание степени доктора медицины, посвященную описанию нервов, контролирующих функции сердца. Он был назначен приват-доцентом в академию, но вынужден был отказаться от этого назначения в связи с дополнительной работой в Лейпциге с Гейденгайном и Карлом Людвигом, двумя наиболее выдающимися физиологами того времени. Через два года Павлов вернулся в Россию.

Многие исследования Павлова в 1880-х гг. касались системы кровообращения, в частности регуляции функций сердца и кровяного давления. Наибольшего расцвета творчество Павлова достигло к 1879 г., когда он начал исследования по физиологии пищеварения, которые продолжались более 20 лет. К 1890 г. труды Павлова получили признание со стороны ученых всего мира. С 1891 г. он заведовал физиологическим отделом Института экспериментальной медицины, организованного при его деятельном участии; одновременно он оставался руководителем физиологических исследований в Военно-медицинской академии, в которой проработал с 1895 по 1925 г. Будучи от рождения левшой, как и его отец, Павлов постоянно тренировал правую руку и в результате настолько хорошо владел обеими руками, что, по воспоминаниям коллег, «ассистировать ему во время операций было очень трудной задачей: никогда не было известно, какой рукой он будет действовать в следующий момент. Он накладывал швы правой и левой рукой с такой скоростью, что два человека с трудом успевали подавать ему иглы с шовным материалом».

В своих исследованиях Павлов использовал методы механистической и холистической школ биологии и философии, которые считались несовместимыми. Как представитель механицизма Павлов считал, что комплексная система, такая, как система кровообращения или пищеварения, может быть понята путем поочередного исследования каждой из их частей; как представитель «философии целостности» он чувствовал, что эти части следует изучать у интактного, живого и здорового животного. По этой причине он выступал против традиционных методов вивисекции, при которых живые лабораторные животные оперировались без наркоза для наблюдения за работой их отдельных органов.

Считая, что умирающее на операционном столе и испытывающее боль животное не может реагировать адекватно здоровому, Павлов воздействовал на него хирургическим путем таким образом, чтобы наблюдать за деятельностью внутренних органов, не нарушая их функций и состояния животного. В некоторых случаях он создавал условия, при которых пищеварительные железы выделяли свои секреты в фистулы, расположенные вне животного; в других случаях он отделял от желудка части в виде изолированного желудочка, полностью сохраняющего связи с центральной нервной системой. Мастерство Павлова в этой трудной хирургии было непревзойденным. Более того, он настойчиво требовал соблюдения того же уровня ухода, анестезии и чистоты, что и при операциях на людях. «После приведения организма животного в соответствие с нашей задачей, – говорил он, – мы должны найти для него modus vivendi, чтобы обеспечить ему абсолютно нормальную и продолжительную жизнь. Только при соблюдении этих условий полученные нами результаты можно считать убедительными и отражающими нормальное течение этих феноменов». Используя данные методы, Павлов и его коллеги показали, что каждый отдел пищеварительной системы – слюнные и дуоденальные железы, желудок, поджелудочная железа и печень – добавляет к пище определенные вещества в их различной комбинации, расщепляющие ее на всасываемые единицы белков, жиров и углеводов. После выделения нескольких пищеварительных ферментов Павлов начал изучение их регуляции и взаимодействия.

В 1904 г. Павлов был награжден Нобелевской премией по физиологии и медицине «за работу по физиологии пищеварения, благодаря которой было сформировано более ясное понимание жизненно важных аспектов этого вопроса». В речи на церемонии вручения премии К.А. Г. Мернер из Каролинского института дал высокую оценку вкладу Павлова в физиологию и химию органов пищеварительной системы. «Благодаря работе П. мы смогли продвинуться в изучении этой проблемы дальше, чем за все предыдущие годы, – сказал Мернер. – Теперь мы имеем исчерпывающее представление о влиянии одного отдела пищеварительной системы на другой, т.е. о том, как отдельные звенья пищеварительного механизма приспособлены к совместной работе».

На протяжении всей своей научной жизни Павлов сохранял интерес к влиянию нервной системы на деятельность внутренних органов. В начале XX в. его эксперименты, касающиеся пищеварительной системы, привели к изучению условных рефлексов. Павлов и его коллеги обнаружили, что если пища попадает в рот собаки, то начинает рефлекторно вырабатываться слюна. Когда собака просто видит пищу, то также автоматически начинается слюноотделение, но в этом случае рефлекс значительно менее постоянен и зависит от дополнительных факторов, таких, как голод или переедание. Суммируя различия между рефлексами, Павлов заметил, что «новый рефлекс постоянно изменяется и поэтому является условным». Таким образом, один только вид или запах пищи действуют как сигнал для образования слюны. «Любое явление во внешнем мире может быть превращено во временный сигнал объекта, стимулирующий слюнные железы, – писал Павлов, – если стимуляция этим объектом слизистой оболочки ротовой полости будет связана повторно... с воздействием определенного внешнего явления на другие чувствительные поверхности тела».

Пораженный силой условных рефлексов, проливающих свет на психологию и физиологию, Павлов после 1902 г. сконцентрировал свои научные интересы на изучении высшей нервной деятельности. Преданный своему делу и высокоорганизованный во всех аспектах своей работы, будь то операции, чтение лекций или проведение экспериментов, Павлов отдыхал в летние месяцы; в это время он с увлечением занимался садоводством и чтением исторической литературы. Как вспоминал один из его коллег, «он всегда был готов для радости и извлекал ее из сотен источников». Положение величайшего русского ученого защищало Павлов от политических коллизий, которыми изобиловали революционные события в России начала века; так, после установления советской власти был издан специальный декрет за подписью В.И. Ленина о создании условий, обеспечивающих работу Павлову. Это было тем более примечательно, что большинство ученых находилось в то время под надзором государственных органов, которые нередко вмешивались в их научную работу.

В 1881 г. Павлов женился на Серафиме Васильевне Карчевской, учительнице; у них родились четыре сына и дочь. Известный своим упорством и настойчивостью в достижении цели, Павлов считался среди некоторых своих коллег и студентов педантом. В то же время он пользовался большим уважением в научном мире, а его личный энтузиазм и сердечность снискали ему многочисленных друзей.

Павлов умер в 1936 г. в Ленинграде (ныне Санкт-Петербург) от пневмонии. Похоронен на Волковом кладбище.

В 1915 г. Павлов был награжден французским орденом Почетного легиона, в том же году он получил медаль Копли Лондонского королевского общества. Павлов был членом Академии наук СССР, иностранным членом Лондонского королевского общества и почетным членом Лондонского физиологического общества.

Биография

Иван Петрович Павлов — выдающийся ученый, гордость отечественной науки, «первый физиолог мира», как назвали его коллеги на одном из международных съездов. Ему была присуждена Нобелевская премия, его избрали почетным членом 130 академий и научных обществ.

Ни один из русских ученых того времени, даже Менделеев, не получил такой известности за рубежом. «Это звезда, которая освещает мир, проливая свет на еще не изведанные пути», — говорил о нем Герберт Уэллс. Его называли «романтической, почти легендарной личностью», «гражданином мира».

Иван Петрович Павлов родился 26 сентября 1849 года в Рязани. Его мать Варвара Ивановна, происходила из семьи священника; отец, Петр Дмитриевич, был священником, служившим сначала на бедном приходе, но благодаря своему пастырскому рвению со временем ставшим настоятелем одного из лучших храмов Рязани. С раннего детства Павлов перенял у отца упорство в достижении цели и постоянное стремление к самосовершенствованию. По желанию своих родителей Павлов посещал начальный курс духовной семинарии, а в 1860 году поступил в рязанское духовное училище. Там он смог продолжить изучение предметов, интересовавших его больше всего, в частности, естественных наук. Семинарист Иван Павлов особо преуспел по части дискуссий. Он остался заядлым спорщиком на всю жизнь, не любил, когда с ним соглашались, так и кидался на противника, норовя опровергнуть его аргументы.

В обширной отцовской библиотеке как-то Иван нашел книжку Г.Г. Леви с красочными картинками, раз и навсегда поразившими его воображение. Называлась она «Физиология обыденной жизни». Прочитанная дважды, как учил отец поступать с каждой книгой (правило, которому в дальнейшем сын следовал неукоснительно), «Физиология обыденной жизни» так глубоко запала ему в душу, что и, будучи уже взрослым «первый физиолог мира», при каждом удобном случае на память цитировал оттуда целые страницы. И кто знает — стал бы он физиологом, не случись в детстве эта неожиданная встреча с наукой, так мастерски, с увлечением изложенной.

Его страстное желание заняться наукой, особенно биологией, было подкреплено чтением популярных книг Д. Писарева, публициста и критика, революционного демократа, работы которого подвели Павлова к изучению теории Чарльза Дарвина.

В конце восьмидесятых годов русское правительство изменило свое предписание, разрешив студентам духовных семинарий продолжать образование в светских учебных заведениях. Увлекшись естественными науками, Павлов в 1870 году поступил в Петербургский университет на естественное отделение физико-математического факультета.

Студент Иван Павлов с головой погрузился в учение. Поселился он с одним из своих рязанских приятелей здесь же, на Васильевском острове, неподалеку от университета, в доме баронессы Раль. С деньгами было туго. Казенного кошта не хватало. Тем более что в результате перемещений с юридического отделения на естественное студент Павлов, как опоздавший, лишился стипендии, и рассчитывать надо было теперь только на самого себя. Приходилось прирабатывать частными уроками, переводами, в студенческой столовой налегать главным образом на бесплатный хлеб, сдабривая его для разнообразия горчицей, благо его давали сколько угодно.

А самым близким другом для него стала в это время слушательница женских курсов Серафима Васильевна Карчевская, которая тоже приехала в Петербург учиться и мечтала стать учительницей. Когда она, окончив учение, уехала в глухую провинцию, чтобы работать в сельской школе, Иван Павлов стал в письмах изливать ей душу.

Его интерес к физиологии возрос, после того как он прочитал книгу И. Сеченова «Рефлексы головного мозга», но освоить этот предмет ему удалось только после того, как он прошел обучение в лаборатории И. Циона, изучавшего роль депрессорных нервов. Как завороженный, слушал студент Павлов объяснения профессора. «Мы были прямо поражены его мастерски простым изложением самых сложных физиологических вопросов, — напишет он позже, — и его поистине артистической способностью ставить опыты. Такой учитель не забывается на всю жизнь. Под его руководством я делал свою первую физиологическую работу».

Первое научное исследование Павлова — изучение секреторной иннервации поджелудочной железы. За него И. Павлов и М. Афанасьев были награждены золотой медалью университета. После получения в 1875 году звания кандидата естественных наук Павлов поступил на третий курс Медико-хирургической академии в Санкт-Петербурге (реорганизованной впоследствии в Военно-медицинскую), где надеялся стать ассистентом Циона, который незадолго до этого был назначен ординарным профессором кафедры физиологии. Однако Цион уехал из России, после того как правительственные чиновники воспрепятствовали этому назначению, узнав о его еврейском происхождении. Отказавшись работать с преемником Циона, Павлов стал ассистентом в Ветеринарном институте, где в течение двух лет продолжал изучение пищеварения и кровообращения.

Летом 1877 года он работал в городе Бреслау, в Германии с Рудольфом Гейденгайном, специалистом в области пищеварения. В следующем году по приглашению С. Боткина Павлов начал работать в физиологической лаборатории при его клинике в Бреслау, еще не имея медицинской степени, которую Павлов получил в 1879 году. В лаборатории Боткина Павлов фактически руководил всеми фармакологическими и физиологическими исследованиями. В том же году Иван Петрович начал исследования по физиологии пищеварения, которые продолжались более двадцати лет. Многие исследования Павлова в восьмидесятых годах касались системы кровообращения, в частности регуляции функций сердца и кровяного давления.

В 1881 году произошло счастливое событие Иван Петрович женился на Серафиме Васильевне Карчевской, от которой у него родились четыре сына и дочь. Однако так хорошо начавшееся десятилетие стало самым тяжелым для него и для его семьи. «Не хватало денег, чтобы купить мебель, кухонную, столовую и чайную посуду», — вспоминала его жена. Бесконечные скитания по чужим квартирам долгое время Павловы жили вместе с братом Дмитрием в полагавшейся ему университетской квартире. Тяжелейшее несчастье — гибель первенца, а буквально через год опять неожиданная смерть малолетнего сына, отчаяние Серафимы Васильевны, ее продолжительная болезнь. Все это выбивало из колеи, отнимало силы, столь необходимые для научных занятий.

И был такой год, который жена Павлова назовет «отчаянным», когда мужество изменило Ивану Петровичу. Он разуверился в своих силах и в возможности кардинально изменить жизнь семьи. И тогда Серафима Васильевна, которая уже не была той восторженной курсисткой, какой начинала свою семейную жизнь, принялась подбадривать и утешать мужа и вывела-таки его из глубокой меланхолии. По ее настоянию Иван Петрович вплотную занялся диссертацией.

После длительной борьбы с администрацией Военно-медицинской академии (отношения с которой стали натянутыми после его реакции на увольнение Циона) Павлов в 1883 году защитил диссертацию на соискание степени доктора медицины, посвященную описанию нервов, контролирующих функции сердца. Он был назначен приват-доцентом в академию, но вынужден был отказаться от этого назначения в связи с дополнительной работой в Лейпциге с Гейденгайном и Карлом Людвигом, двумя наиболее выдающимися физиологами того времени. Через два года Павлов вернулся в Россию.

Впоследствии он напишет об этом скупо, несколькими фразами обрисовав столь многотрудное десятилетие «Вплоть до профессуры в 1890 году, уже женатому и имевшему сына, в денежном отношении постоянно приходилось очень туго, наконец, на 41-м году жизни я получил профессуру, получил собственную лабораторию... Таким образом, вдруг оказались и достаточные денежные средства, и широкая возможность делать в лаборатории что хочешь».

К 1890 году труды Павлова получили признание со стороны ученых всего мира. С 1891 году он заведовал физиологическим отделом Института экспериментальной медицины, организованного при его деятельном участии; одновременно он оставался руководителем физиологических исследований в Военно-медицинской академии, в которой проработал с 1895 по 1925 год.

Будучи от рождения левшой, как и его отец, Павлов постоянно тренировал правую руку и в результате настолько хорошо владел обеими руками, что, по воспоминаниям коллег, «ассистировать ему во время операций было очень трудной задачей никогда не было известно, какой рукой он будет действовать в следующий момент. Он накладывал швы правой и левой рукой с такой скоростью, что два человека с трудом успевали подавать ему иглы с шовным материалом».

В своих исследованиях Павлов использовал методы механистической и холистической школ биологии и философии, которые считались несовместимыми. Как представитель механицизма Павлов считал, что комплексная система, такая, как система кровообращения или пищеварения, может быть понята путем поочередного исследования каждой из их частей; как представитель «философии целостности» он чувствовал, что эти части следует изучать у интактного, живого и здорового животного. По этой причине он выступал против традиционных методов вивисекции, при которых живые лабораторные животные оперировались без наркоза для наблюдения за работой их отдельных органов.

Считая, что умирающее на операционном столе и испытывающее боль животное не может реагировать адекватно здоровому, Павлов воздействовал на него хирургическим путем таким образом, чтобы наблюдать за деятельностью внутренних органов, не нарушая их функций и состояния животного. Мастерство Павлова в этой трудной хирургии было непревзойденным. Более того, он настойчиво требовал соблюдения того же уровня ухода, анестезии и чистоты, что и при операциях на людях.

Используя данные методы, Павлов и его коллеги показали, что каждый отдел пищеварительной системы — слюнные и дуоденальные железы, желудок, поджелудочная железа и печень — добавляет к пище определенные вещества в их различной комбинации, расщепляющие ее на всасываемые единицы белков, жиров и углеводов. После выделения нескольких пищеварительных ферментов Павлов начал изучение их регуляции и взаимодействия.

В 1904 году Павлов был награжден Нобелевской премией по физиологии и медицине «за работу по физиологии пищеварения, благодаря которой было сформировано более ясное понимание жизненно важных аспектов этого вопроса». В речи на церемонии вручения премии К.А.Г. Мернер из Каролинского института дал высокую оценку вкладу Павлову в физиологию и химию органов пищеварительной системы. «Благодаря работе Павлова мы смогли продвинуться в изучении этой проблемы дальше, чем за все предыдущие годы, — сказал Мернер. — Теперь мы имеем исчерпывающее представление о влиянии одного отдела пищеварительной системы на другой, т. е. о том, как отдельные звенья пищеварительного механизма приспособлены к совместной работе».

На протяжении всей своей научной жизни Павлов сохранял интерес к влиянию нервной системы на деятельность внутренних органов. В начале двадцатого века его эксперименты, касающиеся пищеварительной системы, привели к изучению условных рефлексов. В одном из экспериментов, названным «мнимым кормлением», Павлов действовал просто и оригинально. Он проделал два «окошка» одно — в стенке желудка, другое — в пищеводе. Теперь пища, которой кормили прооперированную и вылеченную собаку, не доходила до желудка, вываливалась из отверстия в пищеводе наружу. Но желудок успевал получить сигнал, что пища в организм поступила, и начинал готовиться к работе усиленно выделять необходимый для переваривания сок. Его можно было спокойно брать из второго отверстия и исследовать без помех.

Собака могла часами глотать одну и ту же порцию пищи, которая дальше пищевода не попадала, а экспериментатор работал в это время с обильно льющимся желудочным соком. Можно было варьировать пищу и наблюдать, как соответственно меняется химический состав желудочного сока.

Но главное было в другом. Впервые удалось экспериментально доказать, что работа желудка зависит от нервной системы и управляется ею. Ведь в опытах мнимого кормления пища не попадала непосредственно в желудок, а он начинал работать. Стало быть, команду он получал по нервам, идущим от рта и пищевода. В то же время стоило перерезать идущие к желудку нервы — и сок переставал выделяться.

Другими способами доказать регулирующую роль нервной системы в пищеварении было просто невозможно. Ивану Петровичу это удалось сделать первым, оставив далеко позади своих зарубежных коллег и даже самого Р. Гейденгайна, чей авторитет был признан всеми в Европе и к которому Павлов совсем недавно ездил набираться опыта.

«Любое явление во внешнем мире может быть превращено во временный сигнал объекта, стимулирующий слюнные железы, — писал Павлов, — если стимуляция этим объектом слизистой оболочки ротовой полости будет связана повторно... с воздействием определенного внешнего явления на другие чувствительные поверхности тела».

Пораженный силой условных рефлексов, проливающих свет на психологию и физиологию, Павлов после 1902 года сконцентрировал свои научные интересы на изучении высшей нервной деятельности. В институте, который располагался неподалеку от Петербурга, в местечке Колтуши, Павлов создал единственную в мире лабораторию по изучению высшей нервной деятельности. Ее центром была знаменитая «Башня молчания» — особое помещение, которое позволяло поместить подопытное животное в полную изоляцию от внешнего мира.

Исследуя реакции собак на внешние раздражители, Павлов установил, что рефлексы бывают условными и безусловными, то есть присущими животному от рождения. Это было его второе крупнейшее открытие в области физиологии.

Преданный своему делу и высокоорганизованный во всех аспектах своей работы, будь то операции, чтение лекций или проведение экспериментов, Павлов отдыхал в летние месяцы; в это время он с увлечением занимался садоводством и чтением исторической литературы. Как вспоминал один из его коллег, «он всегда был готов для радости и извлекал ее из сотен источников». Одним из увлечений Павлова было раскладывание пасьянсов. Как и о всяком большом ученом, о нем сохранилось множество анекдотов. Однако среди них нет таких, которые бы свидетельствовали о его академической рассеянности. Павлов был очень аккуратным и точным человеком.

Положение величайшего русского ученого защищало Павлова от политических коллизий, которыми изобиловали революционные события в России начала века. Так, после установления советской власти был издан специальный декрет за подписью Ленина о создании условий, обеспечивающих работу Павлова. Это было тем более примечательно, что большинство ученых находилось в то время под надзором государственных органов, которые нередко вмешивались в их научную работу.

Известный своим упорством и настойчивостью в достижении цели, Павлов считался среди некоторых своих коллег и студентов педантом. В то же время он пользовался большим уважением в научном мире, а его личный энтузиазм и сердечность снискали ему многочисленных друзей.

Павлов умер в 27 февраля 1936 года в Ленинграде от пневмонии.

Говоря о своем научном творчестве, Павлов писал «Что ни делаю, постоянно думаю, что служу этим, сколько позволяют мои силы, прежде всего моему отечеству, нашей русской науке».

Академией наук учреждены золотая медаль и премия имени И.Павлова за лучшую работу в области физиологии.

 

Исследование собак Павлова и объяснение по Павловскому кондиционированию

  1. Бихевиоризм
  2. Классическое кондиционирование
  3. Иван Павлов

Собаки Павлова

Автор доктор Саул МакЛеод, обновленный 2018


Как и многие великие научные достижения классическая обусловленность) была обнаружена случайно.

В 1890-х годах русский физиолог Иван Павлов исследовал слюноотделение у собак в ответ на кормление.Он вставил маленькую пробирку в щеку каждой собаки, чтобы измерить слюну, когда собак кормили (с порошком из мяса).

Павлов предсказал, что у собак будет выделяться слюна в ответ на поставленную перед ними еду, но он заметил, что у его собак начнется слюноотделение всякий раз, когда они услышат шаги его помощника, который принес им еду.

Когда Павлов обнаружил, что любой объект или событие, которое собаки научились ассоциировать с едой (например, лаборант), вызывает такую ​​же реакцию, он понял, что сделал важное научное открытие.Соответственно, он посвятил остаток своей карьеры изучению этого типа обучения.


Павловское кондиционирование

Павловское кондиционирование

Павлов (1902) исходил из идеи, что есть некоторые вещи, которым собаке не нужно учиться. Например, собаки не учатся выделять слюну всякий раз, когда видят еду. Этот рефлекс «встроен» в собаку.

С точки зрения бихевиоризма, еда - безусловный стимул. а слюноотделение - безусловная реакция. (то есть связь "стимул-ответ", не требующая обучения).

Безусловный стимул (Пища)> Безусловный ответ (Слюна)

В своем эксперименте Павлов использовал метроном в качестве нейтрального стимула. Сам по себе метроном не дал ответа от собак.

Нейтральный стимул (Метроном)> Нет условного ответа

Затем Павлов начал процедуру кондиционирования, при которой щелкающий метроном был введен непосредственно перед тем, как он дал пищу своим собакам. После ряда повторений (проб) этой процедуры он сам представил метроном.

Как и следовало ожидать, звук щелчка метронома сам по себе теперь вызывал усиление слюноотделения.

Условный стимул (метроном)> Условный ответ (слюноотделение)

Итак, собака усвоила связь между метрономом и едой, и у нее появилось новое поведение. Поскольку эта реакция была усвоенной (или условной), она называется условной реакцией (также известна как реакция Павлова). Нейтральный раздражитель стал условным раздражителем.

Павлов обнаружил, что для создания ассоциаций два стимула должны быть представлены близко друг к другу по времени (например, звонок). Он назвал это законом временной смежности. Если время между условным раздражителем (звонком) и безусловным раздражителем (пищей) слишком велико, то обучение не произойдет.

Павлов и его исследования классической обусловленности стали известными после его ранних работ между 1890-1930 гг. Классическое кондиционирование является «классическим» в том смысле, что это первое систематическое изучение основных законов обучения / кондиционирования.


Резюме

Резюме

Подводя итог, классическое обусловливание (позднее разработанное Уотсоном, 1913) включает в себя обучение связывать безусловный стимул, который уже вызывает конкретную реакцию (т. Е. Рефлекс), с новым (условным) стимулом, так что новый стимул вызывает такую ​​же реакцию.

Павлов разработал довольно недружественные технические термины для описания этого процесса. Безусловный стимул (или ПСК) - это объект или событие, которые изначально вызывают рефлексивную / естественную реакцию.

Ответ на это называется безусловным ответом (или UCR). Нейтральный стимул (NS) - это новый стимул, не вызывающий реакции.

Как только нейтральный стимул стал ассоциироваться с безусловным стимулом, он становится условным стимулом (CS). Условный ответ (УС) - это ответ на условный раздражитель.

Как сослаться на эту статью:
Как сослаться на эту статью:

McLeod, S.А. (2018, 08 октября). Собаки Павлова . Просто психология. https://www.simplypsychology.org/pavlov.html

Ссылки на стиль APA

Павлов И.П. (1897/1902). Работа пищеварительных желез. Лондон: Гриффин.

Павлов И.П. (1928). Лекции по условным рефлексам . (Перевод W.H. Gantt) Лондон: Аллен и Анвин.

Павлов И.П. (1927). Условные рефлексы: исследование физиологической активности коры головного мозга .Переведено и отредактировано Анрепом, Г.В. (Издательство Оксфордского университета, Лондон, 1927).

Павлов И. П. (1955). Избранные произведения . Москва: Издательство иностранных языков.

Уотсон, Дж. Б. (1913). Психология с точки зрения бихевиориста. Психологический обзор, 20 , 158-177.

Как ссылаться на эту статью:
Как ссылаться на эту статью:

McLeod, S. A. (2018, 8 октября). Собаки Павлова . Просто психология.https://www.simplypsychology.org/pavlov.html

нервная система | Определение, функция, структура и факты

Простейший тип реакции - это прямая индивидуальная реакция на стимул-ответ. Стимулом является изменение окружающей среды; реакция организма на это есть ответ. У одноклеточных организмов реакция является результатом свойства клеточной жидкости, называемого раздражительностью. У простых организмов, таких как водоросли, простейшие и грибы, реакция, при которой организм движется к раздражителю или от него, называется таксисом.У более крупных и сложных организмов - тех, в которых реакция включает синхронизацию и интеграцию событий в различных частях тела, - механизм контроля или контроллер расположен между стимулом и реакцией. В многоклеточных организмах этот контроллер состоит из двух основных механизмов, с помощью которых достигается интеграция - химической регуляции и нервной регуляции.

В химической регуляции вещества, называемые гормонами, производятся четко определенными группами клеток и либо диффундируют, либо переносятся кровью в другие области тела, где они действуют на клетки-мишени и влияют на метаболизм или индуцируют синтез других веществ.Изменения, возникающие в результате гормонального воздействия, выражаются в организме как влияние или изменения в форме, росте, воспроизводстве и поведении.

Растения реагируют на различные внешние раздражители, используя гормоны в качестве регуляторов системы "стимул-реакция". Направленные реакции движения известны как тропизмы и являются положительными, когда движение направлено к стимулу, и отрицательными, когда оно направлено в сторону от стимула. Когда семя прорастает, растущий стебель поворачивается вверх к свету, а корни поворачиваются вниз от света.Таким образом, стебель показывает положительный фототропизм и отрицательный геотропизм, в то время как корни показывают отрицательный фототропизм и положительный геотропизм. В этом примере свет и гравитация - это стимулы, а направленный рост - это реакция. Контроллерами являются определенные гормоны, синтезируемые клетками на кончиках стеблей растений. Эти гормоны, известные как ауксины, диффундируют через ткани под верхушкой стебля и концентрируются по направлению к затемненной стороне, вызывая удлинение этих клеток и, таким образом, изгиб кончика к свету.Конечным результатом является поддержание растения в оптимальном состоянии с точки зрения освещения.

У животных, помимо химической регуляции через эндокринную систему, существует еще одна интегративная система, называемая нервной системой. Нервную систему можно определить как организованную группу клеток, называемых нейронами, специализирующихся на передаче импульса - возбужденного состояния - от сенсорного рецептора через нервную сеть к эффектору, участку, в котором происходит ответ.

Организмы, обладающие нервной системой, способны к гораздо более сложному поведению, чем организмы, у которых ее нет.Нервная система, специализирующаяся на проведении импульсов, позволяет быстро реагировать на раздражители окружающей среды. Многие реакции, опосредованные нервной системой, направлены на сохранение статус-кво или гомеостаза животного. Стимулы, которые имеют тенденцию смещать или разрушать какую-либо часть организма, вызывают реакцию, которая приводит к уменьшению побочных эффектов и возвращению к более нормальному состоянию. Организмы с нервной системой также способны выполнять вторую группу функций, которые инициируют различные модели поведения.Животные могут проходить периоды исследовательского или аппетитного поведения, строительства гнезд и миграции. Хотя эти действия полезны для выживания вида, они не всегда выполняются человеком в ответ на индивидуальную потребность или стимул. Наконец, выученное поведение может быть наложено как на гомеостатические, так и на инициирующие функции нервной системы.

Внутриклеточные системы

Все живые клетки обладают свойством раздражительности или отзывчивости на раздражители окружающей среды, которые могут влиять на клетку по-разному, вызывая, например, электрические, химические или механические изменения.Эти изменения выражаются в ответной реакции, которая может быть высвобождением секреторных продуктов клетками железы, сокращением мышечных клеток, изгибом растительной стволовой клетки или биением плетистых «волосков» или ресничек ресничными клетками. .

Отзывчивость отдельной клетки может быть проиллюстрирована поведением относительно простой амебы. В отличие от некоторых других простейших, у амебы отсутствуют высокоразвитые структуры, которые участвуют в приеме стимулов и в производстве или проведении реакции.Однако амеба ведет себя так, как если бы у нее была нервная система, потому что общая отзывчивость ее цитоплазмы служит функциям нервной системы. Возбуждение, производимое стимулом, передается другим частям клетки и вызывает реакцию животного. Амеба переместится в область с определенным уровнем света. Он будет привлекаться химическими веществами, выделяемыми пищей, и проявлять реакцию при кормлении. Он также удаляется из области с ядовитыми химическими веществами и проявляет реакцию избегания при контакте с другими объектами.

Санкт-Петербург | Карта, достопримечательности и история

Санкт-Петербург , Россия Санкт-Петербург , ранее (1914–24) Петроград и (1924–91) Ленинград , город и порт, крайний северо-запад России. Крупный исторический и культурный центр и важный порт, Санкт-Петербург находится примерно в 400 милях (640 км) к северо-западу от Москвы и всего в 7 ° к югу от Полярного круга. Это второй по величине город России и один из крупнейших городов мира.Санкт-Петербург играет жизненно важную роль в истории России с момента своего основания в 1703 году. На протяжении двух веков (1712–1918) он был столицей Российской империи. Город известен как место Февральской (мартовской по новому стилю) и Октябрьской (ноябрьской по новому стилю) революций 1917 года, а также за его яростную оборону во время осады во время Второй мировой войны. В архитектурном отношении он считается одним из самых великолепных и близких по духу городов Европы. Его исторический район был внесен в список Всемирного наследия ЮНЕСКО в 1990 году.Площадь города 550 квадратных миль (1400 квадратных километров). Поп. (2010) 4 879 566; (2012 г.) 4,953,219.

Британская викторина

47 вопросов из самых популярных викторин по географии Британники

Только самые лучшие и целеустремленные мастера должны пройти эту викторину. Он состоит из вопросов, взятых из самых популярных викторин Britannica.Сможете ли вы его победить?

Характер города

Санкт-Петербург - Мекка культурных, исторических и архитектурных достопримечательностей. Основанный царем Петром I (Великим) как «окно России в Европу», он имеет неофициальный статус культурной столицы России и самого европейского города, и стремится сохранить это отличие в своем постоянном соперничестве с Москвой. Обращают на себя внимание три отличительные особенности Санкт-Петербурга. Во-первых, это гармоничное сочетание западноевропейской и русской архитектуры в городе.Во-вторых, в Санкт-Петербурге нет однозначного центра города, который в других русских городах средневекового происхождения определяется кремлем и его окрестностями. Третья характерная черта города - множество водных путей. Короткие, но полноводные притоки и каналы Невы, которые простираются до побережья Балтийского моря, неотделимы от панорамы Санкт-Петербурга. Многие из самых известных архитектурных памятников города тянутся вдоль исторических набережных Невы. Более того, мосты и естественные каналы реки заслужили Св.Петербург прозвали «Северной Венецией». Из-за того, что Санкт-Петербург расположен на севере, с 11 июня по 2 июля в городе наблюдаются «белые ночи», когда световой день длится почти 19 часов - еще одна из самых известных характеристик Санкт-Петербурга. Среди культурных мероприятий, посвященных празднованию Белых ночей, - фестивали, проводимые Мариинским и Эрмитажным театрами, Санкт-Петербургской государственной консерваторией им. Н.А. Римского-Корсакова. Каждую ночь во время белых ночей мосты через Неву поднимают, чтобы пропустить лодочное движение.После распада Советского Союза Санкт-Петербург впитал новую энергию: были отремонтированы полуразрушенные фасады, выбоины на дорогах и культурные достопримечательности.

Пейзаж

Городской участок

Санкт-Петербург расположен в дельте реки Невы, в истоке Финского залива. Город раскинулся на 42 островах дельты и прилегающих частях поймы материка. Очень низкое и изначально заболоченное место подвергало город периодическим наводнениям, особенно осенью, когда сильные циклонические ветры поднимают воды залива вверх по течению, а также во время весеннего таяния снегов.Исключительно сильные наводнения произошли в 1777, 1824 и 1924 годах; последние два были самыми высокими за всю историю наблюдений и затопили большую часть города. Чтобы контролировать разрушительные паводковые воды, в 1980-х годах город построил дамбу длиной 18 миль (29 км) через Финский залив. Несколько каналов также были прорезаны для облегчения дренажа.

Большой Санкт-Петербург - сам город с его городами-спутниками - образует форму подковы вокруг истока Финского залива и включает остров Котлин в заливе.На севере он тянется на запад вдоль берега почти на 50 миль (80 км), включая Зеленогорск. Это северное расширение - это район спальных городков, курортов, санаториев и детских лагерей, расположенный среди обширных хвойных лесов и окаймленный прекрасными пляжами и песчаными дюнами. У некоторых элитных петербуржцев также есть дачи или дачи в этом районе. На южной стороне залива границы метрополии простираются на запад и включают Петергоф и Ломоносов. На восток, Большая ул.Петербург тянется вверх по Неве до Ивановского.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

Климат

Смягчающее воздействие Атлантического океана обеспечивает Санкт-Петербург более мягким климатом, чем можно было бы ожидать для его крайнего северного района. Тем не менее, зимы довольно холодные, со средней температурой января около 21 ° F (-6 ° C), что на несколько градусов теплее, чем в Москве. Однако зимние температуры могут опускаться ниже -40 ° F (-40 ° C).Снежный покров держится в среднем около 132 дней. Нева начинает нормально замерзать примерно в середине ноября, а к началу декабря лед становится твердым; разрыв начинается в середине апреля и обычно завершается к концу месяца. Ледоколы продлевают сезон навигации. Лето умеренно теплое, со средней температурой в июле 65 ° F (18 ° C). Среднее годовое количество осадков составляет около 25 дюймов (634 мм), причем лето является самым влажным периодом.

Влияние Ивана Павлова на психологию

Иван Павлов был российским физиологом, наиболее известным в психологии своим открытием классической обусловленности.Во время своих исследований пищеварительной системы собак Павлов отметил, что у животных выделялась слюна естественным образом при предъявлении пищи.

Однако он также отметил, что у животных начиналось выделение слюны всякий раз, когда они видели белый лабораторный халат ассистента-экспериментатора. Именно благодаря этому наблюдению Павлов обнаружил, что, связывая представление пищи с лаборантом, возникает условная реакция.

Обзор

Это открытие оказало сильное влияние на психологию.Павлов также смог продемонстрировать, что животные могут быть приучены выделять слюну и на звук тона. Открытие Павлова оказало большое влияние на других мыслителей, включая Джона Б. Уотсона, и внесло значительный вклад в развитие школы мысли, известной как бихевиоризм.

Познакомьтесь с жизнью и творчеством Ивана Павлова в этой краткой биографии.

Иван Павлов наиболее известен:

Его ранние годы

Иван Петрович Павлов родился 14 сентября 1849 года в селе Рязань, Россия, где его отец был сельским священником.Его ранние исследования были сосредоточены на богословии, но чтение книги Чарльза Дарвина О происхождении видов оказало сильное влияние на его будущие интересы.

Вскоре он отказался от религиоведения и посвятил себя изучению науки. В 1870 году он начал изучать естественные науки в Петербургском университете.

Карьера Павлова

Основными интересами Павлова было изучение физиологии и естественных наук. Он помог основать отделение физиологии в Институте экспериментальной медицины и продолжал курировать программу в течение следующих 45 лет.Взаимодействие с другими людьми

«Наука требует от человека всю его жизнь. Если бы у вас было две жизни, этого бы вам не хватило. Будьте увлечены своей работой и поисками, », - однажды предложил Павлов.

Итак, как его работа в области физиологии привела к открытию классической обусловленности?

Открытие классического кондиционирования

Изучая пищеварительную функцию собак, он отметил, что у его испытуемых выделялась слюна перед доставкой пищи. В серии хорошо известных экспериментов он предъявлял различные стимулы перед подачей пищи, в конечном итоге обнаружив, что после повторной ассоциации , у собаки будет выделяться слюна при наличии какого-либо раздражителя, кроме еды.

Павлов назвал эту реакцию условным рефлексом . Павлов также обнаружил, что эти рефлексы берут начало в коре больших полушарий головного мозга.

Павлов получил широкое признание за свою работу, включая назначение в 1901 году в Российскую академию наук и Нобелевскую премию по физиологии 1904 года. Советское правительство также оказало существенную поддержку работе Павлова, и Советский Союз вскоре стал ведущим центром. физиологических исследований.

Он умер 27 февраля 1936 года.

Вклад в психологию

Многие, не занимающиеся психологией, могут быть удивлены, узнав, что Павлов вообще не был психологом. Он не только не был психологом; По сообщениям, он вообще скептически относился к развивающейся области психологии.

Однако его работа оказала большое влияние на эту область, особенно на развитие бихевиоризма. Его открытие и исследования рефлексов повлияли на растущее бихевиористское движение, и его работы часто цитировались в книге Джона Б.Труды Ватсона.

Другие исследователи использовали работу Павлова при изучении обусловливания как формы обучения. Его исследования также продемонстрировали методы изучения реакций на окружающую среду объективным научным методом.

Избранные публикации

Одной из первых публикаций Павлова был его текст 1897 года Работа пищеварительных желез , в котором основное внимание уделялось его исследованиям в области физиологии.

Более поздние работы, посвященные его открытию классической обусловленности, включают его книгу 1927 года Условные рефлексы: исследование физиологической активности коры головного мозга и Лекции об условных рефлексах: двадцать пять лет объективного изучения высокой нервной деятельности (поведение ) of Animals , который был опубликован годом позже.

Слово Verywell

Иван Павлов, возможно, не намеревался изменить лицо психологии, но его работа оказала глубокое и прочное влияние на науку о разуме и поведении. Его открытие классической обусловленности помогло основать школу мысли, известную как бихевиоризм.

Благодаря работе таких мыслителей, как Уотсон и Скиннер, бихевиоризм стал доминирующей силой в психологии в первой половине двадцатого века.

Собаки Павлова и классическое кондиционирование

Эксперименты Павлова с собаками сыграли решающую роль в открытии одной из важнейших концепций психологии. Хотя первоначально это было открыто совершенно случайно, эти знаменитые эксперименты привели к открытию классической обусловленности. Это открытие оказало большое влияние на наше понимание того, как происходит обучение, а также на развитие школы поведенческой психологии.

Собака Павлова: предыстория

Как эксперименты по изучению пищеварительной реакции у собак привели к одному из важнейших открытий в психологии? Иван Павлов был известным российским физиологом, получившим Нобелевскую премию 1904 года за свою работу по изучению пищеварительных процессов.

Во время изучения пищеварения у собак Павлов заметил интересный случай: у его собачьих испытуемых начиналось выделение слюны всякий раз, когда в комнату входил помощник.

Концепция классической обусловленности изучается каждым студентом-психологом начального уровня, поэтому может быть удивительно узнать, что человек, который первым заметил это явление, вовсе не был психологом.

В своем исследовании пищеварения Павлов и его помощники вводили различные съедобные и несъедобные продукты и измеряли выработку слюны, производимую этими продуктами.Он отметил, что слюноотделение - это рефлексивный процесс. Это происходит автоматически в ответ на конкретный стимул и не находится под сознательным контролем.

Однако Павлов отметил, что у собак часто начиналось выделение слюны при отсутствии еды и запаха. Он быстро понял, что эта реакция слюны не была результатом автоматического физиологического процесса.

Классическая теория кондиционирования

Основываясь на своих наблюдениях, Павлов предположил, что слюноотделение было выученной реакцией.Собаки реагировали на вид белых лабораторных халатов ассистентов-исследователей, которые животные ассоциировали с подачей пищи. В отличие от реакции слюны на предъявление пищи, которая является безусловным рефлексом, слюноотделение на ожидание еды является условным рефлексом.

Затем Павлов сосредоточился на исследовании того, как именно усваиваются или приобретаются эти условные реакции. В серии опытов Павлов намеревался вызвать условный ответ на ранее нейтральный раздражитель.Он решил использовать пищу в качестве безусловного стимула или стимула, который вызывает реакцию естественно и автоматически.

В качестве нейтрального раздражителя был выбран звук метронома. Сначала собаки слышали звук тикающего метронома, а затем сразу же подавалась еда.

После нескольких проб на кондиционирование Павлов отметил, что у собак началось выделение слюны после того, как они услышали метроном. «Стимул, который был нейтральным сам по себе, был наложен на действие врожденного пищевого рефлекса», - писал Павлов о результатах.

«Мы заметили, что после нескольких повторений комбинированной стимуляции звуки метронома приобрели свойство стимулировать секрецию слюны». Другими словами, ранее нейтральный стимул (метроном) стал так называемым условным стимулом, который затем вызвал условную реакцию (слюноотделение).

Влияние исследований Павлова

Открытие Павлова классической обусловленности остается одним из самых важных в истории психологии.

Помимо формирования основы того, что впоследствии станет поведенческой психологией, классический процесс кондиционирования остается важным сегодня для множества приложений, включая модификацию поведения и лечение психических заболеваний, включая лечение фобий, тревожности и панических расстройств.

Работа Павлова также вдохновила на исследования того, как применять классические принципы кондиционирования для устранения отвращения к вкусу. Эти принципы использовались для предотвращения охоты койотов на домашний скот и использования нейтральных стимулов (поедание какого-либо вида пищи) в сочетании с безусловной реакцией (отрицательные результаты после поедания пищи) для создания отвращения к определенной пище.Взаимодействие с другими людьми

В отличие от других форм классической обусловленности, этот тип обусловливания не требует множественных пар для формирования ассоциации. Фактически, отвращение ко вкусу обычно возникает после всего лишь одного сочетания. Владельцы ранчо нашли способы использовать эту форму классического кондиционирования для защиты своего стада.

В одном примере баранине вводили лекарство, вызывающее сильную тошноту. После употребления отравленного мяса койоты избегали стада овец, а не нападали на них.

Хотя открытие Павлова классической обусловленности сформировало важную часть истории психологии, его работы продолжают вдохновлять на дальнейшие исследования сегодня. Его вклад в психологию помог сделать эту дисциплину такой, какая она есть сегодня, и, вероятно, продолжит формировать наше понимание человеческого поведения на долгие годы.

Иван Павлов - Биография - NobelPrize.org

Иван Петрович Павлов родился 14 сентября 1849 года в Рязани, где его отец, Петр Дмитриевич Павлов, был сельским священником.Получил образование сначала в церковной школе в Рязани, а затем в духовной семинарии.

Вдохновленный прогрессивными идеями, которые распространяли выдающийся из русских литературоведов 60-х гг. Д. И. Писарев и отец русской физиологии И. М. Сеченов, Павлов отказался от религиозной карьеры и решил посвятить свою жизнь науке. В 1870 году он поступил на физико-математический факультет на курс естествознания.

Павлов страстно увлекся физиологией, которая на самом деле должна была оставаться для него столь важной на протяжении всей его жизни.Именно во время этого первого курса он выпустил в сотрудничестве с другим студентом, Афанасьевым, свой первый научный трактат, труд по физиологии нервов поджелудочной железы. Эта работа получила широкую известность, и он был награжден за нее золотой медалью.

В 1875 году Павлов окончил курс с отличным результатом и получил степень кандидата естественных наук. Однако, побуждаемый огромным интересом к физиологии, он решил продолжить учебу и поступил в Академию медицинской хирургии, чтобы пройти там третий курс.Он завершил это в 1879 году и снова был награжден золотой медалью. После конкурсного экзамена Павлов стал стипендиатом Академии, что вместе с его положением директора физиологической лаборатории в клинике известного российского клинициста С. П. Боткина позволило ему продолжить исследовательскую работу. В 1883 году он защитил докторскую диссертацию на тему «Центробежные нервы сердца». В этой работе он развил свою идею нервизма, используя в качестве примера усиливающий нерв сердца, который он обнаружил, и, кроме того, изложил основные принципы трофической функции нервной системы.В этой, как и в других работах, основанных главным образом на его исследованиях в лаборатории Боткинской клиники, Павлов показал, что существует основная закономерность в рефлекторной регуляции деятельности органов кровообращения.

В 1890 г. Павлова пригласили организовать и возглавить отделение физиологии в Институте экспериментальной медицины. Под его руководством, которое продолжалось 45 лет до конца его жизни, этот институт стал одним из важнейших центров физиологических исследований.

В 1890 году Павлов был назначен профессором фармакологии Военно-медицинской академии, а пять лет спустя он был назначен на тогдашнюю вакантную кафедру физиологии, которую он занимал до 1925 года.

Именно в Институте экспериментальной медицины в 1891-1900 годах Павлов провел большую часть своих исследований по физиологии пищеварения. Именно здесь он разработал хирургический метод «хронического» эксперимента с широким использованием свищей, который позволил непрерывно наблюдать функции различных органов в относительно нормальных условиях.Это открытие открыло новую эру в развитии физиологии, поскольку до тех пор основным используемым методом была «острая» вивисекция, а функция организма определялась только путем анализа. Это означало, что исследование функционирования любого органа требовало нарушения нормальных взаимоотношений между органом и окружающей его средой. Такой метод был неадекватным средством определения того, как регулируются функции органа или открытия законов, управляющих организмом в целом при нормальных условиях - проблемы, которые препятствовали развитию всей медицинской науки.Своим методом исследования Павлов открыл путь новым достижениям теоретической и практической медицины. С чрезвычайной ясностью он показал, что нервная система играет доминирующую роль в регулировании процесса пищеварения, и это открытие фактически является основой современной физиологии пищеварения. Павлов сообщил о результатах своих исследований в этой области, имеющей большое значение для практической медицины, в лекциях, которые он прочитал в 1895 году и опубликовал под названием Лекции о работе главных пищеварительных желез . железы) (1897).

Исследования Павлова в области физиологии пищеварения логически привели его к созданию науки об условных рефлексах. При исследовании рефлекторной регуляции деятельности пищеварительных желез Павлов особое внимание уделял феномену «психической секреции», вызываемой пищевыми раздражителями на расстоянии от животного. Используя метод, разработанный его коллегой Д. Д. Глинским в 1895 г., по установлению свищей в протоках слюнных желез, Павлов смог провести опыты по изучению природы этих желез.Серия этих экспериментов заставила Павлова отказаться от субъективной интерпретации «психической» слюнной секреции и на основании гипотезы Сеченова о рефлекторной природе психической деятельности сделать вывод, что и здесь рефлекс - пусть и не постоянный, а временный. или условный - был задействован.

Это открытие функции условных рефлексов позволило объективно изучить всю психическую деятельность, вместо того чтобы прибегать к субъективным методам, как это было необходимо до сих пор; Теперь стало возможным экспериментальным путем исследовать самые сложные взаимоотношения между организмом и его внешней средой.

В 1903 году на 14-м Международном медицинском конгрессе в Мадриде Павлов прочитал доклад «Экспериментальная психология и психопатология животных». В статье дано определение условных и иных рефлексов и показано, что условный рефлекс следует рассматривать как элементарное психологическое явление, которое в то же время является физиологическим. Из этого следовало, что условный рефлекс является ключом к разгадке механизма наиболее развитых форм реакции животных и человека на окружающую среду и делает возможным объективное изучение их психической деятельности.

Впоследствии, в рамках систематической программы исследований, Павлов преобразовал теоретическую попытку Сеченова открыть рефлекторные механизмы психической деятельности в экспериментально доказанную теорию условных рефлексов.

В качестве руководящих принципов материалистического учения о законах деятельности живых организмов Павлов вывел три принципа теории рефлексов: принцип детерминизма, принцип анализа и синтеза и принцип структуры.

Развитие этих принципов Павловым и его школой во многом способствовало созданию научной теории медицины и открытию законов, управляющих функционированием организма в целом.

Эксперименты, проведенные Павловым и его учениками, показали, что условные рефлексы возникают в коре головного мозга, которая действует как «главный распределитель и организатор всей деятельности организма» и которая отвечает за очень тонкое равновесие животного с окружающей средой. .В 1905 г. было установлено, что любой внешний агент, совпадая по времени с обычным рефлексом, может стать условным сигналом для образования нового условного рефлекса. В связи с открытием этого общего постулата Павлов приступил к исследованию «искусственных условных рефлексов». Исследования в лабораториях Павлова на протяжении ряда лет впервые выявили основные закономерности функционирования коры больших полушарий. Многие физиологи были привлечены к проблеме разработки основных законов Павлова, регулирующих деятельность головного мозга.В результате всех этих исследований возникла целостная павловская теория высшей нервной деятельности.

Уже на ранних этапах своих исследований Павлов получил мировое признание и признание. В 1901 году он был избран членом-корреспондентом Российской академии наук, в 1904 году он был удостоен Нобелевской премии, а в 1907 году он был избран академиком Российской академии наук; в 1912 году ему было присвоено звание почетного доктора Кембриджского университета, а в последующие годы он стал почетным членом различных зарубежных научных обществ.Наконец, по рекомендации Парижской медицинской академии он был награжден Орденом Почетного легиона (1915 г.).

После Октябрьской революции в специальном постановлении правительства, подписанном Лениным 24 января 1921 года, отмечены «выдающиеся научные заслуги академика И.П. Павлова, имеющие огромное значение для рабочего класса всего мира».

Коммунистическая партия и Советское правительство позаботились о том, чтобы Павлову и его сотрудникам были предоставлены неограниченные возможности для научных исследований.Советский Союз стал крупным центром изучения физиологии, и тот факт, что 15-й Международный физиологический конгресс 9-17 августа 1935 года проходил в Ленинграде и Москве, ясно показывает, что он был признан таковым.

Павлов направил всю свою неутомимую энергию на научные реформы. Он приложил много усилий для преобразования возглавляемых им физиологических институтов в мировые центры научных знаний, и общепризнанно, что это ему удалось.

Павлов создал большую школу физиологов, которая произвела много выдающихся учеников. Он оставил богатейшее научное наследие - блестящую группу учеников, которые продолжали развивать идеи своего учителя, и множество последователей по всему миру.

В 1881 году Павлов женился на Серафиме (Саре) Васильевне Карчевской, учительнице, дочери врача Черноморского флота. Сначала у нее случился выкидыш, якобы из-за того, что ей пришлось бежать за своим очень быстро ходящим мужем.Впоследствии у них родился сын Вирчик, который внезапно умер в детстве; трое сыновей, Владимир, Виктор и Всеволод, один из которых был известным физиком и профессором физики в Ленинграде в 1925 году, и дочь Вера.

Доктор Павлов умер в Ленинграде 27 февраля 1936 года.

Из Нобелевских лекций по физиологии и медицине 1901-1921 гг. , Elsevier Publishing Company, Амстердам, 1967

Эта автобиография / биография была написана на момент награждения и первый опубликована в книжной серии Les Prix Nobel .Позже он был отредактирован и переиздан в Нобелевских лекциях . Чтобы цитировать этот документ, всегда указывайте источник, как показано выше.

Авторское право © Нобелевский фонд 1904 г.

Для цитирования в разделе
MLA style: Иван Павлов - Биографический. NobelPrize.org. Nobel Media AB 2021. Сб. 10 апреля 2021 г.

Вернуться наверх Вернуться к началу Возвращает пользователей к началу страницы

Как все понимают, что Павлов ошибается

Будучи студентом колледжа, Б.Ф. Скиннер мало думал о психологии. Он надеялся стать писателем и изучал английский язык. Затем, в 1927 году, когда ему было двадцать три года, он прочитал эссе Г. Уэллса о русском физиологе Иване Павлове. Статья, появившаяся в Times Magazine , якобы представляла собой обзор английского перевода книги Павлова «Условные рефлексы: исследование физиологической активности коры головного мозга». Но, как отметил Уэллс, эту книгу «нелегко читать», и он не тратил на нее много времени.Вместо этого Уэллс описал Павлова, чей систематический подход к физиологии произвел революцию в изучении медицины, как «звезду, которая освещает мир, освещая неизведанные до сих пор перспективы».

Этот неизведанный мир был механикой человеческого мозга. Павлов в своих исследованиях пищеварительной системы собак заметил, что они пускают слюни, как только видят белые лабораторные халаты людей, которые их кормили. Им не нужно было видеть пищу, не говоря уже о том, чтобы пробовать ее на вкус, чтобы отреагировать физически.Собаки естественно пускают слюни, когда их кормят: это был, по словам Павлова, «безусловный» рефлекс. Когда они пускали слюни в ответ на вид или звук, связанный с едой по чистой случайности, создавался «условный рефлекс» (на «условный стимул»). Павлов сформулировал базовый психологический принцип - принцип, который также применим к людям, - и открыл объективный способ измерить, как он работает.

Скиннер был очарован. Через два года после прочтения статьи Times Magazine он посетил лекцию, которую Павлов прочитал в Гарварде, и получил подписанную фотографию, которая украшала стену его офиса на всю оставшуюся жизнь.Скиннер и другие бихевиористы часто говорили о том, что они в долгу перед Павловым, особенно его взглядом на то, что свобода воли была иллюзией и что изучение человеческого поведения можно свести к анализу наблюдаемых, поддающихся количественной оценке событий и действий.

Но Павлов никогда не придерживался таких взглядов, согласно «Ивану Павлову: Русская жизнь в науке» (Оксфорд), новой исчерпывающей биографии Дэниела П. Тодеса, профессора истории медицины в Медицинской школе Джонса Хопкинса. Фактически, многое из того, что мы думали о Павлове, было основано на плохих переводах и основных заблуждениях.Это начинается с популярного изображения собаки, работающей при звонке в колокольчик. Павлов «никогда не учил собаку выделять слюну под звук колокольчика», - пишет Тодес. «Действительно, культовый колокол оказался совершенно бесполезным для его настоящей цели, которая требовала точного контроля качества и продолжительности стимулов (он чаще всего использовал метроном, фисгармонию, зуммер и электрошок)».

Павлов, возможно, наиболее известен тем, что ввел понятие условного рефлекса, хотя Тодес отмечает, что он никогда не использовал этот термин.Это был плохой перевод русского « условный» , или «условный» рефлекс. Для Павлова акцент делался на случайном, временном характере ассоциации, которая включала в себя другие рефлексы, которые он считал естественными и неизменными. Опираясь на современную науку о мозге, Павлов понял, что условные рефлексы включают связь между точкой подкорки мозга, которая поддерживает инстинкты, и точкой в ​​его коре, где возникают ассоциации. Такие предположения о мозговых схемах были проклятием для бихевиористов, которые были склонны рассматривать разум как черный ящик.По их мнению, не имеет значения все, что нельзя было бы наблюдать и измерять. Павлов никогда не подписывался под этой теорией и не разделял их пренебрежения к субъективному опыту. Он считал психологию человека «одним из последних секретов жизни» и надеялся, что строгое научное исследование сможет пролить свет на «механизм и жизненный смысл того, что больше всего занимало человека - нашего сознания и его мучений». Конечно, расследование должно было с чего-то начаться. Павлов считал, что все началось с данных, и нашел эти данные в слюне собак.

Первоначально исследования Павлова имели мало общего с психологией; в нем основное внимание уделялось способам употребления в пищу возбужденных слюнных, желудочных и панкреатических секреций. Для этого он разработал систему «фиктивного» кормления. Павлов удалял пищевод собаки и создавал отверстие, свищ, в горле животного, так что, сколько бы собака ни ела, еда выпадала и никогда не попадала в желудок. Создавая дополнительные свищи вдоль пищеварительной системы и собирая различные выделения, он мог детально измерить их количество и химические свойства.Это исследование принесло ему Нобелевскую премию 1904 года по физиологии и медицине. Но собачьи слюни оказались даже более значимыми, чем он сначала представлял: они указали на новый способ изучения ума, обучения и человеческого поведения.

«По сути, только одна вещь в жизни действительно интересует нас - наш психический опыт», - сказал он в своем Нобелевском обращении. «Его механизм, однако, был и до сих пор окутан глубокой неизвестностью. Все человеческие ресурсы - искусство, религия, литература, философия и исторические науки - объединились в попытке пролить свет на эту тьму.Но в распоряжении человечества есть еще один мощный ресурс - естествознание с его строго объективными методами ».

Павлов стал выразителем научного метода, но он не прочь обобщить свои результаты. «То, что я вижу в собаках, - сказал он журналисту, - я сразу передаю себе, поскольку, как вы знаете, основы идентичны».

Иван Павлов родился в 1849 году в провинциальном русском городе Рязани, был первым из десяти детей. Будучи сыном священника, он посещал церковные школы и духовную семинарию.Но он с раннего возраста боролся с религией и в 1869 году оставил семинарию, чтобы изучать физиологию и химию в Петербургском университете. Его отец был в ярости, но Павлова это не остановило. Он никогда не чувствовал себя комфортно со своими родителями - или, как ясно из этой биографии, почти с кем-либо еще. Вскоре после публикации «Братьев Карамазовых» Павлов признался своей будущей жене, Серафиме Васильевне Карчевской, подруге Достоевского, в том, что он отождествлял себя с рационалистом Иваном Карамазовым, чей жестокий скептицизм обрек его, как отмечает Тодес, в нигилизм. и поломка.«Чем больше я читал, тем тревожнее становилось сердце», - писал Павлов в письме Карчевской. «Говори, что хочешь, но он очень похож на твоего нежного и любящего поклонника».

Павлов вошел в интеллектуальный мир Санкт-Петербурга в идеальный момент для человека, стремящегося изучить правила, управляющие материальным миром. Царь освободил крепостных в 1861 году, что помогло втолкнуть Россию в последовавший за этим судорожный век. Теория эволюции Дарвина начала резонировать по всей Европе.Наука стала иметь такое значение в России, которого не было раньше. В университете первый курс Павлова по неорганической химии вел Дмитрий Менделеев, который годом ранее создал Периодическую таблицу элементов в качестве учебного пособия. Советы скоро выбросят религию на свалку истории, но Павлов опередил их. Для него не было религии, кроме правды. «Это для меня своего рода Бог, перед которым я открываю все, перед которым я отбрасываю жалкое мирское тщеславие», - писал он.«Я всегда думаю основывать свою добродетель, свою гордость на попытке, желании истины , даже если я не могу этого достичь». Однажды, идя в свою лабораторию в Институте экспериментальной медицины, Павлов с изумлением наблюдал, как студент-медик остановился перед церковью и перекрестился. "Подумай об этом!" Павлов рассказал своим коллегам. «Натуралист, врач, но молится, как старуха в богадельне!»

Павлов был неприятным человеком. Тодес представляет его как изменчивого ребенка, трудного ученика и, зачастую, мерзкого взрослого.В течение десятилетий сотрудники его лаборатории знали, что в его «гневные дни» следует держаться подальше, если это вообще возможно, а их было много. Как представитель либеральной интеллигенции он был против ограничительных мер, направленных на евреев, но в личной жизни свободно выражал антисемитские настроения. Павлов однажды сослался на «этого мерзкого жида, Троцкого», и, жаловавшись на большевиков в 1928 году, он сказал У. Хорсли Ганту, американскому ученому, который годами работал в его лаборатории, что евреи занимают «высокие должности повсюду» и что было «обидно, что русские не могут быть правителями своей земли.

В своих лекциях Павлов настаивал на том, что медицина должна основываться на науке, на данных, которые можно объяснить, проверить и проанализировать, а также на исследованиях, которые можно повторить. Заручиться поддержкой врачей научного метода сегодня может показаться банальным, но в конце девятнадцатого века это было нелегко. В России и даже до некоторой степени на Западе физиология все еще считалась «теоретической наукой», и связь между фундаментальными исследованиями и лечением казалась незначительной.Тодес утверждает, что преданность Павлова многократным экспериментам подкреплялась моделью завода, которая имела особое значение в запоздалой индустриализации России. Лаборатория Павлова была, по сути, фабрикой физиологии, а собаки были его машинами.

Для их изучения он ввел строгий экспериментальный подход, который помог трансформировать медицинские исследования. Он признал, что значимые изменения в физиологии можно оценить только с течением времени. Вместо того, чтобы поэкспериментировать с животным один раз, а затем убить его, как это было принято, Павлову нужно было сохранить жизнь своим собакам.Он назвал эти исследования «хроническими экспериментами». Обычно они требовали хирургического вмешательства. «Во время хронических экспериментов, когда животное, оправившееся от операции, находится под длительным наблюдением, собака незаменима», - отмечал он в 1893 году.

«Этот разговор может быть записан в учебных целях и использован в веселой смеси для наших ежегодных мероприятий. корпоративная вечеринка. "

Собаки, возможно, были незаменимыми, но обращение с ними сегодня, несомненно, вызовет резонанс. Тодес пишет, что в ранних экспериментах Павлов постоянно находился в тупике из-за того, что ему было трудно сохранить жизнь подопытным после операции.Одна особенно продуктивная собака, очевидно, установила рекорд, вырабатывая активный панкреатический сок в течение десяти дней перед смертью. Потеря стала для Павлова огромным разочарованием. «Нашему страстному желанию продлить экспериментальные испытания на таком редком животном помешала его смерть в результате длительного голодания и ряда ран», - писал тогда Павлов. В результате «ожидаемое решение многих важных и спорных вопросов» было отложено в ожидании очередного подопытного чемпиона.

Если записки Павлова были объемными, то собственные исследования Тодеса ​​вряд ли можно назвать скромными. Он потратил годы на изучение этой биографии и отлично использовал архивы России, Европы и США. Ни один ученый Павлова или исследователей дисциплин, которые он вдохновил, не сможет проигнорировать это достижение. Восемьсот пятьдесят пять страниц книги заполнены огромным количеством данных, хотя читателю было бы лучше, если бы Тодес оставил некоторые из них. Похоже, что никакие мелочи не были слишком неясными, чтобы включать их.Вот Тодес, описывающий данные, которые Павлов собрал из одного расширенного эксперимента: «Общее количество секрета в испытаниях 6 и 8 слишком мало, и наклон этих кривых заметно отличается в нескольких точках от такового в испытании 1. Испытание 9 соответствует испытанию. 1 более плотно, чем испытание 5 с точки зрения общей секреции, но количество секрета более чем удваивается за второй час, что резко контрастирует с небольшим снижением в испытании 1. Испытание 10 снова хорошо подходит с точки зрения общего количества секрета , но на четвертый час количество секреции неуместно возрастает.«Прилежный читатель может также узнать в мельчайших подробностях, во сколько Павлов принимал пищу во время летних каникул (ужин ровно в 12:30 P . M ., Чай в четыре, ужин в восемь), сколько чашек чая он обычно пил каждый день (от шести до десяти), и там, где розы были посажены в его саду («вокруг ели на западной стороне веранды»). Трудно не пожелать, чтобы Тодес был немного менее предан потрясающему эмпиризму своего предмета.

Более тридцати лет фабрика физиологии Павлова выпускала бумаги, новые методы исследований и, конечно же, желудочный сок - много всего этого. В хороший день голодная собака могла произвести тысячу кубических сантиметров, больше, чем кварту. Хотя для Павлова это было второстепенным занятием, желудочный сок собаки стал популярным средством лечения диспепсии, и не только в России. Для этого был создан «завод желудочного сока». «Был нанят ассистент, которому платили тридцать рублей в месяц для наблюдения за объектом», - пишет Тодес.«Пять больших молодых собак весом от шестидесяти до семидесяти фунтов, отобранных в соответствии с их ненасытным аппетитом, стояли на длинном столе, привязанном к деревянной перекладине, прямо над их головами. Каждый был оборудован эзофаготомией и фистулой, из которой трубка вела в сборный сосуд. Каждая «фабричная собака» стояла перед короткой деревянной подставкой, на которой стояла большая миска с мясным фаршем ». К 1904 году предприятие продавало более трех тысяч бутылок желудочного сока ежегодно, пишет Тодес, и прибыль помогла увеличить бюджет лаборатории примерно на семьдесят процентов.Деньги были полезны. Так была очевидная демонстрация того, что продукт, созданный в экспериментальной лаборатории, может стать полезным для врачей во всем мире.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *