Учить наизусть: Почему не надо учить наизусть

Содержание

Почему не надо учить наизусть

Начну с того, что задания типа «прочитай то-то» или «выучи это», мягко говоря, не имеют ничего общего с образованием, потому что образование начинается в тот момент, когда ученик понимает, зачем он выполняет некоторое учебное действие. Причем это самое «зачем» не обязательно объясняется сугубо практическими, утилитарными причинами.

Часто человек готов делать много бессмысленного в практическом смысле, но довольно важного для него лично – интересного.

Ребенок может упорно и с должным вниманием заниматься чем-то, что вызывает недоумение у взрослого: читать о динозаврах, легко запоминая их названия, искать другую «бесполезную» информацию, настойчиво тренироваться в обращении со скейтом.

Поэтому задание «выучить наизусть» или «прочитай» без объяснения, зачем это нужно сделать – антипедагогичное. (В скобках отмечу, что мотив «получить за это оценку» или «сдать экзамен», строго говоря, мотивом не является, потому что вряд ли влияет на развитие, а образовательный результат получается примерно такой: сдал, получил и забыл; сдал, получил и запомнил, что это «проездной билет»; но самое неприятное, когда не сдал, не получил, поэтому считаешь, что образование не для тебя.)

В жизни мы читаем для чего-то – ищем информацию (прочитай, чтобы найти ответ на вопрос), ищем удовольствия (найди то, что нравится), занимаем время ожидания (возможно, тут пригодятся строчки выученных наизусть стихотворений, но детектив или авантюрный роман почитать лучше).

Мы запоминаем то, что очень нравится или производит сильное впечатление, откликается нашему состоянию или… часто используется.

Для запоминания информации у каждого из нас постепенно складывается определенная стратегия, причем она строится не на том, что мы ищем варианты, как быстрее или надежнее вызубрить, нет. Мы вырабатываем стратегию и тактику работы с нужной информацией (карточки, записи, заметки, закладки, ассоциативные связи и т.п.). И вот эти стратегические и тактические решения – это то, что реально имеет отношение к образованию (и к успешной сдаче экзамена, кстати). Современные исследования показывают, что на качество запоминания влияет интерес к тексту и осознанность. Методики математического образования, основанные на памяти, неэффективны для прохождения испытаний в формате PISA и т.п.

Если глубже исследовать поднятую тему, то можно обнаружить, что и само задание выучить наизусть у разных учителей звучит очень по-разному. Да и отношение к этому заданию у разных учеников разное.

Сравните «выучить наизусть» с вариантом: «найдите несколько стихотворений, в которых присутствует образ птицы, выберите понравившееся, выучите его целиком или несколько полюбившихся строк».

Первое действие – найти стихотворение – работает на то, чтобы научить ориентироваться в литературе (это очень непросто: найти то, чего еще не видел никогда), научить пользоваться поисковыми ресурсами, стимулировать общение по поводу литературы не только с мамой или бабушкой, но и библиотекарем, другими педагогами.

Второе – выбери понравившееся – ориентировано на формулирование личных предпочтений, интересов, вкуса (испытание для учителя – уважительно отнестись и грамотно отработать с любым выбором, найти силы на безоценочное суждение о нем).

Третье – выучи полностью и отдельные строки (прочти выразительно) – работа в поле разных возможностей и способностей учеников, совместный поиск стратегии развития разных мнемонических техник без ущерба для художественного исполнения. Такое задание, связанное с запоминанием стихотворения, ориентировано на субъекта чтения, основано на представлении о том, что чтение любой литературы ведет к личностному росту, если связано с удовольствием, интересом, возможностью быть самостоятельным, активным, свободным.

Люди лучше делают то, что им нравится. Есть даже те, кому удается либо только так и делать, либо уметь любое дело полюбить.

Если выученное стихотворение делает счастливым, то пусть учит. Если нет, то совершенно точно надо искать другой способ присвоения этих знаний.

Есть, кстати, такие, кого легко и навсегда запоминающиеся стихи делают несчастными, так как они навязчиво лезут из памяти, как надоевший мотив.

Несколько ссылок на интересные исследования:

О разнице между заучиванием наизусть (Learning be heart) и зубрежкой (learning by rote)

Кембриджский междисциплинарный исследовательский проект: изучают образовательную и социальную значимость заучивания стихов наизусть; исследовали, какую роль запоминание стихотворений наизусть играет для их лучшего понимания и как в дальнейшем помогает людям в осмыслении своего жизненного опыта.

Статья в «Гардиан»; заучивание стихов наизусть – это хорошо, развивает мозг, причем заучивание наизусть, даже если оно необязательно в школе и многие учителя против, может быть частью семейной культуры.

Статья о пользе осмысленного заучивания наизусть для младших школьников.

Статья на сайте OECD (Организация экономического сотрудничества и развития) о том, что запоминание как стратегия изучения математики привело к высоким результатам при ответе только на простые вопросы в тесте PISA, а для высоких показателей при выполнении сложных заданий стратегии запоминания школьникам оказалось недостаточно.

Статья о том, что заучивание наизусть полезно для мозга.

Кусочек видеолекции о том, что заучивание наизусть – это глупо и бессмысленно.

Учить наизусть — вредно — Психологос

Как бы ни было трудно учить наизусть, но во много раз труднее думать, понимать, строить мысленные модели понятий. Оттого-то в школе некоторые ребята и выбирают легкий путь — путь бессмысленного запоминания, то есть зубрежки. Сначала, в первом, втором, третьем классе, все идет как по маслу: уроки небольшие, выучить их ничего не стоит, слегка подзубрил — пятерка обеспечена. И мама рада, и сам доволен…

​​​​​​​​​​​​​​Расплата наступает позже.

«В пятом классе у меня по истории была пятерка, — пишет И. К. из Фрязино, Московской области. — Это потому, что я все параграфы учила наизусть. Но на это уходило полтора часа. А сейчас я их наизусть не учу, они очень большие. Получаю тройки. Я не понимаю, зачем нужна история. Ну зачем нужно учить про жизнь и быт феодалов, про то, как жили славяне? Зачем? На сегодня нам задали мало, всего одну страницу. Я уже прочитала ее пять раз и ничего не запомнила. И еще пять раз прочитаю. И все равно не буду знать, чем отличаются классы при феодальном и рабовладельческом строе. Самый плохой предмет — история!»

Не будем вступать в спор, нужна история или не нужна. Все, что у нас не получается, кажется нам ненужным… Но сейчас нас интересует другое: как помочь таинственной И. К.?

Ведь та же самая беда, например, у Бориса Ратникова из Куйбышева и, наверно, у многих-многих ребят:

«От перечитанного я буквально ничего не помню. Я занимаюсь, можно сказать, больше чем отличник. Приду из школы, отдохну немного и сяду за уроки. Прочитаю текст несколько раз — ничего не помню. Так просиживаю над ними до вечера. Приходите? учить почти наизусть, тогда только немного запоминаю. А приду в школу, опять в голове ничего нет. Прочитаю на перемене, расскажу кое-как. Это началось у меня с пятого класса, а до пятого я учился хорошо. Думаю, что даже не сдам экзамены. Учу, учу, а ничего не помню. Свободного времени почти не остается. Если честно сознаться, я из-за памяти учусь неважно».

«Как мне натренировать память?» — спрашивает Борис. Но как раз память ему и человеку с инициалами И. К. тренировать не надо. Надо упорно учиться пересказывать своими словами, исправлять печальные ошибки юности — ошибки начальной школы.

Многим ребятам кажется, что чем лучше заучил материал, чем ближе к тексту рассказываешь его, тем точнее и полнее рассказ.

Это заблуждение.

Наоборот, чем больше учишь наизусть то, что предстоит рассказывать своими словами, тем меньше шансов добиться точности рассказа.

Понаблюдаем за собой, как мы рассказываем другу содержание фильма или книги. В нашем рассказе может не быть ни одной точной фразы из книги! Мы вспоминаем только самую суть и опускаем множество мелких подробностей. Нередко мы рассказываем так коротко, что можем уложить сюжет фильма в одной фразе.

Это и есть самая совершенная человеческая память, идеал памяти, образец: умение пересказывать только самое существенное. Пересказывать дословно умеет и магнитофон. И только человек умеет выделять в рассказе суть, запоминать ее и пересказывать. Фактически человек каждый раз создает новый рассказ, он не просто передатчик, он в какой-то степени и автор этого нового рассказа. Так память и творчество сливаются в одно. «Думать» и «вспоминать» в этом случае — одно и то же действие. И прекрасно!

К тому же если мы готовимся пересказывать, то есть создаем свой собственный рассказ, то это наше действие запоминается само собой, непроизвольно, и приходится тратить меньше сил на запоминание.

Путь работы над материалом

На уроке — слушать учителя и стараться понять его. Не запоминать, а понять, потому что, как уже говорилось, это две разные и несовместимые работы! На уроке работает ум, а память работает непроизвольно. Если мы старались понять — мы невольно и запомнили многое; если мы старались запомнить — мы ничего не поняли и не запомнили.

Дома — повторить материал, то есть поработать с ним: перекроить по-своему, упростить, сократить, сравнить с предыдущим, выработать свой рассказ и повторить его раз или два. То, что нужно запомнить навсегда и совершенно точно, — выучить наизусть: правило, стихотворение, отрывок прозаического произведения.

На уроке, если не вызовут, — отвечать в уме вместе с отвечающим у доски, пользоваться случаем для закрепления; если же вызовут, то не вспоминать текст учебника, а свободно рассказывать все, что знаешь из урока, стараясь говорить точными и полными фразами, потому что только ясная, громкая, правильная, уверенная речь свидетельствует о точном знании и ведет к точному знанию. Рассказывать не столько припоминая, сколько размышляя, как будто все, что ты говоришь, только что пришло тебе в голову и является мировым открытием.

Перед тем, кто будет работать строго по этому плану, не станет путать, когда надо учить, когда думать, когда понимать, когда запоминать, — перед тем возникнет только одна трудная задача: уметь не зазнаваться из-за того, что дневник полон пятерок.

Задача же увлечь себя скучным предметом исчезнет сама собой: хорошая работа не бывает скучна никому. Скучна только глупая, нелепая, неэффективная работа.

Учить наизусть стихи должны не только школьники! Зачем это взрослым?

Чтение стихов развивает воображение и тренирует память.
Фото: pixabay.com

Ученые назвали семь причин для того, чтобы даже после окончания школы продолжить учить наизусть стихотворения.

Большинство школьников мечтают поскорее окончить школу и забыть, как страшный сон, необходимость учить каждую неделю наизусть отрывки из произведений русских и зарубежных поэтов. Однако, по мнению ученых, это требование учителей очень полезно для развития каждого из нас. Причем, даже во взрослом возрасте.

Оказывается, это занятие приносит нам много пользы. И дело не только в тренировке памяти. Все гораздо интереснее.

  • Развитие воображения. Этот навык полезен не только для детей, но и взрослых. Например, при придумывании новых проектов и поиске неординарных решений на работе. И даже чтобы рассказать сказку собственному ребенку, он нужен.

  • Тренировка памяти. Заучивание стихов тренирует мозг так же хорошо, как заучивание иностранных слов.

  • Сохранение молодости. Доказано, что продлить молодость легче, заставив мозг постоянно активно работать. Заучивание стихов – одна из задач, которая помогает успешно справиться с этой задачей.

  • Развитие творческих способностей и креативного мышления. Хотите «прокачать» в себе творческие способности – погрузитесь в стихи с головой. Оптимальный объем «загрузки» — пару стихов в неделю.

  • Обогащение словарного запаса — за счет красивых фраз, интересных речевых оборотов, фразеологизмов.

  • Развитие музыкального слуха и чувства ритма. Недаром же некоторые стихи кладут на музыку, и они становятся знаменитыми и любимыми многими песнями.

  • Повышение собственную репутацию как человека неординарного, образованного и одаренного.

Нужно ли учить наизусть литературные произведения? / Newtonew: новости сетевого образования

Автор колонки «Письмо от любопытного родителя» в The Guardian Майкл Роусен публикует актуальные вопросы министру образования США. Одним из его последних вопросов был следующий: должны ли школьники учить наизусть литературные произведения, чтобы лучше их понимать и достичь больших успехов в учёбе? И как же быть с теми, кто никак не может этого сделать?

Дело в том, что сегодняшние американские школьники должны будут в выпускном сочинении по английскому языку использовать цитаты из литературных произведений, заученные наизусть, и многие взрослые сомневаются в необходимости такой нормы. Российских школьников не просят демонстрировать на экзаменах дословное знание литературы. Тем временем учебный план предполагает, что заучить витиеватые обороты оды Ломоносова и вторить революционному ритму стихов Маяковского всё же придется. Традиционным остаётся и выбор отрывка из романа «Война и мир» для чтения наизусть, и описания природы из произведений Гоголя. Сложности, связанные с необходимостью искать правильные методы для запоминания, часто не дают обратить внимание на главное: зачем ученикам вообще решать такие задачи?  

Источник изображения: The Guardian

Наверное, этот вопрос — учить ли наизусть литературные произведения — актуален сейчас во всех системах образования, в которых традиционная система обучения утратила свои позиции. Часть педагогов отстаивает принцип понимания вместо запоминания, часть утверждает, что нельзя отказываться от выверенного годами способа работы с текстом. Давайте рассмотрим основные аргументы обеих позиций.

Учить наизусть вредно

Многие, кто страдал в школе от невозможности запомнить всю последовательность эпитетов, метафор и сравнений литературных отрывков и стихов, и, главное, от необходимости это делать, с радостью согласятся: заучивание наизусть не приводит к пониманию материала, а создаёт только видимость понимания.

Преподаватели, которые говорят об этом, имеют в виду, что заучивание литературы превращает общение с произведением в механический процесс запоминания. Кроме того, так как ученикам сложно объяснить практическую пользу от этого действия (ведь, в самом деле, потренировать память можно и более увлекательными способами), то неприязнь к заучиванию текстов распространяется на весь школьный предмет «литература».

Самый главный аргумент «против» — оценка умения учить стихи никак не должна влиять на оценку по литературе.

Видно, что главные претензии противников заучивания стихов относятся, прежде всего, к школьной системе. 

Я понимаю, что эффективность обучения, ориентированного на усвоение информации, зависит от того, как учитель учил, а ученик учился. Но когда умение заучивать наизусть привязано к итоговым тестам, от которых зависит будущее, большая часть студентов могут решить для себя, что они не способны учиться, хотя они всего лишь не способны учить наизусть,

— пишет в своей колонке неравнодушный американский родитель Майкл Роусен.

Учить наизусть полезно

Многие сторонники этой точки зрения часто апеллируют к развитию памяти, тренировке собственного красноречия и уважению к своей культуре. Но некоторые предлагают обратить внимание на сам предмет заучивания — художественный текст.

Художественный текст, будь то поэзия или проза, имеет свои закономерности построения. Если процесс запоминания соединить с анализом, то ученик осваивает не только конкретное произведение, но и литературный язык как таковой. Здесь играет на руку сам механизм заучивания. Маленькие дети, например, учат язык методом постоянного повторения, в том числе своих любимых сказок и стихов. При этом сначала усваиваются ритм, система рифмовки и грамматических построений, а затем автоматическое узнавание и запоминание уступает место смысловому. В сознательном возрасте постоянное проговаривание художественного текста также помогает понять его скрытые смыслы, которые возникают на уровне связи слов. Но, конечно, какие-либо открытия возможны только при неторопливом запоминании и при наличии более увлекательного стимула, чем получение хорошей оценки. 

 

 

Отрывок из фильма «Возврата нет». Источник: Youtube

Иосиф Бродский, заставляя своих студентов учить стихи наизусть, говорил, что каждое выученное стихотворение можно считать своим. Конечно, это надо воспринимать как метафору (что так созвучно особенностям художественного текста): когда вы знаете стихотворение наизусть, вы можете использовать его в подходящих ситуациях, а также оно становится частью вас (опять метафора).

В своём эссе 2009 года «Got Poetry?» философ и писатель Джим Холт призывал читателей учить стихи наизусть и поделился своим опытом ежедневных занятий. На момент написания эссе он выучил больше 2000 строк англоязычной поэзии, включая стихи Боба Дилана. Он учил по несколько строк каждый день, а затем декламировал их себе под нос во время рутинных занятий. Сложно представить, сколько томов составляет его «внутренняя» поэтическая библиотека сейчас! По его словам, своим необычным увлечением он развеял три мифа:

  • Стихи трудно учить. Легко! — утверждает Холт. Нужно лишь делать это в удовольствие.
  • Нашей памяти не хватит на то, чтобы ещё и помнить стихи. Наша память тренируема, как мышцы, уверен Холт.
  • Знание стихов абсолютно бесполезно. Не менее бесполезны, считает Холт, интернет-сёрфинг и чтение новостей, чтобы «убить время». Философ вместо этого предлагает вспоминать заученные стихи, которые, несомненно, придадут вашей повседневности очарование и помогут держать в тонусе память.

 

 

 

Актёр Вениамин Смехов читает стихи. Источник: Youtube

В романе-антиутопии Рея Бредбери «451° по Фаренгейту» люди учили книги наизусть, чтобы противостоять системе, которая эти книги сжигала, и стать носителями уничтожаемого знания. В современных антиутопиях контроль за информацией осуществляется куда более изощрёнными способами, и, пожалуй, необходимости запоминать произведения для сохранения культурного наследия нет. Но зачем искать рациональные причины, чтобы выучить красивое стихотворение или понравившийся отрывок прозы? 

Позиции «за» и «против» запоминания литературных произведений наизусть, на самом деле, не противоречат друг другу. Только приверженцы одной из них делают акцент на пользе самого метода работы с текстом при правильном его применении, а другие — на неспособности системы образования, которая по природе своей стандартизирована, «пощадить» живой интерес к литературе и всему, что стандартизации не поддаётся.

Есть ли способ «настроить» систему так, чтобы «выучить наизусть» было методом познания, а не принуждения?

Источники: The Guardian, ПостНаука, svoboda.org, nekin.info

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Зачем учить стихи наизусть.

Александр Генис: Недавно в “Нью-Йорк Таймс” появилось интересное эссе, автор которого, известный писатель Джим Холт, призывает читателей учить стихи наизусть и делится своим повседневным опытом в этом непростом деле. Я попросил поэта “Американского часа” Владимира Гандельсмана, как заинтересованное лицо, обсудить с нами эту тему.

Владимир Гандельсман: Моя первая мысль: мало его мучили в школе. Но потом я подумал об этом и наоборот: может быть, его слишком мучили. И вот человек вырос, стал разумным интеллигентом, и подумал: разве может прекрасное доставлять такие мучения? Надо разобраться. И вот он разбирается.

Александр Генис: Вот и расскажите как?

Владимир Гандельсман: Несколько лет назад Холт начал ежедневно заучивать наизусть стихи. Сейчас он помнит около ста стихотворений, некоторые довольно длинные – а всё вместе – больше 2000 строк, не считая лимериков и лирики Боба Дилана. Он читает их себе под нос, бегая трусцой вдоль Гудзона, иногда и не под нос, а громко, если рядом нет человекообразных существ. То же самое он делает, но потише, пока кружит по Манхэттену, исполняя всякие поручения по работе… Как бы разговаривает с кем-то по невидимому мобильнику. Так что вот эти люди, которые разговаривают сами с собой и вызывают у меня (и, подозреваю, не только у меня) странное раздражение, эти люди, непрерывно говорящие по мобильнику, может быть, на самом деле они читают Гомера, воодушевляясь великими стихами…


Александр Генис:
Возможно. Но поговорим о выученных наизусть стихах. Тем более, что теперь эта педагогическая техника вышла из употребления.

Владимир Гандельсман: Действительно, сегодня это может показаться эксцентрикой, каким-то мазохизмом. И кстати, Холт поминает свое поколение и свою школу недобрым словом. “Если вы, — говорит он, — принадлежите к послевоенному поколению, как я, или еще старше, ваш школьный учитель, возможно, заставлял вас учить наизусть стихи. Как мы протестовали и хныкали! Какой смысл в заучивании наизусть Шекспира? Этот устаревший английский – эти первые 18 строк “Кентерберийских историй”: “Когда Апрель обильными дождями / Разрыхлил землю, взрытую ростками, / И, мартовскую жажду утоля, / От корня до зеленого стебля…” . Зачем это знать? “Наш учитель, — говорит Джим Холт, — никогда не мог удовлетворительно ответить на эти вопросы. Он говорил какую-то чушь о чувстве “культурной ориентированности”… Мы заучивали, наматывали на колесо памяти, и это было сродни колесованию”.

Александр Генис: Да, я до сих помню вызубренные под угрозой двойки “Стихи о советском паспорте” с идиотским образом “двуспальной английской левою”. Правда, есть такие счастливцы, которым это ничего не стоит: выучить стихотворение наизусть.

Владимир Гандельсман: И не одно. Джордж Оруэлл говорил, что когда стихи звучат как колокол – как это звучало для него у раннего Элиота – он запоминает 20-30 строк с одного прочтения. Сэмуэль Джонсон, великий британский лексикограф, обладал мнемоническим талантом. Таких людей немало. Но вот для людей не столь выдающихся больше подходит постепенный способ запоминания — по чуть-чуть. Так поступает и наш неофит. Он берет пару новых строк каждое утро, перед завтраком, и присоединяет их к уже заученным. Сейчас он на 22-й строке теннисоновского “Улиса”. На заучивание всей вещи уйдет около месяца, но в итоге он будет обладателем шикарной поэтической собственности, которой всегда сможет распоряжаться: вспоминать ее, обдумывать. Мне кажется, Саша, что это не худший вид собственности.

Александр Генис: Именно – так, причем – неотчуждаемая собственность. Мой отец с детства знал наизусть “Онегина”, и в старости он помогал ему сохранять память. Отец каждый вечер перед сном декламировал сам себе главу на выбор. А как Вы считаете, заучивание помогает понять стихи или это просто мнемоническое упражнение?

Владимир Гандельсман: В своем эссе Джим Холт делает очень точное наблюдение: процесс запоминания вполне механистичен поначалу. Вы проникаетесь ритмом и системой рифмовки, декламируете все это, не особо придавая значение смыслу. Но затем начинают происходить какие-то органические вещи. Автоматическое запоминание уступает смысловому. Вы начинаете чувствовать связь и натяжение между абстрактным ритмом и стихами.

Александр Генис: А Вы сами в своей преподавательской практике заставляете учеников заучивать стихи?

Владимир Гандельсман: Я не заставляю, но прошу. Почему? По нескольким причинам. Первое: я считаю, что человек просто читающий, не заучивающий, – это уже замечательно. Хотя бы потому, что он никому не мешает. Он сосредоточен, он не суетлив. Второе: человек, который заучивает художественный текст – мы не будем здесь определять, что есть “художественность”, это нас уведет далеко в сторону, — такой человек сосредоточен вдвойне. А теперь вспомним известную формулу Кольриджа: “Поэзия есть лучшие слова в лучшем порядке”. И формулу Теодора де Банвиля: “Поэзия есть то, что сотворено и, следовательно, не нуждается в переделке”. Обе эти формулы основаны на особенно ясном ощущении законов, по которым слова влияют на наше сознание.

Александр Генис: Бродский, который заставлял своих студентов учить стихи, говорил, что каждое выученное наизусть стихотворение вы можете считать своим, будто сами его написали.

Владимир Гандельсман: И в большом количестве. Он приводил замечательный пример Надежды Мандельштам, действительно замечательный: она состояла из стихов своего гениального мужа, а в результате сама стала замечательным писателем. К сожалению, такой результат не обязателен. Были в истории весьма начитанные люди и при этом бандиты, Сталин, например, палач Мандельштама… Дзержинский, Менжинский, Вышинский (простите, что в рифму) – всё это были образованные люди, да еще и пописывавшие сами…

Александр Генис: Но если уж нас занесло в это время, лучше вспомнить Шаламова, которого спасали в лагерях стихи Пастернака.

Владимир Гандельсман: Да, это великий пример. В стихах Пастернака столько жизни, что они могут спасти чисто физически. Можно вспомнить, что Преподобный Серафим Саровский при жизни своей заповедал ежедневно читать Псалтирь в церкви двенадцати сестрам, меняясь через каждые два часа, и читать вслух непременно в течение всего года. Почему? Потому что это очищает душу. А что такое псалмы Давида? Те же стихи.

Александр Генис: Кто же спорит… Но вернемся к Джиму Холту и его рецептам.

Владимир Гандельсман: Их, в сущности, нет. Его эссе ни на что не претендует. Никаких таких призывов, всё довольно скромно. Но он говорит, что, по крайней мере, он развеял три мифа.
Первый миф; стихи трудно запоминать. Неправда. Легко.
Второй миф: нашей памяти не хватает на то, чтобы запоминать стихи. Чушь. Наша память – мускулатура, а не закрытая банка.
Третий миф: никто не может обойтись без мобильника или iPodа. Вполне можно обойтись. Запоминайте вместо этого стихи!
Я хочу добавить от себя, что ритм, поэзия растворены в крови человека. Поэтому ребенок так легко усваивает все, что ритмично, поэтому дитя слушает колыбельную. Об этом есть стихотворение у упомянутого нами Пастернака, которое я напоследок прочту, — по-моему, оно в тему:

Так начинают. Года в два
От мамки рвутся в тьму мелодий,
Щебечут, свищут, — а слова
Являются о третьем годе.

Так начинают понимать.
И в шуме пущенной турбины
Мерещится, что мать — не мать
Что ты — не ты, что дом — чужбина.

Что делать страшной красоте
Присевшей на скамью сирени,
Когда и впрямь не красть детей?
Так возникают подозренья.

Так зреют страхи. Как он даст
Звезде превысить досяганье,
Когда он — Фауст, когда — фантаст?
Так начинаются цыгане.

Так открываются, паря
Поверх плетней, где быть домам бы,
Внезапные, как вздох, моря.
Так будут начинаться ямбы.

Так ночи летние, ничком
Упав в овсы с мольбой: исполнься,
Грозят заре твоим зрачком,
Так затевают ссоры с солнцем.

Так начинают жить стихом.

Нужно ли учить что-то наизусть?

Это прямо фу-фу-фу. Вон из профессии и пожизненный бан.

Нельзя просить учеников выучить что-то наизусть. Нельзя допустить, чтобы они напряглись хоть на секундочку. Нельзя допустить, чтобы перестали взрываться петарды и фейерверки, а карусель коммуникатива и развлечений остановилась даже на долю секунды.

А меж тем, изучение языка невозможно без memorizing. И без спонтанного запоминания, и без сознательных усилий. Если мне не изменяет, в Teaching Lexically, например, авторы предлагают иногда давать ученикам такие задания. Не тексты наизусть заучивать без конца и края, конечно, а, скажем, отдельные предложения или кусочки текста.

До сих пор, когда мне нужно было, чтобы ученики что-то запомнили, я готовила кучу заданий вокруг текста или аудио, чтобы мы могли всяко покрутить текст. Покрутить много раз — и в итоге запомнить. Но так, чтобы запоминание произошло незаметно. Цель заданий была в том, чтобы организовать отвлекающий маневр и обеспечить много повторений одного и того же в разных формах, чтобы никто не дай бог не заскучал.

А сейчас я пробую именно такое выборочное сознательное memorizing. Ну вот, например, упражнение было на д/з в учебнике Outcomes Upper-intermediate.

В этих предложениях много хорошего языка (словосочетаний) и структур, но если просто проверить домашку и прочитать написанное, в голове ничего не останется. Поэтому проверять мы будем по-другому, а к memorizing начнем готовиться уже в процессе.

Способ запоминания


Сначала просто читаем и обращаем внимание на словосочетания в предложениях:

ownership of guns, a ban on the ownership of guns, a complete ban, considering a complete ban

a leading politician, arrested for, involvement in a scandal, a corruption scandal

Дальше закрываем предложения и вспоминаем словосочетания со словами в рамочке:


access to the Internet

addicton to drugs and alcohol

ban on the ownership of guns

involvement in a corruption scandal

recipe for that soup you made

Теперь пробуем вспомнить предложение целиком. Тут становится сложнее, ибо мало кто во время выполнения домашки и во время последующей ее проверки обращает внимание на всё предложение. Мы очень избирательны — замечаем только то, что нужно для выполнения задания. Принцип минимума усилий))

Как только всем стало понятно, что в голове почти ничего не осталось:

…мы попробовали найти работающую технику запоминания. В нашем случае это было:

  • найти основную мысль предложения
  • избавиться от всех (пока еще) ненужных подробностей
  • постепенно добавить подробности

Пример 1

The government is considering a complete ban on the ownership of guns.

A lot of people have guns. What do you call that?

-> ownership of guns

What’s the government’s attitude?

-> They’re considering a ban on it

How do you describe this ban?

-> a complete ban

Теперь собираем всё это вместе в одно предложение:

The government is considering a complete ban on the ownership of guns.

Пример 2


Police have arrested a leading politician for his involvement in a corruption scandal.

What has happened?

-> police have arrested a politician

Do we know anything about this politician?

-> yes, he’s a leading politician

Why did they arrest him?

-> for his involvement in a scandal

What scandal?

-> a corruption scandal

Теперь собираем всё вместе:

Police have arrested a leading politician for his involvement in a corruption scandal.

Пример 3


There has been some anger about the police handling of the incident last week in which a man was shot.

What has happened?

-> there has been some anger

Why?

-> the police handled an incident badly

-> so, basically, there has  been some anger about the police handling of an incident

When did the incident happen?

-> last week

What incident?

-> …incident in which a man was shot

И всё вместе:

There has been some anger about the police handling of the incident last week in which a man was shot.

Посмотрите отрывок с урока, где мы как раз и обсуждаем технику запоминания:

То есть мы стараемся не просто тупо механически зазубривать предложения, мы стараемся найти в них логику. Мы начинаем с основной мысли, которую затем дополняем, достраиваем деталями – и всё это вместе оформляем языком.

Дальше я отправляю учеников в пары проделать то же самое с остальными предложениями и постараться их запомнить.

Как думаете, нужно ли специально просить учеников что-то запомнить, выучить? Или это ужас ужасный?

 

Автор: Дарья Масловская

Учить наизусть. Умер Умберто Эко

Будучи преподавателем, он чувствовал, что наступает какая-то принципиально новая эпоха и есть опасность, что новые отношения с информацией изменят мир необратимо. Любовь к книгам досталась ему от деда, который был так беден в юности, что не мог покупать книги и читал их, стоя у книжных киосков. В старости дед Умберто занялся переплетами редких книг, и после смерти от него остался сундук старинных фолиантов, в котором юный Умберто обожал рыться. Книга была основой культуры очень долгое время, но пришли иные времена, и книжная культура стремительно теряла популярность.

В одном из своих романов «Таинственное пламя Царицы Лоаны», главный герой — букинист, потерявший память после инсульта. Вернее, у него исчезла личная память, о своей жизни и о себе, осталась только книжная, он помнил только то, что прочитал. Но благодаря этому, используя свои знания, ему удалось восстановить свою личность и память о детстве.

Вопросы памяти как культуры и культуры как памяти тревожили Эко больше всего. В своем известном новогоднем письме к внуку он много места отводит советам о тренировке памяти (оно даже называется «Учи наизусть»), и тут же переходит к тому, чем стоит наполнять голову:

«Состязайтесь в том, кто лучше помнит содержание прочитанных книг, помнят ли твои друзья имена слуг трех мушкетеров и д’Артаньяна (Гримо, Базен, Мушкетон и Планше)… А если ты не хочешь читать «Трех мушкетеров» (хотя ты не знаешь, что при этом теряешь), то проделай подобную игру с той книжкой, которую ты прочел.

Учти, что ты можешь тренировать свою память не только с помощью книг и журналов, но и с помощью интернета. Он пригоден не только для того, чтобы болтать с твоими друзьями, но и для изучения мировой истории. Кто такие хетты и камизары? Как назывались три корабля Колумба? Когда вымерли динозавры? Был ли штурвал на Новом ковчеге? Как назывался предок быка? Сто лет тому назад водилось больше тигров, чем сейчас? Что ты знаешь об империи Мали? Кто рассказал о ней? Кто был вторым папой в истории? Когда был создан Микки Маус?

Я мог бы продолжать задавать вопросы до бесконечности, и они стали бы прекрасными темами для исследования. Все это надо помнить. Наступит день, и ты состаришься, но ты будешь чувствовать, что прожил тысячу жизней, как если бы ты участвовал в битве при Ватерлоо, присутствовал при убийстве Юлия Цезаря, побывал в том месте, где Бертольд Шварц, смешивая в ступке различные вещества в попытке получить золото, случайно изобрел порох и взлетел на воздух (и так ему и надо!) А другие твои друзья, не стремящиеся обогатить свою память, проживут только одну собственную жизнь, монотонную и лишенную больших эмоций».

выучить что-нибудь наизусть

выучить что-то наизусть — Примеры:

1) Если он обожает это, он будет учиться это по сердце . Лирика – это крепость памяти.

2) Заранее подготовьте закадровый голос, выучите он по сердце или прочитайте так, чтобы он звучал убедительно и избегал запинок.

3) Это так красиво. Я заставил всех своих детей выучить это на сердце .

4) Существует дополнительный фактор: считается, что, изучив Коран по сердце в этих школах, мальчик обеспечит себе и своей семье рай.

5) Их знание о Господе углубляется изучением Библии сердцем и описанием этого.

6) …книга из ее рук, пошла к своему учителю, и узнала его по сердце . Затем он отнес ее матери и продекламировал, выиграв таким образом…

7) …строчки которые спеты с такой правдой и красотой, что захотелось выучить их на сердце .

8) Вам нужно будет выучить их на сердце , если вы когда-нибудь намереваетесь серьезно программировать на C.

9) Альфред выучил это по сердце , прочитал и получил книгу.

10) Хотя я люблю это стихотворение и выучил оно на сердце , я всегда думал, что использовать его со своими учениками слишком сложно.

11) … рецепт, который я использовал в нем так часто, что я выучил это на сердце и на протяжении многих лет адаптировал его различными способами.

12) Никто не знал, что означает песня, но они выучили это на сердце и просто пели.

13) … умолять поющую нимфу повторять ее песню, пока я не выучил это на сердце .

14) … или звуковые образы слов? Возможно, традиция обучения вещей посредством сердца на самом деле запоминает на слух.

15) … обнаружил, что образовательная система Ганы слишком сильно полагалась на обучение вещей на сердце и не тратила достаточно времени на развитие навыков критического мышления и решения проблем.

16) Преподавание не имеет ничего общего с обучением вещами сердцем . Мы пытаемся научить молодежь думать немного больше самостоятельно.

17) Дети еще учатся вещи на сердце вместо понимания предмета!

18) … к тому времени в детстве, когда мы любим учить вещи на сердце , распевать детские стишки и, конечно же, учить слова.

19) Он копирует Сутру или скопировал ее, изучает это посредством сердца , объяснила ли она ему.

20)  … образование, опыт работы, карьерные цели, интересы и т.д. Часто есть прекрасная возможность «рассказать свою историю» за …

Как учить наизусть — Atutor.ch

Как эффективно учить наизусть

В школе, во время учебы и на работе: заучивание будет сопровождать вас практически всю жизнь. В некоторых ситуациях у вас просто нет другого выбора, кроме как усвоить определенные данные и информацию.К сожалению, для многих это очень сложно. Они часами размышляют перед своими документами без какого-либо прогресса в обучении. Это не только неприятно, но и может привести к серьезным проблемам перед важным обследованием. Однако, к счастью, выучить наизусть не так уж сложно. Мы собрали для вас лучшие советы и рекомендации.

Иногда нужно просто выучить наизусть

Времени мало не только в профессиональном мире, но и в повседневной школьной жизни.Поэтому неудивительно, что студенты часто начинают учиться незадолго до важного экзамена. То же самое относится к обучению и учебе. Хорошая способность учить наизусть, конечно, является преимуществом. Однако одно можно сказать наверняка: для долгосрочного успеха следует в лучшем случае понять то, что было изучено. Запоминание происходит практически автоматически с пониманием. Интернализация важна, особенно в случае более обширных теорий или информации для сложных математических задач, потому что их иногда вообще невозможно выучить наизусть.У кого здесь нет времени, обычно нет другого выбора, кроме как быстро вбить в память самые важные угловые точки. Однако это «быстрое» знание крайне затрудняет решение дальнейших задач. Полностью исключить такие проблемы можно только дальновидным тайм-менеджментом. В некоторых случаях, однако, вряд ли есть альтернатива упрямой загрузке данных в голову. В зависимости от предмета это могут быть такие факты, как даты, окончания глаголов или простая лексика для домашнего задания.

Заучивание наизусть может разочаровать

Заучивание наизусть лучше, чем его репутация

Заучивание наизусть страдает от многих предубеждений. Это часто связано с тем, что у многих людей был негативный опыт с ним или с результатами, полученными в результате этого. Будь то маленькие таблицы умножения, формулы для более сложных математических задач или окончания латинских глаголов, вам, вероятно, также знакомо неприятное чувство, когда кажется, что почти ни одна из важных данных не хранится в вашей голове правильно после того, как вы их обработали. .Как ни странно, некоторым людям намного легче запоминать словарный запас и тому подобное. Одной из причин этого является способность концентрироваться на чем-то одном. Если вы будете практиковать запоминание, вы не только потренируете свои серые клетки, но и улучшите свою способность концентрироваться. Если последнее хорошо развито, вы можете извлечь из этого пользу в долгосрочной перспективе — например, непосредственно во время экзаменов или ежедневной домашней работы!

Разделение информации на более мелкие части

Человеческому мозгу трудно запоминать сразу много вещей.Исследования показали, что до семи цифр все еще можно легко запомнить, но дальше этого становится трудно. Особенно со сложными числами или формулами средний ученик быстро достигает своих пределов. Это можно увидеть в повседневной жизни, например, когда вы забываете более длинные телефонные номера — часто удивительно — быстро. Решение: Учитесь порциями — разделяйте информацию на более мелкие разделы или части. Вероятно, вы не сразу сможете запомнить последовательность цифр 9512126726. Для того, чтобы было проще, вы просчитываете отдельные части и объединяете их с броскими повседневными процессами или обстоятельствами.Может быть, вы родились в 12-м месяце 95-го года (9512), у вас номер дома 12 (12) и вашей бабушке 67 лет (67). В этом случае вы можете соединить 26, например, с 26 кантонами Швейцарии. После некоторой практики вы сможете использовать эту технику все более и более неосознанно с течением времени и автоматически выучите ее наизусть.

Использование методов мнемотехники

Мнемонические техники — это методы, с которыми также работают многие спортсмены, занимающиеся памятью. Это специальные приемы, которые помогают мозгу сначала сохранять информацию, а затем делать ее доступной в более поздний момент времени — иногда через несколько дней.Техника локусов — одна из самых известных. Он основан на воображаемом маршруте с различными точками или местоположениями. Вы снова и снова проходите этот путь в своем уме. Как только вы его усвоили, вы помещаете по одной из данных, которые нужно изучить, в каждое из воображаемых мест. Этот метод особенно хорошо работает, если вы придумаете красивую историю о маршруте. Таким образом, вы комбинируете разные интересные, забавные и/или любопытные вещи с индивидуальной информацией, что помогает дольше сохранять их присутствие.

Обучение с использованием различных органов чувств

Большинство людей спокойно сидят перед своими документами, запоминая их, и пытаются впихнуть материал без какой-либо стратегии, прямо в свою память. Это может сработать при достаточном упорстве, но шансы возрастут, если вы будете обращаться к разным чувствам, когда играете на барабане. Не просто читайте информацию, а проговаривайте ее вслух про себя. Вы берете собственное устное слово, которое помогает вашему мозгу лучше усваивать данные. Запись или запись фактов, которые необходимо изучить, также может быть полезна в этом контексте.Просто попробуйте, и вы быстро заметите, какой метод подходит вам лучше всего.

Учись перед сном

Почти всем известны истории людей, которые всю ночь учились перед важным экзаменом. Однако дело в том, что есть гораздо более эффективный способ быстро хранить особо актуальный материал. Используйте время перед сном! Посмотрите еще раз на все важные моменты и в лучшем случае визуализируйте факты. Пока вы спите, ваш мозг очень активен и практически автоматически передает знания в долговременную память.

Распространение информации

Распространение информации

Запоминание работает очень хорошо, если учащегося можно ассоциировать с другими вещами или качествами. Если к тому же вы сталкиваетесь с материалом практически везде, положительный эффект может быть еще сильнее. Так что делайте везде пометки, на которых вы записали всю важную информацию ранее. Что бы вы ни делали, одна из этих заметок всегда должна быть у вас в поле зрения. Таким образом, вы не только повторяете запись данных снова и снова, но в какой-то момент вы также связываете декоративные предметы, предметы мебели и т. д.с приложенной к ним информацией. Через короткое время вы должны были усвоить все. Если вы хотите больше погрузиться в свой мозг, лучше выбрать другие места для прикрепления ваших заметок для следующего прогона. В противном случае вы рискуете перезаписать предыдущие записи данных.

Сделайте перерыв

К сожалению, остается предположение, что чем дольше фрагмент запоминается, тем больше информации застревает. Однако это верно лишь в ограниченной степени. Это правда, что повторения помогают при зубрежке, но мозгу также нужны паузы для долговременного запоминания.Так что не торопитесь, чтобы отвлечься от других вещей. Выйдите на улицу и сделайте несколько кругов вокруг квартала на велосипеде. Тогда ваш мозг восприимчив — и вы явно заметите, что учиться стало легче.

Нужна помощь?

Есть вопросы? Мы рады Вам помочь. Вы можете связаться с нами по телефону +41 43 444 68 14 или по электронной почте: [email protected]

05. Июнь 2021

Преимущества частной школы с репетиторством и почему она может быть полезным дополнением для тех, кто учится на дому

Учиться наизусть | Лучшие практики разработки программного обеспечения

В течение последних нескольких недель мы изучали различные способы, с помощью которых вы можете улучшить свои навыки разработки программного обеспечения.Они варьировались от сохранения мотивации и правильного мышления до хорошей работы с другими и отработки хороших рабочих процессов.

Но чтобы по-настоящему развить свои способности и улучшить свои навыки, вам нужно сделать именно это — развить свой опыт.

Все начинается с советов, которыми мы поделились в первой части, где вы узнаете больше о коде, читая, наблюдая и слушая. Но теперь вам нужно идти гораздо глубже.

Вам захочется выучить наизусть, чтобы действительно накопить опыт в своей нише или специализации.

Первый шаг, который скажет вам любой опытный разработчик, если вы хотите продвинуться в своих навыках, — это досконально изучить свои инструменты. Наизнанку. Задом наперед. Сверху вниз.

Учиться достаточно, чтобы свести концы с концами, и доливать воду там, где это необходимо, уже недостаточно. Специалисты знают свою дисциплину наизусть.

Они изучают все функции любого инструмента, который используют. Они точно знают, что содержат меню и что делает любой элемент в контекстном меню. И они запомнили сочетания клавиш для всего.

Лучше всего начать с поиска и прочтения всех советов, советов и рекомендаций, которые вы можете найти в отношении выбранного вами инструмента.

Не царапайте поверхность, копайтесь в каждой части. А затем копать снова и снова, пока знание того, что вы можете с ними сделать, не станет второй натурой.

Вы должны как можно глубже погрузиться в архитектуру, чтобы понять, что именно возможно.

Может случиться так, что вы узнаете вещи, которые не принесут немедленной пользы. Вам может понадобиться только функциональность верхнего уровня вашего любимого стека — пока.Но если вы приложите все, что узнаете, к сердцу, у вас будет экспертный уровень знаний на будущее.

И когда проблема появится, вы узнаете, что у Ruby есть метод, который вы можете использовать для ее решения. Или, когда запрашивается новая функция, вы помните, что в Node есть некоторая архитектура, которая может быть именно тем, что вам нужно.

То же самое касается языков и парадигм программирования. Исследуйте своих избранников изнутри.

Потратьте время на изучение наиболее важных и наиболее актуальных библиотек для языков, на которых вы работаете.Какие будут наиболее эффективными для вашего повседневного кодирования, для ваших вариантов использования?

Найдите их и изучите. Сначала не беспокойтесь, если вы не понимаете часть из них. Вы можете вернуться. Ключевым моментом здесь является заглянуть под капот, чтобы увидеть, что происходит и что можно сделать.

Потому что, если вы знаете о соответствующей библиотеке, вам не нужно будет изобретать велосипед, когда возникнет проблема.

Хотя легко смотреть на стеки, библиотеки и инструменты и изучать их изнутри, столь же легко попасть в ловушку, думая, что, поскольку существует короткий путь или уже написан код, это лучший способ сделать это. вещи.

Так бывает не всегда.

То, что они существуют, не означает, что они отлично справляются с задачей, для которой они нужны. Может быть три или четыре более эффективных варианта.

Шаблоны проектирования превосходны при правильном использовании. Но они подходят не для всех задач. Не пытайтесь использовать их только потому, что они существуют. У вас должна быть четкая и веская причина, по которой вы хотите ее развернуть. Они не молоток, и не все гвозди.

Помните, код всегда можно улучшить. Правила, которые когда-то применялись, потенциально могут быть нарушены.

Так что не бойтесь изобретать, если вам это нужно. Просто попробуй.

Программное обеспечение, такое как Vershd, может помочь вам свести к минимуму любые ошибки при развертывании нового кода, если вы хотите поэкспериментировать.

Мы рассмотрим эти эксперименты и испытания в заключительной части нашей серии статей о том, как использовать лучшие практики разработки программного обеспечения.

Заучивание наизусть

Сьюзан В. Таннер

 

 

Приближается Рождество и я не сделал много покупок, но я уже на пути к готовится с моим подарком для моего мужа Джона.Подарки, которые мы как семья даем ему запоминания. Пока я могу помните, что Джон не одобрял покупку купленных в магазине подарков отмечать его праздники. Вместо этого он попросил нас запомнить стихотворение, песня или отрывок из Священных Писаний, чтобы прочитать ему. Сюда наши предложения можно описать так же, как Уильям Шекспир описывает милосердие: оно дважды благословлено; это благословляет того, кто дает и тот, кто берет ( Венецианский купец , 4.1.186-87). Я знаю этот отрывок, потому что когда-то выучил его наизусть. для Джона. Он всегда чувствовал, что запоминание дает нам дети и я шанс дать ему то, что мы также можем держим для себя. Это подарок от сердца, когда мы учимся вещи наизусть.

 

Мне нравится фраза учить наизусть. В отличие от заучивания наизусть, выучить наизусть — значит так глубоко запоминать вещи и богато, что они западают глубоко в душу.

 

Я узнал, что может быть много преимуществ в том, чтобы учить вещи наизусть. За меня лично, совершение отрывка в памяти углубляет мой понимание отрывка и фиксирует его в моем сердце. как я иду снова и снова проход в моем уме, я думаю об этом снова и снова. Богатство слов, то, как они составлены, возможный символизм, умелое использование литературных приемов и новые значения, которые я, возможно, никогда не замечал или не понимал прежде всего становятся очевидными в процессе запоминания.Запоминание может стать богатым способом изученияспособ изучения вещи в моем уме, затем позволяя им погрузиться глубоко в мой сердце. Заучивание наизусть (что может быть чем-то вроде умирающего традиция) означает изучать что-то настолько глубоко, что это становится часть нашего ядра; это наполняет нас; это меняет нас. Этот тип заучивание наизусть подготавливает наши умы и сердца к откровению и свидетельство от Святого Духа. Джозеф Филдинг Смит сказал: Через Святого Духа истина вплетена в самое волокно и сухожилия тела, чтобы его нельзя было забыть ( Учения спасения , Vol.1, с. 48).

 

Часто мое сердце был наполнен Духом во время утренних пробежек, как я пронеслись в моей памяти Воззвание о семье, Живой Христос, или какое-то место Писания или стихотворение, которое я запоминал. я много раз читал Воззвание о семье и чувствовал любовь и признательность за него, но запоминание его заставило меня задерживайтесь и повторяйте каждое слово и предложение. Когда я это сделал, мой разум и сердце были подготовлены к обучению Святым Духом.я начали видеть, как Прокламация подробно говорила с каждым из культурные болезни, от которых страдает наше общество. Я почувствовал надежду, что вечные истины, преподанные в Воззвании, могли бы вооружить меня, когда я столкнулись с текущими и трудными нравственными проблемами. я начал чувствовать большее утверждение от апостолов и пророков и от Господа за семейный выбор, который я делал на протяжении всей жизни. я был утешены знанием того, что у нас есть Отец Небесный, Который имеет неизменный план для нас.Я чувствовал Его несравненную любовь и добро. Я чувствовал, как это объясняется в Притчах, что Господь дает мудрость: из уст Его исходит знание и понимание и . . . мудрость входит в твое сердце (Притчи 2:6, 10). Мое сердце было наполнено знаниями, понимание, мудрость и любовь, которые поощряли благодарность, личное совершенствование и желание укреплять других.

 

Эта традиция запоминание и чтение вслух позволили нам, родителям, заглянуть в сердца наших детей, узнать их лучше.Поскольку они выбирают свои собственные отрывки, мы часто обнаруживаем какие проблемы или радости они испытывают. Мы также узнаем о их мудрость, а иногда и чувство юмора. Я помню на 40-й -й день рождения Джона, когда наш тогдашний пятнадцатилетняя дочь подарила стихотворение Льюиса Кэрролла:

 

Вы старый отец Уильям, молодой человек сказал

И твои волосы стали очень белыми.

И все же вы постоянно стоите на своем голова.

Вы думаете, что в вашем возрасте это правильно?

 

Мой муж забыл свою тревогу за свои прошедшие годы, так как он радовался жизни нашей дочери. чувство юмора. В другой раз дочь решила прочитать Сонет Шекспира 29, Когда в опале у судьбы и мужские глаза, я в полном одиночестве оплакиваю свое отверженное положение. Это произошло в время, когда она чувствовала себя неадекватной и одинокой.Один ребенок выбрал стихотворение о любви, когда он был пьян и влюблен. Другой выучил наизусть Раздел 4 Учения и Заветов и объявила нам, что решила служить на миссии. Что они учатся наизусть и делятся с отцом становится выражение собственных душевных переживаний.

 

Заучивание наизусть богатая фраза. Подумайте о слове сердце. Мы все это знаем наши сердца занимают центральное место в жизни.Физически сердце является жизнеобеспечивающий орган нашего тела. Так же используется сердце описать существенную, наиболее важную часть нашего духовного существование; сокровенный характер, чувства или склонности человека. В смысл евангелия, сердце наш духовный стержень. Следовательно Священные Писания учат, что как человек мыслит в своем сердце так он (Притчи 23:7) и что, где твое сокровище, там будет ли ваше сердце также (Мф.6:21). Евангелие должно быть написанным не чернилами, но Духом Бога живого; не на каменных скрижалях; но в мясистых столах сердца (2 Кор. 3:3). Снова и снова в Священных Писаниях пророки напоминают нам, как Алма говорит своему сыну, позволить привязанностям твоих сердце навсегда возложить на Господа (Алма 37:36). Заучивать наизусть в самом глубоком смысле этого слова является евангельским долгом. это двойная заповедь к запоминанию.Мы должны учиться духовному истину наизусть, а затем сохранить в памяти то, что у нас есть поселился глубоко в наших сердцах.

 

Многие из вас здесь сегодня провели несколько лет в этом замечательном университете, чтобы стать образованным. Что вы выучили наизусть? Кое-что из того, что вы выучили наизусть, является фактическим или информационным. Такой учиться полезно. Это помогает нам решать повседневные проблемы и встречать неотложные нужды.Доктор Тодд Бритч, бывший академический вице-президент Президент УБЯ заметил, что в этом мире, где мы доступ к информации в электронном виде, он по-прежнему важно иметь какую-то информацию, хранящуюся в нашем уме, чтобы мы не зависит от подключения для доступа к нему. Он сказал,

 

. . .мы помним некоторые данные, которые помогают нам решить проблему, мы направляем кого-то в определенное место, мы обсудить картину без ее копии перед нами, мы заказываем деталь для компа без каталога под рукой.В каждом случае мы запомнили что-то, что помогает нам сократить процесс работа с повседневным опытом. Без этого хранилища факты и данные, мы были бы беспомощны.

 

Другие вещи, которые мы узнаем наизусть служат еще более глубоким целям, как продолжает д-р Бритч. описать:

 

. . . Писание, которое помогает в консультировании скорбящий друг; гимн, слова и музыка которого выражают нашу самые глубокие религиозные чувства, когда мы боремся с вопрос веры.. . технический момент, который помогает нам защитить положение, которое важно для нас, нашей семьи или нашего сообщество.

 

Вы депонировали богатое и полезное обучение в свой банк памяти, чтобы, когда вам нужно сделать вывод будет много сокровищ доступных вам знаний и мудрости? Вы приобрели умение учиться тому, как учиться, чтобы вы могли продолжать всю жизнь, чтобы наполнить свой банк? В Проповедовать Евангелие Мое в нем говорится: «Хотя учиться у хорошего учителя очень важно для вас важнее осмысленное обучение опыты самостоятельно ( ПМГ , 2004, с.17).

 

Недавно я видел некоторые молодые женщины учатся находить ответы на свои жгучие евангельские вопросы. Президент Общества молодых женщин позвонила в нашу президента и сказала, что у ее девочек есть к нам вопрос. То вопрос заключался в том, что церкви придерживаются мнения о ношении двух частей купальные костюмы? Как председатель мы обсудили их вопрос а потом продолжили говорить об этом с нашим генеральным советом члены.Затем мы перезвонили президенту Общества молодых женщин. и сказал: «Хотя у нас много мыслей на эту тему, мы не чувствуем, что должны дать вам ответ. Вместо этого мы хотели бы, чтобы ваши молодые женщины под вашим руководством изучили это вопрос, читая все, что они могут в священных писаниях и из Церковные руководители, включая прослушивание Генеральной конференции с их вопрос в виду. Тогда через пару месяцев мы бы нравится, когда они приходят и сообщают нам о своих выводах.Мы только недавно была такая встреча. Было ясно, что у этих девушек не только узнали ответы на свой вопрос, но и узнали, как узнать ответы на будущие вопросы. Как говорится в BYUI Модель обучения, когда учащиеся и учителя проявляют свободу действий, действуя в соответствии с правильными принципами, они открывают свои сердца Святому Духу и приглашать Его учение. Теперь эти молодые женщины нашли свои собственные ответы, которые останутся с ними их в самой своей основе, в их сердцах, и они будут знать, как продолжать хранить сокровища знаний в своих сердцах.

 

Учим наизусть позволяет нам более полно учиться на протяжении всей жизни, изучая и также по вере. В вашей модели обучения также указано: действовать в соответствии со своей верой во Христа наслаждаясь глубоким, изменяющим жизнь обучением. Сила, к которой мы получаем доступ действовать с верой, сосредоточенной на Спасителе, позволяет нам превышать наши естественные пределы и учиться за пределами нашего естественного возможности.Такой тип образования растянет нас и сделает мы более пригодны для Царства, более пригодны для других.

Бригам Янг заявил: Мы могли бы спросить, когда же мы перестанем учиться? я дам тебе мой мнение о нем; никогда, никогда (ДД 3:203). Он также учил: Наше образование должно быть таким, чтобы улучшать наш ум и подгонять нас для повышения полезности; сделать нас более полезными для человеческая семья (Дк 14:83).

 

Я благодарен за яркие примеры в моей жизни людей, которые берут на себя ответственность постоянно учиться и служить, тем самым делая мир лучше благодаря их живым, верным умам и сердца.

 

Джонс восьмидесятисемилетняя мать — один из таких примеров. Это всегда весело с ней разговаривать, потому что в ее голосе такое волнение о каждом личном новом открытии, будь то о литературе, история, культура, язык, священные писания или любая другая тема.Она научилась говорить на нескольких языках, чтобы быть более пригодилась ей в служении в храме. Она мать тринадцати детей, которые следуют ее примеру в жажде знаний и жертвуя служением. Она из тех, кто научился сердце.

 

Я тоже видел образец обучения наизусть с моим отцом. В молодости он служил на миссии в Чехословакии. В то время не было MTC, чтобы обучить его языку.Он должен был научиться этому, как он шел. Он установил привычку изучать оба Священных Писания и язык старательно рано каждое утро. В 1990 году, когда что страна снова была открыта для Евангелия, он был призван обратно быть президентом миссии. Он продолжил тем ранним утром изучения языка каждый день своей миссии, и таким образом он стал в этом весьма искусен. Через несколько лет после возвращения со второй миссии он был призван быть патриархом чешский народ, чтобы, по словам президента Бойда К.Пакер, они могут получить это личное благословение и послание от Бога в их родной язык. Изучение и запоминание языка, разумом и сердцем подготовил моего отца к тому, чтобы стать более полезный слуга в царстве нашего Небесного Отца.

 

Один из многих вещи, которые мне нравятся в нашем дорогом Пророке Президент Хинкли — его яркий ум и его любовь к обучению. При посвящении а. кампусной библиотеке, было много разговоров об обширных технологиях которые были приобретены, что поможет людям получить доступ к информации из большой коллекции книг.Президент Хинкли был благодарен за это, но потом он нежно держал красивую книгу в его руки. Он говорил о своей большой любви к весу и чувству книгу, что ничто не сравнится с удовольствием держать ее в руках и читая с его страниц. Он унаследовал обширную библиотеку книг от своего отца, и он знал его содержание. Книги стали часть его. Его дочь Вирджиния Пирс сказала о нем: «Он часто цитирует Шекспира. Он цитирует Киплинга.Отрывки великая литература просто крутится у него в голове (цитата Джейк Паркинсон, U. Endowment Expands, Deseret News, 6 апреля. 2003, А7). Это потому, что он запомнил их в юности и иногда читал их своим родителям, как это делали наши дети. для нас.

 

У нас с мужем есть слышал много другой важной информации, кажется, просто всплывает в подходящее время, так как у нас была возможность взять два послов посетить его, один из Чехии и один из Китая.В каждом случае мы были поражены глубиной его знание исторических и политических событий тех земли. Он хорошо читается. Он хороший мыслитель. У него хороший памяти и мудр в своей способности усваивать и использовать знание. Это непрерывное обучение позволило ему стать намного более полезным в королевстве. Он умеет рисовать сокровища мудрости от избытка ума и сердца колодезя запастись знаниями.

 

Комбинация хорошо развитая вера, интеллект и характер готовят учащихся на пожизненную службу. Я выучил наизусть стихотворение Джорджа Эллиота. что красноречиво говорит о развитии себя, чтобы мы могли стать одним из невидимого хора, чья жизнь приносит силу другим: 

О, могу я присоединиться к хору невидимый

Из тех бессмертных мертвецов, которые снова живут

В сознании стало лучше благодаря их присутствию.. .

-быть другим душам

Чаша силы в великой агонии,

Разжигай щедрый пыл, питай чистую любовь,

Порождайте улыбки, в которых нет жестокости,

Будь сладким присутствием хорошего рассеянного,

И в диффузии все более интенсивно!

Так я присоединюсь к невидимому хору

Чья музыка — радость мира.

 

Путем обучения на протяжении всей жизни и служение, мы можем присоединиться к невидимому хору, чья музыка радость мира. Как выпускники BYUIdaho, у вас есть особый долг так жить. Как сказал Президент Кимбалл о выпускники университетов в нашей церкви: вы предоставляете музыку надежда для жителей этой планеты.

 

Для нашей жизни стать музыкой надежды для мира, наше обучение должно быть глубокое сердце; оно должно достичь самой нашей сути.Мы должны быть в состоянии не только для доступа к информации, но и для понимания; мы должны приобрести не только знания, но и мудрость. В наши дни мы можем смотреть ничего, но это может изменить нас только в том случае, если мы знаем это в нашем сердца. Т. С. Элиот сказал: «Где мудрость, которую мы потеряли в знание? Где знания, которые мы потеряли в информации?

 

О, помни, помни Алма сказал каждому из своих сыновей. Будем дорожить мудростью в нашей сердца (У. и З. 38:30), ценя в своем сердце наши благословения защита, комфорт и покой; размышляя в наших сердцах мгновения вдохновения и откровения, полученных от Святого Духа; и прежде всего, помня, помня в сердце своем, что мы дети завета Небесного Отца.Мы должны выгравировать наши заветы на плотских столах наших сердец. Это моя надежда и моя молитва что, как говорит Иеремия, Бог вложит Свой закон во внутренности наши и напиши это в [наших] сердцах  (Иер. 31:33). Можем ли мы учиться наизусть те вещи, которые будут постоянно наполнять наши банки памяти мудростью а затем использовать эту мудрость в Его служении.

2007 г. Intellectual Reserve, Inc. Все права защищены.

Обучение наизусть — Сьюзан В.Tanner

Чтобы наша жизнь стала музыкой надежды для всего мира, наше обучение должно быть глубоким; оно должно достичь самой нашей сути. Мы должны иметь возможность не только получать доступ к информации, но и понимать; мы должны приобретать не только знания, но и мудрость.

Для меня большая честь сказать вам несколько слов. Я хотел бы начать с личных поздравлений выпускникам, а также их семьям и друзьям, собравшимся здесь сегодня. Это день радости и день, когда мы славим Господа за многие милости, которые Он дал нам.

У моего мужа Джона только что был день рождения. Когда мы собрались, чтобы вручить ему наши подарки, наше празднование немного отличалось от празднования большинства семей. Было очень мало оберточной бумаги и лент и почти никаких материальных свидетельств подарков. Вместо этого мы преподнесли ему запоминания в качестве наших подарков. Сколько я себя помню, Джон не одобрял использование купленных в магазине подарков для празднования своих праздников. Вместо этого он попросил, чтобы мы выучили наизусть стихотворение, песню или отрывок из Священных Писаний, чтобы прочитать ему.Таким образом, наши приношения можно описать так же, как Уильям Шекспир описал милосердие: «Оно дважды благословенно; Он благословляет того, кто дает, и того, кто берет» ( «Венецианский купец», акт 4, сцена 1, строки 186–87). Я знаю этот отрывок, потому что когда-то выучил его для Иоанна. Он всегда считал, что заучивание наизусть дает нашим детям и мне возможность дать ему то, что мы также можем сохранить для себя. Это подарок от сердца.

Я узнал, что запоминание приносит много пользы.Лично для меня это углубляет понимание отрывка и закрепляет его в моем сердце. Прокручивая в уме отрывок снова и снова, вы думаете о нем снова и снова. Богатство слов, способ их соединения, возможные символы, умелое использование литературных приемов и новые значения, которые вы, возможно, никогда раньше не замечали и не понимали, — все это становится очевидным в процессе запоминания. Запоминание может поместить слова в наши сердца, а также в наш разум. Заучивание наизусть — что может быть отчасти умирающей традицией — означает заучивать что-то настолько глубоко, что это становится частью нашего ядра: оно наполняет нас; это меняет нас.Часто мое сердце наполнялось во время утренних пробежек, когда я прокручивал в уме слова из «Семья: Воззвание к миру» ( Ensign, November 1995, 102), «Живой Христос» ( Ensign , , апрель 2000 г., стр. 2–3), или какое-нибудь место из Священных Писаний или стихотворение, которое я запоминал.

Я много раз читал воззвание о семье и чувствовал к нему любовь и признательность. Но по мере того, как я запоминал каждое слово и предложение, я начинал видеть, как они в деталях связаны с каждым из культурных недугов, от которых страдает наше общество.Я надеялся, что вечные истины, изложенные в воззвании, смогут вооружить меня, когда я столкнусь с текущими и трудными нравственными проблемами. Я начал ощущать большее личное одобрение со стороны Апостолов и Пророков, а также со стороны Господа в отношении того семейного выбора, который я сделал на протяжении всей жизни. Я почувствовал сильное знание того, что у нас есть Небесный Отец, у которого есть неизменный план для нас. Я чувствовал Его несравненную любовь и доброту. Я чувствовал, как это объясняется в Притчах, что «Господь дает мудрость: из уст Его исходит ведение и разум» и «мудрость входит в сердце твое» (Притчи 2:6,10).Мое сердце было наполнено знанием, пониманием, мудростью и любовью. Это знание поощряло благодарность, личное совершенствование и желание укреплять других.

Эта традиция заучивания и декламирования позволила нам как родителям заглянуть в сердца наших детей. По мере того, как они выбирают свои собственные проходы, мы часто обнаруживаем, какие трудности или радости они испытывают. Мы также узнаем об их мудрости и иногда об их чувстве юмора. Помню, на 40-летие Джона наша тогда 15-летняя дочь подарила стихотворение Льюиса Кэрролла:

«Вы стары, отец Уильям, — сказал молодой человек,
— И ваши волосы стали очень седыми;
И все же ты постоянно стоишь на голове —
Как ты думаешь, в твоем возрасте это правильно?
[«Ты стар, отец Уильям», строфа 1]

Несмотря на то, что в тот год мой муж был несколько встревожен тем, что чувствовал себя старым, еще больше мой муж был восхищен чувством юмора нашей дочери.В другой раз дочь решила процитировать «Сонет 29» Шекспира: «Когда в опале судьбы и людских глаз / Я в полном одиночестве оплакиваю свое отверженное состояние» (строки 1–2). Это произошло в то время, когда она чувствовала себя неполноценной и одинокой. Один ребенок выбрал стихотворение о любви, когда был пьян и влюблен. Другая выучила наизусть четвертый раздел Учения и Заветов и объявила нам, что решила служить на миссии. То, что наши дети выучивают наизусть и чем делятся со своим отцом, становится выражением их собственных сердечных эмоций.

Заучивание наизусть — богатая фраза. Подумайте о слове сердце. Все мы знаем, что сердце играет центральную роль в жизни. Физически сердце является жизненно важным органом нашего тела. Точно так же сердце используется для описания существенной, наиболее важной части нашего духовного существа — нашего сокровенного характера, чувств или наклонностей. В евангельском смысле сердце является нашим духовным стержнем. Следовательно, Священные Писания учат, что «каковы мысли [человека] в его сердце, таков и он» (Притчи 23:7; курсив добавлен) и что «где сокровище твое, там будет и сердце твое » (Матфей 6:21; курсив добавлен).Евангелие должно быть «написано не чернилами, но Духом Бога живого; не на каменных скрижалях, но на плотяных скрижалях сердца » (2 Коринфянам 3:3; курсив добавлен). Снова и снова в Священных Писаниях пророки напоминают нам, как Алма сказал своему сыну, чтобы «все чувства твоего сердца были обращены на Господа навеки» (Алма 37:36; курсив добавлен). Заучивать наизусть в самом глубоком смысле этого слова является евангельским долгом. Это двойная заповедь памяти. Мы должны выучить духовную истину наизусть, а затем сохранить в памяти то, что мы поместили глубоко в сердце.

Многие из присутствующих здесь сегодня провели последние четыре года (а может и больше) в этом замечательном университете, чтобы получить образование. Что вы выучили наизусть? Некоторые из них являются фактическими или информационными. Такое обучение полезно. Это помогает нам решать повседневные проблемы и удовлетворять насущные потребности. Доктор Тодд Бритч, бывший академический вице-президент УБЯ, сказал:

Мы запоминаем некоторые данные, которые помогают нам решить проблему, мы направляем кого-то в определенное место, мы обсуждаем картину без ее копии перед нами, мы заказываем деталь для компьютера без каталога под рукой.В каждом случае мы запоминаем что-то, что помогает нам сократить процесс обращения с повседневным опытом. Без этого хранилища фактов и данных мы были бы беспомощны.

Другие вещи, которые мы заучиваем наизусть, служат еще более важным целям, как описывает доктор Бритч:

Священное Писание, помогающее посоветовать скорбящему другу; гимн, слова и музыка которого выражают наши самые глубокие религиозные чувства, когда мы боремся с вопросом веры; . . . технический момент, который помогает нам отстаивать позицию, важную для нас, нашей семьи или нашего сообщества. [Тодд А. Бритч, «Запоминание: «Регургитация» или «Заучивание наизусть»?» Фокус на факультете 5, вып. 3 (лето 1997 г.): 2]

Вложили ли вы богатые и полезные знания в свой банк памяти, чтобы, когда вам нужно будет изъять их, вам были доступны обильные сокровища знаний и мудрости? Приобрели ли вы и умение, и любовь к учебе, чтобы продолжать наполнять свой банк на протяжении всей жизни и, таким образом, быть более полезными для других?

Обучение наизусть позволяет нам более полно учиться и служить на протяжении всей жизни, что должно быть постоянным результатом обучения в УБЯ. Цели BYU Education :

BYU должен вдохновлять учащихся поддерживать свою любознательность и готовить их к продолжению обучения на протяжении всей жизни. . . . Степень BYU должна обучать студентов тому, как учиться, учить их тому, что еще многому предстоит научиться, и прививать им любовь к учебе «изучением, а также верой» (У. и З. 88:118). Миссия Университета Бригама Янга и Цели образования УБЯ (Прово: УБЯ, 1996), 12]

Бригам Янг сказал: «Мы могли бы спросить, когда мы перестанем учиться? Я выскажу вам свое мнение об этом; никогда, никогда» ( JD 3:203).Он также учил: «Наше образование должно быть таким, чтобы улучшать наш ум и делать нас более полезными; сделать нас более полезными для человечества» ( JD 14:83).

Я благодарен за яркие примеры из моей жизни людей, которые постоянно учатся и служат, тем самым делая мир лучше, используя свой живой ум и сердце.

84-летняя мать Джона — один из таких примеров. Сейчас она служит на храмовой миссии — это ее шестая миссия. С ней всегда весело разговаривать, потому что в ее голосе столько восторга от каждого нового открытия — будь то наша церковь, история страны или местная культура.Она научилась говорить на нескольких языках, чтобы приносить больше пользы в служении в храме. На протяжении многих лет она была отличным источником идей для чтения для моей книжной группы, потому что она постоянно учится на интересных книгах. Она мать 13 детей, которые следуют ее примеру в стремлении к знаниям. Она из тех, кто принял обучение близко к сердцу.

В моей семье тоже наблюдалась практика заучивания наизусть, которая началась еще с моего дедушки. Затем это распространилось на моего отца, а теперь и на мое поколение.Мои дедушка и отец любили географию, историю и культуру. Они путешествовали, сколько могли, и до сих пор могут в больших и точных подробностях перечислить названия деревень, гор, рек и озер, в которых побывали. В моем доме, когда мы росли, у нас были соревнования, чтобы запомнить административные центры всех округов в штате, затем столицы всех штатов в Соединенных Штатах, затем столицы стран на каждом континенте. Конечно, в процессе мы изучали карты, узнавали о языках и культурах, посетили множество красивых достопримечательностей.Мой дедушка брал нас с собой в поездки и таким образом положил начало традиции наполнять наши сердца знаниями и воспоминаниями. Он верил в то, что потомству нужно передать опыт, а не вещи. Мой отец продолжил это.

Один из опытов, которые подарил мне мой отец и который заполнил мою память, — это совместное восхождение на горы. Это была тяжелая работа, но он научил меня тому, что захватывающий вид с вершины был более великолепным, потому что я заслужил его. Он научил меня фотографировать изысканные сцены в моей памяти, чтобы я мог вспомнить их в любое время, когда мне понадобится безмятежность души, которую они могут принести мне.Я узнал, что Небесный Отец достаточно любит меня, чтобы создать этот мир, «чтобы радовать глаз и радовать сердце; . . . и оживить душу» (У. и З. 59:18–19).

Мой папа только что вернулся из Наву, где он служил президентом храма. Сейчас ему почти 80, и он с грустью признает, что, вероятно, больше не будет стоять на вершинах своих любимых горных вершин. Но у него есть те виды, которые он так любит, хранящиеся в его банке памяти, напоминающие стихотворение Уильяма Вордсворта о том, как он увидел множество золотых нарциссов, которое папа так часто мне цитировал:

.

Я смотрел — и смотрел — но мало думал
Какое богатство принесло мне шоу:

Часто, когда я лежу на кушетке
В пустом или задумчивом настроении,
Они сверкают внутренним взором
Что есть блаженство одиночества;
И тогда мое сердце радостью наполняется,
И танцует с нарциссами.
[«Я бродил одинокий, как туча» (1807), строфы 3–4; выделение добавлено]

Поскольку мой папа запомнил эти горные пейзажи, он может вернуться к ним в «отсутствующем или задумчивом настроении» и снова наполнить свое сердце радостью.

Что мне нравится в нашем дорогом Президенте Хинкли, так это его яркий ум и любовь к учебе. На открытии реконструированной библиотеки в этом кампусе много говорилось о приобретенных нами обширных технологиях, которые помогут людям, находящимся далеко от кампуса, получить доступ к информации из нашей огромной коллекции книг.Президент Хинкли был благодарен за это, но потом нежно держал в руках прекрасную книгу. Он говорил о своей большой любви к весу и ощущению книги, о том, что ничто не может превзойти удовольствие держать ее в руках и читать с ее страниц. Он унаследовал от отца обширную библиотеку книг и знал ее содержимое. Книги стали его частью. Его дочь Вирджиния Пирс сказала о нем: «Он часто цитирует Шекспира. Он цитирует Киплинга. Отрывки из великой литературы просто крутятся у него в голове» (цитата по Джейку Паркинсону, «U.Endowment Expands», Deseret News, , 6 апреля 2003 г., A7). Это потому, что он выучил их наизусть в юности и иногда читал их своим родителям, как наши дети сделали для нас.

Мы с мужем услышали много другой актуальной информации, «всплывшей», поскольку у нас была возможность пригласить к нему двух послов — одного из Чешской Республики и одного из Китая. В каждом случае мы были поражены глубиной его знаний об исторических и политических событиях тех земель.Он хорошо читается. Он хороший мыслитель. У него хорошая память, и он мудр в своей способности усваивать и использовать свои знания. Это обучение на протяжении всей жизни позволило ему быть гораздо более полезным в королевстве. Он способен извлекать сокровища мудрости из изобилия сердца, богатого знаниями.

В документе BYU Aims объясняется, что более глубокие знания дают нам возможность быть более полезными:

Хорошо развитая вера, интеллект и характер готовят учащихся к жизни в течение .. . услуга. . . . Студенты УБЯ укрепляют не только себя — они «также приносят силу другим в задачах домашней и семейной жизни, социальных отношениях, гражданском долге и служении человечеству» (Миссия). [ Цели, 12]

Я выучил наизусть стихотворение Джорджа Элиота, в котором красноречиво говорится о саморазвитии, чтобы мы могли стать одним из «невидимого хора», чья жизнь «приносит силу другим»:

О, могу ли я присоединиться к хору невидимых
Из тех бессмертных мертвецов, которые живут снова
В умах, которые стали лучше благодаря их присутствию: .. .
. . . Могу я . . .
. . . будь для других душ
Чашей силы в какой-то великой агонии,
Зажги щедрый пыл, питай чистую любовь,
Роди улыбки, в которых нет жестокости —
Будь сладким присутствием добра рассеянным,
И все более интенсивное распространение.
Так я присоединюсь к хору невидимому
Чья музыка — радость мира.
[«О, могу я присоединиться к хору невидимых», 1867]

Благодаря обучению и служению на протяжении всей жизни мы можем «присоединиться к невидимому хору, Чья музыка — радость мира». На нас, как на выпускниках УБЯ, лежит особая обязанность так жить. Как сказал Президент Кимбалл на церемонии открытия башни Карильон, пусть «нравственность выпускников этого Университета станет музыкой надежды для жителей этой планеты» (Спенсер В. Кимбалл, «Второе столетие и посвящение башни Карильон и Bells», Университет Бригама Янга, 10 октября 1975 г., стр. 12).

Чтобы наша жизнь стала музыкой надежды для всего мира, наше обучение должно быть глубоким; оно должно достичь самой нашей сути. Мы должны иметь возможность не только получать доступ к информации, но и понимать; мы должны приобретать не только знания, но и мудрость. В наше время мы можем искать что угодно, но это может изменить нас только в том случае, если мы знаем это в наших сердцах. Т. С. Элиот сказал: «Где мудрость, которую мы потеряли в знании? / Где знания, которые мы потеряли в информации?» ( Скала [1934], I).

«О, помните, помните», – сказал Алма каждому из своих сыновей (Геламан 5:9). Давайте «собирать мудрость» в наших сердцах (У. и З. 38:30), пребывая в наших сердцах на благословениях защиты, утешения и мира; размышляя в своем сердце о моментах вдохновения и откровения; и, прежде всего, помня о том, что мы – заветные дети Небесного Отца. Мы должны выгравировать наши заветы на плотских скрижалях наших сердец.

Я надеюсь и молюсь о том, чтобы, как сказал Иеремия, Бог «вложил [Свой] закон во внутренность [нашу] и начертал его в сердцах [наших]» (Иеремия 31:33).Можем ли мы выучить наизусть то, что будет постоянно наполнять наши банки памяти мудростью, а затем использовать эту мудрость в служении Ему — моя молитва во имя Иисуса Христа, аминь.

© Intellectual Reserve, Inc. Все права защищены.

«

Учения для освобождения творческого духа» Кориты Кент

Какая ценная книга! Творческий дух Кента передан мощно, заразительно. Вы просто хотите откладывать книгу каждые десять страниц и заниматься искусством. Для меня даже одно из ее «заданий» вызвало два или более месяцев интенсивного творчества, и в ближайшие годы я одолжу и украду у нее гораздо больше.

Простое послание Кента состоит в том, что возможности для творчества существуют вокруг нас во все времена. Книга помогает читателю увидеть эти возможности и использовать их для действия в искусстве. Даже за

рандов Какая ценная книга! Творческий дух Кента передан мощно, заразительно. Вы просто хотите откладывать книгу каждые десять страниц и заниматься искусством. Для меня даже одно из ее «заданий» вызвало два или более месяцев интенсивного творчества, и в ближайшие годы я одолжу и украду у нее гораздо больше.

Простое послание Кента состоит в том, что возможности для творчества существуют вокруг нас во все времена. Книга помогает читателю увидеть эти возможности и использовать их для действия в искусстве. Даже случайно наше окружение дарит нам материал для творчества и изготовления. Задания, которые она дает, разбросаны и расплывчаты, но в них достаточно структуры, чтобы вместить работу, чтобы дать ей хорошую управляемость. Несмотря на все эксперименты, Кент настаивает на качестве и профессионализме. Материал такой веселый тоже…

Обучение наизусть предлагает новые идеи, вдохновение из разных культур (особенно Японии, Индии и Бали), а иногда и практическое пошаговое руководство по технике. Если вас интересует коллаж или эстамп, книга будет особенно интересна и полезна. Если вы не заинтересованы в этом, вы будете заинтересованы после того, как вы закончите читать.

Это хорошая книга, оформленная иначе, чем обычная книга для вдохновения, полная фотографий и иллюстраций из собственных работ Кента.Содержание тоже отличается; это чистое выражение жизни одной женщины, проведенной в заброшенном и радостном творчестве.

Важно учить наизусть… иногда – L’aigle dolent

Запоминайте то, что вам нужно, чтобы избежать глупого заучивания. Тесты по латыни на французском бакалавриате — глупейшая вещь из возможных. В учебной программе количество часов обучения латыни сократилось до смешного. Серьезно преподавать грамматику уже невозможно, и учителя не рекомендуют этого делать, потому что механическое заучивание выглядит настолько глупо, что ученики не будут использовать этот язык в своей повседневной жизни.Но латинская грамматика очень сложна, очень требовательна и совершенно необходима для понимания текста. Ничто так не интуитивно понятно, как, например, в азиатских языках (в азиатских языках тоже есть свои трудности, но не столько в грамматике). Латынь имеет сложное склонение и спряжение. Порядок слов не имеет большого значения. В целом латинские структуры существенно отличаются от производных от них современных языков, таких как французский или итальянский. Таким образом, студенты абсолютно не в состоянии что-либо перевести самостоятельно.Вместо этого они проверяются по короткому списку текстов, которые они изучили в течение последнего года обучения (terminal), и переделывают перевод, предоставленный учителем в классе. Потому что мы не заставляем их учить склонение наизусть, они заучивают наизусть то, что они должны делать сами. Иногда плохой ученик даже произносит перевод неправильного текста!

Запоминание — важная часть понимания. Понимание часто представляет собой не что иное, как распознавание ранее известного паттерна.Это связывание новых вещей с древними. Вы накладываете слова, которые уже знаете, на новую ситуацию. Чем больше словарный запас у вас уже есть, тем больше вы сможете описать новую и сложную проблему. Маленький ребенок говорит о многих вещах одними и теми же словами. Лампа, лампочка, выключатель питания — все это «свет». Со временем он сможет различать разные объекты. Он поймет причинно-следственную связь и в конце концов немного задумается об электричестве. Словарь эффективен только в том случае, если он известен точно и без колебаний.Недостаточно увидеть слова где-нибудь в книге. Нам нужно сразу распознавать их точное значение, которое они имеют в точном контексте. Вам нужно их досконально запомнить.

Вы учитесь делать знания максимально естественными. Когда вы впервые учитесь водить машину, вы смотрите на схему, объясняющую, как работают педали и рычаги. В конце концов, вы даже не думаете о них, вы просто действуете. Совершенно необходимо, чтобы вы больше не думали о тривиальных жестах.У вас нет времени запоминать, какая педаль тормоза, а какая газа. Если вы колеблетесь, вы мертвы. В первый раз, когда вы делаете умножение, вы должны много думать. Вы должны понимать смысл операции. Вам нужно решить сложные задачи, чтобы убедиться, что умножение — это действительно то, что вам нужно делать. Но в конце обучения вы уже не используете высшие порядки мышления (если использовать таксономию Блума), если вам нужно знать, сколько стоят 3 дюжины яиц. Вы просто напишите правильный ответ.Вы знаете по памяти, что вам предстоит сделать одно или несколько умножений и вам останется только запомнить результат таких умножений. Сохраните немного когнитивных способностей, чтобы заниматься более интересными вещами. То же самое упражнение вначале требует много размышлений, но при достаточной практике оно вообще не требует размышлений. Когда вы действительно хороши в математике, вы больше не думаете умножать 28 на 0,25. Вы просто напишите ответ. И вы можете потратить свое время, пытаясь понять интегралы и производные.

Таксономия Блума очень часто используется для определения педагогических целей. Создание, оценка и анализ — это высшие порядки мышления.

Творчество само по себе не является каким-то магическим умением. Мы обычно думаем, что великие авторы обладают какими-то особыми способностями, отличающими их от простых смертных. Многие из них питали этот миф на протяжении всей истории, чтобы сделать себя важными. Они слушают Ментора или Эгерию. Они получают какое-то мистическое вдохновение от Апполо или любого другого бога, о котором вы можете думать.Они притворяются, что видят видения. Они учатся у муз! На самом деле, самая полезная черта — это грамотность. Возьмем несколько самых успешных историй в фэнтези: произведения Толкина или Г.Р.Р. Мартин и ролевая игра Dungeons and Dragons . У авторов, кажется, много воображения, потому что они пишут о том, что в основном является воображаемыми мирами. Но на самом деле мы могли бы легко отследить все ключевые черты их воображаемых миров в предшествующей литературе или в истории.

Начнем с Властелин колец . Волшебное кольцо, которое Бильбо находит в сырой пещере, имеет как минимум два очевидных источника. Сразу вспоминается Кольцо Нибелунгов , старая немецкая легенда. Кольцо, сделанное из золота реки Рейн, дает силу своему владельцу, но развращает его сердце. Его хранит дракон Фафнир, накопивший огромное количество золота и живущий в очень глубокой пещере. Вы признаете что-нибудь? Немецкая сказка дает также представление о сломанном мече, который герой перековывает.Другим основным источником вдохновения является кольцо Гигеса, история, рассказанная философом Платоном в году в Республике года. В пещере, как это ни удивительно, человек, который, по сути, ничего не смыслит в том, что он пастух, находит кольцо-невидимку. В произведении Платона эта сказка призвана ответить на вопрос: ведем ли мы себя, потому что любим добро или потому, что боимся наказания? В сказке Гигес, который по желанию может стать невидимым, гарантированно избежит любой формы правосудия. Он спит с королевой, убивает короля и занимает его место.Кольцо-невидимка по сути является кольцом силы и источником порчи, что и является ключевыми атрибутами кольца в творчестве Толкина. Если вам интересно, из его академического образования совершенно очевидно, что Толкин знал о двух отсылках. Ведь он был прекрасным учителем филологии. И я не буду рассказывать вам о кельтском материале или Библии.

Г.Р.Р. Мартин обладает очень глубокими познаниями в области стратегической теории. Он хорошо читает Макиавелла, Сунци и древних латинских стратегов (Фронтина, Цезаря и так далее).Конечно, он понимал Клаузевица и, вероятно, многих других, которых я не смог опознать. Он очень хорошо разбирается в политике, как с теоретической, так и с исторической точки зрения. Его эрудиция в истории очень глубокая, особенно поздняя Римская империя, Столетняя война и война двух роз. Он читал les Rois maudits Мориса Дрюона, а также много чего о религии.

Проверенный способ придумать историю.

Почему Dungeons and Dragons так хороша для сценариев RPG? Потому что это готовый мир, с невероятной сложностью и некоторыми известными местами.Помимо самой карты, вселенная Forgotten Realms глубоко укоренилась в различных мифологиях. Они представляют собой простой и проверенный способ найти элементы хорошей фэнтезийной истории. Бестиарий взят из разных источников, но всегда очень узнаваем. Тролли, эльфы, кобольды и многие другие существа происходят из древних германских саг. Крупным источником самых могущественных и экзотических монстров является Индия: ракшасы, наги и многие другие. Не обойдена вниманием и греческая часть, хотя места она занимает не так много, как могла бы: минотавры, медузы и так далее.Есть также монстры из Каббалы, например, Голем, ключевой элемент любой хорошей истории, так как это искусственное чудовище, созданное гордым волшебником. Не пренебрегать богами древнего Ближнего Востока, такими как Ваал и Дагон. Если вас интересуют различные мифологии, я настоятельно рекомендую эту книгу. Она на французском языке, но наверняка есть что-то подобное и на английском.

Студент, который должен написать рассказ, чувствует большое облегчение, когда понимает, что может мобилизовать свои знания вместо того, чтобы подчиняться тирании воображения.И он со временем придумает более глубокие, интересные и оригинальные истории. На самом деле творческие люди умеют эффективно пересекать самые разные источники, обладая логикой и глубоким чувством.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *