Зачем философия нужна инженеру: Зачем инженеру нужна философия — Эссе

Содержание

ЗАЧЕМ ИНЖЕНЕРУ НУЖНА ФИЛОСОФИЯ — Реляционная онтология

С недавних пор, в России, идёт дискуссия между философами —  профессионалами и представителями естествознания.Темой её является вопрос о целесообразности изучения философии студентами негуманитарных специальностей. Многим известно мнение, что философии научить нельзя, а можно только поделиться ею. И видимо, дискутирующие естествоиспытатели негодуют  по поводу того, что их студентов, пытаются философии именно научить. В самом деле, существующая программа по философии требует от студента заучивания  многих чужих точек зрения на окружающую действительность, без вопрошания о своей собственной позиции. Если с инженером кто–то поделится своей философией (Платон, Кант или Гегель с Марксом и Хайдеггером), то мне представляется, что инженеру будет не так уж это безынтересно. Особенно, если при этом у инженера спросят его собственное мнение по поводу услышанного. Соглашусь, что для того чтобы общение шло на понятном обеим сторонам языке, инженера необходимо познакомить со специальной  терминологией и основными философскими категориями. Хотя и в этой части не следует особенно усердствовать. Ведь если человек, действительно имеет намерение стать человеком способным не только быть носителем совокупности общественных отношений, но и тем, кто будет способен к изменению этих отношений, то такому человеку не составит особого труда  самому освоить философскую терминологию. На тех же, кто не желает быть человеком или считает, что он уже им является, и должна направить свой свет академическая философия. Главной же задачей философии является то, о чём мечтал Кант, это чтобы «человек имел мужество жить своим собственным умом». Те же, кто против такой задачи философии, либо не отдают отчёта своему призыву, либо хотят отказать человеку в его стремлении быть человеком.

Если возобладает точка зрения противников философии, то инженер так и останется «супершипанзе», слепо следующим животному инстинкту самосохранения, рецепты же для этого штампует массовая культура. Задача массовой культуры противоположна задаче философии, поскольку философия стремится присвоить человеку статус Причины, а массовая культура —  статус Следствия. Образ существования, навязываемый массовой культурой, именуется паттерным существованием. Человеку предлагается следовать определённой системе паттернов – шаблонов, когда человек пользуется готовыми решениями и следует стереотипам. Человеку нет нужды задумываться о том, как следует поступать в той или иной ситуации, поскольку творцы массовой культуры уже определили «коридоры» поведения, следуя по которым человек попадает только в один единственный пункт назначения – Клетку. У Клетки много имён: Мода, Успех, Гламур, Слава, Богатство и самое лицемерное – Свобода. Неспособность человека к самостоятельному мышлению явилась причиной фашизма и большевизма. Массовый человек, посаженный на иглу готовых решений, с радостью принимает тоталитаризм, при котором все решения принимаются за него. Единственное оружие против тоталитаризма – способный к самостоятельному мышлению Человек. Понятно, что один Человек не в силах справиться с тоталитарной системой, победить тоталитарную систему сможет только другая система, которой является Гражданское общество. Самостоятельно мыслящий Человек есть элемент Гражданского общества. Сегодня в России нет Гражданского общества, как впрочем, не было его и «вчера». Одной из главных причин отсутствия Гражданского общества в прошлой и нынешней России является отсутствие философской традиции.

Известно, что Россия никогда не была одним из мировых центров философской мысли, каковыми в разные исторические времена являлись Германия, Франция, Англия и США. Возникновение философских центров в вышеперечисленных странах, стало возможным только благодаря тому, что эти страны стали приемниками греко – римской философской традиции. Россия как всегда пошла своим путём, а вернее сказать – Византийским. Православие, принятое Россией, определило и путь русской философии, которая приняла религиозный оттенок. Но здесь я не стану вдаваться в глубины религиозных тонкостей, а вернусь к вопросу о Гражданском обществе. В тех, из перечисленных мной странах, в которых существует устойчивая философская традиция, существует и Гражданское общество. Если представители естествознания, пытающиеся оградить инженеров от изучения философии, не хотят формирования в России Гражданского общества, то не понятно чего они вообще хотят. Теперь немного о технической стороне вопроса преподавания философии. Преподавание следует проводить в форме дискуссий, во время ведения которых каждый студент вправе высказать своё видение вопроса с его последующей защитой. Этот метод не нов, но позабыт или игнорируется намеренно. Тем не менее, некоторые творческие преподаватели применяют его и теперь. Вопрос лишь в том, что данная практика должна стать повсеместной. Или философы  скоро потеряют не только работу, но и голову. Дискуссия на философскую тему мало кого сможет оставить равнодушной. В наших вузах, её не хватает не только инженерам, но и гуманитариям, и им в первую очередь.

Инженер, как и любой творческий человек, творит  «в себе» и «вне себя», т. е. в окружающем мире. И поэтому ему просто необходимо осознавать своё место в этом мире. Творя на определённом участке мира, ОН творит с оглядкой на мир «в целом», иначе ЕГО творчество теряет смысл. Любой акт творения – это со-бытие, т. е. совместное бытие Я(творца) и Мира. Когда инженер создаёт МАШИНУ, он может и не замечать вышеизложенной сентенции, но такая структура лежит в основе актов творчества. Понимание таких абстракций – результат занятий философией. Необходимо ли такое понимание инженеру? Представляется что да. Творцу необходимо пространство для манёвра. А за счёт чего возможно  расширение такого пространства? За счёт широты взгляда на систему Я — МИР. Узкий специалист творит при отсутствии такого взгляда. Ему при этом  не видны перспективы. Попросту говоря, такой специалист не видит, что творится по соседству с ним. То же происходит и с таким же локально мыслящим соседом. Они обречены на непонимание друг друга, а это может привести, к различного рода катастрофам и они уже случались. Такой  специалист не владеет ситуацией в широком смысле. Но он при этом перестаёт владеть и собой.

Правда представители естествознания, участвующие в дискуссии: «быть философии в техническом образовании или нет», ситуацией владеют. И подняв проблему, ОНИ находятся на пути философствования. Ведь философ это тот человек, который заявляет о своём отношении к происходящему. Другой вопрос, понимают ли они сами, что стоят на этом пути?

Расстройство моё, однако, связано с другим обстоятельством. Участники дискуссии не хотят понять друг друга. Обе стороны действуют по принципу «ни пяди земли врагу». Но кто же здесь враг?  Смею предположить, что главный враг – взаимное непонимание сторон.  Поэтому, дабы найти взаимопонимание, философскому сообществу следует учесть упрёки представителей естественных наук, иначе в противном случае, философия исчезнет не только из технического ВУЗа, а и вообще из Высшей школы. Чиновнику, как проводнику государственных интересов, не нужны граждане мыслящие самостоятельно, ему нужны легковерные избиратели. Если инженера устраивает участь такого избирателя, то тогда дискуссию можно и закончить. Трудно, правда, представить, что охотников мировоззренческого самоуничижения среди инженеров, найдётся  изрядное количество. Кроме того, основными принципами постнеклассической науки являются принцип коэволюции и принцип преодоления границ между естественнонаучным и гуманитарным знанием, а на этом основании мне трудно понять логику спора уважаемых сторон.

Просто убрать философию из ВУЗа трудновато, не 1850 год всё же, поэтому необходимо действовать изобретательнее. Благо и изобретателей хоть отбавляй. Они-то  и объяснят нерадивому люду о бесполезности для инженера философии. В самом деле, зачем инженеру философия – эта, какая-то там любовь к мудрости. Мудрецы найдутся и без инженеров,  и вообще что же это будет за производство, на котором вместо чертежей начнут писать философские трактаты? Так огульно, видимо мыслит чиновник, потомок князя Ширинского — Шихматова.  Современное общество требует от работы немедленной отдачи и беспрекословного подчинения высшему звену. Современному утилитарному мышлению ненадобно собственного взгляда. Имеющий собственный взгляд – это личность, а это для государства аномалия. Не думаю что нынешний студент – будущий инженер, откажется от желания быть личностью. Совершенно понятно, что инженер – это не только специалист, в своей области, но и человек, живущий  в остальных областях.  Философия нужна инженеру, если он хочет быть человеком, которому  надобны широкие взгляды. А уж если инженер становится учёным, то и подавно. Да и вообще инженер ходит не только на работу, но и на выборы, а читает не только чертежи, но и газеты. Как он отнесётся к прочитанному?

А теперь опять немного о методике преподавания философских наук. Я уже отмечал, что не помешает её, мягко говоря, разнообразить. Студентов не учат дискутировать или делают это скупо. Надеюсь, что метод обучения Аристотеля не забыт, а коль это так, то с инженерами можно также прогуливаться по территориям их предприятий и мирно, без ажиотажа, приобщать  их к бессмертным ценностям. Словом «если инженер не идёт на занятие по философии, то преподаватель философии идёт к инженеру на завод». Конечно это методологическая метафора призывающая к пониманию сущности преподавания философии, а не устраиванию междусобойчиков в ИФ РАНе и осуществлению сомнительных новаций Министерством образования. До студента необходимо донести идею о том, что для того чтобы быть способным высказывать своё отношение к происходящему вокруг, необходимо иметь для этого навык. А его можно получить посредством ознакомления с концепциями философов прошлого и настоящего. Учиться тому, как своё представление о мире составляли прежние философы, некоторые из которых были к тому же ещё и инженерами (Декарт). Философия не учит самой себе, а учит человека собственному взгляду на Мир, собственному к нему отношению. Отношение это всегда критическое, а критика бывает очистительной или уничтожительной, а поэтому надобно заронить понимание этого различения. В этом состоит ещё одна задача философии.

Философия – это своего рода интеллектуальное ориентирование, существующая для понимания того, где человек находится. И только тогда когда человек поймёт свое местонахождение, он сможет принимать какие — то решения. И не важно, какие это решения врачебные, инженерные или военные.

Изучение студентом мировоззрений авторитетов философии, позволит ему,  соотнеся их со своим собственным, осуществить творческий синтез. Поможет определить жизненные приоритеты, обобщать получаемую информацию по законам правильного мышления, т. е. по законам логики. В России вообще плоховато с логикой. Но не следует требовать от студента заучивания чужих взглядов, следует только ознакомить с ними, а затем спросить его: какие идеи  близки  ему по духу и почему?

Так зачем же инженеру философия? Да хотя бы за тем, чтобы инженер смог стать Человеком, который может осознать способность выбирать и осуществить этот осознанный выбор, иначе инженер рискует стать, всего лишь циркулем в руках менеджера.

Завьялов В. В.

 

Зачем нужна философия инженеру исследователю каждому человеку. Для чего нужна инженеру философия техники. Философия в современном мире

УДК 130.2:62 ЗАЧЕМ ИНЖЕНЕРУ НУЖНА ФИЛОСОФИЯ Каплунов В.В., студент группы Э8-51 Московский государственный технический университет им. Н. Э. Баумана им. Н.Э. Баумана Научный руководитель: Малькова Т. П., к.ф.н., доцент кафедры «Философия» E-mail: [email protected] В статье приводятся аргументы оппонирующих сторон против философского образования и за необходимость философского знания для инженера. Делается вывод, что «культура ума» – философия – необходима современному инженеру. Ключевые слова: инженер, технические науки, проектирование, эмпирическое знание, эксперимент, научная ответственность, изобретение, культура, философия. WHY ENGINEERS NEEDED PHILOSOPHY The article presents arguments opposing sides against the philosophy and the need for philosophical knowledge engineer. Concludes that «the culture of the mind» — philosophy – need for engineer. Keywords: Engineer; Engineering; Design; Empirical knowledge; Experiment; Scientific responsibility; Invention; Culture and Philosophy. Философия – одна из древнейших форм общественного сознания, исследующая фундаментальные принципы бытия мира и человека, его познания, отношения к миру. Философия и наука – важнейшие составляющие культуры человечества. Культура является целостным образованием, ее структурные элементы взаимосвязаны, переплетаются, влияют друг на друга. В настоящее время насчитывается более пятнадцати тысяч научных дисциплин, создается впечатление, что многие из них не связаны с философией.

Бурное развитие техники и инженерного знания в XXI веке, их относительно самостоятельное существование в системе всех наук ставит вопрос: «Нужна ли философия инженеру?». Свободна ли инженерная практика от мировоззренческих, нравственных, ценностных аспектов, являющихся прерогативой философии? Цель инженера – создание конкретного технического приспособления для решения той или иной практической задачи. Философские вопросы бытия, истины, добра и красоты, казалось бы, не имеют к ней никакого отношения. Однако опыт развития знания свидетельствует о том, что именно в философии разрабатывались многие гносеологические и методологические проблемы, непосредственно влияющие на все формы познания. Например, эмпиризм как познавательная установка есть порождение новоевропейской философии 17 века, и создание любого технического устройства опирается на опыт предыдущих поколений ученых, на непосредственные эмпирические исследования, что требует знания и понимания функционирования форм и методов эмпирического исследования.
Это – один из основных принципов инженерного дела. С этой позиции обнаруживаем, что инженеру нужна не вся философия, а знание гносеологических особенностей построения знания, логика как инструмент теоретической и практической деятельности, то есть определенная часть философского знания. Один из выдающихся физиков XX века В. Гейзенберг, был убежден, что знания и методы современной физики оказывают определяющее влияние на политическую ситуацию в мире, равно как и на мировоззрение человека. Автор статьи не согласен с этим утверждением, так как из-за чисто лабораторного открытия закона или зависимости между какими-то физическими величинами не может начаться или закончиться военный конфликт или массовая эпидемия. А вот из-за использования этих открытий в создаваемых человеком технических устройствах или их приложениях порой вспыхивали конфликты между странами, которые требовали больших международных усилий по их предотвращению (например, иранская ядерная программа). Современная ситуация в мире свидетельствует, что технические возможности стран находятся примерно на одинаковом уровне, и это снижает возможность возникновения глобального конфликта.
Соответственно инженеры, проектирующие и разрабатывающее подобную технику, должны позиционировать себя, как часть мира, быть ответственными за него. Есть еще один актуальный вопрос: оправдана ли утилитарность, полезность используемых устройств, создаваемых инженерами. Как соотносятся важные для человека идеи совершенствования качества жизни и добро. В современном мире очевиден процесс ускорения внедрения в жизнь людей все новых усовершенствованных гаджетов. Но ведь из производителя и «пастуха» техники, человек все больше зависит от нее, техника его порабощает. Этот феномен был описан немецким экзистенциалистом М. Хайдеггером. В информационном мире зависимость субъекта от электронной техники становится не только социальной, но медицинской и психиатрической проблемой. По-видимому, для понимания связи и переплетения проблем материальной и духовной культуры, инженер должен обладать широким мировоззренческим потенциалом, вникать в философские проблемы бытия. Инженер – человек с высшим техническим образованием – призван обобщать опыт предыдущих поколений и стремиться к облегчению существования окружающих его людей.
Без его творчества мы не можем себе представить современную жизнь. Мир вокруг нас просто напичкан различными техническими решениями. Появились музеи, оснащенные электронными экспонатами (музей Ф. Шопена в Варшаве), «электронные коттеджи», «электронные города» и пр. Получается, что инженеры – очень нужная и важная часть современного общества, поэтому вопрос: «Нужна ли инженеру философия?» является весьма актуальным. Безусловно, не существует однозначного ответа на поставленный вопрос. Есть противники, которые считают философию дорогим излишеством, требуют сокращения или отмены преподавания философии в вузах, университетах. Они считают, что следует готовить узких технических специалистов, удовлетворяя потребность конкретного дня и этапа развития общества. Другие авторы утверждают, что без гуманитарного образования, развития мировоззрения, культуры ума происходит «великое культурное одичание» (В. Дашкевич. Великое культурное одичание. – М.: 2013). Среди аргументов против преподавания философии, наличия философских знаний в интеллекте инженеров можно отметить следующие: 1) Инженерный курс очень насыщен разнообразными математическими, естественными и техническими дисциплинами.
Чтобы инженер мог задумать, спроектировать, создать опытный образец и запустить в серию новое техническое устройство, полезное или необходимое обществу, он должен освоить и постоянно актуализировать знания из множества дисциплин, без которых процесс создания нового либо невозможен, либо будет увеличивать интеллектуальные и материальные затраты, которые следует оптимизировать. 2) Введение в курс обучения гуманитарных наук и философии кажется нецелесообразным, так как интенсивность учебного процесса настолько велика, что студенты страдают из-за нехватки времени для чтения вообще, посещения музеев, театров. Американский педагог Р. Кийосаки в книге «Бедный папа, богатый папа» констатировал такой факт, что смена новой научной информации происходит сегодня каждые 18 месяцев, так что студенту трижды за годы обучения приходится «догонять» убегающие вперед науки. 3) В современной культуре встречается сравнение труда инженеров с работой «механизмов»: машин, автоматов, роботов. Специалисты по искусственному интеллекту посягают даже на передачу интеллектуальной деятельности в «руки» киборгов.
По нашему мнению, проблема искусственного интеллекта, его предельных возможностей решается не только в инженерно-техническом, но и философско-мировоззренческом плане. Напомним сюжет фантастической повести С. Лема «Непобедимый», когда исследователи одной из планет обнаружили «некросферу» – засилье примитивных роботов, некогда завезенных на планету людьми, уничтожающих все живое и мыслящее. Приведем аргументы оппонентов за формирование полноценного мировоззрения, ратующих за передачу инженерам философских знаний, а, следовательно, за развитие «культуры ума», которая по выражению М. Т. Цицерона есть философия: Во-первых, инженеры не существуют отдельно от остальных людей. Они такие же люди, просто занимающиеся своей специальной деятельностью, живущие в едином социуме и культуре. Соответственно, для того чтобы инженеры могли быть неотъемлемой частью данного общества, им просто необходимо знать и понимать основные интеллектуальные веяния, освоить модели мышления, познания и поведения человека в различных ситуациях.
Философия во многом способствует интеграции инженера в культуру общества. Во-вторых, в философии есть раздел – теория познания. Гносеология важна для всех, в том числе и технических наук. Проблемы формирования, развития, истинности (верификации, фальсификации) знаний, разработка теорий разного уровня, на основе которых в дальнейшем создаются технические устройства, должны быть понятны инженеру. В противном случае, невозможно избежать техногенных аварий, катастроф, ущерба природе, сопровождаемых неопытностью или неосведомленностью человека. Речь идет о так называемом «человеческом факторе». Инженер должен быть знаком с гносеологией и теорий развития – диалектикой. В-третьих, рассматривая деятельность по проектированию технических объектов, мы исходим из принципа системности, соподчиненности этапов и обнаруживаем, что постановка цели, формулирование задач, маркетинговые исследования, анализ проделанной работы, обсуждение и оценка социальных последствий внедрения, допущенных ошибок и недоработок возможна на базе широкого кругозора.
Аксиология как раздел философии весьма полезна инженеру: это и понимание включенности инженера в ценностные структуры культуры, умение дифференцировать ценности, не идти на поводу ложных ценностей, господствующих массовых симулякров, готовность к оценочной деятельности. Забавный случай произошел с изобретателем радара Р. Уотсон-Уоттом, которому пришлось платить штрафы за превышение скорости. Ученый заявил, что если бы он смог оценить последствия изобретения, то не стал изобретать радар. Оценочная деятельность напрямую связана этическими аспектами инженерной деятельности и теми социальными последствиями, которые в них заложены. Напомним об отказе академика А. Сахарова от испытаний водородной бомбы, когда он понял, к каким последствиям может привести его работа. Как показывает практика – люди, знающие основы философии, делают нравственный выбор в пользу добра, становятся интеллектуальными и нравственными образцами для человечества. Отметим еще один важный – коммуникативный – аспект инженерной деятельности.
В современном мире над техническими решениями работают творческие коллективы. Появляются даже «невидимые колледжи», Интернет-объединения для решения какой-либо проблемы. Страта ученых имеет свой «нормативный этос» (Р. Мертон). Создание, объединение, сплочение, ориентация на достижение цели коллективом ложится на руководителя, лидера, задающего тон общения. Интеллектуал знает, дозирует и умеет варьировать формами общения. Его успех и карьера зависят от широты образования, мировоззрения, философской культуры. Подводя итог, признаем необходимость философского знания для инженера. Философия как культура ума — потребность современного инженера.

Инженер на окружающую его реальность в процессе своей профессиональной деятельности смотрит с практической точки зрения, он постоянно осмысливает рациональность и практическую пользу своих действий. Все, что лежит вне поля его профессии как бы отходит на второй план, заслоняется повседневными профессиональными нуждами. Это не означает, что инженеру чужды театр и музыка, литература и политика, Но в первую очередь на производстве его интересует чисто инженерные вопросы. Поэтому инженер может обратить свой взгляд на философию лишь тогда, когда он осознает ее полезность для своих действий.

Еще французский философ Д.Дидро писал, что есть только одно средство расположить людей к философии: оно заключается в том, чтобы показать философию с точки зрения ее пользы.Но выполнение этой миссии для философии весьма затруднительно. С одной стороны, философия должна «опуститься» c высоких абстракций до осмысления конкретных проблем инженерной практики. С другой — философия не должна подменять инженерное решение вопросов и инженер должен не «философствовать» (в худшем смысле этого слова), а решать свои практические проблемы. Игнорирование специфики философского и научно-инженерного мышления приводит к абсурду. И.Кант писал, что «геометр, пользуясь своим методом, может строить в философии лишь карточные домики, а философ своим методом может породить в математике лишь болтовню»(6, 609). Поэтому, продолжал он, задача философии именно в том и состоит, чтобы четко определить границы и функции, реализация которых принесла бы пользу. Эти границы и функции философии по отношению к инженерной практике, технике и технологии определяет философия техники. Какие же функции для инженера выполняет философия техники, для чего она нужна инженеру? Это определяется теми проблемами, которые инженеру приходится решать в процессе его практической деятельности.

Главная инженерная проблема — конструкторско-технологическая. Инженер проектирует, конструирует технические устройства и обеспечивает их правильное технологическое функционирование. Однако ныне он все чаще имеет дело в этом случае не только с техническими устройствами, а с системой «человек-машина» и даже порой со сложными системными комплексами, в которые включены технологический процесс, природная и социокультурная среда. Возникает необходимость знать не только технологический процесс, но и функции человека в этом процесс, его взаимоотношения с маши — ной,знать социокультурную и даже естественную среду его деятельности. Без философского мышления здесь не обойтись.

Инженер выполняет не только конструкторско-технологическую,но и социальную функцию — он является руководителем определенного производственного коллектива,должен им управлять, уметь работать с людьми, разговаривать с ними. При этом необходимо иметь ввиду, что трансформация современной цивилизации происходит в направлении возрастания значимости возможностей индивида, повышения значения деятельности отдельного человека, роста его свободы и ответственности. Поэтому инженер как руководитель коллектива должен «дойти» до каждого отдельного участника производственного процесса. Он должен обладать, если так можно сказать, человекознанием, высокими моральными качествами, общей культурой, искусством руководителя. Знание философии помогает инженеру в формировании этих черт его личности.

Сколько бы мы не старались, жизнь бежит быстрее нас. Эта мысль, высказанная еще древнегреческим мудрецом Сенекой, ныне находит яркое подтверждение. Темпы современных производственных процессов и, соответственно, темпы нынешнего обновления техники убыстряются. То обстоятельство, что поколения машин сменяются быстрее, чем поколения людей, требует постоянной актуализации знаний инженера, его непрерывного образования и самообразования. Умение пополнять и обновлять свои знания, самостоятельно учиться связано с четкой ориентацией на нужную информацию в огромном информационном массиве. Это возможно лишь с видением всего поля технического прогресса, определением его основных направлений и тенденций развития, болевых точек и точек роста. Здесь требуется философская мировоззренческая ориентация инженера, правильная логика его мышления.

Необходимо также учесть, что в какой бы ипостаси не выступала техника, ее функционирование направлено на реализацию поставленных людьми целей. Но, являясь для общества средством достижения определенных целей, для инженера техника выступает как цель его деятельности. Создавая тот или иной артефакт, инженер реализует намеченную цель — обеспечить опреленный технологический процесс. При этом мысли инженера часто не простираются за рамки этого процесса. В таком случае разрывается диалектическая цепочка » цель — средство — результат» и инженер не видит социальной значимости своей деятельности, он выступает не как творец, а как простой исполнитель, ремесленник. Преодоление этой профессиональной ограниченности предполагает выход за пределы тех понятий, которые связаны лишь с созданием артефактов, технологий, преодоление технократического мышления, ориентацию на социальный простор, социально- философское осмысление своей технической практики. Это — одна из главнейших функций философии техники.

Понимание социальной значимости инженерной деятельности особенно важно сейчас, когда происходит переход от всеобъемлющего жесткого планирования к рыночным отношениям, слом тоталитаризма и безудержный рывок к демократии часто принимающий уродливые формы. Иногда жизнь на Западе уподобляют жизни в богатых и красочных джунглях а былую жизнь у нас при тоталитарном режиме с зоопарком, где люди жили хотя и в клетках, но были отгорожены от опасных джунглей. Раньше они мечтали о свободе в джунглях. Но, очутившись после крушения тоталитаризма на свободе, люди после первой эйфории сталкиваются с опасность джунглей и начинают думать, что возможно лучше жить в безопасных клетках. Именно в этой ситуации нужен правильный социальный ориентир для любого члена общества в том числе и для инженера. Только имея эти ориентиры инженер сможет подчинить развитие техники гуманным целям, создать и освоить новые технологии. «Для этих новых технологий,- пишет В. Циммерли,- нужен «инженер будущего» , который в процессе своей профессиональной подготовки менее всего должен быть «накачан» техническими знаниями, которые к моменту окончания им своего образования уже устаревают. Прогресс несомненно не в последнюю очередь будет зависеть от того, что неистребимая творческая»созидательная деятельность инженера» определяется мышлением в рамках целых систем с учетом внетехнических условий и связей, что уже само по себе означает подчинение технологий человеческим целям» (2,255). Философия техники, рассматривая технику как социальный феномен, позволяет учитывать внетехнические условия, подчинять технику человеческим целям.

Философия техники позволяет не только трезво оценить сегодняшний уровень технического прогресса и сделать его человеческое измерение, но и определить тенденции и перспективы развития техники, выбрать оптимальные и не тупиковые варианты этого развития. Только такой подход к анализу научно-технического прогресса, который улавливает его основные тенденции и экстраполирует их в будущее, дает возможность рационального управления научно-техническим прогрессом и предвидения его экономических, социальных, политических, духовных негативных и позитивных следствий.

Определение перспектив развития науки и техники, следствий этого развития — один из видов социального прогнозирования. Основой этого прогнозированная является методологическая функция философии, которая дополняется современными техническими возможностями. Так, в США разработана компьютерная система прогнозов » SIGMA», позволяющая видеть будущее так, как люди видят прошлое, т.е. во временной последовательности событий. » SIGMA» основывается на таком подходе к будущим событиям, относительно которых неизвестно ничего, кроме степени их вероятности как они сегодня представляются. К примеру, если степень вероятности событий оценивается в 50 %, то можно изобразит его как случившееся 5 раз из 10 сценариев. В результате большой работы, как сообщает американский журнал «Futurist» (1987, № 2), были определены будущие события, степень их вероятности, сделан компьютерный анализ альтернативных решений и разработаны необходимые стратегические инициативы. Акцент смещался с простого описания будущего, которое не поддается человеческому воздействию, на стратегические действия. Пассивная картина будущего сменяется картиной будущего, в которой современники являются активными участниками. Безусловно, каждый отдельный сценарий сам по себе не представляет большого интереса. Но группа сценариев может быть полезна для принятия решений, прогнозирования, понимания будущего. Если разрабатывать стратегию для каждого из альтернативных вариантов будущего, то можно сравнить эти стратегии, определить ту, которая применима к наибольшему числу вариантов. «SIGMA» предотвращает «разовое» видение будущего и избавляет от сценариев, которые неосуществимы.

Известны и другие случае прогнозирования будущего при помощи компьютерной техники. Так, компьютеры позволили смоделировать возможные сценарии дальнейшего развития техногенной цивилизации. В 1972 г. были опубликованы результаты такого моделирования, учитывающего основные глобальные проблемы современности и было установлены естественные пределы роста технологического развития.

Подобные прогнозирования нацеливают общество на преодоление того разрыва между научно-техническим и социальным прогрессом, который имеет тенденцию к увеличению. Развитие техники должно сочетаться с моральным, экономическим и социально-политическим развитием общества. Достижение такой гармонии, мировоззренческое обоснование социально-эффективного развития техники — важнейшая функция философии техники. » Поскольку философия внесла свой вклад в сохранение динамики современной техники она должна помочь также понять наше положение и повести технику к дальнейшему развитию в рациональном направлении» — пишет Ф.Рапп (3, 53).

Приведенные соображения позволяют заключить, что знание философии техники не нечто внешнее для инженера, а составная часть знания инженера без которой он не может развить свою рациональную и эффективную деятельность. Можно сказать так: не являясь инженерным знанием, философия техники является составной частью знания инженера. Если инженер не хочет превратиться в ремесленника, если он хочет быть активным гражданином сегодняшнего времени он должен знать философию техники.

62.Нуруллин, ли философия будущим инженерам / // Учебник философии: Материалы 1-й, 2-й и 3-й Всероссийской научно-методических конференций (Казань, 2006, 2007 и 2008 гг.) – Казань: Изд-во Казан. гос. технол. ун-та, 2008. – 372 с. С.262–266. – 0,2 п. л.

Казань, КГТУ,

Нужна ли философия будущим инженерам?

Для того чтобы подойти к разговору об учебнике по философии для студентов нефилософских специальностей необходимо определиться с ме­стом гуманитарных дисциплин в сфере технического образования. Форми­рование образованного человека распадается на три составляющие – воспи­тание, обучение, образование. Последнее есть синтетический результат обра­зования общественно полезной личности.

Личность есть степень социализации индивидуальных качеств чело­века. Индивид в обществе стремится реализовать все свои потребности (же­лания), а общество как система, в свою очередь, препятствует реализации одних человеческих желаний и создает возможности для осуществления дру­гих, которые актуальны системе. Общество всегда давит на индивида, в свою очередь индивид, преодолевая это давление, со временем реализуется в лич­ность. Диктат структур общества на человека не носит явный характер. Вос­приятие этого диктата как системного давления зависит от индивидуальных особенностей самого человека. Личность проявляет себя как желание чело­века сделать свои индивидуальные особенности (преимущества) общезначи­мыми, и выступает, как стремление человека влиять на подсистемы обще­ства, а в пределе, и на все человечество в целом. От степени этого влияния зависит уровень личности.

Таким образом, человек, с одной стороны, как бы противостоит обще­ству, так как старается жить по неким им самим установленным правилам – принципам (осуществляя принцип свободы), а с другой стороны — живет среди других людей и вынужден для своего сохранения придерживаться тра­диционных правил непротиворечивого общежития (осуществляя принцип природы). Если общественная система носит жестко детерминированный ха­рактер, то такому обществу, человека который определял бы самого себя сам, по большому счету, не требуется и со стороны структур организации обще­ства, например, государством будет рассматриваться как угроза установлен­ному идеологией порядку. Отличительной чертой демократического обще­ства является то, что в определенных границах оно как бы заинтересовано в оригинальных индивидуальностях. Индивидуальность по определению не­стандартна, и ее можно рассматривать как проявление возмущения на фоне общей динамики изменения общественного процесса. Вариабельность на уровне индивидуального разнообразия повышает живучесть общества, так как благодаря этому возникают новые возможности, которые могут оказаться полезными системе.

Хотя личность противостоит в некотором плане обществу, но вызре­вает только в социуме, и здесь огромная роль принадлежит системе образо­вания. Образование, как уже упоминалось ранее, имеет свою внутреннюю структуру. Обучение – это всегда некоторый стандарт и выступает как обу­чение определенным правилам, которые прошли проверку временем. В чис­том виде — результат обучения всегда человек–элемент (винтик) системы.

Современное информационное общество отличается высокой дина­мичностью. Скорость изменений самих общественных процессов сегодня приближается к динамике изменений самого человека. В таком обществе не­которые вещи устаревают уже в процессе самого обучения. Спрашивается, как быть индивиду в таких условиях, чему и как его обучать?

Ясно, обучение в традиционном отношении постепенно будет утрачи­вать свое былое значение. Сегодня уже видно, что человека необходимо обу­чать самому обучению. Будущее за самообучающимися людьми, что воз­можно лишь на основе гуманитарной компоненты образовательного про­цесса. В этом процессе большое значение принадлежит философским дисци­плинам.

Философия как учебная дисциплина есть инструмент, позволяющий человеку выработать на субъективном уровне бытия целостное отношение к окружающему миру, и предполагает понимание своего места в этом мире. Другими словами, через философскую культуру индивид становится челове­ком с мировоззрением (с целостным отношением к миру и к себе). Культура в некотором приближении сродни социальной памяти и потому выступает ценностным инвариантом в истории. Отсюда, культуру можно трактовать как произведенные обществом материальные и духовные ценности, которые не зависят от времени. Человек с мировоззрением в некотором плане становится хозяином собственной судьбы, так как он осознает себя не просто послуш­ным элементом системы-общества, а имеет некоторые представления о цело­стности и законах ее развития. Знания такого человека становятся систем­ными, и он оказывается способным свои профессиональные знания и навыки рассматривать через призму общественных отношений.

Нам необходимо общество раб-отников (трудящихся по необходимо­сти, т. е. страдая) превратить в общество организаторов, свободно работаю­щих в свое удовольствие. Нам в эпоху демографического кризиса ничего другого не остается, как стать хозяевами (собственниками и управленцами) собственной страны, а неквалифицированный труд постепенно отдавать на откуп представителям стран, в которых демографический взрыв . Как бы это не звучало великодержавно тенденции сегодняшнего общественного разви­тия в странах Европы и в нашей стране именно такие. В этих условиях роль гуманитарного образования возрастает и становится необходимой для даль­нейшего развития. Каким должен быть учебник философии при таких тен­денциях?

С помощью учебника по философии нельзя образовать философа. Фи­лософа формируют первоисточники. В технических вузах философия должна выступать средством, позволяющим нашим студентам в дальнейшем стать личностями. По моему убеждению, новый учебник философии должен пре­вратиться в руководство по технологии философского мышления. Обуслов­лено это следующими причинами.

Философия как средство, на мой взгляд, смогла бы помочь сегодняш­нему студенту в дальнейшем взглянуть на себя как бы со стороны, и тем са­мым, по мере своего таланта и умственных способностей, выработать в себе надиндивидуальные качества. Как правило, молодой человек в начале своего осознанного пути в жизни, мыслит линейно, т. е. на уровне первой производ­ной к изменениям общественного развития. Такое видение мира отличается близорукостью , и быстро приводит к ошибкам, что требует постоянной кор­рекции. Ограниченность человека лишь рассудочным отношением к жизни, по сути, лишает его мудрости, и как следствие, противостоит культуре. Че­ловек ограниченный своим рассудком оказывается способным лишь опыту на индивидуальном уровне и не способным приобщиться к опыту человече­ства. Такой человек (с массовым сознанием быть как все) активно не прини­мает культуру как ценности вне времени, и рассматривает эти ценности как нечто изжившее и лишнее. Связано это с тем, что современный человек и в особенности студент находится под информационным прессом, который уг­нетает его. Организм человека, находящийся в состоянии психологического дискомфорта, бессознательно или сознательно стремится защититься от этого информационного давления путем самообмана, самооправдания. Дру­гими словами, студент начинает самоограничивать себя только самым, как ему самому представляется, необходимым. Это необходимое, как правило, лежит в области получения им лишь узкопрофессионального знания.

Самоутверждение человека, посредством продажи своего умения об­ращаться с вещами (инструментами) и профессиональной логикой (техноло­гиями), преобладает только на начальном этапе его общественно-полезной деятельности. Человек с высшим образованием – это потенциальный руково­дитель-организатор, и отношения людей лишь отчасти подобны отношениям вещей. Общественная система рано или поздно начнет некоторых спецов выжимать из сферы отношений вещей на более высокий уровень, а именно, на уровень отношений по вертикали структуры подсистем общества, т. е. управления людьми. Вот тогда-то и потребуется философское мышление.

Большинство студентов технических вузов к сожалению убеждено, что философия в жизни никогда им не пригодится, и занятия по этому предмету лишь пустая трата времени. Для доказательства обратного будущим инжене­рам можно задать вопрос, а нужна ли им математика в отличие от филосо­фии? На что они уверенно ответят, что да, математика им необходима. Как это не странно, математика в том виде в каком преподают им, конечно же, в жизни никогда не пригодится. В реальной жизни не встречаются такие кра­сивые интегралы. Вычисление интегралов на компьютере имеет свои техно­логические методы, и там все интегралы берутся. В образовательном про­цессе важно то, что математика здесь выступает лишь средством, позволяю­щим молодому человеку развить свой рассудок. Философия как математика также выступает средством, но в отличие от математики позволяет приоб­щиться к разуму, как умению мыслить в подвижных образах противоречивых отношений.

Философия как технология мышления позволила бы научить человека мышлению на уровне противоречий, что способствовало бы повышению его интеллекта. Интеллект – это правильное прогнозирование будущего на ос­нове прошлого и настоящего опыта. Поэтому интеллект – это, прежде всего, показатель разума человека. Разум, в свою очередь, есть способность мыс­лить в противоречиях. Разум человеку можно приобрести лишь собствен­ными усилиями (как утверждал Сократ) и потому появляется только у неко­торых людей, и то, как правило, после тридцати лет. Основная масса людей-винтиков вполне обходится рассудком (линейным, логически непротиворе­чивым мышлением). Студент, таким образом, которому около двадцати, по определению, оказывается как бы вне восприятия философских систем. В этих условиях можно научить человека лишь технологии философского мышления, т. е. истолкованию набора философских категорий. В учебнике по философии для нефилософских специальностей необходимо сделать акцент на язык самого философствования.

Таким образом, философия должна уступить место философологии. В условиях, когда на философию, в некоторых технических вузах, отведен лишь один семестр, ни о каком философском базисе будущих специалистов говорить не приходиться и самое большое студентов можно научить фило­софствовать, т. е. научить языку философии.

Как разрешить известный спор между физиками и лириками? И зачем техническим специалистам гуманитарные науки? Ответы на эти вопросы предлагают ученые, которые соберутся в Петербургском государственном университете путей сообщения на первую конференцию «Карминские чтения».

C 15 по 17 ноября 2011 года кафедра прикладной психологии Петербургского государственного университета путей сообщения проводит Всероссийскую научную конференцию «Карминские чтения – 2011: Актуальные проблемы философии, культурологи, психологии и конфликтологии», посвященную 80-летию А.С. Кармина».

Встреча психологов, конфликтологов, культурологов, философов из ведущих петербургских вузов названа в честь исследователя проблем философии науки Анатолия Кармина. Главная тема докладов и диспутов: как сегодня нужно воспитывать будущую интеллектуальную элиту страны.

«Российские инженеры всегда были хорошо образованы. Наши специалисты отличаются широким кругозором, владеют знаниями в разных сферах, и это дает простор для творчества, для появления новых прорывных решений, для самореализации личности. К примеру, наши выпускники вписали себя в историю не только как сильные технические специалисты, но и как музыканты, режиссеры, художники и даже спортсмены», — отмечает Валерий Ковалёв, ректор Университета путей сообщения.

Профессор Петербургского университета путей сообщения Анатолий Кармин своим примером показал необходимость сочетания гуманитарного и технического в образовании. Заинтересовавшись, казалось бы, абстрактной философской проблемой бесконечности, философ Анатолий Кармин получил второе высшее образование – физическое. Опираясь на математические законы, он провел исследование, которое стало классикой современной философии. Именно на стыке наук рождаются новые идеи, которые со временем меняют мир. Этот постулат всей своей жизнью, работами учеников доказывал Анатолий Кармин. Роль его в развитии российского инженерного образования, отечественной науки настолько велика, что уже через год после ухода ученого из жизни его именем назвали представительную встречу преподавателей технических вузов.

Одна из любимых проблем Кармина, над которой он работал, — интуиция в науке и творчестве. Как ученые, изобретатели, поэты и художники находят именно те решения и формы, которые оказываются единственно верными в многообразии вариантов? Без интуиции Ломоносов бы не смог заложить основы современной физики, Менделеев бы не открыл свою таблицу, а Пушкин не смог бы найти рифмы, которые стали классикой литературы. И сегодня Петербургский университет сообщения дает пример сосуществования «физического» и «лирического» начала в образовании. Здесь преподаватели могут объяснить математику с помощью музыки, «проверив алгеброй гармонию». Мозаикой с особым составом, разработанным специалистами кафедры инженерной химии, украсили часовню университета. А выпускники кафедры начертательной геометрии могут создать не только чертеж моста или дороги, но и, например, талантливые портреты однокурсников.

Как сохранить, а главное, преумножить достижения отечественного инженерного образования, сочетающего в себе технические науки и гуманитарные дисциплины, будут обсуждать преподаватели ведущих университетов Санкт-Петербурга, России и ближайшего зарубежья. Конференция «Карминские чтения – 2011» проходит при поддержке Комитета по науке и высшей школе. Участники смогут не только обменяться мнениями, но и виртуально поприсутствуют на лекциях Анатолия Кармина: специально для конференции подготовлен уникальный видеоархив.

Конференция проходит в Петербургском государственном университете путей сообщения: наб. реки Фонтанки, д. 115, аудитория 9-115 (Дворец Юсуповых на Фонтанке). Начало в 10.00.

2. Зачем нужна философия?

Каждый человек, если он не покойник, занят множеством самых разных дел, и в каждом деле ему приходится, исходя из обстоятельств, решать массу вопросов. Все эти вопросы можно разделить на общие и частные. Общие вопросы это такие, которые нужно решать не только для данного случая и в данный момент, но и для многих случаев или для многих моментов. А частные вопросы это такие, которые один раз промелькнут и больше не появляются.

Опыт показывает, что общих вопросов оказывается много в самых разных делах. Частных тоже немало. Но если попытаться как-то оптимизировать процесс всех решений, то надо сначала решить общие вопросы, а потом уж только браться за частные. Если этого не сделать, то каждый общий вопрос превратится во множество частных, и каждый раз придется решать его сначала. А это очень хлопотно и противно. А главное, как сказал один философ-прикладник, в этом случае при решении каждого частного вопроса вы будете непрерывно натыкаться на общие, обрекая себя на беспринципные шатания. (Это сказал В.И. Ленин. А он знал, что говорил!)

Трудность заключается в том, что когда вопрос возникает, то его надо решать быстро и для конкретного случая. Обычно до обобщений руки не доходят. Но в результате этого сил тратится гораздо больше, чем нужно.

Автору этих строк пришлось участвовать в решении множества вопросов, прежде всего, в области бортового авиационного оборудования. Именно за успешное решение общих системных вопросов автор и получал зарплату как начальник лаборатории «Техническое и структурное комплексирование бортового оборудования» в Филиале ЛИИ, а затем в НИИ авиационного оборудования, выделившегося из ЛИИ. К сожалению, в последние годы выяснилось, что большинство таких вопросов — структурная организация электроники, организация связей и информационных потоков, встроенный контроль, помехоустойчивость, организация вторичного электропитания и т. п. оказались решенными столь успешно, да еще и сопровождены разнообразной нормативной документацией, что платить ему, автору, то есть мне, стало больше не за что. В связи с этим я вспомнил, к сожалению, поздно, старую мудрость, которая тоже отражает общую закономерность: кот не должен пытаться переловить всех мышей, ибо если он их переловит, то он больше будет не нужен, и его перестанут кормить. Старые заслуги оцениваются плохо.

Но у автора оказалось еще два увлечения, которые требуют общих решений и за которые не платят не только сейчас, но и вообще никогда не платили, и платить не будут, — это пересмотр основ ныне существующей теоретической физики и пересмотр основ ныне существующего общественного бедлама. О некоторых своих попытках в этих направлениях автор попытался рассказать в трех своих книгах, вышедших под общей шапкой «Приключения инженера» — в «Записках системотехника», «Записках физика-любителя» и «Записках активиста», которые теперь с некоторыми дополнениями включены как главы в эту книгу. И поскольку во всех трех направлениях оказалось много общих вопросов, то автору, то есть мне, показалось целесообразным остановиться на некоторых из них специально и выпустить общую книгу, вот эту. Для передачи опыта, что ли. Но как честный человек я должен предупредить всех, кто вздумает использовать этот опыт: если кто-то решит в своем деле все общие вопросы, которые ему будут попадаться, то число проблем сократится, все вопросы будут решены быстрее и, возможно, ему тоже перестанут платить зарплату. Так что пусть сначала хорошенько подумает.

Все знают, что слово «философия» означает любовь к мудрости, но мало кто понимает, в чем эта мудрость заключается. А заключается она в том, чтобы по возможности не совершать ошибок и идти к цели кратчайшим путем. Но для этого надо знать цель, путь, и как его пройти, не дергаясь в разные стороны.

Людей, которые не совершили в своей жизни ошибок, на свете нет. Но одни, не самые мудрые, эти ошибки повторяют, наступая на одни и те же грабли много раз. Другие, более мудрые, второй раз на одни и те же грабли не наступают, хотя могут наступить на другие: граблей на свете много, уберечься от всех трудно. А третьи, самые мудрые, стараются подсмотреть, нет ли на их пути таких граблей, на которые уже наступил кто-то другой, чтобы за счет поставленных на чужом лбу шишек уберечь свой от ненужных потрясений. Вот тут и нужна философия, которая существует не для пустой болтовни, как думают многие, а для изучения пройденного человечеством опыта, чтобы не повторять ошибок.

Приходится с прискорбием констатировать, что философия в том виде, в котором она существует сегодня, явно не выполняет своей задачи. Философы создали некую замкнутую касту, которая существует сама по себе и в которой ее члены разговаривают друг с другом на птичьем языке, понятном только им. Автору, то есть мне, пришлось побывать на нескольких философских конгрессах и собраниях ученых мужей-философов. И мне, технарю, было удивительно слушать те многословные, но совершенно пустые речи, которыми обменивались эти уважаемые гуманитарии. Дело даже не в том, что они несли чушь. Может быть, в их речах и было что-то полезное. Но за всей трескотней выудить это полезное просто не представлялось возможным. А уж приложить это полезное к делу было просто немыслимо.

Что должно быть результатом философии, ее итогом? Результатом должна быть методология: методология естественных наук, методология технических наук и, наконец, самое главное, методология общественных и экономических наук. Методология — это способы обобщения полученных знаний, это выводы, которые вытекают из такого обобщения и которыми можно руководствоваться при решении практических проблем.

Ничего этого нет. В результате естествознание зашло в тупик, и уже появилось много «ученых», рекомендующих синтезировать науку и религию. В технических науках разные НИИ и КБ изобретают одно и то же, вместо объединения усилий получается широчайший разнобой, в нем никто не хочет наводить порядок, который мог бы многократно удешевить изделия и улучшить их качество. А в общественных и экономических науках творится такое, что об этом стыдно даже вспоминать. Наши троечники-академики разорили страну, никакой криминал не может сравниться с тем, что эти поганцы натворили.

Автор не склонен драматизировать ситуацию. Но и оставлять положение в существующем виде тоже нельзя. В стране должны найтись силы, которые изменят ситуацию во всех перечисленных областях. Вероятно, это будут новые люди с иным кругозором. Возможно, это будут самоучки, которые не занимаются подобной деятельностью профессионально. Но в истории науки и философии всегда были люди, которые брались за дело в чужой области и которые, не обремененные традициями, решали накопившиеся в этой области проблемы. Всякое дело надо делать с удовольствием, а не просто по обязанности. Их считали дилетантами, но дилетанты — это вовсе не обязательно профаны. Просто это люди, пришедшие в чужую область со стороны и именно поэтому имеющие свежий взгляд на вещи. На них надежда.

| |

«Зачем нужна философия как предмет в ВУЗе? » — Яндекс Кью

Популярное

Философия

Сообщества

Стать экспертом Кью

Это ведь даже близко не наука. Просто сбор представлений о жизни какой-то группы людей.
На кой чëрт она тем, кто не интересуется философией?
И почему еë вообще ввели?

Raptor

Философия

  ·

2,4 K

ОтветитьУточнить

Павел Бердников

Психология

489

Всем привет! Я практикующий психолог, гештальт-терапевт. Работаю со взрослыми клиентами и…  · 1 дек 2021

Есть программа, понятно, что не все может нравиться и это нормально. Но если каждый будет требовать убрать тот или иной предмет, то что останется в итоге?

В мире огромное множество чего-то не понятного, чего-то неподходящего и не интересного. Но есть и вы. Ваш выбор: учить или не учить, ходить или не ходить, делать или не делать. Сделайте свой выбор и позвольте сделать выбор другим.

Все самое интересное в моем блоге

Перейти на instagram. com/berdnikov_psy

Комментировать ответ…Комментировать…

Александр Войтов

Философия

140

пенсионер, 86 лет, политэконом и исследователь науки как социального феномена с целью ее…  · 15 дек 2021

Современная философия абсолютно не нужна и даже вредна студентам. Поэтому она не должна быть обязательным учебным предметом вуза. И вообще желающие ее изучать пусть делают это самостоятельно – никто им не мешает в этом. Бесплодно обучение современной философии в виду того, что у каждого философа она своя и заумна. Но все это свидетельствует о том, что это вовсе не… Читать далее

Комментировать ответ…Комментировать…

Владимир Су

671

Диванный эксперт широкого профиля 🙂  · 30 нояб 2021

Кратко: ограничения науки преодолеваются в философии, поэтому, философию преподают в ВУЗах. Наука сама себя не может обосновать. Возьмём, например, пресловутый критерий научности Карла Поппера, требующий фальсифицируемости знания для того, чтобы его можно было считать научным. Но можно ли сфальсифицировать сам критерий? — Нет, увы: критерий Поппера не является научным… Читать далее

владимир захаров

1 декабря 2021

С «легкой руки» Карла Поппера Вузы выпускают «узкопрофильных болванчиков» с высшим образованием, но с пустотами… Читать дальше

Комментировать ответ…Комментировать…

Валентин Спагис

917

пенсионер, по образованию инженер-физик.  · 17 дек 2021

Философию в ВУЗе изучают для общего развития. Чтобы студенты могли излагать грамотно свои мысли, анализировать, имели представления о разных учениях.

Комментировать ответ…Комментировать…

Dubinin Alexey

11

Инженер по жизни  · 8 дек 2021

Когда я учился в техническом вузе, а мой друг — в гуманитарном, я под его студенческим проходил на лекции по философии, который читал завкафедрой. Для меня это был не то, что праздник — это был День Откровений. Такую же тягу, как к философии, я в то время испытывал только к программированию 😉 Но страсть к программированию прошла, а интерес к философии остался. Я… Читать далее

Комментировать ответ…Комментировать…

Крехта Виталий

33

Свободный мыслитель  · 1 дек 2021

Философия, это не только знания какой-то группы. Это инструмент в арсенале вашего мозга, для изучения этого мира. Такой же инструмент как математика например. Изучая философию, вы развиваете свой логический аппарат, не только в понятиях цифр. Вы развиваете его в абстрактных формах. Это первая причина. Вторая, более тривиальна, однажды, когда повзрослеет ваше сознание… Читать далее

Комментировать ответ…Комментировать…

Александр Жалнин

444

Основной метод философии — в сообществе Основной метод философии.   · 26 янв

Это не наука, но и не «просто сбор представлений о жизни» — со времён СССР философия это прежде всего идеология, то есть форматирование государством сознания образованного класса в интересах этого государства. Соответственно, на каждом этапе развития государства оно ставит определённые задачи преподавателям философии, которые несут их в студенческие массы. Так… Читать далее

Комментировать ответ…Комментировать…

Вы знаете ответ на этот вопрос?

Поделитесь своим опытом и знаниями

Войти и ответить на вопрос

О сообществе

Философия

Сообщество для тех, кто интересуется философией.

Роль философии в качественной подготовке специалистов технического профиля

Федотова Людмила Федоровна
Ухтинский государственный технический университет
доцент кафедры философии и методологии образования

Аннотация
Статья посвящена актуальным проблемам современного инженерного образования. Автором выявлены особенности и цели образования для формирования специалиста нового типа. Особое внимание уделяется гуманитаризации технического образования. Также показано значение философии как необходимого компонента профессионального образзования и ее влияние на формирование профессиональной деятельности.

Ключевые слова: гуманитаризация, компетентностный подход, культура мышления., профессиональное образование, Современная система образования, современное инженерное об-разование, философия, целостность личности

Fedotova Lyudmila Fedorovna
Ukhta State Technical University
assistant professor of philosophy and methodology of education

Abstract
The article is devoted to actual problems of modern engineering education. The author reveals the features and goals of education for the formation of a new type of specialist. Particular attention is paid to humanization of technical education. It also shows the importance of philosophy as a necessary component of professional obrazzovaniya and its influence on the formation of professional activity.

Библиографическая ссылка на статью:
Федотова Л.Ф. Роль философии в качественной подготовке специалистов технического профиля // Современные научные исследования и инновации. 2015. № 5. Ч. 4 [Электронный ресурс]. URL: https://web.snauka.ru/issues/2015/05/53022 (дата обращения: 12.09.2022).

Основной задачей высшего технического образования, прежде всего, является подготовка высокопрофессиональных инженеров различного профиля. Современный этап развития науки и техники требует от инженерно-технических специалистов глубоких знаний как предметов естественно-технического цикла, так и в специальных профессиональных направлениях. Все это отражено в образовательных программах конкретной инженерной специальности.

От современного инженера требуется не только квалифицированно применять свои знания и навыки, приобретенные в высшей школе, но и осуществлять культуротворческую деятельность, способствующую развитию, как общества, так и самой личности.

И здесь особая роль должна принадлежать гуманитарным дисциплинам, особенно философии. Именно они готовят не только высококвалифицированные кадры специалистов, но и могут формировать целостную высококультурную личность.

Поэтому Высшее техническое образование никогда не играло более важной роли, чем сейчас, в начале XXI века.

Ограничение высшего технического образования только техническим неизбежно будет снижать уровень способностей и возможностей социально-личностного роста будущего инженера.

Особенности современной системы образования состоят в том, что она позволяет:

– во-первых, адаптировать выпускника вуза к современной общественно-политической жизни и социальным условиям;

– во-вторых, преодолевать «одномерность» профессиональной специализации, выполняя важную роль в обеспечении адекватности ответа на требования, предъявляемые современностью к высококлассному специалисту;

– в-третьих, наполнять энергией, закалять духовно, нацеливать на решение стоящих профессиональных задач. [1].

Главными целями образования для реализации целостности личности должны стать:

– формирование способности самостоятельного, творческого, гибкого, критичного мышления;

– использование различных мыслительных стратегий для ориентации в мире ценностей, создание позитивных социальных проектов;

– искусство принимать ответственные решения на основе системного анализа;

– способность к самообразованию в течение всей последующей жизни как основы непрерывной подготовки в профессиональном плане.

Сегодня нужны принципиально новые подходы к формированию модели образования, основанной на компетенции.

Смысл компетентностного подхода заключается, прежде всего, в усилении прагматической направленности образовательного процесса, повышении конкурентоспособности будущих специалистов в условиях рыночной экономики.

К современному специалисту предъявляются повышенные требования, он должен сочетать в себе множество различных качеств, развитие которых осуществляется на всех уровнях компетентностного подхода: инструментальном, коммуникативном, системном, а это, в свою очередь, позволяет формировать целостную личность, способную к определению сущностных смыслов своей деятельности, в том числе и профессиональной. [2].

В современных условиях (научно-технической революции, информационного «взрыва» и информационных технологий, глобализации, экологизации и других вызовов современности, увеличивающейся социальной нестабильности и взаимозависимости в мире и т.п.) освоение будущим специалистом определённой суммы философских знаний является средством овладения методами приобретения новых знаний и разрешения быстро меняющихся многообразных научных, технологических и социальных задач.

Как сказано в Концепции модернизации Российского образования – высшая школа должна стать важнейшим фактором гуманизации общественно-экономических отношений, формирования новых жизненных установок личности. Развивающемуся обществу нужны современно образованные, нравственные, предприимчивые люди, которые могут самостоятельно принимать ответственные решения в ситуации выбора, прогнозируя их возможные последствия, способны к сотрудничеству, отличаются мобильностью, динамизмом, конструктивностью, обладают развитым чувством ответственности за судьбу страны. Требования, которые предъявляются сегодня к молодому специалисту, ставят совершенно определённые задачи – не только заложить прочный фундамент научных и профессиональных знаний, но и научиться применять полученные знания на практике, воспитать в себе навыки самостоятельной, активной, творческой деятельности.

В инженерном образовании, основу которого составляют технические науки, необходимо в принципе использовать «язык» гуманитарных наук, язык культуры, раскрывающий «человеческие измерения» техники как способа человеческого существования и деятельности.

Сегодня общество ждет от системы высшего инженерного образования формирование гуманистических основ профессионального мышления у студентов технических специальностей.

Специалист – выпускник высшего учебного заведения – представляет собой, с одной стороны, личность, с другой – работника. Специалиста как работника характеризуют профессиональные знания, умение и навыки для выполнения им профессиональных обязанностей. Специалист как личность, характеризуется жизненными ценностями, мотивацией, социальными, экономическими, политическими, социокультурными нормами, выходящими за пределы профессионально необходимых.

Гуманитарные знания специалиста находятся на «границе» его как работника и как личности, связывают то и другое. Специалисту, как личности, гуманитарное знание позволяет видеть общество на уровне последовательного теоретического, системного сознания, что позволяет видеть «человеческое лицо» техники и технико-технологических решений.

Гуманитарное образование не вносится «извне» в инженерную профессию, а вытекает из внутренней логики самой инженерной деятельности, где выполняет конкретные функции, главные из которых – общекультурная и профессиональная. Выполнение этих функций идет через расширение противоречий между гуманитаризацией и технократизацией, фундаментализацией и профессионализацией в подготовке инженера. [3].

На это должны быть направлены в большей степени дисциплины фундаментальные, в том числе и гуманитарного цикла.

Именно фундаментальное образование должно подготовить человека к тому, чем ему придется заниматься не только через пять, но и через тридцать лет и должно быть увязано с логикой развития науки и общества XXI века, тенденциями, которые сохранятся в ближайшие полвека.

Поэтому, гуманитарное образование должно формировать определенный стиль мышления, позволяющий выходить за рамки узкой предметной сферы.

Без гуманитарной компоненты в техническом вузе невозможно сформировать у нового поколения инженерной и предпринимательской элиты («поколения Билла Гейтса»).

Гуманитаризация образования направлена на подготовку специалиста нового типа, отличающегося широким кругозором, глобальностью мышления, эрудицией, энциклопедичностью знаний, духовной культурой, способностью к творческой работе на всех этапах жизненного цикла создания систем от исследования и конструирования до разработки технологии и предпринимательской деятельности. Специалист нового типа должен осознавать свои гражданские, нравственные, эстетические, научные ценности и идеалы, иметь ясное представление о месте своей профессии в системе социально-исторических практик, способности осваивать новые, как фундаментальные естественнонаучные, так и гуманитарные знания, что обеспечивает конкурентноспособность выпускников вуза на рынке труда.

Открытость новым знаниям, новациям и инновациям формирует психологическую установку на постоянный творческий поиск, на отказ от стереотипов мышления, активизирует интуицию, как необходимый компонент творчества и успешности. [4].

Гуманитарные знания, эстетическая и историческая осведомленность, философско-методологическая грамотность были и остаются очень важными для правильного понимания влияния науки и техники на жизнь общества и человека.

Во-первых, гуманитарные знания – это необходимый общеобразовательный фундамент. Во-вторых, это надежное средство для реализации гуманистических ценностей: через гуманитарное знание на передний план выходят общечеловеческие ценности – «раздумья о том, как бы человек был человеком, а не бесчеловечным, «негуманным», т. е. отпавшим от своей сущности» (М. Хайдеггер. Письмо о гуманизме.). Именно гуманитарная культура выражает меру человечности в отношениях людей друг к другу, к природе, к нормам права, политике, экономике. [5].

Техническое образование не может ограничиться узкопрофессиональной подготовкой, – оно должно иметь универсалистскую направленность, обеспечивать единство знания и понимания. Без понимания специалист, даже хорошо подготовленный в профессиональном смысле, превращается в ремесленника. [6].

Вместе с тем, смыслом образования как такового, является обретение человеком самого себя в своей личностной уникальности и неповторимости. В свое время Гегель так сформулировал нравственный императив гражданского общества: «Будь лицом и уважай других в качестве лиц». В этом смысле современное образование, являясь одним из важнейших инструментов развития общества, должно рассматриваться как обретение такого образа, который поможет ему найти свое место, самореализоваться в существующей системе экономических, социальных и ценностных координат.

Одной из черт такого «лица» выступает профессиональная культура специалиста, формирование которой необходимо не только для выполнения определенной профессиональной деятельности, но и для успешной адаптации в профессиональном и человеческом сообществе.

Гуманитаризация рассматривается как необходимый компонент профессионального образования.

Не случайно в наше время все чаще встает вопрос о гуманитаризации технического образования и, особенно, о важности преподавания философии в технических ВУЗах. [7].

И, прежде всего потому, что философия обращена к проблемам смысла жизни, смысла деятельности человека, осознания им своих возможностей и их воплощения в жизнь.

Философия как теоретическое знание открывает человеку путь к самостоятельному разумному и нравственному решению экзистенциальных проблем.

В действительности все свои проблемы философия черпает из жизни и решает их с единственной целью – помочь человеку совершенствоваться и выработать мировоззренческие, духовно-нравственные, эстетические установки, идеалы и ценности личности, с помощью которых возможно переживать жизненные невзгоды и добиваться успеха.

Именно философия закладывает основы общей методологии профессиональной деятельности.

Философы издревле настаивали на выделении, прежде всего, причин тех или иных процессов. Что же детерминирует необходимость преподавания гуманитарного предмета в техническом вузе?

Во-первых, любая гуманитарная наука преследует просветительские цели, образованный человек должен видеть себя не просто узким специалистом, но воспринимать себя также в определенном историко-культурном контексте.

Во-вторых, студенты технического вуза убеждаются в том, что изучение философии – это прекрасный «повод» для знакомства с историей формирования науки в Европе. Создатели самого естественнонаучного знания зачастую выступали и выступают активными разработчиками новых философских подходов: так, например, Аристотель, обобщил и систематизировал все достигнутые к его времени естественнонаучные знания в великом труде, названном «Физика»; Р. Декарт, Г. Лейбниц и многие другие внесли существенный вклад в развитие как естественнонаучного, так и философского знания. [8].

Вл. Соловьев, Э. Гуссерль, П.А. Флоренский и др., начинали с увлечения естественнонаучным знанием, что не помешало перейти к знанию философскому, внести значительный вклад в развитие философии.

В-третьих, именно в процессе изучения философии студент технического вуза получает возможность знакомства с «азами» риторики и эристики – искусства правильного построения речи и грамотного ведения спора.

В-четвертых, на занятиях по истории и теории философии будущий инженер может составить общее представление о том, как в течение большого исторического периода от античности до наших дней формировались и развивались логика и математика в качестве базовых языков науки. [9].

Специфика философствования – это постоянное движение мысли, это стремление осмыслить, понять, изменить что-то в себе, это стимул работать над собой. Философия не уходит из жизни будущего специалиста с получением оценки за экзамен. В течение жизни она продолжает формировать его мировоззрение, корректируя и дополняя его.

Кроме того, она соединяет в себе гуманитарное и естественнонаучное знание. Единство философских и естественнонаучных знаний в преподавании философии создает дополнительные возможности интеграции гуманитарного и технического образования. Техническое образование, лишенное гуманитарной составляющей, неизбежным образом лишает себя и тех методологических преимуществ, которые свойственны гуманитарному знанию.

Такое техническое образование оказывается в стороне от потока социальных изменений, от тех целей и ценностей, которые придают глубинный смысл любому образованию. Наличие таких целей и ценностей определяет смысло-жизненную составляющую личности студента.

В переломные исторические эпохи предельно возрастает роль самой личности в жизненном выборе. Наше общество наполнено различными, нередко противоположными возможностями, открывающимися перед человеком. Плюрализм в культурной жизни, массовые антиинтеллектуальные и безнравственные явления в культуре, наступающие на современного человека в нашем обществе, создают ситуацию, когда необходим осознанный культурный выбор, который только и может стать основой созидательной жизни человека и общества.

Человек только тогда, когда он достаточно образован, получает возможность развиваться в осуществлении подлинной свободы разумного и нравственного выбора. Только в этом случае он не становится объектом идеологических манипуляций и давления, опасных для общественной жизни, теоретических установок.

Кроме того, философия воспитывает в человеке стремление к поиску истины. Она учит преодолевать препятствия на тернистом пути науки, вырабатывать характер на непростом жизненном пути.

Философ античности Сократ, разделяя знание на мнение и истину, ставил знания выше мнения толпы, которая может заблуждаться. Верил, что философия – это путь знания и добра, и только он может отделить свет истины от тьмы заблуждения. Истина не может вредить людям, но должна помогать им.

Философски мыслящим должен быть каждый человек, если он не хочет жить подобно роботу или заведенному автомату, если он всегда сам хочет докопаться до сути своего дела, своей истории, своих отношений с другими людьми, если он хочет быть самобытным человеком, который сам свободно строит свою жизнь, а не является марионеткой в руках сильных мира сего [10].

Еще в 18 веке прусский министр Цедлиц «внушал своим подчиненным уважение к философии»; «студент должен усвоить, полагал министр, что после окончания курса наук ему придется быть врачом, судьей, адвокатом и т. д. лишь несколько часов в сутки, а человеком — целый день. Вот почему наряду со специальными знаниями высшая школа должна давать солидную философскую подготовку». [11].

Будущие инженеры должны иметь более широкий, гуманитарный взгляд на технику. Однако и появление, и развитие самих взглядов было бы невозможно без гуманитарного движения в среде самих инженеров.

Замечание М.Ф. Достоевского о том, что «там, где образование начиналось с техники… никогда не появлялось Аристотелей. Напротив, замечалось необычайное суживание и скудость мысли. Там же,  где начиналось с Аристотеля… тотчас дело сопровождалось великими техническими открытиями… и расширением человеческой мысли…».

Будущий специалист, благодаря изучению философии, становится более подготовленным к профессиональной деятельности в сложных условиях глобализированной системы мирового хозяйства, функционирующей на основе инновационно-ориентированной рыночной экономики, определяющим фактором которой является конкуренция идей, технологий, товаров. Он глубже начинает понимать закономерности и механизмы функционирования мира, в котором он живет. Это позволяет ему более реалистично и правильно ставить перед собой жизненно важные для него цели, разрабатывая стратегию своей жизни.

Поэтому, чтобы увеличивать компетенцию и престиж технической профессии, быть честным, справедливым и беспристрастным в вопросах технической политики, а также использовать свои знания и мастерство для улучшения благосостояния общества, необходимо следовать кодексам морали и этики инженера, детально определяющие нравственные обязанности инженера.

О возрастании роли и значении философии в современном мире говорит один из важнейших аспектов будущего специалиста – коммуникативный.

Решение какой-либо технической проблемы зависит от творчества руководителя, лидера коллектива, который объединяет, сплачивает, ориентирует на достижение цели, обладает культурой общения. Его успех и карьера зависят от широты образования, мировоззрения, философской культуры, от того, насколько он соблюдает нормы и правила служебной и управленческой этики.

О непрекращающемся поиске человеком ответов на вечные вопросы прекрасно говорят известные строки Б.Л. Пастернака: «Во всем мне хочется дойти до самой сути: в работе, в поисках пути, в сердечной смуте. До сущности истекших дней, до их причины, до оснований, до корней, до сердцевины». Следовательно, если студент стремится стать не только хорошо обученным, но и образованным…, человеком высокой культуры, то пренебрегать философским знанием просто неразумно [12].

Вот это стремление «во всем дойти до самой сути»,  чтобы «человек имел мужество жить своим собственным умом»,  о чём говорил Кант, и является, наверное, главной характеристикой философии, ее сущностью.

Философское знание, по выражению М. Т. Цицерона, – это развитие «культуры ума», которое является потребностью современного инженера.

Философия непосредственно способствует формированию  культуры мышления, овладению научными принципами мышления, современным стилем мышления.

Культура мышления современного человека – это умение правильно и глубоко мыслить, самостоятельно анализировать явления и процессы, вскрывать в них главное и существенное, это умение подойти к известному с новой стороны, отказаться от штампов и инерции мышления.

Таким образом, философия – это апробированная многовековым опытом человечества лучшая школа разумного мышления, которая позволяет свободно оперировать понятиями, выдвигать, обосновывать и подвергать критике те или иные суждения, отделять существенное от несущественного, раскрывать взаимосвязи всех явлений действительности.

Философия сообщает человеку то, что называют твердостью, неустрашимостью духа. Благодаря ей человек избавляется от опасного чувства муравья, мечущегося без какого-либо смысла между гигантскими корнями деревьев.

Библиографический список

  1. Зеленков М.Ю. О проблемах совершенствования преподавания общественных наук в высшем учебном заведении и путях их решения // Проблемы и перспективы преподавания социогуманитарных наук в технических вузах в современных условиях: Материалы Всероссийской научно-методической конференции /(Москва, 19-20 ноября 2008г.). Москва : МГТУ им. Н.Э. Баумана, 2008. – С. 84-93
  2. Кривых Е. Г., Почергина Л. Ф., Халаева Л. А. Информационные технологии в преподавании философии: проблемы и перспективы // Проблемы и перспективы преподавания социогуманитарных наук в технических вузах в современных условиях: Материалы Всероссийской научно-методической конференции /(Москва, 19-20 ноября 2008г.). Москва : МГТУ им. Н.Э. Баумана, 2008. – С. 125-129
  3. Бабкин В.Ф. Перевозчикова Л.С. Гуманизм как ценностное основание современного высшего технического образования // Воронеж. Гос. Арх.-строит. Ун-т. – 2001 – 219 с.
  4. Семенова Т.Н. Роль философии в подготовке инженерных кадров ХХI века  // Сборник научных трудов SWorld. Материалы международной научно-практической конференции «Современные направления теоретических и прикладных исследований ‘2012». – Выпуск 1. Том 25. – Одесса: КУПРИЕНКО, 2012. – С. 86-94.
  5. Н. Попкова Философия в инженерно-техническом вузе http://cyberleninka.ru/article/n/filosofiya-v-inzhenerno-tehnicheskom-vuze
  6. Черемных Н. М. Философия в техническом вузе: единство знания и понимания // Проблемы и перспективы преподавания социогуманитарных наук в технических вузах в современных условиях: Материалы Всероссийской научно-методической конференции /(Москва, 19-20 ноября 2008г.). Москва : МГТУ им. Н.Э. Баумана, 2008. – С. 297-301
  7. Хоминская В.В. Философские дисциплины как единство гуманитарного и естественнонаучного знания. http://filosofika.ru/2013/07/1513.html
  8. Черногорцева Г.В. Человек в мире и мир человека: о преподавании философии в техническом вузе // Проблемы и перспективы преподавания социогуманитарных наук в технических вузах в современных условиях: Материалы Всероссийской научно-методической конференции /(Москва, 19-20 ноября 2008г.). Москва : МГТУ им. Н.Э. Баумана, 2008. – С. 301-306
  9. Кавинова И.П. Особенности преподавания в техническом вузе, или нужна ли философия инженерам // Проблемы и перспективы преподавания социогуманитарных наук в технических вузах в современных условиях: Материалы Всероссийской научно-методической конференции /(Москва, 19-20 ноября 2008г. ). Москва : МГТУ им. Н.Э. Баумана, 2008. – С. 100-103
  10. История мировой философии / А.И.Алешин и [др.]; под ред. В.Д. Губина и Т.Ю.Сидориной. – М.: АСТ: Астрель: ХРАНИТЕЛЬ, 2008. – 494 с.
  11. А. Гулыга. Кант. М. : «Молодая гвардия», 1977. – с. 95
  12. Щербаков Э.Л. Основы философских знаний. Учебное пособие. Электронная версия. http://ref.by/refs/90/21079/1.html
  13. Балашов Л.Е. Для чего нужно изучать философию?/ Л.Е. Балашов. Философия. М., 2012. http://balashov44.narod.ru/RUKOP-1.html
  14. Глаголев В.С. Зачем философия инженеру? (Верескун В.Д., Мишин Ю.Д., Постников П.М. Искусство инженерного дела) / В.С. Глаголев, М.В. Силантьева // Полигносис, – 2011, – № 2 (42). – С.157-161.
  15. Джалилов К.Ш.. Роль и значение философии в технических университетах http://www.rusnauka.com/9_NND_2014/Philosophia/6_161636.doc.htm
  16. Жданова А.А. Проблемы гуманизации и гуманитаризации высшего образования // Проблемы и перспективы преподавания социогуманитарных наук в технических вузах в современных условиях: Материалы Всероссийской научно-методической конференции /(Москва, 19-20 ноября 2008г. ). Москва : МГТУ им. Н.Э. Баумана, 2008. – С. 82-84
  17. Иванова А.С. К вопросу о методологическом потенциале социального знания // Проблемы и перспективы преподавания социогуманитарных наук в технических вузах в современных условиях: Материалы Всероссийской научно-методической конференции /(Москва, 19-20 ноября 2008г.). Москва : МГТУ им. Н.Э. Баумана, 2008. – С. 93-96
  18. Кансузян Л.В. Специфика преподавания социально-гуманитарных дисциплин в техническом университете // Проблемы и перспективы преподавания социогуманитарных наук в технических вузах в современных условиях: Материалы Всероссийской научно-методической конференции /(Москва, 19-20 ноября 2008г.). Москва : МГТУ им. Н.Э. Баумана, 2008. – С. 103-106
  19. Нуруллин Р.А. Нужна ли философия будущим инженерам // Статья в «Учебник философии»: Материалы Всероссийской научно-методической конференции – Казань: КГТУ, 2006. – С.141-145.
  20. Полякова И.П. Роль философии в формировании мировоззрения студентов в технических вузах // Проблемы и перспективы преподавания социогуманитарных наук в технических вузах в современных условиях: Материалы Всероссийской научно-методической конференции /(Москва, 19-20 ноября 2008г. ). Москва : МГТУ им. Н.Э. Баумана, 2008. – С. 208-210
  21. Пусько В.С. Гуманитарный компонент инженерного образования // Проблемы и перспективы преподавания социогуманитарных наук в технических вузах в современных условиях: Материалы Всероссийской научно-методической конференции /(Москва, 19-20 ноября 2008г.). Москва : МГТУ им. Н.Э. Баумана, 2008. – С. 230-235
  22. Тартарашвили ТА. Роль и значение гуманитарного образования в подготовке специалистов инженерно-технического профиля: Опыт вузов США. – М.: МГУ, 1991
  23. Хисамутдинова Р.Р. Проблемы качества преподавания гуманитарных дисциплин в технических вузах страны // Проблемы и перспективы преподавания социогуманитарных наук в технических вузах в современных условиях: Материалы Всероссийской научно-методической конференции /(Москва, 19-20 ноября 2008г.). Москва : МГТУ им. Н.Э. Баумана, 2008. – С. 292-297

 



Количество просмотров публикации: Please wait

Все статьи автора «Людмила Федоровна Федотова»

Microsoft Word — Тит ЭБ.

doc

%PDF-1.6 % 1 0 obj > endobj 5 0 obj ) /Creator (PScript5.dll Version 5.2.2) /Producer (Acrobat Distiller 8.0.0 \(Windows\)) /ModDate (D:20151203093334+03’00’) /Title >> endobj 2 0 obj > stream application/pdf

  • <C0E4ECE8EDE8F1F2F0E0F2EEF0>
  • Microsoft Word — Тит ЭБ.doc
  • 2015-12-03T09:30:45+03:00PScript5.dll Version 5.2.22015-12-03T09:33:34+03:002015-12-03T09:33:34+03:00Acrobat Distiller 8.0.0 (Windows)uuid:a5150db5-0229-4063-a579-3d9056da69d6uuid:c039739a-168d-4402-9329-21b6c8f040f7 endstream endobj 3 0 obj > endobj 4 0 obj > endobj 6 0 obj > endobj 7 0 obj > endobj 8 0 obj > endobj 9 0 obj > endobj 10 0 obj > endobj 11 0 obj > endobj 12 0 obj > endobj 13 0 obj > endobj 14 0 obj > endobj 15 0 obj > endobj 16 0 obj > endobj 17 0 obj > endobj 18 0 obj > endobj 19 0 obj > endobj 20 0 obj > endobj 21 0 obj > endobj 22 0 obj > endobj 23 0 obj > endobj 24 0 obj > endobj 25 0 obj > endobj 26 0 obj > endobj 27 0 obj > endobj 28 0 obj > endobj 29 0 obj > endobj 30 0 obj > endobj 31 0 obj > endobj 32 0 obj > endobj 33 0 obj > endobj 34 0 obj > endobj 35 0 obj > endobj 36 0 obj > endobj 37 0 obj > endobj 38 0 obj > endobj 39 0 obj > endobj 40 0 obj > endobj 41 0 obj > endobj 42 0 obj > endobj 43 0 obj > endobj 44 0 obj > endobj 45 0 obj > endobj 46 0 obj > endobj 47 0 obj > endobj 48 0 obj > endobj 49 0 obj > endobj 50 0 obj > endobj 51 0 obj > endobj 52 0 obj > endobj 53 0 obj > endobj 54 0 obj > endobj 55 0 obj > endobj 56 0 obj > endobj 57 0 obj > endobj 58 0 obj > endobj 59 0 obj > endobj 60 0 obj > endobj 61 0 obj > endobj 62 0 obj > endobj 63 0 obj > endobj 64 0 obj > endobj 65 0 obj > endobj 66 0 obj > endobj 67 0 obj > endobj 68 0 obj > endobj 69 0 obj > endobj 70 0 obj > endobj 71 0 obj > endobj 72 0 obj > endobj 73 0 obj > endobj 74 0 obj > endobj 75 0 obj > endobj 76 0 obj > endobj 77 0 obj > endobj 78 0 obj > endobj 79 0 obj > endobj 80 0 obj > endobj 81 0 obj > endobj 82 0 obj > endobj 83 0 obj > endobj 84 0 obj > endobj 85 0 obj > endobj 86 0 obj > endobj 87 0 obj > endobj 88 0 obj > endobj 89 0 obj > endobj 90 0 obj > endobj 91 0 obj > endobj 92 0 obj > endobj 93 0 obj > endobj 94 0 obj > endobj 95 0 obj > endobj 96 0 obj > endobj 97 0 obj > endobj 98 0 obj > endobj 99 0 obj > endobj 100 0 obj > endobj 101 0 obj > endobj 102 0 obj > endobj 103 0 obj > endobj 104 0 obj > endobj 105 0 obj > endobj 106 0 obj > endobj 107 0 obj > endobj 108 0 obj > endobj 109 0 obj > endobj 110 0 obj > endobj 111 0 obj > endobj 112 0 obj > endobj 113 0 obj > endobj 114 0 obj > endobj 115 0 obj > endobj 116 0 obj > endobj 117 0 obj > endobj 118 0 obj > endobj 119 0 obj > endobj 120 0 obj > endobj 121 0 obj > endobj 122 0 obj > endobj 123 0 obj > endobj 124 0 obj > endobj 125 0 obj > endobj 126 0 obj > endobj 127 0 obj > endobj 128 0 obj > endobj 129 0 obj > endobj 130 0 obj > endobj 131 0 obj > endobj 132 0 obj > endobj 133 0 obj > endobj 134 0 obj > endobj 135 0 obj > stream HWˎc +r2zP»

    нужна ли инженеру философия? — Белрынок

    Чем немецкая система образования отличается от белорусской, и насколько легко адаптироваться в Германии нашему соотечественнику? Об этом «БЕЛРЫНКу» рассказал директор СООО «ИНТЕРФЕРМ» Генри Каплан, в прошлом – наш соотечественник, а ныне – гражданин Германии.

    — Немецкая система образования глобально отличается от белорусской. Основное отличие, которое сразу же бросается в глаза, состоит в том, что в Германии студент практически не может на экзамене списать. Тут нет лотереи – повезет — не повезет. Ты или знаешь и сдаешь экзамен, или не знаешь и, соответственно, не сдаешь его.

    Когда в 90-е годы я получал первое образование в Беларуси, списывали практически все. Студент, вообще-то, списывает не потому, что он такой плохой, а потому что система ему это разрешает. Наверное, немецкие студенты тоже списывали бы, если бы это было возможно. И сами немцы этого не знают. Но в Германии в университете списать абсолютно невозможно. Билетов, как в Беларуси, на экзаменах нет. Устный экзамен, как правило, принимает комиссия из трех человек. И нет темы, на которую они не могли бы с вами поговорить. Так что, ты либо готов к экзамену, либо не готов.

    То же самое с письменной сдачей коллоквиумов и зачетов. К примеру, пишут работу 15 человек, а в аудитории присутствует 10 человек проверяющих. То есть, шансов списать — ноль, и ты никогда не пойдешь на то, чтобы списывать, потому что наказание однозначное – отчисление. И не будет никаких смягчающих обстоятельств: у него хорошая характеристика, он просто хороший парень и т. д. И реабилитироваться невозможно. Точно также нельзя реабилитироваться, если вас поймали на плагиате. Это невозможно и все. Я могу немного ошибаться, но если преподаватель заметил, что научную работу студент где-то списал, а сегодня можно это сделать с вероятностью 99,9%, потому что преподаватель сам не смотрит, смотрит компьютерная программа, то вас не только отчисляют; вы больше никогда и ни при каких обстоятельствах не сможете учиться в немецком вузе. Ни один из университетов вас просто не возьмет.

    Генри Каплан: если вы решили ехать в Германию, первое, что необходимо сделать, это выучить немецкий язык, а по приезде – усовершенствовать владение им.

    Посмотрите на новейшую историю Германии. Скандалы нескольких последних лет связаны как раз с тем, что тот или иной из политиков в своей докторской диссертации использовал чужой труд, после чего был пойман и изобличен, потеряв все посты и звания. То есть к плагиату в Германии относятся не просто жестко, а очень жестко. И это дисциплинирует. Не приходит в голову – авось, проскочу. Нельзя проскочить.

    Подготовка к экзаменам очень ответственная, очень долгая. Система высшего образования Германии позволяет достаточно долго учиться. Студент не готов — не будет сдавать. Но уж если есть диплом, то это, действительно, диплом об образовании, а нее об окончании вуза.

    Есть еще одно большое отличие, в Германии это называют – Ausbildung muss praxisbezogen sein, что означает «Образование должно базироваться на практике». Там очень серьезное отношение к практике, и молодые люди свою карьеру начинают с того, что задумываются, а где же я буду проходить свою первую практику? Потому что это потом отражается в вашем резюме, и ваша первая настоящая работа никогда не будет в хорошей компании, если у вас не было хорошей практики.

    Немецкое среднее специальное образование вообще легендарное. По интенсивности оно такое же, как в Беларуси высшее образование, но еще более ориентировано на практику. В Германии почти все крупные и средние предприятия имеют сертификаты Торгово-промышленной палаты, дающие им право обучать специалистов на практике, а Торгово-промышленная палата дает учащимся теоретические знания.

    Ребята за практику получают деньги. Если выбранная специальность «ходовая», и вы в школе учились неплохо, то и зарплата будет неплохая. По белорусским меркам она вообще космическая – от 1 до 1,5 тыс. евро в месяц у учащихся, получающих среднее специальное образование. Если хорошо учился и работал, тебя приглашают работать в компанию, в которой проходил обучение; зарекомендовал себя хорошо и показал желание учиться дальше – можешь продолжать учиться платно. Но, как правило, предприятие, которое заинтересовано в работнике, платит за его обучение. Если же человек показал большую заинтересованность в теории, то предприятие отправляет его дальше получать уже высшее образование.

    — Что дает в итоге отсутствие возможности списывать и большое количество практики?

    — В итоге Германия имеет крайне высококвалифицированные кадры. Не сказал бы, что в Германии образование носит такой же всеобъемлющий характер, как в советской системе, когда студенты в первые два года получают образовательный минимум, куда входят история, культура, философия и т.д. Сейчас, к счастью, этот минимум намного меньше стал. А что толку от инженера, который может философствовать? Философствующий инженер не построит мерседес. Если для него философия – хобби, тогда другое дело, и он сам будет ею заниматься. Но это не дело института – развивать средний уровень студентов. Институт дает знания по профессии, которую выбрал студент. И в этом Германия хороша – они дают знания по той профессии, которую выбрал студент. И ничего лишнего.

    Сейчас большой акцент делают на, так называемую, социальную компетентность. И это касается учебных учреждений всех уровней, от школы до университета. Что это такое? Это предмет, развивающий, прежде всего, толерантность населения Германии. Вне всяких сомнений, и там есть разные люди, но если брать в целом, то немцы, несомненно, более толерантны, чем белорусы. И это не в последнюю очередь потому, что есть преподавание социальной компетенции. К слову, и для будущих руководителей этот предмет имеет большое значение. Там уделяется большое внимании психологии. В конечном счете, все сводится к тому, что человек может лучше управлять, потому что понимает лучше психологию группы, психологию личности. И преподается социальная компетенция на очень высоком профессиональном уровне.

    — Насколько высок престиж высшего образования в Германии?

    — Все очень просто. Если вы хотите быстро иметь деньги, но не стремитесь быть миллионером, то высшее образование вообще-то и не надо. Пока вы будете заниматься своим высшим образованием и к годам 30 получите его, ваши ровесники уже купят квартиры, выплатят их, приобретут дома и будут спокойно выплачивать кредит за дом, сдавая квартиру. Любой нормальный немец к 30 годам будет прочно стоять на земле двумя ногами, и иметь такие накопления, которые среднестатистический белорус к концу жизни не имеет. Все это склоняет многих людей рассуждать примерно таким образом: «Зачем так много усилий прилагать, чтобы чего-то добиться, если можно устроиться, хорошо проявить себя в профессии и получать нормальную зарплату?».

    Тем не менее, престиж высшего образования в стране высок. В Германии присутствует почитание успеха. Оно не такое развитое, как в США, где все сводится к внешним атрибутам – мой дом, моя яхта и т. д. Но если человек имеет ученую степень, это ценится, и даже на дверном звонке будет обозначено «Доктор такой-то». Вопросы образования, в том числе высшего, — это лейтмотив любой предвыборной компании. Не видел ни разу, чтобы образование не использовали в качестве аргумента.

    — Имеет ли возможность специалист с белорусским дипломом сделать карьеру в Германии?

    — Полагаю, что да, но это очень непросто. Германия крайне бюрократичная страна, и там не признаются восточные дипломы. Есть, конечно, исключения. Например, если вы био-инженер с российским или белорусским дипломом, и у вас есть научные работы, я не думаю, что у вас возникнут какие-то преграды. Или вы специалист в области IT, владеете английским языком, а, как правило, все айтишники им владеют.

    С другой стороны, есть такие области, например, экономика, где и с немецким дипломом тяжело найти достойную работу. В Германии — перенасыщенный рынок, и конкуренция очень высока. Сделать достойную карьеру сложно, как, впрочем, и везде. Если говорить о русскоговорящих гражданах Германии, имеющих высшее образование, то на практике оказывается, что они не всегда готовы интегрироваться. Многим на первоначальном этапе гордыня не позволяет выполнять неквалифицированный труд, а на другую работу они не могут претендовать из-за низкого уровня владения языком. Но как же можно выучить язык, если ты не будешь работать и общаться с носителями данного языка? То есть гордость позволяет находиться на социальном пособии, а вот работать по рабочей специальности с высшим образованием – нет.

    Если вы решили ехать в Германию, первое, что необходимо сделать, это выучить немецкий язык, а по приезде – усовершенствовать владение им.

    После того, как вы подтвердили знание языка на должном уровне, желательно получить второе высшее образование. В Германии есть все возможности для этого, нужно желание. Зачастую вам нужно практически переучиваться, и к этому нужно быть готовым. Но при этом нужно понимать, что Германия – относительно небольшая по территории страна с огромнейшим населением и перенасыщена рабочей силой. Все знают, что там зарплаты не самые плохие, и, соответственно, многие хотят работать в Германии. Поэтому конкуренция велика, и надо отдавать себе отчет, что при переезде в эту страну, если вы в Беларуси занимали руководящую должность, сразу не удастся занять такую же позицию там.

    Нужно обратить внимание еще на то, что в Германии недостаточно владеть немецким и русским. Сегодняшний стандарт людей, получивших высшее образование, это знание трех-четырех языков. В Беларуси таких стандартов нет, и, к сожалению, специалисты в этом плане сильно проигрывают. В Германии же любой житель без высшего образования владеет немецким и английским и смотрит кино без субтитров и переводов.

    Немцы очень открыты по отношению к иностранцам. Это не значит, что у вас как иностранца карт-бланш, но это значит, что немецкие коллеги вряд ли будут вас изначально судить по тому, что вы иностранец. Какие-то стереотипы встречаются, не без этого. Например, если вы русский, вам придется долго объяснять, что вы не пьяница.

    Немцы изначально более открыты, чем мы, и в Германии иные межкультурные отношения. Например, в РБ сильно развит шовинизм. Я, как еврей, могу расписаться в этом миллион раз; это действительно так. Там, конечно, в какой-то мере он, наверное, присутствует, но степень его проявления значительно ниже, чем здесь. В этом ключе и восприятие новых коллег-иностранцев/иноверцев иное. Основным критерием выступает все же профессионализм, и, наверное, если вы профессионал, к вам будут относиться как к профессионалу и судить по вашим профессиональным качествам. Однако, по моему мнению, на переднем плане для немцев стоит желание работать. Люди, у которых есть хотя бы минимальные амбиции, могут пробиться только в тех случаях, когда будут прикладывать максимальные усилия, потому что при прочих равных обстоятельствах, если у всех одинаковые исходные стартовые позиции и у всех одинаковое образование, то можно взять только одним фактором – значительно большими инвестициями в рабочее время, чем конкуренты по офису. Жители Германии в гораздо большей степени трудоголики, чем мы здесь.

    7 причин, почему инженерам действительно следует изучать философию

    Почему бы вам не сделать себе одолжение и не интегрировать немного философии в свою жизнь?

    3, raiPR

    Согласно словарю Merriam Webster, этика определяется как: —

    «Дисциплина, касающаяся того, что хорошо и что плохо, а также морального долга и обязательства».

    В этом смысле он пытается предоставить людям основу, чтобы помочь им сделать лучший моральный выбор при общении с другими людьми. Заимствуя фразу, сильная личная этика «поступает правильно, даже когда никто не смотрит». — К. С. Льюис.

    Этические (и моральные) принципы являются основой доверия во многих отраслях, особенно в инженерии. Для инженеров, как и для многих других профессий, этика определяет приемлемые правила и стандарты, которые определяют, как мы должны вести себя как профессионалы.

    Они помогают инженерам «поступать правильно» на основе набора согласованных принципов и методов. В этом смысле этика позволит инженерам общаться с коллегами, клиентами, сотрудниками, «пользователями» и общественностью на протяжении всей своей карьеры.

    Изучая и интегрируя этику в свой набор навыков, вы сможете достичь как минимум пяти полезных результатов: —

    1. Вы повысите общую этическую чувствительность как личность,

    2. Вы получите повышенную знание соответствующих стандартов поведения,

    3. Ваши этические суждения будут значительно улучшены,

    4. Вы повысите свою этическую силу воли, и;

    5. Это значительно повысит доверие между людьми в рамках рабочих отношений. Будь то коллега или клиент. Больше доверия означает больше работы и улучшение репутации в долгосрочной перспективе.

    Многие инженеры в какой-то момент своей карьеры столкнутся с этическими решениями. Скорее всего, вы столкнетесь с моральными дилеммами в таких областях, как: —

    • Общественная безопасность.
    • Взяточничество и мошенничество.
    • Охрана окружающей среды.
    • Справедливость.
    • Честность в исследованиях и испытаниях.
    • Конфликт интересов.

    По этим и многим другим причинам важно, чтобы инженеры были этически готовы «делать то, что правильно» в долгосрочной перспективе, а не то, что целесообразно в данный момент.

    Особенно, когда жизни и благополучию людей угрожает опасность.

    Какое значение имеет философия в бизнесе?

    Каждый день философия лежит в основе многих аспектов нашей жизни. Осознаете вы это или нет, но философия определяет многие способы нашего взаимодействия, даже не замечая этого.

    Самый популярный

    Но знание философии также может принести много пользы в жизни человека. Это также может помочь вам укрепить себя перед испытаниями и невзгодами жизни.

    Особенно это касается бизнеса. В идеале у бизнеса должен быть продукт или услуга, которые настолько хороши, что люди охотно вкладывают в них деньги.

    Но когда среди конкурентов все равны, философия может дать вам серьезное конкурентное преимущество. Именно здесь сильные основные ценности компании могут дать преимущество над ее конкурентами.

    «Эти основные ценности становятся бизнес-философией вашей команды и ваших клиентов. Как бизнес-лидер, основные бизнес-ценности начинаются с ваши основных ценностей.

    Когда вы интегрируете свои ценности в философию бизнеса, ваши ценности становятся частью культуры компании. Компания с позитивной культурой, как правило, более эффективна и продуктивна», — хрон. . В долгосрочной перспективе эти факторы значительно улучшат успех и долговечность компании. 

    Почему философия актуальна сегодня?

    Философия всегда была и будет актуальной. Проще говоря, это то, что лежит в основе многих аспектов нашей жизни, от того, как мы относимся друг к другу как к частным лицам, до макрокультуры нации.

    Хотя вы можете считать философию «мягким» предметом, важно понимать, что такие вещи, как естественные науки, не могут дать осмысленных ответов о том, как жить. Они также не являются полезными инструментами для определения того, что является «хорошим» и «плохим» — как говорят о некоторых злодеяниях 20-го века. 

    Но, как говорится, они не исключают друг друга. Также важно понимать, что STEM и философия неразрывно связаны друг с другом.

    Когда вы начнете изучать философию, вы быстро научитесь ценить, как мало на самом деле изменилась жизнь людей. Наша сегодняшняя борьба хоть и отличается, но невероятно похожа на борьбу наших предков.

    «В чем смысл жизни?», «Как прожить хорошую жизнь?», «Какова цель моей жизни?». Эти и многие другие распространенные вопросы, которые вы, вероятно, задаете себе в уединении собственного дома, задавались уже много раз на протяжении тысячелетий.

    «Философия не устарела. Философия ставит перед собой важные вопросы и работает над ответом. Это побуждает нас критически относиться к миру; это основа всех знаний, и при правильном использовании они могут принести нам огромную пользу». — Александр Лейвсли.

    Многие великие философы прошлого бились над этими самыми вопросами. Интегрируя некоторые из их учений, вы можете научиться «взламывать» жизнь.

    В конце концов, вам не нужно заново изобретать велосипед.

    Но очень важное замечание. Философию следует использовать только как руководство, а не как догму.

    Вы и только вы можете научиться мыслить критически и ясно, чтобы найти наилучший план действий в своей жизни.

    7 причин, по которым инженерам следует изучать философию

    Таким образом, вот 7 реальных причин, по которым инженеры должны изучать философию и интегрировать ее в свою жизнь.

    1. Это сделает вас лучшим инженером

    Интеграция этики и философии в вашу жизнь сделает вас лучшим инженером в целом. Это обеспечит вас улучшенной системной методологией и большей концептуальной ясностью.

    Самое главное, это поможет вам развить навыки критического мышления.

    2. Вы уже философ

    Каждое мгновение бодрствования вы практикующий философ, знаете ли вы это или нет. Вы постоянно делаете оценочные суждения и другие решения, основанные на каком-то обосновании.

    Возможно, вы даже задаете себе важные вопросы или сожалеете о своей судьбе. Интеграция некоторого понимания философии или учений великих мыслителей прошлого улучшит ваш взгляд на жизнь.

    Источник:

    3/Pixabay

    Это может даже позволить вам увидеть путь через трудные времена, о которых вы даже не подозревали.

    3. Это поможет вам понять точку зрения других

    Понимание философии улучшит вашу способность взаимодействовать с другими. Это заземлит вас в интеллектуальной традиции, которая больше, чем вы сами.

    Это поможет вам понять или хотя бы оценить точку зрения других. Это сделает вас лучшим слушателем и поможет вам лучше взаимодействовать с клиентами, коллегами и широкой публикой.

    4. Философия поможет вам ориентироваться в мутной воде

    Философия даст вам необходимые навыки, чтобы принимать более обоснованные решения, когда дела в вашей личной и профессиональной жизни идут не совсем по плану. Вы сможете лучше реагировать на время дезориентации.

    Источник: Stock Catalog/Flickr

    Это также поможет вам повысить уверенность в себе и лучше понять себя. Понимание того, что вы и только вы можете изменить ситуацию в своей жизни, придаст вам уверенности, необходимой для движения вперед.

    5. Это поможет вам лучше общаться.

    Философия даст вам возможность лучше формулировать свои мысли и ценности. Это также поможет вам проанализировать, почему вы считаете что-то правдой или нет.

    Философия заставит вас защищать свои предположения и заставит вас лучше выражать свои идеи и мысли.

    «Другими словами, начать собирать воедино самые веские аргументы в пользу того, что вас волнует — научных, моральных, политических или любых других.» — thinkcatalog.ru.

    6. Философия научит вас терпению

    Некоторые философские принципы сложно понять. Они не всегда, черные или белые, правильные или неправильные.

    Пытаясь изучить некоторых гигантов прошлого, от Аристотеля до Локка, вы начнете ценить тщательное и вдумчивое обдумывание вещей.

    Источник:  Tumisu/Pixabay

    Такой навык имеет большое значение для многих других аспектов вашей жизни. Профессионально это не позволит вам торопиться, например, без планирования заранее.

    Но вы, конечно, уже это делаете. Вы все-таки инженер.

    7. Это сделает вас более счастливым, сильным и разносторонним человеком.

    Философия по своей сути является попыткой понять состояние человека. У вас может возникнуть соблазн выдать это за чепуху, но будьте осторожны, вы смертное существо.

    Когда-нибудь в будущем ты умрешь. Ваши дни сочтены, часы тикают.

    Разобравшись с этим, вы сможете сделать каждый день на счету. Вы получите представление о том, что действительно важно в жизни — друзья, семья и смысл.

    Это поможет вам стать более заземленным и счастливым в долгосрочной перспективе. Вы научитесь ценить лучшее, что может предложить жизнь, и еще больше дорожить своим коротким временем на этой планете.

    Кто знает, может быть, он даже откроет дверь, чтобы помочь вам обрести ту страсть, которую вы так долго искали! Удачи путник!

    Еще новости

    инновации
    Исследователи создали первый гибкий OLED-экран, напечатанный на 3D-принтере

    Крис Янг| 10.01.2022

    наука
    Спустя 25 лет ученые нашли ключевое соединение в морских кораллах для лечения рака

    Дина Тереза| 23.05.2022

    инновации
    Безвоздушные шины, в которых используются технологии НАСА, могут положить конец проколам, сократить количество отходов и революционизировать отрасль

    Крис Янг| 15. 09.2022

    Важность этики и философии для инженеров

    1. Мы WSP
    2. Инсайты
    3. Платон для философии и техники сантехников

    В своем отмеченном наградами эссе для журнала New Philosopher Марк Бессудо из WSP объясняет, почему инженерам следует больше читать о философии

    Среда, 25 апреля 2018 г.
    Время чтения: 6 минут

    Инженерам не даются надлежащие интеллектуальные инструменты

    Было бы трюизмом отметить, насколько наш мир становится все более технологичным, экспоненциально сложным.
    Скорость изменений очевидна в нашем повседневном опыте. От грандиозных трансконтинентальных перелетов до рутинных задач по смыванию воды в туалете и, казалось бы, чудесной радости доступа к мировым знаниям через смартфон в кармане — мы одновременно пассивные и активные участники ландшафта, который постепенно становится механизированным, оцифрованным. , и автоматизированы.

    За кулисами эта техническая инфраструктура планируется, проектируется, строится и обслуживается в основном одним человеком: инженером. Осознаем мы это или нет, но теперь именно скромный инженер лепит глину, из которой лепится не только наша внешняя среда, но и внутреннее царство нашего разума. Когда мы вступаем в геологическую эру, известную как антропоцен, инженер также стал, возможно, невольно, экологической силой планетарного масштаба.

    Есть только одна проблема: почти ни на одном этапе своего образования, обучения или практики инженеры не получают надлежащих интеллектуальных инструментов , с помощью которых они могут сколько-нибудь осмысленно размышлять о себе, друг о друге или о своем предприятии, преобразующем мир. Инженеры и широкая общественность редко останавливаются, чтобы спросить: «Должны ли мы делать это просто потому, что мы можем? Действительно ли это хорошо для человечества или для планеты?»

    Вопросы о ценности, добродетели, красоте и справедливости нельзя учесть ни в одном из инженерных уравнений, и поэтому их легко отбросить. Тем не менее, для любого, у кого есть глаза, связь между инженерным делом и хорошей жизнью очевидна.

    Железное кольцо для инженеров

    Как и другие студенты-инженеры в Канаде, близкие к окончанию университета, я принял участие в церемонии под названием «Ритуал призвания инженера», своеобразной и несколько секретной традиции (разработанной британским писателем Редьярдом Киплингом, не иначе) который завершается тем, что каждый ученик получает железное кольцо.

    Легенда гласит, что каждое кольцо сделано из железа моста, который (дважды) обрушился на реку Святого Лаврентия в Квебеке в начале 20-го века. В катастрофах обвиняли сочетание небрежности, структурных недостатков и ошибочных расчетов. Всего было убито почти 90 человек.

    Таким образом, кольцо предназначено для ношения в качестве напоминания о нашей профессиональной приверженности общественной безопасности и соблюдению самых высоких этических стандартов. Его носят на мизинце ведущей руки, так что каждый раз, когда инженер прикладывает перо к бумаге, он издает заметный, хотя и приглушенный лязг! Частые напоминания должны быть как тактильными, так и интеллектуальными, подобно тому, как стоики объединяли техне (практику искусства или ремесла) с эпистеме (теорией познания).

    Вопрос о социальном, моральном и экологическом воздействии

    Инженеры действительно могут стоять на плечах гигантов, но нам никогда не рекомендуется тратить слишком много времени на то, чтобы смотреть свысока на тех, на ком мы стоим, или останавливаться, чтобы обдумать свое место. Нас призывают смотреть вверх, внедрять инновации и никогда не оглядываться назад.

    Инновации — это то, чем особенно гордится инженерная практика, но мало кто в профессии когда-либо подвергает сомнению само стремление; еще меньше подвергают сомнению технооптимистические представления нашей культуры о прогрессе. Вместо этого учреждения и корпорации прибегают к избитым клише о многих благах, которые дарует нам стремление к технологическим инновациям: повышение эффективности, материальный прогресс, экономический рост и так далее. Акт инноваций становится конечной целью, а не средством достижения какой-то другой, более благородной цели.

    В «Республике» Платон предположил, что идеальный город-государство не может быть реализован без правления любящих мудрость королей-философов. «До тех пор, пока философы не будут править как цари или те, кого теперь называют царями и ведущими людьми, искренне и адекватно философствуют, — предупреждал Платон, —… не может быть счастья, ни общественного, ни личного, ни в каком другом городе».

    Лишенные когнитивного инструментария, необходимого для исследования социального, морального и экологического воздействия своей работы, инженеры способны создавать артефакты и системы, которые могут негативно влиять на окружающих, часто с непредвиденными последствиями, например, своего рода технологическими пассивное курение.

    Интеграция философии в обучение инженеров

    Очевидно, что срочно необходимо, чтобы философия не заменяла техническое обучение, а чтобы философия дополняла его. Актуальность философии для инженерии должна стать более заметной, чтобы способствовать созданию более гуманистического подхода к инженерии. Иными словами, нужны любящие мудрость инженеры-философы.

    Понимание человеческих ценностей и принятие моральных решений скоро станет крупным бизнесом в индустрии высоких технологий. Многие из классических мысленных экспериментов, которые когда-то ограничивались классами Философии 101, вскоре могут стать частью повседневной реальности технических работников в офисах открытой планировки и лабораториях Силиконовой долины. Моральная философия может даже стать ключевым сектором промышленности.

    Возьмем, к примеру, беспилотные автомобили и вопрос безопасности с автоматическим обнаружением столкновений. Перед инженерами была поставлена ​​задача решить несколько реальных версий «проблемы тележки» и закодировать ее в программном обеспечении. Или виртуальная реальность. Несмотря на то, что он находится в зачаточном состоянии, он уже меняет многие наши представления о личности и о том, что составляет самость. По словам философа и когнитивиста Дэвида Чалмерса, виртуальная реальность переформулирует некоторые из самых вечных философских вопросов об эпистемологии и природе реальности.

    Благополучие и инженерия

    Кроме того, существует каверзная возможность (неизбежность?) того, что однажды будет изобретен искусственный общий интеллект (ИИА) — машина или система, способная выполнять интеллектуальные задачи лучше, чем любой человек. Это потребовало бы решения некоторых очень старых проблем моральной философии. Еще раз, инженеры полагаются на программирование таких понятий, как добро, доброжелательность и мораль в ОИИ. И если вы верите, как это делают некоторые эксперты, что изобретение ОИИ представляет уникальный экзистенциальный риск, то даже само существование нашей Солнечной системы вполне может зависеть от того, насколько инженеры придут к правильному ответу; более того, нам может быть предоставлен только один шанс выполнить это.

    «Хотел бы я, чтобы до инженеров дошло, — писал испанский философ Хосе Ортега-и-Гассет, — что для того, чтобы быть инженером, недостаточно быть инженером». Я тоже надеюсь, что мои коллеги-инженеры возьмут на себя смелость начать ясно понимать, что значит быть человеком. На вопросы типа «Это эффективнее?» и «Сколько это стоит?», мы также должны спросить: «Хорошо ли это? Способствует ли это благополучию? Для кого? По какому стандарту?»

    Критическое осмысление смысла жизни и будущего цивилизации таким образом, возможно, является новой формой гуманизма. И, как и подобает нашему прогрессивно спроектированному миру, это подход, в котором инженеры могут — нет, должны — лидировать.

    Сегодня инженеры редко используют ручку и бумагу, поэтому железное кольцо больше не служит той же цели, что и раньше. Нет заметного лязга! когда человек работает на компьютере, планшете или смартфоне. Ушли в прошлое частые напоминания о нашей этике.

    Кто знает — может быть, в конце концов, несмотря на все наши усилия, технологии сами найдут способ помешать любым нашим попыткам привить инженерии больше гуманизма.

    Марк Бессудо  – менеджер по исследованиям и консультант по устойчивому развитию в WSP в Торонто. Он также является основателем platoforplumbers.com. Это эссе было первоначально опубликовано в журнале New Philosopher как лауреат XI писательской премии на тему технологии.

     

    Статья изначально опубликована на www.the-possible.com 


    Связанные темы и теги

    • Общество (144)


    Зачем произведениям ИНЖЕНЕРА нужны ФИЛОСОФЫ

    Инженерия и философия сильно отличаются друг от друга. Они сидят на противоположных местах за грандиозным столом жизни и работы, почти ничего не делясь между собой. Так почему же в действительности эти два элемента сверхсвязаны?

    Подарок

    Вот прямое начальное соображение, о котором я никогда раньше не слышал, по крайней мере не писал так, и, к великому своему стыду, никогда не пытался подумать о его существовании: литературы по концепция и она не афишируется вне узкой дисциплины. Инженерия в основном занимается вопросами эффективности и функции , поэтому инженеров больше интересуют вещи  [1, 2]; философия в основном сосредоточена на природе реальности, в том числе существование, ценности , а разум , поэтому философов больше интересуют люди [2, 3].

    Проекции

    Парадоксальная дихотомия этих двух элементов, вещей против людей , состоит в том, что одно зависит от другого и наоборот. На самом деле инженерные работы предназначены для использования людьми или для помощи им, но для того, чтобы представить себе цели этих работ, инженерам нужен кто-то, кто скажет им, каковы эти потребности. Но позвольте мне предостеречь от неверного толкования сообщения, потому что ценность инженеров первостепенна и самоочевидна. Инженеры сыграли важную роль в создании мира, каким мы его видим, решали невероятные технические задачи и благодаря своей неустанной концентрации на черно-белых деталях помогли людям жить лучше и дольше. Вот почему нелегко быть инженером; это требует большой самоотверженности, концентрации, внимания и часто траты времени на то, чтобы представить, что может пойти не так, и заранее принять необходимые меры предосторожности, а починить что-то до того, как оно сломается, может быть сложной задачей. Инженеры знают это, и по этой причине они фокусируются лазером на микрообластях, иногда, к сожалению, упуская из виду общую картину. Я помню себя в начале 2000-х годов, проектируя с нуля очень инновационный — позже запатентованный — динамометр для шасси автомобиля для важного OEM-производителя мотоциклов: я был настолько сосредоточен на том, чтобы удостовериться, что спецификации запроса клиента были выполнены, производственные чертежи имели все правильные геометрические характеристики. и допуски на размеры, а инструкции по сборке были точными, поэтому я упустил возможность использовать другой двигатель и энкодер, которые расширили бы набор приложений. К счастью, на одном из последних совещаний по проекту владелец компании (блестящий инженер с деловой хваткой) заметил шанс, поэтому я внес необходимые изменения и еще раз убедился, что эти упущенные конкурентные преимущества, сделанные на раннем этапе, могут быть трудно исправить после. они сделаны. И здесь как раз вступает в игру идея дальновидного лидера, «философа»: того, кто интересуется людьми (клиент), доверяет технологии (в основе продукта) и видит общую картину ( воображаемое будущее).

    Наблюдения

    Сегодня много чего уже изобретено и трудно быть по-настоящему инновационным. Когда мы слышим об успешных прорывных инновациях и читаем их истории, мы можем легко определить фигуру «философа», которая за кулисами вдохновляла команду инженеров, которые фактически создали продукт. История прошлого и настоящего дает несколько наглядных примеров: Генри Форд строил автомобили, предназначенные для быстрого перемещения между городами, Стив Джобс придумал использовать сенсорный экран для взаимодействия с небольшим компьютером, который держат в одной руке, а Илон Маск изобретает звездолет с целью создать многопланетный вид за пределами Земли. Но литература говорит нам, что в Форде К. Гарольд Уиллс был фактическим ведущим инженером, который понял, как проектировать автомобили [4], в Apple Джонатан «Джони» Айв был инженером, который решал большинство технических задач того времени [5]. , а в SpaceX Том Мюллер был ключевым инженером, спроектировавшим с нуля все их ракетные двигатели, в том числе революционный полнопоточный метановый двигатель Raptor, установленный на ракете Starship [6, 7].

    Дополнительные силы

    Тем не менее, здесь мы сталкиваемся с чем-то простым для понимания, но трудным для выполнения. Эти три истории (преднамеренно взятые из разных эпох) предполагают, что успех продуктов был/связан с сосуществованием преданности удивительных инженеров идее, придуманной дальновидными лидерами, вышеупомянутыми «философами». Эти «философы», искренне заинтересованные в людях (конечных пользователях), поддерживаемые инженерами, заинтересованными в вещах (продукте), могут предвидеть путь в долгосрочной перспективе для решения конкретной проблемы или поставить новые сложные цели. Один из самых важных философов современности (по названию и дисциплине), итальянец Умберто Галимберти, уже много лет заявляет, что «Инженеры — это жрецы технологии. Но технология не направлена ​​на человеческое благополучие и прогресс. нацелены на его развитие, а не на прогресс. Они [инженеры] достигают максимальных целей при минимальном использовании ресурсов».

    Это утверждение ясно указывает на фундаментальное слабое место в этом конкретном домене. Профессор Галимберти, кажется, разоблачает подозрение в невосприимчивости сегодняшней инженерной фракции; реальная великая держава доступна, но она не контролируется (т. е. не имеет направления) и, вероятно, тратит интеллектуальную энергию на себя, не принося разрушительных преимуществ в какие-либо конкретные области (например, человечество, бизнес и т. д.). Такого рода упущенные возможности в сочетании с известной пословицей в современном бизнесе, которую американский писатель и тренер Энтони Яннарино остроумно резюмировал: «В мире, который все больше озабочен транзакциями, а не отношениями, конкурентное преимущество будет у тех, кто инвестирует в человеческие отношения, глубокие связи и служение другим людям» дает нам новую дорожную карту, которой придерживаются практически все успешные технологические стартапы. Замкнув круг, эта концепция, о которой мы говорили, редко упоминается и, на мой взгляд, не получает того внимания, которого она заслуживает: идея и видение (от «философов») наряду с дизайном и производственными возможностями (от инженеров) являются двумя противоположными элементами, хорошо в принципиально разных вещах, но одно усиливает другое, как, например, компьютеры делают с людьми. Прошлые и настоящие истории болезни говорят нам, что эта комбинация между философия  и проектирование – это место, где происходит волшебство – типичный пример взаимодополняющего партнерства.

    Ссылки: [1] Умберто Галимберти, выступление на «59-м Национальном конгрессе инженеров Италии», Италия, 2014 г. | [2] Джордан Петерсон, «Гендерный скандал: часть первая (Скандинавия) и часть вторая (Канада)», Канада, 2019 г. | [3] Wikipedia.org, «Философия» | [4] Линн Лайон Налдретт, «Гений, стоящий за моделью T», США, 2017 г. | [5] Wikipedia.org, «Эппл Джонатан Айв» | [6] Эшли Вэнс, «Илон Маск», США, 2015 г. | [7] CNBC, «Познакомьтесь с Томом Мюллером: от лесозаготовителя из Айдахо до соучредителя SpaceX, который запускает ракеты Илона Маска», США, 2019 г.

    Copyright © 2021, Francesco William D’Alessandro. Все права защищены. Никакая часть этой статьи не может быть использована или воспроизведена каким-либо образом без письменного разрешения.

    Инженерия, философия и воля к действию – интерфейс

    Алан Чевилл, Бакнеллский университет

    Что такое инженерия? Что значит быть инженером? Для тех, кто изучает инженерное дело, это важные вопросы. Колледж — это больше, чем знания, полученные в ходе последовательных занятий. Поскольку для многих студентов колледж — это первый по-настоящему самостоятельный шаг в процессе роста и становления, разумно понять, где вы можете оказаться, прежде чем отправиться в путешествие, которое изменит ход вашей жизни; или, говоря словами Бильбо Бэггинса: «Это опасное дело… выходить за дверь. Ты ступаешь на дорогу, и если ты не удержишь ноги, неизвестно, куда тебя может унести». [1]. Хотя вы часто слышите, как инженерия описывается как применение науки — а инженерия действительно строится на науке, — большинство инженеров сказали бы, что их работа — это гораздо больше, чем применение чужих открытий. Это эссе начинается с общих определений инженерии и исследует удивительную роль, которую философия, мораль и вера играют в инженерии.

    Существует более сотни определений инженерии, но, пожалуй, наиболее распространенное из них дает Совет по аккредитации инженеров и технологий (ABET), организация, которая следит за качеством программ получения инженерных степеней. ABET определяет инженерное дело как «… профессию, в которой знания математических и естественных наук, полученные в результате учебы, опыта и практики, разумно применяются для разработки способов экономичного использования материалов и сил природы на благо человечества» [2]. ]. Хотя это определение эволюционировало с течением времени, первоначальную идею можно проследить до самого зарождения инженерного дела как официальной профессии в начале 19 века. веке [3]. Второе родственное определение исходит от инженерного философа доктора Билли Коэна, который определяет инженерный метод как «…использование самых современных эвристик для создания наилучших изменений в неопределенной ситуации в рамках доступных ресурсов» [ 4]. Слово «эвристика» лучше всего можно описать как «эмпирические правила», которые нельзя точно доказать, но которые помогают прийти к решению; инженеры постоянно используют такие эвристики при принятии решений. Оба определения очень хорошо согласуются с нашими нынешними представлениями о том, как следует преподавать инженерное дело, поскольку они сосредоточены на опыте, создании вещей, технических знаниях и необходимости работать в рамках 9.0171 ограничения. Оба определения ABET и Koen дают рекомендации по обучению инженерному делу, поскольку они подразумевают, что человек становится эффективным инженером, приобретая современные знания, опыт и эффективные эвристики.

    Чтобы выяснить, есть ли что-то большее, чем инженерия, чем технические знания и способность применять эвристику, я предлагаю идею, популярную в мысленных экспериментах прошлых столетий, воображая «демона» со сверхчеловеческими способностями, способными совершать определенные действия, невозможные для людей. Лаплас вообразил демона, который предсказывал будущее, зная положение и импульс всех частиц. Точно так же Демон Максвелла использовал небольшой люк, чтобы показать, что второй закон термодинамики был вероятностным. Представим себе «профессионального демона» со сверхчеловеческим восприятием, который помогает вам в ваших профессиональных задачах. Хотя ваш профессиональный демон может ответить на любой вопрос или выполнить задание со сверхчеловеческими способностями, ему нужно дать эвристику или направление для действия; они неспособны сделать выбор, который не можем сделать мы сами. Другими словами, Демон лишен самостоятельной воли и может действовать только в том случае, если его действия могут быть определены заранее.

    Один из примеров того, как сконструировать такого демона, предложен экономистом Милтоном Фридманом в статье «Социальная ответственность бизнеса заключается в увеличении его прибыли» [5]. Здесь корпоративный исполнительный демон, или демон Фридмана, предлагает действия, направленные на максимизацию прибыли бизнеса, если эти действия не являются обманными или мошенническими. Хотя фактический объем данных, которые демон должен понимать, чтобы принимать такие решения, огромен, эвристика проста — анализировать все входящие данные и предпринимать действия, которые максимизируют прибыль. Точно так же можно представить Демона Гиппократа в медицине, который имеет острое восприятие диагноза и выбирает лечение, которое с наибольшей вероятностью излечит болезнь, сводя к минимуму вред для пациента. Очевидно, что такая эвристика не может полностью определить профессию — Демон Фридмана не может мотивировать сотрудников, а Демон Гиппократа не может утешать больных. Тем не менее, выявление привычных действий профессии — тех, которые могут направлять нашего демона, — проливает свет на ценности и то, как измеряется производительность. Генеральный директор, который увеличивает прибыль, получаемую компанией, ценится акционерами, а врач, который лечит большую часть пациентов, считается лучшим врачом.

    Конечно, не все человеческие начинания или профессии можно так точно уложить в эвристику; трудно представить, какие инструкции давались, например, Демону Пикассо. Что насчет инженерии? Из прежних определений инженерии Демон АВЕТ должен был предоставить знания математических и естественных наук, природных сил и материалов, а также доступ к суждениям других, оставив инженеру просто задачу решить, что наибольшую пользу человечеству. Точно так же Koen’s Demon предоставляет современные эвристики, доступные ресурсы и вероятностные расчеты неопределенности, так что инженеру просто нужно решить, какое изменение лучше всего. Однако здесь даже самый технически подготовленный инженер сталкивается с потенциальной дилеммой. В отличие от Демона Фридмана — максимизировать прибыль — и Демона Гиппократа — лечить больных — здесь нет эвристики, позволяющей определить, что является лучшим изменением (Коэн) или что принесет наибольшую пользу человечеству (АВЕТ). Одной технической компетентности недостаточно, чтобы руководить действиями; определения инженерии, кажется, предполагают, что либо инженер знает, как лучше всего служить высшему благу, либо кто-то другой скажет, как это сделать. Это важное осознание; Чтобы быть в состоянии действовать как инженер, нам нужно либо отказаться от своих суждений в пользу нашего работодателя, либо разработать моральную философию, которая позволит нам
    определить, как добиться большего блага.

    Разве не в этом заключается роль этики в технике? В широком смысле да, но не в том смысле, в котором обычно преподается этика. Инженеры разработали свой собственный этический кодекс, чтобы избежать вреда, наносимого неверными инженерными решениями. В философии такие этические кодексы широко известны как деонтологическая этика, или этика правил. В то время как деонтологическая этика дает общие рекомендации по избеганию вреда, она, как правило, дает мало практических советов о том, как действовать во благо. Такие кодексы этики также являются нормативными — они определяют, как должны быть вещи или как должен вести себя человек, — и тем самым могут ограничивать право человека определять для себя, что хорошо. В качестве альтернативы можно обратиться к ветви этики, называемой консеквенциализмом, где о действиях судят по их последствиям, а не по тому, соответствуют ли они некоторым заранее установленным правилам. Последствия, однако, может быть очень трудно предсказать. Бывший президент Национальной инженерной академии Уильям Вульф считает этику важным
    задача для инженерной профессии в 21 веке, поскольку современные сложные инженерные проекты, большие команды и непредсказуемые эффекты совокупности множества мелких разумных решений делают все более трудным прогнозирование последствий инженерных действий [6].

    Если делать добро — центральное место в инженерии, но добро нельзя определить с помощью правил или предсказать по последствиям, то, похоже, инженерам требуется нечто большее, чем техническая компетентность, чтобы иметь возможность действовать. Инженер должен уметь сформулировать и обосновать, почему его действия приносят пользу человечеству даже в
    Лицо неопределенности. Вопрос о том, как действует человек, сталкиваясь с неопределенностью, был рассмотрен американским прагматиком Уильямом Джеймсом более века назад в его эссе «Воля к вере» [7]. Джеймс утверждает, что вера, как и знание, поддерживает действие, и что поведение, основанное на убеждениях, не обязательно должно вести к полностью релятивистскому миру. Джеймс понял, что для принятия полностью рационального решения нам нужны доказательства. В то время как для многих проблем можно дождаться накопления достаточных доказательств, вопросы морали — «вопрос не о том, что чувственно существует, а о том, что хорошо или было бы хорошо, если бы оно существовало» — не всегда могут ждать рациональных решений. В этих случаях следует руководствоваться своими убеждениями. Джеймс проводит различие между истинными убеждениями и фантазиями, утверждая, что настоящая вера живая (вы заботитесь о ней), вынужденная (вы должны сделать выбор) и важная (уникальная, необратимая и с высокими ставками).

    Как инженеры, мы обучены мыслить рационально, как ученые, и Джеймс красноречиво объясняет, почему может быть очень трудно аргументировать инженерное решение, исходя из личных убеждений: Когда обращаешься к великолепному зданию физических наук и видишь, как он был воспитан;
    какие тысячи бескорыстных нравственных жизней людей погребены в его простых основаниях; какое терпение и отсрочка, какое удушение предпочтения, какое подчинение ледяным законам внешней действительности выкованы в самых ее камнях и известковом растворе; как абсолютно безлично он стоит в
    его необъятная величественность, то каким одурманенным и презренным кажется каждый маленький сентиментальный человек, который приходит, выпуская свои добровольные дымовые венки и притворяясь, что решает вещи из своего личного сна! Тем не менее я утверждаю, что различия между инженерией и наукой проявляются именно в вере. Там, где наука ищет истину, инженерия ищет перемен. Одно из основных утверждений Джеймса состоит в том, что когда полностью рациональные решения невозможны, мы должны руководствоваться нашими убеждениями, когда наука не может направлять действия, тогда истина становится тем, за что вы готовы стоять. Инженеры принимают неопределенные решения и должны быть готовы поддержать их. Вера подразумевается быть инженером; то, что вы считаете, напрямую влияет на результаты проекта. Желая отстаивать свою веру, веря в определенные результаты, мы помогаем сделать эти результаты возможными. Поскольку убеждения определяют действия, а действия инженеров влияют на других, мы оба должны признавать силу наших убеждений, но при этом проявлять осторожность. Мосты, построенные только из веры, рушатся, 9Самолеты 0171, спроектированные без передовой рациональной науки, падают с неба, а инженерные разработки, выполненные даже по правильным причинам, часто впоследствии причиняют вред.

    Как же тогда инженеру пройти невидимую, постоянно меняющуюся грань между верой и рациональным принятием решений? Во-первых, не заменяйте веру эмпирическими методами науки, когда они доступны. Во-вторых, практикуйте смирение, а не высокомерие, признавая, что то, что вы знаете, — это лишь малая часть того, что известно. Стремитесь к знаниям, а также к изменениям, и осознайте, что социальные науки, гуманитарные науки и философия могут многое предложить о том, как делать добро в мире. Наконец, чтобы доверять своим убеждениям, вы должны быть готовы активно развивать их и изменять при необходимости. Стремитесь понять, откуда берут свое начало ваши убеждения, и сравните их с убеждениями других, став активным членом интеллектуального сообщества. Джеймс утверждает, что мы имеем право верить во что хотим, на свой страх и риск, пока наша вера живая, вынужденная и важная; но что мы должны уважать свободу других верить, как они хотят. Я бы добавил к этому, что инженеры также должны понимать, что последствия их убеждений реальны, значительны и, возможно, их невозможно предсказать. Как сказал другой известный инженер: «Суть в том, что то, что делают инженеры, имеет последствия, как положительные, так и отрицательные, иногда непреднамеренные, часто широко распространенные, а иногда и необратимые» [8].

    В заключение, в этом эссе утверждается, что в определениях инженерии имплицитно подразумевается не только техническое мастерство, но и предположение, что инженер знает, как работать на благо человечества, и, таким образом, имеет остро развитую моральную философию. Учитывая сложность и взаимосвязанность современного мира, с помощью рациональных средств становится все труднее с уверенностью знать результаты своих действий, принимать этичные инженерные решения и решать моральные вопросы. Тем не менее проблемы, стоящие перед миром, которые будут решать инженеры завтрашнего дня, носят фундаментально моральный характер, не могут ждать рациональной определенности и, следовательно, должны руководствоваться живой, вынужденной и важной моральной философией. Чтобы иметь возможность действовать, за исключением самых узкотехнических способов, инженеры должны разработать личную философию, основанную на сообществе, поскольку наши действия влияют на других. Роль университета заключается не только в том, чтобы обеспечить профессиональную подготовку, но и в том, чтобы служить этим сообществом, чтобы оттачивать свою философию и открывать нашу общую человечность. Окутанные нашей собственной технологической спесью и рациональным мышлением, инженеры часто не понимают, в какой степени наши убеждения влияют на наши действия и, следовательно, на жизнь других людей. Хотя все действия имеют последствия, мы все равно должны действовать, и в конечном счете инженеры могут делать человеческий выбор, потому что мы люди.

    «Мысль проявляется как слово;
    Слово проявляется как дело;
    Дело перерастает в привычку;
    И привычка твердеет в характер;
    Так внимательно следи за мыслью и ее путями,
    И пусть она рождается из любви
    Рождается из заботы обо всех существах…
    Как тень следует за телом,
    Как мы думаем, такими мы и становимся».
    – Дхаммапада (Изречения Будды)

    [1] Дж. Р. Р. Толкин, «Властелин колец». Нью-Йорк: Ballantine Books, 19.54.

    [2] Совет по аккредитации инженеров и технологий, «Критерии аккредитации инженерных программ», Комиссия по инженерной аккредитации, Балтимор, 2008 г.

    [3] К. Митчем и Э. Шацберг, «Определение технологий и инженерных наук», по философии технологий и инженерных наук. об. 9, A. Meijers, Ed., ed Amsterdam: Elsevier, 2009.

    [4] BV Koen, Quo Vadis Humans? Инженерия выживания человеческого вида», в книге «Философия и инженерия: новая повестка дня», И. ван де Пул и Д. Голдберг, ред., изд. Нью-Йорк: Springer, 2010.

    [5] М. Фридман. (1970, 13 сентября) Социальная ответственность бизнеса заключается в увеличении прибыли. Журнал Нью-Йорк Таймс.

    [6] W. A. ​​Wulf, «Инженерная этика и общество», Technology in Society, vol. 26, стр. 385-390, 2004.

    [7] У. Джеймс, Воля к вере и другие очерки популярной философии. Нью-Йорк: Longman, Greens, and Co., 1912.

    [8] Н. Р. Августин, «Этика и второй закон термодинамики», The Bridge, vol. 32, стр. 4-7, 2002.

    10 Философий для инженеров — Software Engineering Daily

    После успешного эксперимента History of Hadoop мы проводим еще один субботний эксперимент: редакционный подкаст. Дайте нам знать ваши мысли через Slack, Twitter или по электронной почте!


    Наш подкаст ошибается в технической строгости.

    Независимо от того, идет ли речь о распределенных базах данных, микросервисах, Soylent, Uber или Dwarf Fortress, мы пытаемся отделить шумиху от сути, перекладывая повествование на гостя. При таком уважении со стороны Software Engineering Daily проявляется редакционная объективность.

    Один из участников канала Slack сказал, что «когда оглашаются мнения Software Engineering Daily, это отнимает у гостя время».

    Достаточно честно.

    Однако, как и у любой журналистской организации, у нас есть свое мнение. На SE Daily мы транслируем объективность и группируем субъективность.

    Этот эпизод нарочито субъективен. У него нет гостя. Это редакционная статья-монолог, вдохновленная Developer Tea.


    Непреложные законы редко встречаются в программной инженерии, и когда инженер утверждает, что нашел такой, к этому инженеру обычно относятся скептически.

    Приветствуются общие принципы.

    В этом выпуске поста и подкаста я делюсь некоторыми философскими взглядами на современную разработку программного обеспечения. Это сильные мнения, которых слабо придерживаются. Приветствую дебаты и обсуждения.

    1. Вам не нужно проявлять себя.

    Программное обеспечение — новая область, и никто не знает, как это делать. Если кто-то говорит, что вы не обладаете необходимой квалификацией и поэтому должны выполнять работы по техническому обслуживанию, вам следует задать этому человеку вопрос. У нас перевернутая система, где люди, которым платят меньше всего, делают самую дрянную работу. Они, как правило, молоды и наивны.

    Это не аксиома.

    Повествование, которое продают молодым инженерам гигантские компании, звучит следующим образом: возьмите свою работу за 80 тысяч долларов в год, займитесь обслуживанием программного обеспечения, которое приносит компании 1 миллион долларов, и ненавидьте свою жизнь.

    После того, как вы проведете достаточно времени на первом уровне интеллектуального карьера, мы сделаем вам SDE 2, где вы сможете проводить рефакторинг чуть более высокого уровня за 150 тысяч долларов в год, что принесет компании-гиганту 5 миллионов долларов. Это то, что называется арбитражем.

    2. Вы не товар.

    У нас мышление сборочного конвейера, оставшееся от индустриальной эпохи. Программное обеспечение — это больше ремесло. Не верьте, что вы заменимая шестеренка. Не верьте универсальному процессу собеседования с проблемами на доске. Они служат отточиванию вашей индивидуальности и заставляют вас чувствовать себя рабочим сборочного конвейера.

    Современная сборочная линия. Подойдите к доске, чтобы узнать, соответствуете ли вы требованиям.

    3. Разработка программного обеспечения — это искусство и наука, но редко то и другое одновременно.

    Процесс планирования и проектирования — это искусство, но как только требования определены, вы можете действовать более детерминированно. То же самое можно сказать и о других видах количественной деятельности, в которых я принимал участие, — покере, музыке и писательстве. Как мы с Майклом Розенталем обсуждали, вопрос искусства и науки — это тот же вопрос, что и вопрос стратегии и тактики.

    4. Вы — не ваша работа.

    Я научился этому очень рано, играя в покер, когда мне пришлось оставить эту карьеру, и моя личность была тесно связана с покером. Если вы делаете свою работу такой же, какой вы есть, то ваша самооценка определяется теми, кто осуждает вас за вашу работу.

    Ваша работа — это средство для достижения вашей высшей цели.

    5. Мир представляет собой распределенную систему.

    Когда вы выполняете действие на своем смартфоне, существует задержка перед тем, как это действие будет принято.

    Серверы иногда будут лгать вам, но серверы склонны к согласованности в конечном счете. Мир работает так же. В краткосрочной перспективе человеческие системы лгут нам все время, но мир стремится к согласованности в конечном счете — правда в конце концов раскрывается.

    Достойной аналогией является гипотеза эффективного рынка: медленно эффективные рынки представляют собой в конечном счете непротиворечивый процесс.

    Мир представляет собой распределенную систему, что из этого следует? Нам приходится выполнять трудоемкие расчеты риска и вознаграждения, обязательные для каждого программиста распределенных систем.

    Сбои с длинным хвостом могут происходить и происходят.

    В распределенной системе мы часто отдаем предпочтение безопасности, а не живучести. В распределенной операционной системе программист принимает все меры предосторожности, чтобы избежать потери данных. Точно так же, если сценарий реальной жизни представляет собой небольшую вероятность гигантского риска убытков, вы должны принять огромные меры предосторожности. Если кто-то предложит вам бросить кубик с 1000 гранями, а вы выбросите от 1 до 999, вы получаете 100 миллионов долларов, но если выпадет 1000, вам отрубят голову, плюс ограничен, а минус нет.

    Я могу оценить, насколько значительно 100 миллионов долларов улучшат мою жизнь, но невозможно определить, насколько это плохо, когда мне отрубают голову. Я бы почти никогда не принял это предложение, потому что математическое ожидание бесконечно отрицательно.

    Возвращаясь к последствиям жизни в распределенной системе, существует огромный диапазон потенциальных результатов в данной транзакции, и оценка этих огромных рисков требует глубоких размышлений и расчетов.

    Инженеры подвержены такому же риску, как и финансисты

    6. Вы не лотерейный билет.

    Это цитата Питера Тиля. Он утверждает, что мы должны думать с точки зрения вычислений, а не статистики, потому что, если вы считаете, что мир — это лотерея, вы позволите себе проиграть.

    Пример: инженер-программист может сказать: «Я подаю заявление на вакансию с 1000 претендентов, поэтому шансы, что я получу работу, довольно малы». Это означает, что игра мастерства — это игра на удачу, и если вы не подготовитесь к этому собеседованию и не выспитесь, то это ваша вина.

    Если вы играете в покер, Magic или Dominion, легко обвинить в проигрыше удачу, но лучшие игроки — это те, кто оптимизируется, несмотря на невезение. Лично мне нравится играть в игры при обстоятельствах, когда мне не везет, потому что это делает более интересной задачей и дает лучший опыт обучения.

    «Поверхностные люди верят в удачу или в обстоятельства. Сильные мужчины верят в причину и следствие».
    ― Ральф Уолдо Эмерсон

    Удача — это идея, которая спасает нас, когда мы не проявляем должной осмотрительности.

    Покер — это игра со взвешенным распределением вероятностей. Кто-то называет это «везением».

    Мы живем в обществе, которое любит говорить об удаче, потому что это дает нам оправдание, когда мы проигрываем. Это не значит, что в мире нет удачи — много людей невезучие. Но если вы читаете это, скорее всего, вам повезло больше, чем 0,01%.

    Существует давний философский спор о том, контролируем ли мы свою судьбу. На самом деле, это не имеет большого значения.

    Мы должны исходить из того, что сами контролируем свою судьбу.

    Если мы не контролируем ситуацию, это ничего не меняет  независимо от того,  мы предполагаем, что контролируем ситуацию. Но если мы, , контролируем , было бы очень опасно для нашего благополучия полагать, что мы контролируем , а не .

    7. Предпочтите действие планированию.

    Разговоры дешевы, а исполнения мало.

    Вот почему никому нет дела до ваших идей, им важно увидеть ваш прототип. Джон Майер сказал, что все, что ему нужно сделать, чтобы добиться успеха, это закончить свои песни.

    В Amazon это назвали «предвзятостью к действию». В Facebook они «двигаются быстро и ломают вещи».

    Тем не менее, обычно вы можете выбрать оба варианта. Долгосрочное планирование недооценивается, потому что немногие предпринимают агрессивные краткосрочные действия, необходимые для его достижения. Если вы никогда не видели, чтобы долгосрочное планирование приносило плоды, вам будет трудно понять смысл.

    8. Разработка программного обеспечения полна лжи и людей, которые попытаются воспользоваться вами.

    Вы должны сами решить, во что верить.

    Есть также много замечательных людей, но вам решать развивать интуицию и здравый смысл.

    В фильме «Большой шорт» есть сцена, где Марк Баум, которого играет Стив Каррелл, стоит перед банкирами и говорит: «Мир полон мошенничества, наша еда — мошенническая, наша банковская система — мошенническая, наша медицина — мошенническая». , и если вы осмотритесь и исследуете каждую из этих вещей, вы обнаружите, что в этих системах есть слои обмана и лжи — разработка программного обеспечения такая же.

    Инженеры-программисты умышленно подчиняются мошенничеству гигантских технологических компаний.

    Например, если вы попадаете в место, которое дает вам много привилегий, таких как бесплатный обед или массаж спины, поймите, что они делают это, потому что недоплачивают вам.

    Если вы получаете зарплату в размере 130 тысяч долларов, опционы на акции на 70 тысяч долларов, бесплатный обед и бесплатную стирку, это может показаться довольно выгодной сделкой, но что это говорит о том, сколько денег компания зарабатывает на вас?

    По данным Business Insider:

    • Apple: 1 865 306 долларов США на сотрудника
    • Google: 1 154 896 долларов на сотрудника
    • Microsoft: 732 224 доллара на сотрудника
    • Amazon: 577 482 доллара на сотрудника (до того, как я там работал, цена была выше)

    Это даже не перекос в сторону того, сколько они зарабатывают инженеров .

    Экономика программного обеспечения не интуитивно понятна.

    Самое безумное в программном обеспечении то, что для создания новых копий продукта, который нужно написать только один раз, требуется 0 долларов. Это контрастирует со сборочной линией, где для воспроизводства каждой новой единицы требуются новые усилия и человеческое трение. С программным обеспечением только первая единица требует значительного труда для производства.

    Как разработчики программного обеспечения, мы должны переосмыслить нашу ценность как работников на рынке с безумным рычагом экономики программного обеспечения.

    Гигантские технологические компании могут осуществить этот арбитраж низкооплачиваемых инженеров, потому что инженеры позволили себе соблазниться набором мифов.

    «Интеллектуальная традиция — это раболепие перед властью, и если бы я не изменил ей, мне было бы стыдно за себя».

    -Ноам Хомский

    Есть рассказ о программисте, который не способен ни на что, кроме программирования. Некоторые программисты говорят об этом с гордостью, говоря что-то вроде «Я всего лишь инженер, я не хочу думать о бизнес-стороне вещей, я не понимаю бизнес-сторону вещей».

    Воз, почитаемый инженерами за его отсутствие заботы о бизнесе

    Инженеры были соблазнены точкой зрения промышленника, что мы не можем руководить собой, мы не можем оценивать альтернативные издержки и не понимаем рынок в целом.

    Все это ложь, и мир станет более эффективным и утилитарным, если инженеры возьмут под контроль свою карьеру и начнут оценивать варианты вне их непосредственного, узкого контекста.

    9. Вы — это не ваши полномочия и не ваше прошлое.

    Если вы начинали в сфере продаж, вы можете стать инженером.
    Если вы начинали как инженер и вам это не нравится, вы можете стать подкастером.

    Вам не нужна степень — если вы можете работать, вы можете получить работу инженера.

    В интервью с моим братом Майклом Розенталем он рассказал о том, что бросил школу и занялся программированием на фрилансе, а также о том, как он стал быстрее учиться после того, как вышел из жестко контролируемого образовательного процесса.

    В эпизоде ​​с Сетом Годином он говорил об устаревшей системе образования и снижении ценности диплома.

    Не позволяйте своему прошлому определять вас, а также ярлыкам и сообщениям, которые общество применяет к вам. Вы можете взять под контроль свою жизнь и определить свое будущее.

    10. Как инженер-программист, вы можете агрессивно идти на карьерный риск, потому что ваши недостатки фундаментально ограничены.

    Вы должны пропустить работу. Мы проводим большую часть времени на работе.

    Рынок труда сейчас действительно хорош, потому что наша экономика полностью перестраивается программным обеспечением. Создаются огромные экономические возможности:

    • AWS (еще молодой) снижает начальные затраты с $50 тыс.+ до ~$0
    • Mobile (еще молодой) кладет суперкомпьютер, который мощнее волшебной палочки Гарри Поттера, в карман каждого
    • Развивающиеся рынки все еще не совсем онлайн, что намекает на огромный скрытый спрос
    • Каждое из вышеперечисленных взаимодействий усугубляет друг друга

    Это экономические основы, а не ложные технические сигналы.

    Не верьте разглагольствовающим и бредящим венчурным капиталистам, требующим более низких оценок и кричащим о пузыре. Не верьте луддитским антитехнологам, которые насмехаются над своим латте.

    По любому логическому прогнозу высокий спрос на инженеров не исчезнет в ближайшее время… если только вся экономика не рухнет в результате какой-нибудь ужасной катастрофы черного лебедя – в этом случае ваша нынешняя работа, скорее всего, испарится в любом случае.

    Как сказал Дэвид Хайнемайер Ханссон, стоит задуматься о том, как часто ваша работа приводит вас в состояние потока и спокойствия. Если ваша работа напряженная и совершенно неприятная, поиск новой работы должен быть огромным приоритетом.


    Спасибо, что дочитали до этого места. Я надеюсь, что этот пост вдохновит на обсуждение, положительное или отрицательное, и мне бы очень хотелось узнать ваше мнение.

    Software Engineering Daily хочет создавать контент, полезный для инженеров . Если это было полезно, сообщите нам об этом через Slack, Twitter или по электронной почте.

    ОТ ФИЛОСОФИИ ТЕХНОЛОГИИ К ФИЛОСОФИИ ТЕХНИКИ*

    1. ВВЕДЕНИЕ

    Начиная с двадцатого века некоторые утверждают, что трудно провести различие между наукой и инженерией или провести различие между тем, что делают ученые и неученые, например , инженеры (Ключи 2009). Другие утверждают, что то, что делают ученые и инженеры, дополняет друг друга или работает очень близко, или просто инженерное дело является отраслью науки или приложением научных знаний. Это определяет три модели для понимания между наукой и технологией (Channell 2009).

    Впрочем, такой сложности нет вовсе. Такая кажущаяся трудность возникает из-за неправильного понимания исторической и концептуальной (Channell 2009; Mitcham & Schatzberg 2009) эволюции науки и техники, а также философских различий, как онтологических, так и эпистемологических, между ними.

    Показано, как неполные или неуместные различия между техникой, технологией и наукой, а также некоторые неверные представления о том, что такое знание в инженерии, порождают практические противоречия, такие как широко распространенное мнение, что инженерия — это просто применение научных знаний, полученных в результате формальная невозможность производить новые инженерные знания и в то же время препятствовала бы рациональности любой докторской (научной) степени в области инженерии. в этой статье нет разницы между инженерией и инженерными науками (Mitcham & Schatzberg 2009).), не игнорируя различий между ними.

    Это исследование направлено на установление различий между наукой и техникой не путем сравнения результатов работы ученых и инженеров, а путем сравнения рассуждений, предшествующих тому, что делают люди в каждой дисциплине, а также эпистемологических вопросов, таких как инженерное знание и как производить новые знания в технике, и «мировоззрение» как в науке, так и в технике. При этом в качестве методологического пути пересматриваются современные концепции техники и технологии, затем вводится различие между инженерией и технологией (McCarthy 2011), за которым следует характеристика отношений между наукой и техникой. То, что следует понимать под наукой о технологиях, является отправной точкой для рассмотрения краткой истории философии инженерии как философской дисциплины, того, что такое инженерное знание, и ее метода исследования, чтобы закончить сравнением между наукой и техникой.

    Инженерное дело имеет обособленное отношение к философии. Этика является главной темой многих публикаций по инженерной философии (Heywood 2008), но этого недостаточно (Mitcham 2015). Некоторые работы по философии инженерии можно проследить до 1966 года (Greber 1966), но это философская дисциплина, возникшая в последнее время.

    Документ имеет следующую структуру: это введение, раздел, в котором проводится различие между техникой и технологией, затем основной раздел, раскрывающий различия между наукой и технологией, подчеркивающий, что инженерия не является прикладной наукой, и вводящий сравнение исследований процесс в науке и исследовательский процесс в технике. Выводы и дальнейшие исследования являются заключительными разделами.

    2. РАЗЛИЧИЕ МЕЖДУ ТЕХНИКОЙ И ТЕХНОЛОГИЕЙ

    Артефакты играют центральную роль, когда говорят о технике и технологии (Newberry 2013). Хотя слова «методика» и «технология» используются нечетко для обозначения артефактов, их значение несколько отличается и принадлежит к разным концептуальным и даже концептуальным и историческим контекстам (Mitcham & Schatzberg 2009). В этом разделе проводится различие между техникой и технологией.

    2.1. ИНТЕРЕС К «ТЕХНИКЕ»

    В начале двадцатого века философы (все еще) задавались вопросом, что такое техника. На этот вопрос был дан ответ: действия, изменяющие природу (Ortega y Gasset 1965). Эти акты были описаны как процедуры, позволяющие человечеству по своей инициативе получить то, что природа не дает и в чем нуждается. другими словами, «техника» определяется как способ, которым человечество навязывает природу, поскольку люди не подчиняются своей среде (Santandreu Niell, 1992). Эта идея говорит о том, что техника присуща человечеству. Однако та же самая идея не означает, что процедуры по изменению окружающей среды в более подходящие условия принадлежат исключительно людям, поскольку насекомые, такие как муравьи, млекопитающие, такие как бобры, или птицы, такие как дятлы, также изменяют свою среду.

    С другой стороны, техника противостоит приспособлению человека к окружающей среде. Это означает, что в то время как биологическая адаптация есть модификация субъекта к окружающей среде, техника может пониматься как действия, направленные людьми на приспособление природы как к их объективным, так и к излишним потребностям. Техника и (естественная) адаптация движутся в противоположных направлениях.

    Технические акты могут характеризоваться:

    1. 1. Их основой является человеческий разум и человеческое стремление к творческой самореализации.
    2. 2. Обеспечить удовлетворение потребностей человека,
    3. 3. Получите это удовлетворение с минимальными усилиями, этот шаг оптимизации определяется как эффективность, и
    4. 4. Создавайте новые возможности с помощью объектов, которых нет в природе

    Следовательно, причина и причина «техники» вне технических артефактов. Причина техники состоит в том, чтобы освободить человечество, чтобы позволить людям быть людьми: вставить мир в «человеческий мир», поскольку человек не является частью природы, но у человека есть интерпретация природы.

    Однако технические артефакты не обязательно приводят к выполнению шага оптимизации. Затем уместно спросить, не привели ли такие артефакты, как телефоны, транспортные средства и Интернет, к пустой трате не только личного, но и социального времени и усилий (Mumford 1963; Veblen 1898). Иногда они являются препятствием на пути к целям, которым якобы отдают предпочтение. Подводя итог, техника означает набор процедур для получения определенного результата.

    2.2. ТЕХНОЛОГИЯ: ПОНЯТИЕ БОЛЬШЕ, ЧЕМ ТЕХНИКА

    Различие между техникой и технологией не является вопросом лингвистики. Этот вопрос находится в центре внимания с девятнадцатого века. Нет единого мнения о том, что такое технология (черные 1976). В то время как технику можно рассматривать как совокупность компетенций и навыков выполнения чего-либо или какой-либо конкретной деятельности, как серию шагов для точного и эффективного выполнения действия, технологию можно определить как сознательную систематическую организацию любой техники (Espinas, 1987; Mauss, 1987). 2004) управлять миром с помощью артефактов.

    Хотя размышления о технике восходят к древним грекам, философия техники считается областью философии со второй половины девятнадцатого века (Kapp 1877). Что касается структурированного знания, то нет сведений о взаимозависимости между наукой и техникой до девятнадцатого века (Хабермас 19). 84). Таким образом, с последней четверти того века уместно говорить о технологии в современных терминах.

    Несмотря на более чем столетие развития философии техники, некоторые философы все еще защищали технологию как соответствующую область философии (Bunge 1976) в последней четверти двадцатого века не потому, что артефакты сами по себе представляют философский интерес, а в технологических процессах, где можно выделить человеческие знания. С другой стороны, другие (Giere 1976) прокомментировал на заседании Ассоциации философии науки под названием «Есть ли какие-нибудь философски интересные вопросы в технике?» что-то странное в этом названии. Более того, в симпозиуме «Философия техники» звучит странно, в собрании «Философия науки» предлагается понимать «философию техники» не как философскую область, а как «прикладную философию», поскольку именно эпистемология является той областью, где философия техники продемонстрировала вклад. Это понятно, поскольку философия техники была пронизана акцентом на моральных последствиях техники для общества и человека (Хайдеггер 19). 77) даже хайдеггеровское dasein.

    Согласно Митчему, в философии техники существуют два направления (Mitcham 1989): во-первых, философия техники изнутри, в которой основной целью является постижение технологического способа бытия-в-мире, и философия технологии гуманитарных наук, стремящаяся найти транстехнологическую точку зрения, чтобы понять смысл технологии. Эта тенденция представляет собой герменевтический подход к технологии (Mitcham 1989), направленный на достижение всестороннего понимания технологии вместо логического объяснения. Это основано на принципе примата гуманитарных наук над технологиями, поскольку гуманитарные науки задумали технологию, а не технология задумала гуманитарные науки.

    Поскольку технология — это новая форма существования в мире, технология становится религиозным опытом, а религиозный опыт приобретает технологическое значение (Dessauer 1964) с моральным значением.

    На линейной временной шкале технология развивалась в три этапа (Mumford 1963):

    1. 1. С древних времен до 1750 года: Технология интуитивных (Ортега-и-Гассет, 1965) или случайных техник (Мамфорд, 1963) с использованием воды и ветра, говоря современным языком: просто техники,
    2. 2. 1750-19 гг.00: Технологии эмпирических (Ортега-и-Гассет, 1965) или ремесленных методов (Мамфорд, 1963), основанных на угле и железе, и
    3. .
    4. 3. 1900 г. – по настоящее время: Технологии техника или инженера (Ортега-и-Гассет) на основе электричества и металлического сплава. Ключами к этим технологиям являются рациональность, искусственность, автоматизация технических выборов, саморазвитие, неделимость, универсализм и автономия (Ellul 2018).

    «Осциентизация» техники, происходящая в последней четверти XIX века, характерна для позднего капитализма. Поскольку капитализм стремится к постоянному повышению производительности труда путем внедрения новых технологий, в том числе того, что на заре двадцатого века называлось промышленным управлением (Lpez-Cruz 2002, 2006; Habermas 19). 84;Taylor 1919), существует постоянная потребность в новых методах. Те техники, новые техники исходят из творений. Творения происходят либо из случайных результатов повседневной практики использования современных технологий в текущей деятельности, либо из исследовательских групп или институтов. Эти творения в поступательном движении промышленной революции назывались «техническими изобретениями» до конца девятнадцатого века, после чего появилось новое слово — теперь модное слово — для обозначения «изобретения» как акта интеллектуального творчества, предпринятого без учета возможной прибыли, от «инновация» раньше означало включение творений в фирмы (Шумпетер 1961). После Второй мировой войны «инновация» стала формально означать внедрение творений: внедрение на рынок (продуктовая инновация) или использование в производственном процессе (процессная инновация) или новый метод маркетинга, предполагающий существенные изменения в продукте. дизайн или упаковка, размещение продукта, продвижение продукта или ценообразование (маркетинговые инновации) или новый организационный метод в деловой практике фирмы, организация рабочего места или внешние связи (организационные инновации) (Организация экономического сотрудничества и развития [ОЭСР] 2018).

    Поскольку капитализм не может оставить инновации бесплатному «вдохновению» из соображений эффективности, капитализм систематизировал инновации, связав исследования в университетах и ​​исследовательских центрах с отраслями или производственными центрами. С тех пор технический прогресс и научный прогресс переплетаются как технические науки. Теперь технологическое развитие и научный прогресс взаимно подпитывают друг друга, превращая науку и технику в первую производительную силу (Хабермас, 1984). Однако наука — это не метод, а наука использует методы в своих процессах проверки. Из-за этой тесной и прочной взаимосвязи наука и технология являются двумя мощными политическими, экономическими, социальными и культурными институтами (Vessuri 2001). Кроме того, между наукой, технологиями и инженерией существует постоянная связь (Pitt 2010; Poel 2010), но все же различия.

    Современные взгляды на технологии утверждают, что технология не является артефактом или знанием, включенным в процесс или артефакт, а является ядром организационной поглощающей способности, позволяющей использовать организационные знания (Lpez-Cruz 2017a): технология как рутинная возможность (Swanson 2019).

    Различие между техническими науками и естественными науками заключается в том, что технологическим теориям не нужно доказывать, что они верны, но им нужно доказывать свою функцию (Mitcham 1989), то есть приносить полезные результаты. Это различие будет унаследовано философией техники.

    3. ФИЛОСОФИЯ ИНЖИНИРИНГА

    Эпистемологическое предубеждение западной философии о том, что предикативное знание (знание-что) представляет собой высшую форму знания или само знание, приводит к экспликативному знанию (знаю-почему) или эпистеме, которая является наукой по преимуществу. напротив, оперативное знание (ноу-хау) было оставлено как простая эмпирия: поскольку созерцание заявлено как основа знания, теоретическое разделение между субъектом и объектом эпистемологически дискредитирует практику (Бун, 2011). Достаточно вспомнить комментарии людей, когда их персональный компьютер тормозит реакцию на команду или вовсе зависает: люди привыкли говорить, что их компьютер «думает». Люди находят сходные «созерцание» и «отсутствие реакции» или «отсутствие деятельности», а находят (любое) действие, не связанное с мышлением или знанием. Это историческое следствие преобладания мысли Платона и Аристотеля о том, что technai является знанием истинным, но знанием случайным (doxa). Согласно древним грекам, случайность делает это знание ниже неизменного и неизменного знания, представленного эпистемой: наука (Медина 1995). В этом контексте techn является подчиненным применением эпистемы. Излишне говорить, что философия техники отличается от философии науки (Агасси, 1988).

    В то время как философия техники представляет собой столетний свод знаний, философия инженерии — это новорожденная дисциплина в философии (см. рис. 1), совокупность знаний в области строительства (Jaramillo Patio 2015).

    Figura 1
    Хронология философии инженерной совокупности знаний.
    Источник: Подготовлено автором.

    Результаты семинара «Эмпирический поворот в философии техники» в Делфтском технологическом университете, Нидерланды (см. рис. 1), и публикация результатов в 2000 г., рядом со встречей MIT в 2006 г. и Семинаром по философии & Engineering положила начало академическому сообществу с особым интересом к философии инженерии и появлению инструментов распространения. Но публикация «Философия и инженерия: новая повестка дня» в 2010 г. (Poel & Goldberg 2010) и первый проводимый раз в два года Форум по философии инженерии и технологий завершили программу исследований, чтобы согласовать философию инженерии как актуальную дисциплину в философии. . ФПЭТ-2020 прошел в ноябре 2020 года в формате онлайн-форума.

    3.1. НАУКА И ПРИКЛАДНЫЕ НАУКИ

    Неоспоримый факт, что современная наука имеет фундаментальное значение для человечества. Начало современной науки относится примерно к пятнадцатому веку (Hooykaas, 1987; Taylor, Hoyler & Evans, 2008), когда польский астроном Николай Коперник инициировал космологический переход к гелиоцентрической теории, которая оспаривала идею Земли как центра Вселенной, основанную на вера в то, что люди были на вершине Божьего творения: теоцентризм.

    От Средневековья до эпохи Возрождения в Европе западное мышление менялось от теоцентризма к антропоцентризму. Это изменение фокуса поставило науку в роль новой доктрины с тех пор, как был опубликован «Новый органум» Фрэнсиса Бэкона. его подзаголовок «… или истинные указания относительно истолкования природы» направлен на понимание вселенной. С тех пор научные знания позволяют нам понимать, объяснять и предсказывать явления природы. Знания в философии природы, а теперь в физике и ее многочисленных разделах, включая астрономию, а также химию и биологию, создали концепции и теории для лучшего понимания Вселенной. Кроме того, применение научных знаний дало человечеству практические результаты, преобразующие мир. Скрытая сторона научного знания и позитивизма в целом заключается в том, что оно склонно быть просто вопросом социального престижа (Grundmann 2017; Lorenz 2016), а не обязательно вопросом исследований, генерирующих знания.

    Многие дисциплины используют доступные научные знания, но это не делает их Наукой. Например, медицина использует научные знания и методы, но медицина не является «прикладной наукой» (Petroski 2010). Недавняя пандемия covid-19 показала, что врачи используют все имеющиеся у них соответствующие научные знания, но они не ждут полного научного понимания, чтобы предпринимать действия по спасению жизни. Клятва Гиппократа «… Я буду назначать режим на благо своих пациентов в соответствии со своими способностями и своим мнением и никогда никому не причиню вреда…» гласит то, что любой врач в отделении неотложной помощи знает, что его действия основаны на его способностях и здравом суждении. , а не в полном знании о причинах и следствиях. Это означает, что в отделениях неотложной помощи трудно предсказать или заранее определить, будет ли какая-либо медицинская процедура наилучшей для получения результата, не говоря уже о том, что она основана на полном изучении ситуации или на основе расширенного обследования для установления наилучшей процедуры для получения результата. следовать, чтобы получить желаемый результат, потому что обычно на это не хватает времени.

    В чрезвычайных обстоятельствах врачи действуют, руководствуясь целью спасения жизней, а не целью подтверждения истины или поиска научной теории. Медицина более телеологична, чем аналитическая или рационалистическая. в некотором смысле инженерные действия аналогичны действиям медицины как дисциплины: инженерия преобладает телеологически (Petroski 1982; Poser 2013).

    Медицина направлена ​​на излечение пациента и поддержание качества жизни человека в большей степени ориентированной на себя. Что касается инженерии, то артефакты многих ее дисциплин направлены на преобразование среды обитания людей не только в физически-природных контекстах, но и в психологически-искусственных расширениях тех же самых людей, поскольку современный искусственный интеллект работает в мире искусственных вещей. Маккарти 2009) в определенных контекстах.

    Между тем, популярно думать о философии как о некой абстрактной дисциплине или виде знания, не имеющего ничего общего с деятельностью по получению практических результатов (Маккарти 2007), более того, некоторые люди считают себя «прагматиками» и, следовательно, они считают себя вне всяких философских рассуждений. Излишне говорить, что эти утверждения не основаны на школе прагматизма (Dewey 2005; Hocking 1940), игнорирующей тот факт, что в прагматизме опыт является процессуальным, транзакционным, социально опосредованным, а не категорически предвосхищенным как «рациональный» или «эмоциональный». То, что называют прагматиками, есть нечто вроде неуклюжего прагматизма не потому, что они думают, что не имеют отношения к различию между конкретным и абстрактным, частным и универсальным, производя «результаты» и теоретизируя, или моделируя посредством проектируют и разрабатывают новые продукты или услуги, а потому, что они чувствуют (или думают, что знают), что понимают разницу между основополагающими концепциями прагматизма и, следовательно, подтверждают, что нет необходимости задавать вопросы или критически осмысливать то, что они делают, как они это делают, почему они это делают и так далее.

    Однако, когда инженерам приходится иметь дело со сложными проблемами, возникает потребность в поиске методов концептуального прояснения и четких аргументов, и даже «здравого суждения», которые дает философия (McCarthy 2007). Определенно, инженерам нужна своего рода клятва Гиппократа (Grimson & Murphy 2013). Это не то же самое, что заимствование из философии некоторых концепций или методов, помогающих инженерам решать сложные проблемы (McCarthy 2007). Философия инженерии — это не то, как философия «применяется» к инженерии, и не то, как инженерия поддерживает деятельность философии.

    3.2. ЕСТЬ ЛИ ИНЖИНИРИНГ СВОИМИ ЗНАНИЯМИ?

    Этот вопрос требует знания, относящегося к инженерии в том же смысле, в каком алгебра, исчисление, топология и т. д. являются математическими знаниями, а изучение движения тел в макровселенной относится к физике или изучению строения и организации клеток и живых организмов характеризует область знаний биологии. кроме математики все они, физика, химия, биология являются естественными науками.

    Некоторые люди думают, что базовые инженерные знания — это исчисление или математика в целом. Поскольку инженерные учебные программы включают математический анализ, анализ конечных элементов, теорию множеств, абстрактную алгебру, дифференциальные уравнения или курсы линейной алгебры, можно сделать вывод, что это инженерные знания, а не разделы математики. Излишне говорить, что математика должна быть в арсенале инженеров, но это не означает, что математика является основным знанием инженерии. Хуже того, с другой стороны, некоторые могут заключить, что инженерия — это всего лишь практическая часть математики.

    Точно так же существуют связи между инженерным делом и механикой — статикой и динамикой—, электричеством, магнетизмом и курсами термодинамики. Это типичные курсы инженерных программ, но это не курсы инженерных знаний, а курсы физики. Опять же, это не делает инженерию практической областью физики. В лучшем случае эти курсы посвящены тому, как применять знания естественных наук в технике, но они не являются курсами, развивающими или применяющими инженерные знания. То же самое относится и к курсам химии, биологии, вероятностей и статистики. Тогда стоит спросить: что такое инженерное знание, если оно не является знанием науки или любой другой дисциплины? другими словами, владеет ли инженерия каким-то знанием? если инженеры что-то знают, то что именно знают инженеры? Имеют ли различные отрасли инженерии какие-то общие знания, отличные от знаний других дисциплин, помимо инженерии?

    Инженерные специальности в двадцатом веке имеют отношение к системам и технологическим артефактам в системах: механические системы, электрические системы, электронные системы, вычислительные системы, химические системы, экосистемы или экологические системы, промышленные системы, биомедицинские системы, гидрологические системы, например , системы везде (Берталанффи, 1969).

    Кроме того, если бы было признано, что исследования направлены на получение новых знаний, создают ли исследования в области инженерии новые инженерные знания? если исходить из того, что инженерия — это всего лишь отрасль науки, то, как и ожидалось, исследования в области техники следует понимать как применение научного метода, и, следовательно, результаты инженерных исследований являются научными результатами, то есть продуктами в научная структура, такая как (научные) теории, которые должны использоваться, поскольку любая научная теория используется для: научная теория призвана объяснять, улучшать понимание или предсказывать.

    В качестве альтернативы можно было бы думать, что инженерия — это применение научных знаний для разработки решений технических проблем. таким образом, нет необходимости проводить какие-либо исследования в области техники, поскольку достаточно дождаться результатов в научных исследованиях, а затем применить новые знания для разработки технических решений. Как следствие, какими должны быть ответы на вопросы: Является ли кандидатом наук? в инженерии стоит? доктор философии в инженерии будет исследовательская докторская степень или просто «профессиональная» докторская степень, ориентированная не столько на исследования, сколько на применение существующих знаний в рамках технических знаний?

    История человечества и инженерные исследования показывают, что инженерия является приложением научных знаний, но также является областью, которая разрабатывает, создает и внедряет инновации для производства инженерных артефактов в конкретных и специальных знаниях, предшествующих или, при необходимости, независимых от научных знаний. С антропологической точки зрения познание есть не только научное знание, но и традиционное знание, и здравый смысл. Поскольку инженерам-практикам нужны все доступные знания для решения конкретных ситуаций и преобразования их в желаемые ситуации, иногда научных знаний недостаточно. Практикам нужны все доступные знания, в том числе знания, полученные из опыта: как собственный опыт, так и опыт других практиков, какие-то знания, не являющиеся результатом научных исследований, знания, называемые «практическими знаниями». Знание в форме правил процессов, процедур и методов действия или социотехнических систем, которым предшествует телеологическая цель: практическая эффективность (Banse & Grunwald 2009).).

    3.3. ЧТО ТАКОЕ ИНЖИНИРИНГ?

    Чтобы понять, что такое инженерное знание, продолжите предыдущий вопрос о том, что такое инженерное дело. О инженерии дается ряд концепций: от того, что инженеры делают с точки зрения того, какие артефакты производят — это как профессия — до концепций, сосредоточенных на сути того, что такое инженерия.

    В строке «выполнение» инжиниринг определяется как способность «Способность увидеть, как существующая технология может быть применена для удовлетворения потребности, сформулированной в виде набора взаимодействующих требований, а затем создать продукт, который , при вводе в эксплуатацию удовлетворяет эту потребность» (Аслаксен 2007 102). Некоторые определяют инженерию через роль практиков: «Роль инженера состоит в том, чтобы на практике использовать теорию в полезных приложениях, чтобы обеспечить материальные потребности и благополучие человечества» (Бикли и др. , 19).86 165), что является похвальным намерением, которое ставит инженерию в роль потребителя применимых научных знаний (Lpez-Cruz 2017b). Концепции инженерии как прикладной науки лежат в основе таких описаний, как «наука — это открытие истины нашего понимания природы, инженерия — это использование этого понимания в полезных целях» (Aslaksen 2013 68).

    Инженерия как прикладная наука не нуждается ни в каких философских рамках, только в кодексе этики, как и любая канцелярская деятельность. с этой точки зрения инженерия может показаться неадекватной с философской точки зрения (Goldberg 2013; Mitcham 2009).).

    Падение Берлинской стены (по-немецки Mauerfall) 9 ноября 1989 года, распад Советского Союза в период с 1990 по 1991 год, а также другие политические и экономические факты изменили облик конца двадцатого века. После Второй мировой войны наступившая эра холодной войны превратила инженерные исследования в важный фактор безопасности Соединенных Штатов Америки, поскольку «мощная новая тактика защиты и нападения разрабатывается вокруг нового оружия, созданного научными и инженерными исследованиями» (Буш 19). 45 175). Это может быть одним из определяющих факторов концепции инженерии как прикладной науки. Во второй половине этого века «…доминировала экономия за счет масштаба, правилом были крупные иерархические организации, и инженеры становились все более научными в ответ на представления о статусе науки после войны» (Goldberg 2009 176). Но окончание «холодной войны» выявило необходимость развенчать миф о инженерии как о прикладной науке (Koen 2013).

    Приступить к процессу концептуализации инженерии и приступить к основной работе без дальнейшего промедления, начиная с эмпирического поворота философии техники в 19 г.98 (Li 2020; Mitcham, Kroes & Meijers 2020) Инженерия получает в Делфте право быть объектом философских размышлений вне науки или техники, независимо от науки и техники. Это позволило обсудить структурные различия между наукой и техникой (Poser 1998), резюмированные в утверждении Теодора фон Кармана: «Ученые открывают мир, который существует; инженеры создают мир, которого никогда не было» (Bucciarelli 2003 169). Проще говоря, «инженерия отличается от науки» (Pollock 2009).167). Кроме того, публикация «Философии инженерии» (Bucciarelli 2003) в Делфте стала еще одной вехой в развитии философии инженерии. В 2007 году первый «Семинар по философии и технике» (WPE) в Делфте ознаменовал собой официальное начало конференций по философии в области техники. В 2010 году философия инженерии продолжает укрепляться благодаря Форуму 2010 года по философии, технике и технологиям (FPET-2010), который состоялся 9-10 мая 2010 года в Колорадской горной школе в Голдене, штат Колорадо (Koen 2013). С тех пор раз в два года до ноября 2020 года в качестве онлайн-форума из-за covid-19.пандемии. fpet-2022 планируется провести в Вальпараисо, Чили.

    Инжиниринг начинает пониматься как процесс «…целенаправленный процесс творческого проектирования, в результате которого создается продукт» (Pollock 2009 167), а не как применение научных знаний. по сути, инженерия представляет собой набор сознательных и целенаправленных процессов и действий, осуществляемых людьми для преобразования реального мира (Olaya 2012, 2013).

    Затем инженерия требует особого рода действий, целенаправленной динамики человеческих существ, управляемой или поддерживаемой процессами, процедурами, техническими артефактами и ноу-хау, обеспечивающими расширение возможностей действия. Следовательно, по-прежнему правильно представлять себе инженера, как это делал сэр Уильям Фейрбейн: человек, «который ищет в своем уме, который приводит свои умственные способности в действие, чтобы обнаружить или изобрести какие-то средства для достижения успеха в трудной задаче, которую он может иметь». выступать» (Берк 1979; Коэн, 2013 г.).

    Это требует вопроса о том, что такое действие, а также каковы возможности действия: виды действий, упомянутые ранее. Затем на сцену выходит вопрос о действии, что это называется сознанием? и какие критерии следует использовать, чтобы различать, что является агентом, а что нет? Некоторые диссертации показывают, что различия между сильным агентством и слабым агентством недостаточно для объяснения агентства (Parente 2016). По крайней мере, понимание агентности как способности, состояния или состояния действия или проявления силы для производства какого-либо эффекта — это всего лишь определение, которое приводит (исторически привело) к дискуссии о происхождении интенциональности эффекта или результата действия. действие. Эта концептуализация агентства предполагает, что класс человеческих артефактов объединяет однородный набор инструментов.

    Хотя молот и пистолет являются артефактами, основной ожидаемый эффект от их функциональности различен. Если первый предназначен для нанесения удара по объекту, в основном орудию, то второй предназначен для запуска цельнолитых снарядов, это оружие. Оба они могут быть использованы, чтобы причинить кому-то вред, а также вбить гвозди в стену. Эта линия рассуждений традиционно приводила к возложению на человека «ответственности» за действие, освобождающее артефакты от моральных компромиссов и по тем же причинам их создателей. История доказала, что это рассуждение ошибочно. Крематории или крематорные печи, спроектированные, построенные и эксплуатируемые нацистскими инженерами Куртом Прфером и Карлом Шульце, и это лишь некоторые из них, являются контрпримером, доказывающим, что это неверно.

    Высокая эффективность крематорных печей Topf & Shne для сжигания человеческих трупов неоспорима. Инженеры не сжигали трупы своими руками, это сделали печи качественно, правильное понятие, относящееся к совершаемому действию, здесь не «ответственность», чтобы не уйти от этической дискуссии. Это концепция «подотчетности», которая позволяет проверять социосистему или социальную систему, в которой появляются люди (инженеры) и артефакты (печи) (Garcia-Diaz & Olaya 2017). Но не принимать социологический взгляд на технологию (Латур 1990 y Latour 2017), а принять системный взгляд на «агентство», чтобы справиться с его сложностью.

    действительно, ответственность не является категорией или характеристикой, применимой к искусственным агентам. Ответственность не имеет отношения к определению возможностей агента, поскольку в искусственных агентах подотчетность занимает место ответственности. Даже промышленные роботы сильно отличаются от программных агентов bdi. В то время как первые подчиняются предписанной программе производства продукта в соответствии с предпосылкой эффективности, предполагая детерминистический мир, интеллектуальные агенты BDi действуют в соответствии с эвристическим методом, справляясь с недетерминированным миром неопределенности, как того требует принцип неопределенности Гейзенберга. Но в обоих случаях должна быть прослеживаемость, позволяющая нести ответственность за действия этих агентов.

    Человеческие артефакты не относятся к одному классу. Критерием отличия одних артефактов от других является их способность адаптировать или «перепрограммировать» свой первоначальный дизайн для выполнения различных действий в соответствии с некоторыми правилами или критериями, которые также развиваются. Они адаптируются или эволюционируют не на индивидуальной, а на популяционной основе. Индивидуальные изменения могут сохраняться во времени в результате решений, принятых человеком, и его эволюционной среды. С этой точки зрения изменения происходят индивидуально и проявляются в адаптивных возможностях населения. Таким образом, критерием онтологического состояния агента является не причинность, а его способность принимать решения. Но понимание процесса принятия решений не в «заранее запрограммированном» фиксированном порядке действий, например, в компьютерных программах с правилом «если-то-иначе», а в курсах действий, управляемых динамической базой данных правил, которая изменяет свои записи. в соответствии как с индивидуальной, так и с общественной эволюцией. Это происходит потому, что люди не в состоянии просчитать и определить свою «оптимальную» стратегию. Более того, эффективность может быть заменена эффективностью (Аксельрод 19).97; Бонабо 2002).

    Короче говоря, «агентство» в артефактах следует обсуждать не в отношении пассивных механических артефактов, а в смысле современных инженерных артефактов, которые не являются упрощенными техническими инструментами, такими как молоты, мосты или самолеты, но теми автономными артефактами, автономия которых на основе их «способности действовать», состоящей не в том, что является «проблемой», которая решает (El-Zein & Hedemenn 2016), а в том, каковы те общественные интересы, которые служат, а не в том, кто был ее разработчиком, наделившим эту способность, или в возможном социальные отношения или социологические связи с окружающей их средой, но в их способности адаптироваться, не несмотря на присущие им или внутренние ограничения или внешние ограничения, а потому, что автономия исходит из того факта, что искусственный агент рассчитывает на динамическую способность изменять свои управляющие правила, поскольку внутренние ограничения и внешние ограничения. Отправной точкой для этих артефактов был дизайн агентов BDI (Weiss 1999; Woolridge 2009), которые являются агентами, действующими в соответствии с приматом убеждений, желаний и намерений в рациональных действиях (Wooldridge 2000), принимающих решения в условиях ограниченной рациональности (Simon 1990).

    Участие в артефактах имеет смысл только тогда, когда артефакты демонстрируют способность принимать решения помимо опосредованных действий «если-то-иначе». Как хайдеггеровское Dasein утверждает, что люди «есть», но не только в настоящем статическом образе, но в смысле потенциала и способности «стать» (Mitcham 2001), а также аффордансы Гибсона (Gibson 19).77;Gibson 1979) завершают экологическую триаду человек-искусство-природа.

    3.4. НАУЧНЫЙ МЕТОД ПРОИЗВОДИТ НАУЧНОЕ ЗНАНИЕ, КАКОЙ МЕТОД ПРОИЗВОДИТ ИНЖЕНЕРНОЕ ЗНАНИЕ?

    Помимо научного знания, полученного с помощью научного, рационального, логического метода, инженерное мышление нуждается в хорошо известных и проверенных рецептах для поддержания статуса-кво известных производственных процессов, а также должно быть свободным от рецептов для решения задачи создания действий . Поскольку не всякое знание существует в форме убеждений и не может быть выражено в пропозициональной форме, необходимой для кодификации в «научной» теории, как знание-как (McCarthy 2007) или неявное знание (Nonaka & Takeuchi 1995, 2007), в технике используются другие формы представления знаний. Часто для этой цели используются модели. Однако инженерные модели отличаются от моделей в науке (Pirtle 2010). Модели в науке используются для представления того, что уже находится в окружающей среде, с соответствующей целью знания в науке: объяснить, предсказать, например. Обычно инженерные модели представляют собой конструкции того, чего (пока) нет в окружающей среде, но что намеренно запланировано. Даже модели в науке и технике кажутся похожими, им предшествуют разные процессы рассуждения.

    Инженерия олицетворяет здравый смысл как фундаментальный метод рассуждений (Pitt 2013) и стремление к разработке действий, меняющих настоящее на желаемое будущее (Schmidt 2013), вместо оглядывания назад, чтобы объяснить прошлое или описать настоящее (Koen 2013; Винченти 1990). Следовательно, инженерное знание связано с тем, как меняется мир, а не с его пониманием (Auyang 2009; McCarthy 2008).

    Точно так же действия по сохранению того, что делают инженеры, действия по получению новых знаний в области инженерии и то, как ученые организуют действия по созданию теорий и их проверке или подтверждению, похожи. Они объединены в понятие «проект». Проект — это временная попытка создать уникальный продукт, услугу или результат (Институт управления проектами [PMI] 2013). Это понятие «проект» является достаточно общим, чтобы соответствовать науке, технике и любой другой деятельности, связанной с бюджетом, временем и техническими ограничениями. В то время как в науке проект является второстепенным соображением после научного метода, понятие «проект» является центральным для «инженерного действия». Это происходит из-за необходимости управлять техническими спецификациями как ограничениями, где технические спецификации могут относиться к пределам разрешения по масштабу, точности или аккуратности, но к минимальным характеристикам, которые результат, обычно артефакт, должен демонстрировать, чтобы считать, что он соответствует. что, как ожидается, изменит конкретную ситуацию во вселенной.

    В этих условиях некоторые предлагают изменить научный метод, чтобы он соответствовал инженерным исследованиям (Staples 2015). Однако излишние модификации научного метода основаны на предположении, что инженерия — это прикладная наука: прикладная физика, прикладная биология или прикладная химия:

    Утверждение, что инженерия — это прикладная наука, основывается на предположении, что физическая наука и инженерия имеют общее понимание мира и его свойств, понимание, основанное на общей совокупности знаний, созданных в первую очередь учеными и всегда «научным методом». Предпосылкой этого допущения является то, что наука и инженерия берут в качестве своего объекта один и тот же мир. Ни то, ни другое не кажется мне правдой. Научное знание и инженерное знание — это два принципиально разных вида знания, и, как бы странно это ни звучало на первый взгляд, их объектами являются разные миры (Goldman 19).90 180).

    Знания в технике отличаются от знаний в науке, потому что каждое из них подчиняется разным эпистемологиям. Достоверное знание в науке основано на принципе, согласно которому все должно иметь причину, причину или основание: принципе достаточной причины. Это ожидается для знаний, претендующих на универсальность, идентифицируемых как универсальные законы или теоретическое знание, а также для устойчивых знаний, являющихся чем-то действительным до тех пор, пока его не заменит лучшая теория. Напротив, из-за основанной на непредвиденных обстоятельствах модели рациональности в инженерии принцип недостаточной причины основывает инженерию (Goldman 2004; Lpez-Cruz 2017b).

    В гипотетическом примере, требующем рецептуры антифриза для добавления в систему охлаждения двигателя автомобиля, руководствуясь научным методом, результаты могут зависеть от расстояния между исследовательскими центрами (или университетами) и фирмами (промышленностью). В то время как сбор данных в фирме (отрасли) может дать модель практических результатов того, сколько антифриза необходимо в различных погодных условиях (см. рис. 2), несколько общий подход, основанный на свойствах антифриза, дает модель, объясняющую, как антифриз.

    Рис. 2.
    Различные ракурсы (например, масштабы) на один и тот же объект с использованием научного метода лишь меняют информационные результаты исследования.
    Источник: Baumberg (2018 83)

    Вблизи научно-исследовательских центров и университетов, вдали от фирм (промышленности) ученые (или люди, работающие над научным методическим руководством) определяют переменные и устанавливают взаимосвязь между ними, могут предсказывать эффективность различных типы охлаждающих жидкостей, порождая типологию и классификацию незамерзающих жидкостей (см. рис. 2). На другом конце спектра ученые разрабатывают термодинамику охлаждающих жидкостей, экспериментируют в контролируемых или лабораторных условиях и делают выводы об универсальном поведении антифриза.

    Некоторые говорят (Baumberg 2018), что если рядом с исследовательскими центрами или университетами результаты — это чистая наука или само исследование (при таковых), то прикладная наука, а когда рядом с фирмами (промышленностью) — инженерия или технология (внутри фирм), в этой статье показано, как это применение одного и того же научного метода в различных средах. Ни один из этих сценариев не является инженерным.

    Другие исследователи (Дрекслер, 2013) предлагают различие между исследованиями в науке и дизайном в инженерии просто как вопрос потока информации: информация течет в одном направлении, но в противоположных смыслах. Они предполагают, что в науке информация течет от физической системы (объекта исследования) (см. рис. 3) к абстрактной модели (теории), состоящей из двух этапов: сначала измерения физической системы для сбора данных и завершения конкретного описания, а затем сравнить данные и гипотезу (или что-то в этом роде), чтобы вывести (доказать) теорию.

    Figura 3.
    По мнению некоторых исследователей (Drexler 2013), разница между исследованиями в науке и технике заключается как раз в противоположном смысле в направлении потока информации между абстрактной моделью и физической системой.
    Источник: Подготовлено автором.

    С другой стороны, инженерные исследования рассматриваются как поток от абстрактной модели (в данном случае проектной концепции) к физической системе (в данном случае к полезному продукту) (см. рис. 3). информация проходит через дизайн в конкретное описание (спецификацию), а затем через производственный процесс в физические системы (полезный продукт) (см. рис. 3).

    Как видно, это просто чрезмерное упрощение из-за отсутствия эпистемологической основы. В таблице 1 приведены основные эпистемологические различия между инженерией и наукой, которые сопровождаются ссылкой на эпистемологическую основу в философии инженерии.

    Таблица 1
    Основное сравнение между эпистемологией техники и науки
    Источник: Подготовлено автором.

    3.5. ИНЖЕНЕРНЫЙ МЕТОД И НАУЧНЫЕ МЕТОДИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ

    Методология, демонстрирующая инженерный метод для получения инженерных знаний, оба процесса научных исследований, а также инженерных исследований будут графически объяснены для сравнения.

    Научный метод устанавливает вселенную (физическую систему или часть вселенной) в качестве отправной точки, спрашивая, что нужно знать о природной системе, что, в свою очередь, вытекает из целей исследования (см. рис. 4) в поисках ответа на вопрос. . Этот вопрос очень часто определяется как проблема. Как и ученые, инженерия имеет дело с явлениями Вселенной, которые нужно преобразовывать любым образом. Убежденные в том, что они могут изменить какую-то часть вселенной: инженеры придумывают стратегии перехода от текущей ситуации к будущей. Инженер ищет ответ на проблему в соответствии с доступными ему ресурсами (Koen 2013).

    Рис. 4.
    И ученые, и инженеры выбирают отправную точку во Вселенной. Пока ученые ищут ответ на проблему, инженеры ищут ответ на проблему в соответствии с доступными им ресурсами. На этой диаграмме этого не видно, и на практике это почти не различимо. Различия могут быть обнаружены в графиках проектов.
    Источник: Подготовлено автором.

    Различия между учеными и инженерами на этом раннем этапе исследовательского процесса почти не различаются. Различия нельзя вывести из процесса диаграммы (см. рис. 4) или даже на практике. Поиск этих различий подразумевает доступ к графикам проекта и, иногда, доступ к подробной информации или данным в составе устава каждого проекта.

    С помощью статистических, экспериментальных, измерительных или наблюдательных методов ученый или инженер извлекает данные для создания баз данных необработанных данных. Отличием научных исследований прошлого и ХХ века является высокая вероятность получить доступ к большому объему данных, касающихся объекта исследования. Даже инженерные исследования могут иметь доступ к окружающей среде, которую необходимо изучить, не следует забывать, что инженер изучает — в процессе исследования — окружающую среду, чтобы преобразовать ее с помощью новых средств. Таким образом, инженерные исследования, как и научные исследования, подготавливают и изучают данные, набор данных в инженерии предназначен, часто настраиваемый, для поиска инноваций и возможностей улучшения (см. Рисунок 5).

    Figura 5
    Инженеры подготавливают и изучают данные, полученные в результате мероприятий, направленных на поиск путей улучшения или инноваций
    Источник: Подготовлено автором.

    Инженеры работают с наборами данных, чтобы найти информацию об альтернативных способах ведения дел. Эти результаты являются необработанными данными для процесса моделирования (см. рис. 6). Это не означает, что процессы «инновации и улучшения» (см. рис. 5) идемпотентны по данным, это просто признание того факта, что во многих процессах инженерных исследований нет доступных исторических данных или исторические данные не дают представление о новых делах. инновации отличаются от изобретений, но оба они имеют общий тот факт, что имеют дело с вещами, которых раньше не существовало, а если и существовали, то существовали по-разному, в разных формах или даже в культурных, политических или экономических контекстах.

    Рис. 6.
    Моделирование в инженерии использует данные, полученные в результате процессов инноваций и улучшений. Это потому, что исторические данные не дают представления о новых вещах.
    Источник: Подготовлено автором.

    Модели в технике отличаются от моделей в науке. Не из-за методов, используемых для представления или описания. Они отличаются, по крайней мере, двумя аспектами: тем, что они представляют, и критериями проектирования. Модели в инженерии, то есть в исследовательских процессах в инженерии, должны относиться к чему-то несуществующему, поскольку оно предназначено для изменения мира или, по крайней мере, его части. Благодаря этому модели в инженерии попадают в процессы тестирования. Но конечная цель тестов не в том, чтобы проверить, насколько модель соответствует реальному миру, потому что реальный мир — это то, что должно быть изменено. Цель состоит в том, чтобы проверить функциональную надежность (см. рисунок 7).

    Figura 7
    Модели в инженерии — это представления чего-то, предназначенного для изменения вселенной или хотя бы небольшой части мира. Более того, некоторые из этих моделей представляют собой то, чего никогда не было. Поэтому необходимо проверять функциональность моделей и изучать результаты испытаний.
    Источник: Подготовлено автором.

    Результаты этого теста анализируются, чтобы установить критерии, которые будут использоваться во время оценки при проверке и достоверности модели. пора настаивать на том, что верификация должна реагировать на некоторую функциональность (см. рис. 8), но функциональность может быть ограничена или «встроена» в модель в соответствии с доступными ресурсами в контексте процесса инженерных исследований, в дополнение к присущим естественные ограничения, как налагают «законы природы».

    Рис. 8.
    Модели в инженерии проверяются и проверяются при различных обстоятельствах модели другого типа из-за характера «нового возникающего» артефакта.
    Источник: Подготовлено автором.

    После выявления известных ограничений модели необходимо оценить степень, в которой модель удовлетворяет ожиданиям изменить мир. Требования декларируются не с точки зрения соответствия точному представлению реального мира, а в той мере, в какой модель может относиться к результату, вызывающему изменение контекста, в который должен быть интегрирован окончательный «технический продукт» исследования. . если изменение минимально или экономически невыгодно (см. рис. 9).), необходимо вернуться назад, чтобы наблюдать и измерять, что необходимо изменить.

    Рис. 9.
    Процесс инженерной проверки и проверки позволяет определить, в какой степени модель оправдывает ожидания по изменению мира.
    Источник: Подготовлено автором.

    Альтернативный путь, желаемый путь, возможно, положительный результат процесса проверки в ранее указанном смысле. Опять же, инженерная модель не основана на вечной или абсолютной системе ценностей, претензия на модель не соответствует действительности. Приоритет инженеров не в том, чтобы моделировать что-то вечное или универсальное. в инженерной системе ценностей соответствие функциональности имеет более высокий приоритет, чем истина, вечность или универсальность.

    Поскольку модель прошла оценку, продолжается создание и развертывание артефакта или продукта. Когда-либо, но особенно со второй половины двадцатого века с развитием рациональности оптимизации, производственный процесс ведется, если бюджет на него все еще/пока доступен.

    Возможность реального изменения реального мира зависит от конструкции или изготовления артефакта, который должен преобразовывать, изменять или приспосабливать что-то реальное (см. рис. 10) и от того, включен ли он в реальный мир. Короче говоря, когда-то в реальном мире произошли изменения. Что мир каким-то образом изменился после того, как артефакт был целенаправленно вставлен или включен в него (см. рис. 11).

    Рис. 10.
    Когда модель утверждена, в процессе оценки технических требований начинается процесс создания и развертывания артефакта или продукта.
    Источник: Подготовлено автором.

    Когда артефакт был включен в мир, его можно наблюдать и измерять, он каким-либо образом меняет вселенную, и в этом смысле возникает инженерная петля обратной связи, состоящая из развертывания новых артефактов, замены одних другими или, просто, увеличивая репертуар артефактов.

    Рис. 11.
    Полная модель контура обратной связи инженерных исследований.
    Источник: Подготовлено автором.

    Процесс научного исследования, очевидно, управляется научным методом в любом из множества представлений. Многие варианты могут выглядеть по-разному, но они сходятся в своей эпистемологической структуре: они намереваются охватить границы знания: знания о мире, знания о том, как ведет себя вселенная, которые служат для описания и расширения нашего понимания вселенной, т. безусловно необходимо, чтобы предсказать возникновение таких явлений, как погода. Полезность прогнозирования не вызывает споров. Прогнозирование служит улучшению сельскохозяйственного производства, сохранению здоровья людей и вообще сохранению человечества, что, безусловно, важно.

    Научные исследования аналогичны инженерным процессам (см. рис. 4), но отличаются дальнейшими этапами (см. рис. 12). После наблюдения за Вселенной ученые задают вопросы, чтобы сформулировать гипотезу. С учетом этого ученые моделируют изучаемые явления. по своей сути модели в науке отличаются от моделей в технике.

    Figura 12
    Научные исследования имеют общие первые шаги в процессе инженерных исследований, но отличаются процессом формулирования гипотезы.
    Источник: Подготовлено автором.

    С моделями, построенными о реальных явлениях, на основе наблюдений, данных измерений и других доказанных (это означает, что они доказали свою истинность) научных теорий, ученые оценивают точность и точность научных моделей (см. рисунок 13) и в зависимости от того, насколько они точны и точны, что, в свою очередь, изучается на дальнейших этапах исследовательского процесса путем «сравнения» гипотезы с проанализированными данными, принимается решение о принятии или отклонении гипотезы (см. рис. 14).

    Рис. 13.
    Приоритетами моделей научных исследований являются точность и точность в отношении представления явлений реального мира.
    Источник: Подготовлено автором.

    Figura 14
    Решающим шагом в научном исследовании является решение, отвергнута гипотеза или нет. Когда гипотеза не отвергается, существует путь к построению научной теории.
    Источник: Подготовлено автором.

    Отказ от гипотезы перемещает ученых к началу процесса (см. рис. 14), подобно тому, как это происходит в инженерных исследованиях, когда требования, касающиеся ожиданий изменения мира, недостаточно удовлетворены (см. рис. 11). Когда гипотеза принята, можно сформулировать научную теорию (см. рис. 15).

    Figura 15.
    С научной теорией научное сообщество имеет дополнительные или исправленные инструменты для объяснения и предсказания явлений Вселенной. Таким образом, говорят, что знания человечества о вселенной увеличились.
    Источник: Подготовлено автором.

    Этот новый научный факт может опровергнуть некоторые другие —предыдущие—научные теории. Но новая теория дает научному сообществу обновленные инструменты для объяснения того, как функционируют явления реального мира, а в некоторых случаях новая теория предоставляет средства для предсказания поведения явлений.

    Таким образом, новые знания в форме научных теорий предоставляют научному сообществу новые средства для улучшения понимания мира. следует отметить на рисунке 16, что стрелка из поля «Объяснить, предсказать, улучшить понимание» указывает на поле на диаграмме «Вселенная физической системы». по сути, научные теории основываются на Вселенной. Однако следует заметить

    Figura 16.
    Процесс научного метода.
    Источник: Подготовлено автором.

    Кроме того, эта же стрелка не имеет метки. Это означает, что научные теории не вводятся в реальный мир, научные теории не внедряются в реальный мир, они объясняют мир, но не являются его частью, что существенно отличается от результатов инженерных исследований.

    Figura 17
    Сравнение исследовательского процесса в науке и технике.
    Источник: Подготовлено автором.

    Сравнение двух исследовательских процессов (см. рис. 17) соответствует их сходству, но особенно подчеркивает их различия. Оба относятся к вселенной по-разному и имеют доступ, при условии авторизации, к одним и тем же историческим данным. Ни один из них не лучше другого.

    Figura 17
    Сравнение исследовательского процесса в науке и технике.
    Источник: подготовлено автором

    Это независимое сравнение предыдущего методологического сравнения структур научных исследований и инженерного проектирования (Eekels & Roozenburg 1991).

    ЗАКЛЮЧЕНИЕ

    Различие между техникой и технологией было введено как в историческом, так и в эпистемологическом плане. В то время как техника понимается как набор процедур, компетенций и навыков для выполнения действий, направленных на получение определенного результата, и в этом смысле присуща человечеству, но не исключительно, технология относится к более позднему и более широкому понятию, определяющему сознательную и систематическую организацию. техники. Короче говоря, формально говоря, технология не является артефактом.

    Философия техники внедрялась с последней четверти девятнадцатого века параллельно с «оучением» техники как стратегии позднеиндустриального капитализма, направленной на повышение производительности труда. Эта связь с производственными процессами выводит отношение к инновациям и экономике развития в ХХ веке.

    Эпистемологические предубеждения западной философии в отношении техники и технологии, а также непонимание, возникающее из-за политических и экономических интересов Соединенных Штатов Америки во время холодной войны, приводят к тому, что инженерия рассматривается как прикладная наука. Однако окончание «холодной войны» и появление системного и комплексного мышления послужили движущей силой и предпосылкой для того, чтобы думать о инженерии как о специфической совокупности знаний как о технологии, но особого вида технологии. Публикация «Эмпирический поворот философии техники» (Mitcham, Kroes & Meijers, 2000) в 1919 г.98 — одна из многих вех в новой инженерной философии.

    Философия инженерии приходит к определению эпистемологических и онтологических проблем в инженерии, а не только этических, которые рядом с конкретными публикациями, такими как «Инженерная философия» (Bucciarelli 2003) в 2003 году и конференциями и семинарами с первого десятилетия в двадцать первом века в Делфте (Нидерланды), а также в Голдене, штат Колорадо (США) в 2010 году, породили философию инженерии.

    Инженерия понимается как целенаправленные и осознанные процессы и действия человека по преобразованию реального мира. Инженерия использует другую эпистемологическую структуру, чем наука, и использует другие методы для получения новых знаний. Это понятно не только из-за различия эпистемологических рамок, но из-за различий в характере и цели результатов исследования. Поэтому простое рассмотрение инженерии как прикладной науки снижает возможности человечества целенаправленно и осознанно преобразовывать мир.

    Основным вкладом этого исследования является четкое и контекстуализированное различие между техникой, технологией, наукой и техникой, а также введение схематического сравнения и описания различий и сходства процессов между исследованиями в области науки (научный метод) и исследованиями в области техники. .

    ДАЛЬНЕЙШИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

    Есть много возможностей для продолжения развития этого исследования. Во-первых, разработка онтологических концепций и проблем в технике, которая является малоизученной областью. Во-вторых, дальнейшее и подробное изучение инженерных методов для производства новых знаний и, кроме того, содействие укреплению представлений о том, что такое инженерные знания, как они могут быть организованы рядом с научными знаниями, чтобы показать, что даже инженерия может применять некоторые научные знания. , инженерия — это не применение научных знаний, точно так же, как наука может использовать некоторые инженерные артефакты, но наука — это не инженерия.

    БЛАГОДАРНОСТЬ

    Я очень признателен заведующему кафедрой гуманитарных наук Университета Эль-Боске, Колумбия, сыгравшему решающую роль в поддержке исследования «разницы между научными исследованиями и исследованиями в области техники», откуда взята эта статья . Я также хотел бы выразить благодарность двум анонимным рецензентам за их бесценные предложения по включению и развитию дальнейших идей, связывающих это исследование с предыдущими академическими документами.

    ССЫЛКИ

    Агасси, Джозеф. «Путаница между наукой и технологией в стандартных философиях науки». Исследования по структуре мышления в технологических науках. Эд. Фридрих Рапп. Чанчунь: Народное издательство Цзилинь, 1988. С. 51–52.

    Аслаксен, Эрик В. «Некоторые мысли об основах системной инженерии». Инкоуз Форум. проникновение в суть, 2007.

    Аслаксен, Эрик В.. «Инженерная парадигма». Международный журнал инженерных исследований 5.2 (2013): 129-154.

    Аксельрод, Роберт. Сложность сотрудничества: Агентные модели конкуренции и сотрудничества. Принстон, Нью-Джерси: Издательство Принстонского университета, 1997.

    Ауян, Санни Ю. «Знания в области науки и техники». Синтез 168.3 (2009): 319-331. ;

    Бансе, Герхард и Армин Грюнвальд. «Согласованность и разнообразие в инженерных науках». Философия техники и технических наук. Эд. Энтони Мейерс. Нидерланды: Springer, 2009 г..

    Баумберг, Джереми Дж. Тайная жизнь науки Как это действительно работает и почему это важно. Принстон, Нью-Джерси: Princeton University Press, 2018.

    Бикли, Джордж К., Донован Л. Эванс и Джон Берт Китс. Инженерия: введение в творческую профессию. Нью-Йорк: издательство Macmillan Publishing Company, 1986.

    Берталанфи, Людвиг фон. Общая теория систем, основы, разработка, приложения. Нью-Йорк: Бразиллер, 1969.

    Черный, Макс. «Есть ли какие-либо философски интересные вопросы в технологии?» PSA: Материалы двухгодичной встречи Ассоциации философии технологии (1976): 185-193.

    Бонабо, Эрик. «Агентное моделирование: методы и приемы моделирования человеческих систем». Труды Национальной академии наук 99. 3 (2002): 7280-7287.

    Бун Мике. «В защиту технических наук: об эпистемологических отношениях между наукой и техникой». Техн 15.1 (2011): 49-71.

    Буччарелли, Луи Л. Инженерная философия. Делфт: Издательство Делфтского университета, 2003.

    Бунге, Марио. «Философское богатство техники». PSA: Ассоциация философии технологий 2.1 (1976): 153-172.

    Берк, Джон Г. Технологии и изменения, 1919. Нью-Йорк: Сан-Франциско, 1979.

    Буш, Ванневар. «Наука на бесконечных рубежах: отчет президенту Ванневара Буша, директора Управления научных исследований и разработок, июль 1945 г.». 1945 г. https://www.nsf.gov/od/lpa/nsf50/vbush2945.htm

    Ченнел, Дэвид Ф. «Появление инженерных наук: исторический анализ». Философия техники и технических наук. Эд. Энтони Мейерс. Нидерланды: Эльзевир, 2009 г.. 117-154.

    Дессауэр, Фридрих. Discusin sobre la tcnica. 1956. Мадрид: Ediciones Rialp, SA, 1964.

    Дьюи, Джон. Искусство как опыт. Пингвин, 2005.

    Дрекслер, К. Эрик. Радикальное изобилие: как революция в нанотехнологиях изменит цивилизацию. Нью-Йорк: BBS PublicAffairs, 2013.

    Экелс, Йоханнес и Норберт Ф. Рузенбург. «Методическое сравнение структур научных исследований и инженерного проектирования: их сходства и различия». Дизайнерские исследования 12,4 (1991): 197-203.

    Эль-Зейн, Аббас Х. и Хедеменн, Крис. «Помимо решения проблем: инженерия и общественное благо в 21 веке». Журнал чистого производства 137.1 (2016): 692-700.

    Эллюль, Жак. Технологическая система. Транс. Иоахим Евгений. Орегон: Wipf and Stock Publishers, 2018.

    Эспинас, Альфред Виктор. «Истоки технологий». Revue Philosophique de La France et de L’trange (1897 г.).

    Гарсия-Диас, Сезар и Олайя, Камило Энрике. Инженерия социальных систем: дизайн сложности. Хобокен, Нью-Джерси: John Wiley & Sons, 2017.

    Гибсон, Джеймс Дж. «Теория возможностей». Восприятие, действие и знание. К экологической психологии. ред. Р. Шоу и Б. Дж. Хиллсдейл: Нью-Джерси: Lawrence Erlbaum Associates, 1977. 67–82.

    Гибсон, Джеймс Дж. Экологический подход к визуальному восприятию. Бостон: Houghton Mifflin, 1979.

    Гир, Рональд. «Дилемма для философов науки и техники». PSA: Материалы двухгодичного собрания Ассоциации философии науки (1976): 194–201. ;

    Голдберг, Дэвид Э. «Почему философия? Почему сейчас? Инжиниринг отвечает кризису творческой эпохи». Философия и инженерия: новая повестка дня. ред. ибо ван де Пул и Дэвид Э. Голдберг. Дордрехт: Springer, 2009. 255–263.

    Голдберг, Дэвид Э. «Является ли инженерия философски слабой?» Философия и инженерия: размышления о практике, принципах и процессах (2013): 391-405.

    Голдман, Стивен Л. «Философия, инженерия и западная культура». Широкие и узкие интерпретации философии техники. Дордрехт: Спрингер, 19 лет90. 125-152.

    Голдман, Стивен Л. «Зачем нам нужна философия инженерии: работа в процессе». междисциплинарные научные обзоры 29.2 (2004): 163-176.

    Гребер, Генри. «Философия инженерии». IEEE Spectrum 3.10 (1966): 112-115.

    Гримсон, Уильям. И Майк, Мерфи. «Обоснование включения непрофессионалов в группы по аккредитации инженеров: роль инженерной клятвы Гиппократа?». Философия и инженерия: размышления о практике, принципах и процессах. ред. Д. Михельфельдер, Н. Маккарти и Д. Голдберг. Дордрехт: Springer, 2013.

    Грундманн, Райнер. «Проблема экспертизы в обществах знаний». Минерва 55.1 (2017): 25-48. https://doi.org/10.1007/s11024-016-9308-7

    Хабермас, Юрген. Ciencia y tcnica как «идеолог». Транс. Мануэль Химнес Редондо и Мануэль Гарридо. 4-е изд. Мадрид: Tecnos, 1984.

    Хайдеггер, Мартин. Вопрос о технике и другие очерки. Нью-Йорк: Harper & Row, 1977.

    Хейвуд, Джон. «Философия и инженерное образование. Обзор некоторых разработок в этой области». 38-я конференция ASEE/IEEE Frontiers in Education. Нью-Йорк: Саратога-Спрингс, 2008. 9.0003

    Хокинг, Уильям Эрнест. «Концепции опыта и природы Дьюи». Философское обозрение 49.2 (1940): 228-244.

    Хойкаас, Рейджер. «Расцвет современной науки: когда и почему?» Британский журнал истории науки 20.4 (1987): 453-473.

    Патио Харамильо, Диего Фернандо. «Existe una filosofa de la ingeniera?» Философский университет 64 (2015): 313-328. ;

    Капп, Эрнст. «Grundlinien Einer Philosophie Der Technik: Zur Entstehungs-geschichte Der Kultur Aus Neuen, 1877». Philosophische Bibliotek: Meiner Felix Verlag Gmbh, 2015.

    Ключи, Л. Кен. «Обучение системной инженерии и управлению технологиями для 21-го. Века». Picmet’09-2009 Портлендская международная конференция по управлению инженерией и технологиями. IEEE, 2009.

    Коэн, Билли Вон. «Развенчание современных мифов о технике». Философия и инженерия: размышления о практике, принципах и процессах. Дордрехт: Springer, 2013. 115–137.

    Латур, Бруно. «Технологии — это общество, сделанное прочным». Социологическое обозрение 38.1 (1990): 103-131.

    Латур, Бруно. «Об акторно-сетевой теории. Несколько пояснений плюс несколько осложнений». Философский литературный журнал Логос 27.1 (2017): 173-197.

    Ли, Боконг. «Триада науки, технологии и техники». Китайская философия техники. Сингапур: Springer, 2020. 65–90.

    Лпес-Крус, Орландо. «Тейлор el ingeniero que determin la administracin: taylorismo como mxima expresin del cartesianismo en la administracin». Журнал технологий 1.1 (2002): 56-59.

    Лпес-Крус, Орландо. «Trabajador, trabajo y sociedad: una relacin que se complejiza en la interaccin». Журнал технологий 5.2 (2006): 59-77.

    Лпес-Крус, Орландо. «Разработка организационной поглощающей способности для эффективной передачи знаний». Международная конференция по улучшению процессов разработки программного обеспечения. ред. Альваро Роча, Изреэль Мехиа и Мирна Муоз. Спрингер, 2017а.

    Лпес-Крус, Орландо. «Las pretensiones cientificistas de los ingenieros: un estudio a la epistemologa de la ingeniera». Revista Hojas del Bosque 3. 5 (2017b): 52-59.

    Лоренц, Вальтер. «Охват человека — исследование социальной работы как профессиональная ответственность». Европейский журнал социальной работы 19.3-4 (2016): 455-467.

    Мосс, Марсель. «Техника и технология». Revue Du Mauss 1 (2004): 434–450.

    Маккарти, Наташа. «Какая польза от философии техники». Междисциплинарные научные обзоры 32.4 (2007): 320-325.

    Маккарти, Наташа. «Мудрость инженеров». Журнал философов 41 (2008): 38–43.

    Маккарти, Наташа. «Мир вещей, а не фактов». Философия и инженерия. Дордрехт: Springer, 2009. 265–273.

    Маккарти, Наташа. Инжиниринг: руководство для начинающих. Оксфорд, Англия: Oneworld Publications, 2011.

    Медина, Мануэль. «Технология и философия: ms all de los prejuicios epistemolgicos y humanistas». Исегора 12 (1995): 180-197.

    Митчем, Карл. Qu es filosofa de la technologa? Транс. Царь Куэльо Ньето и Роберто Мндес. Барселона: Антропос-Университет дель Пас Васко, 19 лет89.

    Митчем, Карл. «Dasein против дизайна: проблематика превращения создания в мышление». Международный журнал технологий и образования в области дизайна 11.1 (2001): 27-36.

    Митчем, Карл. «Философская неадекватность техники». Монист 92.3 (2009): 339-356.

    Митчем, Карл. «Этики недостаточно: от профессионализма к политической философии инженерии». Современные этические проблемы в инженерии. Эд. Сатья Сундар Сети. иги Глобал, 2015. 48-80.

    Митчем, Карл, Питер Крус и Энтони Мейерс. Эмпирический поворот в философии техники. Амстердам: Elsevier, 2000.

    Митчем, Карл и Эрик Шацберг. «Определение технологии и инженерных наук». Философия техники и технических наук. Эд. Энтони Мейерс. Нидерланды: Springer, 2009.

    Мамфорд, Льюис. Техника и цивилизация. Чикаго: Издательство Чикагского университета, 1963.

    Ньюберри, Байрон. «Инженерные артефакты». Философия и инженерия: размышления о практике, принципах и процессах. Дордрехт: Springer, 2013. 165–176.

    Нонака, Икудзиро и Хиротака Такеучи. Компания, создающая знания: как японские компании создают динамику инноваций? Нью-Йорк: Oxford University Press, Inc., 1995.

    Нонака, Икудзиро. «Компания, создающая знания». Harvard Business Review 85.7-8 (2007): 162.

    Олайя, Камило Энрике. «Важность быть атеоретиком: управление как инженерия». Системный менеджмент для интеллектуальных организаций. Берлин: Springer, 2012. 21–46.

    Олайя, Камило Энрике. «Ms ingeniera y menos ciencia por Favor». XI Латиноамериканский конгресс Dinmica de Sistemas. Instituto Tecnolgico y de Estudios Superiores de Monterrey, 2013.

    Организация экономического сотрудничества и развития [ОЭСР]. Руководство Осло, Руководство по сбору и интерпретации данных об инновациях. 4-е изд. Измерение научной, технологической и инновационной деятельности. Эд. Евростат, ОЭСР -. Париж/Евростат Люксембург: Европейские сообщества ОЭСР – Евростат, 2018 г.

    Ортега-и-Гассет, Хос. Медитасин де ла техника. Превратности в науках. Бронка ан ла Фсика. Espasa-Calpe SA, 1965.

    Паренте, Диего. «Los artefactos en cuanto posibilitadores de accin. Problemas en torno a la nocin de agencia material en el Debate Contemporneo». Revista Colombiana de Filosofa de la Ciencia 16.33 (2016): 139-168.

    Петроски, Генри. Инженер — это человек: роль неудачи в успешном дизайне. Нью-Йорк: St. Martins Press, 1982.

    Петроски, Генри. Главный инженер Почему наука сама по себе не решит наши глобальные проблемы. Нью-Йорк: Альфред А. Кнопф, 2010.

    Пиртл, Закари. «Как инженерные модели говорят правду». Философия и разработка новой повестки дня. Спрингер, 2010. 95-108.

    Питт, Джозеф К. «Философия, инженерия и науки». Философия и разработка новой повестки дня. ред. Ибо ван де Пул и Дэвид Э. Голдберг: Дордрехт: Springer, 2010.

    Питт, Джозеф С. «Подгонка инженерии к философии». Философия и инженерия: размышления о практике, принципах и процессах. Дордрехт: Springer, 2013.

    Poel, ibo van de. «Философия и инженерия: установка сцены». Философия и разработка новой повестки дня. ред. ибо ван де Пул и Дэвид Э. Голдберг. Дордрехт: Springer Science, 2010. 1–13.

    Poel, ibo van de, and David E. Goldberg, Eds. «Философия и инженерия: новая повестка дня». Философия техники и технологий 1. Vol. 2. Нидерланды: Springer Netherlands, 2010.

    Поллок, Миган Росс. «Что такое инженерия?» История и философия инженерного образования, 2009. ;

    Позер, Ганс. «О структурных различиях между наукой и техникой». Технологии: Исследования в области философии и технологий 4.2 (1998): 128-135.

    Позер, Ганс. «Невежество инженеров и откуда они это знают». Философия и инженерия: размышления о практике, принципах и процессах. Спрингер, 2013. 3–14.

    Институт управления проектами [PMI]. Руководство по своду знаний по управлению проектами. Ньютаун-сквер, Пенсильвания: Институт управления проектами, 2013 г.

    Сантандреу Ниэль, Маргарита. «El concepto de tcnica en Ortega y Gasset». Таула: Quaderns De Pensament (1992): 157–162.

    Шмидт, Джон Алан. «Инженерия как желание». Философия и инженерия: размышления о практике, принципах и процессах. Дордрехт: Springer, 2013. 103–111.

    Шумпетер, Йозеф Алоис. Теория экономического развития: исследование прибыли, капитала, кредита, процента и делового цикла, 1934. Кембридж, Массачусетс: издательство Гарвардского университета, 19.61.

    Саймон, Герберт Александр. «Ограниченная рациональность». Полезность и вероятность. Лондон: Palgrave Macmillan, 1990. 15-18.

    Скобы, Марк. «Критический рационализм и инженерия: методология». Синтез 192.1 (2015): 337-362.

    Суонсон, Э. Бертон. «Технология как рутинная возможность». MIS Quarterly 43.3 (2019): 1007-1024.

    Тейлор, Фредерик Уинслоу. Принципы научного менеджмента. Нью-Йорк: Harper & Brothers, 1919.

    Тейлор, Питер Дж., Майкл Хойлер и Дэвид М. Эванс. «Геоисторическое исследование «Расцвета современной науки»: картографирование научной практики с помощью городских сетей, 1500–1519 гг.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.