Жан жак руссо критика культуры: Концепция культуры Ж.-Ж.Руссо — Студопедия

Содержание

Концепция культуры Ж.-Ж.Руссо — Студопедия

Мощным диссонансом оптимизму просветителей XVIII в. прозвучала критика культурных основ человеческого общества. Вдохновителем этой критики стал Жан-Жак Руссо (1712-1778). В основе концепции культуры Руссо лежат следующие идеи:

1. Современная цивилизация (а для мыслителей эпохи просвещения она синоним культуры) — плод и источник неравенства. И это потому, что наука и искусство «обязаны своим происхождением нашим порокам».

2. Общественный прогресс имеет место, но он глубоко противоречив и не идеален. Развитие просвещения не тождественно увеличению человеческой мудрости.

Идея Руссо о противоречивости прогресса связана с начавшимся в социальной философии осознанием отчуждения. Отчуждение — социальный процесс, характеризующийся превращением деятельности человека и ее результатов в самостоятельную силу, господствующую над ним и враждебную ему. Объективное развитие общества и интересы индивидов не совпадают. Поступая в распоряжение общества, научные изобретения и художественные произведения превращаются в средства социального прогресса.

Если Гельвеции полагает, что за дурное в обществе несут ответственность законодатели, то Руссо" утверждает, что все люди своей совокупной деятельностью привели себя к несчастиям и страданию. «Человек! Не ищи иного виновника зла: это — виновник — ты сам». «Все хорошо, что исходит из рук Творца всех вещей. В руках человека все вырождается», — утверждает Руссо в своем романе «Эмиль».


3. Природа отчуждения и механизм ее развития обусловлены исторически возникающим разрывом между подлинной пользой и искаженными личными интересами людей, который ведет к отчуждению правителей от их подданных и потребностей государства. Кроме этого политического отчуждения, Руссо указывает на отчуждение социально-экономическое (частная собственность порождает социальное зло), моральное (стремясь жить лучше, люди ввергают себя в нравственное оскудение), психологическое
(по мере развития общества людьми овладевает чувство одиночества) и общекультурное (лживость и фальшь проникают в искусство, науку и отношения между людьми).

Руссо чувствовал внутреннюю связь этих пороков, вызванных различием индивидуального и общественного, отчуждением социальных институтов от личного счастья и нравственного призвания человека. Отчуждение приобретает форму бюрократических злоупотреблений, хотя ими далеко не ограничивается. Индивидуальная жизнь правителя имеет значение не частное, а всеобщее, но в обществе «все способствует тому, чтобы отнять справедливость у человека, воспитанного для того, чтобы управлять другими».

4. Развивается моральное оскудение. На смену естественному эгоизму приходит извращенная страсть самолюбия тщеславного, властолюбивого и кровожадного.


«Дикарь живет в себе самом, а человек общежительный всегда вне самого себя; он может жить лишь во мнении других; и одно только это мнение дает ему, так сказать, ощущение его бытия... Все сводится к внешности, все становится деланным и притворным, и честь, и дружба, и добродетель, а часто и самые пороки, так как люди открыли в конце концов тайну выдавать и их за особые достоинства. .. Мы имеем теперь, несмотря на всю нашу философию, гуманность и воспитанность, несмотря на все наши высокие принципы, одну только обманчивую и пустую внешность, честь без добродетели, разум без мудрости и удовольствие без счастья... Одно только общество и порождаемое им неравенство так изменили и извратили все наши естественные склонности».

3 Таким образом Гердер отвечает на вопрос: все ли элементы человеческого общества являются культурой? Можно ли считать культурой войны, каннибализм, жестокость и насилие? Не противоречат ли они представлениям человека о счастье?

5. Моральное оскудение перерастает в опустошенность личности. Чувствуя себя двояким — и свободным и рабом одновременно, — человек пытается возвратиться к себе, к природе, но в условиях извращенной цивилизации это невозможно.


В «Прогулках одинокого мечтателя» мы находим описание психологического финала отчужденного одиночества: «Все, что вне меня, — отныне чуждо мне. У меня нет в этом мире ни близких, ни мне подобных, ни братьев. Я на земле, как на чужой планете, куда свалился с той, на которой жил раньше и различаю, что вокруг себя, — то лишь скорбные и раздирающие сердце предметы, и на все, что касается и окружает меня, не могу кинуть взгляда без того, чтобы не найти там какого-нибудь повода к презрительному негодованию и удручающей боли».

6. Всеобщий «разлом» культуры как кульминация отчуждения.

Это та картина, которая поразила одного из героев «Новой Элоизы», когда он приехал в Париж: поляризация роскоши и нищеты, показной блеск и ставка на внешней престиж, ложь и обман на каждом шагу, бездушность искусства и всеобщая утрата искренности. В «обширной пустыне» французской столицы люди «становятся иными, чем они есть на самом деле, и общество придает им, так сказать, сущность, несходную с их сущностью».

7. Призыв «возвратиться к истокам», бежать от всего социального, рассудочного к естественному сентиментально искреннему, устремиться от культуры к природе.

8. Грусть о прошлом не означает буквально возврат назад, к тому первобытному состоянию, когда у людей не было ни наук, ни искусств. Идеал лежит в будущем. Это будущее должно возродить ряд черт прошлого «естественного состояния».

9. Признаки естественного состояния — люди равны в имущественном отношении, — политическая жизнь отсутствует, люди свободны, не имеют узаконенной частной собственности и живут независимо друг от друга. Они либо совершенно взаимообособленны, либо собираются, без взаимных обязательств, в «свободные союзы». Возрождение прошлого и должно состоять в натурализации культуры, гарантирующей людям счастье.

Выход из коллизии между человеческим идеалом и «гримасами» цивилизации попытались найти в своих культурологических программах Кант, Шиллер и Гегель.

Идеал «естественности» Ж.Ж.Руссо и парадоксы «разорванного сознания» Д.Дидро

Поможем написать любую работу на аналогичную тему

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту

Узнать стоимость

 

         Началом французского Просвещения принято считать 1718 год, когда была представлена постановка трагедии «Эдип» Вольтера, представителя первого поколения просветителей.

В 40-ые годы 18 века просветительская мысль во Франции достигает своего расцвета, безусловно, на основе развития естественных наук, художественной литературы, драматургии, философии. Как известно, трансформация культуры достигается путем трансформации ценностей общества, и французские просветители своей широкой общественной и активной публицистической деятельностью, по сути, поставили радикальный вопрос об изменении общества, сформулировали задачу освобождения человеческого разума от догм католической ортодоксии, от фанатичных религиозных суеверий в интересах прогресса и улучшения гражданского общества. Именно тогда родилась идея прогресса как движение от низшей ступени к высшей. Это действительно была новаторская идея, которая вселяла веру в человека и его возможности. Для этого понадобилось изьять бога из картины мира или снизить его роль в социальной жизни, дав, таким образом, больше прав на деятельность человека и создание светской морали. Таким образом, на передний план выдвинулась проблема человека.
Подход, растворивший бога в природе, получил название деизма.

Деизм – направление, представители которого могли признавать Бога в качестве творца мира, но отрицали его дальнейшее вмешательство в дела природы и общества. Иными словами, Бог возможно и существует, мы можем в это верить, но он уже никак себя в этом мире не проявляет, т.е. отошел от дел. Таким образом, человек на земле был предоставлен своей свободе воли.

         Решение проблемы человека у просветителей второго поколения деиста Жан-Жака Руссо и материалиста Дени Дидро было на первый взгляд различным. Ж.Ж.Руссо, например, верил в бессмертие души и загробное воздаяние, спорил с атеистами, говоря, что сердцем чувствует бога, а разумом бога не понять. Если у человека есть душа, то «по природе своей доброе и хорошее существо и что единственно его собственные учреждения делают его злым и дурным». Руссо обозначил проблему одиночества и «психологических разрывов» сознания личности, ратуя за истину чувств, критикуя культуру.

Руссо поставил вопрос так: «Способствовало ли возрождение наук и искусств улучшению нравов?» и привел читателей к шокирующему выводу: «Искусство и наука, как и вообще цивилизация и культура не сделали человека более счастливыми».

Руссо трактовал мораль, искусство, политику, право как формы отчуждения человеческого бытия. Культура и цивилизация как вторая природа человека искусственна, оторвавшись от нее, человек потерял простоту, невинность и добродетель первобытного человека. Человек мог бы быть жить счастливо, но его испортила цивилизация, и, в конечном счете, может привести его к гибели, к потере его естества и природной индивидуальности. Такой неожиданный призыв вернуться назад, по сути, к первобытному обществу, вызвал неоднозначную реакцию просвещенной общественности. Вольтер, например, заявил в свойственной ему насмешливой манере, что прочитав «Рассуждение о науках и искусствах» Руссо, ему «захотелось встать на четвереньки и убежать в лес!».

Критика культуры и цивилизации Руссо может показаться абсурдной, но нельзя не увидеть в этой позиции указанные Руссо противоречия развития самой цивилизации.

Затем Ф.Ницше и З.Фрейд начнут рассматривать культуру как репрессивный механизм, подавляющий природные творческие силы человека. Но именно Руссо впервые обозначил противоречия в идее прогресса цивилизации и культуры, обнаружил ее парадоксальный характер. С одной стороны, человек как часть природы, как природное существо не может жить в первозданных условиях без плодов им же возделанной культуры, с другой стороны он не может жить без общества, вне общества, так как социализируется человек и становится человеком только в обществе. Однако мораль этого общества - соперничество, высокомерие, ложь, лицемерие - не могла не вызывать у Руссо, выходца из бедной семьи, попавшего в высший свет благодаря своему оригинальному мышлению, раздражение и разочарование. Такая критика основ культуры и цивилизации была воспринята как ересь даже в светских кругах. Однако эмоциональное ядро этой критики очень ценно.

         В философском творчестве Дени Дидро с такой же остротой была поставлена проблема человека, утрата его нравственной сущности под влиянием несовершенного общества.

Наиболее показательна эта постановка в философско-художественном диалоге Дидро «Племянник Рамо». Как и русская философия была растворена в русской литературе, так и литературное творчество французских философов было насквозь философично.

Д.Дидро разделял теорию врожденного нравственного начала английского просветителя А.Шефтсбери. Но человек причастен и добру и злу одновременно: «Сказать, что человек состоит из силы и слабости, из разумения и ослепления, из ничтожества и величия, что значит – не осудить его, а определить его сущность». В «Племяннике Рамо» Дидро показывает, как главный герой, изначально склонный к добру, подстраиваясь под мерки морали и культуры, принимая только внешнюю форму культуры, постепенно становится исключительно лицемерным существом с благополучным внешним фасадом, но безобразным, извращенным внутренним содержанием. Этот феномен, вскрывающий противоречия между человеком, культурой и цивилизацией, Г.Гегель в «Лекциях по истории философии» назвал парадоксами разорванного сознания.

         Идеал «естественности» в мировоззрении Ж.-Ж. Руссо вырисовывается в контексте его критики цивилизации и культуры.

Критика Ж.Ж.Руссо культуры и цивилизации, ее пагубного влияния на природу человека становится «первой ласточкой», или пробным камнем в критике европейской цивилизации, продолженной Ф.Ницше и З.Фрейдом.

И у Руссо, и у Дидро наблюдается общность вглядов на проблему человека. Они оба верили во врожденную нравственную природу человека.

Критические замечания Руссо и Дидро в адрес культуры и цивилизации можно воспринимать как предостережение: не всегда человек, находящийся в культуре, автоматически становится культурным человеком.

Внимание!

Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

Критика Ж.-Ж. Руссо западноевропейской цивилизации курсовая 2010 по философии

КУРСОВАЯ РАБОТА «Критика Ж.-Ж. Руссо западноевропейской цивилизации» Введение В настоящее время понятие «культура» означает исторически определенный уровень развития общества, творческих сил и способностей человека, выраженный в типах и формах организации жизни и деятельности людей, а также в создаваемых ими материальных и духовных ценностях. Оценивать достижения культуры необходимо на основе знания исторических условий ее создания и развития, представления об основных эпохах в истории человечества и их хронологической последовательности, знания имен крупнейших представителей различных школ и направлений. Одной из наиболее значимых и актуальных во многих вопросах по сегодняшний день является культура эпохи Просвещения. Условно исторические рамки эпохи Просвещения могут быть ограничены 1689–1789 годами. Первая – дата из английской истории. В 1688 г. совершилась, по выражению западных историков, «славная революция» в Англии. Французская революция, начавшаяся в 1789 году, воспринималась современниками как воплощение просветительских идей Свободы, Равенства, Братства, ставших ее лозунгами. Просвещение оставило неизгладимый след в науке, литературе, искусстве, политике (просвещенный абсолютизм), но главным образом в истории общественно-политической мысли и общественного движения. Деятели Просвещения боролись за установление «царства разума», прежде всего обеспечиваемого развитием науки. Основой такого царства разума должно быть «естественное равенство», а отсюда – политическая свобода и гражданское равенство. Просветителями были материалисты и идеалисты, сторонники рационализма (признававшие разум основой познания и поведения людей), сенсуализма (считавшие таковой ощущением), божественного проведения (уповавшие на волю Бога). Как течение общественной мысли Просвещение представляло собой некое единство. Заключалось оно в особом умонастроении, интеллектуальных склонностях. 1. Жизненный путь Руссо (1712–1778) Жан-Жак Руссо (1712–1778) вошел в историю как крупнейший представитель французского Просвещения. Его по праву считают одним из главных идеологов Великой французской буржуазной революции, духовным отцом деятелей Конвента 1793 г., талантливым педагогом, создавшим просвещенческую теорию воспитания, моралистом, крупным писателем, драматургом, правоведом. Обосновав принцип естественного равенства людей и создав концепцию «общественного договора», Руссо вместе с английскими философами Томасом Гоббсом (1588–1679) и Джоном Локком (1632–1704) заложил теоретические основы буржуазной демократии, восторжествовавшей на протяжении последующих двух столетий в большинстве стран мира. Нет сомнения в том, что без работ Руссо не могли бы появиться ни знаменитая «Декларация прав человека и гражданина» первая в истории человечества конституция, ни «Билль о правах», ставший основой конституции Соединенных Штатов Америки, ни «Русская правда» Пестеля, которую декабристы рассматривали и качестве основного закона для будущей республиканской России. Жан-Жак Руссо (Jean-Jacques Rousseau) родился 28 июня 1712 года в Женеве, в семье часовщика. Мать его, Сюзанна Бернар, происходила из состоятельной буржуазной семьи, была одаренной и жизнерадостной женщиной. Умерла через девять дней после появления на свет сына. Отец, Жан-Жака Руссо, Исаак Руссо, с трудом перебивавшийся своим ремеслом отличался непостоянным, раздражительным характером. Однажды он затеял ссору с французским капитаном Готье и ранил его шпагой. Суд приговорил Исаака Руссо к трем месяцам тюрьмы, штрафу и церковному покаянию. Не желая подчиняться решению суда, он бежал в Нион, ближайшее к Женеве местечко, оставив десятилетнего сына на попечение брата своей покойной жены. Жан-Жак с самых ранних лет был окружен добрыми и любящими его тетками, Госерю и Ламберсье, которые с исключительным усердием холили и воспитывали мальчика. Жан-Жак рано начал самостоятельную жизнь, полную невзгод и лишений. Он перепробовал самые различные профессии: был писцом у нотариуса, учился у гравера, служил лакеем. Затем стал на путь бездомных скитаний. Шестнадцатилетний Руссо, бродя по восточной Франции, Швейцарии, Савойе встретился тогда с католическим священником Понверром и под его влиянием отказался от кальвинизма – религии своих отцов и дедов. По рекомендации Понверра Жан-Жак познакомился с 28-летней швейцарской дворянкой Луизой де Варанс, которая занималась, между прочим, вербовкой молодых людей в католичество. Статный, одаренный от природы, Жан-Жак произвел на госпожу де Варанс благоприятное впечатление и вскоре был отправлен в Турин, в приют для новообращенных, где был наставлен и принят в лоно католической церкви (в более зрелом возрасте Руссо вернулся к кальвинизму). Спустя четыре месяца Руссо оставил Турин и с двадцатью франками в кармане пошел искать работу. Он нашел место лакея в аристократическом доме. Позже в этом доме он работал домашним секретарем. Здесь ему давали уроки латинского языка, научили безукоризненно говорить по-итальянски. И все же Руссо не задержался надолго у своих благосклонных господ. Его по-прежнему тянуло к странствиям, а вместе с тем он не переставал мечтать о новой встрече с госпожой Варанс. И эта встреча вскоре состоялась. Госпожа Варанс простила Руссо безрассудные юношеские скитания и приняла его в свой дом, который надолго стал его пристанищем. Здесь между Руссо и г-жой Варанс установились близкие, сердечные отношения. Де Варанс сняла в горной долине, среди чудесной зелени и виноградников дачу «Les Charmettes». «В этом волшебном уголке, – вспоминал Руссо в своей «Исповеди», – я провел два или три лучших летних месяца, стараясь определить свои умственные интересы. Я наслаждался радостями жизни, цену которым так хорошо знал, обществом, столь же непринужденным, как и приятным, и теми друзьями, отвернулся от него. К таким бывшим друзьям Руссо относил французского философа Вольтера (1694–1778), который действительно не раз с ожесточением выражал своё нерасположение к Руссо. Вольтер не мог простить ему ни «Писем с горы», ни критики поэмы «О разрушении Лиссабона», ни взволнованного письма, в котором Руссо порицал Вольтера за вызванное им «отчуждение» к Руссо со стороны женевских граждан. Письма, получаемые Руссо из Швейцарии, тоже поддерживали в нем представление, что его всюду окружают враги и недоброжелатели. Все это породило у Руссо тяжелый недуг. В течение ряда лет Руссо страдал манией преследования и подозрительностью. Принимая Давида Юма за неискреннего друга, за послушное орудие в руках врагов, Руссо в мае 1767 года внезапно оставил английское убежище. Очутившись снова на французской земле, Руссо и тут не мог дышать свободно. Он вынужден был скрываться под именем гражданина Рену. Как ни старались друзья Руссо создать для него спокойные и безопасные условия, он не мог найти полного покоя. По временам и сам Руссо правильно оценивал действительные причины своих душевных волнений. «Мне не ясно, что больше нуждается в лечении, мое тело или мой дух», – писал он в одном из писем того периода. Летом 1768 года Руссо оставил Терезу в замке Триэ, где они жили, и отправился в путешествие по старым, хорошо знакомым местам. В Шамбери он посетил могилу де Варанс. И здесь, у могилы вспомнил все неповторимое, прекрасное, что нашел в ее дружбе и благосклонности. Не желая покидать милые сердцу места, он поселился в маленьком городке Бургоэне. Вскоре приехала сюда и Тереза. Здесь ожидал ее приятный сюрприз: Руссо решил закрепить свои сердечные отношения с Терезой торжественной свадебной церемонией. С той поры он называл ее госпожой Рену. Через год супруги переселились в соседнее местечко Монкен. Руссо снова приступил к работе над второй половиной «Исповеди» и, доведя ее до 1765 года, стал упорно думать о возвращении в Париж. «Исповедь», над которой Руссо работал в течение пяти лет, так и осталась неоконченной. Пребывая в бездне паранойи, убежденный, что все бывшие друзья замышляют против него, по меньше мере, чтобы погубить его репутацию, а то и убить его вообще, Руссо написал свою «Исповедь», чтобы убедить мир, что он – некий новый святой: святой отшельник, святой благородный дикарь, честный человек. «Я публично и бесстрашно заявляю» – говорит он в конце своей «Исповеди», – «что любой, если даже он не читал моих трудов, любой, изучивший мою природу, мой характер, мою мораль, мои пристрастия, мои удовольствия и мои привычки своими собственными глазами и все равно полагающий меня нечестным человеком, должен быть удушен». 2 «Исповедь» Руссо, эту поразительную декларацию, следует читать в совокупности с желанием Руссо «удушить» любого, кто не прослушает его историю с полным одобрением. Робеспьер в письме к создателю этого произведения писал: «Твоя удивительная «Исповедь», эта откровенная и смелая эманация самой чистой души будет рассматриваться потомками не столько как произведение искусства, сколько чудо добродетели».3 Желание вернуться в столицу настолько овладело им, что, пренебрегая опасностью быть схваченным, он переехал в Париж и поселился на улице Плятриер (ныне улица Ж.-Ж. Руссо). Это был 1770 год, когда французское правительство в связи с бракосочетанием дофина с Марией-Антуанеттой стало воздерживаться от политических репрессий. Руссо мог свободно появляться на улицах, посещать друзей и знакомых. В последние годы жизни Руссо не вынашивал широких творческих планов. Он занимался главным образом самоанализом. Весьма характерны в этом отношении наряду с «Исповедью» очерк «Руссо судит Жан-Жака» (диалоги) и его последнее произведение «Прогулки одинокого мечтателя». О последних годах жизни Руссо немецкая писательница Хенриетта Роланд Гольст ван дер Схалк (1869–1952) писала: «Жизнь его была распределена точно и равномерно. 2 Руссо Ж.-Ж. Исповедь // Избранные соч. М., 1961.- С. 537. 3 0 0 1 F Розанов М.Н. Жан-Жак Руссо и литературные движе ния конца XVIII — начала XIX вв. — М., 1910. — С.432. Утренними часами он пользовался для переписки нот и сушки, сортировки и наклеивания растений. Он делал это очень аккуратно и с величайшей тщательностью: приготовленные таким образом листы он вставлял в рамки и дарил своим знакомым. После обеда он отправлялся в какое-нибудь кафе, где читал газеты и играл в шахматы, или делал небольшие прогулки в окрестностях Парижа».4 В мае 1778 года маркиз де Жирарден предоставил в распоряжение Руссо особняк в Эрменонвиле, вблизи Парижа. В Эрменонвиле его сумел разыскать невзрачный на вид юноша, в потрепанном платье, с умными выразительными глазами, излучавшими глубокое благоговение. Это был Максимилиан Робеспьер. 2 июля 1778 года, вернувшись с прогулки, Руссо почувствовал острую боль в сердце и прилег отдохнуть, но вскоре тяжело застонал и упал на пол. Прибежавшая Тереза помогла ему подняться, но он снова упал и, не приходя в сознание, скончался. Умер Руссо в нищете и одиночестве, забытый теми, кого он любил и перед кем преклонялся, но не забытый его идейными противниками. После свержения монархии во Франции якобинцы перенесли его прах в Пантеон, однако в первый же месяц Реставрации останки Руссо вместе с останками Вольтера, с которым он полемизировал всю свою сознательную жизнь, были изъяты из Пантеона. И только в годы Второй республики они были возвращены на прежнее место, где прах Руссо покоится и сегодня среди останков величайших людей Франции. Позже на его родине, в Швейцарии, жители Женевы воздвигли на Бильском озере памятник своему соотечественнику. 4 Гольст-ван дер Схалк Х. Жан Жак Руссо. Его жизнь и сочинения, М., 1923.- с.45. С точки зрения ХVIII века эти две модели поведения, светская и буржуазная, несовместимы, тогда как Гримм, немецкий парижанин, старательно объединял обе ипостаси. Он стремился быть светским человеком, едва ли не щеголем, завсегдатаем литературных и философских салонов и, одновременно, подчеркивал свою буржуазную добропорядочность и основательность. Смысл обвинений, которые Руссо бросает в «Исповеди» своему бывшему другу, заключается в том, что раз Гримм старательно следит за своей внешностью, чистит ногти и белится, то, значит, он лицедей в жизни и лицемер. Жан-Жак рассказывает, как Гримм, притворяясь, едва не умер от любовной болезни, дабы вернее пользоваться успехом у женщин, как он изображал скорбь по смерти графа де Фриза, дабы скорее найти нового покровителя, представ образцом преданности. Действительно, Гримм и после шестидесяти лет в изрядном количестве изводил помаду и пудру, которые ему ежемесячно поставлял перчаточник и парфюмер Дюлак. Но спор идет не о внешнем виде Гримма, а о центральном положении светской культуры, неприемлемом для Руссо: благовоспитанный человек должен не «быть», а «казаться». Именно так и поступает Гримм, старательно играющий все предложенные обществом роли. Он таков, каким хочет его видеть собеседник. И потому он был изящен и остроумен в переписке с аббатом Галиани, льстив и чувствителен в письмах к Екатерине I, умен и парадоксален в «Литературной корреспонденции», особенно когда речь идет о творениях Руссо. Кaк писал Дидро, восторгавшийся своим другом, Гримм столь же умело обращался с человеческим материалом, как скульптор Фальконе – с бронзой, он равно нравился всем. За умение перевоплощаться Дидро называл Гримма гермафродитом, и тот соглашался с подобным определением. «Мой гермафродитизм меня погубит», – писал он своему другу графу Н.П. Румянцеву. При этом он весьма точно чувствовал грань, переходить которую невыгодно или опасно. Гримм представал как друг и сподвижник энциклопедистов, как член «партии философов», которая во многом определяла европейское общественное мнение. Дьедонне Тьебо вспоминает в мемуарах, как в Берлине Гримм учил графа Нессельроде оценивать произведения сочинителей по их принадлежности к своему или к враждебному клану. При этом он стремился использовать все выгоды положения без недостатков. Именно своего противника Руссо он представляет как «красноречивого сумасброда» и «блюстителя вольности», иными словами, как безумца, опасного своим красноречием, ибо его свободолюбивые идеи совращают умы и подрывают общественные устои. На разрыв Руссо с Дидро, Гриммом и кругом энциклопедистов повлияли как идейные причины, так и личные: обидчивость и мнительность Руссо, соперничество и ревность (покровительница Руссо, госпожа д'Эпине, стала любовницей и спутницей Гримма до конца своих дней).7 Руссо создано множество литературных, философских и эстетических трудов. Но из всего его богатого идейного наследия для культурологов представляют интерес три работы: уже упоминавшийся трактат, получивший премию Дижонской Академии; «Письмо к д'Аламберу о зрелищах» и «Опыт о происхождении языков, а также о мелодии и музыке». Именно в них Жан- Жак Руссо демонстрирует примеры применения культурологического подхода, выступая в роли критика западноевропейской цивилизации, хорошо видящего всю противоречивость движения человеческого общества по пути прогресса. Значение этих работ для теоретической культурологии трудно переоценить, достаточно сказать, что на них опирались такие выдающиеся представителями философской мысли, как Кант, Гегель, Шиллер, братья Шлегели, Шпенглер, Ортега-и-Гассет и многие другие внесшие весомый вклад в осмысление кризиса европейской культуры. Критикуя западноевропейскую цивилизацию, Руссо противопоставляет испорченности и моральной развращенности так называемых «культурных» наций простоту и чистоту нравов народов находящихся на патриархальной стадии развития. В этом он идет стопам Монтеня, который в своих «Опытах» 7 Строев А. "Моя чернильница меня убьет": эпистолярные досуги Фридриха Мельхиора Гримма //Новое Литературное Обозрение.- 2004.- №69.- с.67-71. возводил на пьедестал «естественного человека», живущего в гармонии с природой, не затронутого тлетворным влиянием цивилизации. Руссо пишет: «Нет ни искренней дружбы, ни настоящего уважения, ни полного доверия, и под однообразной маской вежливости, под этой хваленой учтивостью, которой мы обязаны просвещению нашего времени скрываются подозрения, опасения, недоверие, холодность, задние мысли, ненависть и предательство».8 2.1 Критика Руссо культуры, науки и искусства Причину сложившегося печального положения вещей Pуccо видит прежде всего в развитии науки, которая, по его мнению, самым негативным образом воздействует на умы. С его точки зрения именно развращающее влияние науки стало причиной гибели египетской и греческой цивилизаций, падения Рима и Константинополя. Подтверждение правильности своей позиции Руссо находит в рассуждениях греческого философа Сократа (ок. 469–399 до н.э.), к авторитету которого он неоднократно апеллирует по ходу изложения своих мыслей. Обращается к работам древних римлян, в частности, трудам Катона (234 – 149 до н.э.), римского писателя, основоположника римской литературной прозы и государственный деятеля, который обличал греческую ученость, видя обесценение гражданских добродетелей. Приговор, который выносит Руссо, таков: «Народы! Знайте, раз и навсегда, что природа хотела оберечь вас от наук, подобно тому, как мать вырывает из рук ребенка своего опасное оружие. Все скрываемые ею тайны от вас являются злом, от которого она вас охраняет, и трудность изучения составляет одно из немалых ее благодеяний. Люди испорчены, но они стали бы еще хуже, если бы имели несчастье родиться учеными». 9 Многознание, считает Руссо, следуя за ходом мысли библейского 8 Руссо Ж.-Ж. Рассуждение, способствовало ли возрождение науки и 0 0 1 Fис кусств улучшению нравов?// Руссо Ж.-Ж. Избр. соч: В 3 т. - Т.1. - М., 1961. - С.46. 9 Там же. С.52. Разносторонние художественные интересы Руссо находили выход и в музыкальной критике. Питая глубокие симпатии к итальянской музыке, он принял горячее участие в большом споре, завязавшемся между сторонниками итальянской и французской музыки. В замечательных обзорах Руссо смело высказывался против пошлой французской музыки; он решительно отстаивал достоинства и преимущества итальянской музыки – ее глубокую выразительность, смелость модуляций, мягкость языка. Руссо питал большое почтение и к венской классической школе. Он высоко ценил музыкальное творчество Кристофа Глюка, знаменитого немецкого композитора (1714–1787). И это имело свои основания. Музыка Глюка отличалась своей простотой, правдивостью, гражданской доблестью. Не будучи профессиональным музыкантом, Руссо много и упорно работал в области теории музыки. Академик Б.В. Асафьев (1884–1949), советский музыковед и композитор, говоря о роли Руссо в развитии музыкальной культуры, назвал его «проницательнейшим мыслителем и чутким музыкантом, угадавшим своевременность наступления эры городской демократической песенно- романсной лирики». Статьи Руссо о музыке были собраны и изданы в 1767 году в сборнике «Музыкальный словарь».14 2.2 Педагогические взгляды Руссо Интересен и оригинален Руссо в своих педагогических воззрениях. В этой области он выступал горячим сторонником естественного воспитания. Концепция воспитания, по Руссо, связана с идеей возможного возвращения в лоно земли. Поэтому Руссо считает, что до 12 лет детей не нужно учить ни чему, а воспитывать на лоне природы их должен философ. Воспитание каждого человека, писал Руссо, дается природой путем непосредственного развития врожденных способностей и влечений. Обращаясь к родителям и воспитателям, он призывал их развивать в ребенке естественность, прививать чувство свободы и независимости, стремление к 14 Дворцов А. Т. Жан Жак Руссо.- М.: Наука, 1980.- с.67. труду, уважать в нем личность и все полезные и разумные склонности. В романе «Юлия, или Новая Элоиза» (1761) впервые на грани 60-х и 70-х годов раздалось искреннее слово о непреодолимом могуществе свободной любви, не знающей сословной розни и лицемерия. В педагогическом романе «Эмиль, или О воспитании» (1762) Руссо показал порочность схоластической системы воспитания и блестяще изложил новую, демократическую систему, способную формировать трудолюбивых и добродетельных граждан. Резко критикуя феодальную систему воспитания, он ратовал за ее очеловечивание с тем, чтобы она не подавляла личность воспитанника, а стимулировала его природные силы и дарования. Педагогические высказывания Ж.Ж. Руссо пронизаны идеями гуманизма и демократизма, глубокой любовью к ребенку, верой в его возможности и способности. Выступая основоположником теории естественного и свободного воспитания, он бунтует против насилия над детьми, против мнимых знаний, требует изучать природу детей, развивать их творческие силы, готовить к труду как естественной обязанности каждого человека. Руссо попытался сформулировать цель и задачи свободного воспитания, определить его содержание и методы на основе гуманистических принципов. Он считал, что «…цель, которая должна быть поставлена при воспитании молодого человека, заключается в том, чтобы сформировать его сердце, суждения и ум».15 В определении цели воспитания Ж. – Ж. Руссо исходил из того, что люди все равны в своем назначении быть человеком, природа их зовет к человеческой жизни. Гуманизацию воспитания и образования Ж.-Ж. Руссо связывал с детской свободой. Никаких словесных уроков, воспитанник должен получать их лишь из опыта; не налагайте на него никаких наказаний; не наставляйте его. «При всяком преждевременном наставлении, которое вбивают им в голову, в глубине их сердца насаждают порок», – утверждал Жан-Жак Руссо. Первым и основным его требованием являлось гуманное отношение к ребенку. «Люди, будьте человечны! Это ваш первый долг. Будьте такими по отношению ко всякому состоянию, всякому 15 Руссо Ж.-Ж. Избр. соч: В 3 т. Т.2. - М., 1961.-с156. возрасту, во всем, что только не чуждо человеку! Разве есть какая-нибудь мудрость для вас вне человечности? Любите детство, будьте внимательны к его играм и забавам, к его милому инстинкту!».16 Главное назначение воспитания он усматривал в том, чтобы помочь в человеке рассмотреть человека, в ребенке – ребенка, упорядочить их страсти сообразно с организацией человека, его природой. В решении этих сложных задач большую роль Ж.Ж. Руссо отводил воспитателю, его умению предоставлять свободу ребенку, не подменять его собственный опыт, развитие разума и высокий нравственный, интеллектуальный и духовный потенциал его души своим опытом и авторитетом. Гуманистическая заповедь Руссо состоит в том, чтобы воспитатель лишь наводил своего воспитанника на решение того или иного вопроса, руководил его интересами так, чтобы сам ребенок этого не замечал, т.е. оказывал главным образом косвенное воздействие. Следует заметить, что на первой странице «Исповеди» Жан – Жака Руссо написано: «Я создан непохожим на других, кого встречал; я даже осмелюсь сказать, что не похож ни на кого в целом мире». 17 Руссо последовательно поддерживал веру в собственную исключительность и почти так же последовательно веру в собственное превосходство над прочими людьми. Однако временами последнее осуществлять становилось затруднительно, особенно когда стало известно, что его любовница родила от него пятерых детей, а он быстро отправил их всех в парижский сиротский приют, и ему пришлось давать по этому поводу какие-то объяснения. Он пишет об этом решении нескольким друзьям в разные периоды своей жизни и колеблется между стойкой самозащитой на основании нехватки средств для воспитания детей должным образом и того, что в приюте их обучат честному ремеслу, на что сам он был бы не способен, и угрызениями совести. Однако тон каждого письма более или менее одинаков: он явил благородство своей 16 Руссо Ж.-Ж. Юлия, или Новая Элоиза.- М.: Изд-во «Худ. лит.», 1968.-с.244. 17 Руссо Ж.-Ж. Избр. соч. в 3-х т. Т.3.-М.: Государственное издательство художественной литературы, 1961.-с.37. зрения, главная причина всех недостатков – это социальное неравенство и лежащая в его основе частная собственность. Он пишет: «Первый, кто, огородив участок земли, сказал: это мое, и нашел людей достаточно простодушных, чтобы этому поверить, был истинным основателем гражданского общества. От скольких преступлений, войн, убийств, от скольких несчастий и ужасов избавил бы людской род тот, кто крикнул бы подобным себе, вырывая колья и засыпая ров: берегитесь слушать этого обманщика, вы погибли, если забудете, что продукты принадлежат всем, а земля никому». 21 Он показывает противоречивость общественного прогресса, в результате которого происходит не только приобщение к благам цивилизации широкого круга людей, еще недавно живших патриархальной жизнью, но и растет нищета и богатство на различных полюсах, увеличивается отчуждение человека от самого себя и результатов своего труда. В этом и состоит значение Руссо как культуролога, который одним из первых, заметив пороки просвещенческого проекта, выступил с предупреждением об опасности развития человечества по пути научной и технической рациональности. 21 Руссо Ж. -Ж. О причинах неравенства между людьми. -СП6, 1907. - С.68. Заключение руссо критика педагогический искусство В данной курсовой работе мы показали критику культуры и цивилизации в работах Жан – Жака Руссо. Мы показали всю многогранность, сложность натуры и противоречивость Руссо (с одной стороны – в его высказываниях, с другой – в его поступках). «Наука и искусство обязаны своим происхождением нашим порокам», – пишет Руссо в «Рассуждении о науках и искусствах» и в то же время сам создает произведения искусства. Но, скорее всего, в слова «наука» и «искусство» он вкладывал другой смысл, имея в виду определенные науки и определенные искусства. В письме к Вольтеру Руссо дает такое определение культуры: «Культура – это меч, который вонзен в живое дерево, если его вынуть, дерево погибнет, но лучше было бы его туда вообще не вонзать».22 Возникает у него также и мысль о трудности изучения наук, он выделяет элитарную категорию: ученые, которым следует заниматься наукой, писатели, которым следует писать, но простому народу к культуре лучше не прикасаться. Тем не менее, Руссо причисляется к просветителям, т. к. он дает свои советы по воспитанию, образованию, хотя в понятие «французское просвещение» он трудно укладывается. Некоторые рассуждения Руссо могут показаться наивными, некоторые недостаточно обоснованными. В ряде мест Руссо противоречит сам себе, отстаивая, например, те тезисы, которые он с пылом опровергал несколько ранее. Однако противоречивость взглядов Руссо есть следствие противоречивости той эпохи, в которой жил и творил французский мыслитель. В то же время следует сказать, что в лучших своих произведениях Руссо демонстрирует незаурядный дар провидца, выходя далеко за границы 22 Овчинникова Е.А., Златопольская А.А. Руссо и Вольтер в контексте религиозно-нравственных исканий русских мыслителей XVIII — начала XIX вв.//Религия и нравственность в секулярном мире. Материалы научной конференции. 28-30 ноября 2001 года.- СПб.: «Санкт-Петербургское философское общество», 2001.- С.177. тех возможностей, которыми располагала наука его времени. Французский мыслитель эпохи Просвещения, философ, реформатор педагогики, писатель, композитор, теоретик искусства Руссо завоевал огромную популярность уже при жизни; он был признанным властителем дум большинства французов второй половины XVIII века. Его породила определенная историческая эпоха, но в той же мере и он сам своими блестящими и оригинальными сочинениями способствовал ее становлению.23 Слава Руссо началась с опубликования трактата «Способствовало ли возрождение наук и искусств улучшению нравов?». Руссо сумел заметить опасность там, где ее не разглядел никто другой: развитие науки вовсе не обеспечивает автоматически человеческого счастья. Отличие Руссо от других просветителей в том, что он противопоставляет познание вещей – просвещенной (разумной) нравственности. Руссо считал, что всем людям изначально, от природы, присущи нравственные побуждения, а в том, что существует зло, – вина цивилизации. Тем самым была поставлена проблема отчуждения человека от человека, от природы, от государства, которой позже будут заниматься Гегель, Фейербах, Маркс, экзистенциалисты, фрейдисты. Отсюда звучит призыв Руссо возвратиться к истокам. Бежать от всего социального, рассудочного к естественному, сентиментально искреннему, устремиться от культуры к природе. Руссо идеализировал прошлое, но он не звал назад, к первобытному состоянию. Идеал Руссо – в будущем. Это будущее должно было, по его замыслу, возродить ряд черт прошлого «естественного состояния». Основная тема философских размышлений Руссо – судьба личности, судьба человека, находящегося в современном обществе с его сложной культурой, с его противоречиями. Влияние идей Руссо на последующие поколения велико. Ему посвящали свое перо мадам де Сталь, Л. Фейербах, Р. Роллан. Лев Толстой, по его собственному признанию, с ранних лет и до старости испытывал благотворное влияние Руссо. Так, в письме к Бернару Бювье, профессору Женевского университета, председателю Общества Жан-Жака 23 Верцман И. Жан-Жак Руссо.- М., "Худож. лит.", 1976, с.89-90. Список литературы 1. Верцман И. Жан-Жак Руссо. – М., «Худож. лит.», 1976. – с. 89–90. 2. Гольст-ван дер Схалк Х. Жан Жак Руссо. Его жизнь и сочинения. – М., 1923. – с. 45. 3. Дворцов А.Т. Жан Жак Руссо. – М.: Наука, 1980. – с. 67. 4. Книга Экклесиаста, или Проповедника // Библия. – М.: Изд-во Московской патриархии, 1992. 5. Культурология: хрестоматия. - М.: Гардарики, 2000. 6. Левада Ю.А., «Феномен Тейяра» и споры вокруг него // Вопросы философии. – 1962.– №1. – с. 56–59. 7. Леви – Стросс К. «Печальные тропики». – М.: Аст – Инициатива, 1999. – с. 33. 8. Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т. 20. - М., 1980. 9. Овчинникова Е.А., Златопольская А.А. Руссо и Вольтер в контексте религиозно-нравственных исканий русских мыслителей XVIII – начала XIX вв. // Религия и нравственность в секулярном мире. Материалы научной конференции. 28–30 ноября 2001 года. – СПб.: «Санкт-Петербургское философское общество», 2001. 10. Пушкин А. «Евгений Онегин». Гл. 1, XXIV–XXV // Пушкин А. Евгений Онегин: Роман в стихах. - М.: АСТ: Астрель, 2005. 11. Розанов М.Н. Жан-Жак Руссо и литературные движения конца XVIII – начала XIX вв. – М., 1910. 12. Руссо Ж.-Ж. Избранные сочинения в 3 т. Т. 1, Т. 3. – М., 1961. 13. Строев А. «Моя чернильница меня убьет»: эпистолярные досуги Фридриха Мельхиора Гримма // Новое Литературное Обозрение. – 2004. – №69. – с. 67–71. 14. Тексты по истории социологии 19–20 веков. Хрестоматия. – М., 1994. – с. 267. 15. Толстой Л.Н. Собр. Соч. в 22 т. Т. 19 и 20. Письма 1882–1910. – М.: «Худож. л-ра», 1984. 16. Энгельс Ф. Анти – Дюринг // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. – 2-е изд. – Т. 20. – М., 1980.

РУССО ЖАН-ЖАК — информация на портале Энциклопедия Всемирная история

/ Ориг.: Фр. Jean-Jacques Rousseau

Французский философ и мыслитель эпохи Просвещения, писатель, композитор, музыковед, ботаник.

Ранние годы

Родился в семье часовщика и учителя танцев Исаака Руссо и Сюзанны Бернар, умершей вскоре после рождения Жан-Жака. В ранние годы образование мальчика и его старшего брата заключалось в ежевечернем чтении отрывков из разнообразных романов, некогда составлявших небольшую библиотеку его матери. Благодаря этому упражнению, где отец Руссо выступал в роли учителя и должен был корректировать правильность произношения слов, Жан-Жак увлекся литературой. Его излюбленным автором стал Плутарх: «Когда мне было шесть лет, на глаза мне попался Плутарх; в восемь лет я уже знал его наизусть. Я перечитал все романы; я ещё не достиг того возраста, когда обычно впервые пробуждается интерес к романам, а они уже заставляли меня проливать потоки слёз. Отсюда моя любовь к героическим подвигам и романтическим приключениям; с годами она росла и в конце концов внушила мне отвращение ко всему, что было непохоже на мои бредни». В 1723-1724 гг. Руссо обучался в пансионате Ламберсье. В 1724 г. состоял помощником у нотариуса, а в 1725 г. поступил в подмастерья в гравюрную мастерскую. По признанию Руссо, свои служебные обязанности он исполнял плохо, т.к. предпочитал проводить время за чтением, что порицалось мастером.

В 1728 г. Руссо покинул Женеву. По протекции Франсуазы Луизе де Варан отправился в Турин, где провел четыре месяца в монастыре и принял католицизм. Затем некоторое время он обучался в семинарии, однако вскоре вернулся в имение госпожи де Варан. Её фигура на несколько лет стала воплощением романтического идеала, и Руссо, повинуясь своей влюбленности, следовал за де Варан в ее перемещениях по Швейцарии и Франции. С 1732 г. он проживал у своей покровительницы в качестве лакея. В 1730-е Руссо активно занимался самообразованием. Благодаря влиянию де Варан он изучал музыку, литературу, философию, занимался математикой.

Становление

В 1739 г. Руссо получил место домашнего наставника в Лионе. Однако преподавание отпрыскам четы Мабли не оказалось сильной стороной Жан-Жака, так же, как и этика пребывания в чужом доме. В результате Руссо был вынужден покинуть Лион, и вскоре осел в Париже. В 1742 г. он представил парижской музыкальной академии систему обозначения нот цифрами, впоследствии отраженную в  «Рассуждении о современной музыке».

В 1743-1744 гг. Руссо был домашним секретарем графа Монтегю, французского посланника в Венеции. Благодаря этой должности Жан-Жак полюбил итальянскую музыку и оперное искусство. Через 11 месяцев работы на Монтегю Руссо покинул свой пост, недовольный обращением и перебоями с выплатой жалованья. По возвращении в Париж Руссо вступил в связь с Терезой Левассер, которая родила ему 5 детей. По утверждению Жан-Жака, он не имел достаточных средств для содержания отпрысков, а также понимал, что они будут мешать ему в его занятиях, в итоге он отдал их в воспитательный дом.

В конце 1740-х Руссо получил место секретаря у откупщика Френкеля. Благодаря этой должности он вошел в кружок мадам де Эпине, тесно дружившей с Ф. Гриммом и Д. Дидро. Дружба с последним значительно сказалась на взглядах Руссо. Для знаменитой «Энциклопедии» Жан-Жак написал несколько статей по музыке. В 1749 г. участвовал в конкурсе Дижонской академии на лучший ответ «Содействовало ли возрождение наук и художеств очищению нравов». По представлению Руссо, «просвещение вредно и сама культура – ложь и преступление». Ответ мыслителя был удостоен премии в 1750 г.

В 1751 г. написал оперетту «Деревенский колдун», которая была представлена на придворной сцене. Музыкальное творчество Руссо пользовалось популярностью в самых высоких кругах французского общества.  Тем не менее, на волне популярности Руссо решился оставить место у Френкеля и занялся переписыванием нот. В 1754 г. Жан-Жак вернулся в Женеву, где принял кальвинизм.

В 1755 г. он опубликовал очередное «Рассуждение» для Дижонской академии «О происхождении неравенства между людьми и о том, согласно ли оно с естественным законом». В 1756 г. Руссо переехал на построенную для него госпожой де Эпине дачу. Однако вскоре отношения с патронессой и кружком энциклопедистов разладились, и мыслитель перебрался в замок Монморанси герцога Люксембургского, ставшего его новым покровителем. Именно там Руссо написал одно из самых своих знаменитых сочинений.

В Монморанси в 1757-1760 гг. Руссо написал роман в письмах «Юлия, или Новая Элоиза», ставший программным произведением сентиментальной литературы. Книга имела большой успех. В 1762 г. был опубликован роман «Эмиль». Следом за ним вышел «Общественный договор». В том же году парижский парламент приговорил Руссо к тюремному заключению за содержание «Эмиля». В результате мыслитель бежал из Парижа.

По приглашению Д. Юма приехал в Англию в 1766 г. В 1765-1769 гг. Руссо работал над автобиографическим произведением «Исповедь» (опубликована в 1782 г.). Несмотря на угрозу ареста, Жан-Жак вернулся во Францию в 1767 г. и поселился в замке принца Конти. В 1768-1769 гг. посещал города южной Франции. В этот период он написал «Письма о ботанике». С 1770 г. проживал в Париже. С 1772 г. работал над «Диалогами». В последние годы жизни состояние психического и физического здоровья Руссо значительно ухудшилось. Жан-Жак отошел от политико-философских тем и занимался ботаникой. В мае 1778 г. маркиз де Жирарден пригласил Руссо в свое загородную резиденцию де Эрменонвиль, где мыслитель внезапно скончался 2 июля.

Сергей Чупринин — Журнальный зал

       Чупринин Сергей Иванович главный редактор журанала "Знамя".
      Родился 29 ноября 1947 года в лагерном лазарете близ древнего городка Вельск Архангельской области. Здесь же, в деревне Усть-Шоноша, пошел в школу, отчего считаю себя до некоторой степени северянином. И до некоторой степени южанином, поскольку родители были отпущены с поселения на родной Дон, и школу я заканчивал уже в степном поселке Тацинском. Затем — филологический факультет Ростовского университета, сладкие часы в слецхране научной библиотеки, литстудия, редактирование студенческого, тиражом аж в десять машинописных экземпляров, журнала “Одуванчик”, полгода службы в районной газете и полтора — в областной молодежке. Тут и начало авторской биографии: первые рецензии в журналах “Дон”, “Новый мир” (еще при А. Твардовском), “Юность”, “Дружба народов”, всероссийские семинары молодых критиков — все то, что не могло не продолжиться очной аспирантурой в отделе русской классики Института мировой литературы АН СССР и растянувшимся на тринадцать лет обозревательством в “Литературной газете”.
      Писал о классике (вступительный реферат в аспирантуру был посвящен теме “Жан-Жак Руссо и Лев Толстой как критики культуры”, кандидатская диссертация исследовала натурализм в русской литературе 1870-1900-х годов), составил собрания сочинений П. Боборыкина и А. Куприна, сборники избранных произведений Н. Успенского, В. Дорошевича, Н. Гумилева, прозы начала ХХ века. Но чаще и охотнее говорил о литературе современной, время от времени собирая из газетных и журнальных статей книги “Твой современник”, “Крупным планом”, “Чему стихи нас учат”, “Прямая речь”, “Критика — это критики”, “Настающее настоящее”, “Ситуация”, “Перемена участи”.
      Что еще? Вступил в Союз писателей (1976), затем в Русский ПЕН-центр (1987), стал одним из девяти учредителей Академии современной русской словесности (1997). Дважды получал ордена Почета (в 1984 и 2008 годах), премии СП СССР, “Литературной газеты”, журналов “Литературное обозрение” и “Октябрь”. Защитил докторскую диссертацию о русской критике 1950-1980-х годов. Составил трехтомную антологию “Оттепель”. Читал лекции и участвовал в научных конференциях в Германии, Дании, Киргизии, Китае, Молдавии, Монголии, США, Украине, Финляндии, Франции. Преподавал шесть лет на факультете журналистики МГУ и еще лет пятнадцать вел (вместе с Татьяной Бек) семинар поэзии в Литературном институте.
      В августе 1989 года приглашен первым заместителем главного редактора в журнал “Знамя”. А в декабре 1993 года, когда Г.Я. Бакланов покинул пост главного редактора, был избран его преемником.
      Что заставило сменить привычные занятия оперативной литературной критикой словарным промыслом. Размышления об устройстве современной литературы, о тысячах и тысячах лиц, ее составляющих, вызвали к жизни 2-томную авторскую энциклопедию “Новая Россия: мир литературы” (М., 2003) и цепочку словарей, объединившихся в проект “Русская литература сегодня”. Среди них и самая “моя” книга — “Жизнь по понятиям” (М., 2008).

      E-mail:[email protected]

      Словарь Сергея Чупринина “Русская литература сегодня: Жизнь по понятиям”

      Статьи Сергея Чупринина. 2000-2002гг.

Яркая заплата на банковском счете
Велика Россия
Время прибоя
Горизонтальный срез
Графоманы 
Из пепла
Книжная ярмарка
На одном гектаре
Оправдание правды
Профессора меняют профессию
Радислав Лапушин
Русь журнальная
Сон в руку
Ты царь; живи один
Угль, пылающий огнем 
Аполлоновка
Юрий Владимирович Давыдов
Лавр зацветает в декабре
Доброты прошу, доброты!..
…Только детские книги читать
Перед грозою
В ожидании слесаря Гоши
Свои среди своих
Время быть умными 

Жан-Жак Руссо о наодовластии | PhD в России

Реклама от Google

 

Исследования политической философии Руссо в российских диссертациях

Содержание

(выберите и нажмите пункт для быстрого перехода)

 

Жан-Жак Руссо о демократии

В Древней Греции и Риме понятия «демократия» и «свобода» относилось к праву участвовать в принятии политических решений посредством прямого голосования. Взгляды французского философа эпохи Просвещения Жан-Жака Руссо (1712-1778 гг.) относительно демократии отражали идеи критики феодально-абсолютистского государства и продолжали аристотелевскую философию о вреде чрезмерного богатства вообще. В духе классической философской традиции, заимствованной у Аристотеля, Руссо продолжил традицию философов Средневековья, оправдывавших восстание подданных против тиранов (tiranocid). Однако Руссо в своей трактовке народного суверенитета зашёл гораздо дальше, чем предшественники. Так, английский философ Джон Локк (1632-1704 гг.) прибегал к народному суверенитету в том случае, если законодательная власть не оправдала народного доверия (Локк, 1988). Руссо в «Общественном договоре», в противоположность Локку, полагал, что народ должен постоянно использовать свой суверенитет. Суверенитет народа, по мнению Руссо, может быть выражен только голосованием всех граждан.

Руссо также различал между «нашей частной волей» и «нашей общей волей» (фр. volonte general), между частными волеизъявлениями и волеизъявлением народа, направленным на достижение блага каждого. Если человек остался в меньшинстве, придерживаясь определённого мнения по частному вопросу, он должен прийти к заключению, что избрал частную позицию и должен подчиниться мнению большинства. Таким образом, Руссо в своей версия демократии отказывал гражданским ассоциациям и объединениям в праве на существование, оставляя атомизированному гражданину только «право» подчиниться волеизъявлению подавляющего большинства. «Общая воля» всегда рациональна. Но иногда её может извратить правительство. Поэтому она должна исходить от каждого, применимой к каждому и являться результатом всех волеизъявлений. Однако в современном и дифференцированном обществе данная концепция Руссо неприменима и пригодна только для аграрных сообществ.

Лидеры, появившиеся в период французской Революции 1789-1793 гг. самым разрушительным образом применили жёсткую доктрину Руссо, согласно которой сувереном является волеизъявление народа. Неограниченная власть в руках людей, в том числе «неподкупного» Робеспьера, которые считали себя представителями нации, была не менее деспотичной, чем власть в руках человека, который представлял самого себя. Руссо не сумел понять эту истину, и его ошибка в книге «Об общественном договоре», книге, призывающей к свободе, предоставила самую ужасающую поддержку деспотизму всех разновидностей.

И поскольку в XVIII столетии Франция была централизованной страной с сильной государственной властью, французская политическая и государственная теория, в своём подавляющем большинстве, имела тотальное видение государства и общества и, поэтому, предлагала концепцию общественных изменений, не ограничивая власть правительства. Теоретики французской демократии стремились создать сильное государство для уничтожения врагов Революции: церкви и институтов «старого режима» — короны и сеньората — только тогда, по их мнению, могло появиться гармоничное общество, которое могло бы функционировать без правительства.

В Америке и во Франции две политические системы основывались на принципе разделения властей, однако в Америке судебной власти (Верховному суду США) была предоставлена возможность ограничить власть правительства, если действия правительства нарушают конституционный баланс. Французская демократия рассматривала вмешательство судебной власти в законодательство и исполнение законов как нарушение доктрины о разделении властей. Согласно французской радикальной версии демократического правления эпохи французской революции, судебная власть не обладает полномочием нарушать суверенитет парламента, так как парламент выражает высшую волю государства, и никто не может ограничить эту волю, так как все граждане являются частью этой воли.

Итак, французский философ эпохи Просвещения Ж.-Ж. Руссо защищал радикальную демократию, когда «свобода ― это подчинение закону», и отрицал священное право королей на трон. Многие отрывки из деклараций Национального собрания эпохи французской революции 1789-1795 гг. были схожи с американскими декларациями эпохи провозглашения независимости. Однако французская демократия подчеркивала суверенитет нации и отрицала существование другой власти — в этом проявились тоталитарные черты, заложенные Руссо в идею «всеобщей воли», проявившей себя во французских конституциях 1793 г. (ст. 4, ст. 25-26) и 1795 г. (ст. 6).

Согласно идеям Руссо, выраженным в книге «Рассуждения о происхождении и причине неравенства между людьми» (1754 год, трактат на конкурсную тему, предложенную Дижонской академией), блага цивилизации имеют негативные последствия. Он считал, что индивидуальное сознание, рациональный прогресс и цивилизация, как церковь и государство ведут к упадку. Благородство естественного человека и замедление темпов развития цивилизации — было провозглашено Руссо источником спасения. Маленькие сельские коммуны, основанные на равенстве свободных фермеров мыслились им как основа для создания общественной гармонии. Он полагал, что существующие общественные порядки являются наследием ужасного прошлого, созданного в результате невежества, насилия и тирании. Источник же бедствий цивилизации — социальное неравенство.

Вольтер, как идейный противник Руссо, понимал свободу человека в правовом и политическом смысле. Вольтер, в письме к Руссо, в ответ на книгу «Рассуждения о происхождении и причине неравенства между людьми» 17 августа 1755 г., написал в письме:

«Сударь мой, Вашу новую книгу, направленную против всего рода человеческого, я прочел и приношу Вам свою благодарность. Высказав людям Ваши истины, Вы сумеете им понравится, но не сумеете их исправить. … Никому, как Вам, еще не удавалось проявить такой блеск ума в стремлении вновь превратить нас в скотов; читая Вашу книгу, испытываешь поистине непреодолимое желание вновь опуститься на четвереньки. Но поскольку минуло уж более шестидесяти лет с тех пор, как я оставил эту привычку, то, к глубокому моему сожалению, я уже не вижу возможности вновь ее себе усвоить. А посему вынужден оставить эту столь естественную привычку тем, кто более ее достоин, чем Вы или я…
Философически с Вами, дружески преданный Вам Вольтер»

Родоначальник немецкой классической философии Иммануил Кант (1724-1804) также отвергл идею Ж. Ж. Руссо о желаемой необходимости возврата к естественному состоянию, хотя взгляды Руссо и оказали весьма заметное влияние на его оценку сущности социальных проблем. Но исходные позиции их различные. И хотя полного ответа в своих сочинениях Кант не дает, сам подход представляет исследовательский интерес. Когда он пытается найти начала начал общественных процессов, то встает на позицию реализации как бы «плана природы», когда же опускается на субстанциональный уровень, то начала эти уходят в отношения между людьми.

Французские либералы мадам де Сталь (1766-1817 гг.) и Бенжамен Констан (1767-1830 гг.) отвергали требование о предоставлении народного самоуправления. Они придерживались мнения в духе идей Просвещения, согласно которому прогресс приводит к отмене феодального общества и королевского деспотизма. Однако они отрицали выводы о том, что утверждение воли людей будет прогрессивным. Народное правительство, согласно мадам де Сталь, не менее склонно нарушать законы, чем деспотичное правительство, и ещё менее стабильно. Констан, друг и союзник де Сталь, считал истинными целями революции «равенство граждан перед законом, свободу сознания, безопасность личности и ответственную независимость прессы».

источник: Курс лекций по предмету «Политология»: модульный подход. Модуль I. Часть 6. СПб., 2008. 67 с.

© Hulio

Выбор темы диссертации про политические воззрения Руссо

В российских диссертационных советах диссертации про «политиескую философию Руссо» защищаются по следующим специальностям: ʻʻ07.00.03 Всеобщая история (соответствующего периода)ʼʼ (исторические), ʻʻ09.00.13 Философия и история религии, философская антропология, философия культурыʼʼ (философские), ʻʻ12.00.01 Теория и история права и государства; история учений о праве и государствеʼʼ (юридические), ʻʻ23.00.01 Теория и философия политики, история и методология политической наукиʼʼ (политические).

По данной тематике были защищены следующие диссертации:

• Андреева Ольга Александровна. Природа и культура в философии французского Просвещения: Дис. … канд. филос. наук: 09.00.13. Курск, 2005 174 с. РГБ ОД, 61:05-9/445
• Горожанин Александр Владимирович. Полицеистика и идея государственности в истории правовых учений (Историко-правовой аспект): Дис. … д-ра юрид. наук: 12.00.01. СПб., 2000. 425 c. РГБ ОД, 71:02-12/18-6
• Горяинов Олег Вячеславович. Политико-правовые идеи Т. Гоббса и их влияние на философию французского Просвещения (теоретико-методологический и историко-правовой аспекты): диссертация … кандидата юридических наук: 12.00.01; [Место защиты: ГОУВПО «Московская государственная юридическая академия»].- Москва, 2008.- 191 с.: ил.
• Занин С.В. Формирование и развитие общественного идеала Ж.-Ж. Руссо: автореферат дис. … доктора исторических наук: 07.00.03; [Место защиты: Ин-т всеобщ. истории РАН].- Москва, 2009.- 42 с.: ил. РГБ ОД, 9 09-2/1256
• Зинин Сергей Викторович. Формирование и развитие общественного идеала Ж.Ж. Руссо: диссертация … доктора исторических наук: 07.00.03; [Место защиты: Институт всеобщей истории РАН].- Москва, 2009.- 511 с.: ил.
• Зюзина Татьяна Евгеньевна. Единство и разделение властей в западноевропейской политико-правовой мысли: диссертация … кандидата юридических наук: 12.00.01; [Место защиты: Рост. юрид. ин-т МВД РФ].- Ростов-на-Дону, 2009.- 176 с.: ил. РГБ ОД, 61 10-12/382
• Мельник Наталья Борисовна. Философия природы и человека Ж.-Ж. Руссо как основание концепции естественного воспитания: диссертация … кандидата философских наук: 09.00.03. — Екатеринбург, 2002.- 178 с.: ил. РГБ ОД, 61 03-9/11-0
• Пискунов Виталий Владимирович. Концепт общественного договора: Классические и современные формы: Дис. … канд. филос. наук: 09.00.11. М., 2005. 115 c. РГБ ОД, 61:05-9/617
• Суханова Маргарита Иосифовна. Восприятие свободы массовым сознанием россиян: теоретико-политологический анализ: диссертация … кандидата политических наук: 23.00.01; [Место защиты: Ин-т философии РАН]. — Москва, 2008. — 248 с.: ил. РГБ ОД, 61:08-23/146
• Токарев Василий Алексеевич. Идея законодателя во французском просвещении: Ш.-Л. Монтескье, Д. Дидро, Ж.-Ж. Руссо: диссертация … кандидата юридических наук: 12.00.01; [Место защиты: Моск. гос. юрид. акад.]. — Самара, 2008. — 233 с. РГБ ОД, 61:08-12/51

Реклама от Google

 

просмотров: 1342

Критика культуры и цивилизации в работах Ж.Ж. Руссо

Критика культуры и цивилизации в работах Ж.Ж. Руссо

Введение
Глава 1. Понятия «культура» и «цивилизация» в эпоху Просвещения
1.1.Истоки понятий «культура» и «цивилизация»
1.2.Философия Нового времени. Французское Просвещение
Вывод:
Глава 2. Теория культуры и цивилизации в трудах Ж.-Ж. Руссо
2.1 Критика культуры в работах Ж.-Ж. Руссо
Вывод:
Заключение

"1.Бенвенист. Основы лингвистики. — М, 1976. — 230 с.
2.Верцман И. Жан-Жак Руссо.-Изд.второе, перераб. и дополн.- М., «Худож. лит.», 1976.- 310 с.
3.Джейкобс А. Единственный честный человек : Жан Жак Руссо, режиссер нового времени//Лавка языков// http://spintongues.msk.ru/Jacobs.htm
4.Евсюков В. Г. Два подхода к гуманистическому идеалу: образ человека у Руссо и Канта // Гуманистический идеал и социальная практика: Межвуз. сб. научн. трудов. – Новосибирск, 1989. – С. 110 – 122.
5.Кечекьян С. Ф. Ж.-Ж. Руссо – великий французский просветитель XVIII в. // Вопросы философии. – 1962. – №7. – С. 55 – 67.
6.Культура и цивилизация (Интернет-сайт)// http://www.i-art.udm.ru/
7.Культурология. История мировой культуры: Учеб. пособие для вузов/ А. Н. Маркова, Л. А. Никитич, Н. С. Кривцова и др.; Показать все Под ред. проф. А. Н. Марковой.- М.: Культура и спорт, ЮНИТИ, 1995.- 224 с.
8.Лега В.П. Философия нового времени. Французское Просвеще-ние//http://www.sedmitza.ru/index.html?did=8891)
9.Мак-Нил В. Цивилизация, цивилизации и мировая система // Цивилиза-ции. Вып. 2. М.: Наука, 1993. С. 18–25.
10.Манфред А. З. Ж. Ж. Русо – предвестник революции // Вопросы истории. – 1964. – №1. – С. 98 – 113.
11.Манфред А. З. Молодой Руссо // Новая и новейшая история. – 1974. – №4. – С. 162 – 172.
12.Новикова Л.И. Цивилизация и культура в историческом процессе // Во-просы философии.- 1982.- N 10.- С. 53–63.
13.Пархоменко И.Т., Радугин А.А. Культурология в вопросах и ответах.- М.:Центр, 2001// http://www.countries.ru/library/terms/civp.htm
14.Полосина А.Н. Лев Толстой – читатель «Рассуждения о науках и искусст-вах» Ж.-Ж. Руссо// http://conf.phil.spbu.ru/Archives/book/2005/foreign_lit/Polosina.doc
15.Руссо Ж.-Ж. Избранные сочинения: В Зт.-T.I. -M., 1961. -800 с.
16.Руссо Ж. Ж. Исповедь. Прогулки одинокого мечтателя. – М., 1949. – 708 с.
17.Руссо Ж. Ж. Об общественном договоре. Трактаты. – М., 1998. – 416 с.
18.Философия культуры. Становление и развитие. / Под редакцией М. С. Ка-гана, Ю. В. Перова, В. В. Прозерского, Э. П. Юровской . — СПб.: Изда-тельство «Лань», 1998. — 448 с.
19.Шендрик А.И. Теория культуры: Учебное пособие.-М.: Юнити-Дана, 2002.-519 с.
20.Черневич М. Н., Штейн А. Л., Яхонтова М. А. История французской ли-тературы.- М.:Издательство «Просвещение», 1965.- 639 с.
21.Яковец Ю.В. Ритм смены цивилизаций и исторические судьбы России.- М., 1999.-250 с..
22.Ям К. Вольтер и Руссо – два века бессмертия // Наука и религия. – 1978. – №12. – С. 34 – 36.
Скрыть

Жан-Жак Руссо (1712–1778) - Социальное неравенство, Эмиль, гендерные соображения - общество, образование, идеал и природа

Жан-Жак Руссо, политический и моральный философ эпохи Просвещения, разработал провокационные идеи о человеческой природе, образовании и желаемых отношениях между людьми и идеальным обществом.

Жан-Жак Руссо родился в городе Женева, Швейцария. Через несколько часов после рождения он потерял мать и был оставлен отцом в возрасте семи лет.После многих лет неудачного обучения и трудоустройства Руссо стал интеллектуальным лидером в 1750 году, выиграв первый приз на конкурсе сочинений во Франции. Это ознаменовало начало длительного периода научной деятельности, в ходе которой он написал ряд философских трактатов, в которых рассматривалась проблема индивидуальной и коллективной свободы, а также то, как образование может помочь разрешить дилемму, воспитывая просвещенных граждан, которые будут поддерживать идеальное государство. Вынужденный бежать из Франции и Швейцарии в результате социальной критики, присущей его работе, Руссо нашел временное убежище в Англии, а затем тайно вернулся во Францию, где оставался до самой смерти.

Социальное неравенство

Недовольство Руссо современным обществом стало очевидным в его Рассуждениях об искусстве и науках (1750). Обращаясь к вопросу о том, способствует ли прогресс в искусстве и науке морали или умаляет ее, Руссо изображал цивилизацию как зло и наказывал ученых за стремление к знанию ради славы, а не за социальный прогресс. Точно так же в своем «Рассуждении о неравенстве » и статье о политической экономии, написанной для «Энциклопедии Дени Дидро» (обе опубликованы в 1755 г.), Руссо оплакивал отход человека от естественного состояния и, как следствие, его озабоченность искусственными социальными обычаями и институтами - все происходит из тщеславного и иллюзорного желания доминировать над другими.Хотя он принимал индивидуальные или врожденные различия между людьми, Руссо критиковал существование социального и гражданского неравенства, при котором люди подавляли дух других, пытаясь контролировать их.

После этой социальной критики Руссо обрисовал свое видение идеального общества. В частности, в The Social Contract и Emile, , опубликованных в 1762 году, Руссо очертил общество без искусственных социальных ограничений или гражданского неравенства.Управляемые «общей волей», заключающей в себе сущностную общность всех людей, граждане использовали бы разум, чтобы согласовать свои индивидуальные интересы с законами государства. Получив образование эгоистичного и самостоятельного, гражданин не будет сравнивать себя с другими людьми и не будет пытаться контролировать их. Он откажется от эгоистичных наклонностей в пользу социального равенства. Как же тогда могло возникнуть такое идеальное государство? Для Руссо это требовало полного образования ребенка.

Эмиль

Повторяя свое пренебрежение к современной культуре и политике в Общественный договор, Руссо начинает Эмиль с заявления: «Бог все делает добром; человек вмешивается в них, и они становятся злом.«Общество держит человека в заложниках искусственных институтов и традиций, тем самым разрушая естественную добродетель человеческой натуры. Это провозглашение противоречило понятию первородного греха, широко принятому в Европе восемнадцатого века. Оно подразумевало полную социальную революцию, а не просто педагогическую реформу - было необходимо заменить искусственные социальные нравы буржуазии новым классом естественных, самостоятельных граждан.Кроме того, в соответствии с эмпирической эпистемологией Джона Локка Руссо считал, что дети рождаются невежественными, зависимыми, впечатлительными, без рационального мышления и получил все знания через прямой контакт с физическим миром.

В результате Руссо удалил своего вымышленного ученика Эмиля из семьи и поместил его в сельскую изоляцию. Первые три стадии развития ребенка (младенчество, отрочество и предподростковый возраст) требовали своего рода «негативного» воспитания. Защищенный от искусственного и пагубного влияния современного общества, Эмиль не стал бы развивать нереалистичные амбиции и чувства ревности или превосходства по отношению к другим мужчинам ( amour propre ). Таким образом, наставник будет поощрять физическое развитие ребенка, оградить его от социальных и религиозных институтов, предотвратить формирование дурных привычек и предрассудков и сохранить его естественную склонность к личным интересам ( amour de soi ).

Образованный до этого момента, свободный от манипуляций и желаний других, Руссо хотел, чтобы Эмиль оставался неосведомленным о социальном долге и понимал только то, что возможно или невозможно в физическом мире. Таким образом, его ученик научится подчиняться непреложным законам природы. Например, если Эмиль выбьет окно в своей комнате, он столкнется с последствиями сна с холодным сквозняком. Если бы Эмиль проигнорировал свой урок астрономии, он бы вытерпел панику из-за того, что заблудился в ночном лесу.Путем таких проб и ошибок ребенок постепенно разовьет разум, приспособится к различным ситуациям и станет самостоятельным человеком.

Единственной подходящей книгой для будущего гражданина Руссо была книга Робинзон Крузо, , поскольку она изображала независимую деятельность человека, изолированного в естественной среде. И чтобы способствовать самообеспеченности Эмиля, Руссо познакомил своего ученика с множеством ремесленных промыслов. Таким образом, ребенок не будет жаждать того, чего не может получить, и не будет заниматься тщетным желанием контролировать других людей.Независимый и рациональный молодой человек, Эмиль научился принимать то, что было доступно ему. Однако важно отметить, что, хотя наставник всегда был за кадром, он постоянно манипулировал условиями, чтобы создать у Эмиля иллюзию свободы.

Развив способность рассуждать к пятнадцати годам, ребенку нужно было развить свою мораль через понимание общества и Бога. С помощью безопасного и независимого средства исторического исследования Руссо хотел, чтобы его ученик построил свое понимание человеческого характера.Подробные исторические отчеты о человеческих словах и действиях позволили бы Эмилю признать универсальность естественной человеческой страсти. Будучи самоуверенным и рациональным подростком, он не завидовал и не презирал тех, кто был в прошлом, но испытывал к ним сострадание.

Это было также время для культивирования религиозной веры Эмиля. Руссо не хотел, чтобы его ученик стал антропоморфным атеистом. Он также не хотел, чтобы его ученик подпадал под власть определенной религиозной конфессии с ее формальными ритуалами и доктринами.Такие атрибуты попахивали очень искусственными социальными институтами, от которых Эмиля предстояло освободить. Вместо этого Эмиль должен был признать ограниченность своих чувств и поверить в то, что Бог - высшая разумная воля, которая сотворила вселенную и привела ее в движение - действительно должна существовать. В этом отношении Руссо отклонился от веры Просвещения в человеческий разум как единственное средство познания Бога. Руссо также отчуждался от официальных религиозных институтов, унижая их авторитет и утверждая изначальную доброту человеческой натуры.Коррумпированные кодексы и институты общества запятнали чистоту человеческой натуры, подпитали стремление к господству над другими и сделали человека тираном над природой и самим собой. Однако единственное спасение лежало не в Боге, а в самом обществе. Лучшее общество с гражданским равенством и социальной гармонией восстановило бы человеческую природу до ее первоначального и естественного состояния и тем самым послужило бы Божьему замыслу. Таким образом, религиозное образование Руссо пыталось научить ребенка тому, что социальная реформа необходима и согласуется с волей Бога.

На последнем этапе образования Руссо его ученику нужно было путешествовать по столицам Европы, чтобы непосредственно узнать, как функционируют различные общества. Эмилю также нужно было найти подходящую пару, Софи, которая поддержала бы его эмоционально и вырастила бы его детей. Предполагая, что женщины обладают нежной натурой и низкими интеллектуальными способностями, Руссо низводит Софи до роли жены и матери. В отличие от изолированного воспитания Эмиля для развития его разума и подготовки его как гражданина, образование Софи с самого начала погрузило ее в социальные и религиозные круги, тем самым гарантируя, что она не станет гражданином.Несмотря на это неравенство, Руссо считал, что Эмиль и Софи составят гармоничное и моральное единство в идеальном состоянии и произведут будущие поколения, которые будут его поддерживать.

Гендерные аспекты

Некоторые ученые исследовали последствия гендерно-независимого образования Руссо и предположили, что социальная изоляция Эмиля сделала его неадекватным мужем и гражданином. Выросший в социальной изоляции и без семьи, Эмиль развил способность мыслить рационально, но за счет нежных и сочувственных чувств, необходимых для поддержания отношений с его будущей женой или с идеальным состоянием.Как указано в Общественном договоре, идеальное государство Руссо требовало не только рациональных мыслителей, но и граждан, которые сочувствовали друг другу и государству. Таким образом, согласно этой точке зрения, гендерные допущения Руссо привели к неадекватному образованию Софи (чей разум еще не развился) и Эмиля (эмоционально холодный и жертва манипуляций своей жены). Семья, разрозненная и неполная, не могла поддерживать идеальное состояние.

Ряд ученых сомневались, что изоляция Эмиля в сельской местности обязательно должна быть свободна от социальных сил и может ли наставник служить примером абстрактных принципов, не ссылаясь на примеры из обычного общества.С другой стороны, поколения после Руссо изменили свои методы воспитания детей и приняли его взгляд на детство как на период невинности. Некоторые обвиняли Руссо в его манипуляциях с Эмилем и упоре на общую волю в отстаивании протототалитарного государства. С другой стороны, многие ученые определили веру Руссо в способность людей принимать рациональные и просвещенные решения как для себя, так и для своего общества как предшественницу демократии. Действительно, это отсутствие консенсуса в отношении наследия Руссо говорит не столько о его недостатках, сколько о его глубоком вкладе в фундаментальные, устойчивые и противоречивые вопросы о человеческой природе, личности, обществе и образовании.

БИБЛИОГРАФИЯ

B LOOM , A LLAN. 1978. «Воспитание демократического человека: Эмиль. » Дедал 107: 135–153.

B OYD , W ILLIAM. 1963. Образовательная теория Жан-Жака Руссо. Нью-Йорк: Рассел и Рассел.

C ASSIRER , E RNST. 1954. Вопрос Жан-Жака Руссо, пер. и изд. Питер Гей. Нью-Йорк: издательство Колумбийского университета.

M ARTIN , J ANE R OLAND. 1985. Восстановление разговора: идеал образованной женщины. Нью-Хейвен, Коннектикут: Издательство Йельского университета.

O WEN , D AVID B. 1982. "История и учебная программа в Руссо Эмиль. " Теория образования 32: 117–129.

R OUSSEAU , J EAN -J ACQUES. 1964. Первые и вторые беседы (1750, 1755), изд.Роджер Д. Мастерс и пер. Роджер Д. Мастерс и Джудит Р. Мастерс. Нью-Йорк: Сент-Мартинс.

R OUSSEAU , J EAN -J ACQUES. 1993. Эмиль (1762), пер. Барбара Фоксли. Лондон: Вмятина.

R OUSSEAU , J EAN -J ACQUES. 1988. T HE S OCIAL C ONTRACT (1762), пер. Джордж Дуглас Ховард Коул. Буффало, штат Нью-Йорк: Прометей.

Жан-Жак Руссо: актуален как никогда | Тео Хобсон

Жан-Жака Руссо обычно считают, особенно в Британии, наихудшим интеллектуалом: абсурдно самоуверенным и опасно наивным в его теплой вере в естественную доброту человечества, которая подпитывала эксцессы французов. Революция и, может быть, посеяли другие тоталитарные семена.

Я пришел к выводу, что он заслуживает большего уважения. Недавно исследуя корни светского гуманизма, я обнаружил, что он выделялся из списка мертвых белых мужчин, который я рассматривал. В то время как другие мыслители внесли важный вклад в то или иное движение, Руссо создал погоду. Кроме того, он очарователен психологически - из-за него другие мыслители того времени кажутся деревянными.

Его мысль актуальна как никогда, потому что он столкнулся с глубокими человеческими потребностями, такими как необходимость примирить личную целостность с социальной принадлежностью, необходимость воссоединиться с миром природы, необходимость избежать раздуваемого оловянного дерьма, которое проходит мимо. для культуры и искать некоего рода аутентичности, и, прежде всего, возможно, славной, но смущающей потребности, которая движет всеми нами, потребность быть самими собой.И некоторые из наших самых глубоких предположений, кажется, уходят корнями в его мысли или впервые высказаны там. Например, предположение, что крупномасштабные системы, в которых мы живем, коррумпированы, безвкусны, деструктивны, и что мы, отдельные люди, являемся бедными маленькими чистыми, как снег, жертвами. Другой пример: все мы авторы своих жизнеописаний. Мы не замечаем такие модели мышления, пока не увидим, что они придуманы.

Кроме того, я думаю, что рассмотрение мысли Руссо может подтолкнуть нас к более разумному обсуждению религии и атеизма.Это не потому, что я согласен с его взглядами на религию - я не согласен. Но это помогает нам понять, откуда берутся наши дебаты. Он страстно верил в Бога, Который сотворил мир и позволил себе быть известным - но не через откровение, в смысле чего-то, что содержится в Священных Писаниях или церковной традиции; скорее через сострадание, которое естественно для нас, и аппетит к рациональному удивлению, который он привил своим созданиям. Он думал, что этот естественный нравственный импульс будет процветать до тех пор, пока ложные идеи и условности не искажают его форму.Здесь есть много общего с тем, что мы называем атеистическим мышлением, но в религиозной или, по крайней мере, теистической форме. Возможно, внимание к этому может подтолкнуть нас к тому, чтобы по-новому взглянуть на наши собственные дебаты.

Руссо родился в протестантской Женеве в 1712 году. Его отец был часовщиком; его мать умерла при родах. В 16 лет он оставил свое ученичество и скитался по Савойе, выполняя случайные заработки. Он нашел покровительницу-госпожу, очень либеральную католичку; она помогла ему найти работу музыкантом. Затем он переехал в Париж в 1741 году и написал несколько статей для Encyclopédie.Затем, в 1749 году, он пережил острый опыт призвания. Это произошло, когда он увидел название конкурса эссе журнала: «Помогло ли развитие науки и искусства разрушить или очистить моральные стандарты?» Внезапно он понял, что ненавидит свою культуру и что он великий мыслитель. Он выиграл соревнование и завоевал славу, утверждая, что современная культура при всей своей гордой просвещенности является трясиной лжи, коррупции и недостоверности. И он показал, что имел в виду именно это, отказавшись от личности городской литературной звезды и решив зарабатывать на жизнь копированием музыкальных произведений - для него не было болтовни с влиятельными работодателями.(Еще он носил явно дешевую одежду, как будто кто-то решил надеть мерзкие старые свитера из благотворительных магазинов.)

В чем заключалась его проблема? Разве он не верил в рациональный прогресс в направлении более гуманного мира? Вот интересный парадокс: он действительно верил в это видение Просвещения, но с такой неловкой силой, которая заставляла его рассматривать других его сторонников как самодовольных, мирских, просто прагматичных. Он думал, что гуманистическое видение нуждается в новой основе в большом повествовании об освобождении врожденной добродетели человечества, рассказе о том, как цивилизация имеет тенденцию нарушать это.Это нашло отражение в различных произведениях 1750-х годов, а затем в «Общественном договоре».

Он также нашел более широкую аудиторию как писатель. Но он не стал ни оседлым, ни менее колючим. В его романе «Эмиль» выражены реформистские религиозные идеи, которые настолько разозлили власти, что ему пришлось бежать - в Германию, затем в Англию, где его принимал довольно ошеломленный Дэвид Юм. Теперь у него развился частично оправданный комплекс преследования. Он начал писать автобиографически: его поразительно откровенные «Признания» занимали его последние годы.Ему все еще не удавалось пользоваться своей славой как писателя, постоянно жалуясь на то, что его идеи неправильно понимали, а его характер оклеветали. Некоторое утешение он нашел в своем увлечении ботаникой. Он умер в 1778 году.

О да, и все это время - с момента его переезда в Париж в 1740-х годах - у него была партнерша или любовница (они наконец поженились в 1768 году), с которой у него было пятеро детей. Вы можете подумать, какие счастливые дети родились у такого великого поборника сострадательного человеческого духа. Подумайте еще раз: их отдали в детский дом младенцами.

Вызов современности Руссо - стипендия Йельского университета

Страница из

НАПЕЧАТАНО ИЗ ОНЛАЙН-СТИПЕНДИИ ЙЕЛЬСКОГО НАУКА (www.yale.universitypressscholarship.com) (c) Copyright Yale University Press, 2021. Все права защищены. Индивидуальный пользователь может распечатать PDF-файл одной главы монографии в YSO для личного использования. Дата: 25 июля 2021 г.

Глава:
(стр.1) Глава 1 Вызов современности Руссо
Источник:
Европейская интеллектуальная история от Руссо до Ницше
Автор (ы):

Франк М.Тернер

, Ричард А. Лофтхаус
Издатель:
Yale University Press

DOI: 10.12987 / yale / 9780300207293.003.0001

В этой главе исследуются мысли Жан-Жака Руссо. Он установил идею и культурную роль интеллектуала, оказавшего влияние на современную культуру во многих странах мира. Он сделал социальную роль или социальную функцию интеллектуала ролью критика, который оказался отчужденным от своего общества и в то же время фактически жил жизнью, глубоко укоренившейся в этом обществе.Он считал, что качество, которое придавало авторитету ему, а затем и другим авторам и общественным критикам, было искренностью. Обсуждаются следующие работы: Руссо Первый дискурс (1750), где он изложил склонность к упадку на последние несколько столетий европейского интеллектуального и социального развития; Второй дискурс (1754 г.), который является одним из основополагающих документов европейской культурной критики; и The Social Contract и Emile (1762), оба из которых заложили основу политического и образовательного утопизма.

Ключевые слова: Жан-Жак Руссо, интеллектуальная, социальная роль, искренность, первый дискурс, второй дискурс, общественный договор, Эмиль, политический утопизм, образовательный утопизм

Для получения доступа к полному тексту книг в рамках службы для стипендии

Yale онлайн требуется подписка или покупка. Однако публичные пользователи могут свободно искать на сайте и просматривать аннотации и ключевые слова для каждой книги и главы.

Пожалуйста, подпишитесь или войдите для доступа к полному тексту.

Если вы считаете, что у вас должен быть доступ к этому заголовку, обратитесь к своему библиотекарю.

Для устранения неполадок, пожалуйста, проверьте наш FAQs , и если вы не можете найти там ответ, пожалуйста свяжитесь с нами.

Как Руссо предсказал Трампа | The New Yorker

«Я люблю малообразованных», - сказал Дональд Трамп во время своей победной речи в феврале, и он неоднократно нацеливался на американские элиты и их «фальшивую песню глобализма».Избиратели в Великобритании, прислушиваясь к призывам участников кампании Brexit «вернуть себе контроль» над страной, которой якобы угрожает неконтролируемая иммиграция, «неизбираемые элиты» и «эксперты», повернули вспять пятидесятилетнюю европейскую интеграцию. Другие страны Западной Европы, а также Израиль, Россия, Польша и Венгрия изобилуют демагогическими утверждениями об этнической, религиозной и национальной идентичности. В Индии сторонники превосходства индуизма приняли консервативный эпитет «libtard», чтобы направить праведную ярость против либеральных и светских элит.Великое предприятие восемнадцатого века по созданию универсальной цивилизации, гармонизированной рациональными корыстными интересами, коммерцией, роскошью, искусством и наукой - Просвещение, созданное Вольтером, Монтескье, Адамом Смитом и другими, - похоже, достигло бурного апогея во всем мире восстание против космополитической современности.

Скромное происхождение Руссо сделало его великим аутсайдером Просвещения. Иллюстрация Джеффри Фишера

Никакой мыслитель Просвещения, наблюдая за нашим нынешним затруднительным положением из загробной жизни, не сможет сказать «Я тебе это сказал» так же уверенно, как Жан-Жак Руссо, неуклюжий и колючий самоучка. из Женевы, которого Исайя Берлин незабываемо охарактеризовал как «величайшего воинственного низкорослого человека в истории».В своих основных произведениях, начиная с 1950-х годов, Руссо процветал на своем отвращении к столичному тщеславию, недоверие к технократам и международной торговле и защите традиционных нравов.

Вольтер, с которым Руссо разделял долгую и жестокую враждебность, карикатурно изображал его как «бродягу, который хотел бы, чтобы богатые были ограблены бедными, чтобы укрепить братское единство людей». Во время холодной войны такие критики, как Берлин и Якоб Талмон, представляли Руссо пророком тоталитаризма.Сейчас, когда крупные средние классы на Западе стагнируют, а миллиарды людей в других странах выходят из нищеты, вынашивая несбыточные мечты о процветании, одержимость Руссо психическими последствиями неравенства кажется еще более пророческой и тревожной.

Руссо описал квинтэссенцию внутреннего опыта современности: быть аутсайдером. Когда он прибыл в Париж в 17-40-х годах, в возрасте тридцати лет, он был обезумевшим наблюдателем, борющимся со сложными чувствами зависти, восхищения, отвращения и отвержения, спровоцированными эгоцентричной элитой.Высмеиваемый своими сверстниками во Франции, он нашел увлеченных читателей по всей Европе. Молодые немецкие провинциалы, такие как философы Иоганн Готтлиб Фихте и Иоганн Готфрид фон Гердер - отцы, соответственно, экономического и культурного национализма - кипели негодованием по отношению к космополитическим универсалистам. Многие революционеры из маленьких городков, начиная с Робеспьера, были вдохновлены надеждой Руссо, изложенной в его книге «Общественный договор» (1762 г.), что новая политическая структура может вылечить недуги неравноправного и коммерческого общества.

За последнее десятилетие в ряде книг утверждалась центральная роль и уникальность Руссо. В биографии Лео Дамроша «Беспокойный гений» (2005) Руссо назван «самым оригинальным гением своего времени - настолько оригинальным, что большинство людей в то время не могли понять, насколько мощным было его мышление». В прошлом году Иштван Хонт в сравнительном исследовании Руссо и Адама Смита «Политика в коммерческом обществе» утверждал, что мы не продвинулись далеко за рамки страхов и опасений Руссо: общество, построенное вокруг эгоистичных людей, обязательно не будет иметь общего мораль.Генрих Мейер в своей новой книге «О счастье философской жизни» (Чикаго) предлагает обзор мысли Руссо, читая его последнюю незаконченную книгу «Мечты одинокого ходока», которую он начал в 1776 году. , за два года до его смерти. В «Мечтах» Руссо отошел от политических предписаний и укрепил свою веру в то, что «свобода не присуща какой-либо форме правления, она заложена в сердце свободного человека».

Если Руссо кажется главным действующим лицом антиэлитарного восстания, которое в настоящее время меняет конфигурацию нашей политики, то это потому, что он присутствовал при создании системы ценностей - веры Просвещения в то, что он называл «наукой, искусством, роскошью и т. Д.». коммерция, законы », которые изменили характер западной культуры и, в конечном итоге, мира в целом.Новое устроение в основном пошло на пользу литераторам. Руссо, однако, стал одним из его редких критиков, по крайней мере отчасти потому, что парижский салон, фокус французского Просвещения, был средой, в которой ему не было настоящего места.

У Руссо было мало формального образования, но он накопил большой опыт в детстве и юности, в основном без присмотра. Он родился в Женеве в 1712 году в семье часовщика и матери, которая умерла вскоре после родов. Ему было всего десять лет, когда отец передал его равнодушным родственникам и уехал из города.В возрасте пятнадцати лет он сбежал и нашел свой путь в Савой, где быстро стал игрушечным мальчиком для дворянки швейцарско-французского происхождения. Она оказалась большой любовью его жизни, познакомив его с книгами и музыкой. Руссо, всегда ищущий замену своей матери, назвал ее Маман .

К тому времени, как он прибыл в Париж, он уже работал в различных подчиненных должностях по всей Европе: учеником гравера в Женеве, лакеем в Турине, наставником в Лионе, секретарем в Венеции.Этот опыт, как пишет Дамрош, «дал ему авторитет для анализа неравенства, как он это сделал». Вскоре после переезда в Париж он встретился с почти безграмотной прачкой, которая родила ему пятерых детей, и совершил первые пробные набеги на салонное общество. Одним из его первых знакомых был Дени Дидро, провинциал, который старался максимально использовать относительно свободный интеллектуальный климат того десятилетия. В 1751 году Дидро выпустил свою «Энциклопедию», которая синтезировала ключевые идеи французского Просвещения, такие как «Естественная история» Бюффона (1749) и чрезвычайно влиятельный «Дух законов» Монтескье (1748).Энциклопедия закрепила главное утверждение движения: знание человеческого мира и определение его основных принципов проложат путь к прогрессу. Как плодовитый автор «Энциклопедии», опубликовавшей около четырехсот статей, многие из которых были посвящены политике и музыке, Руссо, похоже, присоединился к коллективным усилиям по установлению верховенства разума и, как писал Дидро, «возврату денег». искусства и науки - свобода, которая им так дорога.”

Но его взгляды менялись. Однажды днем ​​в октябре 1749 года Руссо отправился в крепость за пределами Парижа, где Дидро, испытавший пределы свободы слова трактатом, который бросил вызов существованию Бога, несколько месяцев отбывал тюремный срок. По дороге Руссо читал газету и заметил объявление о конкурсе сочинений. Тема была «Сделал ли прогресс науки и искусства больше на развращение нравов или их улучшение?» В своих «Признаниях», опубликованных в 1782 году и, возможно, первой современной автобиографии, Руссо описал, как «в тот момент, когда я прочитал это, я увидел другую вселенную и стал другим человеком.Он утверждает, что сел на обочине дороги и провел следующий час в трансе, заливая свое пальто слезами, охваченный пониманием того, что прогресс, вопреки тому, что философы Просвещения говорили о его цивилизаторском и освобождающем эффекте, ведет к новым формам. порабощения.

Вряд ли Руссо воспринял свое прозрение так театрально; он, возможно, уже начал формулировать свои ереси. В любом случае его отмеченная наградой работа на конкурсе, опубликованная в 1750 году как его первая философская работа, «Рассуждение о моральном влиянии искусств и наук», изобиловала драматическими заявлениями.Он писал, что искусства и науки были «цветочными гирляндами на цепях, которые отягощают [людей]», и «наши умы были извращены пропорционально» по мере роста человеческих знаний. К середине восемнадцатого века парижские интеллектуалы установили эталон цивилизации, которому должны были следовать другие. По мнению Руссо, недавно появившийся интеллектуальный и технократический класс не сделал ничего, кроме литературного и морального прикрытия для сильных и несправедливых.

Дидро был счастлив заниматься полемикой Руссо и сначала не понимал, что это равносильно объявлению войны его собственному проекту.Большинство его сверстников считали науку и культуру освобождением человечества от христианства, иудаизма и других пережитков того, что они считали варварскими суевериями. Они одобряли зарождающийся класс буржуазии и уделяли большое внимание его инстинктам самосохранения и корысти, а также его научному, меритократическому духу. Адам Смит задумал открытую глобальную систему торговли, основанную на зависти и восхищении богатых, а также на миметическом желании их власти и привилегий. Смит утверждал, что человеческий инстинкт подражания другим можно превратить в положительную моральную и социальную силу.Монтескье считал, что торговля, делающая «лишнее полезное и полезное необходимым», «излечит деструктивные предрассудки» и будет способствовать «общению между людьми».

Поэма Вольтера «Le Mondain» изображает ее автора как владельца прекрасных гобеленов, столового серебра и богато украшенной кареты, упивающегося роскошным настоящим Европы и презирающего ее религиозное прошлое. Вольтер был типичным корыстным простолюдином, который продвигал торговлю и свободу как противоядие от произвола и иерархии.В двадцатые годы он прибыльно спекулировал в Лондоне и приветствовал его фондовую биржу как храм светской современности, где «евреи, мусульмане и христиане обращаются друг с другом, как если бы они были одного вероисповедания, и употребляют только слово« неверный ». людям, которые становятся банкротами ».

Призывая к роскоши вместе со свободой слова, Вольтер и другие разработали и воплотили образ жизни, в котором индивидуальная свобода достигается за счет увеличения богатства и интеллектуального развития.Против этой моральной и интеллектуальной революции, которая произошла после столетий подчинения перед троном и алтарем, Руссо начал контрреволюцию. Слово «финансы», - сказал он, - это «рабское слово», а секретная работа финансовых систем - это «средство сделать воров и предателей, а также поставить свободу и общественное благо на аукционный блок». Предвидя сегодняшних участников Брексита, он утверждал, что, несмотря на политическую и экономическую мощь Англии, страна предлагала своим гражданам только фиктивную свободу: «Англичане думают, что это бесплатно.Он сильно обманывает себя; это бесплатно только во время выборов членов парламента. Как только они избираются, народ становится рабом и ни в чем не считается ».

«Мне приснился кошмар, что вы с папой однажды проснулись не на той стороне истории».

В ходе написания почти двадцати книг Руссо усилил свои возражения против интеллектуалов и их богатых покровителей, которые предполагали указывать другим людям, как им жить. Руссо действительно разделял важное предположение со своими противниками: на смену эпохе клерикальной тирании и санкционированной Богом монархии пришла эпоха эскалации эгалитаризма.Но он предупреждал, что буржуазные ценности богатства, тщеславия и хвастовства будут препятствовать, а не способствовать росту равенства, нравственности, достоинства, свободы и сострадания. Он считал, что общество, основанное на зависти и силе денег, хотя и может обещать прогресс, на самом деле навязывает своим гражданам психологически изнурительные изменения.

Друзья Руссо | Национальный фонд гуманитарных наук

Удивительно, но сын этого женевского часовщика, не имеющий формального образования ни на каком уровне, пришел к глубоким открытиям, которые продолжают бросать вызов и вдохновлять.и не только в одной области или области, но и во всем диапазоне, который обычно может показаться несвязанным. Я кратко опишу его наследие в трех из них: в политической мысли, в психологии и в философии образования.

Первой великой работой Руссо была книга «Рассуждения о происхождении и основаниях неравенства среди мужчин» , написанная в 1749 году как запись в конкурсе на призы (он не выиграл - судьи заявили, что его работа была слишком длинной). ожидаемым ответом в те дни было бы то, что Бог создал нас неравными, или же природа создала.Любой ответ подтвердил бы правоту социальной иерархии и привилегий. Руссо, гораздо более пессимистичный, чем Маркс позже, принял истину о том, что неравенство неотделимо от человеческой культуры, но он хотел знать, почему.

Ответом была идея, лежащая в основе всего, что когда-либо писал Руссо: человек от природы хорош, но общество сделало его злым. Иными словами, мы не испорчены первородным грехом, как учили церкви, и не движимы инстинктом доминировать друг над другом, как учил Томас Гоббс.Если мы действительно эгоистичны, склонны к соперничеству и собственнически, то это потому, что мы были обусловлены таковыми.

Руссо вообразил доцивилизованное состояние природы, в котором наши предки, больше похожие на обезьян, чем на нас самих, не имели необходимости или возможности эксплуатировать и порабощать друг друга. Как охотники-собиратели они могли быть по существу самодостаточными. Необратимые изменения произошли с изобретением металлургии и сельского хозяйства, двух основ развитой цивилизации. (Интересно, что Джаред Даймонд говорит примерно то же самое в Guns, Germs, and Steel .) Каждое из этих достижений способствовало нашему материальному благополучию, но они возможны только в организованном обществе, в котором многие контролируются немногими. Соответственно, развиваются бюрократия, правовые системы и организованные религии, которые учат людей принимать свою судьбу в этой юдоли слез.

Руссо красноречиво описывает это изменение в Дискурсе : «Равенство исчезло, была введена собственность, труд стал необходим, и обширные леса превратились в улыбающиеся поля, которые нужно было поливать потом людей, где вскоре стали очевидны рабство и бедность. прорастать и расти вместе с посевами.«Это мощное понимание: неравенство этически неправильно, но, тем не менее, неизбежно. Лучшее, что мы можем сделать, - это попытаться свести его к минимуму. Неудивительно, как сказал швейцарский ученый Жан Старобински: «Огромное эхо этих слов распространилось во времени и пространстве далеко за пределы того, что Руссо мог предвидеть».

Если иерархия и неравенство всегда будут с нами, что можно сделать, чтобы облегчить их бремя? Обдумывание этого вопроса привело Руссо десять лет спустя к написанию The Social Contract , одной из вех в истории политической мысли.Предыдущие теоретики думали о контракте как об обязательстве, в котором люди присягали на верность королю, или, как в случае с Джоном Локком, в которых люди договорились о конкретных полномочиях, которые их правительство должно осуществлять от их имени. В любом случае это было событие в прошлом, которым должны были быть связаны следующие поколения. Но Руссо, опираясь на идеи своего дискурса о неравенстве, бросил звонкий вызов: «человек рождается свободным, и всюду он скован цепями». Если должны быть цепи, как мы можем сделать их менее связывающими и болезненными?

Решение

Руссо заключалось в том, что для того, чтобы быть по-настоящему жизнеспособной, культура требует безоговорочной приверженности общему идеалу.В этом смысле общественный договор - это не историческое событие, а живая вера в сообщество, каждый человек полностью является частью целого. Руссо называл такое сообщество moi commun , общее «я» (буквально «общее я»). Отсюда следует, что человека следует рассматривать не как подчиненного «субъекта», а как равноправного члена «суверена». Этот термин обычно относился к монарху, но то, что Руссо имел в виду под сувереном, было всей группой граждан, которые могут делегировать исполнительные полномочия королю, президенту или любому другому агенту, которого они могут предпочесть.

Всегда говорят, что на американских основателей главным образом повлияли Локк и Монтескье, и так оно и было. Но некоторые находились под влиянием Руссо, хотя его радикальная репутация не позволяла говорить об этом открыто. Бессмертная фраза Джефферсона: «Мы считаем самоочевидными истины о том, что все люди созданы равными, что их создатель наделил их определенными неотъемлемыми правами», - прямо вытекает из публикации The Social Contract , опубликованной двести пятьдесят лет назад в этом году.

Когда Алексис де Токвиль посетил Америку в 1831–1832 годах, нашей стране было полвека, это был первый успешный пример стабильной и эффективной современной демократии. Токвиль родился во Франции, в которой каждые десять лет происходила новая революция, поэтому он хотел понять, что привело к успеху Соединенных Штатов. это, конечно же, стало темой великой книги «Демократия в Америке », которую он продолжал писать. Токвиль взял интервью у многих американцев, от бывшего президента Джона Куинси Адамса до юристов из маленького городка и владельцев магазинов, и он придумал фразу, которая стала известной: leshabudes du coeur , «сердечные привычки».Токвиль, большой поклонник Руссо, позаимствовал эту идею из The Social Contract . По словам Руссо, «самый важный закон из всех высечен не на мраморе или латуни, а в сердцах граждан. . . . Он сохраняет людей в духе их основания и незаметно заменяет силу привычки властью. Я говорю о нравах и обычаях и, прежде всего, о мнениях - предмете, который неизвестен нашим политическим теоретикам, но от которого зависит успех всех других законов.”

Это наследие Руссо как политического мыслителя: напоминать нам о разрыве между тем, что должно быть, и тем, на что мы должны соглашаться, и вдохновлять нашу веру в себя как единое целое. Но это была далеко не единственная область, в которой он исследовал свою основополагающую идею о том, как социализация искажает нашу природу. Обдумывая свою странную историю жизни, он в середине жизни написал свою Confessions , первую великую современную автобиографию и богатый источник идей о том, как мы понимаем друг друга и самих себя.

Руссо позаимствовал свой титул у святого Августина, но его цели были совершенно иными. Августин хотел показать, как каждый из нас приходит в этот мир узником греха - даже младенцы завидуют и ненавидят друг друга, - говорит он, - и как он лично стал новым человеком после обращения в веру. Руссо хотел показать, как дети приходят в мир доверчивыми и любящими, и как он лично был социализирован, чтобы предать свою истинную природу. Слово «автобиография» еще не было изобретено, когда он писал; обычным термином были «мемуары», повествующие о значительных публичных событиях в жизни человека.Авторы мемуаров редко отдавали своим первым двадцатилетию больше одной-двух страниц, спеша рассказывать о событиях, о которых, как они ожидали, читатели хотели бы знать. Руссо отдал двести страниц своим первым двадцатилетию.

Великолепное первоначальное понимание Confessions состоит в том, что определенные важные переживания, часто кажущиеся тривиальными с чьей-либо точки зрения, играют важную роль в формировании личности. Руссо также считал, что наиболее значительными инцидентами являются те, которые не могут покидать человеческую память, но которые трудно понять.Именно по этой причине они могут скрывать самые красноречивые откровения.

Следуя этой линии мышления, которая в конечном итоге привела к Фрейду, Руссо описывает случай в детстве, когда женщина-хранительница отшлепала его, и он обнаружил, что это доставляет ему сексуальное удовольствие. (она тоже это заметила, и порки прекратились.) Когда «Признания » были опубликованы посмертно, рецензенты высмеивали такие материалы, считая их неловкими и неуместными. Безусловно, были распутники, которые любили, когда их шлепали или пороли, и публичные дома, где они могли заплатить за это; это считалось простым вопросом сексуальных вкусов.Руссо пытался понять нечто иное, нечто центральное в его личности. Он столкнулся со своим собственным мазохизмом (этого слова еще не существовало), и его самоанализ остро проницателен. Он понял, что он хотел от женщин острых ощущений от порицания без физического контакта, эротического заряда, тем более сильного из-за того, что они табуированы и скрыты. «Быть ​​на коленях у властной любовницы, - говорит он, - подчиняться ее приказам, просить у нее прощения - было для меня самым сладким удовольствием.”

Эта эмоциональная ориентация вместе со склонностью идеализировать элегантных дам, а затем чувствовать себя недостойными их, мешали большинству его отношений. Он часто влюблялся или, по крайней мере, сильно увлекался, и в этом он тоже достиг впечатляющего самопознания. Он пришел к выводу, что он склонен проецировать на женщин те качества, которые он хотел, чтобы они имели, в результате чего его страсть была больше сосредоточена на фантазиях, чем на реальности. Этот образец достиг своего апогея, когда в среднем возрасте он писал свой роман Джули или Новая Элоиза и неожиданно был поражен любовницей друга.«Я был опьянен любовью без объекта; это опьянение очаровало мои глаза, и предмет остановился на ней. Я видел свою Джули в мадам. d’Houdetot, и вскоре я увидел только мадам. d’Houdetot, но облаченный в те совершенства, которыми я украшал идола своего сердца ». Как однажды заметил Поль Валери, мы любим то, что нереально, потому что это нереально.

Следует упомянуть еще один эпизод из Confessions , поскольку он поразительно связан с дискурсом о неравенстве. Руссо утверждал там, что социальная жизнь порождает эмоции, которые «естественный человек» не знал бы, в частности, зависть к другим за то, что они превосходят нас во многих отношениях, и стыд за то, что они смотрят на них свысока.будучи шестнадцатилетним слугой, он украл декоративную ленту, намереваясь передать ее Марион, кухонной горничной, которая его привлекала. ленточка была пропущена, покои слуг были обысканы, и она была найдена в его комнате. Его привезли на допрос всем домочадцам, он запаниковал и заявил, что его дала ему Мэрион. Она не смогла доказать, что это не так, и они оба были выписаны. Сорок лет, пока он, наконец, не рассказал эту историю в Confessions , Руссо мучился чувством вины, подозревая, что Марион никогда больше не сможет получить хорошую работу.Но, по его словам, именно стыд помешал ему сказать правду. публичный позор за то, что его считают вором, было более невыносимым, чем скрытая вина за предательство невиновного человека.

В области образования идеи Руссо по-прежнему находили отклик. большинство философов - Вольтер, Дидро, Юм - были блестящими учениками в школе, и, какими бы оппозиционными они ни считали себя, они были сформированы общей интеллектуальной средой. Руссо (как и Уильям Блейк, другой контркультурный критик) ни разу не ходил в школу, а после того, как в детстве его научили читать и писать, он впоследствии стал самоучкой.Он никогда не отрицал, что это был наиболее трудоемкий путь к обучению: «Если у обучения в одиночку есть преимущества, есть и большие недостатки, и, прежде всего, невероятные трудности. Я знаю это лучше, чем кто-либо ». Но это означало, что он подходил к каждому новому автору непредвзято, борясь с книгами со своей точки зрения и не стараясь угодить учителю или преуспеть на экзамене. К тому времени, когда он написал The Social Contract , он был глубоко знаком с политической теорией, но он привнес в свое чтение целую жизнь личных размышлений о том, как работает общество.

Что касается обычных форм обучения, Руссо считал, что они поощряют детей изучать материал, который они еще не были готовы понять. И он также думал, что цель, казалось, состояла в том, чтобы превратить людей в обычных, послушных членов общества. С его верой в уникальность каждой личности, он убеждал, что педагоги должны вместо этого привлекать особые таланты человека, помогая детям думать самостоятельно, а не воспроизводить заученную информацию. Его новаторский труд назывался Эмиль , полу-роман, в котором мудрый наставник проводит мальчика Эмиля через серию опытов, которые закладывают основу для обучения и роста на протяжении всей жизни.

У книги есть свои проблемы, на которые вскоре указали. Длительные отношения один на один ребенка и наставника больше похожи на мысленный эксперимент, чем на процедуру, которую можно применить на практике в реальном мире. И Руссо сохранил ретроградный взгляд на женские роли, который не позволял ему представить, что девочка может иметь такое же воспитание, что и мальчик. Но Эмиль полон идей о том, как мы думаем и учимся, и вдохновил многих читателей. ряд выдающихся личностей был фактически образован а ля Жан-Жак , например, физик Ампер, давший имя Амперу, и освободитель Боливар, давший свое имя Боливии.

На более глубоком уровне дух Руссо живет всякий раз, когда предпринимаются попытки прогрессивных образовательных реформ. В «Подпольная история американского образования », например, Джон Тейлор Гатто представляет несимпатичный и вводящий в заблуждение рассказ о Руссо, но он действительно хвалит заявление Токвилля «Демократия в Америке »: «Над [народом] возвышается огромная опекающая власть. которое только отвечает за обеспечение их удовольствий и наблюдение за их судьбой ... оно не тиранизирует, но препятствует, подавляет, обессиливает, сдерживает и ошеломляет, пока не превращает каждую нацию в простую стаю робких и трудолюбивых животных с правительством как их пастырь.Токвиль научился такому анализу у Руссо, а Гатто, сам того не зная, является другом Руссо.

Наследие Руссо для потомков было глубоким, но в значительной степени скрытым, поглощенным обширным движением культуры. Однако была одна область, в которой его идеи немедленно принесли плоды. Через одиннадцать лет после его смерти лидеры Французской революции стремились к полному равенству, называя его светским святым покровителем. Революционный лозунг Liberté, égalité, fraternité по своей сути является руссовским, и его останки были с большой помпой привезены в Париж для повторного захоронения в Пантеоне.

Революция слишком быстро предала свои идеалы и закончилась царством террора. Руссо был бы потрясен; он всегда предупреждал о возможных последствиях революции. после террора Наполеон стал императором, мечтавшим о европейском господстве. Он тоже всю жизнь читал Руссо, и замечательный анекдот сохранился после посещения им загородного имения, где Руссо умер в 1778 году. Глядя на простой мемориал, Наполеон заметил: «Так было бы лучше для мира во Франции. если бы этого человека никогда не существовало.Это он подготовил почву для Французской революции ». Его хозяин удивленно ответил: «Я бы подумал, гражданин консул, что не вам оплакивать революцию». "Ах хорошо!" Наполеон ответил: «Будущее покажет, могло ли оно быть не лучшим для мира во всем мире, если бы ни Руссо, ни я никогда не существовали».

Во всех этих смыслах наследие Руссо продолжает жить, и, кроме того, существует еще более тонкий способ, которым мы его переживаем. Выросший в трудолюбивой кальвинистской Женеве, он вскоре осознал, что способен к неустанным усилиям в выполнении самопровозглашенных задач, но сильно сопротивляется задачам, порученным другими.Так же, как «естественный человек», - думал он, - чувствовал себя как дома в себе самом и в своем мире, мы должны защитить свое существенное существо от трудоголических требований современной жизни. Руссо зарабатывал скромно, копируя музыку - простую задачу, которую сегодня могла бы выполнить машина, и ему нравилась работа, потому что ее нужно было делать осторожно, но в его собственном темпе. Говоря о себе в третьем лице, он объяснил: «Он выполняет свою задачу, когда и как ему нравится; ему не нужно отчитываться перед кем-либо за свой день, время, работу или досуг.Ему не нужно ничего устраивать, что-то планировать или о чем-то беспокоиться, ему не нужно напрягать свой ум, он сам по себе и живет для себя весь день, каждый день ».

В Исповеди и снова в неоконченной последней книге под названием Мечты одинокого ходока Руссо вспоминал дзен-подобный опыт подчинения ощущениям момента на берегу маленького островка в швейцарском озере. «Шум волн и волнение воды захватили мои чувства и изгнали все прочие волнения из моей души, погрузив ее в восхитительную задумчивость, в которой ночь часто удивляла меня.Приливы и отливы воды с ее непрерывным, но непостоянным звуком непрерывно поражали мои глаза и уши ». Руссо тоже помог нам оценить этот опыт. Торо из Walden - друг Руссо.

Жан-Жак Руссо - Школа жизни Статьи

]]>

Современная жизнь во многом основана на идее прогресса: представлении о том, что чем больше мы узнаем (особенно о науке и технологиях) и по мере роста экономики, мы обязательно станем счастливее.В частности, в восемнадцатом веке, когда европейские общества и их экономики становились все более сложными, общепринятая точка зрения заключалась в том, что человечество твердо встало на положительную траекторию; уход от дикости и невежества к процветанию и вежливости. Но был по крайней мере один философ восемнадцатого века, который был готов решительно подвергнуть сомнению «идею прогресса» - и который по-прежнему имеет очень провокационные высказывания в адрес нашей эпохи.

Жан-Жак Руссо, сын Исаака Руссо, образованного часовщика, родился в Женеве в 1712 году.Почти сразу Руссо пережил первое из того, что он позже назвал своими «несчастьями» - всего через девять дней после родов его мать, Сюзанна Бернар, умерла от осложнений, возникших в результате тяжелых и тяжелых родов. Когда Руссо было десять лет, его отец вступил в юридический спор, и семья была вынуждена бежать в город Берн, где Исаак позже женился во второй раз. С этого момента жизнь Руссо была отмечена нестабильностью и изоляцией. В подростковом и взрослом возрасте он часто менял дом; иногда в поисках любви и признания; иногда просто чтобы избежать преследований.

В молодости Руссо поехал в Париж и там познакомился с богатством и роскошью, которые были обычным явлением в старинном режиме Парижа; амбициозная буржуазия изо всех сил старалась подражать вкусам и стилям, присущим как королевской семье, так и аристократии, только усиливая дух соперничества, который подпитывал растущую парижскую социальную жизнь. Париж, которому подвергся Руссо, был очень далек от его родины, Женевы, города, который был трезвым и категорически против предметов роскоши.

Театр в Париже времен Руссо.

Жизнь Руссо была сформирована несколькими ключевыми случайными поворотными моментами. Одно из самых значительных из них произошло в 1749 году, когда он читал экземпляр газеты Mercure de France , в которой содержалась реклама эссе на тему того, способствовали ли последние достижения в области искусства и науки « очищение нравов ». Прочитав записку, помещенную туда Дижонской академией, Руссо испытал нечто вроде прозрения.Его поразило, по-видимому, впервые, что цивилизация и прогресс на самом деле не улучшили людей; они оказали ужасное разрушительное влияние на нравственность людей, которые когда-то были хорошими.

Руссо использовал это понимание и превратил его в центральный тезис того, что стало его знаменитым «Рассуждением об искусстве и науке » , получившим первую премию в газетном конкурсе. В эссе Руссо резко критиковал современное общество, бросая вызов центральным принципам мысли Просвещения.Его аргумент был прост: люди когда-то были хорошими и счастливыми, но когда человек вышел из своего досоциального состояния, он стал страдать от порока и превратился в нищету.

Руссо продолжал рисовать историю мира не как историю прогресса от варварства к великим мастерским и городам Европы, а как регресс от привилегированного состояния, в котором мы жили просто, но имели возможность слушать наши потребности. В технологически отсталую доисторическую эпоху, в «естественном состоянии» Руссо (l'état de nature), когда мужчины и женщины жили в лесах и никогда не заходили в магазин и не читали газет, философ представлял людей, легче понимающих их собственные мысли, и поэтому его тянет к основным чертам удовлетворенной жизни: любовь к семье, уважение к природе, трепет перед красотой вселенной, любопытство по отношению к другим, а также вкус к музыке и простым развлечениям.Естественное состояние также было моральным, руководствуясь pitié (жалостью) к другим и их страданиям. Именно из этого состояния нас вытащила современная коммерческая «цивилизация», оставив нас завидовать, жаждать и страдать в мире изобилия.

Руссо осознавал, насколько противоречивым был его вывод - он ожидал «всеобщего протеста» против своего тезиса, и «Беседа» действительно вызвала значительное количество откликов. Руссо обрел известность.

Что такого в цивилизации, по его мнению, развратило человека и вызвало это моральное вырождение? Что ж, в основе его враждебности лежало его заявление о том, что движение к цивилизации пробудило в человеке форму «любви к себе» - amour-propre, - которая была искусственной и сосредоточивалась на гордости, ревности и тщеславии.Он утверждал, что эта деструктивная форма любви к себе возникла в результате того, что люди переехали в более крупные поселения и города, где они начали смотреть на других, чтобы понять свое самосознание. Цивилизованные люди перестали думать о том, чего хотят и что чувствуют, и просто подражали другим, вступая в разорительные соревнования за статус и деньги.

Рассуждение об истоках неравенства

Первобытный человек, как отмечал Руссо, не сравнивал себя с другими, а вместо этого сосредоточился исключительно на себе - его целью было просто выжить.Хотя Руссо на самом деле не использовал термин «благородный дикарь» в своих философских трудах, его описание естественного человека вызвало восхищение этой концепцией. Тем, кто может рассматривать это как невероятно романтическую историю, которую можно объяснить фантазией возбудимого автора, злобного на современность, стоит задуматься о том, что если восемнадцатый век прислушался к аргументу Руссо, то прежде всего потому, что он был до него. один из ярких примеров его очевидной истины - судьба коренного индейского населения Северной Америки.

Отчеты об индийском обществе, составленные в шестнадцатом веке, описывают его как материально простое, но психологически полезное: сообщества были небольшими, сплоченными, эгалитарными, религиозными, игривыми и воинственными. В финансовом отношении индейцы, несомненно, были отсталыми. Они питались фруктами и дикими животными, спали в палатках, имения было мало. Каждый год они носили одни и те же шкуры и туфли. Даже у вождя могло быть не больше копья и нескольких горшков. Но среди простоты был отчетливый уровень удовлетворенности.

Раннее изображение жизни в деревне коренных американцев.

Однако всего за несколько десятилетий после прибытия первых европейцев статусная система индийского общества претерпела революцию благодаря контакту с технологиями и роскошью европейской промышленности. Важнее было уже не мудрость и понимание природы, а владение оружием, украшениями и алкоголем. Индийцы тосковали по серебряным серьгам, медным и латунным браслетам, оловянным перстням, ожерельям из венецианского стекла, ледяным долотам, ружьям, алкоголю, чайникам, бусам, мотыгам и зеркалам.

Эти новые увлечения возникли не случайно. Европейские торговцы сознательно пытались воспитать у индейцев желания, чтобы побудить их охотиться на шкуры животных, которых требовал европейский рынок. К сожалению, их новое богатство, похоже, не сделало индейцев намного счастливее. Конечно, индейцы работали больше. Между 1739 и 1759 годами две тысячи воинов племени чероки, по оценкам, убили один с четвертью миллиона оленей, чтобы удовлетворить европейский спрос. Но количество самоубийств и алкоголизма выросло, сообщества разделились, фракции поссорились.Вождям племен не требовался Руссо, чтобы понять, что произошло, но, тем не менее, они полностью согласились с его анализом.

Современный портрет Руссо.

Руссо умер в 1778 году в возрасте 66 лет, гуляя за пределами Парижа. Последние годы он был знаменитостью, живя со своей гражданской женой. Но он также постоянно находился в движении, спасаясь от преследований в Женеве после того, как некоторые из его более радикальных идей, особенно в отношении религии, вызвали споры (стресс, связанный с этим, также вызвал серию психических срывов).Сейчас он похоронен в Пантеоне в Париже, и женевцы считают его своим самым известным родным сыном.

В наш век, когда богатство и роскошь могут считаться желанными и крайне оскорбительными, размышления Руссо продолжают звучать. Он побуждает нас избегать зависти и соперничества и вместо этого смотреть исключительно на самих себя в определении своей самооценки. Руссо сказал нам, что только сопротивляясь злу сравнения, мы можем избежать чувства несчастья и неполноценности.Хотя это было трудно, Руссо был уверен, что это не невозможно, и поэтому он оставляет позади философию фундаментальной критики, но также и философию глубокого оптимизма. Есть выход из нищеты и разложения, порождаемых нравами, институтами и современной цивилизацией - трудная часть состоит в том, что он включает в себя заботу о себе и возрождение нашей естественной добродетели.

]]>

Парк Жан-Жака Руссо - члены - ACCR

Парк Жан-Жака Руссо является культурным наследием (CCR) с 2012 года.Расположенный в Эрменонвилле в Пикардии, он возрождает наследие эпохи Просвещения и демонстрирует его искусство, ландшафтный дизайн и философию.

НАСЛЕДИЕ

Парк Жан-Жака Руссо, обширный и живописный сад площадью 63 гектара, является ориентиром в искусстве садоводства благодаря его характерному стилю Просвещения и его европейскому влиянию. Его создатель, маркиз Жирарден, изложил свои планы в эссе «о создании ландшафтов», в котором раскрывается широкий подход, объединяющий историю искусства, ссылки на античность, примеры итальянских и английских садов - мировоззрение, защищающее новые отношения с природой.Парк предлагает широкий выбор ландшафтов, открытых лугов и лесистых склонов холмов, подчеркнутых архитектурными особенностями, такими как храмы, гроты и хижины, создавая живописные картины , напоминающие великих художников. Это место стало важным местом литературного паломничества из-за его связи с Жан-Жаком Руссо, который был похоронен здесь в 1778 году на Иль-де-Пёплье. Департамент де л'Уаз, которому принадлежит этот участок, в 2012 году отреставрировал здания, мосты и дорожки.

КУЛЬТУРНЫЙ ПРОЕКТ

Множественные упоминания, которые можно найти в садах, побудили сайт работать по трем темам - искусство, пейзажное искусство и философские исследования для молодежи.Таким образом, программа является отголоском эпохи Просвещения - изобразительное искусство, литература, живое искусство, ботаника, философия, астрономия и т. Д. И привлекает ведущих специалистов в каждой из этих областей. Сайт также разрабатывает ежегодную философскую программу, ориентированную на молодую аудиторию, редакционные и исследовательские проекты, резиденции художников и многочисленные национальные и международные партнерства.

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

Культурно-художественный проект возвращает к сути сада, исследуя место и его застроенное, природное и интеллектуальное наследие с современным подходом.В проекте участвуют художники, мыслители, писатели и философы, чтобы глубже изучить один или несколько из этих аспектов. Он предлагает поддержку в художественном творчестве и распространении, а также образовательные мероприятия, ориентированные как на взрослых, так и на молодежь, включая классы, философские семинары в сотрудничестве с ЮНЕСКО и участие в местных и региональных образовательных программах. Кроме того, сайт развивает направление туризма, цель которого - выделить замечательные исторические сады региона.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *