Жизнь это смерть – Глава 8 Незнание жизни — это смерть. Жизнь и смерть

Смерть есть жизнь. Секрет истинного счастья

Смерть есть жизнь

Во Вселенной присутствует порядок, некая разумная энергия, которая, по видимому, осознает все, что происходит,—всё сразу. Квантовая механика предлагает много названий для этого вселенского порядка, включая "Скрытый порядок", "Непроявленное", "Недопроявленное" и "Состояние вакуума".

Когда работает эта энергия, порядку нужно только не мешать и наблюдать. Будучи студентом в колледже хиропрактики, я узнал, что энергия, создавшая тело, сама тело и исцеляет. И задача врачей-хиропрактиков состоит в том, чтобы "обнаружить ее, подправить и оставить в покое". Эта философия дает нам глубокое понимание того, как проявляется вселенский порядок и как работает наблюдение.

Трудно ли вылечить порез на пальце? Нужно ли его уговаривать, подбадривать, задабривать или молиться за него?

Ничего не нужно делать. Энергия, создавшая тело, исцелит его. Можно как-то поспособствовать исцелению—например, промыть рану, продезинфицировать и замотать бинтом.

Однако в конечном счете исцеление происходит потому, что в твоем теле проявляется вселенская энергия-порядок, и имя этому проявлению—жизнь. Промой и забинтуй рану на трупе и посмотри, быстро ли произойдет исцеление.

Наблюдая смерть, мы видим другую энергию-порядок—порядок разрушения. И это тоже проявление вселенского порядка. В нем нет ничего плохого. Просто это другое проявление.

Не будь разрушения, мы оказались бы в весьма непростом положении. Смерть—естественная часть жизни, необходимая для ее развития. Когда на вишне распускается цветок, мы восхищаемся его красотой. Когда он вянет и облетает, мы снова радуемся, потому что скоро ветки согнутся под тяжестью плодов. Когда вишни опадают на землю и гниют, оставляя в земле лишь косточки, мы опять рады—ведь из каждой косточки может родиться новое дерево, чтобы затем тоже умереть. Нет ни одной вещи, мысли и события, которые пребывали бы за пределами этого космического цикла.

Даже страстное желание победить смерть умирает.

И когда оно умирает, на его месте остается пустота. В этой пустоте за пределами воли к жизни обитает источник Истинного Я—то, что никогда не рождалось и никогда не умрет.

Если все сказанное кажется тебе слишком загадочным или мистическим, не стоит беззаботно отметать эти идеи.

Даже язык науки ныне звучит на удивление таинственно и неясно. Но так лишь кажется опутанному концепциями уму. То, что непонятно для ума, можно ощутить на опыте—очень просто и всего за один миг. Скоро ты научишься выходить за пределы ума и погружаться в чистое наблюдение.

Простоe изменение точки зрения—и твоя жизнь изменится навсегда. Изменится к лучшему.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

self.wikireading.ru

Жизнь - Это Прелюдия; Смерть - Это Оргазм. Смерть

Жизнь - Это Прелюдия; Смерть - Это Оргазм

Любимый Ошо,

Что произойдет с человеческим сознанием, если люди вдруг поймут, что в мире бушует непобедимая, смертельная эпидемия чумы, которая погубит многих родственников и знакомых?

Все зависит от самих людей. Для просветленного человека ничего особенного не произойдет; он примет эпидемию так же, как до этого принимал все остальное. Он не будет ни бороться, ни переживать.

Если человек в состоянии принять свою смерть, то он в состоянии принять и гибель всей планеты. И это приятие никоим образом не является доказательством его беспомощности. Наоборот, такой человек видит природу вещей: все рождается, все живет, и все умирает.

Этой планеты здесь не было пять миллиардов лет назад затем она появилась. Возможно, планета отжила свой век. В любом случае, если даже человеческий разум выйдет победителем в этом кризисе, развязанном политиками, планета долго не проживет, ибо Солнце когда-нибудь угаснет. Через несколько миллионов лет полностью иссякнет его энергия, а без Солнца эта планета не выживет. Мы получаем всю энергию от Солнца.

Осознающий человек воспримет это как естественное явление. Сейчас опадают листья; вчера вечером дул сильный ветер, и листья сыпались, как дождь. И что тут поделаешь? Это закон природы. Все на земле принимает какую-нибудь форму и исчезает в бесформенности. Поэтому ничто не изменится в сознании пробужденного человека.

Спящий человек будет реагировать по-другому.

Однажды умирал один старый человек; он был очень стар, он уже прожил свою жизнь и слишком не переживал по поводу близкой кончины. Садилось солнце, темнело. Человек открыл глаза и спросил жену, сидевшую справа от него:

- Где мой старший сын?

- Он сидит напротив меня на другой стороне кровати, - ответила жена. - Не волнуйся о нем, ни о чем не думай. Расслабься и помолись.

Но человек ответил:

- А где мой второй сын?

- Он сидит рядом со старшим братом.

И тут умирающий старик решил встать.

- Что ты делаешь? - спросила жена.

- А где мой третий сын?

И жена, и сыновья почувствовали, как сильно он их всех любит. Третий сын сидел у его ног.

Он сказал:

- Я здесь, отец. Отдохни, мы все здесь.

- Вы все здесь и хотите, чтобы я отдыхал? На кого же вы оставили магазин?

Даже перед самой смертью он думал о магазине.

Очень непросто предугадать, как поведет себя неосознающий человек. Можно с уверенностью сказать, что в его реакции отразится вся его жизнь. Но каждый из нас шел своей дорогой, у каждого из нас разный опыт, поэтому и реакция будет разной.

Смерть выводит на поверхность истинную сущность каждого из нас.

Умирал один очень богатый человек. Вокруг него собралась вся семья. Старший сын сказал:

- Что будем делать, когда он умрет? Нужно нанять катафалк, чтобы отвезти его на кладбище.

Младший сын предложил:

- Он всегда мечтал о "роллс-ройсе". При жизни он так и не приобрел его, то пусть проедется на нем хоть после смерти - хотя бы раз, на кладбище.

Но старший сын возразил:

- Ты еще очень молод и ничего не понимаешь. Мертвые не могут наслаждаться. Умершему человеку не важно, на чем его отвезут на кладбище - на "роллс-ройсе" или на "форде". Подойдет и "форд".

Тут вмешался второй сын:

- Что вы разбрасываетесь деньгами? Тело нужно отвезти, это факт. У моего знакомого есть грузовик; так будет лучше и дешевле.

Третий сын сказал:

- Сколько можно пороть чепуху? Придумали тоже "роллс-ройс", "форд", грузовик... Он что, жениться собрался? Он умирает. Выставим его за домом, где мы обычно сваливаем, мусор. Городские мусорщики сами уберут тело, и совсем бесплатно.

В этот момент старик открыл глаза и спросил:

- Где мои туфли?

Старший сын выдвинул гипотезу:

- Вот упрямец. Он, наверное, хочет быть похороненным в туфлях. Наденьте на него туфли.

Надев туфли, старик сказал:

- Не переживайте сильно о расходах. Я еще не умер. У меня хватит сил дойти до кладбища самому. Встретимся на месте! Я умру прямо на кладбище. Не нужно быть таким расточительным. Я всегда мечтал о "роллс-ройсе" или о какой-нибудь другой красивой машине. Мечтать ничего не стоит, можно мечтать о чем угодно.

Сказав это, он отправился на кладбище, за ним последовали все его сыновья и родственники. Он умер прямо на кладбище, чтобы сэкономить деньги.

Последняя мысль умирающего характеризует всю его жизнь, всю его философию, всю его религию. Перед смертью человек полностью раскрывается.

Ко мне часто приходил один из последователей Дж. Кришнамурти, пожилой и очень уважаемый человек в Индии. Его сын был главным прокурором штата Мадхья-Прадеш и членом Верховного Суда в Джабалпуре. Этот человек часто приезжал к своему сыну и всегда заглядывал ко мне, когда я был в городе. Он был поклонником Кришнамурти почти пятьдесят лет. Он отказался от всех ритуалов, от всех святых писаний; он был абсолютно уверен в правоте Кришнамурти.

Я говорил ему:

- Нужно помнить, что убеждения и верования весьма поверхностны, неглубоки. Во время кризиса такие убеждения исчезают, испаряются.

Но он возразил:

- Не может что-то оставаться поверхностным на протяжении пятидесяти лет.

Однажды ко мне пришел его сын с известием:

- Отец при смерти. Думаю, что он был бы очень рад видеть вас рядом в такую минуту. Он вас очень любит. У нас мало времени, я приехал за вами на машине.

Я поехал с ним. Войдя в комнату, я увидел, что умирающий шевелит губами. Я подошел поближе, чтобы услышать, о чем он говорит. Он повторял "Рама, Рама, Рама", имя индийского Бога... А ведь пятьдесят лет он утверждал, что Бога нет.

Я потряс его за плечо. Он открыл глаза и сказал:

- Не мешай. Сейчас мне не до споров.

- Я не буду спорить, я просто хочу задать тебе вопрос: на протяжении пятидесяти лет ты не верил в Бога. Как ты можешь произносить имя Бога? Ты же всегда утверждал, что Его нет.

Он ответил:

- Тогда это было правильно, а сейчас я умираю - врачи сказали, что мне осталось не больше получаса, - поэтому прошу, не отвлекай меня. Не мешай мне повторять имя Господа. Кто знает? Может, Он действительно существует. Но если Бога нет, то не будет ничего плохого в том, что я повторяю Его имя. А если Бог есть и ты перед смертью не повторяешь Его имя, то попадешь в черный список. Я не хочу оказаться в аду, я вынес достаточно страданий и на земле.

- Как раз об этом я и говорил тебе: убеждения не приносят никакой пользы.

Он не умер, он выжил. Спустя три-четыре дня я пришел проведать его. Когда я пришел, он сидел в саду. Я спросил его:

- Ну, как ты теперь ответишь на мой вопрос?

- Забудь об этом. Я проявил слабость, я испугался смерти и был вынужден повторять имя Бога. Все же Бога нет.

- Означает ли это, что тебе нужно еще раз пережить страх смерти? У тебя был первый инфаркт, ты выжил; скоро будет второй. Наверное, ты выживешь и во второй раз, но третьего инфаркта тебе не пережить. Запомни, что ты мне только что сказал.

- Вздор. Я абсолютно уверен, что Бога нет.

- Когда почувствуешь приближение смерти, ты увидишь, что твои поверхностные теоретические убеждения тут же испарятся. Мысль о том, что Бога нет, принадлежит не тебе, ты позаимствовал ее. Эта мысль не стала результатом твоих исследований, она не стала твоим собственным озарением, не стала частью твоего сознания - это просто часть твоего ума.

В критической ситуации люди ведут себя по-разному.

Ты спрашиваешь "Что произойдет с человеческим сознанием, если люди вдруг поймут, что в мире бушует непобедимая, смертельная эпидемия чумы, которая погубит многих родственников и знакомых?"

Можно утверждать следующее. Когда гибнет весь мир, все твои родственники - мать, отец, девушка, жена, муж, возлюбленный, дети - перестают для тебя что-либо значить. Когда мир находится на пороге смерти, когда он проваливается в черную дыру, человек не думает о родственниках. Под маской родственных отношений мы остаемся чужими друг другу.

Это пугает человека, и он предпочитает не задумываться об этом. Человек одинок даже в толпе; даже если его имя известно - какое это имеет значение? Он остается чужаком. И это можно видеть в жизни: муж и жена живут вместе тридцать, сорок, пятьдесят лет, и чем дольше они живут вместе, тем больше осознают, насколько они чужие.

Перед свадьбой они воображали, что созданы друг для друга, но эта иллюзия исчезает в конце медового месяца. С каждым днем они все больше отдаляются друг от друга, притворяясь, что все хорошо, что все прекрасно. Но глубоко внутри они осознают, что по-прежнему чужие друг другу.

В этом мире все чужие. И если бы в следующее мгновение миру суждено было исчезнуть, если бы об этом объявили по радио и телевидению, то неожиданно ты осознал бы свою наготу - одиночество.

Однажды отец с сыном пошли в зоопарк. Там они увидели свирепого льва в клетке, он слонялся из угла в угол. Мальчик очень испугался; ему не было еще и девяти. Он сказал отцу:

- Папа, скажи мне номер автобуса, на котором я смог бы добраться домой, если лев вдруг вырвется из клетки и с тобой что-нибудь случится.

В подобной ситуации мальчик задает вполне уместный вопрос. Он не может представить себе, что что-то может случиться не только с его отцом, но и с ним самим; но если с отцом случится трагедия, а он выживет, тогда ему действительно необходимо знать номер автобуса. Отец был шокирован тем, что сын совсем не думал о нем: не важно, что именно произойдет с отцом, сын хочет знать номер автобуса.

Неминуемая гибель внезапно срывает все маски; она заставляет человека осознать своё одиночество, заставляет осознать, что все его родственные связи были обманом, они были ему нужны для того, чтобы спрятаться от одиночества - в семье человек не чувствует себя одиноким.

Но смерть всегда обнажает истину. И это касается лишь "маленьких" смертей; когда же дело дойдет до гибели всего человечества, то все родственные связи исчезнут еще раньше. Человек умирает в одиночестве, как чужак, у которого нет ни имени, ни славы, ни респектабельности, ни власти; он умирает полностью беззащитным. Но и в этой беспомощности люди ведут себя по-разному.

Старик как-то собрался пойти на свидание с девушкой; он пошел к врачу, чтобы тот прописал ему таблетки для повышения половой потенции.

Старик повел девушку в один из лучших ресторанов города. Заказав суп, он отправил девушку попудрить носик, а сам попросил официанта:

- Брось эти таблетки в мой суп перед тем, как подать на стол.

Вскоре девушка вернулась к столику, но спустя пятнадцать минут суп все еще не принесли.

- Где же суп? - спросил он у официанта.

- Он будет через пару минут, сэр. Мы ждем, пока улягутся макароны, - ответил официант.

Перед смертью ум непросветленных людей будет занят прежде всего сексом, ибо секс и смерть - это две стороны одной медали.

Перед самой гибелью мира многие из непробудившихся людей будут думать только об одном - о сексе, ибо они подавляли его всю свою жизнь. Они не смогут думать о чем-нибудь другом; все их хобби, интересы и религии исчезнут - погибает планета; "может, я еще успею заняться сексом прежде, чем смерть сотрет все с лица земли".

Всю жизнь они прислушивались к церковникам, к общественному мнению, подавляя свои сексуальные желания, но теперь им все равно. Все и так исчезнет, им больше не нужна респектабельность, им плевать на религию.

Все зависит от отдельных людей, от того, как они жили. Если они жили естественно, если они жили по законам природы, наслаждаясь каждым мгновением жизни, то они будут просто наблюдать за величайшей трагедией, величайшей драмой в мире. Они ничего не будут предпринимать; они просто будут наблюдать.

Невозможно издать один общий закон, определяющий единые нормы поведения всех людей.

Можно с абсолютной уверенностью сказать, что поведение останется неизменным лишь у просветленных людей. Эти люди понимают природу вещей. В этом заключается весь подход Гаутамы Будды - его философия круговорота в природе - когда приходит осень, листьям нужно покинуть дерево.

С приходом весны появляются цветы, а на Востоке, в частности, - на Западе об этом ничего не знают - на Востоке это не относят к чему-то одному: все живое увядает, подобно тому, как, придя вечером с работы, человек вскоре отправляется спать.

Это далеко идущая идея. Через определенное время каждое существо - сейчас даже подсчитывается точное время продолжительности жизни - должно покинуть этот мир. Все нуждается в отдыхе.

Для просветленного человека в этом ничего необычного нет; это часть самой жизни. Подобно тому как закончится день, закончится и ночь - и существо просыпается вновь.

Современная физика вплотную приближается к этой идее. Сначала физики обнаружили черные дыры; в Космосе существуют странные черные дыры, и если какая-нибудь планета или какая-нибудь звезда приближается к этой дыре, то она бесследно в ней исчезнет.

Но ученые понимают, что в природе существует равновесие, поэтому они занимаются поиском белых дыр. Вероятно, черная дыра - это одна сторона двери, а белая - другая. С одной стороны, планета или звезда проваливается в черную дыру и исчезает с наших глаз, а с другой - из белой дыры рождается новая звезда.

Ежедневно гаснут старые звезды и вспыхивают новые; смерть и жизнь меняют друг друга в бесконечном круге.

Если жизнь - это день, а смерть - это ночь, то здесь нет противостояния. Считай, что смерть - это отдых, сон, пора омоложения.

Просветленный человек не будет беспокоиться об этом. Обычные же люди испугаются опасности, они начнут делать то, что никогда в жизни не делали. Они всегда держали себя под контролем, а теперь им нет смысла сдерживать себя, они перестают себя контролировать.

Знать бы о мировой катастрофе заранее... но это не представляется возможным. Ядерный арсенал способен уничтожить планету за десять минут. Никто не предупредит тебя заранее: "Внимание! Приготовься!" Как только по радио и телевидению объявят, что через десять минут мир погибнет, что все люди замерзнут или будут парализованы, мир охватит паника, мир охватит ужас перед неизвестным.

Многие люди погибнут скорее от шока, чем от ядерного оружия. Им достаточно будет только услышать, что через десять минут мир погибнет: шок разрушит их хрупкие жизни. Мы можем лишь догадываться, как они будут себя вести.

Со всей ответственностью хочу заявить, что не изменится только поведение просветленных людей. Если известие застанет их за чаепитием, то они будут продолжать пить чай, у них даже не затрясутся руки. Если в это время они принимали душ, то они будут продолжать принимать душ. Они не будут шокированы; они не будут ни парализованы, ни испуганы. Они не бросятся делать то, что постоянно подавляли в себе, ведь просветленный человек ничего не подавляет в своей жизни; он знает, что всегда скажет природе только одно слово: "Да!"

Просветленный человек скажет "да" исчезающей Земле; он скажет "да" и самой смерти; он не знает слова "нет". Он не будет цепляться за жизнь; это будет единственный человек, который умрет осознанно. Тот, кто умирает осознанно, становится бессмертным и не умирает.

Непросветленные люди вновь появятся на какой-нибудь другой планете, их родит другая женщина, ибо жизнь нельзя уничтожить даже ядерным оружием. Оно может уничтожить только дома, в которых существует жизнь.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

esoterics.wikireading.ru

Смерть есть жизнь / Православие.Ru

Старец архимандрит Клеопа (Илие, 1912–1998) широко известен как великий духовник румынского монашества и наставник многих мирян, которые тысячами приходили к нему за духовной помощью. Предлагаем читателю фрагменты русской публикации его книги «Ценность души», вышедшей в Издательстве Сретенского монастыря.

    

Ни в чем так не может быть уверен человек на земле, как в смерти. Поживешь ли еще, этого ты не знаешь; станешь ли богаче, не знаешь; станешь ли здоровее, чем сейчас, тоже не знаешь, а о том, что умрешь, знаешь. И никто не может оспорить эту истину.

Слышишь, что сказал Бог в начале мира: «смертью умрешь» (Быт. 2, 17)? А Божественное Писание у Иисуса, сына Сирахова, говорит: «все мы умрем» (Сир. 8, 8).

Знай одно: смерть есть жизнь для тех, кто не забывает о ней

Знай одно: смерть есть жизнь для тех, кто не забывает о ней. Пока предки наши, прародители Адам и Ева, не забывали о смерти, они жили в раю. А когда забыли о смерти — умерли душой, а через девятьсот с лишним лет умерли и телом.

Итак, смерть, как говорит святой Иоанн Дамаскин, есть жизнь для тех, кто не забывает о ней. Смерть, если мы не забываем о ней, дает нам жизнь вечную.

Святой Василий был спрошен великим философом Евбулом, его другом из Александрии:

— Какая философия в мире самая великая, особенно в мире христианском ?

Он ему ответил:

— Всегда думать о смерти.

Это высшая философия! Почему? Кто думает о смерти, тот не умирает душой. Кто думает о смерти, тот блюдет себя от греха. Ибо слышишь, что говорит апостол Павел: «возмездие за грех — смерть» (Рим. 6, 23). Кто приводит себе на память смерть, тот не грешит. Слышишь, что говорит Иисус, сын Сирахов, в книге своей премудрости: «поминай последняя твоя, и во веки не согрешиши» (Сир. 7, 39).

Итак, помни! Великий апостол Павел, этот величайший сосуд избранный, посланный Христом во спасение язычников, послушай, что говорит: «Во все дни мы всегда имеем в уме память смертную» (см. Рим. 8, 38). И еще: «я каждый день умираю» (1 Кор. 15, 31)! Каждый день он умирал для греха и каждый день память о смерти имел в сердце своем. Чтобы не умереть душой.

Кто забывает о смерти, тот с легкостью попадается в ее сети, умирает душой и отправляется в геенну!

Лучшим советчиком, ведущим нас в Царство Небесное, является смерть

Божественные отцы учат нас так: «Человек, если ты хочешь взять себе советчика и учителя по жизни, чтобы он наверняка привел тебя на путь спасения, не бери никого иного, кроме смерти! Лучшим советчиком, могущим привести нас в Царство Небесное, является смерть. Лишь бы мы не забывали об этом советчике, этом наставнике, этом учителе, но всегда имели его перед глазами ума нашего».

Смерть так мудро советует, если ты не забываешь о ней, что даже Соломон со всей премудростью своей не сможет научить тебя так, как научит смерть. Ибо говорят божественные отцы: «И Соломон не впал бы в вожделение и рабство блуда с женщинами, если бы имел перед глазами своими смерть»1.

Если бы и для него учителем была смерть, то она, будучи намного мудрее его, удержала бы его от греха. Но он забыл о смерти и потонул в трясине зол, потому что не захотел иметь такого советчика, который дороже всех, то есть смерть.

Вот как смерть удерживает от греха.

Плоть помышляет против духа, как говорит святой апостол Павел (см. Гал. 5, 17). Когда тело восстанет на брань против души, чтобы осквернить ее, тогда спроси смерть:

— Что скажешь, смерть? Совершить ли мне этот грех, на который меня подталкивает тело?

И она тебе ответит:

— Не совершай греха, ибо придешь в мои руки, и я брошу тебя в геенну!

Подстрекает ли тебя диавол украсть? Спроси смерть. И она тебе скажет:

— Не кради, ведь это заповедь, и ты придешь в мои руки!

Увлекает ли тебя диавол на блуд? Подначивает ли тебя диавол на сквернословие, пьянство, курение, всякое зло? Спроси смерть:

— Что повелишь мне делать, смерть?

И посмотришь, что смерть скажет тебе:

— Не делай этого, ибо попадешь в мои руки! Ты ведь скоро умрешь! Ведь здесь не останется никто, и я ввергну тебя в геенну!

Итак, смерть приносит нам пользу, и мы всегда должны иметь ее перед глазами! А когда диавол подстрекает тебя совершить грех, спроси смерть:

— Что скажешь, смерть? Ты — мой учитель! Что мне делать?

— Не делай этого, ведь возмездие за грех — смерть, и ты умрешь душой и попадешь в мои когти, и я ввергну тебя в геенну, и будешь мучиться там во веки веков!

Посему вот как хороша смерть, если мы ее назначим в советчики себе! Размышление о смерти всегда удерживает нас от греха и учит делать только добро. Поэтому горе тому, кто забывает о смерти, ибо он умрет телом в свое время, а душой умирает уже в тот миг, когда совершает грех.

Если бы мы всегда имели смерть перед глазами, то не совершали бы греха не только делом, но и словом и помышлением, потому что Бог судит и грех помышлением так же, как и грех совершенный.

Что говорит божественный отец Ефрем Сирин? «Не впадайте в нерадение, братия мои, о грехах помышлением, будто они легки. Если бы грехи помышлением были легки, то не вменял бы Сам Христос, премудрость Божия, в прелюбодеяние вожделение женщины и в убийство ненависть к брату»2. Ты только страстно подумал о женщине — и сделался прелюбодеем! Только подумал со злобой о брате твоем — и уже ненавидишь его, ты убийца! Ты слышал? Прелюбодеяние из-за одной мысли и убийство из-за ненависти к брату.

Видишь? Однако смерть и тут не оставляет тебя. Смерть удерживает тебя от того, чтобы ты перешел к греху не только делом, но и мыслью. Потому что Бог судит мысли как дела, в Законе Благодати.

Ибо Он пришел не нарушить закон, а довести его до совершенства. В Ветхом Законе было написано: «Не кради» (Втор. 5, 19). А здесь, в Законе Благодати, — даже не пожелай вещи другого. Итак, Христос удерживает тебя, чтобы ты даже не думал со страстью о вещи другого.

Братия мои, блажен и треблажен тот человек, который взял в советчики себе смерть. Всегда, когда его будет бороть леность, чтобы он не совершал молитву, не выполнял епитимию, данную духовником; когда его будет бороть диавол, чтобы он не соблюдал постов, позволял себе скоромную пищу, когда этого нельзя; или когда его будет бороть диавол, чтобы он крал, или копил имущество, или мстил другому, или блудил, или сквернословил, или упивался, или курил, — пусть он спросит смерть:

— Что скажешь, смерть, сделать ли мне это?

И смерть скажет ему:

— Нет. Не делай этого! Ибо возмездие за грех — смерть. Я тут же приду вслед за грехом, заберу тебя и брошу в геенну!

Вот каким образом смерть, которой мы боимся, бывает нашим самым большим другом и самым хорошим советчиком по жизни, в жизнь вечную.

Наша, христиан, философия — не избегать смерти

Наша, христиан, философия — не избегать смерти. А что? Готовиться к смерти! Ждать, что она придет к нам. А как? Чисто исповедовать свои грехи, выполнять свою епитимию, примиряться со всеми, перестать совершать грехи, делать добрые дела — и тогда мы будем ждать смерть, как ждут большой парад, как ждут великий праздник.

Послушай, что говорит святой Ефрем: «Муж, обличаемый совестью в грехах, очень боится смерти, а муж праведный ждет смерть, как великий праздник!»3 Чтобы он наступил, перевел его от смерти в жизнь, ибо век нынешний есть смерть души для тех, кто порабощается им [веком сим].

Мы боимся: «О горе мне, наступит смерть!» Боимся! Но не будем бояться смерти. Станем бояться греха, ибо грех ввергает нас в смерть. Ибо возмездие за грех — смерть, а настоящая смерть души — в грехе!

pravoslavie.ru

Смерть – это суеверие. Жизнь вечна!

Страх смерти есть только сознание неразрешенного противоречия жизни. Жизнь не заканчивается после уничтожения физического тела. Плотская кончина – всего лишь очередная перемена в нашем существовании, которое всегда было, есть и будет. Смерти нет!

Если взглянуть на жизнь в ее истинном значении, то становится трудным понять даже, на чем держится странное суеверие смерти.
Так, когда разглядишь то, что в темноте напугало тебя, как привидение, никак не можешь опять восстановить того призрачного страха.
Боязнь потери того, что одно есть, происходит только от того, что жизнь представляется человеку не только в одном известном ему, но невидимом, особенном отношении его разумного сознания к миру, но и в двух неизвестных ему, но видимых ему отношениях: его животного сознания и тела к миру. Все существующее представляется человеку:

1) отношением его разумного сознания к миру,
2) отношением его животного сознания к миру,
3) отношением его тела к миру.

Не понимая того, что отношение его разумного сознания к миру есть единственная его жизнь, человек представляет себе свою жизнь еще и в видимом отношении животного сознания и вещества к миру, и боится потерять свое особенное отношение разумного сознания к миру, когда в его личности нарушается прежнее отношение его животного и вещества, его составляющего, к миру.

Такому человеку кажется, что он происходит из движения вещества, переходящего на ступень личного животного сознания. Ему кажется, что это животное сознание переходит в разумное, и что потом это разумное сознание ослабевает, переходит опять назад в животное, и под конец животное ослабевает и переходит в мертвое вещество, из которого оно взялось. Отношение же его разумного сознания к миру представляется ему при этом взгляде чем-то случайным, ненужным и гибнущим. При этом взгляде оказывается то, что отношение его животного сознания к миру не может уничтожиться,— животное продолжает себя в своей породе; отношение вещества к миру уже никак не может уничтожиться и вечно; а самое драгоценное — разумное сознание его — не только не вечно, но есть только проблеск чего-то ненужного, излишнего.

И человек чувствует, что этого не может быть. И в этом — страх смерти. Чтобы спастись от этого страха, одни люди хотят уверить себя в том, что животное сознание и есть их разумное сознание, и что неумираемость животного человека, т. е. его породы, потомства, удовлетворяет тому требованию неумираемости разумного сознания, которое они носят в себе. Другие хотят уверить себя, что жизнь, никогда прежде не существовавшая, вдруг появившись в плотском виде и исчезнув в нем, опять воскреснет во плоти и будет жить. Но верить ни в то, ни в другое невозможно для людей, не признающих жизнь в отношении разумного сознания к миру. Для них очевидно, что продолжение рода человеческого не удовлетворяет неперестающему заявлять себя требованию вечности своего особенного я; а понятие вновь начинающейся жизни заключает в себе понятие прекращения жизни, и если жизни не было прежде, не было всегда, то ее не может быть и после.

Для тех и других земная жизнь есть волна. Из мертвого вещества выделяется личность, из личности разумное сознание —вершина волны; поднявшись на вершину, волна, разумное сознание и личность спускаются туда, откуда они вышли, и уничтожаются. Жизнь человеческая для тех и других есть жизнь видимая. Человек вырос, созрел, умер, и после смерти ничего для него уже быть не может,— то, что после него и от него осталось: или потомство, или даже его дела, не может удовлетворять его. Он жалеет себя, боится прекращения своей жизни. В то же, что эта его жизнь, которая началась здесь на земле в его теле и здесь же кончилась, что эта жизнь его самого опять воскреснет, он не может верить.

Человек знает, что если его не было прежде, и он появился из ничего и умер, то его, особенного его, никогда больше не будет и быть не может. Человек познает то, что он не умрет, только тогда, когда он познает то, что он никогда не рождался и всегда был, есть и будет. Человек поверит в свое бессмертие только тогда, когда он поймет, что его жизнь не есть волна, а есть то вечное движение, которое в этой жизни проявляется только волною.

Представляется, что я умру, и кончится моя жизнь, и эта мысль мучает и пугает, потому что жалко себя. Да что умрет? Чего мне жалко? Что я такое с самой обыкновенной точки зрения? Я прежде всего плоть. Ну что же? за это я боюсь, этого мне жалко? Оказывается, что нет: тело, вещество не может пропасть никогда, нигде, ни одна частичка. Стало быть, эта часть меня обеспечена, за эту часть бояться нечего. Все будет цело. Но нет, говорят, не этого жалко. Жалко меня, Льва Николаевича, Ивана Семеныча… Да ведь всякий уж не тот, каким он был 20 лет тому назад, и всякий день он уж другой. Какого же мне жалко? Нет, говорят, не то, не этого жалко. Жалко сознания меня, моего я.

Да ведь это твое сознание не было всегда одно, а были разные: было иное год тому назад, еще более иное десять лет назад и совсем иное еще прежде; сколько ты помнишь, оно все шло изменяясь. Что же тебе так понравилось твое теперешнее сознание, что тебе так жалко потерять его? Если бы оно было у тебя всегда одно, тогда бы понятно было, а то оно все только и делало, что изменялось. Начала его ты не видишь и не можешь найти, и вдруг ты хочешь, чтобы ему не было конца, чтобы то сознание, которое теперь в тебе, оставалось бы навсегда. Ты с тех пор, как помнишь себя, все шел. Ты пришел в эту жизнь, сам не зная как, но знаешь, что пришел тем особенным я, которое ты есть, потом шел, шел, дошел до половины и вдруг не то обрадовался, не то испугался и уперся и не хочешь двинуться с места, идти дальше, потому что не видишь того, что там. Но ведь ты не видал тоже и того места, из которого ты пришел, а ведь пришел же ты; ты вошел во входные ворота и не хочешь выходить в выходные.

Вся жизнь твоя была шествие через плотское существование: ты шел, торопился идти и вдруг тебе жалко стало того, что совершается то самое, что ты, не переставая, делал. Тебе страшна большая перемена положения твоего при плотской смерти; но ведь такая большая перемена совершилась с тобой при твоем рождении, и из этого для тебя не только не вышло ничего плохого, но, напротив, вышло такое хорошее, что ты и расстаться с ним не хочешь.
Что может пугать тебя? Ты говоришь, что тебе жалко того тебя, с теперешними чувствами, мыслями, с тем взглядом на мир, с теперешним твоим отношением к миру.

Ты боишься потерять свое отношение к миру. Какое же это отношение? В чем оно?

Если оно в том, что ты так ешь, пьешь, плодишься, строишь жилища, одеваешься, так или иначе относишься к другим людям и животным, то ведь все это есть отношение всякого человека, как рассуждающего животного, к жизни, и это отношение пропасть никак не может; таких было, и есть, и будет миллионы, и порода их сохранится наверное так же несомненно, как каждая частица материи. Сохранение породы с такой силой вложено во всех животных, и потому так прочно, что бояться за него нечего. Если ты животное, то тебе бояться нечего, если же ты вещество, то ты еще более обеспечен в своей вечности.

Если же ты боишься потерять то, что не есть животное, то ты боишься потерять свое особенное разумное отношение к миру,— то, с которым ты вступил в это существование. Но ведь ты знаешь, что оно возникло не с твоим рождением: оно существует независимо от твоего родившегося животного и потому не может зависеть и от смерти его.

Страх смерти есть только сознание неразрешенного противоречия жизни. Жизнь не заканчивается после уничтожения физического тела. Плотская кончина – всего лишь очередная перемена в нашем существовании, которое всегда было, есть и будет. Смерти нет!

Смерти не существует!

«Нет смерти», говорит людям голос истины. «Я есмь воскресение и жизнь; верующий в меня, если и умрет, оживет. И всякий живущий и верующий в меня не умрет вовек. Веришь ли сему?»

«Нет смерти», говорили все великие учители мира, и то же говорят и жизнью своей свидетельствуют миллионы людей, понявших смысл жизни. И то же чувствует в своей душе, в минуту прояснения сознания, и каждый живой человек. Но люди, не понимающие жизни, не могут не бояться смерти. Они видят ее и верят в нее.

«Как нет смерти?» с негодованием, с злобой кричат эти люди. «Это софизм! Смерть перед нами; косила миллионы и нас скосит. И сколько ни говорите, что ее нет, она все-таки останется. Вот она!» И они видят то, про что они говорят, как видит душевнобольной человек то привидение, которое ужасает его. Он не может ощупать это привидение, оно никогда еще не прикасалось к нему; про намерение его он ничего не знает, но он так боится и страдает от этого воображаемого привидения, что лишается возможности жизни. Ведь то же и с смертью. Человек не знает своей смерти и никогда не может познать ее, она никогда еще не прикасалась к нему, про намерение ее он ничего не знает. Так чего же он боится?

«Она никогда еще не схватывала меня, но она схватит, я знаю наверное — схватит и уничтожит меня. И это ужасно», говорят люди, не понимающие жизни.
Если бы люди с ложным представлением о жизни могли рассуждать спокойно и мыслили бы правильно на основании того представления, которое они имеют о жизни, они бы должны были прийти к заключению, что в том, что в плотском существовании моем произойдет та перемена, которая, я вижу, не переставая происходит во всех существах и которую я называю смертью, нет ничего ни неприятного, ни страшного.

Я умру. Что же тут страшного? Ведь сколько разных перемен происходило и происходит в моем плотском существовании, и я не боялся их? Отчего же я боюсь этой перемены, которая еще не наступала и в которой не только нет ничего противного моему разуму и опыту, но которая так понятна, знакома и естественна для меня, что в продолжение моей жизни я постоянно делал и делаю соображения, в которых смерть, и животных, и людей, принималась мною как необходимое и часто приятное мне условие жизни. Что же страшно?

Ведь есть только два строго логические взгляда на жизнь: один ложный — тот, при котором жизнь понимается, как те видимые явления, которые происходят в моем теле от рождения и до смерти, а другой истинный — тот, при котором жизнь понимается как то невидимое сознание ее, которое я ношу в себе. Один взгляд ложный, другой истинный, но оба логичны, и люди могут иметь тот или другой, но ни при том, ни при другом невозможен страх смерти.

Первый ложный взгляд, понимающий жизнь как видимые явления в теле от рождения и до смерти, столь же древен, как и мир. Это не есть, как думают многие, взгляд на жизнь, выработанный материалистической наукой и философией нашего времени; наука и философия нашего времени довели только это воззрение до последних его пределов, при которых очевиднее, чем прежде, стало несоответствие этого взгляда основным требованиям природы человеческой; но это давнишний, первобытный взгляд людей, стоящих на низшей ступени развития: он выражен и у китайцев, и у буддистов, и у евреев, и в изречении: «земля еси и в землю пойдеши».

Взгляд этот в своем теперешнем выражении такой: жизнь — это случайная игра сил в веществе, проявляющаяся в пространстве и времени. То же, что мы называем своим сознанием, не есть жизнь, а некоторый обман чувств, при котором кажется, что жизнь, в этом сознании. Сознание есть искра, вспыхивающая на веществе, при известном его состоянии. Искра эта вспыхивает, разгорается, опять тухнет и под конец совсем потухает. Искра эта, т. е. сознание, испытываемое веществом в продолжение определенного времени между двух временных бесконечностей, есть ничто. И несмотря на то, что сознание видит само себя и весь бесконечный мир и судит само себя и весь бесконечный мир, и видит всю игру случайностей этого мира, и главное, в противоположность чего-то не случайного, называет эту игру случайною, сознание это само по себе есть только произведение мертвого вещества, призрак, возникающий и исчезающий без всякого остатка и смысла. Все есть произведение вещества, бесконечно изменяющегося; и то, что называют жизнью, есть только известное состояние мертвого вещества.

Таков один взгляд на жизнь. Взгляд этот совершенно логичен. По этому взгляду разумное сознание человека есть только случайность, сопутствующая известному состоянию вещества; и потому то, что мы в своем сознании называем жизнью, есть призрак. Существует только мертвое. То, что мы называем жизнью, есть игра смерти. При таком взгляде на жизнь смерть не только не должна быть страшна, но должна быть страшна жизнь — как нечто неестественное и неразумное, как это и есть у буддистов и новых пессимистов, Шопенгауера и Гартмана.

Другой же взгляд на жизнь такой. Жизнь есть только то, что я сознаю в себе. Сознаю же я всегда свою жизнь не так, что я был или буду (так я рассуждаю о своей жизни), а сознаю свою жизнь так, что я есмь — никогда нигде не начинаюсь, никогда нигде и не кончаюсь. С сознанием моей жизни несоединимо понятие времени и пространства. Жизнь моя проявляется во времени, пространстве, но это только проявление ее. Сама же жизнь, сознаваемая мною, сознается мною вне времени и пространства. Так что при этом взгляде выходит наоборот: не сознание жизни есть призрак, а все пространственное и временное — призрачно. И потому временное и пространственное прекращение телесного существования при этом взгляде не имеет ничего действительного и не может не только прекратить, но и нарушить моей истинной жизни. И смерти при этом взгляде не существует.

Ни при том, ни при другом взгляде на жизнь страха смерти не могло бы быть, если бы люди строго держались того или другого.

Ни как животное, ни как разумное существо, человек не может бояться смерти: животное, не имея сознания жизни, не видит смерти, а разумное существо, имея сознание жизни, не может видеть в смерти животной ничего иного, как естественного и никогда не прекращающегося движения вещества. Если же человек боится, то боится не смерти, которой он не знает, а жизни, которую одну знает и животное и разумное существо его. То чувство, которое выражается в людях страхом смерти, есть только сознание внутреннего противоречия жизни; точно так же, как страх привидений есть только сознание болезненного душевного состояния.

«Я перестану быть — умру, умрет все то, в чем я полагаю свою жизнь», говорит человеку один голос; «я есмь», говорит другой голос, «и не могу и не должен умереть. Я не должен умереть, и я умираю». Не в смерти, а в этом противоречии причина того ужаса, который охватывает человека при мысли о плотской смерти: страх смерти не в том, что человек боится прекращения существования своего животного, но в том, что ему представляется, что умирает то, что не может и не должно умереть. Мысль о будущей смерти есть только перенесение в будущее совершающейся смерти в настоящем. Являющееся привидение будущей плотской смерти не есть пробуждение мысли о смерти, но напротив — пробуждение мысли о жизни, которую должен иметь и не имеет человек. Это чувство, подобное тому, которое должен испытывать человек, пробудившийся к жизни в гробу, под землею. Есть жизнь, а я в смерти, и вот она, смерть! Представляется, что то, что есть и должно быть, то уничтожается. И ум человеческий шалеет, ужасается. Лучшее доказательство того, что страх смерти есть не страх смерти, а ложной жизни, есть то, что часто люди убивают себя от страха смерти.

Не оттого люди ужасаются мысли о плотской смерти, что они боятся, чтобы с нею не кончилась их жизнь, но оттого, что плотская смерть явно показывает им необходимость истинной жизни, которой они не имеют. И от этого-то так не любят люди, не понимающие жизни, вспоминать о смерти. Вспоминать о смерти для них все равно, что признаваться в том, что они живут не так, как того требует от них их разумное сознание.

Люди, боящиеся смерти, боятся ее оттого, что она представляется им пустотою и мраком; но пустоту и мрак они видят потому, что не видят жизни.

 

www.memoriam.ru

Ответы@Mail.Ru: Как вы думаете, истинная жизнь

У жизни есть начало и конец - рождение и смерть, соответственно. Смерть является не противоположностью жизни, а концом жизни. Противоположность жизни - не-жизнь. И вопрос означает по сути следующее: как вы думаете, истинная жизнь - это конец жизни? Думаю, нет))

Нет, просто смерть это уже другая жизнь.)

Смерти нет-есть трансформация материи и энергии!

Истинная жизнь? всё может быть, а может и не быть

а что такое истинная жизнь, и смерть?

Истинная жизнь, это жизнь в новом мире, в раю на земле, а не жизнь после смерти.

истинная жизнь, это её продолжение.

Истиное горячее это мороз?:)))

это осознаная жизнь сознания до и после смерти физического тела

Истинная жизнь это жизнь после смерти. А также вечная жизнь для тех, кто переживет Армагеддон

а что есть не истинная?

Нет смерти. Есть перевоплощение из одного состояния в другое. И так бесконечно.

Жизнь после смерти, потому что смерти, которая тебя остановит, уже не будет.

touch.otvet.mail.ru

Смерть. Жизнь. Посмертная жизнь. Жизни после смерти.

Вопрос жизни и смерти занимал всегда умы людей. Последнее время есть тенденция замалчивать сам факт смерти, стараться не говорить об этом, стараться делать так, чтобы в обычной жизни смерть не видели... Не берем только моменты, когда из этого делают деньги, как на смертях каких-то известных людей.

Как бы не старались замалчивать или отодвигать этот вопрос мы знаем одно - рано или поздно мы умрём. Пускай когда-нибудь придумают лекарство дающее бессмертие нашему телу, но это лекарство не защитит нас от смерти под колёсами, от ножа или от случайного падения с тем самым исходом.

Конечно, страшно умереть, страшно, потому что мы не знаем что там. Хотя есть много материала, очень большая база по этому вопросу, есть куча свидетельств... но ведь мы так устроены, что всегда думаем, что да, есть, но это меня не касается, я буду всегда, ну или да, я умру, но это будет когда-то ... так далеко, что чего сейчас думать об этом.... а потом сосуд, один сосуд или одна случайная встреча или какая-та опухоль и всё... начинаешь думать.

На этой страницей я попытался собрать материал, который мне показался интересным по этой теме. Это не весь материал, да думаю материала касательно жизни, смерти так много, что есть ли вообще смысл его весь собирать? Ищи истину в этой куче ответов, а как найдешь, может и одного слова или предложения или абзаца хватит, чтобы ответить на этот вопрос.

Для чего? Убедиться что смерти не избежать или всё же найти ответ, что там, за этими воротами смерти. Всё же надеемся, что там есть жизнь, есть тот свет в конце туннеля. Я не могу понять, если человек живёт и думает, что после этой смерти ничего там нет, мне просто не понятно мотивация этого человека для этой жизни. С позиции, что там ничего нет, смысла в этой жизни просто нет. Однако зная, надеясь, что там всё же есть продолжение, человек должен задуматься и попытаться найти ответы на свои вопросы, а не пытаться отодвинуть это на жизнь после 60-ти лет, ведь он может не дожить и тогда.... Мы не знаем.

Думаю, хватит пороть отсебятины, Вы тут не меня пришли слушать. Материал, который мне показался интересным я поместил на странице ниже. Смотрите, слушайте, читайте. не забывайте о поиске ответа на вопрос - что есть или кто есть Истина и где она есть? Потому что потом может просто времени не хватить 🙂

Святитель Феофан Затворник


Смерть малолетних и родных

Дочь умерла, хорошая, добронравная. Надо говорить: слава Тебе, Господи, что убрал ее поскорее, не дав ей впутаться в соблазны и обольстительные утехи мира. А вы скорбеть — зачем Бог избавил ее от этих увлечений и взял ее в Царство Свое святое чистою и непорочною. Выходит, лучше бы, если бы она выросла, пустилась во вся тяжкая, что ныне очень недивно, особенно для таких симпатичных, какою, как говорите, была почившая. Вот мудреная мать, жалеющая, что дочь спасена, а не погублена.

Из писем к разным лицам: К умирающей сестре

Прощай, сестра! Господь да благословит исход твой и путь твой по твоем исходе. Ведь ты не умрешь. Тело твое умрет, а ты перейдешь в другой мир, живая, себя помнящая и весь окружающий мир узнающая. Там встретят тебя батюшка и матушка, братья и сестры. Поклонись им, и наши им передай приветы, и проси попещись о нас. Тебя окружат твои дети со своими радостными приветами. Там лучше тебе будет, чем здесь. Так не ужасайся, видя приближающуюся смерть. Она для тебя дверь в лучшую жизнь. Ангел Хранитель твой примет душу твою и поведет ее путями, какими Бог повелит. Грехи бу- дут приходить. Кайся во всех. И будь крепкой веры, что Господь и Спаситель все грехи кающихся грешников изглаждает. Изглажены и твои грехи, когда покаялась. Эту веру поживее восставь в себе и пребудь с нею неразлучно. Даруй же Господи тебе мирный исход! День-другой, и мы с тобою. Скоро свидимся. Потому не тужи об остающихся.

Святитель Игнатий (Брянчанинов)

Бог сказал Адаму: “прах ты” (Быт. 3, 19). Хотя я одушевлен, но - прах. Одушевлен я мертвою душою. Мертвая душа во время земной жизни погребена в земле, то есть заключена в страстном теле, как в темнице... и порабощена ему; по разлучении с телом она нисходит в недра земли. Для спасения необходимо оживление.

Смерть души бедственнее смерти тела: умершее тело воскреснет... душа, умерщвленная злом, - жертва вечной смерти. Душу может убить одна мысль, содержащая в себе какие-нибудь виды богохульства.

Игумен Никон (Воробьёв)


из писем разных лет...


О смерти думать не надо с тем настроением, каким Вы думали, а совсем с другим, как думали об этом «египетские мудрецы» [святые отцы]. Вы знаете, как они желали еще немного пожить, чтобы подготовиться. У Вас просто малодушие. Не упрекаю, ибо и сам таков, но это так. Сильные боялись, а мы храбримся, потому что в нас нет смирения. Найдите-ка в изречениях «египетских мудрецов» что говорил авва Пимен, а мы думаем или надеемся на обратное.
Быт у меня наладился. Питаюсь достаточно, даже хватает на мух и блох. Я к ним привык. Лампу и керосин приобрел. Словом, пока все обстоит во всех отношениях благополучно.
18 сентября 1944 года

Мир душе твоей!
Сегодня получил твое письмо. О сне своем не очень беспокойся. Так Господь не извещает о смерти. Общее для всех извещение: Будьте готовы на всякий час. Даже за один день нельзя ручаться, что проживем до конца его. Специальные же извещения даются только большим праведникам (иногда большим злодеям).
Кайся во всем, проси у Господа прощения за все. Если будешь иметь возможность, приезжай погостить.
Будь здорова, не унывай, не суетись излишне, а больше думай о предстоящем всем переходе в вечность.
Привет и благословение Божие тебе, нашим и всем.
1951 год

Получил Ваше письмо о болезни Любови Александровны. Она не сходит с моей памяти. Хотя всем, великим и малым, неизбежно приходится покидать этот мир, однако когда это предстоит близкому нам, дорогому человеку, то невольно всей душой протестуешь против этого. В глубине каждого человека лежит сознание своего бессмертия. Он и действительно бессмертен, а то, что мы называем смертью, есть новое рождение в другой мир, переход от одного состояния в другое и, для большинства христиан, несомненно, в лучшее, бесконечно лучшее. Вот почему и не следовало бы скорбеть при приближении смерти, а скорее радоваться, но мы или мало верим в будущую жизнь, или страшимся ее, да и здешняя жизнь слишком цепко держит нас.

С духовной точки надо бы радоваться за Любовь Александровну. Господь дает ей подго-товиться к будущей жизни, но берет и страх — не возропщет ли она, не будет ли малодушествовать. О, если бы она смирилась, обратилась всем сердцем к Богу, покаялась искренне во всех своих ошибках, причастилась с верой и благоговением Святых Тайн! Тогда стала бы смерть для нее радостью, новым рождением, переходом к тем, кто любит ее всей душой, ждет ее, чтобы исполнить ее радостью совершенной, никогда не кончающейся, какой око не виде, ухо не слыша, и на сердце человеку не взыдоша.

Передайте Люб. Ал. мое глубокое сочувствие ей и великое желание преодолеть скорбь смерти и легко, радостно перейти в будущую жизнь, истинную родину нашу, уготованную нам от создания мира, где человек сделается подобным Ангелам, где лице его просветится яко солнце.
Передайте ей также: за то, что она, не зная меня, много лет относилась ко мне с любовью,
я не забуду ее никогда, будет ли она еще долго жить или скоро умрет. И по смерти она будет дорога мне. О! если бы я имел дерзновение сказать, что моя душа всегда будет около ее и здесь, и в будущей жизни!

Юлия Алексеевна, посмотрите в глаза Люб. Ал. со всей любовью, какая есть у Вас к ней, погладьте ей волосы, лицо и тысячу раз поцелуйте ей руки — это будет от меня. С нами Бог!

Мы не в первый раз мне пишешь о страхе смерти. Если ты будешь внимательно смотреть на какой-либо предмет, то будешь ясно его видеть, а окружающие предметы мало будут заметны. Так и о страхе смерти. Когда ты на смерть смотришь глазами ветхого человека и обращаешь внимание только на предсмертные страдания, то они вырастают у тебя чрезмерно и пугают. К тому примешивается еще действие бесов. Если оставаться в таком состоянии, то можно вполне расстроиться. Нужно смотреть на смерть по слову Божию: Хочу разрешити ся и со Христом быти — так смотрел апостол Павел и все святые. Земная жизнь — ссылка для исправления. Как радостно освободиться из тюрьмы или из лагеря, так же, лучше сказать, неизмеримо радостнее выйти из мрачной земной жизни.

Ты скажешь: «Хорошо, если попадешь в Царствие Божие, а если в ад?» А что препятствует нам войти в Царствие Божие? Сказано: Исполни заповеди, тогда спасешься. А так как мы немощны, испорчены, подвластны или доступны бесам, то Господь дал нам покаяние и другие Таинства. Если искренно покаемся, то Господь прощает нас, т.е. очищает нашу душу от греховных язв и обещает кающемуся Царствие Божие. Седмижды семьдесят раз на день покаешься и столько же раз получишь прощение. Если же ты не веришь слову Божию, тогда, конечно, будешь страшиться, подпадешь власти л бесов, а они замучают тебя. Ты, очевидно, как |L фарисей, хочешь опереться на дела свои, хотя ^ и бессознательно, может быть. А ты будь как мытарь, то есть все спасение возлагай на милосердие Божие, а не на свои исправления, и тогда выйдешь из этой жизни, как мытарь из храма — оправданным, т.е. войдешь в Царствие Божие.

Вот на эту сторону обращай свое внимание, помни, что Господь создал людей не для муки, а для божественной радости. Все небо радуется о каждом грешнике кающемся и через это спасающемся. Смерть есть рождение, а рождение редко бывает совсем без скорби, но эта скорбь превращается в радость, ибо родился человек для Царствия Божия. Укоряй себя в каждом грехе, в каждой дурной мысли, в маловерии, сомнении, в бестолковом страхе смерти, укоряй и кайся тут же, и будешь так приобретать спокойствие и мир душевный, преданность в волю Божию. И вся Церковь молится за нас: «Христианской кончины живота нашего, безболезненны, непостыдны, мирны, и добраго ответа на Страшнем Судищи Христове просим». И ты присоедини свой голос к голосу Церкви. Господь да вразумит тебя и успокоит.

Мать, не осуждай никого, иначе не освободишься от страха, да и грехи Господь не простит тебе, если сама не прощаешь ближним, а осуждаешь их. Вынь свое бревно, тогда научишься вынимать сучок.

Поздравляю тебя и мать Анну с великим праздником Рождества Христова и с Новым годом.
4 мая 1961 года

Господь всем велел во всякое время быть готовым к смерти. Поэтому сны, которые возбуждают уныние и отчаяние, — от врага. Сны от Бога умиляют сердце, смиряют, укрепляют надежду на Спасителя, пришедшего на землю и понесшего Крест ради спасения погибающих, а не праведников, считающих себя (ложно) достойными Царствия Божия. Это — гордецы, мнимые праведники. Все святые считали себя великими грешниками.
Все это ты сама хорошо знаешь. Я только напоминаю несколько. Помысл все раздать или не трудиться для пропитания — вражий. По силе трудись, но надежду возлагай на Господа, питающего всю вселенную. Кто идет ко Христу с верою, посильным исполнением заповедей и покаянием — тот будет со Христом и по смерти. Грядущего ко Мне не иждену вон. Вот извещение для всех. Нет оснований отчаиваться христианину. Специальное же извещение посылается по особому усмотрению Божию, но рассчитывать на это не надо. Будь мирна и спокойна.

Дорогой Володя! Еще одно завещаю тебе. Помни слова Господа Иисуса Христа: Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих (Ин 15, 13). Полагают душу свою за других людей, за родину, за своих отцов и матерей на войне, если честно идут на врага. Сейчас много говорят о войне. Если она будет, тебе придется идти. Вот тебе легкий путь спасти свою душу: не жалея себя, с верой в Господа исполняй честно всякий приказ, хотя бы пришлось идти на явную смерть. Сам не лезь в опасность, ибо это бывает иногда похоже на самоубийство, но данный приказ исполняй с мужеством, невзирая ни на какие трудности и опасности, призывая на помощь Господа и святых угодников, и своим примером возбуждай мужество в других. Смерть на войне есть смерть «за други своя» и ведет в Царствие Божие, поэтому не должно страшиться. Не бойся ничего. Господь с тобой. В Русской Церкви много прославленных святых было из военных. Узнаешь это из истории Русской Церкви.
Я чувствую себя значительно лучше. Да будет воля Божия! Никогда у меня не было интереса к жизни, тем более нет сейчас. Жаль только разлучаться и оставить кое-кого, кто будет скорбеть о моей смерти. Но это уж со всеми бывает, и все умирают, как осенью листья.
Да хранит тебя Господь! Будь внимателен к себе, бодрствуй, помня о супостате. Обороняйся от всего дурного именем Иисуса, его же трепещут видимые и невидимые.
16 октября 1962 года

Дорогие прихожане!
Почти 15 лет я служил в этом храме (города Гжатска. — Примеч. ред.) Несомненно, кого-нибудь обидел, многие, может быть, остались недовольны мною. Вот я отхожу в вечность и при гробе прошу прощения у всех. Сам я крайне доволен всеми прихожанами, от многих видел искреннюю любовь к себе. Благодарю всех, и любящих и недовольных, всех благодарю и искренне у всех прошу прощения. Земно кланяюсь вам, простите меня ради Христа, не помяните злом. Кто может, хоть изредка поминайте о упокоении грешного вашего священника.
Все время я старался от всей души наста-вить вас на правильный путь. Большинство не понимает христианства. Некоторые поняли; поняли, что самое главное — понуждать себя к деланию заповедей Христовых и каяться в своих недостатках и нарушениях заповедей, каяться всегда, считать себя негодными для Царствия Божия, умолять Господа о милости, как мытарь: Боже, милостив буди мне грешнику.
Вот мой завет умирающего: кайтесь, считайте себя, как мытарь, грешниками, умоляйте о милости Божией и жалейте друг друга.
А кто из вас обидел меня, кто ненавидел (были такие) праведно или ложно, да простит вам всем Господь. От искреннего сердца прошу, чтобы Господь всех вас простил, и вразумил, и привел ко спасению.
Благословение Божие да будет со всеми вами вовеки. Поминайте меня грешного. Аминь.
22 августа 1963 года

Очень прошу всех родных и близких твердо держаться православной христианской веры и прилагать до смерти все усилия ко спасению души через исполнение евангельских заповедей и частого (не меньше одного раза в год ) исповедания грехов и причащения. В течение моей жизни я находил утешение в самых тяжких обстоятельствах и искушениях лютых — в вере в Господа Иисуса Христа и в молитве.
Прошу жалеть и любить друг друга, помогать взаимно в материальной и духовной нужде. Где мир и любовь — там Бог, там радость и спасение, а вражда и зависть — от диавола. Спасайтесь. И. Никон 13 августа 1963 года

avs75.ru

Смерть – это миф!. Вас ожидает жизнь

Смерть – это миф!

Мы уже немало говорили о чистой позитивной энергии, создающей миры, об энергии, к Источнику которой мы всегда подключены, но редко когда открыты. Но если наше тело – это продолжение первоисточника Жизни, почему же тогда мы умираем?

Представьте, что вы – актер. Вы стоите на сцене, в гриме и костюме своего героя, и с удовольствием играете роль. Но вот спектакль окончен. Вы снимаете костюм, смываете грим, выходите из роли, но ведь вы – это по-прежнему вы!

То же самое происходит и с нашим Расширенным “я”. В этом мире оно играет роль (роль вас) – для личного опыта, для обучения и просто для удовольствия. Когда ему это надоедает, оно будет заниматься чем-нибудь другим. Оно не сгорает, как свеча, это невозможно, потому что чистая энергия не может потухнуть.

Да, энергия неуничтожима, но наши негативные вибрации в состоянии уничтожить клетки организма – и похоже, что мы даем этому процессу полную свободу. Со страхом думая о том, что нам не нравится в нашем теле, мы перекрываем энергетический клапан, и нить связи с высокой энергией, составляющей основу нашего существования, становится тонкой и хрупкой, а клетки организма начинают ссыхаться от недостатка энергии Жизни. В таких условиях функции организма сводятся к обеспечению выживания. Рано или поздно клетки задыхаются, и организм умирает. Умирает только тело, но не Жизненная сила, основа нашей сущности.

Находясь в состоянии удушения, бедные клетки, рассчитанные на постоянное снабжение Жизненной силой, вынуждены реагировать на негативные вибрации, разлитые по организму. В отсутствии энергетической подпитки им ничего не остается, как допустить развитие болезни. Если дефицит Жизненной силы сохраняется, клетки теряют возможность размножаться, прекращают физическое существование и превращаются в чистую позитивную энергию, из которой были созданы.

Мы называем это смертью, но при этом перестает существовать только ваше физическое тело, а не вы сами.

Ученым уже известно, что организм человека может жить намного дольше, чем теперь – может быть, даже несколько столетий. Но ни одна машина не может двигаться без горючего, и наше тело, которое мы воспринимаем как нечто само собой разумеющееся, – тоже. Когда человек перестает восхищаться и наслаждаться жизнью, он перекрывает текущий сквозь него энергетический поток, и результатом становится то, что мы называем смертью. Смертью тела, но не самого человека!

Вас убивает не ядовитый дым сигарет, а отключенность от энергии Жизни. Вас убивает не инфаркт, а отключенность от Жизни, вызвавшая инфаркт.

Позвольте Жизненной силе постоянно, свободно и беспрепятственно протекать сквозь вас, и вы каждый день сможете выпивать за завтраком чашку цианистого калия без малейшего вреда для себя.

Учитывая все сказанное, разве не интересно, почему самая сильная среди всех наших вибраций страха – это вибрация страха перед смертью? Как ни прискорбно, страх перед смертью – это не более чем выученная реакция, давным-давно запущенная в общество религиозными и другими фанатиками, сильнее всего на свете желающими поиграть в игру “Давайте властвовать над людьми”. И надо признать, это им блестяще удалось.

Заставь людские массы бояться смерти, и можно вить из них веревки и делать с ними что угодно.

Именно так и возникли глупые слухи о чертях, сатане, зле, аде и великом Судье на небесах. Страх стал орудием власти. Но на самом деле бояться нечего! Энергия не умирает, а так как каждый из нас состоят из энергии, то страх перед смертью – всего лишь бесполезная трата времени, не дающая ничего, кроме мощного потока негативной энергии.

Как это ни грустно, нас так мастерски обучили бояться смерти, что мы полностью разучились жить.

Смерть – это смена костюмов. Вы сбрасываете с себя свое физическое тело, но ваша сущность остается неизменной и вечной. Даже после физической смерти вы остаетесь собой!

То, что мы ошибочно именуем смертью – просто перемещение центра концентрации внимания, переключение с одной частоты на другую. Останетесь ли вы обычным человеком? Нет, да и вряд ли вы захотели бы этого. Но вы не прекращаете существовать, вы никуда не исчезаете. Это принципиально невозможно! Вы – это вечно движущаяся энергия Жизни, на время спрыгнувшая сюда, на эту игровую площадку. Вы – чистая позитивная энергия, а энергию убить невозможно!

Важность победы над страхом смерти невозможно переоценить: ведь даже если мы вырвем с корнем свои Нежелания и переключимся на Желания, но оставим один-единственный страх – страх смерти, то его негативных вибраций вполне хватит для нарушения гармонии во всех сферах нашей жизни. Один-единственный страх, страх смерти, не позволит нам взойти на вершину здоровья.

Самый легкий путь к здоровью – перестать наконец бояться чудовищного мифа смерти, созданного искусственно, и сосредоточиться на всем, что повышает частоту наших вибраций, открывая путь к Величайшему, скрытому внутри нас, к самой Сущности Бытия. И тогда здесь, в нашем маленьком мире, мы получим столько рая, сколько сможем удержать. Ведь именно таким и планировался изначально наш мир.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

psy.wikireading.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *