Злость подавленная: Как появляется подавленная злость?

Содержание

Синдром подавленной злости: что с ним делать | Путешествия

У ваших негативных эмоций есть полное право на существование. Поэтому сегодня рассказываем о таком явлении, как синдром подавленной злости. Когда вы ни на кого (вроде бы) не злитесь, но все вокруг почему-то страшно бесит.

Pexels

Что такое синдром подавленной злости

Если коротко – привычка подавлять свои негативные эмоции. Думаете, что это не про вас? На самом деле синдром подавленной злости – спутник многих людей в современном мире. Вы можете бессознательно избегать выражения своего недовольства, потому что не хотите сталкиваться с недовольством в ответ. Если в вашем обороте есть фраза «Я очень редко злюсь, на это должна быть веская причина» – вероятно, вы просто привыкли игнорировать свою злость.

Но гнев – такая же универсальная эмоция, которую испытывают люди. Он часто возникает в ответ на ситуации, которые воспринимаются как расстраивающие, унижающие или несправедливые. Но если у гнева есть свои законные причины – почему мы пытаемся затолкать его поглубже внутрь? На этот вопрос у психологов есть несколько ответов.

Почему мы подавляем свои эмоции?

Этот процесс связан с детством и травмирующими воспоминаниями. Например, вам могли внушить, что у вас нет права чувствовать или говорить о своем гневе. А когда вы это делали – вас стыдили и критиковали. Поэтому безопаснее было подавлять эмоции, нежели честно выражать. Особенно характерно это для девочек. Потому что здесь вступают в игру еще и устоявшиеся культурные нормы. Которые говорят нам, что мы должны быть покладистыми и хорошими (считай, удобными) для всех. Спойлер: вы можете быть такой, какой захотите. А эти нормы – давно устарели. Еще один пример из детства – жестокие родители. В этой ситуации ребенок будет ассоциировать злость со страхом и опасностью.

К распространенным причинам подавления негативных эмоций относят боязнь быть отвергнутым, желание угодить всем, наличие позиции авторитета, который должен быть нейтрален по отношению ко всему, высокий уровень стыда и чувства вины и злоупотребление веществами, которые влияют на настроение (вроде алкоголя и препаратов).

Как понять, что это и ваша проблема

Чтобы узнать, подавляете ли вы гнев (или правда никогда ни на кого не злитесь), обратите внимание на следующие признаки.

Тот, кто привык подавлять гнев, часто защищается, когда его пытаются уличить в негативных эмоциях, и не хочет признавать, что он расстроен. Даже если всем вокруг это и так понятно. Также к признакам относят фоновое чувство раздражения (когда вас бесит в прямом смысле все), чрезмерное использование сарказма, пассивной агрессии или цинизма и трудности со словом «нет» (и вообще установлением личных границ).

Еще вы, скорее всего, чувствуете потребность контролировать все аспекты своей жизни (потому что так легче минимизировать появление гнева). И испытываете вину, если проскальзывают негативные мысли, которые касаются дорогих вам людей. Вы склонны часто обвинять и критиковать себя (потому что все вокруг хорошие и не могли поступить с вами плохо). А еще вы «не чувствуете» злость, но большую часть времени – подавлены и истощены. Кажется, будто сил ни на что не хватает. А их и не хватает, потому что все они идут на сдерживание вашей агрессии.

Освобождаться от нее нужно безопасным способом. Здоровое освобождение от негативных эмоций никогда не включает в себя жестокое обращение или насилие над собой или другим человеком. Здесь самое главное – отнестись к проблеме серьезно (поверьте, она того заслуживает) и понять причину подавления злости. Некоторым людям достаточно сказать себе: я буду выражать гнев, но сначала сосчитаю до пяти и глубоко выдохну, чтобы найти нужные слова и держаться как можно спокойнее. Иногда тему надо «прописать» – или в дневнике, или обидчику, или самому понимающему из близких людей. Не поверите, но это работает. И вы потом будете уважать себя!

Если чувствуете, что самостоятельно не справитесь – стоит обратиться к специалисту. Чтобы вместе с ним подобрать тактику, которая поможет. А о том, как бороться со всплесками гнева, не игнорируя его, мы уже писали. Надеемся, это поможет вам разобраться с эмоциями и чувствами. Только не забывайте: первый шаг к свободе всегда нелегок.

Синдром подавленной злости: что с ним делать was last modified: 24 апреля, 2021 by Дарья Рудакова

Плохие чувства: злость, страх | психолог Оксана Королович

«Прекрати плакать!», «Злиться – это плохо!», «Успокойся и веди себя как порядочный мальчик!», «Страшно? Ты что, трус?».

Наблюдая за детьми на детских площадках, я ежедневно слышу подобные поучительные слова от взрослых. И как семейный психотерапевт, заявляю – они разрушительны.В нашем обществе не принято выражать «плохие» эмоции. Под плохими я имею в виду – злость и страх. При этом не только выражать нельзя, но и чувствовать тоже! Это связано с ментальными особенностями страны, в которой мы еще недавно жили. О чем речь? 

Стратегия советской покорности и подчиняемости строилась на «играх» с виной и чувством стыда. Вызывая их, можно легко манипулировать человеком и обществом в целом. Вспомним, хотя бы, кляузы на «безнравственных» соседей, прилюдное стыжение в рабочем коллективе ушедшего из семьи мужа или жизнь в огромных коммунальных квартирах, где личное становилось общественным.

 

Выйти за рамки общепринятого обществом было невозможно, ведь инаковость, индивидуальность и личные границы виделись «шпионскими западными проделками». Кстати, на Западе увидеть рыдающего на полу ребенка без порицательных взглядов и комментариев в сторону «плохой матери и ее невоспитанного ребенка» можно на каждом шагу. Потому что там можно выражать чувства. 

А на постсоветском пространстве – не принято, потому что историческая память притесняемых десятилетиями гласит: «Не высовывайся со своей самостью. Убьют!». Последнее – железный аргумент, и все старались быть «как все», слиться с толпой, быть неприметными, не плакать и не злиться, делать вид что бесстрашен.

Суть и важность эмоций

Психология не разделяет эмоции на плохие и хорошие. Соответственно, чувствовать и выражать можно и нужно все эмоции. И это нормально.


Эмоция – это реакция организма на внешний раздражитель. Под раздражителем можно понимать предмет, человека или группу людей, слова, жесты, ситуации.

В общем, что угодно может вызвать эмоциональный отклик.

Человек все время что-то ощущает. Эмоции могут быть фоновыми, еле уловимыми и неосознаваемыми. А бывают и глубокими, резкими, всепоглощающими. Получив заветный подарок, можно испытывать радость и эйфорию. А встретившись в лесу со змеей – страх. И то, и другое – норма. А вот стойкая нечувствительность – это патология.

Таким образом, испытывать «негативные» чувства можно, нужно и это адекватно.

Злость

Злость – это реакция на нарушение личных границ. Например, у малыша «друг по песочнице» отобрал игрушку. Тот начинает плакать или бросаться песком в обидчика, отбирать обратно свое имущество или громко кричать. Так он проявляет свою злость: «А почему это кто-то у меня мое забрал?».

Я, как психолог, вижу вполне адекватную реакцию на несправедливость, кражу собственности и наличие «плохиша», который обидел. «Плохиш» вряд ли специально жаждал нанести психологическую травму, но факт случился и ребенок злится.

Какой будет правильная реакция мамы на такую ситуацию?

— Сынок, у тебя отобрали игрушку, да? Ты злишься на это и имеешь право. Я тебя понимаю и мне жаль, что так случилось. Но бросаться песком не нужно. Думаю, стоит подойти и сказать, чтобы больше не отбирал, иначе ты перестанешь с ним играть. Так ты позаботишься о себе в будущем, – сказала любящая мама и обняла ребенка.

Но какую реакцию мы чаще всего наблюдаем?

— Чего ты кричишь на всю улицу?! Вытрись и закрой рот. Тоже мне, проблема. Не смей бросаться в мальчика песком!

Не стану оценивать ни первый вариант, ни второй. Просто обозначу, к чему они по итогу приведут.

Признавая за ребенком право испытывать чувство злости, мать демонстрирует принятие его внутреннего мира и самого ребенка. А это базовая потребность каждого. Таким образом малыш осознает нормальность своих переживаний и чувствует поддержку. 

Успокоившись, слушает рациональный способ решения ситуации – попросить другого мальчика больше не нарушать границы, в противном случае – стоп игра. Именно это называется конструктивным способом решения конфликтов не только в детстве, но в целом. Разрешением злиться и научением как выражать свои эмоции мать показывает как правильно справляться с чувством и ситуацией, сохраняя свои границы и не нарушая чужие.


Реагируя только на внешние проявления злости ребенком (крики, слезы, ругательства и песок на голову), мама обесценивает чувство и проблему ребенка.


Малыш получает посыл в жизнь: «Злость нужно подавлять!». Под влиянием авторитета взрослой фигуры, ребенка можно успокоить и заставить вести себя иначе. Но! Эмоция, которая однажды возникла, никуда не исчезнет и не растворится сама по себе. Злость должна быть отреагирована и проявлена.

В случае систематического табуирования на выражение злости, ребенок начинает злиться на самого себя, на родителей, на животных, одноклассников, родственников. Но это не ситуативная злость. Подавленная злость проявляется в виде непослушания, жестокости к другим, болезненности, аутоагрессии.

При этом ребенок не просто не может проявить настоящее чувство, но и не может научится взаимодействовать с окружающими. То есть, не умея справляться со злостью, он не сможет терпеть проявлений эмоций от других. Подавленная злость всегда приводит к неспособности конструктивно решать проблемы, к незнанию собственного Я, непониманию своих чувств и неосознанности в жизни. 

Очень сложно вырасти ответственным человеком с личными границами, если с детства учили, что их может нарушать кто угодно и на это нельзя реагировать!

Страх

Тот же механизм срабатывает и с другой эмоцией – страхом.

Страх – это защитная эмоциональная реакция. Она возникает в опасных ситуациях и служит предупреждением: «Это может навредить!». Страх – архаическая эмоция, в которой содержится информация о способах выживания человечества. Так, охотиться в одиночку на мамонта страшно – задавит. Но если охотиться с соплеменниками – нет. На самом деле, страх – необходимая эмоция, обеспечивающая сохранность человечества как вида.  

Бесстрашие же – патологично, и характерно для некоторых психических расстройств. Потому что у человека отсутствует стоп-сигнал и он легко может навредить себе или погибнуть. 

Как человек реагирует на страх? Есть три базовые реакции, которые характерны для поведения человека в страхе.

  • Убегание. Оно способствует поиску решения, как избежать самого страшного в ситуации.
  • Застывание. Это способ успокоиться и подумать здраво о решении
  • Нападение. Это ресурс, с которым можно действовать, решая проблему

Человек может испытывать страх в самых разных ситуациях: в разговоре с человеком, сложной ситуации или принимая решение. Желаемая реакция на страх в современных условиях – это понемногу от каждого компонента. 

Таким образом, страх – это желательная эмоция, оберегающая от разрушения. Табуируя это чувство и его проявление, родители учат ребенка не защищаться от опасности, быть открытым тому, что может навредить.  


Подавление злости и страха у ребенка способствует формированию созависимых отношений в будущем.


Мыслить такой повзрослевший ребенок будет примерно так: «Только рядом с другим я могу знать, какой я. Я совсем себя не знаю, не умею обозначать чувства и проживать их. Поэтому мне нужен кто-то, кто бы руководил мной, замещал бы мои подавленные эмоции и справлялся с ними. Мне приходится платить страшную цену за это, но иначе я не могу». 

Очевидная неуверенность в себе, потребность в руководстве, контроле, потеря самоощущения, непонимание, что хорошо и плохо для личности. Стоит ли насильно закрытый рот ребенка его незрелости и несчастливости в будущем? Консультация профессионального психотерапевта поможет ответить на этот вопрос здраво.

Почему важно выпускать свой гнев и как правильно это делать

Вам говорили в детстве, что испытывать агрессию, злость, досаду — это нормально? Едва ли. Зато наверняка родители просили «вести себя по-взрослому»: перестать плакать, помолчать, не ныть и потерпеть. Мы научились виртуозно подавлять эмоции и привычку вести себя принятым в обществе образом захватили во взрослую жизнь. Это сейчас молодые родители слушают лекции психологов и стараются найти правильные слова в любой ситуации. А ­25–30 лет назад к родительству так могла готовить лишь пара книг зарубежных авторов.

Оказавшись на карантине наедине с собой и пережив несколько связанных с коронавирусом панических атак, я признала необходимость работы с эмоциями и начала курс сессий с психологом. Было ясно, что стрессы последних десяти лет — окончание школы, учеба в престижном университете, поиск работы и вся эта московская гонка — привели такую перфекционистку, как я, к тому, что слезы и нервное напряжение стали первой реакцией на любой выход из зоны комфорта. Я могла заплакать, увидев утром дождь за окном или обсуждая с начальницей свой карьерный рост. Психолог сразу объяснила, что эти слезы — обиды, выросшие на почве нерастраченной злости из-за несправедливых оценок (привет, синдром отличницы), домашних переживаний, подавленных карьерных амбиций и в целом стремления к совершенству — конечно, недостижимому.

В разговоре с психологом выяснилось, что все больше людей сегодня обращаются к специалистам с проблемой нереализованных эмоций. Работа над ними называется «управление гневом». «Мы привыкли считать негативными такие сложные эмоции, как злость, гнев, тоска, и вытеснять их из сознания, делая вид, что ничего не происходит. ­Многие даже стыдятся подобных состояний», — объясняет психолог, гештальт-­терапевт Алина Бугрим. А что, если наши эмоции — вроде дорожных знаков, помогающих не сбиться с пути?

Сразу несколько моих подруг годами прятали в себе желание бежать от токсичных начальников, вечерами в красках описывая ­друзьям ­новые абсурдные офисные ситуации. За это время обе они усомнились в своих талантах и потратили много моральных сил, угождая боссам. Злились на себя, что не могли сказать нет, и на них, что те вообще не подозревали о происходящем. Обеим в итоге надоело жить в состоянии постоянной агрессии, и каждая молча разорвала рабочие отношения. Я спросила подруг, что именно они чувствовали, принимая такое решение, и каждая отметила острую необходимость перемен. Выходит, что злость — это маркер, который стимулирует менять ситуацию. Однако, объясняют психологи, не обязательно доводить себя до эмоционального выгорания, терпеть бесконечные сверхурочные, бить дома посуду или, как это сделала в ­2007-м Бритни Спирс, бросаться на машину обидчика с зонтом. Гораздо правильнее поймать свою агрессию сразу и направить ее энергию на перемены — выстроить и отстоять свои границы и научиться говорить нет. «Злость, как и любое сильное чувство, помогает нашей трансформации. Научившись лучше понимать собственные желания, мы начинаем больше ценить и уважать себя», — добавляет Бугрим.

«Намеренно игнорируя свои чувства или подавляя их, мы не избавляемся от проблемы — эмоции копятся и действуют на нас разрушительно», — говорит Натали Леру, специалист по дыхательным практикам, член Международной федерации коучинга. Разрушительно в буквальном смысле: дело в том, что гормон стресса кортизол циркулирует в крови в несколько раз дольше, чем отвечающий за счастье серотонин. «Почему-то многие корят себя за естественные реакции, — продолжает Леру. — В действительности же каждый раз, когда вы испытываете определенные чувства, это тело пытается вам что-то сказать». Как с этим работать? Леру советует задать себе вопросы: «Если бы моя злость могла говорить, что бы она мне сказала? Что я могу вынести из ситуации? Как в следующий раз донести то, что мне действительно важно?»

Подавленные и проигнорированные эмоции могут превратиться в реальные заболевания. «Любое некомфортное состояние воспринимается организмом как стресс. Психика всегда возводит его в ранг угрозы выживанию. Тело включает механизмы, защищающие от опасности. Чаще всего это отек или воспаление», — объясняет Антон Антонов, клинический психолог, специалист по функциональным изменениям в органах и тканях. Антонов рекомендует в момент, когда вы ­чувствуете агрессию, разочарование, обиду, осознать это и на минуту отдаться ощущениям. Скорее всего, вы почувствуете, как напряжение уходит, — это тело перестает защищаться от стресса. Принимая ситуацию, мы подаем мозгу сигнал согласия с ней, и тогда она больше не представляет опасности для организма. Нелишним будет вспомнить похожую ситуацию из прошлого, когда вы уже ощущали что-то подобное. «Попытайтесь прожить этот эпизод заново, ­заменив картинку на позитивную. Если вы тогда были злы и не сделали, что хотелось, вернитесь туда мысленно и представьте, что сделали, — завершите то событие. И посмотрите, какой вы станете после — счастливой, свободной?»

За проведенные вне офиса полгода я научилась отслеживать злость, ощущать ее энергию и принимать. Выяснила, что конечная цель этой работы — состояние гармонии и покоя, в котором лучше видны пути разрешения ситуации, спровоцировавшей агрессию. И вспомнила, что несколько лет назад бессознательно пользовалась этим методом. Тогда я искренне поговорила со своим руководством и, вопреки советам близких, ушла, не согласившись с новыми условиями, сохранив при этом отношения. А через несколько месяцев уже работала в Vogue.  

3 совета психолога Алины Бугрим, как работать с гневом

  1. 1

    Представьте себе человека, на которого вы обижены. Что бы вы ему сказали, сделали, находясь в ярости, состоянии аффекта? Запишите свои мысли и проанализируйте их — это поможет вам не наломать дров.

  2. 2

    Разделите страницу на два столбика. В первый выпишите действия обидчика, во второй — свои ожидания от него. Подумайте, знал ли он о ваших ожиданиях? Как вы их ему донесли? Был ли он согласен?

  3. 3

    Поставьте таймер на час: первые полчаса записывайте, что хотели бы высказать обидчику. Вторую половину часа посвятите благодарности ему и ситуации, в которой оказались. За это время оцените, какой это важный опыт.

Подавленная злость | Онлайн психолог Галина Горбунова

подавленная злость

Человек, которому сегодня свойственна подавленная злость, недополучил любовь родителей и испытал отвержение с их стороны. Предполагаю, что в детстве он был лишён родительского тепла. У родителей отсутствовала привычка проявлять нежность к ребёнку. Малыша редко обнимали, нечасто говорили ласковые слова. Возможно, родители выбрали для воспитания авторитарный стиль, отмечая, что главное, чтобы дитя слушалось. Считали нужным контролировать и управлять не только поведением сына или дочки, но и чувствами, эмоциями маленького человека. Если малыш демонстрировал недовольство, плакал, капризничал, сердился, возмущался, требовал, родитеии использовали собственную власть, запрещали ему проявление чувств. Могли наказать, могли сказать: «Ишь, какой! Ещё и сердится!» Таким образом учили, что злиться нельзя, показывать чувства опасно, последует наказание. Дети всё схватывают на лету. Малыш быстро собирает цепочку: злость, недовольство — наказание, отвержение, лишение родительской любви. Ребёнок научается не выражать чувства и эмоции, бессознательно подавлять.

Именно в ранний период развития у малыша может зародиться подавленная злость на мать или подавленная злость на отца, не принявших чувства и эмоции ребёнка, запрещающих их. Трудно держать в себе тяжёлый груз в виде подавленной злости на таких близких людей, как мать и отец. Однако усилия, направленные на то, как справиться со злостью, стоят того, потому что на смену тяжести в душе придёт лёгкость, освобождение сильной энергии, которую можно направить на улучшение качества жизни. Сложно прийти к пониманию собственных родителей, отказу от обвинений в их адрес. Родители делали всё для блага детей, что могли, как умели, получив опыт взаимодействия с детьми от собственных родителей. Они не могли по-другому, поэтому повторили то воспитание, которому следовали их родители. Что делать? Учиться прощать…

Похоже, что человек, научившись в детстве подавлять злость, продолжает неуважительное отношение к личным чувствам и эмоциям во взрослой жизни. Он будет послушным в школе, институте, на работе. Не скажет «нет» начальнику, не вступит в разговор на повышенных тонах, он сторонится споров, скандалов, выяснения отношений. Вероятно, он найдёт способ хоть немного освободить себя от накопленной застарелой злости, однако скорее всего перенаправит её на другой объект, послабее, чем руководитель: на сына или дочку, на жену/мужа, на продавщицу в магазине или кондуктора в автобусе.

Признаки подавления злости можно разделить на 2 группы:

  1. Признаки подавления злости, видимые на уровне физического тела в виде симптомов болезни:

— головные боли напряжения,

— мигрень,

— болезни горла,

— болезни суставов: артроз, артрит,

— кожные заболевания: угревая сыпь, экзема.

  1. Признаки подавления злости, видимые на уровне определённых психологических проблем:

— Перфекционизм. Основные признаки: отсутствие права на ошибку, потребность получать одобрение от окружающих, ненасыщаемая потребность в достижениях, потребность чувствовать себя незаменимым, чрезмерные ожидания от людей, зацикленность на неудачах, завышенные стандарты для себя, конкуренция и соревнование с другими, боязнь рисковать, прокрастинация. Подробнее, что такое перфекционизм, здоровый и невротический перфекционизм.

— Желание контролировать всех и всё. Контроль даёт иллюзию власти над собой, людьми, жизнью в целом. Даёт надежду на контроль чувств и эмоций, который не даст зародиться ни одной нежелательной эмоции, ни одно ненужное чувство не потревожит внутренний мир контролёра, не знающего, что эмоции и чувства возникают непроизвольно. Люди не несут ответственность за их возникновение. Однако могут сделать выбор: переживать чувство или вытеснить его. Человек отвечает за степень и форму выражения чувств и эмоций, за то, как демонстрирует в социуме.

— Неуверенность в себе, самоосуждение, самокопание. Причина в детско-родительских отношениях, среде воспитания и учёбы, становления и развития людей, когда они были маленькими. Для них характерна тенденция избегать важных решений, обесценивать их. Они боятся ставить долгосрочные цели из-за страх не достичь их, сомневаются, имеют трудности с выбором, особенно в случае прошлого неудачного опыта. Самоосуждение прослеживается в самокритике, высмеивании собственных недостатков, неприятия похвалы, осуждения за промахи.

— Беспорядочные сексуальные связи, в которых ищут атмосферу тепла, защищённости.

— Повышенная эмоциональность проявляется как сильные вспышки чувств при воспоминаниях прошлого, при просмотре фильма.

— Повышенная обидчивость.

— Неумение отстаивать личные психологические границы: ответить «нет», неумение прервать скучные разговор, отказать, потребность быть нужным всем, переработка в деятельности, склонность к трудоголизму, чрезмерная ответственность.

— Невротические проявления: привычка обгрызать ногти, заусеницы, кусать внутреннюю часть щёк, губы.

— Тяжёлые сны с кошмарами, агрессивными образами — война, острые предметы.

— Формирование поведения жертвы, к которой может притянуться агрессор. Жертва и сама может стать агрессивной, когда пишет жалобы, подаёт в суд, самоутверждается за счёт других, жёстко требует своего, выплёскивая накопившуюся злость на окружающих. 

К чему приводит подавленная злость

Нежелание решать неблагополучие, связанное с подавленной злостью, может привести к преждевременной смерти. Злость — основной фактор риска возникновения сердечно-сосудистых заболеваний.

Немного физиологии. Люди, у которых выявлена подавленная злость, имеют физиологические изменения в организме. В их крови обнаружено больше адреналина и норадреналина, гормонов, влияющих на повышение артериального давления, сужение сосудов, возрастание частоты сердечных сокращений. У них повышен уровень кортизола, гормона, влияющего на уровень свёртываемости крови и количество холестерина. Если подавление злости становится постоянной привычкой, то у человека возникают проблемы на физическом уровне: например, с давлением крови. Сердечно-сосудистые недуги переходят в хроническую форму.

Берегите себя!

Если вас интересует бесплатная психологическая помощь онлайн, вы можете её получить на сайте. Подробная информация по ссылке.

Психолог Галина Горбунова

+7 915 124 08 78

Московский Гомеопатический Центр – Другие заболевания

Последствия подавления злости, гнева и накапливающегося раздражения. К чему это может привести?

Внутренний конфликт между желанием «сказать все, что я о тебе думаю» и социальным запретом, неотъемлемая часть человеческого бытия.

Неотреагированные эмоции, подавляются. Вместе с процессом подавления, могут возникать болезненные состояния, которые можно назвать «болезни от подавленных эмоций». Или. «Последствия». К ним можно отнести «последствия обиды, унижения, подавленного гнева, досады, разочарования, возмущения, горя, презрения, потери репутации».

Последствия подавленных эмоций и чувств, могут быть двух видов

  • Психическое расстройство, такое как — депрессия, тревога, неврастения, навязчивые мысли (в т.ч. суицидальные), сексуальные дисфункции, бессонница, кошмарные сновидения, психотические расстройства;
  • Соматизация «подавления» — различные соматические симптомы и нарушения. Головные боли, снижение слуха, светобоязнь, изменение вкуса, насморк, кровотечение из носа, изменение цвета носа и цвета лица, боль в зубах, потеря голоса, сужение гортани, астматический приступ, кашель, легочное кровотечение/кровохарканье, спазм горла, «комок» в горле, тошнота, рвота, подавление лактации у женщин, боль в грудной клетке, сердцебиение, потливость, боли в животе, вздутие живота, увеличение печени, задержка мочи, раздраженный мочевой пузырь, диарея, боли в области матки, подавление менструаций, затруднение дыхания, кашель, боли в пояснице, паралич (гемиплегия и параплегия), дрожь в конечностях, тяжесть и спазмы в голенях, изменение цвета кожи, язвы нижних конечностей, обморок, лихорадка неясной этиологии, общая дрожь, приливы жара, хорея, слабость, судороги.

Все эти симптомы взяты не «с потолка» и не произвольно из учебника внутренних болезней. Означенные симптомы перечислены в гомеопатическом реперториуме Джеймса Тайлера Кента, в рубриках, имеющих отношение к обиде, гневу, горю.

Нужно заметить, что подобная патология («подавление эмоций»), также, как итревога ожидания, очень часто встречается в практике психиатра-гомеопата.

Подход врача-гомеопата следующий.

  Нет, доктор не советует «отреагировать свою злость и подержать врача за горло», — как когда-то рекомендовал своим клиентам основоположник гештальт-терапии Фриц Перлз.

Не советует «порвать грелку», «сорвать злость на боксерском мешке» или «написать письмо обидчику».

Также, не обучает «конструктивным способам отреагирования агрессии», асанам йоги и направленным медитациям; не предлагает «покормить несуществующее животное, внезапно вышедшее из темного леса»…

  Врач-гомеопат, исходя из индивидуальной картины случая пациента, подбирает тому гомеопатическое лекарственное средство. Только и всего. Но. В этом лекарстве заключено подобие именно тем эмоциональным переживаниям, от которых и страдает человек. Когда купируется болезнь, тогда уходят и симптомы. Как итог, человек освобождается от страданий, как психических, так и физических.

  Таков, в общих чертах, гомеопатический подход к описанной выше патологии; подход, который далек от теоретических измышлений и опирается только на практику и опыт.

Гнев — это нормально (но с ним все-таки придется поработать)

Психоаналитически ориентированные психологи уверены: наши отношения с гневом — родом из детства. Все взрослые когда-то были маленькими, они испытывали гнев и как-то научились с ним справляться, а затем… Впрочем, давайте по порядку.

Представим, что родился малыш. Он окружен любовью, заботой и находится в симбиозе с матерью. Первые шесть месяцев — это то состояние, когда он фактически считает мать своим продолжением. Очень тесная связь необходима, чтобы младенец мог выжить.

Чуть-чуть повзрослев, ребенок все еще убежден: мать существует только для того, чтобы кормить, согревать, развлекать. Но так ли это? Конечно нет. Со временем все ярче проявляются потребности матери, которой надо сходить в туалет, помыть голову, выйти в магазин, а иногда просто посидеть с чашечкой чая. Порой мать не готова давать ребенку любовь и заботу, потому что она устала, и это совершенно нормально.

Увы, в этот момент ребенок фрустрируется. Он чувствует, что его потребности не удовлетворяются так, как он привык, и начинает злиться. На пике переживаний ребенок осознает наличие третьего и понимает: мама вообще-то не его, а своя собственная и папина. Малыш тяжело переживает невозможность быть с матерью целиком. Эта злость часто остается невыраженной, потому что «злиться — плохо».

Бывает и обратная ситуация, но она тоже порождает гнев. Если семья крутится вокруг ребенка, он одновременно чувствует себя безумно важным и очень больным, то есть неспособным заботиться о себе, неумелым, таким, за которым надо все время следить, контролировать, помогать. На эту ситуацию тоже возникает агрессия.

Все это происходит в возрасте от 4 до 6 лет. Тогда же у ребенка возникают фантазии и страхи: под кроватью прячется монстр, за окном летают ведьмы, темнота только и ждет, чтобы наброситься из-за дверцы шкафа… В этот период ребенок может начать мастурбировать, чтобы справиться с тревогой, или становится агрессивным в детском саду. Вся его активность направлена на то, чтобы справиться с эмоциями. Это довольно сложно, и в итоге детские чувства вытесняются в символический «подвал», помещаются психикой под замок. А это значит, что в большинстве случаев ребенок перестает их помнить: наступает детская амнезия.

И вот человек вырастает, строит семью, у него появляются свои дети — а собственные чувства все еще вытеснены, забыты. Однако именно с ними приходится иметь дело и ему, и его партнеру.

КАК ЗАСТАВИТЬ ГНЕВ РАБОТАТЬ НА ВАС

Природа ярости

Какой бы объективной ни была причина вашего гнева, в основе всегда фрустрация — психическое состояние, вызванное непреодолимыми трудностями на пути к желаемой цели.
Рыдающий ребенок, которому не купили игрушку. Менеджер, которого начальник лишил премии. Женщина, чей муж ушел к любовнице. Все они испытывают одно и то же чувство бессилия от невозможности добиться желаемого.
Гнев и агрессия — закономерная реакция. По отношению к внешним непреодолимым обстоятельствам или самому себе. Человек хочет уничтожить препятствия, мешающие осуществить задуманное, но это получается не у всех. Отсюда обиды, многочисленные болезни и депрессии.
Однако при правильной тактике можно защитить себя от разрушительной эмоции и даже превратить ее в созидательную. Итак, в чем поможет гнев?

Уберечь сердце

Обычно негатив не лучшим образом сказывается на здоровье. «Через два часа после вспышки гнева вероятность сердечного приступа удваивается», — отмечает Крис Айкен, преподаватель клинической психиатрии Медицинской школы Университета Уэйк Форест и директор Центра лечения настроения в Уинстоне-Салеме в Северной Каролине.
Однако терпеть изо всех сил и подавлять эмоции тоже не рекомендуется. «Подавленный гнев, когда вы выражаете его косвенно или слишком сильно себя контролируете, также связан с сердечными заболеваниями», — на первый взгляд противоречит себе доктор Айкен.
Правильная стратегия — перевести спонтанные эмоции в осознанные чувства и попытаться решить проблему конструктивно с источником неприятностей.
«Конструктивный гнев — это когда вы прямо высказываете негодование человеку, на которого вы злитесь, и пытаетесь найти решение проблемы. Такой вид гнева не связан с болезнями сердца», — объясняет доктор Крис Айкен.

Добавить оптимизма

Люди, которые реагируют на стрессовые ситуации кратковременным гневом, не теряют чувства контроля над ситуацией и оптимизма в целом.
«Это самые захватывающие данные, которые я когда-либо видел, — удивляется психолог Центра Карнеги Меллон Дженнифер Лернер.
Он изучил реакцию американцев на теракт 11 сентября спустя 2 месяца после события. Граждане, которые гневно реагировали на трагедию и проявляли агрессию в отношении террористов, психологически были более стабильны, чем те, кто переживал молча.
Результаты исследования, опубликованные в журнале «Биологическая психиатрия», подтверждают идею, что люди по-разному реагируют на стресс. У некоторых гнев и страх стимулируют нервную систему и гипофиз в частности — они не дают впадать в ступор, а напротив — толкают на борьбу с трудностями.

Включить аналитическое мышление

Исследование 2007 года показало, что гнев заставляет людей в сложных ситуациях действовать рационально и мотивирует мыслить аналитически.
Человек, который рвет и мечет, понимает, что и по какой причине не получилось. Когда эмоции утихнут, может родиться новое решение с учетом негативного опыта.

Притупить боль

Если в спортзале вам на ногу уронили 20-килограммовый «блин» и вам хочется выразить это в неприличной форме — ругайтесь на здоровье! Это полезно.
Хуже — терпеть молча. В следующий раз похожий казус принесет гораздо больше боли и разочарования.
Подавление гнева во время провокационного события может усилить воспринимаемую боль позднее, отмечают ученые.
Отстоять личные границы
В нашем обществе не принято проявлять негативные эмоции, предпочтительнее «позитивная психология». Популярная литература предлагает реагировать на неприятные ситуации улыбкой и всеобъемлющим прощением. Мол, Вселенная все сама расставит по местам. Не расставит.
Исследователи обнаружили: если раздавать прощения направо и налево, некоторые люди могут воспользоваться расположением, чтобы обидеть вас снова. Здоровый гнев призван предупредить окружающих, что так поступать не надо.
Гнев вреден, только когда вы фокусируетесь на болезненном симптоме вместо того, чтобы работать с истинной причиной. Можно годами злиться на коллегу, которая оскорбила вас при всем коллективе. А можно собраться силами, поговорить с ней с глазу на глаз, расставить точки и забыть неприятный эпизод.

Стать увереннее

Предположим, вас обвиняют в убийстве, которого вы не совершали. Какой будет ваша реакция? Удивление, недоумение, а потом и праведный гнев.
На самом деле, следователи четко идентифицируют эту реакцию. Если преступление совершено не вами, ярость будет свидетельствовать в пользу вашей невиновности. Тогда как истинный преступник вряд ли сможет сыграть настоящую злость (если, конечно, он не профессиональный актер).
Все просто. В гневе человек открывается и смелее высказывает свою позицию. Некоторые ораторы даже используют этот прием, чтобы увереннее чувствовать себя перед аудиторией.

Если рассуждать с точки зрения биологии, в раннем возрасте ярость — это реакция, с помощью которой ребенок стремится устранить раздражающий фактор и восстановить прежнее состояние удовлетворения.
У взрослого ярость может быть последним усилием восстановить чувство автономии, чтобы восстановить состояние нарциссического равновесия.
С клинической точки зрения, раздражение, злость или ярость помогают отстоять автономию, устранить препятствия на пути к желаемому уровню удовлетворения, либо устранить источник боли или фрустрации.
Гнев и злость в этом контексте — реакция на нарушение нарциссического равновесия, и эти реакции (в отличие от ненависти) нормальны.
К тому же, постоянное подавление злости и гнева рано или поздно может привести к тому, что психический «щит» сломается и разовьется полномасштабная яростная реакция, возможно и патологическая.

Если же вы не можете перевести гнев в конструктивное русло необходимо обратиться к специалистам.
#нацпроектдемография89

Психическое здоровье: управление гневом

Что такое гнев?

Гнев — очень сильная эмоция, которая может возникать из чувства разочарования, обиды, раздражения или разочарования. Это нормальные человеческие эмоции, которые могут варьироваться от легкого раздражения до сильной ярости.

В чем опасность подавленного гнева?

Подавленный гнев может быть основной причиной беспокойства и депрессии. Неправильно выраженный гнев может нарушить отношения, повлиять на образ мышления и поведения и создать множество физических проблем.Хронический (долгосрочный) гнев связан с такими проблемами со здоровьем, как высокое кровяное давление, проблемы с сердцем, головные боли, кожные заболевания и проблемы с пищеварением. Кроме того, гнев может быть связан с такими проблемами, как преступность, эмоциональное и физическое насилие и другое агрессивное поведение.

Какие шаги я могу предпринять, чтобы справиться с гневом?

  • Когда вы начинаете чувствовать гнев, попробуйте глубоко дышать, положительно поговорите с самим собой или прекратите гневные мысли. Глубоко дышите диафрагмой. Медленно повторяйте спокойное слово или фразу, например «расслабься» или «расслабься».»Повторяйте это про себя, глубоко дыша, пока гнев не утихнет.
  • Хотя выражать гнев лучше, чем сдерживать его, гнев следует выражать соответствующим образом. Частые вспышки гнева часто приводят к обратным результатам и вызывают проблемы в отношениях с другими людьми. Вспышки гнева также являются стрессом для вашей нервной и сердечно-сосудистой систем и могут усугубить проблемы со здоровьем. Научиться проявлять настойчивость — это здоровый способ выразить свои чувства, потребности и предпочтения.В таких ситуациях можно использовать напористость вместо гнева.
  • Ищите поддержки у других. Обсудите свои чувства и постарайтесь изменить свое поведение.
  • Если вам сложно понять, когда у вас возникают гневные мысли, записывайте, когда вы чувствуете гнев.
  • Попробуйте взглянуть с другой стороны, поставив себя на место другого.
  • Научитесь смеяться над собой и находить юмор в ситуациях.
  • Практикуйте хорошие навыки аудирования.Слушание может помочь улучшить общение и укрепить доверительные отношения между людьми. Это доверие может помочь вам справиться с потенциально враждебными эмоциями.
  • Научитесь самоутвердиться, спокойно и прямо выражая свои чувства, не становясь оборонительной, враждебной или эмоционально заряженной. Обратитесь к книгам по самопомощи по самоутверждению или обратитесь за помощью к профессиональному терапевту, чтобы узнать, как использовать навыки самоуверенности и управления гневом.

Что еще я могу сделать, чтобы справиться со своим гневом здоровым образом?

Если вы считаете, что ваш гнев вышел из-под контроля и отрицательно влияет на вашу жизнь и отношения, обратитесь за помощью к специалисту в области психического здоровья. Психолог или другой лицензированный специалист в области психического здоровья может работать с вами, чтобы разработать методы изменения вашего мышления и поведения. Специалист в области психического здоровья может помочь вам справиться с гневом соответствующим образом. Тщательно выбирайте своего терапевта и обязательно обращайтесь за помощью к профессионалу, который обучен обучать навыкам управления гневом и напористости.

Подавляемый гнев не проходит бесследно

Не обсуждая это со своей женой Гейл, Кевин пригласил своих родителей поехать с ними в отпуск на Гавайи.Она была разочарована и рассержена, но, избегая конфликтов, не стала говорить и вместо этого сказала себе, что в этом нет ничего страшного.

Реакция Гейл на свой гнев представляет собой пример подавления, сознательного действия, направленного на сокрытие мысли, чувства или побуждения к поведению, которое может провоцировать тревогу. Многие из нас время от времени используют подавление для управления гневом. В некоторые моменты это может быть конструктивным, например, когда мы откладываем горячее обсуждение конфликта на более подходящее время. Однако эффект от использования этого защитного механизма значительно более пагубен, если он обычно используется для борьбы с гневом.Подавленный гнев не проходит просто так.

В моей практике многие из моих клиентов разделяли моменты гнева, которые они подавляли, будь то в отношении партнера, друга или на рабочем месте. Некоторые применяли подавление из-за страха оскорбить чувства любимого человека. Другие сообщили, что использовали подавление из-за опасений быть брошенными. А некоторые подавляли гнев на рабочем месте из-за страха подорвать свой статус или даже быть уволенными.

Ожидание стыда может также играть роль в тревоге, которая питает подавление гнева.Когда мы чувствуем себя вынужденными отказаться от гнева, его переживание или выражение создает угрозу нашему самоощущению, что, в свою очередь, может привести к стыду.

Все наши чувства — это сообщения нам

Наши чувства дают нам важную информацию о нашем внутреннем ландшафте. Наш гнев обычно является реакцией на какую-либо форму эмоциональной боли: то есть чувство неуважения, бессилия, подавленности, стыда, вины или печали. Однако наши чувства и мысли стремятся к признанию и уважению.

Каждый раз, когда мы не обращаем на них внимания, мы снижаем самосознание и в процессе теряем связь с тем, что мы ценим. Признание, принятие и уважение к гневу отличаются от импульсивной реакции на него. Им нужна способность делать паузу и размышлять, а не реагировать на наш гнев.

Некоторые негативные последствия подавления

Когда мы подавляем свой гнев, мы отрекаемся от части своей человечности. Без полного принятия наших чувств, включая гнев, мы искажаем линзу, через которую мы смотрим на наш мир и реагируем на него через это искаженное восприятие.Когда мы подавляем гнев, мы также убегаем от подпитывающей его эмоциональной боли. Таким образом, подавление — это лишь одна из форм эмоционального избегания, которая может препятствовать эмоциональному вкладу в нашу жизнь и в окружающих. Поэтому неудивительно, что подавление гнева может способствовать депрессии.

Снижение эмпатии

Подавление гнева может иногда закрывать глаза на боль и гнев других, поскольку наше беспокойство соперничает с вниманием к их чувствам и мыслям.Следовательно, мы можем уклоняться от обсуждения конфликта — паттерна, который часто приводит к более серьезным разногласиям в интимных отношениях — и только усиливает чувство изоляции для каждого партнера.

Одно недавнее исследование изучало влияние подавленного гнева на выражение эмоций на лице и распознавание гнева у других (Cristiano, 2020). Группа студентов колледжа просмотрела видео, в которых нейтральное выражение лица изменилось на полное выражение эмоций (счастья, печали, страха, гнева, удивления и отвращения).

Те, у кого был высокий уровень подавления гнева, медленнее воспринимали выражение гнева на лице, оценили такие выражения как более приятные и менее возбуждающие, чем люди с низким уровнем подавления гнева. Кроме того, они оценили страх как менее приятный, чем те, у кого был низкий уровень подавляемого гнева. Основываясь на этом открытии, легко понять, как такое подавление может препятствовать эффективному общению в наших отношениях.

Влияние на поведение

В другом исследовании 97 участников были оценены на предмет экспрессивного подавления (подавление поведения) и черты гнева (постоянная тенденция к возбуждению гнева) (Sullivan & Kahn, 2019).Затем они просмотрели два вызывающих гнев и два видеоклипа, не вызывающих гнева.

Во время просмотра видеоклипов их выражения лиц были записаны и позже закодированы для поведенческого выражения гнева. После каждого просмотра участники оценивали свое субъективное переживание гнева и писали о своем опыте. В ответ на вызывающие гнев фильмы те, кто набрал больше очков в отношении подавления экспрессии, были ниже в отношении их субъективного опыта и поведенческого выражения гнева.В отличие от этого, группы не показали разницы в отношении фильмов без гнева.

Это исследование показывает, как подавление может усугубить недопонимание в наших отношениях. После обсуждения один партнер может уйти, обеспокоенный невысказанной проблемой, в то время как другой не осознает, что проблема возникла. Или партнер, подавляющий гнев, может не распознавать сигналы гнева в другом.

Подавление гнева как реакция на тревогу может негативно повлиять на нашу реакцию на отказ.В одном исследовании 170 студентов бакалавриата попросили описать свой опыт повседневных ситуаций, призванных вызвать гнев; с некоторыми включая отказ. Было обнаружено, что люди с низкой социальной тревожностью сообщали о наименьшем подавлении гнева и гнева (Breen & Kashdan, 2011).

Подавление гнева на рабочем месте

Подавление гнева на рабочем месте может отрицательно сказаться на продвижении по службе, эффективном сотрудничестве и даже на удовлетворенности работой.Это может способствовать пассивно-агрессивному поведению, которое может включать отказ от высказывания мнений, которые могут быть полезны, и отказ от передачи сообщений, необходимых для ведения бизнеса.

В одном исследовании группу менеджеров и не менеджеров (187) попросили вести дневник событий, вызывающих гнев, за четырехнедельный период (Бут, Ирландия и др., 2017). Кроме того, их оценивали на предмет гнева и удовлетворенности работой. Более половины сообщили о таких событиях, причем черта гнева была выше у тех, кто идентифицировал такие события.

Кроме того, другое исследование показало, что те, кто хорошо подавлял гнев, обычно выражали свой гнев посторонним лицам или хранили молчание (Stickney & Geddes, 2014).

Как клиницист, я работал с людьми, ошеломленными напряжением подавляемого гнева на рабочем месте. Некоторые остаются на работе, но размышляют о своих недовольствах, в то время как другие ушли с работы, не высказав их.

Присутствие

Подавление требует энергии и усилий и, как таковое, мешает полностью присутствовать в себе и жизни в целом.Это может повлиять как на личные, так и на рабочие отношения.

Например, для эффективных переговоров необходимо полностью соответствовать нашим желаниям — при этом присутствуя с теми, с кем мы ведем переговоры. Одно исследование оценивало его влияние на 204 студентах бакалавриата, которых попросили принять участие в компьютерных переговорах (Shao, Wang, et. Al., 2015). Переговорщики, находившиеся в подавленном гневе, были менее способны сосредоточиться на переговорах и демонстрировали худшие результаты переговоров.Рекомендация заключалась в том, чтобы те, кто подавляет гнев, осознавали его влияние и вырабатывали стратегии, которые могут помочь им сосредоточиться.

Подавление гнева включает отклонение внимания и энергии. Тем не менее, только полностью присутствуя в самих себе, мы можем более полно присутствовать в наших отношениях и в жизни в целом.

Разрешение

Обращение к подавлению гнева — это вызов, который требует воспитания повышенного чувства безопасности с помощью нашего гнева.Отчасти это начинается с повышения осведомленности о страхах, связанных с нашим гневом, и о том, как наше подавление проистекает из попытки защитить нас от вреда.

Решение этой задачи также требует выявления факторов развития, которые поддерживают наше подавление, и способов их преодоления. И это требует обучения коммуникативным навыкам, которые отражают сострадательное внимание к нашим потребностям, выраженное в сострадательной форме по отношению к другим.

Немногие из нас выросли в семьях, которые обладали этими навыками.К счастью, важно помнить, что мы можем их изучить. И, сознавая и уважая свой гнев конструктивным образом, мы становимся более обоснованными и сильными в нашей повседневной жизни.

Чтобы найти терапевта, посетите Справочник психотерапии сегодня.

5 способов найти позитив в негативных эмоциях

У всех бывают плохие дни. Для некоторых людей это может быть так же просто, как опоздание на поезд и опоздание на работу.Для других это может быть более серьезным, например, вы узнали, что ваш супруг или вторая половинка изменяет вам. Или, возможно, члену семьи или близкому другу только что поставили диагноз заболевания, который трудно преодолеть. Независимо от причины, в плохом самочувствии нет ничего плохого: невзгоды — это часть жизни, и их преодоление может привести к реальному личностному росту. Проблемы возникают тогда, когда мы начинаем игнорировать свои эмоции.

«Негативные чувства, такие как гнев, страх и печаль, очень неприятно испытывать», — говорит Сьюзан Колод, доктор философии, частнопрактикующий психолог из Нью-Йорка.«Часто такие чувства, если их воспринимать всерьез, требуют от человека каких-либо действий. Например, если друг вас разочаровывает или рассердит, возможно, придется противостоять этому человеку. Конфронтация может вызывать сильную тревогу и быть болезненной, и многие люди ошибочно полагают, что лучший способ справиться с этими чувствами — выбросить их из головы », — сказала она.

Что такое эмоциональное избегание?

Многие люди в детстве научились игнорировать или избегать плохих вещей.Но игнорирование плохого опыта и того, как вы к нему относитесь, никоим образом не улучшит ситуацию. Фактически, чем больше вы откладываете дело или даже признаете, что что-то не так, тем хуже становится. Эксперты по психическому здоровью называют это «эмоциональным избеганием».

Продолжение статьи ниже

Беспокоитесь, что вы страдаете психическим расстройством?

Пройдите одну из наших 2-минутных викторин по психическому здоровью, чтобы узнать, можете ли вы получить пользу от дальнейшей диагностики и лечения.

Пройдите тест на психическое здоровье

Некоторые люди, испытывающие отрицательные эмоции, могут прибегать к нездоровому поведению, объясняет Джейми Манваринг, доктор философии, главный терапевт Центра восстановления питания в Денвере, штат Колорадо.«Такое поведение может включать переедание, чрезмерную физическую нагрузку или чрезмерное употребление алкоголя как способ справиться с трудными чувствами. Подобное нездоровое копирующее поведение может сработать в краткосрочной перспективе, поэтому люди часто возвращаются к нему, но в долгосрочной перспективе может привести к дальнейшим проблемам ».

Использование гнева во благо

Если вас беспокоит гнев, используйте огромный адреналин в вашей системе, чтобы удовлетворить ваши потребности, взять на себя ответственность за свою жизнь и действовать на опережение. (Гнев и другие эмоции вызывают физические и биологические изменения в вашем теле.Гнев может вызвать повышение частоты сердечных сокращений и артериального давления, а также повышение уровня гормона адреналина.)

«Гнев — отличный сигнал для пробуждения, чтобы перестать быть зависимым и ждать или думать, что у вас есть право на какое-то право», — говорит Жанетт Рэймонд, доктор философии, лицензированный психолог и психотерапевт с частной практикой в ​​Лос-Анджелесе. «Энергия гнева может быть очень продуктивной или разрушительной. Но вы можете использовать это продуктивно, чтобы заострить свои границы, чтобы не злиться на то, что вас используют, манипулируют или не уважают.Если вы полны зависти, не жалуйтесь и не уничтожайте тех, кому завидуете, найдите способ расширить свои возможности, чтобы получить свою версию того, чему вы завидуете ».

Отрицательные эмоции важны и полезны. Они являются предупреждающими знаками о том, что вам может угрожать опасность или что вам необходимо принять меры. Как и в случае с физической болью, если вы не почувствуете боли, когда подойдете слишком близко к огню, вы можете сильно обжечься. Если вы чувствуете страх или злость, не пытайтесь отключиться от этого чувства. Найдите время, чтобы проанализировать, почему вы так себя чувствуете.Вы можете осознать, что находитесь в опасности и должны выйти из ситуации или что вам нужно противостоять ситуации. С другой стороны, вы можете осознать, что эта ситуация несерьезна, но она «спровоцировала» вас, потому что напоминает вам о другой опасной ситуации в прошлом. Если негативные чувства возникают из-за серьезной травмы, это может указывать на необходимость профессиональной помощи.

Советы по активному использованию отрицательных эмоций

Вот 5 способов помочь вам найти положительное в отрицательных эмоциях:

  1. Сосредоточьтесь на положительных вещах, какими бы незначительными они ни казались. Независимо от того, с какими препятствиями или проблемами вы можете столкнуться в течение дня, приложите все усилия, чтобы сосредоточиться на положительной стороне ситуации. Например, если вы обнаружите, что ваша компания собирается уволить некоторых сотрудников, используйте это время, чтобы оценить свои сильные стороны и подумать о вариантах действий на случай, если вам придется искать другую работу.
  2. Измените отрицательный разговор с самим собой на положительный разговор с самим собой. Когда мы плохо о себе говорим, мы начинаем верить в то, что говорим, что увековечивает плохие чувства.Когда вы начинаете говорить что-то вроде: « Я ужасный человек, », замените эту строчку на что-то вроде « Я великий человек! », и через несколько секунд ваш мозг обработает сказанное вами, и вы отреагируете соответствующим образом. Сначала это может показаться глупым, но вы будете удивлены склонностью вашего тела проявлять положительные слова, которые вы себе говорите. В «силе позитивного мышления» много правды.
  3. Окружите себя позитивными людьми. Если вас окружают негативные люди и негативные чувства, сделайте глубокий вдох и уйдите. Подумайте о мягких способах проводить меньше времени с такими людьми. Когда вы находите позитивных друзей и членов семьи, дорожите ими и знайте, что, проводя с ними время, вы можете изменить свое отношение к лучшему. Вы заслуживаете тех, кто вас поддерживает.
  4. Оставайся в настоящем. Сосредоточьтесь на том, что происходит сейчас, а не на том, что происходило в прошлом.Например, даже если пять минут назад вы получили отрицательный комментарий от своего начальника, не позволяйте этому простому действию отнять у вас настоящее. Наше воображение может разыграться и воспроизводить негативный опыт и воспоминания, поэтому оставайтесь в настоящем и оставьте все остальное в прошлом на своем месте.
  5. Будьте благодарны, что бы ни случилось. Даже если кажется, что твоя жизнь сейчас рушится, всегда есть повод для благодарности. Может случиться что-то потрясающее, но когда вы уделите время тому, чтобы оценить людей в вашей жизни, свою работу или просто способность вашего тела и разума быть рядом с вами, вам станет легче.Когда вы работаете над тем, чтобы найти благодарность и благодарность в каждом аспекте своей жизни, вы обнаружите, что ситуации, которые когда-то могли вас расстроить или утомить, вам не так страшно.

Принятие и обработка негативных мыслей и эмоций может быть трудным, особенно во время кризиса. Но мы можем найти хорошее в отрицательных эмоциях, если мы примем идею, что они всего лишь часть жизненного пути, и они в конечном итоге приведут к лучшим временам.

Последнее обновление: 8 января 2019 г.

Признаки, причины, методы лечения и 8 способов справиться

Что такое подавленный гнев?

Подавляемый гнев — это гнев, которого непреднамеренно избегают, часто как попытку избежать неприятных ощущений, связанных со стрессом, конфликтом и напряжением.Подавленный гнев отличается от подавленного гнева, который относится к чувствам, которых люди намеренно избегают. Люди, которые борются с подавленным гневом, часто говорят: « Я никогда не сержусь!» , потому что они не осознают своего гнева. 1

Гнев — это универсальная эмоция, которую испытывают все люди, часто в ответ на ситуации, которые воспринимаются как расстраивающие, стрессовые или несправедливые. Люди по-разному реагируют на гнев и по-разному выражают гнев.Подавление гнева — это гнев, который не выражается, обычно потому, что люди подсознательно хотят его игнорировать или избегать, часто из страха или стыда. 1, 2

Причины и триггеры подавленного гнева

Подавленный гнев может возникать по многим причинам, но наиболее частой причиной являются травмы в детстве. 3 Пережив травму, многие люди чувствуют замешательство, грусть или стыд и винят себя в том, что произошло, заставляя их усвоить гнев по поводу того, что с ними произошло. 1 Культурные нормы также влияют на то, как люди учатся выражать гнев, при этом девочки часто узнают, что выражать гнев недопустимо. 2, 4

В некоторых случаях вы, возможно, не чувствовали себя позволенными чувствовать или говорить о своем гневе в детстве. Например, если вы выросли в семье, где стыдили или критиковали эмоциональное выражение, возможно, вы усвоили убеждение, что говорить о своих чувствах небезопасно, что заставляет вас подавлять эмоции вместо того, чтобы выражать их. 1, 3, 4 В другом примере некоторые люди, выросшие в доме с жестоким родителем, могут ассоциировать гнев со страхом, опасностью или испорченными отношениями.

Однако важно помнить, что у этого явления нет единой причины, и многие генетические факторы и факторы окружающей среды также могут влиять на то, как люди выражают и обрабатывают эмоции.

Некоторые из наиболее распространенных причин и триггеров подавленного гнева включают: 1, 3, 4

  • Отвержение за выражение гнева в прошлом
  • Перфекционистские или невротические наклонности
  • Борьба с психическим расстройством. состояние здоровья, такое как депрессия, тревога или посттравматическое стрессовое расстройство
  • Использование веществ, изменяющих настроение, таких как наркотики или алкоголь
  • Переживание хронической травмы
  • Определенные заболевания, такие как черепно-мозговые травмы
  • Склонность интеллектуализировать свои эмоции
  • Желание доставить удовольствие другим
  • Обладая ограниченным эмоциональным интеллектом
  • Имея авторитет, требующий стоической, нейтральной личности
  • Высокий уровень стыда
  • Борьба с контролем над импульсами и регулированием эмоций

Признаки подавленного гнева

Подавленный гнев может проявляться во многих способы, вызывающие тонкие изменения в том, как люди чувствуют, думают и ведут себя.Некоторые люди не замечают этих изменений, пока их гнев не достигнет крайнего уровня или пока они не набросятся на кого-то. Многие люди, подавляющие гнев, описывают отсутствие ранних сигналов гнева, таких как наблюдение за учащением пульса, повышением артериального давления или замечание, что они напряжены, беспокойны или на грани.

Люди, подавляющие гнев, часто занимают оборонительную позицию, когда их обвиняют в гневе, и не хотят признаваться, когда они разочарованы, даже если это очень ясно другим людям. Из-за этой защиты им труднее принять и распознать свой гнев, что делает их более склонными минимизировать, игнорировать или отрицать его.

К другим признакам подавленного гнева относятся: 1, 2

  • Никогда не гневаюсь, но часто чувствую грусть или депрессию
  • Чрезмерное использование сарказма или цинизма
  • Неловкость конфликта или конфронтации
  • Чрезмерное отвлечение или избегание справиться с трудными эмоциями
  • Защищаться, когда вас обвиняют в гневе
  • Чувство необходимости контролировать многие вещи в своей жизни
  • Испытывать хроническое мышечное напряжение или головные боли
  • Чувствовать себя некомфортно, когда другие разделяют с вами интимные эмоции
  • Быть пассивным- агрессивен при общении с другими <
  • Трудно установить границы, постоять за себя или сказать нет
  • Выключить, избегать людей или изолировать себя, когда расстроен не пойду своей дорогой
  • 90 013 Высокий уровень хронического стресса или беспокойства
  • Частые негативные или самокритичные мысли
  • Чувство горечи, зависти или обиды по отношению к другим
  • Игнорирование вещей, которые беспокоят или расстраивают вас, вместо того, чтобы обращаться к ним
  • Хранить обиды и размышлять о вещах, которые расстраивают вы
  • Чувство вины, стыда или плохого самочувствия, когда вы злитесь

Негативные эффекты подавленного гнева

Когда гнев подавляется, он может накапливаться, вызывая множество негативных последствий для физического и психического здоровья человека, а также его общего качество жизни и способность функционировать.Сам по себе гнев не является вредным или плохим, но без выхода или способа его выражения люди часто не могут просто «отпустить» его, особенно если спусковым крючком является то, с чем они часто сталкиваются.

Некоторые из вредных эффектов подавленного гнева включают: 1, 2, 3

  • Высокое кровяное давление
  • Хронический стресс
  • Проблемы с сердцем
  • Бессонница
  • Повышенный риск хронических заболеваний
  • Пониженный самооценка
  • Беспокойство, депрессия и другие психические расстройства
  • Повышенный риск зависимости
  • Импульсивность и саморазрушительное поведение
  • Менее открытое и честное общение
  • Плохие отношения
  • Трудности с концентрацией внимания
  • Нарушение работоспособности
  • Онемение или апатия

8 способов справиться с подавленным гневом

Есть много здоровых способов выразить гнев, которые позволяют вам работать над своими эмоциями в данный момент, а не подавлять их и позволять им накапливаться.Эти навыки могут помочь людям стать более напористыми или способными заявить о том, что они чувствуют, что они думают и что им нужно, надлежащим образом. Напористое общение обеспечивает способ выражения гнева, который по-прежнему защищает отношения и роли, важные для людей. Люди, подавляющие гнев, не только проявляют настойчивость, но и могут стать более самосознательными, а также выработать здоровые выходы для стресса и гнева.

Вот восемь стратегий борьбы с подавленным гневом:

1.Поймите, откуда исходит ваш гнев

Как и другие эмоции, гнев обычно является реакцией на что-то, что происходит в вас или в вашей жизни, и часто является индикатором того, что есть проблема, которую вам нужно решить. Таким образом, гнев может предоставить вам важные данные о том, что происходит внутри, а также о том, что вы хотите, в чем нуждаетесь и о чем заботитесь.

Постарайтесь лучше понять свой гнев, вспоминая недавние времена, когда вы злились, и задавая себе следующие вопросы:

  1. Как вы узнали, что злились — что изменилось в ваших мыслях, чувствах, действиях , а телесные ощущения?
  2. Как вы думаете, что вызвало у вас гнев в этой ситуации?
  3. Что в этой ситуации вас расстроило или рассердило?
  4. Почему это вас так беспокоило?
  5. В чем был ваш гнев, который пытался рассказать вам о том, чего вы хотели, в чем нуждались или о чем заботились?

2.Отслеживание гнева в своем теле

Осознание своего гнева может помочь вам определить некоторые из ранних сигналов гнева, которые вы могли упустить в прошлом. Все больше данных свидетельствует о том, что мы храним эмоции в наших телах, где люди часто замечают первые признаки гнева. 5 В стрессовых ситуациях «настраивайтесь» на свое тело и обращайте внимание на то, какие ощущения, напряжение и изменения вы замечаете.

Вот некоторые из наиболее распространенных способов проявления гнева в теле:

  • Стеснение в груди
  • Боль в мышцах
  • Усталость
  • Повышенное сердцебиение
  • Расстройство желудка
  • Головокружение
  • Головная боль или мигрень
  • Слабость конечностей
  • Повышенное кровяное давление
  • Напряжение мышц

Углубляясь в эти реакции, вы можете лучше отслеживать свои эмоции.Вы также можете понять потенциальные триггеры, которые могут помочь вам распознать, когда вы злитесь. Чем раньше вы заметите гнев, тем легче будет преодолеть эмоцию.

3. Начните вести дневник

Ведение дневника поможет вам лучше настроиться на свои мысли и чувства. Это также отличное упражнение для выражения эмоций, которое можно выполнять практически где угодно. Людям, подавляющим эмоции, обычно трудно осознавать свои внутренние мысли и чувства, а ведение дневника помогает развить самосознание.Исследования также показывают, что ведение дневника может улучшить ваше общее самочувствие и уменьшить симптомы депрессии и тревоги, которые часто встречаются у людей, подавляющих гнев. 3, 6

Чтобы эта привычка была успешной, очень важно установить распорядок дня. Старайтесь вести дневник каждый день примерно в одно и то же время и не забывайте записывать свои эмоции. Некоторым людям полезно иметь подсказки, которые помогут им, когда они начинают вести дневник, в то время как другие предпочитают менее структурированный подход. Что бы вы ни выбрали, не задумывайтесь о том, что пишете, и старайтесь писать только то, что приходит вам на ум.

4. Прервите гневные мысли

Даже если вы с трудом распознаете гнев, вы можете легко определить негативные мысли, которые подпитывают чувство гнева. Например, вы можете подумать, что вы тупой, никчемный или недостойный любви, когда совершаете ошибку, или можете ругать себя за это. Вы можете неосознанно поступать так же с другими, отмечая все действия другого человека, которые вас расстраивают.

Мысли оказывают значительное влияние на эмоции. Чем больше вы повторяете в уме такие негативные мысли, тем больше вы будете злиться и расстраиваться.В следующий раз, когда вы заметите себя в нисходящей спирали, попытайтесь поймать себя и представьте, что вы нажимаете «паузу» в своем уме. Сосредоточьтесь на том, что вы видите, слышите или чувствуете прямо сейчас. Чем больше вы сосредоточены на настоящем, тем меньше вы сможете размышлять о мыслях, которые порождают гнев и другие тяжелые эмоции.

5. Найдите физический выход для своего гнева

Гнев — это высокоэнергетическая эмоция, которая может храниться в теле, поэтому умение использовать свое тело для высвобождения гнева может помочь вам регулировать свои эмоции.Упражнения и физическая активность — все это помогает высвобождать гормоны стресса и уравновешивать химические процессы в вашем мозгу, помогая вам чувствовать себя более спокойным и расслабленным.

Вот некоторые физические средства, которые могут помочь с подавленным гневом:

  • Спорт
  • Отжимания или приседания
  • Поднятие тяжестей
  • Сердечно-сосудистые тренировки, такие как бег, езда на велосипеде или бег трусцой

6. Практика медитации

Медитация — это практика, которая включает в себя использование внимательности, чтобы стать более присутствующим и осознанным здесь и сейчас.Практика внимательности заключается в том, чтобы все ваше внимание было сосредоточено на каком-либо аспекте вашего нынешнего опыта. Это может включать ваше дыхание, ощущения в вашем теле, вашем окружении или полное погружение в то, что вы делаете.

Осознанность и медитация помогают снизить стресс, способствуют расслаблению и повышают настроение, а также могут помочь вам успокоить бегающие мысли. Внимательные люди обладают более высокими когнитивными способностями, более высоким уровнем эмпатии и принимают более правильные решения, даже когда они злы или расстроены. 7

Многие люди считают, что им нужно посвятить себя совершенной практике медитации, но осознанность можно практиковать разными способами, которые не прерывают ваш распорядок дня. Для начала просто закройте глаза, положите одну руку на живот и сделайте глубокий вдох. Вдохните на пять счетов, а затем отпустите. Повторяйте этот процесс столько, сколько сможете. Если возникают мысли (а они, вероятно, появятся), постарайтесь их не осуждать. Вместо этого поблагодарите их за то, что они прошли.

7. Используйте I-утверждения

Подавленный гнев иногда может проявляться через пассивное или пассивно-агрессивное общение, но I-утверждения помогают вам общаться уверенно.Я-утверждения помогут вам выразить свои потребности, даже если вы расстроены. В отличие от агрессивности, я-утверждение защищает чувства других людей, позволяя вам выражать свои мысли, не проявляя неуважения.

I-утверждения требуют ответственности за свои реакции. Формула проста — общаясь с кем-то, используйте сценарий, Я чувствую ____, когда вы ____, а я хочу _______. Этот метод позволяет вам сообщить, что вы чувствуете и что бы вы хотели, чтобы другой человек поступил иначе.В отличие от заявления «ВЫ», я-утверждения рассеивают вину. Вместо того, чтобы атаковать другого человека (что часто приводит к тому, что он начинает защищаться), вы предлагаете ему разумную возможность ответить. 8

8. Почувствуйте свои чувства

Большинство людей, подавляющих эмоции, такие как гнев, спасаются с помощью алкоголя, еды, видеоигр, покупок или других отвлекающих факторов. Примите решение ощутить все свои чувства и сократите отвлекающие факторы и методы побега. Хотя некоторые эмоции доставляют дискомфорт, желание их испытать может принести множество преимуществ.Во-первых, если вы не можете отказаться от порока, это может быть ярким признаком скрытого принуждения или зависимости. Во-вторых, вы приобретаете больше уверенности в своей способности испытывать свои эмоции, а не избегать их. Чем больше вы уверены в том, что можете справиться с трудными эмоциями, такими как гнев, тем меньше он контролирует вас и тем меньше вы будете чувствовать необходимость подавлять его.

Лечение подавленного гнева

Осведомленность — это первый шаг в процессе любых позитивных изменений.Как только вы поймете, что боретесь с подавленным гневом, обращение за профессиональной поддержкой к консультанту поможет вам распознать эту сложную эмоцию, научиться более здоровым способам справиться и стать более уверенным в своей способности выражать гнев не разрушительными способами.

Варианты терапии

Те, кто ищет помощи в подавленном гневе, часто получают пользу от следующих видов терапии:

  • Индивидуальная терапия: Индивидуальные занятия с лицензированным консультантом могут помочь вам стать более осознанными, выявить и устранить основные причины. причины гнева и научитесь лучше справляться с ситуацией.
  • Психологическая или семейная терапия: Когда гнев влияет на личные или семейные отношения, семейные консультации или семейные консультации могут помочь людям научиться более эффективным способам общения и восстановления испорченных отношений.
  • Групповая терапия: Некоторым людям помогает групповая терапия, особенно групповая терапия, направленная на управление гневом. В групповой терапии лицензированный консультант обучает навыкам совладания, и люди со схожими проблемами могут оказывать друг другу поддержку.

Не существует универсального метода лечения подавляемого гнева. Ваши уникальные обстоятельства, история лечения в прошлом, сопутствующие проблемы и личные предпочтения — все это играет роль в вашем плане лечения. Кроме того, вам может быть полезна комбинация подходов. Вы будете сотрудничать со своим терапевтом, чтобы обсудить рекомендованное лечение.

Изменения образа жизни

Помимо обращения за терапией, улучшение самопомощи и внесение изменений в свой обычный распорядок дня может улучшить симптомы подавляемого гнева.Самопомощь включает в себя действия, навыки и поддержку, которые помогают людям снизить стресс и удовлетворить их эмоциональные потребности. Это включает в себя удовлетворение ваших основных потребностей, таких как хорошее питание и 7-9 часов сна каждую ночь, а также необходимость делать перерывы и развивать баланс между работой и личной жизнью. Кроме того, не забывайте оставаться на связи с людьми, которые заботятся о вас, и которым, как вам кажется, вы можете открыться и на которых можно положиться в эмоциональной поддержке.

Когда обращаться за профессиональной помощью при подавленном гневе

Когда подавленный гнев начинает негативно влиять на ваше физическое или психическое здоровье, ваши отношения или качество жизни, рекомендуется обратиться за профессиональной помощью.Если подавленный гнев мешает вам функционировать, оправдывать ожидания и выполнять свои обязанности, это еще один признак того, что вам нужна профессиональная помощь.

Важно помнить, что консультирование приносит пользу многим, даже если оно вам не «нужно», поэтому не ждите, пока все станет совсем плохо, прежде чем обращаться за помощью к своему гневу. Это может нанести вред вашему физическому и психическому здоровью, но раннее обращение за помощью часто может предотвратить эти негативные последствия.

Как найти терапевта

Поиск подходящего терапевта имеет решающее значение при лечении подавленного гнева.В идеале вы хотите работать с кем-то, кто специализируется на управлении травмами или гневом (эти два вопроса тесно связаны). Хорошее место для начала поиска — использование онлайн-каталога.

Терапия — это интимные отношения, и вы должны чувствовать себя в безопасности со своим терапевтом. Ничего страшного, если вам нужно встретиться с несколькими профессионалами, прежде чем вы найдете подходящего, и многие из них предложат бесплатные консультации, чтобы помочь людям принять это решение.

Последние мысли о подавленном гневе

Подавленный гнев — это гнев, который люди подавляют, игнорируют или избегают, и который часто бывает бессознательным.Работа, направленная на то, чтобы стать более осознанным и настроенным на эмоции, имеет много преимуществ и связана с тем, чтобы стать более счастливым, здоровым и иметь лучшее общее качество жизни. С помощью терапевта люди могут научиться более здоровым методам выражения своего гнева, которые кажутся намного лучше, чем подавление его.

Границы | Как подавленный гнев может стать болезнью: качественный систематический обзор опыта и перспектив пациентов хвабьюн в Корее

Введение

Американская психиатрическая ассоциация (APA) сосредоточила внимание на выражении гнева и агрессии в Диагностическом и статистическом руководстве по психическим расстройствам (DSM).Западная культура обычно поощряет выражение эмоций, а не подавление. На сегодняшний день большинство исследований подавления пришли к выводу, что подавление отрицательно влияет на социальные результаты (1). Хотя подавление эмоций считается дисфункциональным, подавлению гнева уделяется относительно мало академического внимания. Чтобы восполнить этот пробел, необходимо изучить патологическую форму подавления гнева.

По сравнению с западной культурой, азиатские ценности, такие как коллективизм, гармония и взаимозависимость, способствуют подавлению негативных эмоций для поддержания или укрепления социальных сетей (2, 3).Как отметил корейский психиатр Мин (4), корейцы хранят коллективную память об исторических трагедиях, включая неоднократные иностранные вторжения, японскую колонизацию и корейскую войну. Чтобы преодолеть эмоциональный кризис, вызванный такими воспоминаниями, корейцы могут подавлять свои эмоции и использовать это подавление как долгосрочную стратегию против подавляющего внешнего насилия. По словам Мин, эта тенденция сохраняется даже тогда, когда корейцы сталкиваются с проблемами межличностного общения. Однако подавление эмоций из-за социального давления работает по-разному для мужчин и женщин.Патриархальная система Кореи побуждает замужних женщин подавлять свои эмоции больше, чем мужчин, и становиться «мудрой матерью и хорошей женой» (5, 6). Корейские женщины сталкиваются с двойными и противоречивыми социальными требованиями подчиняться своим мужьям и быть сильными ради своих детей (7). В корейской культурной структуре и контексте большая часть преднамеренности женских эмоций искажается или отрицается, а их гнев не распознается, а чрезмерно подавляется до состояния болезни (8).

Hwabyung — уникальное явление, наблюдаемое среди корейцев, которое возникает из-за подавления гнева в течение длительного периода времени.Впервые о Хвабьюнге сообщил Лин (9) в Американском журнале психиатрии в 1983 году, а в 1994 году он был включен в категорию «синдром, связанный с культурой» DSM-IV (10). В Корее Hwabyung широко признано традиционным заболеванием и классифицируется как U22.2 в корейской версии Международной классификации болезней (ICD). Эпидемиологические исследования показали, что распространенность Hwabyung в Корее составляет 4,2–13,3% (11–14). Согласно данным Корейской службы проверки и оценки медицинского страхования, количество пациентов, которые воспользовались услугами здравоохранения для лечения Хвабьюна, в 2019 году достигло 14064, что составляет 0.03% от общей численности населения.

Термин Hwabyung дословно переводится с английского как «огненная болезнь», потому что физические симптомы расстройства включают ощущение тепла, как будто в теле человека есть огонь; ощущение чего-то толкающегося в груди; дыхательная заложенность; и сухость во рту (15). Однако исследователи-психиатры обычно используют термин «синдром гнева», когда говорят о расстройстве на английском языке, потому что его наиболее важной причиной и проявлением является гнев (16). Хвабён возникает, когда гнев или чувство несправедливости подавляются и накапливаются после воздействия стрессовых жизненных событий (4).Корейские женщины среднего возраста обычно считают уязвимые ситуации, заниженную самооценку и негативные жизненные события основными причинами хвабьюн (17). Общие этиологические жизненные события пациентов Hwabyung включают конфликты между ними и их супругами или родственниками, а также экономические трудности (18).

Многопрофильная команда, состоящая из психиатров, докторов традиционной корейской медицины и психологов, разработала и утвердила стандартизированные диагностические критерии для Хвабьюна (19).Критерии включают как физические симптомы, напоминающие о горении, так и психологические симптомы, связанные с гневом. Чтобы получить диагноз «хвабьюнг», эти симптомы должны вызывать значительное снижение функций в социальной, профессиональной или других важных сферах, а также наличие предшествующего причинного стресса, связанного с симптомами. Симптомы также не должны быть результатом злоупотребления психоактивными веществами или других заболеваний. В 2020 году Корейское общество восточной нейропсихиатрии, состоящее из докторов традиционной корейской медицины, предложило следующие новые характеристики Хвабьюна: быстрое начало, острый, хронический, взрывной тип и подавляющий тип (20).

Одно открытое клиническое испытание изучало пароксетин, селективный ингибитор обратного захвата серотонина, на пациентах Hwabyung. Пароксетин уменьшал общие баллы пациентов по шкале оценки депрессии Гамильтона (HDRS), шкале Хвабьюнга и инвентаризации гнева состояния-черты (STAXI), но не уменьшал эффективно патогномоничные симптомы, такие как «Хаан» [смешанное чувство печаль, сожаление, печаль и депрессия или агрессивное чувство ненависти и мести (15, 21)], вину, враждебность и ощущение массы в горле или эпигастральной области (22).Также было проведено рандомизированное контролируемое исследование, сравнивающее лекарственное средство на травах «Бунсимги-эум» и плацебо, но оно не показало значительных эффектов (23). Эти результаты означают, что биохимическая основа Hwabyung еще не завершена. Несколько исследователей предложили различные психологические и экологические модели для Hwabyung (24), а Suh (25) подробно рассмотрел статьи о Hwabyung, заключив, что для лечения Hwabyung необходимо прислушиваться к рассказам пациентов.

Соответственно, это исследование было направлено на синтез доказательств качественных исследований Хвабьюна с целью изучения характеристик расстройства и полного понимания опыта и взглядов пациентов.

Методы

Стратегия поиска

Был проведен систематический поиск в MEDLINE / PubMed, EMBASE, базе данных смежной и дополнительной медицины (AMED), сводном индексе литературы по сестринскому делу и смежным вопросам здравоохранения (CINAHL), PsycARTICLES и четырех корейских базах данных [Korean Medical Database (KMbase), Korean Studies Информационная система обслуживания (KISS), Национальная цифровая научная библиотека (NDSL) и Комплексная система расширенного поиска восточной медицины (OASIS)] 7 сентября 2020 г.В качестве поисковых терминов использовались «хвабьюнг», «расстройство гнева», «синдром гнева» и «огненная болезнь». Ограничений на поиск по языку и дате публикации не было. Дополнительные сведения о протоколе поиска представлены в дополнительной таблице 1.

Выбор исследования

Критерии включения и исключения были разработаны и систематизированы с использованием инструмента SPIDER (Выборка, Феномен интереса, Дизайн, Оценка, Тип исследования) (26). Образцы были пациентами Hwabyung, диагноз которых был поставлен исключительно на основании заключения врача или с помощью стандартных диагностических инструментов.Исследования на людях, которые считали, что у них есть расстройство, но не были официально диагностированы, были исключены. Также были исключены тяжелые психические расстройства, такие как биполярное расстройство, бредовое расстройство, шизофрения и умственная отсталость, а также критически нестабильные медицинские состояния, такие как рак, сердечно-сосудистые заболевания и заболевания печени или почек. Представляющими интерес явлениями были переживания Хвабьюна и точки зрения пациентов, страдающих этим расстройством. Исследования включались, если они были разработаны для сбора данных посредством опросов, интервью или наблюдений, а данные анализировались с использованием качественных исследовательских методологий, таких как этнография, обоснованная теория, феноменология и согласованные качественные исследования.Были включены как качественные, так и смешанные исследования. Однако исследования с неподтвержденными результатами или без тем были исключены. Количественные исследования также были исключены.

Два исследователя (HWS и KBL) независимо отобрали и исключили исследования, которые не были качественными или не были связаны с Hwabyung, путем оценки их названий и аннотаций. Затем был извлечен полный текст потенциальных статей, чтобы оценить их право на участие. Разногласия разрешались путем консенсуса со сторонним рецензентом (JWK).

Оценка качества

Методологическое качество оценивалось с помощью контрольного списка критической оценки Института Джоанны Бриггс (JBI) для качественного исследования, который представляет собой стандартизированный инструмент критической оценки из 10 пунктов (27). Пять пунктов (номера 2, 3, 4, 6 и 7) оценивают качество методологии и используются для определения рейтинга ConQual-Dependability (28). Остальные пять пунктов оценивают соответствие с философской точки зрения, методологии и интерпретации результатов, презентации участников, этики и заключения.

Рейтинг ConQual-Credibility представляет собой соответствие между интерпретацией авторов и данными исследования. Каждый результат был оценен как «Однозначный (Н)», «Достоверный (C)» или «Не подтвержденный (N)» в зависимости от степени, в которой они были подтверждены иллюстрациями из голосов участников. Однозначные выводы подтверждаются доказательствами, которые вне разумных сомнений не подлежат оспариванию. Достоверные результаты интерпретируемы и, следовательно, открыты для проблем. Результаты, которые классифицируются как «Не поддерживаются», не могут быть подтверждены данными, и поэтому они не включаются в метаагрегацию.Два исследователя (HWS и KBL) независимо оценили каждое исследование. Также обсуждаются неточности.

Методы извлечения и синтеза данных

Мы использовали метод JBI для извлечения и обобщения результатов обзора (27). Чтобы определить характеристики включенных исследований, мы извлекли год публикации, первого автора, страну, цели исследования, характеристики и количество участников, диагностические критерии, используемые для Hwabyung, методологии и методы, а также применялись ли вмешательства.Чтобы обобщить качественные доказательства, мы извлекли темы, подтемы и подтверждающие цитаты из оригинальных исследований. Если в исследовании качественно изучались эффекты вмешательства, мы извлекали только результаты, относящиеся к интересующим явлениям, и исключали результаты, связанные с эффектами или ответами на лечение.

Данные были извлечены первым автором (HWS) и проверены другим исследователем (KBL). Чтобы прояснить смысл извлеченных результатов, первый автор (HWS) тщательно просмотрел все выводы и цитаты.Совокупные результаты первого автора были классифицированы по сходству, а затем четыре исследователя (SYC, MP, BHJ и JWK) пришли к консенсусу по результатам. Наконец, синтезированные результаты были получены в результате метаагрегации категорий.

Доверие синтезированным результатам

Уровень достоверности синтезированных результатов оценивался и оценивался с использованием подхода ConQual (28), который основан на надежности и достоверности. Под надежностью понимается последовательность и стабильность качественных результатов, что соответствует надежности количественных исследований.Напротив, достоверность — это степень, в которой качественные результаты представляют истину, что соответствует внутренней валидности в количественных исследованиях (29). В начале оценки ConQual качественное исследование начинается с «Высокого» значения, а мнение экспертов — «Низкого». Понижение надежности происходит, когда включенные исследования не соответствуют по крайней мере четырем из пяти критериев надежности, а снижение достоверности происходит, когда имеется смесь однозначных и двусмысленных выводов.Достоверность оценок синтезированных результатов как для надежности, так и для достоверности приводит к общему рейтингу для каждого синтезированного результата, который варьируется от «высокого» до «очень низкого» («высокий», «средний», «низкий» и «очень низкий». низкий»).

Результаты

Исследование и характеристики участников

Электронный поиск дал 1318 статей. После удаления дубликатов в общей сложности осталась 731 потенциальная статья. После просмотра заголовков и аннотаций было отобрано 27 статей для полнотекстового анализа.Наконец, в этот обзор были включены и синтезированы семь исследований (30–36) (рис. 1). Общие характеристики и извлеченные результаты включенных исследований приведены в таблицах 1 и 2 соответственно.

Рисунок 1 . Блок-схема предпочтительных элементов отчетности для систематических обзоров и метаанализов (PRISMA).

Таблица 1 . Характеристики включенных исследований.

Таблица 2 . Результаты включенных исследований.

В этот обзор был включен 51 участник.Большинство исследований (30–33, 36) включали только пациентов Hwabyung. Song (34) включал двух участников, которые считали, что у них есть Hwabyung, но не соответствовали диагностическим критериям. Park et al. (35) включали двух членов семьи пациентов. Все участники с жалобами на симптомы хвабьюнга (клинические или неклинические) были женщинами.

Приемлемость участников в первую очередь определялась с использованием расписания диагностического интервью Hwa-Byung (HBDIS) (19) или структурированного клинического интервью для модифицированного HBDIS (37) в четырех исследованиях (32–34, 36).Чэ (31) использовал два пункта: неопубликованные диагностические критерии, предоставленные психиатром, и недействительные диагностические критерии, сообщенные врачом традиционной корейской медицины (38). Park et al. (35) использовали анкету, чтобы определить, у каких пациентов была Hwabyung (39). Park et al. (30) включили пациентов, которым поставил диагноз врач традиционной корейской медицины, без каких-либо стандартных диагностических критериев.

Все включенные качественные исследования были проведены в Корее. Пять (30–32, 34, 35) из семи исследований не включали вмешательства.Ким (33) набрал участников из числа пациентов, которые обращались к врачу традиционной корейской медицины в поисках лечения артропатии верхних конечностей. Наряду с лечением проводилось качественное исследование. Suh (36) провел качественное исследование в рамках клинического исследования (40) и включил тех, кто его завершил.

Качество включенных исследований

Все включенные исследования соответствовали по крайней мере семи из десяти критериев контрольного списка критической оценки JBI для качественных исследований (27): Chae (31) и Suh (36) соответствовали всем критериям.Чой (32) и Парк и др. (35) соответствовали девяти критериям. Kim (33) и Song (34) соответствовали восьми критериям, а Park et al. (30) соответствовали семи критериям. Среди пунктов Q1 соответствовали пяти исследованиям (31, 32, 34–36), Q6 — трем исследованиям (31, 32, 36) и Q7 — четырем исследованиям (31, 33, 35, 36). Остальным критериям удовлетворяли все исследования. В целом методологическое качество исследований было хорошим, поскольку они соответствовали большинству заранее определенных критериев. Никакие исследования не были исключены из синтеза, поскольку все они оказались хорошего качества (Таблица 3).

Таблица 3 . Оценка качества включенных исследований.

Краткое изложение результатов и дополнительной оценки

Сто двадцать один результат был извлечен из семи исследований. Сто двенадцать результатов были оценены как однозначные, а четыре — как заслуживающие доверия. Пять выводов не подтвердились и были исключены. После исключения неподтвержденных результатов 116 извлеченных результатов были объединены в 15 категорий. Четыре обобщенных вывода были получены из 15 категорий: (i) возбуждение гнева, (ii) обвинение, (iii) неконтролируемые физические и эмоциональные симптомы, и (iv) компромисс и временное совладание.Иллюстративные расценки представлены в дополнительной таблице 2.

Среди синтезированных результатов обвинения, неконтролируемые физические и эмоциональные симптомы, а также компромисс и временное совладание получили умеренные оценки ConQual, тогда как возбуждение гнева получило низкие оценки ConQual (Таблица 4).

Таблица 4 . Резюме результатов и оценка ConQual.

Синтезированное открытие 1: Возбуждение гнева

Этот синтез был основан на 23 выводах, объединенных в пять категорий (рис. 2).Пациенты Hwabyung часто испытывали возбуждение гнева, вызванное повторяющимся и хроническим жизненным стрессом. Конкретные события были тесно связаны с межличностными проблемами и включали физическое или психологическое насилие, супружеские конфликты, финансовые проблемы и разочарование в отношении своих детей.

Рисунок 2 . Синтезированное открытие 1: Возбуждение гнева.

Категория 1: Виктимизация

пациента Hwabyung сообщили, что они подвергались избиениям и жестокому обращению со стороны своих мужей или находились в постоянном конфликте со своими родственниками (30, 31, 33).Хотя они много работали и старались изо всех сил для своих семей, они не были вознаграждены. Таким образом, они чувствовали себя жертвами и униженными (30). В некоторых случаях пациенты Хвабьюн подвергались издевательствам со стороны соседей, поэтому они чувствовали себя одинокими и несправедливыми (31).

Категория 2: отчуждение

пациентки хвабьюнг пытаются общаться со своими мужьями, но терпят неудачу и в конечном итоге перестают пытаться (32, 33, 36). Всякий раз, когда они предъявляли претензии, муж оскорблял их или резко опровергал это утверждение (32, 33).Некоторые пациенты сообщали, что их отношениям с супругами не хватало понимания и привязанности, и что между ними не было общения (33). Также были сообщения о внебрачных связях мужей. Пациенты осуждали своих мужей за интриги, потому что они не отвергли своих мужей сексуально (33).

Категория 3: Трудности

Большинство пациентов Hwabyung сталкиваются с непреодолимыми жизненными препятствиями, такими как бедность (30, 31, 33). Иногда за заработки отвечали пациенты, а не их мужья (30).Из-за этих невзгод они чувствовали себя усталыми и несчастными (30, 31).

Категория 4: разочарование

Некоторые пациенты Hwabyung испытывали разочарование из-за разочарования в отношении своих детей. Например, академические или карьерные неудачи их детей расстроят их. Помимо разочарования, горе из-за болезней их детей также вызывает эмоциональные страдания (32).

Категория 5: Повторяющийся и хронический стресс

пациентов Hwabyung сообщили, что стрессовые жизненные события часто провоцируют гнев (32, 34, 36).

Синтезированный результат 2: Вина

Этот синтез был основан на 24 выводах, объединенных в четыре категории (рис. 3). Пациенты Hwabyung страдали от жестокого обращения или отказа от сотрудничества в семейном окружении, но они не покидали свои семьи по многим причинам. Вместо этого они почувствовали, что столкнулись с дилеммой. Во время стрессовых ситуаций пациенты пытались справиться, подавляли гнев и жертвовали собой. Однако они по-прежнему испытывали чувство беспомощности и были озабочены негативными мыслями и самообвинением.Их переполняли негативные эмоции по отношению к себе, а также к другим людям, которые были источником их стресса. Они подорвали социальные сети из-за самоотверженности и пассивного агрессивного поведения.

Рисунок 3 . Синтезированный вывод 2: Вина.

Категория 1: выносливость
У

пациентов хвабьюнг было желание убежать от реальности, но они этого не сделали (33). Эти пациенты проявляли настойчивость по двум основным причинам: во-первых, многие считали, что их судьба неизбежна, и что их долг — поддерживать ценности своей культуры (30, 32).Хотя основной причиной стресса для многих пациенток были их мужья, у них была обязательная тенденция следовать патриархальной системе Кореи (31). Они считали, что не могут изменить свое положение или общество, поэтому они слушались своих мужей и содержали свои семьи вместо того, чтобы разводиться (30). Во-вторых, одной из основных целей было хорошее воспитание детей. Поэтому они пожертвовали своим счастьем ради своих детей. Они посвятили себя своим детям и подавляли свой гнев даже до болезни (32).

Категория 2: Негативные мысли

пациента Hwabyung имели негативные стереотипы мышления, такие как размышления и персонализация. Пациенты неоднократно сосредотачивались на одних и тех же мыслях, связанных с прошлым. Эти мысли обычно вызывают негативные эмоции и другие чувства или самообвинение (34, 36). В некоторых случаях у пациентки было иррациональное убеждение, что все ее плохие переживания были ее собственной ошибкой (31).

Категория 3: отрицательные эмоции

пациента Hwabyung испытали различные отрицательные эмоции (30, 32, 33), включая гнев и нервозность (30, 31, 33).Когда пациенты оглядывались на свою жизнь, они выражали более сложные эмоции, такие как сожаление, чувство ничтожества, глубокой печали или горя («Хаан») и болезненные чувства, такие как жжение в душе (30–33).

Категория 4: Внутренняя или пассивная агрессия

пациента Hwabyung ведут себя неадекватно, что ослабляет их межличностные отношения (особенно с супругами или соседями) (31, 32, 35). Некоторые пациенты пренебрегают самообслуживанием и отказываются от социальной активности (31).Другие пациенты игнорировали своих мужей из мести (полагая, что муж обошелся с ними несправедливо) или во избежание конфликтов (32, 35).

Синтезированный результат 3: неконтролируемые физические и эмоциональные симптомы

Этот синтез основан на 23 выводах, объединенных в три категории (рис. 4). Пациенты Hwabyung испытывают неконтролируемые физические симптомы и внезапные приливы гнева и мыслей. Они не могли эффективно контролировать свой гнев и вместо этого имели эмоциональные вспышки или подавляли свои чувства.Пациенты также проявляли пассивное и ограничивающее отношение к попыткам выздоровления.

Рисунок 4 . Обобщенный вывод 3: неконтролируемые физические и эмоциональные симптомы.

Категория 1: неконтролируемые симптомы

Пациенты с Хвабьюнгом сообщили о физических и психологических симптомах. Пациенты испытали физические симптомы, такие как ощущение жара, сердцебиение и стеснение в груди. Им также было трудно блокировать чрезмерные эмоции и негативные мысли (30–32, 34).Они казались нестабильными и несовершенными (31). В процессе восстановления они все еще чувствительны и раздражительны к раздражителям (34).

Категория 2: Выражение гнева

Большинство пациентов Hwabyung либо выражали свой гнев посредством эмоциональных всплесков, либо подавляли его, и им было трудно изменить этот паттерн и регулировать свои эмоции. Казалось, что способ выражения гнева связан с личностными качествами (30, 31, 36).

Категория 3: Перспективы восстановления

На взгляд пациента на выздоровление от расстройства повлияла степень, в которой они обвиняли внешнюю среду и свое отношение к саморегулированию.Пациенты, считавшие воздействие внешнего стресса абсолютным, по-видимому, проявляли пассивное и пессимистическое отношение. С другой стороны, пациенты, считавшие важным саморегулирование, проявляли относительно активную позицию. Однако у них также было ограничение, заключающееся в том, что они избегали прямого решения проблем (34, 36). Пациенты продемонстрировали разные ожидания в отношении профессиональной помощи, особенно психотерапии, в зависимости от их готовности к изменениям. Некоторые с нетерпением ожидали эффекта от консультирования, но другие считали, что у Хвабьюна не было вариантов лечения или что лечение было бесполезным, потому что симптомы повторялись даже после сеансов консультирования (36).В целом пациенты были менее уверены в управляемости.

Синтезированный результат 4: Компромисс и временное преодоление

Этот синтез основан на 47 выводах, объединенных в три категории (рис. 5). Как правило, стратегии выживания подразделяются на: проблемно-ориентированные (активные), эмоциональные, социальные и ориентированные на значения (41). В стрессовой повседневной жизни пациенты Хвабьюн пытались найти компромисс со своим недугом (например, жестоким партнером, финансовыми трудностями или проблемными детьми).Иногда они использовали активные стратегии выживания, чтобы защитить себя или сохранить свои ценности. Если стратегии выживания были адаптивными, пациенты испытывали улучшение физических симптомов, эмоций, когнитивных функций и отношений. В противном случае они получат лишь временное облегчение.

Рисунок 5 . Синтезированный вывод 4: Компромисс и временное решение.

Категория 1: Активные

Конкретные активные стратегии выживания различались в зависимости от источника бедствия.Например, пациенты Hwabyung, пострадавшие от домашнего насилия, развелись со своими мужьями. Некоторые искали новые решения для разрешения своих конфликтов. Пациенты, которым необходимо было изменить свою жизнь, взяли на себя эту ответственность и упорно трудились, чтобы улучшить свое положение и, следовательно, свои симптомы (31, 32, 34, 35).

Категория 2: Дистанция

Дистанцирование — это стратегия преодоления трудностей, ориентированная на эмоции. Пациенты с хвабьюнгом обычно использовали дистанцирование как стратегию выживания, потому что считали, что ничего нельзя сделать для улучшения их симптомов (31, 32, 34).

Категория 3: Поддержка

Поддержка копинг включает все усилия по поиску эмоциональной и инструментальной поддержки (41). Пациенты Hwabyung почувствовали улучшение, когда получили поддержку, поддержку и утешение от семьи, друзей или соседей. Также было обнаружено, что прием лекарств или посещение врача помогает облегчить симптомы (32, 34–36).

Категория 4: Позитивная когнитивная реструктуризация

Позитивная когнитивная реструктуризация — это стратегия, ориентированная на смысл.Некоторые пациенты Hwabyung сосредоточились на положительных сторонах своей жизни и самих себя (31, 32). У некоторых возникли новые надежды или цели (32, 35) или они решили пройти через процесс любящей доброты (например, понимания, принятия и прощения) (32–34). В других случаях они находили поддержку через религию (32).

Категория 5: Изменения физических симптомов, эмоций, познания и взаимоотношений

Пациенты, выздоровевшие от Хвабьюна, отметили улучшения в различных аспектах своей жизни.Физические симптомы уменьшились. Эмоции можно регулировать и стабилизировать, даже если пациенты сталкиваются с теми же факторами стресса, которые испытывали до выздоровления. Отрицательные мысли превратились в положительные. Межличностные конфликты утихли, и отношения улучшились (34).

Обсуждение

Основные результаты

В этом обзоре мы собрали качественные данные об опыте и перспективах пациентов Hwabyung и разработали четыре синтезированных вывода: (i) возбуждение гнева, (ii) обвинение, (iii) неконтролируемые физические и эмоциональные симптомы, и (iv) компромисс и временный справляться.Эти синтезы показали, что пациенты пережили на протяжении всего заболевания и как они справлялись со своим дистрессом и симптомами. Более того, этот обзор предоставляет дополнительные доказательства того, что Хвабьюн является психическим расстройством, которое представляет собой сложные симптомы хронического гнева, включая физические симптомы и изменения в мыслях, эмоциях, поведении и социальном взаимодействии.

Первое синтезированное открытие, «возбуждение гнева», указывало на причины, по которым пациенты Hwabyung испытывали гнев. Развитие Hwabyung в основном связано с межличностными или семейными конфликтами и другими социальными проблемами (например,ж., бедность, экономический ущерб и дискриминация в социальных сетях). Гнев является одной из реакций жертвы в межличностных конфликтах (42) и направлен на изменение поведения оппонента посредством нападения или возмездия (43). Пациенты Hwabyung считают, что их положение несправедливо, поэтому их эмоции напоминают негодование, которое является враждебностью по отношению к несправедливости (44). Кроме того, поскольку гнев — это основная эмоция по отношению к предполагаемой угрозе безопасности (45), опасные для жизни события, такие как бедствия (46) и смертельные заболевания, такие как рак (47), могут быть причинами хвабьюна.Туомисто и Рош (48) также утверждали, что травматические события могут вызывать реакции, связанные с гневом, а также тревогу и страх. Наконец, разочарование (особенно разочарование в детях) также вызывает гнев у пациентов Хвабьюн, и, согласно предыдущим исследованиям (44, 49), это означает, что пациенты Хвабьюн воспринимали неудачи своих детей как зло, которое мешало их убеждениям и ценностям.

Второй синтезированный вывод, «обвинение», показал, что переживания пациентов Hwabyung были сложными и двойственными.Эта тема включает в себя несоответствующие стратегии регулирования, такие как подавление и размышление. Подавление не может уменьшить гнев, а размышления усугубляют гнев (50). Если пациентам не удавалось решить свои проблемы, несмотря на их выносливость, они без разбора обвиняли себя, других, свои обстоятельства и судьбу. Недавнее исследование показало, что вера в несправедливость мира по отношению к себе и склонность обвинять других связаны с Хвабьюнгом (51). Точно так же скорбящие, скорбящие о неестественной смерти (т.д., несчастные случаи, самоубийства или убийства) могут использовать сложную атрибуционную стратегию двойного обвинения; Самообвинение может напрямую повредить самооценке, а желание мести может повлиять на эмоции человека и заставить его сосредоточиться на своей потере (52). Хотя рассмотрение множества возможных причин ситуации может быть попыткой лучше понять и контролировать ее, «обвинение самого себя» и «обвинение других с желанием отомстить» могут помешать выздоровлению. Двойная вина отрицательно влияет на мысли, чувства и поведение пациентов Хвабьюна.

Третье синтезированное обнаружение «неконтролируемых физических и эмоциональных симптомов» показало, что пациенты Hwabyung испытывали трудности с контролем своих симптомов и эмоционального выражения. Пациенты Hwabyung чувствовали, что их состояние уже превышает уровень, на котором его можно контролировать. Фактически, они находились в тяжелом состоянии, в котором они больше не могли справляться не только с внешним стрессом, но и с самими собой. Например, они стали более чувствительны к внешним раздражителям, они не могли контролировать свои эмоциональные изменения, и у них возникли физические симптомы.Кроме того, у пациентов были две разные точки зрения на выражение гнева и выздоровления. Выражение гнева у пациентов можно разделить на два типа: подавленное и взрывное. Те, кто разразился гневом, сказали, что если они смогут сдержать свой гнев, проблема будет решена, тогда как те, кто мог терпеть гнев, сказали, что такое упорство вряд ли решит их проблему. Однако они сказали, что им нелегко изменить способ выражения гнева. Вера в неконтролируемость эмоций снижает вероятность использования эффективных стратегий выживания, таких как когнитивная переоценка, что создает порочный круг (53).Таким образом, пациенты могут планировать сохранение своей ситуации, полагая, что они родились с определенной личностью и темпераментом.

Четвертый синтезированный вывод, «компромисс и временное совладание», показал, что пациенты пробовали различные стратегии выживания, чтобы облегчить свой дистресс в сложной ситуации, когда им приходилось выбирать между собственной безопасностью и ценностями. Например, проблемы, связанные с домашним насилием, можно решить, покинув дом в более безопасной обстановке. Однако большинство пациентов Hwabyung живут в ежедневном стрессе, чтобы отстаивать традиционные ценности или защищать своих детей.По этой причине эти пациенты в основном используют ориентированные на эмоции стратегии совладания, такие как дистанцирование, эмоциональная социальная поддержка и когнитивная переоценка, и получают профессиональную поддержку при неконтролируемых физических симптомах. Эти закономерности наблюдались и у других переживших домашнее насилие (54). Если стратегия реагирования успешна, можно наблюдать изменения в различных аспектах жизни пациента, а также психологический рост, который является улучшением по сравнению с состоянием пациента до стрессового события (55).

Проблемы, поднятые в Hwabyung

Гендерные различия, культура и хвабьюн

Согласно более ранним исследованиям, женщины более уязвимы для хвабьюна, чем мужчины. Распространенность Hwabyung у женщин была почти в 2,5–3 раза выше, чем у мужчин (мужчины: 2,1–2,5% и женщины: 5,6–7,5%) (11, 14). Как и в случае с другими психическими расстройствами, включая депрессию и тревожные расстройства, причины гендерных различий в распространенности хвабьюна еще не ясны. Возможными основными биологическими факторами являются половые различия в ответах оси гипоталамус-гипофиз-надпочечники (HPA) на стресс (56), репродуктивные гормоны (57), нейроиммунная система (58), структура и функции мозга (59), а также эпигенетическая среда (60). ).

В то же время социальная уязвимость женщин существует в культурном контексте (61). Поскольку культура влияет на убеждения, ценности и модели поведения человека, Хвабён считается специфическим синдромом, обнаруживаемым у корейцев или корейских иммигрантов (4, 9, 21, 25, 31, 62–64). В Корее, где существует коллективистское и патриархальное общество, женщины особенно уязвимы перед несправедливым обращением, включая домашнее насилие и принуждение к жертвам ради своих семей, особенно ради своих детей.Тем не менее корейские женщины считают, что забота о своих семьях и хорошее воспитание детей — это задача, которую они возлагают на себя как на членов общества. Самоуважение корейских женщин зависит от их детей (65).

Однако, в частности, с точки зрения пациенток хвабьюн, низкая удовлетворенность браком, фактор риска для Хвабьюн, в значительной степени связан с несправедливым отношением мужа к роли женщины, а не с восприятием гендерной роли жены (61). Этот вывод предполагает, что отношение супругов является более важным фактором в развитии Хвабьюна, чем внутренние культурные ценности пациентов.

Таким образом, мы считаем, что как генетические факторы, так и влияние окружающей среды коррелируют с уязвимостью женщин перед хвабьюнгом. Хотя исследование Хвабьюна проводилось только в Корее, мы полагаем, что этот основной опыт может выходить за рамки корейской культуры, поскольку в этом обзоре основное внимание уделялось психологическому опыту людей. Поскольку эти предположения еще не подтверждаются эмпирическими данными, потребуются дальнейшие исследования хвабьюна, чтобы исследовать различие между эмическими и этическими проявлениями хвабьюна.

Стресс и Hwabyung

Хоровиц (66) утверждал, что стрессовые реакции, такие как горе, расстройство адаптации и посттравматическое стрессовое расстройство, соответствуют синдромам стрессовой реакции. Однако Simmen-Janevska и Maercker (67) предложили модель нормальных и патологических стресс-реакций, модифицируя модель стресс-реакции Горовица (68). Они дифференцировали патологические симптомы, дисфункциональное поведение (например, злоупотребление транквилизаторами) и озабоченность от нормальных реакций, таких как чередование подавления / отрицания и вторжений.Нормальная реакция на стресс обычно приводит к адаптации и относительному завершению, в то время как патологическое последствие — психическое расстройство или изменение личности. Другими словами, модель Симмен-Яневской и Меркера (67) подразумевает, что разница между «адаптивной» и «патологической» реакцией заключается в интенсивности стресса, применяемого к жизни.

Бонанно (69) описал четыре траектории потенциально травмирующих событий (например, потери и травмы): хронические, отсроченные, выздоровление и устойчивость. Недавний обзор траекторных моделей (55) предоставил доказательства того, что после травматического стресса возникают различные последствия.Согласно обзору, большинство людей сохраняют или восстанавливают свое психическое здоровье даже после травматического события. Напротив, небольшой процент людей прогрессирует хронически (отсроченное начало у 8,9% населения и хроническое у 10,6%). Хотя устойчивость является естественной реакцией на травмирующие события и проявляется у большинства тех, кто пережил такое событие, люди используют различные стратегии выживания и имеют разные результаты. Следовательно, нам необходимо выйти за рамки дихотомии нормального и ненормального и изучить детали процессов и механизмов адаптации (69).

В начале исследования Hwabyung опрос корейских психиатров и докторов традиционной корейской медицины показал, что население в целом считает Hwabyung синонимом «невротических» или «стрессовых» состояний (70). Однако в течение следующих двух десятилетий эксперты постепенно отделили хвабьюнг от реакции на стресс и определили ее как психическое расстройство, поскольку она проявляла отчетливые эмоциональные и физические симптомы, а пациенты жаловались на серьезный стресс (25).

Несколько эмпирических исследований также показали, что тяжесть психических симптомов у Hwabyung имеет клиническое значение. В предыдущем поперечном исследовании (18) сообщалось, что средний балл по шкале депрессии Центра эпидемиологических исследований (CES-D) в группе Hwabyung ( n = 92) составил 31,98 балла, что указывало на клиническую депрессию. Кроме того, оценка государственного гнева STAXI в группе Hwabyung была значительно выше (16,71 балла), чем у группы, не являющейся Hwabyung (13,43 балла).Недавнее исследование (71) также показало, что пациенты Hwabyung ( n = 58) имели значительно более высокие баллы по депрессии, гневу, враждебности и агрессии, чем пациенты с клинической депрессией ( n = 180). Другое исследование (72) сообщило о немного других результатах, но это несоответствие может быть связано с небольшими выборками группы Hwabyung; средние оценки STAXI были значительно выше в группе Hwabyung ( n = 6), чем в группе без Hwabyung ( n = 283), 52,83 балла vs.39,8 балла, но достоверной разницы в оценке депрессии между двумя группами не было.

Мы считаем, что последствия (т. Е. Серьезность и хроничность симптомов) определяют, является ли реакция на стресс патологической или адаптивной. Поэтому мы считаем Хвабьюн психическим расстройством, а не адаптационной реакцией.

Сравнение Hwabyung и других расстройств DSM

В DSM-5 (73) два диагноза в основном сосредоточены на повторяющихся вспышках агрессии: прерывистое взрывное расстройство (IED) и расстройство деструктивной дисрегуляции настроения (DMDD).IED и DMDD имеют общие основные черты (всплески гнева и всплески поведения), но есть некоторые различия. Например, IED характеризуется вспышками поведения, которые происходят два раза в неделю, тогда как DMDD включает три или более вспышек гнева в неделю и стойкую раздражительность или гнев, которые начинаются в подростковом возрасте (у пациентов до 10 лет) и не могут быть диагностированы впервые. время у взрослых (старше 18 лет). Постоянный гнев, присутствующий при МДДД, с диагностической и клинической точек зрения является наиболее важным различием между СВУ и МДДД.То есть пациенты с СВУ проводят меньше времени в состоянии гнева между вспышками поведения (74). Согласно DSM-5 (73), факторы риска СВУ включают в себя физические и эмоциональные травмы в анамнезе, серотонинергические аномалии и гиперактивность миндалины к раздражителям гнева, тогда как факторы МДДД связаны с темпераментом и недостатками в обработке информации и внимании к эмоциональным стимулам.

По сравнению с IED и DMDD, гнев в основных диагностических критериях Hwabyung — это внутренний опыт (то есть чувство несправедливости и субъективного гнева), а не агрессия (19).Хотя этот обзор включал подтемы «истерика» (31), «вспыльчивая личность» (30), «изменчивый тип» и «изменчивые черты личности» (36), они указывают на часть комплекса эмоций и являются виды спецификаторов. Синтезированный вывод «вины» указывает на то, что пациенты Hwabyung испытывают различные эмоции, а также гнев, и что это связано с внутренней или пассивной агрессией, а не с поведенческими вспышками. Другой синтезированный вывод о «неконтролируемых физических и эмоциональных симптомах» касается результата, заключающегося в том, что Хвабён вызывает не только психологические, но и физические симптомы.Физические симптомы, такие как дыхательная заложенность, ощущение жара, ощущение чего-то толкающего вверх и масса в эпигастрии, широко подчеркиваются в диагностических критериях Hwabyung (19). Более того, с точки зрения этиологии и факторов риска, симптомы Хвабьюна развиваются и прогрессируют во время или после чрезвычайно стрессовых событий, таких как домашнее насилие или финансовые проблемы, в которых гнев мог быть подавлен, поэтому начало Хвабьюна часто происходит у людей среднего возраста или у людей среднего возраста. более поздняя жизнь (18). Синтезированный результат «возбуждения гнева» также показал, что триггеры гнева у Hwabyung были не эпизодическими, а долгосрочными стрессорами, в отличие от IED и DMDD.

Как упоминалось во введении, азиаты обычно подавляют свои эмоции. В нескольких статьях (75–77) предполагается, что азиаты больше жалуются на физические симптомы, чем на психологические симптомы при психических расстройствах. Таким образом, многие исследователи считают Hwabyung подтипом депрессии в Корее (78–80). Некоторые исследователи описали, что гнев и депрессия последовательно появляются в прогрессировании хвабьюнга, например, при циклотимическом расстройстве (81). Хотя между этими исследованиями есть различия, депрессия, включая большое депрессивное расстройство (БДР) и дистимическое расстройство, была обнаружена у 30 человек.5–37,5% пациентов Hwabyung (18, 82). В одном исследовании (83) 60,7% пациентов Hwabyung страдали БДР. Несмотря на высокую сопутствующую патологию, эти два заболевания не совсем одно и то же, и одно не полностью включено в другое.

По сравнению с депрессией, Хвабьюн более соматичен, гиперактивен и суров в отношении гнева (71, 84). Исследователи Hwabyung обратили внимание на его характерные физические симптомы и типичные причины, а также на гнев, чтобы провести различие между Hwabyung и депрессией (39, 85–87).К физическим симптомам Хвабьюна относятся дыхательная заложенность, ощущение жара, ощущение толчков в груди, ощущение массы в горле или эпигастрии, сухость во рту, головная боль или головокружение, учащенное сердцебиение и вздохи (19). Эти симптомы хорошо сгруппированы в этом синдроме. Еще одно различие между Хвабьюном и MDD состоит в том, что Хвабьюну должно предшествовать стрессовое событие, и эти события обычно связаны с семьей, близкими соседями или финансовыми проблемами (см. Синтезированный результат «возбуждение гнева»).Пациент возмущается и обвиняет конкретный объект или ситуацию (см. Синтезированный вывод «обвинения»), тогда как пациенты с БДР чувствуют себя виноватыми. Следует также отметить, что диагностические критерии Хвабьюна не включают суицидальные мысли (19).

Наконец, мы должны сравнить хвабьюн и расстройство адаптации. Согласно DSM-5 (73), расстройство адаптации определяется как наличие эмоциональных или поведенческих симптомов в ответ на один или несколько идентифицируемых факторов стресса. При расстройствах адаптации симптомы развиваются, а затем исчезают в краткосрочной перспективе в зависимости от начала и окончания действия фактора стресса.Однако, в отличие от расстройства адаптации, симптомы хвабьюна длятся после того, как стрессор или его последствия исчезнут. Как показывают результаты мета-агрегации, пациенты Hwabyung заявили, что они не могут поправиться, потому что они все еще помнят стрессовые события (34, 36). Постоянно сообщалось, что стойкие и усугубляющие факторы Хвабьюна являются не только факторами стресса, но и размышлениями о плохих воспоминаниях (88) и обвинениями (51).

Необходимость нового расстройства гнева

Hwabyung было предложено как новое расстройство гнева, но в настоящее время оно не отражено в DSM-5 (73).Мин, корейский психиатр, последовательно высказывал предположение, что Хвабьюн может дать возможность сформулировать новую модель патологического гнева (89), и предложил в 2008 г. расстройство гнева (16). Следуя этому предложению, мы соглашаемся с необходимостью нового расстройства гнева в официальных классификационных системах, таких как DSM и ICD.

Взрывные и агрессивные вспышки — не единственные психические проблемы, связанные с гневом, и сообщалось о различных симптомах или синдромах, связанных с гневом. Например, Fava (90) впервые сообщил о приступах гнева у пациентов с БДР в 1990 году.Приступы гнева связаны со стойкой раздражительностью у пациентов с БДР (91). Линден (92–94) представил посттравматическое расстройство озлобления (PTED) как новый подтип расстройства адаптации в 2003 году. PTED может возникать из-за негативных жизненных событий, на которые пациент с PTED испытывает озлобление, ярость и беспомощность и реагирует эмоционально. возбуждение. Характерными симптомами PTED являются повторяющиеся навязчивые воспоминания и стойкие негативные изменения в психическом самочувствии. Кроме того, Ataques de Nervios (Мексика) и синдром застоя (Китай) также имеют некоторые общие характеристики Hwabyung, такие как подавление и аффективная дисрегуляция.Переживание «неконтролируемых физических и эмоциональных симптомов» Хвабьюна очень похоже на основную особенность Ataques de Nervios в Пуэрто-Рико. Исследование Ataques de Nervios также показало, что пациенты испытывали «потерю контроля» над своим эмоциональным выражением, телесными ощущениями, поведением и нервной системой из-за психологического шока в период болезни (95). С другой стороны, синдром застоя определяется как «общий термин для болезненных состояний, характеризующихся депрессивным настроением с чувством отчаяния или беспокойства» в Международном стандарте терминологии по традиционной медицине Всемирной организации здравоохранения (96).Синдром застоя включает депрессию, беспокойство, эмоциональные изменения, недостаток энергии, частые вздохи и плохой аппетит (97, 98). Ленг и др. (99, 100) предположили, что синдром застоя связан с БДР и функциональным соматическим синдромом, поскольку синдром застоя проявляется различными телесными симптомами и психологическими проблемами.

Все эти отчеты указывают на то, что есть пациенты со стойкими отрицательными эмоциями и периодическими приступами гнева, но без взрывных и агрессивных вспышек.Необходимо изучить аспекты расстройства гнева, вызванного подавлением гнева в различных контекстах и ​​культурах, и согласовать результаты, чтобы предложить новую концепцию психического расстройства. Исследования различных расстройств гнева, включая Хвабьюн, помогут дополнить существующую систему психического здоровья.

Ограничения

Все участники включенных исследований были женщинами, что могло быть ограничением. В частности, было проведено множество исследований на женщинах среднего возраста; поэтому следует соблюдать осторожность при применении результатов настоящего исследования к мужчинам или более молодым пациентам.Считается, что исследования проводились только на женщинах, потому что распространенность хвабьюнг среди женщин очень высока по сравнению с мужчинами (11–14).

Кроме того, в обзор включен ряд кандидатских диссертаций. Хотя они не прошли рецензирование, мы решили включить их, если не было проблем с качеством, потому что в этих статьях широко представлена ​​точка зрения пациента.

Наконец, только одно качественное исследование включало долгосрочное наблюдение, поэтому невозможно было подробно понять, как впечатления пациентов менялись с течением времени в ходе их болезни.Однако, поскольку большинство исследований, включенных в этот обзор, отражали общий жизненный опыт пациента, результаты дают лучшее понимание Хвабьюна от начала до выздоровления.

Клиническое значение

Изучая характеристики расстройства и метасинтез переживаний и взглядов пациентов, мы можем определить и идентифицировать Hwabyung. Это исследование было проведено, чтобы понять пациентов Хвабьюна и справиться с их дистрессом, но оно не имело целью заклеймить их как неблагополучных людей.

Согласно нашим результатам, пациенты Hwabyung испытывают стрессовые события, воспринимаемые как несправедливые и неправильные, не могут разрешить свой гнев или негодование и, следовательно, подавляют события и гнев. Их страдания и страдания возникают во время стрессового события или сохраняются после него. Один из основных переживаний Хвабьюна — это потеря контроля. В частности, они испытывают трудности с эмоциональной регуляцией, и необходимо соответствующим образом улучшить их эмоциональное выражение. Гибкость эмоциональных выражений с использованием как подавления, так и усиления — показатель устойчивости (101).Гибкость очень важна для пациентов с различными психическими расстройствами (102, 103). В частности, по данным Southwick et al. (104) Бонанно сосредоточился на гибкости регулирования, потому что этому можно научиться. Когда эмоции хорошо контролируются и повышается сопротивляемость, пациенты хвабьюн могут ожидать лучшего состояния, чем раньше.

Выводы

В этом обзоре исследуются опыт и перспективы пациентов хвабьюнг в Корее. Хвабён — это гневное расстройство, которое возникает в результате сложных когнитивных процессов, таких как негодование и разочарование по отношению к себе и другим, и влияет на физические, психологические и социальные функции пациентов.В частности, пациенты Хвабьюнг испытывают трудности с регулированием эмоций. Эти результаты могут позволить медицинским работникам лучше понять чувство потери контроля пациентами и их пессимистические взгляды на выздоровление. В стрессовых ситуациях пациенты Hwabyung обычно используют эмоционально-ориентированные стратегии преодоления трудностей, такие как «дистанцирование» и «поиск социальной поддержки», но эти стратегии лишь временно облегчают их страдания. Следовательно, необходима профессиональная поддержка, чтобы помочь пациентам с психическими расстройствами лучше справляться с ситуацией.Учитывая, что подавленный гнев не рассматривается как конкретное понятие и основная проблема в исследовании психических расстройств, Хвабьюн может быть репрезентативной моделью хронического расстройства гнева.

Заявление о доступности данных

Оригинальные материалы, представленные в исследовании, включены в статью / дополнительные материалы, дальнейшие запросы можно направлять соответствующим авторам.

Примечание автора

Этот обзор был описан в Ph.D. диссертация первого автора (HWS) (105), но поиск, основные результаты и обсуждение обновлены для этой статьи.

Авторские взносы

HWS и KBL выбрали исследования и извлекли данные. HWS агрегировал результаты в соответствии с схожестью смысла и объединил их в категории, а затем SYC, MP, BHJ и JWK проанализировали результаты. HWS написал первый черновик этой рукописи. SYC и JWK критически отредактировали рукопись. Все авторы читали и одобрили окончательный вариант рукописи.

Финансирование

Это исследование было поддержано грантом Корейского проекта исследований и разработок в области технологий здравоохранения через Корейский институт развития индустрии здравоохранения (KHIDI), финансируемого Министерством здравоохранения и социального обеспечения Республики Корея (номер гранта: HF20C00079).

Конфликт интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Дополнительные материалы

Дополнительные материалы к этой статье можно найти в Интернете по адресу: https://www.frontiersin.org/articles/10.3389/fpsyt.2021.637029/full#supplementary-material

Список литературы

1. Батлер Е.А., Ли Т.Л., Гросс Дж. Дж.Регулирование эмоций и культура: зависят ли социальные последствия подавления эмоций от культуры? Эмоции . (2007) 7: 30–48. DOI: 10.1037 / 1528-3542.7.1.30

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

2. Мацумото Д., Ю Ш., Чунг Дж. Выражение гнева в разных культурах. В: Potegal M, Stemmler G, Spielberger C, редакторы. Международный справочник гнева . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Springer (2010). п. 125–37.

Google Scholar

3.Фернандес Э., Джонсон С.Л. Гнев при психических расстройствах: распространенность, проявления, этиология и прогностическое значение. Clin Psychol Ред. . (2016) 46: 124–35. DOI: 10.1016 / j.cpr.2016.04.012

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

4. Мин СК. Хвабён в Корее: культура и динамический анализ. World Cult Psychiatry Res Rev. . (2009) 4: 12–21.

Google Scholar

5. Чой Х. «Мудрая мать, хорошая жена»: транскультурный дискурсивный конструкт в современной Корее. J Корейский шпилька . (2009) 14: 1–33. DOI: 10.1353 / jks.2009.0004

CrossRef Полный текст | Google Scholar

6. Seo YJ, Cheah CSL, Cho HS. Гендерная идеология «Мудрая мать и хорошая жена» и приспособление к корейским женщинам-иммигрантам в Соединенных Штатах. Нурс Инк . (2020) 27: e12357. DOI: 10.1111 / nin.12357

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

7. Cho HJ. Мужское доминирование и материнская власть: две стороны конфуцианского патриархата в Южной Корее. азиатских женщин . (1996) 2: 77–104.

Google Scholar

8. Ким С.Х. Феминистское философское консультирование по проблеме эмоций. Корейские женские философы . (2013) 19: 5–33. DOI: 10.17316 / kfp.19.201305.5

CrossRef Полный текст

10. Американская психиатрическая ассоциация. Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам: DSM-IV-TR. Вашингтон, округ Колумбия: Американская психиатрическая ассоциация (2000).

Google Scholar

11.Мин СК. Этюд Хва-Бён . Сеул: ML-коммуникации (2009).

12. Мин С.К., Ким Дж. Х. Исследование о Хвабьюнге на острове Бокил. J Корейская ассоциация нейропсихиатров . (1986) 25: 459–66.

Google Scholar

13. Ким Х. К., Пак Джей. Распространенность и связанные с этим факторы Hwabyung среди пожилых женщин в сельской местности. J Медсестры корейского общественного здравоохранения . (2004) 18: 234–42.

Google Scholar

14. Ли Дж. Г., Ли Дж. Г.. Исследование распространенности Hwa-Byung, диагностированного с помощью HBDIS, среди населения в провинции Кангвон. J Восточная нейропсихиатрия . (2008) 19: 133–9.

Google Scholar

15. Мин С.К., Су С-И, Чо И-К, Ха Дж-И, Сон К-Дж. Разработка шкалы Hwa-Byung и критерии исследования Hwa-Byung. J Корейская ассоциация нейропсихиатров . (2009) 48: 77–85.

Google Scholar

17. Shin H-S, Shin D-s. Причинное восприятие корейскими женщинами хвабьюна. Корейские медсестры по женскому здоровью . (2004) 10: 283–90. DOI: 10.4069 / kjwhn.2004.10.4.283

CrossRef Полный текст | Google Scholar

18.Kim JW, Chung S-Y, Suh H-U, Jung I-C, Lee S-G, Kim B-K и др. Характеристики пациентов Hwa-byung на основе эпидемиологических данных Hwa-byung. J Восточная нейропсихиатрия . (2010) 21: 157–69.

Google Scholar

19. Ким Дж. У., Квон Дж. Х., Ли М. С., Парк Д. Дж. Разработка расписания диагностических интервью Hwa-Byung (HBDIS) и его проверка на валидность. Корейский журнал J Health Psychol . (2004) 9: 321–31.

20. Корейское общество восточной нейропсихиатрии. Руководство по клинической практике корейской медицины для Hwabyung .Сеул: Кунджа (в печати).

21. Мин С.К., Ли Дж.С., Хан Джо. Психиатрическое исследование Хана. J Корейская ассоциация нейропсихиатров . (1997) 36: 603–11.

Google Scholar

22. Мин СК, Сух С-И, Джон Д-И, Хонг Х. Дж., Пак С-Дж, Сон К-Дж. Влияние пароксетина на симптомы Hwa-Byung. Clin Psychopharmacol Neurosci . (2009) 20: 90–7.

Google Scholar

23. Ким С.Х., Пак И.С., Хонг К.Е., Кан В., Ли С.Р., Юнг И.К. Эффект Bunsimgi-eum на Hwa-byung: рандомизированное, двойное слепое, плацебо-контролируемое испытание. Дж. Этнофармакол . (2012) 144: 402–7. DOI: 10.1016 / j.jep.2012.09.029

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

24. Ли Дж., Вахгольц А., Чой К. Х. Обзор корейского культурного синдрома Хва-Бюнг: предложения по теории и вмешательству. Азия Тэпёнъян Сангдам Юнгу . (2014) 4:49. DOI: 10.18401 / 2014.4.1.4

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

27. Локвуд CMZ, Порритт К. Качественный синтез исследований: методическое руководство для систематических обозревателей, использующих метаагрегацию. Int J Доказанное здоровьеc . (2015) 13: 179–87. DOI: 10.1097 / XEB.0000000000000062

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

28. Манн З., Порритт К., Локвуд С., Ароматарис Э., Пирсон А. Установление уверенности в результатах качественного исследовательского синтеза: подход ConQual. BMC Med Res Methodol . (2014) 14: 108. DOI: 10.1186 / 1471-2288-14-108

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

29.Линкольн Ю.С., Губа Э.Г. Натуралистический опрос . Беверли-Хиллз, Калифорния: Sage Publications (1985).

Google Scholar

30. Пак Й., Ким Х. С., Шварц-Баркотт Д., Ким Дж. Концептуальная структура хва-бён у корейских женщин среднего возраста. Женщины, работающие в сфере здравоохранения, Int . (2002) 23: 389–97. DOI: 10.1080 / 073993302

55

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

31. Чае СО. Этнографическое исследование опыта женщин среднего возраста с хвабьюнгом (докторская диссертация).Деагу, Университет Кеймён, Южная Корея (2003 г.).

32. Чой Ю. Опыт женщин среднего возраста с хвабьюнгом в Корее (докторская диссертация). Сеул: Женский университет Ихва (2004).

33. Ким М.Ю. Этнографическое исследование женщин среднего возраста Хва-Бюнг с артропатией верхних конечностей. J East West Nurs Res . (2007) 13: 160–9.

Google Scholar

34. Песня SY. Фактор прогресса и восстановления в Hwa-byung: качественное исследование (магистерская диссертация).Сеул, Университет Кён Хи, Южная Корея (2014).

Google Scholar

35. Пак И-С, Чэ СО, Ян Дж. Опыт реорганизации повседневной жизни женщин среднего возраста с хвабьюном. J Korea Contents Assoc . (2017) 17: 239–49.

36. Suh H-W. Качественное исследование терапевтического процесса в программе методов эмоциональной свободы для пациента Hwa-byung [Магистерская диссертация]. Сеул, Университет Кён Хи, Южная Корея (2018).

Google Scholar

37.Исследовательский центр Hwabyung Корейского общества восточной нейропсихиатрии. Клинические рекомендации для Hwabyung . Сеул: Чипмундан (2013).

Google Scholar

38. Ким Р.С., Ким С.Е., Ко ЧН, Ли К.С. В одном случае климактерического пациента «Хвабьюнг» наблюдались аналогичные симптомы инсульта. Дж Ориент Гинеколь . (2001) 14: 443–52.

Google Scholar

39. Пак Дж. Х., Мин С. К., Ли М. Х. Исследование по диагностике Хвабьюна. J Корейская ассоциация нейропсихиатров .(1997) 36: 496–502.

Google Scholar

40. Квак Х-Й, Чой Э-Дж, Ким Дж-В, Сух Х-В, Чунг С.-И. Влияние методов эмоциональной свободы на симптомы гнева у пациентов Hwabyung: сравнение с техникой прогрессивной мышечной релаксации в пилотном рандомизированном контролируемом исследовании. Исследуй. (2020) 16: 170–7. DOI: 10.1016 / j.explore.2019.08.006

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

41. Sisto A, Vicinanza F, Campanozzi LL, Ricci G, Tartaglini D, Tambone V.К трансверсальному определению психологической устойчивости: обзор литературы. Медицина . (2019) 55: 745. DOI: 10.3390 / medicina55110745

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

43. Fischer AH, Roseman IJ. Побей их или запрети: характеристики и социальные функции гнева и презрения. J Pers Soc Psychol . (2007) 93: 103–15. DOI: 10.1037 / 0022-3514.93.1.103

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

46.Чой Й-Дж, Чой Х-Б, О’Доннелл М. Модель реинтеграции в случае стихийных бедствий: качественный анализ разработки корейской модели поддержки психического здоровья в случае стихийных бедствий. Int J Environ Res Public Health . (2018) 15: 362–73. DOI: 10.3390 / ijerph25020362

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

47. Мин С.Ю., Ли ОХ, Чжон А. Жизнь с раком груди: депрессия и хва-бён пациентов. Грудь . (2019) 44: S132. DOI: 10.1016 / S0960-9776 (19) 30441-2

CrossRef Полный текст | Google Scholar

48.Tuomisto MT, Roche JE. Помимо посттравматического стрессового расстройства и обусловленности, основанной на страхе: реакции, связанные с гневом, после переживания принудительной миграции — систематический обзор. Фронт Психол . (2018) 9: 2592. DOI: 10.3389 / fpsyg.2018.02592

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

49. Линдебаум Д., Габриэль Ю. Исследования гнева и организации: от социального беспорядка к моральному порядку. Орган . (2016) 37: 903–18. DOI: 10.1177 / 0170840616640848

CrossRef Полный текст | Google Scholar

50.Бимс-младший, О’Дин С.М., Гришем-младший, Молдз М.Л., Денсон Т.Ф. Регулирование гнева в межличностном контексте: переживание гнева, агрессивное поведение и сердечно-сосудистая реактивность. J Soc Pers Relat . (2019) 36: 1441–58. DOI: 10.1177 / 0265407518819295

CrossRef Полный текст | Google Scholar

51. Ким Э, Ким Дж. Самообвинение и обвинение других опосредуют веру в справедливый мир и Hwa-Byung: модель структурного уравнения. Int J Adv Couns . (2017) 39: 333–44. DOI: 10.1007 / с10447-017-9301-3

CrossRef Полный текст | Google Scholar

52. Вайнберг Н. Самовывоз, другие обвинения и желание мести: факторы выздоровления после тяжелой утраты. Стад смерти . (1994) 18: 583–93. DOI: 10.1080 / 07481189408252702

CrossRef Полный текст | Google Scholar

53. Ford BQ, Lwi SJ, Gentzler AL, Hankin B, Mauss IB. Цена веры в эмоции неконтролируема: убеждения молодежи об эмоциях предсказывают регуляцию эмоций и депрессивные симптомы. J Exp Psychol Gen . (2018) 147: 1170–90. DOI: 10.1037 / xge0000396

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

54. Чилдресс С., Джоя Д., Кэмпбелл Дж. Женские стратегии по преодолению последствий домашнего насилия в Кыргызстане: обоснованное теоретическое исследование. Социальная служба здравоохранения . (2018) 57: 164–89. DOI: 10.1080 / 00981389.2017.1412379

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

55. Галатцер-Леви И. Р., Хуанг Ш., Бонанно, Джорджия.Траектории устойчивости и дисфункции после потенциальной травмы: обзор и статистическая оценка. Clin Psychol Ред. . (2018) 63: 41–55. DOI: 10.1016 / j.cpr.2018.05.008

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

56. Хек А.Л., Ханда Р.Дж. Половые различия в реакции системы гипоталамус-гипофиз-надпочечники на стресс: важная роль гонадных гормонов. Нейропсихофармакология . (2019) 44: 45–58. DOI: 10.1038 / s41386-018-0167-9

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

58.Бехбат М, Ней ГН. Половые различия в нейроиммунных последствиях стресса: внимание к депрессии и тревоге. Иммунный иммунитет к поведению мозга . (2018) 67: 1–12. DOI: 10.1016 / j.bbi.2017.02.006

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

59. Bangasser DA, Eck SR, Ordoñes Sanchez E. Половые различия в стрессореактивности в системах возбуждения и внимания. Нейропсихофармакология . (2019) 44: 129–39. DOI: 10.1038 / s41386-018-0137-2

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

61.Ким TH, Ким Э, Нам HS. Отношение к женским ролям, удовлетворенности браком и Hwa-Byung среди корейских супружеских пар. Int J Adv Couns . (2019) 41: 201–13. DOI: 10.1007 / s10447-018-9370-y

CrossRef Полный текст | Google Scholar

62. Ли Дж., Мартин-Джирлд А., Робинсон К., Прайс С. Опыт Хвабьюнга среди корейских женщин-иммигрантов в Соединенных Штатах. Fudan J Humanit Soc Sci . (2016) 9: 325–49. DOI: 10.1007 / s40647-015-0112-9

CrossRef Полный текст | Google Scholar

63.Панг KYC. Хвабьюнг: Создание корейской болезни, популярной среди корейских пожилых женщин-иммигрантов в Соединенных Штатах. Cult Med Psychiatry . (1990) 14: 495–12. DOI: 10.1007 / BF00050823

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

64. Ли Дж. Факторы, способствующие возникновению симптомов Хвабьюн среди корейских иммигрантов. J Социальная работа с этническими культами и разнообразием . (2013) 22: 17–39. DOI: 10.1080 / 15313204.2012.729175

CrossRef Полный текст | Google Scholar

65.Чой Дж.С., Ким КБ. Самоуважение пожилых женщин. Корейские J Взрослые медсестры . (2002) 14: 510–20.

Google Scholar

68. Horowitz MJ. Синдромы стрессовой реакции: посттравматическое стрессовое расстройство, горе и расстройства адаптации . 3-е изд. Нортвейл: Джейсон Аронсон (1997).

Google Scholar

69. Bonanno GA. Потеря, травма и человеческая жизнестойкость: недооценили ли мы способность человека к процветанию после крайне неприятных событий? Ам Психол . (2004) 59: 20–8.DOI: 10.1037 / 0003-066X.59.1.20

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

70. Мин С.К., Со Э. Х., Пьон Ю. В.. Концепция хвабьюнга корейских психиатров и терапевтов. J Корейская ассоциация нейропсихиатров . (1989) 28: 146–54.

71. Им С.С., Бэг С., Чой Дж.Х., Ли М., Ким Х.Дж., Чи И.С. и др. Сравнительный анализ эмоциональных симптомов у пожилых корейцев с Хва-Бюнгом и депрессией. Психиатрия Инвест . (2017) 14: 864–70.DOI: 10.4306 / pi.2017.14.6.864

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

72. Джо С., Ли Дж. С., Ким С. И., Вон С. ч., Лим Дж. С., Ха К. С.. Посттравматическое расстройство озлобления и хвабён у корейского населения в целом. Психиатрия Инвест . (2017) 14: 392–99. DOI: 10.4306 / pi.2017.14.4.392

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

73. Американская психиатрическая ассоциация. Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам: DSM-5 .Вашингтон, округ Колумбия: Американская психиатрическая ассоциация (2013 г.).

Google Scholar

74. Coccaro EF. DSM-5 прерывистое взрывное расстройство: связь с деструктивным расстройством дисрегуляции настроения. Компр Психиатрия . (2018) 84: 118–21. DOI: 10.1016 / j.comppsych.2018.04.011

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

75. Райдер А.Г., Ян Дж., Чжу Х, Яо С., Йи Дж., Хайне С. Дж. И др. Культурное формирование депрессии: соматические симптомы в Китае, психологические симптомы в Северной Америке? Дж Ненормальный Психол .(2008) 117: 300–13. DOI: 10.1037 / 0021-843X.117.2.300

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

77. Хароз Э., Ричи М., Басс Дж., Корт Б., Аугустинавичюс Дж., Михалопулос Л. и др. Как депрессия переживается во всем мире? систематический обзор качественной литературы. Soc Sci Med . (2017) 183: 151–62. DOI: 10.1016 / j.socscimed.2016.12.030

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

78. Квон Х.И., Ким Дж. У., Квон Дж. Х.Профили MMPI-2 пациентов с Hwa-byung. Кореянка J Woman Psychol . (2008) 13: 379–95. DOI: 10.18205 / кПа.2008.13.3.008

CrossRef Полный текст

79. Ким Дж. Н., Чой С., Юнг С., Ли Х. Дж., Чой С. Х., Пак С. и др. Разработка субмодулей корейской шкалы дисфункциональной депрессии: предварительное исследование. Korean J Stress Res . (2018) 26: 173–85. DOI: 10.17547 / kjsr.2018.26.3.173

CrossRef Полный текст | Google Scholar

80. Ли С., Ким Дж. Н., Чой С., Че Дж-М., Чой Й, Сео Д. Г. и др.Новые направления исследований депрессии: внедрение подхода поведенческой науки. Корейский J Psychol Gen . (2017) 36: 293–323. DOI: 10.22257 / kjp.2017.09.36.3.293

CrossRef Полный текст | Google Scholar

81. Choi SC, Lee YH. Психологическая концептуализация хвабьюна корейского народа. В: Ежегодная конференция Корейской психологической ассоциации . Сеул (1995). п. 327–38.

82. Мин С.К., Намкунг К., Ли Х.Й. Эпидемиологическое исследование Хвабьюна. J Корейская ассоциация нейропсихиатров . (1990) 29: 867–74.

83. Мин СК, Сух С-у. Синдром гнева hwa-byung и его сопутствующие заболевания. J Влияет на Disord . (2010) 124: 211–4. DOI: 10.1016 / j.jad.2009.10.011

CrossRef Полный текст | Google Scholar

84. Чанг С.И, Пак Дж.Х., Ким С.Х., Ван В-В, Квон Дж.Х., Ким Дж.В. Сравнение между большим депрессивным расстройством и Hwabyung (синдром ограничения культуры) с использованием SCL-90-R. J Восточная нейропсихиатрия .(2004) 15: 45–51.

Google Scholar

85. Эом Х. Дж., Ким Дж. В., Ван В-В. Цильное исследование аспекта «Hwa» у пациентов Hwabyung. Журнал восточной нейропсихиатрии . (1997) 8: 141–50.

Google Scholar

86. Мин С.К., Ким Х. Симптомы хвабьюна. J Корейская ассоциация нейропсихиатров . (1998) 37: 1138–45.

Google Scholar

88. Со Э. К., Джу Э. Влияние проблем в межличностных отношениях, профессионального стресса и гнева на симптомы Хва-Бён среди белых воротничков-мужчин. Ewha J Soc Sci . (2017) 33: 1–28. DOI: 10.16935 / ejss.2017.33.2.002

CrossRef Полный текст

90. Фава М., Андерсон К., Розенбаум Дж. Ф. «Приступы гнева»: возможные варианты панических и депрессивных расстройств. Ам Дж. Психиатрия . (1990) 147: 867–70. DOI: 10.1176 / ajp.147.7.867

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

91. Джа М.К., Фава М., Минхаджуддин А., Фатт С.К., Мишулон Д., Вахлу Н. и др. Приступы гнева связаны со стойким повышением раздражительности при БДР: результаты исследования EMBARC. Психол Мед . (2020) 6: 1–9. DOI: 10.1017 / S00332000112

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

93. Линден М., Бауманн К., Роттер М., Шиппан Б. Психопатология посттравматических расстройств озлобления. Психопатология . (2007) 40: 159–65. DOI: 10.1159 / 000100005

CrossRef Полный текст

94. Линден М., Бауманн К., Роттер М., Шиппан Б. Посттравматическое расстройство озлобления по сравнению с другими психическими расстройствами. Психоделический Психосом . (2008) 77: 50–6. DOI: 10.1159 / 000110060

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

95. Гуарначча П.Дж., Ривера М., Франко Ф., Соседи С. Опыт ataques de nervios: к антропологии эмоций в Пуэрто-Рико. Cult Med Psychiatry . (1996) 20: 343–67. DOI: 10.1007 / BF00113824

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

96. Всемирная организация здравоохранения. Региональный офис для Западной части Тихого океана. Международная стандартная терминология ВОЗ по традиционной медицине в Регионе Западной части Тихого океана . Манила: Региональное бюро ВОЗ для стран Западной части Тихого океана (2007 г.).

Google Scholar

97. Диагностическая эффективность синдрома ТКМ стандартной редакционной комиссии. Критерии диагностики и терапевтического эффекта заболеваний и синдромов в традиционной китайской медицине (Промышленный стандарт традиционной китайской медицины Китайской Народной Республики ZY / T001.1 ~ 001.9–94). Пекин: Государственное управление традиционной китайской медицины Китайской Народной Республики (1994).

98. Традиционная китайская ассоциация. Руководство по диагностике и лечению общих внутренних болезней в заболеваниях китайской медицины . Пекин: Издательство Китайской традиционной китайской медицины (2008).

Google Scholar

99. Ленг L-L, Ng S-M. Синдром застоя: соответствие многослойного опыта болезни в китайской медицине пониманию функционального соматического синдрома. Психосом Мед . (2018) 80: 238–9. DOI: 10.1097 / PSY.0000000000000549

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

100. Ng S-M, Ленг L-L. Большая депрессия у амбулаторных больных китайской медицины с синдромом застоя: распространенность и ухудшение самочувствия. Evid Based Complem Altern Med . (2018) 2018: 7234101. DOI: 10.1155 / 2018/7234101

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

101. Burton CL, Bonanno GA. Измерение способности усиливать и подавлять эмоциональное выражение: шкала гибкого регулирования эмоционального выражения (БЕСПЛАТНО). Психологическая оценка . (2016) 28: 929–41. DOI: 10.1037 / pas0000231

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

102. Бонанно Г.А., Папа А., Лаланд К., Вестфаль М., Койфман К. Важность гибкости: способность как усиливать, так и подавлять эмоциональное выражение предсказывает долгосрочную адаптацию. Психология . (2004) 15: 482–87. DOI: 10.1111 / j.0956-7976.2004.00705.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

103.Бонанно Г.А., Бертон С.Л. Регулирующая гибкость: взгляд на индивидуальные различия в преодолении трудностей и регулировании эмоций. Perspect Psychol Sci . (2013) 8: 591–612. DOI: 10.1177 / 17456504116

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

104. Саутвик С. М., Бонанно Г. А., Мастен А. С., Пантер-Брик С., Иегуда Р. Определения, теории и проблемы устойчивости: междисциплинарные перспективы. Eur J Psychotraumatol . (2014) 5: 25338. DOI: 10.3402 / ejpt.Версия 5.25338

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

105. Suh H-W. Систематические обзоры опыта пациентов с хвабьюнгом и родственными заболеваниями хвабьюн, одной из традиционных медицинских концепций болезни: план расширения базы данных в руководстве по клинической практике для хвабьюн (докторская диссертация). Сеул, Университет Кён Хи, Южная Корея (2020).

Подавление гнева, взаимозависимое самоконструирование и депрессия среди американских студентов азиатского и европейского происхождения

Cultur Divers Ethnic Minor Psychol.Авторская рукопись; доступно в PMC 2011 1 октября.

Опубликован в окончательно отредактированной форме как:

PMCID: PMC3058745

NIHMSID: NIHMS222308

Департамент психологии, Университет Нотр-Дам

Переписка Комментарии к этой статье JK следует адресовать Парку , Департамент психологии, Университет Нотр-Дам, Нотр-Дам, IN 46556. [email protected] См. Другие статьи в PMC, в которых цитируется опубликованная статья.

Abstract

В настоящем исследовании была проверена теоретическая модель регуляции эмоций (Yap, Sheeber, & Allen, 2007) на выборке американских студентов азиатского и европейского происхождения ( N = 365).В частности, опосредующая роль подавления гнева во влиянии темперамента и семейных процессов на симптомы депрессии была проверена на разных расах и на разных уровнях взаимозависимого самоконструирования (культурная ориентация на себя, подчеркивающая связь с другими). Затем, умеренность отношений подавления и депрессии проверялась расой и взаимозависимым самооценкой. Результаты показали, что гипотетическая модель хорошо подходит для американских студентов азиатского и европейского происхождения, а также для студентов с высоким и средним уровнем дохода.низкий уровень взаимозависимого самооценки. Подавление гнева было важным посредником в предполагаемых косвенных эффектах депрессивных симптомов. Более того, расовая принадлежность и взаимозависимая самооценка смягчали связь подавления и депрессии, так что статус американца азиатского происхождения и более сильная взаимозависимая самоконструация ослабляли связь между подавлением гнева и депрессивными симптомами. Понимание как универсальных, так и культурных аспектов регуляции эмоций при развитии депрессивных симптомов будет иметь важное значение для обоснованной теории, будущих исследований и эффективных усилий по профилактике и вмешательству среди различных групп населения.

Ключевые слова: регуляция эмоций, подавление гнева, депрессивные симптомы, азиатско-американские студенты колледжей, взаимозависимая самооценка

Нарушение регуляции эмоций является центральной особенностью психологических расстройств и привлекает все большее научное внимание в попытках лучше понять развитие психопатологии (PM Коул, Мартин и Деннис, 2004 г.). Подавление эмоций — одна из распространенных форм «нездоровой регуляции эмоций» (John & Gross, 2004). Привычные подавители испытывают больше отрицательных эмоций, меньше положительных эмоций и чувство недостоверности (Gross & John, 2003).Что касается психологической дезадаптации и благополучия, подавление связано с более высоким уровнем депрессивных симптомов и более низким уровнем удовлетворенности жизнью (Gross & John, 2003). Подавление также связано с меньшей социальной поддержкой (Gross & John, 2003), уменьшением когнитивных ресурсов (Gross & Levenson, 1997) и большей симпатической активацией электродермальной и сердечно-сосудистой систем (Gross, 1998). Таким образом, несмотря на его обычное использование, подавление эмоций связано с психологическими, социальными, когнитивными и физиологическими издержками.

В то же время в современной литературе есть несколько пробелов. Во-первых, ученые (например, John & Gross, 2004) призвали к «углублению» исследований, сфокусированных на регулировании дискретных эмоций (например, гнева или печали), выходя за рамки регулирования эмоций в общих чертах. Во-вторых, существует относительно мало исследований, основанных на теории, изучающих, как регуляция эмоций служит объяснительным механизмом в этиологии конкретных психологических расстройств, таких как депрессия. В-третьих, мало исследований, изучающих возможные межгрупповые различия, включая расу, этническую принадлежность и культуру, особенно с точки зрения значимых основных психологических процессов (Betancourt & Lopez, 1993) или «активных культурных компонентов» (Matsumoto & Yoo, 2006). .Настоящее исследование направлено на устранение этих пробелов путем: 1) совершенствования регулирования гнева; 2) тестирование подавления гнева как опосредованного объяснительного механизма в отношениях между семейными процессами, темпераментом и депрессией; и 3) исследование расовых и культурных различий в связи подавления гнева и депрессии между азиатскими американцами и европейскими американскими студентами колледжей.

Подавление гнева

Подавление гнева относится к частоте, с которой гневные чувства испытываются, но не выражаются (Spielberger, 1999).Это связано с избеганием конфликтов, чувством вины, раздражительностью, снижением удовлетворенности жизнью, размышлениями и депрессивными симптомами (например, Bridewell & Chang, 1997; Gross & John, 2003; Kopper & Epperson, 1996; Martin & Dahlen, 2007). Люди, подавляющие свой гнев, также сильнее ощущают отсутствие социальной поддержки (Palfai & Hart, 1997). Таким образом, как и подавление эмоций в целом, подавление гнева связано с психологическими издержками и дезадаптацией.

Но разве подавление влечет за собой одинаковые затраты для всех? Некоторые исследования начинают показывать, что последствия подавления эмоций зависят от культурного контекста.То есть подавление эмоций может , а не иметь пагубные последствия для всех, и может происходить чаще в одних группах и культурных контекстах, чем в других. Например, Батлер, Ли и Гросс (2007) обнаружили, что женщины, которые придерживались более азиатских ценностей (согласно шкале азиатских ценностей; Kim, Atkinson, & Yang, 1999; например, взаимозависимость), чаще использовали подавление эмоций в повседневной жизни. чем те, кто придерживается преимущественно европейско-американских ценностей (по данным Европейско-американской шкалы ценностей; Wolfe, Yang, Wong, & Atkinson, 2001; e.г., независимость). Более того, они обнаружили, что культурные ценности смягчают связь между подавлением эмоций и негативными социальными последствиями; подавление не вызывало негативных откликов со стороны социальных партнеров для женщин, придерживающихся более азиатских ценностей, по сравнению с теми, кто придерживался более европейских ценностей. Настоящее исследование также подняло вопрос об ограничивающем влиянии культурных ценностей на воздействие подавления, но теперь это касается депрессии. Более того, в центре внимания настоящего исследования была дискретная эмоция гнева, потому что, согласно теории, гнев представляет особую опасность для людей с взаимозависимым самоконструированием, которое ставит во главу угла гармонию в отношениях (Markus & Kitayama, 1991).

Теоретическая модель для настоящего исследования

Теоретические основы, включающие регуляцию эмоций в качестве объяснительного механизма развития психических расстройств, только начинают появляться. Одна такая модель была предложена Япом, Алленом и Шибером (2007), чтобы показать, как регулирование эмоций является критическим механизмом, посредством которого темперамент и семейные процессы повышают уязвимость к депрессии. Руководствуясь этой структурой, мы предположили, что регулирование эмоций опосредует влияние темперамента и семейных процессов на депрессию.Акцент на депрессии имеет большое значение, поскольку она представляет собой серьезную проблему для общественного здравоохранения и, по прогнозам, станет одной из основных причин инвалидности, связанной с болезнями, затрагивающей население мира (Murray & Lopez, 1996). В эту модель были включены два важных нововведения. Во-первых, мы рассмотрели подавление гнева как одну из форм регулирования эмоций. Во-вторых, мы протестировали два модератора связи подавление-депрессия: раса и взаимозависимое самооценка. Мы также внесли три модификации в модель: семейные процессы были изучены в более общем плане (vs.те, которые были специально ориентированы на социализацию эмоций), термин взаимодействия (темперамент × семейный процесс) был исключен, и модель была протестирована на студентах колледжа, что расширило возрастной диапазон исходных рамок от подросткового до юношеского возраста. иллюстрирует теоретическую модель, протестированную в настоящем исследовании, с новыми компонентами подавления гнева в качестве посредника и расы и взаимозависимого самоконструирования в качестве модераторов.

Предполагаемая модель подавления гнева и смягчения эффектов расы и культурной ориентации.

Посредническая роль подавления гнева

Применяя теоретическую модель Япа и др. (2007), мы сначала представляем наше обоснование того, почему ожидается, что подавление гнева будет опосредовать влияние темперамента и семейных процессов на депрессию. Хотя темперамент может быть истолкован в широком смысле, для целей настоящего исследования мы применили эту конструкцию, сосредоточив внимание на черте гнева , которая была определена как общая склонность к переживанию сильных гневных чувств с течением времени (Spielberger, 1999).Предыдущие исследования показали, что люди с более высоким (а не более низким) уровнем гнева, как правило, испытывают более сильные гневные чувства. Кроме того, они, как правило, проявляют негативные предубеждения при обработке семантических стимулов, связанных с гневом (Parrott, Zeichner, & Evces, 2005), и участвуют в более дисфункциональном копинге, таком как частое подавление или менее контролируемое выражение гнева (Deffenbacher et al., 1996) , что, в свою очередь, может повысить их уязвимость к психологической дезадаптации.

Семейные процессы также играют важную роль в формировании стратегий регулирования эмоций (например,г., Моррис, Силк, Стейнберг, Майерс и Робинсон, 2007). В настоящем исследовании мы применили такие семейные процессы, как сплоченность семьи, адаптируемость семьи и общение между родителями и подростками, которые вносят свой вклад в общий эмоциональный климат в семейном контексте. Негативный эмоциональный климат в семье, проявляющийся в отсутствии общения между родителями и детьми и эмоциональной связи между членами семьи, был связан с дисрегуляцией эмоций (см. Подробный обзор Repetti, Taylor, and Seeman, 2002), что, в свою очередь, может быть связаны с депрессивными симптомами (например,г., Броуди, Хаага, Кирк и Соломон, 1999). Негативный эмоциональный климат в семье был связан с повышенной депрессивной симптоматикой и в азиатско-американских семьях (обзор см. В Park, Kim, Cheung, & Kim, в печати), хотя есть некоторые работы Рут Чао (например, Chao, 1994), указывая на то, что авторитарные методы воспитания могут быть связаны с положительными результатами, такими как высокие академические достижения.

Наконец, было показано, что подавление эмоций положительно связано с депрессивной симптоматикой во многих неклинических выборках студентов бакалавриата.Например, Гросс и Джон (2003) обнаружили, что привычные супрессоры, как правило, сообщают о более депрессивных симптомах по сравнению с теми, кто использует переоценку как стратегию регуляции эмоций. В частности, подавление гнева также положительно связано с симптомами депрессии (Bridewell & Chang, 1997; Kopper & Epperson, 1996). Таким образом, обоснование гипотезы настоящего исследования относительно подавления гнева как посредника было подтверждено теоретическими и эмпирическими данными. На сегодняшний день не было проведено эмпирических тестов этой модели на расовых или культурных группах; Таким образом, одной из целей настоящего исследования было проверить кросс-культурную применимость этой модели.

Культура, подавление гнева и депрессия

В более широкой литературе о влиянии культуры на эмоции (например, Ekman, 1972; Matsumoto, 1993; Mesquita & Frijda, 1992; Soto, Levenson, & Ebling, 2005; Tsai, 2007), важность культурного контекста в отношении регуляции эмоций начинает быть эмпирически и теоретически установлена ​​(например, Butler, Lee, & Gross, 2007; Kitayama, Karasawa, & Mesquita, 2004; Mesquita & Albert, 2007). Хотя некоторые исследования выявили расовые и культурные различия (и сходства) в средних уровнях стратегий регуляции эмоций (например,г., Батлер, Ли и Гросс, 2007; Гросс и Джон, 2003; Matsumoto et al., 2008), гораздо меньше эмпирических исследований, которые проверяют связь между регулированием эмоций и психологической адаптацией в разных культурах. Более того, в предшествующих исследованиях часто пренебрегали явным измерением культуры (несмотря на то, что делались культурные атрибуции) или использовали грубые заменители культуры (например, предполагая, что ярлыки расы, этнической принадлежности или нации представляют культуру). Таким образом, одна из основных целей настоящего исследования заключалась в устранении этих пробелов в литературе путем тестирования смягчающих эффектов расы и культурных ценностей (посредством взаимозависимого самоконструирования) в связи между подавлением гнева и депрессией.

Появляются свидетельства того, что последствия подавления смягчаются культурным контекстом. Например, Батлер, Ли и Гросс (2007) продемонстрировали, что негативное социальное воздействие подавления было ослаблено среди студенток, которые придерживались более азиатских (а не преимущественно европейских) ценностей. Для людей, которые придерживались более азиатских ценностей, считалось, что подавление служит просоциальным целям (в отличие от функции самозащиты для тех, кто придерживается более западных ценностей). С теоретической точки зрения Китайма, Карасава и Мескита (2004) утверждают, что культура формирует эмоциональные переживания через коллективные и личные процессы.В частности, они предполагают, что культурные модели самости (независимые и взаимозависимые самосознания) критически формируют способы, которыми люди регулируют свои эмоции. Кроме того, они утверждают, что стратегии регулирования эмоций подкрепляются культурой, чтобы служить либо взаимозависимым, либо независимым целям.

Согласно определению Маркуса и Китаяма (1991), взаимозависимая модель «я» подчеркивает связь с другими людьми; самость становится значимой только в более широком контексте социальных отношений.Лица с более сильной взаимозависимой самооценкой склонны подавлять или избегать гневных чувств, чтобы поддерживать социальную гармонию, как показывают данные из выборок азиатского и азиатского происхождения (Markus & Kitayama, 1991). Таким образом, подавление гнева может быть одной из форм регулирования эмоций, которая способствует социальной активности и психологическому благополучию взаимозависимых людей. В настоящем исследовании мы ожидали, что сильная взаимозависимая самооценка (независимо от расы) ослабит связь между подавлением гнева и депрессией.

Настоящее исследование

В целом, цель настоящего исследования заключалась в изучении как этических (универсальных), так и эмических (специфичных для культуры) аспектов регуляции эмоций и их связи с депрессией. Мы стремились достичь этой двойной цели, протестировав кросс-культурную применимость этической модели регуляции эмоций на выборке американских студентов азиатского и европейского происхождения. Мы также включили в эту модель элемент emic, исследуя дифференциальные ассоциации между подавлением гнева и депрессией, проверяя расу и взаимозависимое самооценку в качестве модераторов.В частности, в настоящем исследовании проверялись две гипотезы. Во-первых, мы предположили, что подавление гнева будет опосредовать влияние гнева и семейных процессов на симптомы депрессии. Мы явно проверили ранее высказанное предположение, что эта модель будет применяться к расовым и культурным группам. Во-вторых, мы предположили, что раса и взаимозависимая самооценка будут смягчать связь подавление гнева — депрессия, так что связь между подавлением гнева и депрессивным симптомом будет ослаблена для американцев азиатского происхождения и для людей с относительно сильным (vs.слабая) взаимозависимая самооценка.

Метод

Участники и процедуры

Участниками были 365 студентов колледжа (165 самоидентифицированных американцев азиатского происхождения и 200 самоидентифицированных американцев европейского происхождения) в частном университете Среднего Запада. Их возраст был от 18 до 28 лет ( M = 19,3; SD = 1,3). Выборка составила 55,9% женщин. Наибольшую долю американцев азиатского происхождения составляют китайцы (29,1%) и корейцы (25,5%), за ними следуют вьетнамцы (11,5%), филиппинцы (10,1%).9%), азиатские индейцы (6,7%), представители других азиатских национальностей (5,5%), представители двух рас / многорасовых (3,6%), коренные жители Гавайев или других островов Тихого океана (2,4%) и японцы (1,8%), при этом 5% отсутствуют эти данные. Подавляющее большинство (90%) американцев европейского происхождения идентифицируются как «американцы европейского происхождения», «белые» или «европеоиды»; остальные 10% идентифицированы с более конкретными европейскими предками (например, «немцы, ирландцы, шведы»). Набор участников проводился через: а) тематический пул факультета психологии; б) студенческие организации на территории кампуса; в) студенческие списки; и, d) массовые рассылки.Участники либо получали кредит на исследования на курсах психологии, либо участвовали в розыгрыше подарочных сертификатов книжного магазина на 15, 25 или 50 долларов. Исследование было одобрено институциональным наблюдательным советом до его реализации. Информированное согласие было получено от всех участников до проведения исследования.

Меры

Черта гнева

Черта гнева оценивалась по 10-балльной шкале черты характера гнева в Опроснике проявления гнева состояния-черты (STAXI-2; Spielberger, 1999).Шкала разделена на два компонента: гневный темперамент (т. Е. Склонность к переживанию гнева без конкретной провокации гнева) и гневная реакция (т. Е. Частота переживания гневных чувств в ситуациях, связанных с негативными оценками / разочарованием). Участники оценили каждый пункт по 4-балльной шкале Лайкерта от (1) почти никогда до (4) почти всегда . Шкала Trait Anger продемонстрировала хорошую внутреннюю согласованность в неклинических выборках взрослых (альфа =.84 — 0,86; Spielberger, 1999) и в азиатских выборках (альфа = 0,82 — 0,85; Bishop & Quah, 1998). В текущем исследовании подшкалы Angry Temperament и Angry Reaction продемонстрировали приемлемую внутреннюю согласованность с альфами Кронбаха 0,85 и 0,74 соответственно.

Адаптивность и сплоченность семьи

Шкала оценки адаптации и сплоченности семьи II — Семейная версия (FACES-II; Olson, McCubbin, Barnes, Larsen, Muxen, & Wilson, 1982) использовалась для измерения приспособляемости и сплоченности семьи.Подшкалы адаптируемости и сплоченности содержат 14 и 16 пунктов соответственно. Участников попросили оценить каждый пункт по 5-балльной шкале Лайкерта в диапазоне от 1 ( почти никогда, ) до 5 (, почти всегда, ). Пример элемента из подшкалы адаптируемости: «Каждый член семьи вносит свой вклад в основные семейные решения». Примерный элемент из подшкалы Сплоченности: «Члены семьи поддерживают друг друга в трудные времена». Составные баллы были рассчитаны с использованием процедуры суммирования весов, в которой учитывались как положительные, так и отрицательные элементы (Olson et al., 1982). Подшкалы сплоченности и адаптивности ранее демонстрировали хорошую внутреннюю согласованность среди азиатско-американских студентов колледжей с альфа-коэффициентами 0,84 и 0,91 соответственно (Lee, Choe, Kim, & Ngo, 2000). Хорошая внутренняя согласованность была также получена в текущем исследовании по субшкалам сплоченности (альфа = 0,82) и адаптируемости (альфа = 0,82).

Общение родителей и подростков

Шкала общения родителей и подростков (PAC; Barnes & Olsen, 1985) использовалась для измерения восприятия студентами колледжа общего качества общения с отцом и матерью соответственно.PAC состоит из двух подшкал: открытости и проблем с общением. Примерный элемент для подшкалы открытости: «Мне легко обсуждать проблемы с моим [отцом / матерью]». Примерный элемент для подшкалы «Проблемы с общением»: «Есть темы, которые я избегаю обсуждать с моим [отцом / матерью]». Участников попросили оценить каждый пункт по 5-балльной шкале Лайкерта от 1 ( категорически не согласен, ) до 5 ( полностью согласен, ), причем более высокие баллы указывают на более высокое качество общения.PAC продемонстрировал хорошую внутреннюю согласованность в предыдущих исследованиях с альфа = 0,88 для общей шкалы (Barnes & Olsen, 1985) и альфа = 0,76 для выборки камбоджийской молодежи (Daley, 2006). Поскольку субшкалы общения мать-ребенок и отец-ребенок значительно коррелировали ( r = 0,38, p <0,001), они были усреднены, чтобы сформировать один составной показатель, отражающий качество общения с обоими родителями. Комбинированный PAC продемонстрировал отличную внутреннюю согласованность в текущем исследовании (альфа =.94).

Подавление гнева

Подавление гнева измерялось с помощью подшкалы In Expression-In в Перечне выражений гнева состояния-черты (STAXI-2; Spielberger, 1999). Подшкала содержит восемь пунктов, оценивающих частоту, с которой люди подавляют испытываемые ими гневные чувства. Участников попросили оценить каждый пункт по 4-балльной шкале Лайкерта от (1) почти никогда до (4) почти всегда . Подшкала In Expression-In продемонстрировала адекватную внутреннюю согласованность с альфами надежности.78 (женщины) и 0,74 (мужчины) в неклинических выборках взрослых (Spielberger, 1999). STAXI-2 также успешно применялся у взрослых американцев азиатского происхождения (например, Kim & Zane, 2004). Подшкала продемонстрировала приемлемую внутреннюю согласованность в текущем исследовании (альфа = 0,75).

Самоконструирование

Шкала самоконструирования из 24 пунктов (SCS; Singelis, 1994) содержит две подшкалы из 12 пунктов, оценивающих взаимозависимые и независимые самоконструирование, соответственно, по 7-балльной шкале Лайкерта в диапазоне от 1 (). категорически не согласен ) на 7 ( полностью согласен ).Настоящее исследование сосредоточено на взаимозависимой подшкале самооценки. Вот один пример: «Для меня важно поддерживать гармонию в моей группе». SCS продемонстрировал адекватную внутреннюю согласованность в предыдущих исследованиях с альфа-коэффициентами в диапазоне от 0,71 до 0,73 (Sato & McCann, 1998; Singelis & Sharkey, 1995; Singelis, Triandis, Bhawuk, & Gelfand, 1995). SCS применялся к азиатским образцам (например, Kwan, Bond, & Singelis, 1997). Взаимозависимая подшкала самооценки продемонстрировала приемлемую внутреннюю согласованность в текущем исследовании (альфа =.73).

Депрессивные симптомы

Опросник депрессии Бека (BDI; Beck, Ward, Mendelsohn, & Erbaugh, 1961) — это показатель из 21 пункта, оценивающий когнитивные, аффективные, поведенческие и соматические аспекты депрессии. Респондентов попросили оценить каждый пункт по шкале от 0 до 3, чтобы отразить интенсивность симптома в течение прошлой недели (например, степень печали), при этом более высокие баллы указывают на более высокий уровень депрессии. Предыдущие мета-анализы BDI продемонстрировали хорошую надежность с психиатрическими и непсихиатрическими выборками с альфа-коэффициентами.86 и 0,81 соответственно (Beck, Steer, & Garbin, 1988). BDI продемонстрировал хорошую внутреннюю согласованность в текущем исследовании (альфа = 0,87).

Результаты

Предварительный анализ

показывает корреляции нулевого порядка, средние и стандартные отклонения для всех переменных исследования. Эти корреляции подтверждают теоретические ассоциации между характерным гневом и семейными процессами с подавлением гнева ( p s <0,001), а также между подавлением гнева и депрессивными симптомами ( r =.47; стр. <0,001). Пол и возраст не были связаны с переменными исследования ( p, s> 0,05) и поэтому не были включены в последующий анализ.

Таблица 1

Корреляции нулевого порядка, средние и стандартные отклонения исследуемых переменных (N = 365)

915 915 915 915 915 915 915 915 915 915 915 915 915 915 915 915 915 915 915 915 915 915 915 915 915 915 915 915 915 ) Возраст 915 915 915 915 915 915 915 915 915 915 915 915 915 915 915 915 915 915 915 конструкционный 915 915 915 915 915 915 915 915 915 915 915 915 915 915 915 915 915 915 915 915 915 915 915 915 темперамент 915 915 915 915 915 915 915 915 915 21 15 15 15 −.16 915 915 915 21 915 915 915 21 919 915 915 915 21 915 915
Переменная (1) (2) (3) (4) (5) (6) (7) (8) (9)
(1) Пол -.15 ** 0,01 0,08 -.06 .00 −.06 −.01 −.10 −.12 * .44 *** 915 915
(6) Общение с родителями и подростками .02 .02 −.03 −.20 *** −.24 ***
(7) Адаптивность к семье −.01 , 02 −.03 −.11 20 *** .71 ***
(8) Семейная сплоченность 0,05 ** −.18 ** 0,73 *** ,70 *** 19
(9) Подавление гнева -.03 −.02 .09 .24 *** .45 *** −.45 *** 0 −.34 *** −.31 ***
(10) Депрессивные симптомы 0,02 .02 . 0,06 0,33 *** .38 *** −.27 *** −.27 *** −.28 *** 0,47 ***
M НЕТ 19,30 5,15 6,45 93119 9,3119 60.13 19,13 7,33

SD Н / А 1,27 13,23 8,69 10,80 4,40 6,03

Средний уровень расовых и культурных различий в подавлении эмоций был исследован с помощью t-тестов независимой выборки.Результаты показали, что американцы азиатского происхождения ( M = 20,13; SD = 4,39) сообщили о значительно более высоких уровнях подавления гнева, чем американцы европейского происхождения ( M = 18,31; SD = 4,22), t (363) = — 4.02, п. <.001. Лица с высоким и низким уровнем взаимозависимой самооценки не различались значимо по подавлению гнева, t (363) = -1,27, p = 0,21, хотя средние значения были в ожидаемом направлении, и большее количество взаимозависимых людей сообщали больше подавления гнева ( M = 19.43; SD = 4,38), чем те, кто был менее взаимозависимым ( M = 18,85; SD = 4,38).

Подавление гнева как посредник

Тестирование теоретической модели в расе

Мультивыборочный анализ CFA (в соответствии с рекомендациями Андерсона и Гербинга, 1988; Клайн, 2005) показал приемлемое соответствие модели измерения данным среди американцев азиатского происхождения и американцев европейского происхождения. , χ 2 (76) = 147,29, p <0,001, CFI = 0,96, NNFI = 0,94, RMSEA =.07. Затем для тестирования предложенной модели использовался сканирующий электронный микроскоп с несколькими выборками. Приемлемые подгонки модели были получены для конфигурационной инвариантности [χ 2 (76) = 147,28, p <0,001; CFI = 0,96, NNFI = 0,94, RMSEA = 0,07] и факториальная инвариантность [χ 2 (83) = 159,68, p <0,001; CFI = 0,96, NNFI = 0,94, RMSEA = 0,07] для американцев азиатского происхождения и американцев европейского происхождения. Разница хи-квадрат между моделями конфигурационной (Модель 1.1) и факториальной инвариантности (Модель 2.1) было незначительным, Δχ 2 (7) = 12,39, p > 0,05, что указывает на факториальную инвариантность по расовым группам. Значительные косвенные эффекты гнева и семейных процессов на депрессивные симптомы продемонстрировали опосредованную роль подавления гнева для обеих расовых групп ( p, s <0,05), что подтверждает нашу первую гипотезу (см.).

Таблица 2

Нестандартизированные коэффициенты пути для модели посредничества по расе и взаимозависимому самоконструированию

AA High 20915 919 Черты характера95 ** (1,59) → Депрессивные симптомы (.02)
Модель 2.1 — Факторная инвариантность Раса Взаимозависимая
Самоконструируемая


Оценки параметров (структурная модель) AA High



Ковариация
−3,09 ** (1,20) −4,89 ** (1,61) −5,15 ** (1,58)
Прямое воздействие
Черта гнева → Подавление гнева ,20 *** (0,05) ,23 *** (0,04) ,22 *** ( .04) .21 *** (.05)
Семейные процессы → Подавление гнева -.02 *** (.004) −.01 ** (.004) −.01 *** (.004) −.01 ** (.004)
Характерный гнев → депрессивные симптомы 0,05 (0,03) 0,02 (0,02) 0,03 (0,03) 0,05 * (0,02) Семейные процессы
.001 (.002) −.005 ** (.002) .00 (.002) −.003 (.002)
Подавление гнева → Депрессивные симптомы .22 ** (.08) .23 *** (.06) .25 ** (.09) .15 * (.06)
Косвенный Эффекты
Характерный гнев → депрессивные симптомы 0,04 * (0,02) 0,05 *** ** (0,02) 0 .03 * (.01)
Семейные процессы → Депрессивные симптомы -.003 * (.002) −.002 * (.001) −.003 * (.001) −,002 (.001)
Тестирование теоретизированной модели по уровням взаимозависимого самоконструирования

Используя медианное разбиение, вся выборка была разделена на две группы (низкая и высокая) с помощью взаимозависимого самоконструирования. Мультивыборочный CFA показал приемлемое соответствие модели измерения данным по этим двум группам, χ 2 (76) = 130,26, p <.001, CFI = 0,97, NNFI = 0,96, RMSEA = 0,06. Затем для тестирования предложенной модели использовался мультидисковый СЭМ. Удовлетворительное соответствие модели было получено для конфигурационной и факториальной инвариантности по группам (см.). Разница хи-квадрат между моделями конфигурационной (Модель 1.1) и факторной инвариантности (Модель 2.1) была незначительной, Δχ 2 (7) = 2,07, p > 0,05, что указывает на факториальную инвариантность между группами. Косвенные эффекты гнева и семейных процессов на депрессивные симптомы для обеих групп были значительными, что указывает на опосредованную роль подавления гнева ( p s <.05), за исключением семейных процессов → эффект депрессии для группы с высокой степенью взаимозависимости самоконструирования. Таким образом, наша первая гипотеза в целом получила поддержку (см.).

Таблица 3

Сводная статистика моделей, протестированных среди американцев азиатского происхождения и американцев европейского происхождения


05 84039,20001
Модель χ 2 df p CFI CFI N Δχ 2 Δ df p
Конфигурационная инвариантность ( 1.1 ) 147,28 76 <.001 .96 .94 .07
Факторная инвариантность 992.61909 <.001 .96 .94 .07 12,40 7 нс
Эквивалент пути ( 3,1 ) .57 .44 .22 679,52 1 <.001

Модерация по расе

Для проверки модерации по расе (см.) Было введено единственное ограничение подавление гнева — путь депрессии (Модель 3.1) и сравнение с моделью факторной инвариантности (Модель 2.1). Как показано на, это дополнительное ограничение привело к значительной разнице хи-квадрат, Δχ 2 (1) = 679,52, p <.001, и более бедная модель подходит, что указывает на сдерживающий эффект по признаку расы. Другими словами, сила связи между подавлением гнева и депрессивными симптомами оказалась различной у американцев азиатского происхождения и американцев европейского происхождения. В частности, в модели 2.1 отношение подавления к депрессии было ослаблено для американцев азиатского происхождения (нестандартный B = 0,22, SE = 0,08, p <0,01) по сравнению с американцами европейского происхождения (нестандартный B = 0,23, SE = 0,06, p <0,001). Эти результаты подтвердили нашу вторую гипотезу.

Культурная модерация посредством взаимозависимого самоконструирования

Чтобы проверить модерацию посредством самоконструирования (см.), Было введено единственное ограничение на путь подавления гнева — депрессия (Модель 3.1) и проведено сравнение с моделью факторной инвариантности (Модель 2.1). ). Как показано на фиг., Результаты показали, что это дополнительное ограничение привело к значительной разнице хи-квадрат, Δχ 2 (1) = 88,38, p <0,001, и модель хуже подходит. Другими словами, можно сделать вывод об умеренности, учитывая значимые различия между низкими и низкими ценами.высокие взаимозависимые самоконструируемые группы по силе связи между подавлением гнева и депрессивными симптомами. В частности, в модели 2.1 отношение подавления к депрессии было ослабленным для людей с высоким (нестандартный B = 0,15, SE = 0,06, p, <0,05) по сравнению с низким (нестандартный B = 0,25, SE = 0,09, p <0,01) взаимозависимое самоконструирование, что указывает на сдерживающий эффект культурной ориентации. Таким образом, результаты предоставили доказательства в поддержку нашей второй гипотезы.

Таблица 4

Сводная статистика для моделей, протестированных на индивидуумах с низкой и высокой степенью взаимозависимости самоконструирования

CF 914 914 CF 914F
01 132,340
Модель χ 2 df RMSEA Δχ 2 Δ df p
Конфигурационная инвариантность ( 1,1 ) 130.26 76 <0,001 .97 .96 .06
Факторная инвариантность ( 2,1 ) .97 .96 .06 2,07 7 нс
Эквивалент пути ( 3,1 ) 220,71 84 201.92 .90 .10 88,38 1 <.001

Обсуждение

В настоящем исследовании проверялась теоретическая модель регуляции эмоций и ее связь с депрессивными симптомами среди студентов колледжей. С этической точки зрения мы проверили возможность обобщения основной модели регуляции эмоций (Yap et al., 2007) среди двух расовых групп (американцев азиатского происхождения и американцев европейского происхождения) и двух групп, определяемых культурой (те, кто был относительно высоким, а другие — европейскими).низкий уровень взаимозависимой самооценки). С эмической точки зрения мы проверили расовую и культурную умеренность связи подавление гнева — депрессия в модели. Этот комплексный подход позволил нам изучить внешнюю валидность теоретической модели, а также культурные граничные условия для этой модели.

Основные результаты исследования уникальны тем, что они представляют собой первую попытку не только проверить эту модель регуляции эмоций в межкультурном контексте, но также и проверить культурную модерацию связи между подавлением гнева и депрессивными симптомами среди студентов колледжей.Результаты SEM показали, что подавление гнева было значительным посредником в влиянии гнева и семейных процессов на депрессивные симптомы студентов колледжа, независимо от их расы и уровня взаимозависимой самооценки. Настоящие результаты также указывают на то, что модель следует рассматривать в свете расы и культурного контекста, поскольку связь подавления гнева и депрессии ослаблялась статусом американцев азиатского происхождения и более высокими уровнями взаимозависимой самооценки.

Эти новые открытия основаны на некоторых новых исследованиях в области регуляции эмоций и согласуются с ними.Во-первых, проверка модели регуляции эмоций Япа и др. (2007) расширяет эту теоретическую работу, предоставляя первоначальные эмпирические доказательства применимости модели к американцам азиатского происхождения и американцам европейского происхождения с различными уровнями взаимозависимого самоконструирования; результаты также расширяют потенциальный возрастной диапазон модели за счет включения новых взрослых. Во-вторых, в целом хорошее соответствие модели посредничества продемонстрировало, что подавление гнева действительно связано с расходами в отношении результатов психического здоровья, в частности, депрессивной симптоматики.Это согласуется с предыдущими выводами о том, что подавление эмоций часто связано с негативными психосоциальными последствиями (например, Gross & John, 2003). В-третьих, результаты вносят важный вклад в создание базы эмпирических знаний о том, как раса и культура могут регулировать связь между регулированием эмоций и психологической адаптацией. Вывод о том, что подавление гнева было менее пагубным по сравнению с депрессивными симптомами среди людей, которые были в значительной степени взаимозависимыми, аналогичен выводу предыдущего исследования (Butler et al., 2007), что указывает на то, что негативные последствия подавления экспрессии в социальных взаимодействиях были уменьшены для женщин, придерживающихся двухкультурных азиатско-европейских ценностей. Кроме того, было обнаружено, что связь между регулированием гнева и проблемами адаптации подростков сдерживается самоконструированием (Park & ​​Kim, 2009). Настоящее исследование примечательно тем, что оно первое, демонстрирующее культурную умеренность связи «подавление эмоций — результат» в отношении депрессивных симптомов среди студентов колледжей.

Методологически исследование устранило некоторые пробелы в современной литературе по регулированию эмоций. Учитывая предыдущие рекомендации (например, John & Gross, 2004), мы внимательно изучили регулирование одной дискретной эмоции (а именно, гнева), а не изучили регулирование эмоций в глобальном масштабе. Акцент на гневе был также полезен с культурной точки зрения, поскольку эта эмоция продемонстрировала большую вариативность в разных культурах с точки зрения психологического и социального воздействия (Китайма и др., 2004; Markus & Kitayama, 1991). Очень мало эмпирических исследований в этой области посвящено изучению роли культурного контекста, и это исследование было разработано именно для этого. Наконец, исследование проверило посредничество и модерацию с помощью SEM, который фиксирует ошибку измерения и позволяет использовать несколько показателей для некоторых конструкций (например, семейных процессов).

Ограничения и направления на будущее

Результаты настоящего исследования следует интерпретировать в свете его ограничений, которые также указывают направления для будущих исследований.Во-первых, исследование было перекрестным по дизайну, и поэтому нельзя сделать вывод ни о причинно-следственной связи, ни о направлении воздействия. В будущих исследованиях следует изучить конструкции в продольном направлении, чтобы установить их временную последовательность (например, D. A. Cole & Maxwell, 2003). Во-вторых, учитывая нынешнюю выборку студентов, неясно, в какой степени конструирование семейных процессов было заметным, поскольку большинство студентов обычно не жили со своими семьями. В то же время значение семейных процессов в влиянии на аффективное и психологическое состояние молодых людей не следует преуменьшать, как показали предыдущие исследования (например,г., Hwang & Wood, 2009). В-третьих, эта выборка студентов колледжа может не быть репрезентативной для общей популяции молодых людей, уровень образования которых может варьироваться. В будущих исследованиях следует проверить возможность обобщения этих результатов для различных групп и условий (например, на основе сообществ и клинических выборок, различных возрастных диапазонов, полов, уровней аккультурации, других расовых / этнических групп населения). В-четвертых, в настоящем исследовании изучались культурные влияния через самооценку; тем не менее, существует множество способов операционализации культурного контекста.В будущих исследованиях следует использовать другие важные культурные конструкции, связанные с регулированием эмоций и их последствиями, такими как аккультурация, озабоченность лицом (Zane & Yeh, 2002) и дистанция власти (Hofstede, 1980). Наконец, в исследовании оценивались представляющие интерес переменные посредством самоотчета, и в будущих исследованиях следует изучить несколько методов оценки (например, поведенческие и физиологические индикаторы подавления эмоций).

Значение для теории, исследований и клинической практики

Текущие результаты также указывают на некоторые значения для теории, исследований и клинической практики.Результаты предлагают эмпирическую поддержку модели Япа и др. (2007), особенно в отношении центральной опосредующей роли регуляции эмоций как важного объяснительного механизма, связывающего темперамент и семейные процессы с депрессией. Однако универсальность этой теоретической модели ограничена некоторыми культурными параметрами (например, уровнями взаимозависимого самоконструирования). Что касается будущих исследований, то здесь можно сделать как минимум два вывода. Теоретически обоснованные модели регуляции эмоций следует продолжать эмпирически проверять, чтобы проверить или опровергнуть их применимость в различных группах населения и условиях.В то же время необходимо вдумчиво учитывать культурный контекст и тестировать эмические измерения моделей. Например, в будущих исследованиях можно будет рассмотреть, может ли культура влиять на другие связи в этой модели и каким образом. Наконец, с точки зрения практики, клиницисты, которые занимаются вмешательством и профилактическими мероприятиями, направленными на снижение депрессии среди студентов колледжей, должны рассматривать индивидуальные стратегии регуляции эмоций как один податливый механизм, который может быть связан с депрессивной симптоматикой.Клиницисты также должны знать о самооценках своих клиентов, которые могут по-разному влиять на негативное влияние стратегии регулирования эмоций, такой как подавление гнева, на результаты психического здоровья, такие как симптомы депрессии. Проще говоря, некоторые стратегии регулирования эмоций могут не иметь такого негативного воздействия на одних людей, как на других, в зависимости от их самооценки.

В заключение, настоящее исследование объединило этический и эмический подходы для проверки теоретической модели регуляции эмоций (Yap et al., 2007) в выборке американских студентов азиатского и европейского происхождения. Результаты исследования являются одними из первых в своем роде, проверяющих кросс-культурную применимость этой модели. Более того, результаты подчеркнули важность культурного контекста в демонстрации сдерживания связи подавления гнева и депрессии посредством взаимозависимого самоконструирования. Понимание как универсальных, так и культурных аспектов роли регуляции эмоций в развитии депрессии и других форм психопатологии будет иметь важное значение для эффективных усилий по профилактике и вмешательству среди различных групп населения.

Благодарности

Второй автор в этом исследовании частично поддерживался Азиатско-американским центром исследований неравенств (грант Национального института психического здоровья: 1P50MH073511-01A2). Мы хотели бы поблагодарить сотрудников Лаборатории культуры и семейных процессов за помощь в сборе и вводе данных. Мы также хотели бы поблагодарить Скотта Э. Максвелла, Роберта Переру и Ке-Хай Юаня за их статистические консультации.

Сноски

Заявление издателя: Следующая рукопись является окончательно принятой.Он не подвергался окончательному редактированию, проверке фактов и корректуре, необходимой для официальной публикации. Это не окончательная версия, проверенная издателем. Американская психологическая ассоциация и ее Совет редакторов отказываются от какой-либо ответственности или обязательств за ошибки или упущения в этой версии рукописи, любой версии, полученной из этой рукописи NIH или другими третьими сторонами. Опубликованная версия доступна по адресу www.apa.org/pubs/journals/cdp.

Ссылки

  • Андерсон Дж. К., Гербинг Д. В..Моделирование структурным уравнением на практике: обзор и рекомендуемый двухэтапный подход. Психологический бюллетень. 1988. 103: 411–423. [Google Scholar]
  • Barnes HL, Olson DH. Коммуникация между родителями и подростками и модель окружности. Развитие ребенка. 1985; 56: 438–447. [Google Scholar]
  • Beck AT, Ward CH, Mendelson M, Mock J, Erbaugh J. Инвентарь для измерения депрессии. Архив общей психиатрии. 1961; 4: 561–571. [PubMed] [Google Scholar]
  • Бек А.Т., Стир Р.А., Гарбин М.Г.Психометрические свойства описи депрессии Бека: оценка за двадцать пять лет. Обзор клинической психологии. 1988. 8 (1): 77–100. [Google Scholar]
  • Bentler PM. EQS для Windows (версия 6.1) [компьютерное программное обеспечение] Encino, CA: Multivariate Software; 2003. [Google Scholar]
  • Betancourt H, López SR. Изучение культуры, этнической принадлежности и расы в американской психологии. Американский психолог. 1993. 48: 629–637. [Google Scholar]
  • Епископ Г.Д., Куа С. Надежность и обоснованность мер гнева / враждебности в Сингапуре: шкала Кука и Медли Хо, STAXI и инвентаризация враждебности Басса-Дерки.Личность и индивидуальные различия. 1998. 24 (6): 867–878. [Google Scholar]
  • Bridewell WB, Chang EC. Различие между тревогой, депрессией и враждебностью: отношение к гневу, гневу и контролю над гневом. Личность и индивидуальные различия. 1997. 22 (4): 587–590. [Google Scholar]
  • Броуди К.Л., Хаага ДАФ, Кирк Л., Соломон А. Переживания охваченных гневом людей, которые выздоровели от депрессии и никогда не впадали в депрессию. Журнал нервных и психических заболеваний. 1999. 187: 400–405.[PubMed] [Google Scholar]
  • Батлер Е.А., Ли Т.Л., Гросс Дж. Дж. Регулирование эмоций и культура: зависят ли социальные последствия подавления эмоций от культуры? Эмоции. 2007. 7 (1): 30–48. [PubMed] [Google Scholar]
  • Бирн Б.М. Основные концепции, приложения и программирование. Таузенд-Оукс, Калифорния: Sage Publications; 1994. Моделирование структурных уравнений с помощью EQS и EQS Windows. [Google Scholar]
  • Чао РК. За пределами родительского контроля и авторитарного стиля воспитания: понимание китайского воспитания через культурное понятие обучения.Развитие ребенка. 1994; 65: 1111–1119. [PubMed] [Google Scholar]
  • Коул Д.А., Максвелл С.Е. Тестирование опосредованных моделей с помощью продольных данных: вопросы и советы по использованию моделирования структурных уравнений. Журнал аномальной психологии. 2003; 112: 558–577. [PubMed] [Google Scholar]
  • Коул П.М., Мартин С.Е., Деннис Т.А. Регулирование эмоций как научный конструкт: методологические проблемы и направления исследований развития ребенка. Развитие ребенка. 2004. 75: 317–333. [PubMed] [Google Scholar]
  • Дейли ТК.Восприятие и согласованность симптомов и коммуникации среди камбоджийской молодежи и родителей второго поколения: дизайн согласованного контроля. Детская психиатрия и развитие человека. 2006; 37: 39–53. [PubMed] [Google Scholar]
  • Деффенбахер JL, Oetting ER, Thwaites GA, Lynch RS, Baker DA, Stark RS и др. Теория гнева между состоянием и полезностью шкалы гнева. Журнал психологической консультации. 1996. 43 (2): 131–148. [Google Scholar]
  • Экман П. Универсальность и культурные различия в выражении эмоций на лице.В: Коул Дж., Редактор. Симпозиум по мотивации в Небраске, 1971. Vol. 19. Линкольн: Университет Небраски Press; 1972. [Google Scholar]
  • Gross JJ. Регулирование эмоций, ориентированное на предшествующие и ответные реакции: различные последствия для опыта, выражения и физиологии. Журнал личности и социальной психологии. 1998. 74 (1): 224–237. [PubMed] [Google Scholar]
  • Gross JJ, John OP. Индивидуальные различия в двух процессах регуляции эмоций: влияние на аффект, отношения и благополучие.Журнал личности и социальной психологии. 2003. 85 (2): 348–362. [PubMed] [Google Scholar]
  • Гросс Дж. Дж., Левенсон Р. У. Скрытие чувств: острые эффекты подавления отрицательных и положительных эмоций. Журнал аномальной психологии. 1997. 106 (1): 95–103. [PubMed] [Google Scholar]
  • Hofstede GH. Последствия культуры: международные различия в ценностях, связанных с работой. Беверли-Хиллз, Калифорния: Сейдж; 1980. [Google Scholar]
  • Hwang W.C, Wood JJ. Аккумуляторное семейное дистанцирование: связь с симптоматикой, о которой сообщают сами американцы азиатского происхождения и латиноамериканцы.Детская психиатрия и развитие человека. 2009. 40: 123–138. [PubMed] [Google Scholar]
  • Джон О.П., Гросс Дж. Дж. Регулирование здоровых и нездоровых эмоций: процессы личности, индивидуальные различия и развитие на протяжении жизни. Журнал личности. 2004. 72: 1301–1334. [PubMed] [Google Scholar]
  • Ким БСК, Аткинсон Д.Р., Ян PH. Азиатская шкала ценностей: развитие, факторный анализ, проверка и надежность. Журнал психологической консультации. 1999. 46: 342–352. [Google Scholar]
  • Ким И.Дж., Зейн, NWS.Этнические и культурные различия в регуляции гнева и моделях привязанности среди обидчиков мужского пола из числа корейцев, американцев и американцев европейского происхождения. Культурное разнообразие и психология этнических меньшинств. 2004. 10: 151–168. [PubMed] [Google Scholar]
  • Китаяма С., Карасава М., Мескита Б. Коллективные и личные процессы в регулировании эмоций: эмоции и себя в Японии и США. В: Филиппот П., Фельдман Р.С., редакторы. Регулирование эмоций. Махва, Нью-Джерси, США: Лоуренс Эрлбаум Ассошиэйтс; 2004 г.С. 251–273. [Google Scholar]
  • Kline RB. Принципы и практика моделирования структурными уравнениями. 2-е изд. Нью-Йорк: Гилфорд; 2005. [Google Scholar]
  • Коппер Б.А., Эпперсон Д.Л. Переживание и выражение гнева: отношения с полом, социализация гендерных ролей, депрессия и психическое здоровье. Журнал психологической консультации. 1996. 43 (2): 158–165. [Google Scholar]
  • Кван VSY, Bond MH, Singelis TM. Панкультурные объяснения удовлетворенности жизнью: добавление гармонии в отношения к самооценке.Журнал личности и социальной психологии. 1997. 73: 1038–1051. [PubMed] [Google Scholar]
  • Ли Р.М., Чхве Дж., Ким Дж., Нго В. Построение шкалы азиатско-американских семейных конфликтов. Журнал психологической консультации. 2000. 47 (2): 211–222. [Google Scholar]
  • Маркус HR, Китайма С. Культура и личность: влияние на познание, эмоции и мотивацию. Психологический обзор. 1991. 98 (2): 224–253. [Google Scholar]
  • Martin RC, Dahlen ER. Стили реакции гневом и реакция на провокацию.Личность и индивидуальные различия. 2007. 43 (8): 2083–2094. [Google Scholar]
  • Мацумото Д. Этнические различия в интенсивности аффекта, эмоциональных суждениях, поведенческих установках и самооценке эмоционального выражения в американской выборке. Мотивация и эмоции. 1993. 17: 107–123. [Google Scholar]
  • Мацумото Д., Ю Ш. К новому поколению кросс-культурных исследований. Перспективы психологической науки. 2006; 1: 234–250. [PubMed] [Google Scholar]
  • Мацумото Д., Ю С.Х., Накагава С. Многонациональное исследование правил культурной демонстрации.Культура, регулирование эмоций и приспособление. Журнал личности и социальной психологии. 2008. 94 (6): 925–937. [PubMed] [Google Scholar]
  • Мескита Б., Альберт Д. Культурная регуляция эмоций. В: Гросс Дж. Дж., Редактор. Справочник по регулированию эмоций. Нью-Йорк: Гилфорд Пресс; 2007. С. 486–503. [Google Scholar]
  • Mesquita B, Frijda NH. Культурные различия в эмоциях: обзор. Психологический бюллетень. 1992; 112: 179–204. [PubMed] [Google Scholar]
  • Моррис А.С., Силк Дж. С., Стейнберг Л., Майерс С. С., Робинсон Л. Р..Роль семейного контекста в развитии регуляции эмоций. Социальное развитие. 2007. 16 (2): 361–388. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Murray CJL, Lopez AD. Глобальное бремя болезней. Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета; 1996. [Google Scholar]
  • Олсон Д., Маккаббин Х.И., Барнс Х., Ларсен А., Муксен М., Уилсон М. Семейные инвентаризационные списки: инвентарные списки, используемые в национальном опросе семей на протяжении жизненного цикла семьи. Миннесота: Семейная пресса социальных наук; 1982 г.[Google Scholar]
  • Palfai TP, Hart KE. Стили преодоления гнева и воспринимаемая социальная поддержка. Журнал социальной психологии. 1997. 137 (4): 405–411. [PubMed] [Google Scholar]
  • Park IJK, Kim PY. Семейные процессы, регуляция гнева и проблемы адаптации у корейско-американских подростков: умеренность путем самооценки. 2009 г. Неопубликованная рукопись. [Google Scholar]
  • Пак И.К., Ким С.И., Чунг Р.Й.М., Ким М. Семейная социализация в развитии детской психопатологии азиатских американцев.В: Leong F, Juang L, Qin DB, Fitzgerald HE, редакторы. Детская психология и психическое здоровье: культурные и этно-расовые перспективы: Том 2: Психическое здоровье детей азиатских американцев и жителей тихоокеанских островов: Профилактика и лечение. CA: Praeger / ABC-CLIO; под давлением. [Google Scholar]
  • Parrott DJ, Zeichner A, Evces M. Влияние гнева на когнитивную обработку эмоциональных стимулов. Журнал общей психологии. 2005. 132 (1): 67–80. [PubMed] [Google Scholar]
  • Репетти Р.Л., Тейлор С.Е., Симан Т.Э.Рискованные семьи: семейное социальное окружение и психическое и физическое здоровье потомства. Психологический бюллетень. 2002. 128: 330–366. [PubMed] [Google Scholar]
  • Сато Т., Макканн Д. Индивидуальные различия в родстве и индивидуальности: исследование двух конструкций. Личность и индивидуальные различия. 1998. 24: 847–859. [Google Scholar]
  • Singelis TM. Измерение независимых и взаимозависимых самооценок. Вестник личности и социальной психологии. 1994; 20: 580–591.[Google Scholar]
  • Singelis TM, Sharkey WF. Культура, самооценка и неловкость. Журнал кросс-культурной психологии. 1995; 26: 622–644. [Google Scholar]
  • Singelis TM, Triandis HC, Bhawuk DS, Гельфанд М. Горизонтальные и вертикальные измерения индивидуализма и коллективизма: теоретические и измерительные уточнения. Межкультурные исследования. 1995; 29: 240–275. [Google Scholar]
  • Сото Дж. А., Левенсон Р. В., Эблинг Р. Культура умеренности и самовыражения: эмоциональный опыт, поведение и физиология у американцев китайского и мексиканского происхождения.Эмоции. 2005. 5: 154–165. [PubMed] [Google Scholar]
  • Компакт-диск Спилбергера. Опись проявления гнева состояния-черты -2. Одесса, Флорида: Ресурс психологической оценки, Inc; 1999. [Google Scholar]
  • Цай Дж. Идеальный аффект: культурные причины и поведенческие последствия. Перспективы психологической науки. 2007; 2: 242–259. [PubMed] [Google Scholar]
  • Вулф М.М., Ян PH, Вонг Е.К., Аткинсон Д.Р. Разработка и разработка Европейско-американской шкалы ценностей для американцев азиатского происхождения. Культурное разнообразие и психология этнических меньшинств.20010; 7: 274–283. [PubMed] [Google Scholar]
  • Яп МБХ, Аллен Н.Б., Шибер Л. Использование структуры регулирования эмоций для понимания роли темперамента и семейных процессов в риске подростковых депрессивных расстройств. Клиническая детская и семейная психология. 2007. 10 (2): 180–196. [PubMed] [Google Scholar]
  • Зейн Н., Йе М. Использование культурных переменных в оценке: исследования потери лица. В: Курасаки К.С., Окадзаки С., Сью С., редакторы. Азиатско-американское психическое здоровье: теории и методы оценки.Нью-Йорк: Kluwer Academic / Plenum Publishers; 2002. С. 123–138. [Google Scholar]

Случай чрезмерного гнева и управление им при депрессии

Indian J Psychol Med. 2014 январь-март; 36 (1): 77–79.

Анамика Саху

Отделение психиатрии Всеиндийского института медицинских наук, Нью-Дели, Индия

Прити Гупта

1 Отделение психиатрии Медицинского колледжа и больницы ERA в Лакхнау, Лакхнау, Уттар-Прадеш

, Индия

Чаттерджи

Отделение психиатрии Всеиндийского института медицинских наук, Нью-Дели, Индия

Отделение психиатрии Всеиндийского института медицинских наук, Нью-Дели, Индия

1 Отделение психиатрии Медицинского колледжа ERA в Лакхнау и больница , Lucknow, Uttar Pradesh, India

Адрес для корреспонденции: Ms.Анамика Саху, отделение психиатрии, Всеиндийский институт медицинских наук, Нью-Дели — 110 029, Индия. Электронная почта: [email protected] Авторские права: © Индийский журнал психологической медицины

Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями Creative Commons Attribution-Noncommercial-Share Alike 3.0 Unported, что разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии правильного цитирования оригинала.

Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

Abstract

Люди, страдающие депрессивным заболеванием, часто имеют симптомы открытого или подавленного гнева. Люди с чертами гнева сталкиваются с преувеличенной проблемой во время симптоматического периода депрессии. Фармакологическое лечение помогает контролировать симптомы депрессии и тревоги, но редко помогает справиться с симптомами гнева. Немедикаментозное лечение, такое как когнитивно-поведенческая терапия (КПТ), эффективно при депрессии, а также при управлении гневом, но не часто используется при гневе, связанном с депрессией или усугубляемом ею.Мы представляем случай 27-летнего мужчины, страдающего депрессивным эпизодом средней степени тяжести с сопутствующей вспышкой гнева. Он прошел КПТ, что привело к значительному уменьшению симптомов гнева, а также тяжести депрессии.

Ключевые слова: Гнев , управление гневом , депрессия

ВВЕДЕНИЕ

Гнев — это универсальная эмоция, присущая всем культурам и национальностям. Однако чрезмерный неконтролируемый гнев, вызванный незначительными проблемами, часто считается вредным.Считается, что гнев играет важную роль в депрессии. Некоторые психоаналитические теоретики и клиницисты предположили, что конфликты и трудности в преодолении гнева играют центральную роль в возникновении и сохранении депрессии. [1,2] Депрессия также концептуализировалась как вид самонаправленного гнева и отмечала склонность к ненависть и враждебность были замечены у пациентов с депрессией, основанные на темпераменте или раннем опыте. [3] В соответствии с этим, была обнаружена положительная связь между тяжестью депрессии и уровнями враждебности и переживания гнева, но она не может быть связана с показателями выраженного гнева и может быть связана только частично с подавленным гневом.[4,5]

Немедикаментозные подходы играют важную роль в индивидуальном управлении депрессией и гневом. Они обладают дополнительным эффектом к фармакологическому лечению, а также рассматриваются в качестве первой линии лечения в случаях депрессии и гнева легкой и средней степени тяжести. Когнитивно-поведенческая терапия (КПТ), наиболее часто применяемая нефармакологическая терапия, направлена ​​на прямое уменьшение симптомов и реализацию стратегий, разработанных для развития навыков решения проблем. [6] В метаанализе было обнаружено, что эффективность КПТ в управлении гневом имеет большой размер эффекта, равный 0.7 и оказал влияние на все измерения — уменьшение гнева, подавление гнева, провокацию гнева, физиологическое возбуждение, связанное с гневом, и на управление дисфункциональными тенденциями совладания, связанными с гневом. [7]

Хотя симптомы гнева чаще встречаются среди пациентов с депрессией, существует ограниченное количество литературы по их ведению у пациентов с депрессией. Мы представляем случай мужчины, страдающего умеренным депрессивным эпизодом с сопутствующей вспышкой гнева, и у него было значительное уменьшение симптомов гнева из-за дополнительной когнитивно-поведенческой терапии, не поддающейся лечению с помощью только фармакотерапии.

ПРАКТИЧЕСКИЙ СЛУЧАЙ

Г-н А., 27-летний холостяк, индус, образование до среднего, без каких-либо серьезных психических или медицинских заболеваний в анамнезе, обратился с основными жалобами на депрессивное настроение, начальную и конечную бессонницу и снижение аппетита, чрезмерная легкая утомляемость, ангедония, чрезмерная раздражительность, частые вспышки гнева, физическое и словесное насилие, акты преднамеренного самоповреждения в течение 3-4 месяцев с прогрессирующим усилением симптомов с течением времени.В его доморбидном анамнезе были обнаружены импульсивные черты характера, частая раздражительность и вспышки гнева, неспособность справиться с критикой и трудности в поддержании друзей и отношений. Однако не было случаев физического насилия или конфликтов с другими людьми. Однако в настоящее время наблюдается значительное увеличение интенсивности и частоты вспышек гнева и раздражительности наряду с депрессивными симптомами. История рождения и развития ничем не примечательна.

Был диагностирован депрессивный эпизод средней интенсивности, и рейтинг депрессии Бека (BDI) и шкалы депрессии Гамильтона (HDRS) составил 11 и 18 соответственно.Был назначен эсциталопрам, который постепенно повышали с 5 до 20 мг / сут. Хотя его депрессивные симптомы показали реакцию на лекарства, гнев и раздражительность не улучшились.

Немедикаментозное лечение, основанное на когнитивно-поведенческом подходе, было начато в основном для решения его проблемы, связанной с гневом. Общая терапия длилась более 4 недель, включая 11 сеансов по 45-90 мин / сеанс. Целью терапии было уменьшить импульсивность, возбуждение и выражение гнева, повысить его способность переносить гнев, направить его энергию просоциальными способами и лучше контролировать напряжение и тревогу даже в напряженных ситуациях.Психологическое образование, планирование активности, самоконтроль гнева и связанных с ним физических сигналов и негативных мыслей, методы расслабления и отвлечения внимания и когнитивная реструктуризация использовались для достижения вышеуказанных целей.

Во-первых, пациент получил психологическое образование о депрессии, природе и важности гнева. Во-вторых, его попросили вести дневник его вспышек гнева, который включал запись предшествующих событий, поведения и последствий его гнева. Кроме того, пациенту также было предложено оценить и записать интенсивность гнева по шкале от 0 до 10.График занятий был составлен в сотрудничестве с пациентом, и ему посоветовали регулярно и надлежащим образом его соблюдать. В ходе оценки выяснилось, что такие тривиальные события, как то, что делается не по желанию субъекта, и такие сигналы, как сердцебиение, приливы жара и нерегулярное дыхание, усиливали его гнев. Это часто приводило к импульсивным действиям, таким как самоповреждение или агрессивное поведение, что позже приводило к глубокому чувству вины и нарушало его межличностные отношения. Чтобы контролировать вегетативные сигналы, Якобсон учили прогрессивной мышечной релаксации и глубокому дыханию.Техника отвлечения была предложена в виде отхода от возбуждающей ситуации, сохранения спокойствия и в то же время воображения приятного образа или фантазии и хорошего самочувствия. Когнитивная реструктуризация помогла заменить провоцирующие гнев мысли более рациональными. Пациенту было предложено несколько раз практиковать.

После 11 сеансов КПТ его гнев и импульсивность значительно улучшились. Он сообщил, что всякий раз, когда он злился, он мог идентифицировать чувство, которое вызывало гнев (напр.г., страх, обида, разочарование). Кроме того, он мог сдерживать свой гнев, использовать положительные мысли и выражать их уважительно. В целом, его воспринимаемая способность контролировать свой гнев улучшилась примерно на 70%. За это время также было отмечено снижение показателей BDI и HDRS от умеренной до легкой степени тяжести, которое со временем окончательно разрешилось. Перед завершением сеансов подчеркивалась важность практики техник даже после разрешения депрессивных симптомов, чтобы справиться со вспышками гнева.

ОБСУЖДЕНИЕ

Основная цель когнитивно-поведенческой терапии в управлении гневом — регулирование гнева путем понимания и отслеживания личных паттернов гнева и приобретения навыков, включающих более адаптивные альтернативы провокации. Предыдущие исследования показали, что пациенты с приступами гнева значительно более депрессивны, тревожны и имеют представления о безнадежности по сравнению с пациентами без приступов гнева, и они с большей вероятностью соответствовали критериям кластера B (истерическое, нарциссическое, пограничное и антисоциальное) расстройств личности в сравнении депрессивным пациентам без приступов гнева.[8,9] Этот случай подчеркивает эффективность КПТ в качестве поддерживающего лечения депрессивного заболевания с выраженным гневом без каких-либо значительных побочных эффектов. У пациента наблюдалось улучшение вспышки гнева, настроения и общего социального функционирования, при этом только фармакотерапия не дала результата. Пациент объяснил свой общий положительный результат комбинацией КПТ и фармакотерапии. Тем не менее, он описал большее чувство контроля над своим гневом из-за CBT. Эти результаты согласуются с результатами предыдущих исследований.В последующем 15-месячном исследовании по снижению гнева среди студентов колледжа экспериментальные группы сообщили о значительном снижении интенсивности и частоты характерного гнева, спровоцированного гнева, связанного с гневом физиологического возбуждения, подавления гнева и выраженного гнева по сравнению с контрольной группой. [10] Аналогичные результаты были продемонстрированы среди подростков мужского пола с расстройством поведения и пациентов-криминалистов с дополнительным улучшением контроля над гневом, более позитивным выражением гнева и использованием более адаптивных стратегий для преодоления стресса.[11,12] КПТ также доказала свою эффективность в уменьшении гнева и агрессивного поведения за рулем в ответ на распространенные раздражители, провоцирующие гнев, среди населения в целом. [13]

В заключение, этот отчет демонстрирует эффективность КПТ в уменьшении симптомов гнева у субъектов с депрессивным расстройством, которое не поддается лечению с помощью фармакотерапии. Таким образом, необходимо сосредоточиться на практике конкретных методов управления гневом у пациентов с расстройством (-ями) оси-1, симптомами которого являются раздражительность и гнев.

Сноски

Источник поддержки: Нет

Конфликт интересов: Нет.

ССЫЛКИ

1. Буш Ф. Н., Радден М., Шапиро Т. Американская психиатрическая пресса; 2004. Психодинамическое лечение депрессии. [Google Scholar] 2. Busch FN. Гнев и депрессия. Adv Psychiatr Treat. 2009; 15: 271–8. [Google Scholar] 3. Авраам К. Избранные статьи по психоанализу. Hogarth Press 1927; 1911. Заметки о психоаналитическом исследовании и лечении маниакально-депрессивного безумия и родственных состояний; стр.137–56. [Google Scholar] 4. Луутонен С. Гнев и депрессия — Теоретические и клинические соображения. Nord J Psychiatry. 2007; 61: 246–51. [PubMed] [Google Scholar] 5. Райли В.Т., Трейбер Ф.А., Вудс М.Г. Гнев и враждебность при депрессии. J Nerv Ment Dis. 1989; 177: 668–74. [PubMed] [Google Scholar] 6. Макгинн Л.К., Сандерсон В. Что позволяет краткости когнитивно-поведенческой терапии: обзор, эффективность и ключевые факторы, способствующие кратковременному лечению. Clin Psychol Sci Pract. 2001; 8: 23–37. [Google Scholar] 7.Бек Р., Фернандес Э. Когнитивно-поведенческая терапия в лечении гнева: метаанализ. Cognit Ther Res. 1998. 22: 63–74. [Google Scholar] 8. Sayar K, Guzelhan Y, Solmaz M, Ozer OA, Ozturk M, Acar B, et al. Приступы гнева у амбулаторных турецких пациентов с депрессией. Ann Clin Psychiatry. 2000; 12: 213–8. [PubMed] [Google Scholar] 9. Fava M, Nierenberg AA, Quitkin FM, Zisook S, Pearlstein T, Stone A, et al. Предварительное исследование эффективности сертралина и имипрамина при приступах гнева при атипичной депрессии и дистимии.Psychopharmacol Bull. 1997; 33: 101–3. [PubMed] [Google Scholar] 10.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *