Зрительная память в психологии это: Зрительная память — все самое интересное на ПостНауке

Содержание

Зрительная память

Зрительная память — Способность человека и других животных воспринимать и удерживать в памяти зрительные образы, воспроизводить их в своём сознании в тех или иных целях.

 


Тренинги (Зрительная память)

Интеллектуальное упражнение «25 букв»
Процедура группового психологического тренинга. Участникам на короткое время показывается таблица с 25 буквами, далее по памяти следует составить слова из этих букв.
Интеллектуальное упражнение «Досье на прохожих»
Упражнение предназначено для индивидуального использования. Оно поможет научиться составлять словесный портрет, быстро запоминать внешний вид других людей, их характерные особенности. Развивает зрительную память.
Интеллектуальное упражнение «Локатор»
Процедура группового психологического тренинга. Направлена на развитие наблюдательности и зрительной памяти.
Мнемоническое упражнение «Словесный портрет»
Упражнение предназначено для развития зрительной памяти, умения составлять словесный портрет.


Эйдетический образ
Образ предметов или композиций из них, сохраняемый в течение некоторого времени после прекращения актуального восприятия, имеющий отчетливость и деталировку.

См. также

Память
  • Актуализация
  • Амнезия детства
  • Ассоциации как способ запоминания
  • Вербальная память
  • Виды памяти
  • Виды памяти и их особенности
  • Влияние впечатлений и эмоций на память
  • Воспроизведение
  • Вспышки памяти
  • Долговременная память
  •     … и другое
Психические свойства
  • А-тип личности
  • Абсорбция
  • Авторитарность
  • Агрессивность
  • Актерские способности
  • Активность
  • Активный словарный запас
  • Алкоголизм
  • Аналитические способности
  • Артистизм
  •     … и другое
Список психических свойств
  • Агрессивность
  • Актерские способности
  • Активный словарный запас
  • Алкоголизм
  • Аналитические способности
  • Артистизм
  • Асоциальность
  • Ассертивность
  • Аутосимпатия
  • Беглость мышления
  •     … и другое
Психологический словарь

А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

 


   RSS     [email protected] 

Модальная память — Психологос

По самой распространенной и в то же время простой классификации существует пять типов памяти: слуховая, зрительная, осязательная, обонятельная, вкусовая. Поскольку это перечисление основных модальностей восприятия, эти виды памяти называют модальной памятью.

Слуховая память — образная память, связанная с деятельностью слухового анализатора и направленная на запоминание звуков: музыки, шумов и т.д.

Зрительная память — образная память, связанная с деятельностью зрительного анализатора, направлена на запоминание всех зрительных образов.

Осязательная память – образная память, связанная с деятельность тактильных анализаторов. Здесь же можно упомянуть о двигательной памяти — психофизиологический процесс запоминания, сохранения и воспроизведения движений и их систем.

Двигательная память обеспечивает координацию и последовательность движений, лежит в основе выработки и формирования двигательных навыков: ходьбы, письма, трудовых и профессиональных навыков.

Обонятельная память – образная память, связанная с деятельностью обонятельных анализаторов. Направлена на запоминание запахов. У человека, по сравнению с животными, значительно редуцирована.

Вкусовая память, в свою очередь, связана с деятельностью вкусовых анализаторов, и направлена на запоминание вкусов.

Стоит ещё упомянуть об эмоциональной памяти. Эмоциональная память — память на пережитые чувства; способность запоминать и воспроизводить чувства. Эмоциональная память проявляется в закреплении и последующем (непроизвольном) воспроизведении тех или иных эмоциональных состояний. Установлено, что эмоционально окрашенные впечатления, человек хранит дольше всего.

У каждого человека все типы развиты по-разному, как правило, наиболее развит один или два, реже три, типа памяти. Например, человек лучше запомнит ту или иную информацию, если сможет прочитать её, другой – прослушав тот же самый текст. Очень редко встречаются люди, у которых все типы памяти были бы развиты одинаково хорошо.

Что такое хорошая память

Когда проверяют, хорошая ли у вас память, в реальности обычно проверяют не вообще все память, а только ваше умение использовать зрительную и слуховую память. Типовое упражнение:

Как проверить, хорошая ли у вас память? Пусть кто-нибудь для вас напишет на бумаге 20 простых существительных. К примеру, Ложка, Кровать, Гитара, Корабль, Душ, Яблоко, Лампа, Слог, Машина, Ручка, Ухо, Нож, Коробка, Обои, Телефон, Собака, Иллюстрация, Ножницы, Блокнот, Брюки. Изучите список в течение полутора минут, либо пусть его вам кто-то прочтёт медленно два-три раза. Попытайтесь воспроизвести слова по порядку письменно или устно. Если вы запомнили от 18 до 20 слов, у вас отличная память. От 15 до 17 — хорошая память. От 10 до 14 запомненных слов — показатель того, что способности к запоминанию у вас средние. Меньше 10 — вы не умеете пользоваться своей памятью.

Вначале здесь обращение к зрительной памяти, позже — к слуховой. Все. См.→

Особенности развития зрительной памяти дошкольников с интеллектуальной недостаточностью

Память – это психический процесс организации и содержания прошлого опыта, которое делает возможным его повторное использование в деятельности или возвращается в сферу сознания. Благодаря памяти мы имеем возможность постоянно расширять круг своих знаний и пользоваться ими по мере надобности. Память играет огромную роль в психической жизни человека. В памяти хранятся и ожидают своего применения знания и эмоции, обеспечивающие не только выживание человека, но и придающие полноту его жизни, наполняющие ее смыслом.

Дошкольный возраст характеризуется интенсивным развитием способности к запоминанию и воспроизведению. Память детей характеризуется большой пластичностью, т. е. легкой запечатлеваемостью действующих раздражений. Память ребенка постепенно приобретает черты произвольности, становясь сознательно регулируемой и опосредствованной.

Значительный вклад в изучение памяти детей дошкольного возраста, внесли такие учёные как Л.С. Выготский, П.П. Блонский, Л.Л.Кондратьева.

Проблема развития памяти детей с интеллектуальной недостаточностью относится к числу наиболее изученных вопросов специальной психологии и педагогики. Данному вопросу посвящены работы Л. С. Выготского, Л. В. Занкова, Г. М. Дульнева и других исследователей.

Основные процессы памяти дошкольников с интеллектуальной недостаточностью – запоминание, сохранение и воспроизведение имеют специфические особенности, так как формируются в условиях аномального развития. Эти дети усваивают всё новое очень медленно, лишь после многократных повторений, быстро забывают воспринятое и, главное, не умеют вовремя воспользоваться приобретёнными знаниями и умениями на практике.

Проблема развития зрительной памяти у детей занимает особое место в системе познавательных процессов, объединяя восприятие, воображение и мышление в единую систему, направленную на познание окружающей действительности. Степень владения человеком в любом возрасте своей памятью различна, поэтому каждого ребенка надо научить способам, обеспечивающим наилучшие результаты запоминания.

Развитие памяти дошкольника происходит, когда взрослый побуждает ребенка к сознательному воспроизведению своего опыта в игре, продуктивной и речевой деятельности, при пересказе, заучивании, рассказывании, сочинении историй и сказок, т.е. ставит цель «вспомни». Важно, чтобы требование запомнить было вызвано потребностями той деятельности, в которую включен дошкольник. Ребенок должен помнить, зачем нужно запомнить. Использование усвоенных знаний должно следовать вскоре за запоминанием.

Следует побуждать ребенка контролировать и оценивать мнемическую деятельность, как свою, так и сверстников. А для этого целесообразно сравнивать результаты воспроизведения с образцом. Но следует помнить, что только у детей 5-6 лет сочетание задачи на запоминание и самоконтроль повышает эффективность памяти. И все-таки в любой период дошкольного детства ребенку лучше два раза воспринять материал и в промежутках попытаться его воспроизвести, чем воспринимать большее число раз подряд, не восстанавливая заученное в самом процессе запоминания.

Работа по развитию зрительной памяти наиболее эффективно реализуется в игре, поскольку игра — ведущий вид деятельности в дошкольном возрасте, оказывающий существенное влияние на развитие всех сторон психики ребенка. Она создается взрослым специально в обучающих целях. В игре ребенок не только получает новые знания, но также обобщает и закрепляет их. Ценность игры заключается в том, что дети решают умственные задачи, предложенные им в занимательной игровой форме, сами находят решения, преодолевая определенные трудности. Игра создает действенную игровую мотивацию, подчиняет запоминание близкой и понятной ребенку цели, позволяет ему осознавать способы выполнения деятельности, а также дает взрослому возможность руководить мнемической деятельностью, не показывая открыто дидактическую позицию.

При проведении игр, направленных на развитие зрительной памяти у детей с интеллектуальной недостаточностью, нужно обязательно учитывать специфику таких детей.

Проводить игры, соблюдая следующие условия: процесс запоминания должен начинаться со специально организованного восприятия, направленного на вычленение свойств объекта: цвет, форма, величина. Должно быть усложнение дидактических игр, заключающееся в усложнении содержания материала, в увеличении деталей у запоминаемых объектов, инструкцию необходимо повторять несколько раз.

Для того чтобы целесообразно использовать дидактические игры и говорить об успешном развитии зрительной памяти у детей дошкольного возраста нужно:

  • определить условия для оптимального развития зрительной памяти детей дошкольного возраста;
  • подобрать серию дидактических игр для развития зрительной памяти у детей дошкольного возраста.

Далее предлагается комплекс игр и игровых упражнений для развития зрительной памяти дошкольников с интеллектуальной недостаточностью.

1. «Дверная скважина»

Цель: игра для развития зрительной памяти и пространственного мышления.

Оборудование: небольшая яркая и подробная картинка и лист бумаги, примерно вчетверо превосходящий по площади размер картинки. В середине этого листа вырезается отверстие в форме дверной скважины.

Ход игры: играть лучше всего группой в 4-5 человек. Воспитатель прикрывает картинку листом и кладет ее перед играющими. Рассматривать картинку можно только через отверстие, постепенно передвигая верхний лист, но не поднимая его. Все рассматривают ее одновременно, но каждый водит лист в течение минуты. Затем воспитатель предлагает, чтобы кто-нибудь рассказал, что изображено на картинке, остальные исправляют и дополняют его.

2. «Пуговицы»

Цель: игра для развития зрительной памяти и внимания.

Оборудование: пуговицы большие (можно нарисованные), игровое поле, расчерченное на клетки ( 4-6 клеток).

Ход игры: перед играющими (ребёнок и воспитатель) лежат два одинаковых набора пуговиц, внутри которых ни одна пуговица не повторяется. Для начала бывает достаточно взять всего 3 пуговицы, но при этом перед играющими лежит весь набор, из которого они выбираются. У каждого игрока есть игровое поле, разделенное на клетки. Пуговицы кладутся на клетки поля. Водящий располагает их по собственному желанию, дает партнеру некоторое время на то, чтобы запомнить их расположение (20-30 сек) и накрывает поле листом бумаги. Второй игрок должен выбрать из своего набора такие же пуговицы и воспроизвести на своем поле их взаиморасположение. Затем первый игрок открывает свое поле, и оба проверяют правильность решения.

Обычно на первом этапе дети не могут играть правильно, следует обучить их помогать себе, описывая вслух взаиморасположение пуговиц. При этом рекомендуется особенно следить за тем, чтобы ребенок правильно ориентировался и не путался в направлениях «вверх», «вниз», «влево», «вправо».

3. «Где спрятана игрушка?»

Цель: развивать зрительную память и внимание ребенка.

Оборудование: три склеенных между собой спичечных коробка.

Ход игры: в один из коробков на глазах у ребенка следует положить какую-нибудь маленькую игрушку или предмет (шарик, солдатика, ластик, пуговицу, колечко от пирамидки и др.). Затем ящички на некоторое время уберите. Попросите ребенка достать спрятанную игрушку.

Игру можно несколько усложнить:

а) убрать ящички на более длительное время;
б) спрятать 2, а затем и 3 игрушки;
в) заменить игрушки.

4. «Запомни рисунки»

Цель: развивать зрительную память.

Оборудование: 10 картинок

Ход игры: ребенку предлагают 10 картинок, на каждой из которых изображено по одному предмету. Ребенок должен рассматривать эти предметы в течение 2 минут. Затем картинки уберите, а ребенка попросите назвать те картинки, которые ему удалось запомнить.

Эту игру можно организовать и с несколькими детьми. И в парах. Выигрывает тот из ребят, кто запомнил больше предметов.

5. «Что изменилось?»

Цель: развивать зрительную память и внимание.

Оборудование: картинки с изображениями знакомых предметов

Ход игры:

Вариант 1.

Задание: попросите ребенка сначала внимательно посмотреть на картинку с изображением пяти знакомых предметов и назвать их.

Затем эту картинку закройте, предложите другую, на следующей странице, и спросите. Нет ли на ней предметов, которые были на первой картинке? Каких предметов не стало?

Какие предметы появились вновь?

Вариант 2.

Задание: попросите ребенка внимательно посмотреть на рисунок, на котором изображено 5 предметов. Затем рисунок закройте и предложите ребенку новый рисунок, на котором уже 7 предметов. Спросите его, нет ли здесь предметов, которые были на первой картинке? Какие предметы появились вновь?

6. «Разрезные картинки»

Цель: развивать зрительная память и восприятие.

Оборудование: 2 картинки. Одна картинка целая, другая – разрезанная по линиям. Можно взять для игры иллюстрации к сказкам, календарики, открытки.

Ход игры: предложите ребенку собрать картинку, используя образец. Затем образец нужно убрать, а ребенка попросить собрать картинку по памяти.

7. «Запомни картинки»

Цель: развивать зрительную память и внимание.

Оборудование: 2 картинки

Ход игры: предложите ребенку внимательно посмотреть в течение 30 секунд – 1 минуты (чем меньше возраст, тем больше времени дается) на картинку и постараться запомнить детали картинки.

Затем переверните страницу; пусть ребенок посмотрит на второй рисунок и ответит, что изменилось?

8. «Рисуем по памяти узоры»

Цель: развивать зрительную память.

Ход игры: на листе бумаги нарисовать узор. Предложить ребенку в течение 1 минуты посмотреть на этот узор. Затем узор следует убрать, а ребенка попросить воспроизвести его по памяти. Во время этой игры развивается не только память, но и внимание, и мелкая моторика рук.

9. «Беспорядок в детской комнате»

Цель: развитие зрительной памяти

Оборудование: картинка комнаты с беспорядком

Ход игры: попросите ребенка внимательно посмотреть на картинку, потом картинку убираете и просите рассказать, что лежит неправильно.

10. «Беспорядок»

Цель: развивать внимание и зрительную память.

Оборудование: рисунок.

Ход игры: изображенные на рисунке игрушки живут дома у очень неряшливой и небрежной девочки. Все они имеют жалкий вид. Попросите ребенка внимательно посмотреть на картинки, а затем по памяти рассказать, что же случилось с игрушками. Обсуждению рисунков следует уделять особое внимание, так как отдельные признаки предметов, на которые ребенок обращал внимание, позволяют формировать в его памяти образ предметов.

Комплекс предложенных игр нужно включать в специальные занятия с дошкольниками, тогда возможно дети станут затрачивать меньшее количество времени для запоминания картинок, увеличится объём слов, слова дети будут называть точно и без ошибок, большая часть детей будет правильно воспроизводить последовательность.

Таким образом, благодаря проведению целенаправленной работы, с использованием специальных игр, уровень развития зрительной памяти у детей с интеллектуально недостаточностью станет более высоким.

Список используемой литературы:

  1. Алексеева В.Е. Игра как фактор развития познавательной активности // Вопросы психологии. — 2007. — №8. — С. 31 — 35.
  2. Аникеева Н.П. Воспитание игрой: книга для учителя. — М.: Педагогика, 1999.
  3. Богуславская З.М., Смирнова Е.О. Развивающие игры. — М.: «Просвещение» 1991.- 207 с.
  4. Выготский Л.С. Основы дефектологии. — СПб.: Лань, 2003. — 654 с.
  5. Выготский Л.С Память и ее развитие в детском возрасте // Хрестоматия по общей психологии: Психология памяти. — М., 1979. — С. 161.
  6. Дошкольная олигофренопедагогика, Катаева А.А., Стребелева Е.А., Владос, 2005.
  7. Запорожец А В Эльконин Д.Б., Психология детей дошкольного возраста.
  8. Истомина З.М. Развитие памяти. — М.: Просвещение, 1978. — 120 с.
  9. Нефёдова Ю.В. Диагностика психомоторного развития детей с проблемами интеллектуального развития: Учебное пособие / Под ред. А. Зарин.- СПб.: Изд-во РГПУ им. А. Герцена, 2010. – 119с.
  10. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. СПб: Питер, 2001.
  11. Смирнов, А.А. Проблемы психологии памяти / А.А. Смирнов — М.: Просвещение, 1966.
  12. Специальная психология /Под ред. В.И. Лубовского.- М.: Академия, 2006.- 464 с.
  13. Удальцова Е.И. Дидактические игры в воспитании и обучении дошкольников. М.: 1976.-128с.
  14. Усова, А.П. Роль игры в воспитании детей. /Под редакцией А.В. Запорожца — М., Просвещение, 1976.
  15. Эльконин Д.Б. Детская психология.- М.: Учпедгиз,1960

  Вся информация взята из открытых источников.
Если вы считаете, что ваши авторские права нарушены, пожалуйста, напишите в чате на этом сайте, приложив скан документа подтверждающего ваше право.
Мы убедимся в этом и сразу снимем публикацию.

как развить зрительную память у ребенка

Хорошо развитая зрительная память — удивительный инструмент, который помогает крохе освоить письмо, чтение и научиться лучше ориентироваться в пространстве. Как развить зрительную память у ребенка?

Вспомните методики раннего развития: карточки Домана, иллюстрации в книжках, изображения алфавита — все они основаны на работе зрительной памяти. И все они стали первыми упражнениями для ее развития.

Сначала, запоминая изображения на картинке, а потом, стараясь воспроизвести образ на бумаге, кроха учится рисовать геометрические фигуры. Чуть позже именно зрительная память помогает ребенку воспроизвести образ буквы — то есть написать ее, не допуская ошибок в графических элементах, а также писать, соблюдая строку и не путая буквы местами. И этот же вид памяти пригодится ему на первых школьных занятиях — когда нужно будет нарисовать по памяти фигуры или по памяти же передать содержание картинки.

Какие игры помогают развивать зрительную память ребенка?

«По порядку!» Начните с того, чтобы предложить ребенку разложить счетные палочки с учетом чередования — желтая, красная, синяя. Следующий шаг — разложить буквы, цифры, фигуры в указанной последовательности по памяти (родители показывают малышу образец в начале игры).

«Конструктор» Предложите ребенку внимательно рассмотреть фигуру на рисунке, а потом — выложить точно такую же из кубиков или счетных палочек. Но сделать это нужно по памяти, чтобы потом сравнить — насколько правильно получилось!

«Найдем фигуры» Дайте малышу пару картинок с изображениями знакомых ему геометрических фигур и расскажите о правилах игры: сначала он должен внимательно рассмотреть и постараться запомнить (на это вы должны отвести 20 — 30 секунд), что изображено на первой картинке. Потом — по вашей просьбе — перевернуть первую картинку, взять вторую и найти на ней фигуры, которые успел запомнить на первой картинке.

«Как на рисунке!» В качестве материалов для игры можно снова использовать картинку с изображением нескольких фигур. Только теперь вы должны попросить малыша запомнить расположение фигур на первой картинке и потом по памяти воспроизвести расположение фигур в пустых квадратах специально разлинованного вами листа.

«Что где было?» Нарисуйте на магнитной доске квадрат с девятью ячейками. В каждой ячейке закрепите различные картинки-магниты. Дайте ребенку 10 секунд, чтобы внимательно посмотреть на квадрат и запомнить расположение фигур. Теперь снимите все картинки-магниты с доски. Отвлеките малыша другим занятием, а через пять минут попросите его вспомнить, как были размещены картинки-магниты, и самому поместить их на доске.

Зрительная память поможет и в рисовании, и в чтении  — малыш станет лучше ориентироваться в тексте, не будет допускать ошибок в школьных заданиях, которые требуют от него правильно переписать слова. И тем более важную роль зрительная память сыграет в момент, когда ребенок станет учить иностранные языки — именно опыт зрительного запоминания поможет ему быстро понять разницу букв различных алфавитов.

Тест с ответами: “Память и её виды”

I вариант.

1. Способность к воспроизведению прошлого опыта:
а) память +
б) воображение
в) запоминаемость

2. По продолжительности память бывает:
а) оперативная +
б) кратковременная
в) длительная

3. Какая память наиболее точно удерживает информацию:
а) оперативная
б) долговременная
в) мгновенная +

4. Какая память является самой сильной и преобладающей:
а) зрительная +
б) осязательная
в) слуховая

5. Осмысленное запоминание достигается:
а) сравнением
б) сохранением
в) все варианты верны +

6. По характеру психической активности память может быть:
а) внутренняя
б) образная +
в) абстрактная

7. Что относится к виду запоминания:
а) объем памяти
б) воспроизведение
в) осмысление +

8. Информация, которая хранится в генотипе:
а) внутренняя память +
б) моторная память
в) образная память

9. Запоминание может быть:
а) непреднамеренное +
б) многократное
в) случайное

10. Факторы, влияющие на воспроизведение:
а) настроение
б) общее состояние +
в) забывчивость

11. К видам памяти относятся:
а) произвольная и непроизвольная +
б) распределенная и устойчивая
в) преактивная и ретроактивная

12. Зрительная память относится к следующему типу:
а) логическая память
б) образная память +
в) кратковременная память

13. Сколько в среднем слов за раз может запомнить человек:
а) 5 – 9 +
б) 3 – 4
в) 17 – 20

14. Что такое мнемотехнические приемы:
а) перевод информации в образы, картинки
б) длительное сохранение информации
в) специальные приемы для облегчения запоминания +

15. Отсутствием памяти называется:
а) Амнезия +
б) Традукция
в) Апперцепция

16. Формы воспроизведения:
а) реминисценция
б) узнавание
в) все варианты верны +

17. К какому виду памяти человек в естественных условиях не имеет доступа:
а) к долговременной +
б) к кратковременной
в) к оперативной

18. “Метод зацепок” – это:
а) выявление арифметической зависимости между группами цифр в числе
б) замена цифр образами +
в) выделение знакомых чисел

19. Отсроченное воспроизведение ранее воспринятого, казавшегося забытым:
а) индукция
б) эйдетизм
в) реминисценция +

20. Первым в истории европейской культуры произведением по психологии памяти был:
а) трактат Сократа
б) трактат Аристотеля +
в) трактат Платона

II вариант.

1. Блоковая модель переработки информации разрабатывалась в рамках:
а) когнитивной психологии +
б) гештальт-психологии
в) ассоциативной психологии

2. Направление в психологии, которое в качестве первичных факторов памяти выдвигает некоторые целостные психологические структуры, несводимые к сумме составляющих ее частей, известно как:
а) ассоциативная теория памяти +
б) деятельностная теория памяти
в) психоаналитическая теория памяти

3. Репрезентация информации в сенсорном регистре – это:
а) в основном логическая память
б) в основном семантическая память +
в) акустическая или артикуляционная, возможно, зрительная и семантическая, память

4. Память о своей памяти называется:
а) оперативной памятью
б) автобиографической памятью
в) метапамятью +

5. Основанием разделения памяти на двигательную, эмоциональную, образную и вербальную является:
а) ведущий анализатор
б) активность субъекта
в) предмет отражения +

6. Опосредованная и непосредственная память различаются:
а) по ведущему анализатору
б) по использованию вспомогательных средств в процессе запоминания +
в) по видам деятельности

7. Генетически первичной считается память:
а) двигательная +
б) вербальная
в) образная

8. Вид памяти, основанный на установлении в запоминаемом материале смысловых связей, называется памятью:
а) эмоциональной
б) механической
в) логической +

9. Вид памяти, при котором особенно хорошо человек запоминает наглядные образы, цвет, лица и т.п., – это память:
а) наглядно – образная+
б) феноменальная
в) эмоциональная

10. В течение четверти секунды функционирует память:
а) кратковременная
б) сенсорная +
в) долговременная

11. Под способностью к воспроизведению прошлого опыта, и выражающиеся способностью длительно хранить информацию и многократно вводить ее в сферу сознания и поведения понимают:
а) память+
б) мышление
в) внимание
г) самосознание;

12. К видам памяти относятся:
а) преактивная и ретроактивная
б) распределенная и устойчивая
в) произвольная и непроизвольная+
г) все варианты верны;

13. Отметьте, к какому типу относится зрительная память?
а) механическая память
б) образная память+
в) логическая память
г) кратковременная память;

14. Определите, сколько в среднем слов за раз может запомнить человек?
а) 17 – 20
б) 3 – 4
в) 12 -15
г) 5 – 9+

15. Мнемотехнические приемы это:
а) специальные приемы для облегчения запоминания+
б) перевод информации в образы, картинки
в) длительное сохранение информации
г) сохранение информации в течение нескольких часов;

16. Как называется отсутствием памяти?
а) Апперцепция
б) Традукция
в) Амнезия+
г) все варианты неверны;

17. Какие существуют формы воспроизведения?
а) узнавание
б) реминисценция
в) воспоминание
г) все варианты верны;+

18. Определите, к какому виду памяти человек в естественных условиях не имеет доступа:
а) к промежуточной
б) к долговременной+
в) к оперативной
г) к кратковременной;

19. Что такое «метод зацепок»?
а) выявление арифметической зависимости между группами цифр в числе
б) выделение знакомых чисел
в) замена цифр образами+
г) все варианты верны;

20. Что понимается под отсроченным воспроизведением ранее воспринятого, казавшегося забытым?
а) реминисценция+
б) эйдетизм
в) индукция
г) дедукция.

6 упражнений для развития памяти

Содержание статьи

Многие люди убеждены, что у них от природы плохая память и с этим ничего нельзя сделать. Но это утверждение можно сравнить с тем, что человеку лень сходить в фитнес-клуб, поэтому он в плохой физической форме. Нашу память, как и мышцы, можно прокачать с помощью простых упражнений, которые подойдут как взрослым, так и детям. Уже через месяц активных тренировок вы увидите заметные изменения в своей памяти.

Перед тем как начать работать над улучшением памяти, пройдите бесплатный тест на память. По результатам теста вы узнаете, как хорошо вы умеете запоминать новую информацию и нужно ли вам прокачивать этот навык.

Упражнение №1

Это упражнение направлено на развитие слуховой памяти. Лучше всего его выполнять в паре, но если вы будете заниматься самостоятельно, то можно использовать диктофон. Ваш партнер должен медленно прочитать список слов, не взаимосвязанных между собой. После этого вам необходимо повторить первые буквы в словах.

Пример:

Папа, Лес, Собака, Пляж (ПЛСП)

Корабль, Растение, Курица, Авокадо, Слон (КРКАС)

Упражнение №2

Лучше всего поможет развить память игры в шахматы и шашки, скрабл (составление слов из букв), игры с текстом и карточками, кроссворды, головоломки, судоку. Выбирайте любую понравившуюся игру и развивайте память в свободное время. Кстати, игры помогают также расслабиться и отвлечься от работы.

Пройдите онлайн-курсы бесплатно и откройте для себя новые возможности Начать изучение

Упражнение №3

Это упражнение направлено на формирование зрительной памяти. Найдите любой яркий рисунок или фото, внимательно рассмотрите его, постарайтесь запомнить детали. Затем закройте глаза и попробуйте воспроизвести все то, что вы увидели на картинке. Затем откройте глаза и еще раз рассмотрите рисунок. Отметьте, что вы упустили.

Упражнение №4

Техника Фибоначчи — это математическое задание, которое поможет развить кратковременную память. Вам необходимо представить ряд чисел, в котором каждое число будет суммой предыдущих чисел. Например, 1+1=2, 1+2=3, 2+3=5, 3+5 = 8 и т.д. Когда вы собъетесь, начните с самого начала.

Упражнение №5

Составляйте новые маршруты в привычные места (работа, магазин, кафе). Попробуйте пойти по другой дороге на работу или пройти лишнюю автобусную остановку пешком, в это время обращайте внимание на интересные знаки, вывески и прохожих. Это простое упражнение поможет активизировать мозг, развить внимание и концентрацию.

Упражнение №6

Начните учить иностранные языки. Это лучшая тренировка для укрепления всех видов памяти. Есть много бесплатных приложений с карточками, играми и аудиозаписями, в которых очень удобно изучать новый язык. Например, Lingualeo, Duolingo или Memrise. Заниматься можно прямо по дороге на работу или за обедом.

Как развивать зрительную память? Простые и эффективные методики

Содержание статьи

Практически любой вид деятельности современного человека связан с активным использованием памяти. Мыслительные процессы, творчество, трудовая деятельность нуждаются в быстром обмене информацией между кратковременной и долговременной памятью. Именно зрительная память позволяет формировать планы, алгоритмы действий. Она корректирует поведение и дает основной объем информации для мышления.

Единство интеллекта

Современные исследования показывают, что память обеспечивает высокий уровень интенсивности познавательных процессов. Безусловно, у человека с хорошей памятью быстрее растет уровень интеллекта. Как развить зрительную память, чтобы заставить ваш мозг работать на 100 %?

Первопроходцем в исследовании механизма заучивания, удержания и воспроизведения информации был выдающийся немецкий психолог Г. Эбингауз. Экспериментируя, ученый выяснил, как развивается зрительная память на основе частых повторений. Более поздние исследования А. Бергсона в начале ХХ века лишь подтвердили теоретические выводы Г. Эбингауза. Гештальт-психология провозгласила неразрывную взаимосвязь человеческого интеллекта с огромным количеством психологических процессов.

Наша практическая деятельность непроизвольно связана с необходимостью запоминания зрительных образов. Как улучшить зрительную память, не прибегая к скучным и мудреным методикам? Используйте то, что даёт окружающая нас среда.

Как развить зрительную память? Методики

Психологи утверждают, что в силу наследственности человек лучше запоминает цифры или зрительную информацию.

В большинстве случаев в процессе ее воспроизведения человеческий мозг ориентируется на слух, обоняние, эмоции, окружающие факторы. Это называется комбинированная память. Именно поэтому часто в нашем сознании параллельно с ощущением запахов всплывают картины из нашей жизни. Этот мощный инструмент для запоминания наиболее важных моментов, например, перед экзаменом в ВУЗе.

Больше осознанности в жизни

Есть простейший способ развивать зрительную память даже по пути на работу — всего лишь попытаться запоминать больше объектов вокруг нас. Номера домов, машин, вывески, названия магазинов, маршруты транспорта, дорожные знаки. Таким образом, находясь в дороге, вы сможете предугадывать приближение всевозможных объектов и определять качество своей памяти. Со временем вы почувствуете улучшение способности к запоминанию. Универсальность метода и его доступность позволяет научиться быстро запоминать любые маршруты, что очень пригодится и автомобилистам, и пешеходам при перемещении по городу.

Если неподготовленному человеку задать элементарный вопрос о предметах, с которыми он регулярно сталкивается, то ответ будет туманным и расплывчатым. Сформировалось даже такое понятие, как визуальный склероз. Из-за того, что мы постоянно недозагружаем свою память, наступает постепенное отмирание наших способностей к запоминанию.

Упражнения для развития зрительной памяти помогут, прежде всего:

  • Тем, в чьи профессиональные обязанности входит работа с образами, которые подлежат запоминанию – военные, врачи, полицейские, художники, проектировщики и архитекторы.
  • Всем, кто стремится к самосовершенствованию и развитию своего интеллекта.

Не знаете, как улучшить зрительную память? Рисуйте

Творчество – один из уникальных, присущих только человеку мыслительных феноменов. Мы стремимся к самовыражению, проявлению и воплощению своих эмоций.

Если у вас выдастся свободная минута — попытайтесь зарисовать объекты, окружающие вас, в блокнот, бумажный или виртуальный. Сделайте с одного взгляда фотографический захват окружающей вас местности, и просто повторяйте расположение объектов. Шаг за шагом, взгляд за взглядом, вы сможете дополнять картинки, определять связи между объектами, научитесь строить ассоциативные ряды.

Этот метод достаточно эффективен, но не каждому по душе. А для некоторых и вовсе несёт печать старомодности и «совковости». В этом случае BrainApps рад предложить вашему вниманию широкий каталог игр на запоминание . В частности, объектов, их месторасположения, маршрута передвижения, быстрого нахождения потерянного элемента и т.д. Регулярно занимаясь на наших психологических тренажерах вы быстро заметите, насколько лучше стали запоминать окружающие предметы.

Как улучшить зрительную память? Нет ничего проще игры!

В зависимости от ваших результатов тренировка будет усложняться или становится более простой. Параллельно с улучшением вашей памяти, в сервисе BrainApps вам будет предлагаться больше объектов для запоминания, или будет усложняться их форма, появятся посторонние предметы и т.д. В результате этого, занимаясь на тренажере для улучшения памяти, вы сможете развиваться эффективнее с каждым днем. Для того чтобы вы могли видеть прогресс своего развития, мы предусмотрели универсальный механизм получения статистики занятий и тренировок.

Заручитесь поддержкой профессионалов

Чтобы ваши занятия носили системный характер, самый простой способ это реализовать – зарегистрироваться на BrainApps. Перед тем, как начать тренироваться, лучше пройти тестирование в таких сервисах как BrainApps. Благодаря встроенной системе сбора статистики, вы сможете контролировать прогресс своего развития, получите ценную информацию о своем начальном уровне подготовки. Вы получите доступ к регулярным обновлениям и дополнениям игр и тренажеров. Кроме этого, сможете настроить параметры оптимальной для вас тренировки.

Наши тесты, игры и виртуальные тренажеры разработаны лучшими специалистами России в области когнитивной психологии. Сообщайте нам о своих пожеланиях, мы стремимся делать сервис лучше, эффективнее и интереснее для наших пользователей.

Зрительная память: определение и навыки — видео и стенограмма урока

Академические и повседневные навыки

Навыки зрительной памяти в школе могут помочь с:

  • Распознаванием букв или цифр
  • Чтение и понимание прочитанного
  • Написание или запоминание слов
  • Использование калькулятора (т. Е. Распознавание символов на калькуляторе)
  • Быстрое копирование заметок с доски
  • Формирование мысленного образа слова, как если бы они видели изображение льва в своей голове, когда они видят слово «лев»

Когда ребенок чувствует потребность читать вслух, это может указывать на проблему зрительной памяти, поскольку он пытается использовать свой слуховой ввод и память, чтобы компенсировать недостаток зрительной памяти.Навыки зрительной памяти выходят за рамки школы и могут быть полезны в повседневной жизни.

Навыки визуальной памяти, которые могут быть полезны изо дня в день, включают:

  • Вспоминая, куда вы положили важные предметы, например ключи от машины
  • Возможность давать указания
  • Способность вспомнить детали человека или объекта, такие как физические характеристики грабителя
  • Запоминание номеров телефонов
  • Вызов объектов / людей / животных, хранящихся в краткосрочной или долгосрочной зрительной памяти

Эйдетическая память

Мы все хотели бы иметь эйдетическую память. Эйдетическая память , также известная как фотографическая память, — это способность взглянуть на что-то один или несколько раз и поместить в визуальную память высокоточную визуальную информацию. Эйдетическая память — это форма зрительной памяти. Леонардо да Винчи предположительно обладал эйдетической памятью; он мог нарисовать точный портрет человека, встречавшегося с ними только однажды.

Тест на визуальное удержание по Бентону

Тест на визуальное удержание по Бентону, обычно называемый шкалой Бентона, представляет собой широко используемую шкалу для проверки проблем со зрительной памятью у лиц в возрасте от восьми лет и старше.Человеку показывают серию диаграмм, а затем сразу просят вспомнить диаграммы. Его можно использовать для ребенка, отстающего в школе, или для взрослого, недавно получившего травму головы, который должен пройти проверку на повреждение головного мозга.

Мероприятия по улучшению зрительной памяти

Эрготерапевт (ОТ) может помочь детям и взрослым, у которых есть проблемы со зрительной памятью. Они могут сыграть с ребенком в игру «Память», в которой ребенок тренирует свою способность запоминать предметы, которые он ранее видел, чтобы найти пары.

Еще одно занятие для ребенка — это разместить несколько различных предметов на ровной поверхности и позволить ей наблюдать за ними только определенное время. По истечении времени можно накрыть предметы тканью, чтобы скрыть их. Она должна назвать все предметы, какие только сможет. Цель состоит в том, чтобы увеличить количество объектов, которые ребенок может назвать в ходе терапии.

Сводка урока

Визуальная память — это способность вспоминать информацию, такую ​​как действия, изображения или слова, которые просматривались в прошлом.

Существует два типа зрительной памяти:

  1. Кратковременная зрительная память — способность вспоминать только что увиденную визуальную информацию
  2. Долговременная зрительная память — способность вспоминать визуальную информацию, увиденную в более далеком прошлом

Навыки зрительной памяти в академической сфере включают понимание прочитанного, правописание и распознавание букв и цифр. Навыки зрительной памяти, полезные для повседневного использования, включают в себя возможность вспомнить, куда вы положили ключи от машины, или уметь указать направление к определенному месту.

Эйдетическая память , или фотографическая память, — это особый навык зрительной памяти, который позволяет человеку вспомнить точные детали предмета всего после одной или нескольких экспозиций. Тест Бентона на визуальное удержание позволяет выявить дефицит зрительной памяти. Эрготерапевты могут работать с детьми и взрослыми в упражнениях по укреплению зрительной памяти, например, в игре «Память».

границ | Долговременная зрительная память и ее роль в подавлении обучения

Введение

Обучение — важный аспект человеческого поведения (Squire, 2004).По своей сути обучение позволяет нам со временем улучшать нашу производительность в таких действиях, как игра на пианино, но остается неясным, лежат ли аналогичные механизмы памяти в основе других основных сенсорных процессов. Хорошо известно, что память может принимать либо неявные формы, которые лежат в основе процедурных навыков, таких как езда на велосипеде, либо явные формы, которые лежат в основе запоминания фактического содержания, например, возможность вспомнить год годовщины своей свадьбы (Schacter et al. ., 1993; Rugg et al., 1998).Визуальный поиск относится к сфере имплицитной памяти, поскольку он касается сенсорного процесса, а не структуры обучения, основанной на фактах (Chun and Jiang, 1998). Распространение памяти на зрительную систему гораздо менее изучено по сравнению с другими сенсорными или моторными процессами (Kristjánsson, 2000). Визуальный поиск — это задача, в которой участник должен отличить идентичность и / или положение «целевого» визуального элемента от множества «отвлекающих» визуальных элементов (Sireteanu and Rettenbach, 1995). Считается, что это примитивный навык, который позволяет нам быстро определять визуальные особенности нашей окружающей среды — от хищников, прячущихся в кустах, до определенного предмета одежды (Yang and Zelinsky, 2009).

Процесс визуального поиска требует координации множества элементов и процессов, включая глазодвигательный контроль, скрытое визуальное внимание, временную интеграцию визуальной информации и память конфигурации сцены (Eckstein, 2011). Компоненты зрительного поиска, на которые, как ожидается, повлияет тренировка, включают окуломоторные фиксации и контрлатеральную задержку активности, электрофизиологическую характеристику зрительной рабочей памяти (Peterson et al., 2001, 2007; Emrich et al., 2009). Также известно, что системы внимания играют важную роль в влиянии на шаблоны поиска во время визуального поиска (Jiang, 2018), в то время как статистическое обучение, как полагают, влияет на распределение внимания во время экспериментов по визуальному поиску (Failing and Theeuwes, 2018; Ferrante et al., 2018).

При повторной практике эта способность определять конкретные контекстные особенности также может улучшиться в течение одного сеанса обучения (Eckstein, 2011). Например, было показано, что повторный визуальный поиск может привести к повышению производительности от секунд до минут (Võ and Wolfe, 2012) и что на это повышение производительности могут влиять визуальные элементы, отвлекающие присутствие или отсутствие (Schneider and Fisk, 1982; Boettcher et al., 2013). Также было обнаружено, что повторный поиск предметов, расположенных одинаково, может сохраняться после обучения (Geyer et al., 2013), хотя остаются вопросы, в какой степени этот эффект зависит от памяти, где визуальные элементы представлены в пространстве, а не от степени. что это память для самих визуальных элементов (Jiang and Wagner, 2004; Travis et al., 2013).

Эти наблюдения демонстрируют, что повторный поиск определенных зрительных функций может улучшаться с обучением, а также повышает интригующую возможность того, что это улучшение может быть в дальнейшем обусловлено формой долговременной памяти.В частности, если зрительный поиск действительно модулируется процессами памяти, то следует ожидать, что повторное обучение может привести к долгосрочному улучшению в течение последовательных дней или, возможно, будет восприимчиво к явлениям, наблюдаемым в других формах долговременной памяти, таких как консолидация, интерференция. и селективность (Brady et al., 2008; Cunningham et al., 2015).

Материалы и методы

Здесь мы разработали парадигму визуального поиска, которая требовала от участников поиска определенных элементов из других аналогичных элементов, представленных на экране (репрезентативные массивы, показанные на рисунках 1A, B).Чтобы различать простые процедурные улучшения в ответе (из-за знакомства с задачей) и оценить избирательность визуальной долговременной памяти, были представлены две ортогональные категории элементов; (i) летняя и зимняя одежда и (ii) верхняя и нижняя части тела. Предметы одежды были выбраны из-за их проверки в предыдущих экспериментах по визуальному поиску (Wolfe et al., 2000, 2007; Nako et al., 2014). Участников всегда просили идентифицировать предмет летней одежды, поскольку были сделаны различия в том, была ли представлена ​​одежда летняя / зимняя или верхняя / нижняя, и в какое время в ходе исследования им давали (эксперименты 1–3).

РИСУНОК 1. Задача визуального поиска. (A) Во всех экспериментах испытуемым показывали набор предметов зимней одежды (отвлекающие факторы) с, в большинстве случаев, одним предметом летней одежды (мишень). За каждым массивом следовал визуальный экран. Затем испытуемых просили выбрать местоположение, соответствующее целевому элементу поиска. (B) В эксперименте 1 ( слева ) испытуемые искали предметы одежды как для верхней, так и для нижней части тела в случайно распределенных испытаниях.В эксперименте 2 ( центр ) участники искали предметы одежды для верхней части тела в день 1 и следующие 24 часа, искали предметы одежды для верхней и нижней части тела в случайно перемежающихся испытаниях, аналогично парадигме, использованной в эксперименте 1. В эксперименте 3 ( справа ) участники искали предметы верхней части тела в день 1, аналогично эксперименту 2. Сразу после этого эксперимента субъекты затем выполняли несвязанную задачу визуального поиска (кошки против собак). На следующий день, как и в эксперименте 2, участники искали предметы одежды как для верхней, так и для нижней части тела в произвольно перемежающихся испытаниях.Обведенный элемент представляет искомую летнюю одежду (они не были показаны во время задания). Изображения были отобраны с помощью поисковой системы, представленной на https://search.creativecommons.org.

Было проведено три основных эксперимента. В первом эксперименте участникам показали слайд с одним предметом летней одежды для верхней или нижней части тела (например, рубашки с короткими рукавами, юбкой, купальным костюмом, шлепанцами и т. Д.), Который был помещен в массив зимняя одежда (e.г., свитера, пальто, шарфы, перчатки и др.). Для эксперимента 1 отвлекающие предметы могли происходить из любой подкатегории (то есть предмет летней одежды для нижней части тела был окружен предметами, отвлекающими как для верхней, так и для нижней части тела). Участникам было дано указание найти только летний предмет одежды, независимо от того, был ли предметом цель одежды для верхней или нижней части тела. Слайды летней одежды для верхней и нижней части тела случайным образом чередовались, чтобы оценить исходные уровни сложности заданий и модели обучения в ходе одновременного обучения.Следующие два эксперимента были разработаны для оценки наличия долговременной зрительной памяти и ее избирательности. В эксперименте 2 участников 1-го дня попросили идентифицировать верхнюю часть летней одежды среди множества предметов зимней одежды. На следующий день они должны были идентифицировать летнюю одежду для верхней части тела или для нижней части тела, снова из набора зимней одежды (то есть так же, как в первом эксперименте, но во второй день). Эксперимент 3 был идентичен Эксперименту 2, за исключением того, что участникам сразу же после обучения была поставлена ​​задача по вмешательству, в которой они должны были искать новый, несвязанный набор элементов.Для экспериментов 2 и 3 отвлекающими элементами в день 1 были только предметы одежды для верхней части тела, а также предметы для верхней и нижней части тела для дня 2 (в соответствии с целевыми элементами).

Эксперимент 1 был разработан для оценки базовых показателей обучения для задач поиска верхней и нижней частей тела. В отличие от следующих двух экспериментов, здесь участников попросили искать предметы летней одежды для верхней части — или для нижней части тела в произвольно перемежающихся испытаниях на протяжении всего эксперимента (рис. 1B).Это позволило нам оценить, могут ли потенциальные различия в обучении с течением времени быть вызваны простой разницей в исходной успеваемости до обучения или трудностями при одновременном изучении двух предметов внутри категории. В течение этого эксперимента участники выполнили в общей сложности 88 испытаний.

Эксперимент 2 был разработан, чтобы оценить, может ли поиск элементов в определенной категории привести к устойчивому повышению производительности через 24 часа без промежуточного обучения, и было ли это улучшение производительности выборочным для конкретных элементов, в которых выполняется поиск.Как описано выше, участников сначала попросили найти летнюю одежду для верхней части тела из набора зимней одежды в День 1 (Рисунок 1). Для дальнейшего изучения избирательности тренировок в 1-й день участникам выдавали только летнюю одежду для верхней части тела, тогда как во 2-й день, через 24 часа, им давали летнюю одежду для верхней и нижней части тела (идентично Эксперименту 1. ). Участники выполнили в общей сложности 88 таких испытаний в течение первого дня, после чего им требовалось отдохнуть в течение 15 минут после тренировки без умственных усилий.Через 24 часа они вернулись, чтобы выполнить вторую поисковую задачу.

Эксперимент 3 был использован для проверки того, может ли введение задачи по вмешательству после тренировки в день 1 повлиять на эффект подавления обучения, наблюдаемый в день 2, и дополнительно подтвердить, что этот эффект избирательно влияет на память. Здесь участники выполнили набор испытаний, аналогичный эксперименту 1, но теперь им нужно было искать элементы в другой категории начального, а не подчиненного уровня после тренировки в день 1 (рис. 1).Участники ждали 15 минут после завершения начальной задачи на зрительную память, прежде чем приступить к задаче вмешательства.

Задача была выполнена в середине дня, чтобы она не влияла на цикл сна и бодрствования участников, и участников просили не вносить изменения в свой обычный распорядок дня. Всего в этих экспериментах участвовало 14 человек, каждый из которых участвовал только в одном из трех экспериментов (возраст 19–31, соотношение M: F 9: 6). Эксперименты, описанные в этом исследовании, соответствовали критериям исключения, установленным Советом по обзору медицинских учреждений Гарвардской школы.Поэтому одобрение этических норм не требуется в соответствии с руководящими принципами нашего учреждения и федеральными постановлениями США. Тем не менее, субъекты предоставили свое устное информированное согласие до начала своего участия в этом исследовании.

Для каждого эксперимента участникам был представлен экран, содержащий задачу визуального поиска, и их попросили идентифицировать предмет летней одежды среди множества предметов одежды, которые в остальном зимние. Каждое испытание начиналось с пустого экрана и значка «x» в центре, который служил ориентиром для предстоящей поисковой задачи.После представления реплик участникам был представлен случайный выбор предметов, расположенных в эквидистантной круговой конфигурации на 100 мс. В большинстве испытаний такая компоновка состояла из 1 предмета летней одежды и 4–5 предметов зимней одежды, случайно расположенных по кругу. Затем они были стерты, после чего была представлена ​​визуальная маска. Наконец, участникам были даны номера в тех же, ранее представленных местах, и их спросили, в каком месте, если таковое имеется, они наблюдали предмет летней одежды (рис. 1A).

Чтобы ограничить предположения или стереотипную пространственную предвзятость, 18% испытаний не содержали летней одежды, а 31% испытаний содержали 4, а не 5 предметов зимней одежды для верхней части тела. Предметы были случайным образом выбраны из набора из 19 целевых предметов (например, летняя одежда) и 19 отвлекающих факторов (например, зимняя одежда), случайным образом расположенных на экране. Если участники не видели предмета летней одежды, их просили выбрать «нет». Наконец, как и в предыдущих отчетах (Potter et al., 2010), мы измерили производительность с точки зрения точности, чтобы акцентировать внимание на обучении, основанном на поиске, а не на времени реакции, которое может быть затруднено стратегическим пространственным поиском или вариациями двигательной активности между людьми. (Каннингем и Вулф, 2014).

Статистический анализ

Общий подход, использованный при анализе данных, заключался в оценке различий в производительности с помощью парного теста t , который позволил нам определить индивидуальные изменения в производительности и, в более широком смысле, в памяти на групповом уровне. Точность производительности оценивалась количественно путем подсчета ответов участников с правильным расположением целевого элемента и деления этого количества правильных ответов на общее количество массивов, визуализированных во время выполнения задачи.Экспериментальные эпохи были объединены в периоды времени, первая половина эксперимента и вторая половина, чтобы оценить изменения в обучении в течение одного дня и сравнить эти изменения в последующие дни. Анализ данных проводился с использованием MATLAB.

Результаты

В эксперименте 1 участники продемонстрировали значительное улучшение показателей в ходе тренировки для нижней части тела (43% против 68%; парный тест t , df = 3, d = -1 .60, t s = -3.20, p = 0,049) и компоненты визуального поиска верхней части тела (62% против 78%; парный t -test, df = 3, d = -1.91 , t s = -3,82, p = 0,031; Рисунок 2A) при сравнении первой и второй половины задачи. Взяв эти элементы вместе, участники продемонстрировали значительное обучение в ходе обучения (52% против 75%; парный тест t , df = 3, d = -2,33, t s = -4 .68, p = 0,019). Во второй половине дня 1 не было значительных различий в характеристиках одежды для верхней и нижней части тела (78% против 68%; парный тест t , df = 3, d = 0,30. , t с = 0,77, p = 0,50).

РИСУНОК 2. Долгосрочное улучшение визуального поиска после тренировки и подавления обучения. (A) Субъекты, выполняющие одновременный визуальный поиск как верхней, так и нижней части тела в Эксперименте 1, демонстрируют улучшение как общего, так и подкатегорийного обучения в течение одного дня. (B) Участники эксперимента 2 демонстрируют обучение в течение дня 1 визуальному поиску верхней части тела, и этот уровень точности сохраняется на следующий день для подкатегории визуального поиска верхней части тела. (C) Испытуемые в эксперименте 3, которые выполняли задачу вмешательства в предыдущий день, продемонстрировали точность в новой задаче поиска нижней части тела, аналогичную тем, которые участвовали в этой задаче в день 1 эксперимента 1. Напротив, испытуемые в Эксперимент 2, который не выполнял задачу вмешательства в предыдущий день, показал значительно более низкую точность новой задачи поиска нижней части тела. (D) Субъекты в эксперименте 3 демонстрируют улучшение обучения верхней части тела в течение дня 1 и после выполнения задачи вмешательства в 1-й день поддерживают этот уровень точности на следующий день для подкатегории верхней части тела. Планки погрешностей представляют ± 1 SEM .

Исходя из этих данных, мы делаем вывод, что (i) участники смогли улучшить свои показатели в ходе тренировки, (ii) они смогли изучить как нижнюю, так и верхнюю части тела одновременно, и (iii) относительно небольшая разница в сложности заданий между элементами для нижней и верхней части тела, о чем свидетельствуют их окончательные результаты.

Для эксперимента 2 участники продемонстрировали улучшение эффективности поиска летней одежды верхней части тела в ходе тренировки в день 1 (рис. 2B). Их производительность увеличилась с 65% в первой половине тренировки до 78% во второй половине тренировки (парный тест t , df = 4, d = -1,62, t s = -3,61, p = 0,023). В то время как исходные показатели несколько различались у разных людей, в пределах от 50 до 75% в течение первой половины сеанса, все участники продемонстрировали улучшение показателей (дополнительный рисунок S1).

Затем мы проверили, сохраняется ли улучшение показателей после 24 часов без тренировки. Сначала мы рассмотрели результаты Дня 2 по поиску летней одежды для верхней части тела. Среди презентаций летней одежды для верхней части тела те же участники первого дня показали такие же результаты в первой половине второго дня, как и во второй половине первого дня (81% против 78%; парные t -тест. , df = 4, d = -0,32, t s = -0,72, p = 0.51). Более того, их результативность в первой половине дня 2 была значительно выше, чем в первой половине дня 1 (81% против 65%; парный тест t , df = 4, d = 1,62. , t с = -4,12, p = 0,015). Их производительность во второй день продолжала немного улучшаться в течение сессии (93% против 81%; парный t -тест, df = 4, d = 1,63, t s = -3,64, p = 0,022; рисунок 2B).Таким образом, тренировка в первый день привела к устойчивому улучшению результатов на следующий день.

Улучшение производительности во второй день составило выборочно и не привело просто к лучшему знакомству с задачей или общему улучшению визуального поиска. Когда мы исследовали результаты поиска одежды для нижней части тела, который был новым для этих участников, их результативность составила 34% в первой половине дня 2. В частности, эффективность в отношении одежды для нижней части тела в первой половине дня 2 была и той, и другой. результативность верхней части тела ниже, чем в первой половине дня 2, на уровне 81% (парный тест t , df = 4, d = -2.94, t s = -6,58, p = 0,0028), а также ниже 65% точности поиска верхней части одежды в первой половине дня 1 эксперимента 1 (парные t -тест, df = 4, d = 1,6812, t s = -3,7592, p = 0,0198).

Улучшение показателей во второй день появилось: подавляет способность изучать новые предметы для нижней части тела. В отличие от наблюдаемого улучшения показателей в день 1 для верхней части тела, участники не смогли улучшить свои показатели в отношении одежды для нижней части тела в течение дня 2.В частности, они не продемонстрировали никакой разницы в производительности между первой и второй половинами дня 2 (37% против 32%; парный t -тест, df = 4, d = 0,3987, t s = 0,89 , p = 0,42). Эта разница была особенно заметна при сравнении характеристик экспериментов 1 и 2 (рис. 2C). Производительность нижней части тела во второй половине дня 2 эксперимента 2 также была значительно ниже, чем производительность нижней части тела во второй половине дня 1 эксперимента 1 (32% vs.68%; двухвыборочный t -тест, df = 4, d = -4,52, t s = 3,59, p = 0,0088). Более того, как подробно описано выше в Эксперименте 1, такая низкая производительность для верхней части тела была не просто из-за разницы в потенциальных трудностях одновременного поиска предметов одежды для верхней и нижней части тела.

Взятые вместе, эти наблюдения показывают, что (i) тренировка в летней одежде для верхней части тела в День 1 ограничивала способность участников улучшить свои результаты в летней одежде для нижней части тела во 2 День, (ii) это отсутствие улучшений не было связано с к трудностям в поиске предметов для верхней и нижней части тела одновременно, и (iii) предварительное изучение одежды для верхней части тела не повлияло на улучшение характеристик одежды для нижней части тела, как можно было бы ожидать от ознакомления с заданием или простого улучшения процедур.

Для эксперимента 3, аналогично предыдущему, мы обнаружили, что эти участники улучшили свои показатели в отношении предметов одежды для верхней части тела в ходе тренировки в день 1 (от 59 до 88%; парный тест t , df = 4, d = -2,96, t s = -6,63, p = 0,0027; рисунок 2D). Здесь, однако, сразу после обучения (то есть после испытания 88) их затем попросили найти изображения кошек (например, кота Тобе, сиамского кота и т. Д.) Среди множества собак (как и в случае с основной задачей, в некоторых испытаниях не было кошек, а в третьем — 4, а не 5 собак).Введение задачи вмешательства после поиска верхней одежды в день 1 предотвратило подавление обучения нижней части тела на день 2. Как и в эксперименте 1, общая эффективность поиска верхней части тела во второй день была значительно выше, чем поиск нижней части тела. точность (84% против 50%; парный t -тест, df = 4, d = 4.89, t s = -13.08, p = 0,00020). Однако, в отличие от эксперимента 1, участники эксперимента 3 продемонстрировали значительное улучшение результатов поиска нижней части тела в течение дня 2.В целом их точность увеличилась с 42 до 58% с первой половины до второй половины (парный t -тест, df = 4, d = -1.51, t s = -3.38, p = 0,028). Производительность нижней части тела во второй половине дня 2 эксперимента 3 также была значительно выше, чем производительность нижней части тела в эксперименте 2 (58% против 32%; два образца t -тест, df = 4, d = 2,87, t s = 4,55, p = 0.0019). Таким образом, вмешательство в первый день после тренировки с одеждой для верхней части тела, по-видимому, ограничивало подавляющее влияние предшествующей тренировки на обучение.

Улучшение характеристик одежды для нижней части тела в Эксперименте 3 не было связано с одновременным подавлением характеристик одежды для верхней части тела. В частности, производительность верхней части тела в первой половине дня 2 составила 84% и была значительно выше, чем производительность 59% в первой половине дня 1 до вмешательства (парный тест t , df = 4, d = 1.37, t с = -3,06, p = 0,038). Следовательно, введение интерференционной задачи после тренировки (i) не привело к снижению эффективности одежды для верхней части тела на следующий день, но (ii) предотвратило подавление улучшения характеристик в отношении одежды для нижней части тела.

Наконец, мы напрямую сравнили эксперименты 2 и 3, чтобы оценить избирательность помех при обучении. Мы обнаружили, что при сравнении скорости обучения для Дня 2 (разница между результатами первой и второй половины) эксперимента 2 и эксперимента 3, участники, которым была поставлена ​​задача вмешательства, имели более высокую скорость обучения незнакомой задаче поиска нижней части тела по сравнению с тем, кто не получил задание на помехи (два образца t -тест, df = 4, d = -1.77, t с = -2,78, p = 0,024; см. рисунок 3). Это говорит о том, что как скорость обучения, так и абсолютная производительность для тех, кто получил помехи, были выше для новых предметов. Напротив, мы не наблюдали этого улучшения для группы, которая не получала помех, предполагая, что подавление из предыдущей задачи препятствовало обучению. При сравнении результатов только тех участников, которые выполнили , а не , получили помехи (эксперимент 2), они продемонстрировали значительно более высокий уровень обучения по знакомой задаче для верхней части тела во второй день по сравнению с незнакомой задачей для нижней части тела (два образца t -тест. , df = 4, d = 1.57, t с = 2,48, p = 0,038). Кроме того, эти различия, по-видимому, не являются результатом различий в общей скорости обучения между двумя группами, а скорее специфичны для индивидуальных условий одежды для верхней и нижней части тела (дополнительный рисунок S2). Таким образом, мы делаем вывод, что задача вмешательства не позволила производительности знакомых элементов подавить улучшение производительности новых элементов (см. Ниже).

РИСУНОК 3. Влияние помех на долгосрочное выполнение визуального поиска и обучение. Субъекты, выполняющие задание на вмешательство (эксперимент 3), демонстрируют значительное улучшение в течение дня 2 для новой задачи визуального поиска нижней части тела. Напротив, испытуемые, которые не выполняют задачу вмешательства (эксперимент 2), демонстрируют значительное снижение обучаемости по новой задаче поиска нижней части тела, как по сравнению с их собственным улучшением в знакомой задаче поиска в верхней части тела, так и по сравнению с изучение группы вмешательства во время зрительного поиска нижней части тела.Планки погрешностей представляют ± 1 SEM .

Обсуждение

Люди и многие животные обладают способностью искать и быстро определять сложные сенсорные особенности в нашей окружающей среде, такие как присутствие хищников или пищевых продуктов (Александр и Зелинский, 2011; Каннингем и Вулф, 2014). Этот навык требует быстрого взаимодействия между восприятием, вниманием, исполнительными функциями и глазодвигательными системами (Eckstein, 2011), но существуют неоднозначные данные относительно того, в какой степени процессы памяти влияют на наши возможности визуального поиска (Brady et al., 2011).

Одна модель предполагает, что память не является неотъемлемым элементом визуального поиска ни в одном испытании (Horowitz and Wolfe, 1998), где производительность улучшается, если нецелевые отвлекающие факторы можно игнорировать, или в испытаниях, где теоретически могут быть неявные модели обучения. производить более эффективный поиск (Wolfe et al., 2000). Более того, есть некоторые свидетельства того, что даже в тех случаях, когда кратковременная память действительно развивается во время визуального поиска, она не дает преимущества перед поиском, основанным на простом анализе визуальных признаков (Oliva et al., 2004). Это направление исследований предлагает «амнезирующую» визуальную систему, которая «присутствует вечно», позволяя людям просто сосредоточить свое внимание на конкретных визуальных характеристиках, а не полагаться на прошлые воспоминания для повышения способности к поиску (Horowitz and Wolfe, 1998).

Другие модели, с другой стороны, предполагают предполагаемую роль памяти в развитии визуального поиска. Например, некоторые исследования показали, что кратковременная память может определять стратегию поиска внутри исследования (Gibson et al., 2000; Кристьянссон, 2000; Петерсон и др., 2007; Höfler et al., 2015), и на него влияют недавние и отложенные неявные эффекты прайминга (Kruijne and Meeter, 2016). Другие исследования также показали, что визуальный поиск дает кратковременное улучшение производительности (Võ and Wolfe, 2012) и что визуальный поиск подвержен эффектам интерференции памяти в краткосрочной перспективе (Schneider and Fisk, 1982; Boettcher et al., 2013), а также ассоциативные связи между визуально и семантически схожими объектами (Moores et al., 2003; Belke et al., 2008). Взятые вместе, кажется вероятным, что на визуальный поиск действительно влияют процессы краткосрочной памяти, но остается ли и какими процессами такие улучшения могут быть представлены в более длительных временных масштабах, остается в значительной степени неизвестным.

Здесь мы обнаруживаем, что поиск элементов определенной категории может улучшить производительность в долгосрочной перспективе. В частности, мы обнаружили, что участники, обученные поиску определенной категории предметов, могут демонстрировать стойкое улучшение показателей без промежуточного обучения в течение последовательных дней.С этой точки зрения обучение визуальному поиску, похоже, дает эффект, аналогичный эффекту, наблюдаемому при других явлениях памяти, таких как распознавание предметов и ассоциативная память (Poldrack et al., 2001; Fell and Axmacher, 2011), в результате чего повторное обучение может производить длительные стойкое изменение производительности в течение двух или более дней подряд.

Однако мы также обнаруживаем, что предварительное обучение привело к подавлению производительности при поиске новых элементов подчиненного уровня в той же категории, а также к неспособности улучшить производительность с течением времени.Эти эффекты не были связаны с повышенной сложностью или отвлечением, поскольку не было подавления производительности, когда элементы изначально изучались одновременно. Более того, введение задачи вмешательства после обучения не привело к снижению производительности для первоначально обученного элемента, а скорее предотвратило подавление повышения производительности для новых элементов (то есть предотвратило подавление обучения). Хотя можно утверждать, что наше исследование просто демонстрирует новое и знакомое обучение, в отличие от истинного визуального категориального обучения, учитывая, что отвлекающие факторы были контекстно-зависимыми, маловероятно, что участники просто получали способность распознавать отдельные элементы визуального поиска.

Наша интерпретация этих результатов состоит в том, что поиск определенных визуальных функций в окружающей среде может привести к долгосрочному сохранению тех же визуальных функций, но также подавляет способность формировать дополнительные похожие следы в памяти. Эти результаты имеют некоторые общие черты с моделями подавления образов, которые могут быть модулированными по категориям и потенциально обратимыми с помехами нецелевой категории (Wimber et al., 2009, 2015; Maxcey and Woodman, 2014). Однако они также демонстрируют, что предварительное обучение предотвращает дополнительное изучение незнакомых категорий.Эти результаты контрастируют с предыдущими наблюдениями, согласно которым изучение категориальных характеристик иногда может привести к повышению точности категоризации (Scott et al., 2008). Наконец, чтобы еще больше поддержать это различие между компонентами кратковременной и долговременной памяти зрительной памяти, вмешательство после обучения исходной визуальной функции не подавляло производительность при поиске той же самой функции на следующий день, но предотвращало подавление дополнительных визуальных функций. Взятые вместе, эти данные предполагают наличие нейронного механизма, который может позволить наблюдаемым визуальным паттернам сохраняться в памяти в течение продолжительного времени, но который подавляет способность изучать подобные зрительные паттерны после того, как происходит консолидация.Перспективное преимущество такой системы может заключаться в повышении специфичности обученных визуальных функций в окружающей среде за счет подавления способности изучать похожие, но отличные визуальные особенности и, следовательно, возможность «ложноположительного» обнаружения. Эти наблюдения являются важным дополнением к нашему пониманию процессов долговременной памяти (Frankland, Bontempi, 2005; Nader, Hardt, 2009).

Заявление о доступности данных

Необработанные данные, подтверждающие выводы этой рукописи, будут предоставлены авторами без излишних оговорок любому квалифицированному исследователю.

Авторские взносы

GF, LJ и ZW были вовлечены в концепцию и дизайн исследования, а также провели анализ и интерпретацию данных. LJ и GF выполнили сбор данных. GF и ZW принимали участие в написании рукописи.

Финансирование

GF был поддержан программой стипендиатов Медицинского института Говарда Хьюза.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Дополнительные материалы

Дополнительные материалы к этой статье можно найти в Интернете по адресу: https://www.frontiersin.org/articles/10.3389/fpsyg.2018.01896/full#supplementary-material

Список литературы

Белке, Э., Хамфрис, Г. В., Уотсон, Д. Г., Мейер, А. С., и Теллинг, А. Л. (2008). Нисходящие эффекты семантического знания при визуальном поиске модулируются когнитивной, но не перцепционной нагрузкой. Восприятие. Психофизика. 70, 1444–1458. DOI: 10.3758 / PP.70.8.1444

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бетчер, С. Э. П., Дрю, Т., и Вулф, Дж. М. (2013). Гибридный поиск в контексте: как искать овощи в разделе «Продукты» и зерновые в разделе «Зерновые». Vis. Cogn. 21, 678–682. DOI: 10.1080 / 13506285.2013.844959

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Брэди, Т. Ф., Конкл, Т., и Альварес, Г. А. (2011). Обзор емкости зрительной памяти: помимо отдельных предметов и в сторону структурированных представлений. J. Vis. 11, 4. DOI: 10.1167 / 11.5.4

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Брэди, Т. Ф., Конкл, Т., Альварес, Г. А., и Олива, А. (2008). Зрительная долговременная память имеет огромную емкость для хранения деталей объекта. Proc. Natl. Акад. Sci. США 105, 14325–14329. DOI: 10.1073 / pnas.08033

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Чун М. М. и Цзян Ю. (1998). Контекстная подсказка: неявное обучение и память визуального контекста направляют пространственное внимание. Cogn. Psychol. 36, 28–71. DOI: 10.1006 / cogp.1998.0681

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Каннингем, К. А., Ясса, М. А., и Эгет, Х. Э. (2015). Пересмотр массивной памяти: ограничения на емкость для хранения деталей объекта в визуальной долговременной памяти. Узнай. Mem. 22, 563–566. DOI: 10.1101 / lm.039404.115

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Эмрих, С. М., Аль-Айдроос, Н., Пратт, Дж., и Фербер, С. (2009). Визуальный поиск выявляет электрофизиологический маркер зрительной рабочей памяти. PLoS One 4: e8042. DOI: 10.1371 / journal.pone.0008042

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ферранте О., Патакка А., Ди Каро В., Делла Либера К., Сантандреа Е. и Челацци Л. (2018). Изменение карт пространственного приоритета посредством статистического обучения выбору цели и фильтрации отвлекающих факторов. Cortex 102, 67–95. DOI: 10.1016 / j.кора.2017.09.027

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гейер, Т., Мюллер, Х. Дж., Ассумпкао, Л., и Гайс, С. (2013). Сон-эффекты на неявную и явную память при повторном визуальном поиске. PLoS One 8: e69953. DOI: 10.1371 / journal.pone.0069953

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гибсон, Б.С., Ли, Л., Скоу, Э., Браун, К., и Кук, Л. (2000). Поиск одной или двух одинаковых целей: когда у визуального поиска есть память. Psychol. Sci. 11, 324–327.

PubMed Аннотация | Google Scholar

Цзян Ю. и Вагнер Л. С. (2004). Что изучается в пространственной контекстной привязке — конфигурации или отдельных местах? Восприятие. Психофизика. 66, 454–463.

Google Scholar

Кристьянссон, А. (2000). В поисках памяти: свидетельство памяти в визуальном поиске. Psychol. Sci. 11, 328–332.

PubMed Аннотация | Google Scholar

Олива, А., Вулф, Дж. М., и Арсенио, Х. С. (2004). Панорамный поиск: взаимодействие памяти и зрения в поиске знакомой сцены. J. Exp. Psychol. Гм. Восприятие. Выполнять. 30, 1132–1146. DOI: 10.1037 / 0096-1523.30.6.1132

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Петерсон М. С., Бек М. Р. и Вомела М. (2007). Визуальный поиск опирается на перспективную и ретроспективную память. Восприятие. Психофизика. 69, 123–135.

PubMed Аннотация | Google Scholar

Петерсон, М.С., Крамер, А. Ф., Ван, Р. Ф., Ирвин, Д. Э. и Маккарли, Дж. С. (2001). У визуального поиска есть память. Psychol. Sci. 12, 287–292.

Google Scholar

Poldrack, R.A., Clark, J., Paré-Blagoev, E.J., Shohamy, D., Creso Moyano, J., Myers, C., et al. (2001). Системы интерактивной памяти в мозгу человека. Природа 414, 546–550. DOI: 10.1038 / 35107080

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Поттер, М. К., Уайбл, Б., Пандав, Р., Олежарчик, Дж. (2010). Обнаружение изображения в быстрой последовательной визуальной презентации: особенности или идентичность? J. Exp. Psychol. Гм. Восприятие. Выполнять. 36, 1486–1494. DOI: 10.1037 / a0018730

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Рагг, М. Д., Марк, Р. Э., Валла, П., Шлоершайдт, А. М., Берч, С. С., и Аллан, К. (1998). Диссоциация нейронных коррелятов неявной и явной памяти. Природа 392, 595–598. DOI: 10.1038/33396

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шактер, Д. Л., Чиу, К. Ю. П., и Окснер, К. Н. (1993). Неявная память: выборочный обзор. Annu. Rev. Neurosci. 16, 159–182. DOI: 10.1146 / annurev.ne.16.030193.001111

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шнайдер В., Фиск А. Д. (1982). Степень последовательного обучения: повышение эффективности поиска и автоматическая разработка процессов. Восприятие.Психофизика. 31, 160–168.

PubMed Аннотация | Google Scholar

Скотт, Л.С., Танака, Дж. У., Шейнберг, Д. Л., и Карран, Т. (2008). Роль категориального обучения в приобретении и сохранении перцептивного опыта: поведенческое и нейрофизиологическое исследование. Brain Res. 1210, 204–215. DOI: 10.1016 / j.brainres.2008.02.054

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Трэвис, С. Л., Мэттингли, Дж. Б., и Дакс, П.Э. (2013). О роли рабочей памяти в пространственной контекстной подсказке. J. Exp. Psychol. Учиться. Mem. Cogn. 39, 208–219. DOI: 10.1037 / a0028644

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Вы, М. Л.-Х., и Вулф, Дж. М. (2012). Когда повторный поиск в сценах задействует память? Глядя НА в сравнении с поиском объектов в сценах. J. Exp. Psychol. Гм. Восприятие. Выполнять. 38, 23–41. DOI: 10.1037 / a0024147

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Вимбер, М., Алинк, А., Чарест, И., Кригескорте, Н., и Андерсон, М.С. (2015). Поиск вызывает адаптивное забывание конкурирующих воспоминаний посредством подавления коркового паттерна. Nat. Neurosci. 18, 582–589. DOI: 10.1038 / nn.3973

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Wimber, M., Rutschmann, R.M., Greenlee, M. W., and Bäuml, K.-H. (2009). Извлечение из эпизодической памяти: нейронные механизмы разрешения интерференции. J. Cogn. Neurosci. 21, 538–549.DOI: 10.1162 / jocn.2009.21043

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Вулф, Дж. М., Горовиц, Т. С., Ван Верт, М. Дж., Кеннер, Н. М., Плейс, С. С., и Кибби, Н. (2007). Низкая распространенность целей — постоянный источник ошибок в задачах визуального поиска. J. Exp. Psychol. Gen. 136, 623–638. DOI: 10.1037 / 0096-3445.136.4.623

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Визуальная память — обзор

Обучение и память

Простейшие формы обучения, привыкания и сенсибилизации неассоциативны.Привыкание — это просто уменьшение реакции на раздражитель при повторной стимуляции. Сенсибилизация — это усиление реакции на раздражитель в результате раздражения. Человек, которому внезапно раздается громкий звук, обычно прыгает, но если звук повторяется без каких-либо других последствий, прыжки прекращаются при звуке (привыкание). Однако, если болевой шок проводится непосредственно перед громким звуком, прыжки будут сильнее, чем после звука без шока (сенсибилизация).

Ассоциативное обучение — это очень широкая категория, которая включает в себя большую часть обучения, например, научиться бояться, изучать иностранный язык и играть на фортепиано.Он включает формирование ассоциаций между стимулами и / или ответами или последовательностями движений. Его обычно делят на классическое и оперантное обусловливание или обучение.

В классическом кондиционировании рефлекторный ответ обусловлен так, что он может быть вызван новым стимулом. Эксперименты Павлова показали, что слюноотделение собаки при виде еды могло быть обусловлено звуком колокольчика, если его звонили непосредственно перед тем, как еда была подана. В конце концов при звуке колокольчика у собаки потекла слюна.

В оперантной обусловленности собственное поведение животного играет роль в том, что происходит. Такое поведение играет важную роль в достижении определенного результата и, следовательно, в самом процессе обучения. Поведение субъекта может привести как к получению, так и к потере чего-либо, например крыса получает пищу каждый раз, когда нажимает на рычаг.

Положительное подкрепление означает получение чего-либо после определенного ответа, например пищу дают крысе. Отрицательное подкрепление происходит, если после определенной реакции происходит потеря чего-то неприятного, например, остановка удара электрическим током при нажатии на рычаг.Гипоталамус, миндалевидное тело и мозжечок, по-видимому, являются частями мозга, в которых формируются следы памяти.

Визуальное обучение

В мозгу обезьяны есть две системы зрительной памяти, и предполагается, что это также имеет место в человеческом мозге. Одна из этих систем простирается от первичной зрительной коры в затылочной доле через области визуальных ассоциаций до височной доли. Остальные проецируются из первичной зрительной коры в теменную кору.

Память и гиппокамп

Исследования на людях, особенно с повреждениями структур мозга, выявили по крайней мере три различных типа формирования долговременной памяти: декларативную (изучение чего), процедурную (умение или обучение) и неявную ( память без осознания).Декларативная и процедурная память базируются в гиппокампе; схемы мозга для имплицитной памяти еще не известны.

Механизмы хранения долговременной памяти

Имеются неопровержимые доказательства того, что опыт приводит к структурным изменениям в синапсах (см. Гл. 5). Это особенно верно в отношении опыта ранней жизни. Широкий спектр ранних опытов вызывает увеличение степени ветвления дендритов в выходных нейронах, особенно в коре головного мозга.

Последовательность человеческой памяти

После начальной стадии хранения сенсорной информации память проходит через стадию временного хранения (краткосрочную память) перед передачей в долгосрочное хранение.Способность запоминания детей увеличивается примерно до 18 лет, особенно к 7 годам.

Что такое зрительная память и как она влияет на нас?

Источник: pixabay.com

Память не является единым целым. Скорее всего, существует несколько различных типов памяти. В этой статье мы обсудим зрительную память. Что это? Как вы можете это улучшить? Давайте разберемся.

Что такое зрительная память?

Термин зрительная память не требует пояснений.Воспоминание о том, что мы видели, — один из основных способов обучения. Если вам трудно вспомнить то, что вы видели, будет сложнее выучить. Есть два типа зрительной памяти:

  • Кратковременная зрительная память. Это когда мы можем вспомнить то, что видели не так давно. Кратковременная память регулярно используется в нашей повседневной жизни. Художник может видеть объект в своем окружении и сразу же его рисовать. Мы можем копировать текст, который читаем.После просмотра пароля мы запоминаем его, пока не сможем его записать. Мы многое видим в своей жизни, поэтому большая часть нашей кратковременной памяти такова: кратковременная. Он довольно быстро исчезает, если память нам не нужна. Однако, если экспозиция повторяется достаточно раз или если в памяти есть какая-то эмоция, память становится долговременной.
  • Долговременная зрительная память. Это когда вы можете вспомнить визуальное воспоминание из своего прошлого. Опять же, воспоминания с сильными эмоциональными ассоциациями, скорее всего, останутся в вашей голове.Скорее всего, у вас есть какие-то детские воспоминания, которые вы можете живо вспомнить. Вы можете легко рисовать картинки в уме. Долгосрочные воспоминания также могут быть созданы из-за неоднократных наблюдений. Например, если вы несколько раз едете в определенное место, вы в конечном итоге узнаете маршрут без использования GPS или других вспомогательных средств.

Зрительная память важна в мире обучения; до 80 процентов того, что мы изучаем, является визуальным. Ниже приведены несколько примеров того, как мы учимся.

Чтение и письмо

Когда мы учимся читать, мы запоминаем образы слов, которые видим.Когда мы учимся писать, мы вспоминаем, как выглядит каждая буква. А когда мы учимся печатать, мы можем сначала взглянуть на клавиатуру, чтобы определить, где находится каждая буква. По мере того, как мы узнаем, как пользоваться клавиатурой, мы можем легко визуализировать или запомнить, где находится каждая буква.

Источник: pixabay.com

Орфография

Когда мы пытаемся запомнить, как написать слово, мы делаем это, мысленно представляя это слово. (Вы, наверное, этого даже не осознаёте!)

Как узнать, когда у вас плохая зрительная память

У кого-то, у кого проблемы со зрительной памятью, особенно у ребенка, могут быть следующие признаки:

  • Понимание прочитанного может быть плохим, и им, возможно, придется озвучивать каждое слово.
  • Орфография может быть плохой.
  • Навыки математики могут быть низкими, а использование калькулятора может оказаться затруднительным.
  • У человека могут быть проблемы с копированием слов и других изображений.
  • Им может быть трудно распознавать цифры и буквы.
  • Они могут писать медленно и путать буквы.

Кто-то с плохой зрительной памятью может использовать другие формы памяти для компенсации. Некоторые люди могут использовать слуховую память, что подразумевает «извлечение памяти из памяти».Например, когда вы пытаетесь написать что-то по буквам, вы можете слышать буквы в своей голове. Слуховая память не так эффективна, как зрительная, поэтому человек с плохой зрительной памятью не может полностью ее заменить. С другой стороны, если у кого-то плохие слуховые навыки, он заменит визуальные навыки намного лучшими.

Интересные факты о зрительной памяти

Если кто-то пытается вспомнить долговременную зрительную память, он будет смотреть вверх и влево. Если они смотрят вверх и вправо, они, вероятно, пытаются вспомнить кратковременную зрительную память.Однако не у всех людей есть эти «жесты». Некоторые обращают эту схему вспять, а у других ее совсем нет.

Визуальная память похожа на пространственную память, которая включает в себя запись пространства вокруг нас. Однако зрительная память по большей части означает, что вы смотрите на объекты в своем окружении, а не на пространство. Зрительная память также связана с так называемым постоянством зрительной формы . Это относится к способности вашего разума создавать образ, манипулировать этим изображением и воображать различные результаты.Этот процесс в основном используется для 3D-объектов, которые мы можем вращать в уме.

Как улучшить визуальную память

Если вы или ваш ребенок испытываете трудности со зрительной памятью, или если вы просто хотите помочь ей укрепить ее, могут помочь упражнения. Вот несколько идей, которые вы можете реализовать, если хотите улучшить зрительную память. Идеи ориентированы на детей, но могут быть полезны и для взрослых.

Источник: pixabay.com

Игра-шпион

Все знают об игре I-Spy.Возможно, вы играли в нее для развлечения во время поездки или просто гуляли по улице. Это весело, и это хороший способ улучшить вашу зрительную память. Осмотритесь вокруг и найдите объект. Затем опишите это. Человек должен переваривать окружающий мир и искать все, что соответствует описанию объекта. Чем непонятнее, тем лучше.

Чем отличается?

В эту игру можно играть по-разному. В Интернете есть учебники и игры, где вам показывают две похожие картинки.Однако на этих изображениях есть незначительные отличия, которые вы должны найти. Например, если на картинке изображены два дерева, у каждого может быть разное количество ветвей. В игре «Что отличается» обычно указывается, сколько существует различий, что позволяет легко узнать, когда вы их все нашли.

В реальной жизни вы можете сыграть в игру «Что отличается», положив несколько предметов на стол, а затем попросив ребенка отвести взгляд или закрыть глаза. Затем вы заменяете или переставляете объекты. Ваш ребенок должен понять, в чем отличие.

Матч-игра

Простая игра в совпадение карточек может улучшить зрительную память. Мы все играли в это. В игре есть четное количество закрытых карт, на лицевых сторонах каждой пары изображено одинаковое изображение. По очереди каждый игрок переворачивает по две карты за раз; когда они находят обе карты с одинаковым изображением, они кладут карты в стопку и делают следующий ход. Побеждает тот, у кого в стопке больше всего карт, когда все пары разыграны.

Задайте вопросы

Чтобы помочь кому-то с его зрительной памятью, вы можете задавать вопросы об их сегодняшнем дне.Спросите их, что они делали на обед, что делали после школы и так далее. Им нужно будет полагаться на зрительную память, чтобы найти ответы.

Пишите аккуратно

Когда вашему ребенку раздают в школе памятку, убедитесь, что они аккуратно ее заполнили. Аккуратное письмо — признак того, что ваш ребенок точно запоминает все части каждой буквы.

Источник: flickr.com

Использовать как звуковую, так и визуальную память

Для улучшения письменных инструкций, например, при выполнении домашнего задания, давайте ребенку также устные инструкции.Это подкрепление помогает не только в слуховом обучении, но и в соединении точек между слуховой и зрительной памятью. Другими словами, где бы у вашего ребенка ни была зрительная память, вы помогаете разместить рядом с ней слуховую память. Это может улучшить оба типа памяти.

Выше приведены лишь несколько способов улучшить зрительную память. Наличие сильной зрительной памяти — жизненно необходимый навык, поэтому чем раньше его можно будет практиковать, тем лучше.

Обращаюсь за помощью!

Если у вас или вашего ребенка проблемы со зрительной памятью, обратитесь за помощью к лицензированному консультанту.Консультант может оценить недостатки в обучении и сильные стороны и составить план. Консультант также может помочь, если у вас проблемы с памятью из-за старения. Поговорите с консультантом сегодня и узнайте, чем они могут помочь.

Психотерапия для лиц с ограниченными возможностями обучения

В исследовании 200 детей начальной школы с нарушением обучаемости были предложены два типа групповой терапии: когнитивно-поведенческая групповая терапия и гуманистическая групповая терапия. Результаты включали следующее: 1) когда к индивидуальной академической помощи добавлялся любой из типов группового лечения, результаты были лучше, чем только при академической помощи; 2) по большей части одна только терапия была более эффективной, чем одна академическая помощь; и 3) гуманистическая групповая терапия в целом была более эффективной, чем когнитивно-поведенческая групповая терапия.Более того, большая часть прогресса была сохранена при последующем наблюдении, а прогресс по некоторым критериям результатов увеличился.

Интернет-терапия для лиц с ограниченными возможностями обучения

Как обсуждалось выше, терапия может помочь вашему ребенку с проблемами обучения, такими как нарушение зрительной памяти. Но ваш ребенок может бояться посещать очную терапию. Здесь на помощь приходит онлайн-терапия. Вы можете получить доступ к платформе BetterHelp, не выходя из дома. Кроме того, онлайн-терапия предлагает более низкие цены, чем личная терапия, потому что онлайн-терапевтам не нужно оплачивать такие расходы, как аренда офиса.Лицензированные терапевты BetterHelp помогли взрослым и детям с ограниченными возможностями обучения. Ниже приведены некоторые отзывы о терапевтах BetterHelp от людей, испытывающих аналогичные проблемы.

Отзывы консультанта

«Этот консультант проделал фантастическую работу, помогая мне и воодушевляя меня принять мою инвалидность. И смирись с моими ограничениями ».

«Марта — потрясающая советница. Она заботлива и позволит вам обсудить ваши проблемы, и это действительно помогает понять очень многие вещи.Она также даст вам инструменты, которые вы можете использовать, например, рабочие листы, чтобы помочь вам сохранить структуру в своем мире и обучении. Это действительно здорово, когда тебе напоминают о том, насколько ты прекрасен как личность, даже если часто забываешь ».

Визуальная память, длинная и короткая: обзор визуальной рабочей памяти и долговременной памяти

Старое / подобное / новое суждение

Один из способов измерить дискриминационную способность VLTM — часто использовать парадигму называется старым / аналогичным / новым суждением.Сначала участники просматривают и кодируют изображения объектов, как правило, при выполнении случайной задачи кодирования обложки (например, поместится ли этот объект в коробку из-под обуви?). Во время тестирования участники поочередно просматривают объекты, которые присутствовали в задаче кодирования (старые изображения), объекты, похожие, но не идентичные объектам в задаче кодирования (похожие изображения), и совершенно новые объекты, которых не было во время кодирования (новые изображения). Затем участники решают, являются ли изображения, которые они видят, старыми, похожими или новыми (см. Рис. 3).

Рис. 3

Иллюстрация типичных методов VLTM. В общей задаче случайного кодирования участники видят поток изображений реальных объектов и делают некоторые суждения об этих объектах (например, внутри / снаружи, помещается ли это в коробку из-под обуви?). После этого они могут быть протестированы несколькими методами. Используя старое / подобное / новое суждение, участникам показывают объекты, которые были точно такими же, как кодирование (старые), похожие, но не идентичные изображениям при кодировании (похожие) и совершенно новые изображения (новые), и их просят классифицировать их соответствующим образом.В двухальтернативных тестах с принудительным выбором им показывают два изображения, одно из которых они видели раньше, и либо совершенно новый (сравнение старого с новым), либо похожий на вид объект (сравнение старого с похожим), и их просят решить, какое из двух изображения, которые они видели ранее. В задачах отложенной оценки участникам сначала показывают полутоновое изображение ранее увиденного объекта и просят сообщить его цвет, используя цветовое колесо. (Цветной рисунок онлайн)

Основная цель этой задачи — оценить дискриминационную способность VLTM и то, как воспоминания могут приобретать разные уровни различимости.Например, для правильной классификации аналогичного элемента, вероятно, потребуется, чтобы наблюдатель имел в памяти более конкретные детали (т. Е. На основе воспоминаний), чем правильная идентификация старого элемента, что может быть выполнено с использованием процесса, основанного на сущности или знакомстве (Kensinger, Garoff-Eaton, & Schacter, 2006; Kim & Yassa, 2013; Schurgin & Flombaum, 2017; Schurgin, Reagh, Yassa, & Flombaum, 2013; Stark, Yassa, Lacy, & Stark, 2013).

Потенциальное ограничение старых / похожих / новых суждений состоит в том, что неясно, что является ложной тревогой для аналогичных предметов.Напротив, при использовании более простой старой / новой процедуры исследователи могут получить объективную меру различимости памяти ( d ‘), взяв разницу между нормализованной долей совпадений (правильная классификация старого элемента — старый ) и нормализованной. доля ложных срабатываний (неправильная классификация нового объекта как старого ; Green & Swets, 1966). Однако что является ложной тревогой для подобного суждения? Классифицирует ли старый предмет как похожий? Или новинка такая же похожая? Или такой же старый предмет? Без четкого понимания того, что представляет собой ложная тревога, трудно нормализовать ответы на аналогичные вопросы на предмет потенциальных предвзятостей.В то время как различные анализы пытались решить эту проблему, исследование предлагает анализировать старые / похожие / новые ответы с использованием структуры, основанной на обнаружении сигналов ( d a ), может обеспечить точную, беспристрастную оценку производительности памяти для аналогичных элементов (см. Лойотил и Кортни, 2015).

Как эмоции влияют на зрительную память?

Одно исследование, в котором использовался этот метод, было направлено на изучение того, как отрицательный эмоциональный контекст может повлиять на вероятность запоминания конкретных визуальных деталей предмета.Сначала участники выполнили задачу случайного кодирования, где им были представлены сотни изображений реальных объектов (в течение 250 мс или 500 мс), и они должны были оценить, поместится ли каждый объект в коробку из-под обуви. Половина изображений была оценена как негативная и возбуждающая, а остальные объекты были оценены как нейтральные. Через два дня после случайного кодирования участникам был предложен тест-сюрприз. Участники просмотрели старые изображения (точно такие же, как кодирование), похожие изображения (похожие, но не идентичные) и совершенно новые изображения относительно кодирования.Им сказали классифицировать их соответственно (старые / похожие / новые; Kensinger et al., 2006).

При тестировании было замечено, что для старых предметов отрицательный эмоциональный контекст привел к увеличению количества правильных классификаций. Это было верно для элементов, представленных как для 250 мс, так и для 500 мс, но было сильнее по мере увеличения времени кодирования. Однако для подобных предметов не было основного эффекта эмоционального контекста или времени кодирования. В результате основного эффекта эмоционального контекста старых изображений исследователи пришли к выводу, что контент, вызывающий негативное возбуждение, увеличивает вероятность запоминания визуальных деталей объекта (Kensinger et al., 2006). Однако, учитывая отсутствие эффекта для похожих изображений, было бы более правильным заключить, что эмоции могли улучшить определенные аспекты зрительной памяти (например, для старых изображений).

Как знакомство и запоминание способствуют ответам?

Этот метод также использовался для исследования относительного вклада, который процессы знакомства и воспоминания могут иметь в поведенческие реакции старых, похожих и новых суждений.В исследовании участники прошли двухэтапный тест распознавания. На первом этапе участники увидели 128 изображений реальных объектов на экране компьютера в течение 2 секунд каждое, и их попросили сообщить, был ли объект «внутренним» или «наружным». На втором этапе участникам был предложен тест-сюрприз, в ходе которого они просмотрели старые изображения (точно такие же, как кодирование), похожие изображения (похожие, но не идентичные) и совершенно новые изображения. Им сказали классифицировать изображения как старые, похожие или новые.Кроме того, после указания, к какой категории принадлежит изображение, участников затем проинструктировали указать, «помнят ли они», что видели то же изображение во время сеанса исследования, или они просто «знают», что видели то же изображение без какого-либо сознательного воспоминания о нем. оригинальная презентация (Kim & Yassa, 2013). Предполагается, что суждения «запомнить» отражают процессы, основанные на воспоминаниях, тогда как суждения «знать» отражают процессы, основанные на знакомстве, хотя существует несколько критических замечаний, что они не являются истинными показателями этих процессов, а скорее отражают субъективные состояния осведомленности или различия в уверенности. (Йонелинас, 2002).

Как и ожидалось, на тесте они обнаружили очень разную точность классификации старых (70% правильных), похожих (53% правильных) и новых (74% правильных) изображений. При анализе этих ответов в зависимости от того, сообщил ли участник, что он «помнил» (на основе воспоминаний) или «знал» (на основе знакомства), выявилось несколько интересных закономерностей. Правильно оценивая старые предметы, наблюдатели в основном давали ответы «запоминать», предполагая, что правильная классификация старых предметов в первую очередь обусловлена ​​воспоминаниями.Что касается аналогичных заданий, то наблюдалась небольшая тенденция сообщать «помню», а не «знаю», когда элемент оценивался как старый или аналогичный. Это говорит о том, что наблюдатели могут классифицировать похожие предметы с воспоминаниями или без них, и что неправильная идентификация похожих предметов (т.е. неправильная классификация их как старых) не просто вызвана сигналами знакомства (Kim & Yassa, 2013).

Суждения о локализации источника

Один из подходов для оценки силы памяти и дальнейшего выявления потенциальных ошибок состоит в использовании парадигмы, сочетающей старые / новые суждения с локализацией источника.При кодировании участники просматривают изображения объектов, обычно представленных в одном из четырех квадрантов на дисплее. Затем во время теста участникам показывают старые, похожие и новые изображения в центре экрана, которые они должны классифицировать как старые (ранее просмотренные изображения) или новые (похожие или новые изображения), и указывают, в каком из четырех квадрантов изначально был объект. появился в (Cansino, Maquet, Dolan, & Rugg, 2002; Reagh & Yassa, 2014; см. рис. 4).

Рис. 4

Иллюстрация типичных методов локализации VLTM.В общей задаче случайного кодирования участники видят поток изображений реальных объектов и делают некоторые суждения об этих объектах (например, помещается ли это в коробку из-под обуви?). Важно то, что каждое изображение представлено в одном из четырех (или более) возможных квадрантов. После этого они могут быть протестированы несколькими методами. Используя старые / новые задачи и задачи локализации, участникам показывают объекты, которые были точно такими же, как кодирование (старые) и похожие на вид или совершенно новые изображения (новые), и их просят классифицировать их соответствующим образом.Если они классифицируют объект как старый, их затем просят указать, в каком из четырех квадрантов изначально появилось изображение. В задачах классификации участникам показываются либо повторения (старое изображение, то же место), либо объекты-приманки (похожие изображения, одно и то же местоположение). ), пространственные приманки (старое изображение, другое местоположение) или новые изображения. Их просят соответственно классифицировать изображения.

Основное предположение манипуляций с локализацией источника состоит в том, что больше эпизодической информации извлекается при испытаниях, когда оценка источника была успешной, чем при испытаниях, когда этого не было.Это похоже на логику процедуры запоминания / знания, описанной ранее. Когда наблюдатель делает правильную классификацию и суждение об источнике, предполагается, что это указывает на воспоминание, подобное воспоминанию, тогда как, если наблюдатель делает правильную классификацию изображения, но неверное суждение об источнике, это может указывать на память, основанную на знакомстве. Однако, в отличие от процедуры запомнить / узнать, суждения о локализации источника не основываются на собственном самоанализе наблюдателя для классификации качества памяти.Таким образом, цель парадигмы — оценить, какой процент ответов с использованием старых / новых суждений может основываться на воспоминаниях, содержащих больше или меньше информации, и какие области мозга могут быть вовлечены в эти процессы.

Какие области мозга и поведения участвуют в оценке источника?

Cansino et al. (2002) были заинтересованы в использовании этого метода для исследования того, какие области мозга могут быть задействованы в различных процессах памяти, помимо простых задач распознавания предметов.Для этого участники сначала просматривали изображения реальных объектов, и их просили оценить, были ли эти объекты естественными или искусственными. Важно отметить, что каждое изображение было представлено в одном из четырех квадрантов дисплея. После выполнения задания участникам был проведен неожиданный тест, в котором ранее показанные изображения (старые изображения) были смешаны с совершенно новыми изображениями. Эти изображения были показаны в центре экрана. Участники должны были судить, было ли каждое изображение старым или новым. Им было дано указание нажать одну клавишу, если изображение было новым, и если изображение было старым, участники указывали, в какой позиции изображение было представлено во время кодирования, используя одну из четырех клавиш.Если участник не знал, из какого квадранта произошло старое изображение, ему предлагалось угадать.

При тестировании было обнаружено, что при классификации ранее увиденных (старых) предметов наблюдатели правильно идентифицировали 87% представленных предметов. Однако 60,7% этих ответов содержали правильные ответы источника, а 26,3% ответов содержали неправильные ответы источника. Это говорит о том, что даже при классификации старых и новых объектов в типичной поисковой задаче воспоминания об этих элементах, вероятно, содержат дополнительную информацию, помимо просто категориальных или основанных на знакомстве знаний.Кроме того, с помощью собранных данных фМРТ они наблюдали, что при распознавании старого объекта с правильным или неправильным мнением об источнике наблюдалась большая активность в правом гиппокампе и левой префронтальной коре (Cansino et al., 2002). Это говорит о том, что воспоминания, содержащие больше информации, могут вызывать более сильные сигналы памяти и координацию принятия решений.

Потенциальные нейронные корреляты воспоминаний «что» и «где»

Суждения о локализации источника также использовались для изучения возможных диссоциаций между объектными (что) и пространственными (где) воспоминаниями и их потенциальными нейронными коррелятами.В эксперименте участники сначала выполнили задачу кодирования, в которой изображения реальных объектов были представлены в одном из 31 возможного места на экране в течение 3 секунд каждое. Им было поручено сначала определить, был ли объект внутренним или наружным, а затем появился ли объект слева или справа относительно центра экрана. После этого участникам был предложен тест-сюрприз с четырьмя возможными типами испытаний: повторяющиеся изображения (старые изображения в том же месте), изображения приманки (похожие изображения в исходном местоположении объекта), пространственные изображения приманки (старые изображения в немного другом месте), или новые изображения (не отображаются во время кодирования).Участникам было предложено указать, не было ли на изображении изменений, изменения объекта, изменения местоположения или нового (Reagh & Yassa, 2014).

В поведении не было никакой разницы в различении приманки, будь то испытание объекта (то есть похожее изображение) или пространственное испытание (то есть старое изображение в немного другом месте). Этот эффект был постоянным для стимулов как с высоким, так и с низким уровнем сходства. Данные нейровизуализации также были собраны с помощью фМРТ и продемонстрировали уникальные различия в зависимости от типа приманки.Было замечено, что латеральная энторинальная кора (LEC) была более задействована во время распознавания объекта-приманки, чем во время пространственного распознавания приманки, тогда как противоположный паттерн наблюдался в медиальной энторинальной коре (MEC). Кроме того, периринальная кора (PRC) была более активна во время правильного отклонения объекта, чем пространственная приманка, тогда как парагиппокампальная кора (PHC) была более активной во время правильного отклонения пространственной приманки, чем объектной приманки. Независимо от типа приманки, зубчатая извилина (DG) и субрегион CA3 продемонстрировали большую активность во время распознавания приманки.В целом это предполагает наличие двух параллельных, но взаимодействующих сетей в гиппокампе и связанных регионах для управления идентичностью объектов и пространственной интерференцией (Reagh & Yassa, 2014).

Двухальтернативный тест с принудительным выбором (2AFC)

Парадигма, известная как двухальтернативный тест с принудительным выбором (2AFC), в основном использовалась для изучения емкости зрительной эпизодической долговременной памяти. В типичном тесте наблюдатели видят на экране два объекта во время теста: один, который они видели раньше, и другой объект, с которым они ранее не сталкивались.Другой может быть полностью новым (сравнение старого и нового) или похожей приманкой (сравнение старого и аналогичного; Брэди, Конкл, Альварес, & Олива, 2008; Брэди, Конкл, Олива, & Альварес, 2009; Конкл, Брэди, Альварес. , & Oliva, 2010b). Логика этого теста заключается в том, что он может задействовать даже «слабые» воспоминания, которые другие методы могут не выявить. Логично, что оценка 2AFC проще, чем ответы других типов, поскольку это двоичный ответ.

Как правило, 2AFC концептуализируется с использованием основы теории обнаружения сигналов (Green & Swets, 1966; Loiotile & Courtney, 2015).Логика состоит в том, что у наблюдателей есть представление в памяти, которое создает нормально распределенный сигнал в пространстве «силы памяти». Во время теста, когда наблюдателям показывают старый элемент, этот элемент выдает нормально распределенный сигнал соответствия памяти, который из-за шума и других факторов будет различаться по силе. Если наблюдателю просто показали старый объект, в зависимости от критериев принятия решения это может привести к неправильной идентификации старого объекта как , нового . Однако, давая наблюдателям фольгу в задаче 2AFC, независимо от того, является ли эта фольга совершенно новым или похожим на вид объектом, это дает наблюдателям второй нормально распределенный сигнал, помогающий в процессе сравнения.Этот второй сигнал должен быть сосредоточен вокруг более низкого сигнала совпадения памяти (т. Е. Нуля), чем старое изображение. В результате наблюдатели могут просто выбрать максимальное значение между двумя элементами, чтобы правильно идентифицировать старое изображение (Macmillan & Creelman, 2004; см. Рис. 5). Эта структура демонстрирует с точки зрения моделирования, почему задачи 2AFC должны быть проще и могут обеспечить лучшую производительность для элементов, которые в противном случае могли бы не запомнить или правильно классифицировать в других типах задач памяти — всегда легче выбрать максимум из двух вещей. . Footnote 2 Более того, эта производительность выше на фиксированную величину, предполагая, что 2AFC задействует тот же базовый сигнал памяти, что и старые / новые процедуры тестирования (Macmillan & Creelman, 2004).

Рис. 5

Визуализация логики 2AFC. Во время теста наблюдателям показывают как старое, так и новое изображение, которые вызывают свои собственные нормально распределенные сигналы соответствия памяти. Хотя сигнал старого элемента может отличаться по силе сигнала памяти, он с большей вероятностью будет выше, чем сигнал нового элемента.Просто выбрав предмет с максимальным сигналом, наблюдатели, скорее всего, выберут старый предмет. Таким образом, при той же мощности базовой памяти процедуры тестирования 2AFC обеспечивают лучшую производительность памяти по сравнению с процедурами тестирования, где наблюдателям показывают только старое изображение

В дополнение к традиционным задачам 2AFC, которые включают старый элемент в паре с новым или похожим на вид Исследователи также расширили число возможных вариантов, создав задачи типа 3AFC и 4AFC. Как правило, эти задачи включают добавление нескольких приманок, похожих на внешний вид, для дальнейшей оценки способности различать разные виды приманок.Потенциальным ограничением задач 3AFC или 4AFC является то, что добавление приманок может создавать помехи и увеличивать сложность задачи, например, за счет увеличения шума принятия решений (Holdstock et al., 2002). Кроме того, при изменении типов приманок, доступных во время тестирования (например, предоставление двух одинаковых приманок или аналогичной приманки и совершенно нового изображения), это создает условия, при которых информация, доступная наблюдателю, не эквивалентна (Герин, Роббинс, Гилмор, И Schacter, 2012). Это означает, что производительность в различных условиях тестирования нельзя напрямую сравнивать друг с другом.

Емкость ВЛТМ

Brady et al. (2008) пытались исследовать емкость VLTM с использованием метода 2AFC. Участникам были представлены 2500 изображений реальных объектов по 3 секунды каждое, и их попросили запомнить все детали каждого изображения. После завершения этой части исследования участникам было предложено задание 2AFC, в котором они увидели два изображения на экране. Одно было ранее встреченным изображением из предыдущего сеанса, тогда как другое было либо новым изображением, образцом объекта, с которым они ранее сталкивались, либо изображением объекта, с которым они ранее сталкивались в новом состоянии (т.е., сменила ориентацию). Участникам было предложено указать, с каким из двух изображений они встречались ранее. В целом производительность была довольно высокой, со значительно большей точностью для новых сравнений (92% правильных), репликация предыдущей работы Standing (1973), показывающая невероятно высокую производительность для новых сравнений тестов даже при кодировании 10 000 элементов в VLTM (см. Также Shepard 1967 ). Однако совершенно неожиданно они наблюдали чрезвычайно точные результаты при сравнении состояний и образцов (87–88% правильных; Brady et al., 2008). Эти результаты демонстрируют, что даже при очень короткой экспозиции изображений люди могут запоминать тысячи объектов (казалось бы, без ограничений) с чрезвычайно высокой точностью. Кроме того, они предполагают, что VLTM-репрезентации человека содержат визуальную информацию, необходимую для помощи в проведении сложных сравнений состояний и образцов, помимо просто категориального или семантического знания предыдущих встреч.

Подобные результаты были получены не только для объектов, но и для визуальной памяти сцен.Konkle et al. (2010a) продемонстрировали, что после изучения тысяч изображений сцен участники смогли распознать 96% ранее увиденных изображений в новом сравнительном тесте. Опять же, они также отметили, что производительность для тестовых сравнений с аналогичной фольгой была довольно высокой: 84% участников были правильными, даже когда они изучали четыре одного и того же образца (потенциальный источник помех) во время кодирования. Это говорит о том, что невероятно большая емкость и высокоточная репрезентация, наблюдаемая в долговременной зрительной памяти, не изолированы от определенного класса стимулов (т.е., объекты или сцены), а скорее кажутся общими свойствами системы.

Учитывая логику 2AFC, обсуждавшуюся ранее, можно было предположить, что если бы участникам дали одно изображение объекта во время тестирования и попросили различать, старый он или новый, производительность была бы хуже (несмотря на ту же базовую мощность памяти). Таким образом, описанные выше результаты лучше всего описать как потенциальную верхнюю границу производительности VLTM. При разных процедурах тестирования производительность, скорее всего, будет отличаться.Тем не менее, эти результаты по-прежнему демонстрируют, что в потенциально идеальных условиях тестирования долговременная зрительная память не только обладает огромной емкостью, но и содержит представления с богатой визуальной и подробной информацией.

Отложенная оценка (непрерывный отчет)

Для оценки точности VLTM (т. Е. Количества информации в памяти) в экспериментах использовалась парадигма отложенной оценки. При кодировании участники наблюдают за объектами, окрашенными в уникальный цвет.Затем, при последующем тесте, наблюдатели видят полутоновые версии объектов, которые они наблюдали ранее, и используют цветовое колесо, чтобы указать его исходный цвет. Взяв ошибку в градусах между ответом и истинным значением, исследователи могут создать распределение ответов долговременной цветовой памяти и измерить стандартное отклонение распределения, чтобы понять верность этого представления (Брэди, Конкл, Гилл, Олива, И Альварес, 2013).

Точность информации в представлениях VLTM

Brady et al.(2013) использовали этот метод, чтобы понять точность представления цветовой памяти в VWM и VLTM. В ходе исследования исследователи дали участникам две отдельные задачи. В состоянии VWM участники видели три реальных объекта одновременно в течение 3 секунд, расположенных по кругу вокруг фиксации. Участникам было предложено запомнить цвет всех предметов. После задержки в 1 секунду один из объектов снова появился в оттенках серого, и участники могли изменить цвет изображения с помощью мыши, и им было сказано щелкнуть мышью, когда он совпадет с исходным цветом.В условиях VLTM участники сначала прошли блок исследования, просматривая изображения последовательно в течение 1 секунды каждое с 1-секундным интервалом между изображениями. Как и в случае условия VWM, участникам было предложено запомнить цвет объекта.

После блока исследования цвет предметов тестировался по одному в случайно выбранной последовательности, и участники сообщали цвет изображения, используя тот же механизм ответа, который использовался в условиях краткосрочной памяти.Точность представлений участников в памяти определялась путем вычисления распределения степени ошибки каждого ответа в цветовом пространстве (при этом более крупные ошибки представлены ошибкой большей степени). В условиях VWM при размере набора 3 (и выше) точность участников составила 17,8 градуса, что незначительно отличалось от точности, наблюдаемой в условиях VLTM — 19,3 градуса (Brady et al., 2013). Таким образом, похоже, что точность цветовых представлений в VWM и VLTM имеет эквивалентные ограничения, что позволяет предположить, что они могут разделять или ограничиваться аналогичными процессами.

Взаимодействие между VLTM и восприятием

Отсроченная оценка также использовалась для исследования потенциальной роли, которую могут играть долгосрочные воспоминания при искажении новой информации восприятия. В серии экспериментов Фэна, Хатчинсона и Терк-Брауна (2016) участники завершили серию пробных экспериментов по экспонированию, в ходе которых они столкнулись с уникальными формами, заключенными в определенные цвета. Каждая форма была показана в течение полсекунды, а после небольшой задержки (1.5 секунд) снова появилась ахроматическая версия формы, и участники сообщили о цвете изображения с помощью мыши. Во время сеанса первоначального воздействия участники трижды встречали одну и ту же форму в разных испытаниях (случайным образом), всегда одного цвета. В результате каждая уникальная форма была связана с определенным цветом в долговременной памяти.

После завершения испытаний первоначального воздействия участникам были предложены заключительные испытания. Эти финальные тестовые испытания были похожи, за исключением того, что теперь каждая форма была показана в несвязанном цвете, и участники должны были судить о появлении новых цветов.Исследователи обнаружили, что ответы участников финальных тестовых испытаний лучше всего характеризовались как смесь исходного и текущего цветов, что позволяет предположить, что участники закрепили свои ответы на свои представления в долговременной памяти. Более того, этот эффект привязки увеличивался, когда воспринимаемый ввод становился более деградированным (например, из-за сокращения представления стимула во время заключительных пробных испытаний). Эти результаты демонстрируют, что, хотя перцепционные суждения действительно отражают текущее состояние окружающей среды, на них может влиять предыдущий опыт и долговременная память (Fan et al., 2016).

Основные концепции VWM

Как обсуждалось ранее, VWM обычно рассматривается как интерфейс нескольких процессов, включая восприятие, кратковременную память и внимание (Baddeley & Hitch, 1974; Cowan, 2008). В связи с этой концепцией исследователи обычно описывают функцию VWM как поддержку сложного когнитивного поведения, которое требует временного хранения и манипулирования информацией для выполнения действий (Baddeley, 2003; Ma et al., 2014). В частности, большое количество исследований за последнее десятилетие было сосредоточено на ограничениях мощности VWM. В результате многие модели, предложенные для объяснения VWM, сосредоточены на этом ограничении.

Модель с фиксированным слотом

При попытке понять присущие VWM ограничения емкости особенно влиятельной была модель с фиксированным слотом. Это предполагает, что VWM может хранить только дискретное количество интегрированных представлений объекта (см. Рис. 6). Эта модель была предложена в очень влиятельном исследовании, проведенном Luck and Vogel (1997), которые использовали задачу обнаружения изменений для количественной оценки возможностей VWM.В этом задании участникам было предложено запомнить массив, состоящий из элементов одного или совокупности характеристик (цвет, ориентация и т. Д.). После небольшой задержки (900 мс) был представлен тестовый массив, который был либо идентичен предыдущему массиву, либо отличался одним признаком. Участников проинструктировали указать, произошло ли изменение. Точность оценивалась как функция количества элементов в массиве стимулов, чтобы определить, сколько элементов можно точно поддерживать в VWM.

Рис. 6

Иллюстрация моделей VWM. Согласно модели с фиксированным слотом, VWM может хранить только дискретное количество интегрированных объектов. Модель непрерывных ресурсов предполагает, что VWM имеет конечный ресурс, который становится более тонко распределенным по мере увеличения количества элементов на дисплее. И гибкая модель слотов представляет собой интеграцию последних двух, утверждая, что VWM имеет дискретное количество слотов, но что конечный ресурс может гибко выделяться каждому слоту.

В серии экспериментов Лак и Фогель (1997) дали участникам задачи обнаружения изменений, которые варьировали количество цветных квадратов, представленных в массиве (от одного до 12).Они заметили, что производительность была максимальной для массивов от одного до трех элементов, а затем систематически снижалась по мере увеличения размера набора с четырех до 12 элементов. В целом, среднее значение K (оценка емкости VWM) среди участников составляло около трех или четырех пунктов. Это открытие привело к созданию модели слотов, согласно которой люди могут хранить в VWM только от трех до четырех объектов.

В дополнение к экспериментам, состоящим из массивов отдельных характеристик, Лак и Фогель (1997) также представили участникам массивы, состоящие из комбинации функций (т.е., различающиеся по ориентации и цвету линии). Участники выполнили задачу по обнаружению изменений, но исследователи различались, должны ли участники запоминать одну функцию или совокупность функций. Например, участники увидят массив, состоящий из линий разной ориентации и цвета. В условиях цвета могло произойти только изменение цвета, и участникам было поручено искать изменение цвета. В условиях ориентации могло произойти только изменение ориентации, и участники были проинструктированы искать изменение ориентации.А в условии соединения могло произойти изменение цвета или ориентации, и участникам было предложено запомнить обе особенности каждого элемента. Таким образом, в условии соединения участники должны были запомнить восемь признаков, но только четыре интегрированных объекта. Если емкость хранилища VWM ограничена отдельными функциями (например, цветом, ориентацией), то производительность должна снижаться при меньших размерах набора в сочетании по сравнению с условиями для одной функции. Однако, если емкость хранилища VWM ограничена интегрированными объектами (например,g., одна красная горизонтальная линия), то во всех трех условиях должна наблюдаться одна и та же картина результатов.

В соответствии с последним случаем они отметили, что возможности VWM были одинаковыми для отдельных элементов и элементов соединения. В целом это послужило основой для модели фиксированных слотов, согласно которой емкость VWM была ограничена слотами из ~ 3–4 интегрированных объектов. Хотя дальнейшие исследования расширили эти первоначальные результаты, важно также отметить, что несколько экспериментов не смогли воспроизвести эксперименты с критическим соединением.Эти последующие исследования показали, что емкость VWM фактически уменьшается по мере увеличения функциональной нагрузки, независимо от количества объектов (Fougnie, Asplund, & Marois, 2010; Olson & Jiang, 2002; Wheeler & Treisman, 2002). Чтобы объяснить производительность для условий соединения, исследователи должны учитывать как нагрузку на функции (то есть количество функций, которые нужно запомнить), так и нагрузку на объекты (то есть количество объектов на дисплее; Hardman & Cowan, 2015). Взятые вместе, текущий консенсус в этой области состоит в том, что поддержание интегрированных функций в VWM связано с расходами.

Ключевым компонентом этой модели является то, что эти слоты VWM считаются «все или ничего» — наблюдатель либо запоминает каждый объект с одинаковой точностью (т. Е. Количество информации) в пределах лимита емкости, либо не может запомнить объект полностью. Этот компонент «все или ничего» потенциально проблематичен, поскольку предполагает, что наблюдатель имеет одинаковый объем информации для каждого элемента независимо от того, просматривал ли он один или несколько элементов. Что, если наблюдатель видит два дисплея кодирования в типичной задаче обнаружения изменений: один с одним изображением яблока, а другой с четырьмя изображениями очень похожих на вид яблок? В каждом тестовом массиве либо нет изменений, либо один из объектов заменяется другим очень похожим на вид изображением яблока.Согласно модели фиксированного слота, точность информации, доступной наблюдателю, одинакова в обоих условиях. Он не учитывает потенциальные помехи, которые могут иметь четыре очень похожих объекта с точки зрения их представлений в VWM, или то, как они могут повлиять на процесс принятия решений, когда наблюдатель решает, произошло ли изменение.

Модель непрерывных ресурсов

Другая модель, используемая для объяснения очевидных ограничений в VWM, называется моделью непрерывных ресурсов.В отличие от модели фиксированных слотов, которая определяет емкость как ограниченную слотами интегрированных объектов по принципу «все или ничего», модель непрерывных ресурсов концептуализирует емкость VWM как основанную на информации и ограниченную конечным ресурсом (см. Рис. 6). Кроме того, этот ограниченный ресурс может неодинаково варьироваться для разных элементов дисплея. Это неравное разделение ресурсов по представлениям может различаться из-за множества факторов, таких как нисходящие цели (например, внимание) или общая информационная нагрузка дисплея (т.е., установить размер; Бэйс и Хусейн, 2008; Wilken & Ma, 2004).

Поддержка модели непрерывных ресурсов исходила от Уилкена и Ма (2004), которые разработали метод непрерывной отчетности как способ измерения точности или количества информации, содержащейся в представлениях VWM. В парадигме непрерывного отчета участникам предлагается запомнить массив, состоящий из элементов одной функции (цвет, ориентация и т. Д.). После короткой задержки (1,5 секунды) в центре одного из ранее представленных предметов появилась квадратная метка.В то же время в центре экрана отображается тестовый зонд, что позволяет непрерывно сообщать о проверенной функции. Например, в цветовом условии цветовое колесо, содержащее все возможные значения цвета, появляется в центре экрана, и участники указывают цвет исследуемого элемента, щелкая цвет на колесе с помощью мыши. Ответы затем представляются в виде ошибки степени от истинного значения цвета, и распределение может быть произведено на основе ответов участника.Стандартное отклонение ( SD ) этого распределения затем можно использовать для оценки точности информации о цвете участника в VWM.

В серии экспериментов Вилкен и Ма (2004) варьировали установленный размер дисплеев, а также тип объекта, исследуемого в памяти. Независимо от типа исследуемой функции, они отметили, что по мере увеличения размера набора точность представлений VWM снижалась. Однако даже при больших размерах наборов распределение ответов по-прежнему было сосредоточено вокруг истинной ценности элемента и точности (т.е., SD ) было большим, но все же значительно превышающим шанс. Это привело исследователей к выводу, что люди могут хранить непрерывный объем информации в VWM, но точность, с которой был представлен отдельный элемент, варьировалась в зависимости от общей информационной нагрузки дисплея (т. Е. Установленного размера). Когда размер набора превышает четыре элемента, наблюдатели могут хранить в памяти более четырех элементов. Однако для каждого элемента доступно меньше ресурсов. Учитывая ограничения типичной задачи обнаружения изменений, элемент все еще может быть представлен в VWM, но без необходимого количества информации для успешного сравнения.Это говорит о том, что ограничение в ~ 3-4 объекта, предложенное моделью фиксированных слотов, может быть просто поведенческим артефактом задач, используемых для оценки таких ограничений.

Потенциальным ограничением исследований, используемых для поддержки модели непрерывных ресурсов, является то, что переменная точность не была показана для целостных представлений объектов. Исследования в поддержку этой модели обычно исследуют память по одному параметру (например, цвету), даже если наблюдатели просматривают изображения реальных объектов.По-прежнему возможно, что представления объектов в VWM полагаются на различные виды информации, некоторые из которых могут быть переменными, а другие — нет. Например, когда наблюдатель видит одно изображение реального объекта, его представление об этом объекте может содержать категориальные знания (например, плюшевый мишка) в дополнение к другим знаниям, таким как цвет (например, коричневый). Информация о цвете, доступная наблюдателю, может быть переменной в зависимости от установленного размера, но вполне вероятно, что категориальное знание не так — наблюдатели либо знают категориальную идентичность объекта, либо нет.

Работа Шургина и Фломбаума (2015, 2018) свидетельствует о том, что это может быть так. В своей задаче участники видели два изображения реальных объектов на дисплее, которые затем были ненадолго замаскированы, и участники затем должны были сделать оценку 2AFC, содержащую ранее увиденный объект и совершенно новый объект (с указанием, какой из двух был старый объект). Что особенно важно, они добавили шум изображения к стимулам при тестировании путем случайного шифрования до 75% пикселей в каждом изображении. Они заметили, что на производительность VWM не повлиял шум во время испытаний, при этом 0% шума и 75% шума продемонстрировали тот же уровень производительности.Модель непрерывных ресурсов предсказывает, что шум при тестировании должен затруднять сравнение в памяти, поскольку наблюдатели будут сравнивать зашумленное внутреннее представление с зашумленным внешним представлением (т. Е. Тестовыми стимулами). Таким образом, когда при тестировании добавляется шум, производительность должна снижаться. Напротив, модель с фиксированным слотом не предсказывает снижения производительности. У наблюдателей не будет шума во внутреннем представлении, что позволит им управлять шумом во время теста при проведении сравнения. В целом, эта работа предполагает, что, хотя разрешение для памяти может варьироваться в зависимости от непрерывного ресурса для одной функции, такой как цвет, то же самое может быть не во всех измерениях, таких как целостные представления объектов.

Модель гибкого слота

Существуют противоположные свидетельства того, что может поддерживаться либо модель фиксированного слота, либо модель непрерывного ресурса. Гибкая модель слотов обеспечивает золотую середину между ними, предлагая ограничить VWM максимум ~ 3–4 представлениями, но эта емкость также может быть ограничена объемом информации, загружаемой на дисплей. Короче говоря, VWM ограничен слотами, но в системе существует гибкость для распределения ограниченных ресурсов по этим слотам.

Одно исследование, которое некоторые интерпретируют как поддержку модели гибких слотов, было проведено Альваресом и Каванахом (2004). Они использовали типичную задачу обнаружения изменений, но варьировали информационную нагрузку дисплеев, изменяя тип предъявляемых стимулов. В каждом испытании от одного до 15 объектов предъявляли на 500 мс, после чего следовала короткая задержка (900 мс), а затем — тестовый массив. В половине испытаний один из объектов изменил идентичность, а в другой половине дисплеи были идентичны. Участникам было предложено указать, изменился ли один из объектов.Важно отметить, что испытания могут содержать стимулы, относящиеся к одному классу стимулов, каждый из которых отличается своей визуальной сложностью: рисунки линий, заштрихованные кубики, случайные многоугольники, китайские иероглифы и цветные квадраты.

Если VWM ограничен фиксированным числом представлений (т. Е. Слотами), то производительность должна быть эквивалентной по всем категориям стимулов, но если емкость VWM ограничена информационной нагрузкой, то эти оценки должны варьироваться в зависимости от категорий стимулов. После преобразования ответов на K оценок пропускной способности VWM Альварес и Кавана (2004) обнаружили, что оценки пропускной способности для разных классов стимулов варьируются от 1.От 6 для закрашенных кубиков до 4,4 для цветных квадратов. Это подтвердило, что VWM ограничен по количеству представлений (~ 4 объекта), но также ограничен объемом информации (то есть сложностью стимула) того, что запоминается. Однако, хотя некоторые могут интерпретировать эти результаты как поддержку гибкой модели слотов, ограниченное количество представлений в VWM не обязательно совпадает с объектами, хранящимися в виде слотов.

Существуют разногласия относительно того, отражают ли эти различия ограничения хранилища, поэтому они поддерживают гибкую модель слотов, или, скорее, отражают ошибки сравнения, сделанные в процессе принятия решения.Может случиться так, что элементы с более высокой визуальной сложностью также будут иметь большее сходство друг с другом, и это приведет к большему количеству ошибок при тестировании, даже если общий объем памяти для элементов будет одинаковым. Awh et al. (2007) исследовали эту возможность, используя метод и стимулы Альвареса и Каванга (2004), но с одной важной модификацией: категориальным изменением. Когда изменение произошло во время тестирования, оно могло быть либо внутрикатегорийным (как в Alvarez & Cavanagh; т.е., китайский иероглиф заменен штриховым рисунком). Они заметили, что для изменений внутри категорий эффективность варьировалась в зависимости от категории стимулов, в соответствии с Альваресом и Каванахом. И наоборот, для изменений между категориями они не наблюдали разницы в производительности по сравнению с категорией стимула. Это было сделано для того, чтобы предположить, что переменная производительность для разных видов стимулов может быть связана с различиями в сходстве, а не с информационной нагрузкой (в соответствии с моделью фиксированных слотов). Однако недавнее исследование показало, что эти межкатегорийные изменения в основном вызваны использованием глобального ансамбля или текстурных представлений.Когда объекты сгруппированы на дисплее по типу, люди могут различать на основе изменения кластеризации (т. Е. С использованием представления ансамбля или текстуры), а не на основе памяти отдельных элементов (Brady & Alvarez, 2015). Эти результаты предполагают необходимость в более гибких моделях VWM, которые интегрируют роль пространственных ансамблевых представлений.

Соображения, влияющие на VWM за пределами емкости

Важным аспектом нашего теоретического понимания рабочей памяти является то, что существуют большие индивидуальные различия в производительности, особенно в отношении емкости.Предыдущие исследования показали, что оценки способности VWM существенно различаются у разных людей, от 1,5 до 5,0 объектов (Vogel et al., 2001; Brady et al., 2011), и что эти индивидуальные различия в способности сильно коррелируют с широкими показателями когнитивной функции. , такие как академическая успеваемость (Alloway & Alloway, 2010) и подвижный интеллект (Fukuda, Vogel, Mayr, & Awh, 2010). Эти индивидуальные различия в способности и отношениях с другими когнитивными функциями вероятны потому, что VWM представляет собой комбинацию нескольких процессов, включая краткосрочную память и механизмы исполнительного контроля, многие из которых различаются по производительности у разных людей (Baddeley, 2003; Conway, Kane, & Энгл, 2003 г.).

В контексте рассмотренных выше моделей каждую из них можно легко изменить с учетом индивидуальных различий. Независимо от того, ограничивается ли емкость VWM фиксированным или постоянным ресурсом, каждый из них предположительно может варьироваться в зависимости от человека. Однако понимание и объяснение этих индивидуальных различий остается ключевым моментом в теоретических обсуждениях рабочей памяти, поскольку они могут быть результатом потенциально разных источников. Например, может случиться так, что индивидуальные различия в мощности являются результатом индивидуальных различий по ресурсу (постоянному или постоянному).В качестве альтернативы, эти ограничения емкости могут возникать из-за других компонентов, влияющих на производительность рабочей памяти, таких как исполнительная функция или внимание (Baddeley, 2003; Conway et al., 2003). Действительно, исследования показали, что потенциальные ограничения или предубеждения в VWM могут возникать из-за комбинации различных источников информации, таких как память об элементе в сочетании с категориальной информацией (Huttenlocher, Hedges, & Duncan, 1991), неравномерность внимания (Schurgin & Flombaum, 2014) или ансамблевую информацию (Brady & Alvarez, 2011).В результате понимание источника индивидуальных различий в объеме рабочей памяти остается критически важным для нашего общего понимания того, как возникают ограничения емкости.

Пытаясь объяснить ограничения возможностей VWM, все модели, обсужденные выше, также делают неявное предположение, что точность представлений VWM напрямую зависит от количества запоминаемых объектов. Однако недавние исследования показали, что даже при фиксированном количестве элементов на дисплее существует различие между испытаниями в точности VWM (Bae, Olkkonen, Allred, Wilson, & Flombaum, 2014; Fougnie, Suchow, & Alvarez, 2012; Ван ден Берг, Шин, Чоу, Джордж и Ма, 2012 г.).Это говорит о том, что существуют не только различия в пределах визуальной рабочей памяти у разных людей, но и то, что качество представлений рабочей памяти варьируется на в пределах человек. Более того, эта изменчивость не может быть объяснена колебаниями в ресурсах внимания или емкости (например, временные интервалы, непрерывный ресурс и т. Д .; Fougnie et al., 2012).

Чтобы лучше объяснить эти результаты, исследователи предложили различные типы моделей с переменной точностью. Эти модели учитывают случайные колебания точности кодирования, которые, как правило, происходят от испытания к испытанию, и, как было показано, подходят для данных лучше, чем традиционные модели с фиксированным интервалом или непрерывными ресурсами (Fougnie et al., 2012; Van den Berg et al., 2012). Тем не менее, важно отметить, что переменная точность не обязательно благоприятствует ни слоту, ни непрерывному учету ресурсов рабочей памяти (Van den Berg & Ma, 2017). В результате роль изменчивости, влияющая на верность VWM, следует рассматривать отдельно от источника ограничений мощности, описанных вышеупомянутыми моделями.

Зрительная память: типы, важность, как улучшить

Содержание:

Введение
В 1969 году Ласло Вирага судили и первоначально признали виновным в совершении вооруженного ограбления в Ливерпуле и Бристоле.Он был осужден на основании показаний нескольких свидетелей, которые выбрали его из очереди или опознали по фотографиям. Один свидетель из полиции заявил, что «его лицо отпечаталось в моем мозгу».

Но выяснилось, что в этих преступлениях виноват другой человек, известный как Джордж Пайен — человек, имеющий мимолетное, но не разительное сходство с мистером Вирагом. Г-н Вираг был помилован в 1974 году, поскольку он стал жертвой судебной ошибки, основанной на ошибочной идентификации.

Что такое зрительная память?

Память — это процесс, с помощью которого знания кодируются, сохраняются и позже извлекаются.Хотя слово «память» может вызывать в воображении образ единственного процесса «все или ничего», ясно, что существует много видов памяти, каждая из которых может быть в некоторой степени независимой от других. Зрительная память включает в себя способность сохранять и восстанавливать ранее испытанные зрительные ощущения и восприятия, когда стимулы, которые их изначально вызвали, больше не присутствуют. То есть человек должен уметь создать в уме яркий визуальный образ стимула — например, слова, лица или изображения — и после того, как этот стимул будет удален, уметь визуализировать или вспомнить этот образ без посторонней помощи.

Виды зрительной памяти

Исследователи разделили зрительную память на три основные подсистемы: зрительная сенсорная память, зрительная кратковременная память и зрительная долговременная память.

— Зрительная сенсорная память

Зрительную сенсорную память — также называемую знаковой памятью — можно легко испытать, войдя в темную комнату с вспышкой камеры и сделав снимок. Хотя лампа накаливания камеры будет обеспечивать освещение всего несколько миллисекунд, восприятие освещенной комнаты будет ослабевать в течение примерно полсекунды.

— Кратковременная зрительная память

Кратковременная зрительная память (STM) хранит визуальную информацию в течение нескольких секунд, чтобы ее можно было использовать для решения текущих когнитивных задач. По сравнению с иконическими представлениями памяти, визуальные представления STM более продолжительны, более абстрактны и более надежны.

Большое количество свидетельств указывает на то, что вербальный СТМ и визуальный СТМ представляют собой разные хранилища памяти. Например, повреждение головного мозга может привести к нарушению вербальной STM без нарушения визуальной STM, и наоборот, и можно занять вербальную STM одной задачей, не влияя на визуальную STM для другой задачи, и наоборот.

— Долговременная зрительная память

Кратковременная память на визуальные материалы сильно ограничена по объему, но долговременная память на визуальные стимулы не имеет четких пределов емкости. После просмотра 600 фотографий сцен и событий испытуемые распознали 92% изображений при тестировании через день и 63% изображений при тестировании через год. Такие драматические различия в способностях ярко изображены в названиях двух широко цитируемых статей: «Изучение 10 000 картинок» (Standing, 1973) и «Магическое число 4 в краткосрочной памяти» (Cowan, 2001).

Зрительная память и академические знания

Различные исследователи заявили, что до восьмидесяти процентов всего обучения происходит через глаза, при этом зрительная память является важнейшим аспектом обучения.

— Критично для чтения, правописания и письма

Зрительная память — критический фактор при чтении, правописании и письме. Дети, у которых не развиты навыки зрительной памяти, не могут легко воспроизвести последовательность зрительных стимулов. Они часто испытывают трудности с запоминанием общего внешнего вида слов или буквенной последовательности слов для чтения и правописания.Они могут помнить буквы слова, но часто не могут вспомнить их порядок, или они могут знать начальную букву и конфигурацию слова, не усвоив деталей, то есть последующих букв слова. В результате этим детям не удается развить хороший словарный запас зрения и часто возникают серьезные проблемы с орфографией.

Для человека с дефицитом зрительной памяти выполнение упражнения по письму или копированию слов может быть ужасно неприятным. У детей с нарушением зрительной памяти могут быть проблемы с копированием букв, слов и предложений с классной доски или книги.У них может быть очень медленный почерк, проблемы с формированием букв и путаница букв или слов в предложениях. Подготовка письменных работ по рабочим листам и тестам может быть затруднена.

— Значительно связано с математической успеваемостью

Сто семьдесят один ребенок со средним возрастом 10,08 года участвовал в исследовании Marjean Kulp et al. Это исследование, проведенное в колледже оптометрии Университета штата Огайо в 2004 году, было разработано, чтобы определить, могут ли результаты тестов на зрительное восприятие предсказать детей с плохими текущими достижениями по математике.

Визуальное восприятие относится к процессу интерпретации и организации визуальной информации. Навыки зрительного восприятия часто подразделяются на такие области, как зрительное различение и зрительная память. Визуальное различение включает в себя способность обращать внимание на отличительные черты и детали фигуры, такие как форма, ориентация, цвет и размер, и определять их.

Kulp et al. пришел к выводу: «Плохая способность к зрительному восприятию в значительной степени связана с плохими достижениями по математике, даже при контроле вербальных когнитивных способностей.Следовательно, способность к зрительному восприятию и особенно зрительная память следует рассматривать как один из навыков, которые в значительной степени связаны с достижениями в математике ».

Исследование, проведенное Сёксом и его коллегами (2013) из Кембриджского университета, Великобритания, направлено на сравнение различных потенциальных теорий дискалькулии у более чем тысячи 9-летних детей. Дискалькулия означает серьезную трудность в обучении математике, от которой страдают примерно 6 процентов школьников.Эти дети демонстрируют нормальный интеллект, и их навыки чтения могут быть идеальными. Дискалькулию часто называют «похожей на дислексию, но математически».

Исследователи обнаружили, что у детей с дискалькулией наблюдается плохая зрительно-пространственная память. Например, они плохо справлялись, когда им приходилось запоминать расположение элементов в пространственной сетке.

Важно обратить внимание

Луфи и Коэн (1985) сравнили визуальный СТМ 24 детей с синдромом дефицита внимания (СДВ) с контрольной группой из 17 детей с эмоциональными проблемами.Результаты показали, что контрольная группа работала значительно лучше, чем группа ADD, что подтверждает, что визуальный STM играет важную роль в внимании и концентрации.

Хотя это важная когнитивная способность для многих интеллектуальных задач, измерение визуального СТМ обычно не входит в стандартные батареи, измеряющие интеллект, способности и достижения.

Зрительную память можно тренировать

Кляйнфельд (1973) проверил зрительную память 501 городского кавказского ребенка и 125 деревенских эскимосов.У деревенских эскимосов уровень зрительной памяти был значительно выше. Также было обнаружено, что зрительная память значительно увеличивается с возрастом.

В отличие от ярких визуальных различий городской среды, Арктика — это мир визуального единообразия. Ровная, однообразная тундра и груды морского льда дают мало отличительных визуальных указателей, чтобы направлять охоту, от которой частично зависело выживание. Чтобы поохотиться и найти дорогу обратно в деревню, эскимосам приходилось обращать внимание на очень маленькие визуальные подсказки и их узорчатые отношения, такие как перевернутые камни или угол Большой Медведицы в разное время дня.Кавказцы, путешествовавшие с эскимосами, часто отмечали их необычайную способность путешествовать по местности, которая казалась невыразительной, внимательно наблюдая за мельчайшими ориентирами и запоминая их местоположение в пространстве.

Это наглядно показывает, что зрительную память можно тренировать!

Как можно улучшить зрительную память?

Edublox Online Tutor (EOT) включает в себя несколько программ мультисенсорного когнитивного обучения, которые позволяют учащимся преодолевать препятствия в обучении и полностью раскрывать свой потенциал.

EOT основан на педагогических исследованиях и более чем 30-летнем опыте, демонстрирующем, что слабые базовые когнитивные навыки являются причиной большинства трудностей в обучении. В основе когнитивных навыков лежит зрительная память. Специальные познавательные упражнения могут усилить эти недостатки, что приведет к повышению успеваемости в чтении, правописании, письме, математике и обучении.

В одном исследовании Edublox улучшил зрительную память на 1,3 года за 5 дней. Хиропрактик доктор Джайдан Мэйс сравнил эффекты тренировки Edublox и тренировки Edublox в сочетании с шейно-спинномозговой манипулятивной терапией на зрительную память и визуальную последовательную память.

В исследовании Мэйса приняли участие 34 ученика 5, 6 и 7 классов городской школы. Для оценки зрительной памяти и последовательной зрительной памяти учащихся использовались два субтеста Теста на навыки зрительного восприятия. Затем они были разделены на две равные группы.

Члены первой группы ( Edublox Group ) использовали Edublox в течение 22,5 часов в течение пяти дней. Члены второй группы ( Edublox и Adjustment Group ) прошли ту же тренировку Edublox, что и первая группа, но эта вторая группа также получала корректирующую терапию шейки матки каждое утро в течение пяти дней.Оценка была повторена через пять дней.

Результаты: Средняя оценка POST теста на визуальную память в обеих группах была значительно выше, чем средняя оценка PRE теста на визуальную память. Средний балл в обеих группах улучшился с 6,2 до 7,5 лет. Как показано на графике ниже, Edublox Group улучшилась немного больше, чем Edublox и Adjustment Group (улучшение с 6,3 до 7,8 лет по сравнению с улучшением с 6,2 до 7,1 лет):
.

.
EOT оптимизирован для детей в возрасте от 7 до 13 лет, подходит для одаренных и менее одаренных и может использоваться дома и в школе. Программа эффективна для облегчения различных симптомов, связанных с дислексией, дискалькулией и дисграфией.
..


Edublox также предлагает онлайн-уроки в режиме реального времени для студентов с дислексией, дискалькулией и другими трудностями в обучении. Наши студенты живут в США, Канаде, Австралии, Новой Зеландии и других странах.Закажите бесплатную консультацию, чтобы обсудить потребности вашего ребенка в обучении.

.

Литература и источники:

Коуэн Н., «Магическое число 4 в краткосрочной памяти: переосмысление способности умственной памяти». Поведенческие науки и науки о мозге. 2001, 24 (1): 87–114.

Cusimano A, Нарушения обучаемости: есть лекарство . Достичь публикаций. 2010.

Кляйнфельд Дж. С., «Интеллектуальные сильные стороны в культурно различных группах: иллюстрация эскимосов.» Обзор исследований в области образования . Лето 1973 г., т. 43 (3): 341-359.

Кулп М. и др., «Связаны ли навыки зрительного восприятия со способностями к математике у детей второго-шестого классов?» Сосредоточьтесь на задачах изучения математики . 2004, 26 (4): 44-51.

Луфи Д., Коэн А. «Расстройство дефицита внимания и кратковременная зрительная память». Журнал клинической психологии . 1985, т. 41 (2): 265-267.

Mays JL, Влияние тренировок Edublox по сравнению с тренировками Edublox в сочетании с шейно-спинномозговой манипулятивной терапией на зрительную память и зрительную последовательную память .M.Tech. защитил диссертацию в Йоханнесбургском университете. 2013.

Стэндинг Л. «Изучение 10 000 картинок». Ежеквартальный журнал экспериментальной психологии. 1973, 25 (2): 207–222.

Szűcs D et al., «Дискалькулия развития связана с зрительно-пространственной памятью и нарушением торможения». Cortex . Ноябрь 2013 г., 49 (10): 2674-2688.

Знаковых стимулов памяти и визуальных стимулов

Люди запоминают вещи по-разному. Иконическая память включает в себя память о визуальных стимулах.Слово иконический относится к иконке, которая является графическим изображением или изображением. Память значков — это то, как мозг запоминает изображение, которое вы видели в окружающем мире.

Например, посмотрите на объект в комнате, в которой вы сейчас находитесь, а затем закройте глаза и визуализируйте этот объект. Образ, который вы «видите» в своем уме, является вашей иконической памятью об этих визуальных стимулах. Иконическая память является частью системы зрительной памяти, которая включает долговременную память и кратковременную зрительную память.

Иконическая память — это тип сенсорной памяти, которая длится всего миллисекунды, прежде чем исчезнет.

Примеры культовой памяти

Вы смотрите на телефон подруги, пока она просматривает свою ленту новостей в Facebook. Вы замечаете что-то, когда она быстро проходит мимо, но вы можете закрыть глаза и очень быстро визуализировать изображение этого предмета.

Вы просыпаетесь ночью, чтобы напиться воды и включить свет на кухне. Почти мгновенно лампочка перегорает и оставляет вас в темноте, но вы можете на короткое время представить себе, как выглядела комната, с первого взгляда, который вам удалось получить.

Однажды ночью вы едете домой, когда олень перебегает дорогу прямо перед вами. Вы можете сразу визуализировать образ оленя, бегущего по дороге, освещенный вашими фарами.

Роль культовой памяти в слепоте к изменениям

Считается, что иконическая память играет роль в слепоте к изменениям или неспособности обнаружить изменения в визуальной сцене. В ходе экспериментов исследователи показали, что людям трудно обнаружить различия в двух визуальных сценах, когда они прерываются коротким интервалом.Исследователи предполагают, что кратковременное прерывание эффективно стирает знаковые воспоминания, что значительно затрудняет сравнение и обнаружение изменений.

Эксперименты Сперлинга над культовой памятью

В 1960 году Джордж Сперлинг провел эксперименты, призванные продемонстрировать существование зрительной сенсорной памяти. Он также был заинтересован в изучении емкости и продолжительности этого типа памяти. В экспериментах Сперлинга он показывал участникам серию букв на зеркальном тахистоскопе.Эти буквы были видны только доли секунды, но испытуемые смогли распознать хотя бы некоторые из букв. Однако немногие смогли определить более четырех или пяти букв.

Результаты этих экспериментов показали, что зрительная система человека способна сохранять информацию даже при очень коротком воздействии. Сперлинг предположил, что причина, по которой можно было вспомнить так мало букв, заключалась в том, что этот тип воспоминаний настолько мимолетен.

В дополнительных экспериментах Сперлинг предоставил подсказки, которые помогли вспомнить буквы.Буквы были представлены рядами, и участникам было предложено вспомнить только верхние, средние или нижние ряды. Участники смогли относительно легко запомнить подсказанные буквы, предполагая, что именно ограничения этого типа зрительной памяти не позволяют нам вспомнить все буквы. Мы видим и регистрируем их, полагал Сперлинг, но воспоминания просто исчезают слишком быстро, чтобы их можно было вспомнить.

В 1967 году психолог Ульрик Нейссер назвал эту форму быстро угасающей зрительной памяти знаковой памятью.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.