Как связаны свобода и ответственность – «Как взаимосвязаны свобода и ответственность?» – Яндекс.Знатоки

Свобода и ответственность

Моральная свобода — ценность, к достижению которой человек стремится, и обладание которой есть для него благо. Вместе с тем она одновременно и условие проявления его моральности, совершения им нравственных поступков и действий. Нравственная свобода — не просто выбор вариантов поведения, а превращение моральных требований во внутренние потребности и убеждения человека.

Нравственная свобода проявляется в умении:

1) делать осознанный моральный выбор действий и поступков;

2) давать им нравственную оценку

3) предвидеть их последствия

4) осуществлять разумный контроль над своим поведением, чувствами, страстями, желаниями. Нравственная свобода – способность приобретения субъектом власти над своими поступками.

Выбор является свободным, когда к нему подключены все интеллектуальные и волевые способности личности и когда моральные требования сливаются с ее внутренними потребностями, ограничен и несвободен, когда место разума занимают чувства страха или долга, вызванные внешним принуждением или произволом, а волеизъявление личности затруднено противоречиями между хочу, могу и надо.

15\

 Моральная ответственность

 

Степень и специфика реализации нравственной свободы прямо связаны с моральной ответственностью, выражающей способность личности самостоятельно управлять своей деятельностью, отвечать за свои поступки. Именно морально-ответственное поведение дает человеку право на обладание свободой. Роль нравственной ответственности  человека значительна во все времена, но особый смысл приобретает это явление в условиях кризиса социальных структур, существенных трансформаций общества.

Этика ответственности – это этика практической, ориентированной на объективные результаты деятельности. Этика ответственности актуальна во всех областях деятельности: политической, культурной, хозяйственной. В настоящее время ее актуальность усиливается в теории корпоративной этики.

Ответственность – это осознание соответствия (или несоответствия) мораль­ным нормам действий человека и результатов, последствий его поступков.

Ответственность может быть двоякой:

– накладываемой групповыми, корпоративными, служебными или какими-то иными локальными обязанностями, и это скорее всего подотчетность, потому что рассматривается как соответствие требованиям морали действиям социальных групп;

– самостоятельно принимаемой личностью ответственностью в качестве личного и универсализуемого долга или выполнением человеком норм, установленных обществом.

В первом случае под моральной ответственностью понимаются те последствия, которые получает поступок, противоречащий требованиям общественной (корпоративной) морали, путем его оценки и моральных санкций со стороны общественного мнения. В этом плане моральная ответственность означает ответную реакцию общества, социальных групп, коллектива вследствие нарушения одним из членов целостности системы нравственных отношений, внесения в нее элемента дезорганизации. Основу аморального действия составляет свобода выбора, т. е. способность индивида сознательно осуществлять выбор своего поступка как адекватного, так и противоречащего нравственным ценностям и нормам его социальной среды. Существенной стороной ответственности является здесь наличие не только аморального действия, но и соответствующего умысла, вины, что непременно должно предполагать сознание аморальности мотива самим действующим субъектом. Индивид, прямо или косвенно выбирающий аморальное действие, несет ответственность перед общественным (корпоративным) мнением, которое посредством оценки и санкций ориентирует его на образ жизни, желательный для общества. Таким образом, общественное (корпоративное) мнение поддерживает устойчивость системы нравственных отношений на уровне ценностей, норм и критериев морали. Это означает, что оно ограничивает свободу выбора между добром и злом в пользу добра.

Личная ответственность человека прямо пропорциональна уровню его возможностей в моральном выборе и мере свободы. Проблема личной ответственности связана с проблемой вины человека за негативные последствия его поступков. Таким образом, можно сказать, что личная ответственность зависит от дееспособности человека, способности к пониманию (вменяемость), верного истолкования требований.

Моральная ответственность означает ответственное поведение по отношению к другим людям, способность правильно понять нужды как других людей, так и свои собственные, уважение к личности, помощь, поддержку. Что касается отношения к самому себе, то это означает заботу и ответственность о своем сохранении и развитии, руководство собственным поведением, желаниями, потребностями.

Поведение индивида всегда имеет моральную оценку (как отдельного поступка, так и деятельности в целом). Моральная оценка должна быть конкретной, основанной на анализе условий, в рамках которых совершен оцениваемый поступок. Кроме того, необходимо оценивать поступок не как изолированный, а в контексте всей предыдущей нравственной деятельности. И здесь целесообразно говорить о комплексных «нравственных параметрах» – оценках. Моральное поведение сопровождается чувством ответственности, которое может проявляться в позитивной и негативной формах. Позитивная форма ответственности – это чувство своей значимости, влияния на происходящее, ощущение определенной власти над совершающимися событиями. Негативная форма ответственности – это чувство неуверенности в возможности достижения положительных результатов, тревожность, боязнь.

Противоположность моральной ответственности – безответственное поведение – действия, совершаемые без учета их последствий; оно связано с неадекватной самооценкой, равнодушием, легкомыслием или избыточной самоуверенностью. При безответственном поведении человек не испытывает чувства тревоги, напряжения. И вот здесь возникает еще одно понимание ответственности как расплаты. Нести ответственность – значит принять на себя все последствия совершаемых поступков, в полном смысле слова расплатиться за них.   

Итак, первым важнейшим условием ответственности является сама свобода совершаемого действия.

Второе условие полноты моральной ответственности человека – преднамеренность его поступков.

Третье условие, определяющее ответственность, – вменяемость, т. е. осознание происходящего, которое предполагает возможность волевым путем остановить негативное действие или поддержать позитивное.

Для этики важно понимание проблемы ответственности с позиции того, перед кем ответствен человек и за что он несет ответственность: за поступки, мысли, чувства или за все вместе.

В философии (прежде всего индивидуалистические концепции) полагают, что человек ответствен перед самим собой. Учения, стремящиеся соединить принцип индивидуализма и ориентации на общество (Э. Фромм, В. Франкл), рассматривают ответственность как естественное проявление высшего начала души человека, как его совесть, которая  ориентирована  не только на собственное благо, но и на благо других людей.

В религии рассматривается ответственность человека перед Богом, так как именно Бог является высшим судьей, моральным законодателем.  С религиозной точки зрения человек несет ответственность прежде всего за состояние своей души, за мысли. Поэтому ответственность выражается в покаянии, исповеди, в осознании греха и своего несовершенства. 

В этике вопрос об ответственности рассматривается исходя из понимания свободы индивида:

– во-первых, свобода индивида не абсолютна, она ограничена свободой других людей;

– во-вторых, человек находится в естественной зависимости от других людей – коммуникативной, социокультурной, психологической и пр; 

– в-третьих, человек как член общества именно там находит нравственные ориентиры. Следовательно, человек ответствен перед самим собой; человек ответствен перед другими людьми в той мере, в какой он признает их частью своей суверенности и в какой признает других как продолжение себя самого; человек ответствен перед обществом, так как находится в зависимости от него. Ответственность распространяется прежде всего на поступки человека, потому что именно они отражают реальное видение и проявление всех мыслей и чувств.

16\

Понятия добра и зла соотносительны. Одно определяется через другое. Однако, в принципе правильно понимать добро как более субстанциальное, чем зло. Мы строим всю систему с позиции утверждения приоритета жизни над смертью. Мы не можем рассуждать с позиции безликой эволюции природы, равнодушно уничтожающей одни существа и создающей другие за счет случайных комбинаций и отбора совершенных признаков.

Понятие добра. Добро и польза

Религиозная этика истолковывает добро как выражение воли или разума Бога (Неопротестантизм, Неотомизм), придавая тем самым интересам и воле господствующего класса вид божественного закона. По существу тот же смысл имеют различные объективно-идеалистические теории добра, выводящие его из некой недоступной познанию «сущности», либо из космического закона или мировой идеи (Гегель). Попытки материалистического объяснения добра в домарксистской этике обычно приводили к этическому натурализму; происхождение добра чаще всего усматривалось в абстрактное в неисторической «природе человека», в его стремлении к наслаждению, счастью, психологически понимаемом интересе (Гедонизм, Эвдемонизм, Интереса теория). Но и эти теории за «естественную» природу человека вообще фактически выдавали определенный тип человека, живущего в том или ином конкретном обществе, и обосновывали, таким образом, мораль определенного класса. Общий порок всех этих теорий заключался в том, что они рассматривали понятие добро в отрыве от социально-исторических условий жизнедеятельности людей. Объективная закономерность исторического изменения и обогащения смысла, вкладываемого в это понятие, оказывалась невыясненной. Лишь марксистская этика поставила вопрос о природе и происхождении понятия «Добро» на научную почву. «Представления о добре и зле, - говорит Ф. Энгельс, - так сильно менялись от народа к народу, от века к веку, что часто прямо противоречили одно другому». Но в этой смене представлений о добре обнаруживается определенная закономерность (Мораль). В.И. Ленин пишет, что «под «добрым» разумеется практика человека, то есть, что «мир не удовлетворяет человека, и человек своими действиями решает изменить его». В этом состоит сущность и специфика добра, в котором исторические потребности социальной практики субъективно осмысливаются в моральном сознании людей и выражаются в виде требования, что бы действительность согласовывалась с этим нравственным представлением.

В коммунистической нравственности понятие добро связывается с действительными интересами людей в современных исторических условиях. А эти интересы в конечном счете совпадают с исторической необходимостью победы социалистического общества над капиталистическим, с построением коммунизма. Таким образом, понятие добро в коммунистической морали в суммированном виде отражает все многообразные требования, которые предъявляются в социалистическом обществе к человеку, его действиям и мотивам, к различным социальным явлениям. Поэтому содержание этого общего понятия может быть определено только через всю совокупность более конкретных моральных понятий социалистического общества - через коммунистический общественный и нравственный идеалы, принципы, моральные качества, нормы.

Как же можно в самой обще форме определить добро?

Добро - одно из наиболее общих понятий морального сознания и одна из важнейших категорий этики. Вместе со свое противоположностью - злом добро является наиболее обобщенной формой разграничения и противопоставления нравственного и безнравственного, имеющее положительное и отрицательное моральное значение того, что отвечает содержанию требований нравственности, и того что противоречит им.

Добро - это нравственное выражение того, что способствует счастью людей. Безусловно, нравственное, каковым является добро, для нас есть, говоря языком Г.Гегеля, единство себя и своего другого, т.е. нравственный синтез относительного и абсолютного, общего и единичного.

Добро есть то, что оценивается положительно, рассматривается как важное и значимое для жизни человека и общества. Добро есть то, что позволяет человеку и обществу жить, развиваться, благоденствовать, достигать гармонии и совершенства.

Добро, таким образом, уже в первом приближении ассоциируется с жизнью, процветанием, полнотой бытия, гармоническим взаимодействием с окружающей действительностью. Добро - это то, что хорошо, прекрасно и достойно всяческой похвалы.

К понятию добра очень близко по содержанию понятие блага; они нередко выступают как синонимы. В обычной речи оба слова применяются не только к нравственному поведению, но и к материальному достоинству. Мы говорим «он накопил много добра» или «там было изобилие материальных благ»

Однако благо относительно: нет ничего такого, что было бы только вредным, как и такого, что было бы только полезным. Поэтому благо в одном отношении может быть злом в другом. Благо для людей одного исторического периода может не быть таковым для другого периода. Блага имеют неодинаковую ценность и в разные периоды жизни индивида (например, в молодости и в старости). Не все, что полезно одному человеку полезно другому.

Этику интересуют не любые, а духовные блага, к которым относятся такие высшие моральные ценности как свобода, счастье, любовь. В этом ряду Добро - особый вид блага в сфере человеческого поведения. Смысл добра как качества поступков состоит в том, какое отношение эти поступки имеют к благу. Поэтому все, что направлено на созидание, сохранение и укрепление блага, есть добро. Зло же есть уничтожение, разрушение того, что является благом.

Поскольку высшее благо - это совершенствование личности и отношений в обществе, то все, что в действиях индивида способствует этому, есть добро; все то, что препятствует - зло. На основании этого мы можем определить критерии добра. Исходя из того, что гуманистическая этика во главу угла ставит Человека, его уникальность и неповторимость, его счастье, потребности и интересы, главным критерием добра выступает все то, что способствует проявлению подлинной сущности человека - его самораскрытию, самовыявлению, самореализации; все, что придает смысл человеческому существованию.

Другим критерием добра и - одновременно - условием, обеспечивающим самореализацию человека, выступают гуманизм и все, что связано с гуманизацией человеческих отношений.

Таким образом, в категории добра воплощаются представления людей о наиболее положительном в сфере морали, о том, что соответствует нравственному идеалу; а в понятии зла - представления о том, что противостоит нравственному идеалу, препятствует достижению личного счастья и гуманности в отношениях между людьми.

Добро имеет свои особенности. Во-первых, как и все моральные феномены, оно есть единство побуждения (мотива) и результата (действия). Благие побуждения, намерения, не проявившиеся в действиях, еще не есть реальное добро: это добро, так сказать, потенциальное. Не является в полной мере добром и хороший поступок, ставший случайным результатом злонамеренных мотивов. Во-вторых, добрыми должны быть как цель, так и средства ее достижения. Даже самая благая, добрая цель не может оправдывать любые, особенно безнравственные, средства.

В понятии добра люди выражают свои наиболее общие интересы, устремления, пожелания и надежды на будущее, которые выступают здесь в виде абстрактной моральной идеи о том, что должно быть и заслуживает одобрения.

Если в безрелигиозном сознании добро (благо) рассматривается только как результат нашей оценки, то есть некой субъективной оценки, то в религии добро выступает характеристикой самого мира. Оно онтологично задано Богом. Более того, Бог сам есть Благо с большой буквы, высшее из всех возможных благ, он - источник и средоточие человеческого ценностного мира. Таким образом, облик добра предзадан человеку, предпослан ему.

Понятие добра соотносится с двумя другими понятиями - доброты и добродетели.

С помощью идеи добра люди оценивают социальную практику и действие отдельных лиц. В зависимости от того, что именно подвергается оценке (поступок, моральное качество личности, взаимоотношение людей или социальная деятельность классов, состояние общества в целом), понятие добро приобретает форму более конкретных понятий - добродеяния (Благодеяние), добродетели, справедливости и др.

Добро, и только оно, оправдывает себя и вызывает доверие к нему. Добрый человек оправдывается своими добрыми и правыми делами. По словам И.А. Ильина, чтобы оценить доброту и постигнуть ее культурное значение, надо непременно самому испытать ее: надо воспринять луч чужой доброты и пожить в нем и надо почувствовать, как луч моей доброты овладевает сердцем, словом и делами моей жизни и обновляет ее. Но, может быть, еще поучительней испытать чужую недоброту в ее предельном выражении - вражды, злобы, ненависти и презрении, испытать ее длительно, всесторонне как систему жизни, как безнадежную, пожизненную атмосферу бытия.

Добрым мы называем человека, который несет людям добро, понятое как любовь, помощь, благоволение. Добрый не бывает агрессивным и никогда не навязывает благ, давая другим возможность свободного решения. Доброта - качество, выражающее себя в практической жизни, в поведении людей, она характеризует целостность личности. Поэтому нельзя быть «добрым в душе», но жестким, грубым, авторитарным в поведении. Такое поведение разрушает «доброту». Доброта связана со способностью поступиться собственными интересами и амбициями ради блага другого человека, она принципиально неэгоистична.

Добродетель не тождественна доброте. Добродетелями мы называем нравственно-похвальные человеческие качества, а они в разных культурах и существенно различны. Так, например, главными добродетелями стоического мудреца были бесстрастие, строгость и безжалостность, мужество и неукоснительность, выполнение долга. Гордость тоже относится к стоическим добродетелям. В противоположность этому ведущими христианскими добродетелями выступают смирение и неизбирательная сочувствующая любовь, которая обращена даже к врагам. А гордость - гордыня! - напротив, причисляется к порокам.

В рамках одной и той же моральной системы разные добродетели выражают разные грани «добра». Так, добродетелями являются одновременно смирении и мужество, доброта и строгость, щедрость и бережливость, справедливость и великодушие. Во всех культурах носителями наилучших добродетелей выступают народные герои и святые.

Очень важно различать понятия добра и пользы. Дело в том, что начиная с ХVII-XVIII веков в Европе формируется представление о морали как о системе взаимной полезности. Между добром и практической пользой ставится знак равенства. Эти идеи получают развитие у английский авторов-утилитаристов XIX века И.Бентама и ДЖ.Ст. Милля, а затем воспроизводятся в новой форме американского прагматизма (Ч. Пирс, У. Джемс, Д. Дьюи). В соответствии с этими взглядами добро есть все то, что отвечает удовлетворению какой-либо потребности человека. Полезно то, что приносит нам удовлетворение, удовольствие, счастье.

Сведения добра к пользе частного субъекта (человека или группы) размывает критерии между добром и злом. Действительно, для обретения неких благ и удовлетворения своих потребностей может быть весьма полезно (выгодно) кого-нибудь убить или ограбить. Это поможет достичь личную цель и приведет к получении. Искомого удовольствия - богатства и власти. Однако можно ли это назвать добром? Хорошо ли подобное поведение? Может ли оно быть оценено безусловно положительно? Я полагаю вряд ли. Точно так же может быть для себя весьма полезным унижать других людей, издеваться над ними, дабы удовлетворить свое желание доминирования и самоутверждения. Однако от добра такое поведении тоже очень далеко. Дело в том, что потребности людей весьма различны, они бывают извращенными, невротическими, и потакание им способно оборачиваться величайшим злом для окружающих. Говоря о пользе, мы всегда спрашиваем: «Для кого?»

В моральном сознании истинное добро - это то, что является добром для всех, для человечества как целого и для каждого индивида. Разумеется, такое добро очень абстрактно в мире, где сталкиваются потребности, желания и мнения. Идеал «добра для всех» - это регулятивная идея, нечто вроде стрелки компаса, указывающей направление движения. «Полезное для человечества» может быть не полезным для меня. Так, например, обуздание своих неизменных влечений - жадности, похоти, зависти - это трудное и неприятное дело, но это добро для людей как рода: что было бы с культурой, если бы все стали потакать своим темным страстям? Наверное, люди уже истребили бы друг друга в войне «всех против всех». Поэтому моральный человек укрощает свои эгоистические желания, он в определенном смысле жертвует удовлетворением собственных капризов, амбиций и хотений, следуя благу социокультурного целого. Для всеобщего добра следует иногда оступиться от своего маленького «добра», от своекорыстной пользы, добровольно принести их в жертву интересам рода и этим помочь человечеству гармонизировать социальные и моральные отношения.

Кроме вопроса «для кого?» слово «полезно» вызывает еще один вопрос - «для чего полезно?»

Полезно делать зарядку, что бы быть здоровым. Но, значит, целью и ценностью выступает не сама зарядка, а здоровье! Или «полезно зарабатывать много денег». Для чего полезно? Чтобы приобрести сытую жизнь, престиж или возможность в перспективе иметь свободное время. Но деньги выступают здесь лишь как средство для чего-то иного. Они не добро, а путь к тому, что мы в данном случае считаем добром, к каким-то иным ценностям, которые никак к самим деньгам не сводятся. Полезное по определению служебно, оно не цель, а средство. Вот почему добро и польза различны, хотя в реальной жизни одни и те же вещи могут выступать для конкретных людей и в качестве индивидуального «добра» (например, материальное благополучие), и в качестве «пользы» (то же материальное благополучие как средство для творчества, познания, самореализации и т.д.).

В морали конкретных культур несомненным добром, которое не может быть сведено к полезности выступают высшие ценности. В религиозной морали это единение с Богом, спасение души, милосердное отношение к другим людям. За рамками религии высшей моральной ценностью являются гуманность, справедливость, любовь. Высшей моральной ценностью может быть самореализация человека, понятое как его гармоническое взаимодействие с миром, творчество благо родины.

Высшие ценности конкретных людей и конкретных культур различны, но в «высокой морали» добро всегда включает в себя лишь такие ориентиры, которые соединяют людей друг с другом и с универсумом как целым. Чисто эгоистические ценности не могут быть моральным добром. Даже там, где они не связаны с материальной, приземленной выгодой и полезностью, а выражаются в стремлении к абсолютной творческой уникальности или в индивидуальном самоутверждении без учета других, они не могут быть признаны благими, так как, образно говоря, тяготеют к демонизму.

Третий момент, который отличает пользу от добра, - это бескорыстие добра. Полезное непременно должно принести благо лично мне или группе, с которой я себя индентифицирую. Поэтому отношения полезности возмездны: я делаю кому-либо полезное с расчетом на то, что получу адекватный ответ. При этом я боюсь продешевить и получить меньше, чем отдал. Отданное другим благо должно тут же ко мне вернуться, потому что цель всей «операции» - стяжание полезного для себя. Это практично и рационально, это даже здорово и удобно, но это не добро.

Истинное добро творится без расчетов, из самой потребности изливать любовь дарить ее миру и людям. Таким образом, будучи связаны между собой, добро и польза весьма различны.

17\

Зло, равносильно, как и добро являются основополагающими понятиями этики. Согласно многим религиозным доктринам, эти два понятия стояли у истоков сотворения мира. Только зло является как бы поворотной стороной добра, меньшей его частью. В религии добро – это прерогатива Бога, его могущество в творении добра неоспоримо. Напротив, зло находится в руках у Дьявола (в переводе это значит противник), который слабее Бога. Все религии мира учат, что со злом будет покончено волевым актом Бога. Все явления этого мира проходят через борьбу категорий добра и зла.

Понятие зла – это действия человека или многих людей, направленные на разрушение или игнорирование принятых в обществе моральных принципов, причинение вреда другим людям и себе, оно несет с собой нравственные страдания и ведет к разрушению личности.

Моральное зло являет собой качества противоположные тем, к чему в идеале стремится общество. Качества подкрепляются наличием соответствующих мотиваций, чувств и устремлений. Моральное зло представлено 2-мя основными категориями: враждебность и распущенность.

Враждебность – это внешняя категория, которая, как правило, имеет сильный посыл. Она направлена на достижение господства любыми методами и ведет к разрушению. В своих проявлениях враждебность опирается на самые отрицательные человеческие качества: ненависть, жестокость, агрессия, желание погубить.

Распущенность – внутреннее качество, направленное на разрушение собственной личности. К числу качеств, характеризующих распущенность, относятся: лень, трусость, неумение держать себя в руках, приоритет собственных склонностей и желаний. Распущенность разрушает личность физически и духовно и может привести к полной деградации.

Зло бывает преднамеренным и непреднамеренным. Преднамеренное зло предполагает наличие у человека соответствующей мотивации, разработку и исполнение задач, связанных с добровольным причинением ущерба другой личности с  целью ее уничтожения, подчинения своей воле, морального и физического насилия. Преднамеренное зло – категория, наиболее порицаемая в обществе, для совершающих преднамеренное зло в любом обществе существует система самых серьезных наказаний, вплоть до отнятия жизни.

Существует также непреднамеренное зло, когда оно происходит вследствие необдуманных поступков, под действием возникших неправильных мотиваций, а также, когда личность не отдает отчет в совершаемых действиях. К непреднамеренному злу, например, следует относить действия людей, имеющих психические отклонения или находящихся под действием наркотических препаратов.  Человек, совершающий непреднамеренное зло, как правило, сильно раскаивается в совершенных действиях и система наказаний, в отношении его, действует мягче.

Зло, как моральная категория предполагает в человеке полное отсутствие или низкий порог совести.

studfiles.net

3. Свобода и ответственность

Ответственность — оборотная сторона свободы и всегда сопровождает ее. Тот, кто действует свободно, полностью отвечает за содеянное.

Вести себя ответственно - значит быть способным активно действовать со своего места, поступать согласно логике событий, понимая и осознавая, как отзовутся твои действия на тебе и на других. Это значит предвидеть последствия каждого своего шага и стремиться предотвратить возможный негативный ход событий. Ответственное поведение в этом смысле — поведение разумное и в хорошем смысле слова расчетливое, поведение того, кому не все равно, что будет с ним и с другими.

Ответственность означает также способность правильно понять нужды как других людей, так и свои собственные. Равнодушие к другому, как и попытка подавить его — это всегда безответственное отношение к нему. То же касается и отношения к самому себе. Быть ответственным за себя означает и заботу о своем сохранении и развитии, и разумное умение руководить собственным поведением, не давая воли иррациональным страстям.

Ответственное поведение сопровождается чувством ответственности, которое может выступать в позитивной и негативной форме. Позитивная форма переживания ответственности — чувство своей значимости, реального благотворного влияния на положение дел, ощущение определенной власти над происходящими событиями и соответствующего уважительного отношения людей. Негативная форма ответственности — тревожность, неуверенность в себе, в своих знаниях и умении, связанная с невозможностью гарантировать благоприятный исход событий, боязнь испортить дело. Как правило, в переживании ответственности присутствуют оба момента.

На вопрос, на чем основано ответственное поведение, дал ответ русский философ и культуролог 20 в. М. М. Бахтин. Он пишет о том, что каждый человек занимает единое и единственное место в бытии. Таким образом, Я — уникальная точка, никто не может в каждый конкретный момент заменить меня на моем месте. В любую минуту каждый находится на своем и только на своем месте — в обществе, в культуре, в межличностных отношениях, и именно с этого места он должен действовать. У человека нет алиби в бытии. Даже попытка уклониться от конкретного действия — тоже поступок. Никто не может меня заменить, ибо данное место в действительности занимаю именно я. Мое ответственное поведение определяется также тем, что я ставлю подпись под теми моральными правилами, которыми руководствуюсь в своих уникальных поступках. Без моей воли, эмоций, без чувства ответственности, которое принадлежит мне, мораль окажется только сводом мертвых и абстрактных правил, весьма далеких от жизни.

Ответственному поведению противостоит безответственное. Это поступки, которые совершаются кое-как, без учета последствий для себя и для других. Безответственность всегда связана с равнодушием и легкомыслием или с избыточной самоуверенностью, а часто и с тем и с другим. Когда человек безответственно совершает свободный выбор, он ставит себя и других в положение высокой степени неопределенности, т.к. последствия необдуманного, случайного, слепого выбора непредсказуемы. Вероятно, они будут пагубны для всех, кто втянут в конкретную ситуацию. При безответственном поведении индивид не испытывает чувства тревоги, напряжения, свойственного ответственности, не концентрирует своего внимания на том деле, за которое взялся.

Здесь вступает в силу другое понимание ответственности: нести ответственность — значит принять на себя все последствия совершаемых поступков. В свою очередь безответственность означает в этом контексте попытку переложить последствия своих деяний на других.

Ж.-П. Сартр, полагавший человека существом абсолютно свободным в выборе, усматривал единственную моральную норму, которой должны с необходимостью подчиняться люди — это ответственность за всякий свободный выбор. Человек может изобретать собственную мораль, самую странную и причудливую, может быть сверх меры добр или безудержно жесток. Это дело его выбора. Однако при этом он должен принять на себя и только на себя все последствия своего поведения. Невозможно заставить, принудить, соблазнить или заморочить человека, потому что последнее решение принимает всегда он сам. Боль, презрение, изгнание, разорение свободно выбирающий индивид должен принять так же как любовь, богатство или славу, потому что все это — результат его свободного выбора.

Представление о личной ответственности человека за все, что с ним происходит, было характерно для древних эзотерических учений. Оно получило выражение в теории кармы. Согласно данной теории, каждое деяние человека имеет последствия, которые он с неизбежностью переживает. Это относится и к наличной эмпирической жизни, и к перевоплощению. Тот, кто творил зло в прошлых своих инкарнациях, в настоящей жизни переживает большие страдания. Но эти страдания — не наказание, ниспосланное жестокими богами или справедливым небесным судьей. В самом их факте нет ничьей суровой воли. Наличные страдания — лишь форма естественной и неизбежной ответственности, которая настигает каждого, как бы он ни стремился избежать удара судьбы. Молить о милости некого. Можно только изменить собственное поведение, по собственному свободному выбору начать делать благо, и тогда отношения между прошлым и настоящим изменятся, причинная связь трансформируется, и мы получим от мира ответ на свои добрые дела. Вместо наказания последует награда — радость и возможность дальнейшего развития. В концепции кармы ответственность носит онтологический характер, она — закон космоса, универсума и следует за любым действием.

Безрелигиозное, светское понимание морали приписывает человеку полноту ответственности не за всякое действие, хотя в оценках таких «ответственных» ситуаций есть много противоречий и несогласий.

Первым важнейшим условием ответственности человека является сама свобода совершаемого действия. Если человек был связан, находился в беспамятстве или был заключен в тюрьму, о свободном выборе говорить не приходится, и невозможно считать индивида морально ответственным за то, что происходило с ним и вокруг него. У него не было выбора. Он не мог поступать сообразно своей воле.

Однако в то же время вопрос о моральной ответственности человека оборачивается другой гранью, если он вынужденно совершает нечто под угрозой смерти или под воздействием физического насилия. С позиции терпимости, можно сказать, что человек слаб, он не в состоянии выносить жестоких страданий и его поступок — акт вынужденный, несвободный. Он не может нести за него ответственность в полном смысле слова. Такой подход представляется гуманным, но он как бы полностью оправдывает тех, кто проявляет слабость, в то время как реальное моральное сознание все равно их осуждает. Да и сами такие индивиды, если их жизнь продолжается, часто испытывают глубокое чувство вины, несмотря на то, что выбора у них вроде бы и не было...

С ригористических позиций, напротив, проявление слабости резко осуждается, потому что оценивается как свободно избранное. Если ты связан, то и вправду не можешь действовать, но если тебе грозят или тебя пытают — лучше выбери смерть, чем предательство. Этот выбор у человека всегда остается. Однако тут тоже возникают вопросы: можно ли обязать другого пожертвовать жизнью? Отвечает ли человек и должен ли он получить суровую расплату за вынужденное поведение в безвыходной ситуации? На эти вопросы нет окончательных ответов.

Вторым важнейшим условием ответственности человека является преднамеренность его поступков. Ответственность прежде всего распространяется на те поступки, которые хотели сделать, сознательно выбрали. Однако непреднамеренность, хотя и смягчает моральную ответственность человека, случайно навредившего другим, но полностью ее не снимает. Если некто играл с ружьем и случайно убил своего лучшего друга, он, несомненно, испытывает муки совести и страдает от чувства вины. И если суд оправдает его или накажет лишь за халатность в обращении с оружием, т. е. за легкомыслие, то нравственная ответственность будет гораздо выше. Возможно, это и парадоксально, но люди, невольно ставшие причиной чужих бед, часто без вины виноватые, берут на себя весь груз ответственности за случившееся, даже если извне их никто строго не осуждает. Человек не желает быть простым средством реализации некоторого высшего замысла, судьбы; он напряженно ищет скрытый собственный импульс, способный объяснить его драматическую роль в чужой жизненной истории, и эта личностная интерпретация случившегося заставляет его чувствовать ответственность.

Третьим важнейшим условием ответственности человека выступает вменяемость, т.е. контроль над происходящим, который предполагает возможность волевым путем остановить негативное действие или поддержать позитивное. Невменяемыми бывают сумасшедшие, одурманенные наркотиками или алкоголем люди, маньяки. Про таких говорят, что «они не ведают, что творят», и потому не способны отвечать за свои поступки. Они безумны. Однако юридический закон нередко не принимает во внимание наркотическое или алкогольное опьянение. Напротив, при совершении преступления искусственное безумие может служить отягчающим фактором; т.к. человек, будучи исходно в здравом уме, безответственно позволил себе дойти до невменяемого состояния. Его ответственность в таких случаях двойная — и за попустительство пороку, и за совершенные преступления. Закон также не принимает во внимание маниакальность, если доказано, что преступник сознавал свои деяния. Считается, что он вменяем и в полной мере способен отвечать за свои поступки, хотя феномен «серийных убийц» как ничто другое ярко свидетельствует о глубокой патологии личности виновных, об искажениях волевых качеств и извращенном характере чувствования. Проблема вменяемости и связанной с ней ответственности очень сложна и по сей день не разрешена в достаточной мере.

Итак, моральная ответственность — явление всестороннее, от нее невозможно уклониться, она настигает человека и извне и изнутри. Именно поэтому свобода является не только высшим благом и великой ценностью, за которую сражаются, но и великой ношей, которая подчас настолько тяжела, что от нее проще отказаться: «и рад бы стать свободным, да ответственность больно тяжела...»

Крупный психолог, философ 20 в. Э. Фромм посвятил проблеме бегства от свободы книгу с аналогичным названием. Он показал, что в ходе развития европейской цивилизации уровень личной свободы неуклонно повышался. С крахом феодализма, с гибелью традиционного патерналистского общества распались крестьянские общины, в которых человек был несвободным, но и достаточно безответственным. Крестьянин опирался на традицию, на мнение сельского схода, подчинялся воле сеньора и коллективному решению. Сфера его собственного выбора была чрезвычайно узкой, зато он всегда мог положиться на помощь односельчан, от которых зависел, да и хозяин-феодал был не только эксплуататором, но и защитой.

Возникновение капитализма привело к распаду старых связей, к конкуренции за рабочие места, к тому, что индивиды, покинувшие деревню, оказались «атомизированы», разбросаны по большим городам, где больше не на кого было положиться. Люди приобрели свободу самим решать свою судьбу. Над ними больше не было ни традиции, ни сеньоров, отдающих приказы, но в то же самое время они оказались беззащитны перед новой, требующей активного участия, жизнью. Им стала принадлежать не только свобода, но и ответственность за собственные победы и поражения, взлеты и падения. Теперь не с кого спросить и не на кого опереться, кроме самого себя.

Этот груз — полнота ответственности за собственную жизнь и жизнь своих близких — становится с Нового времени непременным атрибутом технизированного и урбанизированного мира. Фромм показывает, как по сей день многие люди не выдерживают этого груза, стараются уклониться от него, хотя далеко не всегда отдают себе в этом отчет.

Фромм выделяет целый ряд психологических механизмов, позволяющих избавиться и от факта собственной свободы, и от ответственности за происходящее. Эти механизмы действуют как в личных отношениях, так и в социальных. Первый механизм бегства от свободы — охотное подчинение тоталитарным режимам. Люди хотят иметь сильного вождя, самовластного фюрера, который способен и приказать, и взять на себя ответственность за все происходящее. Рядовому человеку остается скромная, но удобная роль боевой единицы, которая радостно подчиняется, дает манипулировать собой, но при этом ни за что и не отвечает. В ситуации благополучия власть и обеспечит работой, и защитит тех, кто ей верен. В случае военного или экономического провала виновата будет тоже власть, в то время как ординарный человек чист перед собой и перед другими, ибо ни на что не влиял, не участвовал в судьбоносном выборе...

Второй механизм социального уклонения от личной ответственности Фромм называет автоматизирующим конформизмом. Это некритическое принятие нами общественного мнения, которое переживается как свое. Установки, почерпнутые из радио- и телепередач, газет, из родительских внушений, из разговоров друзей или соседей, личность воспринимает как свои собственные, не задумываясь над ними. Таким образом, человек оказывается просто марионеткой в руках порой анонимных кукловодов, он довольствуется арсеналом штампов, за которые, разумеется, не отвечает, поскольку просто позаимствовал их извне. Он ничего не выбирал, он думает и поступает как все. И если его взгляды обнаружат себя как жестокие, несправедливые, даже абсурдные, он всегда может сказать: «Но все же так думали! При чем тут я? Я — как другие...» Поскольку автоматизирующий конформизм связан с бессознательной установкой на некритическое принятие чужих мнений, Фромм советует своим читателям время от времени проверять себя на самостоятельность мышления. Для этого, считает он, надо всякий раз подумать, как именно вы пришли к мнению, в котором убеждены. Если вы пришли к нему путем собственного размышления, переживания, опыта, то это мнение лично ваше и вы способны мыслить и действовать как свободный и ответственный человек. Если же оно было без всякого анализа получено из чужих рук, обратите на это внимание и постарайтесь обрести собственную позицию.

Для Э. Фромма свобода и ответственность — единственно достойный способ человеческого бытия.

За что и перед кем должен отвечать человек? Представители разных направлений духовной жизни отвечают на эти вопросы по-разному, так же как и авторы, придерживающиеся различных позиций.

Во-первых, согласно светской точки зрения, человек ответствен перед другими людьми. Он живет не в глубоком одиночестве, а общается с себе подобными. Коммуникация — важнейшее условие жизни человека. Уже поэтому его свобода не может быть абсолютной, она упирается как в ограничитель в интересы и волю Другого, в его физическое присутствие и духовное соучастие. Но Другой — не только граница нашей свободы, это тот, с кем мы взаимодействуем, совместно ставим цели, делим обязанности, перед кем отчитываемся и кого желаем сохранить. Мы отделены от него телом, иным положением в пространстве, своей неповторимостью, и в этом смысле мы независимы от него. Но в то же самое время мы глубоко зависимы, несвободны, потому что остро нуждаемся в Другом для того, чтобы выживать и жить, создавать культуру, общаться, не чувствовать вселенского одиночества. Глубокая моральная ответственность перед Другими основывается на нашей объективной социокультурной и психологической зависимости от них. И в этой зависимости нет никакого негативного смысла, ибо она естественна. Получается парадокс: ответствен человек, свободно принимающий решения и в то же время в самом своем основании зависящий от Других. Свободные решения принимает индивид, живущий в обществе и черпающий именно в рамках этого общества свои ориентиры, цели, идеалы, в том числе и идеал свободы.

Независимость, непривязанность, на которую ориентируются популярные сегодня и эзотерические доктрины, означает полную свободу от всего человеческого и, стало быть, устранение ответственности перед Другими и за Других. Последователь такого учения, достигший высокой степени совершенства, отрывается от всего земного, он равнодушен к другим людям — ограниченным смертным существам, он больше не живет их интересами и потому отвечает только перед Богом и перед самим собой. Полная свобода от привязанностей надчеловечна и бесчеловечна. Но пока человек находится в мире, пока он — воплощенный дух, он тесно связан с Другими и ответствен перед ними и за них. Однако в других учениях нередко речь идет о достигших совершенства духах, которые по своему свободному решению берут на себя ответственность за земные дела. Не перед людьми, но за людей. Таковы разного рода Учителя человечества, которые, вместо того чтобы блюсти невозмутимость и наслаждаться небесным блаженством, усердно помогают роду людскому понять глубинные законы мироздания. Таковы и бодхисаттвы в буддизме — существа, отказавшиеся от нирваны до тех пор, пока последний червяк не станет буддой. При такой постановке вопроса речь идет об ответственности не только за живые существа, но и перед ними, хотя при этом они не переживают привязанности и зависимости.

Со этой точки зрения, делающей акцент на ответственности перед другими, человек прежде всего несет ответственность за поступки. На этом же принципе построена ответственность юридическая. Если человек только думал сделать кому-то зло, но реально ничего не сделал, то и ответственности он не понесет. Юридически осудить за мысли нельзя, хотя заранее обдуманные преступления, воплощенные в жизнь, наказываются гораздо более сурово, чем преступления случайные, непреднамеренные. Светский подход, не отвергая ответственности за состояние души, выдвигает на первый план ответственность за поступок, потому что именно практическое поведение, действие способно зримо и реально изменить нечто в своей и чужой жизни. С позиции обыденной жизни, прямо не просматривается то реальное влияние, которое оказывают на действительность мысли и чувства сами по себе. Субъективное переживание — нравственная невидимка для ответственности, понятой как отчет за дела. Если ты кипишь ненавистью, но не пускаешь ее в ход, она несущественна...

Во-вторых, с религиозной точки зрения, люди ответственны прежде всего перед Богом, а уж во вторую очередь — перед себе подобными. Люди вторичны, Господь — исток и начало, он — моральный законодатель и последний судья, поэтому человек отвечает перед Всевышним за свои усилия по соисканию вечной жизни. Глубокая ответственность выражается в покаянии, в докладе и отчете Богу обо всех наших делах.

Человек должен рассказывать Богу о своих грехах, о своем несоответствии заданным духовным образцам. И не потому, что Бог их не знает, а потому, что это и есть способ держать ответ. В покаянии как способе утвердить свою ответственность перед Богом человек соглашается принять любую кару — расплатиться за слабость и непослушание.

С этой точки зрения, человек ответствен уже не только за поступок, но прежде всего за состояние своей души, за мысли, чувства. Великие святые и аскеты более всего корили самих себя не за деяния, а за мысли, за греховные чувства и образы, возникавшие в их воображении. Тело, творящее дела, смертно, а душа вечна, от того, какие она несет в себе переживания и думы, зависит и то бесконечное будущее, которое ей предстоит. Именно душевный и духовный строй — самое важное в человеке, и индивид, обладающий свободой воли, сам определяет, на какой лад настроить свой внутренний мир — на божественный или на бесовский, дьявольский. Именно душа человека — то поле, на котором сражаются Господь и враг рода человеческого, и победа одного из них зависит в том числе от человека.

Тема ответственности за мысли и чувства четко выражена в эзотерической практике. По оккультным представлениям, ментальный план (уровень мышления) и астральный план (уровень чувств) являются определяющими, причинными по отношению ко всему физическому миру, поэтому ответственны мы прежде всего за них. Все практические дела повседневной эмпирии — не более чем следствия мышления и переживания. Когда духовная монада, составляющая ядро личности, развоплощается, переходит в посмертные тонкие миры, тело исчезает, но все чувства и мысли остаются. Если это благие мысли, человек попадает в личностный рай, созданный им самим. Если это зависть, похоть, ненависть, то создается ад, где душа умершего общается с безобразными монстрами — собственными страстями. Более того, вибрации эмоций и мыслей в новом воплощении притягивают человека в соответствующую среду, и он рождается либо в хорошей и благополучной семье, либо среди разбойников и бродяг.

В религиозной и эзотерической литературе можно прочитать, что человек ответствен не просто за мысли, но за каждую свою мысль, за всякое случайно промелькнувшее переживание, которое может сыграть в его судьбе роковую роль. Считается, что всякая негативная эмоция и мысль производит мощные энерго-информационные изменения, которые камнем ложатся не только на вашу судьбу, но и на судьбу ваших детей. Даже ситуативное сильное чувство, которое пришло и ушло, может создать такую информационную матрицу, которая погубит здоровье и благополучие целых поколений. Многие, исповедовавшие подобные взгляды, стали бояться своих поступков, мыслей, чувств, самих себя, получили «невроз ответственности», который ничего доброго принести не может.

Нести ответственность а за целостность своего мышления, за основной строй своих чувств и переживаний, человеку действительно по силам. Можно попустительствовать злым мыслям, разжигать в себе дурные страсти, лелеять их. А можно, напротив, культивировать доброжелательство, спокойствие, позитивное отношение к действительности. Это и будет поистине ответственным отношением к своему сознанию. Со скверными мыслями тогда даже не придется бороться. Для них просто не останется места.

Но с какой бы позиции ни смотреть — светской или религиозной — мысли и чувства, несомненно, определяют линию поведения, и поэтому моральная ответственность шире юридической: мы отвечаем за целостность собственной личности в единстве ее душевной и поведенческой стороны

В-третьих, согласно индивидуалистическим концепциям (с различными мировоззренческими ориентациями), человек должен держать ответ только перед самим собой. «Я» — последнее и единственное, что мы знаем с достоверностью, весь остальной мир — лишь проекции нашей индивидуальности, представление о Других — более или менее вероятные модели, воспроизводящие наш собственный внутренний мир, каким он был бы при иных обстоятельствах. Поэтому отвечать можно лишь перед собственным «я». Человеческое «Я» обладает свободой от любых внешних определенностей, поэтому никто не вправе спрашивать с другого отчета. Ответственность перед другими, перед начальством, перед властью — не более чем рабская психология, порождение авторитарных форм правления. У личности нет, по мнению индивидуалистов, никакого фундаментального долга по отношению к другим, и потому она перед ними не в ответе. Лишь о себе, о своем развитии, совершенстве, бессмертии и спасении человек должен заботиться по-настоящему, и поэтому лишь сам себя он может упрекать за неудавшиеся дела и начинания. Другие люди не имеют никакого права спрашивать с меня и судить мою уникальность.

В-четвертых, согласно учениям, стремящимся совместить ориентацию на Других с принципом индивидуализма (Э. Фромм, В. Франки и др.), человек в ответе перед своей собственной совестью, он не подчинен извне никакому диктату, однако совесть его ориентирована не только на собственное благо, но и на благо ближних. Учет интересов других понимается в этом случае как естественное стремление человека, который живет среди людей и всегда «трансцендирует» за пределы собственного «я». Не официальная структура, не учитель с розгой и не назидательный религиозный проповедник заставляют чувствовать ответственность, но только собственное лучшее «я», высшее начало, содержащееся в глубинах внутреннего мира. Лишь ему подотчетен суден человек, перед ним готов отвечать. Это высшее начало во человеке соединяет его со всем остальным миром и обязывает к бесконечному благожелательству.

Вопрос: «за что мы ответственны?» может быть прочитан и по-иному. Например: отвечает ли человек за все последствия своих поступков? Иначе он может быть интерпретирован следующим образом: отвечает ли человек только за свои собственные деяния или за общую ситуацию — за поведение других людей, за положение в стране, в мире, в культуре?

Что касается первой постановки, то человек может отвечать за последствия ровно настолько, насколько могли их предвидеть. В последствиях человеческих действий просматривается не только сознательно поставленная цель, и средства ее достижения, но и множество сопутствующих переменных. Сама реализация цели в материальных формах привносит те свойства и черты, которые далеко не всегда можно учесть заранее. Там же, где речь идет о поведении, о взаимоотношениях людей, о стохастике социальных процессов и вероятностных факторах, уровень неопределенности результата резко повышается. В социальном взаимодействии другой человек может вкладывать в ваши слова и поступки совсем другой смысл, чем вы, и потому предусмотреть все повороты событий практически невозможно. Поэтому обычный человек отвечает прежде всего за ближайшие последствия своего поведения, за те, которые он способен сознательно усмотреть. Будет уже хорошо, если каждый с полной ответственностью отнесется просто к тому, что непосредственно следует из его действий.

Что касается второй постановки (отвечаем ли мы только за свои собственные деяния или за общую ситуацию вокруг нас — за поведение других людей, за положение в стране, в мире, в культуре), то человек отвечает прежде всего за себя самого, за свое отношение к людям, за качество выполнения своих обязанностей. Если в его обязанности входит руководить и управлять другими или их воспитывать, то в этом смысле он отвечает за других. Позиция «Я отвечаю за все!» глубоко несправедлива, т.к. снимает ответственность с тех, кто реально распоряжается ситуацией, кто обладает действительной властью и возможностью влияния и перекладывает ее на всех поровну. В социальных бедствиях, в разрушении культуры оказываются виноваты, хотя реальный их вклад в события может быть несоизмерим. Никто не может отвечать за все, достаточно отвечать за то, на что ты действительно в состоянии повлиять. Кроме того, нельзя отвечать за других, потому что это превращает их в соглядатаев. Другие обладают свободой и способны принимать собственные решения.

studfiles.net

Вопрос 3. Свобода и ответственность, свобода и

необходимость в жизнедеятельности личности и

общества

(продолжительность – 15 минут)

Одной из важнейших проблем, связанных с социальным бытием личности, является проблема свободы. Она возникает тогда, когда мы стремимся понять, от чего зависят не только наши поступки, но и то, что их определяет – наш характер, наше мышление, наше мировоззрение, т.е. сама наша личность. Таким образом, проблема свободы – это вопрос о том, в каких пределах мы можем определять свое бытие, свою судьбу, реализовывать свои собственные (а не навязанные извне, например, рекламой) цели и желания, потребности и интересы.

Обычно свобода человека понимается как его важнейший атрибут, неотъемлемая характеристика личности, сущность свободы – в способности действовать в соответствии со своими интересами и целями, осуществлять выбор. Историческое развитие человека и общества неразрывно связано с ростом свободы, поэтому неудивительно, что чем дальше развивалась философская мысль, тем больше внимания уделялось проблеме свободы.

В античности свобода человека трактовалась как довольно узкая, ограниченная волей богов, произволом властителей и непостоянством фортуны. Стоики подчеркивали, что мы не властны над внешним миром, над нашим телом и имуществом, поэтому лучшее – это спокойно и безропотно принимать все, что приносит судьба. Но ограничивая до миниума внешнюю свободу, стоики отдавали человеку всю полноту свободы внутренней, духовной, свободы думать и чувствовать. Они подчеркивали, что не имея власти изменить мир и свою судьбу, мы может изменить отношение к происходящему.

В Средние века понимание свободы отличалось противоречивостью: с одной стороны, подчеркивалось, что человек свободен в выборе между добром и злом, но, с другой, доказывалось, что «без воли Божией ни один волос не упадет с головы человека». В эпоху Ренессанса гуманисты наделяют человека почти безграничной свободой, свободой быть творцом, равным Богу. Но с приходом Контр-Реформации вера в свободу снова ослабляется и Спиноза вводит знаменитую формулу: «Свобода есть познанная необходимость». В эпоху Просвещения, утвердившей либеральные ценности, маятник опять направляется к полюсу безграничной свободы: Руссо утверждает, что «человек рожден быть свободным», а согласно Канту, человек, отказывающийся от своей свободы, отказывается и от права называться человеком.

В XIX веке о ценности свободы заявляет Ф.М. Достоевский: свободу нельзя менять на сытое и спокойное существование, ей надо дорожить. Достоевский впервые подчеркивает, что свобода тяжела, что нет для человека ничего соблазнительней, чем от своей свободы отказаться. В XX веке уже целые философские направления – персонализм и экзистенциализм – подчеркивают абсолютную ценность свободы и «обреченность человека быть свободным». Но в то же время появляются и критики свободы, отмечающие, что свобода – это лишь субъективная иллюзия. В частности, в бихевиоризме12 свобода вовсе отрицается: поступки человека определяются взаимодействием генов, ситуации и прошлого опыта, но никак не свободной волей. Резко ограничивает свободу человека и психоанализ, подчиняя существование человека иррациональной власти бессознательных инстинктов и жестким культурным ограничениям. По существу названные концепции тяготеют к фатализму – позиции, отрицающую свободу и утверждающую жесткую предопределенность наших поступков неподконтрольными нам силами (от Божественной воли до цепи естественных причин).

В философии наряду с внешней, проявляющейся в поступках, и внутренней, духовной свободой, выделяют также положительную свободу «для» и отрицательную свободу «от». Свобода «от» -- это отсутствие внешнего принуждения, независимость от чуждых природных и социальных факторов, свобода «для» -- это созидательная способность реализовывать свой творческий потенциал, преобразовывать себя и мир. Считается, что отрицательная свобода является необходимым условием положительной. Отсутствие первой (т.е. наличие внешнего принуждения, давления) воспринимается человеком болезненнее, чем недостаток второй (т.е. неспособности реализовать себя, свои цели).

Также уместно говорить о таких видах свободы, как физическая свобода – это, прежде всего, свобода передвижения (такой свободы, в частности, лишены заключенные в тюрьмах, заложники террористов), свобода распоряжаться своим телом (спать, когда хочу, есть, когда хочу и т.п.), затем можно говорить о гражданских свободах – это свободы, которое утверждает и защищает государство по отношению к каждому гражданину, к таким свободам относятся, в частности, свобода слова. свобода вероисповедания (т.е. свобода совести), тайна переписки, избирательные права и др. Наконец, выделяют также политические свободы – свобода участия в политической деятельности партий и общественных движений, свобода митингов и демонстраций.

Свободу нельзя смешивать с произволом как со способностью делать все, что хочешь, не взирая на условия и последствия поступков. Сторонники свободы как произвола именуются волюнтаристами, они считают (как, например, Ф. Ницше), что некоторым личностям «все дозволено», что они могут поступать, не оглядываясь на мораль, и навязывать свою волю другим.

В видении большинства философов свобода реальна, но ограничена рамками природной и социальной необходимости. Поэтому необходимость не противоположна свободе, а составляет её неотъемлемую сторону, грань. Действительной же противоположностью свободы, её антиподом является рабство. Поэтому прав Спиноза, считавший познание необходимости (например, законов природы) условием свободы. В отличие от неизбежности, необходимость не фатальна, а альтернативна, предполагает выбор между различными возможностями, и этот выбор и есть свобода. Как подчеркивал Ж.-П. Сартр, свобода – это невозможность не выбирать, поэтому человек выбирает всегда, даже тогда, когда ничего не делает (в данном случае его выбор – ничего не делать).

Свобода неразрывно связана с ответственностью: чем больше свободы, тем больше и ответственности. Справедливость этого положения легко удостоверяется на примере взаимодействия общества и природы. Сегодня технические возможности цивилизации дают нам огромные возможности по переделке природы, и автоматически возрастает мера ответственности людей за преобразование природы, её сохранение.

В целом же, будет ли человек свободным или станет рабом инстинктов, обстоятельств и пр. зависит от того, верит ли он сам в свою свободу, хочет ли её реализовать и приумножить. Но еще важнее, куда эту свободу человек направит, к каким целям и ценностям, к Добру или Злу.

ВЫВОДЫ по 3 вопросу:

1. Проблема свободы возникает тогда, когда мы стремимся понять, от чего зависят не только наши поступки, но и то, что их определяет – наш характер, наше мышление, наше мировоззрение, т.е. сама наша личность.

2. Выделяют такие виды свободы, как позитивная «свобода для…» -- способность реализовывать свои цели и планы, и отрицательная «свобода от…» -- отсутствие внешнего принуждения, давления. Также выделяют физическую свободу, гражданские свободы, политические свободы. Наконец, можно развести внешнюю свободу – свободу поступков, действий, и внутреннюю, духовную свободу – свободу мысли.

3. Крайними точками зрения в вопросе о свободе выступают фатализм, отрицающий в целом наличие свободы у человека, подчиняющий человека судьбе, и волюнтаризм, признающий неограниченную свободу человека, подчас перерастающую в произвол.

4. Подлинной противоположностью свободы, тем не менее, является не необходимость и не понятие «судьбы», а рабство как подчиненность нашей воли воле другого субъекта, будь то другой человек или государство. Свобода человека, с одной стороны, ограничена рамками природной и социальной необходимости, и, с другой стороны, свобода предстает как реализация своей миссии, своей Судьбы.

5. Обратной стороной свободы является ответственность: чем больше свободы у человека, тем большую ответственность он несет, ибо мера моей свободы равна мере моей ответственности.

ЛИТЕРАТУРА

Основная литература:

  1. Философия: Учебник / Под ред. проф. В.Н. Лавриненко. – М.: Юристъ, 2004. С. 483-488, 496-505.

  2. Введение в философию: Учебник для вузов. В 2-х ч. Ч.2.- М.: Политиздат, 1989. С. 550-584.

  3. Философия: Учебник для высших учебных заведений. – Ростов-на-Дону: Феникс, 1996. С. 263-284, 389-392.

  4. Мир философии: Книга для чтения. В 2-х ч. Ч.2.- М.: Политиздат, 1991. С.252-282.

  5. Злотников Ю.Я. Проблема сознания и самосознания в философии. М., 1995.

  6. Липский В.Н. Нравственно-эстетические традиции деятельности российской полиции и ратной службы как факторы формирования личности сотрудников пожарной охраны // Проблемы культуры сотрудников Государственной противопожарной службы: Сборник трудов. – М., АГПС МЧС РФ, 2003.

Дополнительная литература:

  1. Ассаджоли Роберто. Психосинтез: теория и практика. - М.: “REFL- book”, 1994. - 314 с.

  2. Бубер М. Я и Ты. - М., 1993.

  3. Гиндилис Н.Л. Аналитическая психология К.-Г. Юнга: к вопросу понимания самости / Вопросы психологии, 1997, № 6.

  4. Козлов Н. Философские сказки для обдумывающих житье, или веселая книга о свободе и нравственности. - М, Аст-Пресс, 1994.

  5. Кон И.С. Открытие “Я”. - М.: Политиздат, 1978. С. 74 - 109.

  6. Маслоу А. Новые рубежи человеческой природы. - М., 1999.

  7. Орлов А. Б. Личность и сущность: внутреннее и внешнее Я человека / Вопросы психологии, 1995, № 2

  8. Роджерс К.Р. Взгляд на психотерапию. Становление человека. - М.: Издательская группа “Прогресс”, “Универс”, 1994. - 480 с.

  9. Фролов И.Т. О человеке и гуманизме: Работы разных лет. - М., 1989.

  10. Фромм Э. Бегство от свободы. - М., 1990.

  11. Фромм Э. Иметь или быть. - М., 1990.

  12. Человек в системе наук. - М.: Наука, 1989. С. 413 - 502.

1 Козлов Н. Философские сказки для обдумывающих житье, или веселая книга о свободе и нравственности. - М, Аст-Пресс, 1994, с. 37.

2 Орлов А. Б. Личность и сущность: внутреннее и внешнее Я человека./ Вопросы психологии, 1995, № 2.

3 Эти понятия выделяются в психологическом учении Георгия Гурджиева.

4 Понятие «самости» впервые выделил швейцарский психотерапевт Карл Густав Юнг. См. об этом: Юнг К. Г. Собрание сочинений. Психология бессознательного.- М., Канон, 1994, с. 315; Гиндилис Н.Л. Аналитическая психология К.-Г. Юнга: к вопросу понимания самости./ Вопросы психологии, 1997, № 6.

5 Ассаджоли Роберто. Психосинтез: теория и практика. - М.: “REFL- book”, 1994., с. 15-20, 70-78, 161-167.

6 Например, человек может “откорректировать” свое тело, сделать его более привлекательным с помощью бодибилдинга, шейпинга, пластических операций, равно как и лишиться привлекательности, здоровья или некоторых частей тела в результате старения, болезни, несчастного случая и т.п. Понятно, что привлекательность человека является одним из важных социальных факторов, оказывающих влияние на его образ жизни, выбор профессии, на то, как он воспринимается другими людьми. То же самое можно сказать о роли задатков, способностей и темперамента, которые также поддаются коррекции и обладают социальной значимостью.

7 Роджерс К.Р. Взгляд на психотерапию. Становление человека. - М.: Издательская группа “Прогресс”, “Универс”, 1994, с. 407.

8 Обучение слепоглухонемых детей представляет собой большую и сложную проблему для педагогов и психологов. Эти дети могут обучаться только по специальным методикам, в обычных условиях — их социализация невозможна.

9 В медицине принято выделять три степени умственной отсталости: легкую (дебильность), среднюю (имбецильность), тяжелую (идиотия). Если дебилы в результате обучения вполне могут освоить речь и письмо, научиться ухаживать за собой и выполнять несложную работу, то обучение идиотов, как правило, оказывается бессмысленным: они не могут ни говорить, ни обслуживать себя, иногда не могут научиться ходить, поэтому содержатся в специальных интернатах.

10 Смелзер Н. Социология. - М.: Феникс, 1994, с. 115.

11 Смелзер Н. Социология. - М.: Феникс, 1994, с. 116.

12 Бихевиоризм – направление в американской психологии XX века (Д. Уотсон, Б. Скиннер и др.), считающее единственным предметом психологии поведение, основным методом – эксперимент, и рассматривающее человека как сложную машину, целиком детерминированную внешними факторами.

23

studfiles.net

Свобода выбора и ответственность

Учебный год

Группы 8446, 8447, 8448

Лекция 3. Основные нравственные ценности как категории этики.

Свобода и нравственность

Свобода — идея, отражающая такое отношение субъекта к своим актам, при котором он является их определяющей причиной и они, стало быть, непосредственно не обусловлены природными, социальными и другими факторами.

Свобода подразумевает наличие у человека возможности выбора варианта и реализации исхода события. Отсутствие такого выбора и реализации выбора равносильно отсутствию свободы — неволе. В определенном смысле, понятие свободы противоположно понятию необходимости.

В этике свобода связана с наличием свободой воли человека. Свобода воли налагает на человека ответственность и вменяет в заслугу его слова и поступки. Поступок считается нравственным только в том случае, если он совершается свободной волей, является свободным волеизъявлением субъекта. В этом смысле этика направлена на осознание человеком своей свободы и связанной с ней ответственности.

В «Декларации прав человека и гражданина» (1789, Франция) свобода человека трактуется как возможность «делать всё, что не наносит вреда другому: таким образом, осуществление естественных прав каждого человека ограничено лишь теми пределами, которые обеспечивают другим членам общества пользование теми же правами. Пределы эти могут быть определены только законом».

В праве свобода связана не просто с ответственностью субъекта за свои деяния, которая подразумевает его свободу воли, но и с мерой ответственности — вменяемости или невменяемости личности в момент совершения поступка. Выработка этой меры ответственности за деяние вызвана требованием справедливости, то есть справедливой меры наказания.

Свобода — средство для достижения цели и смысла жизни человека. Идеалы свободы послужили основой создания демократического общества, классическим примером которого стали Афины в Древней Греции. В последние столетия к этим идеалам вернулась и большая часть современных государств.

Таким образом, свобода— это осознанные действия человека, основанные на этике окружающего его общества.

Свобода выбора и ответственность

Свобода — это специфический способ бытия человека, связанный с его способностью выбирать решение и совер­шать поступок в соответствии со своими целями, интере­сами, идеалами и оценками, основанными на осознании объ­ективных свойств и отношений вещей, закономерностей окружающего мира. Абсолютной, безграничной свободы быть не может ни в физическом, ни в социальном аспекте существования человека. Полная свобода одного означала бы произвол в отношении другого.

Свобода есть там, где есть выбор. Но только свобода выбо­ра порождает ответственность личности за принятое решение и поступки, являющиеся его следствием. Свобода и ответ­ственность — две стороны сознательной деятельности че­ловека. Свобода порождает ответственность, ответственность направляет свободу.

Ответственность - саморегулятор деятельности личности, показатель социальной и нравственной зрелости личности. Ответственность предполагает наличие у человека чувства долга и совести, умения осуществлять самоконтроль и самоуправление. Совесть выступает как контролер всех действий человека. Сделанный человеком выбор, принятое решение означают, что человек готов взять на себя всю полноту ответственности и даже за то, что он не смог предусмотреть.

Свобода выбора и ответственность – это единство противоположностей. Единство состоит в том, что друг без друга противоположностей не бывает.

По мере развития человеческой свободы ответственность усиливается. Но ее направленность постепенно смещается с коллектива (коллективная ответственность) на самого челове­ка (индивидуальная, персональная ответственность).

Только свободная и ответственная личность может полно­ценно реализовать себя в социальном поведении и тем самым раскрыть свой потенциал в максимальной степени.

Люди осознанно и неосознанно избегают свободы и ответственности. Рассмотрим основные способы защиты, которые используют люди, чтобы избежать личной ответственности.

  • Компульсивность. Необдуманные, неосознанные действия. Полное вытеснение осознания своей ответственности. Пример: «Что-то сделал, а зачем не знаю!».
  • Перекладывание ответственности. Позиция жертвы. Жертвы других обстоятельств, судьбы, страны и т.д. Тысячи всевозможных объяснений. Пример: «Эх! Если бы я родился не тут, меня по-другому воспитали, у меня была бы другая работа…»
  • Избегание самостоятельного поведения. Многие знают, что и как нужно делать, но не делают. Для того, чтобы произошли изменения, вам необходимо взять на себя смелость и ответственность предпринять действия.

Итак, можно сделать следующие выводы:

1. Мы не свободны только от свободы.
2. Каждый отвечает не только за свои действия, но и за бездействие.
3. Только ответственность за свой выбор делает человека воистину свободным.
4. Принятие личной ответственности — это необходимая предпосылка эффективного изменения своей жизни в лучшую сторону.

 

Справедливость

Справедливость в обществе понимается в различных аспектах. Это категория морально-политическая и правовая. В этике справедливость – категория, означающая такое положение вещей, которое рассматривается как должное, отвечающее представлениям о сущности человека, его неотъемлемых правах, исходящее из признания равенства между всеми людьми и необходимости соответствия между деянием и воздействием за добро и зло, практической ролью разных людей и их социальным положением, правами и обязанностями, заслугами и их признанием.

Справедливость является важнейшей категорией социально-философской мысли, морального, правового и политического сознания. Многократно обращались к проблеме справедливости такие мыслители, как Г. Спенсер, Дж. Локк. В философии Древнего Востока и Древней Греции справедливость рассматривалась как внутренний принцип существования природы, как физический, космический порядок, отразившийся в социальном порядке.

Начиная с Аристотеля принято выделять два вида справедливости:

1. Уравнительная — относится к отношениям равноправных людей по поводу предметов («равным — за равное»). Она относится не непосредственно к людям, а к их действиям, и требует равенства (эквивалентности) труда и оплаты, ценности вещи и ее цены, вреда и его возмещения. Отношения уравнительной справедливости требуют участия, по меньшей мере, двух лиц.

2. Распределительная — требует пропорциональности в отношении к людям согласно тому или иному критерию («равное — равным, неравное — неравным», «каждому своё»). Отношения распределительной справедливости требуют участия по меньшей мере трех людей, каждый из которых действует для достижения одной цели в рамках организованного сообщества. Один из этих людей, распределяющий, является «начальником».

Уравнительная справедливость является специфическим принципом частного права, тогда как распределительная — принципом публичного права, являющегося совокупностью правил государства как организации.

Требования уравнительной и распределительной справедливости являются формальными, не определяя, кого следует считать равным или отличающимся, и не указывая на то, какие правила к кому применять. Различные ответы на эти вопросы дают различные концепции справедливости, которые дополняют формальное понятие справедливости содержательными требованиями и ценностями.

Джон Ролз в своей работе «Теория справедливости» формулирует два принципа понимания справедливости:

Первый принцип: каждый человек должен иметь равные права в отношении основных свобод.

Второй принцип: социальные и экономические неравенства должны быть устроены так, чтобы:

- от них можно было бы разумно ожидать преимуществ для всех;

- доступ к положениям и должностям был бы открыт всем в условиях честного равенства возможностей.

Джон Ролз утверждал, что справедливость – это главная добродетель социальных институтов, и определял справедливость как честность.

Итак, справедливость сродни честности. При этом, родственными их делает связь с понятием должного: определить, что же представляет собой феномен справедливости и как он работает, можно рассматривая его, также как и честность, именно в связке с понятием должного. Так, справедливость, также как и честность, подразумевает наличие взаимных моральных обязательств участников социального действия. Стороны будут считать практику справедливой в том случае если, участвуя в ней, они не почувствуют себя обманутым, если распределение материальных и нематериальных благ, получаемых в рамках взаимодействия, будет соответствовать представлениям о должном, если принятые правила игры будут соблюдены. Сами же представления о должном будут определяться соответствующей картиной мира, разделяемыми ценностями и социальными нормами.

Таким образом, зависимость представления о справедливости от представления о должном, то есть от приверженности той или иной картине мира, тем или иным ценностям, делает существование универсальной концепции справедливости маловероятным.

Читайте также:


Рекомендуемые страницы:

Поиск по сайту

poisk-ru.ru

Свобода и ответственность в обществознании

Жизнь и свобода рассматриваются в контексте различных гуманитарных наук, в также в некоторых прикладных. В рамках обществоведческого понимания свобода личности трактуется как способность к активной целенаправленной деятельности согласно собственным желаниям, намерениям и потребностям. В то же время значение такого термина неоднократно оспаривалось.

В рамках волюнтаризма свобода не скована никакими рамками, здесь отсутствует план, сложно с управлением. Это течение опасно подходит к тому, чтобы начать отрицать ответственность – в крайних своих проявлениях. С другой стороны фатализм утверждает, что жизнь и свобода практически несовместимы. По мнению представителей этого течения, люди всегда будут ограничены социумом, нуждой, собственными потребностями и т. д.

Однако большинство учёных предпочитает удерживаться от крайностей. Они признают, что свобода и необходимость в человеческой деятельности действительно связаны. Но указывают на то, что всё упирается в выбор. Человек нередко делает его потому, что к этому побуждают внешние обстоятельства, а индивидуум на них реагирует. Но при этом личность сама выбирает, как именно ей поступать в той или иной ситуации. Кто-то составит план, другой станет действовать спонтанно, третий вообще решит ничего не предпринимать и т. п.

И здесь возникает следующая связка: свобода и ответственность, которые являются двумя сторонами одной медали. Нельзя сделать выбор без последствий. Следовательно, человек, от которого зависит то, как именно он поступит, отвечает и за то, к чему это приведёт, как минимум, в той мере, в которой он всё это контролирует. Таким образом, свобода и ответственность личности неразрывно связаны друг с другом. Без одного не может быть другого.

Однако с этим же обусловлены и некоторые проблемы. Если человек не умеет нести ответственность, боится её, предполагает, что с ней связаны большие проблемы, то он будет избегать и свободы столько, сколько может. Фактически, можно сказать, что речь идёт об экзистенциальном кризисе, который может сказываться на социуме и иметь далеко идущие последствия. То, что свобода сопряжена с ответственностью и поэтому многие и боятся ее, неоднократно обсуждали философы. К этой же теме обращались поэты, которые одно время (в Российской империи, например) играли роль общественных рупоров, к ним очень многие прислушивались.

Говоря о том, какой смысл обществоведы вкладывают в понятие свобода человека сейчас, стоит отметить, что отдельные исследователи пришли на позицию осознанной необходимости. Человек делает выбор тогда, когда сталкивается с противодействием, ограничением, препятствием. Впрочем, другие полагают, что жизнь и свобода неразрывно связаны, ведь индивидуум постоянно что-то выбирает просто в рамках своей жизнедеятельности. И ему необязательны для этого преграды. Просто при их преодолении выбор становится заметнее, он приобретает большее значение, может полнее раскрыть человека, показать его личность, характер, наличие внутреннего стержня.

Обществознание пока что не пришло к единому мнению по поводу свободы. Вполне вероятно, что этого никогда и не будет. Но учебный план предполагает наличие базовых знаний по этому вопросу. Поэтому основные моменты нужно осветить. Если понимание отдельных нюансов по разным причинам затруднительно, просто составьте план. Например, объясните какова связь понятий свобода выбор ответственность самому себе. Это поможет лучше разобраться в теме в конечном счёте. При желании глубже вникнуть в вопрос можно почитать разных философов.

Похожие статьи

Рекомендуем почитать:

karate-ege.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *