Аддиктивное поведение это в психологии: Психофизиологические, психологические и социальные механизмы формирования аддикции

Содержание

Психофизиологические, психологические и социальные механизмы формирования аддикции

Александрова Т.В., педагог - психолог ГБУ ДО ЦППМСП Василеостровского района

Основным тезисом современного общества является его открытость, а наиболее востребованное качество личности – осознанность, ответственность в ситуации свободы выбора. Но именно сейчас во всех развитых странах широко распространяется альтернативное поведение, получившее название аддиктивного, то есть зависимого от тех или иных вредных привычек.

Прежде чем познакомиться с термином аддиктивное поведение, вспомним термин девиантное поведение. Девиантное поведение (deviatio- отклонение) поведение – термин описывающий поведение, отклоняющееся от неких принятых в обществе стандартов, законов и нравственных правил и подлежит социальным санкциям, которые могут осуществляться государством (судебная система) или общественным мнением.

Зависимость определения девиантного поведения от общества, принятых в нем законов и общественного мнения приводит к тому, что иногда девиантное для данного общества поведение может быть стандартным поведением другого общества.

Например, открытое лицо молодой женщины и ее стремление сделать карьеру, являющиеся параметрами нормального поведения женщины в демократическом обществе, могут рассматриваться как девиантное и подвергаться санкциям в государствах, где юридическая система не предполагает за женщинами подобного поведения.

К формам девиантного поведения в нашем государстве относят преступность (то есть все те действия, которые направлены на нарушение законов страны), пьянство, наркоманию, проституцию, суицид и т.д.

Одной из самых современных моделей, описывающих большую часть типов девиаций, является аддиктивная модель поведения.

В психологии термин аддикция происходит (от англ. аddiction – пагубная привычка, порочная склонность, зависимость). Более глубокое исследование этого феномена определило и более широкий взгляд на него как на специфическое поведение, в формировании которого участвуют как социальные условия, так и психологические и физиологические особенности человека.

Спецификой аддиктивного поведения является стремление человека спрятаться от встающих перед ним проблем, изменяя свое психическое состояние либо через прием биологически активных веществ, или через определенную последовательность действий.

Понимание механизма возникновение аддикции возможно лишь при комплексном исследовании физиологических и психологических особенностей аддиктивного поведения и тех социальных причин, которые способствуют его формированию.

Рассмотрим

физиологические причины возникновения аддикции.

В настоящее время описаны структуры мозга, составляющие единую функциональную систему, которая лежит в основе многих видов адаптивного поведения человека и животных и носит название системы подкрепления. Раз достигнув положительного результата, организм запоминает путь к нему и стремится к его повторению вновь и вновь. Люди сеют хлеб, потому что потом соберут урожай, они работают на заводе, потому что получают за это вознаграждение, ставят эксперименты, потому что испытывают удивительное чувство восторга, когда видят воплощенной свою мысль в статье, приборе, действии.

И чтобы испытывать эти положительные переживания снова и снова, они повторяют последовательность действий, заканчивающуюся приятными эмоциями.

В естественных условиях такая последовательность у животных способствует выживанию, поскольку они все четче выполняют действия, приводящие к эффекту, и тренируют организм в процессе достижения результата. У человека такая последовательность способствует прогрессу, поскольку позволяет работать там, где результат отставлен, иногда на месяцы, как в сельском хозяйстве, иногда – на годы, как в процессе обучения детей в школе. Во время этого ожидания человек выполняет нечто, что приблизит результат, но сам он еще не виден. Все это способствует тренировке как физической, так и психической сторон человеческой натуры.

Однако на определенном этапе развития общества возникла возможность непосредственно стимулировать систему подкрепления без предварительной работы, напряжения всех сил, ожидания, которые принесли бы положительный результат в будущем. Эта возможность определяется тем, что активность системы подкрепления обеспечивается биохимически (прежде всего, дофаминергическими) механизмами. Следовательно, введение веществ, имитирующих действие дофамина, может оказывать на эту систему такой же эффект, как и продуктивная деятельность. Однако поведение человека в двух этих ситуациях будет принципиально отличным. При продуктивной деятельности поведение человека зависит только от его активности, в другом случае оно прочно связано с веществом или действием, увеличивающим концентрацию этого вещества в мозге, что приводит к потере самостоятельности.

Аддиктивное поведение охватывает зависимость не только от химических веществ. Оно включает любой вид поведения, который приводит к резкому изменению психического состояния и возбуждению системы подкрепления. Например, к нему относится зависимость от еды. Если в прежние времена для активации системы подкрепления через пищу нужно было сначала долго работать, чтобы получить причитающуюся порцию еды, то теперь достаточно подойти к холодильнику, чтобы мозг запомнил путь собственного возбуждения. И затем человек будет подходить к холодильнику не тогда, когда хочет есть, а когда возникает потребность быстро сменить тягостное состояние стресса и получить удовольствие.

Аналогичным образом возможна активация системы подкрепления у сексуального аддикта (снимающего стресс через сексуальное взаимодействие с новым партнером), работоголика (закрывающегося работой от жизненных проблем), кибераддикта, проводящего часы за виртуальным общением в Интернете. Каждый год описываются все новые и новые способы самораздражения системы подкрепления не путем продуктивного действия, обеспечивающего некий позитивный эффект в будущем, а через активацию системы путем ухода от решения проблем, изменяя состояние искусственно: покупая ненужные вещи, погружаясь в романтические грезы дамских романов или искусственные эмоции телевизионных сериалов.

Подобное поведение не может быть широко распространенным в обществах, где люди с трудом добывают себе кусок хлеба. Зависимое поведение возникает при наличии большого количества свободного времени и развитии высокотехнологичных процессов, позволяющих это время высвобождать от работы.

Тогда происходит активация системы подкрепления через отказ от решения реальных жизненных проблем и погружение в искусственный мир грез. Следовательно, зависимое поведение закрепляется там, где технологии высвобождают достаточно времени и создают избыточность продукта, что позволяет части людей жить без напряжения за счет деятельности других. Но наиболее благоприятные условия для его формирования возникают тогда, когда повышается требование к личности в силу тех или иных социальных обстоятельств. Среди них могут быть смена социально-экономических условий (в настоящее время мы живем в условиях мирового экономического кризиса), влекущих необходимость гибкости в поведении, а иногда и полного переосмысления жизненных задач, технологичность производства, для которой необходимы высокая квалификация работника и большая ответственность за последствия своих действий.

Общей чертой аддиктивного поведения в современном его понимании является стремление уйти от реальности путем искусственного изменения психического состояния. Каждый год описываются все новые и новые варианты навязчивого поведения.

Социальные причины аддикции.

Большинство отклонений в поведении несовершеннолетних: безнадзорность, правонарушения, употребление психоактивных веществ имеют в своей основе один источник – социальную дезадаптацию, корни которой лежат в дезадаптированной семье.

Семья – основополагающая ячейка, где осуществляется социализация ребенка.

Функции семьи:

  1. Воспитательная
  2. хозяйственно-бытовая
  3. эмоциональная
  4. духовного (культурного) общения
  5. первичного социального опыта
  6. сексуально-эротическую (по книге Альбины Васильевны Гоголевой «Аддиктивное поведение и его профилактика»)

Нарушение тех или иных функций влечет за собой деформацию семейных отношений.

Типы дисфункциональных, неблагополучных семей (Г.Г. Шиханцев, 1998)

Псевдоблагополучная семья

Псевдоблагополучная семья отличается ярко выраженным деспотическим характером, безоговорочным доминированием одного из родителей, полным подчинением ему остальных членов семьи, наличием жестоких взаимоотношений, применением физического наказания как основного средства воспитания.

  1. задерживается формирование «идеального» Я
  2. возникает состояние фрустрации - обида, раздражительность, злобность- агрессивное поведение (причины агрессивного поведения Гиппенрейтор О.В.)
  3. заниженная самооценка

Неполная семья

Мальчики без отцов. Ситуация развода

Проблемные семьи

Отсутствие всякого сотрудничества в семье, частые конфликты, соперничество родителей за главенствующее положение, разногласие в вопросах воспитания.

Аморальные семьи

Пьянство, алкоголизм, скандалы и драки

Криминогенная семья

Согласно криминологическим исследованиям, судимость одно члена семьи (чаще всего это отцы или старшие братья) увеличивает вероятность совершения преступлений другими членами семьи, прежде всего несовершеннолетними, в 4-5 раз. Каждый 4 из осужденных несовершеннолетних проживал с судимыми братьями и сестрами.

Причины социальной дезадаптации несовершеннолетних могут быть и другие (помимо дисфункциональной семьи)

- личностные особенности (возрастные, характерологические, психические)

- школьная дезадаптация

- воздействие асоциальной неформальной среды

- причины социально-экономического и демографического характера

Психологические причины возникновения аддикции

Более подобно мне хотелось бы остановиться на психологических причинах, возникновения аддикции. Как вы думаете какими чертами может обладать аддикт если учесть, что причина неконтролируемого пристрастия к чему-либо находится не в окружающем мире, а внутри человека.

Люди с подобным поведением характеризуются

  • пониженной стрессоустойчивостью,
  • страхом перед жизненными трудностями,
  • отсутствием способности ждать и терпеть,
  • жаждой немедленного осуществления желания.

Б. Сегал выделял следующие психологические особенности лиц с аддиктивными формами поведения

  1. снижение переносимости трудностей повседневной жизни, наряду с хорошей переносимостью кризисных ситуаций.
  2. скрытый комплекс неполноценности, сочетающийся с внешне проявляемым превосходством
  3. внешняя социабельность, сочетающаяся со страхом перед стойкими эмоциональными контактами
  4. стремление говорить неправду
  5. стремление обвинять других, зная, что они невиновны
  6. стремление уходить от ответственности в принятии решений
  7. стереотипность, повторяемость поведения
  8. зависимость
  9. тревожность

В норе, как правило, психически здоровые люди легко («автоматически») приспосабливаются к требованиям обыденной (бытовой) жизни и тяжелее переносят кризисные ситуации.

Кто является антиподом аддиктивной личности. Обыватель- человек, живущий интересами семьи, родственников.

Образно говоря, для психологически зрелой личности мир представляется ареной, на которой можно творить и воплощать своими руками свои желания, правда, ценой преодоления трудностей и часто томительного ожидания. Для аддикта мир выглядит тюрьмой, вырваться из которой позволяет не поступок, а уход от реальности любым доступным способом [Peele, Brodsky, 1975]. Согласно этому представлению, аддикция - это в той или иной мере уклонение от взрослой личной ответственности, свойственной психологически зрелой личности.

Для аддиктов характерно «мышление по желанию»: что бы не происходило в действительности, для них реальным является лишь то, что соответствует их желаниям и представлениям. Они строят свой воображаемый мир, в котором и живут, все более и более входя в конфликт с окружающими людьми, которым этот воображаемый мир недоступен.

Вопросы профилактики формирования зависимого поведения детей и подростков, являются одними из важнейших в воспитательной работе. Первичная профилактика зависимого поведения через альтернативное предложение здорового образа жизни является одним из основных направлений деятельности кабинета профилактики наркозависимости ЦПМСС Василеостровского района. Работа кабинета строится на основании принципов комплексности, индивидуальной ориентированности и систематичности.

Наличие девиантного поведения указывает на нарушенную адаптацию к изменившимся условиям микро- и макросреды. Ребенок своим поведением демонстрирует необходимость оказания ему экстренной помощи, и меры в этих случаях требуются профилактические, психолого-педагогические и воспитательные.

Программа «ПАВлин», имеющая целью формирование культуры здоровья, обеспечивающей предупреждение зависимого поведения.

Занятия по программе «ПАВлин» проходят на базе ДОУ, в группах из 9-12 детей, один раз в неделю. Продолжительность курса – 12 занятий.

Программа «ПАВлин» - не единственная, разработанная в Центре. Создан ряд психолого-педагогических программ центра, направленных на развитие личности подростка. Прежде чем рассмотреть содержание этих программ, хотелось бы остановиться на особенностях подросткового возраста.

Подростковый возраст – время открытий. Подросток критически осмысливает все усвоенное им ранее и заново, самостоятельно выстраивает модель самого себя и модель мира, который его окружает.

Родителям, другим взрослым хочется, чтобы взросление, приобретение социального опыта, формирование умений и навыков эффективного взаимодействия с окружающим происходило в безопасной для подростка социальной среде.

Исторически сложилось так, что практически вся профилактическая работа с детьми приходится на подростковый возраст. Это, несомненно, важно, ведь именно в этот период формируется мировоззрение ребенка, происходит осмысление себя и своего места в этом мире. Однако подростковый период – это сложное время в жизни подростка, сопровождающееся определенными психологическими трудностями, характерными для этого возраста.

К специфическим проблемам подросткового возраста можно отнести:

  • стремление освободиться от опеки взрослых и установленных ими правил и норм;
  • противоречие между потребностью в интимности, с одной стороны, и кооперации, группированию, с другой;
  • наличие тревоги, вызванной открытием субъективного мира и формированием образа Я;
  • наличие тяги к расширению диапазонов ролевого поведения;
  • эмоциональная непосредственность, неуравновешенность;
  • недостаточное развитие абстрактно-логического мышления;
  • отсутствие навыков самоанализа.

В нашем центре осуществляется комплексный индивидуально-ориентированный подход в работе с подростками. Тесное взаимодействие специалистов центра позволяет проработать все сферы: поведенческую, когнитивную и эмоционально-волевую.

Рассмотрим подробнее разработанные в центре психолого-педагогические программы.

Программа «Шаги к взрослению» (коррекция и профилактика дезадаптивного поведения младших подростков). Программа рассчитана на детей 11-12 лет, испытывающих затруднения в отношениях с окружающими.

Посещение предлагаемых программой занятий способствует:

  • обучению навыкам распознавания эмоций, регулирования своего эмоционального состояния;
  • развитию коммуникативных навыков;
  • формированию социально приемлемых форм поведения в коллективе;
  • тренировке навыков бесконфликтного общения;
  • формированию позитивных установок и позитивного образа будущего.

Программа «От Я к МЫ и обратно» (формирование позитивной Я-концепции). Программа рекомендована для подростков 14-15 лет, испытывающих неуверенность в себе, стремящихся понять себя и других, научиться общаться. Посещение занятий программы способствует:

  • осознанию своей личности, своих характерных особенностей, отличающих подростка от других людей, достоинств и недостатков, повышению самооценки;
  • расширению знания подростков о чувствах и эмоциях, развитию способности безоценочного принятия других людей, повышению эмоциональной зрелости;
  • формированию навыков общения, умения слушать, высказывать свою точку зрения, приходить к компромиссному решению, аргументировать и отстаивать свою позицию.

Программа «ЭКВАТОР» - это индивидуально-ориентированная информационно-просветительская учебная программа, ориентированная на подростков 13-15 лет (8-9 кл.) Целью программы «ЭКВАТОР» является внедрение комплекса подходов (социально-педагогического, психолого-педагогического, оздоровительно-профилактического и правового) по первичной профилактике аддиктивных (от англ. аddiction – пагубная привычка, порочная склонность-авт.) форм поведения среди подростков.

Программа состоит из комплекса модулей. Модуль – это пакет вариативных учебно-методических материалов, содержащий теоретические положения и практические задания определенного тематического содержания. Каждый модуль самодостаточен и может использоваться самостоятельно. Вместе с тем, все они связаны единой логикой программы.

Программа представлена четырьмя модулями:

  1. Психолого-педагогический модуль
  2. Социально-педагогический модуль
  3. Оздоровительно-профилактический модуль
  4. Правовой модуль

Опыт реализации программ центра свидетельствует об успешности профилактической работы по формированию у детей и подростков позитивного отношения к миру и высокой сопротивляемости к негативным явлениям.

Словарь

Аддикция (addiction - англ., склонность, пагубная привычка, за­висимость) - специфическое поведение, общей чертой которого явля­ется стремление уйти от реальности путем искусственного изменения психического состояния. Этот путь стереотипизируется и для каждого человека в существенной мере ограничивает сферу взаимодействия с окружающей средой, хотя для разных людей это может быть большой спектр способов изменения своего состояния. В соответствии с тем, какой конкретно способ используется, выделяют зависимость от нар­котиков, курения, алкоголя, еды (часто сладкого), сексуального об­щения, компьютера, азартных игр и т.д.

Аддикция химическая - зависимость от того или иного химиче­ского препарата, изменяющего психическое состояние человека.

Аддикция нехимическая - аддикция, при которой объектом зави­симости становится некоторый поведенческий паттерн, а не вещество, вызывающее изменение психического состояния. Именно на этом ос­новании такой вид зависимости называется поведенческой аддикцией.

Аддикция алиментарная - тип поведения, при котором уход от реальности и изменение психического состояния достигаются посредством удовольствия от приема пищи.

Гэмблинг - (от game - англ. , игра) - зависимость от азартных игр, вид аддикции, при которой уход от реальности и изменение состояния достигаются возбуждением во время азартной игры.

Девиантное (от лат. deviatio — отклонение) поведение - термин, описывающий поведение, отклоняющееся от неких принятых в обще­стве стандартов.

Шоппинг- посещение магазинов и покупки не потому, что не­что необходимо, а для получения удовольствия

Здоровье – это состояние полного физического, духовного и социального благополучия. Определение Всемирной Организации Здравоохранения (ВОЗ).

Здоровьеэто такое состояние духа, эмоционально-психологической и физиологической сфер жизнедеятельности человека, которое создает наиболее благоприятные условия для расцвета его личности, его талантов и способностей, для осознания им своей неразрывной связи с окружающим миром, своей ответственности за него (Шаталова Г.С. «Философия здоровья»)

Что такое аддикция? | Блог РСВ

Если вы не можете жить без смартфона или не выходите из дома без наушников, если вам трудно работать без утреннего кофе или лечь спать без сериала, то вы склонны к аддикции. Сначала кажется, что в этих привычках нет ничего плохого, и это скорее необходимость, чем зависимость. Но аддикция влияет на неосознанные рычаги, которые могут привести к физиологическим или социальным последствиям. Давайте разберемся в понятии «аддикция».

Аддикция — что это такое?

Аддикция — это навязчивая привычка, которая может спровоцировать психологические заболевания. Аддиктивное поведение сначала проявляется в фиксации внимания, главная черта которой повторить пережитый опыт изменения сознания вновь. Человек все чаще повторяет прошлый опыт и его сознание все больше концентрируется только на том, как бы воссоздать это особенное действие. В результате человек полностью погружается в свою зависимость, что плохо сказывается на его жизни в целом. Существует целая наука «аддиктология», которая изучает формы, стадии и классификации девиантного поведения, характеризующееся тягой человека избавиться от проблем путем изменения сознания.

Пройдите онлайн-курсы бесплатно и откройте для себя новые возможности Начать изучение

Как определить, зависимы ли мы от чего-либо или нет?

Если бы мы могли моментально определить у себя процесс возникновения определенного типа аддикции, то, скорее всего, зависимых людей не было. Самостоятельно диагностировать начальный этап развития зависимости достаточно сложно, в отличии от тех же плохих привычек. В определенном смысле каждый из нас от чего-то зависим, например, от социальных сетей, от интернета. Конечно, сейчас сложно представить современную жизнь без гаджетов, но везде и всегда важна мера.

Человек является аддиктом, когда у него с неодушевленной вещью налаживается неразрывная связь. Когда его расстраивает небольшое количество лайков под постом, когда совершает путешествие ради фото в Инстаграм или экономит на еде, чтобы купить дорогой телефон. Когда не может успокоиться, не выпив бокальчик вина или не съев пирожное. Все эти факторы будут признаками аддиктивного поведения.

Как избежать аддикции?

Ущерб от аддиктивного поведения может быть разным, от психических заболеваний, расстройств до бесконечных кредитов и долгов, чтобы сделать очередную ставку в букмекерской конторе. Сохраняйте полезные рекомендации по профилактике различных видов зависимости:

  1. Живите осознанно, управляйте собственной жизнью, относитесь ответственно к происходящему и влияйте на обстоятельства. Для этого вам нужно составить личную стратегию. Это глобальный план действий, постановка целей и разработка пути реализации задач. Вы сможете посмотреть на свою жизнь со стороны и доработать свои слабые стороны, найти баланс.
  2. Постоянно развивайтесь и не бойтесь перемен. Ищите в себе таланты и занимайтесь интересными хобби. Сформируйте полезные навыки из ваших способностей. Не бойтесь меняться. Используйте эффективные методы по выявлению способностей, которые точно помогут вам открыть и развить свои сильные стороны.
  3. Работайте над своими эмоциями. Эмоции играют важную роль в жизни человека, имея свойство влиять на образ жизни. Вы можете управлять своими ощущениями и настроением. Эта способность называется эмоциональным интеллектом – возможность понимать и контролировать свои эмоции, чувствовать и управлять настроением других людей.
  4. Замените плохие привычки на полезные. Любая аддикция направлена на получение удовольствия. Подумайте, чем вам нравится заниматься или что вы еще хотели бы попробовать, чтобы максимально заменить прошлую привычку и заполнить освободившееся время.
  5. Разбавляйте скучные будни интересными занятиями или встречами с друзьями. Однообразие и рутина лучшие друзья аддикции. Не оставляйте себе время на грусть скуку, погуляйте в парке после работы, сходите в кино или на концерт с друзьями, побольше общайтесь с людьми.

Если вы не знаете, с чего начать прямо сейчас, какое обучение пройти или в каком мероприятие поучаствовать. То посмотрите 100 бесплатных онлайн-курсов на платформе «Россия — страна возможностей». На сайте собраны лучшие курсы, вебинары, мероприятия по маркетингу, личностному росту, финансам, менеджменту, информатике, психологии и другие. Вы точно найдете для себя полезную и интересную информацию. И проведете свободное время с пользой!

Сущность зависимого (аддиктивного) поведения (краткий популярный итог психологических исследований)

Аддиктивное поведение = патологическое пристрастие

Оно представляет собой попытку бегства от реальности при помощи изменения своего психического состояния, обеспечивающего мнимую безопасность и эмоциональный комфорт.

Эта псевдожизнь постепенно начинает доминировать над реальной, вытесняя её. Воля человека ослабевает и перестаёт работать тормозом на пути к получению простейшего удовольствия.

  • Для зависимого человека, с одной стороны, характерна низкая переносимость напряжения и стрессовых ситуаций, с другой стороны, он может сутками выносить любое напряжение и стресс, если они необходимы для реализации зависимого поведения.
  • Человек всё время балансирует между стремлением к доминированию, в силу жёсткости отстаивания своих интересов, и непризнанностью со стороны окружающих, что приводит к большому количеству конфликтов.
  • Уход в «другие миры» используется человеком в качестве иллюзорного способа решения конфликтов, с которыми ему приходится сталкиваться в реальной жизни.
  • Зависимая личность предпочитает избегание проблем, как главный способ их преодоления, по принципу «с глаз долой — из сердца вон».
  • Человек не может существовать без своего пристрастия, оно заменяет ему всё — друзей, реальные эмоции, становится центром его существования;
  • Пристрастие поглощает личность целиком, занимает все мысли, время, силы, энергию и эмоции до такой степени, что он уже не может адаптироваться к жизни и заниматься чем-то другим, получать удовольствие каким-либо иным способом. Мир реальной жизни оказывается для него закрытым.
  • Зависимость проявляется определённой узостью и избирательностью сознания, поскольку всё, что с ней не связано, просто не попадает в поле зрения человека, отторгается, как ничего не значащая и эмоционально нейтральная информация.
  • В ходе развития зависимости у личности возникает определённый эмоциональный дефект. Сфера чувств любых, даже близких, людей и их эмоции разбиваются о глухую стену непонимания и обиды в ответ на постоянные попытки прервать состояние зависимости.
  • Исчезает возможность анализа ситуации и самоанализа. Они заменяются попыткой самообмана.
  • Зависимые выбирают компанию себе подобных, но действуют не вместе, а рядом, как 2—3 летние дети в процессе игры. Возникает возрастная регрессия.
  • Происходит подмена «Я-реального» «Я-наркотическим»

Критерии зависимости:

    1. игнорирование значимых ранее событий и действий, как результат зависимого поведения;
    2. распад прежних отношений и связей, смена значимого окружения;
    3. враждебное отношение и непонимание со стороны значимых для зависимого человека людей,
    4. скрытность или раздражительность, когда окружающие критикуют его поведение;
    5. чувство вины или беспокойства относительно собственной зависимости;
    6. безуспешные попытки сокращать зависимое поведение.

Зависимость сама по себе делает человека более поверхностным в оценках и суждениях. Он начинает оценивать внешние признаки состояний окружающих, а не их внутреннюю суть. Оценка формы поведения начинает превалировать над оценкой содержания и реальным анализом общения.

Акцент общения смещается с самого процесса на результат: отстоять своё право на зависимое поведение.. Человек как бы надевает специальные фильтрующие очки, которые сужают поля зрения и позволяют ему видеть в людях лишь то, что важно для обслуживания его зависимости.

Существенно меняется и структура «Я-концепции». По мнению ряда исследователей, для подростка, демонстрирующего зависимое поведение, гораздо большее значение имеет «Я-Идеальное», чем «Я-Возможное». Лишая собственное «Я» промежуточных ступеней развития, подросток превращает «Я-Идеальное» в недостижимую абстракцию, к которой бесполезно стремиться, блокируя, таким образом, саморазвитие и самоактуализацию.

Аддиктивное поведение- это не норма!

В определении аддиктивного поведения можно сказать, что оно представляет собой стремление к изменению психического состояния искусственным путем. Попробуем разобраться в этом подробнее. Человек обычно стремится к психологическому и физическому комфорту, хочет находится в хорошем психофизическом тонусе, не испытывать отрицательных эмоций, например, тревоги, тоски и др. В повседневной жизни такое комфортное состояние не всегда достижимо или оказывается недостаточно стойким: различные внешние факторы, неприятности на работе, ссоры с близкими, недостаточное понимание в семье, разрушение привычного стереотипа жизни ( переезд на другое место жительства, уход на пенсию, смена работы и др.). Предшествующие поколения человека разумного не сталкивались с этими явлениями и не выработали способности эффективно адаптироваться к быстрому нарастанию изменений. Феномен быстрого нарастания изменений оказался специфичным для нашего времени, это тесно связано с усиленной нагрузкой на системы адаптации. Психологический комфорт может изменяться по причине особенности биоритмов человека. Достаточно вспомнить, что некоторые люди летом, зимой чувствуют себя хорошо, а осенью и весной -испытывают падение общего тонуса, слабость, снижение работоспособности, рассеянность. У каждого из нас настроение и тонус могут изменяться много раз в течение дня. К тому же состояние психологического комфорта не всегда удовлетворяет и не всех людей. Становится скучно, неинтересно, появляется раздражение, возникает стремление возбудить себя, пойти на риск, нарушить привычный жизненный стереотип, использовать новые возможности. В то же время наше настроение и тонус зависят от внутреннего состояния, определяемого особенностями биоритмов. Люди по-разному относятся к периодам снижения настроения. Как правило, они находят в себе силы справиться с ними, зная по предшествующему опыту, что это кратковременное состояние. При этом человек может использовать свои внутренние ресурсы (силу воли), стремиться к общению с друзьями, близкими людьми. Однако встречаются и другие ситуации, когда даже кратковременные и незначительные по выраженности колебания настроения и психофизического тонуса в сторону понижения воспринимаются как труднопереносимые. О таких людях можно сказать, что у них низкая переносимость психологических затруднений.
Аддикция для этих людей — это способ контролировать и устранять периоды спада. Используя какое-либо средство или стимул, искусственным образом изменяющие психическое состояние, повышающие настроение, можно вначале добиться желаемого, удовлетворить свое стремление, однако в дальнейшем этого уже недостаточно. Аддикция- это процесс, который имеет начало, претерпевает развитие и имеет завершение.
Желаемое изменение настроения по аддиктивному механизму может быть достигнуто различными способами: с помощью приема алкоголя или веществ, изменяющих психическое состояние; участием в азартным играх, включая современные компьютерные игры; перееданием или голоданием; длительным прослушиванием музыки, главным образом основанной на ритме; полным погружением в какой-то вид деятельности с забыванием других жизненно важных проблем и обязанностей ( собственное здоровье, благополучие семьи, забота о детях и др.)
Аддиктивное поведение вначале создает иллюзию решения проблем, спасения от стрессовых ситуаций путем избегания последних. Конечно, отвлечение необходимо каждому человеку, но в случае аддикции оно становится стилем жизни и человек оказывается в ловушке. Лица, с аддиктивным поведением используют для самозащиты механизм, который называется в психологии «мышление по желанию». Он заключается в том, что человек вопреки логике причинно-следственных связей считает реальным лишь то, что соответствует его желаниям, содержание мышления при этом, подчинено эмоциям. В связи с этим невозможно или очень трудно убедить человека с аддиктивным поведением в неправильности, опасности его подходов. Например, если человеку с аддиктивным алкогольным поведением сказать: «Нельзя решить что-либо с помощью алкоголя», то на формально -логическом уровне он согласится с вами, но это совершенно не отражает его внутренней установки, которая остается аддиктивной и оправдывает его поведение: для каждого случая всегда найдется объяснение выпивке ( «чтобы успокоиться», «алкоголь расширяет сосуды», «защищает от радиации» и многое другое). Для людей с аддиктивным поведением типична гедонистическая установка в жизни, т.  е. стремление к немедленному получению удовольствия любой ценой. «Мышление по желанию» оправдывает такую установку, при этом игнорируются последствия, могущие быть неблагоприятными и даже опасными для человека.

жизнь в плену гаджетов – Экономика – Коммерсантъ

14 октября в рамках лектория Российской экономической школы (РЭШ) состоялась лекция профессора маркетинга и психологии в Школе бизнеса Стерна Нью-Йоркского университета Адама Альтера. Он рассказал, почему люди оказались в плену у гаджетов, соцсетей и интернет-магазинов. Модератором выступила профессор РЭШ Дарья Дзябура. Лекция доступна в YouTube-канале “Ъ”.


Подробнее о гостевом цикле лекций РЭШ на “Ъ” — в расписании Лектория.

Стенограмма лекции

Большое спасибо за то, что вы пригласили меня, за то, что вы организовали это мероприятие. Действительно здорово принимать в нем участие. И я очень рад видеть такую разнообразную аудиторию со всего мира. Одна из прелестей работы в эти трудные времена как раз в этом и заключается. Большое спасибо за то, что вы решили провести этот вечер среды со мной, и я хотел бы поговорить о том, чем я занимался последние пять-шесть-семь лет. В частности, я писал книгу «Неодолимая тяга», в которой я пытаюсь разобраться, почему мы столько времени тратим за гаджетами, оснащенными экранами. Хотя именно благодаря этим экранам мы сегодня имеем возможность общаться вот таким образом. То есть эти устройства дают нам огромное количество преимуществ, и это неоспоримо. Это то, что позволяет нам видеть слайды, которые я намерен вам продемонстрировать.

Заглавие книги — «Неодолимая тяга». Я пытаюсь в этой книге разобраться, почему мы не можем сопротивляться вот этой тяге, которую вызывают все эти устройства. Меня действительно интересует эта тема. Она заинтересовала меня несколько лет тому назад, когда я стал читать о Стиве Джобсе. В 2010 году Джобс впервые представлял айпад. Это было очень большое мероприятие эппловское, 90 минут он рассказывал про айпад, он рассказывал про все преимущества устройства, рассказывал о том, что оно отлично подходит для поиска информации в интернете, позволяет решать задачи, связанные с учебой в школе, он рассказывал о том, как людям понравится доступ с его помощью к видеоконтенту, к играм и так далее. Иными словами, очень долго распространялся о достоинствах этого устройства. В конце он сказал: это устройство ни на что не похоже, оно намного лучше, чем любой лэптоп или смартфон, с точки зрения поиска информации в интернете и так далее. Он все это говорил для того, чтобы продавать продукцию своей компании.

Но что произошло после этого, вызвало у меня еще больший интерес. Журналист из The New York Times Николас Филтон провел большое интервью со Стивом Джобсом. У них был очень долгий, интересный разговор. Он его спрашивал о том, что произошло в период после запуска нового устройства. Он задавал вопросы, высказал свою уверенность в том, что Apple должен быть доволен приемом этого устройства аудиторией, ну и так далее и тому подобное. После этого долгого разговора об айпаде, это был конец 2010 года, именно тогда это устройство было представлено, в конце этого разговора он спросил Джобса. Это был простой, вполне естественный вопрос, который обычно задается в конце любого интервью. И ответ, казалось бы, должен был быть очевидным. Он спросил его: ваши дети, должно быть, влюблены в айпад? Интересно, что ответил Стив Джобс. Все ждали, что он скажет: да, они его обожают. Но Джобс сказал, и об этом прочитало потом огромное количество миллионов людей, Джобс сказал: они им не пользовались никогда, мы ограничиваем время, в течение которого наши дети могут пользоваться подобными устройствами дома. Казалось бы, если вы рекламируете так горячо свою продукцию, вы должны и сами ею пользоваться. И многие люди из разных отраслей, пропагандируя, рекламируя свою продукцию, именно так себя и ведут. А тут мы обнаружили некое несоответствие между тем, что Стив Джобс говорил для широкой аудитории, и тем, что он ответил в этом интервью.

Я ухватился за эту идею. И кстати, очень многих людей не столько устройство интересовало, сколько Джобс. Это прозвучало во всех крупных высокотехнологичных изданиях. Многие стали опрашивать производителей подобного рода устройств, спрашивать их: вы пользуетесь дома этими устройствами? И многие отвечали: нет, мы ими не пользуемся, мы не тащим все это домой. И это дало пищу для размышлений, и появилось огромное количество вопросов.

Вот интересный пример, это вальдорфская школа в Кремниевой долине на Западном побережье США, недалеко от Сан-Франциско. В этой школе обычно занятия проходят на свежем воздухе вне классов, дети общаются друг с другом, это такой медленный процесс обучения, и в этой школе детей оберегают от устройств с экранами. Люди получают доступ к телевизорам и другим устройствам с экранами, только когда им исполняется 13 лет, и то ненадолго и в очень ограниченном количестве. Ну конечно, сегодня мы не можем этого избежать. Что интересно, кстати, такие вальдорфские школы существуют во всем мире. Что интересно, если говорить об этой школе, 75% ее учеников — это дети руководителей крупных высокотехнологичных компаний из долины. Это очень дорогая школа, и родители этих детей говорят: мы не дадим эти устройства своим детям, пока им не исполнится 13 лет или даже больше. И делают это они вполне сознательно. Очень интересное явление. И таких историй, кстати, очень много.

Эта история подтверждает то, о чем говорил Джобс в The New York Times. Что же беспокоило Джобса, каковы могут быть последствия использования — активного, чрезмерного использования — устройств с экранами? Давайте попытаемся понять, почему так трудно противиться притягательной силе этих устройств, почему люди, подобные Джобсу, озабочены этой проблемой? Во-первых, мы наблюдаем процесс эволюции, развития программ, которые мы используем на этих устройствах, в основном это игровые программы. Очень трудно противостоять, их сила настолько неодолима, они пьянят и вовлекают нас.

И примерами тому могут служить вот эти две игры, которые пользуются особой популярностью: Warcraft и Fortnite. Миллионы людей играют в них. Что происходит с Warcraft, если вы никогда не играли, вы никогда не поймете этих людей во всем мире, которые собираются, чтобы играть в эту игру. У вас есть аватар, у вас есть и миссия, вы пытаетесь выполнить эту миссию. Одна из штук, которые делают разработчики этой игры, они стремятся сделать эту игру такой, чтобы невозможно было от нее оторваться. Что они делают? Они выпускают одновременно две версии игры. Представьте себе, что это миссия, допустим, вам нужно спасти кого-то, кто заблудился в лесу. В первой версии половина людей играют в эту игру и отправляются в пустыню, потом идут в лес, другие к лесу идут по берегу моря. Две версии игры, они выпускаются одновременно. Вы, если вы являетесь игроком Warcraft, имеете одну. И вне зависимости от того, сколько вы играете, если вы хотите идти по океану, вы каждый раз, выполнив миссию, получаете дополнительные 12 минут игры. Вот эта версия, связанная с хождением по берегу моря, отличается от версии, связанной с хождением по пустыне, и так далее. И вы можете варьировать свои подходы, в каком-то случае вы спасаете женщину, в какой-то версии вы спасаете мужчину, и в зависимости от того, кого вы спасаете, вы также получаете какие-то дополнительные бонусы. И таким образом те продукты развиваются, они, по сути дела, превращаются в оружие, которому невозможно противостоять. И вы начинаете бороться за эти дополнительные 12–15 минут и так далее. Вырастают поколения игроков во все эти игры. И на их примерах очень интересно изучать человеческую психологию, как эти люди изменяются в процессе изучения версий этих игр и так далее. Версия, в которую мы играем, говорят они (и любая, кстати, мультимедийная платформа), проходит подобного рода отработку, испытание и так далее.

И еще один пример превращения подобных приложений в оружие — это Facebook. Я сам стал пользователем Facebook несколько лет тому назад, там есть кнопка «лайк», она была придумана в 2009 году, кнопка «лайк» с тех пор менялась, менялась она в зависимости от того, как мы пользовались этой платформой, изначально она предназначена для того, чтобы вовлечь вас в реагирование на контент. Люди стали просить людей дать им другие опции, другие кнопки, которые позволяли бы дифференцировать их реакцию. Например, появилась кнопка «дизлайк» таким образом, в 2016 году. Facebook сказал: мы давно слушаем вас, прислушиваемся к вашим пожеланиям, и мы решили предоставить вам дополнительные кнопки, и вот появилось шесть новых кнопок, всего их стало семь, которые позволяют вам реагировать на то, что вы видите в Facebook. Тогда Facebook сказал, что мы это сделали потому, что мы слушаем вас, мы слышим вас, мы знаем, чего вы хотите, мы ценим ваше мнение и так далее и тому подобное, и вот вам возможность поддерживать обратную связь, как вы хотите. Но на самом деле Facebook постарался завлечь людей тем, чтобы они больше времени проводили в сети, оценивая разнообразный контент.

Что я обнаружил: когда люди злятся, они проводят за экраном гораздо больше времени, иными словами, изменился алгоритм и изменились подходы тех, кто производит контент. Это произошло через много лет после смерти Стива Джобса. И на самом деле то, что происходило, подтвердило его опасения. Количество усилий, которые прилагаются к разработке приложений с тем, чтобы сделать их такими неотразимыми и притягательными, резко выросло.

Возникает вопрос: а какие последствия это имеет для нас, как это измерить количественно? И один из способов это измерить — время, как мы тратим свой средний день. Вот рассмотрим ситуацию, 2007 год, когда на рынки впервые вышел iPhone, 2015, это через восемь лет, это когда я писал книгу «Зримая сила», и там Кевин Холиш создал приложение, перед тем как телефоны стали давать мгновенно обратную связь, которая позволила измерять время, которое вы проводите за устройством с аркадами, и что вы делали в это время. И я попросил его представить некоторые данные, эти данные были представлены за 2014 год, а в 2017 году опять связался с ним — посмотреть, изменилось ли что-нибудь. И вот я хочу поделиться с вами этими данными.

Здесь речь идет о развитии стандартных судорог, как человек живет, работает, учится, это среднее распределение, как я в свое время… измерения проводились в США, но в других частях мира все очень похоже. Первое, что мы спим в среднем семь с половиной часов в день. Могу сказать, что я сплю гораздо меньше, это значит, что кто-то спит 10–12 часов, чтобы скомпенсировать. Но это не изменилось, мы по-прежнему спим семь с половиной часов в день. Восемь с половиной — девять часов мы тратим на работу и дорогу на работу и с работы, это немножечко изменилось в эпоху пандемии, но до пандемии все оставалось так. Примерно три с половиной часа мы тратим на деятельность, связанную с выживанием, как я говорю,— это мы заботимся о себе, о детях, о престарелых, моемся и так далее. То есть смотрите, что осталось белым, как мало.

Я сейчас вам покажу, это линия пространства, это как бы время, которое вы можете использовать на свое усмотрение. Это та часть дня, которая находится в вашем распоряжении, в среднем. Я сейчас заполню это пространство красным, чтобы показать, какая часть этого времени тратится перед экранными устройствами. И вот тут ситуация сильно изменилась. В 2007 году это время было столько, в 2015 столько, а в 2017 вот сколько. И это абсолютно применимо и к текущему 2020 году. Примерно такое же. Я думаю, что это поражает. Ведь осталась узенькая полосочка, которую я сейчас окрасил в желтый. Это та полоска времени в течение суток, в течение которой вы делаете все, что важно для вашего обогащения как человека, личные разговоры со старшими, любимыми, с друзьями, нахождение в природной среде, упражнения, фитнес, так что именно это беспокоит людей, как мне кажется, у нас очень мало времени остается. И мы заполняем это время таким количеством времени перед экранным устройством, что это наносит ущерб нашему существу.

И еще хочу показать одну вещь, которая представляет интерес и немножко беспокоит. Я задавал вопрос людям уже шесть-семь лет, и вопрос простой, он выглядит так: вы должны выбрать, не очень приятный выбор, но вам нужно выбрать между этими двумя вариантами,— и я задавал этот вопрос и детям, и людям за 90, и получал ответы в широком диапазоне, вот такие: вам нужно выбрать между одним из этих вещей, из этих вариантов. Первый вариант — что ваш телефон падает из кармана и разбивается на тысячу кусочков — это ужасно, конечно, никто не хочет, чтобы это произошло. Второй вариант — что у вас небольшой перелом в косточке в руке. Какой вариант вы выберете? Чтобы у вас маленькая косточка сломалась или чтобы телефон разбился на тысячу кусочков? Вот есть возраст, выше которого этот вопрос воспринимается как оскорбление другого,— 20 и выше, эти люди говорят: никакого вопроса, конечно, лучше телефон разобьется, чем рука сломается. Но если задавать вопрос детям, подросткам и людям, которым 20 с небольшим, то тут ответ гораздо более неоднозначен. Люди начинают торговаться как бы, задавать дополнительные вопросы типа «а смогу я заменить телефон, сколько будет стоить его заменить» или «как мне будет больно, если я сломаю руку?» Это уже само по себе представляет интерес, это означает, что люди не уверены в выборе. И я сейчас вам покажу, для подростков распределение очень близкое, здесь 50 на 50. Чуть больше — за телефон. Но 46% говорит, что «я лучше руку сломаю, чем позволю разбиться телефону».

И это кое-что говорит о том, как устроена голова у этих людей. Как можно на это реагировать? Можно рукой махнуть и сказать — ну, совсем пропали. Но психолог ответит по-другому, он говорит, что нет ничего внутренне плохого по поводу этого поколения, просто это означает, что эти телефоны настолько важную роль в их жизни играют, доступ к школе, к семье, к друзьям, к информации, что психологические преимущества, которые они получают от телефона, фактически перевешивают возможность пользоваться полноценно рукой. И я думаю, что это опять подчеркивает, почему такие люди, как Стив Джобс, так волнуются по поводу того, что дети пользуются устройствами. Им это еще, если смотреть вперед, то, чего люди боятся относительно будущего, это происходит медленнее, чем многие люди ожидали, но если поговорить с людьми в отрасли дополнительной реальности, дополненной реальности, вот друг мой сделал этот снимок, летел из Нью-Йорка в Чикаго, и видел, что человек весь практически полет провел в этом шлеме виртуальной реальности. Это было уже несколько лет назад. И конечно, в полете возможность использования устройств виртуальной реальности — это приятная вещь, но если спросите людей в отрасли и скажете: вот что произойдет с вами через да-четыре года, все будут носить шлемы, вы поймете, что отрасль за ближайшее десятилетие вырастет, точнее, рынок отрасли вырастет в 70 раз примерно. Я думаю, что нам всем нужно понять, как управлять тем временем, которое мы проводим за экранами, потому что в будущем эта проблема станет еще более серьезной и актуальной.

Можете представить, насколько сложно будет заменить все вот эти устройства в будущем, мы, может быть, вообще потеряем возможность видеть мир вне этих очков. Это явление в целом называется «поведенческой зависимостью». Поведенческая зависимость — это обычная зависимость, которая ассоциируется с приемом каких-то вредных веществ, но опыт зависимости от устройств не настолько сильно отличается от зависимости от наркотиков или алкоголя. Конечно, наркотики приносят непосредственный ущерб вашему благополучию, но для многих людей зависимость от устройств не настолько далека. Что такое поведенческая зависимость? Потребность демонстрировать поведение, дающее мгновенное вознаграждение, несмотря на отрицательные долгосрочные последствия для физического, умственного, общественного или финансового благополучия. Ущерб может быть разным, это может быть физический, умственный, если вы, например, потеряете возможность справляться с теми вызовами, которые дает вам окружающая среда или общество, это могут быть социальные последствия, когда вы дистанциируете себя от других людей, могут быть финансовые, когда слишком много денег просто тратите на устройства с экранами. Очень много примеров можно привести вот этой поведенческой зависимости, я говорил, некоторыми из них можно расширить этот список, он гораздо больше.

Так вот, сейчас я хотел бы попытаться разобраться с теми вещами, которые происходят с устройствами с экранами, которые делают их неодолимо притягательными. Первое, о чем я хочу поговорить, это так называемые сигналы «остановиться». Вот это Хастингс, гендиректор Netflix (это компания, которая распространяет видеофильмы, кинофильмы, интернет-передачи онлайн, компания существует где-то с 1997 года, достаточно давно уже). И Хастингс — это пример, о котором я говорил со своими студентами МБА, это очень интересный вопрос, ему задали интересный вопрос: кто ваш самый главный конкурент, кто вас больше всего беспокоил в предыдущие годы. Когда я спрашивал своих студентов, они говорили очевидные вещи: не надо волноваться по поводу YouTube, телевидения, сетевого телевидения, кабельного ТВ — и эти ответы, конечно, логичны. Но. Хастингс что сказал… мне кажется, это очень интересно, то есть вместо того, чтобы говорить о прямой конкуренции видеоконтента, он сказал, что главный конкурент — это ваш выбор тратить свое время. Вот что он говорит: когда вы смотрите передачи по Netflix и привыкаете к ним, то вы остаетесь допоздна. Фактически мы конкурируем со сном, и это означает, что в это время, это было в 2012 году, восемь лет назад, задача для команды состояла в том, как победить сон.

И вот сейчас смотрите, как происходит. Вы смотрите серию какого-то сериала час, серия заканчивается, и вам нужно было ждать следующей недели, когда появится следующая серия. То есть сети распространяли контент постепенно, а сейчас все работает не так, сейчас что происходит. Netflix публикует сразу весь сезон, одновременно, одним куском, и дальше решение за вами — вы можете посмотреть весь сезон за один день или распределить его по неделе, так что, что сделал Netflix? Он сделал функцию, чтобы люди могли сразу же посмотреть следующий эпизод. То есть по умолчанию: вместо того чтобы нажимать кнопочку «посмотреть следующий эпизод», система предлагает им посмотреть эпизод сразу, по умолчанию. Вот смотрите, вот написано: вот заканчивается, следующий эпизод начнется через 11 секунд. Вот это все ночью, представьте. И если вы в начале XXI века сказали бы, что в два часа ночи пора спать, сейчас что происходит: вы устали, сидите у себя в кресле, два часа ночи, вам предлагают посмотреть следующий эпизод, вы ничего не должны делать, и вдруг оказывается так, что вы его смотрите. И в результате люди начинают смотреть гораздо больше, чем раньше, вместо того чтобы спать. И не одну серию, они смотрят весь сезон.

У этого много последствий, один из них с экономической точки зрения состоит в этом. Представьте, что вы создатель телешоу, вы хотите, так сказать, обеспечить, чтобы люди стали смотреть второй сезон сериала, чтобы увеличить финансирование, один из способов для этого — показать продюсерам, что интерес к эпизодам первого сезона большой. Если вы покажете, что 70% зрителей завершают просмотр сезона, то шансы того, что будет выделено финансирование на следующий сезон, повышаются.

Вот в чем идея. Обычно, если посмотреть на то, как люди потребляют видеоконтент, без автоматического включения следующей серии, для того чтобы посмотреть весь сезон, вам нужно было нажимать кнопку после каждой серии. И вот тогда получилось, что эта цифра в 70% — доля всех просмотров, которые завершали весь сезон,— она становилась, для этого нужно было много потребовать от самих зрителей. А сейчас с внедрением этой функции ситуация абсолютно изменилась. Тут вот этот исторический урок по поводу удаления этих сигналов «остановиться» — систематическое удаление сигналов «остановиться» началось где-то в казино в 60–70-х годах XX века, смотрите, казино — там закрывали все окна, чтобы не было никаких часов, то есть там все сделано для того, чтобы человек сидел у игрового автомата и не думал о времени. Два дня просидел и даже не подумал вернуться домой. Но об обратной стороне этого, в 1980-е годы разработчики видеоигр тоже стали об этом думать, тоже удалять сознательно сигналы «остановиться».

Я сейчас покажу вам анимацию видеоигры, может, кто-то играл в эту игру, вот вся игра, если кто-то с ней не знаком. Называется Flappy Bird. Единственно, что вам нужно делать, чтобы выиграть в эту игру, сейчас покажу… вот в моем iPhone, если будете смотреть, как я играю: я буду стучать по экрану, и птичка будет подниматься, перестану стучать — она будет опускаться. Когда вы будете видеть человека, который играет в эту игру, единственное, что он будет делать,— это стучать по экрану. И у меня был интересный опыт с этой игрой, где-то шесть-семь лет назад я сидел в самолете на взлетной полосе в аэропорте Лос-Анжелеса, полет был на шесть часов, командировка, и мне на самом деле много разных вещей надо было сделать во время полета: и поработать, и поспать, поесть — но я совсем забыл про сон, еду и все остальное, и смотрите, через 14–15 дней сказали, примерно так оно и обстоит, я единственный человек с таким опытом, человек, который эту игру разработал (это довольно известный разработчик по имени Дональд Уин), и когда эта игра добилась успеха, он сначала, конечно, стал очень радоваться, стал очень много зарабатывать на рекламе, вот смотрите, представьте, небольшой разработчик, у него было немного денег, а игра на пике успеха, она, кстати, достигла первого места по загрузкам, и он стал зарабатывать примерно $750 тыс. за неделю на рекламе — то есть какие-то абсурдно большие цифры. Но потом он стал замечать, что люди начинают получать зависимость от игры, и в Twitter написал: я очень плохо себя чувствую по поводу этой игры, хочу ее удалить.

Он удалил ее с маркета, и следующую версию сделал так, чтобы она была не настолько вызывающей зависимость. Конечно, он просто честный человек, это показывает, насколько мощным может быть опыт. Очень многие люди зарабатывают деньги на подобного рода игрушках, не задумываясь об этих последствиях. Это вот последнее, что я хочу показать относительно этих сигналов лоп-стоп, такие ресурсы, как Instagram, Facebook, они бездонны. E-mail бездонен. Вы можете просматривать, и просматривать, и просматривать все это, и вы не будете останавливаться. Итак. Первый момент — это удаление этих сдерживающих факторов. Второй — это встраивание в подобного рода приложений возможности обратной связи. Существует два способа вознаградить людей, вот первый способ. Как вы видите, здесь все предсказуемо, каденции одинаковые, именно так мы получаем свою зарплату за работу, раз в неделю или раз в две недели, или раз в месяц, каждый раз одна и та же сумма денег, с самого начала нашего трудового стажа, нам нужны деньги, и мы снова приходим на работу, начинаем работать и ждем своего законного вознаграждения. И этот процесс повторяется. Но есть другой способ получения обратной связи, он выглядит таким образом.

Вы видите, как отличаются итерации? Это переменная обратная связь, она непредсказуема. Вы не знаете, какой будет ваша следующая награда, и именно в этом кроется притягательность. Вы не знаете, какой будет награда. Некоторые награды оказываются небольшими, другие, наоборот, очень щедрыми, и это то, что переживают люди, когда они играют в азартные игры. Вы приходите в казино, подходите к игровому автомату, вы не знаете, проиграете вы или выиграете. Это очень непредсказуемо, и каждый раз, когда вы дергаете за ручку «однорукого бандита», происходит что-то новое, и это вас интригует, эта непредсказуемость вас затягивает, и если вы возьмете и протестируете функцию на любом животном, на крысах, на мышах, будет то же самое. Это то, что психологи знают уже как минимум 120 лет, может, даже дольше. И это то, чем активно пользуются в мире современных передовых технологий. Что вы делаете, если вы хотите сделать то, что вы предлагаете вот таким вот засасывающим способом? Вы делаете награду непредсказуемой, даже электронная почта непредсказуема, вы никогда не знаете, какое письмо вы получите. Будет оно содержать хорошие новости или плохие, может, вам предложат сделать что-то, чем вы не хотите заниматься, именно вот эта непредсказуемость обратной связи, непредсказуемость вознаграждения или реакции делает это все таким засасывающим. То же самое касается социальных сетей: вы выходите онлайн, вы видите, что вас игнорируют. У большинства людей это вызывает неприятные ощущения, но в то же время иногда реакция на то, что вы делаете в соцсети, довольно положительна, она вас радует, и вы ждете этого снова и снова. То же самое касается шопинговых приложений. Каждый день появляются какие-то новые выгодные приложения, и вы ждете: вот сегодня я зайду в этот магазин, и может быть, мне предложат что-то такое, от чего я не смогу отказаться, и этот процесс повторяется снова и снова. Но естественно, онлайн и азартные игры в сети — все эти платформы содержат в себе элемент неопределенности, неожиданности и непредсказуемости.

Речь идет не только о непредсказуемости вознаграждения, разработчики нашли способ сделать эти награды гораздо острее, гораздо мощнее, гораздо притягательнее. Как выглядела одна из игр в 1980-е годы? Это игра Juice. Это игра типа «Тетриса» или «Кирпичиков»: вы выдвигаете эту точечку, чтобы передвинуть соответствующий кирпичик. В 1990-е годы эта игра видоизменилась, а вот сегодняшняя версия той же самой игры. Как вы ее опишете, какими словами? Впечатляет эта игра — это какое-то безумие, сумасшествие, иными словами имеет место постоянная «гонка вооружений», цель которой заманить вас, подсадить вас. Итак, мы говорим о том, что награда непредсказуема, не определена. Третий момент — это то, что встроена большая часть программ и платформ, которыми пользуются, это цель. Мы всегда преследуем какую-то цель. Если мы достигаем цели, мы переходим на следующий уровень, если мы дочитываем до конца историю, мы узнаем, что произойдет дальше, и так далее. Это то, что характеризует цели.

Очень многие люди сами создают для себя новые цели, я однажды бежал нью-йоркский марафон, это было в 2010 году, это был единственный марафон, который я смог пробежать в своей жизни. Но я почерпнул очень много интересного с точки зрения достижения цели. И эта теория подтверждается выводами многих исследователей. В 2016 году в журнале Economics была опубликована статья, посвященная одному из таких исследований. Что здесь показано по горизонтальной оси? Это время прохождения марафона. Слева это три часа, справа четыре часа 30 минут. Мы знаем, что рекорд для мужчин два часа одна минута, для женщин два часа и четырнадцать минут. Большая часть людей пробегает марафон где-то за четыре-пять часов, это если говорить об обычных людях. В зависимости, конечно, от условий марафона. Что мы ждем от подобного рода физических испытаний, если посмотреть на разные марафоны, как быстро люди бежали. Вот такое распределение представлено в виде диаграммы по родам. Если взять все, что происходит до трех часов, быстрые бегуны, очень небольшая часть марафонцев может бежать так быстро, мы видим здесь, что больше всего людей в этой категории все равно бежит где-то около четырех часов или ближе к этому. Есть люди, которые пешком проходят марафон, за десять часов. Можно, конечно, в это поверить.

Что же стоит за всем этим, что мотивирует людей? Мы думаем, что это стремление к достижению цели, но на самом деле исследования свидетельствуют о другом. Я когда тренируюсь, я рассчитываю пробежать марафон за три часа 40 минут, и я думаю, что это возможно. Но вне марафона — это очень крупный марафон, с моей точки зрения — один из крупнейших в мире, я бегал в нью-йоркском марафоне, люди выстраиваются на старте, там обычно указываются цели для разных категорий, вы выбираете, в какую категорию попадаете, для быстрых или более медленных, и если вы думаете, что можете пробежать за 3:40, вы присоединяетесь к тем, кто держит знак «3:40». Что произойдет, если я пробегу за это время? Это значит, что, когда вы переступите линию финиша, вы зафиксируете такое-то время, а что произойдет, если я не справлюсь? Я начинаю бежать с этой группой, проходит миля, восемь миль, и начинает увеличиваться разрыв между основной группой и лидером, после чего этот человек поворачивается к нам и начинает бежать спиной вперед, глядя на нас и я вижу у него в руках знак, на котором написано: я могу бежать быстрее, чем я бегу лицом вперед, на каком-то этапе я понимаю, что я действительно могу выбежать из четырех часов, я очень сильно мотивирован, кто-то меня хлопает по спине и говорит: я думал, что ты пробежишь за четыре часа две минуты, но я никогда в жизни не был мотивирован больше, чем во время этого марафона, и я пробежал действительно быстрее, чем я думал, я пробежал за три пятьдесят семь. То есть я обнаружил в себе какой-то потаенный источник энергии, если посмотреть на время, за которое люди пробегают марафон, это реальные цифры, смотрите, я пробежал за три пятьдесят семь, я помню, о чем я думал, для меня это достаточно необычно, мне никогда не удавалось это время, я думал, какое необычное время, я выбежал из четырех часов, это так здорово! Но потом вдруг обнаруживаешь — это совершенно обыкновенное время, в этом нет ничего необычного. Вот эти темные столбцы, это время меньше целевого времени. 2:41, 3:41, 4:41. Если говорить о людях, которые хотят пробежать, выбежать из четырех часов, 3:40, вот так они бывают мотивированы, вот так это все выглядит.

Ваша цель, какую бы вы цель ни поставили перед собой, она всегда заставляет вас прилагать больше усилий, в результате вы преодолеваете эту цель. Сегодня нам в этом помогают самые разные устройства. Люди, даже когда получают травмы, продолжают бежать, то же самое касается этих игр, мы можем соревноваться с ними. То же самое касается Snapchat. Вот смотрите, это результат за один день, если вы преодолеваете результат, добиваетесь цели за сегодняшний день, вы получаете новый день — и так далее. Тинейджерам очень нравятся эти Snapchat. Речь тут идет не только о благополучии, качестве вашей жизни, это речь идет о вашем взаимодействии. Это вот мне приходит по электронной почте фидбек по количеству ваших фолловеров в социальных сетях — это все цели. Это три основных причины, почему люди так увлекаются, попадают в зависимость за отсутствием естественных ограничителей, сдерживающих факторов или сигнала «стоп». И все это хорошо иллюстрируется вот этой карикатурой.

Видите, человек пришел на вечеринку, в таком конусе, который собакам надевают, когда делают операцию, чтобы они не облизывали прооперированную лапу, он говорит: это помогает мне не смотреть каждые 30 секунд на мой iPhone. И здесь мы хотим отметить три важных момента. Действительно ли это представляет собой зависимость, является ли это медицинской проблемой, имеет ли это значение? Если вы были бы Стивом Джобсом, вы бы, наверное, рассуждали именно так. Я на самом деле не думаю, что это настоящая зависимость и в этом есть какая-то медицинская проблема. Конечно, это не алкоголь и не наркотики, пока еще нет достаточно данных, достаточно информации, которая бы свидетельствовала о том, что эта зависимость медицинского характера, но тем не менее я рекомендовал бы всем проявлять осторожность и быть бдительными.

Что мы наблюдаем среди подростков, особенно среди девочек-подростков? Это вызывает у нас очень серьезную озабоченность, такая зависимость. Сегодня в США люди очень много говорят о решениях, которые нам предлагает государство, принимая соответствующие законодательства, компании имеют право или не имеют права делать то, и все то же самое делают компании в Европе, в Юго-Восточной Азии, я не знаю, как обстоят дела в этом смысле в России, но тем не менее государство активно вводит ограничения для этих производителей. Есть еще то, что мы можем на бытовом уровне делать. Во-первых, мы должны наблюдать время, которое мы должны проводить подальше от своих гаджетов. Мы должны убегать, и мы сами можем устанавливать для себя это время. На самом деле это такое психологическое задание, кстати, здесь можно целое исследование провести, как на нас влияет зависимость от устройств в зависимости от того, насколько далеко они от нас находятся, как на нашу психологию это влияет.

Базовый принцип здесь заключается в следующем. Если у вас есть устройство и оно находится все время рядом с вами, это дает один результат — вот оно, это устройство. Если вы попросите любого взрослого человека — это было проделано в США и в Западной Европе, и результаты подтверждают наши выводы, что все это будет так же и в России, вы спросите, сколько минут или часов в течение дня вы могли бы провести, могли бы взять свой телефон, не вставая со стула, не сделав ни одного шага — большая часть людей вам скажет: телефон находится возле меня 24 часа в сутки, мне не нужно никуда вставать и идти за ним. Это имеет значение. Что это означает? Хотя мы не договаривались о том, что это устройство будет встроено в наш мозг, это устройство уже стало частью нашего мозга, нашего сознания. Если удалить его оттуда, то оно перестанет оказывать на нас такое влияние, и это может стать первым очень важным шагом, который изменит вашу жизнь,— уберите свой телефон. Выберите время в течение каждого дня, скажите себе: каждый день в это время я буду убирать свой телефон куда-нибудь подальше, буду проводить это время сам с собой, со своей семьей, со своими друзьями, где бы я ни находился, вне зависимости от того, где я — дома или в ресторане, что бы я ни делал,— телефон для меня в это время будет недосягаем. Это может быть, скажем, час до отхода ко сну и час утреннего подъема.

Вы можете выбрать для себя любое время для того, чтобы ввести это в привычку. Еще один способ — вы можете спросить себя: зачем? почему? почему телефон обладает такой неодолимой притягательной силой? Помните мой пример с костью и разбитым телефоном? Нужно понимать, почему для подростков разбитый телефон принесет гораздо большую боль, чем сломанная косточка. Тут все в психологии. Многие из нас испытывают скуку, или одиночество, или депрессию, и телефон помогает нам, очень часто за этим стоит обычное любопытство, смотрите: мы входим в лифт, нам предстоит в нем ехать всего лишь несколько секунд, и вдруг мы видим, что каждый из тех, кто находится с нами в лифте, берет свой телефон.

В этом устройстве есть определенное преимущество для интроверта. Допустим, семья живет в Австралии, я нахожусь в Америке, и без устройства с экраном мои дети не могли бы познакомиться со своими родственниками, бабушками, дедушками, моими родителями. Эти устройства обладают определенными преимуществами, особенно для интровертов, которые ведут свою социальную жизнь и с помощью этих устройств поддерживают связь с другими людьми и так далее. Эти устройства дают возможность людям, не общаясь лично, тем не менее быть на связи. Самое худшее в этих гаджетах для меня состоит в том, что я начинаю пользоваться телефоном ночью. Телефон включается, я вижу голубой цвет, который дает организму сигнал перестать вырабатывать мелатонин, и это не дает мне заснуть. Кроме того, мы бы добились многого, если бы мы запретили ученикам школ пользоваться телефонами на уроках.

Есть и хорошие новости: многие крупные компании уже начали вести себя правильно по отношению к потребителям, можно быть, конечно, циничным, можно сказать себе: это порвет основу моего бизнеса, будет мешать мне получать прибыль, а вообще-то устройства повышают производительность моих сотрудников — но тем не менее многие компании сегодня уже начинают заботиться о цифровом благополучии как потребителя, так и своих сотрудников. Поскольку Apple все равно, сколько времени вы пользуетесь устройством, которое вы купили, следующий iPhone информирует нас о том, какие новые фичи появились в новом программном обеспечении, какие возможности для обратной связи появились, обратная связь стала совершенно естественной, и никто не будет вас останавливать с тем, чтобы вы перестали пользоваться телефоном. YouTube это еще не сделал, но я говорил с представителями этой компании, они уже говорят о том, что они намерены создать функцию, которая будет напоминать пользователю о том, что пора остановиться, пусть после просмотра десяти видеосюжетов. Instagram также намерен создать функцию, которая будет по прошествии определенного времени посылать вам уведомление, что вы уже слишком много времени проводите в этой социальной сети. То есть это будет, с одной стороны, служить вам сдерживающим фактором, с другой стороны — будет давать возможность ставить перед собой цель, при достижении которой вы сможете расслабиться. Хотя, верно, это не лучший способ сделать так, чтобы люди меньше начали пользоваться своими гаджетами.

Я подошел к концу своей презентации, последний слайд, тем не менее хочу не только поблагодарить вас, но и сказать еще несколько слов. Мне кажется, что антидотом от этой заразы может служить то, о чем я говорю в свое книге «Вытрезвитель в розовых тонах». То, что мы видим, в значительной степени сказывается на том, как мы себя видим, и как мы себя чувствуем. И здесь очень важно, насколько естественна среда, в которой мы пребываем. Я ученый, я не говорю просто о каких-то сумасшедших идеях, значит, как хиппи какой-то, я говорю очень с практической точки зрения, что мы получаем от этой природной среды. Это восстанавливает наши ресурсы физические, умственные, и нужно задать себе вопрос: сколько времени, когда вы смотрите глазами, вы можете понять, что происходит? Когда я настраиваюсь, то есть сижу у себя дома, я видел какие-то источники света, лэптопы, айпады, но вы знаете, бывают такие времена, моменты времени, когда единственное, что вы видите,— это человека, с которым вы разговариваете. Или вот лес, вот, смотрите, этот лес, это мог бы быть там 500 год нашей эры, или 500 год до нашей эры, или 5000 год нашей эры, но вы знаете, когда вы не можете понять, что перед вами,— это сильно обогащает, это означает что мы не привязываем себя к тому, что находится прямо перед нами, это позволяет нам выйти за границы нашего существования, я думаю, что это очень важная вещь для того, чтобы сказать, что такое жизнь. На этом я хотел бы поблагодарить вас за то, что вы уделили время мне сегодня, и спасибо еще раз за то, что пригласили, спасибо всем.

Вопросы и ответы

Здорово, огромное спасибо, это было очень интересно, сейчас открываю форум для вопросов. Я уверена, что после вашей лекции мы будем внимательно относиться к своему собственному поведению. Есть куча вопросов, и я сейчас собираю вопросы из Zoom, из YouTube, и у нас еще отдел поддержки очень быстро переводит вопросы на английский язык, ну не важно, мы пытаемся сгруппировать эти вопросы, потому что многие вопросы связаны с теми же темами, например с детьми. Не поговорите чуть-чуть на эту тему, потому что взрослый — конечно, ему можно сказать, что надо повнимательнее относиться к этим вещам, и когда что-то плохо для вас, то вы можете принять какие-то меры. А дети, они близоруки по отношению к этим соображениям, и вот меня подмывало задать вопрос: что вы делаете со своими собственными детьми, ну, может быть, будет слишком, но какие советы вы дадите сотрудникам системы образования?

Да, это очень хорошая часть мозга, которая развивается быстрее всего, это префронтальная кора, люди, когда они становятся взрослыми и вырабатывают у себя навыки самоконтроля, то тоже им не удается справиться, а у детей это вообще не развито, и это относится и к подросткам, и к молодым людям в каком-то смысле. Поэтому просить детей делать правильный выбор — это просить от них слишком много. Я думаю, многие родители это видят на своем опыте. Вот смотрите, когда я начал исследование этой области, у меня тогда не было детей, я книгу закончил писать в тот день, когда родился мой сын, за несколько часов до его рождения, то есть отправил черновик в издательство. И у меня тогда детей не было. Я не имел никакого представления о том, что такое дети, но одна из вещей, которую я прочел,— это предположение, что, если это возможно, детям вообще нельзя давать устройство с экранами до двух лет, и вот мой ребенок посмотрел, там, «Улица Сезам», все его друзья говорили про это, про героя. Вот и мне пришлось ему показать, проблема в чем, эти идея жестко ограничивать, они работают хорошо, когда ребенок один, но ему был год, когда родилась его сестра, и вот ему было два, когда он начал смотреть устройства с экраном, а она была моложе, и тут очень сложно ограничить,— это первое, что я хотел бы сказать. Дети на самом деле сейчас очень мало смотрят что-то через экранное устройство, хоть они и старше, я думаю, самая большая озабоченность у нас, их несколько. Первая — что детям нужно время и энергия на другие направления деятельности — на чтение, на обучение, на школьную работу, на домашние упражнения. Вот и нельзя им давать такого ощущения что они круглые сутки могут развлекаться, то есть, смотрите, каждый раз, когда он заскучал, берет устройство и мгновенно получает джекпот, надо обучать, тренировать детей самим распределять свои усилия, потому что иначе у них не выработается такие навыки полезные, как чтение, умение заниматься математикой и так далее. Если вы резко снизите планку, и все станет мгновенно вознаграждающим, это приведет к новой точке равновесия, я думаю, что это вызывает большую озабоченность. Второе — с общественной точки зрения, социальной, то, как дети взаимодействуют с другими людьми,— это метод проб и ошибок, им нужно физическое присутствие других людей, нужен другой ребенок, который попытается отобрать игрушку у вашего ребенка, нужны моменты мгновенной обратной связи. Нужны какие-то такие моменты, когда увидели, что там личико сморщилось или ребенок начал плакать от того, что произошло, а с устройствами так не получается, там есть задержки, не все каналы взаимодействия задействуют, поэтому это физическое взаимодействие очень важно.

Да, и вот последний вопрос по этой части. Есть теория естественных последствий, то есть как бы не я тебя наказываю, а вот есть какое-то естественное последствие плохого действия, вот я отобрал у тебя телефон, значит я тебя просил что-то сделать несколько раз, ты не сделал, вот, отобрал. Мне кажется, в чем сложность,— это чтобы люди увидели, что есть такая связь. Я думаю, что это очень мудрое решение. То есть лучше, конечно, чтобы телефон воспринимался как враг, чем родитель, который отбирает этот телефон. Я думаю, что в какой-то момент дети вырастают достаточно, чтобы с ними начинать вести продуктивный разговор, но с большинством детей можно вести разговоры об экологичности, о том, о сем, окружающей среде, о питании — и точно так же можно обсуждать и то, как мы ведем свою жизнь. То есть да, конечно, есть десерт в конце чего-то, но нельзя всю жизнь питаться десертом. И тут есть целый ряд вопросов — в какой степени ваше определение поведенческой зависимости, я опять перефразирую вопрос, но это также связано, ну во-первых, с той степенью, в которой игра в виде игры отличается от злоупотребления шоколадками или может быть другими вещами, которые вредны для вашего здоровья или бюджета?

Вот с точки зрения экономики я думаю, что есть определение зависимости, то есть, чем больше вы этим занимаетесь, например, едите бургер, если вы его съедите, то следующий бургер вам будет хотеться меньше, а признаком зависимости является то, что чем больше вы чем-то занимаетесь, тем больше вы хотите продолжать. Я думаю, что этому определению недостает лишь одного критерия — что это должно приносить вам неблагоприятное последствие. Есть сатирический текст, который написан психиатром, он говорит, что по мере того как вы размножаетесь… что в еде и размножении вам нравится все больше и больше, да, я думаю что определение зависимости должно обязательно включать в себя понимание того, что это приносит вам вред, но если смотреть на мозг, что происходит в нем, многие исследования говорят, что когда подросток использует Instagram или TikTok и получает положительный отклик, то его мозг ведет себя точно так же, как будто он принял дозу героина. И людей это пугает. Понимаете, проблема с мозгом какая, что мозг не знает источника удовольствия. Первый раз, когда ребенок пробует мороженое, мозг реагирует так же, как когда наркоман принимает дозу героина. И некоторые люди говорят про эти вещи, что это кошмарный опыт для детей, я думаю, что нужно говорить не о неврологическом уровне для детей, и говорить о феноменологии, о поведенческом опыте, субъективном опыте. Если вот взять хирургическую операцию в больнице, то есть вы получаете очень четко отмеренные дозы опиоидов, чтобы подавить боль, но люди, когда выходят из больницы, не становятся наркоманами, хотя им вводили дозы наркотика. То есть, понимаете, зависимость — сумма неврологического ответа и дефицита того, что было направлено, эта потребность в таком ответе. То есть если кто-то, например, был в больнице, ему там давали этот наркотик, но в жизни его чего-то не хватает, у него вероятность того, что пребывание в больнице приведет к наркотической зависимости, становится гораздо выше. То есть тут очень многое сводится к той проблеме, что у человека есть какие-то неудовлетворенные потребности. И я думаю, что тут это связано с такими явлениями, как одиночество, как социальное дистанцирование, и во время COVID-19 все эти проблемы, конечно, обострились, я думаю, что это важный фактор.

Понятно, еще новый вопрос: в какой степени ограничения на что-то заставляют вас хотеть этого больше, например, ограничения на алкоголь или употребление сигарет, то есть люди начинают хотеть этого больше потому, что им этого просто не разрешают?

Ну да тут есть целый ряд проблем. Во-первых, это соответствует озабоченности, что теория реагирования говорит, что чем больше вы запрещаете, тем больше человек хочет, это естественный ответ, и у подростков это работает совершенно точно. Есть то время, когда вы дистанцируетесь, если они вам что-то говорят делать, то вы делаете противоположное, это относится ко всем культурам и вообще практически везде является характеристиками поведения подростка, тут есть одна вещь: что большим фактором должно стать формирование привычки, ограничения, конечно, действуют, сначала вы получаете отрицательный ответ, то есть эффект отстранения, то есть, например, держать телефон в другой комнате, я наблюдал, как у людей это происходит, первая пара дней им это дается плохо, они все время думают о телефоне, телефон в другой комнате, они привыкли его доставать и смотреть, то есть возникают вот эти синдромы прекращения воздействия вещества, от которого человек зависит, а потом проходит некоторое время — и привычка обходиться без телефона перевешивает, то есть вам действительно нужно пройти через этот период, так сказать, отказа от воздействия фактора, вызывающего зависимость, и после этого уже такого реагирования не будет.

Понятно, понятно, еще тут есть целая группа вопросов, сформулированных по-разному. Вот государственное регулирование, как вы думаете, какую форму оно примет? Мы видели, что правительства в разных странах идут разными путями по разным видам поведенческой зависимости. Мы видели, что многие компании строили бизнес-модель, напрямую основанную на том, чтобы побуждать людей больше потреблять, вот как, вы думаете, все это будет выглядеть? Эти бизнес-модели напрямую привязаны, очень умные люди работают над этой темой, и люди напрямую увязаны с результативностью решения, как вы считаете, что будет разумно для правительства?

Я согласен, давайте рассмотрим проблему загрязнения окружающей среды. И как это ограничивается политически. В течение длительного времени крупные промышленные компании могли спокойно выбрасывать свои отходы в воду, в воздух, и никого это не волновало, а потом государственные органы, правительства стали говорить: если это будет продолжаться, то окружающей среде будет нанесен непоправимый ущерб,— и они стали вводить правила, по которым компании начали отвечать за эти нарушения, это один пункт. То есть, если вы найдете способ количественно оценить благополучие, то вы можете сказать, например, «Эй, Snapchat, вы ввели функцию стрик, кстати, исследование можно провести с экономической точки зрения,— если у вас эта функция стоит на телефоне, средний человек будет ею пользоваться такую-то часть времени, столько времени, и это будет сказываться на его личной жизни, и соответственно, можно оценить тот ущерб и наказывать компании за это, потому что фактически они крадут наше время, они уменьшают наши ощущения благополучия, и, соответственно, надо, чтобы они за это платили. То есть, в принципе, это достаточно сильно сложнее, чем дать экономическую оценку загрязнению окружающей среды. Ну тут есть еще та сложность, которая связана с психологической задачей выставлять ценник на нарушение каких-то моральных пределов, ну вот смотрите, мне кажется законодательно должно начинаться с того, что касается технологических компаний, это точно так же, как с наркотиками: наказывают не потребителя наркотиков, а производителей и распространителей, это же происходит в Западной Европе, там начинают исследовать то, как отдельная компания, не технологическая компания, а вот компания, которая использует продукты, например, как люди используют электронную почту на работе, начинают вводить законодательство, что необходимо хранить все сообщения электронной почты, связанной с работой, с 10 вечера по 6 утра и не доводить их до конечного пользователя. А потом, утром, эти пакеты загружать. В Германии есть прекрасный пример — целый ряд компаний, «Даймлер», мне кажется, тоже так делают, вот если вы уходите в отпуск, то в автоматическом ответе, когда приходит мейл к вам, говорится не «спасибо, я отвечу», а там написано «мы удалили ваш мейл, и у вас есть два варианта выбора — либо вы дождетесь, пока человек не придет из отпуска, либо отправьте свое сообщение другому человеку, у которого нет отпуска». В результате человек, когда возвращается из отпуска, видит свой инбокс, ящик сообщений, в абсолютно том же состоянии, как когда он уходил, то есть существуют некоторые варианты, инструменты, которые государственным органам можно рассмотреть.

Да, интересный пример, но это компания, и я думаю, что вы имеете в виду, что государства могут по такой же логике вводить какие-то принципы, насколько наше время отпуска может использоваться для вторжения работы?

Да, да, я думаю, что это вполне можно ожидать, по крайней мере, может быть, это не произойдет, но чтобы рассмотреть, это имеет смысл.

А какие ваши мысли: вот тут есть целая группа вопросов от людей, чья работа включает долгое время, проводимое у экрана. В какой степени это ограничивает их свободное время? Опять, извините, время, которое они проводят у экрана после работы? То есть как бы по принципу «чем больше вы этим пользуетесь, тем больше у вас зависимость» получается, что если вы у экрана на работе, то и после работы не можете без него обойтись?

Мне кажется, это поднимает интересный вопрос: мы используем вот этот термин — screen time, время, проводимое у экрана, как будто оно монолитное, одинаковое, но это не так. Смотрите, время, которое вы тратите, скажем, вот мы с вами тратим много времени перед экраном на работе, оно очень сильно отличается от того экранного времени, которое я провожу, когда в течение четырех часов смотрю телевизионную передачу, не настолько зависимость оно вызывает, то есть, конечно, мы тратим долгое время перед экраном, но по другим совершенно причинам. Я думаю, что тут очень четко надо понимать, что мы имеем в виду, когда говорим screen time, экранное время, вот, люди могут говорить: я продавец, я, кстати, продаю книги, как электронная книга, что вы можете сказать, что люди будут читать на экранах? А ответ такой: большая разница — читать на экране и заниматься Facebook или играть в игры перед экранами. Это совершенно другое. Мне кажется, очень важно понимать, что такое экранное время. Я думаю, что время, которое мы проводим за экраном в целях работы, должно быть выведено за скобки и отделено от того времени, которое мы проводим за гаджетом с экраном в свое личное время. И я говорю о том, что мы разбиваем день на время, которое мы проводим за работой, которое мы тратим на выживание — сон, еду и так далее, и наше личное время. Меня интересует именно личное время. Если вы используете устройство в другое время, например, это часть работы, которую вы выполняете,— это совершенно другое дело. Меня в первую очередь интересует ваше личное время, личное пространство. И именно то, что вы делаете в это время, вызывает зависимость. Правильно?

Одно наблюдение, заметили ли вы, что все стало намного проще. Я подумала об этих игрушках, Minecraft, где ты просто щелкаешь по сенсорному экрану. Смотрите, у подростков такие вещи, как Minecraft, стали частью их социальной жизни уже во многих смыслах, а есть люди, которые даже не знают что такое Minecraft. Я, например, определенное время даже не представляла себе, что это такое. Но может быть, это действительно стало частью нашего общественного взаимодействия?

Да, упрощение, вот эта вот тенденция упрощения действительно играет такую роль, это совершенно очевидно. Я выступаю консультантом многих компаний, которые разрабатывают подобную продукцию. Все они говорят о том, что надо избавляться от того, что не имеет значения. Мы видели одну тенденцию — люди, которые пользуются Playstation, они ждут того, что функционал этих игр будет усложняться, они будут краше, и лучше, и сложнее, и наоборот. Да, я конечно далек от мысли, что такие игры, как MInecraft, вернутся к тому, что мы видели раньше, вот эти вот разбитые на огромное количество пикселей простецкие игрушки. Все это касается игр, даже если сложная игра, если взять игры, которые относились, скажем, к 2005 году и так далее, они действительно стали отличаться простотой. Возьмем такие игры, как «Братья Марио», например. Все легко и просто, люди захотели играть, когда они в полете на самолете находятся, и они получили такую возможность, и тенденция стала развиваться в этом направлении. Но есть много высокотехнологичных компаний, которые сегодня пытаются все упростить, они упрощают названия, делая их более удобоваримыми, легкопроизносимыми, и тут возникает вопрос о поведении, если такие игры как Minecraft, действительно в этом заключается проблема, что срабатывает сетевой эффект, есть люди, которые говорят: я не пользуюсь экраном, я никогда не пользуюсь гаджетами с экранами, да, я пользуюсь электронной почтой, но это исключение. То есть вы сами выбираете, как должна выглядеть ваша жизнь, это ваш выбор, пользуетесь вы гаджетами или не пользуетесь. Это то же самое, что сказать себе: я не курю — и все. Да, именно так.

Следующий вопрос более психологический. Если вы не знаете ответа, не говорите. Когда у людей развивается зависимость, например физиологическая привязанность, физиологическая зависимость? Прямо появляются и другие психологические проблемы? Есть у вас какая-нибудь статистика, которая говорила бы о том же самом применительно к зависимости от гаджетов? Как сказывается на человеческой психологии и физическом здоровье вот эта вот привязанность к устройствам?

Да, есть определенные предсказуемые психологические последствия у такой зависимости, это такие вещи, как депрессия, тревожность, это очень типичные последствия у людей, которые играют в игры или просматривают контент без остановки, все эти зависимости неизменно влекут за собой негативные последствия с точки зрения душевного здоровья. И в конечном счете, все это может вылиться и в физические проблемы. Было бы преувеличением сказать, что те, кто злоупотребляет играми на гаджетах, очень сильно отличаются от обычных людей, которым повезло не впадать в такую зависимость. Конечно, есть проблемы, связанные с такой зависимостью. Да, возникают душевные, психологические проблемы.

Но это какое-то причинное явление, тут есть причинно-следственная связь или это зависит от личностных характеристик? Есть люди, которые больше склонны к такой зависимости?

И то и другое, я бы сказал. Есть люди, которые более склонны тратить сотни тысяч часов на игры, есть люди, которые в меньшей степени от этого зависят. Есть интроверты, есть люди, которые больше склонны к депрессии, если вы 23 часа в сутки играете в игры, например, то к гадалке не ходи — это будет иметь для вас негативные психологические последствия.

Мне сказали, что нужно заканчивать, но появился тут вопрос, и у меня есть свой взгляд на это. Действительно ли маркетинг стоит за всем этим, что вы думаете по этому поводу?

Мне кажется, что это достаточно циничное восприятие маркетинга, и этим пользуются некоторые отрасли, которые думают только о рекламе с целью вовлечения потребителей. Но на самом деле это неправильное описание маркетинга, как я думаю, мне кажется, что маркетинг в первую очередь сосредоточен на построении бренда, я бы не хотел здесь использовать терминологию из области наркотиков. Ваш бренд будет в долгосрочной перспективе более успешным, если вы будете правильно строить общественные отношения, взаимодействие с потребителями. В значительной степени маркетинг связан с тем, чтобы дурачить людей. Но как правило это плохой, неудачный маркетинг. Если у вас всего лишь один продукт и им пользуются всего лишь четыре человека, рано или поздно вы исчезнете с рынка. Гораздо лучше выстраивать правильные, хорошие отношения с потребителем и с рынком, и именно этому должен быть посвящен настоящий маркетинг.

То есть вы говорите о том, чтобы создавать что-то, что действительно нужно потребителям, то, что они хотят получать. Ну хорошо, да. Так. Правда, иногда это оказывается чем-то совершенно противоположным. Ну что ж, большое вам спасибо за ваш рассказ, который вызвал у многих из нас такое количество вопросов, мы получили большое удовольствие, мы услышали огромное количество интересной информации о поведении потребителя, поведении людей и реакции в виде государственной политики. Вы можете продолжать, это я уже говорю нашей аудитории, задавать свои вопросы, вы можете писать их через чат, запись нашей сегодняшний лекции станет доступной в YouTube, большое спасибо, Адам, большое спасибо всем, кто присоединился к нам сегодня для того, чтобы прослушать эту лекцию. Спасибо вам и хорошего вечера. До свидания.

Аддикция – как избавляться от зависимостей?

В профессиональной среде психологов зависимость называют аддикцией. Аддиктивное поведение – это действия, совершаемые в виду непреодолимого влечение к объекту или веществу, и выражаются они в компульсивном влечении. Если человеку не удается получить желаемое, он испытывает сильный психологический дискомфорт. По сути, аддикция – это состояние, при котором меняется состояние сознания, человек уходит от реальности в мир грёз.

 Зависимость отличается от увлечения тем, что разрушает личность человека. Видов аддикций немало, это и опасные: алкоголизм, наркомания, игромания, токсикомания, курение, компульсивное переедание, сексуальные девиации. Но не менее распространены социально-приемлемые аддикции, которые также очень негативно влияют на личность: трудоголизм, зависимость от спорта, любовная аддикция, экстрим, интернет-зависимость, шопоголизм и т.д.

(фото — мама, дочка и папа сидят на диване, уткнувшись в гаджеты)

Часто бывает так, что при лечении осуждаемых обществом зависимостей, они заменяются на социально-приемлемые – человек начинает чрезмерно медитировать, до фанатизма увлекаться религией или философскими течениями, бесконтрольно тратить деньги, изнурительно работать, вести беспорядочную половую жизнь. В таких случаях, когда химические зависимости сублимируются в социально приемлемые, о человеке можно сказать, что он имеет аддиктивную личность.

Как формируется аддиктивная личность

Аддикции бывают у людей, особо уязвимых к развитию пристрастия к веществам или поведению. Такая склонность имеется отчасти из-за наследственных факторов. Также большую роль играют психологические факторы. Ни одно исследование в этой области не доказало, что существует какой-то определенный склад личности, по которому можно точно определить предрасположенность к аддиктивности.

Но всё же, есть косвенные признаки того, что личность, склонна к аддикциям. К ним можно отнести:

  • импульсивность
  • социальная отчужденность
  • терпимость к девиантному поведению
  • низкая стрессоустойчивость, неумение преодолевать трудности, уход от проблем
  • сильная потребность в наслаждении, желание непрерывно потреблять удовольствие и поиск источника сильных положительных эмоций

Как понять, зависим человек или нет?

Признаками того, что любовь к чему-то или кому-то переросла в зависимость могут быть:

  • слишком много времени тратится на аддикцию. При этом, отличием зависимости от сильного увлечения является то, что аддикция негативно влияет на качество жизни зависимого человека, и с её усилением всё больше.
  • проявление сверхценного эмоционального отношения к предмету или объекту своей зависимости. Мысли и разговоры начинают преобладать только об этом, тревожность о постоянном запасе сигарет или спиртного, или о потраченных калориях, или сильный страх быть брошенным объектом своей аддиктивной любви.
  • рационализация и оправдание для себя своей зависимости, человек начинает считать её социально приемлемой вообще, или в круге «избранных». Например, «все курят», «у меня сильный стресс, без алкоголя его не снять», «питание должно быть максимально чистым, я забочусь о фигуре», «без любви нет смысла в жизни, он/она – главное, что у меня есть».
  • снижение критичности к последствиям аддиктивного поведения. То, что ранее было неприемлемо, становится допустимо (неопрятный внешний вид, самоистязания, наплевательское отношение к работе/учебе/семье, прощение унижений и оскорблений от объекта любви и т.д.)

Как избавиться от аддикции?

         Методы лечения аддикции могут быть как медикаментозные, так и психологические. Если зависимость химическая, без медикаментов не обойтись. Но и про психотерапию не стоит забывать, так как вылечив химическую зависимость и полностью очистив организм, очень высока вероятность рецидивов, если человек не перестроился и продолжает испытывать психологический дискомфорт в отсутствии объекта аддикции. К тому же, без психотерапевтической коррекции поведения, высока вероятность, что одна зависимость преобразуется в другую, как упоминалось выше.

Только при комплексном подходе можно искоренить зависимость полностью. В клинике https://zavisimost24.ru/ профессиональные наркологи и психологи-аддиктологи успешно избавляют от различных видов зависимостей, таких как наркомания, алкоголизм, курение, булимия и анорексия, лечение игромании и интернет-зависимости.

Врач психиатр-нарколог
Портнов Александр Сергеевич

Аддиктивное поведение » Социология молодежи. Электронная энциклопедия

 

Аддиктивное поведение — саморазрушающее поведение детей и молодежи, форма деструктивного поведения.

Аддиктивное поведение рассматривается большинством авторов, стоявших у начала разработки этой проблематики (Ц. П. Короленко, А. С. Тимофеева, А. Ю. Акопов и др.) как одна из форм деструктивного (разрушительного) поведения, т. е. причиняющего вред человеку и обществу. Такое поведение выражается в стремлении к уходу от реальности посредством изменения своего психического состояния, что достигается различными способами — фармакологическими (прием веществ, воздействующих на психику) и нефармакологическими (сосредоточение на определенных предметах и активностях, что сопровождается развитием субъективно приятных эмоциональных состояний). Алкоголизм, например, как одна из форм аддиктивных реализаций рассматривается Ц. П. Короленко, А. С. Тимофеевой и другими авторами как болезнь, к возникновению которой привели аддиктивные формы поведения.

В возникновении аддиктивного поведения имеют значение личностные особенности и характер средовых воздействий. Лица с низкой переносимостью психологически дискомфортных состояний, возникающих в повседневной жизни естественных периодов спада, более подвержены риску появления аддиктивной фиксации. Такой риск также может увеличиваться при встрече с трудными, социально неблагоприятными, психотравмирующими ситуациями как утрата прежних идеалов, разочарование в жизни, распад семьи, потеря работы, социальная изоляция, утрата близких или друзей, резкая смена привычных жизненных стереотипов.

Роль личностного и социального факторов в возникновении деструктивных реализаций отмечалась многими авторами и ранее. А. Адлер, например, применял свое учение о комплексе неполноценности для психоаналитического, но освобожденного от сексуальной основы объяснения поведенческого деструктивизма (алкоголизм, наркомания и т. п.), который, по его мнению, развивается у человека из ощущения своей беспомощности и отчужденности от общества. Многими авторами личностный и социальный фактор отмечается как первопричина деструктивного поведения.

В настоящее время выделяются следующие основные виды аддиктивных реализаций:

1) употребление алкоголя, никотина;

2) употребление веществ, изменяющих психическое состояние, включая наркотики, лекарства, различные яды;

3) участие в азартных играх, включая компьютерные;

4) сексуальное аддиктивное поведение;

5) переедание или голодание;

6) «работоголизм»;

7) телевизор, длительные прослушивания музыки, главным образом основанной на низкочастотных ритмах;

8) политика, религия, сектантство, большой спорт;

9) манипулирование со своей психикой;

10) нездоровое увлечение литературой в стиле «фэнтези», «дамскими романами» и т. д.

Для аддикта типична гедонистическая установка в жизни, т. е. стремление к немедленному получению удовольствия любой ценой. Такая установка — это, как правило, продукт неправильного воспитания в детстве либо последствия перенесенных позднее психических травм, либо (что на практике встречается гораздо чаще) компенсаторная реакция психики на разрушительное воздействие ПНС (полиморфный накопленный стресс). Мышление по желанию оправдывает такую установку, не обращается внимание на последствия, которые могут быть неблагоприятными и даже опасными.

Основными этапами развития аддиктивного поведения, как отмечает С. Ф. Смагин, являются: «точка кристаллизации», становление аддиктивного ритма, формирование аддикции как интегральной части личности, полное доминирование аддиктивного поведения (Смагин, 2000). «Точка кристаллизации» появляется в связи с переживанием интенсивной положительной эмоции (или устранением отрицательной) при определенном действии. Возникает понимание, что существует способ, вид активности, с помощью которого можно сравнительно легко изменить свое психическое состояние.

Аддиктивный ритм выражается в установлении определенной последовательности прибегания к средствам аддикции. Этот ритм коррелирует вначале с жизненными затруднениями и определяется порогом их переносимости. Имеет место внутренняя борьба, осцилляция между естественным и аддиктивным стилями жизни. Постепенно аддиктивный стиль вытесняет естественный и становится интегральной частью личности, методом выбора при встрече с реальными требованиями жизни. В этом периоде в ситуациях повышенного контроля, особой ответственности какая-то форма аддиктивного поведения может временно не проявляться. Однако этот блок остается в психике, и всегда возможно легкое возвращение на рельсы аддиктивного ритма.

Аддиктивное поведение в России в основном изучается в рамках психологии и психотерапии (Клейберг, 2003; Старшенбаум, 2006). В социологическом ключе проблематика аддикции изучается в НОУ ВО «Европейский университет в Санкт-Петербурге; междисциплинарному исследованию подвергаются некоторые формы аддикции, в частности такая новая для российских условий форма зависимости, как клаббинг (Грязнов А., Грязнов И, Гилехманова, 2010).

 

Лит.: Беккер, Г. (2003) Человеческое поведение: экономический подход. Избран.  труды по экономич. теории. М. : ГУ ВШЭ. 672 с.; Грязнов, А. Н., Грязнов, И. М., Гилемханова Э. Н. (2010) Клаббинг как новая форма зависимости // Казанский педагогический журнал. № 1. С. 117–122; Дети социального риска и их воспитание (2003) : учеб.-метод. пособие / под науч. ред. Л. М. Шипициной. СПб. : Речь. 144 с.; Клейберг, Ю. А. (2003) Психология девиантного поведения : учеб. пособие для вузов. М. : ТЦ Сфера. 160 с.; Менделевич, В. Д. (2000) Психология девиантного поведения. М. : МЕДпресс. 440 с.; Профилактика агрессивных и террористических проявлений у подростков (2002) : метод. пособие / С. Н. Ениколопов, Л. В. Ерофеева, И. Соковня и др. ; под ред. И. Соковни. М. : Просвещение. 158 с.; Смагин, С. Ф. (2000) Аддикция, аддиктивное поведение.  СПб. : МИПУ. 250 с.; Старшенбаум, Г. В. (2006) Аддиктология: психология и психотерапия зависимостей. М. : Когито-Центр. 367 с.

 

В. А. Гневашева, Н. А. Селиверстова

Широкий взгляд на зависимость

Психология зависимого поведения , журнал отдела АПА. 50 (Общество психологии наркологии) - один из очень немногих журналов, посвященных зависимостям, открытых для исследований различных видов аддиктивных расстройств.

«Многие журналы о зависимости ограничиваются употреблением психоактивных веществ», - говорит психолог Нэнси М. Петри, доктор философии, профессор медицины Школы медицины Университета Коннектикута, которая в январе станет редактором журнала.Напротив, Psychology of Addictive Behaviors содержит статьи, касающиеся психологических аспектов азартных игр, употребления алкоголя и алкоголизма, расстройств пищевого поведения, курения и никотиновой зависимости, а также других видов аддиктивного поведения, помимо употребления наркотиков и злоупотребления ими.

Петри планирует продолжить эту традицию. Фактически, она предсказывает, что в журнале появится еще больше статей об азартных играх, поскольку область исследований в области азартных игр продолжает расти. Еще одна развивающаяся область - изучение переедания.«Является ли переедание больше зависимостью или больше связано с расстройствами пищевого поведения - вопрос споров», - говорит она. «Данные все еще появляются». По ее словам, в число других возможных направлений роста журнала входят высококачественные исследования игр и интернет-зависимости.

Петри планирует увеличить количество первичных анализов исследований. «Надеюсь, мы будем двигаться к публикации основных результатов исследований», - говорит она. «Я также надеюсь упростить процесс рецензирования, чтобы и рецензенты, и авторы могли извлечь выгоду из сосредоточения рецензий и исправлений на важных вопросах, повышающих качество статей.«

Также во время пребывания Петри на посту Петри журнал может выходить не ежеквартально, а раз в два месяца, чтобы учесть растущее число исследований наркозависимости, проводимых исследователями по всему миру из самых разных дисциплин, включая психологов, психиатров, нейробиологов. и другие. «Мы всегда заинтересованы в новых дисциплинах и новых людях», - говорит она.

Редакционная работа для Петри не новость. Полдюжины лет назад она работала помощником редактора журнала, а в настоящее время входит в редакционные коллегии семи журналов.

Собственное исследование Петри отражает широту журнала. «Мои исследования довольно широко обоснованы», - говорит она. «Я провожу исследования по первичному лечению расстройств, связанных с употреблением психоактивных веществ, а также патологической зависимости». Петри также входил в рабочую группу Американской психиатрической ассоциации по употреблению психоактивных веществ и связанным с ними расстройствам для Diagnostic and Statistical Manual of Mental Disorders-5 .

Ребекка А. Клей, писатель из Вашингтона, округ Колумбия.

Обзор поведенческой зависимости

Большинство людей понимают зависимость, когда речь идет о зависимости от таких веществ, как алкоголь, никотин, запрещенные наркотики или даже лекарства, отпускаемые по рецепту, но им трудно понять концепцию аддиктивного поведения.

Тем не менее, также возможно развитие поведенческой зависимости. Фактически, люди могут увлечься всем, от азартных игр до секса и Интернета.

Некоторые виды деятельности настолько нормальны, что трудно поверить, что люди могут к ним пристраститься. И все же цикл зависимости все еще может взять верх, превращая повседневную жизнь в постоянную борьбу. Люди могут искать все больше и больше возможностей для участия в таком поведении. Желание испытать «кайф» от поведения становится настолько сильным, что человек продолжает заниматься этим, несмотря на негативные последствия.

В некоторых случаях люди также могут испытывать синдром отмены, включая отрицательные эмоции и другие симптомы, когда они не могут участвовать в этой деятельности.

Что такое поведенческая зависимость?

Хотя даже эксперты расходятся во мнениях относительно того, являются ли поведенческие зависимости «настоящими» зависимостями, в «Диагностическом и статистическом руководстве по психическим расстройствам» , пятое издание (DSM-5) поведение явно включено в категорию зависимостей. Игровое расстройство - единственная официально признанная поведенческая зависимость.

За пределами мира профессиональной психиатрии и психологии средства массовой информации восприняли и охватили концепции поведенческих зависимостей, таких как сексуальная зависимость и зависимость от покупок, а также виды деятельности, которые не включены в обсуждение зависимости, такие как членовредительство (порезы ) и множественные пластические операции.

Поведенческая зависимость (также называемая зависимостью от процесса) развивается по той же схеме, что и зависимость от психоактивных веществ, и приводит к проблемам во многих сферах жизни человека.

Поведенческая зависимость оказывает такое же влияние на отношения, как и зависимость от психоактивных веществ, которым часто пренебрегают в пользу аддиктивного поведения, подрывая доверие и оказывая давление на партнеров и других членов семьи, чтобы они скрывали и компенсировали трудности, возникающие из-за зависимости.

Даже если вы не можете найти службу, специализирующуюся на поведенческой зависимости, психиатр или психолог все равно смогут помочь вам изменить проблемное поведение, улучшить отношения и справиться без зависимости.

Признаки наличия у вас поведенческой зависимости

Понимание процесса привыкания и признаков опасности может помочь вам отличить аддиктивное поведение, проблемное поведение, которое не является зависимостью, и нормальное поведение, которое не вызывает проблем или является здоровым.

Красные флаги включают:

  • Проводить большую часть своего времени, участвуя в поведении, размышляя о таком поведении или готовясь к нему, или восстанавливаясь после последствий
  • Стать зависимым от поведения как способ справиться с эмоциями и «чувствовать себя нормально»
  • Продолжается, несмотря на физический и / или моральный вред
  • Проблемы с сокращением, несмотря на желание остановить
  • Пренебрежение работой, школой или семьей из-за более частого поведения
  • Испытывают симптомы отмены (например, депрессию или раздражительность) при попытке прекратить
  • Минимизация или сокрытие масштабов проблемы

Типы

Хотя большинство этих зависимостей не признаются DSM-5, ведущим диагностическим руководством для специалистов по психическому здоровью, многие медицинские работники считают, что это тяжелые состояния, которые можно вылечить.

Некоторые общие поведенческие зависимости включают:

Последствия

Даже если это поведение не обозначено как зависимость, оно может привести к реальным проблемам в жизни, функционировании и отношениях человека. Такое поведение также может вызвать серьезный стресс, и его трудно изменить, даже если человек хочет прекратить такие действия.

Часто люди с поведенческой зависимостью в конечном итоге устают от потерь, которые их поведение наносит их жизням и жизням окружающих.Они также могут понести убытки, которые кажутся слишком большими, например, денежные проблемы или проблемы в отношениях. То, что когда-то казалось волнующим и приносящим удовлетворение, становится обузой.

Если поведение вызывает стресс и разрушает вашу жизнь, поговорите со своим врачом или психиатром.

Лечение

К счастью для тех, кто страдает поведенческой зависимостью, методы лечения, разработанные для лечения зависимости от психоактивных веществ, успешно используются для лечения поведенческой зависимости.Специалисты по наркозависимости развивают навыки лечения ряда зависимостей, и существуют клиники, специализирующиеся на лечении поведенческих зависимостей.

Вам также может быть полезно обратиться к психиатру или психологу, который умеет помогать людям преодолевать эмоциональные трудности и вносить изменения в свою жизнь.

Лечение может включать:

Копинг

Может быть трудно признаться себе, не говоря уже о ком-либо еще, что у вас есть проблема, и это может быть еще труднее, когда проблема плохо понимается и может не восприниматься всерьез друзьями и семьей.Понимание этапов изменения поможет вам относиться к себе мягче, если вы не готовы обращаться за помощью.

Если вы чувствуете, что не хотите сейчас обращаться за помощью в преодолении поведенческой зависимости, сосредоточьтесь на том, чтобы ваше поведение не вредит окружающим или вам самим. Даже если вы не хотите рассказывать другим о своей проблеме, постарайтесь не лгать самым близким вам людям.

Самопомощь может стать важным первым шагом. Подумайте о том, чтобы узнать больше о поведении и некоторых способах управления им.

Слово от Verywell

Многие люди живут с поведенческими зависимостями, и, хотя они могут нанести ущерб вашей жизни, выздоровление возможно. Поговорите со своим врачом, когда будете готовы сделать следующий шаг.

Признаки и симптомы сексуальной зависимости

Сексуальную зависимость можно представить как навязчивое занятие сексом, несмотря на негативные последствия. Более того, это поведение скорее вызывает эмоциональные страдания, чем удовлетворяет. Хотя сексуальная зависимость не всегда признается законным диагнозом, она имеет реальные последствия, включая негативное влияние на отношения и благополучие.

Что такое сексуальная зависимость?

Концепция сексуальной зависимости рассматривалась по-разному. Сексуальная зависимость действительно имеет много признаков клинической зависимости. Одним из этих отличительных признаков является то, что человек не сможет контролировать свое поведение, даже если негативные последствия очевидны (или даже вероятны).

В отличие от человека со здоровым половым влечением, человек с сексуальной зависимостью будет тратить непропорционально много времени на поиск или занятие сексом, сохраняя при этом свою активность в секрете от других.

Люди с сексуальной зависимостью не смогут остановить свое поведение, если не произойдет какое-либо промежуточное событие. В результате могут пострадать личные и профессиональные отношения. Может даже возникнуть повышенный риск заражения инфекциями, передаваемыми половым путем, включая ВИЧ, если человек не может обуздать свои сексуальные импульсы.

Люди с сексуальной зависимостью часто используют секс как форму ухода от других эмоциональных и психологических проблем, включая стресс, тревогу, депрессию и социальную изоляцию.Взаимодействие с другими людьми

Определяющие особенности

Не все в медицинском сообществе убеждены, что сексуальная зависимость является установленным диагнозом. Из-за этого она не указана в качестве клинического диагноза в Диагностическом и статистическом руководстве по психическим расстройствам (DSM), опубликованном Американской психиатрической ассоциацией (APA). ).

В результате диагностические критерии сексуальной зависимости часто расплывчаты и субъективны. Однако было предложено несколько отличительных черт, общих для людей с сексуальной зависимостью.:

  • Секс доминирует в жизни человека в ущерб другим занятиям.
  • Сексуальные действия могут быть неприемлемыми и / или рискованными и могут включать эксгибиционизм, публичный секс, секс с проститутками или регулярное посещение секс-клубов.
  • Постоянное желание секса обычно перемежается с чувством сожаления, беспокойства, депрессии или стыда.
  • Человек занимается другими формами секса в одиночестве, включая секс по телефону, порнографию или секс на компьютере.
  • Человек занимается сексом с несколькими партнерами и / или имеет внебрачные связи.
  • Человек обычно мастурбирует в одиночестве.

Фактически, сексуальная зависимость чаще всего характеризуется порочным кругом гиперсексуальности и низкой самооценки. Хотя секс может принести кратковременное облегчение, вред психологическому благополучию человека часто увеличивается и ухудшается со временем.

Человеку не обязательно заниматься экстремальным или «странным» сексом, чтобы иметь зависимость.Они просто не смогут остановить себя, несмотря на вред, который, как они знают, может причинить их поведение.

Причины

Существует ряд теорий относительно того, почему возникает сексуальная зависимость. Некоторые из них включают концептуальное представление о сексуальной зависимости как о форме контроля над импульсами, обсессивно-компульсивном расстройстве или расстройстве отношений. Они также включают идею о том, что у некоторых людей сексуальная зависимость возникает как следствие и способ справиться с ранними травмами, включая сексуальную травму.

Симптомом некоторых форм психических заболеваний (например, биполярного расстройства) может быть гиперсексуальность. Известно, что в некоторых случаях неврологические расстройства (такие как эпилепсия, травма головы или деменция) вызывают гиперсексуальное поведение. Некоторые препараты, влияющие на дофамин, также редко могут делать то же самое.

Получение справки

Сексуальная зависимость требует лечения от медицинского специалиста, имеющего опыт в этой области, например, психолога, психиатра или сексопатолога.Лечение может варьироваться в зависимости от первопричины, но обычно проводится в амбулаторных условиях с консультированием и поведенческой терапией.

Если сексуальная зависимость связана с тревожным расстройством или расстройством настроения, лекарства могут быть назначены как часть плана лечения. В настоящее время нет установленных рекомендаций по надлежащему использованию лекарств для лечения сексуальной зависимости, помимо этих клинически классифицированных расстройств.

Первым контактным лицом может быть семейный врач или местная психиатрическая ассоциация, которые могут направить вас к соответствующему специалисту.Также может быть полезна супружеская терапия.

Также растет число групп поддержки сексуальной зависимости, некоторые из которых занимаются дополнительными услугами (например, секс и злоупотребление психоактивными веществами), а другие построены на 12-ступенчатой ​​модели восстановления.

Обзор интернет-зависимости

Интернет-зависимость - это поведенческая зависимость, при которой человек становится зависимым от использования Интернета или других сетевых устройств как неадекватного способа справиться с жизненными стрессами.Интернет-зависимость получает широкое признание и признание, особенно в странах, где она затрагивает большое количество людей, например в Южной Корее, где она была объявлена ​​национальной проблемой здравоохранения. Большая часть текущих исследований по теме Интернет-зависимости была проводились в Азии. Это также вызывает растущую озабоченность в развитых странах Северной Америки и Европы.

5 главных фактов об интернет-зависимости

  1. Интернет-зависимость еще не является официально признанным психическим расстройством.Исследователи сформулировали диагностические критерии интернет-зависимости, но они не включены в Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам (DSM-5). Однако расстройство, связанное с интернет-играми, включено в качестве условия для дальнейшего изучения, и интернет-зависимость развивается как специальная область.
  2. Было идентифицировано по крайней мере три подтипа интернет-зависимости: зависимость от видеоигр, киберсекс или онлайн-сексуальная зависимость и зависимость от онлайн-азартных игр.
  3. Все чаще исследуются пристрастие к мобильным устройствам, таким как сотовые телефоны и смартфоны, и пристрастие к сайтам социальных сетей, таким как Facebook.Каждый из этих подтипов может частично совпадать. Например, азартные онлайн-игры включают в себя онлайн-игры, а онлайн-игры могут содержать элементы порнографии.
  4. Секстинг, или отправка текстов откровенно сексуального характера, доставляет множество неприятностей. Некоторые из них были подростками, которые, если они несовершеннолетние, оказались в затруднительном положении из-за обвинений в детской порнографии.
  5. Лечение интернет-зависимости доступно, но существует лишь несколько специализированных служб интернет-зависимости. Однако психолог, разбирающийся в лечении зависимости, вероятно, сможет помочь.

Симптомы

Поскольку интернет-зависимость официально не признается аддиктивным расстройством, может быть сложно поставить диагноз. Однако несколько ведущих экспертов в области поведенческой зависимости внесли свой вклад в современные знания о симптомах интернет-зависимости. Все типы интернет-зависимости содержат следующие четыре компонента:

Чрезмерное использование Интернета

Несмотря на согласие с тем, что чрезмерное использование Интернета является ключевым признаком, похоже, никто не может точно определить, сколько компьютерного времени считается чрезмерным.В то время как руководящие принципы предлагают не более двух часов экранного времени в день для молодежи до 18 лет, официальных рекомендаций для взрослых нет. Более того, два часа могут быть нереальными для людей, которые используют компьютеры для работы или учебы. Некоторые авторы добавляют предостережение «для несущественного использования», но для человека, страдающего интернет-зависимостью, любое использование компьютера может показаться необходимым.

Вот несколько вопросов из инструментов оценки интернет-зависимости, которые помогут вам оценить, сколько - это слишком много.

Как часто вы:

  • оставаться в сети дольше, чем вы планировали?
  • слышите, как другие люди жалуются на то, сколько времени вы проводите в сети?
  • сказать или подумать: «Еще несколько минут», когда он в сети?
  • пытаются и не могут сократить, сколько времени вы проводите в сети?
  • скрыть, как долго ты в сети?

Если какая-либо из этих ситуаций возникает ежедневно, возможно, вы зависимы от Интернета.

Вывод

Первоначально считавшиеся причиной физической зависимости от алкоголя или наркотиков, абстинентный синдром теперь распознается при поведенческой зависимости, включая интернет-зависимость.

Общие симптомы отказа от Интернета включают гнев, напряжение и депрессию, когда доступ в Интернет недоступен. Эти симптомы могут восприниматься как скука, безрадостность, капризность, нервозность и раздражительность, когда вы не можете работать за компьютером.

Допуск

Толерантность - еще одна отличительная черта алкогольной и наркотической зависимости, которая, по-видимому, применима и к интернет-зависимости. Это можно понимать как желание - а с точки зрения пользователя потребность - все больше и больше компьютерной стимуляции.Возможно, вам захочется все больше и больше времени проводить за компьютером, чтобы он постепенно взял на себя все, что вы делаете. Стремление к большему, вероятно, является преобладающей темой в ваших мыслительных процессах и планировании.

Отрицательные последствия

Если бы интернет-зависимость не причиняла вреда, не было бы никаких проблем. Но когда чрезмерное использование компьютера вызывает привыкание, что-то начинает страдать.

Одним из негативных последствий интернет-зависимости является то, что у вас может не быть никаких личных отношений в автономном режиме, или те, которые у вас есть, могут быть проигнорированы или страдать от споров из-за вашего использования Интернета.

Интернет-отношения могут развиваться быстро и легко, иногда даже если человек даже не верит, что неверность в Интернете изменяет своему партнеру.

Вы можете заметить, что ваши оценки и другие достижения страдают от того, что вы уделяете столько внимания использованию Интернета. У вас также может быть мало энергии для чего-либо, кроме использования компьютера - люди с интернет-зависимостью часто истощаются из-за того, что слишком поздно ложатся спать за компьютером и лишаются сна.

Финансы также могут пострадать, особенно если ваша зависимость связана с азартными играми, покупками в Интернете или киберсексом.

Интернет-зависимость у детей

Интернет-зависимость особенно беспокоит детей и подростков. Детям не хватает знаний и осведомленности, чтобы правильно управлять своим компьютером, и они не имеют представления о потенциальном вреде, который Интернет может им открыть. Большинство детей имеют доступ к компьютеру, и для детей и подростков стало обычным делом носить мобильные телефоны.

Хотя это может убедить родителей в том, что они могут иметь двусторонний контакт со своим ребенком в чрезвычайной ситуации, существуют вполне реальные риски, которым может подвергнуть их постоянный доступ к Интернету.

  • Дети все больше привыкают к длительному подключению к Интернету, отключая их от окружающего мира.
  • Дети, владеющие компьютером и имеющие привилегированный доступ к сети, имеют повышенный риск участия в киберзапугивании как в качестве жертвы, так и в качестве преступника.
  • Дети, которые проблемно используют Интернет, с большей вероятностью будут использовать свой мобильный телефон для киберсекса, особенно с помощью секстинга, или доступа к приложениям, которые потенциально могут увеличить риск сексуальной зависимости и сексуального вреда в Интернете, например, Tinder.

Кроме того, дети, играющие в онлайн-игры, часто сталкиваются с давлением со стороны сверстников, заставляя их играть в течение продолжительных периодов времени, чтобы поддержать группу, с которой они играют, или сохранить свои навыки. Такое отсутствие границ может сделать детей уязвимыми для развития зависимости от видеоигр. Это также может помешать развитию здоровых социальных отношений и может привести к изоляции и преследованию.

Детям и подросткам рекомендуется проводить перед экраном не более двух часов в день.

Что делать, если вы зависимы от Интернета

Если вы заметили симптомы интернет-зависимости у себя или у кого-то из своих близких, поговорите со своим врачом о том, чтобы получить помощь. Ваш врач может не только направлять вас в интернет-наркологические клиники, психологов и других терапевтов, но и назначать лекарства или терапию для лечения основной проблемы, если она у вас есть, например депрессии или социального тревожного расстройства.

Интернет-зависимость также может пересекаться с другими поведенческими зависимостями, такими как зависимость от работы, телевизионная зависимость и зависимость от смартфонов.

Слово Verywell

Интернет-зависимость может иметь разрушительные последствия для отдельных лиц, семей и особенно для растущих детей и подростков. Получить помощь может быть непросто, но она может существенно повлиять на качество вашей жизни.

Психологический процесс зависимости

Модель зависимости от чрезмерного аппетита была разработана профессором Джимом Орфордом в 1985 году, чтобы бросить вызов преобладающей модели зависимости «болезни». Эта модель охватывает концепцию поведенческой зависимости, уделяя основное внимание психологическим, а не физиологическим аспектам того, как люди становятся зависимыми от таких веществ, как алкоголь и героин, а также таких видов деятельности, как азартные игры и еда.В этой статье описаны некоторые ключевые особенности модели.

Зависимость - это процесс, который развивается

Согласно модели, зависимость развивается в процессе. Первая стадия этого процесса - «аппетитное» поведение. Обычно это начинается в подростковом возрасте, когда большинство людей начинают заниматься деятельностью, которая может вызвать привыкание, или, в случае еды или упражнений, начинают получать больше выбора и самостоятельности в отношении того, чем они тратят свое время и сколько времени они тратят на это.

Примет ли молодой человек такое поведение или нет, зависит как от его личности, так и от окружающей его среды, включая людей и культуру вокруг них. Как описывает это Орфорд: «Принятие нового поведения происходит не в психологическом вакууме, а как часть созвездия изменяющихся убеждений, предпочтений и привычек».

Когда подростки становятся взрослыми, многие из них «созревают» из аддиктивного поведения, но некоторые этого не делают.

Улучшение настроения

После того, как люди приняли или попробовали аддиктивное поведение, они обнаруживают, что это поведение является мощным «модификатором настроения».«Это означает, что когда человек проявляет аддиктивное поведение, он испытывает удовольствие или эйфорию. Благодаря аддиктивному поведению люди могут почувствовать себя лучше, по крайней мере, на ранних стадиях процесса зависимости.

Это может быть в форме снижения напряжения, снижения самосознания, удовлетворения положительных ожиданий, которые они имеют в отношении того, как поведение заставит их себя чувствовать, усиления положительных эмоций и уменьшения отрицательных эмоций или ухода от них. Аспекты поведения, повышающие настроение, также могут помочь повысить их самооценку или социальный имидж, а также помочь людям справиться с прошлой травмой, такой как физическое или сексуальное насилие.

Социальные факторы

Этот процесс управления настроением и чувствами происходит в социальных и культурных ситуациях, которые также влияют на то, разовьется ли у человека зависимость. Наличие и доступность веществ, а также их употребление друзьями и семьей во многом предсказывают, разовьются ли у людей пристрастия, хотя люди, которые действительно становятся зависимыми, по-прежнему склонны рассматривать свою зависимость как в первую очередь личный выбор.

Есть много исследований, показывающих, что большинство людей подчиняются социальным нормам и сдерживаются в своем аддиктивном поведении, а также не развивают паттерн чрезмерного поведения, который у меньшинства людей проявляется чрезмерно.

Научные ассоциации

Как только люди усвоили поведение и обнаруживают, что могут использовать его для улучшения самочувствия, возникают ассоциации между поведением и состояниями ума и чувствами, которых желает человек. Эти ассоциации развиваются по неврологическим и мозговым путям и становятся автоматическими. Сигналы, которые напоминают человеку о поведении, могут вызвать желание, а затем и поиск поведения.

Со временем человек учится лучше ассоциировать чувство аддиктивного поведения.Возможно, это даже не так, но люди, которые становятся зависимыми, все больше и больше приписывают положительные эмоции поведению. Зависимый человек выстраивает в уме целое объяснение того, как поведение заставляет его чувствовать себя лучше. Они приходят к выводу, что поведение - это ключ к хорошему самочувствию, независимо от того, как они на самом деле заставляют их себя чувствовать, и к негативным последствиям, которые за этим следуют.

Привязанность и обязательства

Со временем люди, которые становятся зависимыми, становятся все более и более привязанными к вызывающему привыкание поведению и все более и более привержены этому поведению.Этот более высокий уровень привязанности может привести к новым способам участия в поведении для усиления эффекта, например, к употреблению инъекционных наркотиков или перееданию, что приведет к освобождению от обычных ограничений поведения, которые держат большинство людей под контролем.

Зависимость | Психология сегодня

Человек, страдающий зависимостью, употребляет какое-либо вещество или ведет себя так, как положительный эффект, который создает убедительный стимул для повторения действия, несмотря на пагубные последствия.Зависимость может включать употребление таких веществ, как алкоголь, ингалянты, опиоиды, кокаин и никотин, или такое поведение, как азартные игры.

Есть свидетельства того, что аддиктивное поведение имеет общие ключевые нейробиологические особенности: они интенсивно задействуют мозговые пути вознаграждения и подкрепления, в которых задействован нейромедиатор дофамин. И, в соответствии с другими высокомотивированными состояниями, они приводят к сокращению синапсов в префронтальной коре, где сосредоточены высшие функции мозга, так что внимание сильно сосредоточено на сигналах, связанных с целевым веществом или активностью.Важно знать, что такие изменения мозга обратимы после прекращения употребления психоактивных веществ или прекращения поведения.

Как расстройства, связанные с употреблением психоактивных веществ, так и игровое поведение, с большей вероятностью сопровождаются психическими расстройствами, такими как депрессия и тревога, или другими уже существующими проблемами. Расстройства, связанные с употреблением психоактивных веществ и азартными играми, не только задействуют одни и те же мозговые механизмы, они реагируют на многие из тех же подходов к лечению.

Расстройства, связанные с употреблением психоактивных веществ и азартными играми, представляют собой сложные состояния, которые влияют на системы вознаграждения, подкрепления, мотивации и памяти мозга.Для них характерно нарушение контроля над использованием; социальные нарушения, связанные с нарушением повседневной деятельности и отношений; и страстное желание. Продолжение употребления, как правило, вредит отношениям, а также обязательствам на работе или в школе.

Другой отличительной чертой зависимости является то, что люди продолжают заниматься этим видом деятельности, несмотря на причиненный им физический или психологический вред, даже если этот вред усугубляется повторным употреблением. Обычно толерантность к веществу увеличивается по мере того, как организм приспосабливается к его присутствию.

Поскольку зависимость влияет на исполнительные функции мозга, сосредоточенные в префронтальной коре, люди, у которых развивается зависимость, могут не осознавать, что их поведение создает проблемы для них самих и других. Со временем погоня за приятными эффектами вещества или поведения может доминировать в деятельности человека.

Все зависимости могут вызывать чувство безнадежности и неудач, а также стыд и вину, но исследования показывают, что выздоровление является скорее правилом, чем исключением.Есть много путей к выздоровлению. Люди могут добиться улучшения физического, психологического и социального функционирования самостоятельно - так называемое естественное восстановление. Другие извлекают выгоду из поддержки сообществ или одноранговых сетей. А третьи выбирают выздоровление в клинических условиях с помощью квалифицированных профессионалов.

Путь к выздоровлению редко бывает прямым: рецидив или повторное употребление психоактивных веществ - обычное дело, но определенно не конец пути. Исследователи сообщают, что для тех, кто достигает ремиссии зависимого расстройства в течение пяти лет, вероятность рецидива не выше, чем среди населения в целом.Нейробиологи сообщают, что синаптическая плотность постепенно восстанавливается.

Аддиктивное поведение - обзор

Конфликт между свободной волей, общественной безопасностью и болезнью Модель

Является ли аддиктивное поведение непроизвольным или обусловленным свободой воли? Что касается поведения в контексте интоксикации и зависимости, существуют разногласия относительно того, является ли такое поведение волевым и преднамеренным или оно является автоматическим и неподконтрольным. Компульсивное употребление и «потеря контроля», несмотря на осведомленность о возможных неблагоприятных последствиях, является отличительной чертой модели болезни.

Преобладающая точка зрения в медицинском сообществе представляет собой отход от представления о том, что наркоман является моральным деятелем, действия которого являются результатом свободной воли, преобладающей точки зрения в соответствии с законом, и к точке зрения, согласно которой поведение наркомана является результатом действия причинных факторов, определяющих выбор. Это связано с мощными биологическими и химическими процессами, происходящими в мозгу наркомана, а также с ролью генетической структуры и детской среды, которую наркоман определенно не может контролировать, которые также важны в формировании привыкания. расстройства.Другими словами, как только наркомания закрепляется, нейробиологические механизмы усложняют наркоману прекращение употребления наркотика. Таким образом, продолжение употребления наркотиков наркозависимым человеком не может рассматриваться как добровольное, так же как и употребление наркотиков людьми, не страдающими наркозависимостью. Уоттерсон описывает, что принуждение к опьянению настолько выводит из строя, что человек лишается способности избегать опасного опьянения; что «отрицание» препятствует признанию отсутствия контроля; что алкоголизм разрушает способность предвидеть последствия употребления алкоголя; и что принуждение подавляет поведенческий контроль, создавая эквивалент принуждения (Watterson, 1991).Следовательно, в то время как первоначальное употребление наркотиков может рассматриваться как продукт свободной воли, продолжающееся употребление наркотика наркоманом может быть не столько продуктом свободной воли, сколько результатом детерминированных сил, возникающих в результате нейрохимических изменений, связанных с длительным употреблением наркотиков. наркотики.

Тот факт, что фундаментальные изменения в химии, структуре и функционировании мозга наркоманов приводят к когнитивным нарушениям, будет означать, что подсудимые наркоманы могут быть признаны невиновными за действия, совершенные в результате их зависимости - по крайней мере, в таких местах, как Иллинойс, где защита от безумия требует «непонимания» преступности своего действия.Другими словами, люди, которые придерживаются преобладающих взглядов на зависимость в медицинском сообществе, будут менее склонны рассматривать наркомана, действующего в ответ на свою зависимость, как полностью виновного в определенных действиях.

Даже среди ученых, которые более склонны принимать современные медицинские взгляды на зависимость, все еще существует некоторое нежелание полностью принять последствия чисто медицинской или биологической модели зависимости. Очень трудно отличить якобы «непреодолимое» желание от желания, которому просто не сопротивлялись (Morse, 1999).Морс утверждает, что, несмотря на недавние успехи в нашем понимании зависимости на биологическом уровне, суть этого заболевания мозга в первую очередь поведенческая. Принятие взгляда на зависимость как на болезнь не препятствует признанию того, что большая часть человеческого фактора вовлечена в зависимость и поведение, связанное с зависимостью. Биологические силы, лежащие в основе поведения наркоманов, не исключают участия человека в поиске и употреблении наркотиков; обладание и употребление рассматриваемого вещества являются преднамеренными действиями, совершаемыми наркоманом, чтобы достичь удовольствия от опьянения или избежать боли от внутреннего отстранения и внутреннего напряжения, либо того и другого (Morse, 1999).Точно так же оправдание принуждения проблематично; выбор наркомана не настолько сложен, чтобы общество могло оправдать «неправильный» выбор (Morse, 1986, 1999). По этой причине Морс в конечном итоге приходит к выводу, что большинство наркоманов несут ответственность за большую часть преступного поведения, которое они совершают, даже если такое поведение является продуктом зависимости от веществ.

В целом, медицинская модель зависимости не получила широкого признания в американской общественности. Сегодня американское общество в значительной степени не сочувствует наркоманам.Наиболее благотворительная точка зрения состоит в том, что наркоманы являются продуктом своего плохого социального положения. В худшем случае наркоманы - слабые или плохие люди. В 1996 году репрезентативной выборке взрослых американцев была представлена ​​серия письменных виньеток, описывающих людей, страдающих набором симптомов, связанных с различными психическими заболеваниями, включая алкогольную зависимость, большое депрессивное расстройство, шизофрению и кокаиновую зависимость. Менее половины опрошенных взрослых указали на то, что люди, страдающие алкогольной и кокаиновой зависимостью, страдают психическим заболеванием (Link, 1999).Более того, более половины респондентов указали, что симптомы, описанные в эпизодах, посвященных зависимости от психоактивных веществ, с большой вероятностью или в некоторой степени были результатом плохого характера самого больного.

Наркоман несколько лучше чувствует себя в глазах закона, о чем свидетельствуют статуты, прецедентное право и работы ученых-юристов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *