Акцентуации личности это: Акцентуация характера — Психологос

Содержание

Акцентуация характера — Психологос

​​​​​​​​​​​​​​

Фильм «Мэри Поппинс, до свидания!»

Такой характер трудно назвать совсем нормальным, это уже — акцентуация.
скачать видео

​​​​​​​Акцентуация характера — это крайний вариант нормы, при котором отдельные черты характера чрезмерно усилены, вследствие чего обнаруживается избирательная уязвимость в отношении определенного рода психогенных воздействий при хорошей устойчивости к другим. Иными словами, акцентуация представляет собой вариант психического здоровья (нормы), который характеризуется особой выраженностью, заостренностью, непропорциональностью некоторых черт характера всему складу личности и приводит ее к определенной дисгармонии.

Автор концепции акцентуации — немецкий психиатр Карл Леонгард; он ввёл термин «акцентуированная личность». А. Е. Личко уточнил этот термин, изменив его на термин «акцентуация характера», так как личность, по его мнению, слишком комплексное понятие, скорее подходящее для психопатий.


​​​​​​​​​​​​​​Согласно А. Е. Личко, по степени выраженности можно выделить два вида (две стадии) акцентуаций:

  • Явная акцентуация — крайний вариант нормы. Проблемные черты характера достаточно выражены в течение всей жизни, в ситуациях и проблемных, и благополучных. Явная акцентуация в быту называется — Психопат (не путать с Психопатией как расстройством личности).
  • Скрытая акцентуация — обычный вариант нормы. Проблемные черты характера этого типа проявляются в основном в трудных жизненных ситуациях, в стрессе и конфликтах, хотя в благополучных обстоятельствах перед нами может быть вполне милый человек.

Акцентуация — особенности личности, более выраженные, чем рисунок личности, но не так выпирающие, как в психопатии. Акцентуация характера — следствие как факторов наследственности, так и того или иного типа воспитания ребенка. К факторам воспитания, провоцирующим и закрепляющим акцентуации, относят гиперопеку, потворствующее воспитание, эмоциональное отвержение, жестокое или противоречивое воспитание, воспитание в условиях «культа болезни».


Акцентуации характера имеют характерные типы, такие как шизоидный, истероидный, эпилептоидный и другие типы.

Заметим, что разговор об акцентуациях личности — это всегда разговор о негативе, о проблемных особенностях личности. Разбираться в себе, кто я — более шизоид или параноик, не более воодушевляюще, чем в окружающих видеть то тяжелого эпилептоида, то истероидную даму. В кругу проблемных людей разговор об акцентуациях уместен, в кругу развитых, воспитанных, благополучных и душевно здоровых людей разглядывать акцентуации уже неуместно. А что уместно? Отмечать направленность личности и конкретный этикотип (Потребитель или Творец?), кому близка соционика — социотип, присматриваться, каков преимущественный стиль влияния (Силовик? Душка? Тактик?), развитость важных для дела или взаимоотношений черт и особенностей: уровень энергичности, степень порядочности, развитость позитива, конструктива и ответственности.

Акцентуация (психология) — это.

.. Что такое Акцентуация (психология)?
Акцентуированные личностные черты
МКБ-10 Z73.173.1

Акцентуа́ция (от лат. accentus — ударение), Акцентуа́ция хара́ктера, Акцентуа́ция ли́чности, Акцентуи́рованная ли́чностная черта́ — находящаяся в пределах клинической нормы особенность характера (в других источниках — личности), при которой отдельные его черты чрезмерно усилены, вследствие чего обнаруживается избирательная уязвимость в отношении одних психогенных воздействий при сохранении хорошей устойчивости к другим. Акцентуации не являются психическими расстройствами, но по ряду своих свойств схожи с расстройствами личности, что позволяет делать предположения о наличии между ними связи.

[1] Согласно МКБ-10 классифицируется как одна из проблем, связанных с трудностями поддержания нормального образа жизни (Z73.73.)

История понятия

Термин «акцентуация» в 1968 году ввёл немецкий психиатр Карл Леонгард, который употреблял его в словосочетаниях «акцентуированная личность» и «акцентуированная черта личности». Он описывает акцентуации как чрезмерно усиленные индивидуальные черты личности, обладающие тенденцией к переходу в патологическое состояние в неблагоприятных условиях. Леонгард характеризует акцентуации как «отклонение от нормы», но замечает, что по его мнению «

население Берлина это на 50 % акцентуированные личности и на 50 % — стандартный тип людей». Он разработал также свою классификацию акцентуаций, в которой можно видеть значительное влияние психоаналитических представлений о типологии психических расстройств.[2]

В 1977 году Андрей Евгеньевич Личко на основе работ Леонгарда и классификации психопатий Петра Борисовича Ганнушкина развил концепцию и начал использовать словосочетание «акцентуация характера», считая личность слишком комплексным понятием для акцентуаций. Разработанная им типология имеет явную привязку к классификации психопатий и, кроме того, предназначена только для подросткового возраста.[1]

На данный момент, с переходом российской психиатрии на МКБ-10, классификация психопатий Ганнушкина морально устарела, и акцентуации, для удобства работы, часто классифицируются исходя из международной типологии расстройств личности, либо из психоаналитических типологий личностных расстройств, хотя такой подход и не является строгим или признанным научным сообществом.

Сущность и границы понятия

Понятие «акцентуация» близко к понятию «расстройство личности». Основным отличием является то, что три основные характеристики расстройства личности (влияние на все сферы жизни человека, стабильность во времени, социальная дезадаптация) никогда не присутствуют в акцентуации одновременно:

  1. Акцентуированный человек может специфически реагировать на специфические психогенные воздействия, но только на них, в то время как человек с расстройством личности на любые психогенные воздействия реагирует в соответствии с особенностями своего расстройства (влияние на все сферы жизни).
  2. Акцентуации могут наиболее ярко проявляться только в течение определённого периода жизни человека (например подросткового периода) и обычно сглаживаются со временем, в то время как для расстройств личности характерно появление на ранних периодах жизни и стабильность или усиление проявлений в течение жизни (стабильность во времени).
  3. Акцентуации могут не приводить к социальной дезадаптации вообще или приводить к ней лишь на непродолжительное время, в то же время расстройства личности мешают такой адаптации постоянно (социальная дезадаптация).

Хотя специально это обычно не подчёркивается, можно видеть, что понятие «акцентуация» определяется через понятие «расстройство личности» («психопатия»), и вторично по отношению к нему. Из утверждений Личко об отличиях акцентуаций от расстройств личности можно сделать вывод, что во всём остальном они схожи.[1]

А. Е. Личко разрабатывал свою концепцию и диагностические методы исключительно для работы с подростками, из-за чего иногда можно встретить утверждения других авторов, что понятие акцентуации применимо только к подростковому возрасту. Однако сам он нигде не ограничивает область применения этого понятия, и говорит только об области применения своих теоретических и практических разработок.

Степени выраженности

А. Е. Личко выделяет две степени выраженности акцентуаций:

  1. Явная акцентуация — крайний вариант нормы. Акцентуированные черты характера достаточно выражены в течение всей жизни. Компенсации не происходит даже при отсутствии психических травм.
  2. Скрытая акцентуация — обычный вариант нормы. Акцентуированые черты характера проявляются в основном при психических травмах, но не приводят к хронической дезадаптации.[1]

Классификация акцентуаций

За время существования понятия «акцентуация» было разработано несколько типологий акцентуированных личностей. Первая из них (1968 год) принадлежит автору концепции, Карлу Леонгарду. Следующая, получившая более широкую известность классификация от 1977 года, была разработана Андреем Евгеньевичем Личко.

Примечания

См. также

Акцентуированная личность

Нередко можно встретить людей, у которых заметно преобладает какая-то одна черта характера. Одни — очень непоседливы, другие — слишком педантичны, третьи чрезмерно саркастичны и т. д. Такую одну преобладающую черту характера можно рассматривать одновременно, и как талант, а также, и как недостаток человека. Определенная черта характера предполагает какую-то определенную стратегию поведения, свойственную для данной личности. Так, к примеру, педантичный человек, как правило, усидчив и аккуратен, человек, склонный к проявлению демонстративности, стремится к яркости и привлекательности.

В психологии преобладающие особенности характера человека, находящиеся на границах клинической нормы, называют акцентуацией

. Акцентуированные личности могут добиваться значительных успехов в науке, культуре, спорте, политической деятельности и др. Однако эти люди также часто сталкиваются с психологическими трудностями в случаях, когда складываются противоположные чертам их личности ситуации. Избежать таких ситуаций бывает непросто и, чтобы преодолеть сложности и дискомфорт в общении, нужна консультация психолога для получения квалифицированной помощи.

Акцентуированная личность может быть избирательно уязвима по отношению к одним психогенным воздействиям, в то время как к другим, сохраняется достаточно хорошая устойчивость. Акцентуации — это не психические расстройства, однако, какие-то свойства схожи с таковыми и это позволяет предполагать наличие связей между ними. Акцентуированная личность испытывает трудности в поддержании нормального образа жизни. Для выявления акцентуаций психологи используют специальные тесты и психологические опросники. Эту работу проводят практические психологи, которые имеют высшее психологическое образование.

В целом, акцентуация — это «крайний вариант нормы». К акцентуациям относят группу стойких заострённых черт характера человека, врожденных или приобретенных. Негативной стороной данной проблемы могут стать небольшие нарушения взаимоотношений с людьми, а также адаптации в окружающем мире.

При акцентуации обычно происходит нарушение психического равновесия, глубина этого нарушения зависит от степени выраженности каких-то психических свойств и недостаточным развитием других. Может наблюдаться чрезмерная эмоциональная возбудимость при отсутствии контроля человека над его собственным поведением, а также реакциями, которые были вызваны эмоциональными причинами. Возникают тревожность, подозрительность и неуверенность при отсутствии адекватной оценки происходящих событий, а также потеря чувства реальности. В поведении человека может проявляться эгоизм, чрезмерные притязания на собственную значимость при отсутствии необходимых способностей и возможностей.
Все эти свойства характера могут быть присущи и психически нормальной личности. Однако, в данном случае, они уравновешиваются другими чертами характера и, поэтому, представляются более сбалансированными. Гармоничность и дисгармоничность — это более широкие понятия применяемые в целях квалификации психических состояний личности. Говорить о человеке, как о гармоничной личности можно в случае оптимального сочетания психических и физических ее свойств. Отмечено, что у людей с акцентуациями в характере сочетания этих свойств осложняют социальную адаптацию.

Те свойства личности, которые мешают человеку проявлять социальную активность и адаптироваться в обществе, психологи рассматривают, как нарушение. Потенциал возможностей человека с акцентуациями к социальной адаптации зависит от степени дисгармонии личности и факторов окружающей действительности.

В благоприятных условиях акцентуированная личность чувствует себя удовлетворительно, то есть, в этих условиях личность находится в состоянии компенсации. И, напротив, в неблагоприятных условиях у человека могут возникать болезненные проявления — тревожные, невротические. В таких случаях человек нуждается в квалифицированной помощи психолога, который поможет человеку преодолеть его проблемы и адаптироваться в социальной среде.

Акцентуации личности

Карл Леонгард — выдающийся немецкий психиатр, известный своим подходом к диагностике и дифференциации самого распространенного психического заболевания — шизофрении.

Он был продолжателем воззрений К.Клейста, который считал, что, как и при неврологических заболеваниях, психические расстройства следует объяснять патологическими процессами, имеющими свою локализацию в головном мозге, а сама природа шизофрении заключается в наследственной дегенерации. Но тем не менее, в истории психиатрии и психологии Леонгард остается как автор концепции об акцентуированных личностях. Разработка именно этого вопроса представляет для моей работы величайший интерес и необходимость.

Концепция акцентуированных личностей, излагаемая в данном труде, основана на монографии «Нормальные и патологические личности», написанная и изданная в1964 г.(VEB. Издательство «Volk und Gesundheit»). Из этой монографии много заимствовано. Во второе издание было внесено много поправок и дополнений, и в марте 1975 года в Берлине книга бала завершена и отдана в печать. Однако издается она в США издательством «Donald Press», New-York, в 1976 году.

В первой части монографии дан психологический и клинический анализ различных акцентуированных личностей, т.е. людей со своеобразным заострением свойств личности и особым реагированием.

Вторая часть является как бы иллюстрацией к первой, т.е. в ней проводится характерологический анализ героев классических произведений мировой литературы свыше тридцати писателей: Толстого, Достоевского, Гоголя, Шекспира, Сервантеса, Бальзак, Гете, Стендаля и других. В предисловии к своей работе автор объясняет свое стремлении не быть «голословным ученым, а конкретно подтверждать теоретические рассуждения наглядными примерами, взятыми из жизни или из книг великих писателей — психологов».

Данный труд посвящен личностям не патологическим, а нормальным, хотя и акцентуированным. Если изображение их порой так ярко и выразительно, что создается впечатление патологичности описываемых людей, то это связано лишь с намерением того или иного автора как можно более резко подчеркнуть анализируемые личностные черты. Именно поэтому Леонгард ссылается на Достоевского и Толстого, объясняя, что у Достоевского с исключительной силой показаны различия в поведении разных людей. Акцентуированные личности, представляющие при деловом профессиональном описании не более чем научный интерес, благодаря Достоевскому делаются близкими нам, мы воспринимаем их более непосредственно, зримо. Некоторым критикам персонажи Достоевского представлялись патологическими. Однако, как утверждает автор, это мнение основано на недоразумении: именно в силу того, что Достоевский изображал психологию и поступки людей столь образно, столь захватывающе, им и приписывался патологический характер. На самом же деле поведение всех героев есть поведение людей совершенно нормальных.

Все описано живым литературным языком, а термины очень подробно разъяснены, что делают неуместным публикование специального глоссария.

В настоящей работе Леонгард не дает определения введенному им термину «акцентуация», более того, он считает акцентуацию характеристикой темперамента, однако на этом стоит остановиться.

Акцентуация — это чрезмерное заострение отдельных черт личности. Если у нормальной личности все жизненные трудности связана с трудностями внешней ситуации, а не с самой собой, то при скрытой особенности, связанные с задатками или способностями, корригируются правильным воспитанием. И в общении признаков акцентуации не выявляется, но сама личность испытывает определенные трудности. Когда компенсаторные механизмы начинают сдавать, то признаки акцентуации могут выйти наружу. При неявной акцентуации особенности личности проявляются лишь в особых случаях, когда личность столкнется с препятствием. Если жизнь акцентуированной личности сложится неблагополучно, то может произойти полная деформация личности, трудно отличимая от психопатии.

Акцентуированные черты личности.

Демонстративные личности.

Сущность демонстративного или истерического типа заключается в аномальной способности к вытеснению. Смысл процесса вытеснения убедительно иллюстрируется в отрывке из Ницше («По ту сторону добра и зла»). «Я сделал это — говорит мне память, Я не мог этого сделать — говорит мне гордость, остающаяся в этом споре неумолимой. И вот приходит момент, когда память, наконец, отступает».

По сути, каждый из нас обладает способностью поступать подобным образом с неприятными фактами. Однако это вытесненное знание обычно остается у порога сознания, поэтому нельзя полностью игнорировать его. У истериков же эта способность заходит очень далеко: они могут совсем «забыть» о том, чего не желают знать, они способны лгать, вообще не осознавая, что лгут.

Педантичные личности.

У лиц педантического типа, в противоположность демонстративному, в психической деятельности исключительно мало представлены механизмы вытеснения. Если поступки истериков характеризуются отсутствием разумного взвешивания, то педанты «тянут» с решением даже тогда, когда стадия предварительного обдумывания окончательно завершена. Они хотят, прежде чем начать действовать, еще раз убедиться, что лучшее решение найти невозможно, что более удачных вариантов не существует. Педант не способен вытеснять сомнения, а это тормозит его действия. Таким образом, необдуманности истериков противопоставляется нерешительность педантов. Разумеется, решения, с которыми связаны колебания педантичного субъекта, должны быть в какой-то мере важны для него. То, что для человека не имеет серьезного значения, сознание вытесняет без всякого труда, для этого не нужно принимать особого решения даже педанту.

Застревающие личности.

Основой застревающего, параноического, типа акцентуации личности является патологическая стойкость аффекта.

Чувства, способные вызывать сильные реакции, обычно идут на убыль после того, как реакциям «дать волю»: гнев у разгневанного человека гаснет, если можно наказать того, кто рассердил или обидел его; страх у боязливого проходит, если устранить источник страха. В тех случаях, когда адекватная реакция почему — либо не состоялась, аффект прекращается значительно медленнее, но все же, если индивидуум мысленно обращается к другим темам, то в норме аффект через некоторое время проходит. Даже если разгневанный человек не смог отреагировать на неприятную ситуацию ни словом, ни делом, то тем не менее не исключено, что ухе на следующий день он не ощутит сильного раздражения против обидчика; боязливый человек, которому не удалось уйти от внушающей страх ситуации, все же чувствует себя через некоторое время освобожденным от страха. У застревающей личности картина иная: действие аффекта прекращается гораздо медленнее, и стоит лишь вернуться мыслью к случившемуся, как немедленно оживают и сопровождающие стресс эмоции. Аффект у такой личности держится очень долгое время, хотя никакие новые переживания его не активируют.

Возбудимые личности.

Весьма интересна личность с недостаточной управляемостью характера. Это проявляется в том, что решающими для образа жизни и поведения человека часто являются не благоразумие, не логическое взвешивание своих поступков, а влечения, инстинкты, неконтролируемые побуждения. То, что подсказывается разумом, не принимается во внимание.

Реакции возбудимых личностей импульсивны. Если что-либо им не нравится, они не ищут возможности примириться, им чужда терпимость. Напротив, и в мимике, и в словах они дают волю раздражительности, открыто заявляют о своих требованиях или даже со злостью удаляются. В результате такие личности по самому пустячному поводу вступают с начальством и с сотрудниками, грубят, агрессивно швыряют прочь работу, подают заявление об увольнении, не отдавая себе отчета в возможных последствиях. Причины недовольства могут оказаться самыми разными: то им не нравится, как в данном предприятии с нами обращаются, то зарплата маленькая, то рабочий процесс не устраивает. Лишь в редких случаях речь идет о тяжести самого труда, ибо возбудимые личности, как правило, имеют склонность к занятиям физическим трудом и могут похвастаться тут более высокими, чем у других людей, показателями. Раздражает их чаще всего не столько напряженный труд, сколько организационные моменты. В результате систематических трений наблюдается частая перемена места работы.

По мере возрастания гнева личности с повышенной возбудимостью от слов обычно переходит к «делам», т.е. к рукоприкладству. Бывает, что рукоприкладство у возбудимых людей опережает слова, так как такие люди вообще не очень склонны обмениваться мнениями. Ведь обмен мнениями равнозначен обмену мыслями, а уровень мышления таких людей довольно низок. И все же не скажешь, что поступки и действия этих импульсивных людей опрометчивы, скорее наоборот, их досада подспудно растет, постепенно усиливается и ищет выхода, разрядки.

Гипертимные личности.

Гипертимные натуры смотрят на жизнь всегда оптимистически, без особого труда преодолевают грусть, вообще им не трудно живется на свете. Приподнятое настроение сочетается при этом с жаждой деятельности, повышенной словоохотливостью и с тенденцией постоянно отклоняться от темы разговора, что иногда приводит к скачке мыслей. Гипертимическая акцентуация личности не всегда чревата отрицательными последствиями, она может благотворно влиять на весь уклад жизни человека. Благодаря усиленной жажде деятельности, они достигают производственных и творческих успехов. Жажда деятельности стимулирует у них инициативу, постоянно толкает их на поиск нового. Отклонение от главной мысли порождает множество неожиданных ассоциаций, идей, что также благоприятствует активному творческому мышлению. В обществе гипертимные личности являются блестящими собеседниками, постоянно находятся в центре внимания, всех развлекают.

Однако если данный темперамент выражен слишком ярко, положительный прогноз снимается. Безоблачная веселость, чрезмерная живость таят в себе опасность, ибо такие люди, шутя, проходят мимо событий, к которым следовало бы относиться серьезно. У них постоянно наблюдаются нарушения этических норм, поскольку они в определенные моменты как бы утрачивают и чувство долга, и способность к раскаянию. Чрезмерная жажда деятельности превращается в бесплодное разбрасывание, человек за многое берется и ничего не доводит до конца. Чрезмерная веселость может переходить в раздражительность.

Дистимические личности.

Дистимический темперамент представляет собой противоположность гипертимному. Личности этого типа по натуре серьезны и обычно сосредоточены на мрачных, печальных сторонах жизни в гораздо большей степени, чем на радостных. События, потрясшие их глубоко, могут довести эту серьезную пессимистическую настроенность до состояния реактивной депрессии. В обществе дистимические люди почти не участвуют в беседе, лишь изредка вставляют замечания после длительных пауз.

Серьезная настроенность выдвигает на первый план тонкие, возвышенные чувства, несовместимые с человеческим эгоизмом. Серьезная настроенность ведет к формированию серьезной этической позиции. Отрицательное проявление — пассивность в действиях и замедленное мышление в тех случаях, когда они выходят за пределы нормы.

Аффективно — лабильный тип личности.

Аффективно — лабильные, или циклотимические, личности — это люди, для которых характерна смена гипертимических и дистимических состояний. На передний план выступают то один, то другой из полюсов, иногда без всяких видимых внешних мотивов, а иногда в связи с теми или иными конкретными событиями. Любопытно, что радостные события вызывают у таких людей не только радостные эмоции, но и сопровождаются общей картиной гипертимии: жаждой деятельности, повышенной горделивостью, скачкой идей. Печальные события вызывают подавленность, а также замедленность реакций и мышления.

Причиной смены полюсов не всегда являются внешние раздражители, иногда достаточно бывает неуловимого поворота в общем, настроении. Если собирается веселое общество, то аффективно — лабильные личности могут оказаться в центре внимания, быть «заводилами», увеселять всех собравшихся. В серьезном, строгом окружении они могут оказаться самыми замкнутыми и молчаливыми.

Аффективно — экзальтированный темперамент.

Аффективно — экзальтированный темперамент можно было бы назвать темпераментом тревоги и счастья. Это название подчеркивает его близкую связь с психозом тревоги и счастья, который сопровождается резкими колебаниями настроения.

Аффективно — экзальтированные люди реагируют на жизнь более бурно, чем остальные, они одинаково легко приходят в восторг от радостных событий и в отчаяние от печальных. От «страстного ликования до смертельной тоски» у них один шаг. Экзальтация мотивируется тонкими, альтруистическими побуждениями. Привязанность к близким, друзьям, радость за них, за их удачи могут быть чрезвычайно сильными. Наблюдаются восторженные порывы, не связанные с сугубо личными отношениями. Любовь к музыке, искусству, природе, увлечение спортом, переживания религиозного порядка, поиски мировоззрения — все это способно захватить экзальтированного человека до глубины души.

Другой полюс его реакций — крайняя впечатлительность по поводу печальных фактов. Жалость, сострадание к несчастным людям, к больным животным способна довести такого человека до отчаяния. По поводу легко поправимой неудачи, легкого разочарования, которое другим назавтра было бы забыто, экзальтированный человек может испытывать искреннее и глубокое горе. Какую-нибудь рядовую неприятность друга он ощутит болезненнее, чем сам пострадавший. Даже при незначительном страхе у экзальтированной личности сразу заметны физиологические проявления (дрожь, холодный пот).

Тот факт, что экзальтированность связана с тонкими и очень человечными эмоциями, объясняет, почему этим темпераментом особенно часто обладают артистические натуры — художники, поэты.

Тревожные (боязливые) личности.

Такие люди отличаются робостью, неуверенностью в себе, присутствует компонент покорности, униженности. Возможна сверхкомпенсация в виде самоуверенного или даже дерзкого поведения, однако неестественность его сразу бросается в глаза, Боязливая робость может иногда перейти в доверчивость, в которой сквозит просьба: «Будьте со мной дружелюбны». Временами к робости присоединяется пугливость.

Эмотивные личности.

Эмотивность характеризуется чувствительностью и глубокими реакциями в области тонких эмоций. Не грубые чувства волнуют этих людей, а те, что мы связываем с душой, с гуманностью и отзывчивостью. Обычно таких людей называют мягкосердечными. Они более жалостливы, чем другие, больше поддаются растроганности, испытывают особенную радость от общения с природой, с произведениями искусства. Иногда их характеризуют как людей задушевных.

В беседе с эмотивными личностями сразу видно, как глубоко их затрагивают чувства, о которых они говорят, поскольку все это отчетливо выражает их мимика. Особенно характерна для них слезливость: они плачут, рассказывая о кинофильме с печальным концом, о грустной повести. Так же легко у них появляются слезы радости, растроганности. Эмотивным детям нередко нельзя читать сказки, так как при печальных поворотах сюжета они сразу же начинают плакать. Даже мужчины часто не могут удержаться от слез, в чем признаются с немалым смущением.

Особая чувствительность натуры ведет к тому, что душевные потрясения оказывают на таких людей болезненно глубокое воздействие и вызывают депрессию. Человек эмотивного склада не может «заразиться» весельем в веселом обществе, не может беспричинно сделаться ни смешливым, ни счастливым.

Особый интерес представляет «Сочетание акцентуированных черт характера и темперамента». Автор не ставит перед собой цель показать все возможные сочетания черт характера и темперамента, однако указывает, что их сочетание весьма расширит границы понимания личности.

Можно было бы предположить, что демонстративная личность, склонная к притворству окажется особенно выраженной в сочетании с гипертимностью. Но это допущение справедливо лишь в отношении детского возраста, когда действительно, нередко при такой комбинации жажда активности влечет за собой целый ряд нечестных поступков. У взрослых наоборот, гипертимность нередко ослабляет аморальные проявления. Хитрость, неискренность, притворство не вяжутся с их жизненной установкой.

Сочетание демонстративных черт характера с гипертимической живостью темперамента способствует активации актерских данных в человеке.

Особый интерес представляет сочетание демонстративных и аффективно-лабильных черт, так как и те и другие связаны со склонностью к поэтической и художественной деятельностью. Демонстративные черты характера стимулируют фантазию, аффективно-лабильный темперамент порождает эмоциональную направленность, оказывает смягчающее воздействие на эгоизм истерического плана.

Педантический характер смягчается при сочетании с гипертимическим темпераментом, поскольку последний несколько поверхностен.

Не наблюдается простое суммирование при сочетании педантических и дистимических черт. Однако при этом сочетании специфика и тех и других усиливается, т.е. отклонение от нормы значительнее.

Педантичность и тревожный темперамент относятся к различным психическим плоскостям. Однако если оба вида акцентуации наблюдаются у одного человека, возможен суммирующий эффект. Это связано с тем, что одним из важнейших признаков является страх, особенно в детском возрасте.

Среди сочетаний застревающих черт характера со свойствами темперамента особенно важна застревающе-гипертимическая комбинация. Такие люди никогда не находят покоя, у них все время повышенное настроение.

Особым качеством обладает комбинация застревания и тревожности. Тревожность связана с принижением человеческого достоинства. Такие лица слабы, беспомощны. Застревающие личности не могут этого вынести, они всячески стараются вытеснить, задать их самолюбие очень легко. Так возникает сверхкомпенсация.

Переходя к возбудимым акцентуированным личностям важно, что при сочетании с другими темпераментами иного не возникает, однако возможны любопытные разновидности.

Акцентуации или расстройство личности? — Эмпатия

Акцентуации характера — это крайние варианты его нормы, при которых отдельные черты характера чрезмерно усилены, отчего обнаруживается избирательная уязвимость в отношении определенного рода психогенных воздействий при хорошей и даже повышенной устойчивости к другим.

В 1894 г. бельгийский психиатр Dalemagne выделил, наряду с «dеsеquilibrеs», т.е. «неуравновешенными» (термин во французской психиатрии того времени, аналогичный понятию «расстройства личности»), еще и «dеsеquilibrants», т. е. «легко теряющих равновесие».
Психиатр К. Leonhard (1968) ввёл понятие  «акцентуированная личность». Это еще раз подчеркивает, что речь идет именно о крайних вариантах нормы, а не о зачатках паталогии, а также тот факт, что эта крайность сказывается в усилении, акцентуации отдельных черт. Однако правильнее было бы говорить не об акцентуированных личностях, а об акцентуациях характера. Личность — понятие более широкое, оно включает интеллект, способности, мировоззрение и т.п. Характер считается базисом личности, он формируется в основном в подростковом возрасте, личность, как целое — уже при взрослении.

При акцентуациях характера его особенности могут проявляться не везде и не всегда. Пожалуй, это главная отличительная черта акцентуаций и РЛ. При РЛ — один из критериев — тотальность. Акцентуации же могут обнаруживаться только в определенных условиях. И главное — особенности характера либо вообще не препятствуют адаптации в разных сферах жизни, либо ее нарушения бывают преходящими. Они возникают только в ситуацию, которые «бьют по месту наименьшего сопротивления», например, замкнутый и застенчивый подросток попадет в новый класс — возникает временная дезадаптация из-за необходимости устанавливать новые социальные контакты. При этом учёба не страдает, а отношения с родителями остаются хорошими.   При РЛ такие «особенности характера» становятся ригидными и дезадаптивными, что нарушают образ жизни человека, мешают работе и/или влияют на межличностные отношения.

Однако, в некоторых ситуациях, особенно в период пубертата (11-18 лет) отличить акцентуации от РЛ довольно трудно, поэтому стоит положиться на мнение специалиста.

В подростковом возрасте может происходить процесс формирования расстройства личности, мы уже можем наблюдать признаки и важно не сидеть и не ждать, что а может быть переходный возраст, может быть перерастет, а идти именно сейчас к врачу. Психотерапия и при необходимости небольшая лекарственная коррекция могут существенно сгладить процесс в итоге улучшить адаптацию человека на всю последующую жизнь

ФГБНУ НЦПЗ. ‹‹Психопатии и акцентуации характера у подростков››

Психопатии — это такие аномалии характера, которые, по словам П. Б. Ганнушкина (1933), «определяют весь психический облик индивидуума, накладывая на весь его душевный склад свой властный отпечаток», «в течение жизни… не подвергаются сколько-нибудь резким изменениям» и «мешают… приспособляться к окружающей среде» . Эти три критерия были обозначены О. В. Кербиковым (1962) как тотальность и относительная стабильность патологических черт характера и их: выраженность до степени, нарушающей социальную адаптацию

В подростковом возрасте эти же критерии служат основными ориентирами в диагностике психопатий. Тотальность патологических черт характера выступает у подростков особенно ярко. Подросток, наделенный психопатией, обнаруживает свой тип характера в семье и школе, со сверстниками и со старшими, в учебе и на отдыхе, в труде и развлечениях, в условиях обыденных и привычных и в самых чрезвычайных ситуациях. Всюду и всегда гипертимный подросток кипит энергией, шизоидный отгораживается от окружения незримой завесой, а истероидный жаждет привлечь к себе внимание. Тиран дома и примерный ученик в школе, тихоня под суровой властью и разнузданный хулиган в обстановке попустительства, беглец из дому, где царит гнетущая атмосфера или семью раздирают противоречия, способный отлично ужиться в хорошем интернате — все они не должны причисляться к психопатам, даже если подростковый период проходит у них под знаком нарушенной адаптации.

Относительная стабильность черт характера в этом возрасте является менее доступным для оценки психопатий ориентиром. Слишком короток бывает еще жизненный путь Под «сколько-нибудь резкими изменениями» в подростковом возрасте следует понимать неожиданные трансформации характера, внезапные и коренные смены его типа. Если очень общительный, живой, шумливый, неугомонный ребенок превращается в угрюмо го, замкнутого, ото всех отгороженного подростка или нежный, ласковый, очень чувствительный и эмоциональный в детстве становится изощренно-жестоким, холодно-расчетливым, бездушным к близким юношей, то как бы ни были выражены патологические черты характера, случаи эти нередко оказываются за рамками психопатии.

Говоря об относительной стабильности, следует учитывать, однако, три обстоятельства.

Первое — подростковый возраст представляет собой критический период для психопатий, черты большинства типов здесь заостряются.

Второе — каждый тип психопатий имеет свой возраст формирования. Шизоида можно увидеть с первых лет жизни — такие дети любят играть одни. Психастенические черты нередко расцветают в первых классах школы, когда беззаботное детство сменяется требованиями к чувству ответственности. Неустойчивый тип выдает себя либо уже при поступлении в школу с необходимостью сменить удовольствие игр на регулярный учебный труд, либо с пубертатного периода, когда спонтанно складывающиеся группы сверстников позволяют вырваться из-под родительской опеки. Гипертимный тип становится особенно ярко выраженным с подросткового возраста. Циклоидность, особенно у девочек, может проявиться с начала полового созревания, но чаще она формируется позже, уже в молодые годы Сенситивный тип складывается обычно лишь к 16—19 годам — в период вступления в самостоятельную жизнь с ее нагрузкой на межперсональные отношения. Паранойяльная психопатия крайне редко встречается у подростков, максимум ее развития, как известно, падает на 30—40 лет.

Третье — существуют некоторые закономерные трансформации типов характера в подростковом возрасте. С наступлением полового созревания наблюдавшиеся в детстве гипертимные черты характера могут смениться очевидной циклоидностью, недифференцированные невротические черты — психастеническим или сенситивным типом эмоциональная лабильность заслониться выраженной истероидностью, к гипертимности присоединиться черты неустойчивости и т. п. Все эти трансформации могут произойти в силу как биологических, так и социальных (особенности воспитания прежде всего) причин.

Социальная дезадаптация в случаях психопатий обычно проходит через весь подростковый период. В силу только особенностей своего характера, а не из-за недостатка способностей подросток не удерживается ни в школе, ни в ПТУ, быстро бросает ту работу, куда еще только что поступил. Столь же напряженными, полными конфликтов или патологических зависимостей оказываются семейные отношения. Нарушается также адаптация к среде своих сверстников — страдающий психопатией подросток либо вообще не способен устанавливать с ними контакты, либо отношения бывают полными конфликтов, либо способность адаптироваться ограничивается жестко очерченными пределами — небольшой группой подростков, ведущей аналогичный, большей частью асоциальный образ жизни.

Таковы три критерия — тотальность, относительная стабильность и социальная дезадаптация, позволяющие диагностировать психопатии. Но как оценить те отклонения характера, которые удовлетворяют лишь одному или двум из этих критериев?

С самого начала становления учения о психопатиях возникла практически важная проблема — как разграничить психопатии как патологические аномалии характера от крайних вариантов нормы. Еще в 1886 г. В. М. Бехтерев упоминал о «переходных степенях между психопатией и нормальным состоянием», о том, что «психопатическое состояние может быть выражено в столь слабой степени, что при обычных условиях оно не проявляется. В 1894 г. бельгийский психиатр Dalemagne (цит. по О. В. Кербикову, 1961) выделил, наряду с «desequilibres», т. е. «неуравновешенными» (термин во французской психиатрии того времени, аналогичный «психопатиям»), еще и «desequilibrants», т. е. «легко теряющих равновесие». Подобные случаи Е. Kahn (1928) назвал «дискордантно-нормальными», П.  Б. Ганнушкин (1933) —«латентными психопатиями».

Было предложено много других наименований, но наиболее удачным нам представляется термин К. Leonhard (1968) — «акцентуированная личность». Это

наименование подчеркивает, что речь идет именно о крайних вариантах нормы, а не о зачатках патологии («предпсихопатии» по М. Tramer, 1949) и что эта крайность сказывается в усилении, акцентуации отдельных черт. Однако правильнее было бы говорить не об акцентуированных личностях, а об акцентуациях характера. Личность — понятие более широкое, оно включает интеллект, способности, мировоззрение и т. п. Характер считается базисом личности, он формируется в основном в подростковом возрасте, личность как целое — уже при повзрослении. Именно типы характера, а не личности в целом описаны К Leonhard, именно особенности характера отличают в его описаниях один тип от другого.

Для подросткового возраста, во всяком случае, термин «акцентуация характера» является наиболее точным. В детском возрасте, по справедливому замечанию В. В. Ковалева (1981), не сформирован еще и тип характера, и можно говорить лишь об отдельных акцентуированных чертах.

При акцентуациях характера его особенности, в противовес психопатиям, могут проявляться не везде и не всегда. Они могут даже обнаруживаться только в определенных условиях. И главное—особенности характера либо вообще не препятствуют удовлетворительной социальной адаптации, либо ее нарушения бывают преходящими. Эти нарушения могут возникнуть либо в силу биологических пертурбаций во время пубертатного периода («пубертатные кризы»), либо чаще под влиянием особого рода психических травм или трудных ситуаций в жизни, а именно тех, которые предъявляют повышенные требования к locus resistentiae minoris, к «месту наименьшего сопротивления» в характере.

Каждому типу акцентуации характера присущи свои, отличные от других типов «слабые места», у каждого типа своя ахиллесова пята. Например, такого рода психическими травмами и трудными ситуациями могут послужить для характера гипертимного — изоляция от сверстников, вынужденное безделие при строго размеренном режиме, для характера шизоидного — необходимость быстро установить с окружением глубокие неформальные эмоциональные контакты. Если же психическая травма, даже тяжелая, не адресуется к месту наименьшего сопротивления, не задевает этой ахиллесовой пяты, если ситуация не предъявляет в этом отношении повышенных требований, то дело обычно ограничивается адекватной личностной реакцией, не нарушая надолго и существенно социальной адаптации. Наоборот, при акцентуациях характера в отношении некоторых неблагоприятных условий может выступить даже повышенная устойчивость. Шизоидный подросток легко переносит одиночество, гипертимный — обстановку, требующую повышенной активности, сиюминутной находчивости, даже изворотливости.

Описанный признак, по нашим представлениям, в дополнение к критериям П. Б. Ганнушкина — О. В. Кербикова, служит одним из важных отличий акцентуаций характера от психопатий. При психопатиях декомпенсации могут быть следствием любого рода психических травм и самых разнообразных жизненных ситуаций и даже возникать без видимых причин. При акцентуациях адаптация нарушается только при ударах по месту наименьшего сопротивления. Сходная мысль об «индивидуальной чувствительности» к психическим травмам была высказана В. Н. Мясищевым (1960) в отношении развития неврозов, Н. И. Фелинской (1965), Н. Д. Лакосиной (1970) и Г. К. Ушаковым (1978) — в отношении возникновения разного рода других пограничных состояний.

Таким образом, на основании сказанного можно дать следующее определение акцентуациям характера.

Акцентуации характера — это крайние варианты его нормы, при которых отдельные черты характера чрезмерно усилены, отчего обнаруживается избирательная уязвимость в отношении определенного рода психогенных: воздействий при хорошей и даже повышенной устойчивости к другим.

Следует еще раз подчеркнуть, что акцентуации характера представляют собой хотя и крайние, но варианты нормы. Поэтому «акцентуация характера» не может быть психиатрическим диагнозом Констатация акцентуации и ее типа — эго определение преморбидного фона, на котором могут возникать различные расстройства — острые аффективные реакции, неврозы и иные реактивные состояния, непсихотические нарушения поведения, даже реактивные психозы — только они могут служить диагнозом. Однако в подавляющем большинстве случаев акцентуаций характера дело до развития подобных расстройств не доходит. По мнению К. Leonhard (1976, 1981), в развитых странах более половины популяции относится к акцентуированным личностям.

Акцентуации характера. Акцентуированные личности — Резерв Cтолица

Акцентуации характера. Акцентуированные личности

Акцентуации — чрезмерно выраженные черты характера. В зависимости от уровня выраженности выделяют две степени акцентуации характера: явную и скрытую. Явная акцентуация относится к крайним вариантам нормы, отличается постоянством черт определенного типа характера. При скрытой акцентуации черты определенного типа характера выражены слабо или не проявляются совсем, однако могут ярко проявиться под влиянием специфических ситуаций. Акцентуации характера могут содействовать развитию психогенных расстройств, ситуативно обусловленных патологических нарушений поведения, неврозов, психозов. Однако следует отметить, что акцентуацию характера ни в коем случае нельзя отождествлять с понятием психической патологии. Жесткой границы между условно нормальными, «средними» людьми и акцентуированными личностями не существует. Выявление акцентуированных личностей в коллективе необходимо для выработки индивидуального подхода к ним, для профессиональной ориентации, закрепления за ними определенного круга обязанностей, с которыми они способны справляться лучше других (в силу своей психологической предрасположенности).

Автор концепции акцентуации  —  немецкий психиатр Карл Леонгард.

Основные типы акцентуации характеров и их сочетаний:

Истероидный или демонстративный тип, его основные особенности — эгоцентризм, крайнее себялюбие, ненасытная жажда внимания, потребность в почитании, в одобрении и признании действий и личных способностей.

Гипертимный тип — высокая степень общительности, шумливость, подвижность, чрезмерная самостоятельность, склонность к озорству.

Астеноневротический — повышенная утомляемость при общении, раздражительность, склонность к тревожным опасениям за свою судьбу.

Психостенический — нерешительность, склонность к бесконечным рассуждениям, любовь к самоанализу, мнительность.

Шизоидный — замкнутость, скрытность, отстраненность от происходящего вокруг, неспособность устанавливать глубокие контакты с окружающими, необщительность.

Сенситивный — робость, стеснительность, обидчивость, чрезмерная чувствительность, впечатлительность, чувство собственной неполноценности.

Эпилептоидный (возбудимый) — склонность к повторяющимся периодам тоскливо-злобного настроения с накапливающимся раздражением и поиском объекта, на котором можно сорвать злость. Обстоятельность, низкая быстрота мышления, эмоциональная инертность, педантичность и скрупулезность в личной жизни, консервативность.

Эмоционально-лабильный — крайне изменчивое настроение, колеблющееся слишком резко и часто от ничтожных поводов. 

Инфантильно-зависимый — люди, постоянно играющие роль «вечного ребенка», избегающие брать на себя ответственность за свои поступки и предпочитающие делегировать ее другим.

Неустойчивый тип — постоянная тяга к развлечениям, получению удовольствий, праздность, безделье, безволие в учебе, труде и выполнении своих обязанностей, слабость и трусливость.

Источник http://psyfactor.org/

расстройство личности | Britannica

Расстройство личности , также называемое Расстройство характера , психическое расстройство, которое характеризуется глубоко укоренившимися и продолжительными моделями негибкого, дезадаптивного или антиобщественного поведения. Расстройство личности — это усиление одной или нескольких черт личности до такой степени, что эта черта значительно ухудшает социальное или профессиональное функционирование человека. Строго говоря, расстройства личности не являются болезнями, поскольку они не обязательно связаны с нарушением эмоционального, интеллектуального или перцептивного функционирования.Во многих случаях человек с расстройством личности не обращается за психиатрическим лечением по этому поводу, если только на него не оказывают давление родственники или суд.

Есть много различных типов расстройств личности; они классифицируются в соответствии с конкретными подчеркиваемыми чертами личности. Люди с параноидальным расстройством личности демонстрируют повсеместное и неоправданное недоверие и подозрительность по отношению к другим. Они могут быть скрытными или агрессивными и чрезмерно чувствительны к подразумеваемым оскорблениям или критике.Люди с шизоидным расстройством личности кажутся отчужденными, замкнутыми, безразличными, лишенными чувства юмора, тупыми и одинокими до ненормальной степени. Лица с взрывным расстройством личности демонстрируют крайнюю эмоциональную нестабильность, характеризующуюся взрывными вспышками гнева при незначительной провокации. Лица с театральным расстройством личности постоянно демонстрируют чрезмерно драматичное, очень возбудимое и ярко выраженное поведение (, т. Е. балов). Людям с зависимым расстройством личности не хватает энергии и инициативы, и они пассивно позволяют другим брать на себя ответственность за основные аспекты своей жизни. Люди с пассивно-агрессивным расстройством личности выражают свою враждебность с помощью таких косвенных средств, как упрямство, промедление, неэффективность и забывчивость.

Британская викторина

44 вопроса из самых популярных викторин «Британника» о здоровье и медицине

Что вы знаете об анатомии человека? Как насчет медицинских условий? Мозг? Вам нужно много знать, чтобы ответить на 44 сложнейших вопроса из самых популярных викторин Britannica о здоровье и медицине.

Одним из наиболее важных расстройств является антисоциальное, социопатическое или психопатическое расстройство личности. Это расстройство в основном характеризуется хроническим и постоянным антиобщественным поведением в личном анамнезе, при котором нарушаются права других. Еще одним важным показателем является низкая производительность труда или ее полное отсутствие. Лица с антиобщественным расстройством личности составляют значительную часть преступных и правонарушительных элементов общества. Помимо постоянной преступности, симптомы могут также включать половую распущенность или сексуальную агрессию, а также наркоманию или алкоголизм.Социопаты обычно принимают свое поведение как естественное, не чувствуют вины, когда причиняют боль другим, не видят причин или возможностей для изменений и сопротивляются терапии.

Причины расстройств личности неизвестны, хотя, несомненно, здесь присутствует наследственный элемент. Черты личности по определению практически постоянны, поэтому расстройства личности поддаются лечению лишь частично, если вообще поддаются лечению. Наиболее эффективное лечение сочетает в себе различные поведенческие и психотерапевтические методы лечения.В некоторых случаях лекарства могут быть полезны для облегчения периодического беспокойства, депрессии, эмоциональной нестабильности или параноидальных наклонностей.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту. Подпишитесь сейчас

Утверждения теории акцентуации, поляризации и суждения об отношении

Глава

  • 10 Цитаты
  • 159 Загрузки
Часть Серия Спрингера по социальной психологии серия книг (SSSOC)

Abstract

В этой главе мы рассмотрим то, что на первый взгляд может показаться феноменом ограниченной важности — склонность людей проводить крайние, а не умеренные различия между утверждениями, выражающими различные точки зрения по проблеме.Однако, пытаясь объяснить эту тенденцию, мы упомянем ряд принципов, представляющих гораздо более широкий интерес и применимость. Два таких принципа имеют особое значение. Первая — акцентуация — касается тенденции людей группировать объекты суждения в отдельные категории, в результате чего субъективные различия между категориями усиливаются по сравнению с различиями внутри них. Второй касается различия между оценочными и описательными функциями языка. Основная идея заключается в том, что слова часто не имеют одного значения, но могут одновременно выполнять несколько отдельных функций. Например, одно и то же прилагательное может как описывать атрибут, так и выражать одобрение описываемого атрибута. Эти два принципа объединены в подход, который мы определили термином «теория акцентуации ».

Ключевые слова

Заявление об отношении Эффект контраста Теория акцентуации Серия стимулов Психофизическое суждение

Эти ключевые слова были добавлены машиной, а не авторами.Это экспериментальный процесс, и ключевые слова могут обновляться по мере улучшения алгоритма обучения.

Это предварительный просмотр содержимого подписки,

войдите в

, чтобы проверить доступ.

Предварительный просмотр

Невозможно отобразить предварительный просмотр. Скачать превью PDF.

Ссылки

  1. Bruner, J. S., & Goodman, C. C. (1947). Ценность и потребность как организующие факторы восприятия.

    Журнал аномальной и социальной психологии, 42

    , 33–44.

    CrossRefGoogle Scholar
  2. Eiser, J. R. (1971a). Прокомментируйте высказывание Уорда «Отношение и участие в абсолютном суждении заявлений об установках».

    Журнал личности и социальной психологии, 17

    , 81–83.

    CrossRefGoogle Scholar
  3. Eiser, J. R. (1971b). Усиление контраста в абсолютном суждении высказываний об отношении.

    Журнал личности и социальной психологии, 17

    , 1–10.

    CrossRefGoogle Scholar
  4. Eiser, J.Р. (1973). Оценка заявлений об отношении как функция отношения судей и оценочного измерения.

    Британский журнал социальной и клинической психологии, 12

    , 231–240.

    CrossRefGoogle Scholar
  5. Eiser, J. R. (1976). Оценка альтернатив дилеммы выбора: полезность, мораль и социальное суждение.

    Британский журнал социальной и клинической психологии, 15

    , 51–60.

    CrossRefGoogle Scholar
  6. Eiser, J.Р. и Леджер К. (1983). Теория акцентуации и суждение об установках: изучение возможных ограничивающих условий.

    Канадский журнал поведенческих наук, 15

    , 248–258.

    Google Scholar
  7. Eiser, J. R., & Mower White, C. J. (1974). Оценочная последовательность и социальное суждение.

    Журнал личности и социальной психологии, 30

    , 349–359.

    CrossRefGoogle Scholar
  8. Eiser, J. R., & Mower White, C.Дж. (1975). Категоризация и согласованность в оценочных суждениях.

    Журнал личности и социальной психологии, 31

    , 769–775.

    CrossRefGoogle Scholar
  9. Eiser, J. R., & Osmon, B.E. (1978). Оценочная перспектива и ценностные коннотации ярлыков шкалы ответов.

    Журнал личности и социальной психологии, 36

    , 491–497.

    CrossRefGoogle Scholar
  10. Eiser, J. R., & Stroebe, W. (1972).

    Категоризация и социальное суждение.

    Лондон: Academic Press.

    Google Scholar
  11. Eiser, J. R., & van der Pligt, J. (1982). Акцент и перспектива в оценочном суждении.

    Журнал личности и социальной психологии, 42

    , 224–238.

    CrossRefGoogle Scholar
  12. Fehrer, E. (1952). Изменения значений шкалы утверждений об отношении в зависимости от состава шкалы.

    Журнал экспериментальной психологии, 44

    , 179–188.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  13. Helson, H. (1964).

    Теория уровня адаптации.

    Нью-Йорк: Харпер и Роу.

    Google Scholar
  14. Хинкли, Э. Д. (1932). Влияние индивидуального мнения на построение шкалы отношения.

    Журнал социальной психологии, 3

    , 283–296.

    CrossRefGoogle Scholar
  15. Hovland, C. I., & Sherif, M. (1952). Явления суждения и шкалы измерения отношения: смещение предмета в шкале Терстона.

    Журнал аномальной и социальной психологии, 47

    , 822–832.

    CrossRefGoogle Scholar
  16. Остром, Т. М. (1970). Перспектива как детерминант изменения отношения.

    Журнал экспериментальной социальной психологии, 6

    , 280–292.

    CrossRefGoogle Scholar
  17. Parducci, A. (1963). Компромисс диапазона частот в суждении.

    Психологические монографии

    , 77 (2, Цел. № 565).

    Google Scholar
  18. Пардуччи, А.(1974). Контекстные эффекты: частотно-диапазонный анализ. В Э. К. Картеретте и М. П. Фридмане (ред.),

    Справочник восприятия

    (Том 2). Нью-Йорк: Academic Press.

    Google Scholar
  19. Пардуччи, А., и Маршалл, Л. М. (1962). Ассимиляция против контраста в закреплении перцептивного суждения о весе.

    Журнал экспериментальной психологии, 63

    , 426–437.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  20. Пибоди, Д.(1967). Выводы по признакам: оценочные и описательные аспекты.

    Журнал личности и социальной психологии

    , 7 (2, Pt. 2, Whole No. 642).

    Google Scholar
  21. Romer, D. (1983). Влияние собственного отношения на поляризацию суждений.

    Журнал личности и социальной психологии, 44

    , 273–284.

    CrossRefGoogle Scholar
  22. Сегалл М. Х. (1959). Влияние отношения и опыта на суждения о спорных заявлениях.

    Журнал аномальной и социальной психологии, 58

    , 366–372.

    Google Scholar
  23. Селлтис, К., Эдрич, Х. и Кук, С. У. (1965). Рейтинг благосклонности к социальной группе как показатель отношения к группе.

    Журнал личности и социальной психологии, 2

    , 408–415.

    CrossRefGoogle Scholar
  24. Sherif, C. W., Sherif, M., & Nebergall, R.E. (1965).

    Отношение и изменение отношения: подход, основанный на социальном суждении.

    Филадельфия: Сондерс.

    Google Scholar
  25. Sherif, M., & Hovland, C. I. (1961).

    Социальное суждение: эффекты ассимиляции и контраста в общении и изменении отношения.

    Нью-Хейвен, Коннектикут: Издательство Йельского университета.

    Google Scholar
  26. Шериф М., Тауб Д. и Ховланд К. И. (1958). Ассимиляционные и контрастные эффекты закрепляющих стимулов на суждение.

    Журнал экспериментальной психологии, 55

    , 150–155.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  27. Tajfel, H. (1957). Ценность и восприятие величины.

    Психологическое обозрение, 64

    , 192–204.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  28. Tajfel, H. (1959a). Количественное суждение в социальном восприятии.

    Британский журнал психологии, 50

    , 16–29.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  29. Tajfel, H. (1959b). Эффект закрепления ценности в шкале суждений.

    Британский журнал психологии, 50

    , 294–304.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  30. Tajfel, H. (1969). Когнитивные аспекты предрассудков.

    Journal of Social Issues, 25

    , 79–97.

    CrossRefGoogle Scholar
  31. Tajfel, H., & Wilkes, A. L. (1963). Классификация и количественное суждение.

    Британский журнал психологии, 54

    , 101–114.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  32. Tajfel, H., И Уилкс, А. Л. (1964). Важность атрибутов и приверженность крайним суждениям в восприятии людей.

    Британский журнал социальной и клинической психологии, 3

    , 40–49.

    CrossRefGoogle Scholar
  33. Thurstone, L. L., & Chave, E. J. (1929).

    Измерение отношения.

    Чикаго: Издательство Чикагского университета.

    Google Scholar
  34. Апшоу, Х. С. (1962). Собственное отношение как якорь в равные промежутки времени.

    Журнал аномальной и социальной психологии, 64

    , 85–96.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  35. Апшоу, Х. С. (1965). Влияние различных точек зрения на суждения о мнениях по шкале Терстона: равные интервалы.

    Журнал личности и социальной психологии, 2

    , 60–69.

    CrossRefGoogle Scholar
  36. Апшоу, Х. С. (1969). Персональная эталонная шкала: подход к социальному суждению. В Л.Берковиц (ред.),

    Достижения экспериментальной социальной психологии

    (Том 4). Нью-Йорк: Academic Press.

    Google Scholar
  37. van der Pligt, J., & Eiser, J. R. (1983). Ценностные коннотации, перспектива и самовосприятие.

    Европейский журнал социальной психологии, 13

    , 129–142.

    CrossRefGoogle Scholar
  38. van der Pligt, J., & van Dijk, J. A. (1979). Поляризация суждений и предпочтение оценочных ярлыков.

    Европейский журнал социальной психологии, 9

    , 233–242.

    CrossRefGoogle Scholar
  39. Уорд, К. Д. (1966). Отношение и участие в абсолютном суждении высказываний об отношении.

    Журнал личности и социальной психологии, 4

    , 465–476.

    PubMedCrossRefGoogle Scholar
  40. Zavalloni, M., & Cook, S. W. (1965). Влияние отношения судей на оценки положительности высказываний о социальной группе.

    Журнал личности и социальной психологии, 1

    , 43–54.

    CrossRefGoogle Scholar

Информация об авторских правах

© Springer-Verlag New York Inc. 1984

Авторы и филиалы

Нет доступных организаций

Impression Formation: Акцент на восприятие, первичность-новизна и последовательность — видео и стенограмма урока

Perceptual Accentuation

Хорошо, давайте начнем с одной из основных идей о том, как мы формируем впечатления.Иногда у нас есть склонность видеть то, что мы хотим видеть в других людях. Эта основная идея называется акцентуацией восприятия . Подумайте об этом так. Если вам нужно в туалет, что в первую очередь замечает ваш разум, когда вы входите в комнату? Двери, которыми могут быть туалеты, краны, стаканы с водой, все, что вы можете связать с этой основной потребностью. Подсознательно ваше восприятие увеличивает то, что удовлетворяет ваши потребности и желания.

Мы делаем то же самое, когда встречаемся с людьми.Допустим, вы подсознательно жаждете друга. Что ж, вы с большей вероятностью заметите дружелюбие других людей. Эти аспекты произведут более сильное впечатление. Или скажите, что вы находитесь в непривычной части города и боитесь, что вас ограбят. Ваше восприятие подчеркнет потенциально опасные аспекты других. Хотя это в некотором смысле помогает вам, это также вводит в заблуждение и может привести к поспешным или неточным впечатлениям.

Primacy-Recency

Ваши потребности и ожидания могут влиять на восприятие, но также может влиять порядок, в котором вы получаете информацию.Когда вы сталкиваетесь с новой ситуацией или человеком, ваш разум немедленно начинает пытаться сформировать впечатление, и он делает это, складывая ключи вместе. Ваш разум находит ключ для начала, затем добавляет вторую подсказку сверху, затем третью, затем четвертую, создавая полное впечатление. Теперь, в конце концов, вы запомните все это впечатление, но исследователи обнаружили, что две части этого процесса создают более сильные впечатления, чем другие, и их легче всего запомнить о человеке.

Первый, ну, первый.Первая подсказка — самая сильная, потому что на ней строится впечатление. Мы называем это первенство . Другая часть впечатления, которое легче всего запомнить о ком-то, — это последний ключ к разгадке, потому что он самый последний. Мы называем это новизной .

Феномен первичности-новизны показывает, что начало и конец впечатления будут иметь самое сильное влияние. Вы встречаетесь с кем-то, формируете впечатление, и в следующий раз, когда вы думаете о нем, первое, что вы вспоминаете, — это начало и конец этого впечатления.Опять же, это может привести к формированию у людей неточных впечатлений, потому что они могут упустить из виду важные подсказки, находящиеся в середине. Также важно помнить, если вы пытаетесь произвести на кого-то хорошее впечатление. Постарайтесь, чтобы первая и последняя части вашего разговора были такими, которые вы хотите, чтобы они запомнили о вас больше всего, что даст вам больше шансов произвести более сильное впечатление.

Последовательность

Впечатления — важная часть того, как мы воспринимаем окружающий мир.Но это не просто сиюминутные вещи. Наш разум хранит впечатления, и все эти впечатления, которые мы производим на протяжении всей жизни, определяют наши ожидания в отношении людей и событий. Мы называем тенденцию основывать восприятие на прошлом опыте последовательностью . Другими словами, вы ожидаете, что ваши впечатления останутся неизменными.

Скажите, что вы встречаете кого-то, и он очень счастливый человек. Каждый раз, когда вы видите этого человека в будущем, вы обычно ожидаете, что он будет счастлив и будет соответствовать вашему впечатлению.Кроме того, вы можете ожидать, что люди, похожие на него, будут счастливы, основываясь на ожиданиях в отношении людей, которые разделяют определенные черты характера. Но, опять же, мы должны быть осторожны с этим. Впечатления, как и обложки книг, не говорят всего о том, что внутри.

Резюме урока

Каждый раз, когда мы встречаем кого-то, в нашем сознании формируется впечатление , подсознательное мнение, которое помогает нам начать обрабатывать новую информацию. Впечатления помогают нам понять, как взаимодействовать с людьми, местами и событиями, и это может происходить несколькими способами.Первый — через акцентуацию восприятия , тенденцию уделять больше внимания вещам, которые удовлетворяют наши желания и потребности. Если вы ищете друга, ваш ум может подчеркнуть дружеские черты. Если вы боитесь, ваш разум может преувеличивать возможные угрозы.

Другая часть формирования впечатления — это первичность-новизна , тенденция для первого и последнего впечатлений быть самыми сильными. Ваше общее впечатление — это серия подсказок, построенных друг на друге, но первую и последнюю легче всего вспомнить.И третий фактор в формировании оттиска — это согласованность , ожидание того, что оттиски останутся точными. Впечатления — важная часть того, как мы воспринимаем окружающий мир, но к ним нужно относиться с осторожностью. В конце концов, не всегда можно судить о книге по обложке.

Обзор формирования слепка

Условия Пояснения
Формирование отпечатка подсознательно формируют мнение о людях, с которыми мы встречаемся
Оттиск подсознательное мнение, которое помогает нам начать обработку новой информации
Акцентуация восприятия склонность уделять больше внимания тому, что удовлетворяет наши желания и потребности
Primacy первая подсказка, что впечатление построено на
Давность самое последнее впечатление
Согласованность ожидание того, что показы останутся точными

Результаты обучения

По окончании этого урока вы должны быть готовы:

  • Описать формирование впечатления
  • Превосходство контраста с новизной
  • Определите, что подразумевается под согласованностью

Когда имеют значение индивидуальные различия? Парадоксальная теория когерентности личности в JSTOR

Абстрактный

Мы предлагаем изучать индивидуальные различия личности в периоды изменения окружающей среды, потому что эти периоды дают возможность выявить общие механизмы, которые управляют функциями и процессами личности.Мы очерчиваем обстоятельства, при которых подчеркиваются личностные различия, а затем указываем условия, при которых происходят изменения. Личностные различия могут проявляться во время переходов в непредсказуемые новые ситуации, когда есть давление, чтобы вести себя, но нет информации о том, как вести себя адаптивно. Таким образом, диспозиционные различия усиливаются, поскольку каждый человек стремится преобразовать новые, неоднозначные и неопределенные обстоятельства в знакомые, ясные и ожидаемые социальные встречи.Наша теория также учитывает поворотные моменты в поведенческом развитии: систематические изменения могут происходить во время переходов в новые ситуации, когда есть давление, чтобы вести себя, и когда предыдущие реакции активно обескураживаются, в то время как предоставляется четкая информация о том, как вести себя адаптивно.

Информация о журнале

Psychological Inquiry — это международный форум для обсуждения теории и метатеории. Журнал стремится публиковать статьи, которые представляют широкие, провокационные и дискуссионные теоретические идеи, прежде всего в области социальной психологии и личности.Мы не рекомендуем подавать чисто эмпирические, прикладные или обзорные статьи. Каждый выпуск обычно включает в себя целевую статью, за которой следуют комментарии коллег и ответ целевого автора. Рукописи для целевых статей могут быть приглашены или представлены. Рукописи для комментариев всегда приглашаются. Авторы комментариев выбираются редакцией при участии целевых авторов.

Информация об издателе

Основываясь на двухвековом опыте, Taylor & Francis за последние два десятилетия быстро выросла и стала ведущим международным академическим издателем.Группа издает более 800 журналов и более 1800 новых книг каждый год, охватывающих широкий спектр предметных областей и включая журнальные издания Routledge, Carfax, Spon Press, Psychology Press, Martin Dunitz и Taylor & Francis. Тейлор и Фрэнсис полностью привержены делу. на публикацию и распространение научной информации высочайшего качества, и сегодня это остается первоочередной задачей.

компульсивное расстройство и акцентуация личностных черт — Университет Маккуори

TY — JOUR

T1 — Persönlichkeitsakzentuierung bei zwang

T2 — risikofaktor für den behaviorlungserfolg?

AU — Nitsche, Katharina

AU — Moritz, Steffen

AU — Jelinek, Lena

PY — 2016

Y1 — 2016

N2 — Цели: Предикторы результатов лечения пациентов с обсессивно-компульсивным расстройством безрезультатны.Отрицательный результат лечения при ОКР, по-видимому, связан с коморбидными расстройствами личности. Однако результаты противоречивы. Метод. Было набрано 82 пациента с ОКР. Тяжесть симптомов (Y-BOCS, OCI-R, HDRS) и личностные акцентуации (IKP) оценивались на исходном уровне, после лечения (через восемь недель), а также при последующем наблюдении (через 6 месяцев). Результаты. Почти у половины пациентов (48,8%) отмечена хотя бы одна акцентуация личностных черт (ПА). Избегающая ПА и (на уровне тенденции) наличие хотя бы одного ПА были связаны с более низким успехом лечения.Заключение: наличие ПА, по-видимому, является важным предиктором для оптимизации успеха лечения. Терапевты должны подбирать лечение с учетом акцентуаций личности, а также расстройств личности.

AB — Цели: Предикторы результатов лечения пациентов с обсессивно-компульсивным расстройством (ОКР) неубедительны. Отрицательный результат лечения при ОКР, по-видимому, связан с коморбидными расстройствами личности. Однако результаты противоречивы. Метод. Было набрано 82 пациента с ОКР.Тяжесть симптомов (Y-BOCS, OCI-R, HDRS) и личностные акцентуации (IKP) оценивались на исходном уровне, после лечения (через восемь недель), а также при последующем наблюдении (через 6 месяцев). Результаты. Почти у половины пациентов (48,8%) отмечена хотя бы одна акцентуация личностных черт (ПА). Избегающая ПА и (на уровне тенденции) наличие хотя бы одного ПА были связаны с более низким успехом лечения. Заключение: наличие ПА, по-видимому, является важным предиктором для оптимизации успеха лечения.Терапевты должны подбирать лечение с учетом акцентуаций личности, а также расстройств личности.

KW — ОКР

KW — депрессия

KW — акцентуация личности

KW — реакция на лечение

KW — когнитивно-поведенческая терапия

UR — http://www.scopus.com/inward/record.url?scp = 85012923998 & partnerID = 8YFLogxK

UR — http://www.psychologie-aktuell.com/index.php?id=56&tx_ttnews[tt_newshibited=4462&tx_ttnews[backPidestive=57&cHash8=ec308b — статья

000 —

ОБЛАСТЬ ПРИМЕНЕНИЯ: 85012923998

VL — 37

SP — 317

EP — 333

JO — Verhaltenstherapie und Verhaltensmedizin

JF — Verhaltenstherapie und Verhaltensmedizin

9-1013 7 удивительно распространенных расстройств личности, которые труднее всего обнаружить

«Шизоидное расстройство личности (ШРЛ) — очень сложное расстройство, потому что его характеристики нечеткие, но не слишком выраженные», — Джошуа Клапоу, доктор философии, клинический психолог и ведущий The Web Radio Show, рассказывает Bustle.«Некоторые из симптомов или характеристик включают: неприязнь к близким отношениям и предпочтение уединенной деятельности и одиночество».

Они также, как правило, мало интересуются сексом и очень мало занятий приносят им удовольствие, поэтому СПЛ «часто ошибочно принимают за депрессию», — говорит Клапоу. «Но симптомы не соответствуют депрессии. Обычно человек не вовлечен в деятельность в жизни, но не полностью. Таким образом, они могут казаться странными, отключенными и не вовлеченными, но без многих явных симптомов.Из-за этого очень сложно поставить ярлык или диагноз ».

Когда симптомы расстройства личности имитируют симптомы других расстройств, таких как депрессия, человек с расстройством может не осознавать, что у него оно есть. А окружающие могут не заразиться Также может быть сложно выявить расстройство личности, поскольку все мы можем быть немного одинокими или зависимыми.

Вот почему они считаются расстройством только в том случае, если они распространены ». Расстройство личности — это состояние где базовые черты, характеристики и склонности человека мешают его функционированию », — говорит Клапов.«Чаще всего человек мало осведомлен или проницателен, потому что это их основные характеристики — они склонны рассматривать проблемы как коренные в других, потому что они просто являются« самими собой »». — может вступить в игру. «Осведомленность о конкретном поведении, которое мешает и беспокоит других, имеет решающее значение», — говорит Клапоу. Оттуда любой человек с расстройством личности может работать над изменением своих действий и того, как они взаимодействуют с другими, чтобы они могли меньше страдать и чувствовать себя лучше.

Психологи показывают, как акцент формирует наше восприятие человека — ScienceDaily

Акцент, которым кто-то говорит, играет решающую роль в том, как мы судим об этом человеке, как недавно выяснили психологи из Йенского университета имени Фридриха Шиллера (Германия).

«Акцент гораздо важнее, чем то, как человек выглядит», — резюмирует доктор Тамара Ракич один из ключевых результатов исследования, которое только что было опубликовано в онлайн-выпуске журнала Journal of Personality and Social Psychology . .Исследование основано на докторской диссертации доктора Ракича в Международном аспирантуре под названием «Конфликт и сотрудничество между социальными группами».

«Разделение на социальные категории, такие как, например, этническая принадлежность, происходит спонтанно и помогает нам понять и упростить сложный мир, а также позволяет нам легче справляться со сложностями», — говорит д-р Ракич. Однако, продолжает психолог, категоризация может превратиться в неотраженное суждение, основанное на стереотипах, и привести к дискриминации.Психологи из Йенского университета исследуют процесс восприятия человека в проекте под руководством профессора доктора Мелани Стеффенс в рамках исследовательского подразделения «Восприятие человека».

В своих текущих исследованиях доктор Ракич и ее коллеги профессор доктор Мелани Стеффенс и профессор доктор Амели Мамменди впервые эмпирически проверили влияние языка на этническую категоризацию. «С помощью нашего языка мы не только передаем информацию. Сам язык предоставляет много информации о говорящем человеке», — сказал доктор.- говорит Ракич. Согласно доктору Ракичу, можно сделать выводы о темпераменте, возрасте или душевном состоянии человека. «Те, у кого есть акцент, также выдают свое этническое происхождение».

Ранее ученые предполагали, что визуальные подсказки имеют приоритет при классификации неизвестных людей. «Подавляющее большинство исследований было сосредоточено на внешности», — говорит психолог из Йены Ракич. Напротив, влиянием языка — или, точнее, акцента — до сих пор пренебрегали.Неправильно, как сейчас смогли продемонстрировать йенские ученые.

Они показали участникам фотографии лиц немецкой и итальянской внешности вместе с письменным заявлением изображенных лиц. Затем участники должны были присвоить показания изображенным лицам. Согласно ранее полученным данным, путаница была особенно распространена в группах лиц немецкой и итальянской внешности. Однако заявления, сделанные лицами, выглядящими по-немецки, не были ошибочно отнесены к лицам с итальянской внешностью (или наоборот).Но это стало еще интереснее, когда были добавлены акценты: теперь некоторые люди с немецкой внешностью говорили на стандартном немецком, а некоторые с итальянским акцентом (а также люди с итальянской внешностью).

«Результаты показывают, что участники ориентировались почти исключительно на разговорный акцент при классификации людей», — подводит итог доктор Ракич. Внешний вид, который вошел в уравнение путем категоризации в первом эксперименте, в то время как никакой другой информации не было предоставлено, больше не имел значения.По словам Ракича, это доказывает огромную важность языка как источника информации при этнической категоризации: это соответствует предположению о том, что язык без акцента играет решающую роль в социальной интеграции.

История Источник:

Материалы предоставлены Йенским университетом Фридриха Шиллера . Примечание. Содержимое можно редактировать по стилю и длине.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *