Альфред адлер биография – Адлер, Альфред — Википедия

Содержание

Альфред Адлер — краткая биография, факты, личная жизнь

Краткая биография

Альфред А́длер (7 февраля 1870, Рудольфсхайм, Вена, Австро-Венгрия — 28 мая 1937, Абердин, Шотландия, Великобритания) — австрийский психолог, психиатр и мыслитель, создатель системы индивидуальной психологии. Его собственный жизненный путь, возможно, явился важным подспорьем в создании концепции индивидуальной теории личности.

Детство и юность

Альфред был третьим из шести детей в небогатой еврейской семье. Он упорно боролся со своей физической слабостью. Когда только это было возможно, юный Альфред бегал и играл с другими детьми, которые всегда с удовольствием принимали его в свою компанию. Казалось, он находил среди друзей то чувство равенства и самоуважения, которого был лишен дома. Влияние этого опыта можно видеть в последующей работе Адлера, когда он подчеркивает важность сопереживания и общих ценностей, называя это социальным интересом, благодаря которому, по его мнению, личность может реализовать свой потенциал и стать полезным членом общества.

В детстве Адлер несколько раз был близок к смерти. Когда Альфреду было 3 года, его младший брат умер в кроватке, где они спали вместе. Кроме того, дважды Адлер едва не был убит в уличных происшествиях, а в пять лет переболел тяжелой пневмонией. Семейный врач считал случай безнадежным, но другому доктору удалось спасти мальчика. После этой истории Адлер решил стать врачом.

В юности Адлер очень любил читать. Впоследствии хорошее знакомство с литературой, Библией, психологией и немецкой классической философией принесло ему популярность в венском обществе, а позднее и всемирную известность в качестве лектора.

В 18 лет Адлер поступил в Венский университет на отделение медицины. В университете он заинтересовался идеями социализма и участвовал в нескольких политических собраниях. На одном из них он встретил свою будущую жену Раису Эпштейн, русскую студентку, которая училась в университете. К концу обучения Адлер стал убеждённым социал-демократом. В 1895 году Адлер получил медицинскую степень. Он начал практику сперва как офтальмолог, затем в качестве врача общего направления. Позже, по причине его растущей заинтересованности функциями нервной системы и адаптацией, профессиональные устремления Адлера переместились в сторону неврологии и психиатрии.

Участие в деятельности Венской психоаналитической ассоциации и конфликт с Фрейдом

В 1901 году Адлер, подающий надежды молодой врач, активно защищал в печати новую книгу Фрейда «Толкование сновидений». Хотя Фрейд раньше не был знаком с Адлером, он был глубоко тронут смелой защитой Адлером его работы и прислал ему письмо с благодарностью и приглашением участвовать в только что сформированной дискуссионной группе по психоанализу.Будучи врачом-практиком, Адлер в 1902 году примкнул к кружку Фрейда. Тем не менее Адлер никогда не был сторонником фрейдистского тезиса об универсальной роли детской сексуальности в развитии человеческой психики. После женитьбы принял протестантство. В 1907 году Адлер опубликовал книгу «Исследование неполноценности органов» (Studie über Minderwertigkeit von Organen), в которой изложил свои взгляды на формирование человеческой психики, что вызвало негативную реакцию Фрейда. Адлер заявил о том, что «психоанализ не должен быть ограничен только одним способом», в ответ на это Фрейд резко высказался о «своеволии отдельных психоаналитиков». В 1910 году Адлер был избран президентом Венского психоаналитического общества. Тем временем отношения между Фрейдом и Адлером резко ухудшились. Фрейд, ещё в ноябре 1910 года в своих письмах к Юнгу называвший Адлера «вполне приличным и очень умным человеком», к концу года объявил его «параноиком», а его теории — «непонятными». «Суть дела — и это меня действительно тревожит — в том, что он сводит на нет сексуальное желание, и наши оппоненты вскоре смогут заговорить об опытном психоаналитике, выводы которого радикально отличаются от наших. Естественно, в своем отношении к нему я разрываюсь между убеждением, что его теории однобоки и вредны, и страхом прослыть нетерпимым стариком, который не дает молодежи развиваться» — писал Фрейд Юнгу.

Фрейд часто называл своих врагов «параноиками». Он считал, что причиной паранойи являются подавленные гомосексуальные чувства. Фрейд сделал ретроспективный анализ применительно к своему утраченному другу, Вильгельму Флису, и назвал Адлера «маленьким рецидивом Флиса». Он даже признался Юнгу, что его так расстраивает ссора с Адлером, потому что «от этого открываются старые раны дела с Флисом». 8 февраля 1911 года на очередном собрании Венского психоаналитического общества Фрейд подверг резкой критике взгляды Адлера. В ответ Адлер и вице-президент Штеклер, так же являвшийся сторонником взглядов Адлера, сложили с себя полномочия. В июне Адлер покинул Венское психоаналитическое общество. В октябре того же года оставшиеся последователи Адлера получили приказ выбрать один из двух лагерей. Всего вместе с Адлером ушли десять членов движения, которые решили образовать свой собственный кружок — «Общество свободных психоаналитических исследований», впоследствии переименованный в «Ассоциацию индивидуальной психологии». Фрейд в своём письме Юнгу писал об этом событии: «Я очень рад, что наконец-то избавился от банды Адлера». По решению Фрейда между членами Венского психоаналитического общества и отколовшейся «бандой Адлера» не допускалось контактов.

Популярно мнение, согласно которому А.Адлер являлся учеником З.Фрейда (в своей книге «Проблемы души нашего времени» Карл Г. Юнг называет его первым учеником Фрейда). Однако согласно Г.Элленбергеру: «Вопреки распространенному мнению, ни Адлер, ни Юнг не являются психоаналитиками, отклонившимися от общепринятого пути („psychoanalytic deviant“), и их системы не вносят „искажения“ в психоанализ. У обоих ещё до встречи с Фрейдом были собственные идеи; сотрудничая с ним, они сохраняли свою независимость, а покинув его, создали системы, коренным образом отличные как от фрейдовского психоанализа, так и друг от друга». Об этом же говорят Р. Фрейджер и Д. Фэйдимен: «Адлер вошел в группу (позднее превратившуюся в Венское психоаналитическое общество) сформировавшимся молодым профессионалом, уже разрабатывавшим собственное научное мировоззрение. Он не был ни последователем, ни „учеником“ Фрейда, и никогда не подвергался тренировочному анализу».

Дальнейшая жизнь

В 1912 году Адлер опубликовал работу «О нервном характере», обобщавшую основные концепции индивидуальной психологии. В том же году Адлер основал «Журнал индивидуальной психологии», выпуск которого вскоре был прерван Первой мировой войной. В течение двух лет Адлер служил военным врачом на русском фронте, а вернувшись в 1916 году в Вену, возглавил военный госпиталь. В 1919 году при поддержке австрийского правительства Адлер организовал первую детскую реабилитационную клинику. Через несколько лет в Вене было уже около тридцати таких клиник, в которых работали ученики Адлера. Персонал каждой клиники состоял из врача, психолога и социального работника. Деятельность Адлера получила международную известность. Подобные клиники вскоре появились в Голландии и Германии, затем — в США, где функционируют и поныне. В 1922 году была возобновлена ранее прерванная войной публикация журнала под новым названием — «Международный журнал индивидуальной психологии». С 1935 года под редакцией Адлера выходит журнал на английском языке (с 1957 года — Journal of Individual Psychology).

В 1926 году Адлер получил приглашение занять должность профессора Колумбийского университета в Нью-Йорке. В 1928 году он побывал в США, где читал лекции в Новой школе социальных исследований в Нью-Йорке. Став сотрудником Колумбийского университета, Адлер проводил в Вене только летние месяцы, продолжая преподавательскую деятельность и лечение пациентов. С приходом к власти нацистов последователи Адлера в Германии подверглись репрессиям и вынуждены были эмигрировать. Первая и наиболее известная экспериментальная школа, преподавание в которой осуществлялось согласно принципам индивидуальной психологии, основанная в 1931 году Оскаром Шпилем и Ф. Бирнбаумом, была закрыта после аншлюса Австрии в 1938 году. Тогда же был запрещён «Международный журнал индивидуальной психологии». В 1946 году, после окончания второй мировой войны экспериментальная школа открылась вновь, в то же время возобновилась и публикация журнала.

В 1932 году Адлер окончательно переезжает в США. В последние годы своей жизни он активно занимался лекционной деятельностью во многих высших учебных заведениях Запада. 28 мая 1937 года, приехав в Абердин (Шотландия) для чтения серии лекций, он неожиданно умер от сердечного приступа в возрасте 67 лет. Похоронен в Абердине.

У Альфреда было четверо детей: Валентина (1898), Александра (1901), Курт (1905) и Корнелия (1909). Александра и Курт стали, как и отец, психиатрами. Валентина была деятельницей Коминтерна, работала в издательстве Иностранных рабочих в Москве и была репрессирована за поддержку троцкизма. Внучка — публицист Марго Адлер.

Концепция индивидуальной теории личности

В отличие от Фрейда, акцентировавшего роль бессознательного и сексуальности как детерминант человеческого поведения, Адлер вводит в объяснение социальный фактор: характер человека складывается под воздействием его «жизненного стиля», то есть сложившейся в детстве системы целенаправленных стремлений, в которой реализуется потребность в достижении превосходства, самоутверждении как компенсации «комплекса неполноценности» (Адлер первым вводит этот термин). Например, прославленный древнегреческий оратор Демосфен с детства страдал дефектом речи, а многие знаменитые полководцы — люди невысокого роста (Наполеон, А. В. Суворов).

Адлер считал, что изначально большинству детей присуще ощущение собственной неполноценности по сравнению со «всемогущими взрослыми», что ведёт к формированию у ребёнка комплекса неполноценности. Развитие личности, согласно воззрениям Адлера, зависит от того, каким образом этот комплекс будет компенсироваться. В патологических случаях человек может пытаться скомпенсировать свой комплекс неполноценности за счёт стремления к власти над другими (компенсаторная теория власти).

Главные ключевые принципы его теории можно разделить на следующие составляющие:

  • чувство неполноценности и компенсация;
  • стремление к превосходству;
  • стиль жизни;
  • социальный интерес;
  • творческое Я;
  • порядок рождения;
  • фикционный финализм.

Одним из основополагающих трудов теории личности Адлера является «Практика и теория индивидуальной психологии». Среди других его значительных работ можно отметить «Исследование физической неполноценности и её психической компенсации», «Невротическая конституция», «Смысл жизни», «Постижение человеческой природы», «Наука жизни», «Социальный интерес: вызов человечеству», «Образ жизни».

Научные труды

  • Über den nervösen Charakter — Wiesbaden, 1912. (нем.)
  • О нервическом характере = Über den nervösen Charakter / Под ред. Э. В. Соколова; пер. с нем. И. В. Стефанович. — Спб.: Университетская книга, 1997. — 388 с. X.
  • Наука жить
  • Индивидуальная психология как путь к познанию и самопознанию человека — 1926.
  • Техника лечения — 1932.
  • Понять природу человека. — Академический проект, 1997. — 256 с.
  • Очерки по индивидуальной психологии. — Когито-Центр, 2002.
  • О стремлении к превосходству. — Астер-Х, 2017.
  • Индивидуальная психология и развитие ребенка. — Институт общегуманитарных исследований, 2017.

worldofaphorism.ru

Биография Альфреда Адлера — биография Адлера А.

Дата рождения: 7 февраля 1870 года
Дата смерти: 28 мая 1937 года
Место рождения: предместье Вены, Австрия

Альфред Адлер — психолог, Альфред Адлер — создатель индивидуальной психологии.

Альфред Адлер появился на свет в 1870 году 7 февраля в предместье Вены. Родился он в небогатой еврейской семьи и был третьим ребенком. Всего же детей в этой семье было шесть.

Альфред был физически слабым ребенком и несколько раз он был близок к смерти. Пару раз мальчика чуть не убили в уличных происшествиях, а в пять лет Альфред тяжело перенес пневмонию.

Семейный врач, лечивший мальчика, был уверен, что ребенок не выживет. На ноги ребенка поставил другой доктор. Впечатлительный мальчик после этого решил непременно стать врачом. И в восемнадцать лет Альфред поступил в университет на медицинский факультет.

Там же он встретил русскую студентку Раису Эпштейн, которая позднее стала его женой.

В университете Альфреда Адлера заинтересовали идеи социализма и к концу учебы он уже был социал-демократом, а так же получил диплом врача. Сначала он работал офтальмологом, затем его взгляды повернулись в строну психиатрии и неврологии.

Его, одного из немногих, в то время привлекла книга Зигмунда Фрейда о сновидениях. Адлер написал положительную рецензию в одной из газет. Польщенный Фрейд пригласил Адлера на еженедельное заседание кружка.

Немного поколебавшись Альфред Адлер принял приглашение.

Альфред Адлер был не согласен с Фрейдом, что все проблемы человека нужно искать в раннем детстве, когда ребенок получил сексуальную травму. Так же он оспаривал интерпретацию сновидений Фрейда. Споры и разногласия между Фрейдом и Адлером возникали все чаще, каждый из них старался перетянуть другого на свою сторону и привлечь к своей области исследований.

Но через какое-то время Адлер все же покинул кружок Фрейда и создал свой. Фрейд высказался по этому поводу, он выразил свою радость от того, что избавился от банды Адлера (вместе с Адлером ушли еще несколько человек).

В письмах Юнгу, Фрейд стал называть Адлера параноиком, а его идеи непонятными. Фрейд не впервые называл своих оппонентов параноиками. Он считал, что их проблемы кроются в подавлении гомосексуальных чувств.

Альфред Адлер начал публиковать свои работы, основал журнал по психологии. Но его деятельность была прервана войной. Два года он прослужил военным врачом, а по возвращении в Вену был главой госпиталя.

При поддержке правительства Адлер организовал детскую реабилитационную клинику. Через какое-то время таких клиник уже было около тридцати. А чуть позже такие клиники стали открываться в Германии, Голландии, США. В штат каждой клиники входил психолог, врач и социальный работник.

Адлер возобновил выпуск журнала, а в 1926 году получил приглашение поработать в должности профессора в Колумбийский университет. И в 1932 году Альфред Адлер окончательно перебирается в США.

Но его деятельность не ограничилась только Штатами, он активно читал лекции во многих странах Европы. Очевидно, что в апреле 1937 года Альфред Адлер, перенес сердечный приступ, выступая с лекциями в Голландии. А через месяц, приехав в Шотландию для чтения лекций, Альфред Адлер умер от сердечного приступа.

Альфред Адлер был тем человеком, который считал, что лучше предотвратить патологию, чем потом лечить. По его мнению, большая масса больных людей на самом деле здоровы, но утратили веру в себя и свои силы.

Адлер считал, что человеку просто необходима поддержка и одобрение. Именно на это он и делал упор в своих работах и в практической деятельности.

Достижения Альфреда Адлера:

• Является автором системы индивидуальной психологии.
• Выдающийся психолог и психиатр.

Даты из биографии Альфреда Адлера:

• 1870 год — появился на свет
• 1902 год — входил в кружок Фрейда
• 1926 год — профессор Колумбийского университета
• 1932 год — переезжает в США
• 1937 год — умер

Интересные факты Альфреда Адлера:

• У Альфреда Адлера было четверо детей. Двое из них стали психиатрами, как отец, дочь работала в Москве, была репрессирована.
• Считал, что большинство взрослых проблем берут свое начало в детстве из-за неправильного воспитания: баловство, гиперопека. Был убежден, что родителям нужно научиться уважать своих детей, исключить из своего воспитания вседозволенность.
• В первых классах Альфред Адлер учился очень посредственно и даже оставался на второй год.

the-biografii.ru

Альфред Адлер: биография

Альфред Адлер родился в предместье Вены (Пензинг) в 1870 году в семье зажиточного торговца зерном, был вторым ребенком в семье, в которой было шестеро детей: четыре мальчика и две девочки.

В семье исповедовались ортодоксально-иудейские взгляды, вызывавшие впоследствии протест молодого Альфреда — он даже принял христианство.

Альфред был болезненным рахитичным ребенком. Его самые ранние воспоминания относятся к двухлетнему возрасту, когда он много болел и был забинтован так, что еле двигался и испытывал острое чувство зависти к своему свободно двигавшемуся старшему брату. Вообще его детские воспоминания окрашены безуспешным соперничеством со старшим братом. В возрасте 5 лет Альфред заболел пневмонией настолько тяжело, что доктора опасались за его жизнь. К опасениям взрослых добавлялись страхи самого Альфреда, хорошо помнившего раннюю смерть одного аз своих младших братьев. Но лечение все же оказалось успешным, и Альфред выздоровел. К этим переживаниям темы смерти можно добавить еще и то, что Альфред в возрасте от 4 до 5 лет дважды попадал под машину. Он решил стать доктором, чтобы «преодолеть смерть и страх смерти» (Ansbacher & Ansbacher).

 

 

Видео «Альфред Адлер»: часть 1.

В конечном итоге Адлер мужественно преодолел свои физические трудности. В школьные годы он активно занимался спортом, что повышало его авторитет в глазах одноклассников, но не могло помочь в соперничестве со старшим братом. Он также компенсировал первоначальные неудачи в учебе, особенно в математике, став, по словам Боттома (Bottome), «математическим гением, решающим задачи, лишь только они ставились перед ним». На протяжении всей жизни Адлер любил музыку, участвовал в различных представлениях и обладал таким прекрасным тенором, что, наверное, мог бы стать оперным певцом.

Адлер женился на образованной эмигрантке  из России, чьи убеждения были намного либеральнее принятых в Австрии того  времени. Она осуждала ограниченность  традиционного отношения к женщинам, что, несомненно, оказало воздействие на Адлера. Не без ее влияния он провел исследование, в котором показал прямую зависимость между карьерной успешностью матерей и их дочерей. У Адлера и его жены, Раисы, было четверо детей.

Адлер получил степень по медицине в Венском университете в 1895 году и начат практиковать как офтальмолог, позднее — как врач общей практики Он интересовался влиянием психологических факторов на болезнь и ее лечение, но не ограничивал свою практику одной психиатрией вплоть до 1910 года, до разрыва с Фрейдом. Его озабоченность как врача общей практики социальным контекстом течения болезни, выражена в его брошюре «Здоровье портных», в которой он исследовал условия работы, приводящие к высокому уровню заболеваемости в этой профессиональной группе. Во время Первой мировой войны Адлер служил врачом в австрийской армии, занимаясь военными неврозами (впоследствии названными им контузиями).

На Адлера (как и на Юнга) произвела огромное впечатление книга Фрейда о сновидениях, и он публиковал статьи с положительной оценкой этой работы, хотя в то время и не был знаком с Фрейдом лично. Фрейд отреагировал на эго с благодарностью. В 1902 году Фрейд пригласил Адлера присоединиться к его еженедельному дискуссионному кружку, впоследствии известному как Венское психоаналитическое общество. Хотя Адлер и не проходил психоанализ у Фрейда или у кого-либо еще, он принимал активное участие в дискуссиях. Он стал преемником Фрейда как президент Психоаналитического общества в 1910 году и издавал журнал, общества. Адлер продолжал лечение многих пациентов, ранее лечившихся у самого Фрейда, и даже был его личным врачом.

Однако в 1911 году Фрейд порвал с Адлером, будучи не в состоянии принять его теоретические воззрения. Личная неприязнь между ними дошла до того, что Фрейд ставил под сомнение интеллектуальные способности Адлера и обвинял его в отказе признать значение бессознательного, а следовательно, потере важнейшего отправного пункта психоанализа. Адлер, в свою очередь, охарактеризовал Фрейда как избалованного ребенка, который никак не преодолеет детской капризности и по мере возможности цепляется за власть.

У Адлера было много сторонников. Когда он в 1911 году покинул кружок Фрейда, отказавшись от должности президента Психоаналитического общества. 9 из 35 участников общества ушли вместе с ним. В 1912 году он создал независимую психоаналитическую ассоциацию — Общество индивидуальной психологии а в 1914 году основал свой журнал.

 

Видео «Альфред Адлер»: часть 2.

Адлер особенно интересовался проблемами детей, включая предупреждение правонарушений и психологические трудности, вызванные физическими недостатками, плохими родителями и проблемами общения с другими детьми (Ansbacher). Он основал около 50 детских больниц в Вене и в Европе. Ему с Удивительным успехом удавалось достичь взаимопонимания с пациентами даже в особо трудных случаях, в частности при работе с людьми, пребывавшими в глубокой депрессии. Хирурги вызывали его успокоить подростков. На подобные приглашения он отзывался прежде всего из чувства сострадания, а не из корпоративной солидарности, и тем более в таких ситуациях он не выступал как исследователь. Это постоянное внимание к интересам пациентов препятствовало его признанию в академических кругах, хотя вызвало отклик тех, кто призывал психологов «дать психологию» народу (Miiller).

Адлер много писал, опубликовал свыше 300 статей и книг (Dinkmeyer & Dinkmeyer). Его репутация была широко известна, и он читал лекции и в Соединенных Штатах, и по всей Европе. Как и многие европейцы в политически неспокойное время перед Второй мировой войной, Адлер в 1935 году переехал в Соединенные Штаты. Он преподавал в Лонг-Айлендском медицинском колледже. В 1937 году, в возрасте 67 лет умер от сердечной недостаточности во время лекционного турне в Шотландии.

Адлер признавал, что его теория берет свое начало в его собственном жизненном опыте. Легко представить, каково было мальчику, когда-то больному, и как считалось, неизлечимо, найти в себе силы в конце концов стать врачом-психиатром и описать преодоление физических недостатков как основную движущую силу развития личности.

5psy.ru

Адлер, Альфред — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Адлер.

Альфред А́длер (7 февраля 1870, Рудольфсхайм, Вена, Австро-Венгрия — 28 мая 1937, Абердин, Шотландия, Великобритания) — австрийский психолог, психиатр и мыслитель, создатель системы индивидуальной психологии. Его собственный жизненный путь, возможно, явился важным подспорьем в создании концепции индивидуальной теории личности.

Биография

Детство и юность

Альфред был третьим из шести детей в небогатой еврейской семье. Он упорно боролся со своей физической слабостью. Когда только это было возможно, юный Альфред бегал и играл с другими детьми, которые всегда с удовольствием принимали его в свою компанию. Казалось, он находил среди друзей то чувство равенства и самоуважения, которого был лишен дома. Влияние этого опыта можно видеть в последующей работе Адлера, когда он подчеркивает важность сопереживания и общих ценностей, называя это социальным интересом, благодаря которому, по его мнению, личность может реализовать свой потенциал и стать полезным членом общества.

В детстве Адлер несколько раз был близок к смерти. Когда Альфреду было 3 года, его младший брат умер в кроватке, где они спали вместе. Кроме того, дважды Адлер едва не был убит в уличных происшествиях, а в пять лет переболел тяжелой пневмонией. Семейный врач считал случай безнадежным, но другому доктору удалось спасти мальчика. После этой истории Адлер решил стать врачом.

В юности Адлер очень любил читать. Впоследствии хорошее знакомство с литературой, Библией, психологией и немецкой классической философией принесло ему популярность в венском обществе, а позднее и всемирную известность в качестве лектора.

В 18 лет Адлер поступил в Венский университет на отделение медицины. В университете он заинтересовался идеями социализма и участвовал в нескольких политических собраниях. На одном из них он встретил свою будущую жену Раису Эпштейн, русскую студентку, которая училась в университете. К концу обучения Адлер стал убеждённым социал-демократом. В 1895 году Адлер получил медицинскую степень. Он начал практику сперва как офтальмолог, затем в качестве врача общего направления. Позже, по причине его растущей заинтересованности функциями нервной системы и адаптацией, профессиональные устремления Адлера переместились в сторону неврологии и психиатрии.

Участие в деятельности Венской психоаналитической ассоциации и конфликт с Фрейдом

В 1901 году Адлер, подающий надежды молодой врач, активно защищал в печати новую книгу Фрейда «Толкование сновидений». Хотя Фрейд раньше не был знаком с Адлером, он был глубоко тронут смелой защитой Адлером его работы и прислал ему письмо с благодарностью и приглашением участвовать в только что сформированной дискуссионной группе по психоанализу. Будучи врачом-практиком, Адлер в 1902 году примкнул к кружку Фрейда. Тем не менее Адлер никогда не был сторонником фрейдистского тезиса об универсальной роли детской сексуальности в развитии человеческой психики. После женитьбы принял протестантство[1]. В 1907 году Адлер опубликовал книгу «Исследование неполноценности органов» (Studie über Minderwertigkeit von Organen), в которой изложил свои взгляды на формирование человеческой психики, что вызвало негативную реакцию Фрейда. Адлер заявил о том, что «психоанализ не должен быть ограничен только одним способом», в ответ на это Фрейд резко высказался о «своеволии отдельных психоаналитиков». В 1910 году Адлер был избран президентом Венского психоаналитического общества. Тем временем отношения между Фрейдом и Адлером резко ухудшились. Фрейд, ещё в ноябре 1910 года в своих письмах к Юнгу называвший Адлера «вполне приличным и очень умным человеком», к концу года объявил его «параноиком», а его теории — «непонятными». «Суть дела — и это меня действительно тревожит — в том, что он сводит на нет сексуальное желание, и наши оппоненты вскоре смогут заговорить об опытном психоаналитике, выводы которого радикально отличаются от наших. Естественно, в своем отношении к нему я разрываюсь между убеждением, что его теории однобоки и вредны, и страхом прослыть нетерпимым стариком, который не дает молодежи развиваться» — писал Фрейд Юнгу.

Фрейд часто называл своих врагов «параноиками». Он считал, что причиной паранойи являются подавленные гомосексуальные чувства. Фрейд сделал ретроспективный анализ применительно к своему утраченному другу, Вильгельму Флису, и назвал Адлера «маленьким рецидивом Флиса». Он даже признался Юнгу, что его так расстраивает ссора с Адлером, потому что «от этого открываются старые раны дела с Флисом»[2]. 8 февраля 1911 года на очередном собрании Венского психоаналитического общества Фрейд подверг резкой критике взгляды Адлера. В ответ Адлер и вице-президент Штеклер, так же являвшийся сторонником взглядов Адлера, сложили с себя полномочия. В июне Адлер покинул Венское психоаналитическое общество. В октябре того же года оставшиеся последователи Адлера получили приказ выбрать один из двух лагерей. Всего вместе с Адлером ушли десять членов движения, которые решили образовать свой собственный кружок — «Общество свободных психоаналитических исследований», впоследствии переименованный в «Ассоциацию индивидуальной психологии». Фрейд в своём письме Юнгу писал об этом событии: «Я очень рад, что наконец-то избавился от банды Адлера». По решению Фрейда между членами Венского психоаналитического общества и отколовшейся «бандой Адлера» не допускалось контактов.

Популярно мнение, согласно которому А.Адлер являлся учеником З.Фрейда (в своей книге «Проблемы души нашего времени» Карл Г. Юнг называет его первым учеником Фрейда). Однако согласно Г.Элленбергеру: «Вопреки распространенному мнению, ни Адлер, ни Юнг не являются психоаналитиками, отклонившимися от общепринятого пути („psychoanalytic deviant“), и их системы не вносят „искажения“ в психоанализ. У обоих ещё до встречи с Фрейдом были собственные идеи; сотрудничая с ним, они сохраняли свою независимость, а покинув его, создали системы, коренным образом отличные как от фрейдовского психоанализа, так и друг от друга»[3]. Об этом же говорят Р. Фрейджер и Д. Фэйдимен: «Адлер вошел в группу (позднее превратившуюся в Венское психоаналитическое общество) сформировавшимся молодым профессионалом, уже разрабатывавшим собственное научное мировоззрение. Он не был ни последователем, ни „учеником“ Фрейда, и никогда не подвергался тренировочному анализу»[4].

Дальнейшая жизнь

В 1912 году Адлер опубликовал работу «О нервном характере», обобщавшую основные концепции индивидуальной психологии. В том же году Адлер основал «Журнал индивидуальной психологии», выпуск которого вскоре был прерван Первой мировой войной. В течение двух лет Адлер служил военным врачом на русском фронте, а вернувшись в 1916 году в Вену, возглавил военный госпиталь. В 1919 году при поддержке австрийского правительства Адлер организовал первую детскую реабилитационную клинику. Через несколько лет в Вене было уже около тридцати таких клиник, в которых работали ученики Адлера. Персонал каждой клиники состоял из врача, психолога и социального работника. Деятельность Адлера получила международную известность. Подобные клиники вскоре появились в Голландии и Германии, затем — в США, где функционируют и поныне. В 1922 году была возобновлена ранее прерванная войной публикация журнала под новым названием — «Международный журнал индивидуальной психологии». С 1935 года под редакцией Адлера выходит журнал на английском языке (с 1957 года — Journal of Individual Psychology).

В 1926 году Адлер получил приглашение занять должность профессора Колумбийского университета в Нью-Йорке. В 1928 году он побывал в США, где читал лекции в Новой школе социальных исследований в Нью-Йорке. Став сотрудником Колумбийского университета, Адлер проводил в Вене только летние месяцы, продолжая преподавательскую деятельность и лечение пациентов. С приходом к власти нацистов последователи Адлера в Германии подверглись репрессиям и вынуждены были эмигрировать. Первая и наиболее известная экспериментальная школа, преподавание в которой осуществлялось согласно принципам индивидуальной психологии, основанная в 1931 году Оскаром Шпилем и Ф. Бирнбаумом, была закрыта после аншлюса Австрии в 1938 году. Тогда же был запрещён «Международный журнал индивидуальной психологии». В 1946 году, после окончания второй мировой войны экспериментальная школа открылась вновь, в то же время возобновилась и публикация журнала.

В 1932 году Адлер окончательно переезжает в США. В последние годы своей жизни он активно занимался лекционной деятельностью во многих высших учебных заведениях Запада. 28 мая 1937 года, приехав в Абердин (Шотландия) для чтения серии лекций, он неожиданно умер от сердечного приступа в возрасте 67 лет. Похоронен в Абердине.

У Альфреда было четверо детей: Валентина (1898), Александра (1901), Курт (1905) и Корнелия (1909). Александра и Курт стали, как и отец, психиатрами. Валентина была деятельницей Коминтерна, работала в издательстве Иностранных рабочих в Москве и была репрессирована за поддержку троцкизма. Внучка — публицист Марго Адлер.

Концепция индивидуальной теории личности

В отличие от Фрейда, акцентировавшего роль бессознательного и сексуальности как детерминант человеческого поведения, Адлер вводит в объяснение социальный фактор: характер человека складывается под воздействием его «жизненного стиля», то есть сложившейся в детстве системы целенаправленных стремлений, в которой реализуется потребность в достижении превосходства, самоутверждении как компенсации «комплекса неполноценности» (Адлер первым вводит этот термин). Например, прославленный древнегреческий оратор Демосфен с детства страдал дефектом речи, а многие знаменитые полководцы — люди невысокого роста (Наполеон, А. В. Суворов).

Адлер считал, что изначально большинству детей присуще ощущение собственной неполноценности по сравнению со «всемогущими взрослыми», что ведёт к формированию у ребёнка комплекса неполноценности. Развитие личности, согласно воззрениям Адлера, зависит от того, каким образом этот комплекс будет компенсироваться. В патологических случаях человек может пытаться скомпенсировать свой комплекс неполноценности за счёт стремления к власти над другими (компенсаторная теория власти).

Главные ключевые принципы его теории можно разделить на[5]:

  1. чувство неполноценности и компенсация;
  2. стремление к превосходству;
  3. стиль жизни;
  4. социальный интерес;
  5. творческое Я;
  6. порядок рождения;
  7. фикционный финализм.

Одним из основополагающих трудов теории личности Адлера является «Практика и теория индивидуальной психологии». Среди других его значительных работ можно отметить «Исследование физической неполноценности и её психической компенсации», «Невротическая конституция», «Смысл жизни», «Постижение человеческой природы», «Наука жизни», «Социальный интерес: вызов человечеству», «Образ жизни».

Научные труды

  • Über den nervösen Charakter — Wiesbaden, 1912. (нем.)
  • О нервическом характере = Über den nervösen Charakter / Под ред. Э. В. Соколова; пер. с нем. И. В. Стефанович. — Спб.: Университетская книга, 1997. — 388 с. — ISBN 5-7914-0011-X.
  • [lib.ru/PSIHO/ADLER/live.txt Наука жить]
  • [lib.ru/PSIHO/ADLER/Adler-3.txt Индивидуальная психология как путь к познанию и самопознанию человека] — 1926.
  • [lib.ru/PSIHO/ADLER/Adler-2.txt Техника лечения] — 1932.

Напишите отзыв о статье «Адлер, Альфред»

Примечания

  1. [www.eleven.co.il/article/10081 Адлер, Альфред] — статья из Электронной еврейской энциклопедии
  2. [www.erlib.com/Пол_Феррис/Зигмунд_Фрейд/23/ Пол Феррис. Зигмунд Фрейд]
  3. Элленбергер Г. Ф. Открытие бессознательного. — 2004.
  4. Фрейджер Р., Фэйдимен Д. «Теории личности…». — 2009.
  5. Альфред Адлер. Наука жить

Ссылки

  • [gloss.exitt.ru/6031552.html Альфред Адлер]
  • [intropsy.ru/Biography/АдлерАльфред Альфред Адлер, биография на сайте Психология: Введение в профессию]
  • [www.grc-eka.ru/filmy/alfred-adler.html Документальный фильм «Альфред Адлер. Король комплексов», ТК «Культура»]

Отрывок, характеризующий Адлер, Альфред

– Сomme c’est un homme d’esprit votre pere, – сказала она, – c’est a cause de cela peut etre qu’il me fait peur. [Какой умный человек ваш батюшка. Может быть, от этого то я и боюсь его.]
– Ax, он так добр! – сказала княжна.

Князь Андрей уезжал на другой день вечером. Старый князь, не отступая от своего порядка, после обеда ушел к себе. Маленькая княгиня была у золовки. Князь Андрей, одевшись в дорожный сюртук без эполет, в отведенных ему покоях укладывался с своим камердинером. Сам осмотрев коляску и укладку чемоданов, он велел закладывать. В комнате оставались только те вещи, которые князь Андрей всегда брал с собой: шкатулка, большой серебряный погребец, два турецких пистолета и шашка, подарок отца, привезенный из под Очакова. Все эти дорожные принадлежности были в большом порядке у князя Андрея: всё было ново, чисто, в суконных чехлах, старательно завязано тесемочками.
В минуты отъезда и перемены жизни на людей, способных обдумывать свои поступки, обыкновенно находит серьезное настроение мыслей. В эти минуты обыкновенно поверяется прошедшее и делаются планы будущего. Лицо князя Андрея было очень задумчиво и нежно. Он, заложив руки назад, быстро ходил по комнате из угла в угол, глядя вперед себя, и задумчиво покачивал головой. Страшно ли ему было итти на войну, грустно ли бросить жену, – может быть, и то и другое, только, видимо, не желая, чтоб его видели в таком положении, услыхав шаги в сенях, он торопливо высвободил руки, остановился у стола, как будто увязывал чехол шкатулки, и принял свое всегдашнее, спокойное и непроницаемое выражение. Это были тяжелые шаги княжны Марьи.
– Мне сказали, что ты велел закладывать, – сказала она, запыхавшись (она, видно, бежала), – а мне так хотелось еще поговорить с тобой наедине. Бог знает, на сколько времени опять расстаемся. Ты не сердишься, что я пришла? Ты очень переменился, Андрюша, – прибавила она как бы в объяснение такого вопроса.
Она улыбнулась, произнося слово «Андрюша». Видно, ей самой было странно подумать, что этот строгий, красивый мужчина был тот самый Андрюша, худой, шаловливый мальчик, товарищ детства.
– А где Lise? – спросил он, только улыбкой отвечая на ее вопрос.
– Она так устала, что заснула у меня в комнате на диване. Ax, Andre! Que! tresor de femme vous avez, [Ax, Андрей! Какое сокровище твоя жена,] – сказала она, усаживаясь на диван против брата. – Она совершенный ребенок, такой милый, веселый ребенок. Я так ее полюбила.
Князь Андрей молчал, но княжна заметила ироническое и презрительное выражение, появившееся на его лице.
– Но надо быть снисходительным к маленьким слабостям; у кого их нет, Аndre! Ты не забудь, что она воспитана и выросла в свете. И потом ее положение теперь не розовое. Надобно входить в положение каждого. Tout comprendre, c’est tout pardonner. [Кто всё поймет, тот всё и простит.] Ты подумай, каково ей, бедняжке, после жизни, к которой она привыкла, расстаться с мужем и остаться одной в деревне и в ее положении? Это очень тяжело.
Князь Андрей улыбался, глядя на сестру, как мы улыбаемся, слушая людей, которых, нам кажется, что мы насквозь видим.
– Ты живешь в деревне и не находишь эту жизнь ужасною, – сказал он.
– Я другое дело. Что обо мне говорить! Я не желаю другой жизни, да и не могу желать, потому что не знаю никакой другой жизни. А ты подумай, Andre, для молодой и светской женщины похорониться в лучшие годы жизни в деревне, одной, потому что папенька всегда занят, а я… ты меня знаешь… как я бедна en ressources, [интересами.] для женщины, привыкшей к лучшему обществу. M lle Bourienne одна…
– Она мне очень не нравится, ваша Bourienne, – сказал князь Андрей.
– О, нет! Она очень милая и добрая,а главное – жалкая девушка.У нее никого,никого нет. По правде сказать, мне она не только не нужна, но стеснительна. Я,ты знаешь,и всегда была дикарка, а теперь еще больше. Я люблю быть одна… Mon pere [Отец] ее очень любит. Она и Михаил Иваныч – два лица, к которым он всегда ласков и добр, потому что они оба облагодетельствованы им; как говорит Стерн: «мы не столько любим людей за то добро, которое они нам сделали, сколько за то добро, которое мы им сделали». Mon pеre взял ее сиротой sur le pavе, [на мостовой,] и она очень добрая. И mon pere любит ее манеру чтения. Она по вечерам читает ему вслух. Она прекрасно читает.
– Ну, а по правде, Marie, тебе, я думаю, тяжело иногда бывает от характера отца? – вдруг спросил князь Андрей.
Княжна Марья сначала удивилась, потом испугалась этого вопроса.
– МНЕ?… Мне?!… Мне тяжело?! – сказала она.
– Он и всегда был крут; а теперь тяжел становится, я думаю, – сказал князь Андрей, видимо, нарочно, чтоб озадачить или испытать сестру, так легко отзываясь об отце.
– Ты всем хорош, Andre, но у тебя есть какая то гордость мысли, – сказала княжна, больше следуя за своим ходом мыслей, чем за ходом разговора, – и это большой грех. Разве возможно судить об отце? Да ежели бы и возможно было, какое другое чувство, кроме veneration, [глубокого уважения,] может возбудить такой человек, как mon pere? И я так довольна и счастлива с ним. Я только желала бы, чтобы вы все были счастливы, как я.
Брат недоверчиво покачал головой.
– Одно, что тяжело для меня, – я тебе по правде скажу, Andre, – это образ мыслей отца в религиозном отношении. Я не понимаю, как человек с таким огромным умом не может видеть того, что ясно, как день, и может так заблуждаться? Вот это составляет одно мое несчастие. Но и тут в последнее время я вижу тень улучшения. В последнее время его насмешки не так язвительны, и есть один монах, которого он принимал и долго говорил с ним.
– Ну, мой друг, я боюсь, что вы с монахом даром растрачиваете свой порох, – насмешливо, но ласково сказал князь Андрей.
– Аh! mon ami. [А! Друг мой.] Я только молюсь Богу и надеюсь, что Он услышит меня. Andre, – сказала она робко после минуты молчания, – у меня к тебе есть большая просьба.
– Что, мой друг?
– Нет, обещай мне, что ты не откажешь. Это тебе не будет стоить никакого труда, и ничего недостойного тебя в этом не будет. Только ты меня утешишь. Обещай, Андрюша, – сказала она, сунув руку в ридикюль и в нем держа что то, но еще не показывая, как будто то, что она держала, и составляло предмет просьбы и будто прежде получения обещания в исполнении просьбы она не могла вынуть из ридикюля это что то.
Она робко, умоляющим взглядом смотрела на брата.
– Ежели бы это и стоило мне большого труда… – как будто догадываясь, в чем было дело, отвечал князь Андрей.
– Ты, что хочешь, думай! Я знаю, ты такой же, как и mon pere. Что хочешь думай, но для меня это сделай. Сделай, пожалуйста! Его еще отец моего отца, наш дедушка, носил во всех войнах… – Она всё еще не доставала того, что держала, из ридикюля. – Так ты обещаешь мне?
– Конечно, в чем дело?
– Andre, я тебя благословлю образом, и ты обещай мне, что никогда его не будешь снимать. Обещаешь?
– Ежели он не в два пуда и шеи не оттянет… Чтобы тебе сделать удовольствие… – сказал князь Андрей, но в ту же секунду, заметив огорченное выражение, которое приняло лицо сестры при этой шутке, он раскаялся. – Очень рад, право очень рад, мой друг, – прибавил он.
– Против твоей воли Он спасет и помилует тебя и обратит тебя к Себе, потому что в Нем одном и истина и успокоение, – сказала она дрожащим от волнения голосом, с торжественным жестом держа в обеих руках перед братом овальный старинный образок Спасителя с черным ликом в серебряной ризе на серебряной цепочке мелкой работы.
Она перекрестилась, поцеловала образок и подала его Андрею.
– Пожалуйста, Andre, для меня…
Из больших глаз ее светились лучи доброго и робкого света. Глаза эти освещали всё болезненное, худое лицо и делали его прекрасным. Брат хотел взять образок, но она остановила его. Андрей понял, перекрестился и поцеловал образок. Лицо его в одно и то же время было нежно (он был тронут) и насмешливо.
– Merci, mon ami. [Благодарю, мой друг.]
Она поцеловала его в лоб и опять села на диван. Они молчали.
– Так я тебе говорила, Andre, будь добр и великодушен, каким ты всегда был. Не суди строго Lise, – начала она. – Она так мила, так добра, и положение ее очень тяжело теперь.
– Кажется, я ничего не говорил тебе, Маша, чтоб я упрекал в чем нибудь свою жену или был недоволен ею. К чему ты всё это говоришь мне?
Княжна Марья покраснела пятнами и замолчала, как будто она чувствовала себя виноватою.
– Я ничего не говорил тебе, а тебе уж говорили . И мне это грустно.
Красные пятна еще сильнее выступили на лбу, шее и щеках княжны Марьи. Она хотела сказать что то и не могла выговорить. Брат угадал: маленькая княгиня после обеда плакала, говорила, что предчувствует несчастные роды, боится их, и жаловалась на свою судьбу, на свекра и на мужа. После слёз она заснула. Князю Андрею жалко стало сестру.
– Знай одно, Маша, я ни в чем не могу упрекнуть, не упрекал и никогда не упрекну мою жену , и сам ни в чем себя не могу упрекнуть в отношении к ней; и это всегда так будет, в каких бы я ни был обстоятельствах. Но ежели ты хочешь знать правду… хочешь знать, счастлив ли я? Нет. Счастлива ли она? Нет. Отчего это? Не знаю…
Говоря это, он встал, подошел к сестре и, нагнувшись, поцеловал ее в лоб. Прекрасные глаза его светились умным и добрым, непривычным блеском, но он смотрел не на сестру, а в темноту отворенной двери, через ее голову.
– Пойдем к ней, надо проститься. Или иди одна, разбуди ее, а я сейчас приду. Петрушка! – крикнул он камердинеру, – поди сюда, убирай. Это в сиденье, это на правую сторону.
Княжна Марья встала и направилась к двери. Она остановилась.
– Andre, si vous avez. la foi, vous vous seriez adresse a Dieu, pour qu’il vous donne l’amour, que vous ne sentez pas et votre priere aurait ete exaucee. [Если бы ты имел веру, то обратился бы к Богу с молитвою, чтоб Он даровал тебе любовь, которую ты не чувствуешь, и молитва твоя была бы услышана.]
– Да, разве это! – сказал князь Андрей. – Иди, Маша, я сейчас приду.
По дороге к комнате сестры, в галлерее, соединявшей один дом с другим, князь Андрей встретил мило улыбавшуюся m lle Bourienne, уже в третий раз в этот день с восторженною и наивною улыбкой попадавшуюся ему в уединенных переходах.
– Ah! je vous croyais chez vous, [Ах, я думала, вы у себя,] – сказала она, почему то краснея и опуская глаза.
Князь Андрей строго посмотрел на нее. На лице князя Андрея вдруг выразилось озлобление. Он ничего не сказал ей, но посмотрел на ее лоб и волосы, не глядя в глаза, так презрительно, что француженка покраснела и ушла, ничего не сказав.
Когда он подошел к комнате сестры, княгиня уже проснулась, и ее веселый голосок, торопивший одно слово за другим, послышался из отворенной двери. Она говорила, как будто после долгого воздержания ей хотелось вознаградить потерянное время.
– Non, mais figurez vous, la vieille comtesse Zouboff avec de fausses boucles et la bouche pleine de fausses dents, comme si elle voulait defier les annees… [Нет, представьте себе, старая графиня Зубова, с фальшивыми локонами, с фальшивыми зубами, как будто издеваясь над годами…] Xa, xa, xa, Marieie!
Точно ту же фразу о графине Зубовой и тот же смех уже раз пять слышал при посторонних князь Андрей от своей жены.
Он тихо вошел в комнату. Княгиня, толстенькая, румяная, с работой в руках, сидела на кресле и без умолку говорила, перебирая петербургские воспоминания и даже фразы. Князь Андрей подошел, погладил ее по голове и спросил, отдохнула ли она от дороги. Она ответила и продолжала тот же разговор.
Коляска шестериком стояла у подъезда. На дворе была темная осенняя ночь. Кучер не видел дышла коляски. На крыльце суетились люди с фонарями. Огромный дом горел огнями сквозь свои большие окна. В передней толпились дворовые, желавшие проститься с молодым князем; в зале стояли все домашние: Михаил Иванович, m lle Bourienne, княжна Марья и княгиня.
Князь Андрей был позван в кабинет к отцу, который с глазу на глаз хотел проститься с ним. Все ждали их выхода.
Когда князь Андрей вошел в кабинет, старый князь в стариковских очках и в своем белом халате, в котором он никого не принимал, кроме сына, сидел за столом и писал. Он оглянулся.

wiki-org.ru

Адлер Биография, Альфред Адлер биография читать, Альфред Адлер биография читать онлайн

Биография

Альфред А́длер. Родился 7 февраля 1870, Рудольфсхайм, Вена, Австро-Венгрия. Дата смерти 28 мая 1937, Абердин, Шотландия, Великобритания. Австрийский психолог, психиатр и мыслитель, создатель системы индивидуальной психологии. Его собственный жизненный путь, возможно, явился важным подспорьем в создании концепции индивидуальной теории личности.
Биография
Детство и юность
Альфред был третьим из шести детей в небогатой еврейской семье. Он упорно боролся со своей физической слабостью. Когда только это было возможно, юный Альфред бегал и играл с другими детьми, которые всегда с удовольствием принимали его в свою компанию. Казалось, он находил среди друзей то чувство равенства и самоуважения, которого был лишен дома. Влияние этого опыта можно видеть в последующей работе Адлера, когда он подчеркивает важность сопереживания и общих ценностей, называя это социальным интересом, благодаря которому, по его мнению, личность может реализовать свой потенциал и стать полезным членом общества.

В детстве Адлер несколько раз был близок к смерти. Когда Альфреду было 3 года, его младший брат умер в кроватке, где они спали вместе. Кроме того, дважды Адлер едва не был убит в уличных происшествиях, а в пять лет переболел тяжелой пневмонией. Семейный врач считал случай безнадежным, но другому доктору удалось спасти мальчика. После этой истории Адлер решил стать врачом.

В юности Адлер очень любил читать. Впоследствии хорошее знакомство с литературой, Библией, психологией и немецкой классической философией принесло ему популярность в венском обществе, а позднее и всемирную известность в качестве лектора.

В 18 лет Адлер поступил в Венский университет на отделение медицины. В университете он заинтересовался идеями социализма и участвовал в нескольких политических собраниях. На одном из них он встретил свою будущую жену Раису Эпштейн, русскую студентку, которая училась в университете. К концу обучения Адлер стал убеждённым социал-демократом. В 1895 году Адлер получил медицинскую степень. Он начал практику сперва как офтальмолог, затем в качестве врача общего направления. Позже, по причине его растущей заинтересованности функциями нервной системы и адаптацией, профессиональные устремления Адлера переместились в сторону неврологии и психиатрии.

Участие в деятельности Венской психоаналитической ассоциации и конфликт с Фрейдом
В 1901 году Адлер, подающий надежды молодой врач, активно защищал в печати новую книгу Фрейда «Толкование сновидений». Хотя Фрейд раньше не был знаком с Адлером, он был глубоко тронут смелой защитой Адлером его работы и прислал ему письмо с благодарностью и приглашением участвовать в только что сформированной дискуссионной группе по психоанализу. Будучи врачом-практиком, Адлер в 1902 году примкнул к кружку Фрейда. Тем не менее Адлер никогда не был сторонником фрейдистского тезиса об универсальной роли детской сексуальности в развитии человеческой психики. После женитьбы принял протестантство. В 1907 году Адлер опубликовал книгу «Исследование неполноценности органов» (Studie über Minderwertigkeit von Organen), в которой изложил свои взгляды на формирование человеческой психики, что вызвало негативную реакцию Фрейда. Адлер заявил о том, что «психоанализ не должен быть ограничен только одним способом», в ответ на это Фрейд резко высказался о «своеволии отдельных психоаналитиков». В 1910 году Адлер был избран президентом Венского психоаналитического общества. Тем временем отношения между Фрейдом и Адлером резко ухудшились. Фрейд, ещё в ноябре 1910 года в своих письмах к Юнгу называвший Адлера «вполне приличным и очень умным человеком», к концу года объявил его «параноиком», а его теории — «непонятными». «Суть дела — и это меня действительно тревожит — в том, что он сводит на нет сексуальное желание, и наши оппоненты вскоре смогут заговорить об опытном психоаналитике, выводы которого радикально отличаются от наших. Естественно, в своем отношении к нему я разрываюсь между убеждением, что его теории однобоки и вредны, и страхом прослыть нетерпимым стариком, который не дает молодежи развиваться» — писал Фрейд Юнгу.

Фрейд часто называл своих врагов «параноиками». Он считал, что причиной паранойи являются подавленные гомосексуальные чувства. Фрейд сделал ретроспективный анализ применительно к своему утраченному другу, Вильгельму Флису, и назвал Адлера «маленьким рецидивом Флиса». Он даже признался Юнгу, что его так расстраивает ссора с Адлером, потому что «от этого открываются старые раны дела с Флисом». 8 февраля 1911 года на очередном собрании Венского психоаналитического общества Фрейд подверг резкой критике взгляды Адлера. В ответ Адлер и вице-президент Штеклер, так же являвшийся сторонником взглядов Адлера, сложили с себя полномочия. В июне Адлер покинул Венское психоаналитическое общество. В октябре того же года оставшиеся последователи Адлера получили приказ выбрать один из двух лагерей. Всего вместе с Адлером ушли десять членов движения, которые решили образовать свой собственный кружок — «Общество свободных психоаналитических исследований», впоследствии переименованный в «Ассоциацию индивидуальной психологии». Фрейд в своём письме Юнгу писал об этом событии: «Я очень рад, что наконец-то избавился от банды Адлера». По решению Фрейда между членами Венского психоаналитического общества и отколовшейся «бандой Адлера» не допускалось контактов.

Популярно мнение, согласно которому А.Адлер являлся учеником З.Фрейда (в своей книге «Проблемы души нашего времени» Карл Г. Юнг называет его первым учеником Фрейда). Однако согласно Г.Элленбергеру: «Вопреки распространенному мнению, ни Адлер, ни Юнг не являются психоаналитиками, отклонившимися от общепринятого пути („psychoanalytic deviant“), и их системы не вносят „искажения“ в психоанализ. У обоих ещё до встречи с Фрейдом были собственные идеи; сотрудничая с ним, они сохраняли свою независимость, а покинув его, создали системы, коренным образом отличные как от фрейдовского психоанализа, так и друг от друга». Об этом же говорят Р. Фрейджер и Д. Фэйдимен: «Адлер вошел в группу (позднее превратившуюся в Венское психоаналитическое общество) сформировавшимся молодым профессионалом, уже разрабатывавшим собственное научное мировоззрение. Он не был ни последователем, ни „учеником“ Фрейда, и никогда не подвергался тренировочному анализу».

Дальнейшая жизнь
В 1912 году Адлер опубликовал работу «О нервном характере», обобщавшую основные концепции индивидуальной психологии. В том же году Адлер основал «Журнал индивидуальной психологии», выпуск которого вскоре был прерван Первой мировой войной. В течение двух лет Адлер служил военным врачом на русском фронте, а вернувшись в 1916 году в Вену, возглавил военный госпиталь. В 1919 году при поддержке австрийского правительства Адлер организовал первую детскую реабилитационную клинику. Через несколько лет в Вене было уже около тридцати таких клиник, в которых работали ученики Адлера. Персонал каждой клиники состоял из врача, психолога и социального работника. Деятельность Адлера получила международную известность. Подобные клиники вскоре появились в Голландии и Германии, затем — в США, где функционируют и поныне. В 1922 году была возобновлена ранее прерванная войной публикация журнала под новым названием — «Международный журнал индивидуальной психологии». С 1935 года под редакцией Адлера выходит журнал на английском языке (с 1957 года — Journal of Individual Psychology).

В 1926 году Адлер получил приглашение занять должность профессора Колумбийского университета в Нью-Йорке. В 1928 году он побывал в США, где читал лекции в Новой школе социальных исследований в Нью-Йорке. Став сотрудником Колумбийского университета, Адлер проводил в Вене только летние месяцы, продолжая преподавательскую деятельность и лечение пациентов. С приходом к власти нацистов последователи Адлера в Германии подверглись репрессиям и вынуждены были эмигрировать. Первая и наиболее известная экспериментальная школа, преподавание в которой осуществлялось согласно принципам индивидуальной психологии, основанная в 1931 году Оскаром Шпилем и Ф. Бирнбаумом, была закрыта после аншлюса Австрии в 1938 году. Тогда же был запрещён «Международный журнал индивидуальной психологии». В 1946 году, после окончания второй мировой войны экспериментальная школа открылась вновь, в то же время возобновилась и публикация журнала.

В 1932 году Адлер окончательно переезжает в США. В последние годы своей жизни он активно занимался лекционной деятельностью во многих высших учебных заведениях Запада. 28 мая 1937 года, приехав в Абердин (Шотландия) для чтения серии лекций, он неожиданно умер от сердечного приступа в возрасте 67 лет. Похоронен в Абердине.

У Альфреда было четверо детей: Валентина (1898), Александра (1901), Курт (1905) и Корнелия (1909). Александра и Курт стали, как и отец, психиатрами. Валентина была деятельницей Коминтерна, работала в издательстве Иностранных рабочих в Москве и была репрессирована за поддержку троцкизма. Внучка — публицист Марго Адлер.

Концепция индивидуальной теории личности
В отличие от Фрейда, акцентировавшего роль бессознательного и сексуальности как детерминант человеческого поведения, Адлер вводит в объяснение социальный фактор: характер человека складывается под воздействием его «жизненного стиля», то есть сложившейся в детстве системы целенаправленных стремлений, в которой реализуется потребность в достижении превосходства, самоутверждении как компенсации «комплекса неполноценности» (Адлер первым вводит этот термин). Например, прославленный древнегреческий оратор Демосфен с детства страдал дефектом речи, а многие знаменитые полководцы — люди невысокого роста (Наполеон, А. В. Суворов).

Адлер считал, что изначально большинству детей присуще ощущение собственной неполноценности по сравнению со «всемогущими взрослыми», что ведёт к формированию у ребёнка комплекса неполноценности. Развитие личности, согласно воззрениям Адлера, зависит от того, каким образом этот комплекс будет компенсироваться. В патологических случаях человек может пытаться скомпенсировать свой комплекс неполноценности за счёт стремления к власти над другими (компенсаторная теория власти).

Главные ключевые принципы его теории можно разделить на:

чувство неполноценности и компенсация;
стремление к превосходству;
стиль жизни;
социальный интерес;
творческое Я;
порядок рождения;
фикционный финализм.
Одним из основополагающих трудов теории личности Адлера является «Практика и теория индивидуальной психологии». Среди других его значительных работ можно отметить «Исследование физической неполноценности и её психической компенсации», «Невротическая конституция», «Смысл жизни», «Постижение человеческой природы», «Наука жизни», «Социальный интерес: вызов человечеству», «Образ жизни».

adler.filosoff.org

Альфред Адлер: российские страницы биографии — Педагогика. Психология — Каталог статей

Альфред Адлер: российские страницы биографии

PhD. Marina Bluvshtein

       Философия и теория Альфреда Адлера, а также обстоятельства его личной жизни связаны с Россией множеством нитей – трагических и счастливых. В течение нескольких лет Адлер поддерживал дружбу с Львом Давыдовичем Троцким (Trotsky, 2007). Адлер был женат на российской гражданке Раисе Тимофеевне Эпштейн, дружба которой с Троцким продолжалась на протяжении многих лет. Старшая дочь Адлера Валентина погибла в сталинских лагерях. В годы, предшествовавшие первой мировой войне, Адлер активно сотрудничал с российским журналом «Психотерпия», где, начиная с 1911 года, были опубликованы семь его работ и более десятка комментариев и обзоров, либо полностью посвященных, либо так или иначе касавшихся Адлеровской теории и практики.

       В годы, последовавшие за революцией 1917 года, Адлер активно писал об «уроках русской революции». Он посвятил несколько фундаментальных работ творчеству Федора Михайловича Достоевского. Настоящая статья освещает «российские» страницы личной и профессиональной жизни Альфреда Адлера.

Брак и семья

       Филис Боттом так характеризовала Раису Эпштейн в биографической книге об Адлере, написанной вскоре после его смерти: «Характер Раисы был сильный, независимый и прямой. Она сосредоточила всю энергию своего развивающегося интеллекта на беспомощно отсталом состоянии её великой родины. Видя безнадёжность всего, что бы ни исходило от царизма и связанной с царизмом коррупции, Раиса увлеклась либеральными идеями» (Bottom, 1939, с. 26).

       Познакомившись с Раисой Тимофеевной Эпштейн в 1897 году, Альфред влюбился сразу и страстно. Один из адлеровских биографов, Хоффман, предположил, что, по крайней мере, отчасти, страсть эта питалась «экзотикой» раисиного российского происхождения; и в то же время Адлер должен был чувствовать относительную безопасность предстоящего брака с девушкой еврейского происхождения (Hoffman, 1994). Трудно себе представить, что характер Раисы и её очевидная одарённость и целеустремлённость не повлияли на развитие отношений. Влюблённый Адлер делился с друзьями, что даже если бы он сотворил Раису в лаборатории, то не сумел бы создать её более совершенной. Библиотека Конгресса США хранит несколько десятков писем, написанных Альфредом Раисе, в том числе, в первые месяцы знакомства. Письма дышат нетерпеливой любовью, теплом и наполнены мельчайшими подробностями жизни, позволяющими почувствовать пульс развивающегося романа. Раиса пережила мужа на много лет и сохранила письма через две эмиграции.

Раиса Адлер (Эпштейн)

Корни

       Альфред Адлер и Раиса Эпштейн поженились зимой 1897 года. Скорее всего, судя по документам, содержащимся в Библиотеке Конгресса США, их брак был зарегистрирован три раза: 28 ноября в Вене, 15 декабря в Будапеште (Адлер считался австро-венгерским подданным) и 23 декабря в Смоленске. В брачных документах Раиса указала два российских адреса: дом №16 в Хлебном переулке в Москве и имение Козловка, Рославского уезда, Смоленской губернии. Семья была относительно обеспеченная, вероятно, благодаря дедушке Раисы, купцу первой гильдии Моисею Тимофеевичу Эпштейну, который в 1874 году сумел вытащить семью (сыновей с невестками и их детьми) из черты осёдлости, а затем, через 24 года, получил наследственное почётное гражданство. Он был активен в различных купеческих мануфактурных организациях и основал фирму «М.Т. Эпштейн и Сыновья». Брак Альфреда и Раисы в Смоленске был заключён раввином Хейфецом. Хоффман утверждает, что, скорее всего, эта свадьба была последним традиционно еврейским событием в жизни Адлера. Спустя семь лет и он, и дети перешли в протестантскую веру. В Козловке, принадлежавшей её отцу, Тимофею Моисеевичу Эпштейну, Раиса провела несколько летних каникул со своими детьми, вплоть до рокового лета 1914 года, кода Раиса Адлер и дети оказались за линией фронта.  Потребовалось вмешательство многих людей, чтобы переправить австрийскую подданную и её детей из России в Австрию.

       Во время студенческой жизни в Швейцарии (начиная с 1895 года) и затем будучи замужем в Австрии, Раиса поддерживала активную переписку со своей семьей. Тимофей Эпштейн писал своей дочери часто и ожидал таких же частых ответов. Мать Раисы, Александра, умерла в 1880 году, когда Раисе было всего 7 лет. Вторая жена Тимофея, Анна, будучи старше падчерицы всего на 10 лет, принимала активное участие в переписке. Переписка продолжалась после смерти Адлера 28 мая 1937 года. Сестра Раисы Роза переписывалась с ней в течение многих лет, и сёстры были близки в самые тяжёлые периоды (смерть Альфреда Адлера, безуспешные поиски старшей дочери Альфреда и Раисы, предвоенные и послевоенные годы). Роза умерла в 1952 году. Раиса пережила сестру на 10 лет и умерла в апреле 1962 года в возрасте 88 лет.

Раиса

       «На самом деле, дети в Советском Союзе очень отличаются от наших детей. Они любознательны и независимы. Они чувствуют себя уверенно и, главное, отличаются высокой степенью самосознания. Русский ребёнок не позволит избивать себя. Мне рассказали случай о 7-летнем мальчике, отец которого таскал его за уши. Мальчик обратился в милицию и пожаловался на своего отца. Был составлен протокол, отца привели в милицию, где он, к своему великому удивлению, встретил сына. Эта история отражает типичные черты русских детей. Они чувствуют себя равными со взрослыми, и они являются важной частью общества, долг которого – строительство новой жизни и нового общественного строя» (Р. Адлер, 1931, с. 298). Так восторженно писала Раиса Адлер о необходимости правильного воспитания детей в 1931 году в статье «Kindererziehung in der Sowjetunion», опубликованной в журнале «Internationale Zeitschrift für Individual Psychologie». Эта статья – не только лучшее отражение взглядов Раисы Адлер на образование и воспитание, но и демонстрация её активной и часто непримиримой социальной позиции.

       Как свидетельствуют архивные и опубликованные воспоминания, Раиса Адлер помогала своему мужу в создании «Общества свободного психоаналитического исследования», и на страницах журнала «Психотерапия» (1910–1914, редактор Н.А. Вырубов) были опубликованы составленные ею протоколы заседаний общества в 1912 и 1913 годах. В январе 1912 года Н.А. Вырубов стал членом общества, и за ним последовали несколько других российских психиатров (Овчаренко В.И., Лейбин В.М., 1999, с. 514). Рецензируя вышедшую незадолго до этого работу Адлера «О нервном характере. Основы сравнительной индивидуальной психологии и психотерапии», Вырубов заметил: «Мы имеем перед собой полную и, как справедливо сказано в подзаголовке книги, «индивидуальную» психологию, а затем и психотерапию невротика» (Вырубов, 1912, с. 260). Обзор публикаций Адлера в журнале «Психотерапия» производит впечатление высокой популярности его идей в России в период, предшествовавший Первой Мировой войне.

Раиса Адлер и дети: Валентина, Александра, Нелли и Курт (1914 г.)

Валентина

       Российские страницы жизни Адлера будут неполными без рассмотрения трагической судьбы Валентины Адлер, старшей дочери Альфреда и Раисы. Валентина Дина Адлер, по словам Хааг (2012), была марксисткой-идеалисткой, впитавшей в себя и носившей в себе искреннюю веру в социализм как настоящее новое и, безусловно, справедливое мироустройство, осуществляющееся в СССР и ведущее мир к невиданной ранее эре справедливости. Подъём нацизма мог только усилить её веру, и в 1933 году она переехала в Москву, где к тому времени уже обосновался её муж, венгерский коммунист Гуля Сас. Вместе и окружённые такими же убеждёнными коллегами, они работали неустанно несколько лет, не теряя веры, что возглавляемый Сталиным и ВКП(б) Советский Союз сможет создать стабильное и процветающее государство, способное не только противостоять нацизму, но и защитить от него мир.

       19 января 1937 года Валентина была арестована и, спустя несколько месяцев, осуждена на десять лет. Официальное обвинение – нелегальные связи с троцкистами-террористами, статья 58-я уголовного кодекса. В 1949 году, в книге «Под властью двух диктаторов: узница Сталина и Гитлера» Маргарет Бубер-Нойман, бывшая бутырская сокамерница Валентины, вспоминала, что Валентина была очень слаба и бледна. По словам Бубер-Нойман, на допросах с Валентиной обращались очень грубо, вынуждая её признаться в личных связях с Троцким, которые она якобы должна была поддерживать при посредничестве своих родителей (Buber-Neumann, 1949, с. 135). Судьба Валентины оставалась неизвестна вплоть до 1952 года, когда, благодаря содействию Альберта Эйнштейна, стала известна дата её смерти, и она была посмертно реабилитирована. Валентина умерла в 1942 году.

       Биографы Адлера, все без исключения, обсуждают тот факт, что Адлер умер спустя всего четыре месяца с момента исчезновения Валентины. Хотя ко времени своей смерти он, по меркам того времени, был уже немолодым человеком, друзья и коллеги Адлера отмечали, что он поддерживал достаточно хорошую физическую форму и, будучи великолепным диагностом, не жаловался ни на какие серьёзные проблемы со здоровьем (Bottome, 1939). Более того, его лекционный тур, включавший две лекции в Париже за 10 дней до его смерти и серию летних выступлений в Англии и Шотландии, начался очень успешно и должен был вызвать исключительно положительные эмоции. Британские газеты, по воспоминаниям секретаря Адлера Евелин Фелдман, были полны новостями и дискуссиями о визите известного психиатра (Manaster, Painter, Deutsch, & Overholt, 1977). Средняя дочь Александра, многообещающий невролог, планировала подключиться к его туру. Жена Раиса ожидала приезда младшей дочери Нелли в Париж, чтобы затем вместе ехать в Англию и встретиться там с мужем. Планировались многие другие выступления и проекты.

       Причины для волнения, конечно, были. Супружеские отношения Нелли с её мужем Хейнцем волновали обоих родителей. Европа находилась на грани войны, и судьба индивидуальной психологии в Австрии и Германии была в опасности (Bottome, 1949; Cocks, 1997; Ellenberger, 1970). Тем не менее, будучи, по мнению многих, необычайным оптимистом, Адлер не поддавался пессимистическим настроениям. Изучение его жизни показывает, что он был не просто оптимистом, а практическим оптимистом. Как ни больно было осознавать наступление нацизма, Адлер смог увидеть и приветствовать в Соединённых Штатах новый, пусть и временный, дом для своей теории и в 1935 г. начал публикацию англоязычного «Международного Журнала Индивидуальной Психологии». Как ни тревожны были новости, поступающие от друзей и коллег из Австрии, Адлер находил возможность поддерживать их и помогал им не терять присутствие духа (Manaster, Painter, Deutsch, & Overholt, 1977).

       Судьба старшей дочери стала совершенно другим, непреодолимым, эмоциональным испытанием для Адлера: более всего его мучил не столько сам факт неизвестности и страха за дочь, сколько, по словам Боттом, невозможность помочь ей, видимое отсутствие путей установления, какого бы то ни было контакта с ней, чувство беспомощности (Bottome, 1949). Официальная медицинская причина смерти Адлера – инфаркт. Биографы великого психолога, скорее всего, могли бы усмотреть в его безвременной кончине результат большого потрясения, того, что принято называть синдромом разбитого сердца.

А. Адлер с семьей и друзьями.

Русский социализм

       Практически с самого начала XX века, и более всего в те годы, которые можно считать годами становления в истории индивидуальной психологии, русский социализм был для Адлера источником воодушевления и разочарования, полем исследования, где его энтузиазм, питавшийся вдохновляющими социалистическими идеями, смешивался с настороженностью по отношению к радикализму в процессе претворения этих идей в действительность. Адлер видел в марксизме и социализме сущностное сходство с индивидуальной психологией, с её фокусом на общественной природе человеческой личности. В 1908 году он пишет статью «Der Aggressionstrieb im Leben und in der Neurose»* (Адлер, 1908), затрагивая тему толстовского непротивления злу насилием. В марте 1909 года Адлер выступает с лекцией «Психология марксизма». Для российских марксистов-эмигрантов в Австрии и Швейцарии это были годы подготовки новой революции. Адлер стал аналитиком А.А. Иоффе, и, по воспоминаниям Л.Д. Троцкого, через Иоффе Адлер познакомился с Троцким (Троцкий, 2007, с. 220). Российские социалисты ранней идеалистической когорты, позже принадлежавшие к так называемой старой гвардии, стали почитателями и друзьями Адлера. С ними он позже скорбил об утрате мечты, погубленной реальностью большевистской власти. «Большевизм, – писал Адлер в 1918 году, – это суицид общественного сознания» (Adler, A., 2003, с.135). В той же статье («Большевизм и психология»), Адлер писал об искушении власти и об опьянении властью, которые стали для него очевидны при рассмотрении результатов русской революции 1917 года. «Мы видим бывших друзей, – писал он, – настоящих товарищей, которые достигли головокружительных высот, введённые в заблуждение жаждой власти» (там же, с.133). «Какая потеря чувства, силы и человеческой крови!» – заключил Адлер, и заметил: «Если есть хоть какая-то возможность остановить это, осуществить её можно, вспомнив о чуде социального чувства» (там же, с. 135).

Странные годы

       1920-е и 1930-е годы могли бы стать эпохой популярности адлеровских идей в Советском Союзе. В 1925 году А.Р. Лурия признал, что «Альфред Адлер первый поставил вопрос о важности для психологии изучения отдельных органов тела и их функций и обосновал её в стройной системе» (Лурия, с. 189). В 1930 году Л.С. Выготский отметил, что философия Адлера, применённая на практике, имеет большое терапевтическое значение. В 1928 году на своём ежегодном собрании Ленинградкое Научно-Медицинское общество избрало Адлера почётным членом, отметив его заслуги в области детской психологии (Библиотека Конгресса США). Наиболее глубокий анализ положения адлеровской индивидуальной психологии в советской психологической науке в 1920–1930-х годах принадлежит В.М. Лейбину (1977, 1982, 1988), предположившему, что упоминание Адлером марксизма в 1927 году и его внимание к образованию, воспитанию, социальным и культурным аспектам развития личности хорошо вписались в популярную марксистскую психологическую доктрину 1920-х. Лейбин показал, как резкое изменение тона психологических и педологических публикаций, последовавшее после известного Письма товарища Сталина в 1931 году (Лейбин, 1988, с. 12), повлияло на популярность Адлера в Советском Союзе. Журнал «Психология» во 2-м номере за 1931 г. опубликовал статью Шпербера, в которой автор объявил, что «в классовой борьбе официальная Индивидуальная Психология стоит на вражеской стороне» (Шпербер, с. 181). Редакционный комментарий к статье подтвердил «приговор», связав Адлеровскую психологию с «социал-фашизмом» (От редакции, с. 185). Гражданская война, по словам Лейбина, распространилась на историю, психологию и педагогику; и в этой войне, все средства были хороши.  Добровольно или принудительно-добровольно, один за другим, бывшие советские сторонники и единомышленники отказывались от учения Адлера. Отвержение, как заметил Лейбин, вело к забвению. Подробное рассмотрение идеологической борьбы 1930-х годов и влияния этой борьбы на популяризацию и дальнейшее развитие Адлеровской философии и теории психотерапии в СССР не является предметом этой статьи. Вопрос, который связан с данной дискуссией и который пока остаётся без ответа: знала ли в 1933 году Валентина Адлер о том, каким нападкам подвергается в СССР имя её отца? И если знала, что подвигнуло её на переезд в страну, где быть дочерью Альфреда Адлера стало очевидно небезопасно?

Адлер и Достоевский

       Исследователи жизни Адлера не должны удивляться тому, что в поиске нового, более глубокого, понимания человеческой природы Адлер обратился к русской литературе, которая, в свою очередь, мучительно откликалась и на индивидуальные страдания, и на хроническую коллективную боль российского народа.

       Адлер признавал Достоевского учителем, хотя и не был полностью согласен ни с пан-славянистским тоном в некоторых его работах, ни с его идеями рассеянной персональной ответственности. Адлер пытался прояснить идеи Достоевского несколько раз, наиболее интенсивно между 1914 и 1918 годами, и позже в 1930-е годы. Примечательны годы создания трёх наиболее серьёзных статей Адлера о Достоевском и тематика этих статей – «герои» в 1914 (Adler, 1914), «границы и коллективная вина» в 1918 (Adler, 1918), и «преступность» в 1935 (Adler, 1935). Символика этих параллелей заслуживает отдельного исследования.

       В образе Раскольникова, по словам Боттом (1939), Адлер исследует значительную разницу между преступником и невротиком, видя в Раскольникове именно преступника, не имеющего социального чувства (тогда как невротики имеют это чувство, но не имеют жизненных навыков). В статье «Структура и предупреждение преступности» (Адлер, 1935) Адлер заключил, что Раскольников «попытался убить в себе социальное чувство, представляя, как много добра он сможет сотворить с помощью денег его жертвы» (там же, с.144), и что Раскольников, задаваясь вновь и вновь вопросом о том, тварь ли он дрожащая или право имеет, вошь ли он или Наполеон, загнал себя в положение, при котором убийство представлялось практически неизбежным.

Заключение

       Адлер умер 28 мая 1937 года, его похороны состоялись несколько дней спустя. Однако могилы Адлера долгое время не существовало. Его прах считался утерянным в течение 74 лет, пока, наконец, урна с прахом не была найдена в крематории столицы Шотландии города Эдинбурга. После того, как погребальная урна была переправлена в Вену, 12 июля 2011 года состоялось почётное захоронение останков Альфреда Адлера на Центральном Венском кладбище. Церемония произошла накануне открытия 25-го Конгресса Интернациональной Ассоциации Индивидуальной Психологии в Венском Университете, через 100 лет после судьбоносного выхода Адлера из Венского психоаналитического общества и разрыва отношений с Фрейдом. Так перевернулась ещё одна страница в книге истории адлеровской индивидуальной психологии.

       Многие же из «русских» страниц адлеровской психологии продолжают оставаться недописанными, напоминая о необходимости заполнить её исторические пробелы. Будучи не только теорией психотерапии, но и целостной системой формирования мировоззрения и маршрута человеческого движения в мире, этикой межличностных отношений и мудрым объяснением общественного мироустройства, индивидуальная психология Адлера обладает пока ещё не до конца востребованным потенциалом актуальности (Grey, 1998).

       Может ли российский культурный и исторический контекст конца XIX и первой половины XX века помочь исследователю жизни Адлера лучше понять индивидуальную психологию Адлера и последователей его философии и теории терапии? Могут ли «русские» статьи Адлера помочь любознательному исследователю российской истории и «русской души»? Может ли адлеровский поиск смысла жизни во время первой мировой войны, в годы русской революции и затем между двумя мировыми войнами помочь нам в нашем современном мучительном поиске общего смысла жизни и персональной траектории движения в мире, который по уровню кровопролития становится все более и более похожим на тот мир, в котором жил Адлер? 

       И можем ли мы позволить себе не продолжать эти поиски?

Урна с прахом Альфреда Адлера.

       * Агрессивный порыв (импульс) в жизни и при неврозе (нем.).

       Литература

  1. Adler A. (1888-1975). Correspondence. Alfred Adler papers, Manuscript Division; Library of Congress, Washington, DC.

  2. Адлер А. (1918). Большевизм и психология. Цитируется по Adler, A. Bolshevism and Psychology. In Alfred Adler (2003). The Collected Clinical Works. New Translations by G.L. Liebenau, edited by H.T. Stein, 4, 130-136.

  3. Адлер A. (1914). Рецензия на книгу Владимира Астрова «Петербургские сны». Цитируется по: Adler A. Book review of Vladimir Astrow’s Petersburg Dreams. In Alfred Adler. (2003). The Collected Clinical Works. New Translations by G.L. Liebenau, edited by H.T. Stein, 4, 70–71.

  4. Адлер А. (1908). Der Aggressionstrieb im Leben und in der Neurose. В книге «Heilen und Bilden». Цитируется по переводу с английского: “The aggression drive in life and in the neurosis”. In Alfred Adler (2002). The Collected Clinical Works. New Translations by G.L. Liebenau, edited by H.T. Stein, 2, 62–68.

  5. Адлер А. (1918). Достоевский. Цитируется по Adler, A. Dostoyevsky. In Alfred Adler (2003). The Collected Clinical Works. New Translations by G.L. Liebenau, edited by H.T. Stein, 4, 115–122.

  6. Адлер А. (1935). Структура и предупреждение преступности. Цитируется по Adler, A. The structure and prevention of delinquency. In Alfred Adler (2003). The Collected Clinical Works. New Translations by G.L. Liebenau, edited by H.T. Stein, V.

  7. Adler R. (1931). Kindererziehung in der Sowjetunion”. “Internationale Zeitschrift für Individual Psychologie”, July-August, 1931.

  8. Bottome Ph. (1939). Alfred Adler. A Biography. New York: G.P. Putnam’s Sons.

  9. Buber-Neumann M. (1949). Under two dictators: Prisoner of Stalin and Hitler. London: Pimlico.

  10. Вырубов Н. (1912). Рецензии. Альфред Адлер «О нервном характере. Основы сравнительной индивидуальной психологии и психотерапии»// Психотерапия, 259–260.

  11. Выготский Л.С. и Лурия А.Р. (1930). Этюды по истории поведения. Госиздат.

  12. Cocks G. (1997). Psychotherapy in the Third Reich: The Göring Institute. (2nd ed.). New Brunswick: Transaction Publishers.

  13. Ellenberger H.F. (1970). The Discovery of the Unconscious: The History and Evolution of Dynamic Psychiatry. Basic Books.

  14. Grey L. (1998). Alfred Adler the Forgotten Prophet: A vision for the 21st century. Westport, CT: Praeger.

  15. Haag J., 2012. Women is World History: A Biographical Encyclopedia.

  16. Hoffman E. (1994). The drive for self: Alfred Adler and the founding of Individual  Psychology. Rading, MA: Addison-Wesley Publishing Company, Inc.

  17. Leibin V.M. (1988). Adler’s Ideas in Russia between World War I and II. A presentation at the IAIP.

  18. Leibin V.M. (1988). Adler’s Ideas in Russia prior to World War II. Individual Psychology, 44 (3), 270-281.

  19. Leibin V.M. (1982). Comments on “Minutes of the Society for Free Psychoanalytic Research. Journal of Individual Psychology, 38 (1), 28-31.

  20. Leibin V.M. (1977). Психоанализ и фолософия неофрейдизма. Москва: Издательство политической литературы.

  21. Manaster G.J., Painter G., Deutsch D., & Overholt B.J. (1977). Alfred Adler: As we remember him. North American Society of Adlerian Psychology.

  22. Овчаренко В.И., Лейбин В.М. (1999). Антология Российского психоанализа, Том II. Москва: Московский Психолого-Социальный Институт. Издательство «Флинта».

  23. От Редакции. (1931). Психология, 2, 185–187.

  24. Письмо товарища Сталина и методологическая бдительность на педологическом фронте. (1931). Педология, 5-6, 1–2. 

  25. Trotsky L. (2007). My Life: An attempt at an Autobiography. Mineola, NY: Dover Publications, Inc.

  26. Шпербер М. (1931). Принципиальные замечания к теме «Марксисм и психология», Психология, 2, 179-184.

        Об авторе: Bluvshtein Marina – PhD in Clinical Psychology, Program Director of Adlerian Studies and Director of the Adlerian Research Center at the Adler Graduate School, MN USA; Licensed Psychologist (LP, MN), and Licensed Marriage and Family Therapist (LMFT, MN).

 

www.xn--80aim3aeec.xn--p1ai

Альфред Адлер (биография)


История жизни Альфреда Адлера.
7 февраля 1870 года на свет появился будущий гениальный учёный Альфред Адлер. Он был далеко не единственным ребёнком в семье. В семье его отца Леопольда Адлера и матери Паулины было семеро детей. Альфред был вторым по старшинству ребёнком. Его папа работал зерноторговцем, а мама была обыкновенной домохозяйкой. В раннем возрасте Альфред подвергся серьезному заболеванию – рахиту. Мальчик был не в состоянии без помощи других ходить до четырех лет. А в пять лет малыш пережил пневмонию. Скорее всего, все его детские заболевания отразились на выборе его будущей профессии.
Главным увлечением Альфреда с самого раннего возраста было чтение. Отец разделял увлечение сына. Сначала маленький Альфред слушал чтение отца, затем научился сам.

Начальное образование мальчик приобрел в самой обычной классической школе. После получения среднего образования Альфред поступил в медицинский университет в Вене. Во время обучения Адлер всерьез увлекся неврологией и психиатрией. Также будущий ученый уделял внимание такой науке, как психология, в ней он пытался найти причины своих частых болезней. В 1895 году Альфред Адлер заканчивает обучение в медицинском университете и начинают карьеру врача.
Первой специальностью, в которой трудился Адлер, была офтальмология, далее он перешел в терапию. В 1902 году Альфреду выпадает невероятный шанс. Знаменитый психотерапевт Зигмунд Фрейд приглашает научного работника присоединиться к «Психологическому клубу по средам». Участники данного клуба собирались для обсуждения различных сторон психоанализа. В этот период жизни Адлер также увлекается марксизмом и философией. Посещая социал-демократические мероприятия, в 1903 году Альфред встречает собсвенную будущую супругу Раису Тимофеевну.
Уже в 1910 году Альфред Адлер становится президентом Венского психоаналитического общества. К сожалению, из-за противоречий во взглядах с Зигмундом Фрейдом, Альфред покидает общество всего через год.
В 1912 году Адлер основал свое собственное общество индивидуальной психологии. Однако в 1913 году учёный оказывается на фронте. Следующие три года Альфред вынужден работать в больничном отделении. Когда война закончилась, Адлер организовал детскую поликлинику для детей с тяжелой психикой.
С 1924 года Альфред становится преподавателем в Венском педагогическом университете. А в 1927 году учёного пригласили в Колумбийский университет.

В 1932 году Альфред Адлер переезжает из Австрии в Нью-Йорк. Там он работает профессором в медицинском колледже. Свою преподавательскую деятельность Адлер продолжал вплоть до конца дней. Он путешествовал по разным странам и читал собственные лекции в различных университетах и колледжах.
В научных работах Адлера преобладала психология человека. В своей работе учёный опирался на четыре ключевых принципа:
•Человек единая, целостная личность;
•Человек стремится к превосходству;
•Каждый человек является творческой личностью;
•Социальная принадлежность влияет на становление личности;
Личная жизнь Альфреда Адлера сложилась наилучшим образом. У него была красавица жена и четверо прекрасных детей. Старшая дочь Александра посвятила свою жизнь психиатрии, как и отец. А вторая дочь Валентина была писателем и общественным деятелем. Самая младшая дочь стала весьма востребованной актрисой. Единственный сын Альфреда Адлера всерьез увлекался физикой и был одним из самых активных участником кружка Зигмунда Фрейда.
За свою жизнь Альфред Адлер написал немало научных работ. Самые известные из них: «Врач как воспитатель», «Наука жить», «Индивидуальная психология как путь к познанию и самопознанию человека», «Техника лечения», «Понять природу человека», « Очерки по индивидуальной психологии» и многие другие не менее известные научные труды.
Жизнь знаменитого учёного Альфреда Адлера трагически оборвалась на шестьдесят седьмом году жизни. Это произошло во время поездки в Шотландию. Во время прочтения лекции, у Альфреда случился сердечный принцип, который стал роковым в жизни успешного учёного. Многие последователи считают, что Адлер не смог по достоинству распространить свой труд. Но его по праву называют «отцом» индивидуальной психологии. Альфред Адлер был первым учёным, который связал психологию и педагогику.
Жизнь Альфреда Адлер анне обошлась без интересных фактов. Например, многие считают, что Зигмунд Фрейд был наставником Адлера. Но, к сожалению или к счастью, они были приятелями. Большинство биографов уверяют, что Альфред хоть и был на стороне социализма, но и разделял взгляды марксистов. И последняя, но не менее интересная особенность жизни Альфреда Адлера это то, что учёный считал, что порядок рождения его детей несомненно влиял на личность.

www.istmira.com

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о