Антропоморфное представление – Антропоморфизм

Антропоморфизм — Википедия

Человеколев — одна из древнейших известных скульптур. 40 тысяч лет Антропоморфный персонаж русских сказок — Баба-Яга

Антропоморфи́зм (фр. anthropomorphisme от др.-греч. ανθρωπος — человек, μορφή — вид, образ, форма[1][2]) — перенесение человеческого образа и его свойств на неодушевлённые предметы, на одушевлённых существ, на явления и силы природы, на сверхъестественных существ, на абстрактные понятия и др.[3][2][4][5]

Мировоззренческая концепция, выраженная номинативными средствами языка, изобразительных искусств и т. п. Согласно этому принципу, неодушевлённые предметы, живые существа и вымышленные сущности, не обладающие человеческой природой, могут наделяться человеческими качествами, физическими и эмоциональными. Рассматриваемые объекты в состоянии, в частности, чувствовать, испытывать переживания и эмоции, разговаривать, думать, совершать осмысленные человеческие действия.

Антропоморфизм характерен как для ранних, так и для более поздних религий[5][3], присущ мифам всех народов и времён[5]. Ф. Бэкон относил антропоморфизм к «идолам рода», в которых, по его мнению, выражается «стремление объяснять действия природы по аналогии с действиями и поступками человека, то есть убеждение, что природа делает то же самое, что и человек».

[2]Вольтер писал: «Если Бог создал нас по своему образу и подобию, мы сумели ответить ему тем же».[4] Для анимизма характерно антропоморфное отношение к силам природы, растениям и животным.[3][2] При политеизме очеловечиваются боги, которым приписываются психологические свойства человека.[2] В монотеистических религиях антропоморфизм, как правило, рассматривается как «примитивное» представление о Боге, тем не менее, и в них он повсеместно распространён. Антропоморфизм присущ описаниям внешних проявлений Бога (упоминаются его лик, глаз, рука, нога), его действий (он сидит на небесах, видит, говорит и слышит) и чувств (гнев, удовлетворённость, смех). Впрочем, подобные фразы можно толковать как буквально, так и как метафору — попытку таким образом передать ощущения человека.
[6]
[7]

Языковые реконструкции и другие данные свидетельствуют, что антропоморфизм был господствующим принципом познания и объяснения непонятных явлений природы и закономерностей устройства мира на ранних этапах развития общества (идёт гроза, небо хмурится, листва шепчет и т. п.). Антропоморфизм был свойственен большинству религиозных систем и выражался в перенесении физических свойств и психических качеств человека на предметы поклонения: неодушевлённые объекты (камень, скала, солнце), живые существа (дерево, крокодил, лев), а также существа земного или среднего (лешие, домовые), верхних (боги, ангелы) и нижних (демоны, черти) миров[8]. У обитателей верхних и нижних миров, наряду с общими признаками сходства с человеком, как правило, присутствуют признаки, отличающие их от людей. К таковым обычно относятся гигантский или карликовый рост, огромная сила, наличие хвоста или крыльев, чрезмерная волосатость и др.

В настоящее время антропоморфизм как мировоззренческий принцип сохраняется в рамках религиозных систем, особенно наиболее архаичных из них. Он характерен также для ранней стадии развития ребёнка. Дети дошкольного возраста объясняют любые причинно-следственные отношения в окружающей природе по аналогии с отношениями, существующими между людьми, например: «Месяца нет на небе, потому что он ушёл в гости». В повседневной жизни антропоморфизм продолжает сохраняться не как принцип мировоззрения, а как один из принципов языковой номинации. Это касается также языков науки и техники. В частности, антропоморфные номинации широко распространены в компьютерной терминологии: интеллектуальные сети, память компьютера, диалоговая программа, ответ на запрос. Интересен также обратный феномен, наблюдаемый в сленге компьютерных специалистов: «мне надо „перезагрузиться“», «„оперативки“ не хватает, чтоб запомнить» и т. п.

Антропоморфизм является одним из подходов в зоопсихологии, по которому психические феномены у животных объявляются сходными с таковыми у людей. Причиной такого подхода является то, что человек ищет сходства между собой и изучаемым объектом, выясняет соответствие чего-либо человеческим качествам и только потом переходит к изучению отличий[9]. Антропоморфизм по отношению к психике животных резко критиковался бихевиористами, рефлексологами и последователями И. П. Павлова. Однако представителей этих течений в свою очередь критиковали за зооморфизм по отношению к человеку.[2]

При эстетическом антропоморфизме художник сознательно уподобляет человеку природные или фантастические объекты.

[2] Антропоморфизм — один из главных элементов, например, в баснях.[4]

См. также

Примечания

  1. Крысин Л. П. Антропоморфизм // Толковый словарь иноязычных слов. — М.: Эксмо, 2008. — 944 с. — (Библиотека словарей).
  2. 1 2 3 4 5 6 7 Антропоморфизм / Б. Мещеряков // Большой психологический словарь / Сост. и общ. ред. Б. Мещеряков, В. Зинченко. — СПб.: Прайм-еврознак, 2003. — (Психологическая энциклопедия) — 672 с. — С. 37. ISBN 5-93878-086-1, ISBN 978-5-93878-086-6
  3. 1 2 3 Антропоморфизм // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб.
    , 1890—1907.
  4. 1 2 3 Конт-Спонвиль А. Антропоморфизм // Философский словарь. — Litres, 2015. ISBN 5-457-74569-4, ISBN 978-5-457-74569-8
  5. 1 2 3 Григоренко А. Ю. Антропоморфизм // Религии мира: словарь-справочник. — СПб.: Издательский дом «Питер», 2008. — 396 с. — С. 12. ISBN 5-388-00466-X, ISBN 978-5-388-00466-6
  6. ↑ Антропоморфизм // Изучение Библии. Карманный справочник. — Ezdra Books Distributors. — С. 12. ISBN 9668182294, ISBN 9789668182297
  7. Мир-Касимов О. Некоторые аспекты парадокса подобия божественного и человеческого в истории мусульманской религиозной мысли // Ишрак. Ежегодник исламской философии. — № 3, 2012. — М.: Восточная литература, 2012. — 667 с. — С. 331—352. ISBN 5-457-62221-5, ISBN 978-5-457-62221-0
  8. Кареев Н. И. Мифологические этюды (недоступная ссылка — историякопия) Проверено 22 июня 2018. // Филологические записки. Воронеж, 1873.
  9. Кременцов Н. Л. Человек и животное: к истории поведенческих сопоставлений // Русский орнитологический журнал. — 2009. — Т. 18. — Экспресс-выпуск 514. — С. 1659—1682.

Литература

  • Полулюди / О. В. Белова // Славянские древности: Этнолингвистический словарь : в 5 т. / под общ. ред. Н. И. Толстого; Институт славяноведения РАН. — М. : Межд. отношения, 2009. — Т. 4: П (Переправа через воду) — С (Сито). — С. 156—159. — ISBN 5-7133-0703-4, 978-5-7133-1312-8.
  • Бибихин В. Антропоморфизм // Язык философии. — 2-е изд., испр. и доп. — М.: Языки славянской культуры, 2002. — 416 с. — С. 219—253. ISBN 5-457-48532-3, ISBN 978-5-457-48532-7
  • Кулебякин Е. В.
    Антропоморфизм, его сущность и роль в становлении общественного сознания. — Владивосток: Изд-во Дальневосточного университета, 1985. — 178 с. — 500 экз.
  • Кулебякин Е. В. Антропоморфизм и генезис мышления (К проблеме выделения человека из природы. Методологические аспекты). — Владивосток: Изд-во Дальневосточного университета, 1987.
  • Морозов И. А.. Феномен куклы в традиционной и современной культуре: кросскультурное исследование идеологии антропоморфизма / Российская акад. наук, Ин-т этнологии и антропологии им. Н. Н. Миклухо-Маклая. — М.: Индрик, 2011. — 352 с. — 800 экз. ISBN 978-5-91674-114-8
  • Титова Т. А. Антропоморфизм как способ освоения действительности: социально-философский анализ: автореферат дис. … кандидата философских наук / Казан. (Приволж.) федер. ун-т. — Казань, 2013.
  • Антропоморфизм // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). —
    СПб.
    , 1890—1907.

wikipedia.green

АНТРОПОМОРФИЗМ | Энциклопедия Кругосвет

АНТРОПОМОРФИЗМ (греч. anthropos ‘человек’ и morphe ‘вид, форма’), наделение человеческими качествами, уподобление человеку.

Различаются следующие значения данного термина.

1. Мировоззренческий принцип, выражаемый различными, прежде всего, номинативными средствами языка. В соответствии с этим принципом неодушевленные предметы, живые существа и вымышленные сущности, не обладающие природой человека, наделяются человеческими качествами, физическими и психическими. Указанным объектам приписывается, в частности, способность чувствовать, испытывать переживания и эмоции, разговаривать, думать, совершать осмысленные человеческие действия.

Языковые реконструкции и другие данные свидетельствуют, что антропоморфизм был господствующим принципом познания и объяснения непонятных явлений природы и закономерностей устройства мира на ранних этапах развития общества (идет гроза, небо хмурится и т.п.). Антропоморфизм был свойствен большинству религиозных систем и выражался в перенесении физических свойств и психических качеств человека на предметы поклонения: неодушевленные объекты (камень, скала, солнце), живые существа (дерево, крокодил, лев), а также вымышленные сущности земного или среднего (лешие, домовые), верхних (боги, ангелы) и нижних (черти) миров. У обитателей верхних и нижних миров, наряду с общими признаками сходства с человеком, как правило, присутствуют признаки, отличающие их от людей. К таковым обычно относятся гигантский или карликовый рост, огромная сила, наличие хвоста, чрезмерная волосатость и др.

В настоящее время антропоморфизм как мировоззренческий принцип сохраняется в рамках религиозных систем, особенно наиболее архаичных из них. Он характерен также для ранней стадии развития ребенка. Дети дошкольного возраста объясняют любые причинно-следственные отношения в окружающей природе по аналогии с отношениями, существующими между людьми, например: «Месяца нет на небе, потому что он ушел в гости». В повседневной жизни антропоморфизм продолжает сохраняться не как принцип мировоззрения, а как один из принципов языковой номинации. Это касается также языков науки и техники. В частности, антропоморфные номинации широко распространены в компьютерной терминологии: интеллектуальные сети, память компьютера, диалоговая программа

.

2. Прием поэтической речи, состоящий в том, что предмет изображения уподобляется человеку, либо наделяется человеческими свойствами, в частности, способностью вести беседу с человеком:

О временах простых и грубых

Копыта конские твердят

(О.Мандельштам)

В поэтической речи нередки случаи, когда все изложение ведется от лица неодушевленного предмета:

Я – кактус! Я с трудом великим

Даю порою корешок,

Я неуклюж и с видом диким

Колол и жег что только мог

(К.Случевский)

Антропоморфизм в поэтической и некоторых видах непоэтической речи представляет собой пример коммутации «лицо/не-лицо». Распространенность антропоморфизма в определенных родах прозы и поэзии настолько высока, что скорее отказ от видения в неодушевленных объектах и живых существах, не являющихся людьми, партнеров по диалогу станет считаться здесь отклонением от нормы: «баснописцы, любящие „говорящих» животных, а также философы, изучающие развитие сознания у растений и даже у материи вообще, сохранили многочисленных последователей» (Ж.Дюбуа.

Общая риторика).

3. Риторический прием включения в аргументативный или убеждающий дискурс духовных и прочих воображаемых сущностей, умерших или еще не родившихся людей или персонифицированных неодушевленных предметов. В уста этих сущностей вкладываются аргументы в пользу отстаиваемой оратором точки зрения или выражение определенного отношения к сообщаемому. Так, в старопольской литературе популярны жалобы отчизны-матери на неблагодарность детей-граждан. Другие примеры: Наши славные предки стыдятся, глядя на вас, бросивших мечи и бежавших; Потомки доверили нам заботу о нашей голубой планете; Звери только скажут вам спасибо, если вы прекратите рубить лес в промышленных масштабах; Любой компьютер, отвечая на этот вопрос, покажет на экране код ассемблера.

4. Единицы языка, являющиеся результатом использования приемов, перечисленных выше (в этом значении термин антролпоморфизм употребляется также во множ. числе), т.е. обозначающие соответствующие «человеческие» признаки, качества, действия и отношения сходства между человеком и другими предметами и явлениями (растениями, животными, объектами неживой природы, мифологическими существами и т.д.).

Антропоморфизмы можно разделить на лексические и синтаксические. Антропоморфный характер первых присутствует в их словарном значении: это лексические единицы, представляющие наименования предметов, не являющихся частями тела человека или не обозначающих человеческие качества, но этимологически восходящие к наименованиям последних. К лексическим антропоморфизмам относится, в частности, богатый арсенал стершихся метафор: ручка (двери), носик (чайника), ушко (иголки), устье (реки) и т.п. Синтаксические антропоморфизмы представляют собой сочетания наименований предметов, не относящих к человеку и не обладающих в действительности человеческими качествами, с обозначениями качеств, действий и отношений, характеризующих людей или свойственных людям. Среди синтаксических антропоморфизмов четко различаются носители живой и стершейся образности (ср.: три гордые пальмы Лермонтова и устойчивые терминологические сочетания очарованные частицы, усталость металла и т.п.).

Некоторые лингвисты и философы считают, что изобилие антропоморфизмов в речи является одним из показателей того, насколько искажается истина в ходе употребления естественного языка. Х.Вайнрих отмечает: «языковая ложь, если понимать вещи буквально, – это большинство таких риторических фигур, как эвфемизмы, гиперболы,… слова-табу, антропоморфизмы и др.» (Язык и моделирование социального взаимодействия). Ж.Деррида пишет: «Что же, таким образом, представляет собой истина? – вопрошает Ницше, – марширующую армию метафор […] и антропоморфизмов […] Истины есть иллюзии, которые забыли об этой своей иллюзорной природе».

Приблизительными синонимами для термина антропоморфизм являются: олицетворение, персонификация, прозопопея.

Леон Иванов

www.krugosvet.ru

Антропоморфизм как форма познания мира Текст научной статьи по специальности «Философия»

УЧЕНЫЕ ЗАПИСКИ КАЗАНСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА Том 152, кн. 1 Гуманитарные науки 2010

УДК 13+303+165.9

АНТРОПОМОРФИЗМ КАК ФОРМА ПОЗНАНИЯ МИРА

Т.А. Титова

Аннотация

В статье рассматривается проблема антропоморфизма в философии, показаны его познавательные и эвристические возможности в разных областях социогуманитарных наук.

Ключевые слова: антропоморфизм, антиантропоморфизм, антропоморфизм как мировоззрение, исторический антропоморфизм.

Тема антропоморфизма мало исследована в философской науке, хотя ан-тропоморфизация является одним из основных приемов, используемых в процессе познания человеком мира. Основная задача данной статьи — показать познавательные, эвристические возможности антропоморфизма, который подчас несправедливо относят к примитивным формам организации сознания. «Антропоморфизм — (греч. anthropos «человек» и morphe «вид, форма»)» [1] — это мировоззренческая форма, фиксируемая главным образом в языке, в которой происходит процесс «переноса» качеств человека и качеств природной стихии друг на друга. Человек «принимает» на себя свойства тех объектов, которые он пытается освоить. При этом учитывается особая природа человека по отношению к другим природным формам. Синонимами для термина антропоморфизм являются: «олицетворение, персонификация (от лат. persona — лицо, личность и facio — делаю), прозопопея (от греч. prosopon — лицо и poieo — делаю). Эти синонимы означают особый вид метафоры: перенесение человеческих черт (или черт живого существа) на неодушевленные предметы и явления» [2].

Мы сознательно приводим это известное определение, которое практически без изменений воспроизводится в разных источниках, например в «Большой Советской энциклопедии». В данном определении хорошо отражены основные черты: антропоморфизм как мировоззренческая форма (а), принцип одновременного равенства и разницы человека и природы (б) и метафорический характер выражения отношения (в).

Феномен антропоморфизма обстоятельно изучался представителями филологических наук. Это объясняется тем, что проявляется он часто именно в языковой форме. Наиболее подробно изучен антропоморфизм в поэзии (литературе в целом) и обыденно-практический антропоморфизм, что вполне естественно, так как в первом случае его исследование фактически осуществлялось в логике литературоведческого анализа, во втором — прекрасно иллюстрировало механизмы оязыковления мысли.

Художественно-эстетический антропоморфизм наиболее полно проявляет себя в поэзии. В поэтической речи происходит перенос черт природы на человека (или его отношения) и наоборот. В качестве примера можно вспомнить строчку В. Брюсова «Моя любовь — палящий полдень Явы» из стихотворения «Предчувствие».

Распространенность антропоморфизма в прозе и поэзии настолько высока, что аномальным скорее можно назвать отказ от использования этого приема. Например, Ж. Дюбуа, автор работы «Общая риторика», отмечает: «баснописцы, любящие “говорящих” животных, а также философы, изучающие развитие сознания у растений и даже у материи вообще, сохранили многочисленных последователей» (цит. по [1]). В литературоведении приводится множество примеров антропоморфизма и за пределами собственно литературной и поэтической речи, подобный тип изложения широко используется при описании работы компьютера (память, решение задач, дружелюбный интерфейс и т. д.).

Обыденно-практический антропоморфизм характерен для повседневной жизни людей, а также для ранней стадии развития ребенка. В обыденной жизни часто слышим: «Поезд ушел», «пошел дождь» и многое другое. Дети часто объясняют причинно-следственные отношения в природе по аналогии с отношениями между людьми, например: «Месяца нет на небе, потому что он ушел в гости» (см. [1]). Л. Иванов отмечает, что часто неодушевленные предметы, живые существа и вымышленные сущности, не обладающие природой человека, наделяются человеческими физическими или психическими качествами. Им приписывается, например, способность чувствовать, испытывать эмоции, разговаривать, думать, совершать осмысленные действия.

Однако литературно-поэтический и обыденно-практический виды антропоморфизма сами по себе не представляют для нас особого интереса. Во-первых, они хорошо изучены, во-вторых, нам более интересен философский аспект проблемы, вопросы развития сознания в его культурных и социальных формах, а именно в этом ключе антропоморфизм не был предметом специального философского исследования.

Важно отметить, что исследование антропоморфизма в философии начинается не с чистого листа. Существует уже традиционное различение антропоморфизма по сферам духовности. Здесь речь идет прежде всего об исследовании мифологического, религиозного антропоморфизма и даже следов антропоморфизма в научном мышлении. Безусловно, материал для философской рефлексии дают и филологические исследования. Но в любом случае антропоморфизм по-прежнему рассматривается как некоторый реликтовый момент сознания, как то, что осталось в наследство от примитивных форм мышления.

Первым исторически сформировался (и логически был освоен) мифологический антропоморфизм. Миф строится на принципе природосообразности. А.Н. Чанышев отмечает, что в гомеровском эпосе почти все природное и многое социальное имеет свою, непривычную нам логику, антропоморфную ипостась. Мифологические личности находятся между собой в отношениях кровного родства. Например, бог сна Гипнос — брат-близнец бога смерти Танатоса, бог ужаса Фобос — сын бога войны Ареса. Земля, вода и небо (воздух и эфир) олицетворяются братьями Аидом, Посейдоном и Зевсом. Все эти существа антропоморфи-

зированы, в их образах представлены и персонифицированы различные стороны человеческой сущности, понимаемой природно. Как отмечает А.Н. Чанышев, боги телесны, их можно ранить, они испытывают боль. «Они, правда, отличаются от людей вечной молодостью и бессмертием… Они лишь антропоморфные двойники естественных процессов и явлений» [3, с. 15].

Характеризуя сознание людей, обладающих мифологическим мировоззрением, А.Н. Чанышев выделяет следующие его черты: «эмоциональность, образное восприятие мира, ассоциативность, а(до)логичность, склонность оживотворять (гилозоизм), одухотворять (аниматизм), одушевлять его отдельные части (анимизм)» [3, с. 17]. По нашему мнению, эти формы можно рассматривать в качестве своеобразных механизмов антропоморфизации мира, способов переноса на него человеческих свойств и именно в этом инструментальном качестве они могут быть помыслены как формы познания. Существующее разделение антропоморфизма по формам мировоззрения позволяет нам сделать следующий вывод: если антропоморфизм не есть самостоятельная мировоззренческая форма, а присутствует в определенном типе мировоззрения, то можно предположить, что он характерен для любого типа мировоззрения, а не только для примитивных его форм или повседневного сознания. Это значит, что мы имеем все основания рассматривать его как реальную форму познания мира. Можно провести параллель с идеологией, которая не есть форма общественного сознания, но представляет собой некоторый горизонтальный инструментальный срез всей структуры и всех форм общественного сознания в целом.

Мифологический антропоморфизм, существующий в наивно-догматической, обыденной форме, перерастает в антропоморфизм религиозный — перенесение облика и свойств человека на сверхъестественные феномены, что присуще большинству религиозных представлений. Основная характеристика религиозного антропоморфизма — понятие сверхъестественного, того, что не укладывается в принцип природности. Сверхъестественное «переносит» нас в духовную сферу. Антропоморфными, в частности, являются обычно боги так называемых высших религий, хотя в теологии это обстоятельство отрицается. Религиозный антропоморфизм свойствен большинству конфессиональных систем и выражается в перенесении физических свойств и психических качеств человека на предмет поклонения. Антропоморфизм выступает как язык монотеистических религий, прежде всего христианства, используемый человеком для познания мира. Например, такие слова, как «болезнь» и «любовь», открывают многое в отношении христианина в миру. С любовью связаны, как правило, все божественные проявления мира. Бог сам есть любовь. Болезнь же — это проявления мира, связанные с человеком. Болезнь души — тяга к телесному миру и наслаждениям — результат отпадения человеческого мира от Бога вследствие грехопадения. У Августина время — болезнь вечности: «если бы настоящее всегда оставалось настоящим и не уходило в прошлое, то это было бы уже не время, а вечность» [4].

Своеобразный антропоморфизм проявляется в том, что Бог снисходит до человека, чтобы дать ему возможность понять истину. Он уподобляется человеку (позволяет уподобить Себя ему), чтобы говорить с ним на понятном, «человеческом» языке, с привлечением понятных ему смыслов. В христианстве

человек может быть подобен Богу именно потому, что Бог в каком-то смысле подобен человеку. Бог «снижает» свой пафос, дает помыслить себя антропоморфно. Человек богоподобен в духовности, а не телесности. Метафизика Бога передается человеку, становится его, человека, метафизикой, при этом Бог неизбежно наделяется человеческими качествами. С христианским Богом разговаривают, его просят, ему поклоняются. Приближая Бога, человек возвышается сам.

Уже анализ мифологического и религиозного типов антропоморфизма позволяет выделить в нем некоторые формальные, структурные моменты. Антропоморфизм — процесс освоения человеком внешнего мира путем мысленного переноса себя на те процессы, предметы, с которыми он взаимодействует. Человек видит себя в мире. Антропоморфное мировоззрение, сложившееся на заре цивилизации, фактически выполняет роль отсутствующих еще научных или философских знаний, развитых религиозных воззрений, но при появлении этих форм не теряет своей значимости как механизм, инструмент познания. Такое видение характерно для мифологического человека, который осознает себя в несколько измененных, превращенных формах природных явлений. Своеобразными способами такой антропоморфизации являются анимизм, процесс одушевления природы (движение идет от человека к миру) и тотемизм, поиск своих истоков в животном мире — человек принимает на себя свойства природного существа (движение идет от мира к человеку). Антропоморфизация осуществляется в двух направлениях: свойства человека переносятся на предметы, явления (1), а свойства природы — на человека (2). Мы считаем, что при анализе антропоморфизма необходимо более широко использовать сложившееся в социальной философии понятие превращенной формы. Согласно идеям К. Маркса, развитым затем М. К. Мамардашвили, превращенная форма сознания дает возможность помыслить некоторый феномен как целостный, восстановить разорванные связи, позволяет системе работать. Значит, антропоморфизм как превращенная форма восстанавливает (выстраивает) связь человека и природы (мифологический антропоморфизм), человека и сверхъестественной (сверхприрод-ной) духовной сферы (религиозный антропоморфизм).

Говоря об антропоморфизме как определенной мировоззренческой форме, принято выделять ее альтернативную модель — антиантропоморфизм. Считается, что этот внешне противоположный тип отношения к миру вызван к жизни процессами осознания человеком своей особости. Человек начинает отделять себя от природы. Он — качественно иное, социально-культурное существо. Это мировоззрение складывается в более поздние эпохи, когда возникают наука, философия, искусство. Однако, на наш взгляд, этот вывод может быть подвергнут сомнению. То, что принято называть антиантропоморфизмом, есть всего лишь своеобразный обратный перенос, процесс, который говорит о том, что антропоморфизм усложняется по форме, структуре. Поэтому неверно утверждать, что антропоморфизм характерен только для неразвитых стадий исторического процесса или играет лишь роль прекрасных метафор, эстетизирующих отношение человека к миру. Можно сказать, что антропоморфизм и антиантропоморфизм -две стороны одной медали. Их различение есть лишь выражение усложнения феномена антропоморфизации. Мы же для краткости будем пользоваться одним понятием — антропоморфизм, не останавливаясь на различиях обеих форм.

Важно отметить, что суждения, позволяющие рассматривать антропоморфизм с точки зрения механизма, есть уже в филологическом анализе. Речь идет о разделении антропоморфизмов на лексические и синтаксические. Лексические антропоморфизмы — это лексические единицы, представляющие наименования предметов, которые не являются частями тела человека, не обладают человеческими качествами, но при этом этимологически восходят к ним. Приведём лишь два примера — ножка (стола), спинка (стула). Синтаксический антропоморфизм указывает на отношение предметов, не обладающих человеческими качествами, но способных «действовать по-человечески» (например, буйство стихии, дыхание моря). Синтаксический антропоморфизм «сложнее» лексического, так как указывает на уровень отношений. Именно это делает этот вид антропоморфизма для нас наиболее интересным эвристически, так как философия работает именно с отношениями форм. Действуя в логике превращенных форм, антропоморфизм делает мир соразмерным человеку, не примитивизируя этот мир, а действуя на уровне той или иной формы мировоззрения.

Именно поэтому мы не можем согласиться с существующим в лингвистике и философии мнением о том, что изобилие антропоморфизмов в речи является одним из показателей искажения истины в ходе употребления естественного языка. Так, Х. Вайнрих говорит, что «языковая ложь, если понимать вещи буквально, — это большинство таких риторических фигур, как эвфемизмы, гиперболы… слова-табу, антропоморфизмы и др.» [5]. Ж. Деррида пишет: «Что же, таким образом, представляет собой истина? — вопрошает Ницше. — Марширующую армию. антропоморфизмов.. истины есть иллюзии, которые забыли об этой своей иллюзорной природе» (цит. по [6, с. 55]). Однако, по нашему мнению, это слишком узкое понимание антропоморфизма, характерное для позиции крайнего рационализма (как ни странно это звучит). Мы исходим из иной точки зрения. Для нас антропоморфная форма в своей основе может содержать истину. Именно поэтому мы имеем возможность рассматривать антропоморфизмы как реальные формы познания, а не как реликты сознания.

В научном познании антропоморфизм также выступает как превращенная форма сознания. Антропоморфными по своему происхождению являются, например, слова «работа», «напряжение» и т. п., хотя их современное значение уже не соотносится с первоначальным. С развитием науки антропоморфизм не вытесняется из сознания человека, в некоторых областях знания антропоморфные представления оказываются весьма прочными (например, в зоопсихологии). В современной научной, технической, в частности кибернетической, литературе антропоморфное употребление понятий («продолжительность жизни» частиц, машина «запоминает», «решает задачу» и т. п.) основано на объективном сходстве принципов функционирования и результатов действий человека и машины и является вполне законным, если учитывается различие процессов по существу [7]. Так, антропоморфные номинации, как мы уже говорили, широко распространены в компьютерной терминологии. Интересно, что с позиций антропоморфизма можно рассматривать даже развитие тех или иных теоретических форм. Л.С. Выготский в работе «Исторический смысл психологического кризиса» говорит об антропоморфном принципе построения теории [8, с. 293296], точнее передает сомнения И. Павлова о возможности построения теории

не по генетическому, а по антропоподобному принципу. Однако, замечает Выготский, антропоморфный подход может быть рассмотрен как логический по отношению к первому, историческому, а значит, иногда он теоретически более состоятелен. «Анатомия человека — ключ к анатомии обезьяны» [9, с. 731].

«Второе дыхание» в научном познании антропоморфизм получает в социо-гуманитаристике, в частности в исторических науках. Историческая наука «не боится» антропоморфизма, она делает его своим познавательным средством. Рассмотрев антропоморфизм в историческом познании, можно понять границы антропоморфизма как метода научного познания и еще шире — познания человеком мира, так как опыт исторической науки полезен в общетеоретическом плане. Главный, основной принцип отношения человека к познанию истории -принцип понимания. Концепция понимания, сложившаяся в истории, — свидетельство исторического антропоморфизма, в соответствии с которым человек в процессе познания истории «окунает», «вносит себя» в познаваемые формы исторического познания, «переносит» свои человеческие качества в те сюжеты, события, которые познаются им. В этом процессе происходит перенос субъективных характеристик человека на объект. Историк не просто «переносит» прошлое в настоящее, а видит себя в прошлом (антропоморфизирует его). Происходит процесс уподобления человека в истории современному человеку.

Антропоморфизм проявляет себя как в онтологическом аспекте (в анализе человека как субъекта истории, его места и роли в формировании прошлого и др.), так и в гносеологическом (нерасторжимость субъекта и объекта познания, осмысление получаемых знаний, «переживания» и «вживания» историка в осваиваемые материалы прошлого, их аксиологизация).

Онтологически человек включен в историю посредством своей деятельности. «История, — подчеркивает Маркс, — не делает ничего, она “не обладает никаким необъятным богатством”, она “не сражается ни в каких битвах”! Не “история”, а именно человек, действительный, живой человек — вот кто делает все это, всем обладает и за все борется. “История” не есть какая-то особая личность, которая пользуется человеком как средством для достижения своих целей. История -не что иное, как деятельность преследующего свои цели человека» [10, с. 102].

Антропоморфизм как гносеологический принцип позволяет понять особую роль субъекта в процессе познания (в том числе исторического). В процессе познания историк мысленно «переносит себя» в предмет науки, стирает грань между объектом и субъектом, но при этом он также антропоморфизирует себя (происходит вторая антропоморфизация — после того, как историк «перенес» на историю свои черты, чувства, он пытается «переложить на себя» сущность истории). Например, В. Дильтей говорит: «Что есть человек, может сказать ему только его история». Понятия жизнь и историческая действительность часто используются Дильтеем как равнозначные: «Жизнь. по своему материалу составляет одно с историей. История — всего лишь жизнь, рассматриваемая с точки зрения целостного человечества.» (цит. по [11]).

Философское исследование антропоморфизма имеет большие перспективы именно в рамках философии истории, социальной философии и философии науки. Существует большая традиция рассмотрения антропоморфизма как пути познания мира в русской философии. Например, Н.А. Бердяев отмечал, что фи-

лософия «познает бытие из человека и через человека, в человеке видит разгадку смысла» [12, с. 24].

Практически весь русский космизм использует антропоморфистские интуиции [13]. Однако русская философия рассматривает человека в основном в религиозно-теологической традиции, а значит, уже сам «перевод» проблемы в пространство социальной гносеологии, философии истории может иметь большое значение. Любая антропологическая проблематика предполагает включенный интерес к антропоморфизму, хотя не всегда это четко формулируется. Например, в 2009 г. в Казани прошла I Всероссийская научная конференция «Антропологическая соразмерность», само название которой относит нас к проблеме ан-тропоморфизации мира [14].

Итак, антропоморфизм — реальная форма освоения человеком мира. Он делает ближе человеку то, что было для него чуждым, внешним, «овнешненным». Не умаляет ли он объективность в знаниях, ведь если субъективность превалирует над объективностью, есть вероятность искажения знания? Нет, объективность дополняется субъективным, расширяется диапазон содержания знаний о прошлом в человеке и для человека. Антропоморфизм — это способ, форма, благодаря которой предмет становится сообразным возможностям человека.

Антропоморфизм обладает поистине высокими эвристическими возможностями, которые используются не только обыденным, но и теоретическим, научным сознанием. Можно сказать, что антропоморфизм является своеобразной формой собирания человека, которая используется им в качестве «языка говорения» о мире при познании этого мира и самого себя.

Summary

T.A. Titova. Anthropomorphism as a Form of the World Cognition.

The article regards the problem of anthropomorphism in philosophy. Its cognitive and heuristic capacities are shown in various spheres of social humanitarian sciences.

Key words: anthropomorphism, anti-anthropomorphism, anthropomorphism as a worldview, historical anthropomorphism.

Литература

1. Иванов Л. Антропоморфизм. — URL: http://www.krugosvet.ru/enc/gumanitarnye_nauki/ lingvistika/ANTROPOMORFIZM.html, свободный.

2. Олицетворение, прозопопея, персонификация // Большая сов. энцикл. — URL: http://slovari.yandex.ru, свободный.

3. Чанышев А.Н. Курс лекций по древней философии. — М.: Высш. шк., 1981. — 374 с.

4. Августин Бл. Исповедь. Кн. XI, 14 // Библиотека Фонда содействия развитию психической культуры. — URL: http://psylib.org.ua/books/avgus01/index.htm, свободный.

5. Вайнрих X. Лингвистика лжи // Язык и моделирование социального взаимодействия. — М., 1987. — URL: http://lexis-asu.narod.ru/other-works/lingvlji.rtf, свободный.

6. Гурко Е. Тексты деконструкции. Деррида Ж. Di^ferаnсе. — Томск: Водолей, 1999. -160 с.

7. Костеловский В.А. Антропоморфизм // Большая сов. энцикл. — URL: http://slovari. yandex.ru, свободный.

8. Выготский Л. С. Исторический смысл психологического кризиса. Методологическое исследование // Выготский Л.С. Собр. соч.: в 6 т. — М.: Педагогика, 1982. -Т. 1. — С. 291 — 436.

9. Маркс К. Из рукописи наследства К. Маркса // Маркс К., Энгельс Ф. Собр. соч. -М.: Политиздат, 1958. — Т. 12. — 880 с.

10. Маркс К. Святое семейство, или Критика критической критики. Против Бруно Бауэра и компании // Маркс К., Энгельс Ф. Собр. соч. — М.: Политиздат, 1955. — Т. 2. -652 с.

11. Михайлов И. Дильтей. — иКЬ: http://iph.ras.ru/~igmikh/mich/mikhailov-dilth2-rus.htm, свободный.

12. БердяевН.А. О назначении человека. — М.: Республика, 1993. — 383 с.

13. Русский космизм: Антология философской мысли. — М.: Педагогика-Пресс, 1993. -368 с.

14. Антропологическая соразмерность: материалы Всерос. науч. конф. — Казань: Изд-во Казан. гос. технол. ун-та, 2009. — 300 с.

Поступила в редакцию 12.11.09

Титова Татьяна Александровна — аспирант кафедры социальной философии и культурологии Казанского государственного университета.

E-mail: [email protected]

cyberleninka.ru

Антропоморфизм Википедия

Человеколев — одна из древнейших известных скульптур. 40 тысяч лет Антропоморфный персонаж русских сказок — Баба-Яга

Антропоморфи́зм (фр. anthropomorphisme от др.-греч. ανθρωπος — человек, μορφή — вид, образ, форма[1][2]) — перенесение человеческого образа и его свойств на неодушевлённые предметы, на одушевлённых существ, на явления и силы природы, на сверхъестественных существ, на абстрактные понятия и др.[3][2][4][5]

Мировоззренческая концепция, выраженная номинативными средствами языка, изобразительных искусств и т. п. Согласно этому принципу, неодушевлённые предметы, живые существа и вымышленные сущности, не обладающие человеческой природой, могут наделяться человеческими качествами, физическими и эмоциональными. Рассматриваемые объекты в состоянии, в частности, чувствовать, испытывать переживания и эмоции, разговаривать, думать, совершать осмысленные человеческие действия.

Антропоморфизм характерен как для ранних, так и для более поздних религий[5][3], присущ мифам всех народов и времён[5]. Ф. Бэкон относил антропоморфизм к «идолам рода», в которых, по его мнению, выражается «стремление объяснять действия природы по аналогии с действиями и поступками человека, то есть убеждение, что природа делает то же самое, что и человек».[2]Вольтер писал: «Если Бог создал нас по своему образу и подобию, мы сумели ответить ему тем же».[4] Для анимизма характерно антропоморфное отношение к силам природы, растениям и животным.[3][2] При политеизме очеловечиваются боги, которым приписываются психологические свойства человека.[2] В монотеистических религиях антропоморфизм, как правило, рассматривается как «примитивное» представление о Боге, тем не менее, и в них он повсеместно распространён. Антропоморфизм присущ описаниям внешних проявлений Бога (упоминаются его лик, глаз, рука, нога), его действий (он сидит на небесах, видит, говорит и слышит) и чувств (гнев, удовлетворённость, смех). Впрочем, подобные фразы можно толковать как буквально, так и как метафору — попытку таким образом передать ощущения человека.[6][7]

Языковые реконструкции и другие данные свидетельствуют, что антропоморфизм был господствующим принципом познания и объяснения непонятных явлений природы и закономерностей устройства мира на ранних этапах развития общества (идёт гроза, небо хмурится, листва шепчет и т. п.). Антропоморфизм был свойственен большинству

ru-wiki.ru

Антропоморфизм — Википедия

Человеколев — одна из древнейших известных скульптур. 40 тысяч лет Антропоморфный персонаж русских сказок — Баба-Яга

Антропоморфи́зм (фр. anthropomorphisme от др.-греч. ανθρωπος — человек, μορφή — вид, образ, форма[1][2]) — перенесение человеческого образа и его свойств на неодушевлённые предметы, на одушевлённых существ, на явления и силы природы, на сверхъестественных существ, на абстрактные понятия и др.[3][2][4][5]

Мировоззренческая концепция, выраженная номинативными средствами языка, изобразительных искусств и т. п. Согласно этому принципу, неодушевлённые предметы, живые существа и вымышленные сущности, не обладающие человеческой природой, могут наделяться человеческими качествами, физическими и эмоциональными. Рассматриваемые объекты в состоянии, в частности, чувствовать, испытывать переживания и эмоции, разговаривать, думать, совершать осмысленные человеческие действия.

Антропоморфизм характерен как для ранних, так и для более поздних религий[5][3], присущ мифам всех народов и времён[5]. Ф. Бэкон относил антропоморфизм к «идолам рода», в которых, по его мнению, выражается «стремление объяснять действия природы по аналогии с действиями и поступками человека, то есть убеждение, что природа делает то же самое, что и человек».[2]Вольтер писал: «Если Бог создал нас по своему образу и подобию, мы сумели ответить ему тем же».[4] Для анимизма характерно антропоморфное отношение к силам природы, растениям и животным.[3][2] При политеизме очеловечиваются боги, которым приписываются психологические свойства человека.[2] В монотеистических религиях антропоморфизм, как правило, рассматривается как «примитивное» представление о Боге, тем не менее, и в них он повсеместно распространён. Антропоморфизм присущ описаниям внешних проявлений Бога (упоминаются его лик, глаз, рука, нога), его действий (он сидит на небесах, видит, говорит и слышит) и чувств (гнев, удовлетворённость, смех). Впрочем, подобные фразы можно толковать как буквально, так и как метафору — попытку таким образом передать ощущения человека.[6][7]

Языковые реконструкции и другие данные свидетельствуют, что антропоморфизм был господствующим принципом познания и объяснения непонятных явлений природы и закономерностей устройства мира на ранних этапах развития общества (идёт гроза, небо хмурится, листва шепчет и т. п.). Антропоморфизм был свойственен большинству религиозных систем и выражался в перенесении физических свойств и психических качеств человека на предметы поклонения: неодушевлённые объекты (камень, скала, солнце), живые существа (дерево, крокодил, лев), а также существа земного или среднего (лешие, домовые), верхних (боги, ангелы) и нижних (демоны, черти) миров[8]. У обитателей верхних и нижних миров, наряду с общими признаками сходства с человеком, как правило, присутствуют признаки, отличающие их от людей. К таковым обычно относятся гигантский или карликовый рост, огромная сила, наличие хвоста или крыльев, чрезмерная волосатость и др.

В настоящее время антропоморфизм как мировоззренческий принцип сохраняется в рамках религиозных систем, особенно наиболее архаичных из них. Он характерен также для ранней стадии развития ребёнка. Дети дошкольного возраста объясняют любые причинно-следственные отношения в окружающей природе по аналогии с отношениями, существующими между людьми, например: «Месяца нет на небе, потому что он ушёл в гости». В повседневной жизни антропоморфизм продолжает сохраняться не как принцип мировоззрения, а как один из принципов языковой номинации. Это касается также языков науки и техники. В частности, антропоморфные номинации широко распространены в компьютерной терминологии: интеллектуальные сети, память компьютера, диалоговая программа, ответ на запрос. Интересен также обратный феномен, наблюдаемый в сленге компьютерных специалистов: «мне надо „перезагрузиться“», «„оперативки“ не хватает, чтоб запомнить» и т. п.

Антропоморфизм является одним из подходов в зоопсихологии, по которому психические феномены у животных объявляются сходными с таковыми у людей. Причиной такого подхода является то, что человек ищет сходства между собой и изучаемым объектом, выясняет соответствие чего-либо человеческим качествам и только потом переходит к изучению отличий[9]. Антропоморфизм по отношению к психике животных резко критиковался бихевиористами, рефлексологами и последователями И. П. Павлова. Однако представителей этих течений в свою очередь критиковали за зооморфизм по отношению к человеку.[2]

При эстетическом антропоморфизме художник сознательно уподобляет человеку природные или фантастические объекты.[2] Антропоморфизм — один из главных элементов, например, в баснях.[4]

См. также

Примечания

  1. Крысин Л. П. Антропоморфизм // Толковый словарь иноязычных слов. — М.: Эксмо, 2008. — 944 с. — (Библиотека словарей).
  2. 1 2 3 4 5 6 7 Антропоморфизм / Б. Мещеряков // Большой психологический словарь / Сост. и общ. ред. Б. Мещеряков, В. Зинченко. — СПб.: Прайм-еврознак, 2003. — (Психологическая энциклопедия) — 672 с. — С. 37. ISBN 5-93878-086-1, ISBN 978-5-93878-086-6
  3. 1 2 3 Антропоморфизм // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  4. 1 2 3 Конт-Спонвиль А. Антропоморфизм // Философский словарь. — Litres, 2015. ISBN 5-457-74569-4, ISBN 978-5-457-74569-8
  5. 1 2 3 Григоренко А. Ю. Антропоморфизм // Религии мира: словарь-справочник. — СПб.: Издательский дом «Питер», 2008. — 396 с. — С. 12. ISBN 5-388-00466-X, ISBN 978-5-388-00466-6
  6. ↑ Антропоморфизм // Изучение Библии. Карманный справочник. — Ezdra Books Distributors. — С. 12. ISBN 9668182294, ISBN 9789668182297
  7. Мир-Касимов О. Некоторые аспекты парадокса подобия божественного и человеческого в истории мусульманской религиозной мысли // Ишрак. Ежегодник исламской философии. — № 3, 2012. — М.: Восточная литература, 2012. — 667 с. — С. 331—352. ISBN 5-457-62221-5, ISBN 978-5-457-62221-0
  8. Кареев Н. И. Мифологические этюды (недоступная ссылка — историякопия) Проверено 22 июня 2018. // Филологические записки. Воронеж, 1873.
  9. Кременцов Н. Л. Человек и животное: к истории поведенческих сопоставлений // Русский орнитологический журнал. — 2009. — Т. 18. — Экспресс-выпуск 514. — С. 1659—1682.

Видео по теме

Литература

  • Полулюди / О. В. Белова // Славянские древности: Этнолингвистический словарь : в 5 т. / под общ. ред. Н. И. Толстого; Институт славяноведения РАН. — М. : Межд. отношения, 2009. — Т. 4: П (Переправа через воду) — С (Сито). — С. 156—159. — ISBN 5-7133-0703-4, 978-5-7133-1312-8.
  • Бибихин В. Антропоморфизм // Язык философии. — 2-е изд., испр. и доп. — М.: Языки славянской культуры, 2002. — 416 с. — С. 219—253. ISBN 5-457-48532-3, ISBN 978-5-457-48532-7
  • Кулебякин Е. В. Антропоморфизм, его сущность и роль в становлении общественного сознания. — Владивосток: Изд-во Дальневосточного университета, 1985. — 178 с. — 500 экз.
  • Кулебякин Е. В. Антропоморфизм и генезис мышления (К проблеме выделения человека из природы. Методологические аспекты). — Владивосток: Изд-во Дальневосточного университета, 1987.
  • Морозов И. А.. Феномен куклы в традиционной и современной культуре: кросскультурное исследование идеологии антропоморфизма / Российская акад. наук, Ин-т этнологии и антропологии им. Н. Н. Миклухо-Маклая. — М.: Индрик, 2011. — 352 с. — 800 экз. ISBN 978-5-91674-114-8
  • Титова Т. А. Антропоморфизм как способ освоения действительности: социально-философский анализ: автореферат дис. … кандидата философских наук / Казан. (Приволж.) федер. ун-т. — Казань, 2013.
  • Антропоморфизм // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.

wiki2.red

Что такое антропоморфизм? — Справочник писателя

Антропоморфизм — это литературный приём, с помощью которого автор наделяет животных и неодушевленные предметы человеческими чертами. Так волки начинают разговаривать, вьюга — злиться, а дождь — плакать.

Термин образован сочетанием древнегреческих слов ανθρωπος — человек, μορφή — форма. У термина «антропоморфизм» есть множество синонимов — от знакомого каждому по школьным учебникам олицетворения до прозопопеи, антропопатизма и персонификации.

 

Примеры

Автомобиль сердито фыркнул, но в итоге всё-таки завёлся.

Солнце, словно затаив обиду на жителей города, вторую неделю не показывалось из-за туч.

«Они собрались всё это съесть без меня?», — возмущённо подумал котёнок и запрыгнул на праздничный стол.

Примеры из литературы

Антропоморфизм в литературе можно встретить где угодно — от древнейших легенд до современных постмодернистских произведений. Более всего известен антропоморфизм в сказках, где животные разговаривают, мыслят и ведут себя по-человечески, как, например, пёс Тотошка из «Волшебника Изумрудного города».

В произведениях, обходящихся без фантастических допущений, антропоморфизм встречается не менее часто. Так в рассказе Татьяны Толстой «Милая Шура» один из персонажей осознаёт, что «время сбилось с пути, завязло на полдороге, где-то под Курском, споткнулось над соловьиными речками, заблудилось, слепое, на подсолнуховых равнинах».

Использование антропоморфизма

Реклама

Антропоморфизм в сказках представлен ожившими предметами и говорящими животными. Точно так же он реализуется и в рекламе, делая ролики более живыми, эмоциональными и цепляющими. Характерный пример антропоморфизма в рекламе — человекообразные конфеты M&M’s.

Антропоморфизм проявляется не только в полномасштабных роликах, но и в отдельных слоганах. Например, препарат «Нурофен» «знает, как победить боль», а шампунь Head & Shoulders «любит цвет, не любит перхоть».

Обыденная речь

Начиная с глубокой древности антропоморфизм был особенностью человеческого мировосприятия. Считалось, что вся природа – животные, растения, предметы, явления – наделены душой и характером. Отголоски старых суеверий до сих пор сохраняются в повседневном общении: «небо хмурится», «дождь льет, как сумасшедший» и т.п.
Наука

Антропоморфизм в философии считается источником заблуждений и устаревшей формой познания, тем не менее его проявления встречаются в современных научных работах. Физики говорят о «продолжительности жизни» элементарных частиц, а гуманитарии – о старости и смерти западной культуры. Особенно распространён антропоморфизм в технических науках – там к компьютерам постоянно применяют слова, более соответствующие человеку: память, интеллект, «решать задачи».

ВАЖНО!

Антропоморфизм придаёт произведению живость, динамику, энергичность. Он обостряет чувства, усиливает впечатления, точнее передаёт оттенки настроения.

Использование антропоморфизма должно быть продуманным и обоснованным. Слишком частое употребление этого литературного приёма может привести к тому, что на фоне ожившей природы поблекнут персонажи.

Близкие по смыслу термины

Аллегория – это литературный приём, при котором через художественный образ раскрывается некая идея. Например, если среди персонажей произведения есть говорящая свинья, это антропоморфизм, но, если свинья, как в произведении «Свинья под дубом» баснописца-классика Ивана Крылова, отождествляется с глупостью и недальновидностью, здесь наблюдается ещё и аллегория.

www.avtoram.com

АНТРОПОМОРФИЗМ — это… Что такое АНТРОПОМОРФИЗМ?

— наделение природных вещей и предметов деятельности людей человеческими чертами, придание им человеческого облика. А. обычно связывают с мифологией и религией, с присущими им образами и представлениями. В плане социально-философском первостепенным становится вопрос о социальных (человеческих) качествах предметов, создаваемых людьми. С ним тесно связан вопрос о проекции на природные системы форм и структур человеческой деятельности. В этом плане практически и теоретически значимыми оказываются выяснение степени и характера воплощенности человеческих качеств в природном материале, соответствие или несоответствие форм человеческой деятельности формам бытия природных объектов и систем.

Классическая наука практически поставила вопрос о преодолении антропоморфных представлений в описании и объяснении природы. Стандарты научной объективности базировались на экспериментальных и теоретических процедурах, минимизировавших или — как казалось — исключающих антропоморфизацию научных данных. Создавалась методология для описания вещей такими, каковы они есть сами по себе, «на самом деле». Недостатки становящейся общественной науки (с середины XIX в. и вплоть до 70-х гг. XX в.) связывались с их неустранимым А., с тем, что люди строили модели взаимодействия людей и не могли реализовать эти модели в логике вещей, свойственной естествознанию.

В позитивизме А. преодолевался вместе с метафизикой как способ организации человеческих представлений, не укладывающихся в формы четко фиксируемого и проверяемого опыта. В догматическом марксизме А. «оттеснялся» в историческое прошлое как архаическое сознание, связанное с мифологией и религией, сохраняющее свое значение лишь в сфере искусства и народных традиций.

Однако кризис классической науки, наметившийся в начале XX столетия (и осмысленный лишь в конце его), показал: проблема А. много сложнее, чем это представлялось ранее. В частности, выяснилось, что кризис классической науки — это прежде всего преодоление границ человеческих восприятий, представлений, понятий, с помощью которых определялась природа, фиксировалась реальность, характеризовалось бытие. Иными словами, наука в своем объективном определении действительности пользовалась средствами, «накладывающими человеческое измерение», человеческие формы видения, понимания, взаимодействия на объекты природы, на проявления бытия. Имела место антропоморфизация не прямая, а опосредованная, когда на природу накладывалась не конкретная человеческая форма, а форма абстрактно-социальная, не межиндивидная связь людей, а выраженная косвенным образом — в инструментах деятельности и средствах ее соизмерения — форма разделения и кооперирования человеческих усилий. Более того, в этом контексте обнаруживался и прямой А. научных понятий и терминов — «сила», «небесное тело», «притяжение», «отталкивание», — до поры не обнаруженный, не «услышанный», не узнанный ни методологами, ни самими учеными.

А. перестает быть некогда пройденным этапом в эволюции человеческого сознания. Он обнаруживает особенности сложной научно-методологической и социально-философской проблемы. Возникает вопрос: формы какого человека закрепляются в характеристиках «внечеловеческого» и нечеловеческого мира? Рассмотренная выше ситуация кризиса классической науки указывает на то, что возможны и реализуются в деятельности людей разные типы А. Во всяком случае можно говорить об антропоморфизмах, проецирующих на природу: а) формы телесной жизни человека; б) формы совместной и разделенной деятельности людей, опредмечиваемые, например, в машинах и технических системах; в) формы самореализации и соизменения различных социальных субъектов (от индивидов — до обществ). Благодаря этому, можно обнаружить антропоморфные мотивы в новейших тенденциях практики и науки, ориентированных на самоорганизацию, самоизменение, саморазвитие природных систем. Внимание к их самобытности выражает не только новое понимание объективности, но и новую доминанту человеческой деятельности, новую стилистику человеческих взаимодействий. Человек перестает быть мерой всех вещей и находит ресурсы своего бытия в изменении выработанных форм. Это, судя по всему, не означает преодоления А., — так выявляется установка на радикальное изменение режима использования человеческих форм, на осознание различия между человеческими и внечеловеческими формами бытия.

В предшествовавшей истории человеческого познания сосуществовали — иногда сплетались, иногда противопоставлялись — два разных типа А.: А., отождествлявший человеческую и природную формы, и А., четко разделявший форму освоения бытия и форму его своеобразного осуществления. Первый отождествлял человеческие представления и способы бытия объектов, моделировал действительность по образу и подобию человеческому. Второй стремился держать дистанцию между схемами человеческой деятельности (ее моделями) и природой: результат достигался, как правило, за счет жертвы качества как на «стороне» человека, так и на «стороне» природы. Классическая наука как раз и базировалась на оперировании абстрактными схемами человеческой деятельности и абстрактными объектами. Само понятие А. определялось именно в контексте такого понимания, связанных с ним противопоставлений, ограничений и возможностей. В настоящее время  формируется тип мышления и познания, в котором соответствие человеческих и нечеловеческих (природных, скажем) форм достигается за счет их различения и взаимной конкретизации. Происходит своего рода деонтологизация человеческих моделей бытия, когда находится достаточно определенная сфера взаимодействий, в которой модель, т. е. человеческая форма («антропоформа») выступает незаместимым инструментом продуктивных взаимодействий. (См. «Деятельность», «Отчуждение», «Вещи».)

В. Е. Кемеров

Современный философский словарь. — М.: Панпринт. В.Е. Кемеров. 1998.

encyclopedia_philosophy.academic.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о