Бихевиористские идеи: БИХЕВИОРИЗМ • Большая российская энциклопедия

Содержание

Бихевиоризм — справочник студента — МБОУ «Школа №16» г. Ростов-на-Дону

Главная страница ???? Общая психология ????

Изучая данное явление, бихевиористы пришли и к другому выводу.

Если между стимулом и реакцией есть взаимосвязь, значит, зная причины этой связи и изучив, какие стимулы вызывают те или иные реакции, можно добиваться определенного поведения от человека или животного, воздействуя на них определенным образом (т.е. должен быть определенный стимул, который даст соответствующую реакцию). В таком случае, нет необходимости обращать внимание на внутреннее психическое состояние людей.

Предмет психологии, с точки зрения бихевиоризма, — поведение, понимаемое как совокупность наблюдаемых мышечных, сосудистых, железистых реакций (R) на внешние стимулы (S). Задача психологии состоит в том, чтобы выявить закономерности связей между стимулами и реакциями (S →R), а цель — предсказание поведения субъекта и управление им.

Данное направление исследует только внешне наблюдаемое поведение, а все психические явления сводит к реакциям организма. Бихевиористы рассматривают поведение человека и животного как сходного, считая, что в них нет различий.

Несмотря на все достижения психологов-бихевиористов, данное направление подвергалось критике. Под сомнения ставились моменты, касательно отказа от внутреннего мира человека, т.е.

сознания, чувственных и душевных переживаний; трактовки поведения как совокупности ответных реакций на раздражители, которые опускали человека до уровня робота; неспособности объяснить яркие творческие достижения в науке и искусстве и др.

Классический бихевиоризм Дж. Уотсона

Джон Уотсон — американский психолог, основатель бихевиоризма. Он пытался сделать психологию естественной наукой, которая пользовалась бы объективными методами.

Уотсон уделял огромное внимание классическому научению, при котором организм ассоциирует разные стимулы (звук колокольчика — условный раздражитель, а слюноотделение у собаки в ответ на звук этого колокольчика — условный рефлекс). Такой вид научения ориентирован на непроизвольные, автоматические действия.

Организм как человека, так и животного приспосабливается к своему окружению посредством врождённого и приобретённого набора актов, т.е. поведения. Всю психическую деятельность Уотсон трактовал как поведение.

Он рассматривал его как совокупность реакций организма на стимулы, т.е. поведение по принципу «стимул-реакция» (S →R). Дж.

Уотсон считал, что подобрав верный стимул, можно формировать нужные навыки и качества в человеке или животном.

На работы Уотсона и основные идеи бихевиоризма сильно повлияло открытие русским физиологом И.П. Павловым классических условных рефлексов. Во многом под влиянием работ Павлова, хотя сам Павлов полагал, что они поняли его неверно, Уотсон заявил, что наблюдение над поведением может быть описано в форме стимулов (S) и реакций (R).

В доказательство правоты бихевиористической теории, Джон Уотсон и Розали Рейнер ставят эксперимент, который стал известен под названием «маленький Альберт».

Уотсон и Рейнер выбрали для экспериментов 11-месячного младенца «Альберта Б.», который был вполне нормально развитым ребенком. Сначала экспериментаторы проверили реакции маленького Альберта, показывая ему белую крысу, маски, горящую газету и хлопковую пряжу. Ничего из этого не выявило страха у мальчика.

Затем они приступили к формированию реакции страха. Одновременно с тем, как Альберту давали поиграть с белой крысой, экспериментатор бил молотком по стальной полосе так, чтобы малыш не видел молотка и полосы. Громкий звук пугал Альберта. Таким образом, ребенок стал пугаться и самой крысы (без удара). На данном этапе условный рефлекс страха на крысу закрепился у маленького Альберта.

Через пять дней Альберт снова оказался у экспериментаторов. Они проверили его реакцию: обычные игрушки не вызывали негативной реакции. Крыса же всё еще пугала малыша.

Экспериментаторы проверили, не случился ли перенос реакции страха на других животных и похожие предметы.

Выяснилось, что ребенок действительно боится некоторых животных и предметов, не связанных с крысой (например, кролика (сильно), собаки (слабо), мехового пальто и др.).

Исследования Э. Торндайка в рамках бихевиоризма

Эдвард Торндайк  – выдающийся американский психолог, основатель теории научения, автор таких трудов как «Интеллект животных», «Основы обучения», «Педагогическая психология» и др. Торндайк не считал себя бихевиористом, хотя его законы и исследования часто характеризует его как сторонника этого направления.

Еще в Гарвардском университете, под присмотром своего наставника У. Джеймса, Э. Торндайк занялся опытами над животными. Он стал обучать цыплят навыкам прохождения лабиринта, причем это происходило в подвале дома Джеймса, т.к. в университете не было место для лаборатории. Фактически это была первая в мире экспериментальная лаборатория по зоопсихологии.

В своих экспериментах в Колумбии он изучал закономерности адаптации организма к необычным условиям, с которыми он не может справиться, когда располагает только набором программ поведения.

Для исследования он изобрел специальные «проблемные ящики», которые представляют собой экспериментальные устройства различной степени сложности.

Животное, помещенное в такой ящик, должно было, преодолевая различные препятствия, самостоятельно найти выход и решить проблему.

Опыты ставились в основном над кошками, но имелись также ящики для собак и обезьян.

Помещенное в ящик животное могло выйти из него и получить угощение, лишь приведя в действие специальное устройство — нажав на пружину, потянув за петлю и т. п.

Результаты исследований отображались на графиках, которые он назвал

«кривые научения». Таким образом, целью его исследования было изучение двигательных реакций животных.

В результате эксперимента выяснилось, что поведение животных было однотипным. Они совершали множество беспорядочных движений — бросались в разные стороны, царапали ящик кусали его и т.д., пока одно из движений случайно не оказывалось удачным.

При последующих пробах число бесполезных движений уменьшалось, животному требовалось все меньше времени чтобы найти выход, пока оно не начинало действовать безошибочно.

Данный вид обучения стал называться обучением по принципу  «проб и ошибок».

Далее Торндайк сосредоточился на изучении зависимости связей, которые лежат в основе научения, от таких факторов, как поощрение и наказание. На основе полученных материалов он вывел основные законы научения.

1. Закон повторяемости (упражнения)

— чем чаще повторяется связь между стимулом и реакцией, тем быстрее она закрепляется и тем она прочнее. 2.

Закон эффекта — из нескольких реакций на одну и ту же ситуацию, при прочих равных условиях, более прочно связываются с ситуацией те из них, которые вызывают чувство удовлетворения.

(Связи в сознании устанавливаются более успешно, если реакция на стимул сопровождается поощрением). 3. Закон готовности — образование новых связей зависит от состояния субъекта. 4.

Закон ассоциативного сдвига — если при одновременном появлении двух раздражителей один из них вызывает позитивную реакцию, то и другой приобретает способность вызывать ту же самую реакцию. То есть нейтральный стимул, связанный по ассоциации со значимым, тоже начинает вызывать нужное поведение.

Торндайк сформулировал концепцию «распространения эффекта». Эта концепция подразумевает готовность усвоить сведения из областей, смежных с теми областями, которые уже знакомы.

Он также заметил, что научение одному виду деятельности может даже препятствовать овладению другим («проактивное торможение»), а вновь освоенный материал способен иногда разрушать что-то уже выученное («ретроактивное торможение»).

Эти два вида торможения связаны с феноменом памяти. Забывание какого-то материала связано не только с течением времени, но и с влиянием иных видов деятельности.

Исследования Б. Скиннера в рамках бихевиоризма

Беррес Скиннер — американский психолог, писатель, продолжатель идей Дж. Уотсона, который разработал теорию оперантного научения.

Он считал, что человеческий организм — это «черный ящик». Все, что наполняет этот ящик (эмоции, мотивы, влечения),  нельзя объективно измерить, поэтому их следует исключить из сферы эмпирического наблюдения. А вот поведение можно объективно измерить, собственно, этим Скиннер и занимался.

Он не принял идею о личности, которая направляет или стимулирует поведение. Скиннер считал, что поведение порождается не силами, которые находятся внутри человека (например, чертами, потребностями, мыслями, чувствами), а силами, которые лежат вне человека.

Это значит, что поведение человека регулируется не изнутри, а снаружи (окружающей средой). Изучение личности по Скиннеру — это нахождение своеобразного характера взаимоотношений между поведением организма и результатами этого поведения, которые и подкрепляют его в последствии.

Этот подход фокусируется на прогнозировании и контроле наблюдаемого поведения.

Б. Скиннер, также как и Дж. Уотсон, интересовался таким явлением как научение. Он даже разработал концепцию оперантного научения, которая базировалась на законе эффекта, который был открыт Э. Торндайком.

Оперантное научение — это метод обучения, который включает в себя систему поощрений и наказаний с целью усилить или прекратить определенный тип поведения. При этом организм ассоциирует свое поведение с последующим результатом. Такое научение направлено ​​на подкрепление контролируемого индивидом поведения.

Например, человек пытается научить собаку выполнять команду. Когда собака успешно справляется (т.е. выполняет команду), она получает поощрение (похвалу, лакомство). Когда собака не справляется с заданием, она не получает поощрение.

В итоге, у собаки устанавливается связь между определенным поведением и возможностью получить награду. Подобным образом, можно и отучить собаку, например, делать «свои дела» на ковер. Только использовать придется систему наказаний (например, отругать пса).

Получается своеобразный метод «кнута и пряника».

По этому поводу советую прочитать интереснейшую книгу Карен Прайор, которая называется «Не рычите на собаку! Книга о дрессировке людей, животных и самого себя «.

Скиннер проводил эксперименты над голодными животными (крысы, голуби), которых помещал в ящик, который получил название «ящик Скиннера». Ящик был пуст, внутри находился лишь выступающий рычаг, под которым стояла тарелка для еды.

Оставленная одна в ящике, крыса передвигается и исследует его. В какой-то момент, крыса обнаруживает рычаг и нажимает на него.

После установления фонового уровня (частота, с которой крыса вначале нажимает на рычаг) экспериментатор запускает в действие кассету с пищей, расположенную снаружи ящика. Когда крыса нажимает на рычаг, небольшой шарик пищи выпадает в тарелку.

 Крыса съедает его и вскоре снова нажимает на рычаг. Пища подкрепляет нажатие на рычаг, и частота нажатий растет. Если кассету с пищей отсоединить, так что при нажатии на рычаг пища больше не подается, частота нажатий будет уменьшаться. 

Таким образом, Скиннер заметил, что оперантно обусловленная реакция при неподкреплении угасает точно так же, как и классически обусловленная реакция.

 Исследователь может установить критерий дифференцировки, подавая пищу только тогда, когда крыса нажимает на рычаг при горящей лампочке, и тем самым вырабатывая условную реакцию у крысы путем избирательного подкрепления. Свет тут служит стимулом, который контролирует реакцию.

Скиннер также добавляет положения о двух видах поведения: респондентное и оперантное поведение. Респондентное поведение — это  характерная реакция, вызываемая известным стимулом; стимул, при этом, всегда предшествует реакции.

В качестве примера можно привести сужение или расширение зрачка в ответ на световую стимуляцию, подергивание колена при ударе молоточком по коленному сухожилию и дрожь при холоде. Оперантное поведение — это произвольные приобретенные реакции, для которых не существует стимула, поддающегося распознаванию.

Вызванное оперантным научением такое поведение определяется событиями, которые следуют за реакцией. Т.е. за поведением идет следствие, и природа этого следствия изменяет тенденцию организма повторять данное поведение в будущем.

Например, катание на роликах, игра на гитаре, написание собственного имени – это образцы оперантной реакции (или операнты), контролируемые результатами, следующими за соответствующим поведением.

  • Когнитивный бихевиоризм Э. Толмена
  • Эдвард Толмен — американский психолог, представитель необихевиоризма, автор концепции «когнитивных карт» и создатель когнитивного бихевиоризма.

Он отвергал закон эффекта Э. Торндайка, считая, что вознаграждение (поощрение) оказывает слабое воздействие на научение. Вместо этого Э. Толмен предложил когнитивную теорию научения, предполагая, что повторяющееся выполнение одного и того же задания усиливает создаваемые связи между факторами окружающей среды и ожиданиями организма.

Толмен предположил, что поведение является функцией пяти основных независимых переменных: стимулы окружающей среды, психологические побуждения, наследственность, предшествующее обучение и возраст.

Он считал, что бихевиористская модель S-R должна быть дополнена. По его мнению, формула поведения должна состоять не из двух, а из трех членов, и поэтому выглядеть следующим образом: стимул (независимая переменная) — промежуточные переменные (организм) — зависимая переменная (реакция), т.е. S-O-R.

Промежуточными переменными является все, что связано с организмом (О), и формирует данную поведенческую реакцию на данное раздражение. Таким образом, средним звеном являются недоступные прямому наблюдению психические моменты (например, ожидания, установки, знания и др.).

Примером промежуточной переменной может являться голод, который невозможно увидеть у подопытного (животного или человека).

И тем не менее голод можно объективно и точно связать с экспериментальными переменными, например с длительностью того отрезка времени, на протяжении которого организм не получал пищу.

Толмен ставил опыты над крысами, ищущими выход из лабиринта. Главный вывод из этих опытов свелся к тому, что, опираясь на строго контролируемое экспериментатором и объективно им наблюдаемое поведение животных, можно достоверно установить, что этим поведением управляют не те стимулы, которые действуют на них в данный момент, а особые внутренние регуляторы.

Поведение предваряют своего рода ожидания, гипотезы, познавательные (когнитивные) «карты».

Когнитивная карта — это субъективная картина, имеющая пространственные координаты, в которой локализованы отдельные воспринимаемые объекты. Эти «карты» животное строит само.

Они и ориентируют его в лабиринте. По ним животное, запущенное в лабиринт, узнает, куда и как ему нужно добраться.

Положение о том, что психические образы служат регулятором действия, было обосновано гештальттеорией. Учтя ее, Толмен разработал собственную теорию, названную когнитивным бихевиоризмом.

РубрикиОбщая психология МеткиБеррес Скиннер, Бихевиоризм, Госы, Джон Уотсон, Иван Петрович Павлов, Лекции по психологии, Теории, Эдвард Толмен, Эдвард Торндайк, Эксперименты

Источник: https://impsi.ru/general-psychology/biheviorizm-dzh-uotson-e-torndajk-b-skinner-e-tolmen/

Бихевиоризм и теория социального научения | Студент-Сервис

В отличие от предыдущих теорий, где источником развития ребенка выступают врожденные инстинкты, в центре теории научения находит­ся социальная среда, воздействия которой формируют человека и явля­ются источником его психического развития.

исследования этого направления психологии является не внутренний мир человека (не его эмоции, переживания или умственные действия), а внешне на­блюдаемое поведение. Поэтому это направление получило название бихевиоризм (от англ. behavior — «поведение»).

Корни этой теории связаны с именем русского физиолога Ивана Петровича Павлова, открывшего механизм условного рефлекса.

В сво­их знаменитых экспериментах на собаках Павлов показал, что перво­начально нейтральные для организма стимулы (звук, вид, запах) при­ обретают физиологическое значение, если они связаны с жизненно важным положительным или отрицательным подкреплением.

Напри­мер, звонок или включение лампочки, предшествующие кормлению, через несколько сочетаний начинают вызывать у собак слюноотделе­ние. Если те же сигналы сочетать с отрицательным подкреплением (на­пример, с ударом тока), они будут вызывать защитную реакцию.

Этот механизм образования связей между внешними стимулами и реакциями (S-R) был положен американским ученым Дж. Уотсоном, основателем бихевиоризма, в основу формирования человеческого по­ведения вообще и развития ребенка в частности. Однако этот механизм был существенно расширен и обогащен новыми понятиями.

Так, выдающийся американский ученый Б. Скиннер ввел понятие инструментального (или оперантного) обусловливания. Если в клас­сическом обусловливании устанавливается связь между стимулом и ре­акцией, то при инструментальном определенные формы поведения связываются с последующим подкреплением. Если какая-либо после­довательность действий вызывает подкрепление, эти действия будут повторяться.

Например, если собаке каждый раз, когда она становится на задние лапы и «танцует», давать кусочек сахара, она, скорее всего, будет часто повторять это действие, чтобы получить желанную награду. Эта закономерность существует и у человека.

Когда родители награж­дают ребенка за хорошее поведение, это поощрение рассматривается бихевиористами как положительное подкрепление, которое закрепляет желанные формы поведения. Наказание, напротив, является отрица­тельным подкреплением, которое тормозит дурное поведение ребенка.

Таким образом, ребенок научается вести себя правильно и закрепляет социально приемлемые формы поведения.

Один их крупнейших представителей необихевиоризма Э. Толмен ввел в эту схему существенную поправку. Он предложил по­местить между S и R среднее звено, или «промежуточные переменные» (V), в результате чего схема приобрела вид S-V-R.

Под промежуточными переменными Толмен понимал внутренние процессы, которые опо­средуют действие стимула, то есть влияют на внешнее поведение. К ним относятся цели, представления, желания, словом, внутренняя психи­ческая жизнь человека. Однако сами эти переменные интересуют ис­следователей лишь постольку, поскольку они влияют на поведение че­ловека.

В 30-х годах прошлого века американские ученые Н. Миллер, Дж. Дол-лард, Р. Сире и другие сделали попытку перевести важнейшие понятия психоаналитической теории на язык теории научения. Именно они вве­ли в научный обиход термин «социальное научение».

На этой основе уже более полувека разрабатывается концепция социального научения, цен­тральной проблемой которой является проблема социализации. Транс­формируя фрейдовские идеи, Н. Миллер и Дж. Доллард замещают принцип удовольствия принципом подкрепления. Подкреплением они называют то, что усиливает тенденцию к повторению возникшей реак­ции.

Определение

Научение — это усиление связи между стимулом и реакцией, кото­рое возникает благодаря подкреплению. Главными формами социаль­ного подкрепления являются похвала, внимание взрослых, их оценка и пр.

Задача родителей — поддерживать правильное, социальное прием­лемое поведение ребенка и отвергать неприемлемые формы поведения и таким образом социализировать его. Если в репертуаре поведения ре­бенка нет соответствующей реакции, ее можно приобрести, наблюдая поведение модели.

Научение через подражание в теории социального научения является главным способом приобретения новых форм пове­дения. Особый акцент на роли подражания делал американский психо­лог Л. Бандура. Он полагал, что награда и наказание недостаточны, что­ бы научить новому поведению. Дети приобретают новое поведение благодаря имитации модели.

Определение

Одно из проявлений имитации — иденти­фикация, то есть процесс, в котором человек заимствует не только действия, но и мысли и чувства у другого человека, выступающего в роли модели. Имитация приводит к тому, что ребенок может вообразить себя на месте модели и испытать сочувствие к этому человеку.

Известный американский психолог Р. Сире ввел диадический прин­цип изучения детского развития, согласно которому адаптивное пове­дение и его подкрепление должны изучаться с учетом поведения друго­го партнера.

Главное внимание Сире уделяет влиянию матери на развитие ребенка. Центральный момент научения в его теории — это зависимость. Подкрепление всегда зависит от контактов матери, и ребенка. Послед­ний постоянно испытывает зависимость от родителя и мотивация зави­симости (активное требование любви, внимания, ласки и пр.) — важ­нейшая его потребность, которую нельзя игнорировать.

Вместе с тем развитие ребенка идет по пути преодоления этой зависимости и изме­нения ее форм. Можно видеть, что в этом подходе теория социального научения наиболее тесно переплетается с психоанализом.

В основе теории социального научения лежит не только схема «сти­мул-реакция», но и учение 3. Фрейда. Они близки в понимании отноше­ний ребенка и общества. Дитя рассматривается здесь как существо, чуж­дое обществу.

Он входит в общество, как «крыса в лабиринт», а взрослый должен провести его по этому лабиринту, чтобы в результате он стал S похож на взрослого.

Первоначальный антагонизм ребенка и общества объединяет эти два направления и сводит развитие к научению прием­лемым формам поведения.

Интересно

Развитие ребенка с позиций бихевиоризма представляет собой чисто количественный процесс научения, то есть постепенного накопления навыков.

Это научение не предполагает возникновения качественно новых психических образований, поскольку происходит одинаково на всех этапах онтогенеза.

Поэтому в бихевиоризме речь идет не о психи­ческом развитии ребенка, а о его социальном научении.

Переживания, представления, интересы ребенка здесь не являются предметом исследования, поскольку их нельзя увидеть и измерить. А для бихевиоральной психологии существуют только объективные методы, основанные на регистрации и анализе внешних наблюдаемых фактов и процессов. В этом состоит и сила, и слабость бихевиоризма.

Сильная сторона этого направления заключается в том, что оно внесло в психологию четкость, объективность, «измеряемость».

Благодаря ему психология повернула на естественно-научный путь развития и стала точной, объективной наукой. Метод измерения поведенческих реакций стал одним из глав­ных в психологии.

Этим объясняется огромная популярность бихеви­оризма среди психологов во всем мире.

Слабая сторона этой концепции состоит в игнорировании сознания человека, его воли и собственной активности. Согласно теории бихе­виоризма классическое и оперантное обусловливание являются универсальными механизмами научения, общими для человека и живот­ных.

При этом научение происходит «автоматически»: подкрепление приводит к «закреплению» в нервной системе успешных реакций, не­зависимо от воли и желания самого человека. Отсюда бихевиористы делают выводы о том, что с помощью стимулов и подкреплений можно лепить любое поведение человека, поскольку оно жестко детерминиро­вано ими.

В таком понимании человек является рабом внешних обстоя­тельств и своего прошлого опыта.

Источник: https://student-servis.ru/spravochnik/biheviorizm-i-teoriya-sotsialnogo-naucheniya/

Идеи и представители бихевиоризма

Бихевиоризм (англ. behavior – поведение) – ответвление в психологии, которое изучает поведение живых существ и способы влияния на него. В более узком понимании эта наука исследует внешнее поведение, не делая различия между людьми и животными.

Классический бихевиоризм Дж. Уотсона сводит психологические проявления к реагированию организма к двигательным. Мышление сводится к речевому акту, а эмоции к внутренним изменениям в организме. Сознание принципиально не включено в список изучения бихевиоризмом. Так как оно не изображает поведенческих показателей. Основная черта поведения принимается связь стимула и реакции (S – R).

Представители бихевиоризма

Основным основоположником бихевиоризма  выступает Эдвард Ли Торндайк. В основном, он проводил исследования поведения животных. Для этого Торндайк в 1911 году придумал эксперимент «проблемная клетка» из которого животное, методом проб и ошибок, должно найти выход.

Сенсационную лекцию «Психология с точки зрения бихевиориста» создал психолог из США Джон Бродес Уотсон в 1913 году, чем положил официальное начало бихевиоризма. Он был убеждён, что любое поведение можно измерять или модифицировать. Мысль Уотсона состояла в объективности и полезности психологии для общества. А его цель – в предсказании реакции и определении природы действующего стимула.

Уотсон совместно с Рейдер провели эксперимент под названием «Маленький Альберт», в центре которого был 11-ти летний мальчик. Этот эксперимент иллюстрировал формирование человеческого страха и тревоги.

У. Хантер в 1914 году создал схему «Отсроченная» для изучения манеры поведения. Он показывал обезьяне банан, а потом прятал в один из ящиков и закрывал от нее их ширмой. Через пару секунд снимал ширму. Обезьяна безошибочно находила банан. Так стало ясно, что животные способны не только на непосредственную реакцию на импульс, но и на отсроченную.

Л. Карл пошел еще дальше. Он при помощи экспериментальных опытов вырабатывал у разных животных умения, потом удалял им различные части мозга, для выяснения существует ли зависимость от удаленных частей мозга выработанного навыка. Вывод состоит в том, что все части мозга равнозначны и могут заменять друг друга.

В СССР  бихевиоризм принимался как буржуазное извращенство в психологической науке. Активным ненавистником его был А.Н. Леонтьев.

Критика состояла в отрицании не наблюдаемых внешних факторов (цели, мотивы, предубеждения и т.п.) в поведении человека. Однако к бихевиоризму были близки по смыслу «объективная психология»П.П.

Болонского и «рефлексология» В.М. Бехтерева, которые существовали в СССР в 1929-1930-е годы.

До середины 1950-х годов бихевиоризм занимал одно из главных мест в психологии.

В1971 году Беррес Ф. Скиннер презентовал книгу «По ту сторону свободы и достоинства», в которой он утверждал, что свободная воля – это иллюзия.

Идея бихевиоризма

Важную нишу бихевиоризма занимает стимул. Он подразумевает данную ситуацию, которая выстраивает подкрепление реакции. В виде этих реакций выступают эмоциональное и устное реагирование окружающего общества. Но при этом личностные переживания не остаются незамеченными, а переносятся в зависимое положение от внешних факторов.

Научный исследователь Джон Уотсон вынес  основные пункты, на которых строится бихевиоризм:

Целью наблюдения психологии есть поведение и реакции всех живых существ. Именно такие проявления будут изучены.

Все физиологические и психологические проявления исходят от типа поведения.

Реагирование людей и животных нужно исследовать как единый двигательный показатель на внешние раздражители – стимулы.

Исследовав показатели стимула, можно предугадывать следующий ответ. Основная задача бихевиоризма – научится предсказывать действия личности. Так поведение индивида можно контролировать.

Все виды реакций человека состоят из  приобретенных форм (условные рефлексы) или переходят по наследству (безусловные рефлексы)

Повадки человека – это итог обучения. Т.е. многократное повторение ответного реагирования отпечатывается в памяти. Впоследствии этого могут быть воспроизведены. Так формирование навыков происходит через выработку условных рефлексов.

Мышление и речь также входят в список навыков.

Память служит хранением приобретенных умений.

Становление психических реакций происходит на протяжении всей жизни. Такое развитие зависит от условий проживания, социального общества и внешних раздражителей.

Систематизация возрастного развития не присутствует. Общих признаков в процессе формирования детской психики на разных этапах возраста отсутствуют.

Эмоции означают ответ организма на положительные и отрицательные стимуляторы окружающего пространства.

Уотсон предполагал, что человека можно обучить всему. По его мнению генетические, личностные и умственные факторы не помешают обучению.

Если углубится, то суть бихевиоризма в создании лаборатории социума.

Бихевиоризм в психологии

Бихевиоризм служит предметом изучения поведения субъектов. Человеческое поведение изучается с рождения индивида  до конца его жизни. Исследование проводится с объективной точки зрения, что приводит к игнорированию сознания, ощущений, воли и воображения. Из-за этой точки зрения, бихевиористы исключили понятия подсознания и всё, что связано с ним.

Цель бихевиоризма состоит в изучении поведения субъекта, чтоб в будущем превзойти его и предсказать его ответ на определенные события. Достигнуть такую цель сложно, но реально. До нынешнего времени такая практика смогла состояться только на бессистемно используемых методах общественного действия.

Из-за множественных реакций, наука старается их изменить. Выясняется, что количество безусловных ответов организма, при рождении, не велико. Это отрицает теорию инстинкта. Большая часть инстинктов, названными старой школой психологии, сейчас относятся к условным.

Бихевиористы не ищут генетические наследия поведенческих реагирований или наследстве особых способностей (например музыкальных или художественных).

Они считают, что каждый ребенок рождается с одинаковым количеством возможностей и при определенных внешних обстоятельствах можно его направить на изучение любой узкой отрасли.

Важной деталью бихевиоризма является стимул (S) – реакция (R). Зоопсихолог Эдвард Ли Торндайк отталкивался от теории личности (набор поведенческих реакций) и открыл закон эффекта. Он указал, что между побуждением и ответной реакцией есть связь, которая подпитывается стимулом.

Теория бихевиоризма состоит в том, что личность обладает навыками и рефлексами, которые она приобрела в окружающей себя среде. Получается, что индивид есть организованной структурой и почти стабильной системой разных умений.

Бихевиоризм в психологии рассматривает личности как субъект, у которой есть реакция, функции и возможность к обучению. Получается запрограммированный человек на воспроизведение разных действий, поведения и рефлексов.

Необихевиоризм

Эта наука принадлежит американской психологии, которая появилась в 1930-х годах ХХ в.

Необихевиоризм выступил в качестве свидетеля кризиса классического бихевиоризма, который не смог объяснить цель полноты поведения. Эта наука пользовалась идеями гештальт-психологии, фрейдизма (Э.Ч.

Толмен) и павловского о высшей нервной деятельности (К. Л. Халл). Цель необихевиоризма состоит в преодолении ограниченности изначальной теории бихевиоризма.

Но эта нео-отрасль пыталась сохранить основную установку на биологизацию человеческой психики.

Необихевиоризм не пытался уйти далеко от классического бихевиоризма. Американский психолог Э.Ч. Толмен поддерживал положение, что исследование должно проводится строго по объективному методу, а не опираться на недоступные этому способу мире подсознания.

Но ещё в 1960-тые годы Толмен усовершенствовал формулу бихевиоризма и назвал ее когнитивным бихевиоризмом. К стимулу и реакции он добавил «промежуточные переменные», без которых он не представлял метод исследования поведения. Так появилась когнитивное представление.Он ввел гипотезы, цели, намерения и познавательные карты.

В итоге получилась формула: S (стимул) – V (промежуточные переменные) – R (реакция).

Плюсы бихевиоризма:

  1. Объективный взгляд;
  2. Практика научных методов;
  3. Предметом изучения вошло поведение;
  4. Эффективные способы терапии нарушенного поведения.

Минусы бихевиоризма:

  1. Устаревшая методология и литература;
  2. Механический детерминизм;
  3. Нет отличия между человеком и животным.

Данная научная отрасль подходит для простых ситуаций психотерапии: избавления от популярных фобий (страхов), плохих привычек, моделирование плохого поведения. В сложных “личностных” случаях использование бихевиоральных способов дает не долгий эффект. Существуют исторические предпочтения: Америка пользуется бихевиоральными подходами всем другим, в России бихевиоризм не популярен.

Источник: https://onona.online/psihologiya/biheviorizm

Бихевиоризм — что это такое и в чем его прикладное применение

Бихевиоризм – это одно из главенствующих направлений в психологии, начиная с ХХ века. Начавшись как чисто теоретическая наука о поведении человека и животных, бихевиоризм впоследствии нашёл массу практических применений и, можно сказать, превратился в мощное психологическое оружие, владение которым обеспечивает успех в политике и экономике.

Что такое бихевиоризм: коротко о главном

Английское слово behavior означает «поведение». Это и дало название упомянутому направлению в психологии. Бихевиоризм ставит своей задачей исследовать поведение человека, его взаимодействие с другими людьми и то, как он реагирует на те или иные обстоятельства.

Каждый день люди встают с постели и начинают что-то делать. И каждую минуту они попадают в определённые ситуации, в которых ведут себя определённым образом. Бывает, что поведение одних людей в данной ситуации отличается от поведения других людей в тех же обстоятельствах.

Почему это происходит, и выявляет бихевиоризм. Полученные знания позволяют – ни много ни мало – управлять поведением людей, как по отдельности, так и большими массами, позволяют воздействовать на общество и заставлять его вести себя так, как этого хочет обладатель знаний.

Любопытно, что толчок к развитию бихевиоризма дал Иван Петрович Павлов – великий русский биолог. Он изучал реакции животных на различные стимулы, исследовал условные и безусловные рефлексы, создал целую науку о высшей нервной деятельности.

Определённые идеи в этом направлении были открыты ещё в девятнадцатом столетии: например, американский исследователь Эдвард Торндайк открыл так называемый «закон эффекта».

Он проводил эксперименты на животных, помещая их в сложно устроенные ящики и наблюдая, как они находят из них выход. Если животное нашло выход, то оно получало вознаграждение.

Постепенно животное приучалось двигаться определённым образом, чтобы находить выход с первого раза, без ошибок.

Впоследствии законы поведения, помимо Павлова, изучали также Джон Б. Уотсон, Б. Ф. Скиннер и другие учёные. Скиннер создал радикальный бихевиоризм, который основывался на утверждении, что внутренние события (в частности, мысли и чувства) контролируются теми же механизмами, что и наблюдаемое со стороны поведение.

Бихевиоризм – это дисциплина, которая совмещает философию, методологию и психологию. Он возник тогда, когда стало ясно, что традиционные направления психологии не всегда могут объяснить изучаемые явления и сделать достоверные предсказания.

Кроме того, традиционная психология в то время не была в достаточной степени строгой материалистической наукой и иногда оперировала понятиями, имевшими иррациональный характер или научно не доказанными (например – понятие о бессознательном).

Бихевиоризм стал идеей, которая была призвана объяснить человеческую психологию со строго материалистических позиций.

Именно поэтому общественность, в том числе научная, поначалу довольно холодно принимала бихевиоризм: он ей казался слишком циничным, поскольку объяснял сложные и запутанные взаимоотношения между людьми как совокупность простейших «животных» реакций.

Бихевиоризм окончательно низводил человека до уровня «просто интеллектуально продвинутого животного» и в этом смысле казался похожим на социальный дарвинизм, поскольку переносил законы дикой природы на человеческое общество.

Другим недостатком бихевиоризма было игнорирование процессов сознания, самоопределения, творчества. Вообще сложная психическая деятельность, присущая человеку, не учитывается этой концепцией. Для неё мысли, мечты, фантазии существуют лишь в человеческом сознании и никак не связаны с реальной действительностью; тем более, что изучение этих внутренних процессов – задача очень трудная.

Бихевиоризм в психологии: основные положения

Итак, бихевиоризм изучает поведение человека. Но что такое поведение? Оно понимается как совокупность поступков, реакций и эмоционального настроя человека в определённой ситуации. Поведение может быть уникальным или, наоборот, напоминать о каком-то другом человеке, с которым мы когда-то имели дело. Почему так происходит?

Дело в том, что на поведение человека влияют определённые факторы:

  • Мотивы человека;
  • Принятые в обществе социальные нормы;
  • Подсознательные программы, задающие алгоритмы действий, которые были усвоены в раннем детстве или продиктованы инстинктами;
  • Сознательный контроль человека над своими действиями.

Сознательный контроль своего поведения – это наивысший уровень развития индивида. Далеко не каждому удаётся всё время контролировать своё поведение, размышлять над ситуацией, выбирать наиболее правильный вариант действий и т. д.

Часто люди просто включаются в общий эмоциональный фон, подчиняются своим эмоциям (которые нередко продиктованы чужими эмоциями), и тогда именно эмоции контролируют поведение человека. Таким образом, чувственное восприятие можно понимать как человеческую слабость, которая мешает поступать правильно и приводит к неприятностям.

Поэтому для принятия наилучшего решения в критической ситуации необходимо отключать эмоции и осваивать обстановку с помощью холодного рассудка.

Подсознательные программы – достаточно важный фактор поведения, особенно в первые годы жизни. В раннем детстве человек ещё не достиг достаточного развития сознания, и врождённые инстинкты помогают ему выжить в окружающем мире.

Другой источник подсознательных программ – копирование поведения окружающих людей; так человек получает готовую программу действий, отработанную в данной ситуации кем-то другим, и тоже может по крайней мере выжить в малознакомой обстановке.

Социальные нормы – фактор, который усваивается человеком в сознательном возрасте.

В этом случае человек стремится вызвать интерес к себе у других людей, поэтому он будет действовать так, как обычно поступают в данной социальной группе.

Социальные нормы на первых порах играют важную роль в устанавливании нужных контактов, однако затем поведение собеседников может меняться, как только они узнают друг друга поближе.

Регулируют поведение человека и его личные мотивы. Они не заметны для человека, пока его действия не противоречат его желаниям. Однако когда человек начинает делать что-то, что не согласуется с его желаниями, то его мотивы начинают играть главную роль в его поведении.

С точки зрения приверженцев бихевиоризма, психические процессы в человеческом организме не являются абстрактными явлениями, а проявляют себя как его реакции на определённое окружение. Бихевиористы также считают, что мысли и чувства не влияют на поведение человека; руководят поведением лишь реакции, которые появляются вследствие воздействия на человека определённых стимулов.

Стимулы – это определённые воздействия внешнего мира. Реакция – это ответ организма на воздействие стимула, при этом он стремится либо приспособиться к стимулу, либо отвергнуть его. Между стимулом и реакцией может находиться подкрепление – некий дополнительный фактор, воздействующий на человека.

Подкрепление может быть положительным (например, похвала), и тогда оно дополнительно побуждает человека совершить реакцию, на которую он настроен, а может быть и отрицательным (например, критика), и тогда оно удерживает человека от совершения той реакции, на которую он настроен.

Положительное подкрепление побуждает человека совершать такие же действия в дальнейшем, а отрицательное подкрепление сообщает ему, что такие действия больше совершать не нужно.

Бихевиористы не изучают внутренние мотивы поведения человека, потому что эти мотивы с большим трудом поддаются изучению. Их интересует лишь внешняя сторона дела. Исследователи стремятся предугадать реакцию индивида на основе имеющихся стимулов или, наоборот, определить стимулы по наблюдаемой реакции.

Ранее считалось, что предугадать поведение человека невозможно.

Бихевиоризм помог преодолеть это заблуждение и показал, что можно не просто угадывать поведение человека, но и по-настоящему манипулировать им с помощью тех или иных стимулов.

Бихевиоризм позволяет изучать человека, на которого необходимо произвести воздействие. Цели для такого воздействия могут быть различными, но очень часто методы бихевиоризма используются из корыстных соображений.

Скиннер, основатель радикального бихевиоризма, отрицал свободу воли, хотя и не верил в предопределение. По его мнению, человек выбирает, какой из возможных поступков совершить, анализируя последствия всех возможных поступков. Желание достичь определённого результата определяет и поступок, который совершит человек.

Теория и основные направления бихевиоризма

Идеи, сформулированные бихевиористами, дали толчок развитию множества направлений и прикладных дисциплин.

Вот некоторые направления:

  • Методологический бихевиоризм – собственно, самый классический вариант, который полагает, что лишь внешние проявления человеческой деятельности имеют значение, тогда как мысли и чувства не влияют на поведение.
  • Радикальный бихевиоризм – был развит Скиннером, который полагал, что внутренние события в организме, в том числе мысли и чувства, имеют не менее важное значение, чем наблюдаемое поведение. Скиннер считал, что внешние стимулы контролируют внутренние события в организме точно так же, как они контролируют внешнее поведение.
  • Теоретический бихевиоризм – также уделяет внимание мыслям, чувствам и прочим внутренним процессам в организме, которые стало возможно наблюдать с помощью современных технологий; но он предоставляет больше свободы в выборе методов изучения и контролирования поведения.
  • Психологический бихевиоризм – направление, используемое в психологии и психотерапии. Оно применяется в детском воспитании и развитии, в современных методиках преподавания, в исследовании психических и психологических отклонений и нарушений.

Представители бихевиоризма

Виднейшие представители бихевиоризма и создатели этого учения – Джон Уотсон и Беррес Фредерик Скиннер.

Уотсон – пионер в области бихевиоризма; в студенческие годы он со своим научным руководителем изучал мозг собак, затем переключился на других животных, понял закономерности их поведения, основанные на связи стимулов и реакций. Он заявил, что эту же систему можно применять и к человеку.

Таким образом, сложное человеческое сознание, которое вроде бы и «отличает человека от животных», Уотсон полностью игнорировал. Примечательно, что после ухода из университета Уотсон работал в области рекламы.

Скиннер более основательно развил идеи бихевиоризма. Он считается одним из величайших психологов двадцатого века. Однако его критики тоже говорят, что в своих экспериментах он ограничивался крысами и голубями, а единственным видом экспериментов было нажатие рычагов и клевание клавиш.

Когда ученики Скиннера попробовали применить его приёмы на других животных и ввести новые виды поведения в эксперименты, то разные животные реагировали по-разному: так, когда они попытались научить животных бросать покерные фишки в прорези торговых автоматов, то куры клевали эти фишки, еноты их мыли, а свиньи закапывали.

Так мощное здание бихевиористской теории пошатнулось: учёным стало понятно, что работа мозга и сознания и генетика тоже оказывают определённое влияние на поведение.

Эдвард Бернейс – ещё один представитель бихевиоризма, который соединил это направление с учением своего дяди – Зигмунда Фрейда. Бернейса по праву считают «отцом пиара» и видным специалистом по рекламе.

Поначалу фрейдисты и бихевиористы стояли на противоположных позициях – первые придавали значение лишь внутренней жизни организма, а вторые – внешней.

Бернейс, выполняя заказы своих клиентов – предпринимателей и задумываясь над стимуляцией продаж различных товаров, разработал способы «проникновения в подсознание» и стимулирования с помощью этого определённого поведения больших масс людей. А всё потому, что помимо Фрейда Бернейс изучал труды И. П. Павлова – ещё одного родоначальника бихевиоризма.

Таким образом, он пришёл к выводу, что поведением человека управляют мысли, чувства, личное мировоззрение, мотивы, менталитет, но эти внутренние процессы сами по себе являются реакцией на внешние раздражители, а значит – ими можно управлять. У миллионов покупателей можно создать спрос на продукцию, которая до этого им вообще не была нужна.

В наше время методы, разработанные Бернейсом, активно используются маркетологами, специалистами по пиару, политтехнологами. Это те самые «кукловоды», которые заставляют нас не просто делать то, чего мы не хотим, — они заставляют нас хотеть то, о чём без их вмешательства мы бы даже не задумывались.

Бихевиоризм: ниша в педагогике

Итак, бихевиоризм за столетие вырос из «безобидной» естественнонаучной дисциплины, исследующей поведение животных, в мощную систему по управлению массовым и индивидуальным сознанием. Его методы, впрочем, применяются не только в интересах политиков и крупных бизнесменов. Анализ поведения и его коррекция сами по себе не несут ничего плохого.

Поэтому принципы радикального бихевиоризма нашли своё применение, например, в педагогике. Здесь осуществляется стимулирование школьной успеваемости, побуждение молодёжи к здоровому образу жизни, физическому и интеллектуальному развитию. С помощью приёмов бихевиоризма удаётся лечить ряд психических расстройств, избавляться от психологических проблем.

Впрочем, методы, которыми оперируют бихевиористы для осуществления «благих намерений», время от времени подвергаются критике.

Избавляясь от одних проблем, их пациенты зачастую приобретают другие, обусловленные этой самой «промывкой мозгов». Бывает, что человек становится полностью управляемым и не может принимать самостоятельные решения.

Поведение пациента привязывается к стимулам и к авторитетам, теряя собственную значимость.

Это можно проиллюстрировать на примере религии, которая тоже является радикальной бихевиористской конструкцией. С помощью известных стимулов (обещание награды на небесах и «божественной помощи» в земных делах, запугивание «карой небесной» и т. д.

) у верующего формируются определённые установки и модели поведения, которые тесно связаны с религиозным учением и необходимостью веры в Бога. Если же человек отходит от религии, он чувствует, что теряет смысл жизни, он начинает всё больше деградировать.

Можно также вспомнить, как кардинально изменилось поведение жителей бывшего Советского Союза, как только этот Союз перестал существовать.

Миллионы советских людей существовали в своей стране, по сути, в виде управляемых биороботов; они производили впечатление образованных, трудолюбивых и интеллигентных людей, реагируя на создаваемые государством стимулы, причём чаще всего даже нематериальные.

Когда исчез источник стимулов, пропало и соответствующее поведение. И когда появились источники других стимулов, изменилось и поведение людей.

Любопытно, что для европейских соцстран (Польша, Чехословакия, Венгрия) это было характерно гораздо меньше: несмотря на то, что после войны там установились коммунистические режимы, направленные на формирование «нового человека», поведением людей продолжали управлять привычные «внутренние» механизмы, унаследованные от капиталистической эпохи, традиционного воспитания и культуры.

Смотреть видео

Источник: https://PsyLogik.ru/110-biheviorizm.html

Направление бихевиоризма в менеджменте и его представители

Бихевиористская школа

В середине $XX$ века активно развивались такие науки, как социология и социальная психология. Практические методы и инструментарий этих научных направлений стали использоваться в менеджменте.

Определение 1

Бихевиоризм – наука о поведении человека.

Применение бихевиоризма в менеджменте получило название школы поведенческих наук, которая стала очередным эволюционным этапом школы человеческих отношений. Идеи этой школы базировались на применении психологических и социологических инструментов в организационных процессах с целью повышения их эффективности.

Базовая концепция бихевиоризма заключается в утверждении, что сотрудника необходимо развивать. Эффективность и результативность сотрудников зависит от их поведенческих характеристик, психоэмоционального состояния, а также от коммуникаций внутри организации и сложной системы групповых внутриорганизационных взаимоотношений.

Идеи бихевиоризма проникли во все сферы управления и дали начало таким управленческим концепциям, как теории мотивации, теории лидерства, организационные структуры компании, теории власти и коммуникации и т.п.

Пример 1

Ключевыми представителями школы поведенческих наук считаются:

  • К. Арджирис,
  • Р. Лайкерт,
  • Д. Мак-Грегор,
  • Ф. Герцберг.

В основу всех концепций школы поведенческих наук легли две основные теории, разработанные в начале 19050-х годов американским специалистом в области социальной психологии Дугласом Мак-Грегором, — теория X и теория Y. Мак-Грегор считал, что управление должно базироваться на какой-либо из этих теорий. При этом теория Х соответствует взглядам классических школ управления, а теория Y является более прогрессивной, отражающей современные научные течения в менеджменте.

Сущность теории Х

Большинство сотрудников всячески избегают труда вследствие врожденной неприязни к нему. Они не амбициозны, не хотят принимать на себя ответственность за выполнение работы и предпочитают, чтобы ими управляли. Для таких сотрудников высшей ценностью является безопасность – именно она мотивирует их работать, чтобы сохранить свое стабильное рабочее место.

Готовые работы на аналогичную тему

В соответствии с теорией Х менеджмент должен быть жестким, чтобы обеспечивать контроль за выполнением работы. Основной целью менеджмента является принуждение к труду. В рамках такой организации работы менеджмент должен угрожать сотрудникам различными санкциями для обеспечения достойного качества их работы, необходимого для достижения организационных целей. Менеджеры, действующие в соответствии с положениями теории Х, называются автократичными руководителями.

Сущность теории Y

Любой человек имеет естественную предрасположенность к труду, физическому и умственному. Сотрудник может самостоятельно находить мотивацию к работе и контролировать ее выполнение. Среднестатистический сотрудник готов принимать на себя ответственность и стремится к выполнению работы наилучшим образом. Такой сотрудник креативен и изобретателен, он занимается саморазвитием, самостоятельно стремится повысить уровень профессиональной квалификации, постоянно готов развиваться и принимать на себя дополнительные обязательства.

В соответствии с теорией Y менеджмент организации должен быть нацелен на создание и укрепление такой корпоративной культуры, которая позволит сотрудникам самореализоваться.

Замечание 1

Основной задачей управления является создание открытой дружелюбной атмосферы в компании, с помощью которой можно заинтересовать сотрудников организационными проблемами. Постановка задач должна осуществляться таким образом, чтобы повысить заинтересованность сотрудников в их решении. Менеджеры, действующие в соответствии с положениями теории Y, называются демократичными руководителями.

Бихевиористская и когнитивная психология в контексте проблем социальной работы

Бихевиористский подход (или психология поведения) был первым большим наступлением на психодинамические теории и их использование в социальной работе. Понять основную психологическую сущность этого направления важно потому, что методолого-теоретические подходы в социальной работе прямо преломляют психологические идеи.

Бихевиористское направление в психологии берет начало от работ Д. Уотсона. Центральной конструкцией его системы является возможность показать влияние окружения на поведение человека. В этой связи бихевиоризм склонен недооценивать роль прошлого опыта в жизни человека в противоположность психодинамическому подходу. Здесь не уделяется особого внимания и специфике восприятия, самоанализу и мироощущениям личности, что имеет существенное значение для экзистенциализма и гуманистических теорий. Для бихевиоризма важны мысли и поступки личности, их мотивы.

Основная идея — поведение человека — определяется воздействиями окружающей среды, которая контролирует его путем различного рода стимуляций. В теории и практике социальной работы основополагающими являются положения об ответной и оперантной обусловленности поведения индивидов и социального обучения как одного из способов формирования и реализации поведенческих реакций,

Социальная работа, используя бихевиористский подход, может быть довольно эффективной в силу своей четкости в постановке целей и их достижений. Идеи бихевиоризма полезны в социальной работе при решении детских проблем, отношений детей и родителей, применения методов поощрения и наказания. Полезна бихевиоральная модель и в работе с группами.

В социальной работе, однако, в большей степени используются идеи психологии бихевиоризма, связанные с социальным обучением (моделированием). Но вместе с тем идеи бихевиоризма в социальной работе в целом практикуются ограниченно, в виду того, что специфические постулаты бихевиоризма довольно далеко отстоят от недирективных в социальной работе и являются «неудобными» для нее.

Анализируемый подход не нашел широкого применения в социальной работе и по этическим соображениям, поскольку методы бихевиоризма в большей степени позволяют манипулировать поведением клиентов, чем контролировать его. А это не вписывается в стиль социальной работы, противоречит ее гуманистической составляющей.

В связи с идеями бихевиоризма, но в то же время и достаточно независимо, сформировалась когнитивная психология. Особо прочные позиции в теории социальной работы это направление заняло в 80-е годы. В то время теория и практика социальной работы, стесненная рамками психодинамического подхода и не нашедшая основного ключа в бихевиоральных концепциях, открыла широкие возможности для применения психологических когнитивных моделей [2, 35]. При этом

стала все более очевидной их близость к социальной психологии и социологии, комплексным подходам.

Представители когнитивного направления считают важным то, как человек думает о мире, делает выбор из множества возможностей, принимает решение и как действует в рамках определенной социальной реальности. Эти положения являются основой рационально-эмоциональных построений (А. Эллис), когнитивной терапии (А. Бек), психологического взаимодействия (Д. Крамбольц, Глассер). Общее, что объединяет различные когнитивно-бихевиористские подходы, — опора в большей степени на мысли и поступки индивидов [8].

Эффективное использование когнитивной психологии в социальной работе характерно для X. Голдштейна. В его работах прослеживается мысль о том, что неадекватность, ошибки восприятия ведут к формированию неверного взгляда на жизнь, нередко выражающегося в различных конструкциях. Отсюда, по мнению Голдштейна, поведение с необходимостью включает 3 части: моральный код или социальную философию, теорию личности и методы воздействия [35].

Своеобразие теории Голдштейна состоит в том, что он пытается объединить психологический и социальный аспекты в единое целое. Выделяя в личности три главные переменные: самопонимание (существование), восприятие себя (знание) и интенциональность5, он считает обязательным для личностного комфорта гармоничные отношения между всеми частями личностного «Я». Рассогласование между ними ведет к различного рода конфликтам. Тут и возникает широкое поле деятельности для психологов, психотерапевтов, социальных работников. Основная цель их — помочь индивидууму адаптироваться к социальной ситуации. В социальной работе это становится возможным путем использования разных видов социального обучения (стратегического, тактического, адаптивного, дискриминационного, проблеморазрешающего и др.),

В целом когнитивную психологию можно рассматривать как теоретико-методологическую основу для многих теорий социальной работы, в том числе и комплексно-ориентированных.


Узнать еще:

Бихевиоризм: воспитание и обучение детей

Одной из многочисленных психолого-педагогических концепций ХХ века является учение бихевиоризма. Термин происходит от английского слова «поведение». Соответственно, речь идёт о поведенческой науке, основывающейся на понятиях стимула и реакции. Суть концепции состоит в том, что человеческое поведение является социально управляемым. Это значит, что основные реакции-ответы на раздражители-стимулы внешнего мира можно изучать, прогнозировать и корректировать в соответствии с заданными целями.

Поскольку поведение можно объяснить причинно-следственной связью стимулов и ответов, бихевиористы считают обучение результатом влияния факторов окружающей среды. А для достижения желаемых результатов в процессе обучения и воспитания необходим алгоритмический подход.

Когда и как возникло направление бихевиоризма?

Течение американской экспериментальной психологии возникло в конце ХIХ-начале ХХ века и продолжало оказывать значительное влияние до 1960-х годов. Основателем этого течения является американский психолог и философ Джон Уотсон. Его труды «Поведение», «Пути бихевиоризма», «Психологический уход за ребёнком» и другие заложили надёжный фундамент бихевиористских постулатов.

Подтверждение своих идей последователи Уотсона находили в экспериментах Ивана Павлова и Эдварда Торндайка. По результатам реакций животных бихевиористы заключили, что обучение происходит вследствие многократного повторения. Второй вывод: тесная связь между стимулом и ответом устанавливается ввиду благоприятных условий, которыми сопровождается реакция.

Приверженцами и главными теоретиками бихевиоризма помимо Джона Уотсона являются основоположник необихевиоризма Беррус Скиннер, Кларк Халл, Эдвард Толмен, Бенджамин Блум, Уильям Хантер и Лев Выготский.

Как воспитывать и учить детей согласно принципам бихевиоризма?

Согласно идее алгоритмизации учебный процесс должен быть разделён на три последовательных этапа. На первом этапе ребёнок способен воспроизводить полученную информацию по памяти. На втором – определять особенности чего-либо, связи между фактами, целым и его составляющими, давать характеристики фактам. На третьем, наивысшем, уровне учащийся свободно демонстрирует навыки анализа и синтеза, построения алгоритмов и сложных задач.

Необходимо разработать учебную программу, которая соответствует упомянутым этапам развития. На каждом из этапов педагогам придётся отслеживать и прогнозировать ошибки, то есть возможные сбои в поведении учащегося, не совпадающие с ожиданиями. В связи с этим нужно тщательно разрабатывать систему заданий на каждый урок, начиная от упражнений на развитие познавательных способностей до упражнений на анализ, синтез, практическое применение и оценку.

Зачем дополнять образование ребёнка факультативными занятиями?

Любое обучение должно сопровождаться дополнительными занятиями для полноценного и надёжного закрепления материала. В этом смысле курсы или помощь репетитора намного эффективнее, чем домашняя подготовка с родителями или самообучение. Во время пробного урока опытный репетитор анализирует учебное поведение ребёнка, его мотивацию, определяет наиболее подходящие для него регуляторы влияния. Также важно выяснить причину отставания или явной нелюбви к предмету.

Далее преподаватель подбирает программу и разрабатывает систему уроков с учётом принципов бихевиоризма:
• последовательность заданий от простых к сложным;
• стимулы в виде условных наград и достижений в игровом формате обучения;
• расширение мотивации в виде выполнения практически полезных задач;
• положительные подкрепления учебных стараний с помощью нестандартного, увлекательного формата занятий;
• закрепление результатов обучения посредством реальной практики.

5 современных тенденций в образовании

Процесс становления системы образования такой, какой мы ее знаем сегодня, занял немало времени. Примерно столько же, сколько длилось формирование современного общества. Впрочем, подробно об этом мы рассказывали в этой статье, а сегодня мы поделимся с вами результатами нашего недавнего исследования в области современных методик образования.

Как оказалось, STEM-направленность – далеко не единственный способ разнообразить обучение и сделать его более результативным.

Бихевиоризм

Бихевиоризм как педагогическая концепция был невероятно популярен в XX в. Сегодня его всё чаще критикуют, однако всё еще используют в психологии и педагогике. Нужно сказать, что часто это происходит неосознанно.

Бихевиористы утверждают, что человек подобен машине, имеющей определенные паттерны поведения. Это означает, что человеческая реакция на внешние стимулы – вещь регулируемая и прогнозируемая. Сегодня же хорошо известно, что в непредвиденных ситуациях мы чаще действуем непредсказуемым образом.

Впрочем, не всё так гладко. Давайте посмотрим на то, как происходит обучение в среднестатистической школе. Учителя имеют учебные планы на неделю, месяц, год. Это такой же продукт бихевиористической традиции, как и установка, что кнут и пряник – самый действенный способ мотивировать учеников. В такой системе хорошее поведение поощряется, а плохое – наказывается.

Это всё приводит к тому, что во взрослом возрасте человек способен работать только в условиях жесткого контроля, ведь подобные методы – это безрадостный, но все-таки способ дисциплинировать учеников.

Бихевиоризм не имеет ничего общего с развитием творческих навыков и самостоятельности ребенка. Напротив, ученикам предлагаются готовые рецепты решения насущных проблем и надзиратель в качестве учителя.

Школы Садбери Вэлли

Школа Садбери Вэлли – это место, где нет классов, уроков, экзаменов, установленного срока обучения и деления на младшую, среднюю и старшую школу. Естественно, нет никакой формы, сменки и выговоров за опоздания. Но что же там есть?

Прежде чем ответить на этот вопрос, давайте углубимся на несколько секунд в историю. Первая такая школа была открыта в американском городе Садбери в 1968 году. Первые пробные занятия пришлись на летний период, как раз перед началом учебного года в сентябре. Очевидно, эксперимент прошел удачно, ведь сегодня школы Садбери существуют по всему миру: не только в США, но и в Японии, Дании, Нидерландах, Германии, Бельгии и других странах.

Секрет успеха в демократическом подходе и вере в когнитивные и творческие способности учеников. Учителя воспитывают в детях чувство ответственности. Если вы учитесь в такой школе, вы вольны делать со своим временем всё, что посчитаете нужным. Конечно, вы можете изучать физику и алгебру, но также есть альтернативное занятие: приготовить еду, пойти рыбачить или прокатиться на велосипеде.

Основатели и последователи методики Садбери уверены, что ребенок, с детства привыкший жить демократически, сохранит этот навык и в будущем.

Система педагогического воспитания Марии Монтессори

Педагог Мария Монтессори – одна из первых женщин в Италии, ставших кандидатом наук в своей отрасли. Свою первую школу она открыла в Риме в 1907 году. Тамошние традиции воспитания и образования пришлись по душе итальянским детям и родителям, поэтому педагог стала путешествовать по миру и распространять свои идеи. Всё привело к тому, что сегодня существует несколько тысяч школ Монтессори в более чем 100 странах мира.

Эта методика базируется на трех понятиях: учитель, ребенок, окружающая среда. Как Мария Монтессори утверждала, обучение – это естественный процесс, который пробуждают не лекции, а опыт ребенка. У каждого человека с рождения присутствует естественная тяга к знаниям, так что задача учителя заключается лишь в создании благоприятной обстановки и подготовке учебных материалов и инструментов.

Монтессори-методика допускает обучение разных по возрасту учеников в одной группе. Так, более взрослые дети могут обучать младших, что, несомненно, также способствует лучшему усвоению материала.

Вальдорфская методика

Автор данной методики – ученый Рудольф Штайнер из Австрии. По его мнению, система образования после Первой мировой войны требовала перемен. Свои идеи он высказывает в 1907 году в эссе «Воспитание ребенка с позиции духовной науки». И уже через два года Штайнер получает приглашение выступить на сигаретной фабрике Вальдорф-Астория в Штутгарте. Там ученый читал лекции для детей работников предприятия. Это стало основой для появления Вальдорфской школы. Позднее Штайнер отправляется в Оксфорд, где его идеи были восприняты с энтузиазмом и привели к открытию таких школ в Британии. Сегодня существует более тысячи вальдорфских школ по всему миру.

Эта методика основывается на развитии творческих навыков, а не академических. Она отрицает необходимость оценок и домашних заданий. В классах вы не найдете компьютеры или другую электронику, так же как и современную мебель. Обучение нацелено на комплексное изучение окружающей среды. Ученики проводят много времени на улице и активно используют натуральные материалы: шерсть, воск, песок, дерево и прочее.

Как считают последователи этой методики, обучение — это прежде всего развитие души, тела и духа ребенка.

Метод Харкнесса

Нефтяной магнат и филантроп Эдвард Харкнесс в первой половине XX века предложил пересмотреть привычный способ расстановки парт в учебном классе. Оказывается, ученикам вовсе не обязательно смотреть друг другу в спины, а учитель не должен всё время проводить у доски.

Так появился метод Харкнесса, предполагающий обязательное наличие овального стола, за которым восседают и ученики, и учитель. Такая методика активно используется во многих британских и американских школах. Наиболее эффективно этот метод работает при изучении гуманитарных наук в небольших группах до 15 человек.

Основное преимущество метода Харкнесса – возможность свободно дискуссировать. Задача учителя при этом – мягко направлять течение беседы, предлагая новые темы для обсуждения. Каждый может высказаться, и его мнение будет услышано без осуждения. В такой обстановке очень сложно оставаться пассивным слушателем! Зато у детей появляется реальный повод развивать критическое мышление и умение отстаивать свою точку зрения. Учитель же, вместо человека, передающего свои знания, превращается в модератора учебного процесса.

Вывод

Отметим, что каждая из вышеперечисленных систем имеет свои достоинства и недостатки. Там, где одной не хватает свободы, другой бы точно не помешала капля дисциплинированности. Но одно хорошо: мы живем во времена альтернатив, когда всё больше педагогов осознают то, что каждый ребенок уникален. А в основе образования – любовь и уважение к его потребностям.

Команда Toys4brain.

Копирование материалов с сайта toys4brain.com разрешается только при условии указания авторства и размещения обратной текстовой ссылки на каждый скопированный контент.

Бихевиоризм в социальной психологии использует сейчас те варианты этого общепсихологического течения, которые связаны с необих

Бихевиоризм в социальной психологии использует сейчас те варианты этого общепсихологического течения, которые связаны с необих

Бихевиоризм в социальной психологии использует сейчас те варианты этого общепсихологического течения, которые связаны с необихевиоризмом. Как известно, в нем выделяются два направления, отождествляемые с именами К. Халла (введение идеи промежуточных переменных) и Б. Скиннера (сохранение наиболее ортодоксальных форм классического бихевиоризма). В рамках подхода Халла в социальной психологии разработан ряд теорий, прежде всего теория фрустрации-агрессии Н. Миллера и Д. Долларда. Кроме того, в рамках этого же подхода разрабатываются многочисленные модели диадического взаимодействия, например, в работах Дж. Тибо и Г. Келли. Характерным для работ этого рода является использование, в частности, аппарата математической теории игр. Особняком стоят в социально-психологическом необихевиоризме идеи так называемого социального обмена, развиваемые в работах Д. Хоманса. Весь арсенал бихевиористских идей присутствует во всех названных теориях, причем центральной идеей является идея подкрепления (в вариантах классического или опе-рантного обусловливания). Необихевиоризм и в социальной психологии претендует на создание стандарта подлинно научного исследования, с хорошо развитым лабораторным экспериментом, техникой измерения. Основной методологический упрек, который обычно делается бихевиоризму и который состоит в том, что большинство работ выполнено на животных, социальные психологи этого направления пытаются преодолеть (А. Бандура, например, выполннил большинство исследований, в которых испытуемыми были люди).

Однако сама стратегия исследования несет на себе черты принципиальной позиции бихевиоризма (в частности, почти исключается анализ групповых процессов, а сами группы в лучшем случае рассматриваются как диады). Поэтому именно в рамках этого течения меньше всего улавливается «социальный контекст», и социальная психология имеет наименее «социальный» вид.

 

Достоинства и недостатки бихевиоризма.

Бихевиоризм существует поныне, хотя по сравнению с психоанализом и психологией гуманистической находится на втором плане. Но его несомненной заслугой признается показ возможности объективного подхода к психологическим явлениям и разработка методологии и техники экспериментальных исследований. Итак, бихевиоризм предметом изучения сделал поведение, и его приложения — педагогика и психотерапия (в обоих случаях предполагается формирование нужных реакций и исправление ошибочных). Идеи бихевиоризма оказали влияние на лингвистику, антропологию, социологию, семиотику и стали одним из истоков кибернетики.

Бихевиористы внесли существенный вклад в разработку эмпирических и математических методов изучения поведения, в постановку ряда психологических проблем, в особенности касающихся научения — приобретения организмом новых форы поведения. Основное значение бихевиоризма для развития категориального аппарата психологии (-> категоризация) заключается в разработке категории действия, кое  в прежних концепциях рассматривалось только как внутренний акт или процесс, тогда как бихевиоризм расширил область психологии, включив в нее внешние, телесные реакции. Но ввиду методологических изъянов исходной концепции бихевиоризма уже в 20-х гг. XX в. начался ее распад на ряд направлений, сочетающих основную доктрину с элементами других теорий — в частности, гештальтпсихологии, а затем психоанализа. Возник необихевиоризм.

Важные заслуги бихевиоризма следующие:

1)           он внес в психологию сильный крен в естественнонаучную сторону;

2)           он ввел объективный метод, основывающийся на регистрации и анализе внешне наблюдаемых фактов, процессов и событий, благодаря чему получили бурное развитие инструментальные приемы исследования процессов психических;

3)           был чрезвычайно расширен класс исследуемых объектов, стало интенсивно изучаться поведение животных, младенцев и пр.;

4)           были значительно продвинуты отдельные разделы психологии, в том числе проблемы научения, образования навыков и пр.

Основной недостаток бихевиоризма состоит в недоучете сложности психической деятельности, излишнем сближении психики животных и человека, игнорировании процессов сознания, высших форм научения, творчества, самоопределения личности и пр.

Бихевиоризм прошел путь от сугубо механистических концепций до теорий, выдвигаемых современными необихевиористами. Хотя некоторые аспекты этого направления выглядят упрощенными и неспособными объяснить поведение во всей его полноте, главная заслуга его — в том, что оно внесло в изучение человеческой деятельности научную строгость и показало, как ею можно управлять.

Эволюция бихевиоризма показала, что его исходные принципы не могут стимулировать прогресс научного знания о поведении. Даже психологи, воспитанные на этих принципах, приходят к выводу об их недостаточности, о необходимости включить в состав главных объяснительных понятий психологии понятия образа, внутреннего, «ментального» плана поведения и прочие, а также обращаться к физиологическим

механизмам поведения. Ныне лишь немногие из американских психологов (особенно школа Скиннера) продолжают защищать постулаты ортодоксального бихевиоризма.

Вклад:

Подняли на высокий уровень исследования — эксперимент.

В результате проделанной работы было выявлено 16 типов поведения:

перцептивное                уравновешивающее

защитное          освобождающее

индуктивное   атрибутивное

привычное       экспрессивное

утилитарное    автономное

ролевое             утверждающее

сценарное        исследовательское

моделирующее            эмпатическое

Поможем написать любую работу на аналогичную тему

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту

Узнать стоимость

Великие идеи личности — бихевиоризм

Могут быть чисто объективные описания.

Хотя теория влияет на наблюдение, это влияние можно преодолеть путем более тщательного наблюдения, что приведет к созданию объективной базы данных.

НО все наблюдения основаны на теории. ДА, НО для оценки теоретико-нагруженности диссертации требуется либо
    теоретически нейтральные факты, или нагруженные теорией факты из другой теоретической ориентации, и если тезис о нагруженности теорией сам по себе является теорией, то он будет диктовать наблюдения, которые подтверждают его.
Не может быть чисто объективных описаний.

Существует континуум от более к менее нагруженным теорией описаниям наблюдений. Интерсубъективное согласие по описаниям указывает на приемлемую степень «объективности».

НО межсубъектное согласие может указывать только на то, что наблюдатели разделяют общую теоретическую основу или парадигму. ДА, НО это приемлемо. Наука о поведении может развиваться как нормальная наука в своих собственных теоретических рамках или парадигмах.
Цель НЕ относится к описательным качествам поведения.
    Преднамеренные целеустремленные описания в высшей степени интерпретативны и, следовательно, не допускают межсубъективного консенсуса. Целенаправленные качества всегда следует объяснять в терминах более основных свойств поведения.
Цель ДЕЙСТВИТЕЛЬНО относится к описательным качествам поведения.
    Намеренные, целеустремленные качества поведения могут быть приписаны организмам на основе объективных критериев и, следовательно, допускают интерсубъективный консенсус.Целенаправленные качества являются эмерджентными и поэтому не могут быть объяснены с точки зрения более базовых качеств поведения.

Теоретические концепции

Теоретический словарь должен быть ограничен операционально определенными понятиями.

Теоретические концепции должны быть связаны с языком данных посредством операционных определений.

НО операционизм не дает подходящих критериев для индивидуализации понятий.Любые две вещи можно считать похожими или разными в бесконечном разнообразии способов. (Ср. обсуждение проблем описания в социобиологии [Lewontin, 1979].) игнорировать различия и считать две вещи похожими, или игнорируйте сходство и рассматривайте две вещи по-разному. Не существует уникальной стенограммы наблюдений. ДА, НО
    различия на самом деле проводятся только постфактум, таким образом, чтобы максимизировать простоту и полноту.Даже рабочее определение может быть изменено постфактум.
Теоретический словарь НЕ ДОЛЖЕН ограничиваться операционально определенными понятиями, но должен включать ПРОМЕЖУТОЧНЫЕ ПЕРЕМЕННЫЕ.

Использование промежуточных переменных должно быть разрешено, но такие переменные являются лишь метками для наблюдаемых взаимосвязей, а не ненаблюдаемыми сущностями или событиями. Не существует уникального набора действительных промежуточных переменных, и они не имеют уникального представления.

НО
    промежуточные переменные не являются действительно объяснительными. Законы «черного ящика» и «ввод-вывод» могут позволить предсказание, но не объяснение. Гипотетические построения должны быть разрешены, потому что они ведут к научному прогрессу. История науки показывает, что ненаблюдаемым гипотетическим конструктам приписывались свойства, когда их позже можно было наблюдать.
НЕТ, ПОТОМУ ЧТО теории черного ящика соответствуют дедуктивно-номологическому методу объяснения (Hempel &amp Oppenheim, 1948): описания поведения выводятся из общих законов плюс начальные условия.
Теоретический словарь НЕ должен ограничиваться операционально определенными понятиями, но должен включать ГИПОТЕТИЧЕСКИЕ КОНСТРУКЦИИ.

Использование гипотетических конструкций должно быть разрешено, и такие конструкции относятся к ненаблюдаемым объектам или событиям, как и в физике.

НО психология отличается от физики тем, что
    в психологию теоретические термины не вводятся через набор постулатов, психологи привносят в свою работу концепции народной психологии, психология — менее развитая наука.
ГИПОТЕТИЧЕСКИЕ КОНСТРУКЦИИ (продолжение)

Использование гипотетических конструктов должно быть разрешено, потому что гипотетические конструкты ликвидируют разрыв между психологией и физиологией.

НО
    гипотетические конструкции могут быть не лучше для теоретической редукции, чем промежуточные переменные, и физиологические механизмы являются лишь условностями в том же смысле, что и промежуточные переменные.

Теоретизация

В бихевиоризме есть два способа теоретизирования.Оба предполагают, что существует строгое разделение между теорией и наблюдениями.
    Гипотетико-дедуктивный метод Халла : Теория позволяет вывести теоремы о наблюдаемых, и эти теоремы можно проверить экспериментально. Теория, подтвержденная повторными испытаниями, позволяет прогнозировать и контролировать. (Нет ничего более практичного, чем хорошая теория.) Экспериментальный анализ поведения Скиннера : Исследования следует проводить не для проверки теорем, а для нахождения упорядоченности в поведении.Поиск упорядоченности является интуитивным, а не структурированным научным методом. Теория – это формулировка, в которой используется небольшое количество терминов для объяснения большого количества фактов.
НО
    наблюдение не зависит от теории, оно нагружено теорией. Следовательно, наблюдение не может ни проверить теорию (Халл), ни расширить теорию (Скиннер). Данные не диктуют теории; скорее
    (а) теория определяет то, что принимается за факт,
    (б) теория не всегда может приспосабливаться к противоречивым данным, и
    (c) социологические факторы, а не данные, часто определяют принятие или отклонение теории.
Нагруженность теорией наблюдений просто означает, что наука о поведении будет развиваться как нормальная наука, т. е. линейно и непрерывно (пока научная революция не свергнет бихевиоризм и не заменит его новой парадигмой).

S-R Психология

Ни один крупный бихевиорист не считает поведение рефлексивным, т. е. что стимул необходим и достаточен для реакции.
Некогнитивный подход к обучению

Окружающие события, которые не вызывают определенного движения, могут вызвать его благодаря обучению.Таким образом, конкретный стимул не является необходимым условием для конкретной реакции. Обучение состоит из ассоциации стимулов и реакций.

Когнитивный подход к обучению

НО обучение следует описывать как приобретение знаний.

НЕТ, ПОТОМУ ЧТО тогда связь между знанием и поведением остается неопределенной. В теориях, постулирующих когнитивные карты или наблюдательное обучение, поведение выводится из теории, предполагая, что организм будет вести себя соответствующим образом, учитывая его знания.Такие предположения неприемлемо объективны.
События внутри организма, как и вне его, могут считаться «раздражителями». НО Скиннер, например, считает ошибочным предполагать наличие внутренних раздражителей (Evans, 1968, стр. 21).
Наблюдаемое поведение является результатом интеграции многих рефлексов. Поэтому он может обладать свойствами, которыми не обладает ни один отдельный рефлекс.
Оперантные ответы испускаются, а не вызываются стимулами.Таким образом, тезис о рефлексах S-R можно свести к утверждению, что любое поведение функционально зависит от окружающей среды. НО окружающая среда и поведение причинно-зависимы. ДА, взаимная детерминация , при которой организмы изменяют окружающую их среду, включена во многие бихевиористские теории.

Организация поведения: цель

Бихевиористы категорически отвергают телеологические объяснения, не отрицая при этом, что поведение имеет целеустремленные характеристики (т.г., настойчивость, гибкость). Эти характеристики объясняются нетелеологически тремя способами, подробно описанными ниже.
Цель – это состояние организма, определяющее соотношение между стимулами и реакциями. Цель — это переменная состояния, которая вызывается определенными мотивационными переменными и увеличивает вероятность определенного класса ответов.
Цель можно объяснить как стимулы, которые сохраняются до тех пор, пока не будут устранены целевой реакцией.Поведение показывает настойчивость , потому что различные целевые реакции будут продолжаться до тех пор, пока стимулы не исчезнут. Поведение демонстрирует гибкость , когда новые целевые реакции успешно устраняют стимулы.
Целеустремленность только кажущаяся, а не реальная. Ответы возникают не для достижения будущих целей, а потому, что они были подкреплены в прошлом. Поведение демонстрирует настойчивость из-за прерывистого подкрепления. Поведение демонстрирует гибкость, потому что многие различные виды реакций могут быть подкреплены, и, таким образом, организм может обладать большим репертуаром реакций.

Поведенческая перспектива — Лаборатория принятия решений

Поскольку поведенческая точка зрения предполагает, что наше поведение (и, следовательно, то, кем мы являемся) полностью зависит от обучения и обусловленности, критики утверждают, что эта точка зрения отрицает свободу воли. Бихевиористы утверждают, что вместо того, чтобы быть активными участниками наших процессов принятия решений, мы просто реагируем на стимулы. Эта точка зрения, по-видимому, сводит сложных человеческих существ к машинным объектам.По этой причине психодинамический подход, разработанный Зигмундом Фрейдом, критикует поведенческую точку зрения за то, что она не принимает во внимание бессознательные влияния. Более того, Фрейд критиковал поведенческую точку зрения за то, что она рассматривает новорожденных как чистую доску, которую можно заставить вести себя любым образом. 9

Более того, одним из самых больших критических замечаний поведенческой точки зрения является то, что она является редукционистской. Он предполагает , что все может быть объяснено через отношение стимул-реакция, и игнорирует то, что невозможно наблюдать, например, эмоции, внутренние мысли или когнитивные предубеждения.Предполагать, что любое поведение можно легко проследить до реакции нашего окружения, значит игнорировать многие аспекты нашей человечности. Индивидуальные различия объясняются просто различиями в обусловленности, а не результатами разных личностей. 9

Вера в поведенческую перспективу также привела к некоторым неэтичным применениям. Когнитивно-поведенческая терапия, направление психотерапии, связанное с бихевиоризмом, пытается изменить модели мышления. Хотя это может быть полезно, чтобы помочь людям справиться с тревогой, депрессией или дезадаптивными или навязчивыми мыслями, оно также исторически использовалось в конверсионной терапии, которая пытается преобразовать сексуальность людей из гомосексуальной в гетеросексуальную.

Ряд других точек зрения противоречит поведенческой перспективе, а именно:

  • Биологическая точка зрения, получившая распространение благодаря научным достижениям, позволила нам «увидеть», что происходит внутри. Биологическая точка зрения утверждает, что любое поведение имеет физическую или органическую причину. В то время как наша биология может быть сформирована окружающей средой, биологическая точка зрения считает, что наши действия могут быть объяснены в основном тем, что происходит внутри нашего тела. 9
  • Когнитивная точка зрения отвергает биологическую точку зрения, поскольку считает, что биологическая точка зрения сводит людей к их биологическим инстинктам. Когнитивная точка зрения вместо этого предполагает, что люди являются обработчиками информации: когда мы подвергаемся воздействию раздражителей, мы получаем доступ к информации, которая хранится в нашем сознании, чтобы сформировать соответствующую реакцию. Хотя когнитивная точка зрения имеет некоторое сходство с поведенческой точки зрения, она больше связана с ненаблюдаемыми вещами, такими как память и принятие решений. 1
  • Относительно новая межкультурная точка зрения предполагает, что поведение определяется культурными влияниями. Его часто используют для описания поведения, которое некоторым людям кажется странным, но на самом деле является продуктом норм и обычаев другой культуры. 1

Поскольку существует так много точек зрения, трудно предположить, что все поведение можно объяснить только обучением и обусловливанием. В то время как некоторые действия, безусловно, подкрепляются или ослабляются за счет обусловленности, другие факторы, такие как генетика, культура, мысли, чувства и окружающая среда, безусловно, влияют на человеческое поведение.

Бихевиоризм Скиннера — Новое онлайн-обучение

Б. Ф. Скиннер (1904–1990) был ведущим американским психологом, профессором Гарварда и сторонником бихевиористской теории обучения, согласно которой обучение представляет собой процесс «обусловливания» в среде стимулов, вознаграждений и наказаний. Скиннер объясняет разницу между неформальным обучением, которое происходит естественным образом, и формальным образованием, которое зависит от создания учителем оптимальных моделей стимула и реакции (вознаграждение и публикация) или «оперантного обусловливания»:

Важный процесс в человеческом поведении приписывается… «вознаграждению и наказанию».Торндайк описал это в своем «Законе эффекта». Сейчас это обычно называют «оперантным обусловливанием»… Основы можно увидеть в типичной экспериментальной схеме. Голодная крыса [можно увидеть] в экспериментальном пространстве, где есть раздатчик еды. Горизонтальная перекладина на конце рычага выступает из одной стены. Нажатие рычага приводит в действие переключатель. Когда переключатель соединен с дозатором пищи, любое поведение той части крысы, которая нажимает на рычаг, как мы говорим, «подкрепляется едой».Аппарат просто делает появление пищи зависимым от возникновения произвольной части поведения… Связь между реакцией и ее последствиями может быть простой, и изменение вероятности реакции неудивительно. Что технологически полезно в оперантном обусловливании, так это наше растущее знание необычайно тонких и сложных свойств поведения, которые можно проследить до тонких и сложных особенностей непредвиденных обстоятельств подкрепления, преобладающих в окружающей среде…

Применение оперантного обусловливания к обучению простое и непосредственное.Преподавание – это организация непредвиденных обстоятельств подкрепления, при которых учащиеся учатся. Они учатся без обучения в своей естественной среде, но учителя устраивают специальные непредвиденные обстоятельства, которые ускоряют обучение, ускоряя появление поведения, которое в противном случае приобреталось бы медленно, или гарантируя появление поведения, которое в противном случае могло бы никогда не произойти…

При улучшении обучения не так важно найти новые подкрепления, как разработать лучшие непредвиденные обстоятельства, используя уже имеющиеся.Немедленное и последовательное подкрепление, конечно, желательно, но это не отрицает важности прерывистого или отдаленного подкрепления. Учащийся, который знает, как учиться, знает, как усилить немедленные последствия, чтобы они оказались подкрепляющими. Он не просто знает, он знает, что он знает, и соответственно получает подкрепление. Переход от внешнего подкрепления к самопроизвольному подкреплению знания того, что он знает, часто осуществляется плохо. В небольшом классе предшествующее поведение слушания, чтения, решения задач и составления предложений подкрепляется часто и почти сразу, но в большом курсе лекций последствия проявляются нечасто и откладываются.Если опосредующие устройства не установлены, если учащийся не получает автоматического подкрепления за знание того, что он знает, тогда он перестает работать, и накапливается неприятный побочный продукт незнания.

Частое подкрепление порождает еще одну проблему, если оно снижает способность учителя к подкреплению. Деньги, еду, оценки и почести нужно беречь, но автоматическое подкрепление правоты и движения вперед неисчерпаемо…

Строго говоря, учащийся не может подкреплять или наказывать себя, удерживая положительные или отрицательные подкрепления, до тех пор, пока он не вел себя определенным образом, но он может искать или устраивать условия, при которых его поведение подкрепляется или наказывается… Он может создавать подкрепляющие события, как путем проверка ответа на задачу.Он может перестать давать неподкрепленные реакции в неблагоприятной ситуации… например, он может научиться не читать слишком трудные для него книги, чтобы его склонность к чтению других книг не пострадала… Образование никогда не учило самоуправлению мотивацией очень эффективно. Это редко пытались. Но техники становятся доступными, как только осознается проблема…

Благодаря правильному пониманию непредвиденных обстоятельств подкрепления мы должны быть в состоянии сделать учащихся энергичными и усердными и быть достаточно уверенными в том, что они будут продолжать получать удовольствие от того, чему мы их учим, до конца своей жизни.


Скиннер, Б. Ф. 1968. Технология обучения. Нью-Йорк: Meredith Corporation. стр. 61–2, 64–5, 155–8, 167–8. || WorldCat


Воображая следующее десятилетие науки о поведении

Если бы вы спросили Ричарда Талера в 2010 году, что, по его мнению, станет с тогда еще очень новой областью науки о поведении в течение следующего десятилетия, он был бы неправ, по крайней мере, по большей части.Мог ли он предсказать расширение исследований поведенческой экономики? Наверное. Нобелевская премия? Может быть. Почти 300 поведенческих команд в правительствах, компаниях и других организациях по всему миру? Не шанс.

Когда полтора года назад мы попросили его подвести итоги 10 лет, прошедших с момента публикации Nudge , , он ответил: «Неужели я слишком стар, чтобы просто сказать «Боже мой? … [Касс Санстейн и я] никогда бы не ожидали, что одна «подталкивающая единица» будет намного меньше 200….Время от времени один из нас отправляет другому электронное письмо, которое равносильно просто «вау!»

.

Закрывая прошлый год (и последнее десятилетие), мы призвали помочь нам представить себе следующее десятилетие науки о поведении. Мы попросили вас поделиться своими надеждами и опасениями, прогнозами и предупреждениями, открытыми вопросами и большими идеями.

Мы получили более 120 заявок от ученых-бихевиористов со всего мира. Мы выбрали самые наводящие на размышления материалы и отобрали их ниже.

Мы разделили ответы на три раздела.Первый раздел, Обещания и подводные камни, содержит ответы о поле в целом — его личности, назначении, значениях. В этом разделе вы найдете авторов, бросающих вызов области, чтобы быть смелее. Вы также найдете идеи по объединению области, которая в своем росте для некоторых ощущалась как «Дикий Запад». Этические соображения также стоят на первом месте. «Наука о поведении и раньше сталкивалась с этическими дилеммами… но никогда прежде сущность этой области не была так прямо подчинена корпоративным интересам», — пишет Филипп Гофф.

Мы попросили вас поделиться своими надеждами и опасениями, прогнозами и предупреждениями, открытыми вопросами и большими идеями.

Во второй раздел мы поместили идеи о конкретных доменах. Это включает в себя «Технологии: кошмар или новая норма», где Таня Рамос рассматривает возможность поведенчески оптимизированной технологической антиутопии. В «Будущем работы» Лазсло Бок полагает, что своевременные, разумные подталкивания будут способствовать укреплению корпоративной культуры, а Джон Яхомивч подчеркивает важность страсти в экономике, в которой все больше доминирует А.I. В книге «Изменение климата: нацеливание на людей и систем» ученые-бихевиористы размышляют над тем, как поле может сыграть свою роль в этой экзистенциальной битве. Вы также найдете разделы о построении более эффективных правительств, здравоохранении на цифровом фронтире и последней миле, а также о следующих шагах в сфере образования.

Третий и последний раздел является наиболее конкретным из всех. Здесь вы найдете комментарии о возможностях (и обязательствах) для исследований и применения. Например, Джордж Лоуэнштейн предлагает уделять больше внимания вниманию — ресурсу, который становится все более дефицитным.Другие, со стороны приложения, размышляют о том, как поведенческая наука повлияет на дизайн наших кварталов, и задаются вопросом, что нужно сделать, чтобы привнести поведенческую науку в зал суда. Раздел завершается идеями о будущем дизайна вмешательств и о том, как мы можем продолжать совершенствовать наши методы.

Талер, возможно, не был в состоянии предсказать будущее, но когда он и Састейн представили, какой может стать область науки о поведении, они надеялись, что это будет та область, в которой ученые-бихевиористы подтолкнули ее навсегда.

В этой коллекции вы найдете следы этого духа, отраженные повсюду. Как область мы заинтересованы в воздействии, этике и строгости, и у нас есть идеи о том, как использовать поведенческую науку, чтобы улучшить мир.

10 лет мы не узнаем, сбудется ли хоть одна из этих идей, кто был прав, а кто ошибался. Но суть не в этом. Смысл в том, чтобы представить миру наши надежды и страхи, наше видение лучшего поля и лучшего мира, а также способы, которыми мы можем этого достичь.

— Эван Нестерак, главный редактор


Содержание

Совет по навигации: Используйте оглавление ниже, чтобы перейти к определенному разделу. Если вы хотите вернуться к оглавлению, просто нажмите кнопку «Назад» в браузере.

РАЗДЕЛ I: Обещания и опасности
РАЗДЕЛ II: Области нашего разума
РАЗДЕЛ III: Исследования и идеи применения, план вмешательства, методы

НАДЕЖДА

Если бы я мог придумать идеальное десятилетие для ученых-бихевиористов, мы бы:

  1. Сосредоточьтесь на улучшении жизни с помощью науки о поведении, используя наши знания для решения еще более широкого круга насущных социальных проблем, чем в прошлые десятилетия (от неравенства доходов до преступности, бездомности, изменения климата и эпидемии ожирения).
  2. Внесите свой вклад в понимание того, что меняет поведение надолго, а не того, что работает, чтобы поощрить только один или два хороших выбора.
  3. См. рост «большой науки» или обширные усилия команды по продвижению знаний.
  4. Охватывайте более широкий спектр областей и идей в нашей повседневной работе, например, не только психологию и экономику, но также нейробиологию, социологию, философию и информатику.
  5. См. практически повсеместное внедрение основ, обеспечивающих надежность и воспроизводимость нашей науки, таких как предварительная регистрация и открытый обмен исследовательскими стимулами и данными.
  6. Повысить наши этические стандарты, признавая, что по мере того, как становится доступным все больше и больше личных данных, мы должны бдительно защищать благополучие тех, чей выбор мы изучаем.

Кэтрин Милкман является профессором Уортонской школы Пенсильванского университета, заведующей семестровым обучением Эвана К. Томпсона.


Каким будет следующее десятилетие BI? Учитывая все, что мы знаем о человеческой (не)способности прогнозировать, я действительно не должен прогнозировать.Тем не менее, я хотел бы, чтобы произошли три вещи.

Теоретически я ожидаю, что мы перейдем от демонстрации поведенческих отклонений к определению того, когда и где они возникают и не возникают, и определению их рыночных эффектов.

На практике я ожидаю, что мы выйдем за пределы подталкивания и настройки точек взаимодействия двумя способами. Во-первых, я ожидаю гораздо большей конвергенции между поведенческими данными и смежными дисциплинами, такими как дизайн, наука о данных и взаимодействие человека с компьютером.Во-вторых, я вижу гораздо больше усилий, направленных на создание поведенчески информированных организаций и разработку основы для масштабирования поведенческих вмешательств. Я надеюсь, что организации тратят столько же времени и энергии на то, чтобы соответствовать требованиям человека, чем они тратят на соблюдение закона!

Наконец, я считаю, что мы начнем двигаться к тому, что исследователи и практики начнут признавать центральное значение поведения. Если продукты и процессы хорошо разработаны с точки зрения поведения, нам не нужно будет подталкивать людей к их принятию.Поэтому, если к концу следующего десятилетия потребность в подталкивающих устройствах отпадет, это будет хорошим признаком успеха!

Дилип Соман — профессор поведенческих наук и экономики в Школе менеджмента Ротмана Университета Торонто. Он является автором Последняя миля .


ПРИОРИТЕТ ВОЗДЕЙСТВИЯ

идей42 и другие организации, подобные , которые применяют поведенческие науки для решения реальных проблем, успешно провели сотни, а возможно, и тысячи экспериментов за последнее десятилетие.В следующем десятилетии у нас есть потрясающая возможность применить поведенческую науку для масштабного воздействия, вместо того, чтобы продолжать проводить больше экспериментов просто потому, что мы сделали эксперименты мерилом своего успеха. Наука о поведении может по-новому взглянуть на меняющиеся системы. Крайне важно адаптировать успешные решения от одного контекста к другому. Мы можем использовать его, чтобы помочь организациям трансформироваться. Наконец, берясь за эти более сложные проекты, мы можем последовательно использовать науку даже для оптимизации процесса применения науки.Эти более широкие приложения будет сложнее реализовать и сложнее измерить, но потенциал воздействия делает их достойными внимания.

Пиюш Тантиа — директор по инновациям в компании idea42.

Раскрытие информации: idea42 является партнером-основателем Behavioral Scientist , а Пиюш Тантиа входит в консультативный совет Behavioral Scientist .


Наука о поведении привлекла огромный интерес в последнее десятилетие ; в следующие десять лет часть этого внимания может переместиться в другое место.Если это произойдет, нам нужен способ гарантировать, что мы все еще можем применять те же доказательства, даже если люди больше не требуют «поведенческих» подходов.

Возможно, мы добьемся успеха, если в конце следующего десятилетия мы не будем говорить о «поведенческих инсайтах» как об отдельной идее — потому что они были поглощены стандартными способами разработки политики и разработки услуг.

Таким образом, очевидный приоритет состоит в том, чтобы больше сосредоточиться на новых тактиках интеграции поведенческих наук в стандартные методы работы организаций.Принятие этого приоритета поднимает интересный вопрос. Возможно, нам бы это удалось, если бы в конце следующего десятилетия мы не говорили о «поведенческих инсайтах» как об отдельной идее — потому что они были поглощены стандартными способами выработки политики и разработки услуг.

Майкл Холлсворт является управляющим директором BIT North America.


Изменить поведение сложно. Трудно начать, трудно поддерживать.Мы по-прежнему слишком много тратим, слишком много едим и забываем о лекарствах. Есть две проблемы: наши вмешательства имеют небольшой эффект и низкий уровень восприятия промышленностью.

Прикладная наука о поведении должна стать смелее и чувствовать себя более комфортно с шумом. Большинство ученых-бихевиористов — экспериментаторы, обученные максимизировать контроль и понимать механизм. Мы проводим гигантские полевые исследования с множеством условий, но это всего лишь проверка небольших изменений в больших системах: формулировка инструкций в приложении или письма, которые мы отправляем налогоплательщикам.

Как нам по-настоящему интегрировать принципы бихевиоризма в наш мир? Как мы можем дать дизайнерам шаблоны для новых систем? Как мы можем есть меньше мяса, меньше летать, уменьшать предубеждения, повышать квалификацию, бороться с НИМБИизмом?

Прикладная наука о поведении должна стать смелее и чувствовать себя более комфортно с шумом.

Это будет непростое исследование, но это наша задача. Мы не идем за золотом, потому что золото трудно проверить.Мы прогнозируем, что область будет инвестировать в методы, которые позволят нам тестировать более смелые вмешательства, которые отдают приоритет влиянию. Мы прогнозируем: 

  • Все университетские лаборатории будут иметь собственные команды разработчиков и дизайнеров для создания веб-сайтов, воспроизводящих реальные решения.
  • Магазины прикладных товаров будут инвестировать в «живые лаборатории», используя программное обеспечение для пассивного отслеживания данных.
  • Мы будем изучать групповое поведение в дополнение к индивидуальному поведению. Изменение нормы станет следующей границей.
  • Будет издан рецензируемый журнал только для «прикладных» исследований с отраслевыми партнерами.В центре внимания будут более крупные проблемы, требующие более масштабных решений.
  • Мы выйдем за рамки изучения иррациональности человеческой природы, и нас попросят решить проблемы нашего будущего.

Кристен Берман — соучредитель Irrational Labs и Common Cents Lab в Университете Дьюка.


Сосредоточьтесь на выборе архитектуры в сложных системах , а не на изолированных вмешательствах. К этому моменту большинство прикладных наук о поведении принимало форму экспертов в предметной области, работающих над узкими, измеримыми проблемами.В этом режиме была проделана потрясающая работа, но я считаю, что нам нужно выйти за рамки этого, чтобы не застрять в качестве просто забавного побочного проекта для организаций.

Наибольшее влияние мы окажем не в изолированных экспериментах над разовыми решениями, а в изменении архитектуры выбора сложных организаций и систем, в которых они происходят. чем ученые-бихевиористы. Такие решения не так просто измерить в RCT, но в конечном итоге они гораздо более эффективны.

Я думаю об этом так: предпочел бы я добиться значительного и измеримого улучшения одного поведенческого результата в рамках системы, например, использования продукта или участия в государственной программе, или изменить способ принятия руководителями или общественными лидерами своих стратегических решений? Бихевиоральная наука в значительной степени сыграла роль в первом, но я думаю, что второе, в конечном счете, более действенно, хотя и менее точно.

Эрик Джонсон — менеджер по оптимизации маркетинга в группе поведенческих исследований Morningstar.



Многие эмпирические журнальные статьи по социальной психологии заканчиваются подчеркиванием того, как результаты обеспечивают основу для будущей работы, которую можно использовать для улучшения жизни людей. Но эта «будущая работа» обычно не происходит. В конце концов, относительно легко проводить исследования в лаборатории или онлайн, а затем размышлять о том, как их можно использовать; Гораздо труднее проводить большие и строгие дорожные испытания наших идей в запутанном и сложном реальном мире.

Однако за последнее десятилетие правительства и организации стали более открыты для сотрудничества с учеными-бихевиористами, что сделало такие дорожные тесты более осуществимыми. И теперь структура стимулов в академических кругах начинает меняться, позволяя ученым инвестировать значительное время и усилия, которые требуются для таких проектов. В частности, несколько крупных журналов теперь принимают зарегистрированные отчеты, которые принимаются до сбора данных.

Я бы предложил своим коллегам-бихевиористам оглянуться назад на их последнее заключительное заявление о том, как их открытия когда-нибудь могут быть полезны в реальном мире, и проверить эту идею прямо сейчас.

Я полагаю, что в течение следующего десятилетия этот формат станет более распространенным, что позволит исследователям тратить свое время на жесткие испытания своих идей в реальных условиях. Итак, я бы предложил своим коллегам-бихевиористам оглянуться на их последнее заключительное заявление о том, как их открытия могут когда-нибудь быть полезными в реальном мире, и проверить эту идею прямо сейчас.

Элизабет Данн — профессор психологии Университета Британской Колумбии и соавтор книги Happy Money (вместе с Майклом Нортоном).


Если наука о поведении состоит в том, чтобы итеративно все лучше и лучше прогнозировать кривую человеческого поведения, то ее применение состоит в том, чтобы согнуть эту кривую. И главный вопрос следующего десятилетия — как и для кого мы его согнем.

Пилотирование, тестирование и масштабирование вмешательств требуют ресурсов, и естественным источником этих ресурсов являются компании (или кампании), которые хотят использовать его для собственной выгоды. Это не всегда плохо, когда стимулы согласованы.Но поскольку они не всегда совпадают, ученые-бихевиористы все чаще будут сидеть за столом друг напротив друга, борясь за изгибы кривой.

Если наука о поведении состоит в том, чтобы итеративно все лучше и лучше предсказывать кривую человеческого поведения, то приложение должно изгибать эту кривую. И главный вопрос следующего десятилетия — как и для кого мы его согнем.

Мы должны вооружиться для этого конфликта.Мы должны научиться делать бизнес-обоснование и согласовывать стимулы для борьбы с тем, что приносит непосредственную прибыль, но в конечном итоге приводит к саморазрушению. Не все выберут сторону того, что хорошо и правильно, и нам тоже придется с ними бороться. Не по мелочам, например, у кого есть докторская степень. или могут называть себя учеными-бихевиористами, но о том, что действительно важно: кому мы служим с помощью нашей науки.

Мэтт Валларт — главный специалист по поведению в Clover Health и автор книги «Начни с конца».


НОВАЯ ЭТИКА

Меня беспокоят ловушки, которые ждут науку о поведении в ближайшее десятилетие. В частности, по мере того, как Четвертая промышленная революция приближается к 2020-м годам, золотая лихорадка массивных наборов данных о поведении открывает большие возможности и сопутствующие риски, от которых науке о поведении еще предстоит защитить себя. Искушение забыть о том, что даже «большие данные» часто измеряют операционализации, а не фактические результаты, меркнет по сравнению с угрозой, которую представляют огромные империи данных, способные использовать, гарантировать и противодействовать науке, которая помогает или мешает их миссии.

Наука о поведении и раньше сталкивалась с этическими дилеммами… но никогда прежде сущность этой области не находилась в такой прямой зависимости от корпоративных интересов.

Наука о поведении и раньше сталкивалась с этическими дилеммами: помогать ли правительствам пытать, говорить ли о последствиях дискриминации. Но никогда прежде суть этой области не находилась в такой прямой зависимости от корпоративных интересов. Подобно инженерным и биомедицинским исследованиям, бихевиористской науке в следующем десятилетии потребуется возвести прочные этические барьеры, чтобы защитить науку от развращающего влияния могущественных и богатых кругов.Хорошая новость заключается в том, что, похоже, еще есть время, чтобы выяснить, что мы должны делать, прежде чем поле создаст слишком много проблем с обнаружением того, что мы можем сделать. Но это только хорошие новости, если мы будем защищать нашу науку, пока десятилетие молодо!

Филипп Атиба Гофф — профессор Франклина А. Томаса по охране справедливости в Колледже уголовного правосудия Джона Джея, а также соучредитель и президент Центра охраны справедливости.


Следующее десятилетие в науке о поведении должно стать тем , в котором вопросы этического использования нашего коллективного поведенческого инструментария станут такими же важными, как и сами инструменты.Бихевиоральная наука в значительной степени позиционирует себя как исключительно описательная, стремящаяся и часто преуспевающая в более полном объяснении принятия решений и поведения человека. Но, как и дисциплины, лежащие в основе бихевиористской науки — психология, экономика, неврология, — серьезные нормативные исследования имеют решающее значение для реализации всего потенциала этой области.

Будут ли поведенческие идеи использоваться для улучшения друг друга или просто для продажи большего количества продуктов? Приведет ли это к более богатой, более автономной жизни или к жизни, которую легче подчинить нашим базовым инстинктам? Создаст ли он равенство или будет использоваться как инструмент разделения? Будет ли наша жизнь наполнена позитивными толчками или просто большим количеством грязи?

На эти вопросы нельзя ответить в ходе следующего эксперимента или полевого исследования, каким бы умным оно ни было, потому что исследование не завершено.Когда мы сосредотачиваемся только на том, что есть, и игнорируем то, что должно, мы упускаем из виду более глубокое понимание человечества, которое предлагает наука о поведении. Только когда вопрос будет рассмотрен полностью и глубоко, мы поймем истинное будущее науки о поведении и будет ли следующее десятилетие лучше, чем прошлое.

Тодд Хо — доцент бизнес-права и этики в Школе бизнеса Келли Университета Индианы.


Facebook, Amazon, Google и другие технологические компании непреднамеренно породят этическую революцию в бихевиористских науках.Формальный этический кодекс Американской психологической ассоциации, разработанный вскоре после того, как Нюрнбергский кодекс был написан в ответ на научные зверства Второй мировой войны, сосредоточен в основном на академических исследованиях и клинической практике. Но сегодня психологи делают гораздо больше. Поскольку психологи все больше вовлекаются в разработку продуктов, необходим новый код для учета непредвиденных проблем, связанных с подключенными устройствами, крупномасштабным сбором личных данных, распространением дезинформации, алгоритмической предвзятостью и массовой слежкой.

Мы увидим — и должны — увидеть разработку лучших практик и этических принципов, связанных с вкладом ученых-бихевиористов в проектирование и разработку технологий. Обучение новому этическому кодексу станет требованием для получения ученых степеней в области социальных наук или для работы в качестве исследователя в исследованиях, прошедших проверку IRB. Компании, которые не демонстрируют приверженность этим этическим стандартам, не выживут на рынке, поскольку потребители начинают понимать, каким образом технологии могут причинить им вред.А практикующие, не соблюдающие этический кодекс, по праву будут считаться неквалифицированными для участия в разработке .

Эми Бучер — вице-президент по дизайну изменений поведения в Mad*Pow и автор книги Engaged: Designing for Behavior Change.


Наука о поведении используется для продвижения хороших идей и хороших привычек от инвестирования до здорового образа жизни. Но кто действительно может сказать, являются ли эти хорошие идеи действительно лучшими для каждого уникального человека? Нужна ли нам поведенческая наука Клятва Гиппократа не причинять вреда при использовании таких методов, обладая способностью влиять?

Может быть легко отбросить такое понятие как неэффективное для людей, которые используют методы поведенческой науки, чтобы намеренно, злонамеренно и эгоистично убедить других предпринять действия, выгодные для коммуникатора, но вредные для человека.Истинный.

Но как мы можем защитить общественность от практиков поведенческих наук, которые могут искренне верить, что они альтруистичны и полезны, но на самом деле непреднамеренно ведут свою аудиторию по ложному пути? Может ли Клятва или какое-либо другое культурное мышление вызвать у практиков достаточную паузу, чтобы побудить их сделать дополнительный шаг, чтобы убедиться, что их собственные данные и рекомендации надежны и что они действительно лучше всего подходят для каждого из людей, на которых они влияют? Как мы можем создать такое мышление, чтобы убедиться, что хорошие идеи действительно хороши, а не просто то, с чем мы случайно согласны?

Дэйв Столман — директор Arc Aspicio, где он помогает государственным учреждениям, некоммерческим и коммерческим организациям повышать производительность и организационную эффективность.


ОБЪЕДИНЯЯ ПОЛЕ

То, что начиналось как несколько экспериментов по разработке налоговых форм, превратилось в обширное предприятие по разработке решений основных глобальных проблем нашего времени: изменение климата, здоровье и устойчивость, и это лишь некоторые из них. Бихевиоральная наука росла в геометрической прогрессии в 2010-х годах, и теперь у нее появляется все больше возможностей для создания ткани, на которой разыгрываются человеческие жизни.

Но наша дисциплина все же напоминает Дикий Запад.Нет даже четкого определения того, что такое поведенческая наука (или ученый). У нас нет согласованных отраслевых стандартов или процессов аккредитации, нет общих этических указов и нет институционального органа для решения наших серьезных вопросов. Поле не хватает глобальной организации, авторитета и направления.

Наша дисциплина до сих пор напоминает Дикий Запад.

Потенциал науки о поведении для положительного воздействия на мир огромен. Мы должны объединиться как поле, чтобы установить ясность, процесс и структуру; и если мы не сможем, поведенческая наука может не пережить десятилетие.

Джон Пикеринг — генеральный директор Evidn Group (США и Австралия) и сопредседатель Экспертной группы Nature Sustainability по поведенческим наукам. Брендан Марки-Таулер — экономист-психолог, старший советник Evidn. Катри Хаантера — руководитель отдела поведенческих исследований в компании Evidn, где она возглавляет отдел поведенческих исследований. Эрик Симмонс — старший научный консультант Evidn и научный сотрудник Института будущих сред Технологического университета Квинсленда.


Ученые-бихевиористы нуждаются в ассоциации , чтобы общаться, сотрудничать и обмениваться идеями для дальнейшего развития области в ближайшее десятилетие.

В последние годы поведенческие идеи привлекли внимание правительств, бизнес-лидеров и ученых, но бизнес-сообщество мало сделало для сотрудничества с другими. Это происходит даже тогда, когда поведенческая наука распространяется в бизнесе с возрастающей скоростью, и все это без какого-либо единого подхода или контроля качества.Напоминая распространенную проблему, компании, стремящиеся к экспериментам, обычно делают это, не следуя процедурам, обеспечивающим достоверные и надежные результаты. В то же время академические ученые-бихевиористы сталкиваются с необходимостью проверять теории вне лаборатории. Моя мысль такова: кто может решить эту проблему лучше, чем те, кто исследует выбор, ведущий к такому результату?

На сегодняшний день я основал Профессиональное общество Behavioral Insights Professional Society и работаю с Ассоциацией поведенческой научной политики над созданием единственной некоммерческой ассоциации.Эта группа намеревается решить вышеупомянутую проблему, среди прочего, путем установления этики и руководящих принципов для определения законного применения науки о поведении, создания хранилища тематических исследований, размещения рабочих мест и возможностей для исследований, среди многих других. Чтобы быть успешными, эти усилия нуждаются в поддержке и участии всего сообщества ученых-бихевиористов.

Коннор Джойс — поведенческий исследователь в Microsoft и основатель Behavioral Insights Professional Society.


Антуан де Сент-Экзюпери сказал: «Ибо есть только одна проблема — проблема человеческих отношений». Я думаю, что в следующем десятилетии наукам о поведении необходимо методично раскрыть различные аспекты этой проблемы и предложить решения более сплоченным и совместным образом. К настоящему времени мы обнаружили сотни когнитивных искажений и разработали единичные вмешательства, чтобы сделать человеческую жизнь лучше. Я считаю, что нам пора более систематически заниматься многогранными социальными взаимодействиями, устранять индивидуальные предубеждения и поведение в контексте социальной экосистемы для создания конструктивных, системных и устойчивых изменений.

Решение сложных человеческих проблем может потребовать более комплексных подходов и потенциально более сложных методологий. Нам нужны более глубокие и смелые дискуссии по различным дисциплинам. В этих беседах должны участвовать эксперты как из академических, так и из неакадемических кругов; они не могут происходить изолированно в двух разных мирах. Только тогда, когда мы сможем объединиться вокруг более крупных и интересных вопросов о сети человеческих отношений, мы действительно сможем помочь отдельным людям, организациям и сообществам вздохнуть с облегчением.

Лалин Аник — доцент кафедры маркетинга Дарденской школы бизнеса Университета Вирджинии.


ПОИСК НАШЕЙ ИДЕНТИЧНОСТИ

С момента основания науки о поведении произошел взрыв наших знаний и понимания. За это время количество идентифицированных концепций науки о поведении увеличилось в десять раз; от привязки и поддержки до эффектов поддержки и поддержки.И мы хотели бы предположить, что в некоторых случаях это расширение было несколько ненаучным.

Из-за этого быстрого, несколько неконтролируемого расширения мы подозреваем, что в течение следующих 10 лет мы почти наверняка увидим сужение или ужесточение понятий. Практики поведенческих наук будут меньше заинтересованы в том, чтобы придумывать уникальные и потенциально противоречащие интуиции выводы, чтобы попасть в заголовки, и больше сосредоточатся на наблюдении и раскрытии глубоких поведенческих идей.Поскольку остается меньше концепций, основное внимание будет уделяться лучшему пониманию фактической величины воздействия этих концепций в различных контекстах и ​​установлению того, что может ослабить или усилить их воздействие. Наше понимание этих суженных концепций станет намного сильнее и детальнее, а исследования, связанные с ними, станут более надежными и строгими.

Несомненно, мы обнаружим, что многие из оставшихся будут наиболее интуитивными!

Будущее будет выглядеть ярче, когда специалисты в области бихевиоризма получат доступ к еще более мощному набору проверенных концепций и возможность использовать нюансы контекста, чтобы оказывать наибольшее влияние.Вмешательства станут более надежными, и мы вернем «науку» в науку о поведении!

Кроуфорд Холлингворт — соучредитель компании The Behavioral Architects.


Как ученые-бихевиористы, мы не совсем разные люди . Мы получили университетское образование. Мы живем в крупных городах. Мы работаем в академических кругах, технологиях, консалтинге, банковском деле и финансах. И осмелюсь сказать, мы довольно либеральны. Читайте потоки в Твиттере или другие публичные публикации основных научных учреждений, публикаций и личностей, и интересующие вас темы не отклоняются слишком далеко от того, что демократический политик (замените левоцентристскую партию вашей страны) обсуждал бы в тупике. речь.

Нам нужно быть самокритичными, открытыми для того, чтобы быть неправыми, а не сторонниками нашего узкого мировоззрения.

В этом свете нам нужно больше думать в целом о вопросах, которые мы решаем, и ответах, которые нам «нравятся». Нам нужно спросить, какие проблемы важны для больших слоев населения, которые мы не встретишь в нашей повседневности. Нам нужно быть самокритичными, открытыми для того, чтобы быть неправильно, а не сторонники нашего узкого мировоззрения.Мы должны найти и выслушать тех, кто не разделяет нашу точку зрения. Мы должны подвергнуть сомнению нашу ортодоксии.

На практике это непросто. Но это жизненно важно нашей значимости и нашим интеллектуальным основам.

Джейсон Коллинз возглавляет практику поведенческой экономики PwC в Австралии.


Что представляет собой хороший ученый-бихевиорист? Какие у них есть навыки? Что общего у них? Какие результаты составляют успех и престиж? Что важнее всего: публикации, финансирование или влияние? Имеют ли они какую-либо официальную аккредитацию или признание со стороны более крупной организационной структуры? Что-то из вышеперечисленного имеет значение? Все это имеет значение?

Что представляет собой хороший ученый-бихевиорист?

Это лишь некоторые из насущных вопросов, на которые бихевиористы должны будут ответить в ближайшее десятилетие.Смесь дисциплин в поведенческой науке является молодой. Следовательно, трудно определить точную базу знаний или набор навыков, необходимых для удовлетворения базовых требований того, кого мы называем «ученым-бихевиористом».

Спросите психолога-бихевиориста, и вы получите один ответ; спросите ученого-бихевиориста с опытом работы в экономике, и вы получите другого. Подобно подростку, мы как поле выясняем, кто мы есть, и испытываем обязательные боли роста.Мы надеемся, что предстоящее десятилетие принесет больше ясности в эту область, сохранив при этом гибкость, которая позволила ей быть творческой и инновационной.

Эрик Симмонс является старшим научным консультантом в Evidn и научным сотрудником с докторской степенью в Институте будущих сред Технологического университета Квинсленда.


Область поведенческого дизайна в настоящее время находится в руках экспертов, погруженных в эмпирические поведенческие исследования и анализ РКИ, но в следующем десятилетии она, вероятно, станет все более коммерциализированной.Подобно тому, как «дизайн-мышление» сейчас повсеместно распространено, специалисты-практики с большим энтузиазмом, чем формальное обучение, все чаще начинают практиковать поведенческий дизайн. Это не обязательно плохо. Демократизация обещает более широкое и органичное внедрение поведенческих аспектов в то, как мы представляем и разрабатываем предложения, организации и политику. Более доступные пути доступа к опыту могут также уменьшить восприятие академической исключительности или того, что кандидат наук. является требованием для практики.

Когда все станут «поведенческими мыслителями», велика вероятность того, что станет все более необходимым — и важным — сообщать о ценности истинного мастерства.

Но это также означает сдвиг в том, кто владеет определением того, что такое «хорошо», и, как и в случае с дизайн-мышлением, мы, вероятно, увидим новое распространение программ «быстро умнеть», которые сводят нюансы и точность к более шаблонным. процессы и обещание мгновенной экспертизы. Определение стандартов, таких как сертификация LEED для архитектуры, и методы кодификации могут быть одним из способов поддержания уровня согласованности и качества. Но когда все станут «поведенческими мыслителями», высока вероятность того, что станет все более необходимым — и важным — сообщать о ценности истинного мастерства.

Рут Шмидт — доцент Института дизайна в Чикаго.


В постоянно усложняющемся мире поведенческие исследования позволили понять, почему люди делают то, что они делают, и как вмешательства могут изменить индивидуальное поведение. С точки зрения практика, следующее десятилетие будет посвящено тому, как внедрить науку, ее методологии и уроки в системы и организации.Есть три ключевых момента, которые необходимо учитывать, чтобы поведенческие инсайты вышли на новый уровень:

  1. Смирение: момент «становления реальным» для того, чтобы жить не в ложной уверенности, а в полной неопределенности, сигнализирует о смене парадигмы. Этот сдвиг признает, что те, кто наделен властью, будь то в государственных или частных учреждениях, не имеют, никогда не имели и не должны знать ответы на все вопросы, но они достаточно скромны и компетентны, чтобы беспристрастно находить решения.
  2. Честность: Зрелый подход к отношениям между теми, кто наделен властью, и теми, кем они руководят или управляют, основанный на лучшем понимании и понимании человеческой природы.Это может быть пугающим, однако с быстрым распространением данных и информации «командование и контроль» во многих случаях (но не во всех) придется заменить «сотрудничеством и предоставлением возможностей» будь то в правительствах или в организациях.
  3. Этичность: Этика была фундаментом для успешного распространения поведенческих идей по всему миру, и она будет оставаться еще более важной. Государственные органы имеют существующие этические рамки, системы сдержек и противовесов, контроль и общественную подотчетность. Частным учреждениям потребуются аналогичные структуры, поскольку они больше используют поведенческие данные, и обеим организациям необходимо будет обеспечить их укрепление и использование при изменении системы.

В 1958 году Вернер Гейзенберг, лауреат Нобелевской премии по физике, сказал: «То, что мы наблюдаем, — это не сама природа, а скорее природа, подвергнутая нашему особому методу опроса». Самый важный урок, который дал анализ поведения, заключается в том, что наши системы и процессы могут быть предвзятыми и, следовательно, ограниченными или даже ошибочными в их использовании для принятия решений. Это еще больший урок для лидерства, и поведенческие идеи могут помочь в решении проблемы в ближайшее десятилетие.

Фейсал Нару основал отдел изучения поведения в Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) и в настоящее время возглавляет отдел стратегического управления и координации в офисе исполнительного директора ОЭСР.


СТРАХИ

Мы живем в то время, когда у ученых есть несколько замечательных платформ для вовлечения людей в «реальный мир» — от блогов до обзоров, выступлений на TED Talks и подкастов. Единственное, что меня беспокоит ученых-бихевиористов, заключается в том, что привлекательность простого, удобоваримого сообщения, которое может быть лишено нюансов или интеллектуальной глубины, приведет к тому, что ученые отвлекутся от больших, важных вопросов и перейдут к менее значимым (но более запоминающаяся») работа.В какой-то степени мы являемся хранителями интеллектуального дискурса в области человеческого поведения — давайте убедимся, что мы не уклоняемся от своей ответственности, чтобы держать в центре внимания те аспекты человеческого поведения, которые наиболее важны для человечества в целом.

Сион Бханот — доцент экономики в Суортмор-колледже и координатор-учредитель Инициативы по изучению поведения в Филадельфии.

Раскрытие информации: Сион Бханот является членом консультативного совета специалистов по изучению поведения.


Как наука о поведении может избежать усугубления неравенства? Успех этой области в расширении участия и участия в программах правительства и частного сектора заставляет нас задаться вопросом: подталкивают ли ученые-бихевиористы людей к системам, которые несправедливы или несправедливы в том виде, в каком они разработаны в настоящее время? Как мы можем переосмыслить системы финансов, правосудия или здравоохранения, которые могут усилить разделение между социальными классами, расами и полами?

Подталкивают ли ученые-бихевиористы людей к системам, которые несправедливы или несправедливы в том виде, в каком они разработаны в настоящее время?

Поведенческое вмешательство, которое в среднем снижает факторы беспокойства, может восприниматься некоторыми группами как повышенное бремя.Подталкивание, часто описываемое как «низко висящие плоды», может отдавать приоритет тем, у кого уже есть относительно большие ресурсы и требуется лишь небольшой толчок, чтобы довести их до финиша. Если мы не учитываем потребности определенных рас, этнических групп, социальных классов, полов и сексуальных ориентаций, увеличиваем ли мы неравенство в результатах?

В следующем десятилетии исследования в области поведенческих наук могут сосредоточиться на сокращении неравенства внутри систем. На индивидуальном уровне это может включать более дифференцированные и персонализированные вмешательства.На более широком уровне это может потребовать меньшего количества подталкиваний/толканий людей и большего изменения контекста или даже миссии программ и организаций. Мы призываем людей на местах совершенствовать системы, чтобы лучше устранять вопиющее и сохраняющееся неравенство.

Рекха Балу — директор Центра прикладных поведенческих наук (CABS) в MDRC.


Благодаря широкому использованию , положительному освещению в прессе и возросшему академическому интересу концепции того, как влиять на процесс принятия решений, становятся более понятными и более распространенными.Это хорошая новость.

Плохая новость заключается в том, что это происходит в то время, когда люди все больше обеспокоены и предупреждены об опасностях «фальшивых новостей» и гнусных деятелей, пытающихся повлиять на их мнение с помощью сфабрикованных, неточных или искаженных данных.

Существует риск того, что эти две тенденции объединятся, чтобы создать среду, в которой методы поведенческой науки будут рассматриваться как еще один вариант «фальшивых новостей», способ манипулировать слабыми умами, заставляя их принимать неразумные решения и совершать неправильные действия.Затем общественность вооружится, чтобы идентифицировать методы поведенческой науки в коммуникациях, программных инструментах и ​​приложениях, а также других приложениях, с предубеждением, что если поведенческая наука используется, она должна быть злонамеренной.

Дэйв Столман — директор Arc Aspicio, где он помогает государственным учреждениям, некоммерческим и коммерческим организациям повышать производительность и организационную эффективность.



ТЕХНОЛОГИИ: КОШМАР ИЛИ НОВАЯ НОРМА?

Представьте себе мир, в котором вы просыпаетесь , и робот автоматически надевает вашу спортивную одежду на бок, чтобы вы преодолевали инерцию упражнений.Вы входите на кухню, и автоматически предлагается завтрак с идеальным балансом питательных веществ, поэтому вы избегаете нездоровых искушений. Позже, когда вы откроете свой ноутбук, вам будет представлен список целей, подцелей и конкретных задач с подсказкой об обязательствах, которая поможет вам лучше сопротивляться отвлекающим факторам. После определенного времени сосредоточенной работы вы получаете предупреждение, подталкивающее вас к дыхательным упражнениям и питью воды. Во время следующего перерыва вас подтолкнут к общению с коллегами и представят список людей, беседы с которыми будут максимально способствовать творчеству.Во время встреч появится всплывающее окно с вопросом, поощряете ли вы вклад каждого.

Потенциал заключается в том, чтобы помочь нам стать теми, кем мы хотим быть. Опасность заключается в том, чтобы устранить изменчивость, которая делает нас людьми.

И так далее. Предвзятость подтверждения, ошибка планирования, самоуверенность, неприятие потерь, предвзятость невозвратных издержек или любая другая предвзятость потенциально покрываются системами отслеживания поведения, которые предупреждают нас о признаках их появления и подталкивают нас к их исправлению.Ночью мы ложимся спать со странным чувством «счастливости», но не раньше, чем получаем текстовое сообщение, напоминающее нам о научно подтвержденной пользе чтения для ваших детей.

Это обещания, но также и опасности будущего, в котором технологии и наука о поведении будут все больше взаимосвязаны. Потенциал состоит в том, чтобы помочь нам быть теми, кем мы хотим быть. Опасность заключается в том, чтобы устранить изменчивость, которая делает нас людьми. И хотя я признаю огромную ценность как психологии, так и технологии, мы должны быть первыми, кто обсудит этические последствия наших возможностей.

Таня Рамос — когнитивный и социальный психолог, в настоящее время работает исследователем UX в Outsystems. Ранее она была исполнительным директором подразделения CLOO Behavioral Insights.


Роботы и алгоритмы будут принимать решения за нас: что мы будем есть, что покупать, за кого голосовать и с какими людьми встречаться в личной и служебной жизни. По этим причинам нам нужны точные инструменты (опросы, тесты, стимулирующие эксперименты), чтобы выявить индивидуальные предпочтения, которые роботы и алгоритмы могут принять во внимание, чтобы вычислить для нас наилучшие решения.Нам также необходимо измерить, как на эти предпочтения влияет выбор других (сверстников) и как заразное поведение распространяется в сетях. Наконец, нам нужно изучить «податливость» этих предпочтений и понять, как алгоритмы и роботы могут подтолкнуть нас к более добродетельному выбору.

Марко Пиовесан — профессор MSO экономического факультета Копенгагенского университета.


Алгоритмы стали преобладать в нашем ежедневном принятии решений. Теперь они помогают нам ориентироваться в новом городе с помощью GPS, определяют наш выбор развлечений в потоковых сервисах, таких как Spotify, и в целом определяют наше поведение в Интернете. Эти алгоритмы предназначены для облегчения выбора людьми. Учитывая это, удивительно обнаружить, как мало исследований человеческого поведения обычно уходит на их разработку.

Результатом этого является то, что алгоритмы больше подходят для помощи рациональному агенту, чем человеку. Нетфликс тому пример. На своем веб-сайте Netflix заявляет, что их алгоритм рекомендаций направлен на то, чтобы помочь пользователям найти программу, которая им понравится, с «минимальными усилиями».Тем не менее исследование 2016 года показало, что среднему пользователю Netflix требуется 18 минут, чтобы выбрать программу для просмотра. В литературе по суждениям и принятию решений этому явлению есть название: перегрузка выбором.

Алгоритмы больше подходят для помощи рациональному агенту, чем человеку.

Представьте, если бы мы использовали науку о поведении для разработки алгоритмов. Можем ли мы тогда разработать алгоритмы, которые действительно улучшат решения, принимаемые реальными людьми? Насколько они будут довольны результатом? Если мы это сделаем, возможно, нам больше никогда не придется проводить весь вечер, выбирая что посмотреть на Netflix.

Нурит Нобель является доктором философии. кандидат Центра экономической психологии Стокгольмской школы экономики.


Попрощайтесь с днями встреч с новыми друзьями в кофейнях. При разработке приложений для знакомств за последнее десятилетие приложения стали основным средством общения миллениалов. Погружаясь в предстоящее десятилетие, эти разработчики программного обеспечения обращаются к машинному обучению, чтобы предсказать совместимость с незнакомцами. Некоторые платформы стремятся применить это программное обеспечение к отношениям, не относящимся к романтическим.В ближайшие несколько лет молодые поколения могут и дальше обращаться к приложениям, чтобы найти новых друзей или потенциальные деловые связи.

Может ли машинное обучение создавать прочные человеческие связи? Если программное обеспечение может узнать наши предпочтения, интересы и тенденции в отношениях, оно вполне может помочь нам построить лучшие отношения, чем те, которые мы устанавливаем самостоятельно. Тем не менее, кажущееся безграничным количество связей может сделать создание новых устойчивых отношений еще более трудным, чем когда-либо.Эти растущие тенденции предполагают, что в предстоящем десятилетии наша личная жизнь может еще больше слиться с персонажами, которых мы предлагаем в Интернете. В крайнем случае это может означать резкий переход от общих пространств для встреч к карманным устройствам.

Карли Болл — магистр государственной политики, аспирант Университета Вирджинии.


БУДУЩЕЕ РАБОТЫ

Этические, интеллектуальные подталкивания заменят существующие попытки стимулировать рост. Несмотря на ежегодные миллиардные расходы на трансформацию и обучение, большинство этих инициатив практически не влияют на результаты бизнеса. На традиционном рабочем месте вы можете уйти с тренинга или всеобщего обозрения с чувством мотивации, но когда вы вернетесь в свою рабочую среду, все будет по-прежнему. И ваше поведение не изменится, потому что его ничто не подкрепляет.

Секрет в том, чтобы получать подсказки, когда они вам нужны, а не напоминания о передовом опыте на ретрите или ежемесячном собрании персонала.

Ключ в том, чтобы получать подсказки, когда они вам нужны, а не напоминания о передовом опыте на ретрите или ежемесячном собрании сотрудников. Что мы видим в Humu, так это то, что самое незначительное вмешательство, направленное нужному человеку в нужное время, часто дает самый большой результат. И когда каждый человек в компании ставит перед собой задачу выполнять мелкие задачи — например, выступать в качестве союзника коллеги или обеспечивать право голоса каждого члена команды, — окружающая среда меняется. Люди учатся быстрее, команды предлагают лучшие решения, а организация опережает конкурентов.

Ласло Бок — генеральный директор Humu, бывший старший вице-президент по управлению персоналом в Google и автор бестселлера The New York Times Work Rules!


Способ выполнения работы изменится. Появление более умного ИИ будет продолжать вытеснять существующие рабочие места и создавать новые, но другие. О тех, кто «остался позади», часто говорят, что они должны «повысить квалификацию», чтобы соответствовать этим будущим должностям.Но есть и вторая, менее обсуждаемая проблема: активизация страсти этих сотрудников.

Многие из профессий, которые заменит ИИ, в настоящее время не позволяют сотрудникам заниматься своей страстью. Многие сотрудники на этих должностях никогда не имели возможности реализовать свою страсть. Здесь кроются и вызов, и возможность: страсть — это одно из качеств, которое отличает людей от ИИ, а креативность и вдохновение, которые она подпитывает, могут дать конкурентное преимущество по сравнению с ИИ. Все чаще рабочие места будущего будут требовать от людей следовать своей страсти — иначе они рискуют быть замененными ИИ.Но в настоящее время мы не знаем, как более эффективно преследовать страсть. В 2020-х годах ученые-бихевиористы должны быть в авангарде изучения того, как люди могут наиболее эффективно реализовать свою страсть, чтобы они были в состоянии научить руководителей тому, как создавать среду, в которой их сотрудники могут процветать.

Джон Яхимович — доцент кафедры делового администрирования в отделе организационного поведения Гарвардской школы бизнеса.


20-е изменят то, как корпоративная культура определяет их финансовый успех. Миллениалы и (хотите верьте, хотите нет) поколение Z захватили кадровый резерв, и у них есть определенные убеждения и ожидания помимо денег, которые влияют на то, где они решают работать. Эта революция особенно мощна, поскольку она не зависит от отрасли, влияет на все рынки и с ней трудно бороться.

Итак, как нормы миллениалов и поколения Z повлияют на то, как компании привлекают/удерживают таланты и остаются конкурентоспособными? Как компании могут стратегически планировать не отставать от туманных вещей, таких как социальные нормы? Какие ресурсы должны выделить компании для надлежащего решения этой проблемы?

Руководителям было бы мудро обратить внимание на меняющиеся социальные нормы, если они хотят оставаться актуальными.Наука о поведении и ее специалисты будут жизненно важны, чтобы помочь компаниям справиться с этой неопределенностью. Мы можем помочь сформировать среду, благоприятную для молодежи, которая будет способствовать долгосрочному выживанию фирмы. Если организации не знают, что мы им нужны сейчас, надеюсь, они скоро поймут.

Джеймс О’Флаэрти — ученый-бихевиорист, специализирующийся на организационной культуре в GothamCulture.


Каковы наилучшие бесконтекстные способы улучшить разнообразие и инклюзивность в организациях, не угрожая сотрудникам, принадлежащим к большинству? Как мы можем помочь сотрудникам усвоить ценность разнообразия и инклюзивности и как внедрить ее в наши системы, чтобы она стала прочной струной в структуре организационной культуры?

Сандип Ауйла — специалист по промышленной и организационной психологии, возглавляющий большую группу кадров в крупном муниципалитете Канады.


БИЗНЕС, ПОВЕДЕНЧЕСКАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Поведенческие бренды победят в эпоху постпотребления. Быть потребителем уже не то, что раньше: социальные сети подвергаются критике за поощрение дезинформации и проблем с психическим здоровьем. Воздействие нашего потребления материалов на окружающую среду невозможно избежать. Становится все более нормальным сомневаться в том, какую роль потребление играет в нашей жизни.

Для многих брендов это представляет проблему: отношение к людям как к потребителям, а не как к людям, заставляет их постоянно переключаться с одного бренда на другой, побуждая людей покупать все больше и больше товаров.Но исследования показывают, что люди сжимают свои кошельки, меньше пользуются социальными сетями и все больше заботятся об окружающей среде. Такое поведение указывает на серьезное развитие в течение следующих 10 лет — возраст постпотребления.

Бренды, ориентированные на будущее, должны реагировать, внедряя принципы дизайна поведения, которые привлекают людей, стремящихся использовать продукты, а не покупать их, исправлять, а не заменять.

Бренды, ориентированные на будущее, должны отреагировать, развернув принципы дизайна поведения, которые вовлекают людей, стремящихся использовать продукты, а не покупать их, чинить, а не заменять — о чем свидетельствуют Patagonia и Eastpak, поощряющие людей возвращать изношенную одежду для ремонта, или запуск Toyota свое автомобильное предложение по подписке «Kinto» в начале 2019 года.

В эпоху постпотребления бренды сосредоточатся на повышении лояльности, помогая людям покупать меньше и быть более изобретательными.

Хелеана Блэквелл — специалист по стратегии взаимодействия с клиентами и соучредитель The New Work.


Задачи поведенческой экономики станут более сложными и амбициозными. Низко висящие плоды, такие как оптимизация электронной почты для повышения рейтинга кликов, уступят место многогранным программам, направленным на решение неотложных экологических, политических и экономических проблем, стоящих перед нашим миром.Акционерная стоимость традиционно служила решающим мерилом успеха компании. Это стало возможным благодаря данным о финансовых показателях и электронных системах, включая отчетность и торговлю, для облегчения этой оценки и принятия мер. Но большие данные теперь могут быть доступны по ряду других показателей, что делает стремление к отчетности о ценности для заинтересованных сторон более обоснованной. То есть теперь компании могут иметь набор показателей, таких как ценность для сотрудников, клиентов и общества.

Поведенческая экономика хорошо подходит для разработки этих показателей поведения и, кроме того, для разработки стратегий, помогающих фирмам добиться успеха в наращивании импульса и достижении этих целей.Поведенческая экономика хорошо подходит для разработки этих показателей, а также для создания стратегий, которые помогут организациям стать большей силой добра и внедрить деловую практику, которая продвигает модель капитализма с участием заинтересованных сторон.

Келли Питерс — генеральный директор BEworks и преподаватель прикладного бихевиоризма в Школе менеджмента Ротмана Университета Торонто.


ИЗМЕНЕНИЕ КЛИМАТА: ОРИЕНТАЦИЯ НА ИНДИВИДУАЛЬНЫХ ЛИЦ

И СИСТЕМЫ

Пожары в Австралии служат важным напоминанием: изменение климата является реальной и неотложной проблемой.И решения о поездке — например, едем ли мы в одиночку на машине на работу и сколько летаем — играют нетривиальную роль. Мы знаем, что подталкивание хорошо работает для поведения, которое мы можем «установить и забыть», например, невыполнение обязательств по пенсионным сбережениям. Тем не менее, чтобы попросить людей вести себя устойчиво, мы должны изменить свои привычки.

В следующие 10 лет ученые-бихевиористы должны начать использовать все имеющиеся у них инструменты для борьбы с изменением климата — как подталкивания, так и толчки.

В недавней серии экспериментов Ph.Студентка D. Ариэлла Кристал и я обнаружили, что обычные поведенческие подталкивания не смогли изменить поведение пассажиров. Большинство людей считают, что переход на устойчивые виды транспорта не является необходимым. И мы пожинаем плоды меньшего количества машин на дорогах только в том случае, если большинство людей изменят свое поведение. Таким образом, подталкивание людей к покупке более экологически чистых автомобилей или включение их в график работы на дому может быть более эффективным.

Если организации и политики серьезно настроены на повышение устойчивого поведения, нам, возможно, придется ввести более жесткие меры, такие как штрафы.В следующие 10 лет ученые-бихевиористы должны начать использовать все имеющиеся у них инструменты для борьбы с изменением климата — как подталкивания, так и толчки.

Эшли Уилланс — доцент кафедры переговоров, организаций и рынков Гарвардской школы бизнеса.


Я рекомендую две смежные области для исследований по связи проблемы изменения климата с людьми и решениями.

1. Уменьшение психологической дистанции к изменению климата за счет сжатия пространства и времени

Как мы можем сделать людей более связанными с отдаленным будущим и воздействием климата в разных местах? Наши данные показывают, что изменение климата рассматривается сегодня как важная проблема для всего мира и для США.С. и мир в будущем, но не рассматривается как важная проблема для США сегодня. Как мы можем более тесно связать людей с местами, в которых они никогда не были, будь то опустошенная лесными пожарами Австралия или тающие ледяные шапки? Одна из возможностей — использовать истории, чтобы связать нас с этими потенциально далекими временами и пространствами (например, книги Нью-Йорк 2140 и The Overstory ).

2. Преодоление растущего идеологического разрыва в отношении политических решений для решения проблемы изменения климата

Наблюдается растущий разрыв в том, как бороться с изменением климата, при этом либералы гораздо чаще поддерживают климатическую политику, чем консерваторы.Неприятие решения, которое консерваторы питают к климатической политике, необходимо более четко изучить, чтобы понять действующие механизмы (например, незнакомцы на своей земле), а затем протестировать меры, которые могут способствовать большей поддержке необходимой климатической политики, чтобы увеличить глобальные выбросы парниковых газов. нуль.

Шахзин З. Аттари is доцент Школы общественных и экологических вопросов Университета Индианы в Блумингтоне.


В следующем десятилетии климатический кризис станет определяющей проблемой нашей эпохи. Эта экзистенциальная угроза требует, чтобы наука о поведении сосредоточилась на создании значимых изменений в поведении, чтобы смягчить наихудшие последствия и адаптироваться к тому, что уже неизбежно. Исторически роль науки о поведении в борьбе с изменением климата ограничивалась изменением индивидуального поведения, например, для повышения уровня утилизации или сокращения потребления электроэнергии. Хотя это, без сомнения, стоящее усилие, этого просто недостаточно, чтобы спасти планету.

Исторический отчет Межправительственной группы экспертов по изменению климата за 2018 год ясно дает понять: если мы хотим планету, пригодную для жизни, то необходимы быстрые изменения отдельных людей, стран, городов и частного бизнеса.

Мы не можем допустить, чтобы подталкивание малоэффективных индивидуальных действий уменьшало поддержку более действенных изменений в политике. Вместо этого наука о поведении должна сосредоточиться на поощрении изменения поведения, которое ведет к крупномасштабным действиям по спасению мира.

В 2020-х годах ученые-бихевиористы, заинтересованные в борьбе с климатическим кризисом, должны сосредоточиться на возможностях стимулировать изменение поведения среди наиболее загрязняющих окружающую среду городов, стран, частных предприятий и, да, некоторых людей.Но, как предупреждали Hagman, Ho и Lowenstein (2019), мы не можем допустить, чтобы подталкивание к малоэффективным индивидуальным действиям уменьшало поддержку более действенных изменений в политике. Вместо этого наука о поведении должна сосредоточиться на поощрении изменения поведения, которое ведет к крупномасштабным действиям по спасению мира.

Стивен Перротти является кандидатом наук о поведении и принятии решений в Пенсильванском университете.


Поскольку 80 процентов населения развитых стран осознают угрозу изменения климата, изменение климата представляет собой ужасающий провал коллективного намерения, ведущий к действиям.Несмотря на чрезвычайный статус того, что сейчас обычно называют климатическим хаосом, ученые-климатологи в основном считают, что у нас есть технология, позволяющая предотвратить наихудшие последствия изменения климата. Как наука о поведении может вмешаться и ускорить переход к нулевому выбросу углерода? Ответ может заключаться в направлении уже мотивированных как к индивидуальным, так и к коллективным действиям. Недавние исследования связи с группами защиты интересов как формы адаптации к изменению климата и масштабируемых методов устранения разрыва между намерениями и действиями создают основу для ученых-бихевиористов, которые могут осмысленно вмешаться и помочь катализатору глобальных действий по борьбе с изменением климата.

Джейсон Вессел — доктор философии. кандидат в Университете Гриффита в Австралии. Грэм Брэдли — адъюнкт-профессор прикладной психологии в Университете Гриффита. Джозеф Резер — профессор прикладной психологии в Университете Гриффита.


ПОСТРОЕНИЕ ЛУЧШЕГО ПРАВИТЕЛЬСТВА

У людей есть хорошие намерения и важные планы, но они отвлекаются и не могут найти время, чтобы воплотить их в жизнь.Регистрация в качестве донора органов никогда не кажется срочной, и трудно накопить на будущее, когда все эти расходы накапливаются сейчас. Самые большие успехи поведенческой политики способствовали намерениям людей, требуя от них очень мало. Измененные значения по умолчанию и тонкие обязательства, такие программы, как «Экономьте больше завтра», способствовали регистрации доноров и увеличению сбережений, позволяя людям продолжать смотреть телевизор. Но это вряд ли решит большие проблемы общества — изменение климата, неравенство, инфраструктуру.С помощью государственных бухгалтеров и специалистов по планированию мы должны применять выводы из индивидуального поведения для формирования коллектива.

Как и люди, правительства непоследовательны в планировании, имеют короткие горизонты и ограниченную концентрацию внимания.

Как и люди, правительства — непоследовательные планировщики, с короткими горизонтами и ограниченным объемом внимания. Когда правительства обдумывают защиту прав потребителей, инфраструктуру или экологическую политику, следует предпринять шаги для обеспечения реализации намерений в течение долгого времени после того, как внимание было отвлечено и деньги потребуются в другом месте.Могут быть введены крайне негибкие правила расходования средств, обеспечивающие соблюдение самых лучших намерений (конечно, могут быть предусмотрены тщательные процедуры изменения планов в чрезвычайных ситуациях), и комитеты, назначенные для бдительности, напоминаний и бдительности.

Примеры тому есть — в США Бюро финансовой защиты прав потребителей не финансируется Конгрессом (хотя в настоящее время оно и ослаблено, но его существование сохраняется!), а в Великобритании Комитет по изменению климата обязан периодическим докладам правительства, которым правительство отвечает.Подобно автоматическим вычетам в 401(k), нам нужны автоматические вычеты для починки мостов; как напоминание о необходимости принимать лекарства, нам нужны комитеты, постоянно предупреждающие правительство об изменении климата. Хотя люди и правительства разные, и те, и другие могут извлечь пользу из правильных напоминаний, обязательств и других поведенческих вмешательств.

Эльдар Шафир — профессор поведенческих наук и государственной политики и первый директор Центра поведенческих наук и государственной политики Канемана-Трейсмана в Принстонском университете.Он также является соавтором Скудность (вместе с Сендхилом Муллайнатаном).


Для ученых-бихевиористов в правительстве следующее десятилетие будет труднее, чем предыдущее. Мы начинаем 2020-е годы с крупных, хорошо обеспеченных ресурсами поведенческих подразделений, созданных в правительствах по всему миру. Если мы собираемся покончить с этим, масштаб воздействия должен соответствовать росту численности персонала.

В 2020-х будет недостаточно просто «поведенческого» в названии команды.Проницательные руководители потребуют конкретных результатов от своих подразделений, занимающихся анализом поведения: непрерывный поток новых идей, основанных на фактических данных, адаптированных к реальным системам, выполняемых в темпе и проверенных эмпирически. Это высокая планка, но альтернативой является самоуспокоенность и «поведенческие инсайты только на словах».

Для команд, способных держать темп, в этом десятилетии возможностей будет больше, чем когда-либо. Буквально в этом месяце Доминик Каммингс, старший советник премьер-министра Великобритании, заявил, что в науке об элитных командах, прогнозировании, когнитивных технологиях, коммуникации и принятии решений «лежат триллионы долларов».Поведенческие единицы хорошо подходят для того, чтобы начать их подбирать, но для этого нам нужно быть на вершине нашей игры.

Эд Брэдон — руководитель отдела политики Азиатско-Тихоокеанского региона в BIT.


ЗДРАВООХРАНЕНИЕ: НА ЦИФРОВОЙ ГРАНИЦЕ И ПОСЛЕДНЕЙ МИЛЕ

Наука о поведении едва коснулась поверхности здравоохранения. К счастью, это уже начинает меняться; В ближайшие десять лет системы здравоохранения, традиционно не склонные к риску, придут в соответствие с наступающей эрой потребительского здравоохранения (включая вновь обретенную конкуренцию со стороны нетрадиционных поставщиков медицинских услуг, таких как Walmart и Amazon). -системы обслуживания, чтобы лучше согласовывать стимулы со здоровьем пациентов, и технологические платформы созреют, чтобы способствовать столь необходимым инновациям в системах здравоохранения.

В следующем десятилетии здравоохранение начнет использовать результаты и методологии поведенческой науки, выходя за рамки транзакционного универсального оказания помощи.

Цифровое здравоохранение, в частности, созрело для возможности применения науки о поведении — технологии, которые позволяют людям отслеживать и собирать данные с носимых и интеллектуальных устройств, в сочетании с возможностью лиц, осуществляющих уход, связываться с пациентами через свои смартфоны, обещают более целенаправленные действия. вмешательства, которые достигают людей в нужное время и в нужном месте.В следующем десятилетии здравоохранение начнет охватывать открытия и методологии бихевиористской науки, переходя от транзакционного универсального оказания помощи к персонализированной модели, разработанной для людей, которые проходят через нее.

Алин Хольцварт — руководитель отдела поведенческих исследований в Pattern Health, где она специализируется на исследованиях в области цифрового здравоохранения и научно обоснованном дизайне продуктов.


В Южной Африке самая крупная в мире эпидемия ВИЧ – 7.2 миллиона ВИЧ-позитивных людей , 19 процентов распространенности ВИЧ и 740 новых случаев заражения каждый день. Научные прорывы и широко доступные услуги по профилактике и лечению позволили положить конец эпидемии, но успеху мешает поведенческая проблема «последней мили». Из-за общих психологических барьеров, факторов принятия решений и пробелов в информации многие люди не пользуются доступными услугами здравоохранения. Почти каждый третий ВИЧ-положительный человек не знает о своем статусе или не проходит регулярного лечения.

Мы верим, что анализ поведения может помочь найти надежные и революционные решения, которые будут мотивировать людей пользоваться услугами по профилактике и лечению ВИЧ и положить конец эпидемии в Южной Африке. Работая с партнерами-исполнителями по всей стране, мы предполагаем комплексные поведенческие вмешательства, которые: (1) устраняют инерцию, прокрастинацию и другие поведенческие барьеры с помощью стратегически разработанных вознаграждений; (2) использовать социальное влияние и социальные сети, чтобы убедить наиболее труднодоступных и подвергающихся наибольшему риску пройти тестирование и обратиться за помощью; и (3) переформулировать сообщения о профилактике ВИЧ, чтобы подчеркнуть преобразующий потенциал лечения и профилактики.Если мы сейчас развернем эти недорогие решения в больших масштабах, мы сможем положить конец крупнейшей в мире эпидемии ВИЧ и создать модель, которую можно будет воспроизвести в других странах.

Элисон Баттенхейм — адъюнкт-профессор политики в области ухода за больными и здравоохранения, а также заместитель директора Центра поощрения здоровья и поведенческой экономики (CHIBE) Пенсильванского университета. Harsha Thirumurthy — адъюнкт-профессор медицинской этики и политики в области здравоохранения в Медицинской школе Перельмана и заместитель директора Центра стимулирования здоровья и поведенческой экономики (CHIBE) Пенсильванского университета.


В 2010-х годах росло признание роли неявной предвзятости в усугублении расовых и этнических различий в здравоохранении. 2020-е дают возможность что-то с этим сделать. В частности, включение информации о неявных предубеждениях в поведенческую экономику может напрямую повлиять на эти различия в медицинском обслуживании.

Надежные исследования показывают, что неявные предубеждения медицинских работников или бессознательные и непроизвольные установки, которые могут влиять на поведение, могут привести к изменению предоставляемой ими помощи.Новые стратегии, такие как внимательность и замена стереотипов, показали себя многообещающими в снижении влияния неявных предубеждений на принятие решений.

Включив имплицитную предвзятость в качестве общепризнанной когнитивной предвзятости (например, в «кодексе когнитивной предвзятости»), мы можем добавить стратегии уменьшения неявной предвзятости в набор инструментов поведенческой экономики для принятия клинических решений. Например, поставщики медицинских услуг могут полагаться на бессознательные расовые предубеждения при принятии решений о вероятности того или иного диагноза у данного пациента.Мы можем противостоять этой неточной статистической дискриминации, научив клиницистов переосмысливать своего прототипа пациента с таким заболеванием как человека из традиционно недооцененной группы.

2020-е годы могут стать десятилетием, когда мы перейдем от диагностики предубеждений, лежащих в основе различий в медицинском обслуживании, к достижению прогресса в достижении справедливости в отношении здоровья.

Кейт Уоллис — педиатр, специализирующийся на развитии и поведении, на кафедре педиатрии Медицинской школы имени Перельмана Пенсильванского университета, а также исследователь различий в состоянии здоровья в лаборатории PolicyLab Детской больницы Филадельфии. Элисон Буттенхейм — адъюнкт-профессор политики в области сестринского дела и здравоохранения, а также заместитель директора Центра стимулирования здоровья и поведенческой экономики (CHIBE) Пенсильванского университета.


ОБРАЗОВАНИЕ: КУДА НАМ ДАЛЬШЕ?

Как мы можем реализовать свой наивысший потенциал как личности , наиболее эффективно действовать в обществе и раздвинуть границы человеческих возможностей, если мы не в состоянии сознательно управлять собственным телом, мыслями и эмоциями? В сфере образования нам необходимо сместить акцент на развитие у молодежи самосознания и научить ее эффективно управлять своим внутренним миром так же, как и своим внешним миром.Для этого мы должны в первую очередь помочь учителям. Учителя должны оттачивать навыки самоанализа, самосознания и самоуправления, а также изучать стратегии для привития этих способностей учащимся.

Нам необходимо кардинально изменить способы подготовки и поддержки учителей.

Нам нужно революционизировать способы подготовки и поддержки учителей. Я предвижу будущее, в котором мы разработаем и внедрим новые подходы для передачи созерцательных идей (например,г., сострадание к себе, внимательное осознание) во время подготовки и развития учителей, чтобы способствовать адаптивным убеждениям, благополучию и мотивации учителей. Эти подходы будут основываться на выводах науки о поведении, мудрых социально-психологических вмешательствах и созерцательных тренировках (например, тренировках внимательности). Эти краткие и новаторские вмешательства, адаптированные к контексту учителей и тщательно проверенные, могут служить многообещающим способом поддержки учителей и, в конечном счете, учеников.

Ребекка Найквист Баелен является доктором философии.D. кандидат в области образовательной политики Пенсильванского университета.


Хорошее образование является одним из основных прав человека. Тем не менее, во многих частях мира это является далекой мечтой. Таким образом, образование для всех является большой целью на десятилетие. Перспективы демократизации образования позитивны, если мы обратимся к новым решениям: онлайн-обучению.

Однако наши чувства не готовы к новым модальностям педагогики. Человеческая история была историей обучения в реальных классах.Чтобы адаптироваться, нам нужны новые привычки. Некоторые из них будут цифровыми и будут работать, чтобы противостоять кризису дефицита внимания — по иронии судьбы, побочному продукту цифровой революции. Прогноз: нам нужны поведенческие вмешательства, о которых мы раньше и не подозревали.

Мультидисциплинарные данные помогут нам разработать правильные стратегии формирования привычек обучения. Эти вмешательства станут катализатором цифрового обучения и позволят нам отслеживать, анализировать и прогнозировать действия, чтобы постоянно развивать наш подход, кардинально меняя способы обучения людей.Это будущее науки о поведении.

Грядут перемены; онлайн-обучение набирает обороты. Вопрос сейчас не в том, нужны ли нам поведенческие вмешательства, чтобы помочь онлайн-учащимся лучше учиться, а в том, когда они приживутся. Мы с нетерпением ждем нового захватывающего десятилетия — надеюсь, того, в котором право на образование, возможности и равенство будет действенным.

Рачика Комал — исследователь поведения, выпускница Университета Христа, Бангалор (Индия). Сумья Бахугуна — стратег по коммуникациям и специалист по экономике в Коммерческом колледже Шри Рам Университета Дели (Индия).


Нет никаких сомнений в том, что в следующем десятилетии наука о поведении будет все больше и больше использоваться правительствами и частными организациями для изменения поведения. Чтобы обеспечить этичное использование, науку о поведении необходимо больше преподавать в школах и колледжах по двум основным причинам. Во-первых, потому что это поможет каждому из нас расшифровать, когда и почему наука о поведении может влиять на нас как потребителей и граждан.Во-вторых, потому что мы все должны быть в состоянии применять науку о поведении навсегда в нашей профессиональной жизни, либо сами, либо с помощью ученых-бихевиористов. Задача для ученых-бихевиористов в следующем десятилетии: создать поколение молодых людей, знающих основы науки о поведении.

Этьен Брессо является соучредителем и заместителем генерального директора BVA Nudge Unit.



ИССЛЕДОВАНИЯ: НОВЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ… И ОБЯЗАННОСТИ

Герберт Саймон, лауреат Нобелевской премии по психологии из Карнеги-Меллона, в 1960-х годах отмечал, что внимание становится самым важным дефицитным ресурсом во все более насыщенном информацией мире.Я считаю, что следующее десятилетие станет периодом, когда поведенческие и социальные науки, наконец, примут идеи Саймона как на теоретическом, так и на эмпирическом уровне. Это будет включать, например, понимание функции и действия мотивационных чувственных состояний, таких как скука, поток и любопытство, которые развились для эффективного распределения внимания.

Эти мотивы — например, скука, поток и любопытство — все больше стимулируют экономическую деятельность, потому что все больше и больше работы носит интеллектуальный, а не физический характер, и потому что большинство бизнес-моделей в Интернете предполагают направление внимания пользователей на целевой контент, такой как реклама.Внимание также направляется гедонистическими мотивами, такими как желание не думать о вещах, которые заставляют нас чувствовать себя плохо, и обращать внимание на информацию, которая соответствует тому, во что мы в настоящее время верим и хотим верить, и эти мотивы играют центральную роль в таких явлениях, как как политическая поляризация.

Большая часть важного для людей «происходит в голове», и экономическая значимость когнитивных ресурсов по отношению к материальным будет только возрастать.

В течение сотен лет экономическая наука сосредоточивалась на материальных ресурсах (земле, труде, капитале) и времени, потому что они имеют цену и могут быть легко измерены.Но, за исключением тех, кто живет за счет средств к существованию, большая часть того, что имеет значение для людей, «происходит в голове», и экономическая значимость когнитивных ресурсов по сравнению с материальными будет только расти с предсказуемым развитием информационных технологий. Соответственно, социальным наукам и наукам о поведении необходимо лучше понять ограничения и компромиссы, с которыми сталкивается мозг, и их последствия для быстро развивающегося века информации.

Джордж Ловенштайн — Герберт А.Профессор экономики и психологии Университета Саймона и содиректор Центра исследований поведенческих решений Университета Карнеги-Меллона.


Двадцать первый век подталкивает нас к все более цифровой, управляемой информацией и основанной на убеждении глобальной экономике — точно так же, как в нейронауке и психологии появляется новый набор инструментов, которые дают возможность понять эти явления в новый путь. Когнитивная экономика — это новая область, основанная на поведенческой экономике, параллельная переходу от поведенческой к когнитивной психологии.Вместо того чтобы сосредотачиваться на предубеждениях при выборе между материальными благами, когнитивные экономисты исследуют, как люди потребляют нематериальные продукты своим разумом.

Потребители больше не стремятся приобретать только материальные блага или зарабатывать как можно больше денег. Вместо этого они ищут цель, символическую ценность, интенсивный опыт и удобство: все это поглощается их головами.

Старая экономическая теория не может объяснить огромную ценность, которую потребители придают этим символическим товарам, ментальным состояниям, мыслям и убеждениям.Хотя поведенческая экономика исследует некоторые аспекты психологии экономических решений, она по-прежнему в основном имеет дело с деньгами и физическими товарами.

Когнитивная экономика рассматривает наши эмоции, надежды, убеждения, страхи и идеи, задавая вопрос, насколько важен для вас ваш внутренний ментальный опыт? Сколько они стоят? И самый большой экономический вопрос из всех: как общество может обеспечить всем нам наилучшие возможные результаты?

Ли Колдуэлл — поведенческий экономист и математик, а также основатель Inon и Irrational Agency.Он также является автором книги «Психология цен».


Я предсказываю, что мы войдем в трехсистемный мир. И это давно назрело. Первоначальное описание Платоном самости включало не только Систему 1 и 2 (иррациональную и рациональную), но и «тумос», часто переводимый как стремление к достоинству. В то время как исследователи идентичности, эмоций и культуры отнеслись к этому серьезно, ученые-бихевиористы и экономисты в основном только махнули рукой на Систему 3.Если мы хотим продвинуться вперед, нам придется бороться с беспорядочностью Системы 3 и работать над систематизацией ее связи с моделями двойной системы, которые привели большую часть нашей работы к настоящему моменту.

Кейт Ламбертон — заслуженный профессор маркетинга при президенте Альберто И. Дюрана в Уортонской школе Пенсильванского университета.


Традиционная и поведенческая экономика уделяет большое внимание деньгам и материальному богатству (как дефицитному ресурсу) при изучении поведения и принятия решений.Хотя это понятно (большая часть экономической деятельности связана с деньгами, прямо или косвенно) и в определенной степени имеет смысл, это чревато трудностями. Деньги — дефицитный ресурс, но их ценность очень зависит от контекста.

Вместо этого я задаюсь вопросом, в какой степени другой дефицитный ресурс, время, заслуживает большего внимания. Мы все равны: все начинают каждый день с 86 400 секунд, и все уходят на один день позже. Мы склонны рассматривать время как нечто, что мы обмениваем на деньги и материальные блага (через нашу работу), но мы также обмениваем деньги на время, покупая экономящие время машины или платя другим людям за работу за нас.Хорошо ли мы используем свое время? Мы можем предложить свое время другим или отнять его у них (потратив впустую). Так ли мы боимся потерь со временем, как (или кажемся) с деньгами или материальными ценностями?

Это не совсем новая идея, но я бы рекомендовал больше изучать этот аспект человеческого поведения. Я ожидаю, что это прояснит многие текущие идеи и создаст много новых.

Коэн Сметс — консультант по организационному развитию, специализирующийся на применении поведенческой экономики.Он часто пишет о человеческом поведении во всех его аспектах.


Автономные и полуавтономные системы с искусственным интеллектом быстро стали неотъемлемой частью нашей жизни, и нет никаких правдоподобных ожиданий, что эта зарождающаяся тенденция изменится. Два аспекта этого развития относятся к поведению. Первая связана с взаимодействием людей и машин. От медицинской диагностики ИИ до финансового прогнозирования люди принимают важные решения с помощью машинного обучения.Развитие автономных транспортных средств и устройств вызвало серьезные опасения по поводу того, как люди воспринимают эти системы и как это влияет на их процессы принятия решений. Таким образом, поведение человека при взаимодействии с машиной должно быть приоритетным в поведенческих исследованиях.

«Машинное поведение» само по себе заслуживает приоритета в поведенческих исследованиях.

Второй аспект больше относится к полностью автономным системам. Во многих случаях, таких как алгоритмический трейдинг и робототехника, машины предназначены для того, чтобы единолично принимать решения, в основном из соображений эффективности и скорости.Однако не всегда возможно предсказать все возможные результаты этих процессов в сложных средах, особенно в отношении «черных ящиков», которые они могут повлечь за собой. Одна из основных проблем в этой области связана с тем, насколько эти системы могут быть построены таким образом, чтобы все время оставаться в рамках моральных и этических ограничений. Таким образом, «поведение машины» само по себе заслуживает приоритета в поведенческих исследованиях.

Али Озкес — доцент экономики Венского университета, работает в области поведенческой и экспериментальной экономики, теории социального выбора и политической экономии.


Ученые-бихевиористы должны демократизировать свои лаборатории. Лаборатории должны иметь коллективное принятие решений, основанное на консенсусе и дающее возможность всем членам лаборатории (RA, аспирантам, докторантам и т. д.) осуществлять власть над научным процессом. Отделение иерархии знаний от иерархии формальной власти поможет решить проблемы, поднятые реформаторами в области поведенческих наук за последнее десятилетие.

Демократические лаборатории приведут к большей прозрачности и подотчетности в исследовательском процессе, что, как справедливо утверждают сторонники открытой науки, необходимо для преодоления устаревших практик, которые являются сомнительными с научной точки зрения и способствуют кризису воспроизводимости.Демократические лаборатории будут продвигать и поощрять разнообразие точек зрения, закрепляя права всех членов лаборатории на интеллектуальный вклад. А демократические лаборатории дадут возможность тем, кто подвергается враждебной рабочей среде, эксплуатации и преследованиям, требовать возмещения ущерба, изменить культуру своей лаборатории и противостоять злоумышленникам.

Демократические принципы прозрачности, разделения власти, эгалитаризма и принятия решений на основе консенсуса уже являются отличительными чертами того, как мы структурируем науку о поведении за пределами лабораторий, от научных обществ до процесса экспертной оценки.Мы признаем, что эти ценности способствуют улучшению науки, но в наших лабораториях мы по-прежнему работаем в соответствии с моделью доброжелательной (надеюсь) диктатуры. Это должно измениться. Лаборатории должны демократизироваться.

Джеффри Лис является доктором философии. кандидат организационного поведения и психологии в Гарвардской школе бизнеса.


ПРИМЕНЕНИЕ: НОВЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ… И ОБЯЗАННОСТИ

Подтолкнуть судью. Правовая система движется медленно.Связанные правилами прецедента, судьи и прецедентное право по самой своей природе смотрят назад. Таким образом, регулирующим органам предстоит тяжелая битва за введение новых форм данных о человеческом поведении. Экономические доказательства уже играют роль в делах о конкуренции и защите прав потребителей, но эти доказательства в основном представлены в форме теории или моделей. Другие идеи — о том, как потребители могут отреагировать или ответить на предложение — считаются вопросами фактов. Они для суда, а не для любого свидетеля, чтобы решить.

По мере того, как количество свидетельств о принятии решений человеком продолжает расти, судьи все чаще сталкиваются со свидетелями-экспертами из области поведенческих наук.Я надеюсь и предсказываю, что судьи начнут прислушиваться к этому опыту. Старая модель «рационального потребителя, который читает мелкий шрифт» должна исчезнуть в течение следующего десятилетия. Потребуется время, чтобы убедить юридическое сообщество придать вес такого рода доказательствам. Но это прекрасное время, чтобы начать это путешествие. Пришло время подтолкнуть судью.

Janine Bialecki — главный экономист Австралийской комиссии по конкуренции и защите прав потребителей, где применяет как поведенческий, так и более традиционный экономический анализ к вопросам слияний, судебных разбирательств и правоприменения.


Во всем мире наблюдается заметное снижение социального капитала, предоставляемого нашими сообществами. В Великобритании недавний отчет показал, что пятая часть людей никогда не разговаривала со своим соседом. Находясь в США, Роберт Путман, автор влиятельной статьи Bowling Alone , утверждал, что гражданское общество в Америке пришло в упадок за последние десятилетия. В конечном счете, чувства изоляции и одиночества доминируют в заголовках западного мира, заставляя многих искать ответ.

Мы можем помочь создать искусственную среду, которая устраняет сдерживающие социальные нормы, поощряя частые социальные взаимодействия, которые способствуют чувству общности.

Одним из способов решения этой проблемы является создание сообществ, поощряющих просоциальное поведение и, в свою очередь, увеличивающих социальный капитал. Исследования в таких областях, как экологическая психология и другие дисциплины науки о поведении, вскоре станут ключевыми движущими силами, необходимыми для продвижения инноваций в городском дизайне и развитии недвижимости.Например, мы можем помочь специалистам по недвижимости создать искусственную среду, которая устраняет сдерживающие социальные нормы, поощряя частые социальные взаимодействия, которые способствуют чувству общности. Слияние науки о поведении и городского дизайна может создать места назначения, которые обеспечивают функциональность и форму таким образом, чтобы приносить ощутимые социальные выгоды своим гражданам.

Джейми Самсон — руководитель отдела обработки и анализа данных MindFolio, консалтинговой компании по управлению недвижимостью, базирующейся в США.К.


Друг однажды рассуждал о загрязнении моря пластиком: «Океаны необходимо очищать, но я не знаю, как заставить людей это делать — нужно как-то создать рынок». Это замечание ученого-бихевиориста вызвало бурю эмоций. Не в последнюю очередь потому, что он следовал почти тому же сценарию, что и недавний разговор с другим государственным служащим. Этот коллега также считал, что если мы не создадим рынки, финансово вознаграждающие людей за предоставление общественных благ, они не будут вести себя просоциально, а общественные блага будут предоставляться в недостаточном объеме.

Нам нужно сделать термины взаимность, справедливость и родство такими же неотъемлемой частью публичного дискурса, как термины вознаграждения, стимулы и рынки.

Итак, что ученые-бихевиористы должны сделать приоритетными в следующем десятилетии? Исправление этого широко распространенного заблуждения о том, что мотивирует людей. Нам нужно сделать термины взаимность, справедливость и родство такими же неотъемлемой частью публичного дискурса, как термины вознаграждение, стимулы и рынки. Как ученые-бихевиористы, работающие в области государственной политики, нам особенно необходимо закрепить новые идеи для политиков, рассматривающих варианты стимулирования просоциального поведения.Хотя вопрос о том, что это значит для человека, актуален, нам необходимо расширить обсуждение, чтобы также охватить внутренние и контекстуальные влияния. Мой ответ на эти разговоры был и остается таким: «Рынки — не единственный вариант — буквально моя работа — находить другие варианты».

Ксения Шагабутдинова — специалист по анализу поведения в Департаменте окружающей среды, продовольствия и сельского хозяйства Англии.


На пороге 2020-х годов политическая и культурная поляризация , пожалуй, является самой большой проблемой, стоящей перед обществом.В США, Великобритании и других странах все тенденции указывают на рост «аффективной поляризации», поскольку люди все чаще делятся на противоборствующие команды (и игнорируют их общие черты, а также основные факты, лежащие в основе проблем).

Как ученые-бихевиористы, у нас есть возможность (и ответственность) помочь противостоять этой тенденции в предстоящем десятилетии. На сегодняшний день наша область помогла определить множество сил, разъединяющих людей (пузыри в социальных сетях, предвзятость подтверждения, демография и т. д.).). А недавно мы услышали о многообещающих усилиях по «прививке» людей от фейковых новостей (на BX2019) и поощрению их остановиться и обдумать свои убеждения (в Behavioral Scientist ).

Тем не менее, очевидно, что фальшивые новости являются симптомом более широкой проблемы. Как общество, мы должны относиться к источнику. Как сообщество ученых-бихевиористов мы должны приложить свои усилия (и ресурсы) для разработки и тестирования вмешательств, которые подталкивают людей и общество в позитивном направлении, противодействуют поляризации, способствуют уважительному диалогу и вознаграждают компромиссы.Это станет основной задачей на ближайшее десятилетие, и мы должны сделать ее приоритетной задачей в будущем.

Скотт Янг — генеральный директор BVA Nudge Unit, Великобритания, и старший вице-президент BVA Group.


Организации должны смотреть не только вовне, на потребителей, но и внутрь, на своих сотрудников и процессы. Это особенно верно в отношении ИТ, где так много проектов выполняются с опозданием, с превышением бюджета или вообще не выполняются.

Когнитивные предубеждения, с которыми сталкиваются ученые-бихевиористы, помогая людям лучше питаться или больше откладывать, — это те же предубеждения, которые приводят к задержке реализации ИТ-проектов, созданию необслуживаемых систем, принятию неверных решений или неоправданному риску.

ИТ-индустрия знает о своих проблемах и пытается решить их с помощью новых процессов, таких как Agile и DevOps. Однако ИТ-отдел не понимает поведенческих факторов, способствующих этим проблемам, в результате чего внедряются новые процессы, но проблемы остаются.

Учитывая, что ИТ имеет решающее значение для большинства организаций и что многие проблемы ИТ не просто очевидны, но могут быть связаны с предубеждениями, не пора ли организациям, использующим поведенческие науки, не только изменить поведение своих потребителей, но и изменить свое собственное?

Эндрю Браун — главный консультант Expleo.


БУДУЩЕЕ ДИЗАЙНА ВМЕШАТЕЛЬСТВА

История 2010-х годов — это история осторожности, когда мы узнали, что многие старые прописные истины не выдерживают тщательного повторения и что даже самые реальные эффекты меньше, чем мы думаем.Это также история фрагментации, признания того, что те же самые технологические устройства, которые дают нам беспрецедентный доступ к жизни людей, бомбардируют их постоянной стимуляцией.

История 2020-х должна быть историей точности.

В ответ история 2020-х должна быть историей точности. Значимые изменения в поведении в эпоху постоянного сенсорного ввода будут происходить только с помощью целенаправленных стратегий, таких как своевременные вмешательства.Традиционные способы обмена сообщениями элегантны, привлекательны и иногда успешны, но их уже недостаточно, чтобы пробиться сквозь море хаоса.

Дженна Кларк — старший исследователь поведения в Центре продвинутого ретроспективного анализа Университета Дьюка, где она помогает людям принимать здоровые решения вопреки их воле.


Будущее прикладной поведенческой науки будет гиперлокальным. Наблюдая за развитием этой области в течение последних шести лет, я заметил медленную, но определенную тенденцию к вмешательству, учитывающему особенности рынка или населения.Мы быстро приближаемся к тому времени, когда идея о том, что все население получает один и тот же толчок, в одно и то же время и одним и тем же способом, будет казаться устаревшей.

Один из новых путей отказа от универсального подхода заключается в более эффективном использовании машинного обучения, сегментации и персонализации. Однако меня беспокоит то, что большая часть инноваций здесь по-прежнему направляется из централизованных точек, которые, кажется, достигают своего рода локального максимума, как с технической, так и с этической точки зрения.

Альтернативный путь — появление цифровых инструментов, ориентированных на персонализацию. На этом пути технология позволяет людям быть самостоятельными дизайнерами среды по своему выбору.

Дэвид Перротт — независимый консультант из Кейптауна, Южная Африка.


Будущее науки о поведении будет и должно быть более творческим и технологически продвинутым , чтобы справиться с ожидающими вызовами.Многие подталкивания и изменения в архитектуре выбора на сегодняшний день представляют собой простые изменения в построении вариантов или изменения в формулировках. Хотя такие изменения были успешными во многих условиях, что, возможно, удивительно, учитывая тонкость многих вмешательств, для того, чтобы полностью реализовать потенциал науки о поведении, эта область должна охватывать весь потенциал творческих и технологических средств.

Анимация, иллюстрации, фильмы и виртуальная реальность могут привнести иммерсивный и мультисенсорный опыт в поведенческие вмешательства.

Анимация, иллюстрации, фильмы и виртуальная реальность могут привнести иммерсивный и мультисенсорный опыт в поведенческие вмешательства. Технологии смартфонов, искусственный интеллект и большие данные обещают помочь врачам-практикам ориентироваться на определенные демографические и психографические когорты, обеспечивая возможность проведения персонализированных вмешательств с учетом индивидуальных различий.

В антропоцене, эпохе, когда наша планета определяется влиянием человека, и когда мы вступаем в Четвертую промышленную революцию, эпоху, когда промышленность и повседневная жизнь трансформируются под влиянием технического прогресса, мы сталкиваемся с серьезными проблемами, с некоторыми экзистенциальный.Будущее приближается быстро, и человечеству нужна творческая, технологически продвинутая наука о поведении, чтобы помочь обеспечить процветание и безопасность нашего вида.

Натаниэль Барр — профессор творчества и творческого мышления в колледже Шеридан и научный консультант в BEworks.


ОСВОЕНИЕ НАШИХ МЕТОДОВ

По своей сути наука о поведении занимается изучением людей и включением природы нашей иррациональности в разработку вмешательств и политик, направленных на улучшение общества.Точно так же, как в BIT был пункт об истечении срока действия, у нас также должен быть пункт об итерации для политик, которые мы уже приняли, потому что в конечном итоге люди меняются. Давайте отследим, что сработало, а затем спросим себя через пять лет: может ли это быть лучше? Главы в поведенческих исследованиях никогда не закрываются, они только улучшаются.

Ирэн Фролих — вице-президент отдела здравоохранения компании Sound Physicians.


В последнее десятилетие поощрение получило широкое распространение как практичный, недорогой и политически приемлемый способ мотивировать ряд желаемых действий, от уплаты налогов до поездки на автобусе.Но недавние исследования поставили под сомнение эффективность подталкивания, поскольку полевые испытания часто дают слабые или непостоянные результаты. Это прямой и естественный результат попыток использовать подталкивания без прочной теоретической точки зрения на то, почему подталкивания работают и, следовательно, когда они будут работать лучше всего и сохранятся; если вы бросаете спагетти в стену, не зная, когда они будут готовы, они обычно не прилипнут.

Мы надеемся — и оптимистично прогнозируем — переход от интуиции исследователя и ненадежных эффектов к надежной теории в развитии подталкивания.

Однако существует альтернативный подход: мы можем строить подталкивания на основе теории. Например, четкое понимание происхождения социальных предпочтений позволяет делать конкретные прогнозы о том, как подсознательная «репутация» хороших поступков может управлять поведением. Недавняя работа, проведенная нами и другими, показала, как это теоретически обоснованное понимание может быть использовано для успешного стимулирования просоциального поведения в таких разных ситуациях, как чрезмерный вылов рыбы или соблюдение режима приема антибиотиков. В предстоящем десятилетии мы надеемся — и оптимистично прогнозируем — переход от опоры на интуицию исследователя и ненадежные эффекты к твердой теории в развитии подталкивания, что сделает их гораздо более мощным и надежным инструментом.

Эрик Тулин — ведущий специалист по поведенческим наукам в Центре изучения поведения и окружающей среды в Rare, работающий над стимулированием зеленого поведения по всему миру. Эрез Йоэли и Моше Хоффман — ученые-исследователи из Массачусетского технологического института, занимающиеся скрытой ролью стимулов в формировании наших вкусов и убеждений.


Представьте себе компанию из 1000 человек. Подразделение поведенческих исследований этой компании создает недорогое вмешательство, чтобы снизить уровень опозданий сотрудников, и проводит A/B-тестирование для оценки вмешательства.Контрольная и лечебная группы имеют ограниченный размер выборки в 20 человек из-за ограничений со стороны высшего руководства. Результаты показывают, что в экспериментальной группе уровень опозданий был на 10% ниже, чем в контрольной группе.

В этом случае вероятность того, что тестирование выявит признаки эффекта, мала из-за малого размера выборки. Некоторые практикующие врачи могут представить вмешательство как успешное, потому что наблюдается наблюдаемое отличие от недорогих инвестиций. Другие могут сказать, что доказательств эффекта нет и что необходимо провести еще одно исследование, поскольку мощность теста была низкой.

Поскольку многие вмешательства будут осуществляться и измеряться в неидеальных сценариях (будь то ограниченное время, небольшая группа населения и т. д.), где проходит грань между операционной эффективностью и методологической обоснованностью? Последнее десятилетие стало свидетелем как кризиса репликации, так и взрыва науки о поведении. В этом десятилетии от отрасли может потребоваться самоанализ и уточнение своих целей. Это естественные болезни роста. Лучше, чтобы наука о поведении прошла через них раньше, чем позже.

Пол Чой — студент магистра государственной политики Университета Вирджинии.


Мы хотим знать, что вы думаете об этой статье. Отправьте письмо редактору или напишите нам по телефону [email protected] .

Бихевиоризм и общество

Реферат

Определен вероятный список причин ограниченного принятия бихевиоризма в нашем обществе. Затем следует краткий обзор предлагаемых решений, указанных в других статьях в этом специальном выпуске The Behavior Analyst , большинство из которых относятся либо к лучшему маркетингу либо процесса анализа поведения, либо к результатам, достигнутым в результате.В одной статье предлагается более широкая концепция анализа поведения. В этой статье поддерживаются решения, найденные в предыдущих статьях, а затем предлагается еще более широкая концепция анализа поведения и подчеркивается, что анализ поведения вряд ли будет процветать, если аналитики поведения не поймут гораздо больше о культурных и других контекстуальных особенностях общества. среды, в которой они работают.

Ключевые слова: Линейная причинность, Круговая причинность, Маркетинговые атрибуты, Маркетинговые выгоды, Культурные непредвиденные обстоятельства, Организационные функции, Организационные затраты/выгоды, Практика, основанная на теории со своим.Это особенно касается статей в этом томе, потому что все они посвящены одному и тому же вопросу, но все они разные, и каждая из них сильна в своей собственной системе отсчета. То, что вытекает из этого набора документов, — это общая обеспокоенность нынешним местом бихевиоризма в обществе или, возможно, отсутствием места, а также рекомендации по улучшению этого положения.

Место бихевиоризма в обществе и в психологии вызывало озабоченность с конца шестидесятых годов, но в последнее время оно стало более заметным, возможно, потому, что прошло почти 50 лет без существенных изменений.Трудно объяснить это отсутствие места, поскольку основополагающая работа Скиннера (1938) предоставила психологии, наконец, способ изучения поведения отдельного организма во времени с помощью экспериментальной методологии. И, что не менее важно, модель поддерживала разработку соответствующей методологии для изменения поведения в прикладных условиях.

Следует признать, что наука об анализе поведения еще недостаточно развита, чтобы обеспечить математический язык и грамматику, как это произошло сначала в физике, затем в химии и совсем недавно в биологии.В каждом случае разработка месторождения ускорялась на порядки. Возможно, это придет вовремя для бихевиоризма, но стоит отметить, что каждая из этих наук оказала значительное влияние на общество еще до установления своего строгого языка. Кажется вероятным, что то же самое должно быть верно и для бихевиоризма.

Возможно, задержка широкого воздействия бихевиоризма отчасти является результатом растущей обеспокоенности общества, даже недоверия к науке. Тот факт, что значительная часть нашего политического общества фактически работает над подрывом доверия к науке ради политической выгоды, только усугубляет проблему.

Помимо беспокойства общества, понятие фактической науки о человеческом поведении бросает вызов предположениям, убеждениям и личному опыту большинства людей. И практически в каждой религии есть какое-то предположение, связанное со свободой воли. Как следствие, наблюдается не только ограниченная реакция на поведенческие подходы, но и сильное противодействие со стороны организаций и отдельных лиц, многие из которых обладают солидными интеллектуальными данными, которые рассматривают бихевиоризм как форму контроля над разумом.

Частично история бихевиоризма обеспечивает основу для этих убеждений. Бихевиоризм стал использоваться как термин, впервые связанный с классическим обусловливанием. У собак Павлова эффект линейный и односторонний, т. е. среда контролирует поведение. Использование Скиннером (1938) термина «оперант», относящегося к взаимным контролирующим отношениям между поведением и окружающей средой, никогда не становилось столь известным и не приводило к каким-либо изменениям в общественном восприятии бихевиоризма. Общественность также не знает о основанной на фактах решительной поддержке Скиннером положительного подкрепления, а не использования отрицательного подкрепления или наказания.

Кроме того, использование Скиннером (1938) слова контроль для описания взаимосвязи между поведением и окружающей средой способствовало общепринятому представлению обусловливания как манипулятивного контроля над разумом. Конечно, контроль — вполне адекватный научный термин, но он не годится для положительного влияния на общественное восприятие. Общественность не понимает, что с точки зрения контроля нет большой разницы между бихевиористом, систематически добивающимся изменения поведения, и родителем, поощряющим младенца говорить, говоря: «Скажи, мама», а затем обнимающим ребенка, когда ребенок правильно реагирует. .Термин «контроль» относится к этим двум событиям совершенно одинаково с поведенческой точки зрения. Для бихевиориста принципы одни и те же в каждом случае.

Существует также проблема, заключающаяся в том, что с появлением бихевиоризма в психологии был выявлен конфликт между теми, кто придерживается точки зрения, что поведение контролирует среду, и теми, кто считает, что среда контролирует поведение. Фактически, большинство вводных курсов по психологии не только поднимают этот вопрос, но и отождествляют бихевиоризм с контролем среды.Эта позиция, конечно, неточна, потому что она неполна применительно к оперантному обусловливанию. Но большинству психологов не хватает понимания модели Скиннера.

Скиннер сам признавал, что контролирующие отношения на самом деле были взаимными (Skinner, 1974). Но он никогда не оспаривал фундаментальную концепцию причинности, представление о том, что причинно-следственная связь является линейной, когда причина приводит к следствию, а не циклической, когда поведение контролирует среду, а среда одновременно контролирует поведение.

Скиннер признает, что на него повлияли Рассел (1927) и Уайтхед (2010), так называемые постэйнштейновские философы. Эйнштейн и Инфельд (1938) представили первую эмпирическую демонстрацию нелинейной причинно-следственной связи, когда показали, что две частицы могут взаимодействовать во времени, и каждая из них уходит фундаментально измененной в результате взаимодействия. Что причина, что следствие? Ответ: Какой из них вы хотите, чтобы это было? И Рассел, и Уайтхед поддержали идею о том, что причинно-следственная связь может быть более чем линейной, и особо признали, что нелинейность применима к изучению человеческого поведения.Но это никогда не побудило Скиннера признать, что линейная причинность была слишком ограниченной концепцией для его собственного мышления. Тем не менее, Скиннер также продемонстрировал взаимный контроль и неоднократно говорил об этом, начиная с его самых ранних замечаний о том, что поведение, которое он больше всего контролировал в своих экспериментах, было его собственным. Но он никогда не отождествлял себя ни с чем, кроме приверженности традиционной линейной механической концепции причины и следствия. Это прискорбно, поскольку ясно, что ответ на вопрос, контролирует ли поведение среду или среда управляет поведением, — «Да».Возможно, если бы эта концепция формулировалась более четко и часто, это могло бы несколько смягчить общепринятое отношение к человеку как к автомату.

Возможные решения

Какими бы ни были причины, ясно, что бихевиористы сами должны изменить свое поведение таким образом, чтобы сделать общество более комфортным и принять анализ поведения на благо общества и дисциплины. Далее следует краткий обзор взглядов автора на вклад других статей, за которым следует обзор собственных взглядов автора.Каждый из авторов этого набора статей пытается решить проблемы, связанные с этим фундаментальным разрывом между бихевиоризмом и обществом.

В трех статьях рассматривается подход, основанный на ориентации на клиента, который похож на маркетинговую перспективу в бизнесе. Маркетологи склонны думать о маркетинговой бифуркации, которая делит усилия на два фокуса: один на преимуществах, другой на атрибутах. Атрибуты описывают характеристики поведения поставщика или характеристики продукта, тогда как преимущества описывают то, что получает клиент.

В структуре атрибутов Freedman (2015) предполагает, что бихевиористы придают принципам более дружелюбную форму и подчеркивают нечеткую сторону бизнеса. Смит (2015) включает рекомендации Фридмана, но предлагает принять легко понятные схемы и использовать технологии для достижения масштаба. В статье Биглана (2015) предполагается, что анализ устойчивого поведения предполагает, что аналитики поведения используют общие методы ведения бизнеса для оказания влияния на организации. К ним относятся такие методы, как маркетинг, лоббирование и защита интересов в СМИ.В рамках концепции преимуществ Freedman (2015) предлагает сравнительные исследования результатов, а Smith (2015) рекомендует обосновывать исторические примеры успеха в широком диапазоне областей. Каждая из этих статей содержит ценный вклад в усилия по закреплению бихевиоризма в культуре. По мнению автора, они необходимы, но недостаточны.

В статье Malott (2015) используется другой подход. Малотт, хотя и пишет в основном о лидерстве, имеет несколько критических замечаний по вопросу о месте бихевиоризма в обществе.Малотт различает культурные и поведенческие непредвиденные обстоятельства. Подводя итог, Малотт отмечает, что поведенческие непредвиденные обстоятельства применимы к человеку, тогда как культурные непредвиденные обстоятельства применимы к более широким компонентам организаций или обществ. Ее анализ приходит к выводу, что, не принимая во внимание культурные обстоятельства, бихевиористы не учитывают соответствующие сложности и контекстуальные переменные. Важно отметить, что далее она заявляет, что изменение поведения часто происходит в сложных, невоспроизводимых обстоятельствах.Наконец, Малотт предлагает нам заняться наукой анализа культурных обстоятельств. Этот комментарий в некотором роде дополняет статью Малотта.

Может возникнуть вопрос о том, что включить в анализ культурных непредвиденных обстоятельств, но сомнительно, что такой анализ может быть полным без учета таких переменных, как ценностное предложение, конкуренция и финансовое положение организации. Культура иногда определяется в общих чертах как «то, как мы здесь делаем что-то», но возникает вопрос, почему мы здесь делаем что-то именно так.Возможно, это связано с прошлыми и более неактуальными непредвиденными обстоятельствами, возможно, это связано с финансовой необходимостью или, возможно, это может быть связано с конкуренцией на рынке.

В этом случае предлагается широко применять культурный анализ Малотта ко всем без исключения непредвиденным обстоятельствам, которые заставляют организацию функционировать так, как она есть. Кстати, ссылки на финансы, рынок и конкуренцию относятся не только к бизнесу. Они применимы почти ко всем организациям, будь то бизнес, организации социального обслуживания, некоммерческие организации или даже церкви и научные круги.

В дополнение к этим широко понимаемым культурным обстоятельствам есть еще один фактор, влияющий на ценностное предложение, которое бихевиористы предлагают потенциальным клиентам. С точки зрения автора, бихевиористы обычно знают, как вызвать изменение поведения, но демонстрируют очень ограниченный взгляд на определение того, какое поведение необходимо изменить. Здесь речь идет не об обычном выявлении, а о выявлении тех моделей поведения, которые с наибольшей вероятностью обеспечат верную реализацию ценностного предложения.Ограниченное внимание к критическому поведению может противоречить тому факту, что организации часто обращаются за консультацией, когда им нужна помощь в определении того, что делать, и реже — в том, как это сделать. Если бы бихевиористы имели более глубокие знания об организационной культуре и хорошо знали некоторые конкретные культуры, они могли бы играть значительно более важную роль в организации.

К сожалению, ни бихевиористы, ни кто-либо другой в этом отношении не могут ответить на вопрос, что делать, не зная культуры, не только культуры в целом, но, как предполагает Малотт, конкретной рассматриваемой культуры.Здесь может помочь пример. Компания, в которой работал автор, COBA, Inc., была основана с целью изменения поведения в организациях. В частности, COBA был создан для оказания помощи в реализации стратегии. Проблема, которая часто возникает в организациях, заключается в том, что организации оказываются неспособными эффективно реализовать стратегию. Предпосылка COBA заключалась в том, что реализация стратегии требует изменения чьего-либо поведения. Если не было изменений в поведении, не было и реализации стратегии.Предполагая, что организация знает, что должно произойти для реализации стратегии, первоначальная задача COBA состояла в том, чтобы организовать среду, в которой определенные модели поведения, необходимые для успешной реализации стратегии, были установлены во всех подразделениях и на всех уровнях организации.

Однако чаще всего случалось так, что когда поднимались вопросы о том, чье поведение и какое поведение нужно изменить, становилось ясно, что на самом деле никто не знает. Они никогда не думали об этом с точки зрения изменения поведения как такового.Таким образом, COBA начал помогать организации определять, чье поведение и какое поведение необходимо для успешной реализации стратегии.

Еще одна проблема иногда возникала, когда становилось ясно, что никто, включая персонал COBA, не может определить необходимые изменения. Это было признаком того, что стратегия состояла из множества благородно звучащих слов. Если что-то невозможно реализовать, это не может быть полезной стратегией. Таким образом, COBA начала работать там, где это было необходимо, чтобы помочь компаниям разрабатывать реализуемые стратегии, т.е.д., в основном основывались на поведении. Эта работа была бы невозможна без глубокого понимания основ организации, ее ценностного предложения, ее конкурентной позиции и особенностей отрасли в целом, в которой она функционировала.

Этот пример — лишь один из многих, в которых бихевиористы COBA не смогли добиться того, что требовалось, не познакомившись с основами организации. Привлечение поведенческого подхода к организационной культуре, отношения организационной культуры к более широкой культуре и конкурентной среды было необходимо для достижения желаемого организационного результата.

Здесь нужно сделать пять замечаний. Во-первых, работая над изменением поведения в организации, нужно понимать, как организация функционирует. Анализ поведенческих систем, описанный Хайтеном (2009), предлагает важную модель для этих усилий, но неадекватно учитывает культурные и межличностные непредвиденные обстоятельства, которые имеют решающее значение. Для этого нам необходимо изучение культурных случайностей, как предложил Малотт.

Вторая точка вытекает из первой.Бихевиористы должны специализироваться, то есть им необходимо глубокое понимание одной или нескольких областей бизнеса, таких как здравоохранение, финансовые услуги, академические учреждения, чтобы они могли вовлечь руководство в серьезные обсуждения своих организаций. Нельзя быть эффективным без глубокого понимания конкретных компаний в конкретных отраслях. Для достижения этого понимания в самых разных отраслях требуются годы.

Третий момент заключается в том, что бихевиористы должны описывать свои усилия не только с точки зрения поведения, которое необходимо изменить, но и с точки зрения организационных затрат и выгод.

Четвертый пункт относится к идее Malott (2015) о том, что существуют уникальные аспекты индивидуальных организационных культур. Их можно освоить только путем непосредственного наблюдения в этой организации. Таким образом, первым шагом COBA при входе в организации был организационный анализ. Не вдаваясь в подробности, это был анализ, но не экспериментальный, текущей деятельности организации и культуры в ее конкурентной среде.

Пятый момент: не следует недооценивать силу поведенческого мышления.Понимание контролирующих отношений в организации с поведенческой точки зрения может быть очень полезным для выявления проблем и поиска возможных решений.

COBA в значительной степени полагался на теорию поведения. Организационный анализ, который проводил COBA, всегда проводился в рамках поведенческих рамок, хотя используемый язык всегда был языком клиента, где это было возможно. Полезным побочным продуктом было то, что, когда человек может участвовать в беседах, раскрывающих фундаментальное понимание как желаемой, так и фактической эффективности работы организации, организация с гораздо большей вероятностью вовлечет его в помощь в ее осуществлении и с гораздо большей вероятностью быть уверенным в получении полезного результата.

Старое представление о том, что нужно просто понять анализ поведения, а затем можно безнаказанно применять его где угодно, явно неверно для любого крупномасштабного вмешательства. Следующим вопросом станет вопрос о том, как бихевиористы приобретают необходимые навыки.

Первой рекомендацией было бы расширить рамки поведенческих исследований, как это было предложено Малоттом и расширено в этой статье. Это исследование в конечном итоге позволит дать более конкретное и основанное на данных описание культуры.

Вторая рекомендация заключается в том, чтобы учащиеся прошли более широкую подготовку, чтобы развить более глубокое понимание широкого спектра непредвиденных обстоятельств, которые необходимо учитывать, особенно когда работа должна выполняться в масштабе. Третья рекомендация заключается в том, чтобы учащиеся больше узнали об организациях в целом. Студентам необходимо познакомиться с маркетинговой концепцией дифференциации и конкурентным рынком. Студенты должны уметь читать и интерпретировать движение денежных средств, отчеты о прибылях и убытках, а также уметь читать баланс.Эти рекомендации применимы ко всем организациям, а не только к бизнесу. Студенты также могут изучать исследования операций. Операционное вмешательство может включать в себя некоторые изменения в поведении, а также рассмотрение других механических, электрических или других процессов с целью повышения эффективности.

Четвертая рекомендация заключается в том, что студенты получают непосредственный опыт работы в организациях, чем шире экспозиция, тем лучше. Из книги нельзя узнать, как функционируют организации, точно так же, как из книги нельзя научиться игре в гольф.Студенты-бизнесмены могут знать некоторые основы, но они не более подготовлены к работе в организациях, чем поведенческие аналитики (Krapfl & Kruja, 2015).

Пятая рекомендация заключается в том, что студенты должны подавать заявки на должности по организационному поведению в колледжах бизнеса. Многие из бизнес-преподавателей на кафедрах организационного поведения являются психологами, но, что неизбежно, они являются промышленными/организационными психологами, которые погружены в статистические измерения и, хотя утверждают обратное, почти ничего не знают о бихевиоризме.Этот автор считает, что бихевиористы могут внести большой вклад в бизнес и будут хорошо приняты студентами, изучающими бизнес.

Последняя рекомендация, и одна из самых важных, заключается в том, что учащиеся должны быть обучены далеко за пределами технологии анализа поведения. Студенты нуждаются в обширной подготовке в области теории поведения и философии. Концептуализация всего мира, всей отрасли или организации в поведенческих рамках, а затем осмысление внутренней работы организации, правда, в большинстве случаев без строгих измерений, может быть ценным инструментом для поведенческого аналитика и может дифференцировать поведенческого аналитика. от конкурентов не за счет использования поведенческого языка, а за счет предоставления последовательных альтернатив существующим реалиям.По мнению этого автора, эти навыки оказались мощными предложениями для клиентов и кажутся им простыми, разумными, и в то же время они открывают перспективу, которую они не рассматривали.

Некоторые из вас могут насмехаться над отсутствием данных, связанных с теоретическими расширениями, и, конечно же, поведенческая модель говорит нам, что мы можем достичь определенности только с данными и такими вещами, как схемы разворота. Но точно так же, как физик может предположить, что произойдет с падающим объектом, основываясь на понимании гравитации, научный закон гравитации может быть продемонстрирован только в вакууме.Тем не менее, в мире повседневных дел ученый, ставший консультантом или практиком, может приблизиться или сделать обоснованные предположения, основанные на научных законах, которые, как он знает, твердо установлены.

Идея Скиннера о том, что поведение, наиболее контролируемое в ходе эксперимента, является собственным поведением, очень сильна. Поместив себя в среду, можно применить поведенческую перспективу и начать понимать природу этой среды и природу взаимодействия консультанта с ней. Конечно, это не так точно, как в экспериментальной камере, но для интервенционных целей часто бывает достаточно.Кроме того, это экономит время. Особенно в бизнесе время имеет существенное значение. Менеджеры почти всегда не желают жертвовать временем ради точности и часто идут на риск, когда определенность слишком дорого обходится с точки зрения времени.

Кроме того, это фокус на взаимных контролях над культурой и поведением наблюдателя, которые потребуются, чтобы сформулировать модель контроля культурных непредвиденных обстоятельств.

Итак, будем ли мы продолжать хромать вместе с блестящей моделью изменения поведения, но с таким ограниченным диапазоном практического применения, или мы будем внедряться в более сложные среды, возможно, такие, как предложенные Маттаини и Асфольмом (2015) и начать предоставлять более солидный отчет как о достижениях от имени клиентов, так и о расширенном понимании нашей модели? Автор убежден, что, если приложить усилия, последуют хорошие результаты.

Понимание основ теории бихевиоризма

Цель этой статьи — дать упрощенный обзор того, что такое теория бихевиоризма и того, как бихевиоризм влияет на управление классом и выбор преподавателя. Я лично обнаружил, что бихевиоризм является очень эффективным инструментом с точки зрения управления классом. Когда класс контролируется, сфокусирован и готов к участию, он более склонен получать больше пользы от других методов обучения в классе.Я не могу, например, позволить детям участвовать в учебных центрах или групповых проектах, если они не могут следовать указаниям или контролировать свое поведение. Учащимся всех возрастов требуется некоторая форма структуры, которая позволяет им безопасно изучать учебную программу. Идеи бихевиористов создают систему, в которой могут процветать более благоприятные стили обучения.

 

Бихевиористская теория

Бихевиористская точка зрения фокусируется на том, как окружающая среда или внешние раздражители влияют или изменяют поведение человека.Это ставит общий акцент обучения на изменение поведения с нежелательного на желательное, как оно видится в глазах педагога. Все поведение рассматривается как отношение стимул-реакция, включая обучение и участие в классе. Обусловливание — это бихевиористский термин, обозначающий обучение, основанное на том, что человек делает в ответ на конкретный объект, событие или стимул. Это означает, что когда поведение сопровождается желаемыми последствиями, оно имеет тенденцию к увеличению частоты. Когда такое поведение не дает ожидаемых результатов, оно имеет тенденцию к уменьшению.Зигфрид Энглеманн использовал концепцию поведенческого оперантного обусловливания, свое понимание развития ребенка и анализ поведения, чтобы разработать то, что мы знаем как прямое указание. Скиннер провел множество экспериментов по влиянию факторов окружающей среды на развитие младенцев и малышей, работая в рамках систем как развития, так и систем условного реагирования. Эти идеи сформировали многие методы работы в классе, используемые сегодня.

Установление бихевиоризма в классе

Предыдущий абзац представляет собой очень упрощенный взгляд на бихевиористскую теорию.Однако с изложенными конструкциями мы можем углубиться в то, как бихевиоризм выглядит в классе. Управление классом — идеальный контекст для использования бихевиористских понятий. Чтобы изменить поведение, нужно сделать несколько вещей:

  • Укажите желаемое поведение: точно объясните, что ожидается, что вы хотите увидеть.
  • Определите последствия, как негативные, так и позитивные. Это позволит ребенку понять, чего от вас ожидать.
  • Установите правила, последствия и награды (поощрения) за каждое поведение.

 Экономика жетонов – отличный пример системы управления, в которой используются подкрепления или вознаграждения. Все ожидания должны быть явными и выполняться с полной последовательностью, чтобы быть эффективными. Установите систему условного реагирования как способ восстановить и сфокусировать внимание.

Это может показаться знакомым:

  • Учитель: «Доброе утро, класс».
  • Класс: «Доброе утро, мисс В.»
  • Учитель: «Сегодня мы будем работать в группах за столом, команды, которые работают тихо, заработают очки за столом.Те, кто решит не слушать и следовать указаниям, потеряют очки за столом».

Класс был приучен отвечать «Доброе утро, мисс В.» каждый раз, когда они слышат стимулы «Доброе утро, класс». Использование очков за столом или экономия жетонов — это естественные подкрепления, которые предназначены для незаконного увеличения положительного поведения. Например, если класс выходит из-под контроля или они громкие и не по теме, вы включаете и выключаете свет. Они знают, что в ответ на это они все должны сесть и прекратить то, что они делают.Это также пример условной реакции. Подобно собаке Павлова, мы можем воспроизводить определенные звуки, движения или фразы, которые вызывают определенную реакцию. У собаки выделяется слюна, когда она слышит колокольчик, что означает, что она предвкушает еду. Ребенок реагирует, когда мы направляем его на данные стимулы, предвосхищая инструкции или последствия.

Другие примеры методов условного реагирования, используемых в классе:                                                     

  1. Учитель: «Класс.Они отвечают: «Да».
  2. Учитель: «1,2,3, смотрите на меня». Класс: «1,2, смотрю на тебя».
  3. Хлопните четыре раза, и ваш класс хлопнет в ответ, повторяя ваш рисунок.
  4. Свет выключен, и вы делаете знак «Тихий койот».
  5. Учитель: «Если услышишь мой голос, хлопни один раз». Класс замечает, что все больше и больше детей тихонько хлопают в ладоши и хлопают в ответ своим сверстникам.

Большая картина

Бихевиоризм — это часть полной обучающей головоломки. Использование одной теории или метода обучения было бы недальновидным и вредным. Каждая теория имеет свое место в классе и доказывает свою эффективность в соответствующем контексте. Бихевиоризм очень помог мне в управлении классом/поведением. Точно так же применение строго структурированной модификации поведения дало мне возможность помочь моим ученикам с особыми потребностями изменить негативное поведение на позитивное.Бихевиоризм не для каждого класса и не для каждого учителя. Тем не менее, его можно признать инструментом для понимания идей, лежащих в основе передового опыта.

Поведенческий подход к психологии: обзор бихевиоризма

Существует довольно много разных подходов к психологии, к тому, как работает и развивается разум, что влияет на поведение человека, а также к различным факторам, влияющим на мысли и эмоции. Существует пять основных точек зрения, и поведенческий подход — одна из них.

Хотите узнать больше о поведенческом подходе?

Источник: rawpixel.com

Пять подходов к психологии человека

Существует множество областей психологии, от основ до идей, связанных с поведением и развитием различных состояний. Пять основных подходов к психологии следующие:

  • Биологический подход — это подход к психологии, который фокусируется на биологических факторах тела человека и на том, как они влияют на разум, мысли и эмоции человека.В первую очередь это относится к изучению генетики человека, уровня гормонов и нервной системы, чтобы сделать вывод об их физическом строении, желаниях и потребностях, являющихся прямой связью между телом и разумом. Те, кто поддерживает эту идею, считают, что различные факторы конкретного тела и общего состояния здоровья человека являются первопричиной его психики и психологического состояния и что эти физические компоненты влияют на каждое решение, которое может принять человек. Этот подход наиболее важен, когда речь идет об изучении лекарств и генетики, а также о том, как и то, и другое может физически воздействовать на структуры психического и физического строения человека.
  • Психодинамический подход — Это фрейдистская концепция, полагающая, что все импульсы человека проистекают из полового влечения. Психодинамический подход настаивает на том, что все импульсы, побуждения и бессознательные факторы человека связаны с его переживаниями в детстве и что эти факторы являются корнями поведения человека в более позднем возрасте. Этот подход предполагает, что все поведение определяется бессознательным, и многие люди слышали о концепциях поведения и импульсов, на которые влияют Ид, Эго и Супер-Эго.
  • Поведенческий подход — это подход к психологии, который фокусируется на том, как окружающая среда и внешние раздражители влияют на психическое состояние и развитие человека, и как эти факторы специально «обучают» человека тому поведению, которое он будет демонстрировать позже. Некоторые сторонники этого подхода не верят, что концепция свободы воли существует и что любое поведение просто изучается, основываясь на личном опыте каждого человека, путем проб и ошибок, получая наказания и последствия за определенные мысли и действия, а также подкрепление и положительные преимущества от другие.

Источник: rawpixel.com

  • Гуманистический подход — Гуманистический подход в психологии настаивает на том, что каждый человек обладает свободой воли, по своей природе является «хорошим» и что нами естественным образом движет желание улучшить себя. Это также поддерживает идею о том, что у всех нас есть потребность сделать себя и мир вокруг нас значительно лучше. Этот подход подчеркивает уникальность каждого человека и очень специфические желания и потребности, когда речь идет о том, чего каждый из нас желает в отношении чувства удовлетворения, что дает нам чувство удовлетворения в нашей жизни и психологического роста каждого человека.Субъективный опыт (который относится только к индивидууму, а не к массам) подчеркивается из-за его важности в роли психологии, а не объективной реальности. Вместо того, чтобы сосредотачиваться на каких-либо научных факторах поведения и психического состояния человека, гуманистический подход поддерживает использование качественной информации, полученной в ходе личных бесед и опросов, а также самодокументирования от человека для лучшего понимания. их специфическое мышление и представление о себе, своем опыте и окружающем мире.

Гуманистический подход также отвергает исследования и эксперименты с участием любых других животных (например, лабораторных крыс или других животных, используемых для определенных поведенческих исследований), потому что те, кто поддерживает этот подход, считают, что люди находятся на гораздо более значимом уровне. познания и что человеческие способности рассуждать, думать и общаться не похожи на способности любых других живых существ в животном мире.

  • Когнитивный подход — Когнитивный подход к психологии рассматривает разум как «процессор информации», и поэтому поведение и точки зрения человека основаны на уже имеющихся у него знаниях, а также на их прошлом опыте.Этот подход покончил с идеями психоаналитического мышления и обусловленного поведения и сосредоточился на свободе воли с решениями, определяемыми памятью и их способностью обрабатывать эту информацию для формирования выбора, который они сделают сейчас и позже. Акцент делается больше на методах обработки информации и способностях человека, а также на отношениях, которые развиваются между человеком и определенными стимулами, а не только на причине и следствии.

Основные идеи поведенческого подхода к психологии

Хотите узнать больше о поведенческом подходе?

Источник: rawpixel.ком

В рамках поведенческого подхода психология анализируется и изучается посредством использования исключительно объективных и научных методов наблюдения и оценки человеческого разума. В то время как некоторые подходы к психологии включают учет собственных субъективных и уникальных взглядов человека на свой разум, свои чувства и эмоции и свой опыт, бихевиоризм игнорирует эти данные и строго сосредотачивается на данных, полученных посредством «тщательного и контролируемого наблюдения и измерения поведения, «основными целями которого являются контроль и предсказание поведения.

Бихевиоризм отвергает внутренние понятия, такие как мысли и эмоции, и, как следует из названия, фокусируется исключительно на наблюдаемом поведении. Те, кто поддерживает этот подход, не отрицают существования человека, использующего свой разум и чувствующего или обрабатывающего окружающие его стимулы, но считают, что это не имеет отношения к их основным интересам в изучении психологии, поскольку эти внутренние факторы нельзя наблюдать внешне, кроме как полагаться на них. собственные личные интерпретации и выражения этих факторов человеком.При попытке сохранить свою область как можно более объективной и научной, это не позволяет допускать данные, которые могут быть искажены мнениями или уникальными точками зрения человека относительно того, что он может чувствовать или делать и почему. Этот подход решительно поддерживает идеи редукционизма (сведение всего человеческого поведения к более мелким компонентам для его упрощения и облегчения понимания) и номотетического подхода (установление обобщений, применимых ко всем людям) и в психологии.

В отличие от тех, кто предпочитает гуманистический подход к психологии, те, кто верит в бихевиоризм, решительно поддерживают контролируемые эксперименты с использованием других живых организмов, таких как голуби и лабораторные крысы, для изучения причины и следствия в отношении поведения из-за того, насколько строго среда и условия могут регулироваться и изучаться. Бихевиористы часто не видят разницы между поведенческими паттернами, которые можно выучить или обусловить как у людей, так и у животных, поэтому эксперименты с субъектами, не являющимися людьми, являются отличной отправной точкой, когда дело доходит до проверки гипотез, связанных с поведением, в более контролируемой ситуации по сравнению с другими. работать строго с другими людьми, чьи эмоции и субъективные восприятия могут повлиять на окончательные результаты тестирования.

Наконец, корень бихевиористского подхода к психологии можно свести к убеждению, что любое поведение, независимо от его сложности, может быть обусловлено и предсказано на основе «ассоциации стимула и реакции». Это означает, что реакцию можно предсказать в ответ на конкретный стимул, а также определить потенциальный стимул на основе прогнозируемых и ожидаемых реакций, которые можно наблюдать у человека.

Типы бихевиоризма

Хотя бихевиоризм сам по себе является подходом, он также имеет два конкретных подмножества: методологический бихевиоризм и радикальный бихевиоризм.

  • Методологический бихевиоризм был впервые представлен Джоном Ватсоном и является основой бихевиористского подхода к психологии и состоит из убеждений, что люди ничем не отличаются от других живых существ и что объективный подход к изучению поведения и изученных состояния и реакции — наиболее эффективный метод понимания общей психологии и поведенческих реакций. Методологический бихевиоризм также поддерживает веру в то, что живые существа рождаются с разумом как «чистым листом» и с этого момента начинают изучать свои реакции на окружающий их мир.
  • Радикальный бихевиоризм согласуется с идеями, выраженными в методологическом бихевиоризме, но развивает их, включая идеи о том, что все живые существа рождаются с врожденным поведением и чертами, а не являются «чистыми листами» при рождении, а также включает принятие роли, которые биологические факторы и специфическая генетика также играют роль в поведении организма. Б. Ф. Скиннер, человек, ответственный за создание концепции радикального бихевиоризма, также согласился с Уотсоном в отношении наличия внутренних психологических процессов, таких как мысли и эмоции, и их роли в отношении поведения (но не использовал их для полного объяснения реакций на стимулы в организме). человек), но сделал вывод, что они должны быть проанализированы и объяснены в отношении любого представленного поведения.

Несмотря на очень незначительные различия между двумя школами мыслителей, связанных с поведением, обе точки зрения по-прежнему сходятся в идее, что целью самой психологии должна быть возможность как предсказывать, так и контролировать поведение в живом организме.

Исследования, связанные с бихевиоризмом

Эксперимент Павлова с собаками, которых обучили выделять слюну при прослушивании определенного звука в ожидании еды, является ярким примером исследования, связанного с бихевиоризмом.Однако есть и немало других, имеющих отношение к этому психологическому подходу.

Собаки Павлова . Начнем с того, что это наиболее известное поведенческое исследование обусловливания в отношении бихевиоризма. В 1890-х годах физиолог по имени Иван Павлов изучал уровень слюноотделения своих собак в ответ на кормление. Он обнаружил, что вскоре у них начиналось слюноотделение при любых раздражителях, с которыми они начинали ассоциироваться, зная, что их скоро покормят, например, при приближении его помощника, а затем при звуке метронома.В конце концов он посвятил всю свою будущую работу изучению этой концепции и определил, что если условный раздражитель (то, на что они будут обучены реагировать) и безусловный раздражитель (то, что естественным образом возникает в организме) возникают в течение достаточно близкого времени. кадре, они будут связаны, и человек или животное будут вынуждены реагировать соответствующим образом.

Эксперимент с куклой Бобо . Это было исследование обусловленности у маленьких детей, которое показало, что они подражают социальному поведению (в частности, агрессии) и учатся ему, наблюдая за взрослыми в их присутствии, так называемое наблюдательное обучение.В целях эксперимента детей разделили на равные группы и показали куклу «Бобо», которую они должны были стать свидетелями физического и словесного насилия со стороны взрослого. После этого детям давали игрушки, которые вскоре отбирали, пытаясь спровоцировать агрессию, соответствующую их возрастному диапазону (3-6 лет). Увидев, как взрослые проявляют оскорбительное поведение по отношению к куклам Бобо, дети затем продемонстрировали такое же агрессивное поведение, когда им представили смесь обычных и «агрессивных» игрушек (таких как молотки и дротики), показывая, что с тех пор они научились, наблюдая за куклами Бобо. проявлять агрессивное поведение, когда его провоцируют.

Ящик Скиннера — Ящик Скиннера был экспериментом, подтверждающим и поддерживающим идею оперантного обусловливания, которая показывает, что поощряемое поведение имеет тенденцию к повторению, а поведение, которое наказывается, удерживает человека или организм от повторения их в будущем. . Эксперимент состоял в том, что лабораторную крысу поместили в коробку («ящик Скиннера»), и, будучи голодной, она научилась, что прикосновение к маленькому рычажку выдает шарик еды, поэтому она научилась повторять действие для получения положительного ответа (это называется положительным подкреплением).Что касается отрицательного подкрепления, крыс также помещали в коробку, которая время от времени вызывала у них небольшой шок, но с рычагом, который предотвращал возникновение шока. Они очень быстро научились нажимать на рычаг, чтобы не допустить удара током. Подкрепление любой природы поощряет повторную реакцию на определенные стимулы или ситуации, тогда как наказание имеет целью ослабить импульс или действие или полностью предотвратить его позже. Обычно так действует дисциплинарное взыскание в отношении детей.Если ребенок крадет игрушку или совершает какое-либо другое поведение, которое родитель или опекун сочтет неприемлемым, он будет наказан руганью, шлепаньем или каким-либо другим видом наказания. В большинстве случаев это негативное последствие их действий остается с ними достаточно долго, чтобы научиться не повторять поведения, из-за которого они изначально попали в беду.

Эксперимент с Маленьким Альбертом . Хотя с этической точки зрения это весьма сомнительно, был проведен эксперимент, чтобы выяснить, применимы ли условия, доказанные в эксперименте Павлова с собакой, к людям.В этом эксперименте участвовал 9-месячный мальчик, которому были представлены различные предметы, включая обезьяну, кролика и белую крысу. Как и у большинства детей, у него не было негативной реакции на представленные ему предметы, но он вздрагивал и начинал плакать каждый раз, когда проводившие эксперимент ударяли молотком по стальному стержню позади него. В течение нескольких недель участники эксперимента начали бить молотком по стальному стержню каждый раз, когда маленький мальчик получал белую крысу, и, в конце концов, звук даже не понадобился, чтобы он впал в истерику, увидев его. белую крысу, потому что он научился связывать эти два понятия.

Это неприятное исследование показало связь между поведением и обусловливанием и развитием фобий. У него временно вызывалась такая же реакция даже на любые объекты или раздражители, которые отдаленно напоминали ему крысу, но со временем симптомы фобии исчезали, что называется «угасанием». Они снова повторили процесс обусловливания и показали, что он по-прежнему способен снова и снова иметь такую ​​сильную реакцию на белую крысу и все связанные с ней стимулы.

Как поведенческие методы используются в лечебных учреждениях?

Идеи, поддерживаемые бихевиоризмом, могут также применяться в лечебных учреждениях в целях терапии и изменения поведения.

Когнитивно-поведенческая терапия — отличный пример применения этих концепций в качестве формы лечения. КПТ сосредотачивается на когнитивных факторах и мыслях, стоящих за определенным поведением, и помогает человеку осознать их и их влияние в попытке изменить свои мыслительные процессы в ответ на определенные стимулы и ситуации, что позволяет им вносить изменения в свое поведение в процесс.

Прикладной анализ поведения использует поведенческие методы с использованием положительного подкрепления, чтобы поощрить замену поведения человека более желаемым. Он сосредоточен строго на аспекте модификации поведения, а не на каком-либо виде разговорной терапии, такой как когнитивно-поведенческая терапия, для понимания того, как и почему это связано с поведением человека.

Теория социального обучения — это концепция, демонстрируемая в таких случаях, как эксперимент с куклой Бобо: многие виды поведения изучаются путем наблюдения в социальных ситуациях, а затем имитируются.В условиях лечения это часто применяется к тем, кто борется с зависимостью, и в ситуациях социальной работы. Это часто включает в себя окружение тех, у кого есть стимулы и наблюдаемые негативные факторы в их жизни, положительными образцами для подражания и системами поддержки, чтобы поощрять более желательное поведение и привычки и снижать вероятность действий и реакций, от которых хочется избавиться.

Экспозиционная терапия также использует поведенческие техники, настраивая людей с фобиями и сильными негативными реакциями на стимулы (например, тех, кто имеет дело с травмой и связанными с ней последствиями), чтобы они все меньше и меньше подвергались негативному влиянию определенных триггеров в своей жизни, стратегически и безопасно они взаимодействуют с этими триггерами и снижают их чувствительность к целевым раздражителям.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.