Бихевиоризм иван петрович павлов – 9 : /

Содержание

Иван Петрович Павлов (1849-1936)

Работа Павлова по научению помогла Уотсону сместить акцент с субъективных идей к объективным, а также к количественно измеримым физиологическим процессам - таким, например, как выделению желудочного сока или движению мускулов. Она предоставила новый метод изучения поведения и новые средства для осуществления попыток его контроля и модификации.

Страницы жизни

Иван Павлов родился в Рязани в средней полосе России. Он был старшим из одиннадцати детей сельского священника. Жизнь в такой большой семье с ранних лет приучила его к трудолюбию и ответственности - к тем качествам, которые он сохранил на протяжении всей своей жизни. В детстве он в течение нескольких лет не мог посещать школу из-за травмы головы, которую перенес в возрасте семи лет. Отец учил его дома, а в 1860 году мальчик поступил в семинарию, чтобы подготовиться к принятию сана священника. Позднее, прочитав об исследованиях Дарвина, Павлов изменил свои намерения. Он прошел несколько сотен миль до Санкт-Петербурга, чтобы там поступить в университет. Он выбрал специализацию зоопсихологии.

Получив университетское образование, Павлов стал представителем интеллигенции, нового сословия, нарождающегося в российском обществе, которое отличалось от основных классов - аристократии и крестьянства. Павлов был «слишком образован и слишком интеллигентен для крестьян, из среды которых он вышел, но слишком прост и слишком беден для аристократии, к которой никогда не смог бы примкнуть. Такие социальные условия нередко порождали особых, преданных науке интеллектуалов, вся жизнь которых была посвящена тому занятию, которое оправдывало их существование. Таким был и Павлов, у которого фанатичная преданность чистой науке и экспериментальным исследованиям всегда питалась силой, энергией и простотой русского крестьянина» (Miller. 1962. P. 177).

Павлов получил степень в 1875 году и начал преподавать медицину, но не для того, чтобы стать практикующим врачом, а в надежде заняться физиологическими исследованиями. Он учился два года в Германии, затем вернулся в Санкт-Петербург, где в течение нескольких лет занимал должность ассистента исследовательской лаборатории.

Преданность Павлова экспериментальной науке была всецелой. Его не интересовали практические вопросы - заработная плата, одежда, условия жизни. Его жена Сара, на которой он женился в 1881 году, посвятила себя тому, чтобы оберегать мужа от мирских забот. В самом начале своего супружества они заключили соглашение о том, что она полностью берет на себя все текущие заботы и не допускает, чтобы его отвлекали от занятий наукой. Он же, в свою очередь, обязался никогда не пить, не играть в карты и ходить в гости или принимать гостей только по вечерам в субботу и в воскресенье. Он придерживался жесткого графика и работал семь дней в неделю с сентября по май; летом уезжал в деревню.

Его безразличие к бытовым заботам ярко демонстрирует тот факт, что Сара должна была напоминать ему о получении жалованья. Она рассказывала, что ему нельзя было поручить купить для самого себя одежду. Когда ему было уже за семьдесят, он выскочил из трамвая, в котором ехал на работу, не дождавшись полной остановки, упал и сломал ногу. Стоявшая рядом женщина воскликнула: «Боже мой, ведь это гений, а он даже не может выйти из трамвая, чтобы тут же не сломать ногу!» (Gantt. 1979. P. 28).

Семья Павлова жила в нищете до 1890 года, когда он в возрасте 41 года стал профессором фармакологии Военно-медицинской академии в Санкт-Петербурге. В 1883 году, когда Павлов работал над докторской диссертацией, родился первый ребенок. Хрупкий и болезненный младенец не сможет выжить, говорили врачи, если мать и ребенок не смогут отдохнуть за городом. Павлову удалось одолжить денег на поездку, но было слишком поздно: ребенок умер. Некоторое время Павлов вынужден был ночевать на койке в своей лаборатории, а его жена и второй ребенок жили у родственников, потому что они не могли позволить себе снять квартиру.

Группа студентов Павлова, зная о его финансовых затруднениях, передала ему деньги под предлогом покрытия расходов на лекции, которые были подготовлены по заявке. Павлов потратил все на своих лабораторных собак, ничего не оставив себе. Его преданность науке была так сильна, что мелочи жизни его не беспокоили. Он говорил, что это его не заботит.

В 1923 году Павлов посетил Соединенные Штаты, чтобы присутствовать на конференции в Нью-Йорке. На Центральном вокзале его немедленно ограбили на две тысячи долларов. Он присел отдохнуть на скамеечку и положил портфель рядом. Он был так поглощен разглядыванием людей, что совершенно не следил за портфелем, а потом просто встал и ушел. По этому поводу он высказался так: «Ну и ладно. Не следовало выставлять соблазн перед глазами бедняков» (цит. по: Gerow. 1986. P. 42).

Павлов был известен своим горячим нравом. На работе он нередко разражался гневными тирадами в адрес своих помощников. Во время большевистской революции 1917 года он обрушился на одного из сотрудников, который опоздал на работу на десять минут. Стрельба на улицах не могла быть оправданием для прекращения работы. Как правило, эти вспышки быстро забывались. Сотрудники и студенты знали, чего от них ждут, потому что Павлов всегда ясно говорил им об этом. В общении с окружающими Павлов всегда был прямым и честным человеком, хотя и не слишком тактичным.

Он прекрасно сознавал свой взрывной темперамент. Когда один из сотрудников лаборатории больше не смог терпеть оскорблений, он попросил освободить его от исполнения обязанностей, «Павлов ответил, что его оскорбительное поведение есть не более чем привычка... и само по себе не является уважительной причиной для увольнения из лаборатории» (Windholz. 1990. P. 68). Неудача эксперимента могла повергнуть Павлова в состояние глубокой депрессии, но зато успех вызывал такую радость, что он поздравлял не только своих сотрудников, но и собак.

В результате оптимальной планировки внутри здания была выстроена специальная операционная, в которой Павлов и его сотрудники оперировали собак на втором этаже. Благодаря прекрасным условиям Павлов смог завершить свои исследования по физиологии пищеварения, за которые ему в 1904 году просудили Нобелевскую премию.

Павлов был одним из немногих русских ученых, которые допускали к работе в своих лабораториях женщин и евреев. Он приходил в ярость при малейшем намеке на антисемитизм. У него было хорошее чувство юмора, и он умел ценить шутку. Во время церемонии вручения почетной степени Кембриджского университета студенты с балкона спустили к нему на колени игрушечную собачку на веревке. Павлов потом держал эту собачку на своем рабочем столе.

Его отношения с советским правительством были трудными; он открыто критиковал октябрьскую революцию 1917 года и советскую систему. Он писал письма протеста Иосифу Сталину - диктатору, который казнил и отправил в ссылку миллионы людей. Он бойкотировал научные конференции в знак протеста против режима. Только в 1933 году Павлов признал, что Советы все же добились определенных успехов.

Несмотря на свое негативное отношение к властям, Павлов получал щедрую поддержку от советской бюрократии и имел разрешение проводить свои исследования без правительственного вмешательства.

До конца своих дней Павлов оставался ученым. Он проводил наблюдения за самим собой, когда бывал болен, и день смерти не стал исключением. Ослабев от воспаления легких, Павлов позвал врача и описал свои симптомы: «Мой мозг работает не вполне хорошо, появляются навязчивые мысли и непроизвольные движения: возможно, развивается омертвение». Некоторое время он обсуждал свое состояние с врачом, а потом заснул. Проснувшись, Павлов сел в кровати и начал искать свою одежду с той же нетерпеливой энергией, которая была свойственна ему всю жизнь. «Пора вставать! - крикнул он. - Помогите мне, я должен одеться!» И с этими словами он упал на подушки и умер (Gantt. 1941. P. 35).

Условные рефлексы

Во время своей долгой и выдающейся карьеры Павлов работал над тремя основными проблемами. Первая касалась функции сердечных нервов, вторая -первичных органов пищеварения. Его блестящие работы по проблемам пищеварения принесли ему мировое признание и Нобелевскую премию 1904 года. Третьей областью его научной деятельности, благодаря которой он занял выдающееся место в истории психологии, стало изучение условных рефлексов.

Открытие условных рефлексов, как и многие другие выдающиеся научные достижения, произошло, по мнению ученых, совершенно случайно, когда Павлов, исследуя работу пищеварительных желез, - для того, чтобы получить возможность собирать желудочный сок вне организма собаки, - воспользовался методом хирургического вмешательства (Павлов. 1927).

Один из аспектов работы Павлова состоял в исследовании функций слюны, непроизвольно выделяющейся, как только в рот собаки попадала пища. Павлов обратил внимание, что иногда слюна начинала выделяться еще до того, как собака получала пищу. Собаки пускали слюну, когда видели пищу или даже человека, который регулярно кормил их. Реакция слюноотделения, таким образом, оказывалась обусловленной раздражением, которое по предшествующему опыту ассоциировалось с едой.

Эти физические рефлексы, как поначалу называл их Павлов, возбуждались в собаках под воздействием раздражителей, отличных от исходного (то есть от пищи). Павлов пришел к выводу, что это происходит по причине возникновения ассоциативной связи между кормлением и этими раздражителями (видом человека и издаваемыми им звуками).

В соответствии с «духом времени», который в те времена царил в зоопсихологии, Павлов (как и Торндайк, и Леб до него) сосредоточился на психических переживаниях лабораторных животных. Это видно по первоначальному термину, который он применил для условных рефлексов - физические рефлексы. Он писал о желаниях, представлениях и воле животных, интерпретируя события в духе субъективности и антропоморфизма.

Позднее Павлов отказался от всяких психических определений в пользу исключительно объективного, описательного подхода. «Поначалу в наших физических экспериментах... мы сознательно стремились объяснить наши результаты, воображая себе субъективное состояние животного. Но из этого не вышло ничего, кроме стерильно-чистого противоречия и выражения личных взглядов, которые невозможно было проверить. А потому нам не оставалось ничего другого, как только проводить наши исследования па чисто объективной основе» (Цит. по: Сипу. 1965. P. 65).

Исследования условных рефлексов

Первые эксперименты Павлова были совсем простыми. Он держал в руке кусок хлеба и показывал его собаке, прежде чем дать его съесть. Со временем собака начинала пускать слюну, как только видела хлеб. Отделение слюны у собаки в тот момент, когда пища попадает в рот, является естественной реакцией пищеварительной системы; для того, чтобы вызвать такую реакцию, никакого научения не требуется. Павлов назвал это врожденным, или безусловным, рефлексом.

Однако слюноотделение при виде пищи не является безусловным рефлексом. Для того, чтобы вызвать такую реакцию, требуется научение. Такую реакцию Павлов назвал условным рефлексом (в отличие от психического понятия «физического» рефлекса), поскольку он был обусловлен и зависел от формирования ассоциативной связи между видом пищи и се последующим поглощением.

При переводе трудов Павлова с русского языка на английский американский исследователь У. X. Гантт вместо <обусловленный> использовал слово «условный». Позднее Гантт говорил о том, что сожалеет о замене термина. Тем не менее, термин <условный рефлекс> до сих пор является общепринятым (Fishman & Franks. 1992).

Павлов обнаружил, что многие раздражители способны вызвать условную реакцию слюноотделения у лабораторных собак, если они могут привлечь внимание животных, не вызывая в то же время страха или агрессии. Павлов проверил зуммеры, лампы, свистки, музыкальные звуки, шум кипящей воды, тикающий метроном и получил одинаковые результаты.

Тщательность и точность, свойственные Павлову, проявились в сложной и изощренной методике сбора слюны у животных. В хирургический разрез в щеке животного была вставлены резиновая трубочка. Всякий раз, когда капля слюны падала па платформу, установленную на чувствительной пружине, активизировался маркер на вращающемся барабане (см. рис. 9.2). Это устройство, позволяющее регистрировать точное количество капель и время их падения, является лишь одним из многочисленных примеров усилий Павлова в его стремлении следовать научному методу - обеспечивать стандартные условия проведения эксперимента, применять жесткий контроль, устранять источники погрешностей.

Аппаратура Павлова для обучения собак условным рефлексам.

Он был до такой степени озабочен проблемой исключения посторонних влияний, что разработал специальные боксы. Подопытное животное в специальной сбруе помещалось в один бокс, а сам экспериментатор находился в другом. Экспериментатор мог оперировать различными раздражителями, собирать слюну и давать пищу животному, оставаясь невидимым для него.

Но все эти меры предосторожности не вполне удовлетворили Павлова. Он полагал, что условия внешней среды все равно могут оказывать влияние и затемнять результаты экспериментов. Используя средства, выделенные одним русским предпринимателем, Павлов спроектировал трехэтажное лабораторное здание - так называемую <Башню молчания>, в котором в окна были вставлены специальные сверхтолстые стекла. В комнатах также устанавливались двойные железные двери, а стальные балки, держащие перекрытия, погружались в песок. Здание было окружено рвом, заполненным соломой. Вибрация, шум, перепады температуры, запахи и сквозняки были полностью исключены. Павлов стремился к тому, чтобы ничто постороннее не влияло на подопытных животных, за исключением раздражителей, которым животные подвергались в ходе экспериментов.

Давайте проследим типичный опыт в лаборатории Павлова. Условный раздражитель (например, свет) начинает действовать (в данном случае зажигается лампочка). Немедленно появляется безусловный раздражитель (пища). После нескольких одновременных появлений света и пищи животное начинает испускать слюну уже при виде одного только света, то есть оно привыкает определенным образом реагировать на условный раздражитель. Между светом и пищей вырабатывается ассоциативная связь. Этот процесс научения может происходить только в том случае, когда включение света сопровождается появлением пищи достаточное количество раз. Таким образом, научение может происходить только в том случае, если имеется подкрепление (кормление).

Помимо изучения формирования условных реакций Павлов и его сотрудники исследовали и другие сопутствующие моменты - например, поощрение, затухание рефлекса, спонтанное восстановление, обобщение, установление различий, обусловленность высшего порядка. Все эти проблемы и сейчас остаются в фокусе внимания науки. Вместе с Павловым работали более 200 человек, его экспериментальная программа продолжалась длительное время и потребовала участия большего количества людей, чем какая-либо иная программа со времен Вундта.

Заметки о Е. Б. Твитмайере

То же самое открытие примерно в то же время совершенно независимо было сделано другим человеком. В 1904 году молодой американец Эдвин Беркет Твитмайер (1873-1943), бывший студент Лайтнера Уитмера из Пенсильванского университета, представил на конференции Американской психологической ассоциации свою статью, написанную по материалам его же докторской диссертации, которую он защитил еще два года назад. Его работа касалась всем известного рефлекса подергивания колена. В ходе исследования Твитмайер заметил, что подопытные начинали реагировать на раздражители, которые отличались от исходного - удара молоточком пониже колена. Он описал реакцию испытуемых как новый и необычный вид рефлекса и предложил провести дальнейшие исследования.

Тогда на конференции никто не заинтересовался докладом Твитмайера. После его выступления ему не задали ни единого вопроса. Его исследования были просто проигнорированы. Обескураженный Твитмайер никогда больше не вернулся к этой теме.

Можно только догадываться, что послужило причиной столь долгой безвестности Твитмайера. Быть может, сознание американской научной общественности еще не созрело для восприятия нового понятия условных рефлексов. Быть может, сам Твитмайер был еще слишком молод и неопытен, или ему не хватило навыков и материальных ресурсов, чтобы упорно преследовать свои цели и должным образом представить свое открытие. А может быть, время было выбрано неудачно.

Твитмайер делал свой доклад о рефлексах как раз перед обедом и был одним из череды выступающих в многочасовой конференции, работающей под председательством Вильяма Джемса. Конференция явно затягивалась, и Джемс (видимо, он был голоден и к тому же откровенно скучал) завершил ее, нс дав достаточного времени для обсуждения выступления Твитмайера.

Несмотря на то, что история Твитмайера периодически всплывает как пример одновременного открытия одного и того же явления двумя учеными (см. Coon. 1982; Miscco & Samelson. 1983, Windholz. 1986), эта история также является примером трагедии ученого, который мог стать великим, совершив одно из самых важных открытий в психологии, но не стал. «Несомненно всю свою дальнейшую жизнь Твитмайер боролся с этой мыслью - с пониманием того, каков мог бы быть его вклад в развитие психологии!» (Benjamin. 1987. P. 1119).

Комментарии

Павлов продемонстрировал, что высшая нервная деятельность может изучаться в терминах физиологии, на подопытных животных и без привлечения такого понятия, как сознание. В дальнейшем методы условных рефлексов получили широкое применение в бихевиоральной терапии. Таким образом, работы Павлова оказали огромное влияние на уклон научной психологии в сторону большей объективности в предмете изучения и методах, а также усилил тенденцию к функциональности и практичности.

Павлов продолжил традиции механицизма и атомизма, в которых с самого начала формировалась новая психология. Согласно взглядам Павлова, собаки и люди, как и все прочие животные, были механизмами. Он придерживался представления, согласно которому <живой организм ведет себя как машина - несомненно сложная, но столь же покорная и послушная, как любая другая машина> (Mazlish. 1993. P. 124).

Условные методы Павлова предоставили психологической науке базовый элемент поведения, конкретную рабочую единицу, к которой могло быть сведено сложное человеческое поведение для его изучения в лабораторных условиях. Джон Б. Уотсон ухватился за эту рабочую единицу и сделал ее ядром своей программы. Павлов был удовлетворен работами Уотсона, заметив, что развитие бихевиоризма в Соединенных Штатах является подтверждением его идей и методов.

По иронии судьбы самое сильное влияние идеи Павлова оказали именно на психологию - то есть ту область, к которой он не особенно благоволил. Он был знаком со структурной и функциональной психологией, но соглашался с Джемсом в том, что психология еще не достигла уровня подлинной науки. Поэтому Павлов исключил психологию из сферы своей деятельности. Он облагал штрафами сотрудников, которые использовали психологическую, а не физиологическую терминологию, и в своих выступлениях не раз склонял <несостоятельные психологические претензии> (Woodworth. 1948. P. 60).

В конце жизни Павлов изменил свое отношение и даже стал называть себя психологом-экспериментатором. Но как бы то ни было, его исходно негативное отношение к этой области науки не помешало психологам эффективно использовать плоды его трудов.

studfiles.net

Иван Петрович Павлов (1849-1936)

Работа Павлова по научению помогла Уотсону сместить акцент с субъективных идей к объективным, а также к количественно измеримым физиологическим процессам - таким, например, как выделению желудочного сока или движению мускулов. Она предоставила новый метод изучения поведения и новые средства для осуществления попыток его контроля и модификации.

Страницы жизни

Иван Павлов родился в Рязани в средней полосе России. Он был старшим из одиннадцати детей сельского священника. Жизнь в такой большой семье с ранних лет приучила его к трудолюбию и ответственности - к тем качествам, которые он сохранил на протяжении всей своей жизни. В детстве он в течение нескольких лет не мог посещать школу из-за травмы головы, которую перенес в возрасте семи лет. Отец учил его дома, а в 1860 году мальчик поступил в семинарию, чтобы подготовиться к принятию сана священника. Позднее, прочитав об исследованиях Дарвина, Павлов изменил свои намерения. Он прошел несколько сотен миль до Санкт-Петербурга, чтобы там поступить в университет. Он выбрал специализацию зоопсихологии.

Получив университетское образование, Павлов стал представителем интеллигенции, нового сословия, нарождающегося в российском обществе, которое отличалось от основных классов - аристократии и крестьянства. Павлов был «слишком образован и слишком интеллигентен для крестьян, из среды которых он вышел, но слишком прост и слишком беден для аристократии, к которой никогда не смог бы примкнуть. Такие социальные условия нередко порождали особых, преданных науке интеллектуалов, вся жизнь которых была посвящена тому занятию, которое оправдывало их существование. Таким был и Павлов, у которого фанатичная преданность чистой науке и экспериментальным исследованиям всегда питалась силой, энергией и простотой русского крестьянина» (Miller. 1962. P. 177).

Павлов получил степень в 1875 году и начал преподавать медицину, но не для того, чтобы стать практикующим врачом, а в надежде заняться физиологическими исследованиями. Он учился два года в Германии, затем вернулся в Санкт-Петербург, где в течение нескольких лет занимал должность ассистента исследовательской лаборатории.

Преданность Павлова экспериментальной науке была всецелой. Его не интересовали практические вопросы - заработная плата, одежда, условия жизни. Его жена Сара, на которой он женился в 1881 году, посвятила себя тому, чтобы оберегать мужа от мирских забот. В самом начале своего супружества они заключили соглашение о том, что она полностью берет на себя все текущие заботы и не допускает, чтобы его отвлекали от занятий наукой. Он же, в свою очередь, обязался никогда не пить, не играть в карты и ходить в гости или принимать гостей только по вечерам в субботу и в воскресенье. Он придерживался жесткого графика и работал семь дней в неделю с сентября по май; летом уезжал в деревню.

Его безразличие к бытовым заботам ярко демонстрирует тот факт, что Сара должна была напоминать ему о получении жалованья. Она рассказывала, что ему нельзя было поручить купить для самого себя одежду. Когда ему было уже за семьдесят, он выскочил из трамвая, в котором ехал на работу, не дождавшись полной остановки, упал и сломал ногу. Стоявшая рядом женщина воскликнула: «Боже мой, ведь это гений, а он даже не может выйти из трамвая, чтобы тут же не сломать ногу!» (Gantt. 1979. P. 28).

Семья Павлова жила в нищете до 1890 года, когда он в возрасте 41 года стал профессором фармакологии Военно-медицинской академии в Санкт-Петербурге. В 1883 году, когда Павлов работал над докторской диссертацией, родился первый ребенок. Хрупкий и болезненный младенец не сможет выжить, говорили врачи, если мать и ребенок не смогут отдохнуть за городом. Павлову удалось одолжить денег на поездку, но было слишком поздно: ребенок умер. Некоторое время Павлов вынужден был ночевать на койке в своей лаборатории, а его жена и второй ребенок жили у родственников, потому что они не могли позволить себе снять квартиру.

Группа студентов Павлова, зная о его финансовых затруднениях, передала ему деньги под предлогом покрытия расходов на лекции, которые были подготовлены по заявке. Павлов потратил все на своих лабораторных собак, ничего не оставив себе. Его преданность науке была так сильна, что мелочи жизни его не беспокоили. Он говорил, что это его не заботит.

В 1923 году Павлов посетил Соединенные Штаты, чтобы присутствовать на конференции в Нью-Йорке. На Центральном вокзале его немедленно ограбили на две тысячи долларов. Он присел отдохнуть на скамеечку и положил портфель рядом. Он был так поглощен разглядыванием людей, что совершенно не следил за портфелем, а потом просто встал и ушел. По этому поводу он высказался так: «Ну и ладно. Не следовало выставлять соблазн перед глазами бедняков» (цит. по: Gerow. 1986. P. 42).

Павлов был известен своим горячим нравом. На работе он нередко разражался гневными тирадами в адрес своих помощников. Во время большевистской революции 1917 года он обрушился на одного из сотрудников, который опоздал на работу на десять минут. Стрельба на улицах не могла быть оправданием для прекращения работы. Как правило, эти вспышки быстро забывались. Сотрудники и студенты знали, чего от них ждут, потому что Павлов всегда ясно говорил им об этом. В общении с окружающими Павлов всегда был прямым и честным человеком, хотя и не слишком тактичным.

Он прекрасно сознавал свой взрывной темперамент. Когда один из сотрудников лаборатории больше не смог терпеть оскорблений, он попросил освободить его от исполнения обязанностей, «Павлов ответил, что его оскорбительное поведение есть не более чем привычка... и само по себе не является уважительной причиной для увольнения из лаборатории» (Windholz. 1990. P. 68). Неудача эксперимента могла повергнуть Павлова в состояние глубокой депрессии, но зато успех вызывал такую радость, что он поздравлял не только своих сотрудников, но и собак.

В результате оптимальной планировки внутри здания была выстроена специальная операционная, в которой Павлов и его сотрудники оперировали собак на втором этаже. Благодаря прекрасным условиям Павлов смог завершить свои исследования по физиологии пищеварения, за которые ему в 1904 году просудили Нобелевскую премию.

Павлов был одним из немногих русских ученых, которые допускали к работе в своих лабораториях женщин и евреев. Он приходил в ярость при малейшем намеке на антисемитизм. У него было хорошее чувство юмора, и он умел ценить шутку. Во время церемонии вручения почетной степени Кембриджского университета студенты с балкона спустили к нему на колени игрушечную собачку на веревке. Павлов потом держал эту собачку на своем рабочем столе.

Его отношения с советским правительством были трудными; он открыто критиковал октябрьскую революцию 1917 года и советскую систему. Он писал письма протеста Иосифу Сталину - диктатору, который казнил и отправил в ссылку миллионы людей. Он бойкотировал научные конференции в знак протеста против режима. Только в 1933 году Павлов признал, что Советы все же добились определенных успехов.

Несмотря на свое негативное отношение к властям, Павлов получал щедрую поддержку от советской бюрократии и имел разрешение проводить свои исследования без правительственного вмешательства.

До конца своих дней Павлов оставался ученым. Он проводил наблюдения за самим собой, когда бывал болен, и день смерти не стал исключением. Ослабев от воспаления легких, Павлов позвал врача и описал свои симптомы: «Мой мозг работает не вполне хорошо, появляются навязчивые мысли и непроизвольные движения: возможно, развивается омертвение». Некоторое время он обсуждал свое состояние с врачом, а потом заснул. Проснувшись, Павлов сел в кровати и начал искать свою одежду с той же нетерпеливой энергией, которая была свойственна ему всю жизнь. «Пора вставать! - крикнул он. - Помогите мне, я должен одеться!» И с этими словами он упал на подушки и умер (Gantt. 1941. P. 35).

Условные рефлексы

Во время своей долгой и выдающейся карьеры Павлов работал над тремя основными проблемами. Первая касалась функции сердечных нервов, вторая -первичных органов пищеварения. Его блестящие работы по проблемам пищеварения принесли ему мировое признание и Нобелевскую премию 1904 года. Третьей областью его научной деятельности, благодаря которой он занял выдающееся место в истории психологии, стало изучение условных рефлексов.

Открытие условных рефлексов, как и многие другие выдающиеся научные достижения, произошло, по мнению ученых, совершенно случайно, когда Павлов, исследуя работу пищеварительных желез, - для того, чтобы получить возможность собирать желудочный сок вне организма собаки, - воспользовался методом хирургического вмешательства (Павлов. 1927).

Один из аспектов работы Павлова состоял в исследовании функций слюны, непроизвольно выделяющейся, как только в рот собаки попадала пища. Павлов обратил внимание, что иногда слюна начинала выделяться еще до того, как собака получала пищу. Собаки пускали слюну, когда видели пищу или даже человека, который регулярно кормил их. Реакция слюноотделения, таким образом, оказывалась обусловленной раздражением, которое по предшествующему опыту ассоциировалось с едой.

Эти физические рефлексы, как поначалу называл их Павлов, возбуждались в собаках под воздействием раздражителей, отличных от исходного (то есть от пищи). Павлов пришел к выводу, что это происходит по причине возникновения ассоциативной связи между кормлением и этими раздражителями (видом человека и издаваемыми им звуками).

В соответствии с «духом времени», который в те времена царил в зоопсихологии, Павлов (как и Торндайк, и Леб до него) сосредоточился на психических переживаниях лабораторных животных. Это видно по первоначальному термину, который он применил для условных рефлексов - физические рефлексы. Он писал о желаниях, представлениях и воле животных, интерпретируя события в духе субъективности и антропоморфизма.

Позднее Павлов отказался от всяких психических определений в пользу исключительно объективного, описательного подхода. «Поначалу в наших физических экспериментах... мы сознательно стремились объяснить наши результаты, воображая себе субъективное состояние животного. Но из этого не вышло ничего, кроме стерильно-чистого противоречия и выражения личных взглядов, которые невозможно было проверить. А потому нам не оставалось ничего другого, как только проводить наши исследования па чисто объективной основе» (Цит. по: Сипу. 1965. P. 65).

Исследования условных рефлексов

Первые эксперименты Павлова были совсем простыми. Он держал в руке кусок хлеба и показывал его собаке, прежде чем дать его съесть. Со временем собака начинала пускать слюну, как только видела хлеб. Отделение слюны у собаки в тот момент, когда пища попадает в рот, является естественной реакцией пищеварительной системы; для того, чтобы вызвать такую реакцию, никакого научения не требуется. Павлов назвал это врожденным, или безусловным, рефлексом.

Однако слюноотделение при виде пищи не является безусловным рефлексом. Для того, чтобы вызвать такую реакцию, требуется научение. Такую реакцию Павлов назвал условным рефлексом (в отличие от психического понятия «физического» рефлекса), поскольку он был обусловлен и зависел от формирования ассоциативной связи между видом пищи и се последующим поглощением.

При переводе трудов Павлова с русского языка на английский американский исследователь У. X. Гантт вместо <обусловленный> использовал слово «условный». Позднее Гантт говорил о том, что сожалеет о замене термина. Тем не менее, термин <условный рефлекс> до сих пор является общепринятым (Fishman & Franks. 1992).

Павлов обнаружил, что многие раздражители способны вызвать условную реакцию слюноотделения у лабораторных собак, если они могут привлечь внимание животных, не вызывая в то же время страха или агрессии. Павлов проверил зуммеры, лампы, свистки, музыкальные звуки, шум кипящей воды, тикающий метроном и получил одинаковые результаты.

Тщательность и точность, свойственные Павлову, проявились в сложной и изощренной методике сбора слюны у животных. В хирургический разрез в щеке животного была вставлены резиновая трубочка. Всякий раз, когда капля слюны падала па платформу, установленную на чувствительной пружине, активизировался маркер на вращающемся барабане (см. рис. 9.2). Это устройство, позволяющее регистрировать точное количество капель и время их падения, является лишь одним из многочисленных примеров усилий Павлова в его стремлении следовать научному методу - обеспечивать стандартные условия проведения эксперимента, применять жесткий контроль, устранять источники погрешностей.

Аппаратура Павлова для обучения собак условным рефлексам.

Он был до такой степени озабочен проблемой исключения посторонних влияний, что разработал специальные боксы. Подопытное животное в специальной сбруе помещалось в один бокс, а сам экспериментатор находился в другом. Экспериментатор мог оперировать различными раздражителями, собирать слюну и давать пищу животному, оставаясь невидимым для него.

Но все эти меры предосторожности не вполне удовлетворили Павлова. Он полагал, что условия внешней среды все равно могут оказывать влияние и затемнять результаты экспериментов. Используя средства, выделенные одним русским предпринимателем, Павлов спроектировал трехэтажное лабораторное здание - так называемую <Башню молчания>, в котором в окна были вставлены специальные сверхтолстые стекла. В комнатах также устанавливались двойные железные двери, а стальные балки, держащие перекрытия, погружались в песок. Здание было окружено рвом, заполненным соломой. Вибрация, шум, перепады температуры, запахи и сквозняки были полностью исключены. Павлов стремился к тому, чтобы ничто постороннее не влияло на подопытных животных, за исключением раздражителей, которым животные подвергались в ходе экспериментов.

Давайте проследим типичный опыт в лаборатории Павлова. Условный раздражитель (например, свет) начинает действовать (в данном случае зажигается лампочка). Немедленно появляется безусловный раздражитель (пища). После нескольких одновременных появлений света и пищи животное начинает испускать слюну уже при виде одного только света, то есть оно привыкает определенным образом реагировать на условный раздражитель. Между светом и пищей вырабатывается ассоциативная связь. Этот процесс научения может происходить только в том случае, когда включение света сопровождается появлением пищи достаточное количество раз. Таким образом, научение может происходить только в том случае, если имеется подкрепление (кормление).

Помимо изучения формирования условных реакций Павлов и его сотрудники исследовали и другие сопутствующие моменты - например, поощрение, затухание рефлекса, спонтанное восстановление, обобщение, установление различий, обусловленность высшего порядка. Все эти проблемы и сейчас остаются в фокусе внимания науки. Вместе с Павловым работали более 200 человек, его экспериментальная программа продолжалась длительное время и потребовала участия большего количества людей, чем какая-либо иная программа со времен Вундта.

Заметки о Е. Б. Твитмайере

То же самое открытие примерно в то же время совершенно независимо было сделано другим человеком. В 1904 году молодой американец Эдвин Беркет Твитмайер (1873-1943), бывший студент Лайтнера Уитмера из Пенсильванского университета, представил на конференции Американской психологической ассоциации свою статью, написанную по материалам его же докторской диссертации, которую он защитил еще два года назад. Его работа касалась всем известного рефлекса подергивания колена. В ходе исследования Твитмайер заметил, что подопытные начинали реагировать на раздражители, которые отличались от исходного - удара молоточком пониже колена. Он описал реакцию испытуемых как новый и необычный вид рефлекса и предложил провести дальнейшие исследования.

Тогда на конференции никто не заинтересовался докладом Твитмайера. После его выступления ему не задали ни единого вопроса. Его исследования были просто проигнорированы. Обескураженный Твитмайер никогда больше не вернулся к этой теме.

Можно только догадываться, что послужило причиной столь долгой безвестности Твитмайера. Быть может, сознание американской научной общественности еще не созрело для восприятия нового понятия условных рефлексов. Быть может, сам Твитмайер был еще слишком молод и неопытен, или ему не хватило навыков и материальных ресурсов, чтобы упорно преследовать свои цели и должным образом представить свое открытие. А может быть, время было выбрано неудачно.

Твитмайер делал свой доклад о рефлексах как раз перед обедом и был одним из череды выступающих в многочасовой конференции, работающей под председательством Вильяма Джемса. Конференция явно затягивалась, и Джемс (видимо, он был голоден и к тому же откровенно скучал) завершил ее, нс дав достаточного времени для обсуждения выступления Твитмайера.

Несмотря на то, что история Твитмайера периодически всплывает как пример одновременного открытия одного и того же явления двумя учеными (см. Coon. 1982; Miscco & Samelson. 1983, Windholz. 1986), эта история также является примером трагедии ученого, который мог стать великим, совершив одно из самых важных открытий в психологии, но не стал. «Несомненно всю свою дальнейшую жизнь Твитмайер боролся с этой мыслью - с пониманием того, каков мог бы быть его вклад в развитие психологии!» (Benjamin. 1987. P. 1119).

Комментарии

Павлов продемонстрировал, что высшая нервная деятельность может изучаться в терминах физиологии, на подопытных животных и без привлечения такого понятия, как сознание. В дальнейшем методы условных рефлексов получили широкое применение в бихевиоральной терапии. Таким образом, работы Павлова оказали огромное влияние на уклон научной психологии в сторону большей объективности в предмете изучения и методах, а также усилил тенденцию к функциональности и практичности.

Павлов продолжил традиции механицизма и атомизма, в которых с самого начала формировалась новая психология. Согласно взглядам Павлова, собаки и люди, как и все прочие животные, были механизмами. Он придерживался представления, согласно которому <живой организм ведет себя как машина - несомненно сложная, но столь же покорная и послушная, как любая другая машина> (Mazlish. 1993. P. 124).

Условные методы Павлова предоставили психологической науке базовый элемент поведения, конкретную рабочую единицу, к которой могло быть сведено сложное человеческое поведение для его изучения в лабораторных условиях. Джон Б. Уотсон ухватился за эту рабочую единицу и сделал ее ядром своей программы. Павлов был удовлетворен работами Уотсона, заметив, что развитие бихевиоризма в Соединенных Штатах является подтверждением его идей и методов.

По иронии судьбы самое сильное влияние идеи Павлова оказали именно на психологию - то есть ту область, к которой он не особенно благоволил. Он был знаком со структурной и функциональной психологией, но соглашался с Джемсом в том, что психология еще не достигла уровня подлинной науки. Поэтому Павлов исключил психологию из сферы своей деятельности. Он облагал штрафами сотрудников, которые использовали психологическую, а не физиологическую терминологию, и в своих выступлениях не раз склонял <несостоятельные психологические претензии> (Woodworth. 1948. P. 60).

В конце жизни Павлов изменил свое отношение и даже стал называть себя психологом-экспериментатором. Но как бы то ни было, его исходно негативное отношение к этой области науки не помешало психологам эффективно использовать плоды его трудов.

studfiles.net

Иван Петрович Павлов - Практическая психология на Aboutyourself.ru

Автор Татьяна в . Опубликовано Бихевиоризм

Суть бихевиоризма вряд ли возможно выразить лучше, чем цитатой известного психолога Джона Б. Уотсона, которого часто считают «отцом» бихевиоризма:

«Дайте мне дюжину здоровых детей, физически хорошо развитых, и я гарантирую, что если получу для их воспитания определенные мной внешние условия, то, выбрав наудачу любого из них, я сделаю из него по моему произволу любого специалиста: врача, юриста, артиста, преуспевающего лавочника и даже нищего и вора, независимо от его талантов, его склонностей, желаний, способностей, призвания, национальности».

Джон Уотсон, «Бихевиоризм» (1930)

Автор Татьяна в . Опубликовано Бихевиоризм

В концепции классического обусловливания безусловный стимул — тот стимул, который естественным образом запускает реакцию. Например, когда вы чувствуете запах любимой еды, вы автоматически начинаете ощущать голод.

Автор Evgeniy в . Опубликовано Интересно

Сообщение на III съезде по экспериментальной педагогике в Петрограде 2 января 1916 г.

Автор Evgeniy в . Опубликовано Бихевиоризм

Формирование условных рефлексов в классическом своем представлении является важной составляющей теории бихевиоризма

Формирование условных рефлексов в классическом своем представлении является важной составляющей теории бихевиоризма

Бихевиоризм — это школа мысли в психологии, основанная на предположении, что обучение происходит через взаимодействие с окружающей средой. Другие положения этой теории заключаются в том, что среда формирует поведение, и в том, что внутренние состояния психики, такие как мысли, эмоции и чувства совершенно бесполезны при объяснении нашего поведения.

Автор Evgeniy в . Опубликовано Психологические эксперименты и исследования

Психологический эксперимент «Маленький Альберт»

«Маленький Альберт» — известный психологический эксперимент, проведенный Джоном Б. Уотсоном и Розали Рейнер. Ранее российский физиолог Иван Павлов провел эксперименты, демонстрирующие процесс создания условных рефлексов у собак. Уотсон заинтересовался в дальнейшем развитии исследования Павлова, с целью показать, что эмоциональные реакции могут быть обусловлены и у людей.

Участником эксперимента стал девятимесячный ребенок по имени Альберт. Уотсон и Рейнер для начала проверили реакции ребенка, показывая ему белую крысу, кролика, обезьяну, маски и горящие газеты. Мальчик первоначально не показал страха ни перед одним из объектов, которые ему показали.

Автор Evgeniy в . Опубликовано История и Биографии

Иван Петрович Павлов

«Наука требует от человека всей его жизни» — писал Иван Павлов. И будь у вас хоть две жизни, по его словам, и их вам бы не хватило. Иван Павлов призывал быть страстными в своей работе и в своих исканиях.

Автор Evgeniy в . Опубликовано Психологические эксперименты и исследования

Как Иван Павлов разработал теорию классического обусловливания


Исследования физиологом Иваном Павловым слюноотделения и пищеварения привели к обнаружению классического обусловливания.
Концепция условной и безусловной рефлексии изучается на первом курсе каждым студентом-психологом. Однако, интересно то, что открытие этих явлений было сделано человеком, совсем не связанным с психологией.

Русский ученный, Иван Петрович Павлов— создатель учения о рефлексах, который впервые заявил об этом феномене в 1903 году, был физиологом. Уже в следующем, 1904 году за свое открытие он получил Нобелевскую премию в области физиологии и медицины.

Автор Evgeniy в . Опубликовано История и Биографии

Обзор выдающихся мыслителей в области психологии

Широту и разнообразие психологии можно увидеть, посмотрев, на некоторых из наиболее известных мыслителей. В то время как каждый теоретик, возможно, был частью наиважнейшей философской школы, каждый принес уникальный вклад и новые перспективы развития психологии как науки.

aboutyourself.ru

Иван Павлов биография этой ссылки бихевиоризма / биографии

Иван Петрович Павлов был русским физиологом хорошо известен своими экспериментами с собаками, которые дали начало тому, что сейчас известно как классическая обусловленность. Классическая или Павловская обусловленность - это самый основной тип ассоциативного обучения, при котором организм реагирует на стимул окружающей среды, изначально нейтральный, с автоматической или отраженной реакцией..

Открытия Павлова они изучаются во всех университетах психологии и педагогических наук, Это одна из самых вводных тем обеих профессий, а также один из основных принципов обучения. В этой статье вы можете найти биографию этого известного исторического деятеля и объяснение того, почему он считается одним из самых важных исследователей всех времен. Он получил Нобелевскую премию по физиологии и медицине 1904 года за свои эксперименты с собаками..

  • Статья по теме: «Классическая обусловленность и ее важнейшие эксперименты»

Кем был Иван Павлов?

Иван Павлов родился в Рязани, Россия. Его отец, Петр Дмитриевич Павлов, был сельским священником, а мать, Варвара Ивановна, домохозяйкой. В детстве Павлов всегда был активным мальчиком, который любил часами часами садиться или крутить педали на велосипеде. У него всегда был любопытный ум, и ему нравилось общение с природой и животными. Павлов не возражал заниматься домашними делами и заботиться о своих братьях. Из 11 братьев он был самым старшим.

Когда он стал старше, он серьезно задумался о том, чтобы стать священником и обучаться богословию. Но в юности Павлов Он заинтересовался работами Чарльза Дарвина и Ивана Сеченова, что побудило его изучать естественные науки.

В 1870 году он поступил в Санкт-Петербургский университет для изучения физики, математики и естествознания. Во время учебы в университете он находился под влиянием своего профессора физиологии и решил, что именно таким путем он хочет идти в жизни. Павлов всегда был исключительным учеником и в 1875 году окончил. Затем он продолжил обучение в аспирантуре в Академии медицинской хирургии, чтобы продолжить свое образование в области физиологии..

Эксперименты с собаками

Иван Павлов известен своими экспериментами с собаками. И хотя сегодня он является одним из известных деятелей психологии и образования, его первое намерение дело было не в обучении, а в слюноотделении собак.

Во время его экспериментов его внимание привлекло то, что после повторных испытаний собаки выделяли слюну еще до его присутствия (у Павлова), независимо от того, кормил ли он его или нет. Это произошло потому, что животные узнали, что когда Павлов войдет в дверь, они получат еду в любое время..

Исходя из этого открытия, физиолог разработал серию экспериментов, в которых он позвонил в колокольчик перед тем, как передать еду собаке измерить выработку слюны. Павлов обнаружил, что как только собаки научатся связывать звук звонка с пищей, они будут производить слюну, даже если пищи нет. То есть, колокол вызвал слюноотделение, как при наличии пищи. Эксперимент показал, что физиологический ответ собак, слюноотделение, был связан со стимулом колокола.

Рождение классической обусловленности

Павлов не только использовал кампанию в качестве стимула, но и позже он использовал другие стимулы, как слуховые, так и зрительные, произвести то, что он назвал условным ответом. Его эксперименты являются примером классической обусловленности, являющейся частью теории поведения, и поэтому идеи Павлова оставляют в стороне психические процессы, чтобы придать особое значение наблюдаемому и измеримому поведению. И это то, что его эксперименты имеют большое значение для развития научного метода в психологии, и позволили разработать одну из самых известных теоретических моделей обучения.

Классический кондиционер это также известно как обучение стимула-ответа (E-R). Для того, чтобы обучение происходило по ассоциации, изначально представлен безусловный стимул (ЭИ), который является стимулом, автоматически вызывающим реакцию организма. В случае с экспериментом Павлова это была еда. Ответ, который вызывает этот стимул в организме, получает название безусловного ответа (RI). Безусловным ответом было количество слюны, которое выделяла собака Павлова..

Затем необходимо представить нейтральный стимул (EN), то есть звонок в случае эксперимента, который до обучения не дает ответа. Однако, когда этот стимул возникает многократно рядом с IS, нейтральный стимул становится условным стимулом (CS), который сам по себе вызывает реакцию, аналогичную реакции безусловного стимула. В этом случае то, что происходит при прослушивании звонка, получает название условного ответа (RC).

  • Статья по теме: «Оперантное кондиционирование: концепции и основные приемы»

Ватсон сделал Павлов популярным на Западе

Павлов был пионером в его открытии классической обусловленности; Тем не менее, его подвиги заняли некоторое время, чтобы достичь западного мира, потому что они были сделаны в бывшем Советском Союзе. Именно благодаря Джону Б. Уотсону первоначальные идеи Палова стали популярными в Европе и Америке, и они породили последующее развитие оперантной или инструментальной обусловленности.

Обе теории составляют теорию поведения, которая считается одним из самых выдающихся направлений психологии. Уотсон ввел классическую обусловленность в Соединенных Штатах, где это имело большое значение в американской системе образования и в мировой психологии.

Если вы хотите узнать больше об этом авторе, вы можете посетить эту статью: «Джон Б. Уотсон: жизнь и работа поведенческого психолога»

Вклад в бихевиоризм

Логично, что мы

ru.sainte-anastasie.org

Иван Павлов: биография этой ссылки на бихевиоризм

Иван Петрович Павлов был русским физиологом хорошо известен своими экспериментами с собаками, которые дали начало тому, что сейчас известно как классическая обусловленность. Классическая или павловская обусловленность - это самый основной тип ассоциативного обучения, при котором организм реагирует на стимул окружающей среды, изначально нейтральный, с автоматическим или рефлекторным ответом.

Открытия Павлова они изучаются во всех университетах психологии и педагогических наук потому что это одна из самых вводных тем обеих профессий и один из базовых принципов обучения. В этой статье вы можете найти биографию этого известного исторического деятеля и объяснение того, почему он считается одним из самых важных исследователей всех времен. Он получил Нобелевскую премию 1904 года по физиологии и медицине за свои эксперименты с собаками.


  • Статья по теме: «Классическая обусловленность и ее важнейшие эксперименты»

Кем был Иван Павлов?

Иван Павлов родился в Рязани, Россия. Его отец, Петр Дмитриевич Павлов, был сельским священником, а мать, Варвара Ивановна, домохозяйкой. В детстве Павлов всегда был активным мальчиком, который любил часами часами садиться или крутить педали на велосипеде. У него всегда был любопытный ум, и ему нравилось общение с природой и животными. Павлов не возражал заниматься домашними делами и заботиться о своих братьях. Из 11 братьев он был самым старшим.

Когда он стал старше, он серьезно задумался о том, чтобы стать священником и обучаться теологии. Но в юности Павлов заинтересовались работами Чарльза Дарвина и Ивана Сеченова , что побудило его изучать естественные науки.

В 1870 году он поступил в Санкт-Петербургский университет для изучения физики, математики и естествознания , Во время учебы в университете он находился под влиянием своего профессора физиологии и решил, что именно таким путем он хочет идти в жизни. Павлов всегда был исключительным учеником и в 1875 году окончил. Затем он продолжил обучение в аспирантуре в Академии медицинской хирургии, чтобы продолжить свое образование в области физиологии.

Эксперименты с собаками

Иван Павлов известен своими экспериментами с собаками. И хотя сегодня он является одним из известных деятелей психологии и образования, его первое намерение дело было не в обучении, а в слюноотделении собак .

Во время его экспериментов, что привлекло его внимание, было то, что после повторных испытаний собаки выделяли слюну даже до его присутствия (у Павлова), независимо от того, кормил ли он его или нет. Это произошло потому, что животные узнали, что когда Павлов войдет в дверь, они получат еду в любое время.

Исходя из этого открытия, физиолог разработал серию экспериментов, в которых он позвонил в колокольчик перед тем, как передать еду собаке измерить выработку слюны. Павлов обнаружил, что, как только собаки будут обучены связывать звук звонка с пищей, они будут производить слюну, даже если пищи нет. То есть, колокол вызвал слюноотделение, как при наличии пищи. Эксперимент показал, что физиологический ответ собак, слюноотделение, был связан со стимулом колокола.

Рождение классической обусловленности

Павлов не только использовал кампанию в качестве стимула, но и позже он использовал другие стимулы, как слуховые, так и зрительные , чтобы произвести то, что он назвал условным ответом. Его эксперименты являются примером классической обусловленности, которая является частью поведенческой теории, и поэтому идеи Павлова оставляют в стороне психические процессы, чтобы придать особое значение наблюдаемому и измеримому поведению. И дело в том, что его эксперименты имеют большое значение для развития научного метода в психологии и позволили разработать одну из самых известных теоретических моделей обучения.

Классическая обусловленность Это также известно как стимул-ответ (E-R) обучения , Для того, чтобы обучение происходило по ассоциации, изначально представлен безусловный стимул (ЭИ), который является стимулом, автоматически вызывающим реакцию организма. В случае с экспериментом Павлова это была еда. Ответ, который этот стимул вызывает в организме, называется безусловным ответом (RI). Безусловным ответом было количество слюны, которую выделяла собака Павлова.

Затем необходимо представить нейтральный стимул (EN) то есть звонок в случае эксперимента, который до обучения не дает ответа. Теперь, когда этот стимул возникает многократно рядом с IS, нейтральный стимул становится условным стимулом (CS), который сам по себе вызывает реакцию, аналогичную реакции безусловного стимула. В этом случае то, что происходит, когда вы слышите звонок, называется условным ответом (RC).

  • Статья по теме: «Оперантное кондиционирование: концепции и основные приемы»

Уотсон сделал Павлов популярным на Западе

Павлов был пионером в его открытии классической обусловленности; Тем не менее, его подвиги заняли некоторое время, чтобы достичь западного мира, как это было сделано в бывшем Советском Союзе. Именно благодаря Джону Б. Уотсону первоначальные идеи Павлова стали популярными в Европе и Америке, и они породили последующее развитие оперантной или инструментальной обусловленности .

Обе теории составляют теорию поведения, которая считается одним из самых выдающихся направлений психологии. Уотсон ввел классическую обусловленность в Соединенных Штатах, где она имела большое значение в американской системе образования и в мировой психологии.

Если вы хотите узнать больше об этом авторе, вы можете посетить эту статью: «Джон Б. Уотсон: жизнь и работа поведенческого психолога»

Вклад в бихевиоризм

Логично, что мы не должны недооценивать работу Уотсона, которая была важна, потому что она разработала первоначальные идеи Павлова и применила их к людям. Среди наиболее важных последствий классического кондиционирования можно выделить:

  • Важность в развитии и лечение некоторых патологий: фобии, беспокойство

ru.yestherapyhelps.com

Павлов, бихевиоризм и Бутовская - О пользе бесполезного — ЖЖ

      Вы не прочли мою статью про этологию человека? Понимаю, что длинная, но дробить тему не хотелось. Постарался и написал, как смог. Кто-то может и лучше бы написал, но здесь многое зависит от наличия концептуальной схемы, а не только от знаний. Вот как раз про знания и хотелось кое-что вам рассказать.
      В ходе написания поста читал статью Бутовской, нашего признанного лидера в изучении поведения человека. Главный специалист, так сказать. Я раньше к ней очень уважительно относился - слышал только краем уха, но её акцент на приматологии и изучении естественных основ поведения импонировал. Но сейчас я, можно сказать, разочаровался. Вдруг в статье наткнулся на непростительный ляп. Замечу, что статья не просто так, а написана по гранту в рамках научной программы. Итак, открываю http://www.ethology.ru/library/?id=268 , внимательно читаю и замечаю странную фразу, имеющую в контексте статьи довольно большое значение, да и вне её значимую.
"Бихевиоризм как научное направление восходит к теории условных рефлексов И.П. Павлова, представленной им европейским коллегам на конгрессе 1906 г.". Согласитесь - интересно? 
      Получается, что одно из крупнейших направлений в психологии 20 века есть ответвление нашего родного учения Павлова. Но если вы хоть немного разбираетесь в истории психологии, сразу резанёт "европейским коллегам". Каким-таким европейским, если бихевиоризм есть американское течение, которое было чуждо Европе (В Германии, тогдашнем лидере науки, господствовала гештальтпсихология). Профессор не знает, что такое бихевиоризм и начинает о нём писать? Я в недоумении. Кроме того, закрадывается подозрение насчёт Павлова. И точно, всё было не так. Не знали американские психологи поначалу про Павлова, и уж тем более не на его теории строили свою. Близость бихевиоризма и теории условных рефлексов Павлова очевидна, но это тенденции времени, заимствований тут нет. Но вдруг я ошибся, знания по психологии начала 20 века не бог весть какие? Проверяем.

В книге "Современная психология в капиталистических странах", изданной в 1963 году и представляющей подробное изложение господствующих течений в психологии, сделанное нашими авторитетными авторами, в обширной главе "Бихевиоризм", написанной Л.И. Анцыферовой, читаю:
"Значительное влияние на формирование бихевиористического направления оказали также эксперименты Торндайка, обобщённые им в монографии "Интеллект животных" (1898).  /../ Эти и подобные им исследования поведения животных стали научной базой бихевиоризма. Эксперименты И.П. Павлова в годы формирования бихевиоризма были крайне мало известны в Америке. В 1907 г. Р. Йеркс в журнале "Psychological Review" опубликовал небольшой обзор павловских исследований, но общая направленность их - вскрытие закономерностей работы мозга - шла вразрез с господствовавшим в Америке духом позитивистского эмпиризма. Поэтому опыты И.П. Павлова были истолкованы лишь как изучение секреторных условных реакций у животных, не вскрывающие закономерностей их двигательной активности.
Итак, бихевиоризм возник как развитие прагматических позиций на основе естественнонаучного материала по изучению поведения животных. Возникнув на основе прагматизма, бихевиоризм в дальнейшем развитии начал оказывать значительное влияние на эту философскую теорию" (с.33).
Нда, и где же  "восхождение" бихевиоризма к Павлову? А вот что писал сам Павлов в 1923 году (цитирую по другой книге): "Я познакомился более полно с американскими работами и должен признать, что честь первого по времени выступления на новый путь должна быть предоставлена Е.Л. Торндайку, который на два-три года предупредил наши опыты и книга которого должна быть признана классической как по смелому взгляду на всю предстоящую грандиозную задачу, так и по точности полученных результатов". Это сказано про ту же "Animal Intelligence" 1898 года.
Кроме того, что бихевиористы начали свои исследования раньше, специалистами отмечены и существенные различия в постановке опытов и самом подходе к рефлексам.

Итак, с какого-то перепугу Бутовская приписала Павлову чуть ли не основание бихевиоризма. А что с выступлением на европейском "конгрессе 1906 года", на котором якобы бихевиористы узнали об идеях Павлова? Бихевиористы, конечно, оставались в Америке, это течение было специфически американским. И Павлов действительно выступал там на конгрессе, только... в 1929 году!  То есть тогда, когда бихевиоризм уже давно сложился. Вот на необихевиоризм его учение действительно повлияло, хотя его использовали в сильно деформированном виде. Но давайте прочтём немного о выступлении Павлова.

М.Г. Ярошевский в своей известной книге "Психология в 20 столетии: (Теоретические проблемы развития психологической науки"). 2-е изд. М.,1974. с. 194. излагает ход события.
"В 1929 году в США (Нью-Хейвен, Йельский университет) состоялся 9 международный конгресс психологов. В советскую делегацию входили И.П. Павлов, И.С. Беритов, И.Н. Шпильрейн, В.М. Боровский, А.Р. Лурия, С.Г. Геллерштен и др. /../ Помимо секций на конгрессе была установлена новая форма работы, которая с тех пор практикуется на международных психологических конгрессах, - вечерние лекции, читаемые виднейшими учёными. Чести прочтения первой лекции удостоился И.П. Павлов, представивший общий очерк учения о высшей нервной деятельности. Съезд долго стоя приветствовал Павлова, имя которого стало символом детерминистического объяснения поведения. Там же, на съезде, возникла полемика Павлова с бихевиористом Лешли, доклад которого содержал критику учения об условных рефлексах. И.П. Павлов немедленно выступил с ответной речью. Он говорил столь темпераментно, что переводчик, не успев проследить за аргументацией, вынужден был ограничиться следующим резюме: "Профессор Павлов сказал: нет!"
     В общем, такой непростительный ляп в статье Бутовской наводит на нехорошие мысли. Большую часть её текста я проверить не могу, к сожалению. Но факт остаётся.

Добавлю, что на днях мне попалась статья, написанная Бутовской в соавторстве. Название просто шокировало. До такого бреда и Дольник не додумался.  Вот собственно, сей шедевр:

СКОРОСТЬ ДВИЖЕНИЯ И ЯЗЫК ТЕЛА ПЕШЕХОДОВ В УСЛОВИЯХ СОВРЕМЕННОГО ГОРОДА: ЭТОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ (М.Л. Бутовская, В. В. Левашова)
"В данной статье мы хотели проиллюстрировать возможности этологического подхода при изучении одного из аспектов языка тела в городских условиях, связанного с походкой и скоростью движения пешеходов, и обсудить применимость эволюционной теории сексуальных стратегий для объяснения гендерных различий языка тела пешеходов в условиях массового анонимного общества. "
Без комментариев...
 


drevniy-daos.livejournal.com

5. Бихевиоризм и необихевиоризм о развитии.

Бихевиоризм и теории научения

Как отмечалось в главе 1, люди на всем протяжении своей истории ставили эксперименты. Однако истинное экспериментирование не применялось для изучения развития и поведения человека вплоть до конца XIXвека, когда сформировалась научная атмосфера, доминирующее положение в которой, по меньшей мере в США, занял строгий(традиционный) бихевиоризм. Представители раннего бихевиоризма (или бихевиоризма по типу «стимул—реакция», или просто«S-R») считают, что научного изучения заслуживает только то, что поддается непосредственному наблюдению.(Стимул — это любое событие среды, которое организм способен воспринимать, такое как свет или звук;реакция — это любое поведение, демонстрируемое животным.) Мышление, чувства, знания и т. п. — это видыневидимого поведения, которые не поддаются измерению инструментальными способами. Исходное положение первых исследователей бихевиоризма состоит в том, что необходимо ограничиться изучениемочевидного поведения, т. е. поведения, которое можно наблюдать и измерять объективно. На их взгляд, это единственный путь, который может превратить психологию в истинную науку. В свою очередь, они считают, что открытые ими законы поведения применимы к индивиду на всем протяжении его жизненного пути. Мы начнем рассматривать подробно это направление с описания работ двух ученых, причислявших себя к традиционным бихевиористам. Затем мы проследим за эволюцией бихевиоризма, приведшей его к современному состоянию, и будем все время подчеркивать роль «теории научения».

Павлов: классическое обусловливание

Русский физиолог Иван Петрович Павлов (1849-1936) в начале своей выдающейся научной карьеры занимался изучением пищеварительных процессов у животных, за что в 1904 году был удостоен Нобелевской премии. В ходе подготовки к его ранним исследованиям подопытные собаки подвергались трахеотомии. В глотку каждой собаке хирургическим путем вводилась небольшая трубка. Содержа собаку голодной, Павлов и его помощники могли точно измерить количество слюны, выделяющейся при помещении пищи в рот собаки.

Однако при осуществлении своих опытов внимание Павлова привлекло сделанное им наблюдение, что процесс слюноотделения у собак, уже принимавших участие в эксперименте, начинался прежде, чем пища попадала к ним в рот, в том числе и тогда, когда к ним просто подходил Павлов либо его сотрудники. Изучение последствий этого наблюдения определило всю остальную карьеру ученого. Павлов чрезвычайно заинтересовался этим феноменом, названным им первоначально терминомпсихическая секреция, подразумевавшим наличие здесь скрытого психического процесса. Позже он и его многочисленные последователи, изучавшие феномен, получивший известность как павловский, иликлассическое обусловливание (иначе — респондентное обусловливание; выработка условных рефлексов), избегали использования таких терминов, предпочитая объяснения, основанные исключительно на подлежащих прямому наблюдению стимулах и реакциях (подробное описание см. уRosenzweig, 1963).

Итак, при классическом обусловливании два или более стимула предъявляются совместно, и в мозгу испытуемого они начинают ассоциироваться друг с другом. В исследовании Павлова у собак был выработан рефлекс в виде начала слюноотделения и других приготовлений к приему пищи в ответ на такие звуки, как звон колокольчика и щелканье метронома. Эти звуки постоянно сочетались с пищей до тех пор, пока один лишь звук (без предъявления пищи) не начал вызывать слюноотделение. После этого экспериментаторы изменяли режим предъявления двух стимулов и записывали последствия этого действия, а именно как быстро создается ассоциация, насколько она устойчива и т. д.

Считается, что классическое обусловливание по Павлову является главным способом, посредством которого события окружающей среды оказывают запланированное или иное влияние на наше развитие и поведение, — особенно в течение детства. Поэтому в главе 3 мы остановимся подробнее на классическом обусловливании и многих видах поведения, к которым оно применяется. Также мы рассмотрим современный «когнитивный» подход к принципам его действия и к видам поведения, к которым оно применимо и неприменимо.

studfiles.net

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *