Боевой клич матери тигрицы – «Боевой гимн матери-тигрицы» Эми Чуа: рецензии и отзывы на книгу | ISBN 978-5-17-077992-5

Содержание

Читать онлайн "Боевой гимн матери-тигрицы" автора Чуа Эми - RuLit

Часть Первая. Глава 1. Китайская мать

Многие недоумевают, как китайским родителям удаётся воспитывать таких хрестоматийно успешных детей. Им интересно, что такого особенного делают китайцы, что у них рождается столько математических гениев и музыкальных вундеркиндов, на что похожа жизнь в такой семье и можно ли перенять китайский опыт. Что ж, я могу поделиться информацией, поскольку знаю, каково это. Вот список вещей, которые моим дочерям Софии и Луизе запрещено было делать:

• ночевать у друзей;

• ходить на детские праздники;

• участвовать в школьных постановках;

• жаловаться на то, что им нельзя участвовать в школьных постановках;

• смотреть телевизор или играть в компьютерные игры;

• выбирать внеклассные занятия по своему усмотрению;

• получать любую оценку, кроме пятёрки;

• не быть отличницами по всем предметам, кроме физкультуры и драмы;

• играть на любом другом инструменте, кроме фортепиано и скрипки;

• не играть на фортепиано и скрипке.

Я широко использую термин "китайская мать". Недавно я встретила супер успешного белого парня из Южной Дакоты (вы могли видеть его по телевизору), и, поделившись друг с другом воспоминаниями, мы пришли к выводу, что его отец-рабочий определённо был китайской матерью. Я знаю нескольких родителей из Кореи, Индии, Ямайки, Ирландии и Ганы, которых тоже можно так назвать. И наоборот, мне знакомы китаянки, обычно родившиеся на Западе, которых китайскими мамами не назовёшь.

Я также широко использую термин "западные родители". Они бывают всех мастей. На самом деле рискну предположить, что стилей “западного” воспитания гораздо больше, чем "китайского". Некоторые “западники” строги; другие не слишком требовательны. Среди родителей есть гомосексуалисты, ортодоксальные евреи, люди, воспитывающие детей в одиночку, бывшие хиппи, инвестиционные банкиры и военные. Не обязательно, чтобы все они сходились во взглядах, поэтому, когда я использую термин "западники", я вовсе не имею в виду всех родившихся на Западе, так же как, используя термин "китайская мать", я говорю не обо всех китаянках.

И, тем не менее, когда западные родители думают, что они строги, обычно они даже не приближаются в строгости к китайским матерям. К примеру, мои западные друзья, считающие себя требовательными, заставляют своих детей заниматься музыкой по полчаса в день. Максимум, час. Китайская мать считает, что первый час занятия - это ерунда. Сложно становится на втором-третьем часе.

Несмотря на все наше презрение к культурным стереотипам, существуют тонны исследований воспитательных моделей, выявляющих качественную разницу между китайцами и “западниками”. В одном из них приняли участие 50 американских матерей и 48 эмигранток из Китая. Почти 70% западных женщин сообщили, что либо “успехи в учёбе, достигаемые в результате давления, не идут на пользу детям”, либо “родители должны внушить детям мысль, что учёба - это весело”. Ни одна китаянка с этим не согласилась. Наоборот, почти все они выразили уверенность в том, что их дети могут “учиться лучше”, что “достижения в учёбе - показатель хорошего воспитания” и что если их дети не выделяются в школе, то это “проблема”, а родители “просто не справились со своими обязанностями”. Другие исследования показывают, что в сравнении с западными родителями китайцы тратят в день в среднем в десять раз больше времени на то, чтобы заниматься зубрёжкой со своими детьми. Зато западные дети чаще вступают в спортивные команды.

Это подводит меня к финальному выводу. Кто-то может решить, что увлечённые спортом американские родители - то же самое, что и китайские матери. И это в корне неверно. В отличие от помешанных на футболе западных матерей китайская мать верит, что

1) уроки всегда на первом месте;

2) "пять с минусом" - плохая оценка;

3) в математике её дети должны на две головы опережать одноклассников;

4) ей не пристало хвалить детей на публике;

5) если её ребёнок не согласен с учителем или тренером, она неизменно должна становиться на сторону учителя или тренера;

6) единственное внеклассное занятие, которым позволено заниматься её детям, должно привести их к медали;

7) эта медаль должна быть золотой.

София - мой первый ребёнок Мой муж Джед еврей, а я китаянка, что превращает наших детей в китаееврееамериканцев - этническую группу, название которой может звучать экзотично, но её представителей много в известных кругах, особенно в университетских.

В английском языке имя София означает "мудрая”. Так же как и Си-Хуи - китайское имя, данное Софии моей матерью. С самого рождения София была спокойным ребёнком и обладала потрясающей способностью к концентрации. Эти качества ей достались от отца. В младенчестве она спокойно спала ночи напролёт и начинала плакать, только когда наступало утро. В то время я билась над юридической статьёй - я ушла из адвокатской фирмы на Уолл-стрит и отчаянно пыталась получить должность преподавателя, чтобы не пришлось возвращаться назад, - и уже в два месяца София это понимала. Спокойная и задумчивая, в год она в основном спала, ела и была свидетельницей моего писательского ступора.

www.rulit.me

Amy Chua «Battle Hymn of the Tiger Mother» — отзыв Zatv

Эми Чуа «Боевой клич матери-тигрицы»

Книга «Боевой клич матери-тигрицы» («Battle Hymn of the Tiger Mother») живущей в США китаянки Эми Чуа (Amy Chua), профессора права в Йельском университете, сразу после выхода вызвала бурную дискуссию.

Фактически, это развернутое описание восточного подхода к воспитанию детей.
У Эмми две дочери - София и Луиза, и по отношению к ним она выступает не просто как мать, а скорее, как диктатор.
Им никогда не разрешалось:
- ходить на вечеринки с ночевкой;
- заводить дружков;
- участвовать в школьных спектаклях;
- жаловаться на то, что им не дают участвовать в школьных спектаклях;
- смотреть телевизор или играть в компьютерные игры;
- самостоятельно выбирать себе факультативные занятия;
- получать оценки ниже пятерки;
- не быть «учеником номер 1» в каком-либо предмете, кроме физкультуры и драмы;
- играть на каком-либо инструменте, кроме пианино и скрипки;
- не играть на пианино или скрипке.
***
Я думаю, после прочтения идущего ниже фрагмента, особенно женской половиной ЛЛ, развернется не менее ожесточенная полемика. 🙂
*
«Моей Лулу было около семи лет, она в это время обучалась играть на двух музыкальных инструментах, и отрабатывала на пианино музыкальную пьесу под названием «Маленький белый ослик» французского композитора Жака Ибера. Это веселая музыка - можно легко представить себе ослика, бредущего по дороге вместе с хозяином - но технически это довольно трудное упражнение для юного пианиста, поскольку разными руками надо поддерживать шизофренически разные ритмы.
У Лулу не получалось. Мы бились над этим заданием неделю, тренируя каждую руку отдельно, снова и снова. Но каждый раз, когда она пыталась сыграть двумя руками сразу, ритмы смешивались и сбивались. Наконец, когда оставался день до очередного урока музыки, измученная Лулу заявила, что она сдается. И встала из-за инструмента.
«Вернись сейчас же к пианино», - приказала я.
«Ты не можешь меня заставить».
«Нет, могу».
Когда я вернула ее к инструменту, Лулу начала мстить. Она толкалась и пиналась. Она схватила ноты и разорвала их. Я склеила ноты скотчем и запаяла в пластиковую обложку, чтобы них никогда больше нельзя было порвать. Затем я взяла кукольный дом Лулу, отнесла его в машину и сказала, что буду отвозить ее игрушки одна за одной в «Армию Спасения», если она к завтрашнему дню не научится играть «Маленького белого ослика» без ошибок. Лулу огрызнулась: «Что же ты не едешь в Армию Спасения?» Я пообещала лишить ее обеда и ужина, а также всех подарков на Рождество и Ханукку. И никаких дней рождений в ближайшие два, три, четыре года. Когда она продолжила играть с ошибками, я сказала ей, что она сбивается нарочно, из-за своего страха, что у нее не получится. Я велела ей перестать быть ленивой, трусливой и самовлюбленной.
Джед отвел меня в сторону и попросил, чтобы я перестала оскорблять Лулу (хотя я этого не делала, я лишь мотивировала ее), потому что угрозами ребенку ничего не добьешься. Он также предположил, что Лулу просто технически не может сыграть эту пьесу, потому что у нее еще недостаточно развита координация - не думала ли я о таком варианте?
«Ты просто не веришь в нее», - ответила я.
«Это смешно, - сказал он обиженно. - Конечно я верю».
«София могла сыграть эту музыку в том же возрасте».
«Но Лулу и София разные люди!»
«О нет, только не это! - закричала я, и стала пародировать типичные западные высказывания. - «Каждый человек по-своему особенный. И каждый неудачник по-своему особенный». Ну так не переживай, тебе вообще не нужно ничего делать. А я собираюсь заниматься этим столько, сколько потребуется. И пусть она меня ненавидит. А ты будешь тем родителем, которого дети обожают, потому что такие родители пекут для них блины и берут с собой на футбол».
Я закатала рукава и вернулась к Лулу. Я использовала все возможные тактики и виды оружия. Мы работали с обеда до позднего вечера. Я не давала ей встать, даже для того чтобы попить или сходить в туалет. Дом стал военным полигоном, я сорвала голос на криках, но ничего не получалось. И тогда даже я начала сомневаться.
И вдруг, среди этого разочарования, Лулу сыграла правильно. Ее руки вдруг заработали вместе, каждая выполняла свою партию как надо. Мы обе поняли это. Я затаила дыхание. Она медленно попробовала повторить. Потом сыграла быстрее и увереннее - и все равно ритм держался. В следующий миг она вся сияла.
«Мама, смотри, это просто!». После этого она стала играть снова и снова, и даже не хотела отходить от пианино. Этой ночью она пришла спать ко мне, мы обнялись и свернулись калачиками в объятиях друг друга. Когда она исполняла «Маленького белого ослика» на концерте через несколько недель, другие родители подходили ко мне и говорили: «Какая подходящая музыка для Лулу - такая же веселая, как она!» И даже Джед похвалил меня».
***
Чтобы снизить концентрацию эмоций, остальное вынес в раздел «Истории» - «Боевой клич – продолжение». 🙂

www.livelib.ru

Как звучит «Боевой гимн матери-тигрицы»

Выпускница Гарварда и профессор права Йельского университета китаянка Эми Чуа живёт со своей семьёй в США и считает, что детей нужно воспитывать в максимальной строгости. О своём опыте она написала книгу, которая вызвала большой резонанс в США, а её автор попала в сотню самых влиятельных людей по версии журнала Time в 2011 году. В сравнении с сегодняшней литературой о детях, «Боевой гимн матери-тигрицы» можно назвать триллером о воспитании.

Рассылка «Мела»

Мы отправляем нашу интересную и очень полезную рассылку два раза в неделю: во вторник и пятницу

В книге Эми Чуа вспоминает, как в наказание выставляла трёхлетнюю дочь на двадцатиградусный мороз в лёгкой одежде, признаётся, что постоянно угрожала дочерям, и подробно рассказывает, как вырастить музыкально одарённых детей. Автор утверждает, что она поступала со своими детьми так, как поступают все китайские матери. Книга заставляет задуматься, стоит ли терроризировать собственных детей ради тех успехов, каких в итоге достигли дочери Эми Чуа. И правильно ли растить победителей, постоянно испытывая их детские чувства на прочность?

Книга Эми Чуа «Боевой гимн матери-тигрицы» на русском языке вышла в издательстве Corpus в 2013 году

Тяжёлый труд всегда на первом месте

В семьях китайских школьников под запретом любые оценки ниже пятёрки, даже если это пять с минусом. Поэтому, если китайскому ребёнку что-то кажется несправедливым в школе, родители заставляют его всего лишь в два раза больше трудиться, чтобы стать в два раза лучше.

«Китайские родители требуют высших оценок, поскольку уверены: дети способны их получать. Если же хороших оценок так и нет, родители начинают думать, что ребёнок работает недостаточно много и тяжело. Вот почему такого ребёнка всегда будут наказывать, критиковать и стыдить. Китайские родители уверены, что в их детях достаточно сил, чтобы пережить унижение и стать лучше».

Родители сами решают, чем ребёнку заниматься помимо школы. Они уверены, что не может быть никакого веселья, пока не преуспеешь в каком-то деле. Детям обычно не нравится тяжело трудиться, поэтому очень важно не принимать во внимание их желания, которые будут только отвлекать от цели. Эми Чуа, помимо своей преподавательской деятельности в Йеле, по шесть часов в день занималась с дочками музыкой. Старшая София после многочасовой игры на фортепьяно грызла его клавиши от злости и бессилия. Младшая Лулу даже с пищевым отравлением репетировала и выходила на сцену.

По мнению Эми Чуа, западные родители «безвольные и снисходительные». Это и мешает их детям достигать по-настоящему больших целей

Китайские дети лишены даже летних каникул, в это время они занимаются ещё больше, не отвлекаясь на посещение школы. Ведь для достижения большого успеха нужна постоянная практика, которую родители напрасно игнорируют.

Китайские родители считают, что детям с ранних лет необходимо осознать необходимость много трудиться

«Однажды я попыталась быть честной, объясняя другой маме, что у Лулу нет свободного времени, потому что ей нужно играть на скрипке. Но та женщина не смогла этого понять. <…> Отклонив одно приглашение на детский праздник, я не могла поверить своим ушам, когда тут же получила ещё одно. «Как насчёт субботы? — субботу мы проводили в студии мисс Танака. «Или в пятницу через две недели?» Западные матери были не способны понять, что Лулу занята каждый день год напролёт».

Китайские матери не выбирают выражений

Родители могут приказать своим детям разобраться с проблемой, тогда как западные предпочитают мыслить позитивно и не называть вещи своими именами.

Китайская дочь может услышать от матери: «Эй, толстуха, тебе пора похудеть». И это будет считаться проявлением родительской заботы

Эми Чуа во время репетиций с дочками «подбадривала» их фразами «Ты играешь всё хуже и хуже» и «Если следующая попытка не будет идеальной, я соберу все твои игрушки и сожгу их!». Кроме того, она регулярно угрожала выпороть, лишить ужина и не отпускала в туалет во время изучения сложной пьесы. Но когда сложная вещь наконец получалась, мать и дочь обнимались «до хруста костей». Автор говорит о своей жестокости так: «Они были всего-навсего китайскими детьми».

Китайские матери не заботятся о самооценке ребёнка

Китайский ребёнок не расстроится, если мать назовёт его дрянью. Он может справиться с обидой и станет только лучше, когда преуспеет в том, за что сегодня его ругают. Западные родители только и делают, что беспокоятся о самооценке своих детей. Но когда дело доходит до способов достичь успеха, они проявляют мягкость и позволяют детям сдаться. Китайские родители прежде всего думают о силе, когда признают слабость.

Слабость для китайских детей совершенно непозволительна, ведь она мешает добиваться успехов

«Не так-то просто заставить ваших детей работать, когда они этого не хотят; тратить изнурительные часы — в то время как ваша собственная молодость ускользает <…> Иногда я просыпаюсь утром в ужасе от того, что мне предстоит, и думаю, как легко будет сказать: „Лулу, я уверена, что мы без проблем можем пропустить один день репетиций“. В отличие от своих западных друзей я никогда не скажу: „Пусть это меня убьёт, но я просто хочу позволить моим детям сделать собственный выбор и следовать за зовом сердца. Это самая сложная вещь в мире, но я приложу все усилия, чтобы все так и было“. Сказав это, мои друзья (американцы — Прим. ред.) выпивают бокальчик вина или идут на йогу, в то время как я сижу дома и ору на своих детей, которые меня ненавидят».

Китайцы хвалят своего ребёнка только после действительно большого успеха. И делают это дома при закрытых дверях.

Китайские родители всегда принимают сторону учителя

Если учитель проявляет грубость, даже если бьёт по рукам во время игры на скрипке, он всё равно прав. Учитель — это прежде всего авторитет, а авторитет принято уважать, что бы он ни делал. Если родители видят, что учитель излишне груб или его методы обучения не подходят ребёнку, то все равно встанут на его сторону. Они скажут ребёнку, что учитель так себя ведёт только потому, что ребёнок способен на большее, а неласковое отношение педагога поможет быстрее добиться успеха.

Китайские дети могут заслужить похвалу только за действительно серьёзные достижения

Китайские родители в открытую сравнивают детей

Автор книги видит в родительском фаворитизме и сравнении большую пользу. Говоря про одного из детей плохо и ставя в пример другого ребёнка, китайская мать имеет в виду лишь то, что она оказывает доверие отстающему, и верит, что ему хватит сил догнать более успешную сестру или брата.

Сравнивай и подстрекай: почему нельзя приводить в пример других детей

«Моя бабушка <…> откровенно выделяла меня из всех моих сестёр «Только посмотрите на этот плоский нос, — кудахтала она на семейных сборищах, указывая на кого-нибудь из моих сестёр. — То ли дело Эми с её фантастическим точёным носиком. Эми настоящая Чуа. А её сестра больше взяла от матери и похожа на обезьяну».

Китайским матерям всегда мало

Эми Чуа вспоминает, как однажды заняла второе место в историческом конкурсе. После чего её отец сказал: «Никогда больше не позорь меня так». К своим детям она относилась точно так же. Она отвергала даже детские открытки на свой день рождения, требуя «чего-то получше». Кроме долгих занятий музыкой после школы, мать забирала одну из дочерей с уроков физкультуры и часовой школьной перемены, чтобы отвезти на дополнительную репетицию. Она контролировала, когда даже сама была на работе. Для этого писала дочерям подробные записки на десяти листах, в которых расписывала их занятия по минутам. Планка была настолько высокой, что похвалу девочки слышали только однажды. Когда старшую пригласили выступить в Карнеги-холл, а младшая стала концертмейстером в 12 лет.

«Как я уже говорила, воспитывать детей в китайском стиле значительно сложнее, чем в западном. В этом случае просто не бывает передышек. Как только я закончила работать с Софией над её пьесами, круглосуточно в течение двух месяцев, я взялась за Лулу».

Китайские дети в неоплатном долгу перед родителями

Всё, что делают китайские родители для ребёнка, считается благом. Поэтому дети должны возвращать долг родителям, слушаться их и делать всё, чтобы они могли гордиться ребёнком. Родители, например, никогда не ездят отдыхать отдельно от детей в отличие от американцев. Они отдают все силы, чтобы ребёнок преуспел.

Угрозы, шантаж, подкуп и террор не считаются изъяном воспитательной системы

Родители могут быть уверены, что дети не сдадут их в дом престарелых, а жизнь в доме выросших детей будет комфортной. Благодаря китайской системе, как утверждает Эми Чуа, китайские дети растут вежливыми, их поведение в любой ситуации безупречно. «Западники» обрекают своих детей на вечные претензии в адрес родителей и многолетние походы к психотерапевту.

«В китайской традиции, когда дело касается родителей, обсуждать нечего. Родители — это родители, ты кругом им должен (даже если так не считаешь) и обязан сделать для них все (даже если это разрушает твою собственную жизнь)».

Раскол в китайской семье

Книга заканчивается рассказом о том, как младшая Лулу стала подростком и начала бунтовать. Эми Чуа признаётся, что в азиатских семьях не принято говорить «по душам» о взрослении и половом созревании. Она не знала, что делать с этим бунтом, так как в китайской семье он в принципе невозможен. 13-летняя Лулу дерзила, бросила занятия скрипкой, собственноручно состригла шикарные волосы и начала заниматься теннисом. В самом начале этих занятий тренер девочки признался матери: «Важнее всего то, что Лулу любит теннис. <…> И у неё невероятная работоспособность. Я никогда не видел никого, кто развивался бы так быстро. Она потрясающий ребёнок. Вы с мужем отлично потрудились над ней. Она никогда не выкладывается меньше чем на 110% и всегда так жизнерадостна и вежлива».

Подход к воспитанию в Китае никогда не ставится под сомнение

Муж Эми Чуа, профессор Йельского университета Джед Рабенфельд, с самого начала поддерживал строгое воспитание и доверился в этом жене. Но даже несмотря на все достижения девочек в музыке, он принял сторону бунтующей дочери.

Эми Чуа решила немного сменить тактику и начала искать лучшего тренера и школу тенниса, но тогда Лулу вмешалась: «Нет, мама, нет! Не надо портить мне теннис так же, как ты испортила мне скрипку».

Фото: iStockphoto (Hung_Chung_Chih, leungchopan, monkeybusinessimages, imtmphoto)


ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Как читать книги по воспитанию детей и не сойти с ума

6 родительских ошибок, которые вызывают у детей тревогу

Почему дети врут и что с этим делать

mel.fm

“Боевой гимн матери-тигрицы” и мои мысли после прочтения - запись пользователя Alina Mur (id1775551) в сообществе Общество чтецов в категории Хочу рекомендовать (взрослая литература)

Новомодные воспитательные тренды. Наверняка вы и без меня знаете, как сильно им подвержены многие современные родители.

- Я слышала, что в этом сезоне модно по-японски детей воспитывать. Вот мы и избрали для нашего масика этот тяжкий путь самурая. Мы не произносим слово «нет и нельзя». Разрешаем ему делать всё что ему заблагорассудится. У нас вырастет самостоятельный, любознательный ребёнок.

- Да вы что? А я думала нынче модно воспитывать по-французски. Дети - это не центр вселенной, родителям нужно любить и заниматься собой в первую очередь и тогда и едой никто плеваться не будет.

- Девочки, а про китайскую методику кто-нибудь слышал? Я читала что там вообще ничего нельзя и получаются в итоге сплошные таланты.

Сейчас выпускается немереное количество воспитательных и псевдо-педагогических книг, способных промыть мозг кому угодно. Не все конечно, но самое популярное из жанра родительской литературы частенько попадает и в мою электронную библиотеку. Поскольку тема воспитания является для многих мамочек крайне щепетильной и приводит в ярость в случае жёсткого несогласия оппонента, то я стараюсь её не касаться с особо несогласными. Но я люблю узнавать мысли и взгляды умных адекватных людей, умеющих аргументированно доказывать и отстаивать свои взгляды, пускай даже с которыми я в корне не согласна. Я всегда на всё имею своё правильное и неправильное мнение, всё подвергаю критике и сомнениям, но порой только со своими мыслями и правдой мне становиться очень скучно жить и вот тогда я выхожу на поиски новой пищи для размышлений.

Вообще-то надо бы мне собраться и написать рецензии на всё что я читала за свои скромно отмамленные 9 месяцев, но сегодня речь пойдёт о последней прочитанной мною книжке китайского автора Эми Чуа "Боевой гимн матери-тигрицы".

Пожалуй, это один из самых неоднозначных романов на тему воспитания. Всё верно! Именно роман! Эта книга не имеет никакого отношения к методическим пособиям на тему как правильно воспитывать детей. Это всего лишь история одной китайской матери и её экстремального подхода к воспитанию своих дочерей. Подходу строгому, критичному, местами даже жестокому, за которым скрываются свои плюсы и свои минусы.

Книга начинается со списка вещей, которые китайские родители запрещают делать своим детям, во благо их светлого будущего:

  • ночевать у друзей;
  • ходить на детские праздники;
  • участвовать в школьных постановках;
  • жаловаться на то, что им нельзя участвовать в школьных постановках;
  • смотреть телевизор или играть в компьютерные игры;
  • выбирать внеклассные занятия по своему усмотрению;
  • получать любую оценку, кроме пятёрки;
  • не быть отличницами по всем предметам, кроме физкультуры и драмы;
  • играть на любом другом инструменте, кроме фортепиано и скрипки;
  • не играть на фортепиано и скрипке.

И вот что входит в понимание о китайской матери:

  • уроки всегда на первом месте;
  • "пять с минусом" - плохая оценка;
  • в математике её дети должны на две головы опережать одноклассников;
  • ей не пристало хвалить детей на публике;
  • если её ребёнок не согласен с учителем или тренером, она неизменно должна становиться на сторону учителя или тренера;
  • единственное внеклассное занятие, которым позволено заниматься её детям, должно привести их к медали;
  • эта медаль должна быть золотой.

Думаю, после прочтения этих пунктов многие родители со словами WTF выбросят эту книгу куда подальше. Но не я! Я люблю всё необычное и противоречивое.

Итак, сама Эми родилась в семье ортодоксальных китайцев, но волей судьбы она переехала в Америку, где вышла замуж за еврея. Они вместе преподают в университете и у них есть две дочери старшая София и младшая Лулу с разницей в 4 года.

С самого раннего детства Эми решила, что обе её дочери будут заниматься музыкой. Причём не просто заниматься забавы ради, а именно трудиться сутками напролёт, чтобы преуспеть в этом как никто дугой, стать лучшими среди всех, играть в самых уважаемых оркестрах, брать уроки у учителей с мировым именем и в будущем стать выдающимися музыкантами. Для Софии она выбрала игру на фортепиано, а для Лулу скрипку, посчитав, что эти инструменты больше всего подойдут под особенности характеров девочек. Естественно, что ни одну, ни вторую никто не спрашивал вообще хотят ли они заниматься музыкой, нравиться ли им выбор инструментов. Девочкам не разрешалось заниматься ничем кроме музыки. Никаких подруг, гостей, каникул на даче, детских праздников, компьютеров. Только учёба и музыка все 365 дней в году.

Уже с раннего детства была заметно, что у девочек абсолютно разный характер. Старшая София была покладистой, примерной, не перечила и практически позволяла воплощать в себе все задумки и желания своей матери. Она приняла на веру то, что мама лучше знает, что для неё нужно, и не реагировала, на обидные вещи. А вот с мелкий этот номер не прошёл. Лулу в отличии от сестры была очень упряма и своенравна. Это был не тот ребёнок, которого можно было заставить что-то делать против её воли. Она скорее замёрзнет до смерти, чем сдастся. Нет, она любила музыку и была очень талантлива, но её любовь к скрипке перечеркнуло навязчивое желания её матери сделать её скрипачкой любой ценой. Чего только Лулу не вытворяла дабы противостоять своей матери. Вся их жизнь проходила на линии фронта.

- Ты будешь играть!

- Нет не буду! У меня болят пальцы

- Ты что хочешь облажаться и плохо выступить? Быстро пошла играть!

- Я не буду

- Тогда будешь стоять на морозе. Или я сожгу все твои игрушки.

- Я тебя ненавижу

- Боже, ну почему ты не такая как твоя сестра

Вот так они общались между собой и чем взрослее становилась Лулу, тем неуправляемее и труднее она становилась и, тем больше отдалялась и ненавидела свою мать и все её экзекуции над собой. На какие только манипуляции, хитрости и уловки не шла Эми чтобы Лулу не бросила скрипку. Но в итоге конфликт интересов достиг своего апогея в подростковый период. Эми вдруг в один день, после очередной страшной ссоры и порции обидных слов в свой адрес, осознала, что если она продолжит в том же духе, то она просто на просто потеряет свою дочь. Не смотря на годы изнурительных тренировок, море пролитой крови, пота и слёз, игру в оркестре, восторженные отзывы других, Эми вдруг спросила свою дочь: «А чем ты на самом деле хочешь заниматься?" На что дочь ответила:" Теннисом". Эми поддержала в этом свою дочь, но любые попытки вмешиваться и помогать ей в этом Лулу на корню пресекла. Она хотела это сделать сама, сама решать, когда и по сколько ей заниматься. И на самом деле она в этом позже преуспела, не смотря на столь позднее начало.

Сама Эми тоже в конце осознала, что все дети разные и нету единой универсальной модели воспитания, которая подходит всем. Но в любом случае силы и нервы потраченные Эми на воспитание своих дочек не были напрасны. Даже несмотря на то что Лулу забросила свою скрипку, учёба и труд для неё уже стали - нормой жизни. И я уверена, что она преуспеет во всём за чтобы не бралась.

Если верить автору, китайцы свято верят:

  • Детство - это период тренировок, время закалять характер и инвестировать в будущее.
  • Китайские родители понимают, что не должно быть никакого веселья до тех пор, пока ты в чем-то не преуспеешь.
  • Чтобы чего-то добиться, нужно тяжело работать, чего дети обычно не хотят, и потому так важно не принимать во внимание их желания.
  • Для достижения блестящих результатов необходима практика, практика и ещё раз практика; многократные механические повторения.
  • Как только ребёнок начинает в чем-то преуспевать - неважно, в математике, игре на фортепиано, физкультуре или балете, - он или она получает похвалы, восхищение и удовлетворение. Это помогает выстроить доверительные отношения и делает весёлым невесёлое занятие. Что в свою очередь облегчает родителям возможность нагрузить ребёнка ещё больше.
  • В китайской культуре дети не задаются вопросами, им в голову не приходит мыли - не подчиниться родителям или хамить им. В китайской традиции, когда дело касается родителей, обсуждать нечего. Родители - это родители, ты кругом им должен (даже если так не считаешь) и обязан сделать для них все (даже если это разрушает твою собственную жизнь).
  • Китайские родители не беспокоятся о психическом здоровье своих детей. Они всегда думают о силе, а не о слабости.
  • Китайские родители уверены, что знают, что будет лучше для их детей, и, следовательно, подавляют все их желания и мечты. Поэтому китайские девочки не заводят бойфрендов в средней школе, поэтому они не могут поехать в поход с ночёвкой. И поэтому китайский ребёнок никогда не дерзнёт заявить матери: "Мне дали роль в школьной пьесе! Я деревенский житель номер шесть. Теперь я каждый день с трёх до семи буду оставаться после уроков на репетиции, даже по выходным".
  • Китайские родители требуют высших оценок, поскольку уверены: дети способны их получать. Если же хороших оценок так и нет, родители начинают думать, что ребёнок работает недостаточно много и тяжело. Вот почему такого ребёнка всегда будут наказывать, критиковать и стыдить. Китайские родители уверены, что в их детях достаточно сил, чтобы пережить унижение и стать лучше. (А когда китайские дети делают что-либо замечательно, родители изливают на них поток раздувающих самомнение похвал, но делают это дома, за закрытыми дверями.)

Метод воспитания Эми, на мой взгляд не имеет ничего общего с национальной предрасположенность. Я считаю полным бредом, что в той или иной нации детей воспитывают по одному и тому же сценарию. В любой нации живут абсолютно разные по своим религиозным, политическим и личностным убеждениям люди. Это не более чем клише что французские дети не плюются едой, дети азиатов это - автоматы по заколачиванию бабла в многомиллиардных корпорациях, а еврейские дети уже рождаются хитрыми и предприимчивыми. Но то что я действительно стала замечать в последнее время с европейскими родителями так это то, что для многих дети превращаются в некий культ, в святое божество, чью волю и желания нужно беспрекословно выполнять.

Даже один ребенок для многих людей в современном мире становиться - роскошью. Как материальной, так зачастую и физической. И вот когда родители наконец-то смогли позволить себе эту долгожданную роскошь, согласитесь, что очень сложно не заваливать своего малыша всеми возможными дарами, благами, удобствами и не превращать его жизнь в один сплошной праздник. Нам хочется чуть ли не оптом скупать все детские игрушками, превращать дома в луна-парки, пихать планшеты и смартфоны чуть ли не с полугода, искренне веря, что раз детям нравиться и весело - значит это хорошо. Мы разрешаем всё и удовлетворяем безоговорочно любой их каприз. Праздник не праздник - пофиг, поехали за подарками. Будешь всё лето в PSP гонять. Главное, что ты дома. Снаружи ведь так много плохих людей. Родители создают для своих чад искусственную среду безмятежности и любви, изолируя их от всевозможных стрессовых ситуаций, печалек и невзгод извне, на которых дети учатся и взрослеют. А в случае если ребёнка не дай бог обидел варвар из детской песочницы родители тут час несутся разбираться с этим страшным трёхлеткой, вместо того чтобы научить своего в следующий раз постоять за себя. Современные родители крайне озабочены самооценкой своих детей. Они переживают о том, как ребёнок почувствует себя, если в чем-то потерпит неудачу. Поэтому постоянно пытаются успокоить детей тем, что те отлично справляются, внушают что они самые одарённые, умные и талантливые, даже несмотря на то, что сами трезво понимают, что это далеко от правды. Хвалят их даже за посредственные оценки в школе, несуществующие или мизерные достижения, радуясь даже самым никчёмным проявлениям творчества. «Ты такой молодец, эта непонятная клякса просто шедевр. Я буду помнить её вечно» - вот что мы говорим вместо того чтобы сказать: «Сорри ребёнок, но давай ка я тебе помогу сделать что-то получше» или «Мы будем сидеть и решать столько примеров пока ты не получишь 10». В случае систематичных плохих оценок или даже полной неспособности ребёнка к предмету родители бегут выяснять причину к директору и даже ставят под сомнение профессионализм учителя. Вместо того чтобы учить ребёнка работать, а не играть, мы на всё делаем скидки и превращаем учёбу в игру. А дальше мы что будем превращать работу в игру? Или не будем работать, потому что мы не умеем? Потому что работа - это не веселые картинки и через слово "молодец", а работа - это задачи, проблемы, требования и сроки. Рано или поздно ребёнок выходит из большого мыльного пузыря и оказывается в реальном мире, где царит конкуренция и другие люди не отличающиеся такой же снисходительность как родители, в состоянии шока ребёнка тотчас отправляют на терапию к психологу из-за расстройства самооценки или жёсткого когнитивного диссонанса и дальше продолжают выплясывать на цыпочках вокруг любых его проблем. Мы стараемся уважать индивидуальность наших детей, поощряя их истинные пристрастия, пусть даже единственное пристрастие в жизни - это сидеть в Фейсбуке по 10 часов в день, играть в компьютерные и игры и кричать «Закрой дверь и отвали от меня». В детстве нам не кажется время столь бесценным. Мол, вырастет наработается ещё. Детство - это ведь пора игр и веселья - вот как думают многие европейские родители.

Анализируя своё детство, мне кажется, что у меня не было строгости и дисциплины вовсе. Я была предоставлена сама себе и своему праву выбора. Я сама подходила к маме с просьбой оплатить мне те или иные занятия, которые я сама для себя нашла. Я решала, когда мне идти в школу и на какой предмет. У меня не отключали интернет и не вырывали провода. Мне покупали всё чего я просила. Меня не отправляли в ссылку к бабушке. Не лишали карманных денег. Мне в принципе никогда ничего не запрещали и не наказывали. Но при всём при этом я хорошо училась, была любознательна и быстро схватывала. Помимо школы я обожала ходить на всякие курсы не по годам и на моём столе всегда валялась какая-нибудь книжка про программирование, фотошоп или вязание спицами:) Я старалась познать всё и сразу, и это помешало мне в итоге преуспеть в чём-либо. И тут как раз-таки мне не мешало бы руководство и направление с выше. Порой мне хотелось бы чтобы за меня решили или навязали мне свой выбор т.к. я не знала, что для меня лучше. Но мама поддерживала любой мой выбор и никогда не диктовала условия. Сегодня я начала гимнастику, завтра бросила, увлекшись кружками живописи, а через пару месяцев я брошу и их так как мне станет интересно ещё что-то новое. И так всё детство. Я с детства была музыкально одарённым ребёнком. Отлично пела, не зная нот повторяла в 3-4 года любую мелодию на детском пианино, но моя просьба о настоящем пианино была отвергнута и так мои таланты и остались не открытыми. Вообщем, мне кажется если бы моя мама была бы хотя бы наполовину "китайской", я была бы со своими данными намного успешнее, но была бы я при этом счастливее? Мам, я знаю, что ты это читаешь. Я тебя ни в коем случае ни за что не виню. Выбирая между сидеть дома целыми днями, заниматься со мной и голодать, ты выбрала работу, забитый холодильник и ни в чём не нуждающегося ребёнка. И я бы сделала так же. Ты у меня мировая. Ты для меня всегда была не только родителем, но в первую очередь и другом, которому можно рассказать и про первый секс, и про первый косячок. Эхх, вообщем у меня было самое шикарное детство. И что-то мне подсказывает, что мои дети так со мной и особенно с Илюхой не забалуются и детство для них не покажется таким уж раем.

Не поймите меня превратно. Я не одобряю экстремальное воспитание Эми Чуа. Я против того, что детей нужно что-либо заставлять делать против их воли. Детям нужно показывать новые горизонты, заинтересовывать различными сферами и потом смотреть, что именно привлекает их больше всего. И только потом уже усердно работать в этом направлении. Я уверенна что преуспеть можно исключительно в том, что ты на самом деле любишь, а не в том, что навязано родителями посредством их собственных несбывшихся мечтаний. Но с чем я точно согласна с автором так это с, тем, что безусловно, в разумных пределах строгость и контроль просто необходимы. Быть строгим, требовательным родителем и заставлять учиться и трудиться- это не значит не любить. Как раз наоборот. Детей нужно учить трудиться, преодолевать собственную лень, неудачи, страхи, неуверенность в себе и прочие негативные влияния извне. Ребёнку необходимо объяснять, что ничего в этой жизни не даётся даром и у любого успеха есть своя цена в виде труда и учёбы. А если ребёнок психологически слаб, ленив, инфантилен, то его просто сожрут другие более дисциплинированные и конкурентоспособные дети.

Вообщем, девочки всем искренне советую прочитать книгу Эми и прожить пару вечеров вместе с её семьёй.

Ну что же дорогие, надеюсь, я подкинула и вам немного пищи для размышлений

www.babyblog.ru

Боевой клич матери-тигрицы или восточный подход в воспитании


В рассылке Психологоса прочитал интересную статью "Почему китайские матери лучше" (краткое изложение книги "Боевой клич матери-тигрицы" ("Battle Hymn of the Tiger Mother"), живущей в США китаянки Эми Чуа (Amy Chua), профессора права в Йельском университете) на тему, насколько требовательным надо быть к своим детям. Кто интересуется воспитанием - лучше прочитать статью в оригинале, а здесь я дам лишь выжимку:
Вот вам история на эту тему, в чисто китайском стиле. Моей Лулу было около семи лет,  она в это время обучалась играть на двух музыкальных инструментах, и отрабатывала на пианино музыкальную пьесу под названием "Маленький белый ослик" французского композитора Жака Ибера. Это веселая музыка - можно легко представить себе ослика, бредущего по дороге вместе с хозяином - но технически это довольно трудное упражнение для юного пианиста, поскольку разными руками надо поддерживать шизофренически разные ритмы. 
У Лулу не получалось. Мы бились над этим  заданием неделю, тренируя каждую руку отдельно, снова и снова. Но каждый раз, когда она пыталась сыграть двумя руками сразу, ритмы смешивались и сбивались. Наконец, когда оставался день до очередного урока музыки, измученная Лулу заявила, что она сдается. И встала из-за инструмента. 
"Вернись сейчас же к пианино", - приказала я. 
"Ты не можешь меня заставить". 
"Нет, могу". 
Когда я вернула ее к инструменту, Лулу начала мстить. Она толкалась и пиналась. Она схватила ноты и разорвала их. Я склеила ноты скотчем и запаяла в пластиковую обложку, чтобы них никогда больше нельзя было  порвать. Затем я взяла кукольный дом Лулу, отнесла его в машину и сказала, что буду отвозить ее игрушки одна за одной в "Армию Спасения", если она к завтрашнему дню не научится играть "Маленького белого ослика" без ошибок. Лулу огрызнулась: "Что же ты не едешь в Армию Спасения?" Я пообещала лишить ее обеда и ужина, а также всех подарков на Рождество и Ханукку. И никаких дней рождений в ближайшие два, три, четыре года. Когда она продолжила играть с ошибками, я сказала ей, что она сбивается нарочно, из-за своего страха, что у нее не получится. Я велела ей перестать быть ленивой, трусливой и самовлюбленной. 
Джед отвел меня в сторону и попросил, чтобы я перестала оскорблять Лулу (хотя я этого не делала, я лишь мотивировала ее) , потому что угрозами ребенку ничего не добьешься. Он также предположил, что Лулу просто технически не может сыграть эту пьесу, потому что у нее еще недостаточно развита координация - не думала ли я о таком варианте? 
"Ты просто не веришь в нее", - ответила я. 
"Это смешно, - сказал он обиженно. - Конечно я верю".

"София могла сыграть эту музыку в том же возрасте". 

"Но Лулу и София разные люди!" 
"О нет, только не это! - закричала я, и стала пародировать типичные западные высказывания. - "Каждый человек по-своему особенный. И каждый неудачник по-своему особенный. Ну так не переживай, тебе вообще не нужно ничего делать. А я собираюсь заниматься этим столько, сколько потребуется. И пусть она меня ненавидит. А ты будешь тем родителем, которого дети обожают, потому что такие родители пекут для них блины и берут с собой на футбол". 
Я закатала рукава и вернулась к Лулу. Я использовала все возможные тактики и виды оружия. Мы работали с обеда до позднего вечера. Я не давала ей встать, даже для того чтобы попить или сходить в туалет. Дом стал военным полигоном, я сорвала голос на криках, но ничего не получалось. И тогда даже я начала сомневаться. 
И вдруг, среди этого разочарования, Лулу сыграла правильно. Ее руки вдруг заработали вместе, каждая выполняла свою партию как надо. Мы обе поняли это. Я затаила дыхание. Она медленно попробовала повторить. Потом сыграла быстрее и увереннее - и все равно ритм держался. В следующий миг она вся сияла.
"Мама, смотри, это просто!". После этого она стала играть снова и снова, и даже не хотела отходить от пианино. Этой ночью она пришла спать ко мне, мы обнялись и свернулись калачиками в объятиях друг друга. Когда она исполняла "Маленького белого ослика" на концерте через несколько недель,  другие родители подходили ко мне и говорили: "Какая подходящая музыка для Лулу - такая же веселая, как она!" И даже Джед похвалил меня. 
Западные родители очень беспокоятся о самооценке детей. Но самая худшая вещь, которую вы можете сделать для самооценки ребенка - это позволить ему сдаться. А с другой стороны, лучший способ поднять самоуважение - это сделать что-то, о чем ты раньше думал, что не можешь. 
--- 
Многие люди удивляются, как китайским родителям удается воспитывать таких успешных детей. Что делают эти родители, чтобы вырастить таких умных математиков и виртуозных музыкантов, что происходит в их семьях, и можно ли устроить то же самое в своей семье. Я могу рассказать, потому что я сама сделала это. Вот вещи, которые моим дочерям Софии и Луизе никогда не разрешалось делать: 
- ходить на вечеринки с ночевкой
- заводить дружков
- участвовать в школьных спектаклях
- жаловаться на то, что им не дают участвовать в школьных спектаклях
- смотреть телевизор или играть в компьютерные игры
- самостоятельно выбирать себе факультативные занятия
- получать оценки ниже "пятерки"
- не быть "учеником номер 1" в каком-либо предмете, кроме физкультуры и драмы
- играть на каком-либо инструменте, кроме пианино и скрипки
- не играть на пианино или скрипке 
(...) когда западные родители считают себя строгими, они как правило очень далеки от  того, чтобы быть "китайскими матерями". К примеру, у меня есть друзья, которые считаются очень строгими, потому что заставляют детей заниматься музыкой по полчаса в день. Ну максимум час. Для китайской же матери первый час музыкальных занятий - самый легкий. А вот второй или третий час, это уже по-настоящему. 
(...)Согласно другим исследованиям, на обучающие занятия со своими детьми китайские родители тратят примерно в 10 раз больше времени в течение дня, чем западные родители. В то же время западные дети больше занимаются в спортивных секциях. 
Китайские родители понимают простую истину: никакое занятие не будет приятным, если ты не научился делать это хорошо. Чтобы достичь совершенства в любом деле, нужно работать, а дети сами по себе никогда не хотят работать - вот почему не нужно идти у них на поводу. Это требует от родителей упорства, потому что ребенок будет сопротивляться; вначале всегда трудно, и именно поэтому западные родители быстро сдаются. Но если не сдаваться, колесо китайской методики начинает крутиться. Упорная практика, практика, и еще раз практика - вот что важно для совершенства; правило "повторенье-мать-ученья" в Америке очень недооценивают. 
Как только ребенок достигает успеха в чем-нибудь - будь то математика, музыка, конструирование или балет - он получает в ответ признание, восхищение и удовольствие. Именно так воспитывается уверенность. И та деятельность, что раньше была неприятной, начинает приносить радость. А это, в свою очередь, стимулирует еще более упорную работу. 
(...)Китайские родители требуют отличных оценок, потому что верят, что их дети могут получить такие оценки. Если не получается - значит, ребенок недостаточно работал. Именно поэтому в ответ на плохие оценки  они будут критиковать, наказывать и стыдить ребенка. Китайские родители верят, что их ребенок достаточно силен, чтобы выдерживать эти наезды и совершенствоваться благодаря им. А когда ребенок достигнет успеха, родители щедро одарят его дома плодами своей родительской гордости. 
(...)китайские родители считают, что их дети в долгу перед ними... практически во всем. Причина такого отношения не очень ясна, но возможно, это смесь конфуцианского "сыновьего благочестия" и того факта, что родители  приносят себя в жертву детям. И действительно, китайские матери проводят долгие часы в траншеях этой войны за детское образование, лично занимаясь уроками и постоянно следя за своим ребенком. Так или иначе, есть общепринятая истина, согласно которой китайские дети должны потратить жизнь на то, чтобы воздать должное своим родителям - подчиняясь им и вызывая их гордость своими достижениями. 
Западные родители, как мне кажется, не считают своих детей "вечно-обязанными". И даже мой муж Джед придерживается другой морали. "Дети не выбирают родителей, - сказал он мне однажды. - Они даже не выбирают, когда родиться. Это родители дают им жизнь, и значит, родители обязаны помогать детям. А вот дети ничего родителям не должны. Они будут должны только своим детям". Эти слова поразили меня как ужасный пример западного мышления. 
(...) китайские родители верят: только они знают, что нужно их детям в жизни - и потому отвергают все собственные желания и интересы детей. Именно поэтому китайским девочкам не разрешается заводить бойфрендов в старших классах или ходить в походы с ночевкой. Именно поэтому китайский ребенок никогда не посмеет сказать матери: "Я получил роль в школьном спектакле! Я - Крестьянин N6! Мне теперь надо оставаться после уроков на репетиции, и на выходных тоже репетировать". Не завидую я тому китайскому ребенку, кто осмелится произнести такое дома.

Жестко? Да, но это работает...
Каждые четыре года международная группа работников образования проводит всесторонние тесты по математике и естественным наукам, в которых принимают участие ученики начальных и средних школ по всему миру. Эти тесты называются TIMMS (Тенденции в международном математическом и естественно-научном образовании), их цель — сравнить академические достижения разных стран.

В 2007 г. в пятерку лидеров по тестам TIMMS среди восьмиклассников входили Китай (Тайбэй), Корея, Сингапур, Гонконг, Япония. В 2003 г. - Сингапур, Корея, Гонконг, Китай (Тайбэй) и Япония. В 1999 г. в пятерку лидеров по тестам для восьмиклассников входили Сингапур, Корея, Гонконг, Китай (Тайбэй) и Япония, а в 1995 г. — Сингапур, Корея, Япония, Гонконг и Бельгия. Есть что-то общее, правда - Сингапур, Корея, Гонконг, Китай и Япония. Если вас удивляет отсутствие в этом списке Китая, то имейте в виду, что материковый Китай пока не участвует в TIMMS, но судя по засилью китайских аспирантов в ВУЗах США - Китай тоже оказался бы в верхних строчках рейтинга.

Упорный труд в одном и том же направлении гарантированно даст результат значительно выше среднего, практически при любом начальном уровне и генетических способностях.

Но у этой медали есть и вторая сторона. Вот выдержка из популярного в интернете текста об японской модели образования:

Японский школьник сдает жесткие вступительные экзамены в среднюю школу второй ступени, в колледж, в университет. Экзамены постоянно преследуют его и в ходе обучения. (...) Обучение в представлении многих японцев выглядит лишь как подготовка к экзаменам. Это обусловливает и массовое посещение различных частных курсов. В Японии процветают «домашние» курсы («дзюку»), обеспечивающие подготовку учащихся к экзаменам, на квартирах преподавателей. По данным печати, «дзюку» посещают 5% учащихся первых классов начальной школы, 20% учеников старших классов начальных школ, 40% учеников средних школ первой ступени. В Токио же на таких курсах занимаются в некоторых школах до 80% учащихся. Все это, конечно, далеко не всегда решает проблемы успешного прохождения учениками «экзаменационного ада». Срывы на экзаменах ведут к нервно-психическим расстройствам детей, к материальному ущербу для родителей. Нередки случаи, когда «провалившиеся» на экзаменах школьники кончают жизнь самоубийством. 
Успехи и неуспехи детей, естественно, переживаются всеми членами семей, но особенно остро — матерями. Ведь мать-домохозяйка в Японии, как говорят, — это очаг семьи. В недалеком прошлом на нее ложились в основном хозяйственные заботы. Теперь к ним прибавились заботы об устройстве детей в престижные школы, наблюдение за их продвижением по тернистым тропам учения. «Педагогические» заботы современной японской женщины обрели настолько серьезную значимость, что в обиход вошел термин «кёику-но мама» («мамаша, одержимая образованием»). «Мамаши» настолько входят в свою роль, что даже начинают забывать про домашние очаги. Нередко вместо ребенка, который по болезни не может посещать школу, на уроках сидит его «мамаша». Она скрупулезно записывает все, что сообщает детям учитель.
Некоторые исследователи считают, что непомерно сильная опека японских детей со стороны «кёику-но мама» ведет к некоторым изменениям в ролевой дифференциации японского общества. Так, старший сын в японской семье в прошлом достаточно быстро обретал власть и авторитет, подобающие человеку, которому после смерти отца предстояло стать главой семьи. В современных же условиях, когда сын не выходит из-под опеки матери почти до окончания университета, положение дел существенно изменилось. Известный японский журналист X. Мацуока по этому поводу пишет: «Создается впечатление, что японские юноши в наши дни остаются под опекой матерей до 30 лет». По мнению журналиста, такая социальная практика японских женщин ведет к воспитанию сначала безынициативных подростков, а затем и просто духовно неполноценных людей. 
В целом же японская система общего образования выполняет социальный заказ правящих классов Японии. Она успешно справляется с двумя главными задачами, которые стоят перед ней. Это, во-первых, подготовка молодежи для овладения сложными профессиями современного производства и, во-вторых, воспитание у молодых людей навыков безоговорочного подчинения авторитету.

Ладно, будем надеяться, что ребенок не покончил с собой из-за случайной ошибки на экзамене (всё-таки, это маловероятно для здоровой психики), не попал в диспансер на почве переутомления и не возненавидел родителей. Он вырос и он отличный специалист в выбранной профессии. Добьётся он социального успеха? Скорее да, но очень быстро он заметит, что он не самый высокооплачиваемый - многие бывшие троечники зарабатывают на его уровне, а возможно один из них станет его начальником. Почему так?

Человек - животное социальное. Поэтому, в обществе, люди умеющие общаться, способны достичь большего, чем нелюдимый ботан, будь он даже семи пядей во лбу. Когда отличник корпит над учебниками, троечник оттачивает красноречие перед девушками. Отличник получает пятерку на экзамене за свои знания, троечник вытягивает из преподавателя трояк, используя широкий спектр манипулятивных техник. В итоге, к концу обучения у одного куча знаний в голове и почти полное отсутствие навыков общения, а у другого - практически нет знаний, но отточенные навыки убеждения других людей и управления ими. Я не хочу сказать, что каждый отличник шарахается от других людей, а каждый троечник - мастер манипуляции, но - тенденция есть.

Я сам наглядный пример. Один из лучших учеников в классе (один из - только потому, что совсем не прикладывал усилий к учебе, вполне хватало природных способностей и общего кругозора) - сейчас хороший специалист, начальник отдела, не плохо зарабатываю по меркам своего города. Но несколько моих одноклассников - стабильно получавших тройки - сейчас зарабатывают в два-три раза больше меня, среди них есть и директора заводов, и хозяева собственного бизнеса. Потому что я читал книги, а они - общались с людьми.

Второй момент, который хочется уточнить. Восточная модель воспитания идеальна для стабильности общества, для поддержания достигнутого уровня, но создавать новое она не приспособлена. В Китае гораздо раньше многих стран были изобретены порох, компас, бумагаи т.д. и т.п . Там было развитое государство, на уровень которого европейская цивилизация вышла лет на 200-300 позже. На протяжении столетий китайцы сохраняли этот уровень. Сохраняли, но не поднимали. А европейцы, после головокружительных взлетов и страшных падений, достигли более высокого уровня и колонизировали Китай. При всех своих недостатках - европейская модель более перспективна для развития цивилизации.

Какой путь на мой взгляд лучше? Золотая середина 🙂 Ребёнок выбирает то, что ему интересно, а родители помогают ему вложить в это максимум усилий. Даже если какое-то дело нравится - бывают моменты, особенно у детей, когда хочется всё это бросить и заняться чем-то новым. Вот именно в эти моменты необходима твёрдая рука родителей, не дающая свернуть с курса под влиянием минутной слабости. Упорный труд необходим. Но если ребенку интересно то, чем он занимается, то он будет вкладывать этот труд не из под палки, а по собственной инициативе.

Дальше, если нет редчайшего сочетания природной предрасположенности и собственного интереса ребенка к какому-то делу, то не надо делать из него узкого специалиста! Пусть играет в футбол, пробует себя в школьном театре, рисует, тусуется в компании, учится в школе, ходит в кружок и т.д. Чем больше сфер деятельности, в которых он себя попробует, тем больше возможностей у него будет найти то, что будет ему по настоящему интересно.

И еще - лучше мотивировать конфетой, чем загонять кнутом. Используйте положительную мотивацию. Добился ребенок успеха, пусть небольшого, но успеха - хвалите, радуйтесь вместе с ним. Связывайте в его сознании успехи в изучаемом предмете с положительными эмоциями. Когда я привёл сына на дзюдо - примерно через месяц ему надоело (7 лет - настойчивости нет в принципе). Я не заставлял его ходить на тренировки. Я объяснил, что если он идет на тренировку, то вечером он смотрит мультфильм. Перестает ходить - перестает смотреть. Всё, вопрос решен - уже четвертый год ходит 🙂

sergushenkov.blogspot.com

Самая жестокая книга о воспитании детей

Эми Чуа

Гарвардский профессор и мать двоих детей. В книге «Боевой гимн матери-тигрицы» она рассказывает о китайском методе воспитания, направленном на то, чтобы вырастить послушных и дисциплинированных детей, которые чтят и уважают родителей и учатся только на отлично.

О чём эта книга?

«Боевой гимн матери-тигрицы» — книга о том, как воспитывают своих детей китаянки. Автор книги — Эми Чуа — выпускница Гарварда, известный и состоявшийся учёный китайского происхождения. Её книга — не научный труд, а описание собственной жизни, мировоззрения, ошибок и достижений.

Многих шокируют описываемые в книге методы воспитания, кто-то даже назовёт их жестоким обращением с детьми. Однако прислушаться к точке зрения автора стоит. Эми Чуа отмечает, что китайская мать — понятие образное, не обязательно быть ею по национальности, главное — метод воспитания. Сами китаянки могут и не быть китайскими матерями, потому что воспитывают своих детей по западной модели.

И как же воспитывают китайские матери-тигрицы?

Если американские родители хвалят детей по малейшему поводу, да и без повода, то китайские матери считают, что похвалу нужно заслужить. Зато на критику они не скупятся.

У них завышенные ожидания относительно будущего детей и высокое мнение об их умственных способностях. Китайские матери ценят послушание превыше всего и всеми силами его добиваются. Никакой независимости и неподчинения. Эти матери всегда сами решают, что и как лучше для их детей, а также не терпят возражений. Дети должны полностью подчиняться родителям и не перечить.

Только родители знают, что лучше для ребенка, чем и сколько он будет заниматься.

Никаких походов на дни рождения других детей — это бессмысленная трата времени. Они никогда не разрешают своим детям ночевать в гостях. Минимум развлечений, а если и развлекаться, то с пользой. Загрузить ребёнка чуть ли не круглосуточно полезными делами — задача такой матери. Детство дано не для развлечений, а для подготовки ребёнка ко взрослой жизни.

И к чему это приводит?

Автор указывает, что китайские дети чтят родителей, не представляют, что можно перечить, хамить, идти наперекор. Для них немыслимо не помогать и не поддерживать пожилых и больных родителей. Кроме этого, многие китайские школьники значительно опережают своих сверстников из других стран по школьным предметам.

Связано ли жёсткое воспитание с китайскими традициями?

Да. Такое жёсткое воспитание у китайцев передаётся из поколения в поколение. Особенно оно свойственно эмигрантам, потому что в чужой стране необходимо всё начинать с нуля. Автор уверена, что только упорный труд и сила воли помогут чего-то достичь.

Эми Чуа саму воспитывали так жёстко?

Родители автора переехали в Америку, сами всего добились, к тому же, у них были четыре дочери (младшая с синдромом Дауна). Чтобы жить лучше и чего-то достичь в чужой стране, они постоянно работали и заставляли работать над собой дочерей. Старшие присматривали за младшими, учились только на отлично, закончили престижные университеты.

Эми Чуа сама немного «бунтовала» — она поступила не ближе к дому в Стэнфорд, как хотел её отец, а уехала на Восточное побережье в Гарвард. Ещё одна сестра тоже пошла против воли родителей и уехала в Гарвард. Сначала родители считали это трагедией, но потом, когда дочери защитили докторские степени, безмерно ими гордились.

После этого родители автора немного пересмотрели свои взгляды под влиянием западного мировоззрения и смягчили свои требования. Они даже становились на сторону внучек, когда Эми Чуа чрезмерно давила на девочек.

Что важно для китайской матери в учёбе?

Китайская мать уверена, что дети должны учиться только на отлично. Даже 5 с минусом — это уже плохая оценка.

Китайские родители считают, что не справились с воспитанием, если их дети не выделяются в школе, если они не лучшие ученики в классе.

Единственная поблажка — можно не быть отличником по физкультуре и драме. В математике же нужно опережать одноклассников на две головы вперёд. Если у ребёнка конфликт с преподавателем или тренером, китайская мать всегда становится на сторону последних. Ребёнок обязательно должен склоняться перед авторитетом взрослого.

Но разве так взрослые не ломают детскую психику и не выращивают покорных судьбе людей?

Китайские матери не считают, что таким воспитанием они ломают детей. Наоборот, в их понимании, они закаляют характер и готовят к трудностям. Во взрослой жизни бывают и взлёты, и падения, и ребёнок, которого так прессовали и учили стойкости, сможет всему противостоять.

А помимо учёбы ребёнок может чем-то заниматься?

Внеклассные занятия не поощряются, чтобы дети отдавали всё время учёбе. Но можно заниматься чем-то одним. И в этом занятии необходимо быть лучшим: иметь золотую медаль, получать первые места в конкурсах.

Своих дочерей автор отдала на фортепиано и скрипку. Девочки занимались музыкой и в свой день рождения, и во время болезни (на таблетках и жаропонижающих). Даже в отпуске обязательно нужно было заниматься по несколько часов. Если скрипку с собой можно было возить, то фортепиано находили в отелях, монастырях, библиотеках, ресторанах, магазинах. Всё что угодно, чтобы опередить других детей и показать высший результат.

Как мать-тигрица общается с детьми?

Для достижения своей и ребёнка цели мать может оскорбить, унизить, пригрозить, шантажировать. Это не считается чем-то из ряда вон выходящим.

Китайские матери не носятся с самооценкой детей и не переживают, как почувствует себя ребёнок.

Китайские родители уверены, что в их детях достаточно сил, чтобы пережить унижение и стать лучше. По их мнению, худшее, что они могут сделать, — это сдаться и не давить. Поэтому они доказывают ребёнку всеми методами, что он может сделать то, на что, как он думал, он был не способен. Китайские родители считают, что только так наилучшим образом подготовят детей к будущему. Вооружив их навыками, привычкой работать и уверенностью, что они могут сделать то, на что больше никто не способен.

Как китаянки справляются с капризами и переходным возрастом?

Если китайские дети начинают капризничать, возмущаться, отстаивать свои права, китайская мать считает, что не справилась с воспитанием и начинает «воспитывать» с удвоенной, а то и с утроенной силой. Обычно дети сдаются и подчиняются матери, начинают выполнять указания.

Однако в своей книге Эми Чуа рассказывает, что её младшая дочь не сдавалась. Долгое время они жили в состоянии войны. В конечном итоге, обе пошли на уступки. Автор считает, что это произошло из-за того, что они жили в Америке, где сложно не выделяться из толпы, а дети смотрят на сверстников и хотят таких же послаблений: прогулок, походов в кино и так далее. В Китае же большинство воспитывается по китайской модели, поэтому и подростковых бунтов меньше.

Чего в итоге ожидают родители от детей?

Китайские родители считают, что дети в долгу перед ними. Родители живут детьми, проводят изнурительные часы с ними за учёбой, на соревнованиях, концертах, контролируя каждый шаг и каждое действие, поэтому ожидают, что дети до конца жизни будут возвращать долг, даже если это разрушает их жизнь.

В Китае немыслимо, чтобы пожилые и больные родители жили не с детьми или в домах престарелых. Даже если детям не позволяют жилищные условия, они всё равно забирают родителей к себе. Иначе их ждёт несмываемый позор.

Эми Чуа нашла что-то полезное в западном воспитании?

Несмотря на то, что автор критикует американское воспитание, в воспитании младшей дочери она использовала некоторые аспекты западников. Она позволила дочери выбрать, чем та сама хочет заниматься (а не указывала, чем надо), меньше стала вмешиваться в процесс, позволив дочери самой контролировать, сколько часов нужно заниматься (а не сама стояла с секундомером), кого выбрать тренером.

Какой вывод делает автор?

Автор считает, что свобода в воспитании слишком разбаловала детей: они не умеют трудиться, добиваться целей, сдаются при малейшей неудаче и не используют свои способности на все 100%. Чтобы достичь чего-то великого, нужно переступать через себя, работать на пределе возможностей.

Стоит ли прочесть эту книгу?

Автор этой книги — китаянка, успешный юрист, профессор Йельского университета, мать двоих талантливых девочек. Она честно и без увиливаний рассказывает о том, как воспитывала своих детей в соответствии с традиционными китайскими ценностями, с какими трудностями пришлось столкнуться, какие успехи были достигнуты, а что достигнуто не было.

Своей подчас шокирующей книгой Эми Чуа напоминает, что только тяжёлый труд приводит к успеху, а просто так ничего не даётся.

На протяжении всей книги происходила медленная трансформация понимания автора: не со всеми детьми работает такая система воспитания. Со старшей дочерью всё получилось, а младшая взбунтовалась, и всё дошло до открытой ненависти. Книгу однозначно стоит прочитать, чтобы понять, чем «страшна» профессиональная музыка (да и профессиональный спорт), и подумать сто раз, готовы ли вы и ваш ребёнок на такие жертвы, чтобы достичь успеха. Несмотря на некоторые шокирующие моменты вроде выставления раздетого ребёнка на мороз, родителям многое стоит взять на вооружение.

Например, распространена ситуация, когда дети начинают заниматься чем-то и, столкнувшись с первыми трудностями, бросают. Родители считают, что раз ребёнок не хочет, значит, нужно дальше искать то, чем он захочет заниматься. Но не исключено, что именно этим он и хочет заниматься, поэтому со временем начнёт жалеть, что бросил. В этой ситуации нужно настоять, чтобы ребёнок продолжил заниматься и преодолел барьер временных затруднений. И, перейдя на новый уровень, ребёнок сам будет счастлив и будет гордиться достигнутым.

Купить книгу

lifehacker.ru

Отзывы о книге Боевой гимн матери-тигрицы

Тема воспитания детей никогда не входила в мои интересы. Однако эту книгу меня время от времени тянет перечитать, потому что это одна из наиболее любопытных вещей, когда-либо попадавших мне в руки. И каждый раз она вызывает у меня неизменное желание попробовать применить метод китайских матерей-тигриц на самом себе. Впрочем, в успех сего предприятия поверить трудно, поскольку даже борьба с самой обыкновенной прокрастинацией зачастую становится делом нелёгким. И всё же, как многого можно было бы добиться, если начать заниматься по много-много часов! Нет уж, я обязательно попробую пожить в таком ритме хотя бы месяц. Эксперимента ради.

Как бы то ни было, с таким методом воспитания детей я не согласен. Пожалуй, мне сложно понять, как воспитанный подобным образом ребёнок способен чтить родителей так, как рассказывает Эми (затаённую в душе ненависть представить намного легче). Трудно представить, что даже многочисленные достижения, полученные штурмом нот и учебников, могут породить в ком-то чувство благодарности. Я очень люблю музыку, но мне никогда не понять, как можно пробудить в ребёнке любовь к ней путём бесконечного навязывания и метода кнута.

Честно говоря, тон Эми вызывает отвращение. Книга пропитана глубоким пафосом, и едва ли не каждый абзац демонстрирует раздутое самомнение. В чём Эми права, так это в том, что подобные матери встречаются не только у китайцев. На ум приходит фотосессия о токсичных родителях, где на одной из фотографий титанических размеров женщина в халате и бигуди заставляет хрупкую дочь с прозрачным лицом исполнять, очевидно, её собственную утраченную мечту танцевать балет. Сама женщина жуёт булку. Эми скрипачка? Нет. Пианистка? Тоже нет. В общем, оно и видно. Эми позволяла себе менять специальность ровно столько раз, сколько потребовалось ей для того, чтобы почувствовать себя на своём месте, но прямо признаётся в том, что ребёнок не имеет права выбрать себе какое-нибудь хобби помимо того, что назначила ему мать. Поэтому попытки объяснить это китайской культурой и привычкой некоторых китайцев воспитывать детей в большой строгости ничуть меня не убедили. В случае автора это явно личные "тараканы", захватившие контроль над сознанием своего носителя.

Раздражающая двуличность. Поначалу Эми говорит, что китайского ребёнка не будут громко расхваливать перед всеми за очередное достижение, но если достижение действительно крупное, дома, за закрытыми дверями, его так осыплют похвалами, что и загордиться недолго. Правда, спустя всего несколько страниц она рассказывает о том, как её старшей дочери выпала престижная возможность играть с оркестром, и наша суровая мамочка закатила по этому поводу громадный банкет, к которому прилагались сто человек гостей, куча еды и первое вечернее платье дочки. Эми боится, что школьные экскурсии и участие в спектаклях испортят её ребёнка. А потом устраивает такое.

И лишь одна-единственная вещь, вычитанная мной в этой книге, по моему личному мнению является правдой. И то отчасти. В тексте есть фраза о том, что если вы не умеете чего-то, вы не сможете получать от этого занятия удовольствие. Конечно, немало людей получает самое искреннее удовольствие именно тогда, когда делает что-то такое, в чём их даже талантливыми любителями не назовёшь, но зерно истины тут есть. Узнал это на собственном опыте. В определённый период времени я задался целью научиться хорошо петь, поскольку мне это дело нравилось, и я понял, что хочу сформировать рок-группу и стать вокалистом. Вот только вокалом я всерьёз никогда не занимался, ну и, как я понимаю, не принадлежал к числу тех, кого школьный преподаватель музыки после репетиции классного хора ко дню Победы отводит в сторонку, чтобы убедить пойти к профессиональному педагогу и попробовать заняться вокалом. Так что я как никто понимал важность регулярных репетиций, но в течение долгого времени они не приносили мне ни малейшего удовольствия, а подчас и расстраивали, потому что я прекрасно слышал собственную фальшь и падал духом. По-настоящему я начал испытывать удовольствие от занятий лишь тогда, когда начали появляться заметные результаты, а случилось это, конечно, не сразу. Зато теперь я чувствую радость и подъём энергии, а не упадок сил и разочарование в себе.

www.livelib.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *