Чему учат в школе рассказ – «Чему учат в школе?» | Сочинения на все темы

Чему учат в школе? - Сочинения о школе - Каталог статей

Сочинение – эссе ученицы 8 «А» класса Виноградовой Екатерины.

 

Чему учат в школе?


Всё главное в судьбе человека начинается со школы. Я учусь в замечательной школе №9 города Ржева. В моей школе замечательные учителя! Они не просто проводят уроки, каждый из них старается заинтересовать своим предметом. Учителя учат нас не только составлять формулы, доказывать теоремы, записывать химические реакции, благодаря нашим педагогам, мы постигаем самую важную науку: быть честными, добрыми, умело общаться, по-настоящему дружить.

        В школе формируется характер, складывается наше отношение к окружающему миру. Чем больше человек учится, тем он больше понимает себя, окружающую обстановку, близких людей. Самые важные годы своей жизни человек проводит в школе. Именно здесь он находит настоящих друзей, определяется в выборе своих увлечений. Впервые сталкивается с жизненными трудностями и радуется своим первым победам. Школа надолго остается в сердце каждого человека светлым этапом жизненного пути.

      Школа дает не только знания. Она дает ничем не заменимый жизненный опыт. Она готовит нас к новой интересной жизни. Здесь мы общаемся, советуемся и взрослеем. Для многих школа - это что-то большее, чем просто образование. Недаром взрослые говорят, что школьные годы - это лучшее время их жизни. Я бы сравнила школу с огромной библиотекой, в которой собраны все знания. Этот огромный дом науки формируют в человеке самые главные качества: ответственность, взаимопонимание, уважение, любовь и многое другое.

      Для меня школа – это второй дом, в который я прихожу вот уже восьмой год подряд. Это очень важно для меня, ведь именно здесь я научилась дружить, любить, уважать и ценить то, что у меня есть. Многие учителя, как вторые родители, иногда дают советы, которые очень пригодятся мне в дальнейшей жизни.

        Школа – это частица нашего детства! Мы связываем с ней наших первых друзей, наши взлеты и падения, наши незабываемые дни. Я знаю, что в школе меня всегда встретят как друга,  выслушают, если смогут – поймут и всегда дадут верный совет. Нас учат быть настоящими людьми, учат любить, помогают справляться с проблемами, воспитывают характер и помогают формировать свою личность.

       Очень важно понять, что школа – это наша жизнь, и стараться делать её ярче и насыщеннее. Школа - это своеобразная школа жизни, которая не только обучает и дает знания, но и раскрывает личные способности и загадки каждого человека, помогает сделать правильный выбор в будущей взрослой жизни!

 

 

shkola9rzhev.ucoz.ru

История песни «Чему учат в школе»

Сложно представить себе русскоязычного человека, не знающего эту композицию. На протяжении многих лет под нее начинается каждый учебный год в большинстве школ постсоветских стран. Её принято называть гимном первоклашек, и, наверное, лишь очаровательные малыши с огромными ранцами искренне ей радуются. Для учащихся постарше, а также их учителей и родителей мелодия и слова песни «Чему учат в школе» означают конец беспечных каникул и начало многочисленных хлопот.

Какие чувства вызывает у вас знаменитое музыкальное произведение? Обсудим его в комментариях, но сначала вспомним, как оно появилось на свет.

История создания песни «Чему учат в школе»

Текст композиции сочинил Михаил Пляцковский, написавший слова многочисленных советских шлягеров. Идею ему подсказал соседский мальчуган, который вот-вот должен был стать первоклассником. Они ехали в лифте, и между ними состоялся занятный разговор.

Послушаем воспоминания Михаила Спартаковича:

— Ты молодец! — сказал я ему. — Будешь учиться в школе.
— А чему учат в школе? — спросил он меня.
— Читать!
— А ещё?
— Писать!
— А ещё?
— Считать!
— А ещё? А ещё? А ещё?

Пытливый паренёк мог бы еще долго терзать собеседника этим вопросом, но лифт остановился. Как только двери открылись, мальчишка умчался и наверняка забыл о беседе, но Пляцковский её запомнил и позже написал стихотворение о премудростях, которым можно научиться за школьной партой.

Композитор Владимир Шаинский положил стихотворение на музыку. Песня предназначалась для радиопостановки «Дважды два – четыре» по мотивам сказок финского сказочника и фольклориста Захариаса Топелиуса (Zacharias Topelius).

Владимир Яковлевич рассказывал:

Очень часто музыка к песне появлялась мгновенно, и с этой получилось так же. Это замечательные стихи. Многие композиторы предпочитают писать сначала музыку. Я к таким не принадлежу. Мне все равно, что писать раньше, но приятное писать, когда стихи уже талантливые.

Композицию исполнил Эдуард Хиль в сопровождении Большого детского хора ВР и Центрального телевидения.

Кавер-версии

«Чему учат в школе» пели многие известные артисты. Послушаем версию ансамбля «Непоседы».

Когда Владимира Шаинского спросили, чья версия песни нравится ему больше всего, классик ответил:

Если я сейчас стану говорить, то невольно попаду под обаяние тех певцов, которые ее пели впервые. Это, конечно, Алла Пугачева и Эдуард Хиль.

А в чьём исполнении песня «Чему учат в школе» нравится вам?

Текст песни «Чему учат в школе»

Буквы разные писать тонким пёрышком в тетрадь
Учат в школе, учат в школе, учат в школе.
Вычитать и умножать, малышей не обижать
Учат в школе, учат в школе, учат в школе.
Вычитать и умножать, малышей не обижать
Учат в школе, учат в школе, учат в школе.

К четырём прибавить два, по слогам читать слова
Учат в школе, учат в школе, учат в школе.
Книжки добрые любить и воспитанными быть
Учат в школе, учат в школе, учат в школе.
Книжки добрые любить и воспитанными быть
Учат в школе, учат в школе, учат в школе.

Находить восток и юг, рисовать квадрат и круг
Учат в школе, учат в школе, учат в школе.
И не путать никогда острова и города
Учат в школе, учат в школе, учат в школе.
И не путать никогда острова и города
Учат в школе, учат в школе, учат в школе.

Про глагол и про тире, и про дождик на дворе
Учат в школе, учат в школе, учат в школе.
Крепко-накрепко дружить, с детства дружбой дорожить
Учат в школе, учат в школе, учат в школе.
Крепко-накрепко дружить, с детства дружбой дорожить

Учат в школе, учат в школе, учат в школе.

Цитаты о песне

Мне очень и сейчас нравятся эти стихи даже без музыки».

Владимир Шаинский

Я так полагаю и смею надеяться, что она и в моей семье любима. По крайней мере, моя жена Света сейчас сидит и одобрительно так на меня поглядывает. Без песни «Чему учат в школе» сложно представить любой День знаний.

Владимир Шаинский

song-story.ru

История песни «Чему учат в школе»

Песня — легенда, гимн всех первоклашек страны и таковой она является вот уже около тридцати лет. Слова этой композиции без преувеличения знакомы каждому.

«Буквы разные писать
Тонким перышком в тетрадь
Учат в школе, учат в школе, учат в школе.
Вычитать и умножать,
малышей не обижать
учат в школе, учат в школе, учат в школе».

Эта песня появилась благодаря двум без сомнения талантливым людям: поэту Михаилу Пляцковскому и композитору Владимиру Шаинскому. Они сочинили ее в далеком 1985-ом году для сказки скандинавского писателя Захариаса Топелиуса «Дважды два — четыре». По сюжету белочка и зайчик прячутся под парту, чтобы узнать, чему учат в школе. И песня помогает ответить им на эти вопросы. Идея написать такую композицию пришла к Михаилу Пляцковскому совершенно случайно, вспоминает композитор Владимир Шаинский.

«За несколько дней до первого сентября Пляцковский встретил мальчика, который ехал в школу. Они начали говорить на тему, чему учат в школе. Мне очень и сейчас нравятся эти стихи даже без музыки».

Так и был написан текст песни «Чему учат в школе», а позже появилась и музыка к ней.

«Очень часто музыка к песне появлялась мгновенно, и с этой получилось так же. Это замечательные стихи. Многие композиторы предпочитают писать сначала музыку. Я к таким не принадлежу. Мне все равно, что писать раньше, но приятное писать, когда стихи уже талантливые».

Песню «Чему учат в школе» пели много отечественных артистов, музыкальных ансамблей. И невольно задаешься вопросом — а в чем же исполнении эта композиция больше нравится ее авторам?

«Если я сейчас стану говорить, то невольно попаду под обаяние тех певцов, которые ее пели впервые. Это, конечно, Алла Пугачева и Эдуард Хиль».

Песня «Чему учат в школе» в каждом сердце занимает свое место. Она звучит на школьных линейках в первом классе и на выпускных в одиннадцатом. Она невольно ассоциируется с самыми счастливыми и беззаботными годами в жизни каждого человека.

«К четырём прибавить два,
По слогам читать слова
Учат в школе, учат в школе, учат в школе.
Книжки добрые любить
И воспитанными быть
Учат в школе, учат в школе, учат в школе».

Для самого Владимира Шаинского песня «Чему учат в школе» так же любима и дорога, как и для миллионов наших соотечественников. В семье композитора заслуженно называют ее одним из самых удачных произведений мэтра.

«Я так полагаю и смею надеяться, что она и в моей семье любима. По крайней мере, моя жена Света сейчас сидит и одобрительно так на меня поглядывает. Без песни «Чему учат в школе» сложно представить любой День знаний».

Талантливым авторам Владимиру Шаинскому и Михаилу Пляцковскому удалось создать шлягер, который с каждым годом, как вино становится всё лучше. Композицию уже давно разобрали на цитаты. И ее по праву можно внести в список одних их самых успешных песен последних ста лет.

www.radiodacha.ru

Сочини самостоятельно или вместе с друзьями рассказ на тему "Чему учат в школе ?"

Leonderchaeter

17 авг. 2016 г., 21:23:55 (3 года назад)

Чему учат в школе? Школа... Как много она значит в жизни каждого человека, который хоть раз переступал её порог. Именно в ней мы научились писать и читать, складывать и умножать, узнали про строение человека и столицу Мадагаскара. Я считаю, что современную школу не стоит рассматривать как просто кладовую знаний, ведь помимо всего этого в школе мы научились и другому. В Новопортовской школе-интернате я учусь одиннадцатый год, и мне очень печально осознавать, что это последний год, который я проведу в стенах родной школы в качестве ученицы. Новопортовская школа – это моя школа. Это школа моих друзей. В ней нам знаком каждый уголок. Мы знаем её проблемы, она хранит все наши секреты. Именно здесь, в маленькой сельской школе за полярным кругом, я научи- лась многому, что нужно человеку для жизни: дружить, быстро принимать реше- ния, подставлять плечо, терпеть, отвечать за свои поступки и главное – учиться. Часто слыша фразу: «Всё пойму, кроме лжи»,- училась жить честно. Уроки в нашей школе... Какие они разные! Это не только знание правил и формул. Это понимание жизни. Благодаря урокам истории, осознала, что стыдно не знать историю своего народа, и если забыть печальные последствия многих событий, то они могут по- вториться вновь. Уроки обществознания помогли почувствовать себя граждани- ном своей страны. Не просто жителем, а человеком, от которого зависит буду- щее. Демократические выборы, стратегические игры, ученическое самоуправле- ние... Разве могут они пройти бесследно?! Путешествуя на уроках географии, поняла, что я обязательно должна уви- деть всю планету не только на картинках, но и побывать во всех её уголках. Уроки литературы. Сколько всего знает наш учитель?! Это она пробудила во мне интерес к искусству, помогла развить творче- ские умения. Мне всегда было стыдно прийти на её урок с прочитанным в сокра- щении произведением, но если честно - это иногда случалось. Но в каникулы я обязательно брала в руки первоисточник. Перечислять то, чему я научилась в школе, можно бесконечно. Ведь в на- шей школе мы живём сутками, а значит, всё время учимся. Диспуты и дискуссии, которые постоянно проходят в нашей школе, помог- ли мне овладеть навыками ораторского искусства, наглядно показали, что у каждого человека есть своя точка зрения, научили доказывать и свою, не стесняясь высказываться, даже если я думаю не так, как остальные. Белая ворона? Это не страшно. Главное – надо верить в то, о чём говоришь. Детско-молодежная общественная организация «Ребячья Республика» -это отдельная, большая страница моей жизни. В организацию я вступила на правах испытательного срока, когда мне исполнилось семь лет. Если честно, иногда мне кажется, что я в ней и родилась. Члены организации для меня - вторая семья. Мне трудно представить себя отдельно от «Ребячки»... «Ребячка» (так, любя, мы называем свою организацию) научила меня общаться с людьми и находить с ними «общий язык».

literatura.neznaka.ru

Чему не учат в школе

Как только Вовкины родители ушли, мы постучались к нему. Он открыл нам и очень удивился, увидев сразу четверых девочек. Мы не стали ждать приглашения и вошли.

- Вы чего, - удивился Вовка.

- Пиво есть?

И Маринка смело, не разуваясь, пошла на кухню. Послышался звук открываемой дверцы, затем возглас сожаления.

- Ладно, где тут у вас деньги, я сгоняю, - сказала она, вернувшись.

Вовка стоял бледный и слегка испуганный.

- Не пугай дитя, вот тебе полтинник, - сказала я, и Маринка вышла.

- Вы чего, - повторил Вовка свой вопрос и сел на стул.

- Сел! - крикнула Наташка, - а нас не пригласил.

- Садитесь... - Вовка отчаянно махнул рукой в сторону дивана.

Диван был мягкий, широкий. Мы не заставили себя упрашивать и мигом попрыгали на него. Туфли и босоножки полетели на пол. Грубый ворс обивки впился в нежную кожу попки, раздражающе коснулся нежных лепесточков между ног. Трусики мы скинули еще в подъезде, устроив из этого возбуждающее шоу. Сначала это сделала Ленка. Мы щебетали у окошка, а мимо проходил вниз какой-то мальчишка. Как только он ступил на лестницу, Ленка неторопливо приподняла подол и медленно стала стягивать с себя узенькие светло-голубые трусики. Мы не ожидали этого и замолкли вмиг, отчего мальчишка обернулся. Внезапный вид обнаженной девчоночьей попки, задранного платья и полуснятых трусиков настолько ошарашил его, что он кубарем скатился с лестницы и выскочил из подъезда.

Мы щебетали, конечно, о сладостном и запретном. Рассказывали и о ласках, которые пока доставляли себе лишь сами. Заговорили и о том, как можно было бы помочь в этом друг другу. Однополые ласки были вроде предосудительны, но мы не чувствовали к ним такой уж антипатии. Привлечь же к ним какого-нибудь мальчишку казалось более естественным. Вот Ленка и решила словно бы соблазнить проходящего.

Маринка испугала какую-то девчонку. Та, напротив, поднималась снизу. С некоторой опаской прошла она мимо нас, а когда искоса оглянулась, испугалась больше того пацана, взвизгнула и мигом исчезла наверху. Только дверь с шумом хлопнула через секунду. Маринка стояла, спустив трусики и слегка раздвинув колени, высоко держа подол юбки. Наташка рисковала больше всех. Она раздевалась за спиной поднимающегося вверх дядьки. Он так и не обернулся, но Наташка стала убеждать нас, что от этого ей было еще страшнее... и приятнее. Тут и открылась дверь этажом ниже, и вниз пошли какая-то женщина и мужчина.

- Девчонки, это ж Вовкина квартира, пойдемте его изнасилуем, - сказала Наташка и засмеялась. Мы спустились вниз. Когда Вовка стал спрашивать, кто пришел, я медленно стала стягивать свои трусики. Но он спешил еще меньше, поэтому ничего так и не увидел. Я же пережила несколько волнующих мгновений, отчего внизу живота что-то сжалось, и пробежало горячим ручейком сверху вниз. Интересно, а у девчонок это было? Но спрашивать было поздно.

Грубый ворс обивки впился в нежную кожу попки, раздражающе коснулся нежных лепесточков между ног, и я инстинктивно поджала ноги, чтобы отдалить свои нежные прелести от жесткой материи. Подол коротенькой юбчонки натянулся и несколько сполз кверху.

"Вот, сейчас откроются мои прелести" - подумала я, и вновь ощутила жаркую волну.

- Ну что, девки, зря что ли пришли? Вовка, стриптиз будем показывать? Музыку включи, что ль, - сказала Наташка.

Вовка покраснел, но так и не понял, кто должен показывать этот самый стриптиз, однако музыку послушно включил.

- Вовка, так нечестно. Мы без трусов, а ты весь одетый.

- Вы чего? - он, наконец, более отчетливо почувствовал неладное.

- А ничего! Штаны снимай!

Это уже зашумела Ленка и стала махать перед Вовкой подолом своего платья, оголяя ноги и часть живота. Возбуждение передалось нам, и мы с Наташкой тоже слегка оголились. Вовка увидел, что на нас нет нижнего белья, и совсем испугался. Это нас и разозлило. Тут перед ним девчонки выкобениваются, а он что-то думает! Мы схватили его, затащили на диван и стали раздевать. Вовка пытался слабо сопротивляться, но тут вернулась Маринка с пивом и быстро пришла к нам на помощь, вчетвером уже было легче. Наташке удалось взгромоздиться на мальчишку верхом, она села на его грудь, руки их были сцеплены и лежали над головой Вовки, отчего живот Наташки склонился над самым Вовкиным лицом. Через тонкую рубашку он ощущал горячее девичье тело. От всего этого мутилось в голове и сил сопротивляться просто не было.

- Ах, как он мне дышит в мою киску! - сказала вдруг Наташка, - дай пива.

Тут мы приостановились раздевать Вовку, и, усевшись с Ленкой на его ноги, стали тоже пить пиво.

- Хочешь? - Маринка протянула бутылку Вовке.

От пива сразу стало легче и веселее. Да и Вовка немного обмяк, и мы принялись раздевать его дальше. Отвлекаемый ароматом и теплом придвинувшейся к самому лицу Наташкиной киски Вовка притих, расслабился, но под штанами между ног вдруг возник какой-то бугорок. Мы стали щупать его снаружи, Вовка завертелся и застонал. Тогда мы сдернули с него штаны. Вертикально небольшим отростком торчала тонкая Вовкина пися. Мы с Ленкой потрогали ее, и она еще более напряглась и отклонилась к животу. Ленка попыталась отклонить ее книзу, но Вовка завертелся, видно ему стало больно. Писька была хотя и не так велика, но явно длиннее, чем обычно. Кожи на ней теперь не хватало, поэтому сверху из-под нее торчала влажная красненькая головка. Я взялась пальчиками вокруг и попыталась опустить кожу вниз, как бы раздевая письку. Кожа подалась, но снизу она оказалась прикрепленной к оголившейся головке и сильно натянулась, однако, судя по всему, от этого Вовке больно не стало. Я попыталась вернуть кожу на место, потом опять сняла ее немного, Вовка засопел.

Наташка меж тем накрыла Вовкину голову подолом платья и совсем придвинулась к его лицу, отчего тело мальчишки даже слегка выгнулось, ноги подались в стороны. Наташка тоже напряглась, закрыла глаза, привстала и еще чуть придвинулась к лицу Вовки. Теперь ее киска точно касалась его. Я представила, как бы я прикасалась разгоряченной киской Вовкиного подбородка, и мне стало плохо от сильнейшей волны желания, охватившего тело. Девчонки рядом тоже разомлели и уже скинули платья. Разделась и я. Маринка сидела чуть в стороне и умело мастурбировала, одной рукой поглаживая чуть наметившиеся груди, теребя потвердевшие соски. Ленка обхватила голую ногу лежащего своими и медленно подавалась всем телом то вперед, то назад, рукой она сжимала тонкий Вовкин отросток.

Я ладонью погладила себя, заводя ее под себя чуть не до спины, с силой проводя между ног по раскрывшимся и влажным створочкам. Пальчики мои чуть погружались в мою горячую пещерку, нежно обнимали набухший отросточек над нею. Особенно приятными были именно эти прикосновения и пожимния. Мне захотелось ощутить внутри себя чужое тело, и я, слегка отстранив Ленку, стала пристраиваться к Вовкиному членику, по-прежнему стоявшему торчком. Сделать это было нетрудно. Сначала я села верхом на Вовкин живот, потеснив зад Наташки. От этого соприкосновения стало очень приятно. Затем я стала ловить Вовкин членик своим отверстием. Я касалась его краями, задевала клитрочком, отчего волны бешеного удовольствия проходили по телу. Наконец я просто уселась так, что членик Вовки полностью вошел в меня. Он был как пальчик, но горячий, упругий, более мягкий, почти нежный. Я только хотела пристроить его поудобнее, но тут из Вовки ударила струя...

- Ты что, гад! - я мигом слетела с него, т.к. забеременеть мне совершенно не улыбалось. Членик стоя изрыгал сперму, нисколько не теряя осанки. "Сама виновата" - подумала я и отправилась в ванну. Я присела на корточки и пустила тугую струю в себя. Сперма ушла неглубоко и, скорее всего, быстро вымылась. Теплая вода успокоила меня, и вновь вернулось возбуждение. Я слегка вытерлась и вышла из ванны. Теперь на Вовке сидела Маринка. Она, собственно, не сидела, а скакала, быстро-быстро опускаясь на Вовкин членик и подскакивая. Сидела она не так, как я, а наоборот, руками обняв Наташку, прижималась всем телом и к ней, тискала Наташкины молоденькие сиськи. Обе стонали. Вовкина лицо наполовину скрыто было Наташкиной киской, глаза его были закрыты, язык, очевидно, ласкал Наташку изнутри, отчего она, как и Маринка, слегка подскакивала, покачиваясь из стороны в сторону.

На Вовке сейчас мне места не было, и тут мой взгляд упал на Ленку. Ленка лежала рядом на спине, раздвинув и согнув в коленях ноги, со слегка прикрытыми глазами, более ощущая творившееся рядом, нежели наблюдая это. Рука ее лениво исследовала собственное влагалище. Я вползла на диван и поместилась между ног Ленки. Моя собственная киска взывала и ныла, но меня неудержимо повлекло к Ленкиной.

Я никогда еще так близко не разглядывала наш девичий орган. Покрытые легким пушком две полненькие складки окружали раскрытый розовый бутон, из которого по краям торчали два нежных лепесточка, чуть прикрывая собой уходящую вглубь гладкую слизистую розовость. Эти лепесточки, сходясь вверху, чуть прятались под набухший треугольно-образный отросток - клитор - средоточие сладострастия. Пальчики Ленки раздвигали лепестки, проникали внутрь, возвращались и ласкали клитор. Я придвинулась ближе и лизнула края лепестков, Ленка ответила мне всем телом, чуть отвела руку. Я смелее приникла губами к бутончику, ощутив благоухающий аромат и чуть кисловатый вкус. Ленка затрепетала и еще шире раздвинула ноги. Руки же ее отправились вверх и стали щупать тонкую грудь, совсем освободив мне место подле доверчивой киски.

Я стала вылизывать влажные створки прелестей, и они отвечали мне тонкой вибрацией. Я вбирала в себя клитор, поддевая его язычком снизу, и он тоже отвечал мне усиливающимся напряжением и упругостью, чрезвычайно возбуждая всю меня. Опускаясь вниз от клитора, я все далее проникала назад, вылизывая промежность, и, наконец, достигла сомой попки и щелки меж ягодицами. Руки Ленки потянулись к моему телу, стали звать его. Я развернулась и опустилась своим лобком на ее грудь, сразу же раскрыв перед Ленкой то же, что видела и я. Ленка тут же прильнула к моему бутончику, обжигая теплом языка все внутренности, возжигая его упругостью все мои чувства.

В новом положении мне удобнее было продолжить изучение обратной стороны девичьего тела и я продолжила это. Слюна и слизь пролегли сочной дорожкой от клитора через промежность к самому анусу, который оказался очень приятной и замечательной дырочкой. Слизистая тут была еще более плотная, но также приятная для ощущений, и воронкообразно уходила внутрь тела. Ленка, естественно, повторяла все мои движения на мне, и нам обеим было до диких воплей приятно. Однако вопли мы сдерживали, только слегка постанывая и мыча.

Перевозбудившаяся Ленка погрузила свой носик в меня, упершись всем лицом и расплющивая мою киску. Губы ее при этом втягивали в себя мой клитор, а пальчиками она растягивала мои ягодицы, касалась ануса, вводя всем этим меня в неописуемо блаженное состояние. От этой острой неги меня также тянуло раствориться в Ленкином тельце. Я описывала круги за кругами своим языком вокруг Ленкиного пирожка, забиралась в него, сколько могла, пыталась протиснуться в плотное отверстие ануса и содрогалась, содрогалась всем телом...

Потихоньку я почувствовала, что анус Ленки начал терять обычное напряжение, стал более готовым впустить в себя инородное тело. Почти одновременно ощутила это и у себя, когда Ленка особенно сильно надавила упругим язычком. Я уперлась в ее дырочку и тоже немного протиснула внутрь свой язычок. Когда же я легко погрузила в Ленку пальчик, я поняла, что и в меня можно совершенно безболезненно что-нибудь воткнуть.

Тут одновременно застонали Маринка и Наташка. Увлеченные своими ощущениями мы с Ленкой и не заметили, в каком бешеном темпе прыгала по Вовке, по Наташке Маринка. Так прыгал над мамкой сосед дядя Леша. Их показал мне однажды Мишка, обнаруживший их в густых кустах нашего сквера. Мы потихоньку пробрались поближе, и я увидела, как мамка стоит на четвереньках, а дядя Леша, пристроившись сзади, часто-часто совершает какие-то прыгающие движения. Оба были почти одеты, просто он задрал ей платье и слегка спустил с нее трусы. И оба были сосредоточенно-радостные. С тех пор я поняла, почему отец, поглаживая мои ноги, когда я сидела у него на коленях, нет-нет, да и задержит свою ладонь у меня между ног, вроде бы лишь слегка прижимая платье. Мне вдруг стало ясно, что все мужчины только и думают о том, как бы оказаться у женщины между ног. Поняла я, что и мне от этого делается очень приятно. Отец перебирал пальцами, как бы невзначай пожимая мои пухлые детские, но уже вполне чувствительные створки заветной раковины, а я замирала от неги и боялась одновременно, что он заметит это. Ох! - выдохнула Маринка, повалившись на спину Наташки, обняв ее в конвульсиях оргазма, который сотрясал обеих подружек. Мгновение спустя они свалились с Вовки, членик которого, обильно смазанный выделениями обоих, по-прежнему торчал. Кончивший раз, он, видимо, приобретал некоторую устойчивость, пока не накопится новая порция семени. Я не дала Вовке опомниться, и стала пристраиваться к его членику.

В моей киске он уже побывал, теперь мне страстно хотелось погрузить его в дырочку по соседству. Я села ему на живот спиной к нему и затем стала продвигаться к его членику. Позади меня расположилась Ленка, усевшаяся прямо на лицо Вовки своей распаленной киской. Я определила это, протянув руку назад, к его лицу, встретив там легкую курчавость Ленкиного лобка. Продвигаясь вперед, я прижималась к Вовкиному членику своей горячей и жаждущей плоти киской, но не стала погружать его в себя, затем оголившаяся головка скользнула по моей промежности и уперлась в углубление между ягодицами. Все было обильно увлажнено. Направляя и придерживая желанный отросток рукой, я стала напирать на него своей дырочкой в попке. В самое начало он вошел легко, от соприкосновения покровов по телу побежала замирающая судорога. Я стала насаживаться сильнее, но членик все никак не хотел проникать внутрь. Тогда я стала двигаться вперед-назад, пытаясь как бы с разгона пробить им преграду в моем теле. От этих движения плоть смыкалась и вновь подвергалась растяжению, доставляя неизъяснимое наслаждение. Леночка... поласкай мою грудь...

И Ленка вцепилась пальчиками в мои соски, доставляя этим боль и заостряя чувство наслаждения. Она тянула соски то вперед, то в стороны, затем просто сжимала мои маленькие титечки ладонями и снова щипала соски. От сосков через все тело протянулись невидимые напряженные струны к моим паховым складкам и далее вдоль них к заду и внутрь. Они тянули в стороны все мои внутренности и помогли, наконец, расслабиться дырочке... Еще одно движение вперед... Отверстие поддалось... Назад... И я с силой насаживаюсь на Вовкину стоячую письку своей попкой!

Ух, ты! Словно застежка, отверстие плотно охватывает член, и теперь стоит усилий вынуть его обратно, освободиться от него. Я приподнимаюсь, отчего член несколько натягивается, а затем пробкой выскальзывает из меня, но, почувствовав этот момент, я тут же падаю вниз и вновь оказываюсь загарпуненной этим сладким оружием мальчишки. Растянутось всех стенок моей дырочки в попке, контакт с горячим членом вновь и вновь порождают конвульсивные волны, сотрясающие все тело и заставляющие замирать всю душу, останавливают дыхание. Руки сами тянутся назад, к влагалищу Ленки, по-прежнему ласкающей мою грудь. Я погружаю свои пальцы в него и стягиваю Ленку с лица Вовки, прижимая ее тело к своему. Пальцы лихорадочно копошатся в горячем Ленкином теле, я нащупываю упругий клитор, подцепляю его снизу пальчиками и вот уже Ленка бьется в сладостных конвульсиях. Кто бы приласкал мой клитор?

- Наташ, поцелуй меня... туда, - я почему-то больше хочу, чтобы это сделала Наташка. Она красива, у нее длинные светлые волосы. Когда мы с ней иногда обнимаемся и целуемся при встрече, меня дразнит аромат ее тела. Чуть отдохнувшая, Наташка охотно склоняется к моей киске, я чувствую эту охоту, почти страсть. Она лижет мои ноги, паховые складки, постепенно приближается к нежно-розовому отверстию и, наконец, запускает свой проворный язычок между внутренних губок. Пощекотав немного внутри, поднимается к месту, где сходятся эти губы, и втягивает в рот сначала их, а потом и клитор, напрягшийся и налившийся кровью.

Напряжение стремительно растет, от ударов сладостных волн мутится сознание. Наташка столь догадлива, что запускает пальцы в меня и отыскивает, нащупывает через какие-то внутренние перегородки Вовкин член. Плоть, зажатая с двух сторон членом Вовки и нежными Наташкиными пальчиками, вдруг взрывается страшным разрядом, усиливаемым стократ горячим контактом Наташкиных губ с моим лопающимся клитором и терзаниями Ленкой моих сосков... Я сразу же слепну от черно-зеленых искр, с уст срываются нежные ругательства, но я не слышу их, оглушенная шумом бурного потока крови по всем жилам и сосудам, проваливаясь в горячую бездну, дернувшись напоследок всем своим телом.

story-porno.ru

чему учат в школе ?

http://alternathistory.org.ua/alternativnaya-istoriya-ot-rossiiskikh-prizyvnikov

Хотелось бы поговорить о качестве призывников и соответственно о будущих и действующих контрактников. Приведу несколько своих примеров.

Об образовании. Занятия по ОГП, тема — Великая Отечественная война. Задаю вопрос:

— Когда и с чего началась?

— Кажется, в сорок первом, Антанта и Германия напали на СССР, — говорит один из солдат.

— Японцы напали на Перл-Харбор и началась ВОВ, — уверенно заявляет рядовой.

— Нет. Это СССР напал на Чехословакию, а потом Германия, чтобы защититься, напала на СССР, — высказывает мнение другой боец.

Мое сердце начинает биться реже.

— Какие страны входили в Ось? — другой мой вопрос.

— Британия, Испания, Франция, Германия и кажется Китай с Японией. — Гениальные ответы просто сыплются.

— А кто воевал на стороне союзников?

— Украина, Россия, Финляндия, и антифашисты.

Мое сердце бьется еще реже.

— Кто были лидерами Германии?

— Гитлер!

Ну, благо это все помнят. А кто такой доктор Геббельс?

— Это, по-моему, с Шерлоком Холмсом связано, — отвечает несколько солдат, поддакивая друг другу.

— Ага, — говорю я. — «Приключения Шерлока Холмса и доктора Геббельса», наверное, все читали.

Гениальные ответы просто сыпались по этой теме. Но может, мы знаем что другое?

— Первый космонавт?

— Гагарин! — торжественно объявляет весь взвод.

— Первая женщина-космонавт?

— Алиса Ка, Ку, Ко, в общем, как-то так, — сообщает один из наших героев.

— Да, — отвечаю я. — И полетела она на планету Шелезяка, искать пропавших капитанов.

В связи с тем, что мое сердце уже остановилось, решаю наказать виновных в развале нашего образования, и мы дружно начинаем трясти Америку (кто не в теме, начинаем отжиматься).

Люди приходят с высшим образованием, только что окончившие школу, и выдают такое, что перестаешь верить в какое-то там светлое будущее. Не знают порой простых, элементарных вещей. Солнце вращается вокруг Земли и подобное — это самые безобидные «перлы».

Вырезка из статьи: http://topwar.ru/40163-kachestvo-prizyvnikov-i-nemnogo-o-probleme-obrazovaniya.html

 

http://alternathistory.org.ua/chemu-nas-uchit-tak-skazat-semya-i-shkola-ili-predmet-alernativnaya-istoriya

Никто не знает, во что превращается курс школьной истории в голове детей. Приправленный огромным количеством информации из TV и интернета, сдобренный порцией компьютерных игр он превращается непонятно во что...

 

 

 

Лиза Луцюк,
1 «А», школа № 330:
— Самое главное событие в России — это когда война наступила. Тогда произошло много чего важного. Фашисты, например, очень близко подошли к России, окружили ее и стали бомбить из танков. Потом все наладилось, правда, я пока еще не знаю как.
Из всех президентов у нас было три хороших — Иван Грозный, Ленин и Владимир Владимирович Путин. Иван Грозный очень хорошо страной владел. При нем ничего плохого не было. Он обязательно предупреждал, когда война начиналась, и все люди успевали спрятаться в метро. Там и ночевали, ели хлебушек с водой, другую пищу. Ленин тоже был хороший. Он постановил, чтобы людям на всей Земле в башмачки клали разные подарочки — маленькие игрушки, брелоки и самолетики. С тех пор так и бывает.
 

 

 

А Владимир Владимирович Путин — очень хороший президент. Он защищает Россию от немцев. Путин живет в Кремле и все время смотрит вдаль. Если где-нибудь далеко-далеко появится танк, Путин тут же предупреждает своих бойцов. Бойцы прощаются с мамами и уходят на фронт. При Путине Россия стала ярче, краше и красивее. Появилось много деревьев и домов из разноцветных камней. Не то что сто лет назад, когда все дома были из старых поскребанных кирпичей.

Ольга Тюльпина,
6 «Г», школа № 992:
— Самое значимое событие — Великая Отечественная война. Тогда фашисты начали большой набег на нашу территорию. Но отважные русские люди им в этом помешали.
 

 

 

Из правителей я знаю жестокого Ивана Грозного и умного Петра Первого, который любил строить корабли в Питере. Ленин как-то был связан с коммунизмом, но я не уверена. А Сталин — это высокий человек с темными волосами. Все они управляли страной хуже Путина, потому что люди всегда возмущались. А сейчас живется лучше всего, потому что ничего не происходит и ни с кем воевать не надо.

 

 

Александр Чочиа,
7 «А», школа № 691:

— Самое важное событие в нашей истории — битва с Наполеоном. Русские победили из-за своей многочисленности, а французов погубила самоуверенность и полное незнание погодных сводок.
 

 

 

Вообще судить об истории трудно — это очень неточная наука. Раньше ею занимались летописцы, которые нет-нет да и пропускали какие-то даты. Более или менее связной история стала после Ломоносова. Ломоносов был первым ученым, который сопоставил летописи и создал приемлемые факты. Мне кажется, что знать историю важно, но учить ее не очень интересно. Куда веселее геометрия и физика.

Настя Николаева,
7 «Б», школа № 134:

— В целом мы должны доверять учебникам истории. Ведь они написаны людьми, которые участвовали в каких-то событиях. Например, когда Иван Грозный убивал своего сына, рядом оказался какой-то человек с блокнотом, который записывал все движения, поэтому мы знаем об этом факте.
 

 

 

 

Конечно, возможно, в записи что-то приукрашено, но ведь даже в любой сказке есть доля правды!
Не могу сказать, когда русскому народу хорошо жилось. Ленин считал, что государство — это аппарат для систематического применения насилия. А Сталин думал, что человек живет для того, чтобы им управлять.

Он от людей все время чего-то требовал — то под танки ложиться, то голодать, то убивать.
 

 

 

Так что русскому народу всегда жилось неважно, хотя мы очень хорошая нация и выгодно отличаемся от иностранцев. Русский человек никогда не предаст Родину, всегда готов идти на жертвы и не будет беречь свой народ, если им нужно пожертвовать ради процветающего будущего.

Наталья Леперовская,
10 «Г», школа № 834:
 

— Самое значимое событие в истории России — Куликовская битва. После нее были важные перевороты и разделение земель. Если бы Россия тогда не присвоила себе земли, то сейчас мы наверняка были бы под чьим-нибудь господством, хана этого, как его, имя такое нерусское... Лучше всего Россией правил Александр II, и если бы он правил чуть-чуть дольше, то произошло бы много полезных переворотов

 

Худшее время в истории нашей страны — это когда Горбачев пришел к власти. Сначала он ничего был, спокойный, а потом такое началось, что иначе как хулиганством не назовешь. Он стал раздаривать земли, отдал Крым. А когда потом обратился за помощью к правителям других государств, то ему, как и Ивану Грозному, ответили отказом. Сегодня положение у России прекрасное.

 

 

Невинных людей не сажают за мешок картошки. Народ немного распущенный, свободный, и это хорошо.

Саша Яналина,
11 «А», школа № 729:
 

 

 

— Большой перелом произошел после ВОВ. Весь мир понял, что русский народ — это не хухры-мухры. Было очень много погибших, города разрушили и деревни. Сталин установил в стране очень жестокий порядок. Шаг вправо, шаг влево — расстрел. По доносу человека могли увезти в неизвестном направлении. Зато порядок в стране был, тунеядцев не было — все они сидели. Лично я хотела бы лично встретиться со Сталиным. На портретах он такой красивый, высокий, черноволосый. А в жизни, говорят, был маленький, рыжий и одна нога у него была короче другой. Я бы спросила его, что он хочет исправить из того, что натворил. Правда, перед этим я бы надела бронежилет — он же психически неуравновешенный, мало ли чего!
Кстати, мне ни один политический деятель не нравится. Не знаю, как там было в древности, у нас в седьмом классе учителя истории не было, но то, что мы проходили, начиная с восьмого, только угнетает.

nabiraem.ru

Статья на тему: ЧЕМУ УЧАТ В ШКОЛЕ?

ЧЕМУ  УЧАТ  В  ШКОЛЕ?

В наше время произошла подмена понятия «гуманитарий». Из человека, имеющего склонность к гуманитарным наукам, он превратился в человека, не имеющего способностей к наукам точным. Хуже другое: определив себя как «гуманитария», наши дети прощают себе неуспехи математике, физике и химии. Будут ли они при этом успешны в истории, языкознании, антропологии, психологии – большой вопрос.

Мнение №1

Где математика - там ум

Технари во всем опережают гуманитариев. Гуманитарные науки простые, и даже я бы сказала - примитивные. А техническая специальность - это настоящий спортзал для мозгов. Человек, который закончил матфак, может распоряжаться своими мозгами так, как захочет. Он может стать программистом, дизайнером, системным администратором, пойти в логистику, в творчество, писать сценарии - в общем, он может практически все. Поэтому среднестатистический технарь всегда будет на шаг впереди среднестатистического гуманитария. И даже выучившись на программиста в Златоустовском отделении ЮуРГУ, вы дадите фору выпускнику МГУ по специальности «журналистика» в плане живости и красоты написанных статей. Девочки-филологи рады работе в магазинах компании МТС, а выпускник технического вуза сразу получает хорошую работу с отличной зарплатой. Потому что где математика - там ум.

Мнение №2

Всезнайки не нужны

Человек гуманитарно образованный — это не участник телевикторины, бодро сыплющий цитатами из классиков. Нам нужны не всезнайки, потому что все знает Интернет. Но счетоводы и лавочники нам тоже не нужны. Мы обязаны понять роль эпохи Возрождения и искусственно подтолкнуть создание эпохи Возрождения в наше время. Если мы начнем усиленно готовить людей, не способных воспринимать и транслировать эмоции, впечатления, чувственные, не поддающиеся примитивному анализу сюжеты, то рискуем попасть в очень сложную ситуацию. Мы попросту столкнемся с полной гуманитарной катастрофой. К тому же технари чаще всего еще и жуткие материалисты, что не дает им оценить вклад гуманитариев в копилку человечества, так как вклад гуманитариев не материален. Но именно гуманитарный взгляд позволяет хорошо делать железки и развивать технологии.

Чему учат в школе

Современная российская школа является прямой наследницей советской трудовой политехнической школы с ее направленностью на создание профессиональных рук для индустриализации. Параллелей с семилетним всеобучем находится гораздо больше, чем с царской классической гимназией, где латынь, греческий, риторика и Закон Божий. Именно поэтому в наших школах, как правило, преподавание естественно-научного цикла дисциплин поставлено на порядок лучше, чем каких-нибудь истории, литературы или МХК. К тому же порядка 80 % людей изначально являются левополушарными правшами и от природы больше склонны к аналитическому и логическому знанию, а не к образному и чувственному.

Есть другая проблема: в средних школах до обидного мало увлеченных и могущих увлечь своим предметом учителей литературы или истории. Читать книги, обсуждать их? Какая скука! Есть ведь сайты с изложением краткого содержания, «Преступление и наказание» на двух страницах – крутая вещь! Написать эссе на тему «Мои мысли о семье Болконских» - кого интересуют мои мысли? Не приставайте с чушью! В общем-то, учителя предметов гуманитарного цикла сами сдались. Когда у тебя два урока истории или литературы в неделю, сложно преподавать так, чтобы «цепляло», чтобы детям хотелось узнавать больше, копать глубже. Чтобы гуманитарий вырос, ему нужны собеседники. С помощью тестов и фронтальных опросов чуда не произойдет. Классно-урочная система не годится для подготовки гуманитариев, зато в изобилии поставляет абитуриентов с катастрофическим уровнем общей культуры. В вузах тоже все печально: «Дети, которые поступают к нам на филфак, на 1-м курсе делают в диктанте в среднем 25 ошибок, - рассказал ректор педагогического вабсолютно безграмотные, мы выпускаем полуграмотных, и они, становясь школьными учителями, готовят для нас новое поколение абсолютно безграмотных студентов».

«Математика – не моя фишка»

Парадокс же заключается в том, что довольно много школьников (преимущественно школьниц) со слабой «тройкой» по математике объявляют себя гуманитариями. Конечно, «гуманитарий» - звучит куда благороднее, чем тупица. И кто-то из технарей-острословов изобрел расшифровку аббревиатуры ГСМ – гуманитарный склад мозгов. И этот «диагноз» характеризует своего носителя не лучшим образом. Возможно, этим людям не повезло с учителем, потому что не понимать школьную математику и быть полным дубом в физике могут только люди с ограниченными интеллектуальными способностями, не способные перерабатывать информацию и мыслить, как логически, так и образно.

К общему падению ценности интеллекта и эрудиции прикладывают руку «лидеры мнения» - многие «звезды» в интервью признаются в том, что математика и физика – не их «коньки». Но как раз в их случае все более-менее понятно: будучи увлеченными в своей музыкальной, артистической, творческой сфере, они, чаще всего, абсолютно некультурно забивают на уроки, не являющиеся центром их интересов. Однако забить-то можно, а что дальше? Ведь если у тебя не талант, который пробьет дорогу, то удел псевдо-гуманитариев, идущих по пути наименьшего сопротивления, весьма печален: средненькие вузики, паршивенькие работки. Хотя для женщины это все опять-таки не так фатально: всегда можно выйти замуж, родить детей и совершенствоваться в выпекании пирогов.

Уравнения против «Войны и мира»

Нельзя ставить вопрос так: что важнее - читать книги или решать уравнения? В очень ограниченных областях деятельности востребованы исключительно технические или гуманитарные знания и навыки. Что касается математики, физики, всех точных предметов, идеи эстетики проявлены и в них — причем очень ярко! Ведь что такое гармония в музыке? Не что иное, как математические задачи. Что такое физика? Это и акустика, связанная с музыкой, и золотые сечения, и ускорение свободного падения. Гуманитарное, творческое и логическое, математическое — суть ветви одного дерева. Прекрасная иллюстрация – слова авиаконструктора Туполева: «Этот самолет не красивый, он не полетит».

Посмотрите на физиков теоретиков – они всегда тянулись к живописи, музыке, литературе – то есть высокой культуре. У них в этом есть потребность. Для того чтобы их мир выстраивался как целостный, для того, чтобы они могли решать свои проблемы, они ходят в консерваторию, на выставки, интересуются, коллекционируют. Знаменитый лекторий в Политехническом музее – физики взахлеб слушали Лосева и Лотмана. Технарь с неразвитой эмоциональной сферой никогда не создаст удобный для пользователя сайт и не построит город, в котором удобно и приятно жить. Можно не быть гуманитарием, но гуманитарно образованным человеком.

И все-таки математика

Но статья эта написана не для того, чтобы всех примирить. Да, сверхзадача – стать «человеком эпохи Возрождения», однако в условиях, когда нам навязывают раннюю специализацию в школах, приходится определяться и выбирать. И выбирать нужно математику.

Потому что:

1. Мы знаем массу примеров того, как человек с техническим образованием стал выдающимся режиссером, актером, писателем, философом, журналистом. И нет параллельных примеров того, как филолог или даже юрист стал инженером.

2. В математических классах, как правило, собираются более умные дети. В гуманитарные уходят псевдо-гуманитарии, в принципе обделенные способностью познавать и учиться.

3. Для обучения гуманитария нужна другая школа – по типу Афинской Академии времен Сократа. Эта задача может быть решена сейчас с помощью внешкольных занятий и бешеного самообразования под руководством мудрых наставников. Далее – вуз выше среднего уровня. Но здесь включается экономический аспект: поступить на бюджетное отделение приличного вуза из числа «старых брендов», разобравшись с математикой и физикой, значительно проще, чем на посредственный гумфак.

Что делать?

Если вы себя определили как гуманитария, сделайте усилие – поинтересуйтесь, чем занимаются люди в той сфере гуманитарного знания, которая представляет для вас интерес.

Практически во всех гуманитарных науках обильно присутствует либо сама математика, либо принципы математического мышления. На философских факультетах на первом курсе сдается отсеивающий экзамен по математической логике – с формулами. Антропологи только и делают, что систематизируют и классифицируют все эти межплеменные культурные отличия. Историческая наука давно перестала быть

описательной, а наиболее перспективные направления связаны с количественными методами в исторических исследованиях и прочей историометрией. Вступительный экзамен по математике на психологических факультетах отменен, но если вы полагаете, что учеба на психолога состоит из чтения гороскопов с характеристиками знаков Зодиака, то сильно заблуждаетесь. Прикладная лингвистика, хотя и существует часто в рамках филфаков, гуманитарной дисциплиной не является. К тому же информационные технологии (а это технарство почти в чистом виде) переворачивают нашу жизнь и заставляют думать по-новому каждые пять лет.

Кстати, уважаемый гуманитарий, как у вас с компьютером? Вас можно назвать компетентным пользователем? С прокачкой персонажей в стратегиях проблем не возникает? Очень хорошо! Тогда «гейм овер», открывайте задачник. И ботайте математику.

Автор статьи: Екатерина Смирнова

nsportal.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *