Что такое мышление человека: works.doklad.ru — Учебные материалы

Содержание

Мышление

Общее понятие о мышлении

В процессе мышления человек отражает объективный мир иначе, чем в процессах восприятия и воображения. В восприятиях и представлениях внешние явления отражаются так …

Физиологические основы мышления

С физиологической стороны процесс мышления представляет собой сложную аналитико-синтетическую деятельность коры больших полушарий головного мозга. В осуществлении процессов мышления принимает участие вся кора…

Виды понятий

Принято делить понятия на несколько видов по характеру отражаемых в них связей и отношений и по признаку общности понятия…

Суждение

Суждение всегда представляет собой мысль о связи явлений, например: «бытие определяет сознание», «студент сдал зачет» и т. д…

Основные виды мыслительных операций

Понятия и суждения являются такими формами отражения действительности, которые получаются в результате сложной умственной деятельности, состоящей из ряда следующих мыслительных операций…

Умозаключение

В ряде случаев истинность или ложность суждений устанавливается в результате непосредственного восприятия…

Классификация и систематизация

Классификацией называется подведение отдельных предметов или явлений — на основании присущих им общих признаков — под более общие понятия, обозначающие определенные классы тех или иных предметов или явлений…

Развитие мышления

Способность мышления, как отражения существующих между вещами связей и отношений, проявляется у человека в зачаточной форме уже в первые месяцы жизни…

Усвоение понятий

Понятия формируются в процессе исторического развития человеческого общества…

Понимание

Важное место в мыслительной деятельности занимает понимание, т. е. раскрытие существенного в предметах и явлениях действительности, в разных случаях носящее различный характер…

Решение мыслительных задач

Всякая мыслительная деятельность, как было сказано, есть решение задачи, заключающей в себе вопрос, ответ на который находится не сразу и не непосредственно…

Качества ума

Подчиняясь общим закономерностям, мышление у разных людей протекает неодинаково…

Развитие мышления у детей

Возникновение мышления неразрывно связано с практической деятельностью. Впервые мыслительная деятельность находит свое выражение во внешних, предметных действиях ребенка…

Теории мышления

Вопрос о том, что такое мышление и какую роль оно играет в познании и деятельности человека, интересовало человечество издавна…

Мышление как деятельность

Мышление всегда предполагает изменение содержания для того, чтобы сделать его понятным, доступным для полного и глубокого восприятия субъектом…

Виды мышления

Разнообразие типов мыслительных задач обуславливает разнообразие не только механизмов, способов, но и видов мышления…

Понятие о интеллекте

В анализе мышления трудно обойтись без понятий «интеллект» и «интеллектуальные способности»…

МЫШЛЕНИЕ — это… Что такое МЫШЛЕНИЕ?

  • МЫШЛЕНИЕ — направленный процесс переработки информации в когнитивной системе живых существ. М. реализуется в актах манипулирования (оперирования) внутренними ментальными репрезентациями, подчиняющимися определенной стратегии и приводящими к возникновению… …   Философская энциклопедия

  • мышление — процесс познавательной деятельности индивида, характеризующийся обобщенным и опосредствованным отражением действительности. Различают следующие виды М.: словесно логическое, наглядно образное, наглядно действенное. Выделяют также М. теоретическое …   Большая психологическая энциклопедия

  • МЫШЛЕНИЕ — МЫШЛЕНИЕ, в психологии высшая и наиболее сложная форма интелектуальной деятельности, состоящая в рациональной переработке данных опыта, в процессах установления связей, вскрытия отношений и зависимостей и отличающаяся своеобразным составом,… …   Большая медицинская энциклопедия

  • Мышление —  Мышление  ♦ Pensée    Достаточно широкое, хотя, разумеется, неполное определение мышления дает Декарт: «Что же я есть? Мыслящая вещь. А что это такое – вещь мыслящая? Это нечто сомневающееся, понимающее, утверждающее, отрицающее, желающее, не… …   Философский словарь Спонвиля

  • мышление —         МЫШЛЕНИЕ процесс решения проблем, выражающийся в переходе от условий, задающих проблему, к получению результата. М. предполагает активную конструктивную деятельность по переструктурированию исходных данных, их расчленение, синтезирование… …   Энциклопедия эпистемологии и философии науки

  • Мышление — Мышление: Мышление (философия) Мышление (психология) …   Википедия

  • мышление — мысль, познание, осознание, понимание; дух Словарь русских синонимов. мышление мысль Словарь синонимов русского языка. Практический справочник. М.: Русский язык. З. Е. Александрова. 2011 …   Словарь синонимов

  • МЫШЛЕНИЕ — высшая ступень человеческого познания. Позволяет получать знание о таких объектах, свойствах и отношениях реального мира, которые не могут быть непосредственно восприняты на чувственной ступени познания. Формы и законы мышления изучаются логикой …   Большой Энциклопедический словарь

  • МЫШЛЕНИЕ — МЫШЛЕНИЕ, я и МЫШЛЕНИЕ, я, ср. 1. см. мыслить. 2. Высшая ступень познания процесс отражения объективной действительности в представлениях, суждениях, понятиях. Формы и законы мышления. Толковый словарь Ожегова. С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. 1949… …   Толковый словарь Ожегова

  • МЫШЛЕНИЕ — МЫШЛЕНИЕ, я и МЫШЛЕНИЕ, я, ср. 1. см. мыслить. 2. Высшая ступень познания процесс отражения объективной действительности в представлениях, суждениях, понятиях. Формы и законы мышления. Толковый словарь Ожегова. С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. 1949… …   Толковый словарь Ожегова

  • Соотношение языка и мышления в философии и методике преподавания иностранных языков

    %PDF-1.6 % 1 0 obj > endobj 4 0 obj /ModDate (D:20140919191800+06’00’) /Producer (Adobe PDF Library 10.0) /Author /Title >> endobj 2 0 obj > stream application/pdf

  • Соотношение языка и мышления в философии и методике преподавания иностранных языков
  • Копылова Ю. В.Adobe PDF Library 10.02014-09-19T19:17:53+06:00Acrobat PDFMaker 10.1 для Word2014-09-19T19:18+06:002014-09-19T19:18+06:00uuid:db5755c0-1194-4aa7-88fb-805816f1eb31uuid:1bbf4b81-a97e-41ba-9c2d-aafec3a1fc80 endstream endobj 3 0 obj > endobj 5 0 obj > /Font > /XObject > >> /Rotate 0 /Type /Page /Annots [35 0 R] >> endobj 6 0 obj > /Font > >> /Rotate 0 /Type /Page >> endobj 7 0 obj > /Font > >> /Rotate 0 /Type /Page >> endobj 8 0 obj > /Font > >> /Rotate 0 /Type /Page >> endobj 9 0 obj > /Font > >> /Rotate 0 /Type /Page >> endobj 10 0 obj > /Font > >> /Rotate 0 /Type /Page >> endobj 11 0 obj > stream HT=0+\_ Kwb >c8d)(ϛyϻUח>%Zo @:ě}xHaR(BGHS+~}>aI*( t%`Bol-ŎjK?DYnAcy:zH],0#}Z8R1J%.͜ieм

    Мышление и деятельность

    Cogito ergo sum! «Мыслю, следовательно существую», — утверждал  Рене Декарт. Разберем теоретический аспект взаимосвязи мышления и активности человека, выражающейся в деятельности.

    Мышление и деятельность. Разбор темы кодификатора ЕГЭ

    КОДИФИКАТОР ЕГЭ по обществознанию с анализом здесь.

    Полный авторский курс от эксперта ЕГЭ Коцарь Евгения Сергеевича по всем темам кодификатора.

    Для занятий в группе сайта  #5_Мышление_и_деятельность

    Деятельность — это человеческая форма активности, направленная на преобразование окружающей среды.

    Структура деятельности: 

    😼Мотив — это побуждения к деятельности, связанные с удовлетворением потребностей .
    💭Цель — это осознанный образ предвосхищаемого результата, на достижение которого направлена деятельность.
    ✒Средство – это приёмы, способы действий, деньги, орудия, предметы. Действия — это проявление волеизъявления людей.
    🏁 Результат – это конечный итог, завершающий деятельность.
    🏃Субъект — это тот, кто осуществляет деятельность: человек,группа людей,общество в целом.
    🍃Объект — это то, на что направлена деятельность субъекта: предмет или весь окружающий мир (природа).

    Мотивы деятельности:
    🔆Потребности – это испытываемая человеком нужда в необходимом для жизни и развития.
    🔆Социальные установки – это ориентация человека на что-либо.

    🔆Убеждения — это эмоционально-ценностные отношения к действительности.
    🔆Интересы – это реальная причина действий, стоящая за мотивами.
    🔆Влечения — это психические состояния , выражающие неосознанную (недостаточно осознанную необходимость).

    Мышление и деятельность – основные категории, выделяющие человека из животного мира. Только человеку присущи мышление и преобразующая деятельность.

    Мышление как предпосылка деятельности присуща только человеку!

    📌Мышление – функция человеческого мозга, возникающая в результате его нервной деятельности. Однако мышление не может быть полностью объяснено исключительно деятельностью мозга. Мыслительная деятельность связана не только с биологической эволюцией, но и с общественным развитием, а также с речевой и трудовой деятельностью человека. Формы мышления: суждения, понятия, представления, теории.

    📌Мышлению свойственны такие процессы, как:

    анализ (разложение понятий на части),
    синтез (объединение фактов в понятие),
    абстракция (отвлечение от свойств предмета при его изучении, оценка его «со стороны»),
    постановка задач,
    нахождение путей их решения,
    выдвижение гипотез (предположений) и идей.

    Мышление неразрывно связано с речью; именно результаты мышления отражаются в языке. Речь и мышление имеют схожие логические и грамматические конструкции, они взаимосвязаны и взаимозависимы. Не все замечают, что когда человек думает, то проговаривает про себя свои мысли, ведет внутренний диалог.

    Внутренняя речь, диалог человека с самим собой

    Этот факт подтверждает взаимосвязь мышления и речи.

    Видео-лекцию на тему «Природное и общественное в человеке. Мышление и деятельность» от эксперта ЕГЭ вы можете получить, подписавшись на бесплатный мини-видеокурс по основным темам ЕГЭ по обществознанию.

    В топике группы по эссе онлайн  вы можете закрепить свои знания по разобранной теме и написать эссе по высказыванию Декарта, а также получить экспертную оценку эссе:

    Мыслю, следовательно существую! Декарт Р.

    Мыслю, следовательно существую!

    Готовьтесь к ЕГЭ по обществознанию с нами, мысля и действуя!!!

    Мышление и деятельность — ЧЕЛОВЕК

    Предметы и явления действительности обладают такими свойствами и отношениями, которые можно познать непосредственно, при помощи ощущений и восприятий (цвета, звуки, формы, размещение и перемещение тел в видимом пространстве), и такими, которые можно познать лишь опосредованно и благодаря обобщению, т. е. посредством мышления.

    Мышление — это опосредованное и обобщенное отражение действительности, вид умственной деятельности, заключающейся в познании сущности вещей и явлений, закономерных связей и отношений между ними.

    Первая особенность мышления — его опосредованный характер. То, что человек не может познать прямо, непосредственно, он познает косвенно, опосредованно: одни свойства через другие, неизвестное — через известное. Мышление всегда опирается на данные чувственного опыта — ощущения, восприятия, представления — и на ранее приобретенные теоретические знания. Косвенное познание и есть познание опосредованное.

    Вторая особенность мышления — его обобщенность. Обобщение как познание общего и существенного в объектах действительности возможно потому, что все свойства этих объектов связаны друг с другом. Общее существует и проявляется лишь в отдельном, в конкретном.

    Обобщения люди выражают посредством речи, языка. Словесное обозначение относится не только к отдельному объекту, но также и к целой группе сходных объектов. Обобщенность также присуща и образам (представлениям и даже восприятиям). Но там она всегда ограничена наглядностью. Слово же позволяет обобщать безгранично. Философские понятия материи, движения, закона, сущности, явления, качества, количества и т. д. — широчайшие обобщения, выраженные словом.

    Мышление — высшая ступень познания человеком действительности. Чувственной основой мышления являются ощущения, восприятия и представления. Через органы чувств — единственные каналы связи организма с окружающим миром — поступает в мозг информация. Содержание информации перерабатывается мозгом. Наиболее сложной (логической) формой переработки информации является деятельность мышления. Решая мыслительные задачи, которые перед ним ставит жизнь, человек размышляет, делает выводы и тем самым познает сущность вещей и явлений, открывает законы их связи, а затем на этой основе преобразует мир.

    Мышление не только теснейшим образом связано с ощущениями и восприятиями, но и формируется на их основе. Переход от ощущения к мысли — сложный процесс, который заключается прежде всего в выделении и обособлении предмета или его признака, в отвлечении от конкретного, единичного и в установлении существенного, общего для многих предметов.

    Мышление выступает главным образом как решение задач, вопросов, проблем, которые постоянно выдвигаются перед людьми жизнью. Решение задач всегда должно дать человеку что-то новое, в частности новые знания. Поиски решений иногда бывают очень трудными, поэтому мыслительная деятельность, как правило, активна и требует сосредоточенного внимания, терпения. Реальный процесс мысли — это всегда процесс не только познавательный, но и эмоциональноволевой.

    Объективной материальной формой мышления является язык. Мысль становится мыслью и для себя и для других только через слово — устное и письменное. Благодаря языку человеческие мысли не теряются, а передаются в виде системы знаний из поколения в поколение. Однако существуют и дополнительные средства передачи результатов мышления: световые и звуковые сигналы, электрические импульсы, жесты и пр. Современная наука и техника широко используют условные знаки в качестве универсального и экономного средства передачи информации.

    Облекаясь в словесную форму, мысль формируется и реализуется в процессе речи. Движение мысли, ее уточнение, связь мыслей друг с другом и т. п. происходят лишь посредством речевой деятельности. Мышление и речь (язык) — едины.

    Мышление неразрывно связано с речевыми механизмами, особенно с рече-слуховыми и речедвигательными, а также с практической деятельностью людей. Всякий вид деятельности предполагает обдумывание, учет условий действия, планирование, наблюдение. Действуя, человек решает какие-то задачи. Практическая деятельность — основное условие возникновения и развития мышления, а также критерий истинности мышления.

    Мышление — функция мозга, результат его аналитико-синтетической деятельности. Оно обеспечивается работой обеих сигнальных систем, при этом ведущая роль отводится второй сигнальной системе. При решении мыслительных задач в коре мозга происходит процесс преобразования систем временных нервных связей. Нахождение новой мысли физиологически означает замыкание нервных связей в новом сочетании.

    Мыслительная деятельность человека представляет собой решение разнообразных мыслительных задач, направленных на раскрытие сущности чего-либо.

    Мыслительная операция — это один из способов мыслительной деятельности, посредством которого человек решает мыслительные задачи.

    Мыслительные операции разнообразны. Это — анализ и синтез, сравнение, абстрагирование, конкретизация, обобщение, классификация. Какие из логических операций применит человек, будет зависеть от задачи и от характера информации, которую он подвергает мыслительной переработке.

    Анализ — это мысленное разложение целого на части или мысленное выделение из целого его сторон, действий, отношений.

    Синтез — обратный анализу процесс мысли; это — объединение частей, свойств, действий, отношений в одно целое.

    Анализ и синтез — две взаимосвязанные логические операции. Синтез, как и анализ, может быть как практическим, так и умственным.

    Анализ и синтез сформировались в практической деятельности человека. В трудовой деятельности люди постоянно взаимодействуют с предметами и явлениями. Практическое освоение их и привело к формированию мыслительных операций анализа и синтеза.

    Сравнение — это установление сходства и различия предметов и явлений. Сравнение основано на анализе. Прежде чем сравнивать объекты, необходимо выделить один или несколько признаков, по которым будет произведено сравнение.

    Сравнение может быть односторонним, или неполным, и многосторонним, или более полным. Сравнение, как анализ и синтез, может быть разных уровней — поверхностное и более глубокое. В этом случае мысль человека идет от внешних признаков сходства и различия к внутренним, от видимого к скрытому, от явления к сущности.

    Абстрагирование — это процесс мысленного отвлечения от некоторых признаков, сторон конкретного с целью лучшего познания его. Человек мысленно выделяет какой-нибудь признак предмета и рассматривает его изолированно от всех других признаков, временно отвлекаясь от них. Изолированное изучение отдельных признаков объекта при одновременном отвлечении от всех остальных помогает человеку глубже понять сущность вещей и явлений. Благодаря абстракции человек смог оторваться от единичного, конкретного и достичь самой высокой ступени познания — научного теоретического мышления.

    Конкретизация — процесс, обратный абстрагированию и неразрывно связанный с ним. Конкретизация — это возвращение мысли от общего и абстрактного к конкретному с целью раскрытия содержания.

    Мыслительная деятельность всегда направлена на получение какого-либо результата. Человек анализирует предметы, сравнивает их, абстрагирует отдельные свойства, с тем чтобы выявить общее в них, чтобы раскрыть закономерности, управляющие их развитием, чтобы овладеть ими.

    Обобщение, таким образом, есть выделение в предметах и явлениях общего, которое выражается в виде понятия, закона, правила, формулы и т. п.

    Мышление человека протекает в форме суждений и умозаключений. Суждение — это форма мышления, отражающая объекты действительности в их связях и отношениях. Каждое суждение — это отдельная мысль о чем-либо. Последовательная логическая связь нескольких суждений, необходимая для того, чтобы решить какую-либо мыслительную задачу, понять что-нибудь, найти ответ на вопрос, называется рассуждением. Рассуждение имеет практический смысл лишь тогда, когда оно приводит к определенному выводу, умозаключению. Умозаключение и будет ответом на вопрос, итогом поисков мысли.

    Умозаключение — это вывод из нескольких суждений, дающий нам новое знание о предметах и явлениях объективного мира. Умозаключения бывают индуктивные, дедуктивные и по аналогии.

    Индуктивное умозаключение — это умозаключение от единичного (частного) к общему. Из суждений о нескольких единичных случаях или об их группах человек делает общий вывод.

    Рассуждение, в котором мысль движется в обратном направлении, называют дедукцией, а вывод — дедуктивным.

    Дедукция — это вывод частного случая из общего положения, переход мысли от общего к менее общему, к частному или единичному. При дедуктивном рассуждении мы, зная общее положение, правило или закон, делаем вывод о частных случаях, хотя и не изучали их специально.

    Умозаключение по аналогии — это умозаключение от частного к частному. Сущность умозаключения по аналогии состоит в том, что на основании сходства двух предметов в некоторых отношениях делается вывод о сходстве этих предметов и в других отношениях. Умозаключение по аналогии лежит в основе создания многих гипотез, догадок.

    Результаты познавательной деятельности людей фиксируют в форме понятий. Познать предмет — значит раскрыть его сущность. Понятие — это отражение существенных признаков предмета. Чтобы раскрыть эти признаки, нужно всесторонне изучить предмет, установить его связи с другими предметами. Понятие о предмете возникает на основе многих суждений и умозаключений о нем.

    Понятие как результат обобщения опыта людей является высшим продуктом мозга, высшей ступенью познания мира.

    Каждое новое поколение людей усваивает научные, технические, моральные, эстетические и другие понятия, выработанные обществом в процессе исторического развития.

    Усвоить понятие — это значит осознать его содержание, уметь выделять существенные признаки, точно знать его границы (объем), и место среди других понятий, чтобы не путать его со сходными понятиями; уметь пользоваться данным понятием в познавательной и практической деятельности.

    Мыслительная деятельность человека проявляется в понимании объектов мышления и в решении на этой основе разнообразных мыслительных задач.

    Понимание — процесс проникновения мысли в сущность чего-либо. Объектом понимания может быть любой предмет, явление, факт, ситуация, действие, речь людей, произведение литературы и искусства, научная теория и т. д.

    Понимание может быть включено в процесс восприятия объекта и выражаться в узнавании, осознании его, хотя оно может осуществляться и вне восприятия.

    Понимание является обязательным условием решения мыслительных задач.

    Действуя, человек решает разнообразные задачи.

    Задача представляет собой ситуацию, которая определяет действие человека, удовлетворяющего потребность путем изменения этой ситуации.

    Сущность задачи состоит в достижении цели. Сложные задачи человек решает в несколько этапов. Осознав цель, вопрос, возникшую потребность, он анализирует условия задачи, составляет план действий и действует.

    Одни задачи человек решает непосредственно, путем выполнения привычных практических и умственных действий, другие — опосредованно, путем приобретения знаний, необходимых для анализа условий задачи. Задачи последнего типа называются мыслительными.

    Решение мыслительных задач проходит в несколько этапов. Первый этап — осознание вопроса задачи и стремление найти на него ответ. Без вопроса нет задачи, нет вообще мыслительной деятельности.

    Второй этап решения мыслительной задачи — это анализ ее условия. Без этого нельзя решить ни одной задачи — ни практической, ни умственной.

    Третий этап решения мыслительной задачи — само решение. Процесс решения осуществляется посредством различных умственных действий с использованием логических операций. Умственные действия, последовательно сменяя друг друга, образуют определенную систему.

    Последним этапом решения мыслительных задач является проверка правильности решения. Она дисциплинирует мыслительную деятельность, позволяет осмыслить каждый ее шаг, найти пропущенные ошибки и исправить их.

    Умение решать мыслительные задачи характеризует ум человека, особенно если человек может решать их самостоятельно и наиболее экономными способами.

    В зависимости от того, какое место в мыслительном процессе занимают слово, образ и действие и как они соотносятся между собой, выделяют три вида мышления, конкретно-действенное, или практическое, конкретно-образное и абстрактное. Эти виды мышления выделяются еще и на основании особенностей задач — практических и теоретических.

    Конкретно-действенное (практическое) мышление направлено на решение конкретных задач в условиях производственной, конструктивной, организаторской или иной практической деятельности людей. Практическое мышление — это прежде всего техническое, конструктивное мышление. Оно состоит в понимании техники и в умении человека самостоятельно решать технические задачи. Процесс технической деятельности — это процесс взаимодействий умственных и практических компонентов работы. Сложные операции абстрактного мышления переплетаются с практическими действиями человека и неразрывно связаны с ними. Характерными особенностями конкретно-действенного мышления являются ярко выраженная наблюдательность, внимание к деталям, частностям и умение использовать их в конкретной ситуации, оперирование пространственными образами и схемами, умение быстро переходить от размышления к действию и обратно. Именно в этом виде мышления в наибольшей мере проявляется единство мысли и воли.

    Конкретно-образное, или художественное, мышление характеризуется тем, что отвлеченные мысли, обобщения человек воплощает в конкретных образах.

    Абстрактное, или словесно-логическое, мышление направлено в основном на поиск общих закономерностей в природе и человеческом обществе. Абстрактное, теоретическое мышление отражает общие связи и отношения. Оно оперирует в основном понятиями, широкими категориями, а образы, представления играют в нем вспомогательную роль.

    Все три вида мышления тесно связаны друг с другом. У многих людей в одинаковой мере развиты конкретно-действенное, конкретно-образное и теоретическое мышление, но в зависимости от характера задач, которые человек решает, на первый план выступает то один, то другой, то третий вид мышления.

    Если рассматривать развитие мышления у детей, то можно обнаружить, что раньше всего возникает конкретно-действенное мышление, потом конкретно-образное, и, наконец, абстрактно-логическое. Но особенности каждого из этих видов мышления у детей несколько иные и связь их проще.

    Виды мышления являются к тому же типологическими особенностями умственной и практической деятельности людей. В основе каждого вида лежит особое отношение сигнальных систем. Если у человека преобладает конкретно-действенное или конкретно-образное мышление, это означает относительное преобладание у него первой сигнальной системы над второй; если же человеку более свойственно словесно-логическое мышление, это означает относительное преобладание у него второй сигнальной системы над первой. Существуют и другие различия в мыслительной деятельности людей. Если они устойчивы, их называют качествами ума.

    Понятие ума шире понятия мышления. Ум человека характеризуют не только особенности его мышления, но и особенности других познавательных процессов (наблюдательность, творческое воображение, логическая память, внимательность). Понимая сложные связи между предметами и явлениями окружающего мира, умный человек должен хорошо понимать и других людей, быть чутким, отзывчивым, добрым. Качества мышления — основные качества ума. К ним относят гибкость, самостоятельность, глубину, широту, последовательность и некоторые другие качества мышления.

    Гибкость ума выражается в подвижности мыслительных процессов, умении учитывать меняющиеся условия умственных или практических действий и в соответствии с этим менять способы решения задач. Гибкости мышления противостоит инертность мышления. Человеку инертной мысли более свойственно воспроизведение усвоенного, чем активные поиски неизвестного. Инертный ум — это ленивый ум. Гибкость ума — обязательное качество людей творчества.

    Самостоятельность ума выражается в способности ставить вопросы и находить оригинальные пути их решения. Самостоятельность ума предполагает его самокритичность, т. е. умение человека видеть сильные и слабые стороны своей деятельности вообще и умственной в частности.

    Другие качества ума — глубина, широта и последовательность — также имеют важное значение. Человек глубокого ума способен «доходить до корня», вникать в сущность предметов и явлений. Люди последовательного ума умеют строго логически рассуждать, убедительно доказывать истинность или ложность какого-либо вывода, проверять ход рассуждения.

    Чем мышление успешного человека отличается от вашего и как это исправить

    Ни для кого не секрет, что наше мышление — это ключ к успеху. На эту тему уже написаны сотни книг, прочитаны тысячи лекций и курсов, множество экспертов все в один голос твердят об одном: важно настроить свое мышление соответственно тому, чего вы хотите добиться.

    Мы уже привыкли заботиться о своем теле, и ни у кого не возникает вопросов, зачем и как это надо делать. Достаточно выбрать наиболее подходящую для себя систему питания, вид спорта и ухода. 

    А вот с мышлением, несмотря на доступную информацию, по-прежнему большая путаница. Мало кто задумывается, что его надо тренировать точно так же, как и тело. Как же это правильно делать и в чем особенности мышления успешного человека, рассказывает колумнист InStyle, парапсихолог и автор популярного курса «Денежное мышление» Роберт Оксузян.

    Что отличает миллионера?

    Вы задумывались, в чем секрет успешных бизнесменов и знаменитостей, зарабатывающих большие деньги? Это их образ мышления и открытость к получению благ от этой жизни.

    Почему же мышление становится ключевым фактором в достижении успеха? Ответ прост: по тому, как человек мыслит, он и действует во внешнем пространстве. Это прямая связь и зависимость. Вы не можете мыслить на миллион долларов, а действовать на рубль, и наоборот.

    Так, предприимчивых людей от тех, кто сидит на зарплате на нелюбимой работе, отличает как раз образ мыслей: отсутствие страха, умение рисковать, делать шаг в неизвестность, пробовать новое, не стоять на месте. Они держат фокус внимания на возможностях, где заработать, а не на том, что у них не получится, даже если все вокруг будут их отговаривать от реализации новой «сумасшедшей» идеи, которая в итоге может стать компанией-«единорогом», или новым SpaceX, или Apple.

    На самом деле мышление успеха важно не только для стартаперов и предпринимателей, ведь далеко не всем подходит такой путь. Это в целом то, что определяет качество и уровень вашей жизнь, какую бы сферу вы ни выбрали. И речь не только о деньгах, а об отношениях с миром в целом: с вашими друзьями, партнерами и пространством вокруг.  

    Зачем нужно это особое мышление?

    Представьте, что вы не знаете правила дорожного движения и выезжаете на большое скоростное шоссе. Вы вряд ли доедете куда-то, а путь покажется совсем враждебным и небезопасным. Зная же правила движения, вы можете легко и спокойно достигнуть цели, простроив наиболее рациональный и быстрый маршрут.

    Так же и у мира вокруг нас, в том числе у денежного эгрегора, есть свои законы. Их надо знать, уважать и уметь применять ежедневно. Необходимо тренировать свое мышление как мышцы в тренажерном зале, чтобы оно было устойчиво и гибко и, зная законы Вселенной и то, как правильно обращаться с энергией денег, выстраивало вам путь в светлое будущее, а не ограничивало. 

    Давайте представим себе следующую ситуацию. Возьмем уже заезженный и стереотипный образ некой блондинки в розовом платье и собачкой в руках. Представим, что она не Эль Вудс из «Блондинки в законе» и вряд ли обладает предприимчивым умом, и вообще, это прототип мышления определенного плана, далекого от стратегического бизнеса. И возьмем условного Абрамовича, Маска или другого успешного и богатого мира сего, чье мышление супернаправлено на деньги. Вообразим, что в одну ночь случилась магия, и они поменялись мышлениями. Что же произойдет в итоге? Блондинка проснется с мышлением Абрамовича и сможет создать империю, и пусть не нефтяную, а с теми ресурсами, которые сможет подтянуть из окружения и своих интересов, используя при этом новый рынок, новую аудиторию, социальные сети и другие возможности. То есть она разовьет целую компанию на пустом месте. А Абрамович с мышлением блондинки, скорее всего, все потеряет в связи с тем, что он больше не сможет делать правильные шаги и принимать верные решения. Именно мышление определяет окружение человека, его ресурсы, финансы и все, что нужно для достижения успеха, а не изначальные данные, особенно со всеми возможностями XXI века.

    Как правильно мыслить?

    Итак, масштаб вашего мышления пропорционально равен масштабу вашего дохода. Как же в итоге управлять своей «денежной машиной»?

    • Во-первых, знать те самые правила дорожного движения, которые позволят беспрепятственно доехать до желаемой точки, то есть энергетические денежные законы.
    • Во-вторых, тут важна ваша личная энергетика — то, в какой физической и психологической форме вы находитесь. Насколько готово и гибко ваше мышление. Ваша энергоструктура должна находиться в балансе.
    • В-третьих, начать работать с контекстом вашей реальности и с денежными блокировкам. Контекст реальности — это история вашей данности, откуда вы начали свой путь, с чем жили всю жизнь и как пришли в точку А. Денежные установки и убеждения – это то, с чем вы сейчас находитесь в точке А, что вам мешает достигнуть точки Б. 
    • В-четвертых, нейтрализовать эти выявленные негативные денежные убеждения, чтобы путь от А до Б прошел гладко и эффективно. На курсе «Денежное мышление» я как раз даю множество техник, как это правильно делать, и медитации в помощь. 
    • В-пятых, разобравшись со своими ограничивающими убеждениями, можно переходить к самому вдохновляющему этапу: формировать свои цели и мечты, картинку той реальности, в которую вы хотите прийти по итогу. Тут важно, чтобы ваши внешние цели были привязаны к вашим ценностям — внутренним целям, иначе желания не осуществятся. И вообще, цели надо уметь ставить правильно. Это также отдельная большая и важная тема. 
    • Чтобы воплотить все желания в жизнь, нужно топливо для их достижения — ресурсы и энергия. Надо найти их источники, высвободить энергию. Для этого также существуют отдельные техники.
    • Также вам важно научиться определять и управлять фокусом своего внимания, так как от внимания зависят ваши мысли. Вы, наверное, слышали: «Куда внимание, туда и вектор». В работе с финансовым благосостоянием — это одна из ключевых идей, ведь именно внимание направляет наш фокус, который по факту определяет нашу окружающую реальность и то пространство, в котором мы живем. 

    Существует еще множество техник и принципов работы со своим мышлением, которыми я делюсь в том числе и на своем курсе, а также которые можно изучить в книгах и на тренингах. Но описанные пункты выше — это уже прекрасная база, с которой можно начинать. Уже это даст вам мощный толчок к изменениям.

    Помните, что мышление — это ключ ко всему. Я прошел путь из жизни в самой обычной семье в маленьком городе к своему бизнесу и путешествиям по всему миру именно благодаря работе с мышлением. Вы можете найти и свои способы работы. Я, например, перестраивал свое мышление благодаря общению с богатыми и успешными людьми, изучая их стратегию поведения. 

    Важно оценивать, насколько ваше окружение тянет вас вверх или вниз, полезно вдохновляться историями успехов разных людей, расширять своей контекст реальности, а главное — не забывать, что о своем мышлении надо заботиться не меньше, чем о теле и здоровье. 

    Китайский 6G возьмёт под контроль мышление человека

    Разработки уже начались.

    Говорят, что все трения, которые возникли между США и Китаем, в своей основе имели борьбу за технологии связи 5G, поэтому США так рьяно топят Huawei – лидера в этих разработках.

    Что такого примечательного в технологии 5G?

    Технология позволит передавать информацию быстрее в 100 раз, чем в сетях поколения 4G и подключить необычайно много приборов, что позволит создавать практически любые предметы и поверхности, которые будут подключены к сети от кроссовок до дверей лифта и стен домов, т.е. оцифровке подвергнется всё.

    Эта технология в совокупности с искусственным интеллектом действительно грозит стране, которая первая её масштабно внедрит, дать невероятные преимущества буквально во всех сферах от военной до потребительской.


    На сегодня Китай опережает все страны в разработке 5G и, желая сохранить своё лидерство, они уже приступили к 6G.

    Министерство науки и технологий КНР объявило о том, что две параллельные группы займутся работами по созданию сетей 6G. В одну из них будут включены представители профильных правительственных министерств, в другую — научные институты, компании и 37 университетов. По итогам исследований они должны представить в Миннауки свои предложения.

    Что нам может дать 6G?

    Мы получаем сейчас невероятный объём информации от различных механических и цифровых сред, но всё равно этот объём не сопоставим с тем объёмом информации, который способен генерировать мозг человека.


     
    6G позволит развиться технологиям, которые войдут в мыслительную деятельность 6 – 10 млрд человек, и даст возможность этим технологиям неограниченного обмена информацией.

    Контроль такой массы информации её передача потребует новых стандартов связи. Возможно, человечество и войдёт благодаря 6G в единое информационное поле. В этой среде можно будет создать по-настоящему полноценных цифровых двойников каждого человека, которые на себя возьмут все удары судьбы, а реальному человеку останутся только небольшие хлопоты для развития себя как личности.

    Как видите, такие технологии могут революционизировать не только сферы потребления, но и менять целые общества. Возможно, по силе трансформации это будет, как скачкообразный переход от рабовладельческого строя к развитой демократии. Пока этот путь трансформации находится в китайских руках. Как они распорядятся такой мощью, на этот вопрос сейчас ответить никто не сможет.


    Пока мы ещё копаемся в песочнице «Магазин 4.0», а пора уже думать о следующих поколениях «Магазин 5.0» и даже «Магазин 6.0», – заглянуть в будущее из настоящего, разве это не прекрасно?

    Автор Борис Агатов, Независимый эксперт по внедрению инноваций в ритейле, автор концепции «Магазин 4.0».

    От автора: «Провожу корпоративные семинары по теме: «Как открыть Магазин 4.0 без ошибок». Создаю стратегию магазина 4.0, консультирую, помогаю разобраться в новых технологиях для ритейла, сравнить аналоги и выбрать оптимальный вариант для вашего бизнеса и дать новый импульс развития вашей компании при помощи новых технологий.

    Связывайтесь через Facebook.

    В чем уникальность человеческого мышления? | Бионаука

    M Майкл Томаселло возглавляет исследовательскую группу в Институте эволюционной антропологии Макса Планка в Лейпциге. Его работа посвящена тому, как человеческое мышление качественно превосходит мышление других приматов — как мы думаем способами, недоступными для человекообразных обезьян. Его свидетельство состоит из тщательно контролируемых лабораторных экспериментов с шимпанзе и маленькими детьми. Томаселло и его соратники убедительно показывают, что существует три типа человеческого познания, только один из которых — индивидуальная интенциональность — характерен для человекообразных обезьян.

    Индивидуальная преднамеренность — это поведение, ориентированное на личную цель, например, взобраться на дерево, чтобы сорвать плод или открыть коробку с угощением. Индивидуальная интенциональность предполагает высокий уровень когнитивного функционирования, поскольку включает в себя концептуализацию конечного результата (цели) и разработку серии действий, каждое из которых оценивается на предмет эффективности его вклада в результат. Индивидуальная интенциональность может иметь социальную составляющую, например, когда один человек заручается поддержкой другого в приобретении недоступного инструмента.

    Второй вид познания — это то, что Томаселло называет коллективной интенциональностью . Он пишет: «Современные люди стали культурными существами… путем создания… условностей, норм и институтов, построенных не на личной, а на общекультурной основе. Таким образом, они стали полностью групповыми личностями »(стр. 80).

    Эта форма познания коллективная , потому что люди должны вступать в сложные социальные взаимодействия с целью принятия определенных социальных норм и условностей, и намеренно , потому что результирующие нормы и условности имеют целью продвижение некоторых форм социального взаимодействия. взаимодействие и обесценивание других.Томаселло утверждает, что у человекообразных обезьян отсутствует коллективная интенциональность.

    Уникальный и ошеломляющий вклад Томаселло — это его анализ того, что он называет совместной интенциональностью , которая возникает, когда два или более человека сотрудничают для достижения общей цели. Сотрудничество — это сложная форма сотрудничества, последняя просто вовлекает всех участников в задачу, выполняющую свою роль в социальном процессе. Например, эусоциальные насекомые, в том числе термиты, муравьи и многие виды социальных пчел и ос, создают сложные и изощренные колониальные структуры, используя чисто инстинктивное поведение.Нет никаких доказательств того, что эти существа концептуализируют конечный продукт и намеренно взаимодействуют для его производства.

    Сотрудничество выходит за рамки сотрудничества, объединяя сотрудников вместе в форме сетевых умов с познанием, распределенным между участниками, при этом все участники морально привержены своей роли в процессе. Совместная интенциональность — это мы-мышление , форма познания, которую понимают даже маленькие дети, но обычно недоступна нечеловеческим животным.Анализ мы-мышления Томаселло, на мой взгляд, полностью убедителен и является важным вкладом в наше понимание человеческого сотрудничества.

    Стоит рассмотреть некоторые экспериментальные свидетельства, на которых основано понятие совместной интенциональности. Шимпанзе указывают так же, как и люди, но они указывают только императивно , а не декларативно . То есть шимпанзе укажет на банан, который находится вне досягаемости, и попросит смотрителя дать ей банан.Однако шимпанзе никогда не укажет, чтобы помочь смотрителю найти то, что смотритель ищет. Точно так же шимпанзе не будет интерпретировать указание смотрителя как имеющее отношение к информации.

    В одном эксперименте шимпанзе знает, что угощение спрятано в одной из двух бочек, и она может выбрать любую из бочек. Смотритель смотрит в обе бочки, немного отодвигается и указывает на одну из бочек. Затем обнаруживается, что шимпанзе выбирает каждую бочку с одинаковой частотой, что указывает на то, что она не может интерпретировать указание смотрителя как форму информационного вспомогательного поведения.Напротив, даже очень маленькие дети неизменно интерпретируют поведение опекуна как информационное указание, и ребенок всегда выбирает правильную бочку.

    Совместная преднамеренность требует, чтобы участники осознавали, что у каждого из них есть определенная особая точка зрения на задачу, с неразделенными знаниями, которые должны быть предоставлены другим сотрудникам для успешного выполнения задачи. Следовательно, совместная интенциональность требует, чтобы люди понимали, что у других не только есть убеждения, но и что у других может быть ложных убеждений .

    Стандартный тест на понимание ложных убеждений имеет следующую форму. Испытуемый и экспериментатор сидят по разные стороны стола, на котором лежат три непрозрачных перевернутых чашки. Экспериментатор помещает предмет под одну из трех чашек и уходит. Затем кукла занимает свое место за столом и перемещает игрушку из-под одной чашки под другую. Затем кукла уходит, а через короткое время возвращается экспериментатор. Испытуемого спрашивают, где экспериментатор будет искать объект.Ребенок в возрасте до 12 месяцев — или шимпанзе любого возраста — предсказывает, что экспериментатор перевернет чашу, в которую марионетка перемещала объект, таким образом не понимая, что экспериментатор, который не был свидетелем поведения марионетки, будет иметь ложное убеждение относительно местонахождения игрушки. Ребенок старше 12 месяцев правильно предсказывает, что экспериментатор будет смотреть не под ту чашку.

    На основании этого и связанных с ним экспериментов Томаселло приходит к выводу, что человеческое мышление в основе своей является кооперативным и основано на совместной интенциональности, тогда как мышление других приматов в первую очередь соревновательно и основано на индивидуальной интенциональности.Он называет это гипотезой общей интенциональности .

    Разработав концепции индивидуальной, совместной и коллективной интенциональности, Томаселло объясняет, как последние два, присутствующие у людей и отсутствующие у обезьян, могли развиться. Он утверждает, что наши предки-охотники-собиратели сначала отличались от других приматов, развивая мелкомасштабное, в основном диадическое сотрудничество в охоте и собирательстве. Участники такого масштабного сотрудничества создавали общественно общие цели и общее внимание, закладывая основу для совместного социального взаимодействия.

    Согласно этой учетной записи, особи с повышенной способностью к сотрудничеству будут ценными партнерами в поисках пищи. Следовательно, они будут более успешными охотниками, будут привлекательными помощниками и будут иметь больше потомства. Эти потомки унаследуют способность к совместной интенциональности и предрасположенность к сотрудничеству с другими, что приведет к эволюционному успеху их совместных способностей. Томаселло считает, что этот совместный шаг начался вскоре после появления первых гомининов около 2 миллионов лет назад.

    Томаселло предполагает, что сотрудничество в этот период можно смоделировать как охоту на оленей . В игре «Охота на оленей» два игрока могут идти в одиночку и рассчитывать поймать кролика стоимостью 1, или они могут сотрудничать и рассчитывать, например, поймать оленя стоимостью 4. Но если один выберет оленя, а другой — кролика, охотник за оленями получит 0. Легко видеть, что это чисто координационная игра, в которой охота на оленя лучше для обоих игроков, но они все равно могут потерпеть неудачу. сотрудничать, потому что каждый подозревает, что другой не может сотрудничать.Некооперативное решение — это в основном то, что делают нечеловеческие приматы, тогда как совместное решение — это то, что люди эволюционировали, чтобы делать через приверженность совместной интенциональности.

    Томаселло предлагает простой набор условий, ведущих от совместной к коллективной преднамеренности. Томаселло утверждает, что по мере того, как человеческие популяции начали расти в размерах и конкурировать друг с другом, групповая жизнь в целом превратилась в одну большую совместную деятельность, создав гораздо более обширный и постоянный общий мир , то есть культуру.В результате групповое мышление всех членов культурной группы было основано на новой способности создавать общую культурную почву через общеизвестные культурные условности, нормы и институты.

    Именно в этот период развился язык. Для диадического сотрудничества подойдут простые жесты и указания, но когда в сотрудничестве участвует много людей, некоторые из которых являются незнакомыми людьми, необходим более широкий набор средств коммуникации, и язык восполняет эту потребность.

    Несмотря на элегантность этой эволюционной истории, ее точность сомнительна.В палеоантропологических записях нет свидетельств предка гоминина, социальная организация которого была основана, по словам Томаселло, на «сотрудничестве… между ad hoc парами особей». Ранние гоминины на этапе перехода от плиоцена к плейстоцену были падальщиками (Binford 1985, Blumenschine et al. 1994, Dominguez-Rodrigo and Barba 2006, McPherron et al. 2010), скоординированных коллективных действий которых было достаточно, чтобы отогнать хищников. который напал и убил добычу.До появления отравленных копий и стрел с каменными наконечниками, которое произошло сравнительно недавно, активное преследование крупной добычи несколькими охотниками было, вероятно, невозможно (Sahle et al. 2013). И добыча мусора, и охота в лесах и лесах плейстоцена вовлекали большинство здоровых мужчин в группу, действовавшую коллективно, рассредоточившись по большой территории в поисках добычи. Когда один из членов отряда обнаруживал добычу, других призывали отгонять хищников камнями и копьями.Затем они несли добычу, которая могла быть довольно большой, обратно на домашнюю базу, где мясо можно было приготовить и разделить.

    Представление о том, что очень небольшие группы охотников могут образовывать коалиции и охотиться отдельно от других небольших групп охотников, безусловно, возможно, но не находит подтверждения в палеоантропологических данных. Кроме того, современные группы охотников-собирателей, которых насчитывается более 1000 по всему миру, почти всегда охотятся коллективно и придерживаются сложных социальных норм для равноправного распределения мяса крупных животных.Основная причина коллективной охоты, по-видимому, заключается в том, что поимка крупной добычи является редким и непредсказуемым событием, поэтому коллективное участие в охоте снижает стохастичность отдачи до приемлемого уровня (Lewis et al. 2014)

    Если эти наблюдения точны, наиболее вероятно, что ранние виды гомининов развили грубое, но эффективное коллективно интенциональное общество с нормами, условностями и сложными формами общения, которые дали этому виду эволюционное преимущество над многими видами гомининов того времени, которые боролись за контроль над охотником — собирайте нишу в лесу и в лесу.Томаселло выдвигает гипотезу, что переход от совместной интенциональности к коллективной интенциональности должен был подождать до тех пор, пока не достигнет высокого уровня популяция людей и межполосная конкуренция. Тем не менее, сообщества охотников-собирателей с коллективной охотой появляются в летописи окаменелостей задолго до того, как в современную эпоху начался рост человеческого населения, и межзонная война, вероятно, никогда не была незначительной для наших предков-гомининов (Bowles and Gintis 2011). Следовательно, общества «совместной интенциональности» вообще не существовало.

    Точно так же представление о том, что человеческий язык — это современная адаптация к высокой плотности населения и войне, неправдоподобно. Человеческий язык возник, по всей вероятности, более 700 000 лет назад (Dediu and Levinson 2013), хотя, возможно, он принял свою современную форму намного позже, между 100 000 и 50 000 лет назад (Либерман и Маккарти, 2007). Однако рост населения Земли начался всего 10 000 лет назад.

    Важной жертвой этих фактов является утверждение Томаселло о том, что раннее сотрудничество гомининов может быть смоделировано как охота на оленей.Суть игры в охоту на оленей состоит в том, что у каждого агента есть стимул к сотрудничеству при условии, что это делают все остальные. Если nb к общему групповому выигрышу при затратах c < b для себя, и предполагая, что групповой выигрыш делится поровну между игроками, игрок будет сотрудничать при условии, что b ÷ n > с . Это может быть верно для n = 2 или n = 3, но маловероятно, что отдача от сотрудничества превышает затраты более чем в три раза.В типичной группе охотников, в которую может входить от 8 до 16 человек, у каждого есть стимул уклоняться. Следовательно, правильная игра, описывающая совместную охоту, с гораздо большей вероятностью будет игрой общественных благ , чем охотой на оленей. Фактически, мы знаем, что современные люди имеют генетические предрасположенности, которые позволяют им развивать социальные институты, способствующие сотрудничеству в таких играх с общественными благами (Fehr and Gintis 2007, Bowles and Gintis 2011).

    Томаселло обращается к Skyrms (2004) за поддержкой в ​​утверждении, что охота на оленей является подходящим инструментом для анализа человеческого сотрудничества.Однако аргумент Скайрма не правдоподобен для игр с более чем двумя игроками, и он сомнителен даже для n = 2. В последнем случае, если задача требует, чтобы два человека успешно завершили работу, можно обычно уклоняться от некоторых степени, в надежде, что другой воспользуется слабиной. Это нарушает условия охоты на оленей. Как только мы добавим несколько игроков и переменные усилия, охота на оленей развалится.

    Более того, эта зависимость от охоты на оленей привела Томаселло в заблуждение в оценке важности альтруизма, который заменяется мутуализмом в охоте на оленей, в развитии сотрудничества между людьми.Это убеждение не имеет смысла. Во-первых, совместная намеренность включает в себя совместную приверженность группе сотрудников, а приверженность означает, что именно каждый член соблюдает цели группы, даже когда его лучший эгоистичный интерес заключался бы в том, чтобы отказаться от сотрудничества или, по крайней мере, уменьшить свой вклад в группу. усилия — для достижения других личных целей. С другой стороны, идея о том, что большая часть человеческого сотрудничества является либо совместной, либо коллективной интенциональностью, просто не соответствует действительности. Помощь и наказание, основанные на альтруизме, возникают во многих критических ситуациях, в которых нет никакого сотрудничества.Если мне подсказывает незнакомец или пассажиры воздушного судна внимательны друг к другу, эти формы просоциальности являются альтруистическими в самом строгом смысле этого слова. Но никакого сотрудничества здесь нет. Более того, человеческая мораль включает такие добродетели характера, как честность и храбрость, ради которых люди жертвуют личной выгодой ради чести, даже когда у них нет чувств к тем, кто извлекает выгоду из их добродетелей, и когда они не могут получить материальную выгоду из своей честности. Это альтруизм без сотрудничества.

    История социальной эволюции человека еще не написана (Gintis et al. 2015), и гипотеза общей интенциональности Томаселло, вероятно, является важной частью этой истории. Но его утверждение, что намеренное сотрудничество «в первую очередь отвечает» за человеческое сотрудничество, неправдоподобно хотя бы потому, что маловероятно, что какой-либо один фактор в первую очередь ответственен за что-либо в эволюции человека. Мы являемся продуктом сложной, многогранной эволюционной динамики, и чем глубже мы исследуем свое происхождение как вида, тем больше чудесных граней мы обнаруживаем.

    Цитированная литература

    .

    Предки человека: изменение взглядов на свое поведение

    ,

    Журнал антропологии и археологии

    ,

    1985

    , vol.

    4

    (стр.

    292

    327

    ),,.

    Конкуренция за туши и ранняя поведенческая экология гоминидов: тематическое исследование и концептуальная основа

    ,

    Journal of Human Evolution

    ,

    1994

    , vol.

    27

    (стр.

    197

    213

    ),.,

    Кооперативные виды: человеческая взаимность и ее эволюция

    ,

    2011

    Princeton University Press

    ,.

    О древности языка: переосмысление языковых возможностей неандертальцев и их последствия

    ,

    Границы в психологии

    ,

    2013

    ,.

    Новые оценки частоты следов от зубов и ударов на участке ФЛК Зиндж: гипотеза плотоядных-гоминид-хищных животных опровергнута

    ,

    Journal of Human Evolution

    ,

    2006

    , vol.

    50

    (стр.

    170

    194

    ),.

    Мотивация человека и социальное сотрудничество: экспериментально-аналитические основы

    ,

    Годовой обзор социологии

    ,

    2007

    , т.

    33

    (стр.

    43

    64

    ),,.

    Эволюционное происхождение политических систем человека

    ,

    Текущая антропология

    ,

    2015

    ,,,,.

    Высокая мобильность объясняет разделение спроса и принудительное сотрудничество эгалитарных охотников-собирателей

    ,

    Nature Communications

    ,

    2014

    , vol.

    5

    ,.

    Отслеживание эволюции языка и речи: сравнение речевых трактов для определения речевых способностей

    ,

    Expedition

    ,

    2007

    , vol.

    49

    (стр.

    15

    20

    ),,,,,,,.

    Доказательства потребления тканей животных с помощью каменных орудий до 3,39 миллиона лет назад в Дикике, Эфиопия

    ,

    Nature

    ,

    2010

    , vol.

    466

    (стр.

    857

    860

    ),,,,,,.

    Самые ранние снаряды с каменными наконечниками из Эфиопского разлома датируются более чем 279000 лет назад

    ,

    PLOS ONE

    ,

    2013

    , vol.

    8

    . ,

    Охота на оленей и эволюция социальной структуры

    ,

    2004

    Cambridge University Press

    © Автор (ы) 2015. Опубликовано Oxford University Press от имени Американского института биологических наук. Все права защищены. Для получения разрешений, пожалуйста, пишите на электронную почту: журналы[email protected]

    Системы человеческого мышления и общая теория информации

    Аннотация:

    В этой главе основное внимание уделяется установлению концептуальной основы макроскопической перспективы (структуры и процессов) систем человеческого мышления — концептуализации общей теории информации (компонент комплексности). -разведочная стратегия). В этом анализе система человеческого мышления воспринимается как состоящая из двух компонентов, а именно подсистемы энергии и материи (естественный компонент) и подсистемы физических символов (искусственный компонент, уникальный для человечества).Анализируется общая процедура, в которой человеческий разум обрабатывает и использует одну или несколько физических систем символов (манипулирование символами). Исследуются концептуальная разработка, охватывающая создание набора символов, сбор и преобразование данных и информации, приобретение знаний и возникновение мудрости (четыре внешних объекта), а также значение письменного языка, а также дополнительные связанные функции. .

    Уникальная способность создавать набор символов присуща только человечеству, что указывает на то, что системы человеческого мышления являются наиболее мощными источниками интеллекта на этой планете.Внутренние и интерактивные свойства набора символов и языка отображают характеристики и сложность / сложность физической системы символов. Помимо взаимодействия между собой (данные, информация, знания и мудрость), эти внешние сущности также взаимодействуют с естественными сущностями, информационными квантами энергии, в соответствии с определенными правилами и принципами. Впоследствии кванты энергии взаимодействуют со структурой закодированной информации (сложной нейронной сетью мозга).Эта уникальная способность (наличие письменного языка) позволяет хранить знания извне, а абстрактные концепции (включая теорию) и комплексное стратегическое планирование впервые появляются в человеческом мире. В этом отношении в интенсивном источнике человеческого интеллекта (индивидуальном или коллективном) информация и знания существуют в физической, энергетической и материальной формах, и они взаимообратимы (интернализация и экстернализация). Взаимодействие между шестью сущностями и преобразование из одной формы в другую наглядно демонстрируют наличие уникальности системы человеческого мышления, а также организационного разума, что значительно переопределяет взаимодействия и динамику в человечестве и его организациях.

    Впоследствии границы и цели систем человеческого мышления как систем обработки информации и необходимость искусственных информационных систем понимаются как четыре постулата. В теории интеллектуальной организации жизненно важно более глубокое понимание систем человеческого мышления (сложных адаптивных систем), поскольку они являются жизненно важными активами, тесно связанными с взращиванием высокоинтеллектуальных человеческих организаций ( и CAS), включая согласованность и вклад многослойной интеллектуальной структуры (интеллектуальная биотическая макроструктура и микроструктура агент-агент / система).В этом отношении необходимо лучше понимать и использовать когнитивную перспективу.

    Роль смысла в мышлении человека

    Абстракция

    Создание смысла для интерпретации и Передача воспринимаемых явлений — фундаментальная черта человеческого интеллекта. В этой статье объясняются некоторые основные способы достижения этой цели, уделяя особое внимание язык и восприятие воплощения.Он исследует репрезентативные аспекты естественного языка, которые объясняют неоднозначность лингвистической знаки, и описывает, как они проявляются в метафорических, коннотационных и эмоциональных выражение. В статье утверждается, что человеческая склонность к созданию смысла лжет. в основном в этой репрезентативной двусмысленности, лежащей в основе всех форм символизм. Однако двусмысленность естественного языка имеет парадоксальную сторону: так как это также является причиной многих недостатков человеческого общения, таких как непонимание и предвзятые стереотипы.В этой статье утверждается, что любой попытаться подражать человеческому мышлению, например, в искусственном Исследование разведки должно учитывать этот парадоксальный фактор.

    Тот, Кто пронзит бескрайнюю необъятность,

    Посмотрите, как миры в мирах составляют одну вселенную,

    Понаблюдайте, как система работает в системе,

    Какие другие планеты вращаются вокруг других солнц

    Какого разнообразия были люди каждая звезда

    Может рассказать, почему Небеса сделали нас такими, какие мы есть.

    (Александр Поуп: Эссе на Man .)

    Люди создают смысл. В На самом деле, это фундаментальная черта человека — придавать смысл объектам, которые они воспринимают мир, свои отношения с другими, свои собственные физической форме и различным проявлениям деятельности, заключенной в категория «я» — такая же универсальная черта, как и язык. Комплекс операции, которые характеризуют человеческое познание, несут в себе эту смыслообразующую функционируют на многих уровнях.Классификация объекта по выбранным критериям, придавать ему ценность и оценивать его эстетическую привлекательность — все это умственные операции, которые так или иначе придают смысл феноменальному миру.

    В этой статье рассматриваются некоторые способы производства значения, особенно с использованием языка. Используя полулингвистический подход, он объясняет некоторые из основных принципов человеческого язык, который влияет на мышление и поддерживает общение. Его цель — обсудить некоторые аспекты человеческого интеллекта, которые отличают его от искусственного Интеллект (ИИ) в его текущем состоянии и предложить некоторые области, в которых требуют улучшения, если люди хотят достичь постчеловеческой или трансчеловеческой стадии.я начните с обзора теоретических подходов к пониманию значения, продолжите описание соответствующих лингвистических особенностей общения и закончить обзор областей, где общение проблематично, если не неполноценно.

    подходов к Значение

    Лингвисты и философы создали множество определений смысла. Мы видим, что существует в независимый от разума или внешний мир, или мы проектируем предположения, ожидания и настроения, и посмотреть, что творится в нашем уме? Крайние релятивисты будет утверждать, что верования и знания обозначающих субъектов определяют значение, данное объекту.Такой подход дает преимущество субъективности и может привести как минимум к одной из двух проблемных ситуаций. Одна из таких ситуаций была бы где любой знак может иметь какое-либо значение, где никакая интерпретация неверна, и где производитель набора знаков, такой как оратор, писатель, художник и т. д., не имеет возможности выразить намерение в знаках, которые он или она подает. Другой ситуация была бы, когда весь смысл сводится к психическому состоянию предмет, и где интерпретация отражает психологию переводчика и ничего не может сказать о качествах интерпретируемого объекта.Как Марвин Мински указывает в своем описании постановки целей (значимой деятельности): психологические определения ограничивают, потому что ведут к бесконечному регрессу постоянно указывая на мистифицирующее «я» как на центральную причину всего (Минский 2006, 187).

    Точно так же крайний эмпирики утверждают, что мир и его объекты уже имеют значение прежде, чем будут предприняты какие-либо попытки их интерпретировать. Такой подход может привести к ситуация, когда человеческий субъект всегда находит смысл, но никогда не давать его, и где восприятие либо истинное, либо ложное.Такой подход не учитывает тот факт, что кто-то должен определить эту истинностную ценность, хотя этот авторитет также был бы частью мира, в котором он считается экспертом и, следовательно, будет зависеть от его ограничений.

    Семиотический и феноменологическая позиция, подобная той, которая была принята в этом эссе, признают важность интерпретатора в приписывании значения, но также признать врожденные качества объекта, которые направляют интерпретации, которые могут быть произведены.Значение для этого подхода возникает из взаимодействие качеств воспринимаемого объекта с качествами воспринимающий предмет. В философии Мориса Мерло-Понти, например, значение представлено как непричинное явление, проявляющееся в различных экзистенциальные поля, в которых человеческий субъект действует в своей повседневной жизни (Мерло-Понти 1945; Марсен 2006b). Причины смысла (в бессознательном, личности, гены или любой другой причинный фактор, выбранный другими философиями) неопределенным для экзистенциальной феноменологии Мерло-Понти принцип, который превращает смысл в качество бытия-в-мире , а не -знания-мира.

    Согласно этому подходу, человеческий субъект воспринимает свойства объекта в определенных областях существования, а смысл предмета формируется в сознании субъектов через этот акт. Это позволяет объекту иметь разные значения для различные предметы, поскольку субъект воспринимает или запрашивает конкретный свойства объекта, которые могут не показываться другому субъекту. Это также позволяет одному и тому же объекту иметь разные значения для одного и того же предмета в разные поля, так как каждое поле допускает определенные свойства объекта появляться.Таким образом, как эмпиризм (философия, которая позиционирует значение в объект) и интеллектуализм (философия, которая позиционирует значение в предмет) ставятся под сомнение. По словам Мерло-Понти,

    Чего не хватает из эмпиризма — внутренняя связь объекта и действия, которая вызывает это. Чего не хватает интеллектуализму, так это случайности случайностей. думать. В первом случае сознание слишком плохое, а во втором тоже богатый на явление, чтобы его заполучить.Эмпиризм не видит, что нам нужно знать, что мы ищем, иначе мы бы этого не искали; а также интеллектуализм не видит, что нам нужно игнорировать то, что мы ищем иначе мы бы не стали его искать (Merleau-Ponty 1945, 34, мой перевод).

    В аналогичном ключе семиотическая подходы пытаются определить механизмы, посредством которых создается значение в текстах и ​​в социальных жизненных ситуациях. Объект, значение которого мы ищем становится данным наших чувств, через которые он входит в наше сознание: его реальность и наша сливаются в процессе интерпретации.Для этого смыслообразующее слияние, независимое существование объекта так же необходимо, как и самостоятельное существование предмета. Как отмечает Умберто Эко, если есть что интерпретировать, интерпретация должна говорить о то, что нужно где-то найти и каким-то образом уважать (Eco 1992, 43). Тот же автор красочно иллюстрирует пределы чисто субъективные интерпретации, когда он указывает, что нам было бы трудно пытаясь интерпретировать книгу маркиза де Сада, как если бы она была написана св. Фомы Аквинского из-за существенных различий между идеологиями эти два автора создают контрастирующие текстовые паттерны (Eco 1990, 26).

    В рамках этой теоретической рамки, я предлагаю определение значения, которое будет направлять последующие обсуждение: Значение суждение и оценка предмета, слова или явление, которое заставляет нас видеть, чувствовать и понимать этот объект, слово или явление определенным образом.

    Значение и правда

    Важно отличать смысл от истины или реальности. Значение связано с семиозис, то есть знакопродуцирующая деятельность.Семиоз не зависит от фактическая проверяемость, статистическая частота или логическая возможность, и поэтому происходит независимо от истины. Воображаемые конструкции, такие как вымышленные миры, сказки и мифы состоят из знаков и поэтому производят смысл в соответствии с их собственными рассуждениями, но они не верны в смысл этого слова в аналитической философии. На самом деле смысл связаны с концептуальным мышлением, которое, в свою очередь, опирается на восприятие и представления могут быть ложными настолько часто, насколько они могут быть правдой (Гиббс, 1994).Тем не менее, большая часть постфрегеанской аналитической философии сосредотачивается на способах, которыми язык относится к физическим объектам, что приводит к истинно-ложной классификации высказывания. Такие подходы связывают язык с формальной логикой высказываний, на за счет его более социальных и индивидуальных проявлений, которые включают высказывания эстетического опыта и субъективного восприятия (Девитт и Хэнли 2006 г.).

    Устный и специалисты по качественной семантике, которые пытаются проследить связи между говорящими, высказывания, реальность и значение, как правило, согласны с тем, что язык используется для различные цели, и что различные виды высказываний и контекстов создают различных модальностей истины, то есть они относятся к не зависящим от разума мир по-разному.Например, Ален Берендоннер предложил трехсторонняя типология утверждений по отношению к их истинностной ценности. Онтоалетические предложения имеют аксиоматический аспект и несут в своем составе собственную истину, например формальную такие утверждения, как 2 + 2 = 4. Койно-алетические предложения культурно основаны и отражают в своем составе ценности и принципы сообщества например, убийство — это неправильно. Идиоалетические суждения можно рассматривать как верно только в отношении психического и эмоционального состояния говорящего, например Я счастлив (Беррендоннер, 1981).Эти пропозициональные истинностные ценности более чем критерии классификации: они лежат в основе различных способов взаимодействия с мир и взаимодействие с другими.

    Рассмотрим, например, койно-алетические утверждения, которые верны по отношению к ценностям сообщества, и поэтому имеют решающее значение для понимания социального измерения коммуникация. Среди социологов общепризнано, что социальное взаимодействие зависит от общих убеждений членов сообщества, больше чем на трансцендентной или универсальной истине.Фактически, доступ к ресурсы в значительной степени зависят от опыта использования социально законных знаки идентичности и обмена. Представление себя одетым и одетым соответствующим образом для собеседования, например, повышает доверие и максимизирует шансы на успех, а также наличие социально значимых признаков идентичности легитимация, например, паспорта, удостоверения личности, водительские права и т. д. все, что сообщество считает доказательством того, кто он есть.

    Деньги — еще один пример взаимодействие через социальные ценности.Деньги как физический объект — не что иное, как кусочки металла или бумаги с нарисованными на них числами и лицами. Что это дает смысл и привлекательность — это не то, что есть само по себе, а его принятие в качестве объекта ценности и обмена со стороны сообщества. Язык во многом эквивалентен деньги как источник знаков обмена. Лингвистические знания жизненно важны для успех во многих сферах общественной жизни. Например, судебные лингвисты выяснили, что знатоки лингвистики (то есть те, кто может использовать язык стратегически для поддержки своих интересов) имеют гораздо больше шансов колебаться судебные решения, чем лингвистически неумелые или невнятные, независимо от того, объективные или этические достоинства последнего могут быть (Гиббонс 2003).

    Эти наблюдения указывают на это значение, связанное с ценностями и убеждениями, имеет тенденцию иметь более тесные связи с убеждением, чем с объективной демонстрацией истины. Дискурсы которые полагаются на массовую привлекательность, ложно индивидуализируя аудиторию (например, используя местоименную конструкцию второго лица, вы, этот человек получателей заставляют отождествлять себя с) может быть мотивирующим и убедительным, и, следовательно, имеет смысл, но сомнительно, имеют ли они какое-либо отношение к правда.Такие дискурсы, которые включают тексты самопомощи New Age и многое другое. маркетинг, использовать дискурсивные методы, которые активируют человеческие реакции сочувствия и идентификация, побуждающая получателей распознать расплывчатые или произвольные утверждения как верные. Как сказал Людвиг Витгенштейн о дискурсах массовой апелляции психоанализа, Если психоанализ побудил вас сказать, что на самом деле вы думал так-то или что на самом деле ваш мотив был таким-то, это не дело открытия, но убеждения. По-другому ты мог бы быть убедили в другом (Витгенштейн 1967: 27).

    Наконец, любая попытка теоретизировать способы, которыми человеческое мышление различает значение и истина, или между субъективностью и формальной логикой, потребуется принять во внимание учитывать различные системы логики и структуры высказываний, которые люди создали. Например, унаследованная нами западная система из классической греческой мысли кажется довольно ограничивающим по сравнению с другими возможности. Некоторые незападные системы мышления имеют более широкую классификацию утверждений о мире, чем дихотомия истина-ложь, и принять неопределенность как логический принцип.Например, Джон Барроу описывает Джайнская логика древней Индии, признающая семь категорий утверждений классификация: 1) может быть; 2) может и нет; 3) может быть, но это так нет; 4) может быть неопределенным; 5) может быть, но неопределенно; 6) возможно, это не так, но неопределенно; 7) может быть, и это не так, а также неопределенный (Barrow 1992: 15).

    Вариант реализации

    .

    Вариант реализации, то есть существование в физической форме жизненно важно в процессе создания смысла.По факту, по этому поводу существует общий теоретический консенсус: когнитивные лингвисты (Лакофф и Джонсон, 1999), теоретики компьютерных игр (Майерс, 2003) и феноменологи (Ruthrof 2000) соглашаются, что человеческие концептуальные формы определяется воплощенным сознанием и чувственным восприятием вещей. Хотя функция языка предоставляет важные структуры для концептуализации и мышления, наше восприятие не обязательно значимый. Например, если мы чувствуем вкус или запах чего-либо или чувствуем воду на наша кожа при плавании, нам не нужно ни слова, чтобы объяснить, что это за ощущение является.Тот факт, что нам нравится или не нравится, привлекает или отталкивает ощущение показывает, что это ощущение имеет для нас какое-то значение. Словесный аспект был бы скрытая рационализация непосредственного ощущения. Вербальный компонент, тем не менее, имеет нормативный эффект, так как создает ментальную категорию (набор ожиданий), которые активируются, когда мы испытываем ощущение в другой раз или когда мы пытаемся описать это кому-то другому.

    На самом деле это не так уж и много это мы обозначаем через тело, но более того, что означает само тело.Физические черты, пол, раса, движения, форма и внешний вид уже определены. наделены социально сконструированными значениями, которые существуют независимо от сознательные намерения. В качестве означающих и говорящих субъектов у людей есть способность вести переговоры о том, как их видят и какую реакцию они вызывают, но эта власть ограничена культурными убеждениями и фильтруется социальными стереотипы.

    Приведу только один пример Движение Терасем организовало инсценированный суд над Bina48, воображаемым сознательный компьютер ( Испытания Bina48 , 2007).Это испытание выдвинуло гипотезу социальная ситуация, при которой гражданские права такого существа будут тщательно изучены, и размышлял о различных дебатах, определениях и рассуждениях, которые сопровождают это исследование. Для нашей нынешней цели важно то, что Bina48 предпочла представить себя чернокожей женщиной, что на Западе общества, является признаком инаковости. В культуре женщина позиционируется как отрицательная форма человека и черный как отрицательная форма белого, что дает двойной знак черной женщины — более сильный оттенок инопланетян.Выбор этого воплощение, следовательно, не произвольно, а стратегически. Было бы оправдано говорят, что другое воплощение, скажем, как белый мужчина средних лет, бизнес исполнительный, имел бы совершенно другой эффект и повлиял бы значительно дискурсы, которые были произведены относительно идентичности компьютеров и права. Это усугубляется тем фактом, что в североамериканской культуре черное тело также означает свою историю в рабской системе, приводя аргументы в инсценированном суде над тем, что определяет независимого человека, в отличие от собственность, даже более трогательная.

    В феноменологической традиции, которая рассматривает смысл как неразрывно связанный с пережитым опытом, тело берет на себя основную роль в процессе обозначения. Согласно этому подход, тело — не сосуд трансцендентного я, это материал, формирующий намерения, идеи и действия, которые представляют различные явления, которые мы классифицируем как личность. Двойственность тела и разума подвергается сомнению в аналогично тому, как оспаривается дихотомия между субъектом и объектом.Существование как Бытие в себе и бытие для себя сходятся в воплощенном опыте. В субъективного восприятия, тело не может быть таким же объектом, как другие, потому что пространство, которое он занимает, является домом сознания, через которое все остальные понятны. Однако это тоже объект, поскольку он существует в мире, а его объективность позволяет сознанию действовать (Marsen 2006b, 107). в слова Мерло-Понти,

    Всегда было отмечено, что движение и речь трансформируют тело, но в целом принял, что они развили или проявили другую силу, мысль или душу.Это не было признано, что для их выражения тело должно в финальном анализ, стать мыслью или намерением, которое он означает. Это тело это показывает тело, которое говорит (Мерло-Понти 1945, 230, мой перевод).

    Язык

    Помимо варианта воплощения, язык имеет решающее значение для создания и передачи смысла. Как известно, есть две основные категории языка: формальных, и естественных. Формальный языки используют числа, уравнения и алгоритмы для общения и основаны на по точному измерению и однозначной справке. Натуральный (также известный как обычный ) языки основаны на словесных знаках, которые мы используем для общения в наших повседневные взаимодействия. Это репрезентативные или символические системы знаков. то есть их знаки всегда относятся к чему-то другому. Например, слово дерево ( означает в лингвистике Saussures, Saussure 1983) и растение, которое он обозначает в мире ( означает в лингвистике Соссюра) отдельные, и говорящие могут вызывать образы растения, используя слово, даже если физического дерева нет.Также изображение дерева в одной колонке ум может значительно отличаться от образа дерева в другом говорящего, но на определенном уровне оба понимают общие свойства объекта, что слово обозначает качество древовидности, которое делает возможно общение на естественном языке.

    Соответственно, натуральный языки зависят от неопределенности и несут в себе потенциал индивидуального и социального Переговоры. Например, дерево полисемично , содержащие более одного обозначения, мы можем обозначать иерархические диаграммы как деревья из-за их сходства по форме с деревом растений.Динамики также имеют право согласиться с тем, что слово дерево будет использоваться в качестве сигнала для что-то иное, чем объект (ы), которые он обозначает, и тем самым создать код, способный для декодирования только теми, кто знает или может расшифровать его синтаксические шаблоны, без какой-либо ссылки на мир природы. Эта сила тоже является частью переговорные аспекты языка, а также лежит в основе художественного выражения.

    Формальные языковые системы универсальный и точный. С другой стороны, системы естественного языка разнообразны. и динамичный.В настоящее время существует 6912 живых языков (www.ethnologue.com), многие из них делятся на диалекты и поддиалекты. Естественные языки поддаются формированию дискурсов, то есть специализированных вариантов основного языка, отражающего идиому и использование конкретных социальных групп сленг, жаргон и почтительная речь, связанная со статусом, являются примерами таких дискурсы. Например, технический жаргон помогает минимизировать риски непонимание и двусмысленность, ограничивая использование определенных слов для конкретных случаев, и фиксируя различия этого повседневного языка, с его многозначность отсутствует.

    Несмотря на недопонимания, двусмысленность не является недостатком естественного язык, а скорее необходимое качество социального общения. Есть бесчисленное количество случаев, когда точность, формализация посредством абстракции или количественная оценка была бы контекстуально неуместной и помешала бы или скрыть передачу предполагаемого сообщения. Яркая иллюстрация это исходит из совета Лео Финкельштейна по четкому общению для инженеров, где он отмечает неуместность следующего жаргонно-зависимого высказывание в контексте романтической встречи: всякий раз, когда я смотрю на вашу глаза, я знаю, что, с моей точки зрения, я делюсь с вами сильным, межличностная страсть или энтузиазм, статистически связанные между собой.05 или лучше до повышенный уровень самораскрытия поведения (Finkelstein 2000, 7).

    Фактически непрозрачность системы репрезентативных знаков лежат в основе символизма, юмора и обсуждения значение, и позволяет творчески использовать знаки, чтобы бросить вызов установленным нормам и предвзятые условности, как на примере Bina48, описанного выше проиллюстрировано. Хорст Рутроф объясняет,

    Подход к язык формальной семантикой имеет тенденцию начинать с того, что видит в непрозрачности врага. разыскивались, идентифицировались и истреблялись.Однако наша неспособность определить значения обыденного и литературного дискурса можно увидеть с совершенно противоположной стороны. положение: как показатель освободительного потенциала, который необходимо признано (Рутроф 1992, 7).

    Таким образом, казалось бы, что величайшие человеческие силы, такие как размышление о противоречии, которое лежит в основе юмора, тесно связаны с величайшими человеческими слабости, такие как предрассудки, и оба связаны с врожденными неоднозначность изобразительных знаков.Я вернусь к этому вопросу в финале раздел; Теперь я перейду к трем основным проявлениям двусмысленности языковые знаки: метафора , коннотация и эмоциональный язык .

    Метафора

    Как упоминалось ранее, люди придавать значение наблюдаемому поведению и ощущаемым ощущениям и, со временем, эти значения кодифицируются в культурных и языковых системах. В репрезентативные и чувственные качества естественного языка сходятся в метафоре.Метафора — это гораздо больше, чем игра слов; это способ, которым люди понять их отношение к миру и базовый познавательный процесс лежащая в основе производства смысла. Как метко заметил Аристотель, на полпути между непонятным и банальным, это метафора, которая больше всего производит знание (Аристотель 1952, III, 1410b). Интересно, что слово сама метафора — это метафора, означающая переносить в другое место. Это сигнализирует о движение пространственного аспекта и процесс создания смысла путем абстрагирования воспринимаемые качества от двух объектов, которые физически не связаны, и объединяя их, чтобы сформировать концептуальный образ.

    Работа познавательного лингвисты, такие как Джордж Лакофф и Марк Джонсон (1999 и 2003), показали распространенность метафорических выражений в человеческом общении. Что такое Более того, такие исследования подчеркнули, что не только метафора является повсеместной познавательной способности, но также она тесно связана с осознанием воплощение и с чувственным восприятием. Теории искусства подтверждают это. Для Например, в своем основополагающем исследовании визуального восприятия Рудольф Арнхейм показал, как вербальная и невербальная системы представления связаны, потому что обе основаны на аналогичных формах сенсорного моделирования (Arnheim, 1974).Эти данные указывают это абстрактное или концептуальное мышление систематически строится из физические данные через метафорические рассуждения.

    Изучение метафор также продуктивен в отслеживании универсальных когнитивных паттернов и их различении от культурных проявлений. Чтобы проиллюстрировать это, рассмотрим пространственную концепции высокого и низкого, а также многочисленные метафорические выражения, которые становиться идиоматическим на английском языке. Я могу чувствовать себя подавленным или находиться в приподнятом настроении; Я могу жить светская жизнь, или будьте скупердяем; Я могу подняться высоко в статусе или впасть в немилость; Я могу придерживаться высоких принципов или опускаться ниже; Я могу иметь высокий или низкий профиль; я может иметь высокие устремления или низко лежать; Я могу целиться высоко или принимать низкую станцию ​​в жизнь.Все эти метафоры относятся к двум вещам: во-первых, они относятся к сенсорному восприятию. опыта, поскольку пространственные отношения между высоким и низким в первую очередь должны быть физически воспринимается до того, как оно будет понято когнитивно; а во-вторых, они ссылаются на культурные знания, поскольку все эти метафоры высоко оценивают положительно и низко отрицательно. Точно так же, кажется, есть универсальный паттерн метафор тепла для описания эмоциональных состояний возбуждения (Kvecses 1986). Несвязанные языки, такие как индоевропейская семья, китайский, иврит, и тайский, описывают физические состояния гнева, энтузиазма и сексуального возбуждения. с метафорами тепла, возможно, из-за повышения температуры тела, которое сопровождает эти состояния.Это говорит о том, что физиологическое состояние человеческий вид является основой многих метафорических концепций, хотя культурные ценности играют важную роль в оценке этого состояния и придании ему смысла.

    Метафорические конструкции языка и опыта — фундаментальные черты человеческого мышления. Вместе со способностью человека придерживаться противоречивых убеждений (которым метафора связана), они по-прежнему создают массу трудностей для специалистов по ИИ. Среди лингвистов есть давняя шутка о компьютере, что перевел выражение с глаз долой, с ума как невидимый идиот.Хотя, надо признать, недавние разработки в области технологий искусственного интеллекта сделали это довольно устаревшая, факт остается фактом, что эта метафора и связанная с ней лингвистическая Конструирование, ирония все еще трудно подражать нечеловеческому разуму. Важно то, что люди не только распознают и используют идиоматику. метафоры, но они также постоянно создают новые и используют их для комментариев от того, что они воспринимают в мире. Примечательно, что исследование показало, что спикер of English производит в среднем 3000 новых метафор каждую неделю (Danesi 2003).

    Обозначение

    Идея, что реальность построенный, а не просто описанный языком, дополнительно поддерживается наличие слов с разными коннотациями, значение которых не связано с ссылка, но на отношение говорящих и на контекстуальные факторы. Мы можем выбрать обозначение одного явления как аппетита или обжорства, другое — как извращенный или эротический. Мы можем называть человека ребенком или отродьем, и другому как человеческий субъект, мужчина или чувак.Мы можем обозначить действие как сопутствующий ущерб или террористический акт, и мы можем описать военный акт как освобождение или как вторжение. Во всех таких случаях коннотативный характер язык позволяет нам неявно, но эффективно оценивать и классифицировать внешний вид и поведение, без явного оправдания наших идеологических предположения, а во многих случаях даже не подозревая о них (Marsen 2006a).

    Описание животного как dog, puppy или cur, например, могут обозначать или обозначать , то же самое объект в мире.Однако не многие доверяют свою собаку ветеринару, который называет его cur, потому что каждый выбор слова означает отношение говорящего к объекту, поэтому каждое слово конструирует объект иначе. Через коннотацию язык несет в себе маркеры или следы, эмоционального отношения говорящих к описываемым объектам, а часто и к социальные личности, которые, как ожидается, будут воплощать эти эмоции. Например, если мы считаем такие слова, как щенок, котенок или кролик, инфантильными выражения, мы не должны упускать из виду, что дети учатся использовать эти слова, чтобы отражать эмоциональную привязанность к животным или объектам, которые общество приписывает социальной роли ребенка, и что любой говорящий, который выбирает эти слова, намеренно или нет, намекая на особенности этой роли.

    Интересное проявление коннотаций лежит в лингвистической категории кросс-сортовых синонимов, которые представляют собой слова, классифицируемые по континууму в соответствии с их уровнем социальной уместность. эвфемизм, ласковая или вежливая речь, на одном конец, дисфемизм или невежливая (а иногда и неформальная) речь идет другой, орфемизм или нейтральный, речь находится между ними (Аллан и Берридж 1991 и 2006). Рассмотрим, например, коннотативный различия между межсортовыми синонимами отключены (ортофемизм), инвалиды (эвфемизм) и инвалиды (дисфемизм) или умерли (ортофемизм), умер (эвфемизм) и подавил его (дисфемизм), или лишний вес (ортофемизм), пухлый (эвфемизм) и жирный (дисфемизм).Выбор одного из трех вариантов существенно влияет на значение описанный объект или явление. Выбор слова с эвфемизмом или дисфемистические коннотации апеллируют к набору устоявшихся ожиданий относительно как язык может получить доступ к эмоциональному состоянию говорящего и отразить его / ее отношения с ожиданиями получателя, которых можно придерживаться или оспаривается.

    Межсортовые синонимы: динамические классификации, которые находятся в постоянном движении, отражая изменения в социальных ценности: то, что раньше было дисфемизмом, теперь может быть ортофемизмом или орфемизм, возможно, когда-то был эвфемизмом и т. д.Например, глагол Занятие было дисфемистическим термином для совокупления в семнадцатом и восемнадцатый век. Он был вновь представлен в его нынешнем значении, когда он был больше не используется как дисфемизм (Allan and Burridge 2006, 43). Кроме того, контекст очень важно для этой лингвистической категории. Дисфемизмы могут быть табуированными словами в в одних контекстах, но быть подходящим выбором в других: искалеченный будет более уместно, например, в стихотворении, чем в стихах с ограниченными физическими возможностями, потому что его драматического воздействия из-за его эмоциональной коннотации.Кроме того, технический жаргон может быть дисфемистическим в контексте, когда оратор / писатель обращается к непрофессионалу зрительская аудитория.

    В случаях, когда срок описывает эмоциональное состояние (идио-алетические суждения Беррендоннера, описано выше) ситуация сложная. Рассмотрим, например, подавлен. Выбирая этот термин, мы воспринимаем совокупность явлений как симптомы. болезни, чего не было бы, если бы мы выбрали печальный или несчастный тот же набор явлений. Однако поведенческие признаки, которые мы интерпретируем как депрессия, такая как апатия, отстранение или недостаток энергии, может представлять реакция на бессилие, поскольку они могут указывать на физическое заболевание.Так, если кто-то говорит, что я в депрессии, он видит себя со стороны, через призму медицинской науки. Если кто-то говорит, что у вас депрессия, или он / она в депрессии, человек не только видит человека, о котором говорится в научном перспективы, но также содержит этого человека в этой перспективе (в Другими словами, человек неявно диктует этому человеку форму поведения). В Фактически, как предположил Витгенштейн, утверждение I полностью активирует игра на другом языке, чем он в высказываниях, которые включают субъективные состояния (Витгенштейн, 1957).

    Ситуация такова, что мы имеют ограниченное количество способов символизировать и передавать желания, страхи и желаемые личности. Некоторые из этих способов совпадают со знаками, на которых уже есть значения из авторитетных дискурсов, и могут быть подавлены ими. Этот ситуация делает процесс определения, классификации и интерпретации не только смысловой, но также и политической.

    Эмоциональное выражение

    Социальное измерение коннотации явно очевидны в случае табуированного языка, который сообщество считает антисоциальным.Интересно, что большинство табуированных языков повсеместно затрагивает аспекты функций организма, особенно сексуальность, выделения, болезни и умирает (Allan and Burridge 2006). Кроме того, запрещены такие табуированные выражения, как ругательства. очень эмоциональный и, как было показано, активирует лимбическую систему мозга, который включает в себя области мозга, обрабатывающие эмоции (Jay 2000). Следовательно, это представляет собой ясный случай связи между воплощением, эмоциями, языком и сообщество.

    Интересный пример: обнаруживается при синдроме Туретта, когда пациенты вынуждены произносить непристойные слова. слова и фразы.Примечательно, что это как раз табуированная природа слова, а не сами слова, которые побуждают больных выбирать их (Berecz 1992). Фактически, Туретт — это тот случай, когда кажется, что мозг взломан. культурные предрассудки. Например, больные не могут заменить дисфемистическое слово с эвфемистическим словом, обозначающее то же действие или объект, они также не могут заменить дисфемизм подобным звучащим словом. В одном примере пятилетний ребенок произносил слова, которые, по его мнению, были дисфемическими.Когда он понял, что ошибался, а на самом деле это не так, перестал употреблять их. В другом случае пострадавший из южных штатов США был вынужден озвучивать слово «негр» (Allan and Burridge 2006, 247-8). Хотя сам он вовсе не был расистом, негр — одно из худших оскорблений в его сообществе, поэтому его вокализации сделали не отражают его убеждений, и они не относятся к лицам определенного гонка. Вместо этого они символизировали само антисоциальное и отражали его ценности культур в перевернутом виде.Итак, при синдроме Туретта, хотя биология определяет форму болезни, именно культура определяет ее выражено. Со слов матери пятилетнего пострадавшего, описанного выше, общество формирует производимый шум (Allan and Burridge 2006, 249)

    Эмоции играют важную роль в других аспектах человеческого мышления, помимо лингвистического выражения. Память один из этих аспектов. Исследования мозга показали, что эмоциональные воспоминания (например, вспоминая автомобильную аварию) обрабатываются иначе, чем неэмоциональные (например, вспоминая обычную деловую встречу).В неэмоциональной памяти обработки, информация из зрительной коры идет в гиппокамп, мозг центрального процессора памяти. После обработки информация событие отправляется в префронтальную кору для длительного хранения. В эмоциональной памяти обработки, миндалевидное тело, мозговой процессор эмоций, становится активным и предписывает гиппокампу усилить память и тем самым отличить его от других, неэмоциональных воспоминаний. Из-за перекрестные помехи миндалины и гиппокампа, воспоминания об эмоциональных или травмирующих событиях глубоко врезается в сознание и может стать стойким, что приведет к появлению симптомов описывается как посттравматическое стрессовое расстройство (Anderson and Phelps 2001; Dolcos et al 2005).

    Эти данные подтверждают утверждают, что люди созданы, чтобы придавать смысл своему опыту, и что на это значение влияют физические, эмоциональные и социальные факторы. Этот сочетание того, что мы можем считать краеугольными камнями человеческого мышления воплощение, эмоции и язык, все модифицированные сообществом, мешают людям от понимания мира только как поддающихся количественной оценке данных или информации, и отличает человеческий интеллект от нечеловеческого.

    Проблемы человека Связь

    Предыдущий раздел описал некоторые основные аспекты, в которых люди придают значение миру, и передать это значение другим и самим себе.Возникающий вопрос форма такая: Нужно ли улучшать человеческое общение? Предлагаю ответ — да, и предложите две причины, почему это так.

    Во-первых, человеческое общение пронизан обидными и неловкими недопониманиями и предрассудками. Мы эволюционировали, чтобы читать сигналы и эмоции, чтобы сосуществовать более эффективно, но мы постоянно неправильно их читают и, как следствие, часто неправильно ограничивают или ставить других в невыгодное положение. Фактически, используя метафору дизайна программного обеспечения, мы могли бы сказать что человеческое общение имеет серьезные программные ошибки.Мы созданы, чтобы видеть человеческий облик и немедленно проанализировать его с точки зрения его объективных характеристик, таких как внешний вид, возраст, пол и т. д. Затем мы очень быстро делаем вывод о его статусе, эмоциональное состояние и отношение, и сделать выводы о формах потенциальное поведение и его возможное взаимодействие с нами. Такое восприятие развились как защитное устройство при распознавании опасности и как избирательное внимание при выявление потенциальных партнеров. Однако такое восприятие принципиально примитивны, и поэтому они так же склонны ошибаться, как и должны быть правы.Более изощренное, сложное и разнообразное население, с которым мы Взаимодействовать становится, тем более выражен риск неправильного толкования. У нас есть разработали способы отслеживания и проверки наших ответов с помощью таких методов, как вопросы и рассуждения, но они основаны на языке и поэтому страдают от проблемы, связанные с лингвистической двусмысленностью, как описано выше. Итак, они вряд ли даст точные результаты или докопается до сути использовать одну из многочисленных пространственных метафор, отождествляющих глубину и невидимый с истиной на английском языке.

    Предрассудки, пропитывающие первые впечатления или рассуждения по внешнему виду кодифицируются в культурные практике и проявляется в таких явлениях, как расизм, эйджизм и исключение людей, рассматриваемых как бросающие вызов норме. Это усугубляется тем фактом, что что люди созданы для того, чтобы рационализировать и узаконить свое поведение, чтобы отличать себя от других животных (включая людей от других сообщества) идеализация культуры над природой как универсальный человеческая черта.Мощные мифологии построены вокруг этой легитимации поведение, от которого не всегда избавляются эксперты. Известный случай доктора Картрайтс 1851 г. Описание драпетомании, болезни, вызывающей рабов, чтобы убежать, и тот факт, что Американская психиатрическая ассоциация не исключать термин «гомосексуализм» из диагностического и статистического справочника . Руководство по психическим расстройствам с до 1994 (Jutel 2006, 2269) показывает, что наука не настолько свободен от таких систематических предрассудков, как хотелось бы.Они тоже указывают на то, что обездоленные, разные и уродливые остаются те, кто наиболее охотно подвергаются проверке, и те, кто призван оправдывать свои действия.

    Поскольку общение предполагает баланс между телом, языком и эмоциями, любое превышение в одном направлении может поставить под угрозу эффективность предполагаемого смысла. Поэтому в дополнение к социальные предрассудки, саморазрушение могут стать проблемой общения. У людей есть трудности в проецировании желаемого значения или в том, что они желание.Когда намерения противоречат убеждениям и оба противоречат контексту факторов, люди склонны к саботажу. Поскольку тело значимым, независимо от слов, есть случаи, когда тело говорит одно, в то время как одни слова говорят другое. Торможение, неуверенность, чрезмерная самоуверенность, неточное суждение о контексте и противоречивые желания некоторые причины этого непреднамеренного самоискажения, и они так или иначе, связанные с описанными элементами смыслообразования выше.Срен Кьеркегор красочно описал превратности желания и сообщение, из и — мир , в его дневнике Seducers Diary . В этом герой пытается завоевать расположение и любящий ответ. от героини, сделав комплимент или иным образом выразив свое восхищение для нее на словах. Каждый раз, когда ему удается завоевать ее расположение, она пытается выразить свою привязанность к нему, он останавливает ее, бросая на нее саркастический взгляд (Кьеркегор 1987 [1843]).

    Страх и вина часто играют в феномен саботажа, и, опять же, они являются примерами развитые эмоции, основная функция которых (страх связана с самосохранением, и вина за просоциальное поведение) затмевается многими случаями, когда ошибки программирования берут верх. Люди часто боятся тех, кому следует доверять, и доверять тем, кого они должны бояться, из-за предвзятых неточностей решение, упомянутое ранее. Кроме того, хотя чувство вины может побудить человека действовать нравственно, оно может также заставить жертв поверить в то, что они несут ответственность за свои страдания, как это часто бывает с жертвами изнасилований и жестокого обращения с детьми.

    Вторая причина, почему человек коммуникация требует улучшения заключается в идеологическом позиционировании человек и человеческая жизнь. Такое позиционирование основано на модернистской идеологии, который способствует непрерывности, прогрессу через накопление и постоянству в личность. Наше социальное воображение насыщено метафорами, которые отражают это идеология, например, на данном этапе жизни, жизненное направление, жизнь — это путешествие, и многие популярные метафоры роста (расти через опыт, перерасти веру и т. д.). В то же время современные постиндустриальная жизнь уже начала противоречить таким установкам. Много профессии, например, отдают предпочтение навыкам и инновациям, а не опыту, в то время как линейная, кульминационная преемственность модернизма быстро заменяется с последовательным произвольным доступом цифровой эры. Кроме того, многие постмодернистские люди разделяют систему ценностей с группами сверстников, часто разбросанными по всему миру мир, а не с семьями или ближайшими общинами, как это было в прошлое.

    Основанный на модернистской идеологии, существующие концептуальные структуры и метафоры могут ограничивать признание этих изменения, и может помешать современным, допостолюбивым людям взаимодействовать с ними творчески. Фактически, нехватка символических форм, которые помогли бы узаконить эти события вполне могут объяснить то, что иногда называют лицемерие современной жизни. Кажется, что, хотя человеческие концептуальные и репрезентативные системы, такие как язык, динамичны и адаптивны, они не адаптироваться достаточно быстро, чтобы справиться с социально-эмоциональными потрясениями переходные периоды человеческой эволюции, такие как тот, который мы, возможно, переживает сейчас.

    Слабости человеческого мышления и коммуникации, такие как описанные выше, требуют дополнительных исследований. В стремление к созданию искусственного интеллекта, напоминающего человеческий интеллект не должны заслонять тот факт, что человеческий дизайн столь же дефектен, как и искусственный дизайн может быть. Кроме того, создание более разумной и искусственной жизни сильнее, чем человеческая жизнь, но несущая в себе все человеческие предрассудки, опасность, от которой мы должны остерегаться. Действительно, эта ситуация была исследована в научная фантастика-антиутопия, которая показала, что это неприятная перспектива.В то же время, однако, высшие эмоции людей, их способность представлять, создавать символизм, смеяться, олицетворять качества и играть разными роли и рассказывать анекдоты связаны с их склонностью к недопониманию, стереотипам, обманывать и быть обманутыми. Понимая, как мы можем сохранить творческие аспекты, не попасть в ловушку предубеждений, было бы большим прыжком вперед в позитивное преобразование человека.

    В этом стремлении, рассказчики, художники и исследователи толкования должны играть роль важно, как у ученых.В отличие от ученых, гуманистические теоретики и художники исследуют, анализируют и размышляют над отдельными случаями, которые средние статистические данные игнорируются. Это позволяет им выделить и описать исключения из правил, те, которые бросают вызов шансам, и те, которые не легко вписываются в заранее установленные категории. Таким образом, они могут выражать и интерпретировать символические миры, в которых мы можем найти новые способы создания смысла. Такие миры могут использовать язык и другие системы репрезентативных знаков для построения изображений реальности, самих себя и наших отношений с другими, так что больше возможностей существование может стать очевидным.

    Благодарности

    Версия этого документа была представлен на конференции Transvision 2007 24 июля 2007 года в Чикаго. я благодарю Майкл ЛаТорра, Андерс Сандберг и Марк Уокер за ценные отзывы

    Список литературы

    Аллан, К., и Берридж, К. 1991. Эвфемизм и дисфемизм: язык, используемый как щит и оружие. Новое Йорк: Издательство Оксфордского университета.

    Аллан, К. и Берридж, К. 2006. Запрещенные слова: табу и цензура языка. Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

    Андерсон, А. К. и Фелпс, E. A. 2001. Поражение миндалевидного тела человека усиливает эмоциональное восприятие. важные события. Природа 411: 305-309.

    Аристотель 1952 г. Поэтика. труды Аристотеля , Vol. 11, У. Д. Росс (Ред). Оксфорд: Clarendon Press.

    Arnheim, R. 1974. Искусство и Визуальное восприятие . Беркли и Лос-Анджелес: Калифорнийский университет Нажмите.

    Барроу, Дж. 1992. Пи дюйм небо: счет, мышление и бытие. Лондон: Пингвин.

    Берец, Дж. М. 1992. Понимание Синдром Туретта, обсессивно-компульсивное расстройство и связанные с ним проблемы . Новый Йорк: Спрингер.

    Berrendonner, A. 1981. lements de pragmatique linguistique .Пэрис: Минуит.

    Данези, М. 2003. Метафорическая связность. Семиотика 144 (1/4): 405-422.

    Девитт, М. и Хэнли, Р. (Ред.) 2006. Руководство Блэквелла по философии

    язык. Оксфорд: Блэквелл.

    Dolcos, F., LeBar, K. S. и Кабеза, Р. 2005. Вспоминая год спустя: роль миндалины и система памяти медиальной височной доли при извлечении эмоциональных воспоминаний. Труды национальных академий наук 102 (7): 2626-2643.

    Eco, U. 1990. Пределы интерпретации . Блумингтон: Издательство Индианского университета.

    Eco, U. 1992. Устный перевод и чрезмерное толкование. Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

    Этнолог. 2007. Проверено онлайн 20 августа 2007 г. на сайте www.ethnologue.com.

    Финкельштейн, Л.2000. Карман книга технической документации для инженеров и ученых.

    Бостон: Макгроу Хилл.

    Гиббонс, Дж. 2003. Судебно-медицинская экспертиза. лингвистика: Введение в язык в

    Система правосудия . Лондон: Блэквелл.

    Гиббс Р. У. 1994. Поэтика разума: образное мышление, язык и понимание . Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета.

    Джей Т.2000. Почему мы проклятие: нейро-психо-социальная теория речи. Филадельфия: Джон Бенджамины.

    Jutel, A. 2006. The появление избыточной массы тела как болезни: Измерение нормы. Социальные Наука и медицина , 63: 2268-2276.

    Кьеркегор, С. 1987. [1843]. Либо / Или (Часть I) Х. Хонг и Э. Хонг (Пер.) Принстон: Издательство Принстонского университета.

    Квечес, З. 1986. Метафоры гнева, гордости и любви: лексический подход к структуре понятий. Амстердам: Джон Бенджаминс.

    Лакофф, Г. и Джонсон, М. 1999. Философия во плоти: воплощенный разум и его вызов западная мысль. Нью-Йорк: Основные книги.

    Лакофф, Г. и Джонсон, М. 2003. Метафоры, в которых мы живем, (2 nd Ed.) Чикаго: Университет Чикаго Пресс.

    Марсен, С. 2006a. Как иметь в виду без слов: пересмотр предположения и импликации, Semiotica 160 (1/4): 120-146.

    Марсен, С. 2006b. Рассказ измерения философии: семиотическое исследование в творчестве Мерло-Понти, Кьеркегор и Остин , Лондон: Palgrave.

    Мерло-Понти, М. 1945. Phnomnologie de la perception. Париж: Галлимар.

    Минский, М. 2006. машина эмоций: здравый смысл, искусственный интеллект и будущее человеческого разума, Нью-Йорк и Лондон: Саймон и Шустер.

    Майерс, Д. 2003. Сущность компьютерных игр: Играйте как семиозис. Нью-Йорк: Питер Лэнг.

    Ruthrof, H. 1992. Pandora и Оккам: О пределах литературы и языка. Блумингтон: Индиана University Press.

    Рутроф, Х. 2000. тело на языке. Лондон: Касселл.

    де Соссюр, Ф. 1983 . А Курс общего языкознания .Перу, Иллинойс: Открытый суд.

    Испытания Бины 48. 2007. DVD, Terasem Movement, Inc, Флорида, www.TerasemInfoCulture.com

    Wittegenstein, L. 1957. Philosophical расследования. Оксфорд: Блэквелл.

    Витгенштейн Л. 1967. Лекции беседы по эстетике, психологии и религиозным убеждениям. Беркли и Лос-Анджелес: Калифорнийский университет Press.

    Человеческое мышление, разделяемая интенциональность и эгоцентрические предубеждения

    Центральный аргумент книги Томаселло о том, что уникальное человеческое мышление развилось из индивидуальной интенциональности в два этапа, которые в решающей степени включали уникальную для человека форму сотрудничества, проливает свет и правдоподобно.В целом Естественная история человеческого мышления ясно написана и полезна для всех, кто интересуется эволюцией человеческого познания. Книга заполняет важный пробел в литературе, предлагая эмпирически и теоретически обоснованный отчет об эволюции очень специфического аспекта человеческого познания, то есть объективно-рефлексивно-нормативного мышления, и его связи с исключительно человеческим сотрудничеством.

    Хотя я в значительной степени симпатизирую предложению Томаселло об общей преднамеренности, у меня есть оговорки по поводу некоторых деталей.Я сосредоточусь только на его рассказе об эволюции одного конкретного компонента «объективно-рефлексивного-нормативного мышления», а именно «социально рекурсивных и саморефлексивных выводов субъектов о других или их собственных интенциональных состояниях» (2014: 4). Я проигнорирую объективные и нормативные аспекты, которые Томаселло считает частью уникального человеческого мышления.

    Явное и неявное мышление

    Распространено мнение, что чтение мыслей других людей и участие в социально рекурсивном мышлении эволюционировали в конкурентных социальных мирах для макиавеллистских целей, т.е.е. с целью или для защиты от обмана и манипуляций (Byrne and Whiten 1988, 1997). Томаселло выступает за другое предложение. Он утверждает, что социально рекурсивное мышление развилось потому, что оно было необходимо для совместного общения.

    Один из видов исследований, который он упоминает в подтверждение этого, включает задачу выбора объекта (см. Бене и др. 2005, 2012). Например, если при взаимодействии с шимпанзе экспериментатор указывает на пищу на земле, шимпанзе будет следовать за указанием и брать пищу.Однако, если еда спрятана в одном из двух ведер, и экспериментатор затем указывает на любое из них, шимпанзе будет смотреть на ведро, но не сделает вывод, что еда именно здесь. Следовательно, шимпанзе не справляются с задачей выбора объекта, чтобы найти пищу. Напротив, в такой же обстановке уже 12-месячные человеческие младенцы сразу понимают информативный мотив, лежащий в основе указаний взрослого, и знают, что указанное ведро — это ведро, в котором находится искомый объект (Tomasello 2014: 52) .

    Как они могут это узнать? Томаселло утверждает, что при успешном выполнении «в задаче выбора объекта […] получатель [сообщения] делает вывод, что коммуникатор намеревается , что она знает , что еда находится в ведре — социально рекурсивный вывод, что великие обезьяны очевидно, не делают » 1 (2014: 57). Обсуждаемый вывод, пишет Томаселло, «во всех случаях требует абдуктивного прыжка», например: «его указание в направлении этого скучного ведра имело бы смысл (т.е. будет соответствовать общей позиции, актуальности и новизне), если это так, что он намеревается , то я знаю , где находится награда »(там же). 2 Этот абдуктивный социально рекурсивный вывод позволяет уже человеческим младенцам понять указание экспериментатора в задаче выбора объекта и найти желаемый объект, утверждает Томаселло. Он считает, что в задаче, в «человеческом совместном общении» в целом, люди «должны» делать такие выводы (2014: 59).

    Предположим, что древние люди действительно были, как предполагает Томаселло, вынуждены кооперативно общаться. Если субъектам необходимо задействовать социально рекурсивное мышление для совместного общения (например, в задаче выбора объекта), то предположение Томаселло о том, что такое мышление развилось у ранних людей для обеспечения возможности совместного общения, кажется правдоподобным.

    Однако есть основания скептически относиться к утверждению, что для этой цели требуется социально рекурсивное мышление.Например, Томаселло считает, что в задаче выбора объекта, чтобы понять переданное сообщение, получатель должен сделать вывод, что коммуникатор предполагает, что он знает, что искомый объект находится в корзине. Поскольку получателем сообщения в исследовании психологии развития, которое цитирует Томаселло, является 12-месячный младенец (2014: 52), по его мнению, 12-месячный ребенок делает вывод, что взрослый, указывая на ведро, « намеревается» , что она знает, », что искомый объект находится в ведре (2014: 57).

    Однако этому предложению не хватает психологической правдоподобности. Понимание намерения, которое S знает, что p , требует владения некоторой концепцией знания, потому что пропозициональное содержание намерения явно относится к знанию. Тем не менее, нет никаких доказательств того, что дети усваивают концепцию знания раньше концепции веры (Butterfill, 2013), что, как считается, происходит в возрасте примерно 3–4 лет (Wellman et al. 2001).

    Недавние исследования, включающие парадигму нарушения ожидания и отслеживание взгляда, действительно показывают, что младенцы в возрасте 7–15 месяцев способны регистрировать ложные убеждения других субъектов (Onishi and Baillargeon 2005; Surian et al.2007; Ковач и др. 2010).

    Но на основе дальнейших экспериментальных результатов широко признается, что это раннее понимание психических состояний в лучшем случае неявно , то есть автоматическое и бессознательное по своей природе (см., Например, Low and Perner 2012; Schneider et al. 2015 ). Пока никто не утверждает, что эти младенцы формируют явных репрезентаций психических состояний других, то есть репрезентаций, которые фигурируют в контролируемой субъектом и сознательной обработке (Pacherie 2013).

    Так как это так, будет справедливо сказать, что 12-месячные дети, выполняющие задачу по выбору объекта, также не участвуют в явном социально рекурсивном мышлении.Однако, если они этого не сделают, тогда, вопреки утверждениям Томаселло, такое мышление не требуется для совместного общения. Поскольку, как он утверждает, эти младенцы действительно участвуют в совместном общении, например, в задача выбора объекта.

    Действительно, предположим, что участвующий в задаче ребенок делает стандартное предположение, что в целом взрослый субъект S поможет ему в достижении ее целей. Когда она ищет скрытый объект и видит, что S указывает на одно из ведер, она затем делает вывод из поведения S, что объект, который она в данный момент ищет, находится в указанном ведре.Чтобы сделать этот вывод, ребенок может просто рассматривать S как бездумную машину, которая имеет функцию помогать ей в ее проектах и ​​указывать ей местоположение объектов, которые он ищет. То есть ребенку не нужно явно или неявно представлять какие-либо психические состояния, не говоря уже о социально рекурсивном мышлении, чтобы найти то, что он ищет. Точно так же, если S делает предположение по умолчанию, что зрительный контакт с ребенком, а затем указание на объект поможет ему найти объект, тогда S сможет успешно сообщить ей, где находится объект, без какой-либо мета-репрезентативной обработки. .Ни младенцу, ни S не нужно участвовать в такой обработке для совместного общения.

    Более того, даже если испытуемые должны были начинать, например, неявное социально рекурсивное мышление для совместного общения, это все равно не поможет Томаселло с его проектом в Естественная история человеческого мышления , поскольку социально рекурсивное мышление, эволюционное происхождение которого он хочет объяснить, требует явных представлений психических состояний . Это требует явных представлений, потому что, как упоминалось выше, для Томаселло примеры «мышления», включая социально рекурсивное мышление, являются «процессами системы 2» (2014 4).А процессы системы 2 находятся в двухсистемной концепции Канемана (2011), которую Томаселло одобряет (2014: 4), явной, контролируемой субъектом и сознательной по своей природе. 3

    Наконец, поскольку Томаселло признает, что сосредоточен на системе 2, то есть на явном мышлении, его предположение о том, что социально рекурсивное мышление развилось, потому что оно необходимо для совместной коммуникации, также становится сомнительным с феноменологической точки зрения. Ведь в литературе по социальному познанию часто отмечается, что если выводы, участвующие в создании атрибуции психического состояния, были «явными, они должны проявляться в нашем опыте», но «они появляются редко» (Gallagher and Hutto 2008: 18).Как правило, в социальных взаимодействиях, включая совместное общение, мы не осознаем никаких психических состояний или выводов о том, что мы или другие намерены или думаем. Какая бы мета-репрезентативная обработка ни была задействована, она явно не обязательно должна быть сознательной, но обычно остается бессознательной (Apperly 2010).

    Нет никаких оснований полагать, что у древних людей все было иначе. То есть ранние люди, по-видимому, тоже были способны участвовать в совместном общении без явной сознательной мета-репрезентативной обработки.Но если это так, то заявление Томаселло о том, что «совместное общение людей является эволюционно новым» в том смысле, что люди « должны думать […] о своем коммуникативном партнере, думающем […] о своем мышлении [курсив добавлен]» (2014: 59) , где мышление понимается как «процесс системы 2» (2014: 4), неверно. 4

    Социально-рекурсивные выводы и эгоцентрические предубеждения

    Есть еще одна причина скептически относиться к предложению Томаселло, даже если мы игнорируем различие между имплицитным и явным мышлением.Это относится к определенному типу предвзятости в общении. Прежде чем вернуться к точке зрения Томаселло, я скажу немного больше о предвзятости.

    Ряд исследований показывает, что в общении взаимодействующие лица склонны проявлять «эгоцентрическую предвзятость»: они имеют тенденцию принимать свою собственную точку зрения, которая автоматически разделяется другим (см., Например, Никерсон, 1999; Ройзман и др., 2003; Эпли). и др. 2004; Кейсар 2007; Берч и Блум 2007; Лин и др. 2010; Апперли и др. 2010). Интересно, что этот эффект особенно ярко проявляется при взаимодействии с близкими людьми.

    Например, Савицкий и др. (2011) исследовали, более ли эгоцентричны слушатели в общении с другом, чем с незнакомцем. Они использовали задачу, в которой «директор» дает указание адресату переместить элементы в массиве, некоторые из которых видны только адресату, но не директору. Так, например, директор может сказать адресату «переместить мышь» — имея в виду взаимно видимую компьютерную мышь — и, чтобы выполнить это требование, адресат затем должен исключить игрушечную мышь, которую он может видеть, но что он знает, что директор не видит.Савицкий и др. обнаружили, что субъекты, которым давал указания друг, совершали больше эгоцентрических ошибок, то есть они смотрели и тянулись к объекту, который могли видеть только они, чем те, кто следовали указаниям, предоставленным незнакомцем.

    Точно так же во втором исследовании испытуемые, которые пытались передать определенные «значения с помощью двусмысленных фраз, переоценивали свой успех при общении с другом или супругом, а не с незнакомцами» (Савицкий и др. 2011: 69). Эти результаты предполагают, что испытуемые участвуют в «активном мониторинге различных точек зрения незнакомцев, потому что они знают, что должны, но […] они« ослабляют свою бдительность »и больше полагаются на свою собственную точку зрения, когда они общаются с другом» (там же).

    Эти выводы 5 оспаривают предложение Томаселло. По его мнению, была тенденция к выбору точки зрения и социально рекурсивного мышления, когда первые люди стали взаимозависимыми, кооперативными и жили в «небольших» группах, в которых каждый знал друг друга (2014: 82f). Тем не менее, данные показывают, что взгляд на перспективу и социально рекурсивное мышление на самом деле уменьшают во взаимодействии с общими людьми, с которыми каждый знаком и взаимозависим, т.е.грамм. супруги и друзья, а не незнакомцы. В этих ситуациях кажется, что субъекты принимают свою собственную точку зрения, которая автоматически разделяется другим, и наблюдается тенденция на от к получению перспективы.

    Prima facie , это вызывает недоумение, поскольку эгоцентрическая предвзятость угрожает совместному общению и увеличивает вероятность недопонимания. Почему испытуемые все же проявляют такую ​​предвзятость, особенно при общении с близкими людьми?

    Следующее предложение кажется правдоподобным.Когда участники взаимодействия находятся в одной и той же среде и совместно занимаются одним и тем же, то, что доступно и важно для коммуникатора, обычно будет в равной степени доступным и значимым для получателя. В результате в этих ситуациях эгоцентрический подход будет поддерживать успешное общение, не требуя от коммуникаторов и реципиентов моделировать точку зрения или психические состояния друг друга (Пикеринг и Гаррод 2004; Барр и Кейсар 2005; Лин и др. 2010). Получатели сообщения могут затем привязать интерпретацию к своей собственной точке зрения и, если необходимо (например,грамм. в случае недоразумения) используйте информацию о перспективах коммуникатора, чтобы постепенно отстраиваться от якоря (Никерсон, 1999; Эпли и Гилович, 2001; Эпли и др., 2004; Тамир и Митчелл, 2013).

    Основывается ли последующее приспособление получателя к точке зрения коммуникатора на представлении его точки зрения?

    Хорошо известно, что одновременно формировать и поддерживать различные ментальные модели сложно (см., Например, Johnson-Laird 1983; Pickering and Garrod 2004).Возможно, более реалистичное предложение состоит в том, что при совместном общении субъекты «экстернализируют» вычисления относительно точки зрения и мышления друг друга (Пикеринг и Гаррод 2004: 12, 21). То есть, хотя коммуникатор и получатель могут напрямую вычислять точку зрения друг друга, в совместных группах они оба будут получать много отзывов друг от друга о своей работе. Это позволит им обновлять свои семантические представления на основе индивидуальных успехов или неудач в передаче и понимании сообщений без необходимости самостоятельно вычислять точки зрения друг друга и состояния знаний.Таким образом, механизмы социальной обратной связи позволяют взаимодействующим сторонам «переложить» когнитивную работу, то есть вычисления, относящиеся к точке зрения друг друга, на их социальную среду (Young 1998; Barr 2004).

    Есть свидетельства того, что такая экстернализация вычислений действительно имеет место. Исследования показывают, например, что слушатели часто просят говорящих пояснить значение термина, несмотря на тот факт, что, если бы они приняли точку зрения говорящего, они обнаружили бы, что их взаимное знание однозначно определяет референт (Keysar et al.2000; Кейсар 2007). То есть, «даже когда адресатам дают четкие подсказки о том, что взаимно известно, они часто предпочитают разрешить двусмысленность, участвуя в эпистемическом обмене [например, задают уточняющие вопросы и предоставляют обратную связь], а не вычисляют самих референтов »(Barr and Keysar 2005: 33).

    Обратите внимание, что как только референт был зафиксирован в интерактивном режиме и был создан прецедент, последующее использование и понимание коммуникативного акта также не потребует взаимного рассмотрения перспективы или социально рекурсивного мышления.Ибо взаимодействующие лица могут затем в каждом случае обращаться к прецеденту.

    Эмпирические исследования подтверждают эту точку зрения. Исследования показывают, например, что слушатели склонны интерпретировать референциальное выражение в соответствии с прецедентами именования, установленными предыдущим оратором, даже если они знают, что текущий говорящий фактически не присутствовал в то время, когда были установлены прецеденты (Barr and Keysar 2002 ; Солод и Сломан 2004). В этих случаях с любым, кто, как и слушатель, присутствовал при создании прецедента, слушатель впоследствии сможет успешно совместно общаться о рассматриваемом референте без социально рекурсивного мышления и взгляда на перспективу.Таким образом, полученные данные противоречат точке зрения Томаселло о том, что в кооперативном общении субъекты «должны» принимать точку зрения другого (2014: 59).

    В более общем плане, учитывая то, как Томаселло характеризует социальную жизнь ранних людей, можно было бы ожидать, что именно тот вид ранних людей, который он рассматривает, предполагал экстернализованные вычисления о психических состояниях друг друга и использовал механизм обратной связи, задействованный в их взаимодействиях. Как уже отмечалось, он считает, что первые люди жили «маленькими» группами и были «особенно остро взаимозависимы» (2014: 137).Более того, ранние люди были кооперативными, предполагали, что другие тоже «имели кооперативные мотивы», и «каждый пытался помочь другому» для достижения «совместной цели понимания реципиента» (Tomasello 2014: 73).

    Теперь, в социальных взаимодействиях, в которых участники взаимозависимы, взаимно предполагают, что другой сотрудничает, и взаимно прилагают усилия для обеспечения коммуникативного успеха, коммуникаторы, очевидно, будут воздерживаться от двусмысленных и вводящих в заблуждение коммуникативных действий. Кроме того, они будут стремиться сделать передачу информации как можно более эффективной, потому что, учитывая их взаимозависимость, это принесет пользу обоим взаимодействующим сторонам.Поскольку взгляд на перспективу и размышления о мышлении являются вычислительно сложными и когнитивными процессами, требующими усилий для обеих сторон (Апперли и др., 2006; Эпли и Карузо, 2009; Лин и др., 2010), и поскольку при совместном общении интерактивная обратная связь имеет тенденцию приводить к тому же результат, не требующий вычислительной сложности и усилий (Young 1998; Pickering and Garrod 2004; Barr 2004), можно было бы ожидать, что первые люди, которых имеет в виду Томаселло, полагались на обратную связь друг друга, а не на социально рекурсивные выводы, чтобы уяснить значение коммуникативные действия и обеспечивают коммуникативный успех.

    В отличие от точки зрения Томаселло, это предложение позволяет учесть данные о более сильном эгоцентризме в совместном общении с близкими людьми. Ибо, если предположить, что Томаселло прав в своей характеристике социальной среды ранних людей, то из-за взаимозависимости ранних людей и небольшого размера групп, в которых они жили, первые коммуникативные люди и реципиенты получат обильную обратную связь друг от друга. по их производительности. Эти аспекты социальной среды ранних людей позволили ранним людям быть более эгоцентричными и по умолчанию предполагать, что близкие люди разделяют их собственные взгляды.Поскольку эгоцентрическая предвзятость для них также сделала их когнитивную обработку при совместном общении с близкими людьми более экономичной и послушной с точки зрения вычислений, кажется вероятным, что именно поэтому предубеждение развилось и все еще присутствует у современных людей.

    Таким образом, предыдущие пункты предполагают, что совместное общение не обязательно требует моделирования того, что другой думает о собственном мышлении. Они ставят под сомнение предложение Томаселло о том, что социально рекурсивное мышление развивалось в группах в высшей степени взаимозависимых и кооперативных индивидов для , обеспечивая кооперативное общение.Более вероятно, что ранние люди, которых он считает, развили предрасположенность привязать свою интерпретацию коммуникативных действий друг друга к своей собственной эгоцентрической перспективе 6 , а затем, в случае недопонимания, откорректировать ее, избавившись от метаданных. -представительная обработка, относящаяся к взглядам друг друга на их социальные взаимодействия. Поскольку ранним людям, возможно, не нужно было имитировать размышления другого о своем собственном мышлении для совместного общения, и поскольку есть эмпирические доказательства того, что совместное общение может происходить без принятия перспективы (Barr and Keysar 2002; Malt and Sloman 2004), предложение Томаселло о эволюция социально рекурсивного мышления может быть отвергнута. 7

    Но почему же тогда развилось социально рекурсивное мышление? Хотя здесь не место для подробного ответа, раннее развитие мета-репрезентативных способностей у младенцев, которые обычно не сталкиваются с некооперативными взаимодействующими сторонами, предполагает, что эти способности, включая социально рекурсивное мышление, развились не столько для обеспечения возможности сотрудничества. как предлагает Томаселло, а скорее для того, чтобы дать младенцам возможность справиться с другой насущной проблемой, с которой они сталкиваются, а именно с социальным обучением. 8

    Социальное обучение часто требует, чтобы учащийся «понимал, что выступление стилизовано, что важный шаг был замедлен, преувеличен или повторен, чтобы сделать его более явным» (Sterelny 2012: 146). Чтобы обеспечить надежную передачу и усвоение знаний, и учащийся, и учитель «должны читать друг друга», поскольку каждый «следит за другим и их совместным фокусом внимания и намерений» (там же). То есть оба должны участвовать во взаимном взгляде и социально рекурсивном мышлении.Учитывая важную роль социального обучения у младенцев, есть веские основания предполагать, что социально рекурсивное мышление развивалось как адаптация к нему.

    Воплощенное познание: понимание человеческого мышления

    Эльсбет Стерн взвешивает два исследования, исследующих идею мозга как слуги тела.

    Интеллект во плоти: почему ваш разум нуждается в вашем теле гораздо больше, чем он думает

    Yale Univ.Пресса: 2015. 9780300208825 | ISBN: 978-0-3002-0882-5

    Понимание: рука и появление человечества

    MIT Press: 2015. 9780262029322 | ISBN: 978-0-2620-2932-2

    Как Homo sapiens открыл законы природы, изобрел технологии, установил культуру и институты? Большинство ученых ответили на этот вопрос очень тщательно, говоря о языке, символическом мышлении и сознании как об уникальных человеческих способностях, на которых основаны понимание, анализ, абстракция и рассуждение.С 1950-х годов эти способности все чаще становятся центром психологических исследований. Ободренные прогрессом в области информатики, исследователи начали создавать цифровые модели процессов, с помощью которых мозг выбирает сенсорные данные, сохраняет их в памяти, связывает их с существующими знаниями и использует для уточнения. Эти «когнитивные архитектуры» должны были моделировать и прогнозировать обучение, рассуждение, комплексное решение проблем и принятие решений.

    Наскальные изображения в Пещере Рук, Аргентина, возрастом от 9 500 до 13 000 лет.Предоставлено: Беттина Стренске / Алами

    «Человеческие существа сталкиваются с эволюционным давлением, используя все свое тело».

    Этот алгоритмический акцент на умственной деятельности игнорирует тот факт, что люди взаимодействуют с эволюционным давлением, используя все свое тело — вопрос, исследованный психологом Гаем Клэкстоном в Intelligence in the Flesh и философом Колином Макгинном в Prehension .

    Интеллект во плоти имеет дело с единством разума, мозга и тела при обработке информации человеком, включая высшее познание и академическое обучение.Клэкстон утверждает, что люди думали бы и вели себя иначе, если бы их физиологическое функционирование было другим. Например, есть исследования, которые показывают, как чашка горячего кофе или получение других сенсорных сигналов через кожу может влиять на суждения и принятие решений (LE Williams и JA Bargh Science 322 , 606–607; 2008), факт, полностью игнорируемый когнитивными теориями, которые ограничиваются визуальным и слуховым входом. Мозг координирует информацию, но он «слуга, а не хозяин тела», — отмечает Клакстон.

    Макгинн в Prehension фокусируется на человеческой руке. Он не первый, кто подчеркивает, что благодаря своей двуногой походке древние люди не нуждались в своих «передних лапах» для передвижения, что позволяло им манипулировать окружающей средой с помощью инструментов. Однако Макгинн идет дальше, утверждая, что многочисленные возможности, предоставляемые нашими руками, формируют наши представления о разуме. Поэтому мы понимаем когнитивные процессы в терминах «ручных», таких как «схватывание идеи».

    Клакстон и Макгинн по-разному оценивают познание высшего порядка и академическое обучение.Макгинн утверждает, что тесное взаимодействие между мозгом и рукой позволило людям найти свою эволюционную нишу благодаря открытию физических, а также ментальных инструментов, таких как язык или математические символы. Он утверждает, что использование рук для указания и общения напоминает «воздушное письмо», и тем самым способствовало изобретению письма. Клэкстон, напротив, считает, что когнитивные способности, основанные на символических системах, таких как письмо (которое он уничижительно называет «картезианским образованием» в отношении идеи философа Рене Декарта о дуализме разума и тела), переоценены, тогда как ремесла и профессиональное образование недооценены.Он утверждает, что сильная ориентация на академическое обучение и абстрактные рассуждения не отвечает потребностям большинства — до такой степени, что эта форма интеллекта по сути чужда людям. Между тем, Макгинн утверждает, что именно поэтому наш в остальном малооборудованный вид выжил.

    В их способах аргументации есть бычий привкус, который показывает, что Клэкстон и Макгинн осознают, насколько противоречивы их утверждения. На самом деле, насколько новы и достоверны научные данные в каждой книге? Критика недостатков когнитивных архитектур — не новость.С 1980-х годов эволюционные аспекты человеческого поведения и познания стали основной темой всей психологии. Широко признано, что людям бросает вызов тот факт, что мы адаптированы к миру, который существовал более 30 000 лет назад. Полностью признано, что мы рождаемся наделенными программами восприятия и поведения, которые были адаптированы для наших самых ранних предков и по-прежнему влияют на наше поведение, обработку информации и эмоциональное функционирование. Итак, критикуя картезианское представление о человеческом обучении, авторы проповедуют обращенным.

    Обе книги скользко описывают самые современные исследования. Макгинн почти полностью игнорирует исследования эмпирической психологии и вместо этого предоставляет доказательства, основанные в основном на правдоподобии — например, когда он утверждает, что люди имеют привилегированный доступ к геометрии, потому что они могут формировать круги и треугольники своими пальцами. Существуют известные исследования, подтверждающие его акцент на ключевой роли взаимодействия руки и мозга в познании человека, включая десятки исследований о важности жестов в обучении. Слух психолога Сьюзан Голдин-Медоу (издательство Гарвардского университета, 2003) является одним из них. Макгинн также ссылается на взгляды психолога развития Жана Пиаже относительно сенсомоторной активности как основы познания в раннем развитии ребенка. Тем не менее, за более чем 30 лет психологи показали, что мозг новорожденных наделен базовыми знаниями, которые подготавливают их к представлению информации об объектах, количествах и действиях задолго до того, как они смогут схватиться руками.

    Клакстон — избранные цитаты из литературы по психологии и нейробиологии. Когда он нападает на обычное школьное образование, он приводит анекдотические свидетельства о несчастных детях, но игнорирует научно обоснованные попытки улучшить школьное образование — например, привнося повседневный опыт в преподавание естественных наук и математики. Заявление Клэкстона о том, что результаты тестов интеллекта не связаны с факторами, важными в реальной жизни, не отражено в современных исследованиях, таких как более 100 публикаций, основанных на исследованиях когорты рождения Лотиана, возглавляемой психологом Яном Дири. Эдинбургский университет, Великобритания.Интеллект, как показал Дири, не только в значительной степени связан с образовательными и профессиональными результатами, но также является фактором положительного благополучия, здоровья и долголетия.

    Intelligence in the Flesh и Prehension красноречиво написаны, освежают и развлекают. Но Клэкстон и Макгинн борются со многими соломенными людьми и часто не могут предоставить доказательств для провокационных заявлений.

    Информация об авторе

    Принадлежности

    1. Эльсбет Стерн — психолог и профессор преподавания и изучения исследований в Швейцарском федеральном технологическом институте в Цюрихе.

      Эльсбет Стерн

    Автор для переписки

    Для корреспонденции Эльсбет Стерн.

    Об этой статье

    Цитируйте эту статью

    Стерн, Э. Воплощенное познание: понимание человеческого мышления. Nature 524, 158–159 (2015). https://doi.org/10.1038/524158a

    Скачать цитату

    Поделиться этой статьей

    Все, с кем вы поделитесь следующей ссылкой, смогут прочитать это содержание:

    Получить ссылку для совместного использования

    К сожалению, в настоящее время ссылка для совместного использования недоступна доступно для этой статьи.

    Предоставлено инициативой по обмену контентом Springer Nature SharedIt

    Пространственные коды мышления человека

    В этой интригующей статье авторы определяют понятие как «набор ВЫПУКЛЫХ (то есть, положительная кривизна) областей схожих стимулов». В таких областях могут также отображаться другие типы искривлений, например, Вогнутые. Действительно, несколько исследований указывают на то, что многие биологические и физические динамики имеют место в фазовых пространствах отрицательной кривизны: это связано с тем, что траектории на гиперболических многообразиях позволяют более управляемо обрабатывать многие из требуемых уравнений, например, e.г., Фоккер-Планк. Кроме того, параллельный перенос из евклидовых пространств в вогнутое многообразие позволяет оценивать нервную многомерную динамику с точки зрения нарушений симметрии, и последний, т. Е. Успешный подход, заимствованный из физики, был бы очень полезен при описании и категоризации многомерных многообразий. .
    Связанный с проблемой многомерного мозга и нервной симметрии, стоит фундаментальный вопрос, поднятый авторами: «как непрерывный код может быть расширен для отображения дополнительных измерений»?
    Чтобы ответить на этот вопрос, «доказательства топологических представлений пространств у грызунов и людей» прокладывают путь к использованию алгебраического топологического инструмента, т.е.е., теорема Борсука-Улама: при условии, что функция является непрерывной (в данном случае «пространственно определенные ячейки обеспечивают непрерывный код»), один объект в одном измерении (скажем, спортивный автомобиль) отображается на два объекта с соответствующим описанием. в более высоком измерении (два спортивных автомобиля, которые могут немного отличаться, например, по своему эмоциональному или когнитивному содержанию). Другими словами, когда я вижу кошку в окружающей меня трехмерной среде, я воспринимаю не только трехмерное изображение реальной кошки передо мной, но также и многие многомерные черты кошки в моем сознании (эмоционально: «как нежно!») , познавательный: «это кошка» и т. д.).Следовательно, использование теоремы Борсука-Улама позволяет нам строить симметричные многомерные топологические пространства, в которых может иметь место умственная деятельность, и вычислять их термодинамические ограничения (учитывая связь между симметриями, информационными энтропиями и топологическими многообразиями).

    Симметрия | Бесплатный полнотекстовый | Машины, имитирующие человеческое мышление с использованием байесовского обучения и начальной загрузки

    1. Введение

    Многие исследователи обсуждали, могут ли машины думать как люди [1,2,3,4,5].В то же время были проведены некоторые исследования того, понимают ли машины человеческий разум [5,6,7,8,9]. Тьюринг (1950) был первым ученым, представившим возможность мыслящего компьютера [5]. Он предложил тест Тьюринга, чтобы определить, могут ли компьютеры имитировать людей [5]. В 2016 году AlphaGo победила Ли Седола, мирового чемпиона по го [10]. Это стало значимым началом для искусственного интеллекта (ИИ), чтобы превзойти людей в сложных реальных проблемах [11]. ИИ — это искусство делать компьютеры интеллектуальными.В последние десятилетия ИИ добился значительного прогресса с помощью нового алгоритма машинного обучения, называемого глубоким обучением. Глубокое обучение обеспечивает доминирующую производительность в большинстве задач современного коннекционистского ИИ [12]. Это алгоритм машинного обучения, который может лучше описать структуру обработки информации человеческого мозга, состоящую из множества нейронов, за счет использования гораздо большего количества скрытых слоев, чем существующие алгоритмы нейронных сетей [12]. С использованием глубокого обучения темпы развития ИИ возрастают.В настоящее время ИИ сосредоточен на разработке технологий, поддерживающих оптимальное принятие решений, но со временем ожидается, что он расширится до человеческого интеллекта, выходящего за рамки принятия оптимальных решений. Следовательно, нам нужен исследовательский когнитивный ИИ, который может взаимодействовать с людьми. Поэтому, прежде всего, мы изучаем метод, который может моделировать машину, способную имитировать человеческое мышление. В различных категориях ИИ мышление, подобное человеческому, является подходом когнитивных вычислений к созданию мыслящих машин, потому что мышление связано с разумом [13,14].Разум участвует во всех частях человеческого познания, включая дух, эмоции, восприятие, обучение, мысли и так далее [15]. С момента появления ИИ мы постоянно пытаемся разработать мыслящую машину с человеческими эмоциями [16,17]. Такой ИИ называется искусственным разумом (АМ) [2,6,8,9,18]. Хотя в предыдущих исследованиях было несколько подходов к AM, в этой статье мы предлагаем новый подход к реализации AM для построения мыслящих машин. В отличие от классических подходов ИИ, основанных на символических или коннекционистских концепциях, предлагаемый нами метод не всегда позволяет принимать оптимальные решения.Это потому, что люди не всегда принимают оптимальные решения. Люди иногда принимают неоптимальные решения. Однако он существенно не отклоняется от оптимума. Благодаря такому поведению мы можем создавать машины, имитирующие человеческое мышление. Мнения экспертов о будущем ИИ противоречивы. Некоторые эксперты утверждают, что ИИ разрушает человечество, в то время как другая группа экспертов утверждает, что человеческая жизнь резко улучшается с помощью ИИ. Чтобы разработать ИИ, который способствует близости с людьми, мы рассматриваем возможность создания машины, которая может имитировать людей.Таким образом, мы изучаем развитие машин, имитирующих человеческое мышление. В наших исследованиях мы используем байесовское обучение для создания мыслящих машин, которые отражают людей. Это потому, что можно использовать концепции априорного, вероятностного и апостериорного из байесовской теории принятия решений и обучения для моделирования человеческого разума [19,20,21]. Априорность и вероятность представляют человеческий прошлый и настоящий опыт (состояния) соответственно. Апостериор, определяемый как продукт априорного и вероятного, представляет человеческий разум, принимающий окончательное решение на основе прошлого и настоящего состояний.Чтобы показать потенциал предлагаемого метода для реализации в когнитивном ИИ, мы проводим исследования с использованием моделирования. По мере развития ИИ асимметрия между людьми и ИИ будет увеличиваться. Ожидается, что по сравнению с людьми интеллект ИИ будет еще больше усилен. Чтобы преодолеть асимметрию интеллекта между ИИ и людьми, в этой статье мы изучаем, как построить машину, которая может имитировать людей. С помощью этого исследования мы пытаемся продемонстрировать симметрию интеллекта между людьми и ИИ.Остальная часть статьи организована следующим образом. В разделе 2 мы рассматриваем предпосылки исследований, связанных с байесовской теорией принятия решений. Предлагаемый метод построения мыслящих машин, похожих на людей, описан в разделе 3. Результаты моделирования, чтобы проиллюстрировать, как предложенный метод может быть применен в практических областях, показаны в разделе 4. В последнем разделе представлены выводы этой статьи и будущие исследовательские задачи. .

    4. Имитационное исследование

    Чтобы проиллюстрировать, как наши исследования могут быть применены для разработки машины, имитирующей человеческий разум, мы проводим два имитационных исследования для дискретных и непрерывных случаев.Первый эксперимент — это бета-биномиальный сопряженный случай дискретного распределения. На начальном этапе обучения мы предполагаем, что в 100 испытаниях Бернулли было получено 35 успешных результатов. В этом случае мы принимаем двоичное решение, например, покупать или не покупать что-либо. В целом, с точки зрения оптимизации ИИ, продукт лучшего качества будет приобретен по самой низкой цене, но с точки зрения AM в этом исследовании наше моделирование проводится в предположении, что продукт может быть приобретен с помощью человеческого мышления. например, эмоции, иногда без принятия оптимального решения.Таким образом, мы выбрали биномиальное распределение для первого эксперимента, потому что это распределение вероятностей, представляющее бинарные исходы, основанные на испытаниях Бернулли. В этой статье мы представляем количество испытаний Бернулли и вероятность успеха как n и θ соответственно. В предположении этого примера θ представляет вероятность покупки чего-либо. В этом случае функция правдоподобия для наблюдаемых данных представляет собой биномиальное распределение с n = 100 и θ = 0,35. Это показано в Таблице 2. Поскольку увеличение количества повторений в нашем моделировании незначительно, мы прекратили повторное обучение на третьей фазе.В этой статье для удобства мы остановились на третьем шаге, но повторное обучение возможно до n-го, если каждый раз наблюдаются новые данные. В таблице 2 мы определяем следующие распределения для бета-биномиального конъюгата.

    θ | х ~ Бета (α0 + D, β0 + n + D)

    (11)

    В уравнении (10) вероятность успеха θ распределяется по бета-распределению с α0 и β0, которые являются параметрами для управления формой и положением. Апостериорное распределение θ | D также является бета-распределением, полученным с помощью априорного распределения и вероятности в уравнениях (9) — (11).Таким образом, в таблице 2 показаны значения параметров априорного, вероятностного и апостериорного распределений согласно обновленным фазам обучения. Кроме того, последний столбец этой таблицы представляет собой математическое ожидание θ, и это ожидание E (θ) является оптимальным значением для θ. В предположении этого примера E (θ) означает оптимальное решение в AI. Апостериорное распределение обновляется шаг за шагом по мере добавления новых данных и прогресса обучения. На рисунке 5 показана структура апостериорного распределения на каждом этапе обучения.Как показано в верхней части рисунка 5, мы можем принять решение, используя результат первого процесса байесовского обучения. В общем, мы выполнили оптимальное принятие решений, используя математическое ожидание (0,3529) из распределения в первом процессе байесовского обучения. В случае мыслящих машин мы используем два подхода: множественные точки и 95% доверительный интервал. Чтобы предоставить несколько точек для построения мыслящих машин, мы сгенерировали случайные числа из апостериорного распределения, показанного в верхней части рисунка 5.Более того, используя байесовский бутстрап, мы вычислили интервал для принятия решений в мыслящих машинах. Средняя и нижняя части рисунка 5 также применяются таким же образом, как и верхняя часть. То есть случаи второго и третьего процессов байесовского обучения используются так же, как и первого процесса байесовского обучения. Поэтому в этой статье наша модель предоставляет два результата для θ вместо E (θ). Мы сгенерировали случайные числа из апостериорного распределения из таблицы 2 и рисунка 5.Мы представляем результат сравнения оптимальных и неоптимальных результатов байесовского обучения в соответствии с этапами обучения в таблице 3. На третьем этапе обучения в таблице 3 оптимальное обеспечивает только одно значение, а именно 0,4106 (E (θ)), но несколько точек дают разные результаты (0,3633, 0,3827, 0,4077, 0,3919, 0,3790). В некоторых случаях мы можем использовать среднее значение этих пяти значений для принятия решений мыслящими машинами. Кроме того, мы показываем 95% -ный доверительный интервал (0,4094, 0,4133) с помощью байесовской начальной загрузки, позволяющий машинам думать как люди.Используя эти поведения (значения) в нашем подходе, как показано в Таблице 3, мы считаем, что машина имитирует человеческое мышление. Затем мы выполнили непрерывный случай, используя нормальное-нормальное сопряжение, как показано в Таблице 4. По сравнению с биномиальным распределением. , нормальное распределение может в более общем смысле имитировать человеческое мышление. Это связано с тем, что нормальное распределение может моделировать все действительное число. В этом случае мы использовали нормальное распределение для априорного, правдоподобного и апостериорного. В таблице 4 показаны оптимальные значения (E (θ)) трех этапов обучения.На рисунке 6 показаны структуры апостериорных распределений, которые изменились в соответствии с фазами байесовского обучения. Как и в случае бета-биномиального конъюгата, мы можем использовать результаты байесовского обучения, представленные на рисунке 6. Мы также сгенерировали случайные числа из апостериорного распределений и вычислил 95% доверительный интервал для сравнения результатов с оптимальными значениями E (θ), приведенными в таблице 4. Мы показываем результаты сравнения между оптимальными, множественными точками и интервалом в таблице 5.Мы можем использовать результаты так же, как и в случае бета-биномиального конъюгата в таблице 3. В третьем результате байесовского обучения значение для оптимального принятия решений в подходе ИИ составляет 5,6975, что является ожидаемым значением апостериорное распределение после третьей фазы обучения. По сравнению с этим, значение решения, полученное с помощью многоточечного подхода, может быть одним из значений (5,8345, 6,1208, 5,5106, 5,2896, 5,6123) или средним из пяти случайных значений. Кроме того, мы рассчитали доверительный интервал, используя байесовский бутстрап (5.6860, 5,7129). Этот результат также можно использовать для принятия решений в мыслящих машинах. В наших исследованиях моделирования мы показали возможность байесовской теории принятия решений и байесовского бутстрапа для разработки машин, имитирующих человеческое мышление. Метод, предложенный в этой статье, не является идеальным способом создания машины, имитирующей человеческое мышление, но он может представлять собой новое начало. Таким образом, наше исследование представляет новый подход к когнитивному ИИ после нынешнего оптимального ИИ.

    5. Обсуждение

    Мы предприняли исследование, описанное в этой статье, чтобы подтвердить возможность разработки машины, способной имитировать человеческое мышление.Мы прекрасно понимаем, что создание машины, способной имитировать человеческое мышление, — очень сложная задача. Это связано с тем, что исследования человеческого мышления все еще проводятся в междисциплинарных областях, таких как когнитивная наука, психология и информатика. Поэтому в этой статье мы не смогли представить идеальную методологию для реализации человеческого мышления в машинах. В этой области многие исследователи все еще работают над разными подходами. В этой статье мы выбрали метод имитации Тьюринга.Мы попытались реализовать машину, в которой трудно различить, является ли машина человеком или компьютером. В этой статье представлены результаты нашей первой попытки.

    В этой статье мы использовали смоделированные данные, чтобы показать, как предлагаемую методологию можно применить к практическим задачам. Мы собрали данные, полученные из распределений вероятностей, таких как бета, биномиальное и нормальное. В исследовании моделирования мы выполнили апостериорное обновление с использованием сгенерированных наборов данных и выбрали значение из окончательного обновленного апостериорного распределения для принятия решения.По сравнению с результатами предыдущих исследований, наиболее важной особенностью нашего исследования является количество значений результатов, которые могут быть предоставлены для принятия решений. Существующее байесовское обучение предоставляет только одно значение для принятия решений, но байесовское обучение, предложенное в этой статье, может предоставить несколько значений, и, поскольку одно значение может быть случайно выбрано среди них, можно преодолеть детерминированное принятие решений. Таким образом, возможно, удастся разработать машины, способные имитировать человеческое мышление.Наши исследования будут способствовать развитию систем искусственного интеллекта и человечества, например медицинских роботов.

    6. Выводы

    Для разработки машины, имитирующей человеческое мышление, мы предложили методику обучения с использованием байесовской теории принятия решений и байесовского бутстрапа. Посредством байесовского обучения с априорными, вероятностными и апостериорными методами мы строим апостериорное распределение для развития мыслящих машин, отражающих людей. Вместо того, чтобы принимать оптимальное решение с одним значением, предлагаемая машина принимает решение, используя несколько точек, которые являются случайными числами из апостериорного распределения после байесовского обучения.Кроме того, используя байесовский бутстрап, мы предоставили значимый интервал параметров модели для машин, имитирующих человеческое мышление. Следовательно, предлагаемая машина может имитировать эмоциональное решение, выбирая одну из нескольких возможностей, как это делают люди. Основная идея этой статьи состоит в том, что мыслящие машины возможны с использованием байесовского вывода и начальной загрузки. Конечно, невозможно построить идеальную модель человеческого мышления, используя подход, предложенный в этой статье, потому что моделирование человеческого мышления — очень трудная и сложная задача.Мы пытались создать мыслящие машины, имитирующие человеческий разум, с помощью байесовских подходов. В этой статье представлены результаты нашего первого исследовательского проекта по разработке машины, способной имитировать человеческое мышление. Байесовское обучение и бутстрап, предложенные в этой статье, не полностью имитируют человеческое мышление. Результаты наших исследований представляют собой только начало пути к созданию машин, имитирующих человеческий разум. Однако из результатов этой статьи мы видим, что байесовская модель обучения может быть эффективным способом создания машины, имитирующей человеческое мышление.Таким образом, на основе этой статьи мы планируем провести различные междисциплинарные исследования, такие как когнитивный ИИ и когнитивная психология, а также байесовская статистика, чтобы разработать машину, которая в конечном итоге сможет имитировать человеческое мышление.

    В наших будущих работах, во-первых, данные из неструктурированных источников, таких как изображения, голос и видео, должны быть проанализированы с помощью новых передовых методов. Например, мыслящие машины должны распознавать человеческие изображения лиц для представления интерактивных чувств. Таким образом, мы добавим необходимые факторы, такие как края изображений, позволяющие идентифицировать шаблоны.Затем, при удобном байесовском выводе, априорное распределение должно быть выбрано как сопряженное априорное из-за математической управляемости. Чтобы разработать более продвинутую модель построения мыслящих машин, мы должны рассмотреть априорное распределение, а не сопряженное, чтобы построить мыслящие машины с использованием передовых байесовских вычислений на основе методов Монте-Карло с цепью Маркова.

    Мы также будем проводить исследования с использованием когнитивного ИИ для создания машин, которые могут имитировать человеческое мышление. Таким образом, мы объединим наш байесовский подход к обучению с концепцией разума из когнитивной науки, а также когнитивной психологии.Кроме того, мы можем рассматривать алгоритмы глубокого обучения (DL) со стохастическим градиентным спуском (SGD). Веса моделей DL, таких как сверточные нейронные сети (CNN), обновляются SGD на основе байесовского обучения. Таким образом, мы можем реализовать более продвинутую байесовскую модель обучения, имитирующую человеческое мышление, используя когнитивную модель мышления и байесовский DL.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *