Что такое восприятие кратко: works.doklad.ru — Учебные материалы

Содержание

Восприятие

Восприятие — это процесс отражения в сознании человека предметов и явлений реального мира в их целостности, в совокупности их различных свойств и частей и при их непосредственном воздействии на органы чувств.

В формировании восприятия принимают участие ощущения, двигательные компоненты, жизненный опыт индивида, память, мышление и речь, волевые усилия и внимание, интересы, цели и установки человека.


Восприятие возникает на основе ощущений, но оно не сводится к их простой сумме (в подобных случаях говорят, что процесс не является аддитивным). Это качественно новый, более сложный психический процесс по сравнению с ощущением. Восприятие направлено на узнавание опознавательных признаков воспринимаемого объекта и построение его копии (модели) в сознании. Результат восприятия — это целостный перцептивный образ объекта, а не отдельные его свойства, информацию о которых дают человеку ощущения. Это, однако, не значит, что вместе с целостным образом объекта воспринимаются все его мелкие детали.

Существуют две модели формирования образа в процессе восприятия:

  • стимульная, «чисто» рефлекторная, утверждающая, что появление образа объекта вызвано только его отражением в сознании при воздействии раздражителей на сенсорные каналы;
  • деятельностная, утверждающая, что образ, который человек воспринимает, является не столько результатом реакции психики на раздражители, сколько следствием непрерывного построения субъектом перцептивных гипотез, «встречных» отражаемой среде (человек, используя свой опыт, как бы предвидит основные свойства воспринимаемого объекта).

Сложность изучения восприятия как познавательного процесса состоит в том, что из всех воздействующих признаков в сознании человека отражаются лишь ведущие, а несущественные остаются за пределами восприятия. Это обусловлено не только особенностями объекта, но и тем, что именно в объекте представляет интерес для индивида, с какой целью индивид включился в процесс восприятия, каковы его предварительные установки на восприятие.

Узнавание объекта как одна из составляющих восприятия зависит от жизненного опыта человека, его знаний об этом объекте. Например, знакомое слово можно восстановить (воспринять) буквально по предъявлении одной-двух составляющих его букв, незнакомое же потребует для этого гораздо больше букв.

Для восприятия иногда требуется концентрация внимания на объекте и определенные волевые усилия. Особенно это характерно для случаев, когда интерес к объекту у индивида невелик или отсутствует осознание необходимости изучения объекта. Конечно же, изучение и узнавание объекта через процесс восприятия не могут состояться без подключения памяти и мышления. Ведь при этом осуществляются сложные процессы сопоставления признаков объекта с эталонами, хранящимися в долговременной памяти человека, мысленного анализа и синтеза системы этих признаков и принятия решений.

Немаловажно, что информация для этого поступает одновременно от многих органов чувств (зрение, слух, обоняние и др.). В частности, существенный вклад в формирование образа воспринимаемого объекта вносят двигательные компоненты посредством глаз, проговаривания звуков, ощупывания. Слуховой анализатор помогает при восприятии ориентироваться в пространственном положении источника информации.

Наконец, перцептивный процесс распространяется на высшие уровни психической деятельности, такие как речь. Ведь человек мыслит… словами. Выделяя ведущие признаки воспринимаемого объекта, он обговаривает, обозначает их словом.

Таким образом, восприятие представляет собой упорядоченную систему активных перцептивных действий, формируемую в процессе жизнедеятельности индивида.

Общая характеристика

Восприятие — это отражение в сознании человека целостных комплексов свойств предметов и явлений объективного мира при их непосредственном воздействии в данный момент на органы чувств. Восприятие отличается от ощущений тем, что в нем происходит отражение всей совокупности свойств предмета, и формируется его целостный образ. Восприятие основано на взаимосвязи сенсорной и мыслительной деятельности индивида, является результатом функционирования системы анализаторов. Первичный анализ, который совершается в рецепторах, дополняется сложной аналитико-сенсорной деятельностью мозговых отделов анализаторов.

В основе восприятия лежат два вида нервных связей:

  1. образуемые в пределах одного анализатора;
  2. межанализаторные.

Благодаря связям, образуемым между анализаторами, мы отражаем и воспринимаем такие свойства предметов пли явлений, для которых нет специально приспособленных анализаторов (например, величина предмета, удельный вес и т. д.).

Перцептивная система — совокупность анализаторов, обеспечивающих данный акт восприятия. При этом один анализатор может быть ведущим, а остальные дополнять восприятие предмета.

Восприятие и действие

. Восприятие является своеобразным действием, направленным на обследование воспринимаемого объекта и на создание его копии. Всякое восприятие включает двигательный (моторный) компонент, способствующий вычленению объекта из окружающего фона, в виде ощупывания предмета, движения глаз, движения гортани. Поэтому процесс восприятия рассматривают, как перцептивную деятельность субъекта.

Основные свойства восприятия

К основным свойствам восприятия как познавательного психического процесса относятся: предметность, которая выражается в отнесении сведений, получаемых из внешнего мира: целостность, отражающая факт, что восприятие есть всегда целостный образ предмета, а не отражение отдельных его свойств; структурность, проявляющаяся в том, что человек воспринимает фактически абстрагированную от ощущений обобщенную структуру: осмысленность восприятия, определяющаяся пониманием сущности предмета; константность восприятия — относительное постоянство образов предметов, в частности, их формы, цвета. Величины при изменении условий восприятия; избирательность проявляется в преимущественном выделении отдельных объектов и зависит от интересов и установок личности.

Восприятие времени и движения, пространства. Восприятие пространства включает в себя восприятие величины, формы, взаимного расположения объектов, их рельефа, удаленности и направления.

Восприятие времени — отражение длительности и последовательности явлений или событий.
Восприятие движений — отражение направления и скорости пространственного существования предметов.

Иллюзии восприятия. Иллюзии проявляются в неадекватном отражении воспринимаемого объекта. Наиболее изученными являются иллюзорные аффекты, наблюдаемые при зрительном восприятии двухмерных контурных изображений — так называемые «оптико-геометрические иллюзии», которые заключаются в кажущемся искажении соотношений между фрагментами изображений (равные линии кажутся неравными и т. д.). К другому классу иллюзий относится феномен яркостного контраста (так, серая полоска на светлом фоне кажется темнее, чем на черном).

3. Восприятие. Психология: конспект лекций

3. Восприятие

1. Понятие о восприятии. Виды восприятия.

2. Свойства восприятия.

1. Человек, познавая окружающий мир, воспринимает не отдельные свойства (ощущения), а предмет в целом, т. е. человеческий мозг, выделяя свойства предметов и явлений, тут же объединяет их в какой-либо образ.

Такой процесс называется восприятием.

Восприятие – это отраженные в коре головного мозга предметы и явления окружающего мира, которые в данный момент действуют на анализаторы человека.

В реальной жизни ощущение и восприятие неразрывно связаны между собой.

Например, мы видим вдалеке человека, и по мере его приближения начинаем различать цвет волос, особенности прически, строение носа и т. д., т. е. выделяем отдельные черты внешнего облика, а затем вновь происходит объединение, и мы узнаем в этом прохожем своего приятеля.

Следует отметить, что нельзя сводить восприятие к простой сумме ощущений, точно так же как при слиянии двух газов водорода и кислорода получается новое вещество – вода.

В восприятии большое значение имеет личный опыт человека, особенности двигательных реакций.

Так в одном эксперименте испытуемый надевал очки, которые искажали форму и расположение предметов, однако вскоре происходила адаптация, и человек переставал замечать эти искажения.

Ученые объясняют этот факт тем, что люди в процессе эксперимента имели возможность передвижения, те же из них, кто сидел на стуле, приспосабливались с большим трудом либо не приспосабливались вовсе.

Виды восприятия.

Рассмотрим две существующие классификации.

1. Основана на неравноценном участии отдельных анализаторов в процессе восприятия, т. е. вид восприятия определяется по тому анализатору, который наиболее значим.

Чаще всего выделяются такие виды, как зрительное, слуховое, осязательное.

Иногда сразу несколько анализаторов занимают ведущее место.

Такие сложные виды восприятия имеют двойное название, например, при просмотре телевизионных передач, театральных пьес ведущую роль играет зрительно-слуховое восприятие.

2. В основе классификации лежит объект восприятия. Выделяются следующие виды:

1) восприятие предметов;

2) восприятие отношений;

3) восприятие движений;

4) восприятие пространства;

5) восприятие времени;

6) восприятие человека.

Рассмотрим подробнее особенности восприятия времени. Время объективно измеряется в секундах, минутах, часах, сутках и т. д.

Однако субъективно каждый человек воспринимает время по-разному. Если человек чем-то увлечен, ему интересно, то и время летит незаметно.

Когда же мы попадаем в ситуацию томительного ожидания, то течение времени замедляется, минуты кажутся часами.

Находясь в состоянии страха или подавленности, человек часто склонен переоценивать время.

Однако не все так однозначно.

Например, французский спелеолог М. Сифр провел почти 63 дня в пропасти Скарассон на глубине 135 м в пещере, где отсутствовал какой-либо свет и не было никаких указателей времени.

Когда прошло более 40 суток, ему казалось, что он находится в изоляции всего 25 дней.

Когда закончилось добровольное заточение и друзья пришли за ученым, то он сказал: «Если бы я знал, что конец так близок, я бы давно съел оставшиеся помидоры и фрукты».

Субъективное ускорение времени отмечали и другие исследователи пещер.

Парадокс такого явления заключается в его противоречии основному психологическому закону восприятия времени – время недооценивается, если оно заполнено интересной деятельностью, и переоценивается, если связано с ожиданием, скукой.

Некоторые профессии требуют умения точно оценивать время (летчики, парашютисты, космонавты и т. д.). С представителями этих профессий проводятся специальные тренировки, на которых обучают сохранять правильное чувство времени.

Теперь остановимся на восприятии пространства.

Пространство является неотъемлемой частью самого человека. Если другой человек вторгается в личное пространства, то при этом может нарушаться процесс общения (см. тему «Общение»).

Для человека очень важна и система организации пространства. Так, американского психолога Э. Холла пригласили для выяснения причин возникающих разногласий в филиалах американских фирм, находящихся в ФРГ и немецкой Швейцарии. В филиалах работали местные сотрудники и специалисты из США. Оказалось, что все дело в двери.

Американцы привыкли работать в больших общих помещениях при открытых дверях.

Таким образом создается ощущение, что все делают сообща одно общее дело.

Однако согласно немецким традициям каждое помещение должно иметь надежные двери.

Дверь, распахнутая настежь, – свидетельство полного беспорядка.

Таким образом, благодаря восприятию человек способен ориентироваться в предметном мире.

2. Выделяют следующие свойства восприятия: предметность, избирательность, осмысленность, иллюзии, константность.

Предметность выражается в том, что человек способен объединять разрозненные ощущения в целостный образ с его границами, размерами, окраской, например: из огромного разнообразия звуков окружающего мира человек выделяет пение птиц, человеческую речь, шум мотора и т. д.

Избирательность проявляется в возможности выделения именно тех предметов, явлений, ситуаций, которые в данный момент крайне важны и необходимы.

Избирательность выражается в выделении объекта из фона. Объектом восприятия принято считать то, что находится в центре внимания, а все, что его окружает, – это фон.

Закон избирательности часто используется как в животном мире, так и в человеческом социуме.

С этим связано наличие у животных покровительственной окраски, их способности сливаться с окружающим (например, смена цвета у хамелеона).

У бабочки на крыльях во время полета виден пестрый рисунок, что делает их трудно опознаваемыми для птиц на фоне пестрого луга.

В военном деле широко используется маскировочная окраска или ткань, помогающая слиться с фоном и не быть замеченным.

Осмысленность связана с личным опытом каждого индивидуума, при этом большое значение имеют возраст, профессиональная деятельность, психические особенности человека.

Например, люди по-разному воспринимают лес в зависимости от профессии: лесовод – как предмет заботы и охраны, охотник – как место для охоты, туристы – как место отдыха, работник лесной промышленности – как объект для производства.

Осмысливая происходящее, человек часто исходит из своих установок, т. е. предрасположенности воспринимать все определенным, заранее заданным образом.

В жизни человека роль установок очень существенна. Они возникают, как правило, неосознанно и действуют как предубеждения.

Интересный факт отмечал американский этнограф Б. Малиновский. Он изучал жизнь одного первобытного племени и обратил внимание на то, как похожи на своего отца и, соответственно, друг на друга пять сыновей вождя племени.

Сказав об этом туземцам, ученый встретил полное непонимание, даже негодование с их стороны.

Этнограф был поражен такой странной реакцией, но в дальнейшем оказалось, что в племени существовало давнее табу, которое запрещало находить такое сходство, в результате люди не видели того, что им видеть не полагалось.

Иллюзии – это искаженное восприятие. В практической жизни наше восприятие иногда не отражает точной картины происходящего.

Так, например, весло, погруженное в воду, кажется преломленным.

Много иллюзий связано с восприятием пространства, особенно перспективы: находящиеся вдалеке объекты кажутся маленькими, параллельно идущие рельсы – сходящимися и т. п.

Распространены также иллюзии контраста: белое на черном кажется еще белее; человек будет казаться выше, если рядом находится человек маленького роста и наоборот; звезды кажутся более яркими в безлунную ночь.

Зная особенности нашего иллюзорного восприятия, можно правильно использовать это в быту.

Женщине, склонной к полноте, не следует надевать платье с поперечными полосами, а худой – с продольными.

Комната, стены которой оклеены синими обоями, будет казаться более просторной, нежели помещение с красными стенами.

Задрапированная черным бархатом задняя часть сцены создает у зрителя иллюзию бездонной глубины.

Константность – постоянство восприятия, его неизменность. Если человек высокого роста будет находиться на некотором незначительном расстоянии, то все равно он останется для окружающих высоким.

Предметы, которые мы воспринимаем под разными углами зрения, остаются узнаваемыми, хотя их изображения на сетчатке различаются.

Если бы человек не владел этим качеством, то его ориентировка в пространстве была бы невозможна.

Итак, восприятие обладает целым рядом свойств, которые проявляются и находят применение в практической жизни.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Ощущение и восприятие | Биология. Реферат, доклад, сообщение, краткое содержание, лекция, шпаргалка, конспект, ГДЗ, тест

Ощущение — это психический процесс, связанный с отображением моз­гом отдельных свойств предметов и явлений при их непосредственном дей­ствии на органы чувств.

Это — в первую очередь — важнейший источник наших знаний о природе и о нас самих. О богатстве красок окружающего мира, его зву­ках, запахах, температуре мы узнаём благодаря уже изученным нами органам чувств. Они дают нам возможность ориентироваться в окружающей среде. Если бы у человека внезапно исчезли все органы чувств и связанные с ними ощуще­ния, то, не зная ничего об окружающем мире, он стал бы совсем беспомощным.

Восприятие — это психический процесс отображения человеком пред­метов и явлений природы в целом, в совокупности всех качеств и свойств при их непосредственном воздействии на органы чувств.

Восприятие — более активный процесс, чем ощущение. Воспринимая, мы не только видим, но и рассматриваем, присматриваемся, не только слышим, но и слу­шаем и прислушиваемся. Оно отличается и от такого познавательного процесса, как воображение. Воображение — психический процесс, что заключается в соз­дании человеком чувственно-наглядных образов (представлений) ранее вос­принятых предметов или явлений действительности. Например, однажды уви­дев, то есть почувствовав и восприняв розу, мы можем её представить.

Человек способен избирательно воспринимать лишь то, что для него более важное и отвечает его биологическим или социальным потребностям, например — профессиональной деятельности. В процессе восприятия имеют значение опреде­лённый опыт и знания человека. Если он уже неоднократно воспринимал какой-то предмет или явление, то подобное будет восприниматься ним быстрее и полнее. Материал с сайта http://worldofschool.ru

Приведём примеры профессий, где преимущественно развиты определён­ные ощущения и восприятия: в музыкальной деятельности — слуховые, у во­дителя — зрительные, у хирурга — тактильные и зрительные, у спортсмена — ощущение положения тела и его отдельных частей в пространстве.

Восприятие может нарушаться в результате повреждений (травм головы) или болезней, которые поражают кору головного мозга (воспаление, опухоль, кровоизлияние). Такие больные могут не узнавать самых простых предметов. К нарушениям восприятия также относятся иллюзии и галлюцинации.

На этой странице материал по темам:
  • Сообщение на тему ощущение и восприятие

  • Ощущения и восприятия доклад по биологии

  • Ощущение и восприятие реферат

  • Техническое явление восприятие биология

  • Ощущение и восприятие доклад по биологии

Вопросы по этому материалу:
  • Дайте определение термина «ощущения».

  • Каким является значение ощущений в познании окру­жающего мира?

  • Докажите, что восприятие — бо­лее активный, чем ощущение, психический процесс.

  • В результате чего может нарушаться процесс восприятия?

ВОСПРИЯТИЕ РЕЧИ • Большая российская энциклопедия

  • В книжной версии

    Том 5. Москва, 2006, стр. 741

  • Скопировать библиографическую ссылку:


Авторы: В. Б. Касевич

ВОСПРИЯ́ТИЕ РЕ́ЧИ, один из ос­нов­ных функ­цио­наль­ных ти­пов ре­че­вой дея­тель­но­сти (на­ря­ду с по­ро­ж­де­ни­ем ре­чи) – со­во­куп­ность про­цес­сов, ис­ход­ный пункт ко­то­рых – об­на­ру­же­ние аку­стич. ре­че­во­го сиг­на­ла (или его гра­фич. эк­ви­ва­лен­та), а ко­неч­ный – фор­ми­ро­ва­ние струк­ту­ры, под­даю­щей­ся ин­тер­пре­та­ции с ис­поль­зо­ва­ни­ем средств кон­крет­но­го язы­ка. Напр., ес­ли но­си­тель рус. яз. ин­тер­пре­ти­ро­вал по­ро­ж­дён­ную кем-ли­бо аку­стич. по­сле­до­ва­тель­ность, со­стоя­щую из крат­ко­го от­рез­ка вы­со­ко­час­тот­но­го шу­ма и несколько бо­лее про­дол­жи­тель­но­го от­рез­ка то­на с кон­цен­тра­ци­ей энер­гии в цен­траль­ном уча­ст­ке спек­тра (и не­ко­то­ры­ми др. ха­рак­те­ри­сти­ка­ми), в ка­че­ст­ве сло­га «-са-», то акт В. р. со­сто­ял­ся. В. р. не эк­ви­ва­лент­но её по­ни­ма­нию, ва­жен сам пе­ре­ход от аку­стич. кар­ти­ны (аку­стич. со­бы­тий) к её ин­тер­пре­та­ции сред­ст­ва­ми то­го или ино­го язы­ка.

На­чаль­ный этап В. р. за­клю­ча­ет­ся в том, что слу­хо­вой ана­ли­за­тор слу­шаю­ще­го из­вле­ка­ет из аку­стич. сиг­на­ла го­во­ря­ще­го при­зна­ки, по­лез­ные для пе­ре­хо­да от аку­стич. кар­ти­ны к не­ко­то­ро­му сим­воль­но­му пред­став­ле­нию. К чис­лу та­ких при­зна­ков при­над­ле­жат дли­тель­ность от­рез­ков зву­ча­ния, ха­рак­тер фор­мант (об­лас­тей уси­ле­ния час­тот в аку­стич. спек­тре), час­то­та осн. то­на го­ло­са, её из­ме­не­ния, ско­рость из­ме­не­ний и т. п. Ис­сле­дуя со­от­вет­ст­вую­щие аку­стич. па­ра­мет­ры ре­че­во­го сиг­на­ла, слу­шаю­щий фор­ми­ру­ет его субъ­ек­тив­ное пред­став­ле­ние (об­раз).

В па­мя­ти че­ло­ве­ка хра­нят­ся пер­цеп­тив­ные эта­ло­ны – эта­лон­ные ком­плекс­ные об­ра­зы со­во­куп­но­стей этих по­лез­ных при­зна­ков. Слу­шаю­щий сли­ча­ет на­бор при­зна­ков, ко­то­рые он об­нару­жи­ва­ет в ре­чи, с пер­цеп­тив­ны­ми эта­ло­на­ми.

В ос­но­ве оп­ре­де­ле­ния по­лез­ных при­зна­ков ле­жат вро­ж­дён­ные спо­соб­но­сти че­ло­ве­ка, не за­ви­ся­щие су­ще­ст­вен­но от его по­ло­вой, эт­нич., язы­ко­вой при­над­леж­но­сти, од­на­ко фор­ми­ро­ва­ние пер­цеп­тив­ных эта­ло­нов осу­ще­ст­в­ля­ет­ся в пе­ри­од ран­не­го раз­ви­тия ре­бён­ка под влия­ни­ем его язы­ко­вой (ре­че­вой) сре­ды. По­это­му фи­зи­че­ски (аку­сти­че­ски) то­ж­де­ст­вен­ные зву­ки ре­чи но­си­те­ли раз­ных язы­ков вос­при­ни­ма­ют по-раз­но­му; напр., т. н. от­кры­тый и за­кры­тый э-об­раз­ные глас­ные для но­си­те­ля рус. яз. – один и тот же звук (од­на и та же фо­нема), а для но­си­те­лей фран­цуз­ско­го или не­мец­ко­го – раз­ные (для но­си­те­лей кхмер­ско­го яз. раз­ли­ча­ют­ся 3 раз­ных э-об­раз­ных глас­ных в за­ви­си­мо­сти от сте­пе­ни от­кры­то­сти/за­кры­то­сти).

От­но­си­тель­но не­боль­шая часть уча­ст­ков зву­ча­щей ре­чи ана­ли­зи­ру­ет­ся слу­шаю­щим с ис­поль­зо­ва­ни­ем всех дос­туп­ных по­лез­ных при­зна­ков аку­стич. сиг­на­ла и ин­тер­пре­ти­ру­ет­ся в ка­че­ст­ве тех или иных глас­ных или со­глас­ных; всё ос­таль­ное – это ре­зуль­тат встреч­ной актив­но­сти слу­шаю­ще­го, ко­то­рый «до­страи­ва­ет» до це­ло­го (обыч­но до сло­ва) тот фраг­мент, ко­то­рый воз­ни­ка­ет в вос­при­ятии бла­го­да­ря не­по­сред­ст­вен­но­му ана­ли­зу аку­стич. при­зна­ков, об­на­ру­жи­вае­мых в ре­чи.

Класс слов, ото­бран­ных слу­шаю­щим по сход­ст­ву ин­тер­пре­ти­ро­ван­ных зву­ко­вых уча­ст­ков, обыч­но на­чаль­ных, при­ня­то, вслед за англ. лин­гвис­том У. Марс­лен-Виль­со­ном, на­зы­вать ко­гор­той. Слу­шаю­щий осу­ще­ст­в­ля­ет вы­бор в рам­ках ко­гор­ты (со­кра­ща­ет ко­гор­ту): от­сеи­ва­ет те её чле­ны, ко­то­рые пло­хо со­гла­су­ют­ся с кон­тек­стом, об­ла­да­ют низ­кой час­тот­но­стью, не со­от­вет­ст­ву­ют ожи­да­ни­ям слу­шаю­ще­го и т. п. На ран­нем эта­пе (воз­мож­но, од­но­вре­мен­но с оп­ре­де­ле­ни­ем на­ча­ла сло­ва) ис­поль­зу­ют­ся при­зна­ки сло­ва как це­ло­го: ак­цент­ный кон­тур (т. е. чис­ло сло­гов и ме­сто уда­ре­ния), тип син­гар­мо­низ­ма и т. п. В ко­неч­ном ре­зуль­та­те объ­ём ко­гор­ты дол­жен быть со­кра­щён до еди­ни­цы. Для слов, от­сут­ст­вую­щих в сло­ва­ре, вос­при­ятие ме­то­дом ко­гор­ты не­воз­мож­но.

Все про­цес­сы В. р. обыч­но про­те­ка­ют на под­соз­на­тель­ном уров­не и ха­рак­те­ри­зу­ют­ся очень вы­со­кой ско­ро­стью реа­ли­за­ции.

Су­ще­ст­ву­ют мно­го­числ. ра­бо­ты по ав­то­ма­тич. рас­по­зна­ва­нию ре­чи, но их ре­зуль­та­ты от­но­си­тель­но скром­ны. По­сколь­ку в про­цес­сах В. р. у че­ло­ве­ка боль­шую роль иг­ра­ют раз­но­го ро­да эв­ри­сти­ки – «до­гад­ки», ос­но­ван­ные на зна­нии те­мы вос­при­ни­мае­мо­го со­об­ще­ния, лич­но­сти го­во­ря­ще­го и т. п., за­да­ча пол­но­го мо­де­ли­ро­ва­ния В. р. ап­па­рат­но-про­грамм­ны­ми сред­ст­ва­ми смы­ка­ет­ся с за­да­чей мо­де­ли­ро­ва­ния ис­кусств. ин­тел­лек­та.

Восприятие речи

Восприя́тие ре́чи —

1) в психофизиологии и физиологии речи термин для обозначения процессов обработки речевого сигнала, включающей первичный слуховой анализ, выделение акустических признаков, фонети­че­скую интер­пре­та­цию. В качестве результата фонетической интер­пре­та­ции рассматривается создание моторного (артикуляторного) образа услышанного сигнала.

Первичный анализ речевого сигнала осуществляется в улитке органа слуха. Получаемое изобра­же­ние сигнала — пространственно-временной рисунок импульсации в слуховом нерве — напоминает, с некоторыми существенными отличиями, динамическую спектрограмму речи. Особенности «слуховых динамических спектров» речи иссле­ду­ют­ся в электрофизиологических опытах на животных (реги­стри­ру­ют­ся ответы множества нейронов слухового нерва на речевой сигнал) или при применении для анализа речи моделей периферической слуховой системы.

Электрофизиологами показано, что центральная слуховая система осуществляет много различных параллельных обработок поступающей информа­ции. При поисках фонетически полезных признаков слуховых динамических спектров учитываются проблемы автоматического распознавания речи. Провер­ка гипотез производится путём иссле­до­ва­ния идентификации или сравнения специально констру­и­ру­е­мых стимулов. Они синтезируются или получа­ют­ся из естественной речи с помощью ЭВМ. Набор выявленных признаков пока не полон. Показано, что при формировании некоторых признаков применяется интегрирование слухового динамического спектра за большие интервалы времени, при формировании других — операции, близкие к дифференцированию спектра по времени. Новые возмож­но­сти иссле­до­ва­ния появились благодаря развитию электродного протезирования слуха. Импуль­са­ция в слуховом нерве вызывается в этом случае с помощью электрического раздражения через вживлён­ные в улитку электроды.

Для исследования правил (процедур) фонетической интер­пре­та­ции речевого сигнала и изучения отношений, существующих между слуховым и моторным описаниями речи, всё чаще применяется метод имитации синтети­че­ских и естественных стимулов. Регистрируется или создаваемый речевой сигнал, или те или иные параметры артикуляторных движений. Различают отставленную и текущую имитацию. Задержки последней могут быть очень малыми: 120—250 мс.

Для выявления врождённых элементов структуры В. р. широко иссле­ду­ют­ся дети, начиная с раннего грудного возраста. Используется феномен угасания и растормаживания ориентировочной реакции, регистрируются двига­тель­ные (движение глаз в сторону источника звука) или вегетативные компо­нен­ты реакции.

Л. А. Чистович.

2) В экспериментальной и общей фонетике совокупность механизмов, обеспечивающих переход от первичного фонетического описания звука или звуковой последовательности к интер­пре­та­ции его как опреде­лён­ной единицы системы языка. В связи с этим иссле­ду­ют­ся перцептивные корреля­ты различительных признаков фонем и вводится понятие полезного признака, т. е. такого фонетического свойства сегмента, которое используется при восприя­тии для фонемной иденти­фи­ка­ции. Показано, что распределение информа­ции о той или иной релевантной единице при восприя­тии не совпадает с тем, что предписывается правилами парадигматического противо­по­став­ле­ния. Так, обнаружено, что полезные признаки могут линейно не совпадать с реализацией той или иной фонемы (например, i-образные переходные участки гласных — полезный признак мягкости соседних соглас­ных, часто являющийся их единственным надёжным признаком в русском языке). Иссле­до­ва­ны особенности восприя­тия супрасегментных характеристик (ударение, интонация) и показано, как распределена информа­ция о них по временно́й оси. Обнаружено, что носители различных языков способны опозна­вать некоторые типы интонации (особенно эмоциональной) совершенно незнакомого языка. Иссле­до­ва­ния такого рода позволяют выделить универсальные и специфические свойства звуковых единиц разных уровней. Особенно интенсивно иссле­ду­ет­ся восприя­тие при изучении интерференции звуковых систем в связи с такими понятиями, как «фонема­тич­ность слуха», «фонологическое сито» и т. п. Обнаружено, что общее положение, в соответствии с которым человек воспринимает звуки чужого языка как звуки родного для него языка, справедливо лишь отчасти: в экспериментах с естественными и синтезированными звуками показано, что результат восприя­тия зависит от целого ряда факторов (качество предъявляемого звука, индивидуальные способности испытуемых, знание иностран­ных языков, условия и задачи эксперимента) и никак не может быть объяснён стремлением опозна­вать любой незнако­мый звук как фонему родного языка.

Л. В. Бондарко.

3) В психолингвистике и психологии речи система процессов информа­ци­он­ной пере­ра­бот­ки текста, опосредующих его понимание. Эти процессы протекают параллельно на нескольких уровнях В. р., взаимо­дей­ствуя друг с другом. Минимальной единицей осмысленного В. р. является слово; отождествление того или иного сегмента текста как слова влияет на эффективность восприя­тия составляющих его компонентов (звуков, букв). Однако, особенно при восприя­тии графического текста (т. е. чтении), в качестве оперативной единицы В. р. могут выступать и бо́льшие единицы: слово­со­че­та­ния или синтагмы, высказывания, абзацы (или другие содержательно завершённые фрагменты текста). При В. р. на содержательном уровне осуществляется вероятностное прогнозирование как семанти­че­ско­го развёртывания текста, так и грамматической (синтаксической или морфо­син­так­си­че­ской) структу­ры предложения или цепочки предложений.

В. р. имеет в качестве конечного результата создание образа содержания текста, зависящего не только от объективных характеристик этого текста, но и от психики воспринимающего текст человека и от той деятельности, в которую включены процессы В. р. в качестве её ориентировочного звена. Психологическая стратегия процессов переработки текстовой информа­ции при этом может быть различной. Так, при отождествлении отдельного слова человек в зависимости от уровня помех и других факторов может опираться (как на доминантный признак) на субъективную частотность слова, его грамматическую характеристику и т. п.; при содержательном восприя­тии текста он может, выделяя из текста различные опорные семантические компоненты, строить приближённые модели содержания фрагментов текста (так называемое просмотровое, или быстрое, чтение).

Процессы В. р. протекают лишь частично на уровне сознательного контроля, т. е. могут быть осозна­ны и отрефлектированы. Например, как правило, недоступны осознанию процессы выбора и синтези­ро­ва­ния опорных элементов при «просмотровом» чтении; полностью бессознательно восприя­тие семанти­че­ских «обертонов» содержа­ния текста (или даже семантики отдельного слова), связанных с его фонетической формой (т. е. семантической «окраской» отдельных звуков и их сочетаний).

А. А. Леонтьев.

  • Сапожков М. А., Речевой сигнал в кибернетике и связи, М., 1963;
  • Речь. Артикуляция и восприятие, М. — Л., 1965;
  • Фланаган Д., Анализ, синтез и восприятие речи, пер. с англ., М., 1968;
  • Модель восприятия речи человеком, [Новосиб., 1968];
  • Лурия А. Р., Основные проблемы нейролингвистики, М., 1975;
  • Физиология речи. Восприятие речи человеком, Л., 1976;
  • Смысловое восприятие речевого сообщения (в условиях массовой коммуникации), М., 1976;
  • Психолингвистическая и лингвистическая природа текста и особенности его восприятия, К., 1979;
  • Проблемы и методы экспериментально-фонетического анализа речи, Л., 1980;
  • Кожевников В. А., Моделирование периферической слуховой системы, в кн.: Модели речевого процесса в норме и патологии, Л., 1980;
  • Величковский Б. М., Современная когнитивная психология, М., 1982;
  • Электродное протезирование слуха, Л., 1984;
  • Акустика речи и слуха, Л., 1986;
  • Liberman A. M., Studdert-Kennedy M., Phonetic perception, в кн.: Handbook of sensory physiology, v. 8 — Perception, B. — Hdlb. — N. Y., 1978;
  • Pickett J. M., The sounds of speech communication, Balt., 1980;
  • Chistovich L., Auditory processing of speech, «Language and Speech», 1980, v. 23, p. 66—71;
  • The representation of speech in the peripheral auditory system, Amst. — N. Y. — Oxf., 1982.

Раскройте понятие о восприятии, охарактеризуйте виды восприятия.

Если в результате ощущения человек получает знания об отдельных свойствах, качествах предметов (что-то горячее обожгло, что-то яркое блеснуло впереди, и т.д.), то восприятие дает целостный образ предмета или явления. Оно предполагает наличие разнообразных ощущений и протекает вместе с ощущениями, но не может быть сведено к их сумме.

Восприятием (перцепцией) называется отражение в сознании человека предметов или явлений в совокупности их свойств и частей при их непосредственном воздействии на органы чувств. В ходе восприятия происходит упорядочение и объединение отдельных ощущений в целостные образы вещей и событий.

Восприятие, как и ощущение, — рефлекторный физиологический процесс. И.П. Павлов показал, что в основе восприятия лежат условные рефлексы, временные нервные связи, образующиеся в коре больших полушарий головного мозга при воздействии на рецепторы предметов или явлений окружающего мира. Последние выступают в качестве комплексных раздражителей. В ядрах корковых отделов анализаторов осуществляется сложный анализ и синтез этих комплексных раздражений. Анализ обеспечивает выделение объекта восприятия из фона. На основе анализа осуществляется синтез всех свойств объекта восприятия в целостный образ.

     По сравнению с ощущениями восприятие более высокая форма аналитико-синтетической деятельности мозга. Без анализа невозможно осмысленное восприятие. Так, незнакомая иностранная речь воспринимается как сплошной звуковой поток.

Отличие восприятия от ощущения. В отличие от ощущений, в которых отражаются отдельные свойства раздражителя, восприятие отражает предмет в целом, в совокупности его свойств. При этом восприятие не сводится к сумме отдельных ощущений, а представляет собой качественно новую ступень чувственного познания с присущими ей особенностями.

В отличие от ощущений, которые не воспринимаются как свойства предметов, конкретных явлений или процессов, происходящих вне и независимо от нас, восприятие всегда выступает как субъективно соотносимое с оформленной в виде предметов, вне нас существующей действительностью. Ощущения находятся в нас самих, воспринимаемые же свойства предметов, их образы локализованы в пространстве. Этот процесс, характерный для восприятия в его отличие от ощущений, называется объективацией.

Отличие восприятия в его развитых формах от ощущений и в том, что итогом возникновения ощущения является некоторое чувство (например, ощущения яркости, громкости, соленого, высоты звука, равновесия и т.п.), в то время как в результате восприятия складывается образ, включающий комплекс различных взаимосвязанных ощущений, приписываемых человеческим сознанием предмету, явлению, процессу. Для того чтобы некоторый предмет был воспринят, необходимо совершить в отношении его какую-либо встречную активность, направленную на его исследование, построение, уточнение образа. Для появления ощущения этого, как правило, не требуется.

       Отдельные ощущения как бы «привязаны» к специфическим анализаторам, и достаточно бывает воздействия стимула на их периферические органы — рецепторы, чтобы ощущение возникло. Образ, складывающийся в результате процесса восприятия, предполагает взаимодействие, скоординированную работу сразу нескольких анализаторов.

       Восприятие, таким образом, выступает как осмысленный (включающий принятие решения) и означенный (связанный с речью) синтез разнообразных ощущений, получаемых от целостных предметов или сложных, воспринимаемых как целое явлений. Этот синтез выступает в виде образа данного предмета или явления, который складывается в ходе активного их отражения.

Виды восприятий. В зависимости оттого, в какой степени целенаправленна будет деятельность личности, восприятие разделяют на непреднамеренное (непроизвольное) и преднамеренное (произвольное).

Непреднамеренное восприятие может быть вызвано как особенностями окружающих предметов (их яркостью, необычностью), так и соответствием этих предметов интересам личности. В непреднамеренном восприятии нет заранее поставленной цели. Отсутствует в нем и волевая активность, почему оно и называется непроизвольным. Идя, например, по улице, мы слышим шум машин, разговоры людей, видим витрины магазинов, воспринимаем различные запахи и многое другое.

Преднамеренное восприятие с самого начала регулируется задачей — воспринимать тот или иной предмет или явление, ознакомиться с ним. Так, например, преднамеренным восприятием будет рассматривание электрической схемы изучаемой машины, слушание доклада, просмотр тематической выставки и т.д.

В основе классификации восприятий по видам, так же как ощущений, лежат различия в анализаторах, участвующих в восприятии. В соответствии с тем, какой анализатор играет в восприятии преобладающую роль, различают: зрительные; слуховые; осязательные; кинестетические; обонятельные; вкусовые восприятия.

Следующая классификация основывается на форме отражения. Исходя из этого, восприятие делится на восприятие движения, восприятие пространства и восприятие времени.

Восприятие пространства основывается на восприятии величины и формы предметов с помощью синтеза различных ощущений. Важнейшую роль при восприятии пространства играет зрительный анализатор. Благодаря особенности к трехмерному восприятию, человек может адекватно отражать направление, удаленность, глубину, форму, объем и другие характеристики объекта.

Восприятие движения – вид восприятия, указывающий на отражение психикой изменений положения предметов в пространстве (направление движения) и во времени (скорость движения). Восприятие движений возможно при активном взаимодействии различных анализаторов – зрительного, слухового, вестибулярного и др.

Восприятие времени – постоянно проявляющийся вид восприятия, имеющий достаточно сложную природу по причине отсутствия четкого физического стимула его вызывающего. Поэтому пока ученым не обнаружен механизм, определяющий появление соответствующих сенсорных сигналов. В то же время в качестве важных определяющих «биологических часов» часто называются сердечный ритм и метаболизм тела (то есть обменные процессы).

Восприятие времени в различной степени присутствует в любой деятельности человека, хотя и имеет очень субъективный характер. Также существует зависимость от переживаемых психических состояний человека. При подавленности или фрустрации время течет медленно; при положительных эмоциях – очень быстро.

В зависимости от особенностей воспринимаемого объекта выделяют такие виды, как:

§  восприятие предметов;

§  восприятие речи (письменной и устной) или музыки;

§  восприятие человека человеком.

Последнее носит специальное название «социальная перцепция».  Социальная перцепция — явление чрезвычайно сложное. В нем обычно выделяют две стороны (или два аспекта):

—      когнитивный (познавательный) — как способность по внешнему проявлению понять, что собой представляет человек, проникнуть в глубину его личности и индивидуальности;

—      эмоциональный — как способ определить по внешним, поведенческим признакам эмоциональное состояние, в котором находится человек в данный момент, способность к сопереживанию, или эмпатия

Основные свойства восприятия.

Целостность, т.е. восприятие есть всегда целостный образ предмета. Восприятие формируется в процессе практики, т.е. восприятие — система перцептивных действий, которыми надо овладеть.

Константность восприятия — благодаря ей мы воспринимаем окружающие предметы как относительно постоянные по форме, цвету, величине и т.п.

Структурность восприятия — восприятие не является простой суммой ощущений. Мы воспринимаем фактически абстрагированную из этих ощущений обобщенную структуру. Например, слушая музыку, мы воспринимаем не отдельные звуки, а мелодию, и узнаем ее, если ее исполняет оркестр, либо один рояль, или человеческий голос, хотя отдельные звуковые ощущения различны.

Осмысленность восприятия — восприятие тесно связано с мышлением, с пониманием сущности предметов.

Избирательность восприятия — проявляется в преимущественном выделении одних объектов по сравнению с другими.

 Одну и ту же информацию люди воспринимают по-разному, субъективно, в зависимости от своих интересов, потребностей, способностей и т. п. Зависимость восприятия от содержания психической жизни человека, от особенностей его личности носит название апперцепции. Влияние прошлого опыта личности на процесс восприятия проявляется в опытах с искажающими очками: в первые дни опыта, когда испытуемые видели все окружающие предметы перевернутыми, исключение составляли те предметы, перевернутое изображение которых, как знали люди, физически невозможно. Так, незажженная свеча воспринималась перевернутой, но как только ее зажигали, она виделась нормально ориентированной по вертикали, т.е. пламя было направлено вверх.

Наблюдение — это произвольное планомерное восприятие, которое осуществляется с определенной, ясно осознанной целью с помощью произвольного внимания. Важнейшими требованиями, которым должно удовлетворять наблюдение, являются ясность задачи наблюдателя и планомерность и систематичность ведения. Существенную роль играет дробление задачи, постановка частных, более конкретных задач.

Если человек систематически упражняется в наблюдении, совершенствует культуру наблюдения, то у него развивается такое свойство личности, как наблюдательность.

Наблюдательность заключается в умении подмечать характерные, но малозаметные особенности предметов и явлений. Она приобретается в процессе систематических занятий любимым делом и поэтому связана с развитием профессиональных интересов личности.

Взаимосвязь наблюдения и наблюдательности отражает взаимосвязь между психическими процессами и свойствами личности.

Поможем написать любую работу на аналогичную тему

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту

Узнать стоимость

Восприятие времени

Восприятие времени – это субъективное отражение длительности, скорости протекания и последовательности реальных явлений. Вопрос о природе времени во все времена привлекал к себе внимание философов, физиков, биологов и даже писателей.

Восприятие времени – это уникальный вид перцепции, являющийся отражением продолжительности (длительности) события. Временные отношения выражаются посредством:

  • хронометрии — отсчета времени, измеряемого при помощиравномерного движения того или иного объекта, например стрелки часов;
  • хронологии — отражения времени в соответствии с общими для всех людей явлениями: временами года, количеством прожитых лет и т.д.;
  • хроногнозии — субъективного времени, т.е. субъективного переживания длительности событий в зависимости от их значимости и эмоциональной окрашенности.

Психолога,  в отличие от других ученых – интересует в первую очередь не физический аспект такого феномена, как время, а именно его восприятие — осознаваемая индивидуумом продолжительность того или иного события. Г. Николас отмечает, что раньше психологи надеялись обнаружить «ощущение времени», сопоставимое с другими модальностями ощущений. Однако выяснилось, что ощущение течения времени, вероятно, является не простой функцией, а возникает в результате сложных процессов обратной связи, которую мы получаем из внутренней и внешней среды.

Как утверждает X. Шиффман, восприятие времени – странная перцепция: оно имеет скорее когнитивную, чем физическую или нейронную основу. Действительно, нет ни очевидных сенсорных рецепторов или органов, предназначенных для восприятия времени, ни каких-либо непосредственно наблюдаемых ощущений, вызываемых специфическими стимулами, связанными со временем. Справедливо заметил П.Фрайс:

Продолжительность не существует ни в самой себе, ни вне самой себя, а присуща тому, что длится.

Simple English Wikipedia, бесплатная энциклопедия

В психологии и когнитивных науках восприятие — это процесс приема, сбора, систематизации и понимания сенсорной информации. [1] Он включает сбор данных от органов чувств и их интерпретацию в головном мозге. Подумайте вот о чем: свет проникает в наши глаза, и мозг работает с этой информацией, чтобы создать мысленную картину того, что происходит «снаружи». Восприятие — это намного больше, чем просто «поступающая информация».Это активный процесс .

Есть много способов изучить восприятие. Есть биологические или физиологические подходы, психологические подходы через философию разума и экспериментов. Есть исследования таких философов, как Дэвид Хьюм, Джон Локк, Джордж Беркли.

История изучения восприятия [изменить | изменить источник]

Изучение восприятия началось с изучения зрения. [2] Это имеет смысл, потому что люди в основном понимают мир, глядя на него.

Древняя Греция [изменить | изменить источник]

Первые исследования восприятия произошли в 460–371 гг. До н.э. греческим философом Демокритом. Он считал, что формы, которые мы видим, были картинками, которые летели к нашим глазам, где наша душа их узнавала. Философ Платон (427–348 до н.э.) позже высказал новую идею: он считал, что глаза работают, сначала создавая свет, а затем сканируя мир. Другой греческий философ и ученик Платона по имени Аристотель (384–322 гг. До н.э.) не согласился с этими идеями.Он представил новую теорию:

  • Свет может исходить только от ярких объектов, таких как огонь и солнце.
  • Свет — это не то, к чему можно прикоснуться
  • Свет падает на объекты, а затем отражается от объекта и попадает в наши глаза
  • Свет проходит сквозь то, что люди не могут видеть.

Идеи Аристотеля были приняты на сотни лет вперед.

10-е и 11-е века [изменить | изменить источник]

Ибн аль-Хайсам написал первое математическое описание визуального процесса [3]

17 век [изменить | изменить источник]

Кеплер объяснил, что находится внутри глаза.Декарт сказал, что то, как наши физические органы чувств видят мир, не влияет на то, как мы думаем о мире. И Локк, и Декарт думали, что люди видят цвет благодаря чувствам.

18 век [изменить | изменить источник]

Кант предположил, что люди не могут знать того, чего не видят наши органы чувств. Из-за этого он заявил, что бог и душа невозможны.

XIX век [изменить | изменить источник]

Созданы и использованы новые методики исследования мозга и восприятия.Многие из этих исследований были сопряжены с данными о поведении человека. Психолог Вундт заявил, что восприятие нельзя объяснить только тем, как работает тело, и что необходима психология.

20 век [изменить | изменить источник]

Формирование гештальт-психологии. Идея, лежащая в основе этой группы мыслителей, заключалась в том, что восприятие — это больше, чем сумма наших чувств. [4]

Модель восприятия Брунера [изменить | изменить источник]

  1. Когда мы видим кого-то, кого мы не знаем, мы ищем знаки, которые расскажут нам о нем.
  2. По мере того, как мы улавливаем некоторые признаки, мы сопоставляем этого человека с группой, которую мы видели раньше.
  3. Поиск знаков, которые говорят нам о том, кто они такие, становится менее широким.
  4. Сейчас мы ищем только признаки, которые помещают этого человека в группу, с которой мы его сопоставили. [5]

Модель восприятия Сакса и Джонса [изменить | изменить источник]

  1. Воспринимающий : Это человек, наблюдающий и воспринимающий. Есть три вещи, которые могут повлиять на чье-то восприятие.К ним относятся: какой у кого-то опыт, насколько он мотивирован и как он себя чувствует. Кроме того, в некоторых ситуациях кто-то может использовать « перцепционной защиты », когда они видят только то, что хотят видеть.
  2. Человек, за которым наблюдают и воспринимают : Чем меньше другой человек знает о нем, тем больше он будет пытаться угадать.
  3. Время и место возникновения этой ситуации на : Это влияет на количество внимания, которое воспринимающий уделяет ситуации. [6]

Видение [изменить | изменить источник]

Видение — это то, что вы видите. Увидеть что-то происходит, когда свет попадает в глаза. Этот свет превращается в электрическое сообщение, которое отправляется в мозг и превращается в картинку. [7]

Звук [изменить | изменить источник]

Звук — это то, что вы слышите. Уши улавливают движение звуковых волн, которые движутся во всех направлениях. Мозг принимает их, создавая то, что мы слышим. [8]

Нажмите [изменить | изменить источник]

Прикосновение — это то, что вы чувствуете своей кожей.В верхнем слое кожи есть рецепторы, которые принимают информацию при прикосновении. Эти рецепторы могут ощущать боль, насколько что-то горячо или холодно и насколько что-то тяжело. Затем рецепторы отправляют эту информацию в нашу нервную систему. [9]

Вкус [изменить | изменить источник]

Вкус — это аромат того, что мы едим или пьем. На нашем языке много маленьких шишек, которые передают вкус нашей еды. Эти неровности затем посылают в наш мозг сигнал, чтобы мы могли попробовать его на вкус. [10]

Запах [изменение | изменить источник]

Кожа внутри вашего носа имеет маленькие клетки, которые отправляют в ваш мозг сообщения, когда вы вдыхаете.Затем ваш мозг ощущает запах. [11]

Теории восприятия можно разделить на две группы. Первая группа верит в восходящую обработку . Такой подход означает, что для восприятия людям нужна только информация, полученная от органов чувств. Например: свет попадает в глаз, этот свет направляется в мозг, и мозг превращает его в то, что мы видим.

Вторая группа — Обработка сверху вниз . При таком подходе восприятие начинается с чего-то общего и становится конкретным.Здесь большое влияние имеет то, что мы уже знаем или ожидаем. Например: если вы видите половину кошки, вы будете иметь представление о том, как она выглядит, даже если половина ее скрыта. Это потому, что вы видели кошку раньше. Обработка сверху вниз помогает людям быстро осмыслить окружающую их среду, не задумываясь слишком много.

Восходящая обработка [изменить | изменить источник]

Экологическая теория Гибсона [изменить | изменить источник]

Джеймс Гибсон (1904-1979) утверждает, что восприятие происходит благодаря нашим человеческим инстинктам.Это означает, что этому нельзя научиться. Он предполагает, что человеческое восприятие необходимо для того, чтобы выжить. Неандертальцам было необходимо восприятие, чтобы избежать опасности, предполагая, что восприятие является результатом эволюции. Теория Гибсона известна как «Экологическая теория », потому что он утверждает, что восприятие может быть объяснено только окружающей средой. Для Гибсона ощущение = восприятие. [12]

Обработка сверху вниз [изменить | изменить источник]

Стивен Э. Палмер [изменить | изменить источник]

Палмер утверждает, что у людей есть представления о том, как выглядит мир, и они используют эти знания, чтобы понять, что есть на самом деле.В 1975 году он провел исследование, чтобы показать это. В его исследовании людям были показаны группы из 4 картинок. На одной фотографии было место, например, кухня. Остальные три изображения — это один предмет, который можно найти на кухне (хлеб), и две фотографии, не связанные с кухней (инструмент и почтовый ящик). Это повторялось с множеством разных мест и предметов. Его выводы показали, что людям было труднее распознавать предметы, не имевшие отношения к местоположению. [13]

  1. ↑ Слово восприятие происходит от латинского perception-, percepio и означает «получение, собирание, действие по овладению, восприятие умом или чувствами.»—OED.com.
  2. Simm (2016). «Der Sehsinn — Ein kleines Wunder von Auge bisCortexhes Wunder». www.dasgehirn.info . Проверено 17 февраля 2021.
  3. Kramer (2016). «Sehen: Philosophie und Wissenschaftsgeschichte». www.dasgehirn.info . Проверено 17 февраля 2021.
  4. Смелзер, штат Нью-Джерси (2001). Международная энциклопедия социальных и поведенческих наук . Амстердам: Пергамон. С. 11202–11205.
  5. «Модель Брунера перцептивного процесса. Модель Брунера перцептивного процесса». StuDocu . Проверено 17 февраля 2021.
  6. Морроу (2013). «Каково наше восприятие?». Проверено 17 февраля 2021.
  7. «Как работают глаза | Национальный институт глаз». www.nei.nih.gov . Проверено 17 февраля 2021.
  8. «Как мы слышим?». NIDCD . 2015-08-18. Проверено 17 февраля 2021.
  9. МакГуррин, Патрик (31 марта 2016 г.). «Как мы чувствуем прикосновение?». askabiologist.asu.edu .Проверено 17 февраля 2021.
  10. Информация, Национальный центр биотехнологии; Пайк, Национальная медицинская библиотека США, 8600 Роквилл; MD, Bethesda; США, 20894 (17.08.2016). Как работает наше чувство вкуса? . Институт качества и эффективности в здравоохранении (IQWiG). CS1 maint: числовые имена: список авторов (ссылка)
  11. «Нарушения обоняния». NIDCD . 2015-08-18. Проверено 17 февраля 2021.
  12. Démuth (2013).»(PDF) Теории восприятия». ResearchGate . Проверено 17 февраля 2021.
  13. Палмер, Стивен Э. (1975). «(PDF) Влияние контекстных сцен на идентификацию объектов». ResearchGate . Проверено 17 февраля 2021.
  • Арнхейм Р. 1969. Визуальное мышление . Беркли: Калифорнийский университет Press. ISBN 978-0-520-24226-5.
  • Фланаган Дж. Р., Ледерман С. Дж. 2001. Нейробиология: Ощущение неровностей и дыр, Новости и обзоры, Nature , 412 (6845): 389–91.
  • Грегори Р.Л. 1966. Глаз и мозг: психология зрения . Лондон: Вайденфельд и Николсон; 5-е издание 1997 г., Oxford University Press / Princeton University Press. ISBN 0-691-04837-1
  • Грегори Р.Л. 1981. Разум в науке: история объяснений психологии и физики . Лондон: Вайденфельд и Николсон; США: КУБОК. Мягкая обложка, Перегрин.
  • Поппер А.Н. И Платт С. 1993. Внутреннее ухо и боковая линия костистых рыб. В Evans D.H. The Physiology of Fish .CRC Press. С. 99–136. ISBN 978-0-8493-8042-6
  • Роблес-де-ла-Торре, Г. Важность осязания в виртуальной и реальной среде. Архивировано 24 января 2014 г., на Wayback Machine. IEEE Multimedia 13 (3), специальный выпуск по тактильным пользовательским интерфейсам для мультимедийных систем, стр. 24–30 (2006).

Опыт и восприятие времени (Стэнфордская энциклопедия философии)

1. Что такое «восприятие времени»?

Само выражение «восприятие времени» побуждает возражение.Поскольку время чем-то отличается от событий, мы не воспринимать время как таковое, но изменения или события в время. Но, возможно, мы воспринимаем не только события, но и их временные отношения. Итак, так же как естественно сказать, что мы воспринимаем пространственные расстояния и другие отношения между объектами (я вижу стрекоза как бы парящая над поверхностью воды) кажется естественно говорить о восприятии одного события за другим ( раскат грома, как после вспышки молнии), хотя даже здесь есть трудность.То, что мы воспринимаем, мы воспринимаем как настоящее время — в настоящее время продолжается. Можем ли мы воспринимать связь между двумя событиями, не осознавая самих событий самих себя? Если нет, то кажется, что мы воспринимаем оба события как настоящие, в этом случае мы должны воспринимать их как одновременные, а не как все-таки последовательный. Таким образом, возникает парадокс в понятии восприятие события как происходящего за другим, хотя возможно допускает простое решение. Когда мы воспринимаем B как идя после A, мы, конечно, перестаем воспринимать A.В таком случае, А — это просто предмет в нашей памяти. Теперь, если бы мы хотели построить «Воспринимать» узко, исключая какой-либо элемент памяти, тогда мы должны были бы сказать, что мы, в конце концов, не воспринимаем B как следуя A. Но в этой статье мы будем толковать «Воспринимать» в более широком смысле, чтобы включать широкий спектр переживания времени, которые по сути связаны с чувствами. В этой широкой В смысле, мы воспринимаем различные временные аспекты мира. Мы начнем с их перечисления, а затем рассмотрим отчеты о том, как такое восприятие возможно.

2. Виды временного опыта

Есть ряд того, что Эрнст Пёппель (1978) называет «Элементарные временные переживания» или фундаментальные аспекты наш опыт времени. Среди них мы можем перечислить опыт (i) продолжительность; (ii) неодновременность; (iii) порядок; (iv) прошлое и настоящее; (v) изменение, в том числе с течением времени. Можно подумать, что переживание неодновременности — то же самое, что переживание времени порядок, но оказывается, что когда два события происходят очень близко друг к другу со временем мы можем знать, что они происходят в разное время без возможность сказать, какой из них пришел первым (см. Hirsh and Sherrick 1961).Мы могли бы также подумать, что восприятие порядка само по себе объяснимо в с точки зрения нашего опыта различия между прошлым и настоящим. Ссылки здесь наверняка будут, но это спорный вопрос. является ли опыт напряженным — то есть переживающим событие как прошлое или настоящее — более фундаментально, чем опыт порядка, или наоборот, или действительно ли такое вещь как переживание напряжения вообще. Этот вопрос рассматривается ниже. Наконец, мы должны ожидать увидеть связь между восприятием времени порядок и восприятие движения, если последнее просто включает восприятие порядка различных пространственных положений объект.Это еще один спорный вопрос, о котором говорится ниже.

3. Продолжительность

Одно из самых ранних и самых известных дискуссий о природе и переживание времени происходит в автобиографической Исповеди Святого Августина. Августин родился в Нумидии (ныне Алжир) в 354 году. Нашей эры, занимал кафедры риторики в Карфагене и Милане и стал епископом Бегемота в 395 году. Он умер в 430 году. В молодости он отверг Христианство, но окончательно обратился в 32 года.Книга XI из Confessions содержит долгое и увлекательное исследование времени и его отношение к Богу. Во время этого Августин возникает следующая загадка: когда мы говорим, что событие или интервал времени коротко или долго, что именно описывается короткая или длительная? Это не может быть прошлым, потому что перестало быть, и то, что не существует, не может в настоящее время иметь свойства, например, длинные. Но не может быть и настоящего, пока что не имеет продолжительности.(По той причине, почему настоящее должно считаться непродолжительным, см. раздел о кажущемся настоящем, ниже.) В любом случае, пока событие продолжается, его продолжительность невозможно оценить.

Ответ Августина на эту загадку состоит в том, что то, что мы измеряем, когда мы измеряем продолжительность события или промежутка времени, находится в память. Отсюда он делает радикальный вывод, что прошлое и будущее существует только в уме. Не следуя за Августином, все пути к зависимости от разума других времен, мы можем признать, что восприятие временной продолжительности критически связано с памятью.Это это какая-то особенность нашей памяти о событии (и, возможно, конкретно наша память о начале и конце события), что позволяет нам сформировать представление о его продолжительности. Этот процесс не нужно описывать, как описывает это Августин, как вопрос измерения чего-то полностью в уме. Возможно, по крайней мере, мы измеряем событие или сам интервал, независимый от разума предмет, но делая это с помощью какой-то психологический процесс.

Каким бы ни был рассматриваемый процесс, вполне вероятно, что он тесно связано с тем, что Уильям Фридман (1990) называет «Временная память»: то есть память о том, когда событие произошло.То, что здесь существует тесная связь, вытекает из правдоподобное предположение, что мы делаем вывод (хотя и подсознательно) продолжительность события после его прекращения, исходя из информации о том, как давным-давно произошло начало этого события. То есть информация то есть метрическая по своей природе (например, «взрыв звука был очень кратким ») получено из напряженной информации, относительно того, как далеко в прошлом что-то произошло. Вопрос в том, как мы получаем эту напряженную информацию. Он может быть прямым или косвенным, контраст мы можем проиллюстрировать двумя моделями временной памяти, описываемыми Фридман.Он называет первую модель силы времени. объем памяти. Если есть такая вещь, как след памяти, который сохраняется более времени, тогда мы можем судить о возрасте воспоминания (и, следовательно, о том, как долго назад вспоминаемое событие произошло) от силы следа. В чем раньше событие, тем слабее след. Это обеспечивает простой и прямые средства оценки продолжительности события. К сожалению, модель трассировки вступает в противоречие с очень знакомой функцией нашего опыт: некоторые воспоминания о недавних событиях могут исчезнуть быстрее чем воспоминания о более далеких событиях, особенно когда те далекие события были очень заметными (посещение редких и пугающих Например, родственник в детстве.) Контрастное описание память времени — это модель вывода . Согласно этому время события не просто считывается из некоторого аспекта памяти этого, но выводится из информации об отношениях между рассматриваемое событие и другие события, дата или время которых известны.

Модель вывода может быть достаточно правдоподобной, когда мы имеем дело с далекие события, но гораздо более недавние. В Кроме того, модель предполагает довольно сложную когнитивную операцию, которая вряд ли возникнет у животных, не относящихся к человеку, таких как крысы.Крысы, тем не менее, они довольно хорошо измеряют время на коротких интервалах с точностью до минуты, как показали инструментальные эксперименты по кондиционированию с использованием «свободной оперантной процедуры». В этом реакция (например, нажатие на рычаг) задержит возникновение поражение электрическим током за фиксированный период времени, например 40 секунд, описывается как интервал R-S (ответ-шок). В итоге скорость ответ отслеживает интервал R-S, так что вероятность ответ быстро увеличивается по мере приближения к концу интервала.(См. Обсуждение этого и других связанных с ним в Mackintosh 1983 г. экспериментов.) Трудно избежать вывода о том, что простой течение времени действует как условный раздражитель: крысы, выражаясь более антропоцентрическими терминами, успешно оценка интервалов времени. В этом случае силовая модель кажется более подходящей, чем модель вывода.

4. Благовидное настоящее

Термин «мнимое настоящее» впервые был введен психолог Э.Р.Клей, но наиболее известной его характеристикой была благодаря Уильяму Джеймсу, который считается одним из основоположников современного психология.Он жил с 1842 по 1910 год и был профессором обоих факультетов. психологии и философии в Гарварде. Его определение кажущееся настоящее выглядит следующим образом: «прототип всего задуманное время — это кажущееся настоящее, короткое время которого мы немедленно и постоянно разумны »(Джеймс 1890). Как длится этот обманчивый подарок? В другом месте той же работы Джеймс утверждает: «Мы постоянно осознаем определенную продолжительность — мнимое настоящее — от нескольких секунд до, вероятно, не более чем минуты, и эта продолжительность (с ее содержанием воспринимается как имеющая одна часть раньше, а другая часть позже) — изначальная интуиция время.’Это удивительное различие в длине кажущегося настоящее заставляет подозревать, что в Довольно расплывчатая характеристика Джеймса.

Здесь есть два источника двусмысленности. Один закончился ли «Кажущееся настоящее» относится к объекту опыт, а именно продолжительность во времени или способ, которым этот объект представлен нам. Второй вопрос о том, как мы должны интерпретировать «Немедленно разумный». Слова Джеймса предполагают, что кажущееся настоящее — это сама продолжительность, выбранная как объект определенного опыта.Но «немедленно разумный допускает ряд неоднозначностей. Чтобы мы могли определите кажущееся настоящее как:

  1. объем кратковременной памяти;
  2. длительность, которая воспринимается не как длительность, а как мгновенный;
  3. продолжительность, которая воспринимается непосредственно, т.е. не через посредничество ряда других, возможно мгновенных, восприятия;
  4. продолжительность, которая воспринимается и как настоящая, и как увеличенная в время.

Если Джеймс имеет в виду первое из них, это, безусловно, объясняет его предположение, что это может длиться до минуты.Но это не похоже иметь много общего с опытом присутствия , так как мы, безусловно, можем удерживать что-то в кратковременная память и все же признать ее прошлым. Джеймс может думать случаев, когда мы слушаем предложение: если мы как-то не держать все слова в нашем сознании, мы бы не поняли предложение в целом. Но ясно, что слов нет воспринимается как одновременное, потому что тогда результат был бы неразборчивый беспорядок звуков.(2) иллюстрируется знакомым тот факт, что некоторые движения настолько быстры, что мы видим их как размытое пятно, например как когда мы смотрим на веера. Что на самом деле происходит в разных раз представлено как происходящее в одно мгновение. Но это не так что обычно подразумевается под кажущимся настоящим. (3) является конструктивным что можно найти в литературе (см., например, Kelly 2005), но это не очевидно, что именно это имел в виду Джеймс, поскольку Джеймс обеспокоен с феноменологией восприятия времени, и независимо от того, опыт представляет собой прямое или косвенное восприятие интервала не кажется феноменологическим вопросом.(Кроме того, как Келли указывает, что нам может показаться странным предположение, что прошлые части интервал может быть непосредственно воспринят.)

Это оставляет нам (4): продолжительность, которая воспринимается как настоящее и в расширенном виде. Настоящий опыт «Кажущимся» в этом, в отличие от объективного настоящего (если есть такое дело — смотри Метафизика восприятия времени ниже) это интервал, а не мгновение без продолжительности. Настоящее или объективное настоящее должно быть непродолжительным, поскольку, как утверждал Августин, в интервал любой продолжительности, есть ранние и поздние части.Так что если есть часть этого интервала присутствует, будет другая часть, которая прошлое или будущее.

Но можно ли воспринимать нечто протяженное и настоящее? Если мы слышим короткую музыкальную фразу, нам кажется, что мы слышим эту фразу как присутствует, и все же — потому что это фраза, а не одиночный аккорд — мы также слышим ноты как последовательные, а потому как распространяющийся на интервал. Если это не кажется полностью убедительным, учитывать восприятие движения. Как говорит Броуд (1923), «чтобы увидеть подержанный переезд — это совсем другое дело, чем «увидеть» часовая стрелка переместилась.’Дело не в том, что мы видим текущую положение секундной стрелки и вспомним, где это было секунду назад: мы просто посмотрите на движение. Это приводит к следующему аргументу:

(1) То, что мы воспринимаем, мы воспринимаем как настоящее.
(2) Мы воспринимаем движение.
(3) Движение происходит с интервалом.
Следовательно, : То, что мы воспринимаем как настоящее, происходит в течение определенного промежутка времени.

Тем не менее, в этом есть нечто большее, чем парадокс.Если последующие части движения (или музыкальной фразы, или чего-то еще, что мы воспринимать) воспринимаются как присутствующие, то, несомненно, они воспринимаются как одновременный. Но если они воспринимаются как одновременные, то движение будет просто размытым, как в тех случаях, когда оно слишком быстрое воспринимать как движение. Тот факт, что мы не рассматриваем это как движение предполагает, что мы не рассматриваем последующие его части как одновременные, и поэтому не рассматривайте их как настоящие. Но тогда как нам объясните различие, на которое Броуд обращает наше внимание?

Один из выходов из этого тупика — предположить, что два совершенно разных происходят процессы в восприятии движения (и других видов изменять).Один из них — восприятие последовательных состояний как последовательных, поскольку пример различных положений секундной стрелки. Другой — это восприятие чистого движения. Это второе восприятие, которое может включать более примитивная система, чем первая, не содержит как часть распознавание более ранних и более поздних элементов. (Le Poidevin 2007, Глава 5.) В качестве альтернативы мы могли бы попытаться объяснить феномены временного опыта, вообще не обращаясь к понятию кажущегося настоящего (см. Arstila, 2018).

5. Прошлое, настоящее и время

В предыдущем разделе указывалось на важность различения между восприятием настоящего и восприятием чего-то как настоящее время. Мы можем воспринимать прошлое как настоящее. Действительно, учитывая конечная скорость передачи как света, так и звука (и конечная скорость передачи информации от рецепторов к мозгу), кажется, что мы когда-либо воспринимаем только то, что было в прошлом. Однако это действительно не говорят нам сами по себе, что значит воспринимать что-то как настоящее, а не в прошлом.Не объясняет это и самой яркой особенности наш опыт в настоящее время: он постоянно меняется. В ход (или кажущийся ход) времени — его самая яркая черта, и любой отчет о нашем восприятии времени должен учитывать этот аспект нашего опыта.

Вот одна из попыток сделать это. Первая проблема — объяснить, почему наши временной опыт ограничен таким образом, что наши пространственные опыта нет. Мы можем воспринимать предметы, которые стоят в самых разных пространственные отношения к нам: близко, далеко, влево или вправо, вверх или вниз, и Т. Д.Наш опыт не ограничивается непосредственной близостью (хотя конечно, наш опыт пространственно ограничен до такой степени, что достаточно далекие объекты для нас невидимы). Но, хотя мы воспринимаем прошлое, мы воспринимаем его не как прошлое, а как настоящее. Более того, наш опыт не только кажется временным. ограничено, это так: мы не воспринимаем будущее, и мы не продолжают воспринимать преходящие события еще долгое время после получения от них информации достигли наших чувств. Теперь есть очень простой ответ на вопрос почему мы не воспринимаем будущее, и оно причинно.Вкратце, причины всегда предшествуют их следствиям; восприятие — причинный процесс, в том, что воспринимать что-либо — значит подвергаться этому причинному влиянию; поэтому мы можем воспринимать только более ранние события, а не более поздние. Так объясняется одна временная граница нашего опыта; что из разное?

Кажется, нет логической причины, по которой мы не должны напрямую испытать далекое прошлое. Мы могли бы апеллировать к принципу, что не может быть действия на временном расстоянии, так что что-то далекое прошлое может причинно повлиять на нас только через более близкие события.Но это неадекватное оправдание. Мы можем воспринимать только пространственно далекое дерево из-за его воздействия на предметы в нашем районе (свет отражается от дерева, попадая на нашу сетчатку глаза), но этого не видно теми, кто придерживается прямой реалистической теории восприятия как несовместимо с их положением. Мы все еще видим дерево , они скажем, не какой-то более непосредственный объект. Возможно, тогда нам стоит поискать другая стратегия, такая как следующая, которая привлекает биологические соображения.Чтобы быть эффективными агентами в мире, мы должен точно представлять, что происходит в данный момент: постоянно устаревшие в наших убеждениях, когда мы занимаемся нашей деятельностью, было бы столкнуться с довольно немедленным исчезновением. Теперь нам в этом повезло, хотя мы воспринимаем только прошлое, в большинстве случаев недавнее прошлое, так как передача света и звука, хотя и конечная, очень быстро. Более того, хотя вещи меняются, они меняют, опять же, в большинстве случаев, со скоростью, которая намного медленнее, чем скорость при какая информация от внешних объектов поступает к нам.Итак, когда мы формируем убеждения о том, что происходит в мире, они в значительной степени точны единицы. (См. Баттерфилд 1984 для более подробного описания этих линий.) Но, поскольку поступающая информация уже зарегистрирована, ее необходимо переместитесь в память, чтобы освободить место для более свежей информации. За, хотя все может медленно меняться относительно скорости света или звучат, они меняются, и мы не можем позволить себе быть одновременно обработка противоречивой информации. Итак, наша эффективность как агентов зависит от того, что мы не продолжаем испытывать временное состояние дела (скорее, как в замедленном фильме), когда информация из него был впитан.Эволюция гарантирует, что мы не испытать что-либо, кроме совсем недавнего прошлого (кроме случаев, когда мы смотрите в небеса).

Воспринимать что-то как настоящее — значит просто воспринимать это: мы не необходимо постулировать некоторый дополнительный пункт в нашем опыте, а именно переживание настоящего ». Отсюда следует, что не может быть «Восприятие прошлого». Кроме того, если бы прошлое было то, что мы могли бы воспринять, тогда мы бы восприняли все таким образом, так как каждое событие к тому времени уже прошло мы это воспринимаем.Но даже если мы никогда ничего не воспринимаем как прошлое (на одновременно с восприятием рассматриваемого события) мы могли бы внятно шире говорить об опыте прошлого: опыте, который мы получаем когда что-то подходит к концу. Было высказано предположение, что воспоминания — точнее, эпизодических воспоминаний , наш опыт прошлых событий — сопровождается чувством прошлое (см. Russell 1921). Проблема в том, что это предложение должно решить, что эпизодическое воспоминание — это просто воспоминание о событие: это представляет симплификатор события, а не Дело в том, что мероприятие прошло.Итак, нам нужно постулировать что-то еще который предупреждает нас о том, что запомнившееся событие прошло. An альтернативный аккаунт, и тот, который никому не нравится феноменологические аспекты памяти, заключается в том, что воспоминания склоняют нас к формируют верования с прошедшим временем, и в силу этого они представляют событие как прошлое.

Таким образом, у нас есть возможное объяснение нашего опыта бытия. расположенный в определенный момент времени, (кажущееся) настоящее. И в качестве содержание этого опыта постоянно меняется, так что положение во времени.Но есть еще одна загадка. Изменять по нашему опыту — это не то же самое, что переживание перемен. Мы хотите знать, а не только то, что значит воспринимать одно событие за другим, но также и то, что значит воспринимать событие как происходящее за другим. Только тогда мы поймем свой опыт течения времени. Мы Обратимся теперь к восприятию временного порядка.

6. Временной заказ

Как мы воспринимаем приоритет событий? Заманчиво простой Ответ заключается в том, что восприятие приоритета — это просто сенсация, вызванная примерами приоритета, так же как ощущение красного вызвано экземпляры покраснения.Хью Меллор (1998), который рассматривает эту линию, отвергает его по следующей причине. Если бы это было правильно объяснение, то мы не могли различить x , являющиеся раньше , чем y , и x было позже чем y , потому что всякий раз, когда есть экземпляр одного отношения, есть и другой экземпляр. Но очевидно, что мы можем различать два случая, так что это не может быть просто вопросом восприятие отношения, но что-то связано с нашим восприятием relata.Но простое восприятие релятов не может быть всем, что нужно. восприятие приоритета. Снова рассмотрим точку зрения Броуда о секундная стрелка и часовая стрелка. Сначала мы воспринимаем часовую стрелку в одном положение, скажем, указывающее на 3 часа, а позже мы воспринимаем это в другое положение, указывающее на половину третьего. Итак, у меня есть два восприятия, одно позже, чем другое. Я также могу знать о временные отношения двух положений руки. Тем не менее, Я не воспринимаю эти отношения, потому что не вижу руки движущийся.Напротив, я вижу, что секундная стрелка перемещается из одного положения. к другому: я вижу последовательные позиции как последовательные.

Предложение Меллора состоит в том, что я воспринимаю, что x предшествуют y в силу того, что мое восприятие x причинно влияет на мое восприятие y . Как я вижу вторую руку в одной позиции у меня в кратковременной памяти есть образ (или информация в той или иной форме) о его непосредственно предыдущей позиции, и этот образ влияет на мое текущее восприятие.Результат — восприятие движения. Воспринимаемый порядок различных позиций не обязательно обязательно быть таким же, как и реальный временной порядок этих позиции, но он будет таким же, как и причинный порядок восприятие из них. Поскольку причины всегда предшествуют их эффекты, воспринимаемый временной порядок влечет за собой соответствующие временные порядок в восприятии. Дейнтон (2001) возражал против этого, что если счет был правильным, мы не должны помнить, что воспринимали приоритетность, поскольку мы помним только то, что действительно можем воспринимать.Но нет причин отрицать это только потому, что восприятие приоритет может включать кратковременную память, поэтому он не считается подлинное восприятие.

Существует еще одна противоречие между восприятием цвета и восприятие временного порядка. В случае цвета воспринимается то, что имеет определенное пространственно-временное местоположение. Отношение приоритета, напротив, не является чем-то очевидным место расположения. Но у причин есть места, поэтому восприятие приоритетность гораздо труднее согласовать с причинной теорией восприятие, чем восприятие цвета (Le Poidevin 2004, 2007).

По сути, идея Меллора состоит в том, что мозг представляет время как средства времени: что события, упорядоченные во времени, представлены аналогично упорядоченные во времени переживания. Это сделало бы представление времени уникальное. (Например, мозг не представляют собой пространственно разделенные объекты с помощью пространственно разделенных восприятия, или оранжевые вещи оранжевым восприятием.) время быть уникальным в этом отношении? В других средствах массовой информации время может быть представлены пространственно (как в мультфильмах, графиках и аналоговых часах) или численно (как в календарях и цифровых часах).Так что, возможно, мозг может представлять время другими способами. Одна из причин предполагать, что он должен иметь в своем распоряжении другие средства, это то, что время нужно представлять в памяти (я помню, что и , и были раньше, чем b , а также ощущение того, что a происходит до b) и намерение (я намереваюсь F после I G ), но нет очевидного способа, которым представление Меллора времени за временем »может быть расширен и на них.

В модели Меллора механизм, с помощью которого воспринимаемый чувствителен к времени , в которое восприятие встречаются, но безразлично к их содержанию (какие представления являются из). Дэниел Деннетт (1991) предлагает другую модель, на основе которой процесс не зависит от времени, но зависит от содержимого. Например, мозг может сделать вывод о временном порядке событий, увидев, какие последовательность имеет смысл причинного порядка этих событий. Один из Преимущества модели Деннета в том, что она может объяснить довольно загадочные случаи «обращения в прошлое», когда воспринимаемый порядок не следует порядку восприятий.(См. Dennett 1991 г. для обсуждения этих случаев, а также Roache 1999 г. попытаться примирить их со счетом Меллора.)

Рассказывая о различных аспектах восприятия времени, мы неизбежно использовать концепции, которые мы принимаем, чтобы иметь цель аналог в мире: прошлое, временной порядок, причинность, изменение, ход времени и так далее. Но один из самых важных уроков философии, по мнению многих писателей, может быть пробел, возможно, даже пропасть между нашим представлением о мире и мире сам по себе, даже на довольно абстрактном уровне.(Было бы справедливо добавить, что, для других писателей это именно , а не урок философия учит.) Философия времени не исключение. В самом деле, интересно отметить, сколько философов приняли считают, что, несмотря на внешность, время или какой-то аспект времени нереально. В этом заключительном разделе мы рассмотрим, как три метафизические дебаты о природе мира взаимодействуют с счета восприятия времени.

Первая дискуссия касается реальности напряженности, то есть нашего разделения времени в прошлое, настоящее и будущее.Время действительно разделено на это способ? Ускользает ли то, что настоящее, все дальше и дальше в прошлое? Или отражает ли эта картина нашу точку зрения на реальность, в которой нет особого привилегированного момента, настоящего, а просто заказанная серия моментов? А-теоретики говорят, что наши обычные картина мира как напряженного отражает мир таким, какой он есть на самом деле: время — объективный факт. B-теоретиков это отрицают. (Термины A-теория и B-теория происходят от McTaggart (1908). различие между двумя способами упорядочивания событий во времени, либо как серия А — то есть с точки зрения того, прошли ли они, настоящее или будущее — или как серия B — то есть в соответствии с происходят ли они раньше, позже или одновременно с другими Мероприятия.)

Для B-теоретиков единственные объективные временные факты касаются отношений приоритета и одновременности событий. (Я игнорирую здесь усложнения, вносимые специальной теорией относительности, поскольку B-теорию — и, возможно, A-теорию тоже — можно переформулировать в термины, которые совместимы со специальной теорией.) B-теоретики не отрицать, что наши напряженные убеждения, такие как вера в то, что холодный фронт сейчас проходит , или что свадьба Салли была два лет назад , может быть, это правда, но они утверждают, что то, что делает такие верные убеждения не являются фактами о прошлом, настоящем или будущем событий, но бесспорные факты, касающиеся приоритета и одновременности (см. Mellor 1998, Oaklander and Smith 1994).По одной из версий B-теория, например, моя вера в то, что сейчас существует холодный фронт. прохождение верно, потому что прохождение фронта составляет одновременных с мое формирование убеждения. Теперь один очень серьезный вызов теоретик без напряжения должен объяснять, почему, если время не проходит в действительности, похоже, так оно и есть. Что, в терминах теории B, является основой для нашего опыта по прошествии времени?

Учетные записи, которые мы рассмотрели выше, первое из временных ограничений на нашем опыте, а во-вторых, на нашем опыте временного порядка, не апеллируют прямо к напряженным или A-теоретическим понятиям.Факты мы привлекли внимание, чтобы выглядеть чисто теоретически: эти причины всегда раньше, чем их эффекты, что обычно все меняется медленно относительно скорости передачи света и звука, что наш возможности обработки информации ограничены, и что может быть причинные связи между воспоминаниями и переживаниями. Так может быть, что беззаботный теоретик может выполнить свое обязательство объяснить, почему время, кажется, идет. Но остаются два сомнения. Во-первых, возможно, A- теоретик может дать более простое объяснение нашему опыту.Второй, может оказаться, что предположительно факты серии B зависят от А-серии, так что, например, a и b являются одновременно в силу того, что оба присутствуют .

Ясно, однако, что нет прямых аргументов от опыта к A-теории, поскольку настоящее опыта, будучи расширенный во времени и относящийся к прошлому, очень отличается от объективное настоящее постулируется А-теорией. Кроме того, он не может считаться само собой разумеющимся, что объективный ход времени мог бы объяснить независимо от того, что происходит с течением времени должен составить.(См. Prosser 2005, 2007, 2012, 2016, 2018.)

Вторая метафизическая проблема, имеющая решающее значение для времени восприятие связано со спором A / B-теории, и это дебаты между презентистами и этерналистами. Презентисты считают, что только настоящее существует (для артикуляции различных видов презентизм и проблемы, с которыми они сталкиваются, см. Bourne 2006), тогда как этерналисты наделяют все времена одинаковой реальностью. два дебата, A- против B-теории и презентизма против этернализма, не отображайте точно друг на друга.Возможно, B-теория привержена этернализму, но Теоретики А-теории не обязательно поддерживают презентизм (хотя Борн утверждает, что должны).

Как его можно связать с восприятием? По косвенным (или, как ее иногда называют, репрезентативная) теория восприятия, мы воспринимаем внешние объекты только через восприятие каких-то промежуточных объект, чувственное данное. Согласно прямой теории, напротив, восприятие внешних объектов не предполагает такого посредника. В настоящее время, внешние объекты находятся на разном расстоянии от нас, и, как уже отмечалось, выше, поскольку свет и звук движутся с конечной скоростью, это означает, что состояние объектов, которые мы воспринимаем, обязательно будет лежать в мимо.В случае звезд, где расстояния очень велики, временной промежуток между светом, покидающим звезду, и нашим восприятием может быть одним из многих лет. Презентист считает, что прошлые состояния, события и объекты больше не реальны. Но если все, что мы воспринимаем в внешний мир прошел, то кажется, что объекты нашего восприятие (или хотя бы состояния тех объектов, которые мы воспринимаем) нереальны. Трудно совместить это с прямой теорией восприятие. На первый взгляд кажется, что презентисты привержены косвенной теории восприятия.(См. Power 2010a, 2010b, 2018, Le Poidevin 2015b.)

Третий и последний метафизический вопрос, который мы обсудим в контекст восприятия времени касается причинной асимметрии. Отчет о наше чувство нахождения в то время, которое мы считали Прошлое, настоящее и время основан на предположении, что причинно-следственная связь асимметрична. Позже события, было предложено, не может повлиять на более ранние, поскольку независимый от разума факт, и поэтому мы не воспринимаем будущее, только прошлое.Но попытки объяснить основы причинной асимметрии, в терминах, например, контрфактической зависимости или вероятностной термины, как известно, проблематичны. Одна мораль, которую мы можем извлечь из трудность сведения причинной асимметрии к другим асимметриям заключается в том, что причинная асимметрия примитивна и потому несводима. Другое дело, что что поиск независимого от разума счета ошибочен. Возможно причинно-следственная связь по своей природе симметрична, но некоторые особенности нашего психологическая конституция и отношение к миру делают причинно-следственные связи кажутся асимметричными.Этот причинный перспективизм — это линия взято Хью Прайсом (1996). Эту причинную асимметрию следует объяснить. частично из-за нашей психологической конституции, аналогично нашему понимание второстепенных качеств, таких как цвет, является радикальным изменение наших обычных предположений, но тогда наши обычные понимание ряда очевидных объективных особенностей мир — напряженная, абсолютная одновременность — встречались так же радикальные вызовы. Теперь, если причинная асимметрия зависит от разума в этом пути, то мы не можем апеллировать к нему при объяснении нашего опыта временная асимметрия — разница между прошлым и будущим.

Кроме того, совсем не ясно, может ли перспективазм объяснять восприятие временного порядка. Механизм, предложенный Меллором (см. Временной порядок) использовали асимметрию причинно-следственной связи: это факт, что восприятие А причинно влияет на восприятие В, но не порок наоборот, это порождает ощущение того, что за А следят. by B. Мы можем изобразить это схематически следующим образом (где стрелка обозначает асимметричную причинно-следственную связь):

P (A) → P (B) → P (A

Но если нет объективной асимметрии, то каково объяснение? Конечно, мы все еще можем определить причинный порядок в терминах причинно-следственной связи. отношения промежуточности, и мы можем сказать, что воспринимаемый порядок следует объективный причинный порядок восприятий в этом смысле: с одной стороны, где A воспринимается как сопровождаемый B, то восприятие B всегда причинно между восприятием А и восприятием За буквой A следует буква B (тире обозначает симметричный причинный отношение):

P (A) — P (B) — P (A

С другой стороны, когда B воспринимается как сопровождаемый A, восприятие А всегда является причинно-следственной связью между восприятием В и восприятием из B следует A:

P (B) — P (A)) — P (B

Но что, с точки зрения каузального перспективалистов, исключило бы следующий случай?

P (B

Для такого случая удовлетворяет указанным выше ограничениям.Но это случай в котором A воспринимается наблюдателем как следующее, и как за которым следует, B, и мы знаем, что такого случая никогда не бывает в опыт. «Воспринимается x как следует» — это асимметричное отношение (при условии, что мы имеем дело с одним смыслом модальность), и поэтому тот, который может быть основан только на причинной связи если причинно-следственная связь асимметрична. Теперь если перспективализм не может ответить на вызов, чтобы объяснить, почему, когда B воспринимается как Следуя за А, А никогда не воспринимается одним и тем же наблюдателем, как следование за В, кажется, что наш опыт временного порядка, поскольку он имеет причинную объяснение требует, чтобы причинно-следственная связь была объективно асимметричной.

Одна стратегия, которую может принять каузальный перспективалист (действительно, единственная один доступный) заключается в объяснении принципа асимметрии, приведенного выше, в терминах некоторой объективной непричинной асимметрии. Цена, например, позволяет объективная термодинамическая асимметрия, в которой упорядоченная серия состояний Вселенной будет проявляться то, что он называет термодинамическим градиентом: энтропия будет ниже на одном конце ряда, чем на конце. Мы следует сопротивляться искушению сказать, что энтропия увеличивается, для этого это все равно что утверждать, что дорога идет в гору, а не под гору не уступая перспективному характеру описаний вроде «В гору».Может ли такая термодинамическая асимметрия объяснить восприятие временного порядка? Это вопрос к читателю задуматься.

восприятие времени | Британника

восприятие времени , переживание или осознание течения времени.

Человеческий опыт перемен сложен. Ясно, что одним из основных элементов является последовательность событий, но различимые события разделены более или менее продолжительными интервалами, которые называются длительностью. Таким образом, последовательность и продолжительность являются фундаментальными аспектами того, что воспринимается в изменении.

Очевидно, что продолжительность связана с событиями, которые люди выделяют в последовательности, в которой они живут: продолжительность поцелуя, еды, путешествия. Данный интервал всегда можно разделить на последовательную цепочку, ограничивающую более короткие промежутки времени, как в случае с обычными единицами измерения времени: секунда, день, год. В самом деле, человеческий опыт — это не просто опыт одной серии событий, а множества пересекающихся изменений. Например, продолжительность радиопрограммы может быть совмещена с продолжительностью завтрака, причем обе программы включаются в более длительный период морского путешествия.

Кажется, что люди не могут жить без представления о времени. Древние философии стремились связать понятие времени с некоторой объективной реальностью, которой оно соответствовало бы. Рене Декарт (1596–1650) открыл критическую эру философии, подчеркнув древнюю проблему происхождения идей, включая идею времени. Иммануил Кант (1724–1804), давая радикальный ответ на эпистемологическую проблему времени, писал, что мы не оцениваем время объективно как физическую вещь; что это просто чистая форма разумной интуиции.Другие философы 18-го и 19-го веков пытались объяснить понятие времени как возникающее из ассоциации и памяти последовательных восприятий.

Переход к эмпирической психологии возник с ростом исследований интроспективных данных опыта. Примерно с середины XIX века под влиянием психофизических представлений Густава Теодора Фехнера психологи проводили эксперименты по изучению взаимосвязи между временем, как оно воспринимается, и временем, измеряемым в физике.Их работа со взрослыми постепенно распространилась на изучение детей и животных. Затем психологи расширили свои исследования времени, чтобы охватить все формы адаптации к последовательности и продолжительности.

Последовательная деятельность

Адаптация к последовательным событиям

На стимуляцию можно ответить немедленно (как на безусловное рефлекторное действие), не принимая во внимание элемент времени. Однако стимуляция также может сигнализировать о грядущем событии; тогда оно имеет значение только как часть последовательности, в которой оно является первым термином: колокол, извещающий об обеде, дорожный знак или приближающуюся опасность.Люди реагируют на такие стимулы упреждающим поведением, которое адаптировано к стимулу или действию, которое еще не произошло. Принципы, управляющие такой привязкой ко времени, не что иное, как принципы обусловливания. Одно событие становится обусловленным как сигнал для другого стимула, которого следует искать или избегать.

Младенец на искусственном вскармливании, который первоначально реагирует на сосок на губах простым сосательным рефлексом, постепенно приучают перестать плакать, когда он видит бутылку (сигнал о кормлении).Позже он может научиться реагировать на еще более второстепенные сигналы, сообщающие о прибытии бутылки; например, поднимается из кроватки или слышит звуки, когда его мать подогревает молоко на кухне. Его поведение стало включать временное измерение событий.

Согласно принципам инструментального кондиционирования, один стимул становится сигналом для последующего события, только если второй стимул вызывает адаптивную реакцию (завершающую или отталкивающую) и только если порядок последовательности повторяется.Обусловленность обычно устанавливается быстрее всего, когда интервал между сигналом (условным раздражителем) и безусловным раздражителем довольно короткий. По оценке Ивана Павлова, оптимальный интервал для такой последовательности составляет 0,5 секунды, что примерно соответствует интервалам, характерным для последовательностей, которые наиболее точно различимы перцептивно (см. Ниже Восприятие последовательности и длительности).

Помимо адаптации человека к порядку последовательности, кондиционирование также адаптируется к продолжительности между сигналом и немедленно действующим стимулом.Ответ на сигнал имеет тенденцию происходить примерно через тот же интервал, который разделял два стимула во время кондиционирования. Таким образом, животное можно обучить откладывать ответ на некоторое время после сигнала (отложенное кондиционирование).

Эта форма адаптации наиболее широко распространена в человеческом поведении, позволяя людям предвидеть последовательность событий в своей среде, чтобы они могли подготовиться к тому, чтобы соответствующим образом справиться с тем, что еще не произошло.

Адаптация к периодическому изменению

В 1912 году один из учеников Павлова (И.П. Феокритова) продемонстрировала, что у собаки, привыкшей кормить каждые 30 минут, к концу каждого получасового периода текут слюни. Это было явным свидетельством обусловленности времени; Сам интервал между кормлениями служил условным раздражителем.

Это открытие подчеркивает вездесущую периодичность повседневной жизни, особенно на биологическом уровне: ритмы активности и сна, ритмы еды и занятий любовью. По мере того, как вмешиваются условия, предвосхищающие переживания голода, усталости или возбуждения служат нашей адаптации к экологическим требованиям.

Следует также учитывать суточные или суточные ритмы метаболической активности (, например, суточных цикла изменения температуры). Есть свидетельства того, что эти фундаментальные биологические функции могут синхронизироваться с ритмическими фазами экологических (экзогенных) изменений. Таким образом, в течение нескольких дней после того, как фабричный рабочий был назначен на ночную смену, максимумы и минимумы его суточных колебаний температуры поменяются местами. Тем не менее ритмические изменения температуры тела сохраняются, что свидетельствует о врожденной (эндогенной) основе циркадных явлений.Такая гипотеза будет означать, что постепенное установление циркадных ритмов сна или температуры у человека является результатом созревания нервной системы, а не обусловленности в строгом смысле слова. Эксперименты, начатые в 1962 году, когда люди месяцами жили в пещерах или других ограждениях, лишенные временных сигналов из окружающей среды, также продемонстрировали устойчивый характер ритмов температуры тела и состояния сна-бодрствования. Однако ритмические периоды иногда увеличивались, и субъект начинал жить примерно по двухдневному циклу, не осознавая этого.

Посредством привязки ко времени и циркадных ритмов физиология человека обеспечивает своего рода биологические часы, которые предлагают точки отсчета для временной ориентации.

«Сознание, восприятие и кратковременная память» Генри Ф. Шевлина

Предметные категории

Познание и восприятие | Философия | Философия разума

Ключевые слова

Память, восприятие, рабочая память, кратковременная концептуальная память, познание животных

Абстрактные

Автореферат диссертации: Сознание, восприятие и кратковременная память

Когда мы участвуем практически в любой перцептивной деятельности — узнаем лицо, слушаем телефонный звонок или просто наблюдаем закат — информация должна на короткое время сохраняться и обрабатываться в той или иной форме кратковременной памяти.Поэтому для философов, пытающихся разработать эмпирически обоснованное представление о восприятии и сознательном опыте, крайне важно использовать научные теории о механизмах краткосрочной памяти, которые лежат в основе нашего моментального запоминания информации о мире. С этой целью в этой диссертации я рассматриваю недавние научные данные о новой форме быстрой, но преходящей памяти, получившей название концептуальной кратковременной памяти (CSTM), и показываю, как она может составлять важный недостающий элемент в философских дебатах о разуме.

В первой главе я начинаю с предоставления некоторой справочной информации о прошлых психологических исследованиях кратковременной памяти и о влиянии, которое эта работа оказала на философию разума. Во второй главе я представляю доказательства существования CSTM и утверждаю, что у него есть ряд важных особенностей, которые делают его философским интересом. В частности, я отмечаю, что он, кажется, находится на границе строго перцептивных процессов и познания более высокого уровня, кодируя поступающую информацию быстро, без усилий, но мимолетно с точки зрения понятий базового уровня, таких как «собака», «машина» или « картина’.

В следующих главах я более подробно исследую, как CSTM может быть с пользой применен к трем конкретным дебатам. Во-первых, я утверждаю, что CSTM может позволить нам дать мощный отчет о категориальном восприятии или «восприятии как», объясняя, как наш перцептивный опыт пронизывается осознанием категориальной идентичности вещей, которые мы воспринимаем. Я утверждаю, что этот отчет может пролить свет на вопросы о том, как познание может влиять на восприятие. Во-вторых, я предлагаю новую концепцию сознания, которую я называю учетной записью Workspace-Plus, утверждая, что краткосрочный концептуальный буфер, такой как CSTM, может служить конститутивной основой для перцептивного опыта, независимого от когнитивных механизмов более высокого уровня.Наконец, развивая это предположение, я перехожу к более широким вопросам об эволюционной функции сознания и его месте в природе. Я предполагаю, что если мы отождествим перцептивный опыт с процессом перцептивной категоризации, опосредованным концептуальным буфером, таким как CSTM, мы сможем предложить независимо привлекательное описание психологической роли сознания и начать делать обоснованные выводы о наличии субъективного опыта у животных. . В заключение я исследую, как этот взгляд может быть применен к решающей дискуссии на стыке этики и философии разума, а именно к вопросу о том, как мы идентифицируем переживания страдания у животных.

Рекомендуемое цитирование

Шевлин, Генри Ф., «Сознание, восприятие и кратковременная память» (2016). CUNY Academic Works.
https://academicworks.cuny.edu/gc_etds/1604

Кратковременная концептуальная память в восприятии и мышлении

Абстрактные

Концептуальная краткосрочная память (CSTM) — это теоретическая конструкция, которая дает один ответ на вопрос о том, как связаны перцептивные и концептуальные процессы. CSTM — это мысленный буфер и процессор, в котором вкратце представлены текущие перцептивные стимулы и связанные с ними концепции из долговременной памяти (LTM), позволяющие идентифицировать значимые паттерны или структуры (Potter, 1993, 1999, 2009).CSTM отличается от других предлагаемых форм рабочей памяти и дополняет их: она задействуется чрезвычайно быстро, обладает большой, но плохо определенной емкостью, в значительной степени бессознательна и является основой для нерефлексивного понимания, характерного для повседневного опыта. Ключевая идея, лежащая в основе CSTM, заключается в том, что большая часть когнитивной обработки происходит без просмотра или репетиции материала в стандартной рабочей памяти и с небольшим или без сознательного рассуждения. Когда человек воспринимает значимый стимул, такой как слово, изображение или объект, он быстро идентифицируется на концептуальном уровне и, в свою очередь, активирует связанную информацию из LTM.В CSTM формируются новые связи между одновременно активными концепциями, формируемыми механизмами синтаксического анализа языка или принципами группировки в восприятии сцены, а также знаниями более высокого уровня и текущими целями. Результирующая структура представляет собой суть изображения или значение предложения, и именно эту структуру мы осознаем и которую можно сохранить в стандартной рабочей памяти и объединить в LTM. Мгновенно активированная информация, не включенная в такие структуры, либо никогда не становится осознанной, либо быстро забывается.Весь этот цикл — идентификация перцептивных стимулов, набор в память, структурирование, консолидация в LTM и забывание неструктурированного материала — может происходить менее чем за 1 секунду при просмотре сцены или чтении предложения. Доказательства такого процесса рассматриваются, и обсуждаются его последствия для отношения восприятия и познания.

Отдел
Массачусетский Институт Технологий. Отделение мозговых и когнитивных наук

Издатель

Фонд исследований границ

Цитата

Поттер, Мэри К.«Кратковременная концептуальная память в восприятии и мышлении». Границы в психологии 3: 113 (2012).

Версия: окончательная опубликованная версия

Концептуальная кратковременная память: новый инструмент для понимания восприятия, познания и сознания

Генри Шевлин, научный сотрудник, Leverhulme Center for the Future of Intelligence at The University of Cambridge

Понятие памяти, используемое в обычном языке, может показаться не имеющим ничего общего с восприятием или сознательным опытом.В то время как восприятие сообщает нам о мире таким, какой он есть сейчас, память почти по определению сообщает нам о прошлом. Точно так же, в то время как сознательный опыт кажется постоянным, происходящим явлением, естественно думать о памяти как о инертном хранилище информации, доступном, когда мы в ней нуждаемся, но способном бездействовать в течение многих лет.

Однако в современной когнитивной науке считается, что память включает почти любой психологический процесс, который функционирует для хранения или поддержания информации, даже если только на очень короткие промежутки времени (см. Также Джеймс, 1890).В этом более широком смысле слова очевидны связи между памятью, восприятием и сознанием. В конце концов, некий механизм для кратковременного сохранения информации потребуется практически для любого перцептивного или когнитивного процесса, такого как признание или умозаключение: как выразилась одна группа психологов, «хранение в смысле внутреннего представление, является предпосылкой для обработки »(Halford, Phillips, & Wilson, 2001). Если предположить, что, как это делают многие теоретики, восприятие хотя бы частично состоит из обработки сенсорной информации, кратковременная память, вероятно, будет играть важную роль в научной теории восприятия и перцептивного опыта.

В этом последнем смысле памяти широко обсуждались две основные формы краткосрочного накопления, связанные с восприятием и сознанием. Первый из них — это различные формы сенсорной памяти, в частности иконическая память. Иконическая память была впервые описана Джорджем Сперлингом, который в 1960 году продемонстрировал, что большие объемы визуально представленной информации сохраняются в течение коротких промежутков времени, намного больше, чем субъекты могут фактически использовать для поведения в течение короткого периода, в течение которого они были доступны (рис. 1). .Этот феномен, получивший название частичного превосходства отчетов, был доведен до сведения философов разума в работах Фреда Дрецке (1981) и Неда Блока (1995, 2007). Дрецке предположил, что богатый, но не полностью доступный характер информации, представленной в парадигме Сперлинга, был маркером перцептивных, а не когнитивных процессов. Блок аналогичным образом утверждал, что сенсорная память может быть тесно связана с восприятием, и, кроме того, предположил, что такие сенсорные формы памяти могут служить основой для богатого феноменального сознания, которое «переполняет» способность к когнитивному доступу.

Вторая форма краткосрочного выражения, широко обсуждаемая психологами и философами, — рабочая память. Грубо говоря, рабочая память — это кратковременное информационное хранилище, более надежное, чем сенсорная память, но также более ограниченное по емкости. В отличие от информации в сенсорной памяти, к которой необходимо получить доступ когнитивно, чтобы использовать ее для произвольных действий, информация в рабочей памяти немедленно готова для использования в таком поведении и тесно связана с такими понятиями, как познание и когнитивный доступ.По причинам, подобным этим, Дрецке, казалось, был склонен рассматривать этот вид процесса с ограниченными возможностями как тесно связанный или даже идентичный мысли, — предложение, которому последовал Блок [1]. Психологи, такие как Нельсон Коуэн (2001: 91) и Алан Баддели (2003: 836), рассматривают кодирование в рабочей памяти как критерий сознания, в то время как теоретики глобального рабочего пространства, такие как Станислас Дехейн (2014: 63), считают рабочую память тесно связанной — если не идентично — с глобальной трансляцией.[2]

Приведенное выше краткое изложение является чрезмерно упрощенным, но, надеюсь, служит мотивом для утверждения, что научная работа по механизмам краткосрочной памяти может играть важную роль в понимании как связи между восприятием и познанием, так и сознательного опыта. Имея в виду эту идею, я сейчас рассмотрю некоторые недавние доказательства третьего важного механизма кратковременной памяти, а именно предложенную Молли Поттер концептуальную краткосрочную память . Это форма кратковременной памяти, которая служит для кодирования не только сенсорных свойств объектов (например, сенсорной памяти), но также семантической информации более высокого уровня, такой как категориальная идентичность.В отличие от сенсорной памяти, она кажется несколько устойчивой к помехам со стороны представления новой сенсорной информации; в то время как иконическая память может быть стерта представлением новой визуальной информации, CSTM кажется несколько надежным. В этом отношении он похож на рабочую память. Однако, в отличие от рабочей памяти, кажется, что она имеет как большую емкость, так и короткую продолжительность; информация в CSTM, к которой рабочая память не обращается быстро, теряется через секунду или две (более подробное обсуждение см. в Potter 2012).

Свидетельства в пользу CSTM исходят из ряда парадигм, только две из которых я обсуждаю здесь (заинтересованные читатели могут посоветоваться с Potter, Staub, & O’Connor, 2004; Grill-Spector and Kanwisher, 2005; и Luck, Vogel, & Шапиро, 1996). Первой особенно впечатляющей демонстрацией является эксперимент 2014 года, в котором изучается способность испытуемых определять присутствие заданной семантической цели (такой как «свадьба» или «пикник») в серии быстро представленных изображений (см. Рис. 2).

Стоит выделить ряд особенностей этого эксперимента. Во-первых, в некоторых испытаниях испытуемым предлагалось идентифицировать присутствие цели только после представления изображений, предполагая, что их работа действительно зависела от памяти, а не просто, например, от эффективных стратегий поиска. Во-вторых, относительно большое количество изображений отображалось в быстрой последовательности, 6 или 12, в обоих случаях больше, чем нормальный объем рабочей памяти.Показатели испытуемых в испытаниях с 12 пунктами были не намного хуже, чем в испытаниях с 6 пунктами, что свидетельствует о том, что они не полагались только на обычную рабочую память с ограниченным объемом памяти. В-третьих, поскольку изображения отображались одно за другим в одном и том же месте в быстрой последовательности, кажется маловероятным, что они полагались только на сенсорную память; как отмечалось ранее, сенсорная память уязвима для эффектов перезаписи. Наконец, тот факт, что испытуемые смогли идентифицировать не только наличие определенных визуальных характеристик, но и наличие или отсутствие конкретных семантических целей, предполагает, что они кодировали не только низкоуровневую сенсорную информацию об изображениях, но также их конкретные категориальные идентичности. снова противоречит идее, что работа испытуемых полагалась только на сенсорную память.

Другой важный эксперимент для гипотезы CSTM — это эксперимент Belke et al. (2008). В этом эксперименте испытуемым предлагали один массив из 4 или 8 элементов и спрашивали, присутствует ли данная категория изображения (например, мотоцикл). В некоторых испытаниях, в которых цель отсутствовала, вместо нее присутствовал семантически связанный дистрактор (например, мотоциклетный шлем). Удивительный результат этого эксперимента, в котором использовалась камера слежения за глазами, заключался в том, что испытуемые надежно фиксировались либо на целях, либо на семантически связанных отвлекающих факторах с их начальными движениями глаз, и с такой же вероятностью это происходило независимо от того, содержали ли массивы 4 или 8 элементов, и даже если заранее было назначено задание на когнитивную нагрузку (см. рис. 3).

Опять же, эти результаты, возможно, указывают на существование некоего дополнительного механизма памяти, помимо сенсорной памяти и рабочей памяти: если бы испытуемые полагались на рабочую память для управления движениями глаз, то можно было бы ожидать, что такие движения будут подвергаться влиянию когнитивной нагрузки. , в то время как гипотеза о том, что испытуемые полагались исключительно на сенсорные механизмы, наталкивается на проблему, заключающуюся в том, что такие механизмы, по-видимому, не чувствительны к высокоуровневым семантическим свойствам стимулов, таким как их специфическая категориальная идентичность, тогда как в этом испытании движения глаз испытуемых были чувствительны именно к таким семантическим свойствам элементов массива.[3]

Интерпретация подобных экспериментов, конечно, непростая задача (более подробное обсуждение см. В Shevlin 2017). Однако давайте исходить из предположения, что гипотеза CSTM по крайней мере заслуживает серьезного отношения и что может существовать некоторый семантический буфер большой емкости в дополнение к более широко принятым механизмам, таким как иконическая память и рабочая память. Какое отношение это может иметь к дебатам в философии и когнитивной науке? Кратко остановлюсь на трех таких темах.Опять же, я несколько упрощаю, но моя цель будет состоять в том, чтобы очертить некоторые области, в которых гипотеза CSTM может представлять интерес.

Первый такой спор касается природы содержания восприятия. Мы просто видим цвета, формы и т. Д. Или воспринимаем высокоуровневые виды, такие как столы, кошек и Дональда Трампа (Siegel, 2010)? Исходя из данных о CSTM, мы можем предположить, что этот вопрос можно переформулировать с точки зрения того, какие формы кратковременной памяти являются подлинно перцептивными.Если мы сочтем, что существуют веские основания для ограничения перцептивной репрезентации видами репрезентации в сенсорной памяти, тогда мы могли бы быть склонны к суровому взгляду на содержание опыта. Напротив, если тип обработки, участвующий в кодировании в CSTM, будет принят как форма восприятия на поздней стадии, тогда у нас могут быть доказательства наличия перцептивного контента высокого уровня. Можно разумно возразить, что этот шаг просто «сбивает с толку» вопросы о границе восприятия и познания, и сам по себе не разрешает споры о содержании восприятия.Однако, что более позитивно, это могло бы предоставить способ обосновать феноменологические дебаты в более конкретных рамках исследования памяти.

Вторая ключевая дискуссия, в которой CSTM может играть роль, касается наличия нисходящих эффектов на восприятие. Обширный объем экспериментальных данных (относящихся к ранним работам психологов, таких как Perky, 1910, но особенно быстро увеличивающихся в последние два десятилетия) был получен в поддержку идеи о том, что на восприятие действительно существуют эффекты «сверху вниз». что, в свою очередь, было сделано для того, чтобы предположить, что наши мысли, убеждения и желания могут существенно повлиять на то, как мир кажется нам.Такие утверждения были решительно оспорены такими людьми, как Файерстоун и Шолль (2015), которые предположили, что соответствующие эффекты часто можно объяснить с точки зрения, например, постперцептивного суждения, а не собственно восприятия.

Однако гипотеза CSTM может снова предложить третью компромиссную позицию. Разграничивая основные процессы восприятия (а именно те, которые полагаются на сенсорные буферы, такие как иконическая память), от более поздней категориальной обработки, выполняемой CSTM, могут быть доступны другие позиции в интерпретации предполагаемых случаев нисходящего воздействия на восприятие.Например, Файерстоун и Шолль утверждают, что многие такие результаты не позволяют должным образом отличить восприятие от суждения , предполагая, что во многих случаях результаты экспериментаторов можно интерпретировать исключительно с точки зрения строго когнитивных эффектов, а не как влияющих на восприятие. опыт. Однако, если CSTM представляет собой отдельный психологический процесс, действующий между основными процессами восприятия и более поздними центральными когнитивными процессами, тогда апелляции к таким вещам, как «перцептивные суждения», могут быть более обоснованными, чем кажется, думают Файерстоун и Шолль.Это позволило бы нам утверждать, что по крайней мере некоторые предполагаемые случаи нисходящих эффектов выходили за рамки простых постперцептуальных суждений, при этом уважая гипотезу о том, что раннее видение инкапсулировано; см. Пилишин, 1999).

Последняя дискуссия, в которой CSTM может представлять интерес, — это вопрос о том, является ли перцептивный опыт богаче (или «переполняет») то, что познавательно доступно. Как отмечалось ранее, Нед Блок утверждал, что информация в сенсорных формах памяти может быть осознанной, даже если она не доступна — или даже недоступна — для рабочей памяти (Block, 2007).Это могло бы объяснить такие явления, как кажущееся «богатство» опыта; таким образом, если мы представляем, что стоим на Таймс-сквер, окруженные хаосом и шумом, феноменологически соблазнительно думать, что мы можем сосредоточиться и получить доступ только к крошечной части нашего продолжающегося опыта в любой момент. Общей проблемой такого рода утверждений является то, что они угрожают отделить сознание от когнитивной обработки на личном уровне, оставляя нас открытыми для экстремальных возможностей, таких как « панпсихическая катастрофа » вечно недоступного сознательного опыта в очень ранних областях обработки, таких как LGN (Prinz , 2007).Опять же, CSTM может предложить компромиссную позицию. Как отмечалось ранее, емкость CSTM действительно превышает скудные ресурсы рабочей памяти. Тем не менее, похоже, что он также полагается на обработку на личном уровне, такую ​​как индивидуальный запас заученных категорий. Таким образом, одна новая позиция, например, может утверждать, что информация должна, по крайней мере, достичь стадии CSTM, чтобы быть сознательной, что позволяет этому перцепционному опыту действительно переполнять рабочую память, а также исключать его в ранних сенсорных областях.

Это все смелые предложения, требующие подробных разъяснений и аргументов, но я надеюсь, что я, по крайней мере, продемонстрировал читателю, как CSTM может быть гипотезой, интересной не только психологам памяти, но и тем, кто интересуется более широкими проблемами. ментальной архитектуры и сознания. И хотя я должен также подчеркнуть, что CSTM остается рабочей гипотезой в психологии памяти, я думаю, что ее стоит изучить с точки зрения как научного, так и философского интереса.

СПРАВОЧНАЯ ИНФОРМАЦИЯ:

Баддели, А. Д. (2003). Рабочая память: оглядываться назад и смотреть вперед. Nature Reviews Neuroscience, 4 (10), 829–839.

Белке, Э., Хамфрис, Г., Уотсон, Д., Мейер, А. и Теллинг, А., (2008). Нисходящие эффекты семантического знания при визуальном поиске модулируются когнитивной, но не перцепционной нагрузкой. Восприятие и психофизика , 70 8, 1444 — 1458.

Бергстрём, Ф., & Эрикссон, Дж. (2014). Поддержание бессознательно представленной информации задействует префронтальную кору. Границы неврологии человека 8: 938.

Блок, Н. (2007). Сознание, доступность и взаимосвязь психологии и нейробиологии, Поведенческие науки и науки о мозге, 30, стр. 481–499.

Коуэн, Н. (2001). Магическое число 4 в кратковременной памяти: переосмысление емкости умственной памяти. Поведенческие науки и науки о мозге 24 1, 87–114.

Dehaene, S. (2014). Сознание и мозг: расшифровка того, как мозг кодирует наши мысли . Викинг Пресс, 2014.

Дрецке, Ф. (1981). Знания и поток информации . MIT Press.

Файерстоун, К. и Шолль, Б.Дж. (2015). Познание не влияет на восприятие: оценка доказательств «нисходящего» эффекта. Поведенческие науки и науки о мозге : 1–77.

Гриль-Спектор, К., и Канвишер, Н. (2005). Визуальное распознавание. Психологическая наука, 16 (2), 152–160.

Хэлфорд, Г. С., Филлипс, С., и Уилсон, У. Х. (2001). Ограничения мощности обработки не объясняются ограничениями хранилища. Поведенческие науки и науки о мозге 24 (1), 123–124.

Джеймс, У. (1890). Принципы психологии . Dover Publications.

Удача, С. Дж., Фогель, Э. К., и Шапиро, К. Л. (1996). Можно получить доступ к значениям слов, но не передать их во время моргания внимания. Nature, 383 (6601), 616–618.

Ма, В. Дж., Хусейн, М., и Бэйс, П. М. (2014). Изменение представлений о рабочей памяти. Nature Neuroscience, 17 (3), 347–356.

Поттер, М. К. (2012). Кратковременная концептуальная память в восприятии и мышлении. Границы в психологии , 3: 113.

Поттер, М. К., Стауб, А., и О’Коннор, Д. Х. (2004). Графическое и концептуальное представление увиденных картинок. Журнал экспериментальной психологии: человеческое восприятие и производительность , 30, 478–489.

Принц Дж. (2007). Доступный, доступный и недоступный: где провести феноменальную черту. Поведенческие науки и науки о мозге , 305–6.

Пилишин, З. (1999). Связано ли зрение с познанием ?: аргумент в пользу когнитивной непроницаемости зрительного восприятия. Behavioral and Brain Sciences, 22 (03).

Шевлин, Х.(2017). Кратковременная концептуальная память: недостающая часть разума? Журнал исследований сознания , 24, № 7–8.

Сигель, С. (2010). Содержание визуального опыта . Оксфорд.

Сперлинг, Г. (1960). Информация, доступная в кратких визуальных презентациях, Психологические монографии: общие и прикладные 74, стр. 1–29.

[1] Обратите внимание, что Дрецке не использует термин «рабочая память» в этом контексте, но явно имеет в виду некоторый такой процесс, о чем свидетельствует его ссылка на механизмы с ограниченной емкостью для извлечения информации.

[2] Усложняющий фактор в обсуждении рабочей памяти связан с недавним появлением моделей переменной ресурсов рабочей памяти (Ma et al., 2014) и открытием того факта, что некоторые формы рабочей памяти могут работать бессознательно (см. например, Bergström & Eriksson, 2014).

[3] Учитывая, что массивы оставались видимыми для субъектов на протяжении всего эксперимента, можно задаться вопросом, почему этот эксперимент имеет отношение к нашему пониманию памяти.Однако, как отмечалось ранее, я полагаю, что любая краткосрочная обработка информации предполагает какой-то базовый временный механизм кодирования.

% PDF-1.5 % 25 0 объект >>> / BBox [0 0 418.08 612] / Длина 118 >> поток Икс 0sn — [‘bMH ۛ \ f`fcv [jnrRB` * U’D cq? _ * rR4 {K7 # конечный поток эндобдж 61 0 объект >>> / BBox [0 0 418.08 612] / Длина 118 >> поток Икс 0sn — [‘bMH ۛ \ f`fcv [jnrRB` * U’D cq? _ * rR4 {K7 # конечный поток эндобдж 39 0 объект >>> / BBox [0 0 422.16 612] / Длина 118 >> поток Икс 0sn — [‘bMH ۛ \ f`fcv [jnrRB` * U’D cq? _ * rR4 {K7 # конечный поток эндобдж 32 0 объект >>> / BBox [0 0 418. sp˺% \ xhGL1,22.sp˺% \ xhGL1,22.me_’yS1f » конечный поток эндобдж 41 0 объект >>> / BBox [0 0 420 612] / Длина 118 >> поток Икс 0sn — [‘bMH ۛ \ f`fcv [jnrRB` * U’D cq? _ * rR4 {K7 # конечный поток эндобдж 29 0 объект >>> / BBox [0 0 420 612] / Длина 118 >> поток Икс 0sn — [‘bMH ۛ \ f`fcv [jnrRB` * U’D cq? _ * rR4 {K7 # конечный поток эндобдж 75 0 объект >>> / BBox [0 0 420 612] / Длина 118 >> поток Икс 0sn — [‘bMH ۛ \ f`fcv [jnrRB` * U’D cq? _ * rR4 {K7 # конечный поток эндобдж 23 0 объект >>> / BBox [0 0 422.16 612] / Длина 118 >> поток Икс 0sn — [‘bMH ۛ \ f`fcv [jnrRB` * U’D cq? _ * rR4 {K7 # конечный поток эндобдж 33 0 объект >>> / BBox [0 0 418.sp˺% \ xhGL1,22.me_’yS1f » конечный поток эндобдж 19 0 объект >>> / BBox [0 0 422.16 612] / Длина 118 >> поток Икс 0sn — [‘bMH ۛ \ f`fcv [jnrRB` * U’D cq? _ * rR4 {K7 # конечный поток эндобдж 67 0 объект >>> / BBox [0 0 422.16 612] / Длина 118 >> поток Икс 0sn — [‘bMH ۛ \ f`fcv [jnrRB` * U’D cq? _ * rR4 {K7 # конечный поток эндобдж 11 0 объект >>> / BBox [0 0 420 612] / Длина 118 >> поток Икс 0sn — [‘bMH ۛ \ f`fcv [jnrRB` * U’D cq? _ * rR4 {K7 # конечный поток эндобдж 35 0 объект >>> / BBox [0 0 422. sp˺% \ xhGL1,22.sp˺% \ xhGL1,22.me_’yS1f » конечный поток эндобдж 47 0 объект >>> / BBox [0 0 422.16 612] / Длина 118 >> поток Икс 0sn — [‘bMH ۛ \ f`fcv [jnrRB` * U’D cq? _ * rR4 {K7 # конечный поток эндобдж 77 0 объект > поток Подключаемый модуль Adobe Acrobat 9.0 Paper Capture с ClearScan; изменено с помощью iText 4.2.0 компанией 1T3XTAppligent Document Solutions 1.3 16 сентября 2008 г., 112311232021-12-23T17: 58: 59-08: 002002-07-19T09: 01: 13-07: 002021-12-23T17: 58: 59-08 : 00Appligent PDF Utilitiesapplication / pdfuuid: e5563ff5-61e8-4293-adcf-b93e2701c1e8uuid: 44d656d7-d1f8-074d-944e-aec816c9716c конечный поток эндобдж 78 0 объект > поток х +

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.