Что входит в эго по юнгу – Эго — Википедия

Эго. Базовый курс аналитической психологии, или Юнгианский бревиарий

Центром сознания (или его субъектом) и, кстати, отправной точкой всей эмпирической психологии является Эго. Эго выступает как знак личности, местопребывание индивидуальности и всех психических содержаний, которые осознаются и в этом смысле должны быть связаны с Эго. Бессознательное включает все психические элементы, выходящие за пределы сознательного представления, и поэтому с Эго не связано. Таким образом, еще раз подчеркнем, что психику нельзя приравнивать к сознанию, она неизмеримо больше, чем сознание. Нами движут не только внешние стимулы-раздражители, но и внутренние импульсы. Именно последние неподвластны сознанию, не подлежат его контролю.

Но что же такое Эго, к которому стекается весь поток осознаваемых психических содержаний?

Поскольку употребляемое Фрейдом понятие Эго получило широкое распространение, обозначая психическую структуру, опосредующую социальные требования (су-пер-Эго) и инстинктивные побуждения (Оно), то можно было бы предположить (ошибочно), что Юнг использует данный термин сходным образом. Однако для Юнга Эго есть комплекс, или чувственно окрашенная группа представлений о себе, имеющая как сознательные, так и бессознательные аспекты, одновременно личная и коллективная. Если выразить это еще более просто, Эго — то, как человек видит и понимает себя, наряду с сознательными и бессознательными чувствами, сопровождающими это видение и понимание.

Юнг никогда не преуменьшал значение Эго в человеческом развитии; кроме всего прочего, Эго представляет завоеванное с таким трудом самосознание, которое, собственно, и делает нас людьми. Он постоянно подчеркивал, Что внутри психического Эго является одним из многих комплексов и порой зиждется на очень шатком основании. *1о сравнению с не имеющими возраста другими архетипическими доминантами психического Эго современного человека является относительным новичком на мировой сцене и поэтому оказывается подверженным наводнению другими, более мощно заряженными комплексами. В большинстве незлокачественных случаев подобного вторжения реакцией Эго обычно оказывается восклицание типа «Господи! Что это на меня нашло? Ведь все утро я был просто не в себе!» В худшем случае результатом могут стать невроз, психоз или массовая истерия (этнического, государственного или мирового масштаба). Поэтому Юнг рассматривал Эго как нечто радикально релятивизирующее наше самосознание и ощущение себя как «пупа земли». Он показывал, что наша «сущность» гнездится в психическом универсуме, который значительно больше, чем наш собственный хрупкий, мимолетный самостный образ и сознательное представление о себе.

Аналитические психологи полагают, что Эго-комплекс не является началом и концом всего человеческого бытия, а представляет прежде всего группу саморепрезентаций, временами чрезвычайно важных, а чаще важных лишь относительно. В свое время Юнг обнаружил многое из того, что отвергает чрезмерную идеализацию Эго. Его работы показывают, как Эго (если оно ответственно за деятельность сознания) должно взаимодействовать с другими компонентами психического, признавая свои пределы и те бессознательные факторы, положительные и отрицательные, которые на него воздействуют.

Так или иначе, но Юнг широко исследовал отношения между Эго и тем, что он назвал самостью, архетипом целостности, в рамках коллективного бессознательного. Если наше Эго теряет контакт с самостью, то внутри нас тотчас же возникает тревожное чувство отчуждения или психотическое настроение — утрата смысла, депрессия, ощущение брошенности на произвол судьбы, безнадежность — чувства, всем хорошо знакомые в сегодняшней жизни. С другой стороны, если наше Эго слишком тесно привязано к самости, притязая без всякого на то основания на ее безграничные возможности и динамическую мощь, результатом оказывается то, что Юнг назвал инфляцией, выставленной напоказ помпезностью, лишенным всякой реальности взглядом на себя как на образец всемогущества, всезнайства, неопровержимости. Это и есть то самое Эго, хорошо известная культурная фигура Эго-маньяка и самовлюбленного человека.

Из всего этого должно быть ясно, почему в своих работах Юнг постоянно разбирает Эго в отношениях с другими аспектами психического. И чаще здесь можно встретить не столько расширенный монографический портрет самого Эго, сколько картину того, как Эго встроено в более масштабную сферу психического.

В «Психологических типах» дано определение Эго, а в работе «AION» можно встретить краткий вступительный очерк об Эго, предпосланный изучению самости. Статья «О природе психического» представляет хороший обзор юнговского понятия Эго и связей последнего с сознанием и бессознательным, а работа «Развитие ребенка и воспитание» показывает, каким представляет Юнг развитие Эго и появление его у ребенка. Более углубленное изучение Эго предпринято Юнгом в работе «Отношения между Эго и бессознательным».

Поскольку архетип Героя весьма часто выражен в символе Эго-сознания, развивающемся из матрицы изначального бессознательного, то следует ознакомиться с материалом, изложенным во второй части книги «Символы трансформации».

В классическом труде Э. Эдингера «Эго и архетип» представлен прекрасный материал, раскрывающий место Эго в системе юнговской психологии. Также можно порекомендовать труд Эриха Нойманна «Происхождение и история сознания», посвященный тому, как Эго-сознание развивается из бессознательного, как оно развивается Далее, проходя различные стадии, и каким образом этот психический процесс представлен мифологически в разные эпохи человеческой истории.

Литература

Адлер Г. Лекции по аналитической психологии. — М.; Киев, 1996.

С 133–174. Нойманн Э. Происхождение и история сознания. — М.; Киев, 1997.

С. 281–328. стуэлсЭ. Юнг и постьюнгианцы. — М., 1997. С. 99–152.

Эдингер Э. Эго и архетип. Индивидуация и религиозная функция психического.-М., 2000. С. 10–100.

Юнг К. Г. О природе психического // Юнг К. Г. О природе психе.-М.; Киев, 2002. § 343–442.

Юнг К. Г. Развитие ребенка и воспитание // Юнг К, Г. Конфликты детской души. — М., 1996. С. 51–68.

Юнг К. Г. Связь между Эго и бессознательным // Юнг К. Г. Психология бессознательного. — М., 1994. С. 175–315.

Юнг К. Г. Символы трансформации. — М., 2000. С. 128–435.

Юнг К. Г. Эго // Юнг К. Г. AION. — М.; Киев, 1997. § 1-19.

Юнг К. Г. Эго // Юнг К. Г. Психологические типы. — СПб., 1995. § 840.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

psy.wikireading.ru

Эго и Самость: их определение и различие

Комментарий: Глава из книги М. Кларк «Отношения Эго и Самости в клинической практике: путь к индивидуации» (2013), вышедшей в свет в издательстве Когито-Центр. 

«Исследователь должен хотя бы попытаться придать своим концепциям некоторую определенность и точность.» 
(Jung, 1921, 409)

В этой главе рассматриваются некоторые затруднения, возникающие в связи с употреблением терминов «эго» и «самость», а также предпринята попытка ответить на вопрос: почему это важно?

 

Эго

Приверженцы разных школ едины в своем стремлении обосновать существование в психике некоего гипотетического «органа», подобного органу физическому – который они могли бы называть «эго». Определение, данное в «Критическом словаре юнгианского анализа» (Samuels, Shotter & Plaut, 1986) вполне подошло бы и «Критическому словарю психоанализа» Райкрофта (1968), равно как и «Словарю Кляйнианского психоанализа» Хиншелвуда (1989). Это определение устроило бы и Фэйерберна с Винникоттом, и многих других современных учёных, и звучит оно так: «понятие эго связано с такими вопросами, как личностная идентичность, сохранность личности, неизменность во времени, посредничество между сферами сознания и бессознательного, процессы познания и проверка реальности» (Samuels, Shotter & Plaut, 1986, 50).

Лишь в продолжении этой фразы возникает расхождение между юнгианскими взглядами и другими теориями: «оно (т.е. эго) мыслится как нечто, откликающееся на требования некой высшей инстанции, самости, упорядочивающего принципа всей личности». Эта часть определения уточняет положение эго в иерархии структур психики. В 1907 году, когда Юнгу было 32 года (Jung, 1907, 40), он, как и другие учёные, считал, что эго – король замка. Однако позже Юнг пришел к мнению, что эго – узурпатор, а законный король – самость.

Существует единое мнение, что понятие эго связано с восприятием человеком себя и своего тела. Но даже и это положение не столь однозначно. Большинство людей, говоря это, подразумевают лишь ограниченную область осознанного переживания человеком своих телесных ощущений. Так, например, мы определяем форму своего тела и имеем представление о коже как его границе, знаем о пространстве, которое можем охватить руками, узнаём о своём весе, когда сидим или двигаемся. Мы осознаём возрастные изменения в собственном теле. Некоторые телесные функции – ходьба, хватание, мочеиспускание, дефекация, выделение слюны или слёз осознаются и частично поддаются нашему контролю.

Однако, параллельно с механизмом осознания телесного опыта, у нас имеется основанное на эго отношение к внешней и внутренней реальности. В состоянии психического здоровья мы помним об ограничениях, налагаемых на нас временем и пространством, то есть о своих физических и психических возможностях. Мы способны более или менее верно судить о том, что является для нас реально достижимым в материальном или эмоциональном отношении, а от чего можно без ущерба для себя отказаться – будь то нечто материальное (остатки пищи, одежда, которая стала мала) – или из области эмоций. Если же кто-либо уверен, что он может летать как птица или разрушить мир одним своим чихом, то это означает, что он не обладает эго, способным реалистически оценить собственные телесные функции; люди, не умеющие избавляться от излишнего материального балласта (старых газет, стаканчиков из-под йогурта, мебели, денег и прочих накоплений) – как правило, имеют аналогичные проблемы с освобождением от физических и эмоциональных излишков.

Телесные функции, которые в определённой степени могут контролироваться – например, дыхание или работа сердца – но в основном являются непроизвольными и не подаются осознанному восприятию, относятся к области бессознательного и частично связаны с эго – которое Юнг, вслед за Фрейдом, порой считал не полностью осознаваемым. Находясь на стыке сознания и бессознательного, эти функции организма часто становятся местом проявления психосоматических симптомов, если какой-либо неосознанный материал стремится проникнуть в сознание через телесные проявления.

Юнг пошёл дальше Фрейда и рассмотрел психические отображения тех телесных функций, которые мы не осознаём и не можем контролировать: поток крови, рост и разрушение клеток, химические процессы органов пищеварения, почек и

psyjournal.ru

1.ЭГО И САМОСТЬ. Эго и Архетип

1.ЭГО И САМОСТЬ

Юнг сделал фундаментальное открытие, которое имело далеко идущие последствия,—он открыл коллективное бессознательное, или архетипическую психику. Проведенные Юнгом исследования позволили нам уз­нать, что индивидуальная психика является не только продуктом личного опыта, но и обладает доличностным или трансличностным измерением, которое проявляется в универсальных паттернах и образах всех мировых религий и мифологий. Далее Юнг открыл, что архетипическая психика обладает структурирующим или упорядочивающим принципом, который позволяет объединять различные архетипические содержания. Этот цен­тральный архетип, или архетип целостности, получил у Юнга название Самости. Самость является упорядочивающим и объединяющим центром всеобщего психического начала (сознательного и бессознательного) аналогично тому, как эго является центром сознательной личности. Иными словами, эго является центром субъективной идентичности, а Самость-центром объективной идентичности. Таким образом, Самость является выс­шим психическим авторитетом, которому подчиняется эго. В упрощен­ном виде Самость можно описать как внутреннее эмпирическое божество. Она совпадает с образом Божьим (imago Dei). Юнг показал, что Самость имеет характерную феноменологию. Ее выражают с помощью опреде­ленных символических изображений, которые называются мандалами. К мандалам относятся все изображения, выделяющие особое значение круга с центром, которые обычно сопровождаются фигурами квадрата, креста или иного образа четверицы или кватерности.

С Самостью также связан и ряд других фигур, событий и предметов исследования. К их числу относятся: целостность, совокупность, союз проти­воположностей, центральный генеративный момент, центр мира, ось ми­роздания, творческий момент встречи Бога с человеком, момент переноса сверхличностной энергии в личную жизнь, вечность как противоположность потоку времени, нетленность, парадоксальное соединение неорга­нического с органическим, защитные структуры, способные извлекать по­рядок из хаоса, превращение энергии в эликсир жизни. Все эти области рассмотрения имеют непосредственное отношение к Самости, централь­ному источнику жизненной энергии и нашего бытия, который в упрощен­ном виде можно описать как Бога. Действительно, богатейшие источники феноменологических исследований Самости содержатся в бесчисленных созданных человеком изображениях божества.

Поскольку существуют два независимых центра психической жизни, связь между ними приобретает существенное значение. Отношение эго к Самости носит весьма проблематичный характер и имеет близкое сход­ство с отношением человека к своему Создателю, которое нашло отраже­ние в религиозном мифе. Действительно, миф можно рассматривать как символическое выражение взаимосвязи между эго и Самостью. Многие особенности психологического развития можно понять благодаря из­менчивой взаимосвязи между эго и Самостью на различных этапах пси­хического роста. Развитие взаимосвязи между эго и Самостью составляет предмет нашего исследования.

Сначала Юнг описал феноменологию Самости применительно к ее раз­вертыванию в процессе индивидуации во второй половине жизни. На основе мифологического и этнографического материала Нойманн сим­волически охарактеризовал первоначальное психическое состояние, предшествующее рождению сознания эго, как уроборос. Используя круго­вое изображение "пожирателя хвоста", Нойманн описал первоначальную Самость, первоначальное состояние мандалы всей совокупности пси­хического, из которого рождается индивидуальное эго. На основе кли­нических наблюдений за младенцами и детьми Фордхам также постули­ровал Самость как первоначальную совокупность психического, пред­шествующего появлению эго.

Вообще говоря, среди аналитических психологов принято считать, что задача первой половины жизни состоит в развитии эго, которое сопровож­дается нарастающим отделением эго от Самости; вторая половина жизни требует капитуляции или, по меньшей мере, релятивизации эго по мере развития его отношения к Самости. Поэтому в настоящее время рабочая формула имеет следующий вид: первая половина жизни характеризуется отделением эго от Самости, а вторая—воссоединением эго с Самостью. Эта формула, быть может и верная как широкое обобщение, не учитывает результаты многих эмпирических наблюдений в области детской психологии и психотерапии взрослых. Согласно этим наблюдениям, более корректной бу­дет круговая формула, которую в схематическом виде можно представить следующим образом:

Отделение эго от Самости

Соединение эго с Самостью

Чередование соединения эго с Самостью и отделения эго от Самости происходит неоднократно на протяжении всей жизни индивида, как в детские годы, так и в зрелые. Действительно, эта циклическая (или, точнее, спиральная) формула отражает основной процесс психологического развития от рождения до смерти.

С этой точки зрения взаимосвязь между эго и Самостью на различных ста­диях развития можно представить в виде следующих схем:

Ось эго—Самость

На этих схемах показаны последовательные стадии отделения эго от Самости на протяжении психологического развития. Заштрихованные уча­стки сферы эго обозначают остаточную идентичность эго и Самости. Со­единительная линия между центром сферы Самости обозначает ось эго-Самость, которая выполняет важную роль соединительного звена между эго и Самостью, обеспечивающего целостность эго. Следует учитывать, что эти схемы предназначены для иллюстрации определенной мысли и поэтому не характеризуются строгостью в остальных отношениях. Например, обычно мы определяем Самость как всю совокупность психического, которая неизбежно включает в себя эго. На основе схем и способа их представления можно предположить, что эго и Самость составляют две отдельные сущности, причем эго представляет меньшую часть всей совокупности пси­хического, а Самость—большую. Эта трудность присуща самому предмету рассмотрения. С рациональной точки зрения мы должны проводить различия между эго и Самостью, а это противоречит нашему определению Само­сти. Дело в том, что концепция Самости заключает в себе парадокс. Самость одновременно составляет и центр, и окружность круга всей совокупности психического. Представление эго и Самости в виде двух отдельных сущно­стей служит лишь необходимым средством для рассмотрения их с пози­ций разума.

Схема 1 соответствует первоначальному уроборическому состоянию (согласно Нойманну). Ничего не существует, кроме мандалы Самости. Заро­дыш эго присутствует здесь как потенциальная возможность. Эго и Самость составляют единство, а это значит, что эго не существует. Таково общее со­стояние первичной идентичности эго и Самости.

На схеме 2 показано развивающееся эго, которое начинает отделяться от Самости, но центр и большая часть сферы эго находятся в состоянии пер­воначальной идентичности с Самостью.

На схеме3 показана следующая стадия развития, на которой, однако, со­храняется остаточная идентичность эго и Самости. Ось эго-Самость, пред­ставленная на первых двух схемах как полностью бессознательная и по­этому неотличимая от идентичности эго и Самости, теперь стала отчасти сознательной.

На схеме 4 показан идеальный теоретический предел, который в дей­ствительности, быть может, и не существует. На схеме представлены пол­ное отделение эго от Самости и полная сознательность оси эго-Самость.

Эти схемы поясняют тезис о том, что психологическое развитие харак­теризуется двумя одновременными процессами: нарастающим отделением эго от Самости и постепенным переходом оси эго-Самость в сферу созна­тельности. Если такую интерпретацию актов признать правильной, тогда от­деление эго от Самости и обусловленный Самостью рост сознательности эго в действительности составляют две стороны единого процесса, который развивается от рождения до смерти. С другой стороны, наши схемы пока­зывают в общем виде обоснованность ограничения осознания относитель­ности эго пределами второй половины жизни. Если считать, что схема 3 соответствует среднему возрасту, тогда мы видим, что только на этой стадии - верхний участок оси эго-Самость стал входить в сферу сознательности.

Процесс, с помощью которого осуществляются стадии психического развития, представляет собой переменный цикл, показанный на схеме 5 (с. 48). Непрестанное повторение этого цикла на протяжении всего пси­хического развития приводит к нарастающей дифференциации между эго и Самостью. На более ранних стадиях, приблизительно отражающих пер­вую половину жизни, этот цикл воспринимается как чередование двух со­стояний: инфляции и отчуждения. Третье состояние появляется, когда ось эго-Самость достигает сознательности (схема 3), для которой характерна сознательная диалектическая взаимосвязь между эго и Самостью. Это со­стояние называется индивидуацией. В настоящей главе мы рассмотрим первую стадию, инфляцию.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

psy.wikireading.ru

Объясните термины вербальное архетип символ тень эго – самость по юнгу

Теория архетипов К.Г.Юнга и ее значение для понимания механизмов восприятия предметного мира

  1. Коллективное бессознательное. Понятие архетипа
  2. Символика архетипов
  3. Значение некоторых символов на примере архитектуры частного жилого дома
  4. Взаимопроникновение символов
  5. Архетип «матери»
  6. Архетип «младенца»

1. Коллективное бессознательное. Понятие архетипа

Юнг рассматривает коллективное бессознательное как неотъемлемую частью психики, которое не связано с личным опытом человека и «не является индивидуальным приобретением». «Если личное бессознательное состоит в основном из элементов, которые одно время осознавались, но впоследствии исчезли из сознания в результате забывания или вытеснения, то элементы коллективного бессознательного ни когда не были в сознании и, следовательно, ни когда не обретались индивидуально, а своим существованием обязаны исключительно наследственности». Таким образом, коллективное бессознательное является универсальным для всех «индивидов».

Индивидуальное бессознательное состоит из «эмоционально окрашенных комплексов», которые образуют «интимную душевную жизнь личности».  Коллективное бессознательное состоит из «архетипов» или «архетипических мотивов». «Архетипические мотивы» — это формы и образы, которые являются источником мифологии, фольклора, религии, искусства. По мнению Юнга, любая  существенная идея или воззрение опирается на «архетипическую проформу», «образы которых возникли, когда сознание еще не думало, а воспринимало». Юнг утверждает, что миф это в первую очередь психическое явление, «выражающее глубинную суть души». Древний человек переносил свои душевны переживания на процессы внешнего мира, т. к. его сознание не было отделено от бессознательного от природы.

Близкие аналоги архетипов — инстинкты. Они оказывают важное влияние на психологию личности, но являются безличными факторами, определяющими мотивацию человека. Таким образом, Юнг говорит, что архетипы являются моделями инстинктивного поведения.

Архетипы Юнга. Тайны души

«При возникновении ситуации соответствующей данному архетипу, он активизируется и появляется побуждение, которое, как и инстинктивное влечение, прокладывает себе путь вопреки всем доводам и воле, либо приводит к неврозу». В том случае, если инстинкты были подавлены, они по средствам «архетипичных мотивов»  проявляются в сновидениях и фантазиях человека. «Наличие нереализованных, неосознанных фантазий, увеличивает частоту и интенсивность сновидений, при осознании фантазий сновидения становятся слабее и появляются реже». Из этого следует, что фантазии стремятся стать осознанными, а архетипы дают возможность человеку это сделать при помощи заключенных в них символики. Следовательно, архетипы являются способом взаимодействия сознательного и бессознательного.

Это взаимодействие является, по мнению Юнга, жизненно важным для человека. В результате развития сознание преобладает над его бессознательной частью. Но, не смотря на высокий уровень дифференциации, по сравнению с «дикарем», человек не может отстраниться от своего бессознательного. В своей теории Юнг говорит, что «по существу, архетип представляет то бессознательное содержание, которое изменяется, становится осознанным и воспринятым; оно претерпевает изменения того индивидуального сознания, на поверхности которого оно возникает». Следовательно, архетипы изменяются под влияние культуры, носителем которой является сознание.  Таким образом, «чтобы связать все еще существующую в человеке жизнь прошлого с жизнью настоящего» ему необходимы новые интерпретации архетипов, «приемлемые для данной ступени».

2.Символика архетипов

Архетипы проявляют себя в виде символов: в образах, героях, мифах, фольклоре, традициях, обрядах и т.д. Но, объединяя в себе несколько символов, архетип не является ни одним из них до конца, т.к. заключает в себе не сам символ, а его качество. Так основным символом огня является зигзаг, но для передачи огненного и страстного образа Кармен, в костюме используются крупные воланы, которые при помощи цвета в движении предают динамику языков пламени.  Чем явственней в символе отображается качество первобытного образа, тем более сильное эмоциональное воздействие он оказывает.

По мнению Юнга, судьба человека зависит от переживаемых им образов, т.к. «в каждой душе присутствуют формы, которые, не смотря на свою не осознанность, являются активно действующими установками, предустанавливающие человеческие мысли, чувства и действия».  Существует опасность, что человек попадет под влияние архетипов. Это происходит, «когда архетипческие образы воздействуют помимо сознания», когда сознание не способно удерживать бессознательное. По этим причинам при создании предметов дизайна необходимо рассчитать силу воздействия архетипов и их уместность.

Архетип воздействует на подсознание и может вызывать одновременно диаметрально противоположные эмоции: восторг и ужас, благоговение и страх. Двойственность восприятия «есть атрибут всеобщего человеческого опыта». Оно сформировалось под влиянием «мистического восторга», охватывающего человека от осознания близкого присутствия божества.  

Рассматривая мифы, придания, религии Юнг подчеркивает, что их воздействие при помощи архетипов направлено на отделение сознательного и ограничения влияния бессознательного. «Символический процесс является переживанием образа и через образы». Главная цель этого процесса «просветление или высшая сознательность». Но в результате увеличения уровня сознания человек постепенно вытесняет свое бессознательное, которое, как утверждал Юнг, «овладевает личностью и искажает намерения индивида в своих целях». «Процесс жизнеспособен только при взаимном сотрудничестве» сознательного и бессознательного. 

3. Значение некоторых символов на примере архитектуры частного жилого дома

Частный жилой дом на юге Испании. Архитектор Эмилио Амбаз. Название дом переводится, как «Дом для духовного уединения».

Главный и единственный фасад — две симметричные оштукатуренные белые стены, расположенные друг к другу под углом 90°. Главный вход — резной портал из темного дерева находится на стыке стен. Так же, но выше, примерно на уровне третьего этажа, устроен балкон, выходящий на внешнюю сторону стен. К балкону, по внутренней стороне, ведут две симметричные консольные лестницы. Они образуют треугольник, вершиной которого является балкон. Вдоль перил струится вода. Она стекает в небольшой полукруглый бассейн у основания лестницы ведущей  в жилое пространство, которое находится под землей. Свет проникает через отверстие (патио), по конфигурации напоминающее волну. Оно обеспечивает сквозную вентиляцию всех помещений и ведет за пределы дома.

Архитектура этого сооружения наполнена символами. Взаимодействуя, они дополняют друг друга, говоря об идеи человеческого развития.

По Юнгу, чем более дифференцированным становится сознание, тем существует большая опасность разрушения состояния его устойчивости.

Для того чтобы избежать этого и подняться в своем развитии человек должен познать свою темную сторону, встретится с собственной «Тенью». Тень — это желания, тенденции, переживания, все то, что вытесняется сознанием и уходят в бессознательное. Тень нельзя игнорировать, т.к. «можно, не осознавая этого, оказаться в ее плену».

Увидеть свое отражение, свою Тень можно в воде. В работах Юнга вода чаще всего встречается, как символ бессознательного. «Покоящееся в низинах море — это лежащее ниже уровня сознание», обозначается как «подсознательное». Человек, смотрящий в «зеркало вод» видит свое истинное лицо, «которое он никогда не показываем миру, скрывая его за Персоной».

 «Это теснина, узкий вход, и тот, кто погружается в глубокий источник, не может оставаться в этой болезненной узости,…поэтому за узкой дверью он неожиданной обнаруживает безграничную ширь».

Эта идея отражается в архитектуре здания.

Проходя через вход, устроенный в стыке стен, человек, как бы, оказывается в глубинах своего подсознательного. Он видит перед собой «безграничное» пространство, открывается вид на ландшафт. От входа ведет лестница, широко расширяющуюся к низу у основания которой, находится полукруглый бассейн. Патио в форме волны подчеркивает символ воды. Лестница ведет в глубь к жилой части дома, к «Пещере».

Пещера символизирует возрождение. Место куда спускается человек для того, чтобы «произошла инкубация и обновление». Пещера как потайное место, которое находится внутри человека, «лежащая за сознанием темнота». «Проникая в бессознательное он устанавливает связь со своей бессознательной сутью». Это, по мнению Юнга, приводит к значительным изменениям в личности в положительную или отрицательную сторону.         

Можно прочесть еще один символ, который говорит о возрождении и росте — Треугольник. Он образуется двумя симметричными лестницами, ведущими по внутренней стороне стен на балкон.

Треугольник является символом стабильного роста. Ему соответствует число три. «Троица выражает необходимость духовного развития, требующего самостоятельности мышления. Троица также и архетип, чья доминирующая сила не только поощряет духовное развитие, но при случае и навязывает его». В Алхимии троичность обозначает полярность — «одна триада всегда предполагает наличие второй: высокое — низкое, свет — тьма, добро — зло». Наличие противоположностей означает возможность дальнейшего развития и стремление к сбалансированности.

Дом испанского архитектора  Эмилио Амбаз, является ярким, но не единственным примером сознательного использования символики. К ней часто прибегают при проектировании архитектурных сооружений, интерьеров общественных помещений: больниц, реабилитационных центров и т.д. 

4. Взаимопроникновение символов

Юнг считал, что «главные символические фигуры любой религии всегда выражают определенную моральную и интеллектуальную установку». Крест, по Юнгу, воплощает в себе идею устроения. Он является древним символом строя и порядка. Часто в сновидениях крест может появляться в виде «четырехчастной мандалы». «Мандала обозначает исключительную концентрацию личности на самом себе», являясь символом самоконтроля. Внешняя часть мандалы — квадрат, символ целостности, ему соответствует число четыре символ самососредоточенности. Юнг писал, что фактически четверица является символом Бога, «проявляющего себя в творениях», то есть «Бога внутри». Для современного сознания четверица «прямо предполагает, тождество Бога с человеком». Так, по Юнгу,  центральное место мандалы сегодня может занимать человек.

Круг, внутренняя часть мандалы. Символизирует «Божество, либо человека в его зависимости от небесных созвездий». Круг символ неба, квадрат символ земли. Таким образом, мандала является примеряющим символом.

Юнг писал, что «взаимное проникновение качеств и содержаний типично для символов». Еще один символ, пресекающийся с символом креста — троица, «имеет исключительно мужской характер». В природе троица символизирует три стихии: вода, воздух, пламя. Но, бессознательное «превращает этот символ в четверицы», дополняя неким темным началом, которое присутствует в кресте. Также Юнг говорил, что четвертая часть, это земля или тело. Землю символизировала Дева.

«Средневековые философы полагали женщину или женское начало четвертым элементом». Таким образом, «символ четверицы исходит от Анимы — женской фигуры олицетворяющей бессознательное.

Анима и Анимус — это представление о себе как о мужчине или женщине. По Юнгу, каждый мужчина несет в себе образ женщины как таковой. «Анима выражает жизнь в ее чистом проявлении, без смысла и без правил», противостоит упорядоченности. «Женское существо появляется в различных проявлениях, вызывая блаженство, депрессии, экстазы, неуправляемые эффекты». Образ обладает некой самостоятельностью, направление эмоций не зависит от сознания.

5. Архетип «матери»

Архетип матери имеет множество проявлений. Это может быть мать, бабушка или мать в переносном смысле слова — богиня. По Юнгу, символ матери, так же, присутствует в вещах, «выражающих цель страстного стремления к спасению: рай, царство божье». Вещи, вызывающие у человека «благоговение»: церковь, университет, страна, небо, земля, леса, моря, луна. Архетип матери символизирует, так же изобилие и плодородие. «Он может быть связан со скалой, пещерой, деревом, весной, родником». Благодаря своей защитной функции символом матери может являться мандала. «С ним ассоциируются полые предметы», сосуды, некоторые животные: «корова, заяц, полезные животные в целом». 

Архетип матери, как и многие другие, характеризуется двойственностью проявлений. «Злыми символами являются ведьма, змея, могила, саркофаг, глубокие воды, смерть, приведения, домовые и другие». Положительное проявление архетипа: «забота, сочувствие, магическая власть женщины; мудрость и духовное возвышение, превосходящее пределы разума; любой полезный инстинкт или порыв; все, что отличается добротой, заботливостью или поддержкой или способствует росту и плодородию». Архетип матери связан с воскрешением и магическими превращениями. В отрицательном смысле может означать «нечто тайное, загадочное, темное: бездну, мир мертвых, все поглощающее, искушающее, т.е. то, что вселяет ужас и что неизбежно как судьба». Юнг писал, что архетипу матери приписывают «три основных атрибута: божество, страсть и темнота».       

6. Архетип «младенца»

Мотив «младенца» имеет различные формы: драгоценный камень, жемчужина, цветок, чаша, золотое яйцо, золотой мяч и другое.

Юнг писал, что «одна из существенных черт мотива «младенца» — это его будущность. «Младенец» — это возможное будущее». В мифологии герой часто являются сначала, как «Бог-младенец». По Юнгу, главный подвиг героя заключается в преодолении «мрака», то есть бессознательного. По это причине «младенца» часто отождествляют с вещами, «содействующими культуре, например с огнем, металлом, зерном, кукурузой». «Таким образом, для «младенца» характерны деяния, смысл которых заключается в покорении темноты».

Юнг утверждал, что «младенец» происходит на свет вследствие столкновения противоположностей. В результате этого на свет выходит нечто третье — «целое», объединяющее в себе сознательное и бессознательное. По этой причине мотив «младенца» связывают со спасением, как и все объединяющие символы. 

Другим свойством мотива «младенца» является его «покинутость, незащищенность, подверженность опасностям». Это связано с его «таинственным и чудесным рождением». Объединив в себе два противоположных начала, он был отвергнут обоими. Вследствие этого «младенец» символизирует «отдаление, изолирование от своего источника». «Младенец» означает нечто, развивающееся в направлении независимости. Сделать это он может лишь отдалив себя от своих начал: поэтому покинутость — необходимое условие».

Но, несмотря на свое одиночество в мифологии «младенец» часто «обладает возможностями, намного превосходящими обычные человеческие». Юн отмечал, что «так как символ «младенца» очаровывает и захватывает сознательное мышление, его спасительная сила проникает в сознание человека и способствует выходу из конфликтного состояния».

 

Список литературы.

  • 1. Карл Густав Юнг, «Душа и миф. Шесть архетипов», Киев, «Государственная библиотека Украины для Юношества», 1996.
  • 2. Карл Густав Юнг «Архетип и символ», M, Renaissance, 1991

laservirta.ru

Карл-Густав Юнг и его определение самости

Карл-Густав Юнг и его определение самости

Карл-Густав Юнг

(26 июля 1875 — 6 июня 1961) — швейцарский психиатр

 

 

„Самость есть образ Бога;
по крайней мере,
она неотличима от него“.
Карл-Густав Юнг

Прежде чем дать определение самости, Юнг обращается к описанию ЭГО ("Я"), поскольку самость, по словам Юнга, "мыслится не вытесняющей ЭГО, а скорее на правах понятия высшего порядка включающей ЭГО в себя".

ЭГО опирается на поле сознания и является его центром. Поле сознания человека, хотя и способно расширяться неограниченно, однако имеет свой предел, когда сталкивается с неизвестным, которое распадается на две группы объектов. Одна часть неизвестного находится во внешнем (по отношению к Я) мире и может быть восприняты посредством чувств. Другая часть неизвестного, которая находится во внутреннем мире сознающего и может быть им воспринята непосредственно, являются бессознательным.

ЭГО представляет собой сознательный фактор, базирующийся на соматическом и психическом фундаментах. Соматическая основа ЭГО складывается из сознательных и бессознательных факторов – из совокупности внутренних ощущений тела, лишь некоторые из которых, в свою очередь, осознаны и потому уже обладают психической природой и ассоциированы с ЭГО, и тех раздражений которые лежат ниже порога сознания.

Психическое основание формируется совокупным полем сознания и общей суммой бессознательных содержаний, к числу которых относятся как содержания, временно остающиеся подсознательными и могущие быть воспроизведенными в произвольном порядке (память), так и содержания, либо не поддающиеся произвольному воспроизведению, либо вообще не могущие быть осознанными.

ЭГО формируется с ходом жизни человека, возникая из столкновения его соматического (физического) фактора с окружающей средой и, однажды установившись в качестве субъекта, развивается на основе дальнейших столкновений с внешним и внутренним миром.

ЭГО индивидуально и уникально. Хотя оно и способно в определенной мере поддерживать свою идентичность, но его стабильность весьма относительна, так как с ним нередко происходят значительные изменения, которые, подчеркивает Юнг, могут быть как патологичными, так и отражающими развитие и рост.

ЭГО обладает свободой воли, под которой Юнг подразумевает "свободу выбора", точнее, субъективное ощущение свободы. ЭГО способно усилием воли обеспечить адаптацию человека. Но свобода воли наталкивается как на различные препятствия вовне, так и на бессознательно протекающие процессы во внутреннем мире человека, являющиеся для ЭГО такими же объективными препятствиями, как и препятствия внешние.

Являясь центром поля сознания, ЭГО не является центром личности. Оно - часть личности, но не вся личность. По словам Юнга, "психические явления в их целостности невозможно постичь с помощью интеллекта, ибо в их состав входят не только значения, но и ценности, а последние зависят от интенсивности сопутствующего эмоционального, чувственного тона... Однако интеллект и чувство трудно запрячь в одну упряжку - они вступают в конфликт по определению".

Юнг подчеркивает, что свойства личности, обладающие решающим значением, зачастую бессознательны. Поэтому-то личность в целом отличается от ЭГО. Именно целостную личность, не могущую быть до конца познанной, Юнг называет САМОСТЬЮ. Она включает в себя как бессознательное в человеке так и его ЭГО (его "Я").

ЭГО, считает Юнг, подчинено самости и не может ничего поделать против неё. Более того, иногда ЭГО ассимилируется бессознательными компонентами личности, пребывающими в процессе развития, что приводит к искажениям осознавания и нарушению адаптации, когда открывается путь для всевозможных случайностей.

Юнг подчеркивает, что если содержимое личного бессознательного приобретается на протяжении жизни индивида, то содержаниями коллективного бессознательного неизменно оказываются архетипы, присутствующие в нем изначально.

Тень представляет собой моральную проблему, предполагает признание реального присутствия темных аспектов личности. В ней присутствуют черты, демонстрирующие крайне упорное противодействие моральному контролю. Ни один человек не в состоянии осознать свою тень, не приложив серьезных усилий морального характера. Осознание личного бессознательного позволяет в той или иной степени интегрировать тень, что обеспечивает большую целостность личности.

К архетипам, которые производят самое частое и разрушающее воздействие на ЭГО, Юнг относит анимус и аниму (присутствующие в каждой женщине и в каждом мужчине архетипы противоположного пола). Создаваемое в человеческих душах напряжение противоположностей являет собой отражение целостности личности и представляет собой по Юнгу объективный фактор, с которым субъект сталкивается независимо от своего желания. Осознание и интеграция архетипов служит укреплению целостности личности.

Юнг отмечает, что тень может быть осознана только через взаимоотношения с партнером, а анима и анимус – только через отношения с партнером противоположного пола, ибо лишь внутри таких взаимоотношений начинают действовать их проекции.

Если ЭГО на какое-либо время попадает под контроль бессознательного фактора, то его адаптация нарушается, и открывается путь для всевозможных случайностей. Юнг подчеркивает поэтому крайнюю важность укорененности ЭГО в мире сознания: „для этих целей в моральном плане очень полезны такие добродетели, как внимательность, совестливость, терпение, а в интеллектуальном плане – старательное наблюдение за бессознательным и объективная самокритичность“.

Итак, самость является, согласно Юнгу, целостностью и единством как сознательного и бессознательного, так и двойственности бессознательных сил, действующих в человеке. Единство и целостность, пишет Юнг, стоят на высшей ступени шкалы объективных ценностей, поскольку их символы уже практически неотличимы от Образa Бога.

  • Назад
  • Вперёд

www.strah-i-trevoga.ru

К.Юнг. Эго-направленность. Типы личности — КиберПедия

Наиболее известным вкладом Юнга в психологию считаются описанные им две основные направленности, или жизненные установки: экстраверсия и интроверсия. Согласно его теории, обе ориентации сосуществуют одновременно, но одна из них обычно становится доминантной. В экстравертной установке проявляется направленность интереса к внешнему миру – другим людям и предметам. Экстраверт подвижен, разговорчив, быстро устанавливает отношения и привязанности, внешние факторы являются для него движущей силой. Интроверт, напротив, погружен во внутренний мир своих мыслей, чувств и опыта. Он созерцателен, сдержан, стремится к уединению, склонен удаляться от объектов, его интерес сосредоточен на себе самом.

Согласно теории Юнга, в изолированном виде экстравертной и интровертной установки не существует. Обычно они находятся в оппозиции друг к другу: если одна проявляется как ведущая и рациональная, другая выступает в качестве вспомогательной и иррациональной.

Юнг расширил свою типологию, включив в нее психологические функции. Он выделил: мышление, ощущение, чувство и интуицию.

Мышление и чувство Юнг отнес к разряду рациональных функций, поскольку они позволяют образовывать суждения о жизненном опыте. Мыслящий тип судит о ценности тех или иных вещей, используя логику и аргументы. Противоположная мышлению функция – чувство – информирует нас о реальности на языке положительных или отрицательных эмоций. Чувствующий тип фокусирует свое внимание на эмоциональной стороне жизненного опыта и судит о ценности вещей в категориях «плохой или хороший», «приятный или неприятный», «побуждает к чему-то или вызывает скуку». По Юнгу, когда мышление выступает в роли ведущей функции, личность ориентирована на построение рациональных суждений, цель которых – определить, является ли оцениваемый опыт истинным или ложным. А когда ведущей функцией является чувство, то личность ориентирована на вынесение суждений о том, является ли этот опыт, прежде всего, приятным или неприятным.

Вторую пару противоположных функций – ощущение и интуиция – Юнг назвал иррациональными, потому что они пассивно «Охватывают», регистрируют события во внешнем (ощущение) или во внутреннем (интуиция) мире, не оценивая их и не объясняя их значение.

Ощущение представляет собой непосредственное, безоценочное реалистическое восприятие внешнего мира. Ощущающий тип особенно проницателен в отношении вкуса, запаха и прочих ощущений от стимулов окружающего мира. Интуиция характеризуется сублиминальным и неосознанным восприятием текущего опыта. Интуитивный тип полагается на предчувствия и догадки, схватывая суть жизненных событий. Юнг утверждал, что, когда ведущей функцией является ощущение, человек постигает реальность на языке явлений, как если бы он фотографировал ее. С другой стороны, когда ведущей функцией является интуиция, человек реагирует на неосознанные образы, символы и скрытое значение переживаемого.



Только одна личностная ориентация – экстраверсия и интроверсия – обычно является доминирующей, осознаваемой, и точно также только одна функция из рациональной и иррациональной пары обычно преобладает и осознается. Другие функции погружены в бессознательное и играют вспомогательную роль в регуляции повеления человека. Любая функция может быть ведущей. Соответственно, наблюдаются мыслящий, чувствующий, ощущающий, интуитивный типы индивидуумов.

Две эго-ориентации и четыре психологические функции, взаимодействуя, образуют восемь различных типов личности. Например, экстравертный мыслительный тип фокусируется на объективных имеющих практическое значение фактах окружающего мира. Он обычно производит впечатление холодного догматического человека, живущего в соответствии с установленными правилами. Возможно, прототипом этого типа был 3.Фрейд. Интровертный интуитивный тип, наоборот, сосредоточен на реальности собственного внутреннего мира. Этот тип обычно эксцентричен, держится в стороне от окружающих, индифферентен к ним. В данном случае Юнг, вероятно, в качестве прототипа имел в виду себя.

Направленность личности

Иерархия потребностей личности и соответствующих им мотивов, по сути, выражает ее генеральную динамическую тенденцию – направленность личности – системообразующее качество, своеобразный интегратор всех динамических тенденций личности. Поэтому направленность личности проявляется во всех видах потребностей, мотивах и мотивационных образованиях.



Определяя направленность личности, можно сказать, что она, вырастет отношение личности к целям ее деятельности на эмоциональном, познавательном (когнитивном) и поведенческом уровнях [1].

Именно в направленности выражается содержательный, качественный момент потребностно-мотивационной сферы личности как совокупности всех потребностей, мотивов, мотивационных образований и черт личности, которые формируются и развиваются в течение ее жизни.

Б.Ф.Ломов отмечал, что потребностно-мотивационная сфера личности составляет своеобразный фундамент, на котором формируются жизненные цели личности, определяющие ее жизненный путь. В жизненных целях личности находит свое выражение создаваемая ею концепция жизни, ее смысл, согласно которой и выстраивается жизненный путь личности. Поскольку направленность выражает отношение не только к целям деятельности, но и – ценностям жизни, постольку в свете той или иной направленности выстраивается жизненный путь личности.

Потребности личности. Общепризнано, что потребности – это движущая сила человеческой деятельности, поведения. В то же время существует большой разброс в понимании сущности потребностей – от биологической трактовки до социально-экономической. Рассмотрим наиболее распространенные среди них.

Потребность как нужда – это состояние индивида, создаваемое испытываемой им нуждой в объективных условиях, предметах, объектах, без которых невозможно развитие и существование живых организмов (С.Л.Рубинштейн, Д.Н.Узнадзе, В.А.Ядов, Л.И.Божович).

Однако потребностное состояние у человека возможно и при избытке чего-либо, в связи с чем появляется необходимость избавиться от этого избытка. Близким к этому стоит понимание потребности как отражения нужды в сознании человека.

Потребность как зависимость – это состояние организма, выражающее его зависимость от конкретных условий существования (В.А.Василенко, Б.И.Додонов). Однако зависимость показывает, какие отношения существуют между организмом и внешней средой, но не отражает сущности потребностей.

Следует отметить, что приведенные выше два определения потребностей являются наиболее распространенными. Но наряду с ними, имеются и другие взгляды.

Потребность как отклонение от уровня адаптации определяется как отклонение некоторой реальности, внутренней или внешней, от сложившихся ожиданий относительно этой реальности (Д.К.Мак-Клелланд). Человек, например, привык к определенному общению, получает удовольствие от определенного вида еды, обстановки. Отклонение от этого привычного для человека уровня вызывает у него потребность в восстановлении ожидаемого состояния. Другие примеры: привычная обстановка вызывает скуку, которая переживается как потребность в новизне. Достигнутый результат перестает удовлетворять человека, что активизирует потребность в достижении.

Потребность как динамическое состояние (К.Левин). Курт Левин понимал под потребностью динамическое состояние (активность), которое возникает у человека при осуществлении какого-либо намерения, действия. Очевидно, что всякая потребность стремится к удовлетворению. Процесс удовлетворения состоит в разрядке динамического напряжения. Таким образом, потребность – это некая напряженная система (намерение), которая возникает в определенной ситуации, обеспечивает деятельность человека и стремится к разрядке (удовлетворению). Отсюда вытекает, что динамическое состояние, напряжение является решающим фактором, детерминирующим поведение человека.

Анализ приведенных определений потребностей показывает, что все они содержат в себе факты, которые необходимо учитывать для понимания сути потребностей:

1) Становится очевидным необходимость разделения потребностей на потребности организма и потребности личности. При этом потребности организма (нужды) можно разделить на неосознаваемые (неощущаемые) и осознаваемые (ощущаемые). Потребности личности всегда осознаваемы либо на уровне ощущений (биологические потребности), либо на уровне понимания (социальные потребности).

2) Очевидно, что потребность тесно связана с нуждой. Однако нужда организма в чем-то отражает его объективное состояние, а потребность личности связана с осознанием нужды, т.е. имеет субъективную сторону.

3) Из потребности личности невозможно исключить потребностное состояние, отражаемое в сознании субъекта и сигнализирующее о необходимости удовлетворения возникшего желания.

4) Само возникновение потребности является механизмом, запускающим активность человека на достижение цели, способную удовлетворить его потребность.

Учет перечисленных фактов позволил Е.П.Ильину определить потребность личности как «переживаемое человеком состояние внутреннего напряжения, возникающее вследствие отражения в сознании нужды и побуждающее психическую активность, связанную с целеполаганием» [5].

Классификация потребностей. Как в отечественной, так и в зарубежной психологии личности существует множество классификаций потребностей человека. Некоторые авторы, например Мюррей, насчитали более 140, тем не менее, в их классификации сложились определенные традиции.

Выделяют две классификации потребностей. В первой из них все потребности разделяются на биологические (материальные), социальные и идеальные (духовные).

Реализация биологических потребностей обеспечивает индивидуальное и видовое существование человека. Это потребности в пище, одежде, сне, жилище, безопасности, сексуальные потребности, потребность экономии сил.

Социальные потребности отражают потребности человека принадлежать к какой-либо группе, в признании, доминировании, лидерстве самоутверждении, внимании и привязанности окружающих, в уважении и любви, дисциплинированности, независимости-зависимости.

Идеальные потребности – это потребности познания окружающего мира, смысла своего существования, самоуважении и самореализации, собственно познавательные, эстетические потребности.

Другая классификация делит все виды потребностей на два больших класса: потребности сохранения (нужды) и развития (роста).

Первый класс включает в себя: физиологические потребности (голод, жажда, сон, активность, секс) и потребность в безопасности (по А.Маслоу).

Второй класс потребностей – это: потребности в уважении, любви, самоуважении и самоактуализации (по А.Маслоу).

Таким образом, видно, что почти одни и те же потребности перетасовываются между собой в зависимости от способа их классификации. Приведенные классификации позволяют выделить наиболее значимые, с точки зрения практического поведения личности, потребности.

У людей с низкой потребностью в достижениях слабо выражена внутренняя мотивация деятельности. При этом они больше побуждаются защитной мотивацией (мотивация избегания неудачи: не получить плохую оценку, не быть отчисленным или уволенным и т.п.). Потребность в достижении прямо и положительно коррелирует с активностью в научной работе.

Потребность в аффилиации (межличностном общении) предусматривает высокий уровень эмпатии. Следует отличать эту потребность от потребности в покровительстве, помощи, признании со стороны других. Все это – разные стороны потребности в аффилиации.

Экспериментальное изучение данной потребности выявило следующие факты. При среднем уровне потребности в аффилиации у студентов наблюдается ее положительное влияние на успеваемость. Сильный уровень отрицательно связан с успешностью. У женщин этот вид потребности выражен сильнее, чем у мужчин. Кроме того, потребность в аффилиации влияет на степень удовлетворенности студентов учением. Причем у мужчин это влияние сильнее, чем у женщин. В то же время потребность в аффилиации практически не оказывает влияния на облегчение учебной деятельности. Более того, у лиц с высоким уровнем этой потребности несколько возрастают трудности учения. С возрастом потребность в аффилиации уменьшается. Установлено, что она положительно коррелирует с тревожностью.

Потребность в доминировании возникает и удовлетворяется в процессе общения. Наряду с этой потребностью говорят о потребности в самоутверждении, лидерстве, независимости, ответственности. По мнению Ю.М.Орлова – все это различные потребности, весомая компонента в которых принадлежит потребности в доминировании.

Данные экспериментального изучения этой потребности выявили ее противоречивое влияние на успеваемость. Например, стремление к доминированию вне связи с другими потребностями снижает учебную успешность студентов. Чем сильнее потребность в доминировании, тем меньше вероятность сдать сессию на «отлично». Вместе с тем, вероятность сдать сессию не ниже, чем на «хорошо», уже не зависит от степени развития потребности доминирования.

Положительная связь этой потребности с потребностью в достижении оказывает положительное влияние на учебную успешность. Студенты с высоким уровнем потребности в доминировании испытывают меньше трудностей в учении. По-видимому, этот вид потребности повышает общий уровень мотивации, способствуя тем самым облегчению учебной деятельности. У женщин влияние доминирования на облегчение учения выражено сильнее. При этом эффект облегчения возрастает с ростом успеваемости.

Потребность в познании. Познавательная потребность, во всяком случае, у студентов медвузов, обладает меньшей стимулирующей способностью, чем потребность в достижении. Показано, что вероятность учиться на «отлично» под влиянием познавательной потребности повышается в 1,5 раза, а под влиянием потребности в достижении – в 2 раза! Интересно и то, что у студентов со средним уровнем познавательной потребности наблюдается наибольшая удовлетворенность учением. Студенты с высоким уровнем этой же потребности удовлетворены учением меньше. Познавательная потребность оказывает существенное влияние на облегчение учения: чем выше потребность, тем легче учиться.

Проведенные исследования показывают, что одна и та же потребность может повышать один показатель эффективности и снижать другой. Кроме того, видно, что направление и интенсивность влияния различных потребностей на один и тот же показатель деятельности различны. Все это свидетельствует о многозначных взаимоотношениях между потребностями и стимулируемыми ими деятельностями.

Мотивы личности. Приступая к изложению этой сложной психологической темы, выделим ее основное проблемы. К ним относится проблема собственно мотивов, мотивации и мотивационной сферы личности.

Когда ищут ответ на вопрос «что же такое мотивы?», нужно помнить, что это одновременно ответ на вопросы «зачем?», «для чего?», «почему?», «отчего человек ведет себя именно так, а не иначе?» Чаще всего бывает так, что то, что принимают за мотив, позволяет ответить только на один или два из перечисленных вопросов, но никогда на все. Это снижает объяснительный потенциал даваемого определения, и психологи приступают к поиску другого, более адекватного поставленной задаче.

Большинство психологов сходятся на том, что чаще всего мотив – это побуждение, цель (предмет), намерение, потребность, свойство личности или ее состояние.

Мотив как цель (предмет). Распространенность этой точки зрения обусловлена тем, что принятие цели (предмета) в качестве мотива отвечает на вопросы «зачем?» и «для чего?» осуществляется поведение, т.е. объясняется целенаправленный, произвольный характер поведения человека.

Именно предмет придает целенаправленность побуждениям человека, а самим побуждениям – смысл. Отсюда вытекает и смыслообразующая функция мотива (А.Н.Леонтьев). Однако, как подчеркивает Л.И.Божович, если и можно согласиться с этой точкой зрения, то только в той ее части, что предмет может стать побудителем потребности, но не деятельности человека. Кроме того, этот взгляд на мотив отвечает на вопрос «почему выбрана именно эта цель и этот способ ее достижения?»

Мотив как потребность. Эта точка зрения на мотив, высказанная Л.И.Божович, А.Г.Ковалевым, К.К.Платоновым, С.Л.Рубинштейном, дает ответ на вопрос «почему осуществляется активность человека?», поскольку в самой потребности содержится активное стремление человека на преобразование среды с целью удовлетворения нужды. Таким образом, объясняется источник энергии для волевой активности, однако невозможно получить ответы на вопросы «зачем?» и «для чего?» человек проявляет эту активность.

Мотив как намерение. Зная намерения человека, можно ответить на вопросы: «чего он хочет достичь?», «что и как хочет сделать?» и тем самым понять основания поведения. Намерения выступают в качестве мотивов тогда, когда человек либо принимает решение, либо, когда цель деятельности отдалена, и ее достижение отсрочено. В намерении присутствует влияние потребности и интеллектуальной активности человека, связанное с осознанием средств достижения цели. То, что намерения обладает побудительной силой – очевидно, однако, оно не раскрывает причины поведения.

Мотив как устойчивое свойство личности. Подобный взгляд на мотив особенно характерен для западных психологов, которые полагают, что устойчивые черты личности обусловливают поведение и деятельность человека в той же мере, что и внешние стимулы. Р.Мейли относит к мотивационным чертам личности тревожность, агрессивность, уровень притязаний и сопротивляемость фрустрации. Подобной точки зрения придерживается и ряд отечественных психологов, в частности. К.К.Платонов, М.Ш.Магомед-Эминов, В.С.Мерлин. Однако принятие за мотив устойчивых свойств личности не решает проблему целиком, поскольку в этом случае можно получить ответ на вопрос «почему выбрана именно эта цель, этот способ достижения?», но нельзя получить ответы на другие, сформулированные выше вопросы.

Мотив как побуждение. Наиболее распространенной и принимаемой точкой зрения является понимание мотива в качестве побуждения. Поскольку мотивация детерминирует не столько физиологические, сколько психические реакции, то она связана с осознанием стимула и приданием ему какой-либо значимости. Поэтому большинство психологов считают, что мотив – это не любое, а осознанное побуждение, отражающее готовность человека к действию или поступку. Таким образом, побудителем мотива является стимул, а побудителем поступка – внутреннее осознанное побуждение. Мотив – это осознанная потребность. Побуждение рассматривается как стремление к удовлетворению потребности.

Как подчеркивает Е.П.Ильин, «все перечисленные психологические феномены могут влиять на формирование конкретного мотива, но ни один из них не может подменить мотив в целом, так как они являются лишь его компонентами». В последнее время все чаще звучит мысль о том, что детерминация поведения человека осуществляется не отдельными, пусть и весьма существенными, но разрозненными факторами, а их совокупностью.

Поэтому для правильного понимания психологического содержания мотива необходимо использовать все вышеперечисленные психологические феномены, как бы это ни казалось громоздким и труднопонимаемым. При таком понимании правомерно рассмотрение мотива в качестве сложного интегрального психологического образования.

Следовательно, мотив личности – это потребность, цель, намерение, побуждение и свойство личности, детерминирующие поведение человека.

Классификация мотивов. В настоящее время не существует единой, удовлетворяющей всех классификации мотивов. Классификаций столько, сколько существует оснований для их классифицирования.

Одним из таких оснований может быть содержание потребностей. С этой точки зрения выделяют биологические и социальные мотивы, мотивы достижения и избегания неудачи, самоуважения и самоактуализации.

Выделение личных и общественных мотивов, эгоистических и общественно-значимых, идейных и нравственных значимо связано с установками личности.

Различают мотивы по видам деятельности: мотивы общения и игры, учения и профессиональной деятельности; по времени проявления: постоянные (действующие на протяжении длительного отрезка жизни), ситуативные (обусловленные содержанием и длительностью ситуации) и кратковременные (в течение ограниченного интервала времени).

По силе проявления мотивы разделяют на сильные, умеренные и слабые, а по степени устойчивости на сильно-, средне- и слабоустойчивые.

Мотивационные образования и мотивационные черты личности

И в обыденной жизни, и в психологической литературе наряду с понятием мотива мы часто говорим о наших желаниях, влечениях, намерениях, интересах, которые также побуждают нас к деятельности и нередко принимаются за мотивы поведения. Все они, так или иначе, характеризуют мотивационную сферу личности и входят в группу так называемых мотивационных образований личности.

«Мотивационная установка – это запланированное, но отсроченное намерение, которое будет осуществлено при появлении нужной ситуации, повода». По сути – «это латентное состояние доминанты, готовность к удовлетворению потребности, реализации намерения» [5]. Ее отличительными чертами являются отдаленность цели деятельности и невозможность непосредственного ее удовлетворения. Вот почему понятие мотивационной установки совпадает с намерением.

Влечения, желания, хотения. Существует два подхода к определению этих понятий. Первый из них пытается отдифференцировать их друг от друга, найти в каждом свое собственное психологическое содержание. В наиболее яркой форме этот подход представлен в работах С.Л.Рубинштейна [1].

По его мнению, «влечение – это органическая потребность, отраженная в органической чувствительности». Оно имеет соматический источник – раздражение, идущее «изнутри организма». Таким образом, влечение – это одна из форм проявления потребностей, начальный этап в ее осознании.

По мере осознания субъектом своей потребности, потребность переходит в желание. С.Л.Рубинштейн подчеркивает, что в желании отражается его предметная определенность, т.е. происходит осознание предмета удовлетворения потребности. Таким образом, желание включает в себя знания субъекта о цели действия.

Хотение – это устремленность субъекта на овладение предметом; желания, т.е. на достижение цели. Хотение, по мнению С.Л.Рубинштейна, возникает тогда, когда желанна не только цель, но и действие, которое к ней приводит. Эта точка зрения разделяется другими психологами: П.И.Ивановым, К.К.Платоновым, П.А.Рудиком.

Другие исследователи считают, что влечение, желание, хотение – это скорее синонимы, выражающие различные стороны и оттенки одних и тех же переживаний, и поэтому предлагают пользоваться термином – влечение [1].

cyberpedia.su

Аналитическая психология К.Юнга

К. Юнг (1875—1961) после окончания медицинского факультета Базельского университета работал как психиатр в психиатрической клинике Цюрихского университета Burgholz (1900-1909) под руководством Э.Блейлера. В этот период в зимнем семестре 1902— 1903 гг. работает в Париже под руководством П.Жане. Здесь экспериментировал со словесными ассоциациями с целью выявления бессознательных комплексов, ядро которых составляют эмоционально окрашенные содержания.

Заинтересовался «Толкованием сновидений» Фрейда, начал применять принципы психоанализа в своей практике, но использовал при этом свой метод контролируемых ассоциаций. Этот метод - одна из модификаций ассоциативного эксперимента.

С 1906 г. начал сотрудничать с Фрейдом. Начавшиеся разногласия с Фрейдом касались фрейдовских положений о сексуальной природе либидо. С 1909 г. покидает клинику Блейлера и занимается частной практикой. В 1912 г. в книге «Психология бессознательного» Юнг выступил с критикой Фрейда.

По Юнгу, либидо — это психическая энергия, выражающая интенсивность жизни, имеет различные формы своего проявления в разные периоды человеческого развития, сексуальность есть только одна из таких форм. В 1914 г. после негативной реакции Фрейда на отступления Юнга от психоаналитической трактовки этого и других понятий (Эдипов комплекс) Юнг разрывает связи с психоанализом, признавая тем не менее работы Фрейда лучшими, хотя и верными лишь наполовину («Теория психоанализа»). Юнг совершил путешествия в Алжир, Тунис и большую часть Сахары, где с большим интересом изучал неевропейскую культуру. Впоследствии он познакомился также с людьми других примитивных культур - американскими индейцами. Анализ этих культур, материалов фольклора, мифов, религий народов мира Юнг использовал в построении психологической концепции бессознательного.

Собственную психологическую концепцию Юнг назвал аналитической психологией . Ее центральное содержание составляет учение о бессознательном и о процессе развития личности. Сохраняя деление психики на сознательное и бессознательное, Юнг развивает учение о двух системах бессознательного - личном и коллективном бессознательном .

Личное бессознательное - это поверхностный слой психики, включающий все содержания, связанные с индивидуальным опытом: забытые воспоминания, вытесненные импульсы и желания, забытые травматические впечатления. Зависит от личной истории индивида. Его содержание может пробуждаться в снах и фантазиях.

Юнг считал, что структура личности состоит из трех частей :

-коллективного бессознательного, его содержание архетипы - первообразы, своего рода образцы поведения, мышления, видения мира, существующие наподобие инстинктов.

-индивидуального бессознательного, его содержание составляют комплексы.

-сознание.

Главную роль Юнг отводил коллективному бессознательному. Коллективное бессознательное — это сверхличная бессознательная психика, включающая инстинкты, влечения, которые представляют в человеке природное существо, и архетипы, в которых проявляется человеческий дух. Коллективное бессознательное — это древнейшая психика, некоторая сущность, независимая от развития индивида, от его сознания. Оно включает национальные, расовые, общечеловеческие верования, мифы, предрассудки, а также некоторое наследство, которое человек получил от животных.

Инстинкт и архетипы выступают регуляторами душевной жизни: инстинкт определяет специфическое поведение человека, а архетип — обусловливает конкретное формирование сознательных психических содержаний. Архетипы - это некоторые прообразы. Они существуют в форме образов и символов и соответствуют самым глубоким слоям бессознательного. Основанием для введения коллективного бессознательного явился психопатологический опыт, когда Юнг отмечал некоторое общее содержание в фантазиях многих больных и одинаковую последовательность в смене их. Эти образы и фантазии рассматривались как аналогичные образам в мифах разных народов и интерпретировались как выражение работы некоторой бессознательной человеческой (и частично животной) психики по запечатлению бесконечно повторяющегося опыта.

В такой фантастической форме Юнг выражал идею развития в психологии. Он описал несколько фигур архетипической природы, которые называл: Персона (или Маска), Тень, Анима (Анимус), Мудрый Старец, Самость. Эти фигуры трактовались как символы определенных сторон (тенденций) бессознательной психики.

Основными архетипами индивидуальной психики Юнг считал:

-Эго - центр личного сознательного, наше внутреннее “Я”. Находится на границе с бессознательным и периодически “связывается” с ним. При нарушении гармоничности этой связи возникает невроз.

-Персона - центр личного сознательного - визитная карточка “Я”, это манера говорить, мыслить, одеваться, эта та социальная роль, которую мы играем в обществе. Играет две основные функции: - может подчеркивать нашу индивидуальность, неповторимость; - служит формой защиты (принцип - “быть таким, как все”).

-Тень - центр личного бессознательного (желания, переживания, тенденции), который нашим “Эго” отрицается, как несовместимый с нами самим, моральными нормами. Юнг выдвинул гипотезу о компенсаторной функции тени: Храбрый в бессознательном робок, добрый - зол, злой - добр.

-Анима (у мужчины) и Анимус (у женщины) - бессознательная часть личности - это те части души, которые отражают интерсексуальные связи, представления о противоположном поле. На их развитие большое влияние оказывают родители. Этот архетип во многом формирует поведение и творчество человека, т. к. является источником проекций, новых образов в душе человека. Это архетипы коллективного бессознательного, они преломляются в индивидуально - бессознательные архетипы.

-Самость - бессознательный архетип, главная задача которого в поддержании согласованности всех звеньев и структур личности (стержень всей личности).

Фигуры коллективного бессознательного выступают и как уровни личности, в которой весь прошлый опыт человечества составляет наследственную данность и проявляется в последовательности обнаружения архетипов в ходе индивидуального развития личности.

Процесс становления личности называется Юнгом индивидуацией. Ее цель - становление Самостью и психологически означает объединение, уравновешенность, связность сознательного и бессознательного. Этот процесс осуществляется естественно, но о том, как он протекает, можно узнать с помощью психотерапевта в ходе аналитической процедуры. Юнг трактует развитие как процесс, детерминированный изнутри и направленный на раскрытие уже имеющегося в личности изначально, в его бессознательном, на обнаружение «внутреннего ядра» личности, его Самости.

В труде «Психологические типы» (1921) Юнг различает две базисные установки - экстравертированную, направленную на внешний мир, и интровертированную, направленную на внутренний мир, и четыре функции психики - мышление, чувство, ощущение, интуиция. Доминирование, той или иной установки в сочетании с определенной психической функцией дает 8 типов индивидуальности.

Экстраверт характеризуется врожденной тенденцией направлять свою психическую энергию, или либидо, вовне, связывая носителя энергии с внешним миром. Данный тип естественно и спонтанно проявляет интерес и уделяет внимание объекту – другим людям, предметам, внешним манерам и благоустройству. Экстраверт ощущает себя наилучшим образом, когда имеет дело с внешней средой, взаимодействует с другими людьми. И делается беспокойным и даже больным, оказываясь в одиночестве, монотонной однообразной среде. Поддерживая слабую связь с субъективным внутренним миром, экстраверт будет остерегаться встречи с ним, будет стремиться недооценить, умалить и даже опорочить любые субъективные запросы как эгоистические.

Интроверт же характеризуется тенденцией своего либидо устремляться вовнутрь, непременно связывая психическую энергию со своим внутренним миром мысли, фантазии или чувства. Наиболее успешно интроверт взаимодействует сам с собой и в то время, когда он освобожден от обязанности приспосабливаться к внешним обстоятельствам. Интроверт свою собственную компанию, свой “тесный мирок” и немедленно замыкается в больших группах.

Как экстраверт, так и интроверт обнаруживают те или иные свои недостатки в зависимости от выраженности типа, но каждый невольно стремится недооценить другого. Экстраверту интроверт кажется самоцентричным, так сказать, “зацикленным на себе”. Интроверту экстраверт кажется мелким пустым приспособленцем или лицемером.

Любой реальный человек несет в себе обе тенденции, но обычно одна развита несколько больше, нежели другая. Как противоположная пара они следуют закону противоположностей – т.е. чрезмерное проявление одной установки неизбежно ведет к возникновению другой, ей противоположной.

Экстраверсия и интроверсия всего лишь две из многих особенностей человеческого поведения. В дополнение к ним Юнг выделял четыре функциональных типа, четыре основные психологические функции: мышление, чувство, ощущение, интуиция.

Мышление есть рациональная способность структурировать и синтезировать дискретные данные путем концептуального обобщения. Чувство – функция, определяющая ценность вещей, измеряющая и определяющая человеческие взаимоотношения. Мышление и чувство – функции рациональные, поскольку мышление оценивает вещи под углом зрения “истина – ложь”, а чувство – “приемлемо – неприемлемо”. Эти функции образуют пару противоположностей, и если человек более совершенен в мышлении, то ему явно не достает чувственности. Каждый член пары стремится замаскировать другого и затормозить.

Ощущение – функция, которая говорит человеку, что нечто есть, она не говорит, что это, но лишь свидетельствует, что это нечто присутствует. В ощущении предметы воспринимаются так, как они существуют сами по себе в действительности. Интуиция определяется как восприятие через бессознательное, то есть понижение картин и сюжетов действительности, происхождение, которых неясно, смутно, плохо объяснимо. Функции ощущения и интуиции являются иррациональными – внешним и внутренним восприятием, независимым от каких либо оценок.

В свою очередь, рациональные и иррациональные функции действуют взаимоисключающим образом. Все четыре функции представлены двумя парами противоположностей: мышление – чувство, ощущение – интуиция. Хотя каждый индивид потенциально располагает всеми четырьмя функциями, на поверку одна из них обычно оказывается наиболее развитой, нежели остальные. Ее называют ведущей. Функция же, которая развита меньше остальных, как правило, пребывает в бессознательном состоянии и оказывается подчиненной. Зачастую еще одна функция может быть достаточно развита, приближаясь по степени активности к ведущей функции. Очевидно, что она представлена другой парой противоположностей. Эта функция вспомогательная. В соответствии с ведущей функцией мы будем иметь четыре функциональных типа: мыслительный, чувственный, сенсорный, интуитивный.

Мыслительный тип идентифицирует себя с мыслительными процессами и не осознаёт в себе наличия других функций, а попросту подавляет их; его мышление носит автократический характер, интеллектуальные формулы сковывают целостное проявление жизни. Чувство оказывается подчиненной функцией. Человеческие взаимоотношения сохраняются и поддерживаются лишь до тех пор, пока они служат и следуют управляющим интеллектуальным формулам, во всех иных случаях они легко приносятся в жертву.

Чувственный тип соответственно больше распространен у женщин. Утверждение и развитие межличностных взаимодействий и отношений партнерства являются здесь главной целью. Чувствительность и отзывчивость к нуждам других являются показательной чертой, основным качеством данного типа. Самое большое удовлетворение здесь встречает переживание эмоционального контакта с другими людьми. В своем крайнем проявлении этот функциональный тип может вызывать неприязнь своим чрезмерным интересом, нездоровым любопытством по поводу личных дел других. Мышление оказывается функцией подчиненной, как таковое обслуживая интересы чувственных взаимоотношений.

Сенсорный (ощущающий) тип характеризуется приспособленностью к обычной сиюминутной реальности, к “здесь и сейчас”. Ощущающий тип выглядит устойчивым и земным, реальным и настоящим в смысле готовности “жить” в данную минуту, но одновременно он выглядит довольно глупым. Ощущающий тип фактически подавляет интуитивные проявления как нереалистические фантазии и таким образом избавляется от обременительных дрожжей внутренней неуклюжести, инертности.

Интуитивный тип мотивируется главным образом постоянным потоком новых видений и предчувствий, проистекающих от его внутреннего активного восприятия. Все новое и возможное, непонятное и другое, отличное являются приманкой для данного типа. Интуитивный тип чаще ухватывает слабые связи между вещами, которые для других кажутся несвязанными и чуждыми. Его разум работает скачкообразно и быстро, трудно проследить его действие. Если попросить его действовать более медленно, он может раздражаться и посчитать своих собеседников тугодумами и тупицами. Ощущение как психическое свойство у него подчинено и подавленно. В реальной жизни зачастую такой человек остается непонятым окружающими, и его прозрения, если в результате они оказываются конструктивными, должны терпеливо разрабатываться другими людьми.

Обычно развитие вспомогательной функции смягчает и модифицирует остроту проявления описанных выше характеристик. Но и это еще не все, поскольку согласно установленному типу каждая из функций может быть ориентирована либо интровертно, либо экстравертно. Возможные типы впечатляюще описаны в одноимённом томе из собрания сочинений К.Г. Юнга – “Психологические типы”, а также в книге Р. Робертсона “Введение в психологию Юнга” (Ростов-на-Дону, 1999).

В идеале индивид должен полноценно владеть всеми четырьмя функциями с тем, чтобы давать соответствующий адекватный ответ на любые жизненные запросы. К сожалению, в действительности это недостижимо, хотя и остается желанной целью, определяя таким образом одну из главных задач аналитической психотерапии: привести к сознанию данное положение вещей и помочь в развитии подчиненных, угнетаемых, неразвитых функций с тем чтобы достичь психической целостности.

hr-portal.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *