Совесть в философии это – Совесть — Википедия

что такое в Философской энциклопедии

категория этики, обнимающая проблемы нравств. самоконтроля личности, способность человека самостоятельно формулировать для себя моральные предписания, требовать от себя их исполнения и оценивать свои действия.

В др.-греч. мифологии С. получает фантастич. изображение в виде образа эриний, богинь проклятья, мести и кары, преследующих и наказующих преступников, но выступающих как благодетельницы (эвмениды) по отношению к раскаявшимся. В этике проблему личной С. впервые поставил Сократ, к-рый считал источником нравств. суждений человека его самопознание (др.-греч. συνείδησις, как и лат. conscientia, означает и С., и осознание). В этой форме Сократ выступил за освобождение индивида от безусловной власти над ним обществ. и родовых традиций. Однако лишь в новое время категория С. приобретает большое значение в этике, что отразило процесс освобождения личности от феод.-сословных, цеховых и церк. регламентации в ходе развития бурж. отношений. Вопрос о личной С. является одним из центр. в идеологии Реформации (идея Лютера о том, что глас божий присутствует в сознании каждого верующего и руководит им независимо от церкви). Философы-материалисты 17–18 вв. (Локк, Спиноза, Гоббс., др. материалисты 18 в.), отрицая врожденный характер С., обращают внимание на ее зависимость от обществ. воспитания, условий жизни и интересов личности. Ограничиваясь лишь констатацией этой зависимости, они, как правило, приходят к релятивистскому истолкованию С. Локк, напр., говорит, что "...если мы бросим взгляд на людей, каковы они есть, то увидим, что в одном месте одни испытывают угрызения совести из-за совершения или несовершения поступков, которые другие в другом месте считают достойными" (Избр. филос. произв., т. 1, М., 1960, с. 99). Аналогичную мысль высказывает Гольбах (см. "Система природы", М., 1940, с. 140). Релятивистское истолкование С., имеющее у просветителей антифеод. и антиклерик. направленность, провозглашающее свободу личной С., тем не менее лишает в значит. мере С. ее личностного, "внутреннего" характера, делает ее объектом воздействия гос-ва и общества в целом (хотя просветители не отрицают того, что С. – прерогатива личности. Гольбах определяет С. как оценку, к-рую "... мы в своей собственной душе даем своим поступкам" – "Карманное богословие", М., 1959, с. 172).

В противоположность этому идеалистич. этика развила идею автономной личности, к-рая независимо от общества определяет нравств. закон. Так, Руссо считает, что законы добродетели "написаны в сердцах у всех" и для познания их достаточно "...углубиться в себя и в тиши страстей прислушаться к голосу своей совести" ("О влиянии наук на нравы", СПБ, 1908, с. 56). Кант считает подлинно нравств. законом для разумного существа только тот, который дает оно само себе. Идея автономии личности в конечном счете вела к априористич. истолкованию С. По Канту, С. не есть нечто приобретаемое. Каждый человек как нравственное существо имеет в себе совесть от рождения. Еще более резко идея автономии личности была выражена Фихте, с т. зр. к-рого единств. критерием нравственности является С. "чистого Я", а подчинение к.-л. внешнему авторитету – бессовестностью. Впоследствии эта индивидуалистич. трактовка С. была доведена до крайности в экзистенциализме, в этич. концепции к-рого отрицается всеобщий характер нравств. закона: напр., Сартр считает единств. критерием нравственности следование "абсолютно свободному" индивидуальному замыслу, отказ человека от "дурной веры" в существование к.-л. объективных критериев.

Критику релятивистского и субъективистского понимания С. дал уже Гегель, показавший при этом противоречивый характер самой С. С т. зр. Гегеля, С. "имеет свою истину в непосредственной достоверности себя самой", "определяет, исходя из себя самой". Но эта самодостоверность С. влечет за собой "произвол отдельного лица", к-рое может "придать ... свою добросовестность" любому содержанию. Поэтому свою действительность, указывает Гегель, С. приобретает лишь во "всеобщем самосознании" благодаря "всеобщей среде" (обществу), в к-рой находится человек (см. Соч., т. 4, М., 1959, с. 339–52). Однако, признав приоритет обществ. сознания над личным, Гегель трактует его объективно-идеалистически, как воплощение абс. духа, а его непосредств. выражением в сознании индивида считает религию: "Итак, совесть в величии своего превосходства над определенным законом и всяким содержанием долга ...есть моральная гениальность, знающая, что внутренний голос ее непосредственного знания есть голос божественный... Это одинокое богослужение есть в то же время по существу богослужение о б щ и н ы..." (там же, с. 351–52).

Фейербах находит материалистич. объяснение тому факту, что С. представляется человеку голосом его внутреннего Я и одновременно гласом, идущим извне, вступающим с человеком в спор и осуждающим его поступки. Он называет С. "другим Я" человека, но указывает, что это alter ego не исходит от бога и не возникает "чудесным путем самозарождения". "Ибо, как принадлежащий к этой общине, как член этого племени, этого народа, этой эпохи, я не обладаю в своей совести никаким особенным и другим уголовным уставом... Я упрекаю себя только в том, в чем упрекает меня другой... или по крайней мере мог бы упрекать меня, если бы знал о моих поступках или сам стал объектом действия, заслуживающего упрека" (Избр. филос. произв., т. 1, М., 1955, с. 630).

Марксистское понимание С. раскрывает ее социальную природу и показывает ее детерминированность условиями жизнедея-тельности человека и его идейно-обществ. позицией. "У республиканца иная совесть, чем у роялиста, у имущего – иная, чем у неимущего, у мыслящего – иная, чем у того, кто неспособен мыслить" (Маркс К., см. Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 6, с. 140). Источники коллизий личной С. следует искать в конечном счете в социальных противоречиях, так или иначе затрагивающих личность и отражающихся в ее сознании. Противоречия между интересами различных классов, между обществ. и личными интересами, между отражением социально-историч. необходимости в воле обществ. институтов и понимании частного лица ставят перед индивидом необходимость собств. выбора, альтернативы к-рого и составляют проблему его личной С. Именно в этом смысле следует понимать указание Ленина, что "идея детерминизма, устанавливая необходимость человеческих поступков, нимало не уничтожает ни разума, ни совести человека, ни оценки его действий" (Соч., т. 1, с. 142). Марксизм не отрицает специфически личностного характера С., он лишь раскрывает ее содержание: чем выше мера обществ. развития личности, ее социальной активности и сознательности, тем большую роль играет в ее жизнедеятельности С. Условиями этого развития личности являются ликвидация классово-антагонистич. отношений в обществе и затем развитие коммунистич. отношений, по мере утверждения к-рых правовое принуждение будет постепенно уступать место нравств. воздействию, а само это воздействие будет все чаще совпадать с повелениями личной С. и поэтому в подавляющем большинстве случаев будет осуществляться через личное осознание индивидом. "...При человеческих отношениях наказание д е й с т в и т е л ь н о будет не более как приговором, который провинившийся произносит над самим собой... В д р у г и х людях он, напротив, будет встречать естественных спасителей от того наказания, которое он сам наложил на себя..." (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 2, с. 197).

Лит.: Ленин В. И., О коммунистической нравственности, М., 1961; Кант И., Критика практического разума, СПБ, 1908; его же, Основоположение к метафизике нравов, М., 1912; Карринг Г., С. при свете истории, пер. с нем., СПБ, 1909; Кропоткин П. Α., Этика, ч. 1, П.–М., 1922; Гегель Г. В. Ф., Феноменология духа, Соч., т. 4, М., 1959, с. 339–61; его же, Философия права, т. 7, М.–Л., 1934; Сартр Ж.-П., Экзистенциализм – это гуманизм, М., 1953; Волченко Л. Б., Марксистско-ленинская этика о С., "ВФ", 1962, No 2; Архангельский Л. М., Категории марксистской этики, Свердл., 1963; Бербешкина З. Α., Проблема С. в марксистско-ленинской этике, М., 1963; Sartre J. P., L'être et le néant, P., 1943; Revers W. J., Charakterprägung und Gewissensbildung, Nürnberg, 1951; Hollenbach J. M., Sein und Gewissen, Baden-Baden, 1954; Das Gewissen des Kindes, Stuttg., 1956; Niebuhr R., An interpretation of Christian ethics, Ν. Υ., 1956; его же, Moral man and immoral society, N. Y.–L., 1960; Вrunner E., Gott und sein Rebell, Hamb., 1958.

О. Дробницкий. Москва.

Философская Энциклопедия. В 5-х т. — М.: Советская энциклопедия.Под редакцией Ф. В. Константинова.1960—1970.

rus-philosophical-enc.slovaronline.com

СОВЕСТЬ КАК ЭТИЧЕСКИЙ ФЕНОМЕН: ФИЛОСОФСКИЙ АСПЕКТ

СОВЕСТЬ  КАК  ЭТИЧЕСКИЙ  ФЕНОМЕН:  ФИЛОСОФСКИЙ  АСПЕКТ

Луговских  Валентина  Александровна

Четверикова  Анна  Алексеевна

студенты  2  курса,  кафедра  философии,  СибГИУ,  г.  Новокузнецк

E-maillarochca[email protected]mail.ru

Быкасова  Лариса  Валентиновна

научный  руководитель,  канд.  культурологии,  доцент,  СибГИУ,  г.  Новокузнецк

 

У  вас  никогда  не  возникал  вопрос,  что  изнутри  мучает  нас,  не  дает  нам  покоя,  если  мы  поступили  не  правильно,  обидели  или  причинили  боль  кому-то?  Ответ  очень  просто  —  это  совесть,  данная  человеку,  не  смотря  на  то,  хочет  он  этого  или  нет.  Содержательная  сторона  концепта  «совесть»  фиксирует  данное  понятие  как  категорию  этики,  характеризующую  способность  личности  осуществлять  нравственный  самоконтроль,  самостоятельно  формулировать  для  себя  нравственные  обязанности,  требовать  от  себя  их  выполнения  и  производить  самооценку  совершаемых  поступков  [4,  с.  620].

Совесть,  по  мнению  отечественных  и  зарубежных  ученых,  основана  более  на  христианско-религиозном  понимании  добра  и  зла,  чем  на  светско-прагматичном.  Актуальность  рассмотрения  феномена  совести  вызвана  потребностями  современного  общества  в  людях,  способных  не  только  на  эмоциональные  переживания,  а  в  большей  степени  способных  на  рациональное  осознание  совершаемых  действий.  В  связи  с  этим  перед  философией  возникает  важная  задача  изучения  феномена  совести.  

Первые  мысленные  ассоциации,  возникающие  со  словом  совесть  —  мораль,  справедливость,  нравственность.  Это  действительно  так.  Тем  не  менее,  феномен  совести  в  философии  изучался  отдельно  от  этих,  более  общих  категорий. 

Рассмотрение  совести,  как  феномена,  реально  переживаемого  человеком,  выводит  философию  совести  из  чисто  теоретической  философской  дисциплины  к  живому  опыту  реально  нравственной  жизни.  На  наш  взгляд,  это  правильный  подход,  потому  что,  нельзя  понять,  что  такое  совесть  самому  не  пережив  то  ощущение,  когда  совесть  не  дает  тебе  покоя,  заставляет  постоянно  думать  о  соделанном.  Говорить  о  совести  заученными  фразами,  знать,  что  значит  совесть  только  в  теории,  для  человека  точно  не  принесет  никакой  пользы,  не  научит  его  жить  правильно.

В  христианстве  абсолютное  следование  своей  совести  называют  святостью.  Ханс  Урс  фон  Бальтазар,  немецкий  католический  богослов  и  теолог,  считал,  что,  если  святость  живет  в  вас,  она  дает  в  нас  действовать  Божьей  воли,  причет  в  каждом  человеке  по-разному.  Но,  к  сожалению,  встретить  святых  людей  в  современном  мире  —  редкая  возможность  для  обывателя.  Даже  герои  Библии  оступались,  в  Священном  писании  указано,  что  один  Бог  свят.  Значит,  мы  можем  только  стремиться  к  этой  святости,  и  в  этом  стремлении  совесть  наш  верный  помощник.  Она,  как  компас,  поведет  нас  в  правильном  направлении,  регулируя  наши  поведения  и  не  давая  поступать  опрометчиво.

Следует  отметить,  что  проблема  добра  и  зла  имеет  непосредственное  отношение  к  рассматриваемому  феномену.  Представитель  аналитической  философии  Людвиг  Витгенштейн  писал,  что  важнейшим  вопросом  философии,  является  вопрос  о  происхождении  добра  и  зла  в  человеке  —  вопрос  генезиса  совести.  Опираясь  на  данный  тезис,  мы  можем  утверждать,  что  усиление  роли  вероисповедания  в  современном  обществе  —  не  благое  пожелание,  это  вопрос  жизни  и  смерти,  так  как  нравственность  проистекает  из  религии.  Можно  и  не  согласиться  с  этим  утверждением  хотя  бы  потому,  что  история  показывает  обратное  —  большинство  войн,  актов  геноцида  основывалось  именно  на  религии  и  религиозном  конфликте.  По  нашему  мнению  же,  если  убрать  из  жизни  и  религию,  то  в  мире  будет  еще  больше  зла.  Религия  не  учит  убивать,  воровать,  не  учит  жить  аморально,  а  наоборот  учит  добру.  Взять,  например  «золотое  правило»  морали:  поступай  с  человеком  так,  как  ты  бы  хотел,  чтобы  поступали  с  тобой,  ведь  об  этом  тоже  говорится  в  Библии  [3,  с.  13]. 

Пониманию  сущности  феномена  совести  способствовали  представители  классической  немецкой  философии,  например,  И.  Кант,  рассматривая  вопросы  морального  действия,  делает  вывод,  что  это  действие,  основанное  на  свободной  воле  конкретного  человека  и  способное  стать  образцом  для  действий  других  людей.  Таким  образом,  внутренним  механизмом  автономного  выбора  становится  разумное  осознание,  во-первых,  собственной  свободы,  во-вторых,  всеобщности  как  необходимого  условия  реализации  этой  свободы.  Слово  разумное,  мы  считаем,  нужно  подчеркнуть,  потому  что,  если  человек  бессознательно,  забывая  про  совесть,  про  ответственность  за  свои  поступки,  будет  делать  все,  что  ему  вздумается,  то  это  приведет  к  печальным  последствиям.  Нужно  помнить,  что  за  то,  что  ты  совершаешь  по  собственной  воле,  основываясь  на  том,  что  ты  свободен  в  своих  действиях,  только  ты,  и  никак  иначе,  будешь,  и  не  только  перед  другими  людьми,  но  и  перед  самим  собой,  когда  угрызение  совести  будет  мучить  тебя  [2].

В  древних  текстах,  например,  ассиро-вавилонских,  совесть  представляется  нам,  как  страх  разгневать  божество,  а  не  внутренний  механизм  регуляции  поведения,  но  данное  видение  совести,  конечно,  ушло  в  прошлое.  Сегодня  мало  кто  кого-то  боится,  не  говоря  уже  о  том,  что  есть  люди,  которые  даже  правового  закона  не  бояться.  Не  просто  так  же  появилось  известное  выражение,  что  закон  создан,  чтобы  его  нарушать.  В  наше  время,  было  бы  хорошо,  если  бы  совесть  все  же  была  регулятором  нашего  поведения,  и  мы  бы  умели  контролировать  свои  действия.  Но,  так  или  иначе,  бесспорным  остается  тот  факт,  что  хоть  в  древности,  хоть  сейчас,  совесть  нужна  нам. 

Доказательством  этому  служит  статья  В.А.  Васильева,  в  которой  говориться  о  том,  что  Л.  Фейербах,  рассуждая  о  благе  и  добродетели,  подчеркивал,  что  моральное  стремление  к  счастью  ведет  человека  на  стезю  совести.  Из  этого  следует,  что  совесть  связано  с  нашим  счастьем,  а  кто  не  хочет  быть  счастливым  [1,  с.  183].

Следует  отметить,  что  человек  редко  задумывается  о  том,  что  счастье  связанно  с  совестью.  Следует  проанализировать  взаимосвязь  совести  и  счастья.

По  своей  природе  человек  эгоистичен.  Для  того  чтобы  ему  быть  счастливым,  ему  нужно,  чтобы  желания  его  исполнялись,  и  желательно  бы  как  можно  быстрее.  Иногда,  даже  бывает  такое,  что  желания  не  совпадают  с  возможностями,  и  человек  делает  далеко  не  правильный  выбор,  когда  думает  отказаться  от  них  или  поступить  плохо.  Нужно  помнить,  что  мы  живем  в  обществе,  в  котором  существуют  моральные  нормы  и  правила,  про  которые  забывать  не  стоит.  Люди,  которые  нас  окружают,  тоже  хотят  быть  счастливыми. 

Мы  считаем,  что  человек  не  может  быть  счастливы,  когда  окружающие  несчастны,  ведь  человек  не  может  выжить  один,  в  течение  жизни  он  обязательно  должен  взаимодействовать  с  другими  людьми,  и  эта  связь  значительна.  Например,  бывают  случаи,  когда  нашим  счастьем  может  стать  другой  человек.

Поэтому,  чтобы  быть  счастливым,  мы  должны  поступать  так,  чтобы  не  ущемлять  счастье  других  людей.  Земная  основа  морали  требует  от  нас,  как  считает  Л.  Фейербах,  принимать  действенное  участье  в  счастье  и  несчастье  других  людей.  Главным  регулятором  нашего  поведения  как  раз  является  совесть,  то  мы  не  должны  заглушать  ее,  когда  она  нам  подсказывает,  что  нужно  помочь  человеку,  что  не  нужно  проходить  мимо,  и  тогда  наши  глаза  будут  открыты  на  горе  и  боль  окружающих,  мы  научимся  видеть  не  только  свою  боль  [1,  с.  185].

К  сожалению,  как  показывает  практика,  совесть  у  человека  просыпается  в  основном  тогда,  когда  уже  совершено  действие.  В  тот  момент,  когда  мы  только  хотим  совершить  поступок,  она  как-будто  бы  спит,  а  иногда  наше  стремление  достичь  поставленной  цели  берет  верх  и  приглушает  голос  совести.

Если  бы  совесть  всегда  преследовала  человека,  и  мы  бы  задумывались  о  том,  какие  последствия  будут  после  наших  действий,  то  разве  бы  было  в  нашем  мире  столько  зла,  когда  брат  идет  против  брата,  дочь  восстает  на  свою  мать?  А  тем  более,  разве  было  бы  столько  войн,  которые  преследуют  человечество  на  протяжении  всей  истории?  Конечно,  нет.  Совесть  только  развивает  в  нас  такие  качества,  как  добродетель,  милосердие,  уважение,  и  мы,  не  задумываясь,  принимаем  правильные  решения,  знаем,  что  допустимо  для  нас.

Конечно  же,  совесть  есть  у  каждого  человека,  но  для  того,  чтобы  поступать  по  совести,  нужно  работать  над  собой,  усовершенствовать  свой  «Образ  Я»,  хоть  и  чужие  ошибки  легче  конечно  видеть,  чем  свои.  Нужно  на  немного  отрываться  от  дневной  суеты,  чтобы  обдумать,  все  ли  правильно  мы  делаем,  чтобы  дать  бескомпромиссную  оценку  самому  себе,  так  как  лучше,  чем  мы  себя  никто  нас  не  знает.  Никто  никогда  не  залезет  к  нам  в  душу  и  не  узнает,  о  чем  мы  думаем.  Наша  задача  слышать  голос  совести,  который  поможет  нам  критиковать  самих  себя,  развивать  в  себе  только  нравственные  качества.  Л.  Фейербах  говорил:  «Жалкое  человечество,  если  ты  потеряло  свою  чистую  совесть,  если  ты  с  целью  заглушить  голос  совести  рассматриваешь  упреки,  которые  она  тебе  делает,  лишь  как  простые  хитросплетения  и  преувеличения  болезненной,  чрезмерно  напряженной  души».

В  заключение  хотелось  отметить,  что  человек,  который  превращает  другого  человека  в  средство  для  осуществления  своих  замыслов,  действует,  минуя  других  людей,  он  действует  в  буквальном  смысле  нечеловечно,  без  совести.  А  так  как  никто  не  отменял  закон  бумеранга,  то  нужно  не  забывать,  что  все  еще  вернется  и  ничего  не  проходит  бесследно.

 

Список  литературы:

1.            Васильев  В.А.  Л.Фейербах  о  благе  и  добродетели  /  В.А.  Васильев  //  Социально-гуманитарные  знания.  —  2005.  —  №  2.  —  С.  173—188.

2.            Онтологизация  межрелигиозного  диалога  в  философии  Франца  Розенцвейга:  архивный  материал.  [Электронный  ресурс]  —  Режим  доступа.  —  URL:  http://www.jcrelations.net

3.            Сабиров  В.Ш.  Аберрации  совести  /  В.Ш.  Сабиров,  О.С.  Соина  //  Человек.  —  2010.  —  №  3.  —  С.  5—19.

4.            Философский  энциклопедический  словарь.  М.,  1983.  —  С.  620.

sibac.info

Совесть - это... Что такое Совесть?

   — способность человека, критически оценивая свои поступки, мысли, желания, осознавать и переживать своё несоответствие должному как собственное несовершенство.

   С культурно-исторической точки зрения идея и понятие "С." складываются в процессе осмысления различных механизмов самоконтроля. В отличие от страха (перед авторитетом, наказанием) и стыда (в котором также отражается осознание человеком своего несоответствия некоторым принятым нормам), С. воспринимается автономной. В качестве нравственного регулятива она ориентирует на исполнение совершенства и выражает ответственность человека перед самим собой как субъектом высших и общезначимых (а также абсолютных и универсальных) ценностей.

   В наиболее общем плане в моральной философии С. трактуется как "внутренний голос"; различия касаются понимания источника этого "голоса", который воспринимается как не зависимый от "Я" человека или как голос его сокровенного "Я", или как "другое Я". С этим сопряжены различные теоретические установки относительно природы С.

   1. С. - это обобщённый и интериоризированный "голос" значимых других или культуры, и её содержание культурно и исторически изменчиво.

   2. С. выражает чувство несогласия человека с самим собой и тем самым представляет собой одно из удостоверений личностности и самосознательности человека; будучи совестливым, человек независим от внешнего давления.

   3. С. не только метафорически, но и по существу трактуется как "голос иного"; "устами С." как бы говорит Всеобщий закон, высшая Истина.

   С различиями этих установок сопряжены расхождения в понимании содержания С. и той роли, которую она играет в нравственной жизни человека. С. может трактоваться негативно и позитивно. Как негативная С. предстаёт предостерегающей, критичной, судящей. Как позитивная С. предстаёт ещё и побуждающей к заботе и "решимости" (М. Хайдеггер). Усмотрением же С. в качестве голоса Бога предопределено понимание её как призыва к совершенству; соответственно, совестность осознаётся человеком как воля к совершенству и является осн. проявлением внутреннего освобождения личности.

   Выражение "чистая С." в обычной речи обозначает осознание человеком исполненности своих обязательств или реализации всех своих возможностей в данной конкретной ситуации. По существу, в таких случаях речь идёт о достоинстве.

   Выражение "свобода С." обозначает право человека на независимость внутренней духовной жизни. В узком и более распространённом смысле "свобода С." означает свободу вероисповедания. В моральном же смысле С. не может быть иной, как свободной.

   (Бим-Бад Б.М. Педагогический энциклопедический словарь. — М., 2002. С. 265)

Педагогический терминологический словарь. — С.-Петербург: Российская национальная библиотека. 2006.

pedagogical_dictionary.academic.ru

совесть - это... Что такое совесть?

Морфология: (нет) чего? со́вести, чему? со́вести, (вижу) что? со́весть, чем? со́вестью, о чём? о со́вести

1. Совестью называют чьё-либо чувство моральной ответственности за своё дурное поведение, безнравственное отношение к кому-либо.

Упрёки, муки, угрызения совести. | Иметь совесть.

2. Если у кого-либо нет ни капли совести, то это означает, что этот человек не раскаивается в своём дурном поведении, безнравственном поступке.

3. Совестью называют чьи-либо нравственные принципы, взгляды, убеждения.

Чистая совесть. | Гражданская совесть.

4. Если кто-либо потерял совесть, то это означает, что этот человек не думает о последствиях своих поступков.

5. Если в ком-либо заговорила совесть, то это означает, что этот человек задумался о последствиях своих дурных поступков.

6. Если о ком-либо говорят, что он не имеет ни стыда, ни совести, то это означает, что этот человек не задумывается о вреде, о последствиях своего дурного поведения.

7. Если кто-либо делает что-либо со спокойной (чистой) совестью, то это означает, что этот человек уверен в правильности своего поведения, верности своего решения и т. п.

8. Если кто-либо поступает по совести, то это означает, что этот человек в своём поведении, в своих действиях руководствуется соображениями справедливости.

9. Если кто-либо идёт против своей совести, то это означает, что этот человек поступает вопреки своим нравственным принципам, убеждениям.

10. Если что-либо (лежит) на совести кого-либо, то это означает, что кто-либо виноват в чём-либо, ответствен за какой-либо проступок, преступление.

11. Если кто-либо делает что-либо для очистки совести, то это означает, что этот человек своими действиями пытается сгладить неприятное впечатление о чём-либо, неприятные последствия чего-либо.

12. Если у кого-либо совести хватило что-либо сделать, то это означает, что этот человек совершил неожидаемое кем-либо зло.

13. Фраза Пусть это будет на его (её) совести употребляется по отношению к человеку, который совершил, допустил что-то неприемлемое с точки зрения говорящего, и говорящий, не желая обсуждать это, возлагает всю ответственность на этого человека.

Он обманул нас? Ну что ж, пусть это будет на его совести.

14. Если кто-либо оставляет что-либо на чьей-либо совести, то это означает, что этот человек предоставляет другому человеку право самому оценить правильность своего поведения, поступков.

15. Свободой совести называют право граждан беспрепятственно высказывать собственные взгляды и убеждения.

16. Сделкой с совестью называют чью-либо способность поступать в разрез с собственными нравственными убеждениями.

17. Если кто-либо делает что-либо без зазрения совести, то это означает, что этот человек не ощущает неправедности своего поведения, своих поступков, не думает об этом.

18. Если кто-либо делает что-либо не за страх, а за совесть (на совесть), то это означает, что этот человек выполняет какую-либо порученную ему работу очень хорошо, добросовестно.

19. Если кто-либо является совестью чего-либо, то это означает, что этот человек, представитель какого-либо коллектива, общества воплощает в себе лучшие нравственные качества.

Быть совестью нации. | Люди, обладающие характером, — это совесть общества.

20. Выражение по совести говоря употребляется, когда кто-либо собирается сообщить что-либо откровенно, чистосердечно.

dic.academic.ru

Философский энциклопедический словарь - совесть

Совесть

совесть

способность человеческого духа познавать этические ценности в их реальности и вместе с выдвигаемыми ими требованиями; способ, каким чувство ценности становится значимым для человека; в более узком смысле нравственное сознание, чувство или знание того, что хорошо и что плохо, справедливо или несправедливо; субъективное сознание соответствия или несоответствия собственного поведения нравственным ценностям. Совесть как изначальное нравственное побуждение является врожденной, но благодаря внешнему влиянию может развиться или заглохнуть. Христ. этика рассматривает совесть как окно, через которое проникает божественная воля (Вюнш). Для Канта авторитарный судья совести это идеальная личность, которая сама себе создает разум. В фундаментальной онтологии Хайдеггера совесть -  это призыв заботы. Она зовет человека и возвращает его от затерянности, потерянности в Man к свободе на основе ничто. Этот призыв делает возможным движение собственного самостановления. Желание иметь совесть конституирует подлинную бытийную возможность существования (Брехт). Для зрелого культурного человека существует не только нравственная, но и логическая и эстетическая совесть, он знает обязанности как для своей воли и поведения, так и для своего мышления и чувства и в то же время знает, ощущает с болью и стыдом, как часто естественно-необходимый ход его жизни нарушает эти обязанности (Виндельбанд).

См. в других словарях

1.

  категория этики, характеризующая способ­ность личности осуществлять нравственный самоконт­роль, самостоятельно формулировать для себя  нравст­венные обязанности, требовать от себя их выполнения и производить самооценку совершаемых поступков; одно из выражений нравственного самосознания лич­ности. С. проявляется как в форме рационального осоз­нания нравственного значения совершаемых действий, так и в форме эмоциональных переживаний (напр., «уг­рызений С.»). См. также Мораль, Этика. ...

Советский философский словарь

2.

  категория этики, характеризующая способность личности осуществлять моральный самоконтроль, самостоятельно формулировать для себя  нравственные обязанности, требовать от себя их выполнения и производить самооценку совершаемых поступков; одно из выражений нравственного самосознания личности (во мн. европейских языках слово «С.» этимологически значит «совместное знание»; в рус, языке оно происходит от слова «ведать» «знать»), С. может проявляться не только в форме разумного осознания нравственного значения совершаемых действий, но и в форме эмоциональных переживаний, напр. в чувстве угрызений С. или в положительных эмоциях «спокойной С.». Т. обр., С. это субъективное осознание личностью своего долга и ответственности перед об-вом. Но форма этого осознания такова, что они выступают как долг и ответственность человека перед самим собой. Руководствуясь личной С., человек судит свои поступки как бы от своего собственного имени. Эта субъективная форма проявления С. послужила источником множества идеалистических мистификаций данного понятия в истории этической мысли. С. истолковывалась как голос «внутреннего Я»,...

Словарь по этике

3.

  (греч. syneidesis, лат. conscientia) обычно трактуется как способность человека различать добро и зло,  как внутренний голос, говорящий нам о нравственной правде, о высших ценностях, о нашем достоинстве. Человек не просто "имеет совесть", но "сам есть совесть" (С.Фейджин). Совесть действует сверхразумно как нравственная интуиция: "существование совести не совместимо с последовательным рационализмом, ибо ее духовная реальность ограничивает претензии разума на абсолютизм, а рационализма на право быть исчерпывающей философской позицией" (Ю.Шрейдер). В христианстве: совесть -  дар Божий для свидетельства Высшей правды: "Совесть самое тайное и святое святых человека, где он пребывает наедине с Богом, Чей голос звучит в глубине его души. Через совесть дивным образом исполняется закон, который исполняется в любви к Богу и ближнему" (Ват.-II. РН, 16). Нередко говорят, что она не ошибается, а ее действие ограничивается или извращается ошибками разума, неверной направленностью воли, неведением, невниманием к высшим ценностям, пристрастиями к земному, самоутверждением или разладом психики человека. Искажения есть, но верно и другое: совесть...

Краткий религиозно-философский словарь

4.

  категория этики, выражающая способность личности осуществлять моральный самоконтроль, определять с позиций добра и зла отношение к своим и чужим поступкам, линии поведения. С. выносит свои оценки как бы независимо от практич. интереса, однако в действительности в различных проявлениях С. человека отражает воздействие на него конкр. историч., соц.-клас. условий жизни и воспитания. С. не порождает, а лишь закрепляет и воспроизводит те ценности и оценки, к-рые выработаны в обществ. практике, а следовательно, зависит в конечном счете от клас. и обществ, принадлежности человека. Науч. атеизм выступает как против нигилистич. отношения к С., считая ее существ, чертой духовного облика личности, так и против отношения к ней как неизменному и непогрешимому судье, данному нам богом. С ходом соц. и культурного прогресса интеллект. честность как одно из требований С. все более настоятельно требует отказа от релит, веры, как не имеющей логич. и фактич. обоснования, а также и морального оправдания. ...

Атеистический словарь

5.

  — этическая категория, выражающая высшую форму способности личности к моральному самоконтролю, сторону ее самосознания. В отличие от мотива (чувства долга), С. включает и самооценку уже совершенных действий на основе понимания человеком своей ответственности перед об-вом. С. обязует человека своими действиями не просто заслужить уважение к себе (не унижать себя), как, скажем, чувство чести и личного достоинства, но полностью отдавать себя служению об-ву, передовому классу, человечеству. С., кроме того, предполагает способность индивида критически относиться равно к своим и чужим мнениям в соответствии с объективными потребностями об-ва, а также ответственность человека не только за собственные действия, но и за все то, что происходит вокруг него. С.— общественно воспитуемая способность человека. Она определяется мерой его исторического развития, а также его социальной позицией в тех объективных условиях, в к-рые он поставлен. Как активная ответная реакция человека на требования об-ва и его прогрессивного развития С. является не только внутренним двигателем нравственного самосовершенствования личности, но и...

Философский энциклопедический словарь

Вопрос-ответ:

Похожие слова

Ссылка для сайта или блога:

Ссылка для форума (bb-код):

www.xn--80aacc4bir7b.xn--p1ai

совесть — Толковый словарь Кузнецова

со́весть

СОВЕСТЬ -и; ж. Чувство моральной ответственности за своё поведение; нравственная самооценка своего поведения. Спокойная, чистая с. Рабочая, врачебная, гражданская с. Упреки, муки, угрызения совести. Голос совести. С. нечиста. Иметь с. Потерять с. С. заговорила в ком-л., мучит кого-л. Не иметь ни стыда, ни совести. Со спокойной (чистой) совестью делать что-л. (будучи уверенным в своей правоте). Поступать по совести (справедливо, правильно). Идти, поступать против своей совести (вопреки своим нравственным принципам, убеждениям). (Лежит) на совести кого-л. или чьей-л. (кто-л. виноват в чём-л., ответствен за какой-л. проступок, преступление). Примириться со своей совестью (избавиться от угрызений совести, исправив совершенное зло или раскаявшись). Для очистки совести (разг.; чтобы не обвинять себя потом в чём-л.). Совести хватило у кого (разг.; не постыдился, не постеснялся сделать что-л.). Оставлять на чьей-л. совести (предоставлять право самому оценить правильность своего поведения, поступков). Пора (надо) и с. знать! (разг.; довольно, пора прекратить; нельзя так поступать).

Свобода совести. Право на убеждения, на моральный выбор, право быть верующим или атеистом. Сделка с совестью. Поступить против собственных убеждений. Без зазрения совести. Без стеснения, без стыда. Не за страх, а за совесть делать что. Очень хорошо, добросовестно.

На совесть, в зн. нареч. Добросовестно, хорошо. По совести говоря, в зн. вводн. словосоч. Говоря откровенно, чистосердечно.

Источник: Большой толковый словарь русского языка Кузнецова на Gufo.me

gufo.me

Проблема определения совести в философии морали Текст научной статьи по специальности «Философия»

ББК 87.7

Т.Г. Сердюк

Проблема определения совести в философии морали

T.G. Serdyuk

The Problem of Providing an Accurate Definition of Conscience

Проблема определения совести является одной из самых трудных в моральной философии. Совесть, как и многие другие экзистенциальные переживания, сложно выразить средствами языка. Именно по этой причине возникает множество концептов и интерпретаций данной категории, которые нередко противоречивы и субъективны. Автор анализирует основные дефиниции совести, существующие в современной моральной философии.

Ключевые слова: этика, совесть, экзистенциал, антиномии морали.

Conscience is one of the most complicated ethic categories. It is an existential emotional experience which is very difficult to express verbally. Thus there are many definitions of conscience in ethics. The notion of conscience can be contradictory and ambiguous; furthermore it is not easily observed in human behavior. The author analyzes main definition of conscience taking place in modern moral philosophy.

Key words: ethics, conscience, existential, contradictory of ethics

Две вещи на свете наполняют мою душу священным трепетом -звездное небо над головой и нравственный закон внутри нас.

И. Кант

Перефразируя известное высказывание И. Канта о бесконечности звездного неба и нравственном законе, можно сказать, что первую бесконечность человек преодолевает в процессе познания, а вторую - он должен преодолеть, подчиняясь голосу совести.

Говорить о совести и легко, и сложно. Совесть можно охарактеризовать по тривиальной на первый взгляд схеме: с одной стороны, совесть - это неоспоримо наличествующий нравственный феномен, с другой - она должна быть рационализирована, поскольку мы говорим о ней в рамках моральной философии. Вот здесь и возникает проблемная ситуация: совесть оказывается таким духовно-катарсическим состоянием, которое невыразимо средствами языка. В отношении совести, как и в отношении справедливости, вины, стыда, можно сказать, что они сложноопределимы в качестве моральных понятий, но при этом переживаемы. (В отличие от добра, например, которое не только неопределимо, но и непереживаемо). Следовательно, задача состоит в том, чтобы разобраться в основных подходах в интерпретации совести - насколько возможно дать определение этому экзистенциальному состоянию?

Проблема определения вытекает: во-первых, из антиномичности совести как морально-этического

феномена; во-вторых, из нечеткого статуса совести в системе этических понятий «стыд», «долг», «вина»; в-третьих, из многообразия оснований при определении совести, из самой проблематичности родового понятия, к которому мы пытаемся отнести «совесть». Кроме того, парадоксальность совести вытекает из общих принципов антиномичности морали.

Антиномия объективного и субъективного в феномене совести обнаруживается в большей части моральных ситуаций. С одной стороны, нравственные требования, предъявляемые к поступкам и мотивам человека, имеют объективное значение, нравственный закон - нечто противостоящее человеческой воле, нечто абсолютное. С другой стороны, совесть -это самополагание субъекта, несовершенное и ситуативное: человек не может в своих поступках соответствовать Абсолюту.

Вторая антиномия представляет собой соотношение всеобщего и особенного в морали. В морали всегда наблюдается противостояние групповых и индивидуальных позиций. Нормы предписаны извне, оценка социального поведения - внешняя, а переживание совести - сугубо индивидуально, субъективно. Из этой антиномии вытекает следующая: антиномия между практической целесообразностью и стремлением к увещеванию собственной совести. Насколько совесть помогает решать жизненные проблемы? Хотя бы профилактическую функцию она выполняет? Но уже М. Монтень сомневается, всегда ли можно найти связь между целесообразностью и совестью.

философия, социология и культурология

Антиномии совести обнаруживаются и в противостоянии мотиваций морального поступка: противоречие между социальной обусловленностью морального выбора и личной мотивацией. Выглядеть позитивно в глазах общества еще не означает остаться с чистой совестью. Да и вообще - групповые нормативные цели могут не соответствовать целям субъекта.

Парадоксальность совести достигает максимальной остроты в акте нравственной рефлексии: противоречие между свободным, добровольным выбором и его последствиями - угрызениями совести. Ты сам делаешь моральный выбор и сам мучаешься угрызениями совести за собственный выбор.

Все перечисленные антиномии так или иначе отражаются в попытках определения совести как моральной категории.

Понятие совесть сопряжено с другими этическими категориями. Как форма морального самосознания и самоконтроля, совесть может выражать осознание человеком неисполненности долга, несвершенности добра и несовершенства содеянного; в этом отношении, как мы видим, совесть сопряжена с чувством ответственности и долга, со способностью быть ответственным и исполнять свой долг. Мы интуитивно чувствуем фундаментальное отличие совести от стыда, индивидуального чувства долга и т.д. Можно не выполнить долг, но при этом поступить по совести. При высшем своем проявлении совестность означает растворение долга в свободной доброй воле. Укоры совести указывают человеку на некую личностную отчужденность от идеала и обусловливают чувство вины. А вина в метафизическом смысле тотальна - ее тотальность проистекает из несовершенства человека и из его априорной неспособности идеально исполнить долг.

Однако в отличие от вины у понятия «совесть» нет антонима. Антонимом вины является «заслуга», а в отношении совести мы можем лишь заменить предикаты - «нечистая» на «чистая». Или - совесть либо есть, либо ее нет. Но это не помогает нам продвинуться в понимании содержания этой этической категории. Можно испытывать голос совести по отношению к еще не совершенным поступкам. Соотношение понятий «совесть» и «стыд» - отдельная тема в этике. Стыд эгоистичен, а совесть рефлексивна, самоистя-зательна, альтруистична. Стыд - это боязнь оценки Другого: как мир к тебе повернется, как он будет тебя судить? Кроме того, стыд не судит намерений, а для совести нет ограничений.

Возникает вопрос: на каких основаниях базируются известные в этике определения?

Определений совести много. С точки зрения психологизирующего моралиста совесть трактуется как «чувство психологического дискомфорта, возникающее от понимания противоречия между личным

поведением и нормой». Здесь четко звучит социальность феномена, но не вполне ясен статус совести в контексте морального сознания.

Социологизирующие моралисты утверждают, что совесть - это способность человека осуществлять нравственный самоконтроль, самостоятельно формировать для себя моральные обязанности, требовать от самого себя их выполнения и осуществлять самооценку совершенных поступков. Становится непонятно, насколько рационалистична эта самооценка, насколько оптимален этот самоконтроль. Ведь мы понимаем, что совесть проявляется не только в форме рационального осознания нравственного значения совершенных действий, но и в форме эмоциональных переживаний - негативных в форме «угрызений совести» и позитивных в форме «спокойной совести».

С позиций ригоризма совесть определяется как «способность человека, критически оценивая свои поступки, мысли, желания, осознавать и переживать свое несоответствие должному как собственное несовершенство». Возникает вопрос: кто предписывает должное? Источник долженствования сразу проводит демаркацию между субстанциальным и индивидуалистическим подходами, о которых далее пойдет речь.

Экзистенциализм трактует совесть как нравственную санкцию, исходящую от интериоризированного субъекта. Вновь возникает вопрос: этот интериори-зированный субъект, санкционирующий наше поведение, чем детерминирован в своей оценке?

Определение категории «совесть» предполагает ответы на следующие вопросы:

• В чем состоит природа совести - почему она есть? В чем ее генетические основания?

• В чем состоит сущность совести - что она такое? В чем ее онтологические основания?

• Какую функцию она выполняет - зачем она есть? Насколько ей присущи казуальность и телеоло-гизм?

В зависимости от ответов на эти вопросы, интерпретации совести могут быть субстанциальными или индивидуалистическими. Причем эти интерпретации не привязаны напрямую ни к определенной исторической эпохе, ни к культурной традиции, ни к отношению к религии, ни к мировоззрению. Оба подхода мы встречаем и в античную эпоху, и в Средние века, и в неклассической философии.

Субстанциальный подход к интерпретации совести можно условно разделить на три направления: совесть как интенция Абсолюта; совесть как критерий исполнения автономного долга; совесть как фактор следования безусловному традиционному предписанию.

Все перечисленные интерпретации выносят основания совести за пределы индивидуального морального сознания, за пределы субъективности.

У каждого из этих подходов есть свои плюсы и минусы. С точки зрения трансцендентности, метафизичности морали привлекателен первый концепт, но в нем инструментальность совести сводится на нет: что толку культивировать в себе нравственные чувства, если по мере их совершенствования ты все больше и больше впадаешь в перманентную рефлексию и осложняешь себе жизнь? Второй подход с инструментальной точки зрения, конечно, дисциплинирует, настраивает на служение, но кантовское требование безусловности исполнения долга оставляет ощущение противоречивости и недоговоренности. Третий подход, напротив, лишен метафизичности и чересчур инструментален: хочешь быть совестливым - будь им.

При индивидуалистическом подходе совесть понимается как феномен автономной, но не объективной, субстанциальной, а индивидуальной морали. Главная установка субъективистских моральных учений состоит в трактовке совести как стремления соответствовать в намерениях и поступках только собственным принципам нравственности.

В индивидуалистическом смысле совесть может интерпретироваться как негативно, так и позитивно.

Впервые заявляет о негативной трактовке Ф. Ницше. Совесть у Ницше укоряющая, предостерегающая. Но мы, наконец, встречаем подход в интерпретации совести не через нормативный коллективизм, а через субъективность. «Есть степень заядлой лживости, которую называют “чистой совестью”», - саркастически отмечает он. [1, с. 738]. Ницше говорил, что так называемые «моральные люди испытывают самодовольство при угрызениях совести». Индивидуализм «сверхчеловека» не просто девальвирует понятие совести, он обосновывает ее ничтожность. Совесть -показатель несамодостаточности, что не укладывается в концепцию «сверхчеловека». Совесть -признак слабости, склонности к такому патологическому лицемерию, которое не оставляет человека даже наедине с самим собой.

Чрезвычайно интересна негативная интерпретация совести в психоанализе, который подчеркивает ее карающе-агрессивную роль. Отличие психоаналитической концепции от всех прочих состоит в том, что меняется каузальная связь между понятиями, отражающими стадии моральной рефлексии: не вина обусловлена совестью, а совесть обнаруживает себя как феномен вины. Совесть - это голос Сверх-Я, и он звучит постоянно, напоминая об этом тотальном несовершенстве. Совесть - не есть фактор нравственного самоопределения. Это всегда внутренний конфликт, поскольку человек патологически виновен. Поэтому совесть, по Фрейду, - фактор, провоцирующий невроз.

Позитивные индивидуалистические трактовки совести встречаются в этике витализма и в экзистенциализме достигают своего апогея.

Индивидуализм А. Швейцера трактует чистую совесть как изобретение дьявола, как признак нравственной неразвитости [2, с. 322]. Отсутствие авторитарного давления со стороны социума - других индивидов, общепринятых норм, табу и прочего -вовсе не является основанием чистой совести. Если совесть у человека чиста, это еще не значит, что он морально благополучен. Это всего лишь означает, что она молчит. Муки совести - это усилие к нравственному совершенствованию, залог того, что ситуация не повторится.

По мнению М. Хайдеггера и других экзистенциалистов, аргумент «поступил по совести» безукоризнен. Он может быть последним в любой этической дискуссии. Подобной позиции придерживался и Э. Фромм. Подлинное существование может быть обусловлено гуманистической совестью, которая не дает человеку подчиняться чужим интересам. Быть совестливым, по его мнению, значит повиноваться только тем правилам, которые агент предполагает должными для себя [3, с. 563]. Что значит для экзистенциалиста подлинность существования? Это верность себе. Например, Ж.-П. Сартр не соглашается с И. Кантом в том, что самозаконодательство автономной воли тождественно общечеловеческому нравственному закону. Для экзистенциалиста личное суждение и универсальный закон вообще не совпадают. Релятивная позиция, наиболее выраженная в экзистенциализме, декларирует безусловное доверие к субъективному восприятию моральной ситуации.

Совесть как синтез внешнего и внутреннего подсказывает решение только в единичной ситуации. Она не универсальна. Не может быть моральных ситуаций, в которых решение принимается дедуктивным методом. Все ответственные решения принимаются, полагаясь только на свою совесть. Жизнь - это искусство взаимодействия со своей совестью.

Таким образом, индивидуалистические интерпретации сходятся на том, что совесть напоминает человеку о его личных моральных обязанностях, в первую очередь перед самим собой, а не перед Абсолютом, автономной волей или группой. Совесть не позволяет относиться к себе снисходительно.

Этика не может научить совести, но может объяснить ее роль. Совесть - орган моральной интуиции. Есть нравственно одаренные люди с очень чувствительной совестью, и есть люди с очень слабой нравственной интуицией. Это не зависит от интеллектуального потенциала. Совесть - это нравственная рефлексия, позволяющая прочувствовать фальшь в собственном поведении, понимание злокачественности поступка.

Таким образом, мы приходим к выводу, что однозначного, раз и навсегда установленного определения совести нет. Порой возникает мысль: а нужно ли это?

философия, социология и культурология

Ведь это не первая ситуация, когда этические категории фактически не определимы. В определении совести возникает больше вопросов, чем ответов.

Однако философия вообще и моральная философия в частности - это не столько «отвечание», сколько вопрошание.

Библиографический список

1. Ницше Ф. Сочинения // Ницше Ф. Злая мудрость. - 2. Швейцер А. Культура и этика // Швейцер А. БлагоМ., 1990. говение перед жизнью. - М., 1992.

3. Фромм Э. Человек для себя. - Минск, 1998.

cyberleninka.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *