Дедукция это определение – Дедуктивное умозаключение — Википедия

ДЕДУКЦИЯ — это… Что такое ДЕДУКЦИЯ?

(от лат. deductio – выведение) – выведение следствий из посылок в соответствии с законами логики. Д. является предметом исследования логики, диалектич. материализма и психологии. Логика изучает Д., анализируя формальные правила, к-рым подчиняется логич. следование. Диалектич. материализм исследует Д. как один из приемов (методов) науч. познания в связи с историч. развитием человеч. мышления и общественно-историч. практики, выявляя место Д. в системе приемов науч. исследования. Психология изучает Д. как процесс реального индивидуального мышления и его формирования в процессе развития индивидуума. При выявлении правил Д. формальная логика пользуется методом формализации. Правила Д. формулируются обычно в таком виде: «если посылки имеют такую-то структуру и если они при этом являются истинными, доказанными, то и заключение, имеющее такую-то структуру, также будет истинным, доказанным». В логике эти правила обычно облекаются в символич. форму. Термин «Д.» встречается уже у Аристотеля, понимавшего Д. как доказательство к.-л. положения посредством силлогизма. Термин «ἀπαγωγή» (равнозначный Д.) у Аристотеля («Первая Аналитика», II 25, 69а 20–36) означает решение к.-л. проблемы путем сведéния ее к более очевидным положениям. Термин «deductio» встречается впервые в соч. Боэция («Введение в категорический силлогизм» – «Ad cathegoricos syllogismos introductio», 1492) в аристотелевском смысле. Ф. Бэкон недооценивал роль Д. в процессе науч. познания. Декарт противопоставлял Д. не индукции, а интуиции. С помощью интуиции, согласно Декарту, человеч. разум непосредственно усматривает истину, тогда как с помощью Д. он постигает истину опосредованно, т.е. путем рассуждения. Лейбниц впервые выдвинул идею построения логики как исчисления («универсальная характеристика») и поставил задачу изучения логич. свойств отношений в целях расширения средств дедуктивного вывода. Англ. логики-индуктивисты (Дж. С. Милль, Бэн и др.), односторонне преувеличивая ценность индукции, преуменьшали роль Д. в науч. исследовании. Так, напр., Милль полагал, что Д. якобы равносильна чисто вербальным оборотам речи и сводится лишь к суммированию случаев, попавших в сферу наблюдения. Милль смешивал два аспекта в понимании общего: общее как зафиксированная сумма отд. частных случаев (что особенно заметно в т.н. полной «индукции») и общее. как выражение нек-рой закономерности. Вопросы Д. начали интенсивно разрабатываться с конца 19 в. в связи с бурным развитием математич. логики, выяснением оснований математики. Это привело к расширению средств дедуктивного доказательства (напр., была разработана «логика высказываний»), к уточнению мн. понятий Д. (напр., понятия логич. следования), введению новой проблематики в теории дедуктивного доказательства (напр., вопросы о непротиворечивости, о полноте дедуктивных систем, проблема разрешимости) и т.п. Разработка вопросов Д. в 20 в. связана с именами Буля, Фреге, Пеано, Порецкого, Шрëдера, Пирса, Рассела, Гёделя, Гильберта, Тарского и др. Так, напр., Буль считал, что Д. состоит лишь в исключении (элиминации) средних терминов из посылок. Обобщая идеи Буля и пользуясь собственными алгебрологич. методами, рус. логик Порецкий показал, что такое понимание Д. является слишком узким (см. «О способах решения логических равенств и об обратном способе математической логики», Казань, 1884). Согласно Порецкому, Д. состоит не в исключении средних терминов, а в исключении свéдений. Процесс исключения свéдений состоит в том, что при переходе от логич. выражения L = 0 к одному из его следствий достаточно отбросить в левой его части, представляющей собой логич. многочлен в совершенной нормальной форме, нек-рые из его конституент. В. совр. бурж. философии весьма распространенным является чрезмерное преувеличение роли Д. в познании. В ряде работ по логике принято подчеркивать ту якобы совершенно исключит. роль, к-рую Д. играет в математике, в отличие от др. науч. дисциплин. Акцентируя внимание на этом «отличии», доходят до утверждения, будто бы все науки можно разделить на т.н. дедуктивные и эмпирические. (см., напр., L. S. Stebbing, A modern introduction to logic, L., 1930). Однако такое разграничение является принципиально неправомерным и оно отрицается не только учеными стоящими на диалектико-материалистич. позициях, но и нек-рыми бурж. исследователями (напр., Я. Лукасевичем; см. Я. Лукасевич, Аристотелевская силлогистика с точки зрения современной формальной логики, пер. с англ., М., 1959), осознавшими, что как логич., так и математич. аксиомы являются в конечном счете отражением нек-рых экспериментов с материальными предметами объективного мира, действий над ними в процессе обществ.-историч. практики. И в этом смысле математич. аксиомы не противостоят положениям наук о природе и обществе. Важной чертой Д. является ее аналитич. характер. Еще Милль заметил, что в заключении дедуктивного рассуждения нет ничего такого, что не содержалось бы уже в его посылках. Чтобы описать аналитич. характер дедуктивного следования формально, прибегнем к точному языку алгебры логики. Допустим, что данное дедуктивное рассуждение формализовано средствами алгебры логики, т.е. точно зафиксированы отношения между объемами понятий (классами) как в посылках, так и в заключении. Тогда окажется, что разложение посылок на конституенты (элементарные классы) единицы содержит все те конституенты, к-рые имеются в разложении следствия. Ввиду особого значения, к-рое приобретает во всяком дедуктивном выводе раскрытие компонент посылок, Д. часто связывают с анализом. Поскольку же в процессе Д. (в выводе дедуктивного умозаключения) часто происходит объединение знаний, данных нам в отд. посылках, Д. связывают с синтезом. Единственно правильное методологич. решение вопроса о соотношении Д. и индукции дали классики марксизма-ленинизма. Д. неразрывно связано со всеми др. формами умозаключений и прежде всего с индукцией. Индукция тесно связана с Д., т.к. любой единичный факт может быть понят только через включение его образа в уже сложившуюся систему понятий, а Д., в конечном счете, зависит от наблюдения, эксперимента и индукции. Д. без помощи индукции никогда не может обеспечить познание объективной действительности. «Индукция и дедукция связаны между собою столь же необходимым образом, как синтез и анализ. Вместо того чтобы односторонне превозносить одну из них до небес за счет другой, надо стараться применять каждую на своем месте, а этого можно добиться лишь в том случае, если не упускать из виду их связь между собою, их взаимное дополнение друг друга» (Энгельс Ф., Диалектика природы, 1955, с. 180–81). Содержание посылок дедуктивного умозаключения не дано заранее в готовом виде. Общее положение, к-рое непременно должно быть в одной из посылок Д., всегда является результатом всестороннего исследования множества фактов, глубокого обобщения закономерных связей и отношений между вещами. Но и одна индукция невозможна без Д. Характеризуя «Капитал» Маркса как классич. пример диалектич. подхода к действительности, Ленин отметил, что в «Капитале» индукция и Д. совпадают (см. «Философские тетради», 1947, с. 216 и 121), подчеркивая тем самым их неразрывную связь в процессе науч. исследования.

Д. иногда применяют с целью проверки к.-л. суждения, когда из него выводятся следствия по правилам логики с тем, чтобы затем эти следствия проверить на практике; в этом состоит один из методов проверки гипотез. Д. пользуются также при раскрытии содержания тех или иных понятий.

Лит.: Энгельс Ф., Диалектика природы, М., 1955; Ленин В. И., Соч., 4 изд., т. 38; Аристотель, Аналитики первая и вторая, пер. с греч., М., 1952; Декарт Р., Правила для руководства ума, пер. с лат., М.–Л., 1936; его же, Рассуждение о методе, М., 1953; Лейбниц Г. В., Новые опыты о человеческом разуме, М.–Л., 1936; Каринский М. И., Классификация выводов, в сб.: Избр. труды русских логиков XIX в., М., 1956; Льар Л., Английские реформаторы логики в XIX в., СПБ, 1897; Кутюра Л., Алгебра логики, Одесса, 1909; Поварнин С., Логика, ч. 1 – Общее учение о доказательстве, П., 1915; Гильберт Д. и Аккерман В., Основы теоретической логики, пер. с нем., М., 1947; Тарский Α., Введение в логику и методологию дедуктивных наук, пер. с англ., М., 1948; Асмус В. Φ., Учение логики о доказательстве и опровержении, М., 1954; Boole G., An investigation of the laws of thought…, N. Y., 1951; Schröder Ε., Vorlesungen über die Algebra der Logik, Bd 1–2, Lpz., 1890–1905; Reichenbach H. Elements of symbolic logic, Ν. Υ., 1948.

Д. Горский. Москва.

Философская Энциклопедия. В 5-х т. — М.: Советская энциклопедия. Под редакцией Ф. В. Константинова. 1960—1970.

dic.academic.ru

дедукция — это… Что такое дедукция?

(от лат. deductio — выведение) — 1) процесс логического вывода, т. е. перехода от посылок к заключениям в соответствии с правилами логики; 2) конкретный вывод; 3) родовое наименование общей теории построения правильных умозаключений; 4) вид умозаключения, в котором осуществляется переход от общего к частному. В последнем значении дедуктивный вывод не м. б. более общим, чем посылки (утверждения), приводящие к нему. Посылками м. б. аксиомы, постулаты, принципы.

Дедуктивный вывод всегда оказывается истинным при: а) истинности посылок, б) правильном употреблении логических законов; но истинность посылок не м. б. доказана с помощью Д.

Дедуктивная логика ведет свое начало от Аристотеля, но особенно интенсивно она стала разрабатываться с XIX в., когда в связи с развитием математической логики начали развиваться учения о доказательстве, о логическом следовании и т. д.,. о непротиворечивости и полноте дедуктивных систем. Взгляды на роль и ценность Д. отличались разнообразием. Декарт считал, что Д. дает знание, полученное путем рассуждения («опосредованное», «опосредствованное»), и противопоставлял ее интуиции, посредством которой разум усматривает истину «непосредственно». Ф. Бэкон, Дж. Ст. Милль, А. Бэн относились к Д. пренебрежительно, считая, что, в противоположность
индукции
, она вообще не дает нового знания. Этот же факт рационалисты Г. Лейбниц и Х. Вольф интерпретировали в положительном смысле: знания, полученные Д., «истинны во всех возможных мирах». Дедуктивное знание получается без обращения к эмпирическим фактам, непосредственному опыту. Исходя из этого, Кант считал необходимым при построении философии опираться не только на Д., но и на эмпирические факты.

Ограниченность применимости Д. в познании связана г. о. с тем, что Д. предполагает неизменность предмета рассуждения и, следовательно, исключает представление о предмете как развивающемся; дедуктивные системы не могут включать противоречия, и потому все противоречивые отношения действительности в дедуктивном представлении разрываются, теряя целостность; в выводах дедуктивной системы не может содержаться ничего, что не содержалось бы в посылках (аксиомах, принципах и т. п.).

Д. имеет свою определенную область применения, в частности, в разработке научных теорий, позволяя развить теорию до получения всех возможных, необходимо обоснованных выводов и следствий, могущих быть проверенными на практике. По отношению к процессу познания в целом Д. обеспечивает строгость и доказательность рассуждения при условии непротиворечивости исходной системы понятий. Однако она не может обосновать саму эту исходную систему. Поскольку Д. широко используется в научном познании, она важна также и при обучении наукам. Дедуктивный метод обучения позволяет вместо рассмотрения множества единичных случаев усвоить общие принципы, что происходит, напр., при изучении геометрии. Особую роль Д. призвана играть в формировании логического мышления школьников.


Большой психологический словарь. — М.: Прайм-ЕВРОЗНАК. Под ред. Б.Г. Мещерякова, акад. В.П. Зинченко. 2003.

psychology.academic.ru

ДЕДУКЦИЯ — это… Что такое ДЕДУКЦИЯ?

  • ДЕДУКЦИЯ — (от лат. deductio выведение) переход от посылок к заключению, опирающийся на логический закон, в силу чего заключение с логической необходимостью следует из принятых посылок. Характерная особенность Д. заключается в том, что от истинных посылок… …   Философская энциклопедия

  • ДЕДУКЦИЯ — (лат. deductio, от deducere выводить). Вывод частных фактов из общих основных положений. Словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка. Чудинов А.Н., 1910. ДЕДУКЦИЯ [лат. deductio выведение] лог. способ рассуждения, при котором новое …   Словарь иностранных слов русского языка

  • дедукция — и, ж. déduction f., нем. Deduktion <лат. deductio выведение. 1. дипл. Изложение, изъяснение чего л. Сл. 18. Шведы против сего мира пространную дедукцию писменно Королю подали. ЖПВ 2 493. Министерство потом вручило ему письменную дедукцию своих …   Исторический словарь галлицизмов русского языка

  • Дедукция —  Дедукция  ♦ Déduction    Рассуждать методом дедукции значит выводить из истинных или предположительно истинных суждений (принципов или предпосылок) другие суждения, с необходимостью из них вытекающие. Под дедукцией, пишет Декарт, мы понимаем… …   Философский словарь Спонвиля

  • дедукция — (от лат. deductio выведение) движение знания от более общего к менее общему, частному, выведение следствия из посылок. Д. тесно связана с индукцией. Логика рассматривает Д. как вид умозаключения. Психология изучает развитие и нарушение… …   Большая психологическая энциклопедия

  • Дедукция — (лат. deductio шығару) бастапқы пайымдаулар (алғышарттар) жиынтығынан қажетті шығарылатын салдарларды алатын рационалды танымның әдісі. Дедукция процесінде пікірлердің тек логикалық қатал, әдепті (корректный) амалдары – логикалық формалары −… …   Философиялық терминдердің сөздігі

  • ДЕДУКЦИЯ — (от латинского deductio выведение), вывод по правилам логики; цепь умозаключений (рассуждение), звенья которой (высказывания) связаны отношением логического следования. Началом (посылками) дедукции являются аксиомы, постулаты или гипотезы,… …   Современная энциклопедия

  • ДЕДУКЦИЯ — (от лат. deductio выведение) вывод по правилам логики; цепь умозаключений (рассуждение), звенья которой (высказывания) связаны отношением логического следования. Началом (посылками) дедукции являются аксиомы, постулаты или просто гипотезы,… …   Большой Энциклопедический словарь

  • Дедукция — Дедукция (лат. deductio  выведение)  метод мышления, при котором частное положение логическим путем выводится из общего, вывод по правилам логики; цепь умозаключений (рассуждение), звенья которой (высказывания) связаны отношением логического… …   Википедия

  • дедукция — выведение, вывод, умозаключение, заключение Словарь русских синонимов. дедукция сущ., кол во синонимов: 3 • вывод (31) • …   Словарь синонимов

  • дедукция —     спец. ДЕДУКЦИЯ, вывод, книжн. умозаключение     ВЫВОД, заключение, книжн. умозаключение     ВЫВОДИТЬ/ВЫВЕСТИ, заключать/заключить, книжн. умозаключать/умозаключить …   Словарь-тезаурус синонимов русской речи

  • dic.academic.ru

    Что такое дедукция и дедуктивный метод?

    Дедукция — это метод мышления, следствием которого является логический вывод, где частное заключение выводится из общего.

    «По одной лишь капле воды человек, умеющий мыслить логически, сможет вывести существование Атлантического океана или Ниагарского водопада, даже если он не видел ни того и ни другого» – так рассуждал самый знаменитый литературный сыщик. Учитывая незаметные другим людям мелкие детали, он строил безупречные логические умозаключения, используя метод дедукции. Именно благодаря Шерлоку Холмсу весь мир узнал, что такое дедукция. В своих рассуждениях великий сыщик всегда отталкивался от общего – всей картины преступления с предполагаемыми преступниками, и двигался к частным моментам – рассматривал каждого в отдельности, всех, кто мог совершить злодеяние, изучал мотивы, поведение, доказательства.

    Этот удивительный герой Конан Дойля по частицам почвы на обуви мог угадать из какой части страны приехал человек. Также он различал сто сорок видов табачного пепла. Шерлок Холмс интересовался абсолютно всем, имел обширные знания во всех областях.

    В чем суть дедуктивной логики

    Дедуктивный метод начинается с гипотезы, которую человек считает априори верной, а затем он должен проверить ее с помощью наблюдений. Книги по философии и психологии определяют это понятие как умозаключение, построенное на принципе от общего к частному по законам логики.

    В отличие от других типов логических рассуждений, дедукция выводит новую мысль из других, приводя к конкретному выводу, применимому в данной ситуации.

    Дедуктивный метод позволяет нашему мышлению быть более конкретным и результативным.

    Суть состоит в том, что дедукция строится на выведении частного на основе общих предпосылок. Другими словами, это рассуждения на основе подтвержденных, общепринятых и всем известных общих данных, которые и приводят к логичному фактическому выводу.

    Дедуктивный метод с успехом применяется в математике, физике, научной философии и экономике. Врачам и юристам также приходится применять навыки дедуктивного мышления, но они будут полезны и для представителей любой профессии. Даже для писателей, работающих над книгами, немаловажным является умение разбираться в персонажах и делать выводы, основываясь на эмпирических знаниях.

    Дедуктивная логика – это философское понятие, оно известно еще со времен Аристотеля, но интенсивно оно стало разрабатываться лишь в девятнадцатом веке, когда развивающаяся математическая логика дала толчок к развитию учения о дедуктивном методе. Аристотель под дедуктивной логикой понимал доказательства с силлогизмами: рассуждение с двумя посылами и одним заключением. Высокую познавательную или когнитивную функцию дедукции подчеркивал и Рене Декарт. В своих работах ученый противопоставлял её интуиции. По его мнению, интуиция непосредственно раскрывает истину, а дедукция эту истину постигает опосредованно, то есть, путём дополнительных рассуждений.

    В повседневных рассуждениях дедукция крайне редко используется в форме силлогизма или двух посылов и одного вывода. Чаще всего указывается только один посыл, а второй посыл, как общеизвестный и всеми признанный, опускается. Вывод также не всегда формулируется в явной форме. Логическая связь между посылами и выводами выражается словами «вот», «следовательно», «значит», «поэтому».

    Примеры использования метода

    Человек, проводящий дедуктивное рассуждение в полном объеме, скорее всего, будет принят за педанта. Действительно, рассуждая на примере следующего силлогизма, подобные выводы могут иметь чересчур искусственный характер.

    Первая часть: «Все российские офицеры бережно хранят боевые традиции». Вторая: «Все хранители боевых традиций – патриоты». Наконец, вывод: «Некоторые патриоты – российские офицеры».

    Другой пример: «Платина – металл, все металлы проводят электрический ток, значит, платина электропроводна».

    Цитата из анекдота про Шерлока Холмса: «Извозчик приветствует героя Конан Дойля, говоря, что рад видеть его после Константинополя и Милана. На удивление Холмса извозчик поясняет, что узнал эту информацию по биркам на багаже». И это пример использования дедуктивного метода.

    Примеры дедуктивной логики в романе Конан Дойля и сериале МакГигана «Шерлок Холмс»

    Что такое дедукция в художественной интерпретации Пола МакГигана становится понятно на следующих примерах. Цитата, олицетворяющая дедуктивный метод из сериала: «Выправка у этого человека, как у бывшего военного. Лицо загорелое, но это не его оттенок кожи, так как запястья у него не такие смуглые. Лицо уставшее, как после тяжелой болезни. Держит руку неподвижно, скорее всего, был когда-то ранен в нее». Здесь Бенедикт Камбэрбеч использует метод заключения от общего к частному.

    Часто дедуктивные заключения бывают настолько урезанными, что о них можно только догадываться. Восстановить дедукцию в полной мере, с указанием двух посылов и вывода, а также логических связей между ними бывает затруднительно.

    Цитата из детектива Конан Дойля: «Благодаря тому, что я так давно использую дедуктивную логику, умозаключения возникают в моей голове с такой скоростью, что я даже не замечаю промежуточных выводов или взаимосвязей между двумя положениями».

    Что дает дедуктивная логика в жизни

    Дедукция будет полезна и в каждодневной жизни, бизнесе, работе. Секрет многих людей, добившихся выдающихся успехов в разных сферах деятельности, заключается в умении использовать логику и подвергать анализу любые действия, просчитывая их итог.

    В изучении какого-либо предмета подход дедуктивного мышления позволит рассматривать объект изучения тщательнее и со всех сторон, на работе – принимать верные решения и просчитывать эффективность; а в повседневной жизни – лучше ориентироваться в выстраивании отношений с другими людьми. Следовательно, дедукция может улучшить качество жизни при правильном использовании этого подхода.

    Тот невероятный интерес, который показывают к дедуктивным умозаключениям в различных сферах научной деятельности, абсолютно объясним. Ведь дедукция позволяет из уже имеющегося факта, события, эмпирического знания, получить новые законы и аксиомы, к тому же исключительно теоретическим путем, без применения его на опытах, исключительно благодаря наблюдениям. Дедукция дает полную гарантию того, что факты, полученные в результате логического подхода, операции будут достоверны и истинны.

    Говоря о важности логической дедуктивной операции, не стоит забывать об индуктивном методе мышления и обоснования новых фактов. Почти все общие явления и заключения, включая аксиомы, теоремы и научные законы, появляются в результате индукции, то есть движения научной мысли от частного к общему. Таким образом, индуктивные соображения — основа наших знаний. Правда, сам по себе этот подход не гарантирует полноценности полученных знаний, но индуктивный метод вызывает новые предположения, связывает их со знанием, установленным опытным путем. Опыт в данном случае является источником и основой всех наших научных представлений о мире.

    Дедуктивная аргументация – мощное средство познания, используется для получения новых фактов и знаний. В совокупности с индукцией дедукция представляет собой инструментарий для познания мира.

    headlife.ru

    Дедукция — это… Что такое Дедукция?

    (от deducere — выводить) — термин современной логики, обозначающий выведение одной мысли из другой, делаемое на основании логических законов. Большинство логиков под словом Д. разумеют выведение частного из общего: такое ограничение, однако, не имеет основания. Д. получила значение термина лишь в новой логике, главным образом благодаря трудам английских мыслителей, рассматривающих Д. в противоположность индуктивному методу. Понятие Д. встречается уже у Аристотеля (άπαγωγή). Λатинская форма, deductio, впервые встречается в сочинениях Боэция; но как у Аристотеля, так и у Боэция Д. не противополагается индукции, а обозначает собой понятие, тождественное с силлогизмом и с доказательством. В средневековой, схоластической логике слово Д. не играет роли термина. В знаменитой пор-рояльской логике Арно («Logique ou l’art de penser») Д. как термин тоже не встречается, нет его еще и в логике Канта. Следовательно, термин Д. составляет принадлежность логики XIX века. Еще и в настоящее время в некоторых сочинениях по логике Д. отождествляют с силлогизмом и считают его единственным правомерным способом умозаключения (см., напр., Rabier, «Logique», 1886). Отождествлению Д. с силлогизмом мешает, однако, то обстоятельство, что силлогизм есть лишь форма Д., а не самый процесс. От узкого значения термина Д. следует отличать более широкое: совокупность процессов научного мышления (разделение и определение понятий, доказательство положения) за вычетом индукции. Понимаемая в таком смысле, Д. оказывается процессом, прямо противоположным индукции; эту противоположность видят как в исходных точках, так и в способах перехода от одной мысли к другой и, наконец, в конечных целях. Такое воззрение зашищал в русской литературе М. П. Владиславлев («Логика», СПб., 1872), стоявший в данном случае под влиянием Милля, Бэна и др. Нельзя отрицать различия между Д. и индукцией, но противоположение их не имеет никакого основания. Человеческое мышление одно; как бы ни были разнообразны предметы, направление и цель мышления, одни и те же законы управляют мыслью. Противополагать Д. во всем индуктивному мышлению — значит вносить дуализм в человеческое сознание. Различие Д. от индукции получило характер противоположности вследствие развития опытных наук в новое время. Успехи опытного знания повлекли за собой подробное исследование методов его, причем иногда забывали, что в индукции имеется дело с тем же самым мышлением, в применении его к фактам внутреннего и внешнего мира. Неудачи спекулятивной философии, пользовавшейся по преимуществу Д., способствовали расширению пропасти между индукцией и дедукцией. Между тем, легко заметить сродство индукции с Д.; не говоря о так называемой полной индукции (умозаключении от всех членов известной группы к самой группе), которая представляет собою пример совершенно правильного силлогизма, т. е. Д. — и так называемая неполная индукция, т. е. заключение от частного к общему, имеет своим основанием закон тождества, ибо в неполной индукции от некоторых случаев мы заключаем ко всем на том основании, что рассматриваем эти некоторые случаи как типичные представители всей группы. Д. С. Милль свел индуктивные методы исследования к четырем основным: метод различия, согласия, остатков и сопутствующих изменений. Рассматривая их, легко убедиться, что они представляют собой не что иное, как различные способы умозаключения, основанные на законе тождества. Метод остатков, например, представляет собой чистый случай определения путем исключения, т. е. умозаключение разделительное. В превосходном труде Каринского «Классификация выводов» (СПб., 1880) есть множество доказательств тому, что противоположность индукции и Д. в той форме, в которой оно обыкновенно делается, неосновательно и что поэтому нельзя делить все выводы на индуктивные и дедуктивные. С другой стороны, некоторые силлогистические выводы представляют собой пример умозаключений от частного к частному, на что впервые обратил внимание Дж. С. Милль. Таким образом, отождествляя Д. с силлогизмом, нельзя в то же время утверждать, что Д. есть всегда умозаключение от общего к частному, а следует дать более общее определение, с которого мы и начали настоящую заметку. Полное определение понятия Д. требует, помимо указания отношения ее к индукции, еще рассмотрения отношения Д. к анализу. Анализом называется прием мышления, посредством которого разлагается на составные элементы то, что в сознании дано как нечто целое; анализ противополагается синтезу; но и в Д. выводится из известной мысли с необходимостью другая, которая была заключена implicite в первой; отсюда сходство Д. и анализа очевидно. Если, однако, допустить, что форма Д. — силлогизм, то придется сказать, что анализ — более общее понятие, чем Д. Всякая Д. есть анализ, ибо разъясняет данное положение, выводя из него другое, заключенное в нем; но не всякий анализ есть Д. Анализ есть действие более простое, чем Д. В состав каждого процесса Д. входят следующие элементы: положение, из которого делается вывод и которое в таком случае назыв. основанием; самый процесс выведения из основания мысли, в нем заключенной, и, наконец, вывод или мысль, добытая из основания и поставленная как отдельное положение. Положения, из которых делаются выводы, могут быть чрезвычайно разнообразны, но в конце концов сводятся к двум родам: самоочевидные истины (аксиомы) и обобщения, добытые из опыта. Процесс выведения не меняет характера основания, из которого получается вывод, т. е. вывод из аксиомы сам получает аксиоматический характер; вывод из эмпирического положения есть факт, могущий быть проверенным на опыте. Самый процесс Д. основан на законе тождества. Частное подводится под общее на том основании, что оно по содержанию тождественно с общим; то же самое положение можно заметить и в заключении от частного к частному. Самый вывод, наконец, есть положение, в котором признается тождество подводимого с тем положением, под которое мы подводим. См. Силлогизм.

    Э. Радлов.

    dic.academic.ru

    Дедукция — это… Что такое Дедукция?

            переход от общего к частному; в более специальном смысле термин «Д.» обозначает процесс логического вывода, т. е. перехода по тем или иным правилам логики (См. Логика) от некоторых данных предложений — посылок к их следствиям (заключениям), причём в некотором смысле следствия всегда можно характеризовать как «частные случаи» («примеры») общих посылок. Термин «Д.» употребляется и для обозначения конкретных выводов следствий из посылок (т. е. как синоним термина «вывод» в одном из его значений), и — чаще — как родовое наименование общей теории построений правильных выводов (умозаключений (См. Умозаключение)). В соответствии с этим последним словоупотреблением, науки, предложения которых получаются (хотя бы преимущественно) как следствия некоторых общих «базисных законов» (принципов, постулатов, аксиом и т.п.), принято называть дедуктивными (математика, теоретическая механика, некоторые разделы физики и др.), а Аксиоматический метод, посредством которого производятся выводы этих частных предложений, часто называют аксиоматико-дедуктивным.          Изучение Д. составляет главную задачу логики; иногда логику — во всяком случае логику формальную — даже определяют как «теорию Д.», хотя логика далеко не единственная наука, изучающая методы Д.: Психология изучает реализацию Д. в процессе реального индивидуального мышления и его формирования, а гносеология (Теория познания) — как один из основных (наряду с другими, в частности различными формами индукции (См. Индукция)) методов научного познания мира.          Хотя сам термин «Д.» впервые употреблён, по-видимому, Боэцием (См. Боэций), понятие Д. — как Доказательство какого-либо предложения посредством Силлогизма — фигурирует уже у Аристотеля (См. Аристотель) («Первая Аналитика»). В философии и логике средних веков и нового времени имели место значительные расхождения во взглядах на роль Д. в ряду др. методов познания. Так, Р. Декарт противопоставлял Д. интуиции (См. Интуиция), посредством которой, по его мнению, человеческий разум «непосредственно усматривает» истину, в то время как Д. доставляет разуму лишь «опосредованное» (полученное путём рассуждения) знание. (Провозглашённый Декартом примат интуиции над Д. возродился гораздо позже и в значительно изменённых и развитых формах в концепциях так называемого интуиционизма.) Ф. Бэкон, а позднее др. английские логики-«индуктивисты»(У. Уэвелл, Дж. С. Милль, А. Бэн и др.), справедливо отмечая, что в заключении, полученном посредством Д., не содержится (если выражаться на современном языке) никакой «информации», которая не содержалась бы (пусть неявно) в посылках, считали на этом основании Д. «второстепенным» методом, в то время как подлинное знание, по их мнению, даёт только индукция. Наконец, представители направления, идущего в первую очередь от немецкой философии (X. Вольф, Г. В. Лейбниц), также, исходя по сути дела из того, что Д. не даёт «новых» фактов, именно на этом основании приходили к прямо противоположному выводу: полученные путём Д. знания являются «истинными во всех возможных мирах» (или, как говорил позже И. Кант, «аналитически истинными»), чем и определяется их «непреходящая» ценность [в отличие от полученных индуктивным обобщением данных наблюдения и опыта «фактических» («синтетических») истин, верных, так сказать, «лишь в силу стечения обстоятельств»].          С современной точки зрения вопрос о взаимных «преимуществах» Д. или индукции в значительной мере утратил смысл. Уже Ф. Энгельс писал, что «индукция и дедукция связаны между собой столь же необходимым образом, как синтез и анализ. Вместо того чтобы односторонне превозносить одну из них до небес за счет другой, надо стараться применять каждую из них на своем месте, а этого можно добиться лишь в том случае, если не упускать из виду их связь между собой, их взаимное дополнение друг друга» («Диалектика природы», 1969, с. 195 — 196). Однако и независимо от отмечаемой здесь диалектической взаимосвязи Д. и индукции и их применений изучение принципов Д. имеет громадное самостоятельное значение. Именно исследование этих принципов как таковых и составило по существу основное содержание всей формальной логики — от Аристотеля до наших дней. Более того, в настоящее время всё активнее ведутся работы по созданию различных систем «индуктивной логики», причём (такова диалектика этих на первый взгляд полярных понятий) своего рода идеалом здесь представляется создание «дедуктивноподобных» систем, т. е. совокупностей таких правил, следуя которым можно было бы получать заключения, имеющие если не 100%-ную достоверность (как знания, полученные путём Д.), то хотя бы достаточно большую «степень правдоподобия», или «вероятность» (см. Вероятностная логика).

             Что же касается формальной логики в более узком смысле этого термина, то как к самой по себе системе логических правил, так и к любым их применениям в любой области в полной мере относится положение о том, что всё, что заключено в любой полученной посредством дедуктивного умозаключения «аналитической (или «логической») истине», содержится уже в посылках, из которых она выведена: каждое применение правила в том и состоит, что общее положение относится (применяется, прилагается) к некоторой конкретной («частной») ситуации. Некоторые правила логического вывода подпадают под такую характеристику и совсем явным образом; например, различные модификации так называемого правила подстановки гласят, что свойство доказуемости (или выводимости из данной системы посылок) сохраняется при любой замене элементов произвольной формулы данной формальной теории «конкретными» выражениями «того же вида». То же относится к распространённому способу задания аксиоматических систем посредством так называемых схем аксиом, т. е. выражений, обращающихся в «конкретные» аксиомы после подстановки вместо входящих в них «родовых» обозначений конкретных формул данной теории.

             Но какой бы конкретный вид ни имело данное правило, любое его применение всегда носит характер Д. «Непреложность», обязательность, «формальность» правил логики, не ведающая никаких исключений, таит в себе богатейшие возможности автоматизации самого процесса логического вывода с использованием ЭВМ (см. Алгоритм, Кибернетика).          Под Д. часто понимают и сам процесс логического следования. Это обусловливает тесную связь (а иногда даже отождествление) понятия Д. с понятиями вывода и следствия, находящую своё отражение и в логической терминологии; так, «теоремой о Д.» принято называть одно из важных соотношений между логической связкой импликации (формализующей словесный оборот «Если…, то… ») и отношением логического следования (выводимости): если из посылки А выводится следствие В, то импликация А ⊃ В («Если А…, то В…») доказуема (т. е. выводима уже без всяких посылок, из одних только аксиом). (Теорема о Д., справедливая при некоторых достаточно общих условиях для всех «полноценных» логических систем, в некоторых случаях просто постулируется для них в качестве исходного правила.) Аналогичный характер носят и другие связанные с понятием Д. логические термины; так, дедуктивно эквивалентными называются предложения, выводимые друг из друга; дедуктивная полнота системы (относительно какого-либо свойства) состоит в том, что все выражения данной системы, обладающие этим свойством (например, истинностью при некоторой интерпретации (См. Интерпретация)), доказуемы в ней.          Свойства Д. — это по сути дела свойства отношения выводимости. Поэтому и раскрывались они преимущественно в ходе построения конкретных логических (и логико-математических) формальных систем (исчислений (См. Исчисление)) и общей теории таких систем (так называемой теории доказательства). Большой вклад в это изучение внесли: создатель формальной логики Аристотель и др. античные учёные; выдвинувший идею формального логического исчисления (и справедливо считающийся провозвестником математической логики) Г. В. Лейбниц; создатели первых алгебрологических систем Дж. Буль, У. Джевонс, П. С. Порецкий, Ч. Пирс; создатели первых логико-математических аксиоматических систем Дж. Пеано, Г. Фреге, Б. Рассел; наконец, идущая от Д. Гильберта школа современных исследователей (К. Гёдель, А. Чёрч, Ж. Эрбран и др.), включая создателей теории Д. в виде так называемых исчислений естественного вывода (или «натуральной Д.») немецкого логика Г. Генцена, польского логика С. Яськовского и нидерландского логика Э. Бета. Теория Д. активно разрабатывается и в настоящее время, в том числе и в СССР (П. С. Новиков, А. А. Марков, Н. А. Шанин, А. С. Есенин-Вольпин и др.).

             Лит.: Аристотель, Аналитики первая и вторая, пер. с греч., М., 1952; Декарт P., Правила для руководства ума, пер. с. лат., М. — Л., 1936; его же, Рассуждение о методе, М., 1953; Лейбниц Г. В., Новые опыты о человеческом разуме М. — Л., 1936; Тарский А., Введение в логику и методологию дедуктивных наук, пер. с англ., М., 1948; Асмус В. Ф., Учение логики о доказательстве и опровержении, М., 1954.

             Ю. А. Гастев.

    dic.academic.ru

    Что такое ДЕДУКЦИЯ и ИНДУКЦИЯ

    Дедукция или Дедуктивное умозаключение – это одна из двух основных форм логического рассуждения основанная на идеи о том, что если что-то справедливо для целого класса вещей, то это является справедливым и для всех членов данного класса.

     

    Что такое ДЕДУКЦИЯ – простыми словами. МЕТОД ДЕДУКЦИИ

     

    Простыми словами, Дедукция – это вариант мышления, при котором человек делает определенные логические выводы, основываясь на знаниях о классе вещей в целом, и переносит определенные черты на конкретную вещь. Другими словами, можно сказать что дедукция, это вариант логических рассуждений, направленных от общего к частному.

     

     

    Несмотря на витиеватость определения, само понятие дедукции является весьма простым, особенно если понимать принцип работы дедуктивного метода. Итак, Дедуктивный метод работает следующим образом: Если мы знаем, что все представители определенного класса обладают каким-то свойством, то при рассмотрении одного из представителей этого класса, справедливо будет предположить, что и он обладает этим свойством. Так к примеру: Если мы знаем, что все люди смертны, а гипотетический Сережа — человек, то, следовательно, он тоже смертен.

     

    Пример ДЕДУКЦИИ

     

    • У всех птиц есть перья. Попугай – это птица, следовательно, у попугая есть перья;
    • В красном мясе содержится железо. Говядина — красное мясо, поэтому в говядине есть железо;
    • Рептилии – холоднокровные, а змеи, это рептилии. Следовательно, змеи – холоднокровные;
    • Если A = B и B = C, то A = C;

    Что такое ИНДУКЦИЯ – простыми словами.

     

    Индукция или Индуктивное рассуждение — это метод построения логического умозаключения основанный на принципе: от частного к общему. Так к примеру, если мы видим, что гипотетический Сережа умер, и он является человеком, то можно предположить, что все люди смертны.

     

     

    Подведя итог, можно сказать что:
    Индуктивные и дедуктивные рассуждения — это два противоположных, но не исключающих друг друга подхода, которые можно использовать для оценки выводов. Дедуктивное рассуждение предполагает наличие общего утверждения, из которого в дальнейшем и строится вывод о частном случае. С другой стороны, индуктивное рассуждение берет за основу серию частных случаев из которых и формируется общая теория. Подходы имеют различия, но важно понимать, что как индуктивное, так и дедуктивное рассуждение может оказаться ложным особенно если исходная предпосылка аргументации неверна. Оптимальным вариантом при построении логических выводов является использование комбинации этих методов.

     

     

    На заметку: Шерлок Холмс (литературный персонаж, созданный Артуром Конан Дойлом) – не использовал только дедуктивный метод. В большинстве случаев он строил свои выводы используя модель индуктивных рассуждений.

    Получи плюсик к карме — поделись добром с друзьми:

    VK

    Facebook

    Twitter

    chto-takoe.net

    Отправить ответ

    avatar
      Подписаться  
    Уведомление о