Дети балет – Лучшие балетные школы для детей в Москве: адреса, направления и цены

Историческая пятница. Дети в балете: v_mire_tanca — LiveJournal

Издательский отдел Мариинского театра предложил мне написать материал для буклета на тему «Детский балет — что это такое». Т.к. сегодня фестиваль балета «Мариинский» открывается премьерой балетов Антона Пимонова, сочиненных для детей — «Бемби» и в «Джунглях». Сам Антон на встрече в Театральном музее спектаклем заинтриговал, поэтому жду сегодняшнего вечера с нетерпением. Так вот, для буклета надо было написать и разъяснить — что же такое «детский балет», кому он нужен и прочее. Но тема ушла в другом направлении — как не последние для балетного мира люди смотрели балеты, когда были маленькими. Не у всех будет возможность купить этот буклет, поэтому привожу свою статью здесь. Иллюстрация — рисунок Александры, который она нарисовала под впечатлением после посещения Мариинского театра.


«Тьятар балета», рисунок Саши Медведевой

Не было в балетной критике XIX века определения более негативного, чем «детский балет»: в него рецензенты вкладывали все свое недовольство постановкой. «Легонький сюжетец», «неинтересные танцы», «скудость обстановки» (или наоборот – «чрезмерная роскошь декораций, которая имеет преобладающее значение»), «балерине негде проявить себя» — брюзжали балетоманы и припечатывали: «Весь этот детский балет сделан чисто по-детски». Даже обидно становится за детей позапрошлого века, которые были вынуждены страдать в петербургском Большом театре! А между тем, куда эти эпитеты (и их варианты) время от времени применяли и к «Коньку-Горбунку», и к «Спящей красавице», и к «Щелкунчику» – к  таким спектаклям, которые сегодня составляют «золотой фонд» балета, и на который редкий современный родитель не захотел бы привести свое чадо. Но театральный зал в XIX веке в большинстве своем заполняли «потомственные» балетоманы, не пропустившие почти ни одного представления и «высидевшие» (по их собственному определению) не одну сотню «Жизели», «Конька-Горбунка» и «Дочери фараона»,. Для них балет был более  приятным времяпрепровождением и  усладой взора, нежели воспитанием чувств.

Несмотря на то, что хореографы XIX века, сочинявшие балеты, детей в расчет не принимали совершенно, все же большинство спектаклей, созданных ими, кажется предназначенными для самой благодарной аудитории – детской. И это неудивительно – именно мир балета, с его фантастическими персонажами, сказочными сюжетами, вечной борьбой добра и зла (что составляет основу любой сказки), волшебными превращениями, вдохновенным полетом фантазии, особым поэтическим строем, понятным и  выразительным языком танца, – может быть очень понятен иррациональной душе ребенка. И не имеет никакого значения: в каком веке (XIX или XXI) живет этот маленький зритель.

Да, в позапрошлом веке, особенно в первой его половине, балетный театр не включался в программу «художественного воспитания» детей, в аристократических семействах не было принято водить подрастающее поколение в петербургский Большой театр – все-таки балет считался искусством более чувственным, нежели чувствительным. Изменение в правилах поведения происходит с конца 1830-х годов, когда в Санкт-Петербург приехала прославленная Мария Тальони. Ее грациозный танец признавали верхом целомудрия, а критики отмечали, что выступления балерины не стыдно смотреть молодым девицам. Тон задал государь император Николай I, семья которого присутствовала в сентябре 1837 года на дебютной «Сильфиде» в полном составе, включая и дочерей, великих княжон, младшей из которых, Александре, было 12 лет. Средняя дочь императора,

Ольга Николаевна, вспоминала о тех спектаклях: «В театре вызывала восторг Мария Тальони <…>. Она была некрасива, худа, со слишком длинными руками, но в тот момент, как она начинала танцевать, ее захватывающая прелесть заставляла все это забыть. Надо было ее видеть, чтобы понять, что совершенство грации способно вызвать слезы умиления».


Великие княжны Ольга и Александра Николаевны

Добрая традиция посещать с детьми спектакли с участием Марии Тальони сохранялась все пять лет, что балерина выступала в Санкт-Петербурге. И один из самых красноречивых эпизодов из истории «балетов для детей» – прощальный бенефис Тальони в Петербурге в 1842 году, когда после многочисленных вызовов занавес закрылся, и зрители вроде бы уже стали расходиться, как детский голосок из какой-то ложи пропищал: «Тальони!», и вновь начались аплодисменты, и вновь уставшая балерина выходила к публике с благодарностью и слезами на глазах. С «Сильфиды» (правда, уже в более поздней редакции Мариуса Петипа) началась любовь к балету у маленькой Таточки Карсавиной, которая, переживая за героиню, нарушила правила приличия и залезла на спинку театрального кресла: «С восторгом следила я за представлением, и мама видела в этом еще одно подтверждение моего предназначения к сцене».

И все же, несмотря на наличие во второй половине XIX века в репертуаре петербургского театра вполне сказочных танцевальных сюжетов – «Золотая рыбка», «Конек-горбунок», «Золушка», «Спящая красавица», «Щелкунчик», «Синяя борода», – дети не так часто ходили на балет.  Как правило, это случалось по большим праздникам – на Рождество и Пасху. Семилетний Александр Бенуа посетил одно из премьерных представлений «Баядерки», и «пережил тогда минуты, принадлежавшие к самым счастливым в моей жизни». Обожал он «Конек-Горбунок», поставленный по сказке Ершова, именно за то, что «главная роль принадлежала не какому-либо принцу, а простому мужичку, да вдобавок заведомому простофиле-дураку».


Александр Бенуа в возрасте 5 лет.

«Конек-Горбунок» вообще долго оставался лидером детских симпатий. Это был первый балет, который увидела трехлетняя  Малечка Кшесинская, и которую отец, исполнявший роль Хана благополучно забыл в ложе после спектакля. «Чудный балет, вполне понятный для маленькой девочки, которая только начинала любить театр». В «Коньке-Горбунке» будущая звезда русского балета впервые появилась на сцене: «Я появлялась в картине подводного царства, и роль моя заключалась в том, что я должна была вынуть кольцо из пасти кита».

Чуть позже эту же роль доверили младшей ученице Театрального училища Тамаре Карсавиной, за которую она удостоилась похвалы Николая II: «Его улыбка обладала неотразимым обаянием. <…> У меня возникло ощущение, будто я побывала в раю».

Верхнюю строчку в балетных хит-парадах для юных зрителей, вот уже с 1890 года занимает «Спящая красавица». Замечательно, что «Спящая красавица» – спектакль «двусторонний»: дети в нем находятся по обе стороны рампы: в зале и на сцене, в числе полноправных участников постановки, что придает балету особую прелесть. Через «испытание» «Спящей красавицей» прошел почти каждый питерский ребенок, у каждого зрителя есть своя история. Самая знаменитая – о сидевшей в 1890 году на галерке девятилетней дочери питерской прачки

Анне Павловой. «С первых же нот оркестра я притихла и затрепетала, впервые почувствовав над собой дыхание красоты. <…> Когда-нибудь и я буду Спящей красавицей и буду танцевать, как она, в этом самом театре. <…> Я люблю вспоминать этот первый вечер в театре, который решил мою участь». Многие девочки, бывшие у то январское утро в театре, пообещали родителям танцевать, как принцесса Аврора. И только одна выполнила этот детский обет.

Свою роль сыграла «Спящая красавица» в судьбе восьмилетнего Юрия Гамалея, известного впоследствии ленинградского дирижера. «Мне казалось, что я попал в какой-то иной, чудесный  мир, с которым не хотелось расставаться». Именно в это, свое первое посещение балета, он восхитился искрометной танцовщицей в партии феи Бриллиант – Ольгой Берг, которая позже стала женой Юрия Всеволодовича.

Лишь в ХХ веке хореографы начали сочинять балеты «специально для детей». Вот уже несколько поколений петербургских балетоманов взрастили спектакли, идущие на сценах Мариинского и Михайловского театров –  «Щелкунчик» Василия Вайнонена, «Золушка» Константина Сергеева, «Конек-Горбунок» Алексея Ратманского, «Чиполлино» Генриха Майорова. И как жаль, что покинули (надеюсь, временно) репертуар «Тщетная предосторожность» и «Коппелия» Олега Виноградова, «Приключения Пиноккио» Бориса Эйфмана…

Но самый лучший детский балет – это тот, который пробуждает в юных зрителях вневозрастное чувство восторга, вызывает слезы умиления, дарит возможность пережить самые счастливые минуты, исполняет заветную мечту. И как знать, вполне возможно, сегодняшняя премьера Антона Пимонова войдет в чье-то маленькое сердце и навсегда определит чью-то судьбу.

v-mire-tanca.livejournal.com

6 балетных школ Москвы для детей

Центральная Балетная Школа
Возраст: 3-11 лет
Особняк на Смоленской


Центральная Балетная Школа (ЦБШ) задумана как первая частная школа балета в России для детей в возрасте 3-11 лет, где набор предметов и уровень получаемого учениками образования позволит им всерьез претендовать на поступление в ведущие балетные академии России и Европы.

Художественным руководителем ЦБШ выступила народная артистка РФ, прима-балерина Большого театра – Екатерина Шипулина. А ведущим педагогом школы выступит Нина Николаевна Сперанская – ведущая солистка балета, педагог-балетмейстер и заслуженная артистка России.
Отбор в школу проводится на конкурсной основе. Талантливым ученикам выдаются гранты на обучение. Поступление в Центральную Балетную Школу является престижной прерогативой в мире детского балета, а само обучение — стандартом высшего качества в сфере частного детского образования.

Международная сеть школ «Балет с 2 лет» 

Возраст: 2 +

38 школ в Москве

Балетная школа представлена в 18 городах, в 6 странах мира. Сейчас в Москве открыто 38 школ, так что каждый сможет выбрать удобную локацию для занятий. Совместно с нейропсихологами и специалистами по раннему развитию была разработана уникальная программа обучения 

для малышей от 2 лет. Методика позволяет удерживать внимание ребенка в течение всего урока за счёт определенной последовательности, игровых упражнений, стихотворных форм и специально подобранной музыки. Результаты занятий родители малышей замечают уже через месяц.  Для детей старшего возраста методика обучения была создана совместно с педагогами МГАХ и артистами Большого театра. Профессиональное балетное образование в школе доступно даже для тех, у кого нет врожденных данных для балета. А тем, у кого они есть, школа помогает поступить в лучшие профессиональные заведения страны.

Программа обучения постоянно совершенствуется, дополняются новые профильные дисциплины с целью сделать её еще более насыщенной, разнообразной и интересной для каждого ребёнка. Цель обучения — всестороннее развитие детей через культуру и традиции русской балетной школы.

Ежегодно школа организовывает масштабные мероприятия, выездные лагеря и концерты, в которых принимают участие все  воспитанники.

Балетная школа Илзе Лиепа
Возраст: от 2,5 до 12 лет
Школа в Жуковке
На Солянке
В Павлово
В Одинцово


Основная школа Илзе Лиепа расположена на Рублево-Успенском шоссе, более камерные студии – на Солянке и в Павловской гимназии. Педагоги используют авторскую методику знаменитой балерины Илзе Лиепа. Эта методика основана на сочетании гимнастики и пилатеса. Сама Илзе также кчаствует в составлении программ обучения. В программе школы: балетная гимнастика, основы классического танца, хореография и основы акробатики. Группы в школе Илзе Лиепы возрастные: 2,5-4 года, 5-6 лет, 7-8 лет и 9-12 лет. Самые маленькие начинают с азов — занимаются ритмикой, танцами и подвижными играми. Серьезная балетная подготовка начинается с 5 лет. Несколько раз в год учащиеся демонстрируют свое мастерство в отчетных концертах.

 

Хореографическая студия Ксении Белой
Возраст: от 2 лет
Студия на Патриарших прудах / на Комсомольском проспекте



Хореографическую Студию открыла в 1999 году Ксения Белая – выпускница балетмейстерского факультета Российской Академии Театрального Искусства (ГИТИС). Балетом здесь занимаются серьезно, что подтверждают регулярные выступления учеников в в Большом Кремлевском Дворце, Концертном зале им.Чайковского, Доме Музыки. Преподают в студии классические и современные танцы, танцы народов мира и демиклассические постановки. На занятиях малыши знакомятся с народным творчеством, учатся чувствовать музыку и ритм, занимаются гимнастикой, актерским мастерством, изучают историю мирового танца, этикет и даже историю искусств. Самые маленькие занимаются хореографией, после чего могут выбрать курс по душе: классический танец или джаз-модерн.

 

Мастерская балета Егора Симачева 
Возраст: от 2 до 11 лет
22 филиала в Москве


«Мастерскую балета Егора Симачева» можно считать важным популяризатором детского балета в столице. Первая студия была открыта в Саду Эрмитаж в 2011, а сегодня в городе работают уже 16 филиалов Мастерской. С детьми занимаются балерины Большого театра. Здесь есть три возрастные группы — от 2,5 до 4 лет, от 5 до 7 и от 8 до 11 лет. В зависимости от возраста, уровня подготовки и возможностей ребенку помогают выбрать необходимую нагрузку, чтобы тренировки не нанесли ущерба здоровью. Среди необычных услуг студии — уроки балета на французском или английском языке, причем и балетом, и языками можно начать заниматься с «нуля».

 

Студия классического балета «АкТер»
Возраст: от 3 до 13 лет
3 филиала: м. Динамо, Белорусская / м. Проспект Вернадского, Университет / м. Юго-Западная

Балетная студия «АкТер» работает при Государственном академическом театре классического балета, а ее воспитанники активно участвуют в постановках театра. Также учащиеся выступают на зарубежных площадках. Художественный руководитель студии – Терещенко Оксана Георгиевна — закончила Московское государственное балетное училище при Большом театре и является солисткой театра. Балетное искусство в студии преподают детям в возрасте от 3 лет, есть возрастные группы для мальчиков и девочек 3-6 и 6-8 лет. На занятиях дети изучают классический танец, народно-характерный танец и актерское мастерство.

Балетная школа «Щелкунчик»
Возраст: от 3 до 10 лет
Школа на Ленинском пр., 32 / Школа на Пилюгина, 14, к.2

Уважаемую в Москве школу основала в 2000 году народная артистка РСФСР, известная балерина Наталья Чеховская. В школе «Щелкунчик» есть подготовительное отделение для детей 3-10 лет и профессиональные классы для детей от 10 лет (1-й балетный класс). Обучают в школе по программе «Классический танец» С.Н. Головкиной, утверждённой Министерством культуры РФ. В распоряжении учеников: просторный танцевальный зал с зеркалами и удобные раздевалки. На просмотр можно прийти в любой будний день с сентября по май, а также в отдельные дни в июне.

 

workingmama.ru

Дети балета: через тернии к звездами

текст, фото и видео: Вероника Бердина

Среди детей, которые выбирают свой профессиональный путь уже в десять лет, особую категорию составляют  будущие артисты балета. Они начинают серьезно осваивать профессию, едва окончив начальные классы обычной средней школы — ведь именно в этом возрасте детей принимают в хореографическое училище.

В Новосибирске работает единственный за Уралом государственный хореографический колледж, одна из четырех федеральных балетных школ. За 55 лет работы здесь выпустили 690 профессиональных танцоров, многие из которых стали звездами мировых театральных сцен, например, солист Большого театра Семен Чудин – выпускник сибирского колледжа. 

В начале июня в Новосибирском государственном академическом театре оперы и балета прошел выпускной отчетный концерт учащихся колледжа. «Летидор» побывал за кулисами, чтобы расспросить детей об учебе и артистической жизни, понять, каково это — всерьез постигать профессию в столь юном возрасте. Мы также интересовались, как родители решаются на такой отважный шаг: отдать ребенка в суровую балетную действительность. Ведь дети, которые приезжают учиться из других городов, уже в десять лет узнают, как это — быть полностью самостоятельными. 


К шести вечера театр оперы и балета зашумел своими привычными звуками: паркет в холлах отзывался на стук каблуков стекающихся в зал зрителей, коридоры отвечали эхом нарастающего гула толпы, сцена прислушивалась к последним аккордам репетиций, гримерки наполнялись смехом. Для зрителя, который входит в огромный театральный зал и фойе с лепниной, вечер торжественный и таинственный. А для сотрудников театра и студентов – ответственный, но вполне себе рабочий день, каких в памяти Новосибирской оперы за 67 лет существования накопилось тысячи.


Перед началом

В отчетном концерте принимают участие все воспитанники хореографического колледжа — все восемь классов, которые условно делятся на две группы: школьники и студенты. Учащиеся с первого по пятый класс по возрасту и программе обучения соответствуют 5-9 классу обычной общеобразовательной школы. На следующей ступени обучения воспитанников называют студентами, а классы – курсами, с первого по третий.


Несмотря на лето, юные балерины за кулисами ходят в уггах

Колледж – малочисленное учебное заведение, здесь учится всего 150 человек, при этом, если отметить на карте родные места всех учеников, флажки придется поставить на десятках российских городов, среди которых Хабаровск, Владивосток, Южно-Сахалинск, Челябинск и Пермь, Екатеринбург и Калининград. Учились в колледже и студенты из Китая и Японии.

Но вот парадокс: при такой очевидной востребованности хорошего хореографического образования, колледж каждый год испытывает недостаток в абитуриентах. Первая и основная причина — в том, что для занятий балетом подходит очень ограниченное количество детей. Чтобы стать профессиональным танцовщиком, нужно иметь специфические природные данные. Во-первых, это характерные для балерин пропорции тела – удлиненные руки и ноги. Внимание обращают даже на шею.


Чтобы попасть в училище, дети проходят строгий отбор

У детей замеряют рост в положении стоя и сидя. Определяют специальный коэффициент. Тело должно быть очень гибким и послушным. Проверяют подвижность тазобедренных суставов (нужна хорошая выворотность ног), особенное строение и эластичность стоп. Ребенок должен легко и высоко прыгать.

Приемная комиссия уже на первом этапе отбора отсеивает 95-98% желающих заниматься балетом. Затем дети, прошедшие отбор, идут на медкомиссию, следом на оценку музыкальности и слуха. Только при наличии всех данных ребенка могут зачислить в колледж. К поступлению невозможно подготовиться — природа либо дает шанс, либо нет.

Александр Шепелев, художественный руководитель колледжа, рассказывает: «Приводит к нам мама ребенка, говорит, что тот подготовлен к учебе, танцует с трех лет. Но он не способен к балету! Танцевать он может сколько угодно, но не в балете! Здесь настолько высокая планка! А бывает наоборот, мы ездим по селам и деревням в поисках учеников, нашли какого-то мальчишку, который вообще не знает, что такое балет, но он способный, природа его одарила!»

Александр Николаевич говорит, что в природе очень мало способных к балету детей, а гениальные рождаются вообще раз в 5-10 лет. Поэтому, чтобы набрать в первый класс 20 учеников, требуется отсмотреть больше десяти тысяч школьников. Преподаватели колледжа смотрят не только детей, которые пришли самостоятельно на отбор, но и сами ездят по школам, танцевальным коллективам и ищут потенциальных звезд балета.

Александр Шепелев сетует: «Если в 60-70 годы прошлого века советский балет был впереди планеты всей, артист балета и космонавт — это были две самые престижные профессии, то сейчас и космонавтика уже не на том уровне, и в балет перестали детей приводить. Смотреть балет любят, залы всегда переполнены, спектакли нравятся людям, но чтобы отдать своего ребенка учиться – нет. Потому что престиж профессии, к сожалению, упал. Сложился стереотип, что это сложно, безденежно, хотя сейчас крупные театры предлагают хорошие заработки, не говоря уже о ведущих танцовщиках, у которых доход с несколькими нулями».

Но у этого спада популярности балетных школ можно увидеть и оборотную сторону: в балет сейчас приходят не в погоне за модой, а только те, кому это действительно нужно. Если пролистать, например, интернет-форумы, темы о хореографическом колледже пользуются большой популярностью. Мамы и папы все еще мечтают увидеть своего ребенка на профессиональной сцене.


Отрывок концерта

Если смотреть на выступление из зрительного зала, не сразу понятно, кто на сцене, тринадцатилетние подростки или все же взрослые актеры: те же костюмы, грим, отработанные движения. Танец этих детей сильно отличается от школьных утренников, в которых участвуют их ровесники. На сцене театра нет абсолютно ничего детского. И дело не только в отсутствии небрежности и заметном танцевальном мастерстве, а, скорее, в очень серьезном отношении самих артистов к происходящему. Для «балетных» каждый выход на сцену как экзамен, очередной кирпичик в успехе будущей карьеры. Даже в десять лет, когда другие дети гоняют по двору мяч и играют в куклы, они твердо уяснили: халтурить нельзя, работать нужно много и качественно, только тогда тебе покорятся сцены всего мира.

За кулисами только и разговоров, что о балете. Первоклашка Карина взахлеб рассказывает, что всю жизнь мечтала стать балериной, с того самого дня, когда мама впервые привела на спектакль. Даже когда ее убеждали, что это очень сложно, она возражала: «Мне нравится, когда сложно. Это лучше, когда делаешь то, что пригодится в жизни, чем детские годы «пропинать балду» и ничего не добиться».


Внутренняя мотивация

Первоклашки в красивых синих платьях щебечут у гримерки. Рассказывают о том, как ходят на спектакли, о занятиях, о своей жизни. Десятилетняя девочка из Омска говорит, что к жизни в общежитии, где обитают все иногородние, привыкала сложно, иногда даже плакала и просилась домой, но теперь льет слезы все реже и своей жизни больше без балета не представляет. Зато самостоятельная «взрослая» жизнь учит многим вещам, которые ее ровесницы еще не делают: она умеет «сама платить за общежитие» и «ходить в магазин».

По секрету девочки поделились, что мальчишки адаптируются к балетной жизни гораздо хуже. Их, что вполне понятно, не стимулируют мечты о красивых нарядах и блеске сцены, да и сложности обучения мальчиков быстрее пугают, чем девчонок. В колледже парней на порядок меньше, большинство приводят за руку родители, реализуя собственную мечту, или по совету педагогов. Поначалу мальчишки не так старательно занимаются, стесняются танцевальных лосин. Но годам к 13 это проходит. Владислав, ученик третьего класса, теперь уже точно знает, что «всегда хотел заниматься балетом» и даже пытался убедить, что балет – это сугубо мужская профессия.


Балет как вид спорта

Насчет «вида спорта» мальчик, конечно, оговорился от волнения. Хотя, если посмотреть на учебную нагрузку танцовщиков со стороны, то некоторые спортивные тренировки и рядом не стоят с занятиями в танцевальном зале. Серьезный подход к хореографии требует интенсивных занятий. Каждый день по несколько часов физических нагрузок: народно-исторический и дуэтный танец, современная хореография, ритмика, гимнастика. К ним добавляются актерское мастерство, уроки грима, много теоретических предметов: история балета, история театра, мировая художественная культура, философия, социальная психология. В обязательном порядке дети заканчивают и предметы музыкальной школы, учатся нотной грамоте и осваивают игру не фортепиано. Кроме того, после занятий, которые в младших классах длятся с 8.30 утра до 14 часов дня, а в старших до шести вечера, дети проходят сценическую практику, участвуют в постановках театра оперы и балета, а значит, практически каждый вечер репетируют или выходят на сцену.

Все это накладывается на уроки по общеобразовательным дисциплинам, которые, конечно, для будущих артистов балета никто не отменял. В обывательском представлении, общее образование в балетном училище преподается несерьезно, на что педагоги колледжа парируют: в истории новосибирской танцевальной школы бывали два-три нетипичных случая, когда выпускники не связывали свою жизнь с миром танцев, а становились бизнесменами, экономистами или, как одна девочка – языковедом со знанием китайского языка. Из чего педагоги делают вывод, что уровень общего образования в хореографическом колледже достаточный для поступления в любой вуз. Но обычно дети, окончив колледж, в профессии остаются, если не артистами балета, то педагогами, балетмейстерами или критиками. Но это реже, обычно дети хотят на сцену, как здесь часто говорят, чтобы «показать себя».

Во время концерта за кулисами немного буднично. Не бегают перепуганные педагоги, подгоняя к сцене воспитанников, никто не заламывает руки от волнения, и даже здорового закулисного столпотворения нет, хотя, казалось бы, отчетный концерт. Наверное, это и отличает профессионального артиста – они воспринимают выход на публику как привычное, хотя и очень приятное событие. Девочки, натянув поверх пачек олимпийки, сидят прямо на полу в ожидании своего номера, надевают пуанты или, как их тут называют, «пальцы». Мальчишки шутят между собой, поглядывая на выступающих.


Закулисье

Первое, что фиксируется в памяти – дети здесь и правда не такие, как в обычных школах. Их издалека можно увидеть в толпе по прямой осанке и фирменной походке с носка. Эти дети не гримасничают на камеру, а общаются охотно и наперебой. По всему видно, артисты.

Я спрашиваю у девчонок, как понять, хорошо артист станцевал или нет. Они отвечают просто: «Все должно быть чисто». Вот эта чистота распространяется абсолютно на все: безупречно нужно выкручивать стопы и тянуть подъемы, делать прыжки и работать в паре, улыбаться, держать спину, выглядеть, безупречно нужно учиться. Как раз отношение к учебе – то, что выделяет воспитанников хореографического колледжа от обычных школьников. Они отдают себе отчет в том, что, если не стараться, не будет ни сцены, ни славы, ни денег. В гримерке во время концерта застаю девочек за чтением тетрадок – готовятся к выпускным экзаменам.

Одна из артисток в гримерке – четырнадцатилетняя Тахмина Узакова, дочь знаменитой балерины Нели Алимовой, пришла в балет, потому что всегда хотела быть такой, как мама. А та, в свою очередь, мечтала, чтобы дочь продолжила ее дело. Мама Тахмину наставляет, дает советы, хвалит и критикует не только по-матерински, но прежде всего, как строгий профессионал. Сейчас Неля уже не танцует, преподает в школе художественной гимнастики «классику». Сама девочка тоже, возможно, будет не против профессии педагога, но это потом, сначала надо добиться того, чтобы тебя приглашали танцевать на лучшие сцены мира. Тахмина называет балет «совершенством» и говорит, что расстаться с ним, однажды начав заниматься, невозможно.


Чего боится ученик балетного колледжа

Вокруг балета сформировалось очень много стереотипов. Один из самых ярких: балетное закулисье как «серпентарий», где каждый норовит укусить товарища. Со стороны, конечно, это трудно заметить, за кулисами очень дружеская атмосфера. На сцену участников следующего номера провожают объятиями, здесь вообще часто дети обнимают друг друга, настраивая на выступление, поздравляя после. Девочки из четвертого класса рассказали, что они все «как братья», хотя всякое, конечно, бывает.


О склоках и конкуренции

Ученики признаются, что физические, а в большей степени психологические нагрузки выдерживать непросто. Иногда берет отчаяние и хочется все бросить и уйти. Даже серьезно занимаясь профессией, они, конечно, не перестают быть детьми.

Маму одной из учениц, Дианы Кожуренко, которую удалось встретить во время антракта в холле, родственники и друзья часто спрашивают: «А ты не боишься, что отнимаешь у ребенка детство?».

Наталья пожимает плечами: она верит, для ребенка гораздо полезнее заниматься чем-то всерьез с самого раннего возраста. Она рассказывает, что прежде чем отдать дочь в балет, они всей семьей очень долго думали, рассматривали варианты с простыми танцевальными кружками, спортивными секциями, но решили пойти заниматься в профессиональную школу, сначала попробовать, а потом, когда стало получаться, оставили дочь на обучение.

«Когда ребенок приходит домой в восемь вечера уставший, с мозолями, разбитыми ногами, болями в спине, его, конечно, очень жалко, — говорит Наталья, — но я понимаю, что дочь занимается делом, которое, к тому же, ей очень нравится, а это для воспитания очень важно».Для всех сомневающихся знакомых у Наталья припасен простой совет:


Спорт для мальчиков, балет для девочек

Вот и получается, что в балетной школе учатся только очень сильные дети: телом, духом, волей. Те, кто так и не сумел адаптироваться, уходят обратно в обычную школу, что, в общем-то, считается совершенно нормальным. Из 20-25 учеников класса в среднем только 13-15 человек доходят до финиша и получают диплом о среднеспециальном образовании с пометкой в графе профессия «артист балета». Лишь единицы из них вписывают свои имена в историю большого танцевального искусства.

Стоит ли тогда столько сил и здоровья вкладывать в мечту? Для этих детей вопроса не стоит. Как сказала одна из девочек, сцена для нее – «анастезия», лучшее лекарство от всех травм, боли и переживаний, а аплодисменты — сильнейший стимул идти вперед.

Читайте также:
Танцевальная школа настоящих парней
Боевые искусства для детей: как выбрать
Как обучать детей музыке: три методики

letidor.livejournal.com

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о