Дети подсматривают за родителями: Вон из комнаты! или Что делать, если ребенок “застукал” вас в постели?

Содержание

Вон из комнаты! или Что делать, если ребенок “застукал” вас в постели?

С рождением малыша в семье меняется многое. Точнее — изменяется все. В том числе и интимный “график” новоявленных родителей, который приходится подстраивать под распорядок дня подрастающего чада. Но от временных просчетов не застрахован никто: сын или дочь могут пораньше вернуться из школы, проснуться ночью и …

“Какая ты развратница!”

Так заявила маленькая Вероника, небрежно оттолкнув маму, хотевшую погладить девочку по голове. “Это мне бабушка сказала. Она всегда называет тебя раз-ва-ратницей!” — не успела пролепетать кроха, как в дверях показалась та самая бабуля, уже давно искавшая подходящий повод для скандала с невесткой.
— Мы с мужем любим друг друга: как же обойтись без объятий, поцелуев? — поясняет причину семейной ссоры мама Вероники. — Но послушаешь свекровь, получается, что в присутствии ребенка мы с супругом должны ходить с каменными лицами, не говоря теплых слов, комплиментов.

..
— Для детей очень важно чувствовать, что родители любят друг друга.  А поцелуй — это проявление любви, — в защиту молодой мамы выступила семейный психолог Диана КОМЛАЧ. — Родители могут много говорить о том, какие должны быть взаимоотношения в семье. Но дети впитывают все гораздо быстрее и глубже на подсознательном уровне. Излишнюю холодность между мамой и папой ребенок воспринимает как знак: любовь — это что-то нехорошее. Повзрослев, дети, воспитанные в таких семьях, будут либо эмоционально холодными, либо созависимыми, то есть они будут “прилипать” к партнерам, таким образом пытаясь восполнить дефицит теплоты.

Мнение коллеги поддерживает психолог Минского городского центра социального обслуживания семьи и детей Ольга МАТЮХОВА:
— Прикосновения, положительные эмоции необходимы каждому ребенку. Ранняя психологическая депривация, или лишение телесных и эмоциональных контактов между детьми (в возрасте до трех лет) и родителями, особенно с матерью, приводит к грубым нарушениям в психосексуальном развитии ребенка: неразборчивости в выборе друзей, отсутствии привязанности к друзьям и родственникам.

Для таких ребят характерны раннее начало половой жизни, неразборчивость в выборе партнера, низкий уровень самооценки.

“Хватит прыгать на кровати!”

Ошарашила родителей семилетняя Алина, поймав их за занятием сексом. “Подумать не могла, что дочь что-то могла услышать, — недоумевает мама девочки, описывая ситуацию: у Алины отдельная комната, спать девочка ложится около десяти вечера. — Раньше полуночи мы с мужем и не прикасаемся друг к другу!”
— Психосексуальное развитие начинается с первых месяцев жизни человека, и главную роль в воспитании и развитии ребенка играют родители, — продолжает Ольга Матюхова. — Они несут ответственность за свое поведение, особенно когда последствия взаимоотношений между супругами могут негативно отразиться на психике ребенка.

— Если малыш зашел в комнату в то время, когда родители занимаются сексом, главное не пугаться и не суетиться, — комментирует Диана Комлач. — Здесь важна собственная позиция родителей в отношении секса. Если мать и отец считают интимные отношения проявлением любви друг к другу, тогда они смогут спокойно и корректно поговорить с детьми, акцентируя, что секс — это и есть проявление любви между мужчиной и женщиной.

Мама дорогая!
“А что это вы делаете?” — в самый неподходящий момент обрушились на вас слова ребенка, застывшего у двери в спальню. Как быть?

  • Не стоит делать из этого трагедии, суетиться в поисках одежды или покрывала. И уж тем более нельзя выражать свое беспокойство словами из ряда “какой кошмар!” Не уместны требования “вон из комнаты!” или “отвернись немедленно!”. Это может спровоцировать у ребенка нездоровое желание в дальнейшем подсматривать за поведением взрослых.
  • Дайте малышу какое-нибудь поручение, для выполнения которого ему придется выйти из комнаты. Например, попросите его проверить, выключен ли на кухне чайник.
  • Как правило, ребенок не понимает, чем занимались родители. Поэтому вдаваться в подробности не стоит. Например, если малыш спросил, почему ночью мама кричала, можно ответить, что ей приснился страшный сон и она испугалась. Если же ребенок сообразил, что увиденное (услышанное) и есть то, что называется сексом, то эта ситуация послужит поводом для вашего разговора с сыном или дочерью. Уточните, правильно ли вы поняли вопрос малыша, и отвечайте только на него, не вдаваясь в подробности. Вашему рассказу может помочь специальная литература, например “Детская сексуальная энциклопедия”.

Хочу узнать

Можно ли целовать ребенка в губы?

С таким вопросом к нам обратилась жительница Жлобина пенсионерка Татьяна Клищук. “Недавно в поезде я наблюдала такую картину: папа чмокал своего сынишку то в щечку, то в губы, — рассказывает наша читательница. — Меня это крайне возмутило. Еще больше обеспокоило поведение моей младшей дочери, которая позволяет себе целовать своего годовалого сынишку в попу. Конечно, после сексуальной революции в воспитании детей многое изменилось. И все же такие родительские жесты меня коробят”.

— Ребенку до трех лет необходим тактильный, речевой, зрительный контакт с родителями, особенно с мамой, — успокаивает Ольга Матюхова. — Естественно, взрослые, ухаживая за ребенком, дотрагиваются до различных частей тела малыша, но это не должно приобретать сексуальный подтекст. Очень важно обеспечить ребенку безопасность и защиту от вмешательств и неприемлемого поведения других людей.

Ждем ваших комментариев на сайте “Народной газеты” ng.by. Ваши вопросы, связанные с половым воспитанием детей и подростков, присылайте по адресу:

220013, г.Минск,
ул.Б.Хмельницкого, 10а
или на электронную почту:
[email protected]

Что делать, когда ребенок увидел интимную сцену родителей. Что делать, если ребенок застал родителей в постели

Сегодня наш ребенок практически «застукал» нас вместе с мужем, когда мы были наедине. Подскажите, как вести себя в подобной ситуации, если сын увидит нас во время полового акта?

Половая жизнь супругов всегда должна быть яркой, насыщенной, полноценной. И совсем не важно, сколько лет назад был создан союз двух сердец! Со временем в семье появляется малыш. И однажды ненароком он может стать свидетелем половой связи между папой и мамой, что, возможно, повергнет его в настоящий кошмар. Но что делать если ребенок застал родителей за сексом в постели?

Дети всегда наблюдают за старшими, обращают особое внимание на их поведение. А иногда они становятся свидетелями того, как их мама и папа занимаются сексом в обнаженном виде. Казалось бы, в такие моменты муж и жена просто выполняют свой супружеский долг и наслаждаются интимной близостью. Но для чада практически любого возраста такая картина может стать причиной глубокой психологической травмы. И чтобы этого не произошло, взрослые должны знать, как поступать если дети застали родителей за сексом.

Итак, рассмотрим, какой может быть реакция карапуза разного возраста на интимные сцены в постели, как взрослые могут объяснить происходящее, если ребенок застал родителей за сексом или во время прелюдии.

Реакция вашего отпрыска на увиденный им половой акт напрямую зависит от того, сколько ему лет. Разница между трехлетним малышом и современным четырнадцатилетним тинэйджером очень велика, поэтому объяснения относительно всего того, что произошло, безусловно, должны соответствовать возрастной категории:

  • младше 3 лет;
  • от 3 до 8 лет;
  • от 8 до 10 лет;
  • от 10 до 15 лет;
  • старше 15 лет.

Если ребенок младше 3 лет застал родителей за сексом

Малышня, не достигшая трехлетнего возраста, толком даже не понимает, что произошло. Если двухлетний ребенок застал родителей за этим делом, им очень важно просто не растеряться! Нужно сделать вид, что ничего сверхъестественного не случилось. Например, карапузу можно сказать, что папа и мама так играли, делали массаж друг другу и т.п. Но он может подумать, что они дрались. В этом случае он наверняка испугается. Малыша нужно срочно успокоить, сказать, что он ошибся, что папа и мама очень любят друг друга!

Если ребенку 3-8 лет, и он застал родителей во время секса

Карапузы младше 8 лет еще толком не понимают, что такое секс. Увидев, как родители занимаются сексом, ребенок такого возраста, скорее всего, испытает большой стресс. Он подумает, что папа обижает маму, и у него появится страх, что он может ее потерять. Малыш даже может наброситься на родителей, чтобы разнять их. Взрослые не должны уклоняться от прямых ответов.

Но уже не стоит говорить, что мама и папа просто играли, иначе он может обидеться, что вы играли без него! Встревоженному малышу нужно объяснить, что иногда родители хотят побыть только вдвоем, хотят обниматься, целоваться, но чтобы этого никто не видел.

Если 8-10 летний ребенок застал родителей за этим делом

В этом возрасте дети уже много чего знают об отношениях мужчин и женщин. В то же время они считают, что это грязное и постыдное занятие. Если десятилетний ребенок застал родителей во время секса, то в семье обязательно должен состояться серьезный разговор, иначе у сына или дочери может возникнуть чувство неуважения и полного пренебрежения! Важно донести ему, что секс – это норма в отношениях между любящими людьми! При этом взрослые не должны показывать, что им стыдно с ним об этом говорить.

Если ребенку 10-15 лет, и он увидел как родители занимаются сексом

Дети, которые окончили начальную школу, уже прекрасно понимают, что такое секс. Они осознают, что это щекотливая тема. А ведь в этом возрасте они уже хорошо умеют сдерживать свои эмоции, а значит, они вполне могут тихо наблюдать за происходящим процессом и оставаться при этом незамеченными!

Такие сцены могут возбуждать, поэтому он может что-то себе вообразить, начать незаметно мастурбировать, представлять себя на месте одного из родителей. Однако потом он будет испытывать чувство вины и стыд перед папой и мамой. А возможно, у него даже появится отвращение к ним!

Четырнадцатилетние тинэйджеры просто не могут поверить, что их родители занимаются сексом, как и другие взрослые! Порой увиденная картина на всю жизнь остается в памяти человека. И в будущем это может вызывать у него достаточно неприятные воспоминания! Переходный возраст – это крайне сложный период в жизни ребенка, поэтому мама и папа должны приложить максимум усилий, чтобы подросток никогда не видел, как его родители занимаются любовью в обнаженном виде.

Если ребенку 15-18 лет

Дети старше 15 лет не только знают, что такое секс, они уже психологически готовы к тому, что их родители ночью могут не просто спать, и они это хорошо понимают. Некоторые тинэйджеры уже сами имеют сексуальный опыт и легко общаются со сверстниками на интимные темы. Подростки уже не врываются в спальню к родителям по ночам, понимая, что это их личное пространство, а значит, вероятность того, что они застанут их врасплох, практически равна нулю! Но даже если подобная ситуация все-таки произойдет, вам не нужно будет ничего объяснять сыну или дочери. Скорее всего, он просто смутится, что появился не совсем вовремя и быстро выйдет в другую комнату.

Секс – это важнейшая часть семейной жизни, которая касается только двоих! Старайтесь ограждать малолетних от созерцания секса, воспитывайте их в сексуальном плане, и тогда в будущем они обязательно смогут построить гармоничные отношения со своей второй половинкой!

Секс – неотъемлемая часть супружеской жизни. Вы решили расслабиться и предаться ласкам, как вдруг ребенок проснулся или внезапно вошел в вашу спальню? Как себя вести? Что говорить ребенку? И что делать, чтобы такого больше не повторилось?

Ребенок cтал свидетелем секса родителей.

Это плохо или очень плохо?

Вообще, мнение психологовпо поводу того, какой отпечаток накладывает на ребенка то, что он увидел секс родителей, не совсем однозначно. Одни придерживаются теории, что это огромная психологическая травма, и что даже если сразу в поведении ребенка это никак не проявилось, то все равно глубоко запечалилось в подсознании, и так или иначе проявится позже. Возможно, это будут какие-то сексуальные комплексы или расстройства, или просто сложные отношения с противоположным полом.

Мнение другое: наблюдение за сексом родителей – это вполне поправимая неприятность и опасения психологической травмы явно преувеличены – ссоры между родителями гораздо сильнее травмируют ребенка. Поэтому, прежде всего, нужно заботиться о психологическом комфорте в доме: в семье, где есть открытость и доверие, ребенок с пониманием примет некоторые неожиданные подробности семейной жизни.

Существует и альтернативное мнение, что наблюдение за родителями во время интимного контакта может быть полезно для ребенка. В частности, такое мнение выражает автор знаменитой книги «Как вырастить ребенка счастливым» Жан Ледлофф, американский психотерапевт, которая 2,5 года провела в племенах индейцев, где изучала их гармоничную жизнь. В племенах индейцев присутствие ребенка, когда родители занимаются любовью, воспринимается как нечто само собой разумеющееся: «вероятно, что, не присутствуя при сексе родителей, ребенок теряет с ними важную психобиологическую связь, которую он стремится обрести вновь. Это стремление позже превращается в комплекс Эдипа или Электры — подавленное чувство вины из-за желания секса с родителем противоположного пола, в то время как ребенку была нужна всего лишь пассивная роль наблюдателя».

Тем не менее, в современном обществе детей оберегают от подобного опыта, предпочитая знакомить с сексуальной жизнью лишь теоретически. Поэтому, если вдруг ребенок внезапно застает родителей за занятиями любовью, это становится довольно-таки щекотливой ситуацией для родителей.

Реакция ребенка – какая она может быть?

В разном возрасте реакция ребенка в случае, если он увидел занимающихся сексом родителей, будет различна. Возрастные рамки, конечно, довольно условны, особенно, касательно самых маленьких детей – все зависит от индивидуальных особенностей ребенка, от его психики и т.д.

0-12 месяцев. Первый год жизни можно охарактеризовать как «ребенок еще ничего не понимает». Это, конечно, не совсем так: ребенок знает своих родителей, узнает и папу и маму, его пугают громкие и необычные звуки. Конечно, редко кому в голову придет заниматься сексом при играющем ребенке, все-таки более подходящее для этого время – сон малыша. Если же ребенок внезапно проснется и застанет взрослых за спокойными (без громкого шума) интимными ласками, он с интересом понаблюдает. Другая реакция – это плач, но не от того, что ребенок увидел «нечто», а от того, что его забыли, на него не обращают внимания, ему скучно, ему хочется к маме на ручки, а мама занята папой… В этом случае нужно вовремя взять ребенка на руки, покачать, дать грудь, отвлечь игрушкой — малыш быстро упокоится. В таком возрасте громкая ссора, скандал могут напугать ребенка гораздо больше, чем мирное «выполнение супружеского долга».

1-7 лет. Дети еще не понимают, что такое секс. Возможно, вы уже знакомили детей с половыми различиями и не раз рассказывали, откуда берутся дети. На каком-то теоретическом уровне дети что-то знают, но психологически они не готовы к пониманию. Поэтому, видя секс родителей, они понимают увиденное по-своему. Реакцией детей в данном возрасте может быть испуг, стресс, психическое расстройство. Кто-то, видя секс родителей, воспринимает его так, словно папа обижает маму, в дальнейшем у ребенка появляется страх потерять мать или защитить ее от отца. Непосредственно в острый момент ребенок может наброситься на родителей и попытаться их разнять. Некоторые дети, переживая увиденное, замыкаются в себе. Кто-то начинает вести себя вызывающе, утраивает истерики.

8-14 лет. Приходит адекватное понимание, что такое секс. Дети ощущают всю щекотливость или запретность темы. Конечно, последние годы темы секса подаются как вполне обыденные: надо с ребенком об «этом» говорить открыто, откровенно, спокойно, честно. Но не все родители могут преодолеть свое смущение (ведь их-то воспитывали по-другому), да и сверстники порой подкинут «пищу для размышления», поэтому в голове ребенка в связи с этой темой просто масса переживаний и мыслей. В этом возрасте ребенок уже может подавить свои эмоции (страх, испуг, желание громко расплакаться), поэтому он может длительное время наблюдать (подслушивать) за родителями, не будучи при этом замеченным. Такие наблюдения могут возбуждать ребенка, ребенок может начать мастурбировать, может появиться желание оказаться на месте одного из родителей. Однако, потом это вызывает у ребенка чувство вины, стыд, неловкость. Так же могут возникнуть чувство негодования или брезгливости, что родители занимаются ЭТИМ.

14-18 лет. В этом возрасте приходит не только полное понимание, что такое секс, но и психологически дети уже готовы нормально воспринимать мысль, что родители занимаются «этим». Некоторые подростки нарабатывают уже свой сексуальный опыт, делятся со сверстниками. Подростки осознают, что секс – это нормальная составляющая любой семейной жизни, где люди любят друг друга. Поэтому взрослые дети уже не будут врываться в спальню родителей, зная, что это личное пространство мамы и папы. Таким образом, вероятность быть застигнутыми детьми врасплох уже невелика. И даже если это случится, то вряд ли кто-то будет сильно потрясен или получит психологическую травму. Скорее всего, ребенок испытает смущение, неловкость от того, что появился в неподходящий момент.

Опыт интернет-мам

«…помню с детства родительские охи и ахи, меня это, кстати, очень, пугало, думала — маме плохо, возраст у меня был 2.5-3 года»

«А у меня есть воспоминания как родители, думая, что я сплю, пыхтели друг на друге. До сих пор неприятный осадок в душе. Все наши комплексы-проблемы родом из детства»

«Я, когда мне было уже лет 10, наверное, впервые увидела маму голой переодевающейся перед папой — ни секс между ними, а просто маму одевалась на работу и была голой и папа это видел. Вот это для меня был стресс — я поверить не могла, что мама не стесняется папу и может ходить перед ним голой. А все потому что, никогда ни разу в жизни родители нас с сестрой даже намек на секс между ними не давали — нет секса в СССР»

«Мой муж рассказывал, что заставал пару раз своих родителей в движении «под одеялом». Ему было лет 10-12. И знаете, не стал он маньяком никаким, а нормальный мужик, с нормальной психикой»

Психологи же убеждены, что на детское отношение к увиденным сценам родительской близости влияет в огромной степени реакция на возникшего в дверях ребёнка. Самое важное – не поддаваться панике и не заострять внимание на щекотливых сценах.

Что говорить ребёнку «про это»?

Сцены, в которых родители занимаются любовью, чаще всего вызывают у увидевшего их ребёнка крайне неоднозначную реакцию, которая граничит между интересом и испугом.

Застав родителей в столь щекотливой ситуации, маленький ребёнок может подумать, что папа делает маме больно. Уверят его в этой мысли папина раздражительность, крики, нелицеприятные высказывания по поводу его хождения по дому.

Подобная родительская реакция приведёт к тому, что ребёнок будет воспринимать отца как злодея и маминого мучителя. Если после этого взрослые начнут отмалчиваться, вести себя нервно, малыш ещё больше уверится в своих подозрениях, что в итоге может негативно отразиться на детско-родительских отношениях.

В идеале ребёнок не должен становиться свидетелем сексуальных контактов между взрослыми. Однако подобное не всегда возможно, поэтому, если малыш вас «рассекретил», нужно найти правильные объяснения. Выбор слов будет, несомненно, зависеть от возраста юного свидетеля.

Если ребёнку 2 — 3 года

Двух- или трёхлетний малыш, заставший маму с папой в момент интимной близости, в силу возраста и психологических особенностей не понимает, что происходит.

В таком случае родителям следует вести себя спокойно и быстро придумать простейшее объяснение своим действиям, иначе малыш начнёт активно интересоваться произошедшим, что может привести к неловкой ситуации.

Чаще всего опытные взрослые говорят, что папа делал маме массаж, они просто веселились, играли и т.д.

При этом не стоит одеваться в присутствии маленького свидетеля, напротив, его следует отправить по делам: принести сумочку, стакан воды, посмотреть, что делает домашний питомец и т.д.

После того как ребёнок вернётся, а мама с папой приведут себя в порядок, можно с ним немного поиграть. Пусть отец покатает его на спине, мама сделает весёлый массаж. Это необходимо, чтобы малыш уверился – всё в полном порядке.

У многих ребятишек в этом возрасте появляются различные страхи. Если оставить ситуацию без объяснений (пусть даже совершенно нелепых, со взрослой точки зрения), то он может подумать, что отец бьёт мать, а её крики вызваны болью.

Важно избавить ребёнка от негативных эмоций. Для этого нужно говорить с ним спокойно, доброжелательно, делая акцент на том, что он ошибается, папа не хотел причинить маме боль, напротив, родители испытывают друг к другу исключительно тёплые чувства.

Если трёхлетка настолько впечатлителен, что начинает проситься в родительскую кровать из-за возникших страхов, следует удовлетворить это желание. Пусть малыш заснёт вместе с мамой и папой, а уже потом его можно отнести в собственную постельку. Совсем скоро дети должны успокоиться и забыть об испуге.

Опытные родители, сталкивавшиеся с такой неудобной ситуацией, советуют её предупреждать. Для этого стоит закрывать перед интимной близостью дверь в родительскую спальню на ключ. Подобная предусмотрительность поможет родителям не бояться лишних глаз.

Если ребёнку 4 — 6 лет

Пятилетний дошкольник – достаточно любопытный человечек, активно впитывающий любую информацию, особенно «таинственную», «необычную», «запрещённую».

Несмотря на то, что ребёнок в этом возрасте ещё не имеет знаний сексуального характера, он вращается в кругу друзей, которые могут быть гораздо более просвещёнными в таком вопросе.

В результате дети постарше способны по-своему объяснить специфику отношений между папой и мамой, если маленький свидетель расскажет им о случившемся.

Если пятилетний ребёнок «застукал» родителей в момент интимной близости, скорее всего, в темноте ничего «экстраординарного» он и не заметил. Кричать, конечно, не нужно, но и подробно всё объяснять про «аиста» также не следует.

Объясните ребёнку, что у матери болела спина, а отец делал массаж. Этого достаточно, затем нужно переключить детское внимание на что-то другое. К примеру, отвести его обратно в комнату, прочитать сказку и убедиться, что сейчас-то он точно уснул.

Разумное родительское поведение, спокойное объяснение будет способствовать тому, что ребёнок скоро забудет об увиденном. Если же родители уклоняются от детских вопросов, кричат, малыш будет мысленно возвращаться к ситуации и захочет узнать о ней из «других источников».

На следующий день стоит крайне осторожно выведать, что ребёнок успел заметить ночью. Если он в ответ фыркнет, что видел, как вы целовались, просто успокойтесь – он ничего не понял. Всё, на этом обсуждение закончено, к этой ситуации не следует возвращаться.

Как мы уже говорили, дошкольники отличаются любопытством. Если взрослые не удовлетворили детский интерес, существует вероятность, что ребёнок сам начнёт искать ответы, в том числе подглядывая за родителями или заходя к ним в комнату, оправдывая визиты боязнью оставаться в одиночестве.

Если вы заметили, что ребёнок шпионит за вами, ругать или наказывать его не стоит. Однако пообщаться с ним на эту тему нужно. Скажите, что подобное поведение недостойно, недопустимо и нежелательно. Договоритесь с малышом, что впредь будете сначала стучать, а уже потом заходить друг к другу в комнаты.

Если ребёнку 7 — 10 лет

Многие десятилетки уже в курсе отношений между представителями мужского и женского полов. Но все сексуальные контакты кажутся им чем-то грязным, недостойным, поэтому сцена интимной близости родителей обычно вызывают у детей в этом возрасте негативные эмоции.

Любопытно, что уже будучи взрослыми, очевидцы сексуальной сцены между родителями рассказывают, что в тот момент (и даже спустя много лет) ощущали гнев, обиду, стыд, потому что считали такое поведение чем-то неприличным, непристойным и грязным.

Чтобы избежать негативных эмоций или максимально снизить их выраженность, психологи рекомендуют придерживаться правильной поведенческой тактики:

  1. В первую очередь, следует успокоиться. Нельзя кричать на маленького очевидца, поскольку он разозлится, почувствует обиду. Лучше всего предложить ребёнку вернуться к себе в комнату и подождать серьёзного разговора.
  2. Беседа по душам необходима, но её содержание будет отличаться от диалога с дошкольником. С ребёнком предподросткового возраста уже можно поговорить о сексе. Родители кратко объясняют, что между влюблёнными друг в друга мужчиной и женщиной может быть интимная связь. Это совершенно нормально и естественно.
  3. Десятилетним ребятишкам можно дать почитать книги о сексуальных отношениях, написанные специально для детской аудитории. В них доступно и ненавязчиво написано, откуда берутся дети. Важно лишь подобрать действительно полезную литературу.

Родителям следует говорить таким образом, чтобы ребёнок понял: ничего постыдного не произошло. Но при этом не следует чрезмерно натуралистично и увлекательно описывать сексуальную жизнь, поскольку дети в возрасте 7 — 10 лет ещё не готовы к подобным откровениям.

Если ребёнку 11 — 15 лет

Подростку уже хорошо известно из различных источников, что представляют собой сексуальные отношения. И если к посторонним взрослым людям, которые занимаются любовью, он относится спокойно, то к родителям предъявляет совершенно другие требования.

Заставать маму и папу в «неприличном виде» – большой стресс для ребёнка. В такой ситуации невольный очевидец испытывает гнев, брезгливость по отношению к родителям. Кроме того, ему самому стыдно за то, что он увидел это «непристойное» зрелище.

Все эти противоречивые чувства, вкупе с неустойчивым эмоциональным состоянием, свойственным подросткам, может привести к совершенно неожиданным поступкам. Так, на форумах можно встретить истории, в которых уже повзрослевшие люди рассказывают, как убежали из дома, подальше от родителей.

Если ребёнок всё же успел заметить то, что не предназначалось для его глаз, значит, настало время серьёзно поговорить о сексуальной стороне отношений взрослых людей. Такая беседа даже может быть полезной, поскольку сегодняшние подростки рано начинают половую жизнь. Следует лишь правильно расставить акценты.

Многие родители опасаются, что откровенный диалог с ребёнком об интимной стороне жизни подтолкнёт его к «разврату». Однако это очередной миф. Напротив, если взрослые после увиденной подростком сцены не обсудят проблему, есть вероятность, что ребёнок начнёт воспринимать секс либо как что-то постыдное, либо как что-то крайне притягательное.

Сексуальное просвещение – важный момент воспитания ребёнка, однако лучше всё же обойтись без подобных экстремальных ситуаций. Чтобы малыш или подросток не смог застукивать родителей за «массажем», необходимо заранее позаботиться о мерах предосторожности.

Опытные родители и психологи советуют придерживаться нескольких полезных рекомендаций:

Подобные меры предосторожности исключат внезапное появление ребёнка в самый ответственный момент. Разумеется, предупреждение таких ситуаций не должно означать, что родителям вообще следует отказаться от сексуального просвещения. Разговоры по душам будут, но целенаправленные и максимально подготовленные.

Вопрос, как поступать, если ребёнок «застукал» родителей в кровати, действительно требует квалифицированного ответа. В этот момент все умные идеи обычно вылетают из головы, остаётся только стыд и неловкость.

Но если не обсудить ситуацию с ребёнком, последствия могут быть самыми непредсказуемыми. Решение же проблемы будет зависеть от возраста маленького очевидца. Живите полной жизнью и не забывайте о мерах предосторожности!

Дети постоянно наблюдают за своими родителями. Они все время следят за поведением своих родителей, поэтому вы всегда должны быть начеку, чтобы в некоторых ситуациях не сгореть от стыда перед собственным ребенком, а тем более, не дать ему плакать и болеть из-за вас. Существует много примеров, когда дети начинают болеть из-за того, что однажды увидели, как родители занимаются сексом. Давайте рассмотрим некоторые примеры и разберемся, как же правильно поступить в такой ситуации.

53 911602

Фотогалерея: Что делать, если ребенок увидел запретное?

Пример№ 1

У мальчика был день рождения, его отлично отметили. Малышуисполнилось всего пять лет. На следующий день родители стали замечать, чтокогда ребенок смотрит на них, он начинает сильно моргать, а веки и брови частодергаются. Еще через несколько дней они заметили, что малыш неспокойно спит,все время вскакивает и во сне кричит: «Что вы делаете? Разве вам не стыдно?»

Еще через некоторое время сын начал себя странно вести, онвсе время хвостиком ходил за мамой, не отпускал ее никуда из дома, а если онавыходила в магазин, то он начинал ее бить, кричать и плакать. Мама взяла отпуски постоянно была с ребенком, но его состояние не улучшалось. Нервный тикперешел на щеки и руки, малыш постоянно сжимал кулак, будто хотел кого-тоударить. Родители решили обратиться к врачу, тот в свою очередь назначилуспокаивающее средство, сон наладился, но остальные симптомы остались, поэтомуони обратились в социальную службу личных отношений.

Оказалось, что мальчик ненавидит отца, но он не могобъяснить, почему это происходит. Он постоянно твердил, что боится остатьсяодин и боится потерять маму. Малыш в свои пять лет утверждал, что с женщинамиможет случиться все, что угодно, потому что они беззащитные. У больного не былонастроения, и он постоянно тревожился за мать и приставал с вопросами: «Правдали что мужчины сильнее женщин?». Чтобы выяснить причину такой смены поведенияродители решили вспомнить, что происходило в день рождения малыша. Мать долгорасспрашивали, а потом она рассказала, что когда она с мужем осталась в пустойкомнате, он, не смотря на то, что она была против, принудил ее к интимнойблизости. После этого муж вышел изкомнаты, а мать начала оправляться и вдруг услышала плач своего ребенка.Оказалось, что ребята играли в прятки и сын в то время как раз спрятался в тойкомнате и невольно видел все, что там происходило. Мама сделала вид, что ничегоне приключилось, хоть и сама очень переживала. Когда она рассказала об этоммужу, они пришли к выводу, что будут делать вид, что ничего страшного непроизошло.

Знакомый психолог утверждал, что из-за этого не может быть уребенка никаких болезней, но на следующее утро мальчик уже заболел, у него былневроз. Результатом стало то, что мальчик увидел сопротивление матери во времяполового акта. Чтобы вернуть ребенку былоесостояние, психотерапевту пришлось приложить немало усилий, но, в концеконцов, он со временем выздоровел.

Пример№ 2

Родители привели девочку четырех лет к врачу с жалобами нато, что она занимается онанизмом. Внешне она не отличалась от других детей,тогда что с ней произошло?

Нужно знать, что малыш никогда не расскажет вам причины,врачи всегда ищут их сами. Главное для врача то, что он должен пониматьдушевное состояние человека. Девочка была стеснительная, но хотела командоватьдругими. Она хотела быть лидером, но почему? Если малышка чувствовала себяобделенной вниманием, то сразу бросалась плакать, но в другой ситуации онаначинала раздражать половые органы и ей это нравилось, причем она все время этоделала не прячась, а прямо на глазах у мамы.

В чем причина? Девочка не получала достаточной любви отродителей, поэтому она хотела любыми способами обратить на себя внимание, но незнала как. Однажды она увидела, как родители занимаются сексом, поэтому онаначала подражать взрослым, занимаясь онанизмом. Девочку вылечили, но если бы родителибыли осторожнее, то этого бы и не произошло.

Что жеделать?

Если ваш ребенок увидит что-то запретное или будет видетьэто постоянно, то есть риск, что он вырастет неполноценным, а то и вообщеманьяком. Некоторые считают, что лучше,если ребенок увидит половой акт родителей, чем их скандалы. Другое дело, если малыш увидит папу не смамой, а наоборот, маму не с папой. Дети всегда чувствуют предательство.

Все же не стоит допускать таких ситуаций, чтобы ребенок сталсвидетелем каких-то интимных отношений между вами.

Если у малыша есть своя комната, то это хорошо, но если онвсе же увидел то, что ему не нужно было видеть? Возможно, он войдет в комнату вмомент наивысшей точки кипения и ничего не поймет, просто выйдет и заплачет иливозможно даже ощутит отвращение. Не спускайте эту ситуацию на нет, сразууспокойте малыша, убедите его, что ваша любовь к нему никуда не исчезла.

Не волнуйтесь сами и не вздумайте кричать на ребенка. Для него очень важно, что было на вашем лицев тот момент, когда он вошел в комнату и увидел все это. Малыш может подумать,что в спальне произошло что-то плохое и пугающее, если на вашем лице будетненависть и сердитость.

Можно сказать ребенку, что вы занимались спортивнымиупражнениями, которые могут делать только два человека, которые любят другдруга. Ни в коем случае не говорите ему, что вы играли. Для маленьких детей игра – это святое и онможет вас возненавидеть за то, что вы не позвали его с собой.

Ни в коем случае не кричите и не выгоняйте кроху из комнатысо словами: «Ты еще маленький! Тебя это не касается!». Не делайте вид, будто высделали преступление.

Спокойно объясните крохе, что то, что он увидел это самоехорошее, что может происходить у взрослых людей, возможно даже стоит сказатьему, что когда он вырастет то тоже будет это делать. Можно сказать, что выделаете ему сестричку или братика. Нет ничего плохого в том, что ребенокузнает, что дети связаны с половыми отношениями.

В возрасте от 2 до 3лет у детей развивается сексуальное любопытство, мальчик хочет посмотреть, какмоется мама, а девочка рвется в душ к папе. Для детей важно знать различия обнаженноготела мужчины и женщины.

Если малыша вообще от всего ограждать, то в дальнейшем могутвозникнуть проблемы. Если вдруг ребенок вошел в комнату, когда выпереодеваетесь, не стоит кричать и выгонять его, однако с малого возрастаприучите его, прежде чем входить в комнату надо постучать, немного подождать, апотом входить. Если до сих пор вы не приучили малыша к этому, тогда сделайтеэто сейчас, пока еще не поздно исправить ситуацию. Разъясните ребенку, что вследующий раз, прежде чем войти в спальню, пусть постучит. Если хотите снизитьриск того, что он что-то не то увидит, поставьте на дверь замок или задвижку, аесли вы спите в одной комнате, тогда поставьте ширму, это снизит вероятностьнеприятных ситуаций.

Но даже если вы боитесь, что ребенок увидит вас, не стоит отказываться отсекса, просто будьте осторожны — занимайтесь этим в душе, когда ребенок у бабушки или гуляет во дворе.

Краткое содержание: Ребенок увидел половой акт или обнаженных, голых родителей. Как родителям поступать в этом случае? Как говорить с ребенком на тему секса.

Три года назад я развелась с мужем. Теперь мы с сыном (ему 11 лет) живем только вдвоем. До некоторых пор у нас были хорошие, доверительные отношения. Но недавно, когда я мылась в ванной, я вдруг обнаружила, что он подсматривает. В порыве негодования я крикнула ему: «Я думала, что у меня растет друг, а ты оказывается – извращенец!». Потом я объявила ему молчаливый бойкот. Скоро уже месяц, как мы молчим. Вначале он предпринимал попытки поговорить со мной, но я сказала, что не хочу разговаривать с таким подлецом. Вскоре он прекратил стремиться к восстановлению мирных отношений. А меня теперь грызут сомнения. Может я не права? (Валентина)

Наша семья, состоящая из трех человек, живет в однокомнатной квартире. Сынишке — два года. Уже сейчас я испытываю жуткую неловкость в минуты интимной близости. Я боюсь, что он может проснуться и наблюдать за нами. Как необходимо реагировать, если ребенок все же увидит половой акт? (Ирина)

Наша дочь в первом классе. Недавно в ее портфеле я обнаружила порнографические слайды (откровенная, грубая, черная порнуха). Мы с мужем растерялись… Положить на место и сделать вид, что этой находки не было? Но как жить с этим знанием? Отреагировать? Но как? Мы вдруг обнаружили, что не знаем ответа на этот вопрос. Точнее, мы конечно же отреагировали. Отругали. Выяснили, что ей их дала подружка-одноклассница. Но сердце подсказывает, что для нас это только начало проблем, связанных с половым воспитанием. Посоветуйте, как разговаривать с ребенком на эти щекотливые темы? (Татьяна)

Сразу скажем, что степень трудности многих неожиданных ситуаций знакомства детей с отношениями полов во многом определяется готовностью взрослых к таким ситуациям и умением предупредить нежелательные последствия. Таких потенциально трудных ситуаций в детской жизни великое множество.

Ребенок может столкнуться с обнаженными взрослыми. Растерянность его тем больше, чем острее и ярче проявляется смущение самих взрослых. Застигнутые врасплох взрослые нередко выражают негодование или порицание в адрес ребенка. Возникающая при этом эмоциональная напряженность способна помешать доверительному контакту взрослого и ребенка, для которого обнаженность отныне будет ассоциироваться с постыдностью.

В любом случае не важно — увидел ли ребенок мать (отца) обнаженными случайно или специально подглядывая (из интереса!) — важно, что он из этого вынесет. Поэтому уместнее всего спокойная и ровная реакция. Подчас лучше сделать вид, что ничего не произошло. Если у родителей и ребенка раздельные комнаты, то можно спокойно заметить, что, входя в вашу комнату, хорошо бы постучать (но, обучая ребенка этому элементарному правилу вежливости, вы сами должны неукоснительно его соблюдать, т.е. прежде, чем войти в его комнату — стучать).

Трудно точно указать возраст, начиная с которого дети улавливают сексуальный смысл полового акта, но некоторые его аспекты (запахи, эмоциональный накал и т.д.) могут восприниматься уже к 2,5 годам и вызывать смущающие или пугающие мысли.

Для ребенка, внезапно столкнувшегося с физической близостью родителей, это может оказаться впечатлением чрезвычайной силы: он воспринимает это, как драку, войну, в которой родители бьют, кусают, душат друг друга, причем роль нападающего обычно отводится отцу. Непонятное может стать источником глубокого и устойчивого страха. Переживая одновременно смущение и страх, чувство беспомощности и покинутости, ребенок может броситься на защиту матери. Дети, с опытом детской мастурбации или обладающие тайными сексуальными знаниями, переживают чувства вины и страха.

Последствия наблюдения полового акта могут быть очень разными — от полного их отсутствия до выраженных и относительно долго сохраняющихся реакций невротического типа.

Крах.

Боря М. боготворил своих родителей, с которыми практически не разлучался и проводил большую часть времени.

Ему было уже десять, когда он с исчерпывающими подробностями узнал, как получаются дети. Такое вот запоздание… Во дворе вместе строили парусник. Вдруг Сашка прицепился с вопросами и выяснилось, что он ничего не знает. И тогда Санька все рассказал, и как рассказал…

— Ты врешь!

— Ха-ха, во дурак-то! Ты че, глупый, что ли? Взрослых слушаешь, сказочки завиральные. Не знаешь, как детей мастюрят? Чик-чирик и в дамках! Понял как?!

— Сам глупый дурак! Врешь ты все, врешь!

— Ну, на что спорим, а? Тебя когда спать загоняют? Не поспи часик, другой. Знаешь как можно? Заварки чайной наглотайся. Они у тебя в комнате рядом, да? А ты ухо к стене… Да не реви, ты! Дело говорю!

Две недели Боря не смыкал глаз по ночам. И все же не мог заставить себя преодолеть барьер. Наконец однажды ночью не выдержал, спрыгнул с кровати…

Врач: «Ваш сын получил психический ожог. Невроз…»

Родители: «Хотели его уберечь… Сохранить чистое отношение… Когда три годика было, сказали, что он из цветочка вырос. А в пять, после прочтения сказки о Дюймовочке, ссылались на нее: маленькие человечки вырастают в лесу из необыкновенно красивых цветов. Больше не спрашивал. Думали, будет проходить в школе ботанику, зоологию- сам поймет. А теперь не может нам простить…»

Психологи характеризуют невроз, как глубокий внутренний слом. Так происходит всякий раз, когда терпит крах детская вера, не укрепленная связью с истиной. Когда затаившееся неведение казнится, наконец, безжалостной жизнью.

Так «святой ложью», якобы защищая детскую чистоту, на самом деле мы защищаем только свою собственную трусость и недалекость. А чистоту ребенка, во всей своей беспомощности, бросаем на растерзание грязной жестокости, лжи самой лживой, имеющей вид правды,- дикорастущей пошлости.

Как избежать краха во взаимоотношениях с ребенком.

После полутора лет ребенок не должен ни слышать, ни видеть проявлений интимной жизни родителей. (Данное утверждение не имеет в виду проявлений элементарной благодарности и заботы друг о друге в виде легких поцелуев, нежных прикосновений, ласковых слов и т.п.).

Избежать нежелательных эксцессов довольно просто, если комнаты раздельные. В этой ситуации элементарный крючок окажет вам неоценимую услугу. Старшим дошкольникам уже можно объяснить, что ведь и у них в жизни есть моменты и занятия, когда им хочется побыть наедине с собой или с друзьями, и когда не хочется, чтобы тебя кто-то отвлекал — пусть даже любимый человек. Так же бывает и у взрослых, поэтому люди стучат в комнату и спрашивают, можно ли войти.

Все гораздо сложнее, если квартира однокомнатная. Здесь уже необходимо изощряться в способах защиты, чтобы вас не «застукали» на горячем. Ну, например, вы можете отделить спальную часть комнаты (конкретно ваш диван) элегантной шторой (хотя бы на ночь).

Если все же ребенок увидел близость родителей, они должны тут же (не выясняя, что именно он видел и не испугался ли он) уделить ему внимание, мягко успокоить и отвести спать. Укладывать ребенка с собой в постель не следует. Малыша вполне устроит объяснение, что мама с папой «играли», но в последующие дни он должен видеть между ними взаимную расположенность и поддержку, которые подтверждают слова о мирной «игре». Ведь дети очень чутко и внимательно оценивают отношения родителей, и если в последующие дни они намеренно стараются держаться подальше друг от друга (как бы доказывая ребенку свою бесполость), то это лишь подтвердит заблуждение ребенка относительно того, что между ними не все в порядке и ночью они дрались.

Прямых объяснений обычно стесняются и родители, и дети. К темам этого рода можно будет вернуться некоторое время спустя, но на первых порах важнее всего естественное и спокойное поведение взрослых, сохранение их обычного отношения к ребенку.

Нежелательных, потенциально осложняющих личностное и полоролевое развитие последствий от столкновений с «первичной сценой» меньше, когда дети обладают сведениями о половых отношениях (соответствующими их возрасту и возможностям понимания). Так, например, меньше всего впечатлений оставляет сексуальная активность маленьких животных, знание о том, что все живые существа (звери, птицы, рыбы и т.д.) рождаются в процессе спаривания самцов и самок.

Сокровенные вопросы, а ответы…?

Многочисленные беседы с юношами и девушками показывают, что дети сталкиваются с сексуальностью взрослых в семье гораздо раньше и чаще, чем принято думать.

В одних случаях разбуженный ребенок, даже если он что-то слышал или видел, — сразу успокаивается и засыпает, видя, что родители на месте. Остальное проходит мимо его внимания.

В других случаях — ребенок может быть просто потрясен увиденным. Его реакции в последующем могут быть различными. Одни становятся скрытными, робкими, зависимыми, податливыми; поведение других, напротив, становится вызывающе-демонстративным. Все зависит от характера ребенка, от имевшейся у него ранее информации об отношениях полов, от пережитых эмоций (у одного — обида: родители сами позволяют себе делать то, за что его строго наказывают; у другого — протест против якобы обижающего мать отца; у третьего — страх лишиться привязанности матери и т.д.).

Часть детей может стремиться повторить увиденное в сексуальных играх с другими детьми вне зависимости от их пола (например, девочка с девочкой или мальчик с мальчиком). Такая игра основана на механизме подражания и опасна не более, чем игра во «врача» (когда ребенок делает уколы куклам после того, как получал их сам). К поведению такого типа лучше всего относиться спокойно — его роль похожа на роль предохранительного клапана, оберегающего личность от более тяжелых реакций.

То же самое можно сказать и по поводу интереса подростка к обнаженному телу женщины (в том числе и матери). От этого зрелища ребенка следует оберегать не в большей мере, чем от зрелища плохого настроения родителей.

Взрослым необходимо понять, что их отношение и отношение ребенка к сексуальности не может быть одинаковым — слишком разное значение имеет для них эта сфера жизни, так как определяется слишком разными ощущениями, эмоциями и переживаниями. И дело, думается, состоит не в том, чтобы прививать детям то или иное отношение к сексуальности, а в том, чтобы отвечать реальным запросам детского развития. И если в числе этих запросов есть потребность узнавать о половых различиях, о появлении детей и т.д., то долг взрослых эти запросы удовлетворить.

Задавая вопросы взрослым, ребенок проявляет безграничное доверие. Если мы не оправдываем это доверие — отмахиваемся, брезгливо морщимся, как от гадости, стыдимся и т.д., — то вопросы не исчезают. Реакция ребенка в таких случаях будет соответствующей: «Сам выясню»; «Очень интересная гадость!»; «Задам, но не вам!», а «знатоки», как показывает опыт, говорят и демонстрируют как раз то, чего взрослые больше всего опасаются (например, грубую порнографию). Оснований для таких опасений будет тем меньше, чем лучше взрослые подготовлены к ответам на «щекотливые вопросы». Доверительность отношений — лучшее, на что можно при этом надеяться.

Другие публикации по теме данной статьи:

Рекомендуем родителям и специалистам лучший в Рунете сайт с бесплатными развивающими играми и упражнениями для детей — games-for-kids.ru . Регулярно занимаясь с дошкольником по предложенным здесь методикам, вы без труда подготовите ребенка к школе. На этом сайте вы найдете игры и упражнения на развитие мышления, речи, памяти, внимания, обучение чтению и счету. Обязательно посетите специальный раздел сайта «Подготовка к школе игры» . Приведем для ознакомления примеры некоторых заданий:

Как говорить с подростками о здоровье и сексуальных отношениях – ИИТО ЮНЕСКО

Как обсуждать с подростками темы здоровья, сексуальных отношений и многое другое, рассказали в прямом эфире просветительского проекта ЮНЕСКО, ЮНЭЙДС и Одноклассников «По правде говоря». 9 октября в социальной сети Одноклассники прошел прямой эфир ток-шоу «По правде говоря», организованный совместно с Институтом ЮНЕСКО по информационным технологиям в образовании (ИИТО ЮНЕСКО) и Региональным офисом ЮНЭЙДС для стран Восточной Европы и Центральной Азии (ВЕЦА). Эксперты и звездные родители обсудили, как говорить с детьми и подростками о сложных вопросах – о половом созревании, сексуальных отношениях, личностных границах, о ВИЧ и СПИДе и многом другом. Двухчасовое шоу, которое вела телеведущая и журналист Лика Длугач, набрало около 1,3 млн просмотров и 1320 лайков от пользователей Одноклассников.

В эфире приняли участие актриса кино и театра Елена Борщева, журналистка Татьяна Никонова, семейный психотерапевт Марина Травкова, акушер-гинеколог Татьяна Румянцева, главный редактор молодежного паблика «ДВОР» Альфия Максутова, а также директор Регионального офиса ЮНЭЙДС для стран ВЕЦА Виней Салдана и региональный советник ЮНЕСКО по образованию и здоровью Тигран Епоян.

Участники дискуссии на примерах из своей жизни и профессиональной практики рассказали, как доверительно и без стеснения обсуждать с детьми сложные ситуации, как помочь им разобраться в себе и в том, что с ними происходит в непростой период полового созревания, как без назиданий и запретов дать им основы грамотности в вопросах здоровья и взаимоотношений.

Нужно ли говорить с детьми о сексе, и как это сделать правильно


Марина Травкова, семейный психотерапевт

Говорить надо правду, адаптированную к возрасту. Я хотела бы донести до родителей идею о том, что все это неправда, что для такого разговора нужен какой-то особый возраст, особое время, особое место. Нравится вам или не нравится – вы уже говорите со своими детьми о сексе. Вы делаете это с момента их рождения, потому что постижение сексуальности состоит не только из когнитивного знания о том, откуда берутся дети. Это включает в себя очень многое – отношение к себе, личностные границы, терпишь ты неудобную одежду или не терпишь, как ты относишься к тому, когда ты голоден, можно ли тебе отказать любимой бабушке, если ты не хочешь её целовать. Это всё составляющие сексуальности. Руки отца и матери, которые берут его [ребенка] и гладят, –это первый пласт того, что потом превратится в сексуальность. Отношение к себе, к телу, к миру, к границам. Этот разговор уже идет. То есть мы всё время детям что-то сообщаем про то, как жить, выбирать, влюбляться, относиться к телу. Но когда ребенок приходит с вопросом в духе «расскажи мне…», я бы обратила внимание, что это момент доверия, и ему не надо отказывать. Родители, которые в этот момент не знают, что сказать, или боятся, должны помнить, что всегда можно сказать: «Я, если честно, не очень знаю сама». Потом можно найти и предложить хорошую книжку. И еще надо понимать, что подростки живут в невероятно открытом мире, и впервые ребенок видит порнографию в среднем в возрасте 9-11 лет. Сейчас часто подростки пишут и говорят: «Как мне объяснить моей маме, что ей нужно почитать что-нибудь о сексе?». Так подростки опекают родителей.

На какие вопросы подростки хотят получить ответ

Татьяна Никонова, журналистка

Подростки, как правило, ищут ответы совсем не на те вопросы, которые хотят подсказать им взрослые. Чего боятся взрослые? Беременности, плохой компании, заболеваний, передающихся половым путем. А подростков интересуют отношения. Что делать, как разговаривать, как признаваться в своих чувствах, как пережить отказ, как отказывать, как пережить то, что все про тебя что-то знают. Очень часто поднимаются темы травли и буллинга. То, что происходит на свидании и что может еще произойти, кроме того, что тебе предложат секс, это их тоже интересует.

Как побороть неуверенность в разговоре с детьми

Марина Травкова, семейный психотерапевт

Есть два лайфхака для родителей подростка. Первый – говорить честно про себя. Про то, как вы в первый раз влюбились, про то, как вы мальчику, который в вас влюбился, первый раз сказали нет, переживали вы или нет – это всё богатейший, ценнейший материал. Второй лайфхак – это честно обозначить свой страх.

Татьяна Никонова, журналистка

Обсуждайте сериалы, в них постоянно что-то происходит! В них происходят незапланированные беременности, сложные заболевания, разрывы, кто-то друг друга не понял – это самые распространенные истории в сериале. Это неиссякаемый источник тем для обсуждения.

Правда ли, что сексуальное образование приводит к тому, что дети раньше начинают сексуальную жизнь


Виней Салдана, директор Регионального офиса ЮНЭЙДС для стран ВЕЦА

В результате многочисленных исследований в разных странах мира было установлено, что программы сексуального образования не только не ведут к более раннему и активному началу половой жизни, а как раз наоборот. Подростки позже начинают половую жизнь, у них меньше партнеров и рискованного поведения, они сознательнее относятся к использованию презервативов и контрацепции. Все это вместе снижает риски ВИЧ-инфекции и других инфекций, передаваемых половым путем. Конечно, такие программы должны учитывать возраст, должны быть основаны на научных данных и главное, должны быть своевременны — то есть перед началом взрослой жизни, чтобы не было слишком поздно. Именно об этом говорится в Международном техническом руководстве по сексуальному образованию, разработанном организациями системы ООН под руководством ЮНЕСКО.

Зачем разговаривать с детьми о ВИЧ, ведь инфицируются преимущественно взрослые?

Виней Салдана, директор регионального офиса ЮНЭЙДС для стран ВЕЦА

Только в странах ВЕЦА живут десятки тысяч детей и подростков с ВИЧ-инфекцией. Поэтому говорить о том, что это заболевание не касается детей, нельзя. Но очень важно иметь качественную программу по сексуальному образованию, чтобы разговор об этих сложных вопросах дал положительный результат.

Что делать, если ребенок не верит в существование ВИЧ: прочитал в интернете, что это всё выдумки


Татьяна Румянцева, акушер-гинеколог

Дайте ему ссылку на Всемирную Организацию Здравоохранения, на сайты, которые рассказывают про инфекции. Сейчас много организаций, где люди, живущие с ВИЧ-инфекцией, помогают другим. Можно отвести туда и познакомить. Если человек воспринимает только эмоциональную сторону, можно пойти и таким путем.

Как говорить про ВИЧ, не напугав:

Татьяна Румянцева, акушер-гинеколог

Эта информация носит предупреждающий характер. Говоря об инфекциях, я бы отмечала, что да, они существуют, для каких-то из них есть лечение, иногда оно может быть пожизненным. Небольшое зерно сомнений и переживания за свою судьбу заронить довольно разумно. Мы всегда проговариваем опасности, от которых ребенка защищаем, а потому в сексе должно быть также.

Какой источник может быть максимально доверительным для подростка

Елена Борщева, актриса

Блогеры. Все подростки смотрят блогеров. Подростки сейчас брошены в информационном плане, на ТВ для них нет программ. Поэтому они многое берут от блогеров. Логично распространять информацию через их кумиров.

Мне недавно попалась книга, и прежде, чем дать её дочке, я её сама прочитала. Автор — американец. Некоторые реалии с нашими не совпадают, но тема личных границ, отношений не только между мальчиком и девочкой, но и между подругами раскрыта хорошо. Я подумала: «Где была эта книга в моем детстве?». В ней просто расписано, как повести себя в той или иной ситуации, как проверить, что сказать.

Мы все, прежде всего, ищем отношений, теплых отношений, хотим быть нужными друг другу, любить друг друга, и секс — часть этих отношений. Но часто многие, особенно дети, не понимают, что это, в чем разница, может ли девушка отказать парню. А это ее право. Важно понять, как отличить любовь от «потребительских» отношений.

Могут ли интернет-ресурсы помочь родителям в образовании детей, и как научить детей ориентироваться во всем многообразии онлайн ресурсов

Тигран Епоян, Региональный советник ЮНЕСКО по образованию и здоровью

Безусловно, да. И таких ресурсов для родителей и для подростков становится все больше и больше. Относительно подростков. Здесь речь идет о медиаграмотности, это тот вопрос, которым активно занимается ЮНЕСКО, помогая странам обучать медиаграмотности учителей, чтобы они в свою очередь обучали детей. Вот несколько базовых лайфхаков: необходимо развивать у детей способность критически осмыслять любую информацию, анализировать, не принимать на веру, перепроверять; обращать внимание на источник информации: кем создан сайт, кто авторы материалов, есть ли ссылки на первоисточники, специалистов, результаты исследований, научные данные; задать вопрос, а какую цель преследует ресурс – дает объективную информацию или пытается навязать ту или иную модель поведения, образ жизни, манипулировать читателем, продать товары или услуги.

Про сообщество для подростков «Двор»


Альфия Максутова, главный редактор молодежного паблика «ДВОР»

Мы создали «ДВОР» при поддержке ЮНЕСКО, чтобы говорить с подростками о репродуктивном здоровье. Подавляющая часть наших читателей – люди младше 21 года.

У нас есть несколько крупных блоков тем, которые мы освещаем. Во-первых, это физиология: это самые разные темы про тело и здоровье, про то, как работает мозг или про мифы о длине полового члена. Во-вторых, мы говорим про психологическое здоровье: что такое депрессия? как поступить, если меня травят? как пережить безответную любовь? Наконец, есть темы, связанные с сексом и всем, что вокруг него.

Понятно, что чем более табуирована тема, тем сложнее с ней работать. Но мы всегда показываем, что сами таких тем не стесняемся: мы никогда не прячемся за терминологией и эвфемизмами. Наша цель – создать спокойное, комфортное и при этом экспертное пространство для разговора на такие темы с подростками. Мы руководствуемся при написании статей только последними научными исследованиями, каждый наш текст обязательно проверяют эксперты. При этом мы разбавляем серьезный контент комиксами, развлекательными материалами, которые нужны как раз для создания атмосферы доверительного общения. Вроде бы, получается: нам каждую неделю приходят тёплые и добрые отзывы от подписчиков.

Какие подходы, используемые в паблике «Двор» при обсуждении деликатных вопросов, могут взять на вооружение родители?

Что касается родителей, то, конечно, им будет супер полезно заглянуть в наш паблик, если они хотят что-то обсудить с ребенком. Например, я как родитель хочу поговорить с ребенком про просмотр порно или про методы контрацепции. Что мне нужно для этого знать? Какие-то факты, статистику, описания механизмов работы всего этого. Потому что прямые советы типа «не смотри порно по 8 часов в день» или «предохраняйся» не сработают так эффективно, как спокойный рассказ о том, как возникает зависимость от порно или почему предохраняться – неплохая идея. Пусть мой ребенок сделает выводы сам, ему будет приятно. И вот всю эту информацию я могу найти в наших карточках и статьях со ссылками на источники. И написаны они все языком, который будет понятен и комфортен подростку: без осуждения, без оценок, без пошлости и эвфемизмов.

Прямая трансляция ток-шоу «По правде говоря» велась в сообществе OK.RU/TEST, созданном при поддержке Регионального офиса ЮНЭЙДС для стран ВЕЦА и ИИТО ЮНЕСКО.

Следите за анонсами новых передач, участвуйте в опросах и конкурсах, узнавайте новое на OK.RU/TEST

Трёхлетка впервые увидел родителей и разбил им сердца. Надевая ему очки, они ждали любых эмоций, но не таких

Трёхлетний малыш из Великобритании впал в состояние лёгкой истерики, когда на него надели очки. Ещё бы — он впервые разглядел своих родителей. Те тоже не смогли сдержать эмоций, ведь долгое время даже не подозревали, что у сына были проблемы со зрением.

Родители Джексона Эндерсона из Бирмингема борются за его жизнь с того момента, как он появился на свет. Малыш родился с синдромом ДиДжорджи — хромосомной аномалией, при которой отсутствует частичка 22-й хромосомы в ДНК, пишет DailyMail.

У носителей заболевания возрастает чувствительность к вирусным, грибковым и бактериальным инфекциям, может нарушиться развитие носа, рта и ушей или появиться другие осложнения.

Так произошло и с Джексоном. Из-за врождённой аномалии мальчик перенёс свою первую операцию на открытом сердце, когда ему было всего 11 дней. Почти год он пробыл в больнице под наблюдением врачей.

Семья Эндерсонов

Также синдром ДиДжорджи приводит к проблемам с обучением, задержкам в развитии и, в том числе, к плохому зрению. О последнем родители узнали не сразу.

До недавнего времени мы понятия не имели, насколько плохим было зрение Джексона. Он так хорошо приспособился к тому, что ничего не мог видеть дальше своего носа, что мы даже и не замечали этого, — пояснила его мама.

Когда ребёнка повели на очередное обследование, проблема подтвердилась. Джексону прописали очки, и момент, когда он впервые примерил их, вызывает слёзы. Сложно понять, кто взволнован больше — Джексон или его мама с папой.

Джексон впервые надел очки и увидел лица родителей

Когда мы надели на него очки, это был один из самых удивительных моментов за всю его жизнь. Увидеть, как его личико загорелось, когда целый мир открылся для него — лучшее подтверждение того, что очки ему необходимы, — сказал папа малыша.

Трёхлетка впервые увидел окружающий мир

Сердца родителей полны счастья, так как они поняли — теперь Джексон их действительно видит. Но им ещё многое предстоит преодолеть, ведь малыш будет нуждаться в поддержке всю свою жизнь из-за проблем с суставами, которые также спровоцировала хромосомная аномалия.

Эндерсоны не отчаиваются и теперь собирают пожертвования через сервис GoFoundMe на новый автомобиль, который могли бы адаптировать под специальное кресло для сына, когда он станет постарше.

Ну а пока родители с удовольствием пересматривают кадры, на которых сын впервые их увидел. Видео вряд ли сможет оставить кого-то равнодушным.

Малыши, которые рождаются с особенностями, к сожалению, не редкость. Семью Эндерсонов поймёт другая мама из Великобритании, чей малыш родился с редкой аномалией. Вы собьётесь со счёта, пытаясь посчитать, сколько у него пальцев на обеих руках.

Но практика показывает, что отличающиеся от других люди могут жить полной жизнью. Девушка с синдромом Дауна тому подтверждение. В детстве психологи называли её глупой, а потом она выросла и стала учить своих обидчиков их же работе.

«Чудо-дерево», или Как уговорить ребенка почитать 10 минут

АВТОР: ОЛЬГА КОСТЮК

ФОТОГРАФИЯ: ЛЕНА КАПЛЕВСКА

У папы была большая библиотека, и я часто видела своих родителей читающими. Вернее даже так, чаще всего я видела их читающими.

Дети подсматривают за родителями и перенимают их манеру проводить время. Мои родители — однозначный ролевой пример: чтение — это интересный досуг.

Моя бабушка — учительница первых классов — научила меня буквам алфавита сразу перед начальной школой. И когда я научилась читать, передо мною открылись совсем другие миры.

А какой пример своему ребенку подаю я?

Я уткнулась в телефон, а папа — в планшет. У современных гаджетов много функций, можно играть в игры, смотреть фильмы, читать, писать статьи, фотографировать.

А книжка — это книжка, она предназначена только для чтения.

Моя дочь пошла в первый класс, и я беспокоюсь, полюбит ли она читать.

В наше время конкуренции с играми на компьютере и развлекательными передачами по телевизору было не было.

А передо мною стоит сложная задача — увлечь дочь в страну воображения.

Каждый день первоклассница должна читать 10 минут любых произведений, рекомендуемых ее возрасту.

Школа советует Корнея Ивановича Чуковского, что нам очень подходит — на дни рождения ей дарили много разных иллюстрированных книг этого автора.

Я понимаю, что дело в самой механике — сейчас научиться читать по слогам, а потом терпение и труд все перетрут — научиться читать бегло.

Но люди же не просто читают, мы осмысливаем информацию в процессе чтения.

Как ей помочь научиться не просто механически проводить эти 10 минут, чтобы отвязаться от назойливой мамы, а еще и увлечь процессом?

Я объясняю Вере, что такой таймер: засекаю 10 минут, по истечению которых она услышит мелодию и урок будет окончен.

Вера сама выбирает стихотворение «Чудо-дерево» — очень странное стихотворение на мой взгляд, но она его выбрала сама, и мы начинаем.

Чтение занимает пять минут. И что же дальше?

А дальше я ставлю таймер на паузу.

Я прошу рассказать, что же она запомнила… да ничего она не запомнила. Она увлеклась сложением слогов в слова. И звуками своего голоса, наверное.

Переключаю ее внимание на иллюстрации — детские книжки богаты на красивые картинки. Но в тексте много действия, а картинки — статичны.

Я объясняю ей, что на самом деле рисунок может «обманывать» — он не дает полной информации о произведении. Поэтому так важно, читая, осмысливать информацию.

Мы также проходим все незнакомые слова: что такое гамаши и как выглядит «плешь».

Большое спасибо людям, которые изобрели телефон, сотовую связь и интернет, я тут же нахожу описание слов и наглядные к ним картинки.

У нас осталось еще 5 минут для чтения. И я предлагаю Вере вновь прочитать то же самое стихотворение, но предварительно задаю ей вопросы:

  • Как зовут дядю, который изображен на картинке?
  • Что растет в огороде (ведь это стихотворение про чудо-дерево)
  • Что на самом деле папа и мама делают в саду?

Верунька героически заходит на второй круг. И бодро отвечает на вопросы.

Я унимаю свою тревогу и изобретаю алгоритм чтения с ребенком:

  1. Я устанавливаю таймер, ребенок выбирает стихотворение.
  2. Ребенок читает кусочек текста.  Я ставлю таймер на паузу.
  3. Мы обсуждаем новые слова, находим их значение и наглядные примеры. Я прошу пересказать значение новых слов самостоятельно.
  4. Ребенок рассказывает, что он видит на иллюстрациях к тексту.
  5. Я придумываю новое задание к произведению: вопросы, на которые ребенок должен ответить — фокусирую ее.
  6. Ребенок читает тот же самый кусочек текста еще раз и отвечает мне на вопросы.
  7. Перемена!

Правда, на следующий день «Вера сломалась» и я вместе с нею. «Не хочу читать!» — сказал ребенок, а я не хочу ее уговаривать читать.

Не хочешь читать, не надо — залезь на диван, укройся одеялком и сиди. Просто сиди. Без мультиков, игрушек и рисования в альбоме.

Непоседливому ребенку сложно выдержать подобное наказание ничегонеделанием. И через какое-то время я услышала, как она читает вслух, самостоятельно и без таймера.

Что мне придется «изобретать» в следующий раз — я пока не догадываюсь.

Но здравствуй, школа!

Мы вернулись, и теперь нас уже двое!

Родители не должны шпионить за своими детьми / Хабр

Последние пару лет Мэнди Снайдер, бухгалтер из Спокана, штат Вашингтон, «наблюдает» за своей дочкой. При помощи удобного высокотехнологичного инструмента mSpy Снайдер может просматривать все текстовые сообщения, фотографии, видео, скачиваемые приложения и историю браузера 13-летней дочки.

Она не думает извиняться за это. Она говорит, что прошлым летом смогла вмешаться, обнаружив, как её дочка переписывается со своим парнем, планируя встречу для секса. «Я знаю, что моя дочь не такая наивная, какой была я в её возрасте, и что в современном мире способов социального общения существует с избытком, — говорит Снайдер. — Но меня, как родителя подростка, этот век технологий пугает».

Но, хотя технология может стать причиной появления новых способов попадания детишек в беду, она также может предоставить новые способы следить за каждым их шагом.

С такими технологиями отслеживания, как mSpy, Teen Safe, Family Tracker и т.п., родители могут следить за звонками, текстовыми сообщениями, чатами, постами в соцсети. Они могут изучать карты всех мест, где побывал их ребёнок и его телефон. Приложение Mama Bear даже отправляет родителям предупреждения, в случае, если их чадо превышает скорость, сидя за рулём.

Но между защитой и навязчивой идеей грань очень тонка. Новые инструменты для цифрового слежения ставят родителей в затруднительное положение. Юность — такой критический период в жизни ребёнка, когда им нужна частная жизнь и ощущение личного пространства, чтобы выработать собственную личность. Родителям может быть невыносимо следить за тем, как их ребёнок отдаляется от них. Но, как бы ни было соблазнительно для родителей внедриться в тёмные уголки личной жизни их детей, существуют убедительные свидетельства того, что подглядывание за ними повлечёт за собой больше плохого, чем хорошего.

В долгосрочной перспективе цель родителя — создать здорового самодостаточного взрослого человека. Процесс выработки здоровой автономности начинается с момента, когда ребёнок способен уползти от вас — так говорит Нэнси Дарлинг, специалист по психологии развития в Оберлинском колледже. «Родительская доля тяжела необходимостью соблюдения баланса стремления ребёнка к самостоятельности и соображений безопасности», — говорит она.

Приватность — ключевой момент выработки самодостаточности. «Возможность испытывать уединение — вероятно, базовая потребность человека, превышающая культуру», — говорит Скайлер Хоук, социальный психолог, изучающий развитие юности в Китайском университете Гонконга. В юности мозг, тело и социальная жизнь детей быстро меняются. Во время экспериментов со своей идентичностью и самовыражением им необходимо личное пространство, чтобы разобраться со всем этим, говорит Хоук.

Уединение не просто важно для молодых людей, говорит Сандра Петронио, профессор коммуникаций и директор Центра управления приватностью коммуникаций в Индианском университете. Это их обязанность. «Основная забота взрослого человека — выработать индивидуальность, отойти от контроля родителей. Один из понятных способов сделать это — потребовать личное пространство», — говорит она.

Существуют убедительные доказательства того, что вторжение в личную жизнь ребёнка нарушает отношения родитель-ребёнок, говорит Петронио. «Родитель своим подглядыванием демонстрирует недоверие, — говорит она. — Всеобъемлющая потребность контролировать ребёнка по-настоящему вредит отношениям».

Скрытое подглядывание, добавляет Хоук, вряд ли долго будет оставаться скрытым. Большинство детей лучше своих родителей разбираются в технике. Есть шансы, что они обнаружат эти отслеживающие приложения и разберутся, как взломать систему — будут оставлять отслеживаемый телефон в шкафчике в школе, когда прогуливают уроки, или заведут вторую, тайную учётную запись в Instagram.

Неудивительно, что когда дети чувствуют, что не могут доверять родителям, они становятся ещё более скрытными. Хоук наблюдал этот эффект в выборке студентов в Нидерландах, где отношение к индивидуализму и самостоятельности похоже на отношение к ним в США. Исследователи спрашивали детей, уважают ли их родители их личное пространство. Через год дети подглядывавших родителей демонстрировали более скрытное поведение, а их родители сообщали о том, что меньше знают о занятиях, друзьях и местонахождении детей, по сравнению с другими родителями.

«Мы можем проследить путь от ощущения вторжения в личную жизнь до увеличения уровня секретности детей и снижения знаний родителей об их детях, — говорит Хоук. — Если родители слишком сильно вторгаются в жизнь детей, это им в итоге откликнется».

При отсутствии у ребёнка личного пространства страдают не только отношения родитель-ребёнок. Когда дети чувствуют вторжение, это может привести к появлению у них психологических проблем, которые эксперты называют «усвоенным» поведением — тревожность, депрессия, отдаление. «Есть множество исследований, говорящих о том, что дети, растущие с назойливыми родителями, больше подвержены воздействию этих психологических проблем, в частности оттого, что это подрывает уверенность ребёнка в своих способностях действовать самостоятельно», — говорит Лоуренс Стейнберг, профессор психологии из Университета Темпла и автор книги «Эпоха возможностей: уроки новой науки о юности» [Age of Opportunity: Lessons From the New Science of Adolescence].

Когда родители не дают детям возможности принимать решения самостоятельно, у детей не появляется шанса сделать выводы из этих решений. Хотя у родителей есть обязанность направлять своих детей и беречь их от вреда, юность всё же остаётся временем для выявления пределов, говорит Джудит Сметана [Judith Smetana], профессор психологии, изучающая взаимоотношение молодых людей и их родителей в Рочестерском университете.

Возьмём алкоголь. Дети, экспериментировавшие с алкоголем в юности, и не ставшие затем алкоголиками, оказываются психологически более здоровыми, чем те, кто никогда его не пробовал, говорит Сметана. «Не хочу попустительствовать увлечение детей алкоголем, но мы знаем, что это время — время экспериментов, — говорит она. — Такова природа юности».

Но даже когда родителям известна важность уединения, бывает сложно понять, где нужно провести черту. Эта черта для каждой семьи будет разной, даже в едином социально-экономическом слое или в одной и той же местности, говорит Дальтон Конли, социолог из Принстонского университета, автор книги 2014 года «Наука быть родителем» [Parentology]. Конли говорит, что был шокирован, узнав, что его коллега шпионит за своими детьми-подростками при помощи видеоняни, находясь в отъезде, на конференции. В то же время, его не смущает практика проверки трат, совершаемых по банковской карте, у своих собственных детей, с целью узнать, где они были и что покупали. «Технология родительского слежения так быстро развивается, что не существует чётких норм того, что считать приемлемым», — говорит он.

Дарлинг тоже испытывала искушение отодвинуть границу между независимостью и уединением. Несмотря на то, что она выступает за предоставление детям личного пространства с тем, чтобы они выработали здоровую самостоятельность, она также является родителем, беспокоящимся за них. Она попросила своего младшего сына включить функцию Find My iPhone, чтобы она могла найти его, если не сможет дозвониться. А когда её старший сын, находившийся дома на каникулах в перерыве занятий в колледже, не вернулся домой однажды вечером, «Я сунула нос в его контакты в мобильном, чтобы позвонить его девушке, — признаёт она. — Его это разозлило, но ведь было 3 часа утра, и я беспокоилась».

Согласно Дарлинг, дети скорее почувствуют вторжение в личную жизнь, если родители будут вмешиваться в их личные дела — к примеру, подслушивать их разговоры или подсматривать переписку. Но большинство детей признаёт, что у родителей есть законное право на обеспечение безопасности — устанавливать правила по использованию наркотиков или знать, куда дети идут после школы. «Родители должны знать, где находятся их дети», — говорит она.

Но и вопросы безопасности не так уж однозначны. В большинстве мест [США] сейчас быть ребёнком безопасно. Согласно статистике ФБР, количество насильственных преступлений упало на 48% с 1993 по 2011 года. Детская смертность падает. Пропадают дети рекордно мало.

Тем не менее, некоторые эксперты говорят, что никогда ещё социум не требовал так сильно пристальнее следить за своими детьми — это очевидно из тех ставшими частых случаев, когда родителей арестовывают за то, что их дети в одиночку ходят в школу или играют в парке без присмотра.

Многие эксперты обвиняют в этих переменах современные СМИ, постоянно предоставляющие устрашающие заголовки, касающиеся опасностей и похищения. «СМИ увеличивает страх, а страх превращается в ограничения для детей, подростков и даже молодых людей, — говорит Петронио. — У него есть возможность подорвать развитие набора навыков у молодых людей, которые необходимы им для того, чтобы стать независимыми взрослыми».

И действительно, некоторые дети живут в опасных районах. И этим детям, судя по всему, лучше жить под строгим надзором их родителей. Исследование специалистов Виргинского университета обнаружило, что у детей из мест проживания представителей среднего класса, характерных отсутствием риска, отношения с матерями и социальная адаптация получается хуже, если их родители подрывают их самостоятельность. Наоборот, среди семей с низким доходом и высоким уровнем риска отношения с матерями были лучше, когда те были более авторитарными.

Но во многих местах желание родителя шпионить за детьми может быть продиктовано не столько заботой об их безопасности, сколько стремлением уменьшить собственную тревожность. «В итоге получается, что вы пытаетесь утолить вашу жажду знаний, поскольку вы не выносите неопределённости, вы не даёте ребёнку возможности научиться тому, как принимать правильные решения», — говорит Петронио.

Исследования Хоука показывают, что родители, шпионящие за детьми, меньше уверены в своих способностях, больше тревожатся по поводу их взаимоотношений с детьми, и больше беспокоятся — часто безосновательно — по поводу поведения их ребёнка. «На основе моего исследования, я считаю, что подглядывание может характеризовать как адаптацию ребёнка, так и родителя — возможно, последнего даже в большей степени», — говорит он.

Когда дело касается установления здоровых границ, то, как говорят психологи, хорошее общение лучше подглядывания, а дети, которые активнее делятся со своими родителями, лучше приспосабливаются к жизни. «В итоге, наилучший способ узнать, что происходит с вашими детьми — послушать, что они сами расскажут», — говорит Хоук.

Некоторые родители говорят, что отслеживание улучшает общение с детьми. Снайдер говорит, что использование приложения для отслеживания телефона дочери стало стартовой площадкой для обсуждения таких тем, как секс, наркотики, самоубийство и друзья. «Поскольку я читаю её переписку с друзьями, мы можем без подготовки общаться по поводу происходящего в её жизни, — говорит Снайдер. — Не думаю, что у нас были бы такие же открытые отношения, построенные на уважении, без помощи mSpy».

И всё же, вероятно, можно утверждать, что большая часть родителей, скачивающих шпионские приложения, делают это не для того, чтобы вести приятные разговоры с детьми. Очевидно, что личная жизнь и пространство важны детям для того, чтобы помочь им стать здоровыми взрослыми. Теперь, когда вторгаться в личную жизнь стало легче, чем когда бы то ни было, родителям придётся задавать себе неудобные вопросы каждый раз, когда они собираются пересечь эту черту.

что делать, если вас застукали

Психологи же убеждены, что на детское отношение к увиденным сценам родительской близости влияет в огромной степени реакция на возникшего в дверях ребёнка. Самое важное – не поддаваться панике и не заострять внимание на щекотливых сценах.

Что говорить ребёнку «про это»?

Сцены, в которых родители занимаются любовью, чаще всего вызывают у увидевшего их ребёнка крайне неоднозначную реакцию, которая граничит между интересом и испугом.

Застав родителей в столь щекотливой ситуации, маленький ребёнок может подумать, что папа делает маме больно. Уверят его в этой мысли папина раздражительность, крики, нелицеприятные высказывания по поводу его хождения по дому.

Подобная родительская реакция приведёт к тому, что ребёнок будет воспринимать отца как злодея и маминого мучителя. Если после этого взрослые начнут отмалчиваться, вести себя нервно, малыш ещё больше уверится в своих подозрениях, что в итоге может негативно отразиться на детско-родительских отношениях.

В идеале ребёнок не должен становиться свидетелем сексуальных контактов между взрослыми. Однако подобное не всегда возможно, поэтому, если малыш вас «рассекретил», нужно найти правильные объяснения. Выбор слов будет, несомненно, зависеть от возраста юного свидетеля.

Если ребёнку 2 — 3 года

Двух- или трёхлетний малыш, заставший маму с папой в момент интимной близости, в силу возраста и психологических особенностей не понимает, что происходит.

В таком случае родителям следует вести себя спокойно и быстро придумать простейшее объяснение своим действиям, иначе малыш начнёт активно интересоваться произошедшим, что может привести к неловкой ситуации.

Чаще всего опытные взрослые говорят, что папа делал маме массаж, они просто веселились, играли и т.д.

При этом не стоит одеваться в присутствии маленького свидетеля, напротив, его следует отправить по делам: принести сумочку, стакан воды, посмотреть, что делает домашний питомец и т.д.

После того как ребёнок вернётся, а мама с папой приведут себя в порядок, можно с ним немного поиграть. Пусть отец покатает его на спине, мама сделает весёлый массаж. Это необходимо, чтобы малыш уверился – всё в полном порядке.

У многих ребятишек в этом возрасте появляются различные страхи. Если оставить ситуацию без объяснений (пусть даже совершенно нелепых, со взрослой точки зрения), то он может подумать, что отец бьёт мать, а её крики вызваны болью.

Важно избавить ребёнка от негативных эмоций. Для этого нужно говорить с ним спокойно, доброжелательно, делая акцент на том, что он ошибается, папа не хотел причинить маме боль, напротив, родители испытывают друг к другу исключительно тёплые чувства.

Если трёхлетка настолько впечатлителен, что начинает проситься в родительскую кровать из-за возникших страхов, следует удовлетворить это желание. Пусть малыш заснёт вместе с мамой и папой, а уже потом его можно отнести в собственную постельку. Совсем скоро дети должны успокоиться и забыть об испуге.

Опытные родители, сталкивавшиеся с такой неудобной ситуацией, советуют её предупреждать. Для этого стоит закрывать перед интимной близостью дверь в родительскую спальню на ключ. Подобная предусмотрительность поможет родителям не бояться лишних глаз.

Если ребёнку 4 — 6 лет

Пятилетний дошкольник – достаточно любопытный человечек, активно впитывающий любую информацию, особенно «таинственную», «необычную», «запрещённую».

Несмотря на то, что ребёнок в этом возрасте ещё не имеет знаний сексуального характера, он вращается в кругу друзей, которые могут быть гораздо более просвещёнными в таком вопросе.

В результате дети постарше способны по-своему объяснить специфику отношений между папой и мамой, если маленький свидетель расскажет им о случившемся.

Если пятилетний ребёнок «застукал» родителей в момент интимной близости, скорее всего, в темноте ничего «экстраординарного» он и не заметил. Кричать, конечно, не нужно, но и подробно всё объяснять про «аиста» также не следует.

Объясните ребёнку, что у матери болела спина, а отец делал массаж. Этого достаточно, затем нужно переключить детское внимание на что-то другое. К примеру, отвести его обратно в комнату, прочитать сказку и убедиться, что сейчас-то он точно уснул.

Разумное родительское поведение, спокойное объяснение будет способствовать тому, что ребёнок скоро забудет об увиденном. Если же родители уклоняются от детских вопросов, кричат, малыш будет мысленно возвращаться к ситуации и захочет узнать о ней из «других источников».

На следующий день стоит крайне осторожно выведать, что ребёнок успел заметить ночью. Если он в ответ фыркнет, что видел, как вы целовались, просто успокойтесь – он ничего не понял. Всё, на этом обсуждение закончено, к этой ситуации не следует возвращаться.

Как мы уже говорили, дошкольники отличаются любопытством. Если взрослые не удовлетворили детский интерес, существует вероятность, что ребёнок сам начнёт искать ответы, в том числе подглядывая за родителями или заходя к ним в комнату, оправдывая визиты боязнью оставаться в одиночестве.

Если вы заметили, что ребёнок шпионит за вами, ругать или наказывать его не стоит. Однако пообщаться с ним на эту тему нужно. Скажите, что подобное поведение недостойно, недопустимо и нежелательно. Договоритесь с малышом, что впредь будете сначала стучать, а уже потом заходить друг к другу в комнаты.

Если ребёнку 7 — 10 лет

Многие десятилетки уже в курсе отношений между представителями мужского и женского полов. Но все сексуальные контакты кажутся им чем-то грязным, недостойным, поэтому сцена интимной близости родителей обычно вызывают у детей в этом возрасте негативные эмоции.

Любопытно, что уже будучи взрослыми, очевидцы сексуальной сцены между родителями рассказывают, что в тот момент (и даже спустя много лет) ощущали гнев, обиду, стыд, потому что считали такое поведение чем-то неприличным, непристойным и грязным.

Чтобы избежать негативных эмоций или максимально снизить их выраженность, психологи рекомендуют придерживаться правильной поведенческой тактики:

  1. В первую очередь, следует успокоиться. Нельзя кричать на маленького очевидца, поскольку он разозлится, почувствует обиду. Лучше всего предложить ребёнку вернуться к себе в комнату и подождать серьёзного разговора.
  2. Беседа по душам необходима, но её содержание будет отличаться от диалога с дошкольником. С ребёнком предподросткового возраста уже можно поговорить о сексе. Родители кратко объясняют, что между влюблёнными друг в друга мужчиной и женщиной может быть интимная связь. Это совершенно нормально и естественно.
  3. Десятилетним ребятишкам можно дать почитать книги о сексуальных отношениях, написанные специально для детской аудитории. В них доступно и ненавязчиво написано, откуда берутся дети. Важно лишь подобрать действительно полезную литературу.

Родителям следует говорить таким образом, чтобы ребёнок понял: ничего постыдного не произошло. Но при этом не следует чрезмерно натуралистично и увлекательно описывать сексуальную жизнь, поскольку дети в возрасте 7 — 10 лет ещё не готовы к подобным откровениям.

Если ребёнку 11 — 15 лет

Подростку уже хорошо известно из различных источников, что представляют собой сексуальные отношения. И если к посторонним взрослым людям, которые занимаются любовью, он относится спокойно, то к родителям предъявляет совершенно другие требования.

Заставать маму и папу в «неприличном виде» – большой стресс для ребёнка. В такой ситуации невольный очевидец испытывает гнев, брезгливость по отношению к родителям. Кроме того, ему самому стыдно за то, что он увидел это «непристойное» зрелище.

Все эти противоречивые чувства, вкупе с неустойчивым эмоциональным состоянием, свойственным подросткам, может привести к совершенно неожиданным поступкам. Так, на форумах можно встретить истории, в которых уже повзрослевшие люди рассказывают, как убежали из дома, подальше от родителей.

Если ребёнок всё же успел заметить то, что не предназначалось для его глаз, значит, настало время серьёзно поговорить о сексуальной стороне отношений взрослых людей. Такая беседа даже может быть полезной, поскольку сегодняшние подростки рано начинают половую жизнь. Следует лишь правильно расставить акценты.

Многие родители опасаются, что откровенный диалог с ребёнком об интимной стороне жизни подтолкнёт его к «разврату». Однако это очередной миф. Напротив, если взрослые после увиденной подростком сцены не обсудят проблему, есть вероятность, что ребёнок начнёт воспринимать секс либо как что-то постыдное, либо как что-то крайне притягательное.

Сексуальное просвещение – важный момент воспитания ребёнка, однако лучше всё же обойтись без подобных экстремальных ситуаций. Чтобы малыш или подросток не смог застукивать родителей за «массажем», необходимо заранее позаботиться о мерах предосторожности.

Опытные родители и психологи советуют придерживаться нескольких полезных рекомендаций:

Подобные меры предосторожности исключат внезапное появление ребёнка в самый ответственный момент. Разумеется, предупреждение таких ситуаций не должно означать, что родителям вообще следует отказаться от сексуального просвещения. Разговоры по душам будут, но целенаправленные и максимально подготовленные.

Вопрос, как поступать, если ребёнок «застукал» родителей в кровати, действительно требует квалифицированного ответа. В этот момент все умные идеи обычно вылетают из головы, остаётся только стыд и неловкость.

Но если не обсудить ситуацию с ребёнком, последствия могут быть самыми непредсказуемыми. Решение же проблемы будет зависеть от возраста маленького очевидца. Живите полной жизнью и не забывайте о мерах предосторожности!

«Каждый раз, когда мы с мужем выкраиваем время заняться ЭТИМ, я боюсь, что на пороге спальни возникнет наш сын и скажет: «Мама, мне приснился кошмар». Что делать, если однажды это случится?», — такой вопрос я прочла на одном из форумов. «Ой, не дай Бог» — подумала я и тут же в ужасе представила эту картину. Но такой ли это ужас на самом деле и грозят ли ребенку страшные психотравмы, если он случайно застанет родителей за занятиями любовью?

Предположим, что вы родители 3-6 летнего ребенка, и однажды случайное вторжение во взрослый мир произошло (не рассматриваем детей 1-2 лет: вряд ли они случайно смогут стать свидетелями плотских утех родителей, а если и станут, в случае, если спят в одной комнате с ними, – вряд ли успеют сильно испугаться). Психологи советуют – главное не впадайте в панику. Вы – не шкодливые двоечники, которых директор застукал курящими на углу школы, и не воришки, укравшие соседскую свеклу. У малыша не должно создаться впечатление, что он застал вас за постыдным и запретным действием. Панический крик «Быстро выйди из комнаты!» также исключен. Реакция, что преступник как раз маленький ребенок, который просто вошел в спальню без стука в неурочный час, недопустима. Кроха просто не поймет, в чем его обвиняют, и будет напуган внезапным и беспричинным проявлением агрессии родителей.

Главное, как говорил Карлсон, спокойствие. Ваши первые эмоции после произошедшего очень важны. Ведь кроха может решить, что в спальне происходит нечто ужасное (папа бьет маму, а мама кричит от боли). Встаньте, оденьтесь, подойдите к ребенку. Сместите акцент со сцены, которую он только что наблюдал, на него самого. Что случилось? Почему он не спит? Может быть, малыш хочет в туалет, может, попить или ему приснился кошмар. Если ситуация повторилась не единожды, нужно разбираться, почему ребенок просыпается ночью. Возможно проблема в том, что он боится спать один в своей комнате, где он чувствует себя беззащитным. И проблему решит большой плюшевый друг, который будет охранять его от ночных страхов.
Вариант поставить на дверь задвижку и закрываться на ночь на замок – не выход, даже если ваш ребенок вышел из грудного возраста. Придя однажды ночью к запертой двери, малыш может обидеться на ваше недоверие, на желание закрыться от него.

Прятаться под одеяло и упорно делать вид, что ничего не было, а вы тут просто спите – тоже не вариант. Вы спрячете голову в песок, в надежде обойти разговоры и не узнаете, что происходит в голове у ребенка.

Если в семье царит гармония, если поцелуи и объятия при ребенке – это естественный элемент вашей семейной жизни, так же как и совместные валяния в кровати утром в выходной день: ничего кошмарного не произойдет, если как-то однажды ваш ребенок попадает в неурочный час в родительскую спальню. Не создавайте сами надуманных проблем, и тогда не придется таскать дочь или сына по психологам и лечить от «тяжелой психической травмы».

P.S. Но а если квартира у вас однокомнатная, не стоит лишний раз ставить ребенка, который может проснуться в любой момент, в неудобную ситуацию. Занятия сексом можно перенести на кухню (особенно если вы оборудуете ее небольшим диванчиком), ванную и коридор. Не очень удобно, зато всегда есть повод вспомнить экстремальную бурную юность. Ведь лишить свою лучшую половину занятий любовью – риск добиться того, что от нервного расстройства придется уже лечить супруга.

Марианна Аникеева, http://deti.mail.ru/roditeljam/psihologija_i_testirovanija/reb_zast/

Долгожданный вечер — дети спят, в доме тихо и спокойно. Самое время уделить внимание друг другу. И вот в самый «громкий» момент откуда-то возникает ваше любимое чадо с вопросом: «А что это вы тут делаете?».

Самое главное — не теряться и не паниковать. Ваша реакция на то, что вас «застукали», во многом определит эмоциональное состояние ребенка и отношение к увиденному.

Спокойно и без паники «завершите процесс»

Маленькому ребенку (лет до 5) можно сказать примерно следующее: «Мама и папа любят друг друга. Мы любим тебя. Все хорошо». Ребенка постарше можно спокойно попросить выйти из комнаты, сообщив, что через минуту вы к нему зайдете сами.

Затем оденьтесь и подойдите к ребенку. Спокойно спросите, что его привело в вашу комнату. Разговаривайте спокойно — не кричите и не ругайте его за то, что он пришел к вам.

Очень часто увиденные постельные сцены родителей вызывают у детей страх, ужас и агрессию (чаще к папе), потому что детям кажется, что папа обижает маму, делает ей больно. Так что если вы будете кричать, нервничать, негодовать, ребенку будет сложно поверить, что в действительности все хорошо.

Помните о том, что дети очень тонко улавливают чувства родителей, именно поэтому гораздо важнее ваша эмоциональная реакция на произошедшее, чем то, что увидел ребенок.


Говорим о чувствах

После случившегося ведите себя естественно — не смущайтесь, не злитесь и будьте готовы отвечать на вопросы любимого чада. Если ребенок настойчиво интересуется: «Что же вы там делали?» не стоит уходить от ответа или придумывать небылицы, но и пускаться в объяснения всех тонкостей процесса соития тоже не стоит.

Прежде всего уточните, что именно ребенок увидел. Чтобы не получилось как в известном анекдоте, когда на вопрос сына «Пап, а что такое аборт?» отец сначала рассказал во всех красках, что это, а потом, поинтересовавшись, откуда сын узнал об этом, услышал, что это он в книге прочел: «И волны бились о борт корабля».

Если ребенок видел, что вы «были голые и обнимались», скажите, что вы любите друг друга, любите обниматься и вам хочется, чтобы в этот момент вас не беспокоили, а перед входом в вашу комнату обязательно стучали.

Если ребенка напугали звуки, скажите, что вам не было больно, скорей наоборот — было приятно.

Если вы еще не говорили с ребенком на тему половых различий и сексуальных отношений, но видите интерес и любопытство ребенка в этой теме — обязательно поговорите.

Похвалите за проявленный интерес и удовлетворите его потребность в знании об этом. О том, как это лучше сделать с детьми разного возраста, читайте в моей следующей статье.


Мамам и папам на заметку

Если ребенок вас «застукал», то это повод подумать о мерах защиты своего личного пространства, чтобы не допускать подобного. В практике описаны случаи, когда даже годовалые дети, увидев родителей во время секса, пугались и несколько дней не могли спать, тревожились.

В своей практике встречала уже взрослых девушек, с теми или иными сложностями в сексуальных отношениях с партнерами, которые рассказывали о том, что в детстве часто являлись свидетелями сексуальных отношений родителей… Но так как говорить об этом было «стыдно и нельзя», приходилось делать выводы самостоятельно…

Вот и выходит потом, что сложно получать удовольствие от сексуальных отношений, если когда-то (из увиденного) сложилось четкое представление, что секс — это «больно и отвратительно». Итак,

  • Закрывайте дверь в свою комнату и приучайте детей входить только после стука и полученного разрешения войти. То же самое делайте и в отношении ребенка.
  • В целях дополнительной защиты поставьте на дверь задвижку/защелку, чтобы точно уберечь от таких казусов себя и ребенка
  • Если у вас одна комната, отделите то пространство где вы спите — шторка, ширма — все, что угодно. Ну и тогда придется быть немного сдержанней в эмоциях
  • Проявляйте творчество и изобретательность — осваивайте новые пространства, время и так далее. Это не только убережет ребенка от созерцания ненужных сцен, но и разнообразит вашу сексуальную жизнь.
  • Это вовсе не значит, что при ребенке нельзя проявлять чувств. Наоборот, будет здорово, если он будет видеть, что мама и папа любят друг друга. Нежные объятия и поцелуи между вами и совместные с ребенком «жаления/обнимания», например, утром в выходной день, как раз будут ребенку демонстрировать наглядно, что в семье царит любовь и гармония. И тогда даже случайно увиденное «запретное» не сможет нанести ребенку серьезную травму.

Любите друг друга! Гармонии, тепла и мира вашим семьям!

Уважаемые читатели! У вас случались «неловкие» ситуации? Что вы говорили своему ребенку? Как вы защищаете свое личное пространство от детей? Ждем ваши ответы в комментариях!

Иногда любопытство детей в вопросах взаимоотношений полов и устройства человека может принимать необычные формы. Ребенок может не задавать прямых вопросов. Есть несколько разновидностей поведения детей по отношению к теме интимных отношений и устройства человека.

ПОЛНОЕ ОТСУТСТВИЕ ИНТЕРЕСА.

Обычный ребенок по своей природной любознательности обязательно хоть когда – то, да поинтересуется этим вопросом. Если же вы не видите ни малейшего интереса к теме пола, устройству человеческого тела и взаимоотношениям мужчин и женщин, то это может быть связано с вашим собственным поведением. Иногда родители неосознанно блокируют любопытство детей в этом направлении. То есть, любопытство то сохраняется, но родители его не видят, оно не проявляется в форме вопросов ребенка, прямого интереса к этой теме.

Чаще всего такая ситуация бывает связана с повышенной тревожностью родителей в вопросах интимных отношений или их чрезмерной строгостью в этой области.

Некоторых родителей успокаивает и даже радует ситуация, когда ребенок не задает вопросов. Ничего не надо ему объяснять, нет вопросов – нет проблем. Однако, рассмотрим ситуацию с другой стороны. Ребенок в любом случае получает информацию о человеческом теле и сексуальных отношениях. Ведь он не живет в вакууме, вокруг него сверстники, более старшие дети, современные средства информации, произведения искусства. И все это для него – источники знаний, из которых он черпает нечто, что формирует его картину мира, в том числе картину взаимоотношений полов. Когда среди этих источников нет осознанного родительского влияния, то могут возникать сразу несколько неприятных последствий:

– родители никак не влияют на то, какого рода картина сексуальных отношений людей будет сформирована у ребенка. А это значит, что они не могут рассчитывать, что эта картина будет соответствовать их личным представлениям о том, что такое хорошо и что такое плохо;

– сведения, полученные от сверстников или из других случайных источников, могут быть далеки от реальности или даже опасны. Например, дети и подростки часто передают друг другу искаженную информацию о возможности наступления беременности и противозачаточных мероприятиях. Вопросы безопасности сексуальных отношений вообще редко становятся предметом интереса подростков.

– если в семье установлено негласное табу на обсуждение сексуальных вопросов, то родители не могут рассчитывать, что в сложной для себя ситуации ребенок придет за помощью именно к ним. Взрослея, ребенок может сталкиваться с самыми различными случаями. Например, ровесники могут провоцировать его на различные действия сексуального характера, он может стать объектом неестественного влечения взрослого человека, может случайно увидеть нечто, что его испугает. Если канал общения с родителями открыт, то взрослые могут рассчитывать, что ребенок придет за помощью именно к ним. Если же родители старательно избегали подобных тем, то ребенок, скорее всего, не решится обратиться к взрослым с опасными вопросами.

Вы можете избежать подобных осложнений, если будете давать понять ребенку, что темы, связанные с вопросами пола он может обсудить с вами.

НЕГАТИВНОЕ ОТНОШЕНИЕ.

Иногда дети выказывают явную неприязнь в адрес темы взаимоотношений полов. Они отворачиваются или негативно комментируют поцелуи и другие проявления в этой сфере. Ребенок, который показывает подобное отношение, решил, что интимная близость – это нечто предосудительное.

Изначально ребенок не испытывает ни стыда ни отвращения к проявлениям сексуальности, такие чувства всегда результат его опыта взаимодействия с окружающей его культурой. Вероятно, наблюдая за реакцией взрослого человека, ребенок понял, что интимные отношения это нечто, что принято осуждать.

Каковы бы не были причины такого явления, родителям надо постараться направить отношение ребенка в более здоровое русло.

ХУЛИГАНСКИЕ ВЫХОДКИ.

Иногда родители видят, что их ребенок ведет себя вызывающе. Он может навязчиво шутить на тему человеческого тела, совершать поступки, за которые его ругают взрослые (например, поднимать девочкам юбки или стремиться дотронуться до области гениталий). Или родители замечают, что ребенок стремится остаться в комнате, где переодеваются взрослые, подглядывает за ними. Обычно родители не только ругают ребенка за такое поведение, но и начинают опасаться, что у ребенка проявляются дурные наклонности, которые необходимо срочно искоренить.

Примером такой ситуации может служить следующий случай. Маме 5 летнего Вадима регулярно приходилось выслушивать жалобы воспитателей детского сада. Мальчик поднимал девочкам юбки, часто грубо выражался, сквернословил на тему интимных отношений. Родители были в немалом недоумении: ведь они никогда не разговаривали при сыне она тему сексуальных отношений, а за любые намеки в этой области строго наказывали мальчика. В ответ на жалобы воспитателей они ужесточили воспитательные меры, пытаясь искоренить нежелательное поведение.

В подобных случаях реакция родителей часто бывает именно такой – карательные действия в ответ на сексуально окрашенные действия ребенка. Обычно такие мероприятия только ухудшают ситуацию.

В хулиганском поведении ребенка скрыт вопрос, который он не решается сформулировать. Это вопрос об устройстве человека и отношениях полов. Давление любопытства и невозможность прямо свое любопытство удовлетворить (за это ругают взрослые) дает парадоксальных эффект. Ребенок начинает вести себя вызывающе, как бы отыгрывая внутренний конфликт. Иногда ребенок сам не в состоянии сформулировать вопрос, который его интересует, в других случаях он уже научился бояться реакции взрослого на подобные вопросы.

К хулиганскому и провокационному поведению ребенка лучше отнестись следующим образом:

– разрешите ему любопытство. Дайте ребенку понять, что его интерес вовсе не порочен, а как раз очень естественен. Расскажите ему о том, как устроено человеческое тело, отнеситесь к его поведению, как к скрытому, завуалированному вопросу.

– ограничьте его действия. Желательно сказать ребенку, что, несмотря на то, что его интерес нормален, и вы готовы ему все разъяснить, люди договорились вести себя по определенным правилам. Есть места, которых не принято касаться при других людях и до которых нельзя дотрагиваться у других людей. Есть слова и движения, которые вызывают гнев окружающий. И если кто-то правила нарушает, обычно на него злятся, часто ругают.

Если вы действуете в этих двух направлениях одновременно, а не просто ругаете и наказываете ребенка за нестандартные формы проявления любопытства, то ситуация наверняка изменится к лучшему.

  • Здоровье гика
  • Последние пару лет Мэнди Снайдер, бухгалтер из Спокана , штат Вашингтон, «наблюдает» за своей дочкой. При помощи удобного высокотехнологичного инструмента mSpy Снайдер может просматривать все текстовые сообщения, фотографии, видео, скачиваемые приложения и историю браузера 13-летней дочки.

    Она не думает извиняться за это. Она говорит, что прошлым летом смогла вмешаться, обнаружив, как её дочка переписывается со своим парнем, планируя встречу для секса. «Я знаю, что моя дочь не такая наивная, какой была я в её возрасте, и что в современном мире способов социального общения существует с избытком, — говорит Снайдер. — Но меня, как родителя подростка, этот век технологий пугает».

    Но, хотя технология может стать причиной появления новых способов попадания детишек в беду, она также может предоставить новые способы следить за каждым их шагом.

    С такими технологиями отслеживания, как mSpy, Teen Safe, Family Tracker и т.п., родители могут следить за звонками, текстовыми сообщениями, чатами, постами в соцсети. Они могут изучать карты всех мест, где побывал их ребёнок и его телефон. Приложение Mama Bear даже отправляет родителям предупреждения, в случае, если их чадо превышает скорость, сидя за рулём.

    Но между защитой и навязчивой идеей грань очень тонка. Новые инструменты для цифрового слежения ставят родителей в затруднительное положение. Юность — такой критический период в жизни ребёнка, когда им нужна частная жизнь и ощущение личного пространства, чтобы выработать собственную личность. Родителям может быть невыносимо следить за тем, как их ребёнок отдаляется от них. Но, как бы ни было соблазнительно для родителей внедриться в тёмные уголки личной жизни их детей, существуют убедительные свидетельства того, что подглядывание за ними повлечёт за собой больше плохого, чем хорошего.

    В долгосрочной перспективе цель родителя — создать здорового самодостаточного взрослого человека. Процесс выработки здоровой автономности начинается с момента, когда ребёнок способен уползти от вас — так говорит Нэнси Дарлинг, специалист по психологии развития в Оберлинском колледже. «Родительская доля тяжела необходимостью соблюдения баланса стремления ребёнка к самостоятельности и соображений безопасности», — говорит она.

    Приватность — ключевой момент выработки самодостаточности. «Возможность испытывать уединение — вероятно, базовая потребность человека, превышающая культуру», — говорит Скайлер Хоук, социальный психолог, изучающий развитие юности в Китайском университете Гонконга. В юности мозг, тело и социальная жизнь детей быстро меняются. Во время экспериментов со своей идентичностью и самовыражением им необходимо личное пространство, чтобы разобраться со всем этим, говорит Хоук.

    Уединение не просто важно для молодых людей, говорит Сандра Петронио, профессор коммуникаций и директор Центра управления приватностью коммуникаций в Индианском университете. Это их обязанность. «Основная забота взрослого человека — выработать индивидуальность, отойти от контроля родителей. Один из понятных способов сделать это — потребовать личное пространство», — говорит она.

    Существуют убедительные доказательства того, что вторжение в личную жизнь ребёнка нарушает отношения родитель-ребёнок, говорит Петронио. «Родитель своим подглядыванием демонстрирует недоверие, — говорит она. — Всеобъемлющая потребность контролировать ребёнка по-настоящему вредит отношениям».

    Скрытое подглядывание, добавляет Хоук, вряд ли долго будет оставаться скрытым. Большинство детей лучше своих родителей разбираются в технике. Есть шансы, что они обнаружат эти отслеживающие приложения и разберутся, как взломать систему — будут оставлять отслеживаемый телефон в шкафчике в школе, когда прогуливают уроки, или заведут вторую, тайную учётную запись в Instagram.

    Неудивительно, что когда дети чувствуют, что не могут доверять родителям, они становятся ещё более скрытными. Хоук наблюдал этот эффект в выборке студентов в Нидерландах, где отношение к индивидуализму и самостоятельности похоже на отношение к ним в США. Исследователи спрашивали детей, уважают ли их родители их личное пространство. Через год дети подглядывавших родителей демонстрировали более скрытное поведение, а их родители сообщали о том, что меньше знают о занятиях, друзьях и местонахождении детей, по сравнению с другими родителями.

    «Мы можем проследить путь от ощущения вторжения в личную жизнь до увеличения уровня секретности детей и снижения знаний родителей об их детях, — говорит Хоук. — Если родители слишком сильно вторгаются в жизнь детей, это им в итоге откликнется».

    При отсутствии у ребёнка личного пространства страдают не только отношения родитель-ребёнок. Когда дети чувствуют вторжение, это может привести к появлению у них психологических проблем, которые эксперты называют «усвоенным» поведением — тревожность, депрессия, отдаление. «Есть множество исследований, говорящих о том, что дети, растущие с назойливыми родителями, больше подвержены воздействию этих психологических проблем, в частности оттого, что это подрывает уверенность ребёнка в своих способностях действовать самостоятельно», — говорит Лоуренс Стейнберг, профессор психологии из Университета Темпла и автор книги «Эпоха возможностей: уроки новой науки о юности» .

    Когда родители не дают детям возможности принимать решения самостоятельно, у детей не появляется шанса сделать выводы из этих решений. Хотя у родителей есть обязанность направлять своих детей и беречь их от вреда, юность всё же остаётся временем для выявления пределов, говорит Джудит Сметана , профессор психологии, изучающая взаимоотношение молодых людей и их родителей в Рочестерском университете.

    Возьмём алкоголь. Дети, экспериментировавшие с алкоголем в юности, и не ставшие затем алкоголиками, оказываются психологически более здоровыми, чем те, кто никогда его не пробовал, говорит Сметана. «Не хочу попустительствовать увлечение детей алкоголем, но мы знаем, что это время — время экспериментов, — говорит она. — Такова природа юности».

    Но даже когда родителям известна важность уединения, бывает сложно понять, где нужно провести черту. Эта черта для каждой семьи будет разной, даже в едином социально-экономическом слое или в одной и той же местности, говорит Дальтон Конли, социолог из Принстонского университета, автор книги 2014 года «Наука быть родителем» . Конли говорит, что был шокирован, узнав, что его коллега шпионит за своими детьми-подростками при помощи видеоняни, находясь в отъезде, на конференции. В то же время, его не смущает практика проверки трат, совершаемых по банковской карте, у своих собственных детей, с целью узнать, где они были и что покупали. «Технология родительского слежения так быстро развивается, что не существует чётких норм того, что считать приемлемым», — говорит он.

    Дарлинг тоже испытывала искушение отодвинуть границу между независимостью и уединением. Несмотря на то, что она выступает за предоставление детям личного пространства с тем, чтобы они выработали здоровую самостоятельность, она также является родителем, беспокоящимся за них. Она попросила своего младшего сына включить функцию Find My iPhone, чтобы она могла найти его, если не сможет дозвониться. А когда её старший сын, находившийся дома на каникулах в перерыве занятий в колледже, не вернулся домой однажды вечером, «Я сунула нос в его контакты в мобильном, чтобы позвонить его девушке, — признаёт она. — Его это разозлило, но ведь было 3 часа утра, и я беспокоилась».

    Согласно Дарлинг, дети скорее почувствуют вторжение в личную жизнь, если родители будут вмешиваться в их личные дела — к примеру, подслушивать их разговоры или подсматривать переписку. Но большинство детей признаёт, что у родителей есть законное право на обеспечение безопасности — устанавливать правила по использованию наркотиков или знать, куда дети идут после школы. «Родители должны знать, где находятся их дети», — говорит она.

    Но и вопросы безопасности не так уж однозначны. В большинстве мест [США] сейчас быть ребёнком безопасно. Согласно статистике ФБР, количество насильственных преступлений упало на 48% с 1993 по 2011 года. Детская смертность падает. Пропадают дети рекордно мало.

    Тем не менее, что никогда ещё социум не требовал так сильно пристальнее следить за своими детьми — это очевидно из тех ставшими частых случаев, когда родителей арестовывают за то, что их дети в одиночку ходят в школу или играют в парке без присмотра.

    Многие эксперты обвиняют в этих переменах современные СМИ, постоянно предоставляющие устрашающие заголовки, касающиеся опасностей и похищения. «СМИ увеличивает страх, а страх превращается в ограничения для детей, подростков и даже молодых людей, — говорит Петронио. — У него есть возможность подорвать развитие набора навыков у молодых людей, которые необходимы им для того, чтобы стать независимыми взрослыми».

    И действительно, некоторые дети живут в опасных районах. И этим детям, судя по всему, лучше жить под строгим надзором их родителей. Исследование специалистов Виргинского университета обнаружило, что у детей из мест проживания представителей среднего класса, характерных отсутствием риска, отношения с матерями и социальная адаптация получается хуже, если их родители подрывают их самостоятельность. Наоборот, среди семей с низким доходом и высоким уровнем риска отношения с матерями были лучше, когда те были более авторитарными.

    Но во многих местах желание родителя шпионить за детьми может быть продиктовано не столько заботой об их безопасности, сколько стремлением уменьшить собственную тревожность. «В итоге получается, что вы пытаетесь утолить вашу жажду знаний, поскольку вы не выносите неопределённости, вы не даёте ребёнку возможности научиться тому, как принимать правильные решения», — говорит Петронио.

    Исследования Хоука показывают, что родители, шпионящие за детьми, меньше уверены в своих способностях, больше тревожатся по поводу их взаимоотношений с детьми, и больше беспокоятся — часто безосновательно — по поводу поведения их ребёнка. «На основе моего исследования, я считаю, что подглядывание может характеризовать как адаптацию ребёнка, так и родителя — возможно, последнего даже в большей степени», — говорит он.

    Когда дело касается установления здоровых границ, то, как говорят психологи, хорошее общение лучше подглядывания, а дети, которые активнее делятся со своими родителями, лучше приспосабливаются к жизни. «В итоге, наилучший способ узнать, что происходит с вашими детьми — послушать, что они сами расскажут», — говорит Хоук.

    Некоторые родители говорят, что отслеживание улучшает общение с детьми. Снайдер говорит, что использование приложения для отслеживания телефона дочери стало стартовой площадкой для обсуждения таких тем, как секс, наркотики, самоубийство и друзья. «Поскольку я читаю её переписку с друзьями, мы можем без подготовки общаться по поводу происходящего в её жизни, — говорит Снайдер. — Не думаю, что у нас были бы такие же открытые отношения, построенные на уважении, без помощи mSpy».

    И всё же, вероятно, можно утверждать, что большая часть родителей, скачивающих шпионские приложения, делают это не для того, чтобы вести приятные разговоры с детьми. Очевидно, что личная жизнь и пространство важны детям для того, чтобы помочь им стать здоровыми взрослыми. Теперь, когда вторгаться в личную жизнь стало легче, чем когда бы то ни было, родителям придётся задавать себе неудобные вопросы каждый раз, когда они собираются пересечь эту черту.

    Должен ли я «шпионить» за своим ребенком? Что нужно знать

    Родители часто задаются вопросом, сколько конфиденциальности нужно их детям, и спрашивают меня, можно ли ее нарушать. Лично я считаю, что должна быть прямая связь между степенью ответственности, последовательности и честности, которую проявляют дети, и степенью конфиденциальности, которую им позволено иметь.

    Но, прежде чем мы перейдем к теме шпионажа за вашим ребенком, я хочу немного поговорить о наших детях и их потребности в уединении по мере их роста.

    Дети и конфиденциальность

    Когда ребенок маленький, разлуки практически нет. Подумайте об этом, дети обычно находятся на руках у родителей или опекунов значительную часть дня. Существует даже популярная философия воспитания под названием «родительская привязанность», что является просто причудливым термином для обозначения того, что было нормальным на протяжении тысячелетий.

    Но по мере развития и взросления ребенка начинается естественное и здоровое разделение. Наступает день, когда ваш ребенок идет в ванную и закрывает дверь, потому что он хочет уединения, и он смущается, если кто-то входит.

    Это разделение — естественная часть человеческих отношений, и по мере того, как подростки становятся старше, линии разделения начинают формироваться и становятся более четкими.

    Подростки и необходимость разлучения

    Подростки нуждаются в разделении и индивидуализации. Индивидуация — это процесс развития, который происходит, когда дети хотят жить собственной жизнью, и юность действительно предназначена для их подготовки к этому.

    Вы должны знать, что часть этого процесса включает формирование границ.Проще говоря, границы — это то место, где заканчивается ваш ребенок, а вы начинаете.

    Родители и дети часто спорят о том, где провести границы, но потребность вашего ребенка в разделении очень важна. Вот почему я считаю важным, чтобы у детей была конфиденциальность. У них должна быть комната, куда они могут пойти и просто закрыть дверь. Даже если они живут в одной комнате с братьями и сестрами, я считаю, что у каждого ребенка должно быть место, где они могут «побыть в одиночестве», и это уважается в семье.

    Кстати, я понимаю, что многие родители заходят в комнаты своих детей, чтобы привести себя в порядок, собрать грязную одежду и прибраться.Это то, что мы хотим, чтобы наши подростки делали, даже если они часто не делают этого так, как нам хотелось бы. Я не называю это «шпионажем» — я называю это тем, что делают родители.

    Я думаю, что термин «шпионаж» следует зарезервировать для тех случаев, когда родители начинают рыться в шкафах и ящиках своих детей, обыскивать их телефоны, просматривать их рюкзаки и карманы и другие действия такого рода.

    Кроме того, я хочу отметить, что не решаюсь использовать слово «слежка», потому что оно имеет негативный, скрытый оттенок.Но это слово родители понимают и используют, когда мы говорим о просмотре вещей наших детей, поэтому я решил использовать здесь эту характеристику.

    Когда

    Не для шпиона

    Если у вас есть подросток, который несет ответственность, соблюдает свой комендантский час, находится там и с кем, по ее словам, будет, и в целом заслуживает доверия и честен, то я предлагаю вам держаться подальше от ее комнаты. Она заслужила ваше доверие. И я думаю, тебе следует сказать ей и об этом. Вы можете сказать что-то вроде:

    «Я не собираюсь вмешиваться в вашу конфиденциальность, потому что у вас все хорошо.У меня нет причин не доверять тебе ».

    Таким образом, она знает, что ее вознаграждают за свое поведение. Короче говоря, ваше невмешательство в ее личное пространство — прямой результат ее действий.

    Почему я считаю, что вам не следует шпионить за своими детьми без уважительной причины? Многие родители поступают так, и я не говорю, что это неправильно. Но, на мой взгляд, это не способствует независимости и индивидуализации.

    Мы хотим вырастить молодого человека, который может принимать независимые решения и жить собственной жизнью.Не забывайте, что одна из вещей, которыми подростки пытаются заниматься в период полового созревания, — это индивидуальность. Часть того, чтобы иметь собственную жизнь, — это иметь собственное пространство.

    Итак, когда вы шпионите за своим ответственным ребенком, вы отправляете сообщение: «Я не доверяю вам, даже если вы не сделали ничего плохого».

    Шпионю за своим ребенком: когда игра меняется

    Позвольте мне пояснить: я считаю, что вся игра меняется, если вы обнаружите что-то компрометирующее или если у вас возникнут серьезные подозрения в отношении рискованной деятельности вашего ребенка.

    Столкнувшись с такой ситуацией, многие родители спрашивают меня, имеют ли они «право» заглядывать в комнату своего ребенка. Честно говоря, я не люблю говорить о правах. Это слово слишком часто используется в нашей культуре. Но вот в чем дело: я считаю, что лицо, имя которого указано в ипотеке, имеет право заглядывать куда угодно в своем доме.

    По-моему, это ваше право, потому что дом принадлежит вам. Что еще более важно, вы обязаны защищать своих детей от самих себя, даже если они не нуждаются в такой защите.

    Вместо того, чтобы говорить о правах, я предпочитаю говорить об ответственности, подотчетности и обязательствах. Я думаю, что если что-то вызывает у вас подозрения, и это реально — если вы думаете, что ваш подросток может употреблять наркотики, пить или проявлять другое рискованное поведение, — вы обязаны и обязаны заглянуть в его комнату.

    Достаточно одной пустой банки из-под пива. Если вы найдете алкоголь, наркотики или таблетки, я думаю, вам нужно начать осматриваться, потому что ваша ответственность — попытаться защитить своего ребенка от самого себя.А для этого вам нужны знания.

    Помните, знание — сила. Когда я говорю «сила», я не имею в виду ударить по чему-нибудь молотком. Я имею в виду силу знания, когда ты внезапно понимаешь, что происходит. Сила, которую вы получаете, когда ваши глаза, наконец, открываются и вы что-то ясно видите.

    Мониторинг телефонов, компьютеров и социальных сетей

    Некоторые родители активно следят за телефоном своего ребенка, компьютером, приложениями для обмена сообщениями, электронной почтой и историей посещений Интернета.Родители, обладающие ноу-хау, могут видеть всю личную жизнь своего ребенка.

    Я не обязательно предлагаю вам это сделать, но считаю это справедливым. Помните, мы, как родители, не должны уважать все виды конфиденциальности наших детей, в то время как наши дети могут делать то, что они хотят делать. Не может быть двух наборов ценностей. Это не значит: «Я должен быть хорошим, и ты можешь делать все, что хочешь».

    Вы можете сказать своему ребенку следующее:

    «Если вы не выполняете свои обязанности по уходу за собой и обеспечению безопасности, то я сделаю все необходимое.Если для этого нужно заглядывать в свою комнату, заглядывать в свои ящики, смотреть в компьютер и телефон, то это именно то, что я готов сделать ».

    На мой взгляд, подобные действия после того, как вы заметили, что ваш ребенок ведет себя рискованно, — это один из немногих инструментов, имеющихся у родителей.

    Скажите ребенку, что вы шпионите

    Многие родители спросят: «Почему я должен говорить ему, что собираюсь проверить его комнату? Он скроет это только за пределами дома.

    Но это не ваша проблема как родителей.Ваша обязанность — быть искренней и ясной. Если он прячет его за пределами дома, он прячет его за пределами дома. Помните, что после того, как вы что-то найдете в первый раз, он все равно спрячет это за пределами дома. Это его выбор. Но вы устанавливаете правила в своем доме, и я думаю, вы должны очень четко и открыто говорить об этом.

    Убедитесь, что нет никаких секретов и все заранее, прежде чем начинать проверять комнату, рюкзак и телефон вашего ребенка. Важно сохранять неприкосновенность честного человека.Вы можете сказать что-то вроде:

    «Вы потеряли мое доверие, и я буду проверять вас чаще. Я делаю это, потому что люблю тебя, хочу, чтобы ты был в безопасности, и я просто не позволю тебе делать это в нашем доме ».

    Когда вы обнаруживаете, что ваш ребенок ведет себя рискованно

    Это ужасно, когда вы пытаетесь быть «достаточно хорошим родителем», а затем у вашего ребенка возникают проблемы с наркотиками, алкоголем и другим рискованным поведением. Вдобавок нашим детям говорят много чепухи о том, что мы, родители, можем, должны и не должны делать.

    Дело в том, что это ваш дом. Тарифный план, вероятно, записан на ваше имя, и вы, вероятно, купили электронные устройства.

    Но даже если нет, у вас есть полное право и ответственность проверять их, если у вас была причина для этого, потому что у вас есть право и обязанность обеспечивать безопасность вашего дома, вашего ребенка и других ваших детей.

    Не забывайте, что когда дети употребляют наркотики, преступно ведут себя или занимаются другими рискованными делами, часть их власти — это скрытность.Это одна из их больших ошибок мышления. «У меня есть право хранить секреты от вас, но у вас нет права хранить секреты от меня».

    Родители могут сказать это своему ребенку:

    «Вы не имеете права скрывать от меня секреты, если это угрожает вам или нашей семье».

    В своей практике я бы сказал родителям, что это нормально, если им нужно обыскать комнату своего ребенка. Если их ребенок говорит: «Ты не можешь этого сделать, я позвоню копам», а затем предложите им вызвать копов.

    В целом, я считаю, что родители должны следить за своим ребенком после серьезного нарушения — и давать им эффективные последствия — как обязанность и ответственность.

    Материалы по теме:
    Когда вызывать полицию в отношении ребенка
    Как предупредить детей о последствиях, которые работают

    Не позволяйте ребенку перевернуть аргумент против вас

    Когда детей поймают с чем-то компрометирующим, многие из них попытаются перевернуть это и сказать: «Не могу поверить, что вы вошли в мою комнату!» Они создают впечатление, будто родитель сделал что-то не так.

    Изменение положения вещей — это тактика, которую дети используют, чтобы заставить родителей занять оборонительную позицию. Они создают аргумент, чтобы отвлечься, чтобы не брать на себя ответственность за свои действия или поведение. Ниже приведены несколько тактик, которые используют дети в этой ситуации, и то, как родители должны реагировать, чтобы обсуждение продолжалось.

    Тактика №1: «Не могу поверить, что вы за мной шпионили!»

    Вот типичный сценарий: родитель говорит: «Я нашел несколько сворачиваемых бумаг в ящике вашего стола». И ребенок отвечает: «Не могу поверить, что вы за мной шпионили! Мне 16 лет.Что с тобой не так?» Родитель не должен втягиваться в этот аргумент. Вместо этого родитель должен спокойно сказать что-то вроде этого:

    «Я сказал вам, что буду проверять вещи. Проблема не в шпионаже. Проблема в том, что у вас в ящике рулонная бумага. И это единственное, о чем я хочу с вами поговорить. Если вы хотите кричать или кричать, идите кричать или кричать где-нибудь еще. Когда вы закончите, мы обсудим текущие бумаги. Я не нарушаю ваши права, вы нарушаете наш дом.”

    Не позволяйте ребенку продолжать спор. Проще говоря,

    «Мы поговорим об этом, когда вы будете готовы поговорить об этом спокойно».

    А затем развернитесь и уйдите.

    Если ваш ребенок говорит: «Я готов». Скажи ему:

    «Нет, нам нужно подождать 15 минут. Я сейчас недостаточно спокоен.

    Сядь, прогуляйся, иди выпей чашку чая. А затем вернитесь, поговорите об этом и объясните последствия своих действий.

    Прием № 2: «Держу его для друга».

    Дети тоже скажут: «Ну, это даже не мое. Держу для друга. Я думаю, вам следует ответить на это, сказав:

    «Я не хочу ничего об этом слышать. Вы обязаны не приносить наркотики в этот дом, и вы будете нести за это ответственность, что бы вы ни делали ».

    Дети также попытаются сказать вам, что они благородны. Что они делают это, чтобы «спасти друга.«Не поддавайтесь этой тактике. Скажите ребенку:

    «Вы принесли в дом. Это в твоем распоряжении. Это ваша ответственность.

    Посмотрите на это с другой стороны: если полиция остановит вас, а у вас есть запрещенные наркотики, и вы скажете полиции, что это ваш кузен, им все равно. Вы владеете имуществом и, следовательно, несете ответственность, и это все, что имеет значение.

    Тактика № 3: «Почему ты мне не доверяешь?»

    Как я уже сказал, подростки — настоящие профессионалы в смене темы.Если вы скажете: «Почему я нашел пустую банку из-под пива у вас под кроватью», они могут ответить: «Почему вы шпионите в моей комнате — почему вы мне не доверяете?»

    Но проблема не в этом. Проблема в том, что у вашего ребенка под кроватью была пустая банка из-под пива. Привлечь его к ответственности — это не шпионаж. И вы не нарушаете его права или частную жизнь. Не втягивайся в бой. Скажи:

    «Мы не говорим о том, чтобы вам доверять. Мы не говорим о нарушении вашей конфиденциальности. Вы знаете правила в этом доме.Запрещены наркотики и алкоголь, как в доме, так и для личного пользования. Это проблема, а не ваша конфиденциальность. Мы поговорим об этом через час, и я хочу, чтобы вы были готовы ».

    И развернитесь и выйдите из комнаты.

    Тактика №4: «Вы нарушили свое обещание!»

    Если вы без причины шпионите за своим ребенком и обнаружите что-то компрометирующее, я думаю, вам придется сесть и сказать:

    «Послушайте, я сегодня сделал кое-что, что вам не понравится.Я вошел в вашу комнату без вашего ведома и огляделся. И хотя я знаю, что тебе это не нравится, и знаю, что говорил тебе, что не буду, я сделал это сегодня. И я согласен с тем, что ты злишься. Если есть какой-то способ наверстать упущенное, я сделаю это. Но пока я был там, я нашел несколько бутылочек с сиропом от кашля. Нам придется поговорить об этом и разобраться с этим. И мне нужен ответ о том, как они туда попали и почему они в моем доме ».

    Затем, если ваш ребенок действительно начинает изобличать и пытается его обернуть, если он начинает эскалацию и кричит: «Вы обещали, что не войдете в мою комнату», вы можете сказать:

    «Поговорим об этом, когда ты успокоишься.Я вернусь через полчаса.

    И развернись и уйди. В этом случае, я думаю, вам следует признать свою неправоту и извиниться, если это так. Но также необходимо решить проблему. Некоторые вещи просто так важны.

    Можно ли убрать дверь из спальни моего ребенка?

    Я знал семьи, в которых забирали дверь в спальню разыгрывающегося ребенка. Мой вопрос к ним всегда следующий: «Ну, а как он собирается уединиться?»

    Если вы откроете их дверь, на мой взгляд, у вас должна быть веская причина.Если ваш ребенок курит травку в своей комнате и высовывается из окна, я думаю, это веская причина.

    Но спросите себя: как только вы откроете дверь, как вы позволите ему вернуть ее? Это не «Дверь ушла навсегда». И даже не «Дверь пропала на месяц». Это так: «Дверь никуда не делась, пока ты…». Точно так же, как мы учим в «Тотальной трансформации», дайте ему целенаправленное следствие.

    Между прочим, мы не говорим здесь о том, что ваш ребенок вернул вам доверие.Если ваш ребенок хочет вернуть ваше доверие и свою конфиденциальность, чтобы вам больше не приходилось за ним шпионить, это можно обсудить позже. Просто скажите своему ребенку:

    «Этого сейчас нет на столе. А пока мы разбираемся с последствиями ваших действий ».

    Конфиденциальность — это привилегия, а не право

    Опять же, предоставить ребенку конфиденциальность относительно того, что происходит в его комнате или что находится в его ящиках, — это привилегия, которую вы им даете, потому что они заслуживают доверия и честны.На мой взгляд, это неправильно.

    И ваши дети должны знать, что если они подрывают ваше доверие, одна из вещей, которые изменятся, — это то, что вы будете наблюдать за ними более внимательно. И да, это может означать просмотр их ящиков или туалета или просмотр их телефона.

    Но это цена, которую они платят за нечестность и ненадежность. Все мы должны усвоить в жизни, что потеря чьего-либо доверия — очень сильная вещь. Людей увольняют с работы, когда они нарушают правила, и им больше нельзя доверять.

    Доверие — это не то, к чему можно относиться легкомысленно, как внутри вашего дома, так и за его пределами. Когда вы решаете, что вам нужно предпринять дополнительные меры, чтобы обезопасить своих детей от того, что происходит во внешнем мире, и от их собственных неверных решений, это не шпионаж, особенно если у вас есть другие дети в доме.

    Примечание. Если вам нужна поддержка и руководство по вопросам злоупотребления психоактивными веществами вашего ребенка, мы рекомендуем начать с Партнерства для детей без наркотиков или записаться на прием, чтобы поговорить с одним из наших онлайн-инструкторов для родителей.

    Материалы по теме: «Да, ваш ребенок курит травку». Что нужно знать каждому родителю

    Шпионить или не шпионить?

    Есть несколько причин, по которым родители оправдывают мониторинг активности своего ребенка в Интернете, большинство из которых исходит из благих намерений защитить своего ребенка от жестокого обращения или неправомерного использования в Интернете (киберзапугивание, сексуальное насилие, неприемлемый контент). Это в сочетании с растущим рынком продуктов для родительского наблюдения позволило родителям из лучших побуждений легко контролировать использование устройства своим ребенком, его местонахождение, разговоры, стремления, интересы и т. Д.Но только потому, что вы можете следить за каждым шагом своего ребенка в Интернете, не так ли?

    Родительский контроль против мониторинга

    Чтобы понять проблему, важно уточнить разницу между родительским контролем и родительским контролем: родительский контроль относится к приложениям или функциям на устройстве, которые позволяют вам в определять, к какому типу цифровой информации обращается ваш ребенок. и . как долго .

    Приложения

    для мониторинга также могут включать эти функции, но их основная цель — дать возможность родителям удаленно отслеживать поведение ребенка в Интернете и его устройства.Сюда входит просмотр текстовых сообщений, истории просмотра веб-страниц и использования социальных сетей. Они также могут сообщать родителям текущее местоположение своего ребенка и историю местоположений своего телефона , причем ребенок не знает. Другими словами, приложения для мониторинга позволяют родителям шпионить.

    Хотя никто не оспаривает ценность родительского контроля для установления соответствующих возрасту ограничений как на содержание, так и на количество использования ребенком технологий, даже для родителей с самыми благими намерениями шпионаж проблематичен. Ниже приводится пища для размышлений, прежде чем вы пойдете по этому пути.

    Шпионское ПО создает ложное чувство безопасности

    Отслеживающие компании потворствуют страхам родителей, продвигая идею о том, что знание каждого цифрового шага вашего ребенка защитит его от всех рисков. Понятно, что вы хотите знать, подвергается ли ваш ребенок киберзапугиванию, но наблюдение за ним на самом деле не предотвращает киберзапугивание и не дает вашему ребенку навыков, чтобы с ним справиться. Хотя шпионское ПО может показать вам, общается ли ваш ребенок с друзьями в сети, это не мешает ему завести друга в сети или определить, является ли этот новый друг незнакомцем из другой страны.То же самое и с секстингом.

    Точно так же, как вы не будете ждать, пока ваш ребенок действительно сядет в машину незнакомца, прежде чем научить его этого не делать, вам не следует ждать, чтобы научить его этим опасностям в Интернете.

    Эти ситуации желательно обсуждать до того, как они произойдут, а не постфактум. На этом этапе вам остается решать потенциально трудную проблему, а не предотвращать ее.

    Ролевая модель Открытое общение

    Такие сложные разговоры — основная обязанность родителей.Шпионское ПО может позволить вам избежать этих сложных тем (если вы не обнаружите чего-то, что вызывает проблему), предложив вам, если ваш ребенок не проявляет такого поведения, вам не нужно их решать. Но лучший вариант — начать эти разговоры раньше, чем факт, а не в пылу разговора.

    Преднамеренность в таких обсуждениях дает дополнительные преимущества, так как вы научите вашего ребенка решать неудобные темы в спокойной и неконфронтационной манере, а также донести ценности вашей семьи по определенным вопросам.Как ваш ребенок поймет ценности вашей семьи, если вы не будете разговаривать об этом?

    Нарушение доверия

    Шпионство учит скрытности и может подорвать уверенность в себе. Дети интерпретируют потребность родителей шпионить как неверие в их способность принимать правильные решения или в то, что им не доверяют. Подросткам и подросткам уместно начать отделяться от своих родителей и желать большей конфиденциальности. Если родитель не говорит своему ребенку, что за ним наблюдают, и ребенок обнаруживает это, это неизбежно будет рассматриваться как нарушение доверия — это современный эквивалент того, что ваша мама читает ваш дневник.

    Не только шпионаж является вторжением в частную жизнь вашего ребенка, он также может поставить под угрозу конфиденциальность вашей семьи. Если вы читаете тексты своего ребенка, вы можете предположить, что их читает другой родитель. Все жалобы вашего ребенка на лучшую подругу теперь являются общедоступной.

    Что могут сделать родители?

    Ниже приведены руководящие принципы здравого смысла, которые помогут вам решить эту проблему для вашей семьи:

    1. Определите свою цель. Прежде чем приступить к мониторингу, спросите себя, почему вы чувствуете в этом необходимость, и поможет ли наблюдение вашей цели.Если, например, ваш ребенок не разговаривает с вами, установка шпионского ПО не изменит этого. Вместо этого небольшое исследование общения с детьми может привести к тому, что вам нужно. С другой стороны, если ваш ребенок после школы занимается доставкой пиццы, возможность отслеживать его местонахождение кажется разумной.
    2. Помните о границах. Если вы чувствуете, что должны следить, не шпионите и не переусердствуйте. Детям необходимо испытать соответствующую возрасту независимость на пути к взрослой жизни.Отслеживание местоположения вашего подростка, пока она доставляет пиццу, отличается от тщательного контроля каждого ее движения в свободное время и постоянного вопрошания: «Почему вы остановились здесь? Почему вы туда пошли»?
    3. Будьте открыты и честны. Самое главное, объясните, что, хотя вы доверяете своему ребенку, нельзя ожидать, что он узнает все опасности и прочитает знаки, особенно в то время, когда даже взрослые изо всех сил пытаются понять, что реально, а что нет. Большинство детей понимают и готовы терпеть определенное количество цифрового наблюдения, но вы добьетесь гораздо большего, если сделаете его совместным, договорившись о том, что вы будете и что не будете контролировать.Сколько времени вы проводите в Instagram или играх? Справедливый. Тип контента, который она просматривает? Справедливый. Разговоры со школьными друзьями? Запрещено. Взаимодействие с новыми друзьями в сети? Решите вместе, когда и сколько.

    Надя Штрайтер — клинический социальный работник и терапевт, специализирующаяся на технологиях и зависимости от видеоигр.

    Можно ли шпионить за своими детьми?

    Из разговоров по электронной почте с родителями по всей стране становится ясно, что у людей совершенно разные взгляды на определение и на то, является ли это подходящим поведением для защиты детей.

    Родригес говорит, что ее сыновья знают, что у нее будут пароли ко всем их учетным записям в социальных сетях и электронной почте до 18 лет, и что она регулярно читает тексты своего старшего сына, которому сейчас 13 лет.

    «Я не сижу без дела. слушая другую трубку, когда он разговаривает по телефону, или переодевался на школьные танцы, но … если бы я стал подозрительно относиться к его действиям или опасался его безопасности, я бы полностью вытащил свои искусственные усы и разбил танец, «сказал Родригес, основатель блога Dude Mom.

    Джон Фурджаник, у которого есть 7-летняя дочь, говорит, что шпионаж может показаться плохим, но он может спасти жизнь ребенка.

    «Когда Эльза была младенцем, я все время шпионил за ней. У нее не было выбора. У нас даже была радионяня», — сказал Фурьянич. «По мере взросления дети возрастают риски, с которыми они столкнутся».

    С другой стороны, родители, такие как Лори Дэй, педагог-психолог и мама дочери в аспирантуре, которая считает шпионаж «вторжением в частную жизнь и нарушением доверия».«

    » Я считаю, что шпионить за детьми — это неправильно, — сказал Дэй, автор «Ее следующей главы», книги о книжных клубах матери и дочери. «Это хороший способ саботировать ваши отношения с ребенком, если вас поймают».

    Это похоже на то, что случилось с другой мамой, которая не хотела называть свое имя из-за страха бросить свою мать под автобус, публично рассказав об инциденте, когда она была моложе.

    «Когда я был молодой подросток, я застал свою мать за чтением моего дневника, и по сей день я не простила ей этого.Я не хочу, чтобы мои дети относились ко мне так же », — сказала она, добавив, что изо всех сил будет стараться уважать частную жизнь своих детей, когда они вырастут.

    Измените слово« шпион »на« наблюдение за ребенком. знаний «, и вы получите больше согласия со стороны родителей, что это вполне уместно, когда дети проводят большую часть своего свободного времени в социальных сетях.

    Около 43% родителей с детьми младше 18 лет, у которых есть смартфоны, сказали, что их дети знают, что они следят за своей телефонной активностью, согласно опросу, проведенному в конце 2013 года.Черилин Харли ЛеБон, мать двоих детей, сказала, что читает тексты своих детей и контролирует их компьютер, чтобы знать, какие сайты они посещают.

    «Я бы предпочел называть это« надзором », чем занимались мои родители, когда мы с братьями и сестрами росли в нашем маленьком городке на западе Нью-Йорка, когда было меньше проблем, требующих надзора, а именно отсутствие Интернета, отсутствие текстовых сообщений, отсутствие проблемы с молодыми девушками, которые встречаются с молодыми парнями / мужчинами в Интернете, а затем встречаются с ними лично », — сказал Харли ЛеБон, писатель, стратег и бывший старший советник судебного комитета Сената.

    Джейн Дэвис также говорит, что проверяет текстовые сообщения своих детей и историю Интернета и даже просматривает судимости, чтобы следить за своей дочерью, которая учится в колледже за пределами штата.

    «Я еще не нашла проблем, но я планирую продолжать шпионить за ними, пока я несу за них ответственность», — сказала Дэвис, мама четверых детей, которая ведет блог в Janeane’s World. «Так же, как я обязан кормить, одевать и укрывать их, я обязан следить за их поведением и защищать их от потенциального вреда.«

    В доме Ронды Вудс действует правило: все пароли и коды входа для всех приложений и устройств должны быть известны ей и ее мужу, в противном случае устройства будут унесены.

    « Я буду периодически просить своих детей разблокировать свои устройства и знакомят меня с их приложениями и т. д. Я всегда объясняю, почему я хочу видеть их устройства, и ищу ли я что-то конкретное », — сказала Вудс, агент по недвижимости из Нью-Милфорда, Коннектикут, и мать троих детей, 20 лет. , 13 и 13 лет. Эми Тара Кох также верит в необходимость мониторинга аккаунтов своей 12-летней дочери в социальных сетях, но решила оставить сообщения конфиденциальными.

    «Я действительно верю в установление высокого уровня доверия», — сказал Кох, писатель, журналист и эксперт по стилю. «Чтобы иметь доступ к телефону … моей дочери пришлось доказать, что она может следовать правилам (мой муж заставил ее написать эссе!) И соблюдать ограничения на использование телефона / социальных сетей. Она действительно следовала правилам, так что Я не читаю ее тексты «.

    Ключ к обеспечению безопасности детей и одновременному сохранению их доверия — убедиться, что ваши дети знают, что вы наблюдаете за ними, говорит семейный терапевт и стратег по вопросам воспитания детей Триша Феррара.

    «Скажите честно и откровенно, что у вас будет доступ ко всем учетным записям до тех пор, пока ребенок не будет соответствовать принципам подотчетности и суждения как в автономном режиме, так и в Интернете», — сказал Феррара, автор книги «Воспитание 2.0: думай в будущее, действуй в соответствии с принципами». Теперь.»

    Для таких родителей, как Дженнифер Алсип, мама двух девочек 18 и 22 лет, только угроза шпионажа устранила необходимость когда-либо шпионить за ее детьми.

    «Я никогда не шпионил за своими двумя дочерьми, но я всегда угрожал им, что буду, если они когда-нибудь дадут мне повод не доверять им», — сказал Алсип из Робинсона, штат Техас.«Я думаю, что угроза и они знают, что я на самом деле это сделаю, если мне нужно, чтобы они были честными».

    Терри Гринвальд, отец троих взрослых детей, также никогда не шпионил за своими детьми, когда они росли. Он вспоминает один случай, когда шпионаж мог бы изменить исход, но сказал, что он изменил бы доверие между ним и его детьми.

    «Я считаю, что ошибки — это один из способов, которым дети учатся слушать родителей, и часть процесса взросления», — сказал Гринвальд. «Я понимаю, что позволять им допускать ошибки становится все более и более опасным, но мы живем в этом мире.«

    Но именно новый мир, в котором мы живем, где все, что вы говорите в Интернете, может быть использовано против вас в какой-то момент, заставляет родителей, таких как Нэнси Фридман, основательница сайта обмена видео для подростков KidzVuz, считать, что это важно для родителей. шпионить за жизнью своих детей в Интернете.

    «Если вы хотите конфиденциальности, Интернет — не то место, где ее можно найти», — сказал Фридман, у которого в средней школе есть близнецы. их ребенок не хотел, чтобы они знали, кроме того, чтобы быть офицером по приему в колледж, потенциальным работодателем или каким-то злонамеренным незнакомцем, который подошел ближе, чем им хотелось бы.»

    Шэрон Кеннеди, мама двух девочек из Денвера, испытывает смешанные чувства по поводу этой проблемы и, вероятно, резюмирует, что могут чувствовать многие родители, читающие это. оправдано, — говорит она, — особенно когда технологии являются такой огромной частью повседневной жизни, но разве родители не могут предпринять другие шаги, — спрашивает она, — например, запретить использование компьютеров и телефонов в спальне по вечерам и попытки устраивать семейные обеды. вместе, когда это возможно?

    «Я искренне верю, что присутствие оказывает на наших детей самое положительное влияние», — сказал Кеннеди.«Больше присутствия = меньше шпионажа (надеюсь!)»

    Считаете ли вы, что шпионить за своими детьми — это нормально? Поделитесь своими мыслями с Келли Уоллес в Twitter .

    Детей можно использовать в качестве тайных шпионов, чтобы сообщать о родителях, говорится в законопроекте о секретной разведке

    Дети могут использоваться в качестве тайных шпионов более чем 20 государственными учреждениями, говорится в руководстве по правительственному законопроекту о секретной разведке.

    Тайные детские агенты также могут нарушать закон, если это означает, что они смогут собирать информацию, которая может предотвратить или выявить преступление, защитить общественное здоровье, безопасность или национальную безопасность или помочь в сборе налогов, говорится в руководстве, тихо подготовленном правительством в этом месяце. .

    Детей старшего возраста 16-17 лет можно было даже завербовать для слежки за своими родителями, если бы они подозревались в причастности к преступлению или терроризму.

    Однако в руководстве говорится, что детей-шпионов следует вербовать или использовать только в «исключительных обстоятельствах», а их кураторы должны «уделять первоочередное внимание» необходимости «защищать и продвигать интересы несовершеннолетнего».

    Критики заявили, что меры предосторожности правительства недостаточны, и в среду вечером внесли поправку к законопроекту для обсуждения на следующей неделе, которая серьезно ограничит использование детей-шпионов, не допуская их использования, если существует риск «любого предсказуемого вреда».

    Комиссар

    по делам детей Энн Лонгфилд заявила, что их использование должно быть запрещено: «Я остаюсь убежденным, что когда-либо существует подходящая ситуация, в которой ребенка следует использовать в качестве ЧИС [скрытого источника информации о людях]. Такая практика не отвечает интересам ребенка ».

    Законопроект позволяет 22 государственным агентствам — от разведывательных служб, полиции и вооруженных сил до советов, HMRC, Министерства внутренних дел и Министерства юстиции — использовать агентов под прикрытием, включая детей, но они должны назначить «уполномоченное» высшее должностное лицо для проверки и надзора за любыми операциями. .

    Ни один ребенок младше 16 лет не может быть использован для слежки за своими родителями, но руководство позволяет детям в возрасте 16 или 17 лет действовать в качестве шпионов для сбора доказательств в отношении своих родителей при условии, что «было уделено особое внимание тому, является ли разрешение оправданным в свете этого факта. ».

    Министерство внутренних дел заявило, что дети-шпионы используются только в случае необходимости, но могут иметь «уникальный доступ к информации, которая важна для предотвращения и преследования преступных группировок и терроризма».

    В прошлом году Высокий суд постановил, что вербовка и использование детей-шпионов для проникновения в «уездные» банды наркоторговцев и другие преступные или террористические организации были законными и не нарушали их права человека.

    Дело было возбуждено благотворительной организацией Just For Kids Law, в которой утверждалось, что не было «адекватных гарантий», регулирующих вербовку и использование детей в качестве шпионов.

    Дженнифер Твит из закона «Только для детей» сказала: «Мы глубоко обеспокоены тем, что правительство придерживается подхода« цель оправдывает средства », предполагая, что иногда может быть оправдано причинение вреда детям.

    «Это полностью противоречит нашим международным обязательствам относиться к наилучшим интересам ребенка как к первоочередному вниманию и крайне тревожному способу поведения правоохранительных органов.”

    Согласно законопроекту, любой обработчик ребенка-шпиона должен будет провести «оценку риска» перед его развертыванием — и любая операция будет ограничена четырьмя месяцами.

    Однако поправка, которая должна быть рассмотрена 13 января, заблокирует любую операцию, при которой существует риск предсказуемого ущерба.

    Правительство сталкивается с серьезным восстанием лордов, которое стоит за поправкой бывшего министра обороны от консерваторов Джорджа Янгера, борца за права детей и режиссера баронессы Кидрон, лейбористов и либеральных демократов.

    Стелла Кризи, ведущий член парламента от лейбористов, которая участвовала в разработке поправки, сказала: «Если правительство не примет эту поправку, они должны объяснить нам, почему они хотят, чтобы власть поставила детей на путь предсказуемого вреда.

    «В равной степени, как ребенок может согласиться шпионить за своими родителями? Одно дело — поймать кого-то, разносящего алкоголь несовершеннолетним, но совсем другое дело, если ваш отец — вора в законе в окружной бригаде. Большинство из них — очень уязвимые дети ».

    Министр безопасности Джеймс Брокеншир сказал: «Тайные источники информации о несовершеннолетних используются очень редко и только в тех случаях, когда благополучию ребенка уделяется пристальное внимание.

    «Возможно, потребуется помочь вывести ребенка и других молодых и уязвимых людей из цикла преступности, в котором они находятся. Это включает в себя помощь в предотвращении и преследовании в судебном порядке насилия со стороны банд, торговли наркотиками и феномена« окружных границ », которые все имеют разрушительное воздействие на молодежь и сообщества.

    «Их использование регулируется строгими правовыми рамками и контролируется комиссаром по расследованию. Мы усиливаем гарантии, которые применяются в очень редких случаях, когда ребенку поручают участвовать в преступной деятельности, чтобы гарантировать, что его интересы всегда являются первоочередным соображением в процессе принятия решений.”

    неэтичных приложений-сталкеров предлагают родителям инструменты для слежки за своими детьми

    ПРАГА, 23 февраля 2021 г. / PRNewswire / — Avast (LSE: AVST), мировой лидер в области продуктов цифровой безопасности и конфиденциальности и член Coalition Against Stalkerware , провел анализ рекламных сообщений и позиционирования. используется девятью наиболее часто используемыми сталкерскими приложениями, обнаруженными антивирусом Avast в своей пользовательской базе. Хотя сталкерское ПО иногда нацелено на завистливых партнеров, которые шпионят за своим супругом, а работодатели — за их персоналом, результаты показывают, что все приложения нацелены на родителей, чтобы тайно контролировать поведение своих детей в Интернете.

    Как сказал директор по информационной безопасности Avast Джая Балу, «Stalkerware может быть установлен на чей-либо телефон без его согласия для скрытого отслеживания их коммуникационных действий, что мы считаем крайне неэтичным. В этом исследовании мы более внимательно изучили обмен сообщениями, используемый этими приложениями. чтобы понять, какие психологические инструменты они используют для привлечения пользователей. К сожалению, эти приложения используют страхи родителей перед защитой своих детей. Создание безопасной среды для вашего ребенка начинается с доверия, и, хотя родительский контроль может быть полезным, сталкерское ПО — не выход.Дети также имеют фундаментальное право на неприкосновенность частной жизни и независимость, и чтобы оставаться в курсе того, что ваш ребенок играет в Интернете, важно и требуется согласие. Прозрачность и открытость разговоров являются ключевыми факторами «.

    Анализ

    Avast показал, что все девять из этих решений обещают родителям возможность контролировать детей без их ведома «по цене ежедневной чашки кофе». Эти приложения позиционируют себя как служащие большему благу и обещают защитить детей от опасностей в сети. Автор:

    • Мониторинг приложений для обмена сообщениями и SMS
    • Мониторинг и запись вызовов, а также просмотр журналов вызовов и удаленных журналов
    • Отслеживание местоположения
    • Доступ к мультимедийным файлам, таким как изображения, видео, аудио
    • Мониторинг различных платформ социальных сетей
    • Мониторинг просмотра веб-страниц и доступ к истории навигации, доступ к микрофону в фоновом режиме для записи шумов или разговоров
    • Удаленное управление смартфоном и блокирование использования веб-сайтов или приложений на телефоне
    • Проверка использования приложения владельцем устройства

    Анализ Avast показал, что сообщения, используемые приложениями-сталкерами для рационализации их использования, включают:

    • Пугать: Многие из этих приложений используют тактику запугивания, сосредотачиваясь на онлайн- и офлайн-угрозах и на том, что может случиться с детьми, например, киберзапугивание, доступ к неприемлемому контенту и хищники.Они используют статистику, чтобы выделить различные реальные или эмоциональные угрозы, с которыми могут столкнуться дети, и приводят примеры, например, плохих парней, скрывающихся в заброшенных парках.
    • Обращение к эмоциям: Большинство этих приложений пытаются установить связь с потенциальным клиентом, усиливая чувства тревоги и беспокойства, которые у них, возможно, уже есть .
    • Обещание преимуществ: Эти приложения пытаются рационализировать их использование, говоря, что они могут помочь «держать ваших детей на правильном пути».
    • Чувство большинства: На веб-сайтах используются фразы, которые подразумевают, что другие люди используют их приложения с отличными результатами: от 100 000 клиентов до 3 миллионов пользователей. Одно из приложений непоследовательно сообщает о 100 000 и 2 млн пользователей на одной странице, что делает информацию еще менее достоверной и должна быть красным флажком для пользователей любого приложения.
    • Поддельные обзоры пользователей: Четыре из девяти проанализированных сталкерских приложений содержат отзывы пользователей, которые, скорее всего, являются поддельными.Например, на некоторых веб-сайтах одни и те же отзывы дословно приписываются разным людям, и в одном случае одни и те же отзывы использовались на двух «конкурирующих» платформах. В другом случае тот же обзор, включенный в приложение сталкерского ПО, повторно используется в другом несвязанном приложении, что ставит под сомнение подлинность этих обзоров.

    Чтобы оставаться в безопасности, детям нужен совет и помощь родителей

    В Avast есть следующие советы и рекомендации для родителей при решении проблем онлайн-безопасности со своими детьми:

    1. Будьте в курсе о платформах социальных сетей, популярных среди детей и подростков, и об условиях их конфиденциальности.Вы должны быть на шаг впереди, чтобы помочь своему ребенку оставаться в безопасности.
    2. Подавать пример. Если наши дети видят, что вы выкладываете их фотографии без их разрешения, то почему они сдерживаются, чтобы делиться фотографиями самих себя и других? Если вы хотите поделиться фотографиями своих детей, рекомендуется использовать изображения, на которых их видно сзади или с размытым лицом. Кроме того, вы всегда должны спрашивать у своего ребенка согласие, прежде чем публиковать его фотографию.
    3. Объясните, что такое личная информация, объясните своему ребенку, насколько конфиденциальными могут быть данные и как долго такие данные могут существовать в Интернете, а задает ожидания относительно совместного использования. .Подумайте, чем, по вашему мнению, ваш ребенок может делиться в Интернете, а затем поговорите с ним об этом. Если ваши дети старше, вам также следует поговорить о секстинге и личных изображениях. Обсудите, как они могут быть использованы против них как со стороны того, кто их принимает, так и со стороны других.
    4. Поговорите о рисках, связанных с незнакомцами в сети. Обсудите, как незнакомец может протянуть руку помощи, и разработайте план того, что ваш ребенок может сделать, когда и если это произойдет.
    5. Научите ребенка устанавливать надежные пароли.Надежный пароль или кодовая фраза должны быть длинными и сложными, состоять из специальных символов, цифр, а также букв нижнего и верхнего регистра.
    6. Расскажите о фишинге и передовых методах защиты. Дети не должны переходить по ссылкам, которые они получают по электронной почте или в социальных сетях из неизвестных источников. Если вас попросят ввести личные данные на веб-сайте, они должны ввести URL-адрес вручную в браузере, а не переходить по ссылке.
    7. Установите антивирусное программное обеспечение на устройства вашего ребенка.Дети с такой же вероятностью (если не с большей вероятностью) будут нажимать на подозрительные ссылки, как и взрослые, поэтому лучше всего обеспечить защиту их устройств, если они это сделают.
    8. Установите YouTube и игровые системы в «Безопасный режим», который отфильтровывает контент, не предназначенный для детей.
    9. Вместе с ребенком просмотрите настройки конфиденциальности в социальных сетях и проверьте разрешения приложений. Объясните, почему важно ограничивать доступ приложений к их данным.
    10. Будьте внимательны к своим детям .Сообщите им, что они всегда могут обратиться к вам со всем, что связано с сетью, и у них не будет проблем, даже если они нарушили правила.
    11. В отличие от сталкерского ПО, которое используется без согласия жертвы, приложения родительского контроля могут быть полезны для защиты вашей семьи при правильном использовании. Законные инструменты родительского контроля четко видны ребенку на его устройстве, и родителям рекомендуется обсудить их использование со своими детьми перед активацией. Семейные разговоры о защите ребенка от неприемлемого контента, ограничение экранного времени для поддержания хорошего самочувствия и обеспечение безопасности вашего ребенка, когда он находится в сети, чрезвычайно важны для того, чтобы дети понимали и соглашались.

    Подробнее о том, как поговорить с вашим ребенком о программном обеспечении для отслеживания, здесь .

    Об Avast
    Avast (LSE: AVST), компания FTSE 100, является мировым лидером в области продуктов цифровой безопасности и конфиденциальности. С более чем 435 миллионами пользователей в сети Avast предлагает продукты под брендами Avast и AVG, которые защищают людей от угроз в Интернете и меняющегося ландшафта угроз Интернета вещей. Сеть обнаружения угроз компании является одной из самых передовых в мире, в ней используются технологии машинного обучения и искусственного интеллекта для обнаружения и устранения угроз в режиме реального времени.Продукты цифровой безопасности Avast для мобильных устройств, ПК или Mac имеют высшие рейтинги и сертифицированы VB100, AV-Comparatives, AV-Test, SE Labs и другими. Avast является членом Coalition Against Stalkerware, No More Ransom и Internet Watch Foundation. Посетите: www.avast.com.

    Об этом исследовании
    Компания Avast провела качественный анализ девяти наиболее популярных в настоящее время приложений-сталкеров, изучив и проанализировав содержимое их веб-сайтов, часто задаваемых вопросов и блогов. Названия этих приложений не включены в выпуск, чтобы не поощрять и не продвигать использование программного обеспечения.

    Оставайтесь на связи с Avast :

    Контактное лицо для СМИ:
    [адрес электронной почты защищен]

    ИСТОЧНИК Avast

    Ссылки по теме

    www.avast.com

    Стоит ли шпионить за своими детьми?

    SEATTLE. Несколько недель назад посреди долгой велосипедной поездки я остановился передохнуть и достал свой iPhone, чтобы отправить текстовое сообщение жене. У меня было ощущение, что она, возможно, наблюдает за мной.

    «Если ты проверяешь мое местонахождение, я не умер», — написал я ей.«Я пью кофе на острове Мерсер».

    Так получилось, что она не следила за тем, где я был, но могла бы — и делала это раньше — потому что я позволил ей это сделать, используя функцию отслеживания местоположения в моем телефоне. Когда ей становится любопытно, она может видеть меня в виде оранжевой точки на цифровой карте своего телефона. Неподвижной точкой может быть муж велосипедиста, у которого спустило колесо, он схватил пиво с другом или был сбит машиной (отсюда и обнадеживающий текст).

    Время от времени я тоже проверяю местонахождение своей жены, чтобы знать, когда она уходит с работы, и могу приурочить ужин к ее приезду.Мы с ней оба отследили местонахождение нашей 13-летней дочери с помощью телефона, чтобы убедить себя, что она возвращалась из школы домой или в магазин.

    Когда вы начали работать в Агентстве национальной безопасности, я спросил себя в шутку.

    Большинству американцев не нравится идея о том, что их правительство шпионит за их деятельностью в Интернете, и многие из них опасаются, что компании отслеживают их онлайн-привычки в коммерческих целях. Но когда им предоставляются инструменты и возможность играть в Большого брата с другими членами их семьи, некоторым трудно сопротивляться.

    Я говорю не только о членах семьи, которые относятся к группе жутких преследователей, хотя, безусловно, есть ревнивые супруги и властные родители, которые следят за своими партнерами и детьми с нездоровой бдительностью. Цифровой мониторинг — от отслеживания тех, с кем общаются близкие до отслеживания их учетных записей в социальных сетях и проверки их местоположения — становится обычным явлением даже среди людей, которые считают себя не знающими границ со своими детьми и партнерами.

    Существует ли ответственное слежение за близкими?

    Ответ зависит от того, кого вы спрашиваете. Твердо верящие в неприкосновенность частной жизни категорически отвергают предпосылку вопроса, в то время как другие считают, что это возможно при условии согласия, доверия и уважения.

    «Все сводится к динамике власти», — сказала Мэри Мэдден, исследователь из некоммерческой исследовательской организации Data & Society. «Вы можете представить себе сценарий, при котором в семье наблюдается нездоровая динамика».

    Родители теперь регулярно следят за цифровым поведением своих детей в той или иной форме.Опрос взрослых с детьми от 13 до 17 лет, опубликованный в этом году исследовательским центром Pew Research Center, показал, что 61 процент родителей проверяли веб-сайты, которые посещали их подростки, 60 процентов посещали их учетные записи в социальных сетях и 48 процентов просматривали их телефонные звонки и сообщения. Доля, которая отслеживала местонахождение своих подростков по мобильным телефонам, составила 16%.

    «Мы приближаемся к миру, в котором родительский надзор становится отказом от подписки», — сказала г-жа Мэдден.

    Распространенность родительского слежения является логическим следствием мира, в котором дети проводят большую часть своей жизни в цифровой сфере для развлечений, общения и доступа к информации. Смартфоны и планшеты, появление социальных сетей и взрыв новых форм общения, таких как текстовые сообщения, сделали цифровые технологии еще более важной частью ткани подросткового возраста.

    По мере распространения этих цифровых явлений появляются и инструменты для контроля доступа к ним по соображениям здоровья и безопасности.С 90-х годов стартапы предлагали родителям программное обеспечение для фильтрации, которое не позволяло их детям просматривать материалы сексуального характера и другие материалы.

    Затем появились смартфоны, и основные операторы беспроводной связи начали оказывать маркетинговые услуги по контролю доступа к контенту, приложениям и тем, с кем могли общаться дети, а также инструменты для отслеживания местоположения телефона с помощью микросхем беспроводной связи в устройствах.

    Один оператор, T-Mobile, заявляет, что у него четыре миллиона клиентов, пользующихся бесплатным сервисом, который не позволяет их детям просматривать материалы сексуального характера, сцены насилия и грубый юмор.У него также есть 375000 клиентов, которые платят 4,99 доллара в месяц за что-то, называемое семейными пособиями, которое позволяет родителям запрещать своим детям отправлять текстовые сообщения и звонить на определенные телефонные номера, выключать свои телефоны на время учебы и выполнения домашних заданий и отслеживать, сколько они пишут.

    У T-Mobile около 100 000 подписчиков, которые платят 9,99 долларов в месяц за другую услугу, FamilyWhere, которая позволяет семьям отслеживать местонахождение всех телефонов в своих учетных записях.

    Совсем недавно производители телефонов, такие как Apple, сделали такие возможности, как отслеживание местоположения семьи, еще более доступными, встраивая их в программное обеспечение для своих телефонов бесплатно.Активация функции на iPhone также помогает найти потерянное устройство.

    Одна из опасностей этих технологий, конечно же, состоит в том, что многие родители будут склонны злоупотреблять ими, причем назойливыми способами. Родитель, который постоянно контролирует жизнь подростка. Почему вы остановились на этом? Почему вы туда пошли? — рискует подавить независимость, необходимую для взросления.

    Ли Тьен, старший юрист некоммерческой организации Electronic Frontier Foundation, занимающейся правами в Интернете, относится к числу тех, кто скептически относится к цифровому мониторингу детей.

    «Мне действительно трудно представить, что родитель, который пытался быть рациональным и понимающим, сделал бы это», — сказал г-н Тьен, у которого есть двое детей в возрасте от 20 лет. «Мой подход к воспитанию детей заключается в том, что в определенный момент, задолго до достижения зрелости, вы относитесь к ним как к взрослым».

    Дана Бойд, основатель Data & Society и приглашенный профессор Нью-Йоркского университета, сказал, что обмен цифровой информацией, включая местоположение, рассматривается как знак доверия и уважения между людьми, имеющими близкие отношения, но что это может быть легко превратился в злоупотребление властью.

    «Игра меняется, когда мы говорим о 16-летнем подростке, который чувствует себя« преследуемым »родителями», — написал доктор Бойд в электронном письме. «Это потому, что обмен информацией — это не взаимный знак доверия и уважения, а процесс наблюдения».

    Во время полевых исследований с подростками, по ее словам, она была встревожена, обнаружив, что нормы конфиденциальности, установленные родителями, влияют на отношения их детей со сверстниками. Подростки делятся своими паролями от социальных сетей и других учетных записей с парнями и подругами.

    «Они узнали это, наблюдая за нами и на языке, который мы использовали, когда объясняли, почему мы потребовали их пароли», — сказала она. «И это все нормально, хотя и странно, в здоровых отношениях. Но ужасно в нездоровой.

    То же самое касается взрослых пар, которые используют цифровые технологии, чтобы следить друг за другом.

    В моем случае он имеет обыденное применение.

    Мы с женой обнаружили, что отслеживание местоположения друг друга упрощает и делает более безопасными некоторые логистические операции в загруженной семейной жизни.Нам не нужно писать друг другу текстовые сообщения из машины, чтобы сообщить, что мы в пути, кроме случаев, когда один из нас делает незапланированную остановку, как это сделал я.

    Сара Маккуэйд, домохозяйка из Киттери, штат Мичиган, заключила аналогичную договоренность со своим парнем, который живет примерно в 70 милях от нее. Они используют приложение под названием Glympse, которое позволяет людям делиться своим местоположением в течение определенных периодов времени.

    Когда ее парень едет к ней, приложение сообщает ей, что он все еще движется, особенно по опасным зимним дорогам.«Если вы делаете это в целях проверки, а не для безопасности и удобства, то, возможно, вам нужно переосмыслить, зачем вы это используете», — сказала она.

    Как моя карьера шпиона помогла мне вырастить находчивых, самодостаточных детей: Хиллсберг, Кристина, Хиллсберг, Райан: 9780593191118: Amazon.com: Книги

    Chapter ONE

    НАЙТИ СЕБЯ В ЦРУ

    Мой необычный путь в мир

    Международного шпионажа

    Вопреки распространенному мнению, Джеймс Бонд — абсолютно ужасный шпион.Основная цель шпионажа — тайный сбор разведданных, чтобы никто не знал, что это делается. Вместо того, чтобы стрелять в город или вести сложную автомобильную погоню, лучшие шпионы мира действуют в тени, незаметно крадя государственные секреты со всего мира прямо на носу у иностранных правительств. Откровенно говоря, если шпион должен вытащить пистолет или кто-то его преследует, он сделал что-то очень плохое!

    И даже не заставляйте меня начинать «Девочки Бонда».«В реальном шпионаже некоторые из лучших шпионов — это не просто грудастые похотливые людоеды. Это высококвалифицированные профессиональные женщины, которые проводят тайные встречи с иностранными активами по всему миру, выслеживают террористов, а также пишут и проинформируют президента Соединенные Штаты. Я должен знать. Я был одним из них.

    Конечно, я контактировал со многими подражателями Джеймса Бонда во время моего пребывания в ЦРУ. Они, безусловно, были умными операторами, но, по правде говоря, через несколько лет там я закончил встречаться со шпионами.Агентство привлекло некоторых из самых интересных людей, и я был убежден, что встречался со всеми — это был шпион, который готовил мне блины в обнаженном виде, шпион, который рылся в моем ящике с трусиками, и, конечно же, замужний шпион, который разбил мое сердце. Я пообещал себе больше никогда. И я ни при каких обстоятельствах не выйду за одну замуж.

    Потом я встретил Райана, и у меня не было ни единого шанса.

    Вначале я не мечтал о работе в ЦРУ. До колледжа я вообще не имел большого контакта с остальным миром, не говоря уже о мире международного шпионажа.Я вырос в основном на Среднем Западе в католической семье, которая чередовала католиков Рождества и Пасхи и постоянных массовых посетителей. Я был самым младшим из троих детей, и моя мама оставалась дома со мной и моими братьями и сестрами до тех пор, пока я не вернулся к медсестре на неполный рабочий день, когда я пошел в среднюю школу. Она родилась в маленьком городке в Западной Вирджинии и в десять лет переехала с родителями, братьями и сестрами на ферму, которая принадлежала ее семье на протяжении нескольких поколений. Эта ферма с ее холмами и бродячим скотом стала постоянным местом моего детства и местом, где я проводил большую часть своих каникул, пока не стал взрослым.Мой отец, тоже из Западной Вирджинии, вырос в соседнем городе, и на протяжении всего моего детства он путешествовал по стране и за границу, работая менеджером по безопасности и охране окружающей среды на алюминиевом заводе.

    Когда я учился в начальной школе, мы переехали в пригород Чикаго, где мои традиционные семейные ценности мяса и картофеля продолжали укореняться. Каждый день я ездила на автобусе через кукурузные поля в школу и возвращалась домой, в дом, в котором хранятся печенья, на тупике. Я прожил в основном обычное детство на Среднем Западе, участвуя во внеклассных мероприятиях, таких как баскетбол и оркестр.Моя мама играла традиционную роль домработницы, которая вызвалась как «мама в комнате», шила подходящие наряды для меня и моих братьев и сестер каждый праздник и каждый вечер к пяти часам вечера обедала на столе. Мой отец нес свой вес, выполняя стереотипно «мужские» обязанности, такие как стрижка лужайки и вывоз мусора, и он всегда был хорош для игры в СВИНЬЮ или ЛОШАДЬ на нашей подъездной дорожке.

    Хотя я никогда не думал, что у моих родителей самые приятные или даже самые счастливые браки, развод не входил в мои рамки.Вы можете представить, как я был шокирован, когда они развелись, когда я учился в старшем классе средней школы после двадцати пяти лет брака. Мы с отцом ехали по колледжу в нескольких часах езды, когда моя мама наполнила свою машину кое-чем и уехала. Она сняла квартиру на другом конце города и пригласила меня остаться с ней — в то время я был единственным ребенком, который все еще жил дома. Несмотря на то, что я скучал по ней, я решил закончить выпускной год с отцом. Когда началось лето, я присоединился к маме в ее крошечной квартирке и начал осознавать тот факт, что все, что, как мне казалось, я знал о браке и семье, было перевернуто с ног на голову.

    Для ясности: тогда я знала, как знаю сейчас, что брак — это улица с двусторонним движением, и, хотя моя мама ушла, были ранения и боль с обеих сторон. Независимо от того, что произошло, стремление к традиционной семье у меня было очень сильным, но когда я стал свидетелем того, как моя мама начала профессионально заново и обнаружила, что ее личность не зависит от моего отца почти в пятьдесят лет, я начал ощущать зародыши нового желания. посеяно во мне, чтобы иметь самостоятельную карьеру и стабильность.

    Тем не менее, я поступил в Университет Индианы (IU), никогда не выезжая за пределы Соединенных Штатов и имея одну главную карьеру: выйти замуж и завести детей вскоре после выпуска. Те семена профессиональной карьеры, которые были посеяны после развода моих родителей, начали прорастать, когда я начал изучать суахили.

    Изначально я подал заявление в IU в качестве моей школы социальной защиты. Вы знаете, школу, которую вы выбираете рядом с домом, на случай, если вы не выберете ни один из предпочтительных вариантов.Я представил, что уеду из штата, и подал документы в несколько других университетов, думая, что буду изучать журналистику. Однако этот план изменился, когда я учился в старшем классе средней школы, когда я обнаружил, что у меня есть талант к иностранным языкам. (Я получил отличные оценки по испанскому и латинскому языкам, несмотря на то, что на многих курсах дремал.) При поддержке и руководстве моего старшего брата я выбрал лингвистику в качестве специализации в колледже. Соедините это с моим растущим интересом к Африке (вызванным исследовательским проектом в средней школе и культивированным нездоровой одержимостью Королем Львом), и мое решение изучать суахили родилось.Оказалось, что у IU была одна из лучших программ на африканском языке в стране. Вместо подстраховки он стал моей целью и первым выбором.

    Изучение суахили и прохождение других курсов по таким темам, как африканская политика и литература, пробудили во мне желание по-настоящему учиться, а не просто изучать материал для натуралов, как я делал до этого момента. Я не мог насытиться своим классом суахили — настолько, что я пошел на отдельный курс самостоятельного обучения, который состоял из чтения романов на суахили с моим профессором.Этот опыт дал мне более глубокую оценку культуры в дополнение к самому языку. Я также был добровольным репетитором языка в кампусе, где я упивался возможностями разобрать грамматику языка суахили и помочь другим студентам понять, как это работает. После двух лет изучения суахили мне была предоставлена ​​стипендия для обучения в Танзании, что только усилило мой интерес к Африке, поскольку я влюбился в людей и культуру. Время шло, и язык мне нравился все больше и больше.Вскоре я начал представлять себя членом Корпуса мира, возможно, как начало карьеры в мире гуманитарной помощи. И что может быть лучше, чем общаться с людьми на их родном языке?

    Но в жизни у меня был другой план.

    Мое интервью с ЦРУ было скорее счастливой случайностью, чем результатом какого-либо тщательного планирования или давних устремлений. Один из моих профессоров упомянул, что государственный рекрутер, заинтересованный в соискателях со способностями к иностранному языку, будет в кампусе, и я отправил свое резюме, чтобы узнать, получу ли я ответ.Я даже не был уверен, что мне это интересно, но решил, что не помешает узнать больше.

    Моя мать и новый отчим часто говорили мне, что они хотели, чтобы я подумал о будущем с федеральным правительством, хотя бы ради стабильности, которую оно обеспечит. Как и в случае с любым независимым 21-летним парнем, этого было достаточно, чтобы я не захотел этого делать. Мой отчим был старшим специальным агентом Министерства внутренней безопасности и противоположностью моего отца. Мой отец был общительным, веселым человеком, который наслаждался своим пивом, тогда как мой отчим был застегнутым, следующим правилам бывшим полицейским, который не употреблял алкоголь и даже кофеин.Многие в нем кричали о безопасности, и я полагаю, это имело смысл, почему моя мама влюбилась в него. Кто бы не хотел безопасное место для посадки, когда вы восстанавливаете свою профессиональную жизнь после двадцати пяти лет сосредоточения внимания в первую очередь на своих детях?

    Но безопасность не обязательно была тем, что я искал. Тем не менее, когда я получил типовое «правительственное собеседование» на той же неделе, что и мое собеседование в Корпусе мира, я неохотно последовал их совету и явился на собеседование в моем костюме Merona от Target и плохо отглаженной белой рубашке с пуговицами.

    «Привет, Кристина. Я Фрэнк. Мы говорили по телефону. Я из Центрального разведывательного управления».

    WTAF.

    Я его правильно расслышал? Я ошибочно предположил, что это какое-то незначительное правительственное учреждение низкого уровня, поскольку в листовке не указывалось, какое агентство представляет рекрутер.

    «Ваши знания иностранного языка впечатляют», — сказал Фрэнк.

    «И я вижу, что вы были стипендиатом программы Фулбрайта в Танзании», — продолжил он, глядя поверх моего r и снова на меня.

    Оказалось, что мои уникальные языковые способности были нужны и ЦРУ. Было не так много абитуриентов, знающих суахили и зулу (последний я изучал на последнем году обучения в колледже). Они были впечатлены.

    Это резко контрастировало с моим опытом собеседования в Корпусе мира ранее на неделе, когда мне сказали, что у меня нет никаких навыков. Это было примерно в то время, когда стало модно ездить в Африку, чтобы «помогать людям», поэтому Корпус мира становился более разборчивым в том, кого выбирать.С другой стороны, вербовщик ЦРУ был впечатлен мной, и нет никаких сомнений в том, что ЦРУ всегда было и остается очень разборчивым в том, кого оно выбирает.

    Фрэнк рассказал мне о позиции. Он сказал, что у меня будет возможность использовать свой опыт в Африке и знание иностранных языков, чтобы повлиять на политику США, и я даже буду регулярно ездить в Африку. Я с трудом сдерживал волнение. Я не мог поверить, что почти полностью упустил эту возможность.

    Несколькими неделями позже я получил предложение о работе от ЦРУ, при условии, что я проведу предварительное расследование и допущу к проверке. Я заполнил страницы и страницы биографической информации, и следователи службы безопасности начали опрашивать членов моей семьи, друзей, друзей друзей и соседей. Был ли я патриотом? Я употреблял наркотики? Взламывал ли я когда-нибудь компьютерные системы? Я пиратскую музыку? Был ли я заслуживающим доверия человеком? К счастью, будучи 21-летним новичком, только что закончившим колледж, который побывал только в одной зарубежной стране и имел очень небольшой жизненный опыт, я быстро прошел через весь процесс, за исключением проверки на полиграфе.

    Я прошел обширное медицинское и психологическое тестирование и не одно, а два обследования на полиграфе. Я провалил свой первый четырехчасовой полиграф из-за подозрений в том, что являюсь контрабандистом наркотиков, и все из-за булочки с марихуаной, которую я съел во время остановки в Амстердаме и не сказал им. (Я виню в этом католическую вину. Это дерьмо глубоко укоренилось.) К счастью, на следующий день у меня была еще одна возможность. (Позже я узнал, что полиграф полезен только как инструмент для допроса, и он настолько надежен, насколько надежен полиграф, который его проводит.)

    Вторую попытку я прошел с честью, и четыре месяца спустя я обнаружил, что сижу в комнате с примерно пятьюдесятью другими людьми, давшими клятву шпионить в пользу нашей страны. Некоторых из моих товарищей по команде побудило присоединиться к нам из-за яростного патриотического желания служить своей стране. Другие были искателями острых ощущений и искали приключений. Многие воплощали в жизнь мечту всей жизни быть похожими на Джеймса Бонда. Как ни странно, я был там из-за моей любви к чужой стране.

    Я был взволнован, но не в первый раз задумался: что я здесь делаю?

    Перенесемся на несколько лет вперед: я работал в ЦРУ в качестве одного из самых старших аналитиков по Восточной Африке, что идеально соответствовало языку и предметным знаниям, которые я принес с собой из учебы в университете.Несмотря на мое первоначальное беспокойство о том, что рыба вне воды, я обнаружил, что как только я оказался в профессиональной среде, где я преуспел в том, что мне нравилось, у меня было больше карьерных амбиций, чем я думал раньше.

    Я жил и дышал своей работой — и у меня это хорошо получалось. Оказывается, большая часть работы в ЦРУ не заключалась в торговле шпионажем на местах, по крайней мере, не в моем управлении, Управлении разведки или DI, которое теперь называется Управлением анализа. Это было о письме, брифинге и критическом мышлении.Я проводил дни, анализируя ряды разведывательных отчетов, которые были собраны оперативными сотрудниками на местах, писал разведывательные оценки для президента США и других американских политиков и информировал об этих оценках руководство США. Очень осторожный, внимательный, внимательный к деталям качества, благодаря которым я хорошо учился в школе, заставили меня сиять в Агентстве. По мере того как моя карьера процветала, у меня действительно не было времени на серьезные романы, хотя так было не всегда.

    Мы с Полом встретились в первый день ориентации в ЦРУ.Он был высоким, аккуратным и привлекательным. Мы оба принесли упакованные ланчи и договорились найти столик, чтобы посидеть вместе. Из бутербродов с ветчиной и сыром я узнал, что он вырос в маленьком фермерском городке в Айове. Он был стойким и спокойным, даже роботизированным, и я не удивился, когда он сказал мне, что он инженер и был принят на работу в Управление науки и технологий (DS&T) Агентства. Узнав, что он инженер, я был очарован, вероятно, потому, что я никогда не смог этого сделать. Пол сказал мне, что всегда хотел стать космонавтом, но из-за сердечного приступа, который у него был в младенчестве, он не соответствовал физическим требованиям для путешествий в космос.Он решил сделать следующее лучшее — стать ученым-ракетчиком.

    Когда я сидел напротив Пола и слушал его речь, я мысленно отмечал флажки в своей голове: Успешная карьера? Проверять. Привлекательный? Проверять. Разумный? Проверять. Честолюбивый? Проверять. Это был только день первый, и я нашла себя идеальным парнем, и, смею сказать, идеальным мужем.

    Всего через три месяца мы с Полом переехали вместе. Я чувствовал, что у меня есть все мои утки подряд — успешная карьера и теперь нужный человек.А что еще? Даже моя мама любила Пола. Он был умным, стабильным мужчиной, способным поддерживать меня — качества, которые, как она подчеркивала, были важны для партнера. Она также продолжала подчеркивать важность собственной карьеры, на всякий случай.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *