Эмоции животных – Ой!

Эмоция у животных • ru.knowledgr.com

Эмоции у животных — субъективные чувства и эмоции, испытанные нечеловеческими позвоночными животными и, более спорно, другие члены животного мира. Эмоции могут быть описаны как субъективные, сознательные события, характеризуемые прежде всего психофизиологическими выражениями, биологическими реакциями и психическими состояниями.

Чарльз Дарвин был одним из первых ученых, которые напишут о существовании и природе эмоций у нечеловеческих животных. Его наблюдательный и иногда анекдотический подход развился в более прочный, управляемый гипотезой, научный подход. Общие гипотезы, касающиеся коррелятов между людьми и нечеловеческими животными также, поддерживают требование, что нечеловеческие животные могут испытать чувства и что человеческие эмоции развились из тех же самых механизмов. Были развиты несколько тестов, таких как познавательные испытания со смещением параметров и изученные модели беспомощности. Познавательные уклоны (чувства оптимизма или пессимизма) показали в широком диапазоне разновидностей включая крыс, собак, кошек, макак резуса, овец, птенцов, скворцов, свиней и пчелы медоносные.

Некоторые бихевиористы утверждают, что модели ответа стимула обеспечивают достаточное объяснение поведений животных, которые были описаны как эмоциональные, и что ненужное постулировать, что животные сознательны. Другие бихевиористы дальнейший вопрос, испытывают ли животные чувства на том основании, что эмоции не универсальны даже среди людей, что интерпретации поведения животных антропоморфические, и это определения эмоций, испытывают недостаток в надежности.

Этимология, определения и дифференцирование

Слово «эмоция» относится ко времени 1579, когда это было адаптировано от французского слова émouvoir, что означает «вызывать». Однако самые ранние предшественники слова, вероятно, относятся ко времени самого происхождения языка.

Эмоции были описаны как дискретные и последовательные ответы на внутренние или внешние события, у которых есть особое значение для организма. Эмоции кратки в продолжительности и состоят из скоординированного набора ответов, которые могут включать физиологические, поведенческие, и нервные механизмы. Эмоции были также описаны как результат развития, потому что они предоставили хорошие решения древних и повторяющихся проблем, которые стояли перед предками.

Основные и сложные человеческие эмоции

В людях различие иногда делается между «основными» и «сложными» эмоциями. Шесть эмоций были классифицированы как основные: гнев, отвращение, страх, счастье, печаль и удивление. Сложные эмоции включали бы презрение, ревность и сочувствие. Однако это различие трудно поддержать, и нечеловеческие животные, как часто говорят, выражают даже сложные эмоции.

Интерпретация: бритва Оккама и Canon Моргана

Есть два принципа, которые могут быть применены, интерпретируя исследования основных или сложных эмоций, которые могут помочь нам избежать неправильно приписывать сложную эмоцию или более высокую познавательную способность животным.

Первый принцип известен как бритва Оккама, которая заявляет, что среди конкурирующих гипотез, гипотеза с наименьшим количеством предположений должна быть отобрана.

Второй принцип — особый случай Бритвы Оккама, которая была издана Ллойдом Морганом в 1903 и известна как Canon Моргана. Он заявил, «Ни в коем случае не деятельность животных, которая будет интерпретироваться с точки зрения более высоких психологических процессов, если она может справедливо интерпретироваться с точки зрения процессов, которые стоят ниже в масштабе психологического развития и развития».

Фон

Бихевиористский подход

До развития зоологии, такой как сравнительная психология и этология, интерпретация поведения животных имела тенденцию одобрять подход minimalistic, известный как бихевиоризм. Этот подход отказывается приписывать животному способность вне наименее требовательного, которое объяснило бы поведение; что-то большее чем это замечено как негарантированный антропоморфизм. Бихевиористский аргумент, почему люди должны постулировать сознание и все его почти человеческие значения у животных, чтобы объяснить некоторое поведение, если простой ответ стимула достаточное объяснение должен оказать те же самые влияния?

Осторожная формулировка Диксона иллюстрирует эту точку зрения:

Муссэифф Массон и Маккарти описывают подобное представление (с которым они не соглашаются):

Из-за философских вопросов сознания и ума, которые включены, много ученых избежали исследования животного и человеческой эмоции, и вместо этого изучили измеримые функции мозга через нейробиологию.

Подход Дарвина

Чарльз Дарвин первоначально запланировал включать главу по эмоции в Спуске Человека, но поскольку его идеи прогрессировали, они расширились в книгу,

Выражение Эмоций в Человеке и Животных. Дарвин предложил, чтобы эмоции были адаптивны и служили коммуникативной и мотивационной функции, и он заявил три принципа, которые полезны в понимании эмоционального выражения: Во-первых, Принцип Пригодных к эксплуатации Привычек занимает ламаркистскую позицию, предполагая, что эмоциональные выражения, которые полезны, будут переданы потомкам. Во-вторых, Принцип Антитезы предлагает, чтобы некоторые выражения существовали просто, потому что они выступают против выражения, которое полезно. В-третьих, Принцип Прямого действия Взволнованной Нервной системы на Теле предполагает, что эмоциональное выражение происходит, когда нервная энергия передала порог и должна быть выпущена.

Дарвин рассмотрел эмоциональное выражение как коммуникацию направленную наружу внутреннего государства, и форма того выражения часто несет вне его оригинального адаптивного использования. Например, Дарвин отмечает, что люди часто представляют глазные зубы, глумясь в гневе, и он предполагает, что это означает, что человеческий предок, вероятно, использовал их зубы в агрессивном действии. Простой взмах хвоста домашней собаки может использоваться тонко различными способами передать много значений, как иллюстрировано в Дарвине

Выражение Эмоций в Человеке и Животных, изданных в 1872.

File:Expression рисунка 4.png Эмоций | «Маленькая собака, наблюдая за кошкой на столе»

File:Expression рисунка 5.png Эмоций | «Собака, приближающаяся к другой собаке с враждебными намерениями»

File:Expression рисунка 6.png Эмоций | «Собака в скромном и нежном настроении»

File:Expression рисунка 7.png Эмоций | «Полуразведенная овчарка»

File:Expression рисунка 8.png Эмоций | «Собака, ласкающая его владельца»

Анекдотический подход

Доказательства эмоций у животных были прежде всего анекдотичны от людей, которые взаимодействуют с домашними животными или животными в неволе на регулярной основе. Однако критики животных, имеющих эмоции часто, предполагают, что антропоморфизм — мотивирующий фактор в интерпретации наблюдаемых поведений. Большая часть дебатов вызвана трудностью в определении эмоций, и познавательные требования думали необходимые для животных испытывать эмоции похожим способом к людям. Проблема сделана более проблематичной трудностями в тестировании на эмоции у животных. То, что известно о человеческой эмоции, почти все связано или относительно человеческого общения.

Научный подход

В последние годы научное сообщество стало все более и более поддерживающим идею эмоций у животных. Научное исследование обеспечило понимание общих черт физиологических изменений между человеческими и нечеловеческими животными, испытывая эмоцию.

Много поддержки эмоции животных и ее выражения следует из понятия, что испытывание чувств не требует значительных познавательных процессов, скорее они могли быть мотивированы процессами, чтобы действовать адаптивным способом, как предложил Дарвин. Недавние попытки в учащихся эмоциях у животных привели к новому строительству в экспериментальном и сборе информации. Профессор Мэриан Докинс предположил, что эмоции могли быть изучены на функциональном или механистическом основании. Докинс предполагает, что просто механистическое или функциональное исследование обеспечит ответ самостоятельно, но предполагает, что смесь этих двух привела бы к самым значительным результатам.

Функциональный

Функциональные подходы полагаются на понимание, что ролевые эмоции играют в людях и исследовании что роль в нечеловеческих животных. Широко используемая структура для просмотра эмоций в функциональном контексте — то, что описанный Оутли и Дженкинсом, которые рассматривают эмоции как наличие трех стадий: (i) оценка, в которой есть сознательная или не сознающая оценка события как относящееся к особой цели. Эмоция положительная, когда та цель продвинута и отрицательна, когда этому препятствуют (ii) готовность действия, где эмоция уделяет первостепенное значение один или несколько видов действия и может дать безотлагательность той так, чтобы это могло прервать или конкурировать с другими и (iii) физиологические изменения, выражение лица и затем поведенческое действие. Структура, однако, может быть слишком широкой и могла использоваться, чтобы включать весь животный мир, а также некоторые заводы.

Механистический

Второй подход, механистический, требует экспертизы механизмов, которые стимулируют эмоции и ищут общие черты у нечеловеческих животных.

Механистический подход используется экстенсивно Полом, Хардингом и Мендлом. Признавая трудность в учащейся эмоции у невербальных животных, Пол и др. демонстрирует возможные способы лучше исследовать это. Наблюдая механизмы, которые функционируют в человеческом выражении эмоции, Пол и др. предполагает, что концентрация на подобных механизмах у нечеловеческих животных может обеспечить ясное понимание опыта животных. Они отметили, что в людях, познавательные уклоны варьируются согласно эмоциональному состоянию и предложили, чтобы это в качестве возможной отправной точки исследовало эмоцию животных. Они предлагают, чтобы исследователи могли быть в состоянии использовать стимулы, которыми управляют, у которых есть особое значение обученным животным вызвать особые эмоции у этих животных и оценить, который могут испытать типы основных животных нечеловека эмоций.

Познавательное испытание со смещением параметров

Познавательный уклон — образец отклонения в суждении, посредством чего выводы о других животных и ситуациях могут быть оттянуты нелогичным способом. Люди создают свою собственную «субъективную социальную действительность» из их восприятия входа. Это отсылает к вопросу «Стакан, полупусто или наполовину полон?», используемый в качестве индикатора оптимизма или пессимизма.

Чтобы проверить это у животных, человек обучен ожидать, что стимул A, например, тон на 20 Гц, предшествует положительному событию, например, высоко желаемая еда поставлена, когда рычаг нажат животным. Тот же самый человек обучен ожидать, что стимул B, например, тон на 10 Гц, предшествует отрицательному событию, например, мягкая еда поставлена, когда животное нажимает рычаг. Животное тогда проверено, будучи играемым промежуточный стимул C, например, тон на 15 Гц, и наблюдая, нажимает ли животное рычаг, связанный с положительным или отрицательным вознаграждением, таким образом указывая, является ли животное в положительном или отрицательном настроении. Это могло бы быть под влиянием, например, тип жилья, животное удержано.

Используя этот подход, было найдено, что крысы, которые подвергнуты или обработке или игривой, управляемой экспериментаторами ручной стимуляции (щекотка), показали различные ответы на промежуточный стимул: крысы, подвергнутые щекотке, были более оптимистичными. Авторы заявили, что они продемонстрировали «… впервые связь между непосредственно измеренным положительным состоянием аффекта и принятием решения под неуверенностью в модели животных».

Познавательные уклоны показали в широком диапазоне разновидностей включая крыс, собак, макак резуса, овец, птенцов, скворцов и пчелы медоносные.

Самолечение с психотропными препаратами

Люди могут пострадать от диапазона эмоциональных или расстройств настроения, таких как депрессия, беспокойство, страх и паника. Чтобы рассматривать эти беспорядки, ученые развили диапазон психотропных препаратов, таких как транквилизаторы. Многие из этих лекарств разработаны и проверены при помощи диапазона лабораторных разновидностей. Это непоследовательно, чтобы утверждать, что эти наркотики эффективные при рассмотрении человеческих эмоций, отрицая опыт этих эмоций у лабораторных животных, на которых они были развиты и проверены.

Стандартные лабораторные клетки препятствуют тому, чтобы мыши выполнили несколько естественных поведений, для которых они высоко мотивированы. Как следствие лабораторные мыши иногда развивают неправильные поведения, показательные из эмоциональных расстройств, такие как депрессия и беспокойство. Чтобы улучшить благосостояние, эти клетки иногда обогащаются пунктами, такими как гнездящийся материал, приюты и бегущие колеса. Шервин и Оллсон проверили, влияло ли такое обогащение на потребление Midazolam, препарат широко раньше рассматривал беспокойство в людях. Мышам в стандартных клетках, стандартных клетках, но с непредсказуемым земледелием или обогащенными клетками, дали выбор питья или невведенную воду или решение Midazolam. Мыши в стандартных и непредсказуемых клетках выпили большую пропорцию решения для транквилизатора, чем мыши от обогащенных клеток, указав, что мыши от стандартной и непредсказуемой лабораторной защитной сетки, возможно, испытывали большее беспокойство, чем мыши от обогащенных клеток.

Шпиндельные нейроны

Шпиндельные нейроны — специализированные клетки, найденные в трех очень ограниченных областях человеческого мозга – передняя часть коры головного мозга, frontoinsular кора и dorsolateral предлобная кора. Первые две из этих областей регулируют эмоциональные функции, такие как сочувствие, речь, интуиция, быстрые «реакции пищеварительного тракта» и общественная организация в людях. Шпиндельные нейроны также найдены в мозгах китов горба, финвалов, косаток, кашалотов, афалины, дельфина Риссо, белух и африканских и индийских слонов.

Киты имеют шпиндельные клетки в больших числах и сохраняются для в два раза длиннее, чем людей. Точная функция шпиндельных клеток в мозгах кита все еще не понята, но Хоф и Ван дер Гачт полагает, что они действуют как своего рода «быстродействующие связи что информация о кратчайшем пути к и от других частей коры». Они сравнили их с экспрессами, которые обходят ненужные связи, позволяя организмам немедленно обработать и действовать на эмоциональные реплики во время сложных социальных взаимодействий. Однако Хоф и Ван дер Гачт разъясняет, что они не знают природу таких чувств у этих животных и что мы не можем только применить то, что мы видим у человекообразных обезьян или нас китам. Они полагают, что больше работы необходимо, чтобы знать, являются ли эмоции тем же самым для людей и китов.

Vocalisations

С, по крайней мере, времени Дарвина было известно, что шимпанзе и другие человекообразные обезьяны также выполняют подобную смеху вокализацию.

Исследование с крысами показало, что при особых условиях, они испускают сверхзвуковые вокализации на 50 кГц (USV), которые, как постулировалось, отразили положительное состояние аффекта (эмоция), аналогичная примитивной человеческой радости; эти требования назвали «смехом». USVs на 50 кГц у крыс уникально подняты hedonic стимулами — такими как щекотка, вознаградив электрическую мозговую стимуляцию, инъекции амфетамина, спаривание, игру и агрессию — и подавлены вызывающими отвращение стимулами. Из всех манипуляций, которые выявляют щебеты на 50 кГц у крыс, щекочущих людьми, выявляет самый высокий уровень этих требований.

Некоторые вокализации домашних кошек, такие как мурлыканье, известны, чтобы быть произведенными в ситуациях положительной валентности, таких как взаимодействия котенка матери, контакты со знакомым партнером, или во время осязательной стимуляции с неодушевленными объектами, катясь и трущийся. Поэтому, мурлыканье можно обычно рассматривать как индикатор «удовольствия» у кошек.

Низкое блеение у овец было связано с некоторыми ситуациями положительной валентности, поскольку они произведены мужчинами, поскольку женщина течки приближается или кормящими матерями, облизывая и нянча их ягнят.

Критика

Аргумент, что животные испытывают эмоции, иногда отклоняется из-за отсутствия доказательств и тех, кто не верит в идею интеллекта животных, часто утверждают, что антропоморфизм играет роль в перспективах людей. У тех, кто отклоняет это животные, есть возможность испытать эмоцию, делают так, главным образом, относясь к несоответствиям в исследованиях, которые подтвердили эмоции животных. Не имея никаких прямых средств сообщить эмоцию, трудность обеспечения счета эмоции у животных полагается в большой степени на экспериментирование работы, которое полагается на следствия человеческих существ.

Некоторые, кто выступает против понятия эмоций животных, предполагают, что эмоции не универсальны, включая в людях. Если эмоции не универсальны, это указывает, что нет филогенетических отношений между эмоцией животных и человеком. Отношения, оттянутые сторонниками эмоции животных, тогда, были бы просто предложением механистических особенностей, которые продвигают adaptivity, но испытывают недостаток в сложности человеческих конструкций эмоции. Таким образом социальный образ жизни может играть роль в основных эмоциях, развивающихся в сложные эмоции.

Дарвин пришел к заключению через обзор, что люди разделяют универсальные эмоциональные выражения и предложили, чтобы животные, вероятно, разделили в них до некоторой степени. Результаты Дарвина подверглись критике людьми, которые предлагают неверные истолкования. Социальные конструктивисты игнорируют понятие, что эмоции универсальны. Другие держат промежуточную позицию, предполагая, что основные эмоциональные выражения и эмоция универсальны, но запутанность развита культурно. Исследование Элфенбейном и Амбэди указало, что люди в пределах особой культуры лучше в признании других культурных членских эмоций.

Примеры

Приматы

Приматы, в особенности человекообразные обезьяны, являются кандидатами на способность испытать сочувствие и теорию ума. У человекообразных обезьян есть сложные социальные системы; у молодых обезьян и их матерей есть сильные узы приложения и когда детский шимпанзе или горилла умрут, мать будет весьма обычно нести тело вокруг в течение нескольких дней. Джейн Гудол описала шимпанзе как показ жалобного поведения. Коко, горилла, обученная использовать язык жестов, как сообщали, выразил вокализации, указывающие на печаль после смерти ее домашней кошки, Всего Шара.

Вне такой неподтвержденной информации поддержка чутких реакций пришла из экспериментальных исследований макак резуса. Макаки отказались тянуть цепь, которая поставила еду себе, если выполнение так также заставило компаньона получать удар током. Это запрещение причинения вреда другому конспецифичному было более явным между знакомым, чем незнакомые макаки, открытие, подобное тому из сочувствия в людях.

Кроме того, было исследование в области поведения утешения в шимпанзе. Де Валь и Аурели нашли, что сторонние контакты пытаются уменьшить страдания участников контакта, утешая (например, вступление в контакт, охват, ухаживая) получатели агрессии, особенно те, которые испытали более интенсивную агрессию. Исследователи были неспособны копировать эти результаты, используя тот же самый протокол наблюдения в исследованиях обезьян, демонстрируя возможную разницу в сочувствии между обезьянами и обезьянами.

Другие исследования исследовали эмоциональную обработку у человекообразных обезьян. Определенно, шимпанзе были показаны видеоклипы эмоционально заряженных сцен, такие как терпеть не могшая ветеринарная процедура или любимая еда, и затем потребовались, чтобы согласовывать эти сцены с одним из двух определенных для разновидностей выражений лица: «счастливый» (лицо игры) или «печальный» (обнажающее зубы выражение, замеченное в расстройстве или после поражения). Шимпанзе правильно соответствовали скрепкам к выражениям лица, которые разделили их значение, демонстрируя, что они понимают эмоциональное значение своих выражений лица. Меры периферийной температуры кожи также указали, что видеоклипы эмоционально затронули шимпанзе.

Грызуны

В 1998 Джаак Пэнксепп предложил, чтобы все разновидности млекопитающих были оборудованы мозгами, способными к созданию эмоциональных событий. Последующая работа исследовала исследования грызунов, чтобы оказать основополагающую поддержку для этого требования. Одно из этих исследований исследовало, будут ли крысы работать, чтобы облегчить бедствие конспецифичного. Крысы были обучены нажать рычаг, чтобы избежать доставки удара током, сообщенного визуальной репликой, к конспецифичному. Они были тогда проверены в ситуации, в которой или конспецифичное или блок Пенополистирола были подняты в воздух и могли быть понижены, нажав рычаг. Крысы, у которых был предыдущий опыт с конспецифичным бедствием, продемонстрировали больше, чем в десять раз больше ответов понизить несчастное конспецифичное по сравнению с крысами в контрольной группе, в то время как те, кто никогда не испытывал конспецифичное бедствие, выразили больше, чем втрое больше ответов понизить несчастное конспецифичное относительно контрольной группы. Это предполагает, что крысы будут активно работать, чтобы уменьшить бедствие конспецифичного, явление, связанное с сочувствием. Сопоставимые результаты были также найдены в подобных экспериментах, разработанных для обезьян.

Лэнгфорд и др. исследовал сочувствие у грызунов, используя подход, базируемый в нейробиологии. Они сообщили, что (1), если две мыши испытали боль вместе, они выразили большие уровни связанного с болью поведения, чем если бы боль была испытана индивидуально, (2), испытав разные уровни боли вместе, поведение каждой мыши было смодулировано уровнем боли, испытанной ее социальным партнером, и (3), чувствительность к вредному стимулу была испытана до той же самой степени мышью, наблюдая конспецифичное в боли, как это было мышью, непосредственно испытывающей болезненный стимул. Авторы предполагают, что этот живой отклик к боли других, продемонстрированных мышами, показателен из эмоциональной инфекции, явление, связанное с сочувствием, о котором также сообщили у свиней.

Несколько исследований также показали, что грызуны могут ответить на обусловленный стимул, который был связан с бедствием конспецифичного, как будто оно было соединено с прямым опытом неоговоренного стимула. Эти исследования предполагают, что грызуны способны к общему влиянию, понятие, важное по отношению к сочувствию.

Птицы

Марк Бекофф сообщил о счетах поведения животных, которому он верил, были доказательства способности животных испытать эмоции в его книге Эмоциональная жизнь Животных. Следующее — выдержка из его книги:

В дальнейших наблюдательных исследованиях Орлэйт и Багньяр стремились исследовать присоединение (постконфликтное присоединение от невовлеченного свидетеля жертве конфликта) у воронов. Присоединение свидетеля, как полагают, представляет выражение сочувствия, в котором свидетель пытается утешить жертву и облегчить их страдания. Исследуя постконфликтное поведение у воронов, Орлэйт и Багньяр нашли, что были убедительные доказательства для присоединения свидетеля (например, заседание контакта, прихорашивание, или от клюва к клюву или касание клюва к телу) и также для требуемого присоединения свидетеля, в котором есть постконфликтное присоединение от жертвы свидетеля. Требуемое присоединение свидетеля, как думают, уменьшает вероятность возобновленной агрессии против жертв. Исследователи пришли к заключению, что вороны могут быть чувствительны к эмоциям других. Однако важно отметить, что качество отношений играет важную роль в распространенности и функции этих постконфликтных взаимодействий. Более определенно свидетели, вовлеченные и в присоединение свидетеля и, ходатайствовали, присоединение свидетеля, вероятно, разделят ценные отношения с жертвой. Это подобно результатам относительно сочувствия в людях и нечеловеческих приматах, у которых степень дружеских отношений между социальными партнерами влияет на возникновение чутких действий.

Собаки

Некоторое исследование указывает, что домашние собаки могут испытать отрицательные эмоции подобным образом людям, включая эквивалент определенных хронических и острых психологических условий. Большая часть этого от исследований Мартином Селигманом на теории изученной беспомощности как расширение его интереса к депрессии:

Дальнейший ряд экспериментов показал, что, подобный людям, при условиях долгосрочного интенсивного психологического напряжения, приблизительно одна треть собак не развивает изученную беспомощность или долгосрочную депрессию. Вместо этого этим животным так или иначе удалось найти способ обращаться с неприятной ситуацией несмотря на их прошлый опыт. Соответствующая особенность в людях, как находили, коррелировала высоко с объяснительным стилем и оптимистическим отношением, которое рассматривает ситуацию как кроме личного, распространяющегося, или постоянный.

Начиная с этих исследований признаки, аналогичные клинической депрессии, неврозу и другим психологическим условиям, были также приняты как являющийся в рамках эмоции у домашних собак.

Исследование психологии показало, что, когда люди пристально смотрят на лицо другого человека, пристальный взгляд не симметричен; пристальный взгляд инстинктивно двигается в правую сторону лица, чтобы получить информацию об их эмоциях и государстве. Исследование в университете Линкольна показывает, что собаки разделяют этот инстинкт, встречая человека, и только встречая человека (т.е., не другие животные или другие собаки). Они — единственные виды неприматов, которые, как известно, разделили этот инстинкт.

Существование и природа черт индивидуальности у собак были изучены (15 329 собак 164 различных пород). Пять последовательных и стабильных «узких черт» были определены, описаны как игривость, любопытство/бесстрашие, предрасположенность преследования, общительность и агрессивность. Дальнейшая более высокая ось заказа для смелости застенчивости была также определена.

Некоторые исследователи начинают исследовать вопрос того, есть ли у собак эмоции с помощью магнитно-резонансной томографии.

Кошки

Это постулировалось, что домашние кошки могут учиться управлять своими владельцами через вокализации, которые подобны крикам человеческих младенцев. Некоторые кошки учатся добавлять мурлыканье к вокализации, которая делает его менее гармоничным и более противоречащим людям, и поэтому тяжелее проигнорировать. Отдельные кошки учатся делать эти вокализации методом проб и ошибок; когда особая вокализация выявит положительный ответ от человека, увеличения вероятности, что кошка будет использовать ту вокализацию в будущем.

Рычание может быть выражением раздражения или страха, подобного людям. Когда раздражается или сердитый, кошка извивается и ударяет хвост намного более энергично чем тогда, когда в довольном государстве. В больших животных из семейства кошачьих, таких как львы, что, кажется, является раздражающим им, варьируется между людьми. Лев может позволить его детенышам играть с его гривой или хвостом, или он может шипеть и поразить их лапами. У домашних котов также есть переменные отношения к их членам семьи, например, родные братья старшего возраста склонны не идти около младших или новых родных братьев и могут даже показать враждебность к ним.

Пчелы медоносные

Пчелы медоносные («Пчела mellifera carnica») были обучены расширить свой хобот на двухкомпонентную смесь аромата (CS +) предсказание вознаграждения (например, сахароза на 1.00 или 2,00 М) и отказать в их хоботе от другой смеси (CS−), предсказав или наказание или менее ценное вознаграждение (например, раствор для хинина на 0,01 М или сахароза на 0,3 М). Немедленно после обучения, половина пчел медоносных была подвергнута энергичному сотрясению в течение 60 с, чтобы моделировать государство, произведенное хищным нападением на скрытую колонию. Это сотрясение уменьшило уровни octopamine, допамина и серотонина в hemolymph отдельной группы пчел медоносных при соответствии момента времени, когда познавательные испытания со смещением параметров были выполнены. В пчелах медоносных octopamine — местный нейромедиатор, который функционирует во время премиального изучения, тогда как допамин добивается способности учиться связывать ароматы с наказанием хинина. Если мухи питаются серотонин, они более агрессивны; мухи, исчерпанные серотонина все еще, показывают агрессию, но они делают настолько менее часто.

В течение 5 минут после сотрясения все обученные пчелы начали последовательность неукрепленных контрольных испытаний с пятью стимулами аромата, представленными в случайном заказе на каждую пчелу: CS +, CS− и три новых аромата сочинил промежуточного звена отношений между двумя изученными смесями. Встряхиваемые пчелы медоносные, более вероятно, откажут в своем mouthparts от CS− и от самого подобного нового аромата. Поэтому, возбужденные пчелы медоносные показывают увеличенное ожидание плохих результатов, подобных подобному позвоночному животному эмоциональному состоянию. Исследователи исследования заявили, что, «Хотя наши результаты не позволяют нам предъявлять любые претензии о присутствии отрицательных субъективных чувств в пчелах медоносных, они подвергают сомнению, как мы определяем эмоции у любого нечеловеческого животного. Это логически непоследовательно, чтобы утверждать, что присутствие пессимистических познавательных уклонов должно быть взято в качестве подтверждения, что собаки или крысы беспокоятся, но отрицать то же самое заключение в случае пчел медоносных».

См. также

  • Альтруизм у животных
  • Познание животных
  • Коммуникация животных
  • Сознание животных
  • Развитие эмоции
  • Обезьяна рисуя
  • Боль у животных
  • Self-awareness#In животные
  • Томас Нагель (оригинальная бумага, «Что походит на него, чтобы быть летучей мышью?»)
  • Вознаграждение system#Animals против людей
  • Животное, сексуальное behaviour#Sex для удовольствия
  • Empathy#In животные

Дополнительные материалы для чтения

  • Голландия, J. (2011). Маловероятная дружба: 50 замечательных историй от животного мира.
  • Свирский, P. (2011). «Вы никогда не будете делать обезьяну из меня или альтруизма, мудрости пословиц и благодати божьей Бернарда Маламуда». Американская утопия и социальная разработка в литературе, социальная мысль и политическая история. Нью-Йорк, Routledge.

ru.knowledgr.com

Глава 9. Эмоции животных

Множество фактов и наблюдений, говорящих о богатой палитре эмоций в животном мире, множество.

И, в конечном счете, дело сводится к обобщению этих фактов, к научным умозаключениям. Разумеется, из одних и тех же фактов нередко делаются самые различные выводы. Увы, не последнюю роль играет здесь и известный афоризм: “Результат зависит от точки зрения”. От утвердившихся взглядов, от общепринятого мнения. А порой и от ложной исходной позиции ученого. “Нет ничего опасней для новой истины, как старое заблуждение”. Наверное, эти слова Гете всегда будут справедливы и в познании в психике представителей животного мира. В основе психической деятельности животных лежит механизм рефлекса — инстинктивная ответная реакция организма на какие-то воздействия. Но разве мы не видим во многих случаях того, что выходит за рамки инстинкта? Нередко на этот вопрос следует привычный отрицательный ответ. Необычный факт отвергается только потому, что противоречит традиционному взгляду. А сомнения остаются, поскольку утвердившиеся объяснения необычных случаев поведения животных далеко не всегда убеждают.

Исследование, проведенное учеными из Оксфордского университета, показало, что высокоорганизованные животные способны испытывать различные эмоции.

В 2007 году молодые люди решили на Рождество подразнить амурскую тигрицу в Зоопарке Сан-Франциско. Сейчас уже не важно, что именно они там наговорили тигрице. Важно то, что в её звериную душу запала глубокая обида. Спустя несколько минут после того, как обидчики ушли, она выбралась за ограждение, сея ужас, пробралась через открытые вольеры других зверей, проложила путь через людскую толпу, и отыскала тех самых троих лиходеев, чтобы свести с ними кровавый счёт.

Тигры умеют мстить (Источникперевод дляmixstuff– plagioclase)

Однако, на самом деле — это «мелочь» в сравнении с историей Владимира Маркова — россиянина, промышлявшего браконьерством. В один роковой день в 1997 году Маркову удалось ранить тигра и, в качестве дополнительного унижения, присвоить часть тигриной добычи. Тигру, не смотря ни на что, удалось спастись. При этом глубокие раны остались не только на теле хищника, но и в его душе.

Позже тигр отыскал в лесу охотничью избушку Маркова. Не застав хозяина, зверь обрушил свою ярость на всё, что пахло браконьером, и залёг в предвкушении мести у входа. Дождавшись браконьера, тигр растерза его и съел.

Слово “крыса” квалифицируется людьми, как оскорбление, вне зависимости от их возраста и социального положения. Назовите кого-нибудь крысой на работе и убедитесь сами. Никто не обрадуется.

Причина кроется не только в том, что грязные крысы разносят различные заболевания, но и в их вопиющем несоответствии стандартам людской добродетели. Крысам неведома взаимопомощь, они не способны к организации социальных групп. Всё, что они могут — это безумный бег наперегонки к любому гниющему мусору с последующим его пожиранием, хождением по головам друг друга и испражнением прямо на лицо соседа в оголтелой, эгоистичной схватке во имя еды и размножения.

Тем не менее, многовековой научный опыт говорит нам, что поведение животных, кажущееся бессистемным и ужасным на первый взгляд, может предстать в новом свете при продолжительном наблюдении. Исследователи крысиного поведения столкнулись с примерами альтруизма и преданности крыс по отношению друг к другу.

Одну из двух крыс, проживавших некоторое время совместно, поместили в замкнутое пространство, а другую оставили снаружи наблюдать за пойманной в ловушку подругой. Как и следовало ожидать, крыса, оказавшаяся в неволе, стала подавать сигналы о бедствии, побуждая другую крысу немедленно принять меры по спасению. Ярко проявив способность к сопереживанию, свободная крыса бросилась на помощь подруге, проигнорировав даже специально приготовленную гору лакомств.

studfiles.net

Эмоции как фактор поведения животных

Эмоции относятся к категории явлений, которые всем понятны и, тем не менее, плохо поддаются кратким определениям.

Сам термин происходит от латинского «emoveo», что означает волновать, потрясать. Такие состояния, как страх, ярость, удовольствие, ревность, зависть, ненависть, характерны для высших позвоночных. Они описаны у многих видов животных. Однако богатство эмоционального разнообразия определяется сложностью психики животного. Например, у обезьян можно наблюдать полный набор эмоций, известных человеку. У животных с менее развитой психикой, например, у рыб, набор эмоций существенно уже (страх, ярость, удовольствие). Причем у приматов эмоции проявляются в более яркой форме.

В самом простом виде эмоцию можно определить как чувственно окрашенную потребность. Несмотря на то, что изначально эмоции относили к сфере психологии, у этого явления имеется морфофункциональная основа. Эмоции стоят между гомеостазом и локомоциями (в форме поведенческих актов). Они призваны оптимизировать отношения между организмом животного и средой, в первую очередь социальной средой обитания. Поэтому, по большому счету, не следовало бы делить эмоции на хорошие и плохие, поскольку все эмоции без исключения имеют определенное биологическое значение. Однако традиционно психологи подразделяют эмоции на положительные и отрицательные. Здесь сказываются отголоски антропоцентризма в философии и психологии. Эмоции лучше изучены у человека в силу объективных причин. Одним из основных методов изучения психологии долгое время оставался метод опроса испытуемых о переживаниях и чувствах на фоне различного эмоционального состояния. По понятным причинам этот метод не применим при исследовании эмоций животных. Поэтому данные об эмоциях у животных не столь субъективны, как результаты исследований, полученные на человеке.

Деление эмоций на положительные (с точки зрения человека) — радость, удовольствие, удовлетворение, любовь — и отрицательные — страх, ярость, тоска, голод, ненависть — очень условно. Все эмоции несут адаптивную цель, т. е. они обеспечивают срочную и первоочередную реакцию животного на один наиболее биологически значимый в данный момент фактор среды. Поэтому применительно к животным, возможно, классификация эмоций 3. Фрейда более корректна. Он рассматривал эмоции как усиление или ослабление состояния дискомфорта.

Однако одной из первых по-настоящему научных попыток объяснить происхождение эмоций была теория Джеймса-Ланге, в соответствии с которой эмоция — это субъективное переживание физиологических изменений, происходящих в собственном организме.

У. Джеймс рассматривал эмоцию как переживание физических изменений в организме после восприятия стимула. Он считал, что каждая эмоция базируется на собственном морфофизиологическом фундаменте. На момент опубликования основных положений этой теории в 1884 г. она не имела экспериментального физиологического обоснования и поэтому принималась не всеми специалистами.

Позже появилась теория Кеннона-Барда. Кеннон критиковал теорию Джеймса-Ланге, видя ее несостоятельность в том, что различные эмоции возникают на базе одних и тех же висцеральных изменений.

Так, мурашки по телу пробегают и в момент, когда человек лицезрит уникальное произведение живописи, и при вскрытии трупа. Но в первом случае он испытывает положительную эмоцию

www.activestudy.info

Эмоциональное поведение у животных

В психологии, да и в повседневной жизни, человеческую эмоциональность часто противопоставляют рациональности. Важно сделать из этого верный вывод: эмоциональный — не значит менее развитый в интеллектуальном плане. Наши эмоции формировались на протяжении миллионов лет эволюции в тесной взаимосвязи с развитием познавательных способностей, интеллекта и с усложнением отношений между сородичами. В этом смысле человек — самое эмоциональное животное на Земле.

Только интеллектуально развитый Homo sapiens способен тонко чувствовать и сопереживать другим. Порой кажется, что наша эмоциональная сфера свободна от всякой «биологии», интеллект позволяет распространять чувства на как угодно далекие объекты — например; мы способны гордиться своей страной или ощущать вину за неприглядное поведение соотечественников на другом конце света. И все же богатством сложных, опосредованных разумом эмоциональных ощущений человек, по-видимому, обязан своим обезьяньим предкам.

Исключительная роль эмоций в жизни человека никогда не вызывала сомнений, Актуальность вопроса связанна с интересом человека, пытающегося испокон времен понять, что и как чувствуют животные.


Эмоции у собак

Долгое время животные представлялись ученым чем-то вроде живых машин. В ХVII веке французский философ и естествоиспытатель Рене Декарт пришел к выводу, что в отличие от человека животные являются лишь «рефлекторными автоматами». И только два столетия спустя Чарльз Дарвин уверенно заявил, что высшие животные — не биороботы, они обладают набором эмоций и эти эмоции во многом сходны с человеческими. В книге «О выражении эмоций у животных и человека» (1872) Дарвин впервые предложил научный взгляд на природу человеческих эмоций и обосновал наличие эволюционных корней у наших чувств страха, гнева, горя, радости, удивления (интереса). Он был уверен, что все эти эмоции, по крайней мере в зачаточном виде, присутствуют ну высших млекопитающих, включая обезьян я домашних питомцев— собак и кошек. Утверждая это, Дарвин опередил свое время, к гипотезам о богатом внутреннем мире животных многие еще долго относились скептически.

Сознание, интеллект, эмоции у животных, проявляющиеся при функционировании мозга на основе биоматериалов, точно так же могут быть реализованы любыми другими материалами или средствами, если эти материалы и средства вообще позволяют моделировать механизмы психических явлений.

Откуда уверенность в таком утверждении? Есть много мнений на этот счет даже не у религиозных людей, что сознание — нечто большее, чем проявление работы системы из рецепторов чувств, нейронной сети, гормонального фона и эффекторов действий. Такое мнение появляется потому, что людям пока трудно зримо представить, что же именно составляет сознание, а предполагаемые ими механизмы и понимание работы нейронной сети не дают им подсказки того, что именно проявляется как сознание. Компьютерные программы ИИ (искусственного интеллекта) или реализация на дискретных электронных компонентах, какой бы она сложной ни была, по их мнению, не заставит устройство стать одушевленным. []

Даже такой мысленный эксперимент как замена элементов нейронной сети на полностью эквивалентные по функциональности, но искусственные элементы, кажется может «погубить сознание», хотя, может быть, «сама система этого и не заметит и внешне это никак не проявится».

А между тем, каждый, кто достаточно долго наблюдал, например, обезьян, знает, что они тоскуют в разлуке с близкими. Это проявляется в резком спаде активности, потере аппетита и интереса к происходящим событиям.

Тоску и грусть как реакцию на разлуку с близкими родственниками и друзьями (мать — детеныш, самец — самка в моногамной паре, члены одной группы) отчетливо демонстрируют многие социальные животные, в первую очередь обезьяны и дельфины.

Существует факт того, что самки павианов или макак продолжали долго носить на руках умершего детеныша, явно встревоженные его необычным доведением. И только когда трупик начинал разлагаться, матери переставали реагировать на него как на собственное дитя и бросали во время дневного перехода. Даже человекообразные обезьяны, по видимому, не достигают полностью уровня интеллектуального развития, необходимого для понимания феномена смерти. Классический случай, когда после гибели вожака группы горных горилл двое его сыновей в течение суток оставались рядом с трупом отца, пытались заставить его шевелиться, чистили шерсть (характерное проявление привязанности и дружбы у обезьян), но затем ушли и при соединились к своим сородичам. []

Разумеется, крайние проявления скорби, депрессивные реакции, связанные с утратой близких и осознанием феномена смерти, в оформленном виде наблюдаются только у человека. Да и то способность постичь необратимость произошедшего приходит лишь в определенном возрасте: маленькие дети не понимают, куда ушла любимая бабушка и почему так долго не приходит.

Однако отдельные эпизоды из жизни животных позволяют думать, что в исключительны случаях привязанность между индивидами может быть столь высокой, что они не в состоянии перенести тяжесть утраты. В 1979 году известная английская исследовательница Джейн Гудолл рассказала миру трогательную историю самки шимпанзе по имени Фло и ее сына Флинта. По мнению Гудолл, пятилетний подросток умер от горя через три недели после кончины матери. Тогда многие коллеги Гудолл сочли подобные выводы вопиюще ненаучными. «Скорбь по поводу смерти родителей не может быть причиной смерти у животных», — решительно заявляли они. []

Интересно, что на бытовом уровне эмоциональность животных мало у кого вызывала сомнения. Владельцы собак хорошо знают, что даже в пределах одной породы можно встретить особей более сообразительных, спокойных и любопытных или же агрессивных, напористых, стремящихся к доминированию. Собаки привязчивы к хозяевам, и разлука вызывает у них психологический стресс сродни отделению ребенка от матери. Например, у одной собаки — большого пуделя — были налицо все классические признаки депрессии, когда хозяин был в отъезде: теряла аппетит, становилась вялой и апатичной, неохотно отправлялась на прогулку (обычно приглашение погулять вызывает бурю восторга). Парадокс в том, что говорить об эмоциях животных долгое время отказывались именно этологи — специалисты по поведению. Эмоции — принадлежность внутреннего мира индивида, а этологические методы не позволяют непосредственно в него проникнуть. Однако в наши дни взгляды Чарлза Дарвина и Джейн Гудолл находят все больше сторонников и подкрепляются исследованиями в области этологии и нейрофизиологии.

С точки зрения современных наук о поведении высшие млекопитающие — это мыслящие существа, обладающие различным темпераментом, личностными характеристиками, индивидуальным опытом и интеллектуальными способностями. Ведущие британские специалисты в этологии и когнитивной психологии Филиппо Аурели и Эндрю Уайтен полагают, что невозможность напрямую судить о субъективном опыте животных не должна служить преградой для изучения их эмоциональной сферы. Современные методы биотелеметрии, методики сканирования активности мозга (ядерно-магнитный резонанс, позитронно-эмиссионная томография) позволяют связать активность определенных структур мозга с соответствующими эмоциональными реакциями и эмоциональной памятью. И здесь оказывается неоценимой информация, накопленная при изучении человеческих эмоций. Она дает точные представления о том, какие участки мозга возбуждаются в состоянии гнева, страха, горя или радости. Большинство структур мозга, задействованных в демонстрации базовых эмоций, у человека и других млекопитающих — в первую очередь у приматов — сходны.

Эмоциональные переживания (гнев, страх, радость) связаны с лимбической системой и корой головного мозга. Лимбическую систему иногда называют «животным мозгом — ее составные части в целом сходны у всех млекопитающих. Важную роль в продуцировании эмоции игра ют также некоторые структуры ствола и коры головного мозга. Лимбическая система включает в себя часть ядер передней области таламуса и гипоталамус. А одна из составляющих лимбической системы — миндалина — непосредственно отвечает за реакции страха, тревоги и агрессии у животных. []

Важную роль в эмоциональных реакциях играет особая структура, расположенная внутри моста и ствола головного мозга — ретикулярная формация. Это своеобразный фильтр, пропускающий только новую и необычную информацию. В ретикулярной формации находится «голубое пятно» — плотное скопление тел нейронов, нервных клеток мозга. На их уровне эмоциональные реакции провоцируются вследствие выделения особых веществ — нейромедиаторов. Медиатором нейронов «голубого пятна» служит норадреналин. Он оказывает мощное воздействие на эмоциональное состояние человека и обезьяны: недостаток норадреналина порождает депрессию, а избыток приводит к стрессовым состояниям.

В ретикулярной формации также находится «черное пятно», нейроны которого выделяют нейромедиатор дофамин, играющий важную роль в возникновении у человека и обезьян приятных ощущений и чувства эйфории. Сходство эмоциональных реакций человека и обезьян столь велико, что все психотропные препараты сначала испытывают на обезьянах. Например, диазепам снижает чувство страха у детенышей резусов, содержащихся в изоляции, а небольшие дозы морфина снижают у них стресс при отделении от матери. Такой медикамент, как налоксон, наоборот, усиливает страх и тревогу. Социальная среда – основное условие для развитий эмоций у млекопитающих, чем сложнее социальная система, чем более разветвлены сети индивидуальных связей, тем богаче и разнообразнее реакции. Эмоции служат важнейшим индикатором состояния животного и надежным сигналом к действию для окружающих его сородичей. Важнейшая функция эмоций — укрепление и регуляция социальных отношений в группе. Информацию об эмоциональном состоянии сородича окружающие члены группы «считывают» по его выразительным движениям — позам, мимике, вокализации. Вот почему мимика приматов, ведущих одиночный ночной образ жизни (лори, галаго, мышиные лемуры), значительно беднее, чем мимика мартышек, павианов или шимпанзе — животных дневных и организованных в сложные социальные объединения. Все общение обезьян словно пронизано эмоциональными сигналами. Позы и гримасы позволяют не только выражать (и понимать) любовь, привязанность, угрозы помогают примиряться после конфликта, приглашать к игре, но и способствуют формированию отношений до минирования-подчинения… Если вожак бурых макак начинает скалиться, это позволяет другим членам группы вовремя среагировать и на всякий случай держаться в отдалении. И наоборот: умиротворенное «почмокивание» свидетельствует о дружественном расположении, создает ощущение эмоционального комфорта у партнера, снижает стресс. []

Эмоции — это не просто спонтанные реакции, а эффективные регуляторные программы, позволяющие животным лучше адаптироваться во внешней среде.

Обезьяны способны сопереживать: наблюдения за бонобо, шимпанзе, гориллами показывают, что они в со стоянии (по крайней мере, в зачаточном виде) поставить себя на место другой особи и предсказать ее возможную реакцию. Британский исследователь Роберт Данбар показал, что у приматов рост неокортекса — коры больших полушарий относительно размеров всего мозга напрямую связан со сложностью социальной организации. А его коллега Ричард Берн установил, что зачатки самосознания и знаний о психологическом состоянии сородича позволяют обезьянам мастерски манипулировать окружающими — притворяться больными, делать вид, что происходящее им безразлично, подавать ложные эмоциональные сигналы тревоги или демонстрировать ложное благорасположение. Описаны случаи, когда молодые самки из гарема стареющего самца павиана-гамадрила, прячась за скалой или другим укрытием, спаривались с молодыми самцами, подавляя громкие возбужденные крики, типичные в сексуальном контексте.

Известный приматолог Франс де Ваал, описывает, как один из подчиненных самцов шимпанзе в зоопарке регулярно поднимал «ложную тревогу», чтобы избежать агрессии со стороны более высокорангового самца (обычно такие действия шимпанзе производили, когда в их вольер заходили служители). Джордж Таннер и Ричард Бери приводят примеры случаев, когда шимпанзе и гориллы прикрывали ладонью нижнюю часть лица, чтобы не выдать своего эмоционального состояния и тем самым ввести в заблуждение партнеров. [] Точно так же часто поступают шахматисты.

Эмоциональное состояние у приматов передается в первую очередь с помощью мимики. В передаче информации на близкие расстояния ведущую роль играет именно она. Голландский приматолог Ян Ван Хоф доказал, что внешние проявления радости и счастья (улыбка и смех) у человека представляют собой эволюционные производные от мимики открытого рта и обнаженных зубов у обезьян. Наша улыбка соответствует беззвучно обнаженным зубам у макак-резусов, яванских макак или маготов, а смех, видимо, мимике открытого расслабленного рта, которую демонстрируют все виды обезьян вовремя социальной игры или игровой борьбы. Такую демонстрацию часто называют игровым лицом — рот широко открыт, зубы полностью спрятаны за губами (например, у бурых макак).

Игровое лицо часто сопровождается прерывистым в ритме стаккато дыханием. Неоднократно наблюдала игровое лицо как производное ритуализованной угрозы у шимпанзе, когда тем удавалось «удачно подшутить» над людьми. Шимпанзе из Колтушского филиала института физиологии Санкт Петербурга постоянно следили за мною и моей аспиранткой Лилей и бурно радовались, если им удавалось застать нас врасплох и метко запустить в нас кусочком экскрементов. Радость была неподражаемой — игровое лицо и характерные сопящие звуки сопровождались хлопаньем в ладоши и притопыванием. Точь-в-точь как уличные сорванцы, запустившие камнем в окно сварливой соседки. [] Гримаса страха — сомкнутые, широко обнаженные зубы в сочетании с застывшей защитной позой (например, у резусов или яванских макак) обычно присутствует в ситуациях социальной напряженности. Тот, кто демонстрирует гримасу страха, занимает отчетливо подчиненное положение, У некоторых видов (макаки магот, шимпанзе) беззвучно обнаженные зубы могут также служить для умиротворения и является сигналом к примирению. Как показали французские исследователи Бернар Тьери и Одаль Петит, у тонкинских макак эта мимическая демонстрация вообще никак не связана с доминированием и подчинением.

После конфликта один из бывших противников приближается к другому, обнимает его и показывает обнаженные зубы, постепенно данная демонстрация начинает приобретать игровой характер и преобразуется в открытый рот с обнаженными зубами. []Сравнительный этологический анализ показывает, что разные виды могут демонстрировать одну и ту же мимику в разных ситуациях. У тонкинских макак улыбка (без звучно обнаженные зубы) и смех (расслабленный открытый рот) появляются в том же контексте, что и у людей. Но, по мнению Яна ван Хофа, изначально обнаженные зубы свидетельствовали о страхе и применялись для умиротворения нападающих. В дальнейшем у видов с толерантными социальными отношениями этот знак подчинения стал использоваться и в целях умиротворения, утешения, а также в игровом контексте. Работы современных специалистов-этологов, нейрофизиологов и психологов позволяют выделить четыре важные функции эмоций у животных: фильтрация и усиление жизненно важных сигналов, получаемых из окружающей среды; информирование окружающих о внутреннем состоянии индивида; участие в регуляции социальных взаимодействий; регуляция поведенческих ответов индивида. Эти функции, присущие эмоциям у обезьян, закрепились в процессе эволюции у человека.



biofile.ru

Эмоции животных « FotoRelax

Добавим немного позитива в последний рабочий день перед праздниками. Эмоции, и не только, животного мира.

 

1. Орангутанг. Отрешенность. (Фото FILIP SINGER):

 

2. Белый медвежонок. Игривое настроение. С этим милым мишкой мы вас уже знакомили в статье «Первая прогулка белого медвежонка в

зоопарке Германии». (Фото GUENTER SCHIFFMANN):

 

3. Ягненок. Игривость. (Фото Meegan Reid):

 

4. Дельфин. Радость. (Фото Daniel Boczarski):

 

5. Коровы. Упрямство. (Фото OLAF KRAAK):

 

6. Зевающий лев. Усталость. (Фото Peter Gercke):

 

7. Лебеди. Драчливость. (Фото JANERIK HENRIKSSON):

 

8. Малазийские тигрята. Агрессия. (Фото John Minchillo):

 

9. Ящерица. Удивление. (Фото Sebastian Kahnert):

 

10. Маленький бегемот. Интерес. (Фото Angela Hatke | Cincinnati Zoo Botanical Garden):

 

11. Шотландская вислоухая кошка. Внимательность. (Фото IGOR KOVALENKO):

 

12. Тамарины. Дразнит. (Фото David L. Ryan):

 

13. Медведь-губач. Застенчивость. (Фото FREDERIC SCHWEIZER):

 

14. Зеленая игуана. Безразличие. (Фото OSCAR RIVERA):

 

15. Бурый медведь. Любопытство. (Фото SERGEI SUPINSKY):

 

16. Импалы. Сосредоточенность. (Фото Boglarka Bodnar):

 

17. Белка. Деловитость. (Фото HENNING KAISER):

 

18. Белые львы. Безразличие. (Фото Shakh Aivazov):

 

19. Серые гуси. Воспитальные работы. (Фото RONALD WITTEK):

 

20. Слоны. Забота. (Фото FRIEDEMANN VOGEL):

 

21. Павлины. Произведение впечатления. (Фото Scott Halleran):

 

Также смотрите «Необычный конкурс Comedy Wildlife Photography Awards 2016» и «Первое знакомство медвежонка со скунсом».

fotorelax.ru

У Животных Есть Эмоции?

Ли животные эмоции, были предметом исследования в течение веков. Прочитайте статью, чтобы узнать. Согласно теории эволюции Дарвина, существует преемственность в процессе эволюции. Поэтому разница заключается не в том, нравится ли разных видов имеют эмоции, но в степени эмоции, переживаемые разных видов.
Есть фильм по имени Хачи — собачья Сказка, которая рассказывает истинную историю о потерянной собаке, которая берется домой профессор. Эта собака со временем стали настолько привязаны к нему, что он ходил с ним каждое утро до вокзала, дождалась, пока он ушел и вернулся домой. В полдень, когда настало время для профессора вернуться на родину, собака вернулась на вокзал, чтобы принять его сопровождать его домой. Это случилось до того дня, когда его хозяин умер в колледж и не вернулась домой. Собака не понимает, почему профессор не вернется домой, и так он провел следующие 9 лет возвращаются на станцию каждый вечер, чтобы ждать своего хозяина, пока кто-нибудь не пришел, чтобы забрать его домой! Он умер на станции, пока ждали профессора! Завсегдатаи на станции были тронуты до слез этим проявлением любви, и статуя была возведена в память об этом любящее существо на станции Сибуя! Я сомневаюсь, что тот, кто смотрел этот фильм вышел, не будучи глубоко тронут. Может кто-нибудь читает это, пожалуйста, объясните мне, почему собака может сделать что-то подобное, если бы он не испытывать такие эмоции, как любовь, глубокое чувство привязанности к своему хозяину, доверие, и т. д. и т. д.. ?
Ты и я, это прекрасный мир!Когда вы видите или слышите рассказы о привязанности животного, Вы не можете помочь, но быть затронуты любви и верности животного для его владельцев и для других его видов. Просто потому, что эти существа не могут говорить и не в нашей власти, не значит, что они не чувствуют эмоций. На самом деле, исследования показывают, что животные могут иметь широкий спектр эмоций!

— Натуральные домашние средства для борьбы с сорняками, которые являются безопасными для ваших питомцев

Научные исследования и научные выводы

Шиш! Это неудобно. Наука, весь этот шум он делает о продвижении каждый день, до сих пор не пришли к окончательному выводу о том, у животных есть эмоции или нет. Некоторые исследования показывают, что они делают, в то время как некоторые другие являются расплывчатыми и ничего не доказывают. Но они не задумываясь делают вывод, что поскольку они не подтверждают наличие эмоций у животных, животные должны, конечно же, не имеют никаких эмоций.

— Как держать Вашего питомца заняты, когда Вы не дома

Исследования показали наличие веретенообразных клеток в мозге шимпанзе, китов и дельфинов. Эти клетки, которые контролируют отношения между нашими чувствами и мыслями, а также контролировать наше социальное поведение. Но это не является убедительным доказательством того, что эти существа имеют эмоции. Люди, которые изучают поведение — бихевиористы говорят, что то, что мы воспринимаем как эмоции у животных, является лишь обученные ответ на раздражители, что животные развиваются с течением времени, путем усвоения разных реакций на различные действия.

Извините. Пожалуйста, не кричите?Исследования показывают, что, когда хозяева орут на своих собак, собаки выглядят виноватыми независимо от того, являются ли они сделали что-то неправильно, указывая, что это действительно трудно точно сравнить эмоций и их проявлений между людьми и животными. Но исследователи когнитивной этологии подкрепить теорию о том, что животные, действительно, глубоко эмоциональные и чувствовать различные эмоции. Нейроны и химические вещества в мозгу человека, которые связаны с чувствами, были также найдены и в других млекопитающих, склоняя чашу весов в пользу животных эмоции.

Время играть?! Ура!Исследования также показывают, что мыши способны чувствовать эмпатию, шимпанзе и дельфинов, кажется, действительно счастливы, когда играют, слонов, обезьян, выдр и медведей появляются горевать и оплакивать гибель их рода; бабуины дисплей довольно вспыльчивый характер, слоны страдают от посттравматического стрессового расстройства(!) и проявляют сильные материнские инстинкты; собаки могут чувствовать ревность, гнев, стыд, смущение и даже впасть в депрессию; кошки могут плакать и тоже очень ласковая; рыбы-разумные и имеют отличительные личностей; киты довольно влюбчивый; мыши любят веселиться так же, как вы и я; и игуаны искать удовольствия тоже.

Согласно теории эволюции Дарвина, существует преемственность в процессе эволюции. Поэтому разница заключается не в том, нравится ли разных видов имеют эмоции, но в степени эмоции, переживаемые разных видов.

Эмоциональный Угол

Остаться в стороне научный аспект данной темы, вот несколько происшествий, которые могли бы очень хорошо сделать вам интересно будет ли вопрос мы адресуем это излишним! Читать далее.

Мы обнимем друг друга через это. Там было размещено видео, на ютубе, после недавнего цунами, где собака яростно охраняет другой раненой собаке. Он никому не позволял приблизиться к своему травмированному другу, и периодически облизывать его и осторожно положите лапы на спину пострадавшей собаки. Пострадавшая собака была в итоге лечили и они остались вместе. Если это не крик любви, привязанности, и сильный защитный инстинкт, я не знаю, что делает!
Я так по тебе скучаю. Еще одно видео о птице, которая прыгала вокруг трупа своего напарника. Птица умерла на оживленном перекрестке движение и его приятель отказался покидать его, клюя всех, кто пытался приблизиться, и пищит громко все время, как будто он плакал. Это продолжалось пару дней, пока птица окончательно сдался и улетел. Вы вольны сделать свой собственный вывод.

Мы все знаем, что неразлучники не могут выжить в одиночку. Они должны быть в паре и если один убегает случайно, другие в конечном счете умрет. Почему этот глубокий насыщенный потребность в общении? Может быть, они чувствуют себя одинокими? Просто эмоциональное предположение с моей стороны!

Это мой ребенок!Слоны известны своей сильные материнские инстинкты и сложные похоронные ритуалы. Они перемещаются группами и заботиться о младших, и отказываются оставить позади раненого слона. Это может быть достаточным доказательством, их сильное чувство принадлежности и заботиться друг о друге.

Для меня этот вопрос является излишним. Я, лично, не нужно научное доказательство за то, что я вижу своими глазами! Все, что мне нужно, чтобы увидеть мою очаровательную собаку куда-то подальше, когда мой отец кричит на него, чтобы зарыться головой под одеяло или за диван и сидеть там, пока один из нас пойдет и поговорит с ним, чтобы знать, что он чувствует эмоции! Собака моего соседа родила двух щенков, один из которых был еще рожден и должен быть похоронен во дворе. Новая мама пойти почесать то место, где ее щенок был похоронен и отказывалась от еды почти неделю! Как вы можете это объяснить, если животные не должны иметь эмоций?

У нас нет эмоций?!
Вот что я думаю об этой теории!
Но есть несколько скептиков, которые считают, что то, что мы воображаем, чтобы быть эмоции у животных, ничего, кроме антропоморфности, то есть люди проецируют свои эмоции на животных (всех тех, кто, кивая головами, энергично в этой теории, надо придумать объяснение для вышеупомянутого умершего профессора проецируете свои эмоции на него очень живая собачка!). Эти люди, я бы хотела пригласить к себе домой, чтобы попытаться убедить моего питомца, чтобы играть с ними, когда он только был объявлен выговор, или заглянуть в его большие, карие доверчивые глаза, которые смотрят так печально, когда ты отказываешься давать ему его любимое лакомство, а потом с уверенностью сказать, что у него нет эмоций! Не все оправдано чернила на бумаге. Есть некоторые вещи, которые вы просто должны увидеть, чтобы знать и верить, Вы не согласны?!


bbmb.ru

Эмоции животных

У нас в квартире живет собачка по имени Барон. Именно по имени, а не клички, потому что он является одним из наших членов семьи. Ведь не важно кого вы приютили в своей квартире, будь то бабочка или барсук, главное дарить ему внимание и заботу, и тогда питомец ответит Вам взаимностью.

И вот в один из прекрасных школьных дней, моему сыну задали написать сочинение на тему «Эмоции животных и как они проявляются». Этим рассказом я и хочу с Вами поделиться. Ведь дети не всегда рассказывают нам свои наблюдения и мысли, чаще они это излагают на бумаге.

Эмоции — это часть человеческих переживаний.

Лучше всего людей понимают собаки, особенно их эмоции. Хочу привести пример на своем пёсике.

У нас дома живет собака, порода которого мопс. Я не раз убеждался в том, что его поведение часто совпадает с моим. Каждое утро у нас начинается с водных процедур, только я иду в ванную что бы умыться и привести себя в порядок, а он попить воды, и при этом он двигается тоже неохотно.

Когда приходит время идти мне в школу, мой пес грустно идет и ложится на мою кровать. Ему грустно, что он остается дома один. Но стоит только по возвращению зашуметь дверным замком, как он тут же прибегает и радуется, прыгая на задних лапах. Он рад что снова не один, в это время и мне ведь радостно, что наконец — то я дома.

Мой питомец, которого зовут Барон, часто мне помогает в грустные моменты. Я обнимаю его крепко и он смотрит своими маленькими глазками, словно пуговичками, так жалобно, будто расплачется сейчас. Я часто убеждаюсь, что собака чувствует настроение хозяина и вместе с ним переживает или радуется.

Стоит мне только крикнуть на него, как он тут же поджимает свой маленький хвостик и уходит к себе в кроватку. Он не станет со мной общаться, пока я не извинюсь и не прижму его к себе. Если моя собака виновата, она ложится и делает вид что спит, при этом громко очень храпит, а сам одним глазиком наблюдает. Это очень забавно.

Я заметил, что у моего Барона есть такие эмоции как: интерес, удовольствие, радость, гнев, страх, грусть, стыд, вина.

Я уверен, что эмоции у животных присутствуют, по крайней мере у моей любимой собаки точно.

Надеюсь Вам понравилось сочинение моего сына.

Вот такой рассказ прислала нам одна из читательниц! Спасибо!

Но на этом мы с вами не прощаемся, заходите ещё!

Подписывайтесь на обновления нашей странички на Фейсбук и обязательно поделитесь с друзьями! До скорых встреч!

skalozyb-comedy.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о