Эмоция гнев: как совладать с гневом и стать счастливой

Содержание

какие эмоции прячутся за нашими вспышками гнева и почему так происходит — Нож

Злость имеет разные оттенки, от легкого раздражения до гнева.

Более того, согласно некоторым психоаналитическим теориям (Липпс, Фенихель), даже скука — это одна из форм агрессии.

Правда, направлена она внутрь человека, когда какая-то деятельность не приносит ему удовлетворения, особенно если это продолжается достаточно долго. Скука может стать сигналом к переменам, но она нас скорее тормозит, а вот злость или страх, вызванные ею, помогают эти планы осуществить.

Злость — одна из базовых эмоций и присуща даже животным. Кстати, у высших позвоночных (птиц и млекопитающих), к которым относимся и мы, довольно схожи не только механизмы, запускающие гневливость, но и ее физические проявления. Центры, регулирующие агрессивное поведение, находятся в гипоталамусе, миндалевидном теле и стволе мозга. Конечно, не обходится и без лобных долей, поскольку именно они обрабатывают информацию, которая запускает все дальнейшие процессы.

В зависимости от причины агрессии она может быть опосредована разными системами: лимбическая отвечает за почти бессознательную реакцию на грустное или пугающее событие, а более сложная кортикальная — за контролируемую истинную злость. Так что еще на уровне нейронных сигналов разные факторы запускают свою форму агрессии, и если на «физиологическом» этапе мы ничего не можем с этим поделать, то разобраться с тем, что происходит дальше, — вполне.

Описывая злость, гнев или раздражение, часто употребляют термин «негативные эмоции», однако первичная злость обычно направлена на то, чтобы приносить особи, испытывающей ее, пользу.

Часто она служит отличным мотиватором (например, когда мы видим несправедливость и внутри нас вскипает благородная ярость) и механизмом защиты. Страх может выполнять те же функции (в мозге центры, отвечающие за эти эмоции, находятся очень близко), однако он мотивирует совсем иначе, замедляя процессы обработки информации. Злость же активно побуждает нас изменять то, на что направлено недовольство. Без нее мы были бы лишь пассивными наблюдателями.

Кайлаш Сатьяртхи, лауреат Нобелевской премии мира, сказал, что «все его великие идеи были рождены благодаря гневу. Гнев — это сила, гнев — это энергия, и закон природы в том, что энергия никогда не может быть создана, никогда не исчезнет и никогда не разрушится». И ее нужно обуздать и использовать.

Физиологически злость и гнев оказывают возбуждающий эффект: учащается сердцебиение, расширяются сосуды, к лицу и конечностям приливает кровь (чтобы у особи была возможность отпугнуть врага своим видом или дать ему отпор), происходит выброс гормонов-катехоламинов (в том числе адреналина и норадреналина). Наше внимание фокусируется на раздражающем объекте, а вот критическое мышление и визуальная оценка общего пространства практически исчезают. Зато мы получаем мощный прилив силы и энергии, которую можем использовать, чтобы выбраться из трудной ситуации.

Но намного чаще злость — это всего лишь обертка других эмоций.

В американской психологии используют понятие anger iceberg, поскольку «на поверхности» мы, действительно, видим лишь небольшую часть огромной глыбы переживаний.

Обычно злость скрывает чувства, которые нам не хочется испытывать: страх, грусть или стеснение, — потому что так мы можем выставить себя уязвимыми. Общество формирует образ успешного, процветающего человека, диктуя свои стандарты, и слабости в них места нет. Верный способ соответствовать требованиям социума — спрятать свои настоящие эмоции под чем-то сильным, и злость хорошо для этого подходит (стыд тоже маскирует наши чувства, но совсем по-другому). Гнев, ярость, возмущение вселяют в человека уверенность, что он контролирует ситуацию и обладает силой. Но нередко это лишь иллюзия: предугадать дальнейшее развитие событий не дано никому. К тому же агрессия порождает агрессию, так что просто неудобная ситуация может стать еще и опасной.

Управление гневом

Иногда подмена чувств происходит потому, что гнев работает как успокаивающее средство: в момент раздражения в кровь поступает гормон надпочечников норадреналин, который отчасти работает как анестетик (например, помогает нам переживать болевой шок, воздействуя на кровеносные сосуды). Когда мы испытываем мучительные чувства, такие как вина или горе, мозг может подарить нам ощущение злости, чтобы защитить от потрясений. После вспышки возмущения неизбежно наступает период расслабления.

Получается, гнев помогает нам успокоиться и протрезветь — но, защищаясь, мы невольно превозносим себя, не ценим чувства других и перекладываем на них вину за нашу нежеланную эмоцию. И вот уже ошибку допустили не мы, а коллега, который сразу ее не заметил, а горе от внезапной смерти родственника превращается в обвинение его же в неосторожности. Конечно, на какое-то время это может и сработать, но не стоит идти легким путем и блокировать настоящие, первичные эмоции.

Их нужно определять для того, чтобы найти самое простое и быстрое решение проблемы. Если вы злитесь из-за страха, нужно устранить его причину, если из-за недопонимания — объясниться. Злость же притупляет критическое мышление, не дает проанализировать ситуацию, но сразу заставляет нас атаковать и защищаться, а это не лучший способ общения. Например, кто-то переживает за другого, хочет о нем позаботиться, но, не умея выразить свое беспокойство, поневоле начинает злиться и вести себя агрессивно. В таком случае человек не только не получит порцию заботы, но и, наоборот, может испугаться и отдалиться, что приводит к совершенно противоположному результату — оба участника испытывают грусть и разочарование. Или другой пример: начальник боится сорвать план, но вместо эффективного управления начинает кричать на подчиненных, мешая им работать, и в итоге заваливает все дедлайны.

На практике определять первичные эмоции сложно, ведь для этого нужно остановиться, а в состоянии ярости подобное мало кому удается. Переключение на «аварийный режим» происходит мгновенно и не оставляет времени на раздумья. Тогда стоит проанализировать свои мысли уже после вспышки, подумать, какая эмоция могла иметь место в той ситуации? Был ли шанс ощутить ее или же злость и ярость сразу всё затмили? Как бы изменилась ситуация при другой реакции? Понятно, что в прошлое уже не вернуться, но, вероятно, в будущем при том же «наборе» чувств удастся действовать немного иначе.

Может показаться, что эмоциональные прятки — обычная привычка, и она никак не влияет на психологическое состояние человека. Это не так. Когда мы скрываем чувства, они копятся внутри нас, причиняя дискомфорт, растет тревожность и напряжение. К тому же, заменяя «неподходящие» эмоции сильными и устрашающими, мы можем окончательно разучиться правильно распознавать свои чувства и выражать их. Такое состояние называется «алекситимией». Этот термин был предложен еще в 1973 году, хотя пик исследований по теме пришелся на 90-е. По последним данным, алекситимию испытывают до 10 % населения, и проявляться она может в разных формах — и как банальная сумятица в определении своих чувств, и как неспособность распознавать эмоции других. Из-за этого людям бывает сложно выстраивать общение и заводить крепкие отношения. Для определения алекситимии разработана специальная торонтская шкала, но это, скорее, приблизительные вопросы — точно описать состояние может только психолог.

Трудности в выражении эмоций бывают врожденными (тогда говорят о первичной алекситимии, например при расстройствах аутистического спектра или неврологических нарушениях) и приобретенными (вследствие психотравм или особого воспитания). Мужчины в четыре раза чаще женщин сталкиваются со второй разновидностью. Из-за стереотипных представлений о «настоящем мачо» мальчиков с детства (уже с годовалого возраста) заставляют скрывать искренние эмоции и не показывать свою слабость. Более того, часто «будущие мужчины» даже не имеют достаточного словарного запаса, чтобы описать собственные чувства. Особенно это касается таких якобы «женских» эмоций, как забота, страх, стеснение и любовь. Обнаружена связь между традиционным воспитанием мальчиков и проблемами с выражением чувств. Мужчины, действительно, в основной своей массе менее склонны к эмпатии и переживаниям — но это результат социальных и поведенческих факторов, а не разницы полов. Строение мозга у всех одинаковое, и по мере возможности нужно давать и мальчикам, и девочкам проживать любые эмоции, учить разбираться в них и объяснять, что сдерживать свои чувства внутри себя неправильно.

Алекситимия не патологическое состояние, но может вызывать беспокойства и зависимости: при подавлении переживаний у людей возникает бессознательная тяга к снятию напряженности едой или специальными веществами. Также неспособность понимать и выражать чувства ведет к снижению самооценки и даже депрессивным состояниям.

Не существует правильных или неправильных эмоций — всё, что мы ощущаем, имеет право на существование. Скрывая свои истинные чувства, мы загоняем себя в ловушку, поскольку человек не может спокойно жить, вечно притворяясь. Нужно ли постоянно защищаться от воображаемой угрозы или можно решить проблему иначе? Разочаруются ли в вас окружающие, если вы «дадите слабину», или, наоборот, обрадуются, что лед тронулся? Экспериментируйте с эмоциями, позвольте себе ощущать весь их спектр — и вы заметите, как мир становится сложнее, но интереснее.

Вредно ли копить в себе злость?

  • Клаудиа Хаммонд
  • BBC Future

Автор фото, Thinkstock

Злитесь? Закипаете как чайник? Бывает. Что делать в таком случае - выпустить пар, дать волю чувствам, не копить раздражение, как часто советуют? Опыт показывает, что на самом деле все не так просто, подчеркивает автор BBC Future.

Как часто вы слышите совет не держать в себе злость ради собственного здоровья? Принято считать, что сдерживание негативных эмоций наносит вред организму – в частности, вызывает язву желудка. Время от времени вам на глаза попадается сообщение, что это также плохо и для вашего сердца.

Но что говорит об этом накопленный за многие годы опыт наблюдений? О чем говорят исследования в этой сфере?

Что касается язвы, вы можете ее заработать независимо от того, бьете ли вы в ярости посуду или тихо закипаете в углу. Стресс действительно провоцирует развитие язвы. Однако нет никаких убедительных доказательств того, что возникновение язвы желудка зависит от нашего поведения в стрессовой ситуации. Ученые выяснили, что в большинстве случаев язва вызывается либо патогенной бактерией Хеликобактер пилори, либо длительным употреблением нестероидных противовоспалительных препаратов.

В случаях с сердечными заболеваниями результаты исследований более противоречивы.

В ходе эксперимента, проведенного в 2000 году Университетом штата Северная Каролина (США), 12 тысяч пациентов заполнили анкеты, в которых они оценили свои склонности разозлиться и вылить гнев на окружающих. Через несколько лет все они были обследованы.

Даже при том, что кровяное давление у них было в норме, несдержанные люди, легко терявшие контроль над собой, в три раза чаще перенесли инфаркт миокарда. При этом исследователями были сделаны поправки на такие факторы, как курение, диабет и ожирение.

К похожим выводам пришел и научный сотрудник Университета Восточного Лондона Марк Дермотт. Согласно его исследованиям, люди, легко теряющие самообладание, чаще страдают от инфарктов, чем те, кто умеет сдерживать свои эмоции.

Физиология гнева

Выводы всех этих исследований звучат вполне логично, особенно если учесть то, как наш организм выражает гнев. Когда вы теряете самообладание, ваше лицо краснеет, челюсти сжимаются, а сердце начинает учащенно биться, готовясь либо драться, либо убегать.

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

Наше сердце может выдержать многое. Но лучше, когда на сердце легко

Ваш организм забирает жир из мускулов на случай, если срочно понадобится дополнительный источник энергии. Но если эти жирные кислоты не используются, они должны куда-то деться. В результате они прилипают к стенкам сосудов и потенциально могут привести к заболеваниям сердечнососудистой системы.

Каждый раз, когда у вас подскакивает кровяное давление, на стенках коронарных артерий могут остаться мельчайшие шрамы. Это, в свою очередь, тоже способно привести к болезни сердца. Один такой случайный шрам не представляет проблемы, но если ситуация повторяется день за днем, повреждения накапливаются.

Здоровое сердце справляется и с этим. Но если вы уже страдаете заболеванием сердечнососудистой системы, резкий скачок кровяного давления иногда приводит к тому, что жировые отложения отрываются от стенки сосуда и блокируют артерию. Если из-за этого кровь не поступает в сердце, наступает инфаркт. Если кровь не может поступать в мозг, возникает прямая угроза инсульта.

Однако есть и другие исследования, которые не обнаружили прямой связи между гневом и сердечными заболеваниями и показали, что люди с повышенным давлением более склонны сдерживать эмоции.

Проблема в том, что различные исследования подходили к статистике и оценкам сердечных заболеваний и ситуаций открытого выражения гнева настолько по разному, что их трудно сравнивать.

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

Выражайте гнев конструктивно, и давление будет в норме

В попытке докопаться до истины израильский ученый Гиора Кейнан обратил внимание не только на частоту проявлений гнева, но и на их интенсивность. Он обнаружил, что с точки зрения здоровья лучше всего хорошенько разозлиться и сказать все, что думаешь. Но делать это можно только изредка.

Гиора Кейнан предположил, что люди, которые так поступают, как правило, хорошо умеют находить и другие возможности справиться с трудными ситуациями. Это снижает испытываемый ими уровень стресса и в результате улучшает иммунную функцию. Что, в свою очередь, благотворно влияет на здоровье.

Согласно другой теории, важно то, как именно вы выражаете свой гнев. Канадские исследователи выбрали случайным порядком 785 добровольцев и наблюдали за ними десять лет. Они обнаружили, что мужчины, выражающие свой гнев конструктивно, направляющие его на какие-либо действия, менее подвержены сердечным заболеваниям.

У женщин такой закономерности обнаружено не было. Но и для женщин, и для мужчин крайне нежелательной оказалась ситуация, когда в гневе человек переваливает вину на других и оправдывает собственные действия. Такая эмоциональная позиция приводила к большему числу сердечных заболеваний.

Готовы к бою?

Результаты всех этих исследований не являются окончательными. Они не дают однозначного ответа на вопрос о том, полезно ли для здоровья дать волю негативным эмоциям. Но ведь и без ученых ясно, что, выпустив пар, мы чувствуем облегчение, не правда ли? На самом деле это еще далеко не факт.

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

Хотите таблетку от эмоций? Или предпочитаете поколотить мешок?

Некоторые психотерапевты предлагают своим пациентам поколотить подушку, чтобы успокоиться. Но это упражнение не столь успокаивающее, как некоторым кажется. Как выясняется, оно может лишь усилить ваше чувство гнева.

Добровольцы, участвовавшие в одном из экспериментов, получали нелицеприятные и даже оскорбительные отзывы о написанных ими сочинениях - такие, например, как "Это было худшее сочинение, которое я когда-либо читал".

Половине из них давали шанс излить свой гнев, колотя мешок. Поколотив своего "виртуального обидчика", они говорили, что чувствуют себя лучше. После этого им предлагали отомстить своему реальному обидчику, оглушив его громким звуком. Те, кто перед этим упражнялся с мешком, включали звук более громко, чем остальные.

Исследователи на основе этого пришли к заключению, что в результате упражнений с мешком участники эксперимента, вместо того, чтобы успокоиться, становились лишь более агрессивны.

Те же самые исследователи провели другой эксперимент: они дали группе людей таблетки, которые якобы "заморозят их эмоции". (Трудно поверить, но все участники эксперимента поддались на эту уловку.) После этого их хорошенько разозлили и дали им возможность выместить злобу на мешке.

Автор фото, Thinkstock

Подпись к фото,

Редкие вспышки ярости не причинят вам вреда. Но только редкие!

Среди людей, проглотивших таблетку (которая, конечно же, была всего лишь плацебо), намного меньший процент решил, что стоит поколотить мешок. Это наводит на мысль, что мы прибегаем к подобным упражнениям, потому что верим в их благотворное влияние, хотя на самом деле это может быть и не так.

О чем все это нам говорит? Возможно, о том, что сдерживая негативные эмоции, вы не наносите большого вреда здоровью. Что редкие вспышки ярости также не причинят вам вреда. И что важно не то, что вы сорвались, а то, как часто это с вами происходит, и куда в таких случаях вы направляете свой гнев.

Предупреждение

Содержание этой статьи носит общий познавательный характер и не может заменить профессиональный совет врача. Би-би-си не несет ответственность за диагноз, поставленный читателем на основе содержания этой статьи. Би-би-си не отвечает за содержание других веб-сайтов, на которые даются ссылки, и не рекламирует какие-либо коммерческие продукты или услуги, о которых упоминается на этих сайтах. Всегда консультируйтесь с лечащим врачем, если вас беспокоит ваше здоровье.

Эмоция гнева

“Это и есть мой секрет. Я зол постоянно!”

   Халк

С точки зрения эволюции все эмоции имеют большое значение для каждого человека. Если мы способны испытывать весь спектр эмоций, то мы можем жить полноценной жизнью и наслаждаться ей. Эмоция гнева, в данном случае, не является исключением! Хотя, казалось бы, гнев, злость, агрессия – это все негативные проявления эмоций, но, если бы у нас с вами отсутствовала эта эмоция, наша жизнь была бы совсем иной. Представьте, как кто-то причиняет вам какой-то вред, например, берет вашу вещь и спокойно уходит, а вы в этот момент спокойно за этим наблюдаете. Или другой вариант, кто-то хочет причинить вам физический вред, но эта ситуация вызывает только эмоцию страха. Какими последствиями это чревато? Мало того, что мы останемся без наших вещей, но и противостоять угрозе нашей жизни мы не сможем. Поэтому действия, осуществляемые в состоянии гнева, могут быть полезными и необходимыми.

Так почему же появляется эмоция гнева? Какая цель у этой эмоции?

Эмоция гнева возникает, когда что-то угрожает важным, значимым для нас критериям, активизирует активную деятельность в организме, и мы готовы отстаивать свои интересы, готовы бороться за них!

Что же может вызвать гнев?

Ученые, изучающие эмоции, предлагали различные темы, которые могут вызвать эмоцию гнева, но на данный момент нет конкретных доказательств, что какая-то из них является главной. Вызвать эту эмоцию могут совершенно различные темы, в том числе и комбинированные. Но достаточно интересен и показателен следующий факт: чтобы вызвать гнев у ребенка достаточно удерживать его руки таким образом, чтобы он не смог ими свободно пользоваться. И по сути эти действия можно метафорично перенести во взрослую жизнь, гнев появляется тогда, когда что-то мешает нам реализовать задуманное.

Вызвать гнев может также и разочарование чем-либо, в том числе и неодушевленным предметом. Мы можем разгневаться из-за того, что что-то забыли или не можем справиться с какой-нибудь умственной задачей. Если кто-то пытается причинить нам физический вред, то в ответ на такие действия, наиболее вероятно, будут появляться эмоции страха и гнева. Вспомните, как кто-то пытался нахамить или нагрубить вам, какую эмоцию вы начинали испытывать? Ответ очевиден. Очень частой причиной гнева может быть разочарование в поведении другого человека, и чем этот человек нам ближе, тем сильнее мы можем на него гневаться, ведь именно самые близкие люди вызывают у нас самые сильные переживания.

Какие разновидности гнева бывают?

Существует несколько разновидностей этой эмоции: от легкого раздражения до ярости. Гнев может различаться не только по интенсивности переживаемого чувства, но и по типу. Мы можем негодовать, когда уверены в своей правоте. Можем быть угрюмы в пассивном гневе. Когда наше терпение приходит к концу мы становимся озлобленными. Когда против наших интересов были произведены действия, которые нам не нравятся или произнесены оскорбления в наш адрес, это может вызвать ответные действия в виде мести. И само собой, мы можем ненавидеть!

Почему одни люди злятся часто, а другие нет?

Конечно, все люди различаются по тому, насколько интенсивно и насколько часто они испытывают ту или иную эмоцию. Есть люди, у которых превалирует базовая эмоция гнева, конечно, они будут испытывать и демонстрировать ее чаще, чем человек, например, с превалирующей базовой эмоцией радости.

Зачем нам понимать, когда мы сами испытываем гнев?

У каждого человека бывают трудности с контролем гнева, когда он находится в раздраженном состоянии. Когда мы раздражены, мы начинаем обращать внимание на те вещи, которые будут подкреплять наш гнев, на то, что нам не нравится, хотя, в обычном состоянии, мы скорее всего даже не обратили бы на это внимание. А те вещи, которые в обычном состоянии могли вызвать у нас легкое недовольство, в состоянии раздражения могут вызвать сильный гнев или даже ярость. Часто в раздражении мы сами ищем повод проявить наш гнев. Поэтому, если вы понимаете, что испытываете раздражение и хотите избежать конфликта, не причинить вред ни себе, ни окружающим, лучше сначала выйти из этого состояния и потом переходить к коммуникации с важными для вас людьми.

Какие еще функции несет в себе гнев?

Конечно эмоция гнева несет в себе информационную функцию. Она информирует окружающих, о том, что происходит какая-то неприятность. Иногда бывает полезно, чтобы другой человек знал, что мы испытываем эмоцию гнева, особенно, если источником этого гнева является он сам. Поняв это, человек может поменять свое поведение или прекратить коммуникацию на какое-то время.

15 способов справиться с гневом

Как выглядит эмоция гнева?

Также, как и у любой другой эмоции, эмоция гнева имеет свои четкие сигналы, которые будут проявляться как на лице, так и в теле. Обращали внимание, что люди в гневе часто наклоняют голову выставляя вперед лоб? Кулаки автоматически могут сжаться, при этом человек в гневе может даже не заметить этого! Голос становится громче и четче. А как эмоция гнева проявляется на лице? Давайте разберем это более подробно.

  • Брови сдвигаются вниз и к центру, появляются вертикальные складки между бровями.
  • Нижние веки напряжены и приподняты

  • Губы сжаты, уменьшается их площадь.
  • Ноздри расширены

 

Каждая эмоция уникальна и имеет свое предназначение, в том числе и гнев. Все нужно в меру. Гнев самая конкурентоспособная эмоция, но гневу легко поддаться и сложно выйти из него. Эти свойства делают эмоцию гнева уникальной!

Total

91

Поделиться

Эмоциональная целостность в период изменений

Каких эмоций вы боитесь? Гнева или страха, тревожности или растерянности, вины или досады? На самом деле не существует плохих и хороших эмоций: то, какой мы считаем эмоцию, зависит от нашего воспитания и бэкграунда. Мы сдерживаем те эмоции, которые не приняты в нашем окружении, и проявляем те, что нам позволили. В одной семье не принято проявлять гнев, в другой страх, в третьей — сочувствие. Но подавление эмоций приводит к эмоциональному истощению, стрессу и даже серьезным заболеваниям. В условиях изменений внешней среды они вызывают сильное напряжение и в результате — эмоциональные взрывы. В этом материале мы расскажем, как сохранять эмоциональную целостность в период изменений и быть хозяином своих мыслей. Советами с нами поделилась Марина Багаева, эксперт-практик в области личностного и командного развития.

Эмоции — производные наших мыслей, индикаторы состояния организма. Поэтому их нужно проживать, прорабатывать. Неэффективно заглушать эмоции — на какое-то время станет легче, но внутри будет нарастать негатив, организм будет жить в страхе. Например, если подавлять гнев, радость будет проявляться слабее.

КАК ПРОРАБОТАТЬ ЭМОЦИЮ

  1. Осознайте и нарисуйте свою эмоцию. Лучше рисовать левой рукой. Можно попробовать рисовать с закрытыми глазами. Учитесь распознавать свои эмоции, называть их. Это чувство жалости или разочарования? Вины или неловкости?
  2. Покричите. В лесу, парке или дома в подушку.
  3. Сходите на силовой массаж. Убирание зажимов помогает справиться с эмоциями.
  4. Переведите эмоцию в танец. Сфокусируйтесь на эмоции и начните танцевать.
  5. Выговоритесь. Важно просто поделиться проблемой, не получая без обратной связи. Если вы понимаете, что близкие начнут давать советы, то лучше выговоритесь для начала неодушевленному предмету или дереву в парке.
  6. Сделайте дыхательную практику. Дыхание связано с нервной системой. Поэтому любая дыхательная гимнастика поможет вам успокоиться.
  7. Напишите письмо человеку, вызывающему негативные эмоции. Осознайте чувства и запишите их на бумаге. После этого письмо нужно не отправить, а порвать или выбросить.
  8. Можно воспользоваться анкетой «Радикального прощения» Колина Типпинга. Она поможет прочувствовать и принять эмоции, отделить напускные чувства, посмотреть на ситуацию со стороны и спокойно изменить ее.

Есть сильные эмоции, которые в одиночестве страшно проживать. В таком случае лучше обратиться к специалисту.

Важно прислушиваться к себе, к своему телу. Почаще безоценочно описывать ощущения. Что с вашим телом? Какая у вас осанка? Сильно ли бьется сердце?

Не забывайте, что все эмоции — это индикаторы. Неэффективные эмоции защищают наш организм от негатива. Подумайте, в чем ценность каждой вашей негативной эмоции. Разберите каждую из них с точки зрения пользы. Например, отвращение защищает от гнилой пищи и ненужных людей. Страх связан с инстинктом самосохранения, помогает избежать опасности и лучше подготовиться к событию. Гнев помогает понять, что кто-то нарушает ваши границы. Обида — это запрос на любовь, форма гнева для того, кто запрещает себе гневаться. Она показывает, что человек для вас важен и сделал вам больно. Обида помогает выстроить границы и понять ваши ценности. Вина сигнализирует о том, что вы противоречите собственным ценностям. Апатия показывает, что нужно отдохнуть и восполнить ресурсы.

ЧТО ДЕЛАТЬ С ЭМОЦИЯМИ В ПЕРИОД ИЗМЕНЕНИЙ

  • Осознайте эмоцию.
  • Проявите ее: сообщите о ней.
  • Поймите, в чем ваша цель. Что вы собираетесь сделать?
  • Сопоставьте цель и эмоцию. Возможно, вам нужна именно эта эмоция!
  • Определите, какая эмоция нужна для этой цели. Например, вас подкалывают коллеги. Хотите сохранить с ними отношения? Тогда поможет спокойствие. Хотите отстоять границы? Понадобится доля раздражения — поможет спокойно высказать то, что не нравится.
  • Выберите способ для нужного эмоционального состояния. Заранее заведите себе список способов для достижения нужного эмоционального состояния.
  • Примените этот способ.

Переформулируйте внутренний посыл, поймите, какая именно цель вам нужна и какие эмоции помогут, задайте правильную атмосферу и, конечно, начинайте с небольших шагов уже сейчас.

Как распознать эмоции человека? | Блог РСВ

Эмоции способны управлять нашими поступками сильнее, чем мы себе представляем. Даже отсутствие эмоций также влияет на поведение и мышление. Почему же так важно научиться распознавать свои эмоции — от эмоционального состояния зависит продуктивность, мотивация, коммуникации, способность принимать грамотные решения, возможность расширения мировоззрения. Если вы игнорируете свои эмоции, то не сможете предотвратить их разрушительные воздействия. Мы подготовили полезные рекомендации из нашего бесплатного онлайн-курса «Эмоциональный интеллект: как развивать и использовать в карьере», который доступен для обучения всем желающим.

Как распознать гнев и злость?

Человек, который разбирается в своих эмоциональных реакциях, легко переключается из одного состояния в другое. Например, когда специалиста одолела лень, он может самостоятельно настроить себя на работу. Или почувствовав печаль, пойти развеяться и улучшить настроение. Важно научиться понимать себя, чтобы управлять своими реакциями. Разберем на примере гнева и злости, по какому принципу распознавать эмоции.

Первый шаг — наблюдайте за своими эмоциями. Важно зафиксировать моменты, когда вы почувствуете раздражение, плавно перетекающее в злость, а затем и в гнев. Первым сигналом злости станут физические проявления:

  • пот на ладонях,
  • напряженные лицевые мышцы,
  • болезненные ощущения в животе,
  • головокружение.

Эмоциональные проявления:

  • подавленность,
  • желание все бросить и уйти,
  • раздражительность и гнев.

К этим признакам злости можно добавить желание грубить и отвечать в саркастическом тоне, повышать голос, потирать голову. Если вы сможете осознанно идентифицировать у себя такие проявления, то этого уже будет достаточно для того, чтобы снизить злость. Есть еще несколько методов, которые помогут распознавать и управлять своими эмоциями.

Пройдите онлайн-курсы бесплатно и откройте для себя новые возможности Начать изучение

Составьте свой эмоциональный словарь

На первый взгляд кажется, что эмоции просты и легко поддаются описанию. Но, например, та же злость может подразделяться на раздражительность, нетерпение, разочарование и другие эмоции. Для облегчения распознавания чувств необходимо расширять собственный словарь эмоций. Попробуйте разделить эмоции на категории и к каждой категории написать несколько синонимов.

Пример:

Беспокойство: напряжение, тревога, стресс, осторожность.

Также важно отличать эмоциональные реакции от состояния. Разница во времени — эмоции быстротечны, состояние же может длиться от нескольких часов до нескольких дней.

Запишите свои эмоции в моменте

Согласно исследованию американского психолога Джеймса Пеннебейкера, человек лучше понимает свое состояние, если регулярно записывает свои эмоции. Записи можно делать каждый день, в особо сложные периоды или когда чувствуете эмоциональную суматоху.

  1. Установите таймер на 15 минут.
  2. Возьмите блокнот или телефон, начните выписывать все эмоции за месяц, неделю и в этот день.
  3. Не думайте о том, что можете не грамотно излагать свои мысли.
  4. Вам необязательно сохранять документ, важно просто выплеснуть эмоции.

Регулярное записывание эмоций заметно улучшает общее физическое и психологическое состояние. Когда вы научитесь понимать свои скрытые эмоции, вам легче будет распознавать чувства других людей.

Психолог рассказал, почему люди испытывают гнев и как им управлять

Также эксперт объяснил, зачем человеку вообще нужны эмоции

«Страшен в гневе», говорят про людей, способных на необдуманные (и даже противозаконные) поступки под влиянием негативных эмоций, испытываемых по отношению к человеку или явлению. В состоянии аффекта совершаются многие преступления, в том числе и с необратимыми последствиями, например, убийства. Выходит, гнев, затмевающий рассудок – это абсолютное зло?

Разные религиозные доктрины в основном сходятся на том, что с неконтролируемыми проявлениями гнева следует бороться. В христианстве, например, он считается одной из восьми греховных страстей, и допустим лишь по отношению к греху. В иудаизме «поступком праведных» считается гнев против преступного деяния, вызванный чувством справедливости, в прочих случаях он осуждается. В исламе проявление эмоций считается естественной реакцией человека, однако не приветствуются поступки, совершенные под влиянием этих эмоций.

Однако интересно было бы узнать и научную точку зрения на явление. О причинах гнева и о том, как им управлять, «Московская газета» беседует с клиническим психологом, основателем школы психологического боя «Валаал» Валерием Ивановским.

— Валерий Валерьевич, что представляет собой гнев с точки зрения психологии? Какова природа этого чувства?

— Прежде чем перейти к разговору непосредственно о гневе, хотелось бы сказать, что в настоящий момент существуют две прямо противоположные точки зрения на эмоции человека, на его эмоциональную жизнь в целом. Сторонники одной из них почему-то считают, что эмоции относятся к древним рудиментарным способам взаимодействия индивидуума с окружающей средой, с течением эволюции они отмирают, поэтому человек должен всячески избавляться от эмоций.

Изучая вопрос в объеме, я с огромным ужасом узнал, что сейчас существует немалое количество псевдопсихологических учений и школ, которые за довольно большие деньги в Москве учат избавляться от эмоций. Подозреваю, что такое практикуется не только в столице. Я считаю, что это абсолютно антинаучная и безнравственная позиция. Рекомендую людям не поддаваться на такую рекламу и воздержаться от посещения подобных курсов.

— Почему же данная точка зрения антинаучна и безнравственна?

— Я, как и многие ученые, придерживаюсь позиции, согласно которой эмоции эволюционируют вместе с человеком. В сердцевине любых рассуждений по данному вопросу, на мой взгляд, должен быть тезис о том, что эволюция (неважно, биологическая или социальная) выбирает только самые эффективные инструменты. И если эмоции за миллионы лет развития человечества не только сохранились, но и играют огромную роль в жизни отдельного индивида и общества в целом – значит, они доказали свою действенность в качестве приспособительного механизма. Значит, они нужны. Уже это, на мой взгляд, должно поставить точку в рассуждениях о необходимости эмоций.

Собственно говоря, из этого следует и второй тезис: в ходе эволюции – вначале биологической, а потом и социальной – эмоции продолжают развиваться, видоизменяться, усложняться вместе с человеком. В итоге они стали механизмом, который позволяет человеку закреплять предыдущий опыт, как успешный, так и неуспешный, что, в свою очередь, помогает ему наиболее эффективно взаимодействовать с окружающей средой.

— То есть, успешный опыт закрепляется положительными эмоциями, а неуспешный — отрицательными?

— Мы знаем, что нервная система человека невероятно сложна. Следствием ее работы являются не только рациональные действия, но и эмоциональные состояния, на которые, в свою очередь, оказывают влияние и эндокринные процессы. Впрочем, не будем превращать нашу беседу в лекцию по физиологии. Остановимся на том, что эмоции, помимо всего прочего, являются индикатором личностного отношения человека к тем или иным, предметам, персонам, явлениям, и состояниям, значимым для его бытия. 

— Когда говорят об эмоциональной незрелости человека, что имеется в виду?

— Это, кстати, очень интересный вопрос, и сам факт его существования, прежде всего, говорит о том, что эмоции филогенетически эволюционируют. Ну а эмоционально незрелым можно считать человека, чувства которого не соответствуют ситуациям, в которых он оказывается, или же они вообще не развиты в достаточной степени. 

— В свете того, что вы сказали, безэмоциональность тоже можно считать девиацией?

— Верно. И если переходить на обывательский язык, человека без эмоций можно в определенной степени сравнить с инвалидом. А большая психиатрия имеет вполне конкретное терминологическое обозначение этого явления: психопатия.

— Перейдем, пожалуй, к гневу. Почему такая эмоция вообще могла возникнуть, каков ее эволюционный смысл?

— В настоящее время существует немало теорий, объясняющих возникновение и функциональное значение эмоций. Не вдаваясь в подробности, повторюсь: эмоции возникли на определенном этапе эволюции (довольно рано), чтобы помочь организму закреплять опыт взаимодействия с окружающей средой. Если опыт положительный, он закрепляется позитивной эмоцией, и у индивида формируется определенный поведенческий паттерн, направленный на многократное повторение таких действий. Простой пример: за хорошую работу человек получил достойное материальное вознаграждение, одобрение коллег и других членов социума. Этот опыт закрепился у него положительными эмоциями, что создало мотивацию для того, чтобы действовать похожим образом и в дальнейшем.

По аналогии дело обстоит и с отрицательными эмоциями, которые, собственно, являются сильнейшим маркером, позволяющим избежать поведения, не приведшего к желаемому результату. Или, тем более, такого поведения, которое привело к урону для организма. Что касается гнева: это отрицательное эмоциональное состояние, которое можно назвать аффективным в силу его кратковременности, энергетической наполненности и склонности к угасанию после прохождения определённого пика. В отличие от многих других эмоций, описываемое состояние сдвинуто к концу деятельности, результатом которой оно, собственно, и стало. Проще говоря, это реакция человека на свершившийся факт.

Столь сильная эмоциональная аффективная реакция позволяет очень четко, очень глубоко и на достаточно длительный период зафиксировать сочетание действий и обстоятельств, которые привели к отрицательным результатам и, соответственно, вызвали такую реакцию. Для чего? Чтобы сформировалась сигнальная деятельность: то есть, в дальнейшем при возникновении аналогичных маркеров человек уже не будет повторять поведение, которое привело к негативным результатам.

С другой стороны, аффективная вспышка позволяет человеку сбросить отрицательную энергию, чтобы привести нервную систему в состояние готовности к адекватному восприятию действительности. Дело в том, что накапливаемые негативные эмоции приводят различные отделы коры головного мозга в состояние возбуждения, причем чем дольше человек их испытывает, тем больше нарастает возбуждение, распространяясь и на другие зоны коры. В таком состоянии мозг не может адекватно воспринимать информацию из окружающей среды и, соответственно, выбирать правильный способ реагирования. Данная ситуация может представлять угрозу для организма, поэтому и происходит этот одномоментный выброс энергии, называемый аффектом: нервная система, выражаясь компьютерным языком, перезагружается, приводится в оптимальное состояние, после чего человек вновь может адекватно воспринимать внутренние и внешние сигналы и правильно реагировать на них.

— Вот как раз поведение людей во время этого выброса и вызывает огромное число вопросов. Кто-то, как говорят в народе, проорется, кто-то треснет кулаком по столу, другой же покалечит кого-нибудь, или, хуже того, убьет. Чем объясняется такая вариабельность реакций? 

— Для того, чтобы эффективно и результативно работать с гневом, необходимо понимать сущность явления, с которым мы имеем дело. Итак, гнев – это не греховное состояние, не отклонение от нормы, не редукция к нашим животным корням и не какая-то нездоровая и незрелая реакция. Это абсолютно нормальная реакция, и даже не физиологическая, а социальная. Она выработалась в процессе эволюции, с какой целью, говорилось выше. И если все это понимать, то гнев перестанет быть terra incognita, и оправдания в духе «это сильнее меня», «такова человеческая природа» будут уже не нужны.

Вариабельность реакций объясняется просто. Помните, мы говорили о том, что ребенок в первые годы жизни бессознательно запечатляет поведение родителей, а потом копирует его? Точно так же путем клонирования социальной матрицы он перенимает от близких и реакцию на гнев. Если его родители кричали друг на друга или, хуже того, устраивали драки – он, став взрослым, вероятнее всего, будет делать то же самое. Если, конечно, не осознает проблему и не научится управлять своим гневом.

— Как научиться контролировать свои эмоции, чтобы не совершить непоправимого?

— В одной из наших бесед мы с вами говорили об одном интересном эффекте социальной эволюции – кортикализации висцеральных функций. Суть его в том, что процессы, которые всегда регулировались более «древними» отделами мозга и происходили бессознательно, постепенно переходят под контроль коры головного мозга. То есть – под контроль сознания. Это касается, в том числе, и эмоций. Ну а раз эмоции, как и другие высшие психические функции, находятся в области осознаваемого, значит, они поддаются контролю, развитию, тренировке. Соответственно, мы можем управлять гневом при помощи сознательного волевого усилия, как мы управляем движениями частей своего тела. Этому надо учиться; точно так же, как учиться читать, писать, кататься на коньках. 

Эволюционно эмоция гнева – очень важный и полезный инструмент. Просто с ней, как и с любым другим инструментом, нужно уметь обращаться. Повторюсь: очень важно понимать, с чем мы имеем дело; без понимания природы гнева не даст результата ни одна методика управления им. А достигнув понимания, можно прибегать к разным способам тренировок: от натирания мочек ушей и медитации до дыхательных практик. 

Не нужно бороться с гневом; это все равно, что пытаться бороться с учащенным дыханием во время бега. Это нормальная реакция организма на внешнее воздействие. А что делать для управления гневом – медитировать или заниматься дыхательными упражнениями – это исключительно вопрос личного вкуса. На мой взгляд, дыхательные практики – оптимальный вариант, так как они позволяют полностью переключить внимание.

— Что можно посоветовать людям, которые в гневе теряют контроль над собой?

— Еще раз: всегда помнить, что гнев – нормальная и очень полезная реакция организма на то, что некие дела и события пошли не так, как нам того хотелось бы. Просто не нужно позволять ей выходить за социально приемлемые рамки. Во многом благодаря гневу наше сознание проводит анализ причин происшедшего, после чего происходит синтез: выработка новых паттернов поведения, которые дадут нужный результат, ну а он, в свою очередь, будет закреплен положительными эмоциями.

В некоторых культурах, в том числе и в нашей, к сожалению, гнев используется людьми, имеющими определенные проявления дезадаптации с окружающим миром, в качестве некоего эрзаца для восстановления душевного равновесия. К гневливости, как правило, склонны люди, испытывающие базовое недоверие к себе, считающие, что они недостаточно хороши для этого мира, что субъективно ощущается в виде комплекса неполноценности. Поэтому любая ситуация коммуникации, которая, по их мнению, может поставить под угрозу их авторитет и уважение к ним со стороны окружающих, маркируется проявлениями гнева как защитной реакции на такую угрозу.

Нередко мы испытываем отрицательные эмоции, в том числе и гнев, по отношению к ситуациям, которых в реальности еще не было. Мы просто их смоделировали в своем сознании, как вероятностный прогноз событий будущего, и сами же поверили в этот прогноз. В таком случае я бы посоветовал никогда не переживать о будущем. Во-первых, туда еще надо попасть, а во-вторых, не факт, что когда вы там окажетесь, там будет то, что сейчас вызывает столь бурные эмоции. То есть, лучше стараться жить по большей части в отсеке сегодняшнего дня, здесь и сейчас. И помните, что эмоция гнева – это не от Бога или Дьявола, в ней вообще нет ничего мистического. Реакция на нее – результат воспитания и наших сознательных усилий. И в этом смысле поведение человека вполне поддается корректировке, достаточно только это осознать и начать действовать.

что это такое и как им управлять

Пандемия короновируса внесла свои коррективы в личную жизнь каждого. Кто бы мог подумать, что в XXI веке во всем мире могут встать заводы, перестанут летать самолеты, а все люди будут сидеть по домам. Звучит, как сценарий постапокалиптического фильма, но мы пережили это. Не без последствий, конечно, как для нашей фигуры, так и психики. Излюбленно шаблонное «Я хочу, чтобы ты проводил со мной больше времени» больше не актуально: не все отношения выдержали проверку в режиме 24/7. Самоизоляция закончилась, а подавленные эмоции остались, и одна из самых разрушительных – гнев.

ТРИГГЕРЫ ГНЕВА

Для того чтобы научиться управлять гневом, нужно понять, что это такое, почему люди его испытывают и для чего он нам нужен. Ни одна методика управления гневом не даст результата, если человек не понимает природу его происхождения.

Гнев – это естественная эмоция, здоровая реакция нашего организма на определенную ситуацию, реальную или вымышленную. Триггеры гнева у всех разные.

Существует два типа форм гнева по проявлению: открытый (направленный вовне) и закрытый (направленный в себя). В нашем обществе не принято открыто выражать свой гнев, а если направлять злость внутрь, то это может привести к различным ментальным и психосоматическим заболеваниям. Лучший выход – научиться контролировать свой гнев и управлять им.

«Важно осознать природу происхождения гнева, потому что он может быть вторничным, то есть не мгновенная реакция на раздражитель, а результат триггера на какие-то памятные события, – говорит практикующий психолог Светлана Кунина. – Здоровый гнев (ситуационный) – это проявление инстинкта самосохранения, он очень важен и краток. Например, чтобы убежать, нужно сначала разозлиться или испугаться, здоровый гнев – это элемент эволюции. Человек, который не умеет управлять собственными эмоциями или же у него стоит запрет на это с детства («хорошие девочки не злятся»), часто обращает накопленный гнев против себя или изливает излишне, не по адресу. Если гнев оправдан, соответствует воздействию – хорошо, если нет – это уже другая история. Например, здоровый гнев – это эмоция, за которой следует адекватная реакция на ситуацию, она очень короткая. Например, мне встали на ногу, – чтобы этого человека со своей ноги убрать, мне понадобится энергия, благодаря которой будут восстановлены мои границы. Если гнев становится перманентным, это говорит о том, что человек, возможно, слишком много терпел, тогда любой триггер сможет спровоцировать вспышку».

КАК ЭТО КОНТРОЛИРОВАТЬ

Гневом можно и нужно управлять. Как это делать, нам рассказала практикующий психолог Дарья Мусатова: «Часто психологи пользуются так называемым квадратом дыхания – смысл его очень прост: на четыре счета вдох, на четыре счета задержка, на четыре счета выдох и на четыре счета снова вдох».

При направлении гнева внутрь себя отлично помогают физические упражнения, особенно те, в которых задействованы руки и ноги, бег или ходьба отлично снимают злость. Руки нужно задействовать, потому что гнев идет сразу в кулаки, поэтому, кстати, мытье посуды снимает стресс и помогает расслабиться. Если же у вас дома или в спортзале есть боксерская груша, устройте с ней спарринг – это тоже отлично помогает выплеснуть негатив.

Очень хорошо избавиться от гнева помогает проговаривание эмоций: «Я злюсь, потому что я опаздываю, нервничаю, устала». Нужно озвучить как минимум три эмоции, которые за этим гневом стоят. Такая практика полезна, потому что она заставляет нас задуматься и понять, какая мысль или ситуация нас разозлила. Когда мы начинаем проговаривать, мы понимаем, «почему», и успокаиваемся.

Письмо гнева или прощальное письмо (с негативными эмоциями). Предположим, вас кто-то разозлил. Нужно сесть и записать все, что вы об этом думаете, без купюр. Пишем до того момента, пока не устанете, чтобы выплеснуть весь негатив через руку. Затем письмо можно сжечь. Кому не нравится писать или просто трудно объяснить свое состояние, можно рисовать. Берем любые краски, придаем гневу какой-либо образ и изображаем его на бумаге.

Осознание – это первый шаг на пути к счастливой жизни. Важно помнить, что гнев не решает проблему, он является показателем того, что настало время действовать. Помните: если вы не справляетесь самостоятельно, лучше обратиться к специалисту, который поможет вам разобраться с эмоциями.

Контроль гнева - прежде чем он овладеет вами

Расслабление

Простые средства релаксации, такие как глубокое дыхание и расслабляющие образы могут помочь успокоить гневные чувства. Есть книги и курсы, которые могут научить вас техникам релаксации, и как только вы научитесь техники, вы можете использовать их в любой ситуации. Если ты вовлечены в отношения, в которых оба партнера вспыльчивы, это Возможно, вам обоим стоит изучить эти техники.

Несколько простых шагов, которые вы можете попробовать:

  • Дышите глубоко диафрагмой; дыхание грудью не расслабит вас.Представьте, как ваше дыхание выходит из «кишечника».

  • Медленно повторите спокойное слово или фразу, например «расслабься», «успокойся». Повторите это про себя, глубоко дыша.

  • Использовать изображения; Визуализируйте расслабляющий опыт либо из своей памяти, либо из своего воображения.

  • Нетяжелые медленные упражнения, похожие на йогу, могут расслабить мышцы и сделать вас намного спокойнее.

Практикуйте эти техники ежедневно. Научитесь использовать их автоматически, когда вы находитесь в напряженной ситуации.

Когнитивная реструктуризация

Проще говоря, это означает изменение вашего образа мыслей. Сердитый люди, как правило, ругаются, ругаются или говорят в очень ярких выражениях, которые отражать их внутренние мысли. Когда вы злитесь, ваше мышление может стать очень преувеличено и чрезмерно драматично. Попробуйте заменить эти мысли на более рациональные.Например, вместо того, чтобы говорить себе: «О, это ужасно, это ужасно, все испорчено, скажи себе, это расстраивает, и это понятно, что я расстроен из-за этого, но это не конец света, и рассердившись, это не исправит так или иначе. "

Будьте осторожны с такими словами, как «никогда» или «всегда», когда говорите. о себе или о ком-то другом. "Эта! & *% @ Машина никогда не работает" или "ты всегда что-то забываешь" не только неточны, но и служат для того, чтобы вы почувствовали, что ваш гнев оправдан и что нет способ решить проблему.Они также отталкивают и унижают людей, которые в противном случае могли бы работать с вами над решением.

Напомните себе, что гнев не исправит ничего, что от этого вам не станет лучше (и может действительно заставить вас чувствовать себя хуже).

Логика побеждает гнев, потому что гнев, даже когда он оправдано, может быстро стать иррациональным. Так что используйте холодную жесткую логику сами. Напомните себе, что мир «не пытается вас достать», вы просто переживаю некоторые из трудностей повседневной жизни.Сделай это каждый когда вы почувствуете, что гнев берет верх над вами, и это поможет вам получить более сбалансированная перспектива. Сердитые люди склонны требовать справедливости, справедливости и справедливости. признательность, согласие, готовность поступать по-своему. Каждый хочет этого, и мы все обижены и разочарованы, когда не получить их, но сердитые люди требуют их, а когда их требования не встретились, их разочарование перерастает в гнев. В рамках их познавательной реструктуризации, сердитые люди должны осознавать свои требовательные природы и переводят свои ожидания в желания.Другими словами, сказать "я бы хотел" что-то более здоровое, чем сказать "я требую" или "Я должен иметь" что-то. Когда вы не можете получить то, что хотите, вы испытает нормальную реакцию - разочарование, разочарование, больно - но не гнев. Некоторые разгневанные люди используют этот гнев как способ избежать чувствовать себя обиженным, но это не значит, что боль уходит.

Решение проблем

Иногда наш гнев и разочарование вызваны очень реальные и неизбежные проблемы в нашей жизни.Не весь гнев неуместен, и часто это здоровый, естественный ответ на эти трудности. Там это также культурное убеждение, что у каждой проблемы есть решение, и оно добавляет к нашему разочарованию, обнаружив, что это не всегда так. В Лучшее отношение к такой ситуации - не сосредотачиваться на поиск решения, а скорее от того, как вы справляетесь с проблемой.

Составьте план и по ходу следите за своими успехами. Разрешить стараться изо всех сил, но и не наказывать себя, если ответ не приходит сразу.Если вы можете подойти к этому изо всех сил намерения и усилия и сделать серьезную попытку встретить это лицом к лицу, вы с меньшей вероятностью потеряете терпение и упадете на все или ничего думать, даже если проблема не решается сразу.

Лучшее общение

Сердитые люди склонны делать поспешные выводы и действовать в соответствии с ними, и некоторые из этих выводов могут быть очень неточными. Первое, что нужно сделать если вы ведете жаркую дискуссию, притормозите и подумайте над своим ответы.Не говори первое, что приходит в голову, а медленно вниз и хорошенько подумайте о том, что вы хотите сказать. В то же время, внимательно слушайте, что говорит другой человек, и не торопитесь прежде чем ответить.

Слушайте также, что лежит в основе гнева. Например, вам нравится определенная свобода и личное пространство, а ваше «вторая половинка» хочет большей связи и близости. Если он или она начинает жаловаться на вашу деятельность, не мстите рисованием ваш партнер в качестве тюремщика, надзирателя или альбатроса на вашей шее.

Защищаться, когда тебя критикуют, естественно, но не сопротивляйся. Вместо этого послушайте, что лежит в основе слов: сообщение о том, что этот человек может чувствовать себя брошенным и нелюбимым. Это может занять много терпеливых вопросов с вашей стороны, и это может потребовать некоторых передышка, но не позволяйте своему гневу - или гневу партнера - позволять обсуждение выходит из-под контроля. Сохранение хладнокровия может сохранить ситуацию от того, чтобы стать катастрофическим.

Использование юмора

«Глупый юмор» может помочь разрядить ярость несколькими способами.Для во-первых, это может помочь вам получить более сбалансированную точку зрения. Когда ты рассердитесь и назовите кого-нибудь по имени или обратитесь к нему в каком-то образном фразу, остановитесь и представьте, как это слово будет выглядеть буквально. Если вы на работе и думаете о коллеге как о "мешке с грязью" или "одноклеточная форма жизни", например, изобразите большой мешок, полный грязи. (или амеба) сидит за столом коллеги, разговаривает по телефону, собирается на встречи. Делайте это всякий раз, когда в голову приходит имя о другой человек.Если можете, нарисуйте то, что на самом деле может выглядеть. Это значительно снизит вашу ярость; и На юмор всегда можно положиться, чтобы развязать напряженную ситуацию.

Основной посыл очень разгневанных людей, д-р. Деффенбахер говорит: «Все должно идти своим путем!» Сердитые люди склонны считают, что они морально правы, что любое блокирование или изменение их планы - это невыносимое унижение, и они НЕ должны так страдать. Может быть, другие люди, но не они!

Когда вы чувствуете это желание, он предлагает представить себя бог или богиня, верховный правитель, владеющий улицами, магазинами и офисное пространство, шагающий в одиночку и всегда находящийся по-своему, в то время как другие подчиняются тебе.Чем больше деталей вы сможете представить в своем воображаемом сцен, тем больше у вас шансов понять, что, возможно, вы необоснованный; вы также поймете, насколько неважны вы злится на самом деле. Есть два предостережения при использовании юмора. Первый, не пытайтесь просто «отшутиться» над своими проблемами; скорее используйте юмор, чтобы помочь вы смотрите на них более конструктивно. Во-вторых, не поддавайся резкости, саркастический юмор; это просто еще одна форма нездорового выражения гнева.

Что объединяет эти техники, так это отказ от слишком серьезно.Гнев - серьезная эмоция, но часто сопровождаются идеями, которые, если их изучить, могут заставить вас смеяться.

Измените окружающую среду

Иногда наше непосредственное окружение дает нам повод для раздражения и ярости. Проблемы и обязанности могут весить на вас и заставляют вас злиться на "ловушку", в которую вы, кажется, попали в и всех людей и вещей, которые образуют эту ловушку.

Дайте себе передохнуть. Убедитесь, что у вас есть "личные время », запланированное на время дня, которое, как вы знаете, особенно стрессовый.Одним из примеров является работающая мать, у которой есть постоянное правило что, когда она приходит с работы, первые 15 минут "никто разговаривает с мамой, если дом не горит ». После этого короткого тихого времени она чувствует себя лучше подготовленной к удовлетворению требований своих детей без взрывая их.

Еще несколько советов, как расслабиться

Время: если вы и ваш супруг склонны ссориться, когда вы обсуждать вещи ночью - возможно, вы устали, или вы отвлекаетесь, или, может быть, это просто привычка - попробуйте изменить время, когда вы говорите о важных имеет значение, чтобы эти разговоры не превратились в споры.

Избегание: Если хаотичная комната вашего ребенка приводит вас в ярость каждый раз, когда вы проходите мимо, закрывайте дверь. Не заставляй себя смотреть на что вас бесит. Не говорите "ну, мой ребенок должен убрать комнату так что мне не придется злиться! »Дело не в этом. успокойся.

В поисках альтернатив: если вы ежедневно добираетесь на работу в пробках оставляет вас в состоянии гнева и разочарования, дайте себе проект - изучите или наметьте другой маршрут, менее загруженный или более живописный.Или найдите другую альтернативу, например автобус или пригородный поезд тренироваться.

Границы | Гнев как основная эмоция и его роль в формировании личности и патологическом росте: нейробиологические, психологические и клинические перспективы

Введение

Как широко обсуждают редакторы этого тома, теория основных эмоций (БЭТ) подверглась ряду важных критических замечаний, которые ставят под сомнение их важную роль в человеческом эмоциональном опыте. В этой статье будет доказано, что новая структура мотивационных систем позволяет признать некоторые аспекты критики BET, одновременно усиливая ее роль в понимании построения личности и психологического функционирования.Общие аргументы в пользу СТАВКИ как основного аспекта мотивационных процессов будут далее проиллюстрированы посредством представления некоторых клинических явлений, в которых изменения в умственной обработке гнева как основного эмоционального сигнала играют ключевую роль. Для начала критику концепции СТАВКИ можно свести к четырем следующим пунктам.

(a) Описание повседневной психической жизни человека показывает, что разнообразие аффективных переживаний вряд ли может быть сведено к активации отдельных единиц анализа, описываемых БЭТ.Эмоциональные переживания кажутся более тонкими, текучими, когнитивно сложными и не столь разрозненными, как предполагает СТАВКА (Stern, 1985).

(b) СТАВКА не в состоянии объяснить роль опыта обучения и социокультурного влияния на формирование способов выражения, разнообразия значений и возможных функций эмоционального опыта. Например, хотя эмоции ненависти, ревности или зависти можно отнести к негативным переживаниям, потенциально ведущим к агрессивным намерениям по отношению к конкретным особенностям и, возможно, включающим базовую эмоцию гнева, их вряд ли можно рассматривать как первичные, повсеместно распространенные эмоции (Соломон, 1984; Харре, 1986).Содержание таких эмоций легче понять как продукт культурных представлений о понятиях идентичности, вины, собственности, сексуальных и сентиментальных взаимодействий. Исследования, а также анекдотические свидетельства выявили разнообразную интенсивность и распространение таких эмоций между различными социальными контекстами, тем самым подтверждая влияние культуры на формирование такого ментального опыта (Росадо, 1984).

(c) Хотя СТАВКА основана на филогенетических корнях основных эмоций (а именно, межвидовых аналогиях эмоциональных проявлений), некоторые авторы недавно поставили под сомнение тот факт, что межвидовые схемы активации, обычно называемые базовыми эмоциями, могут называться эмоциями вообще.Например, Леду (2016) утверждает, что эти первичные системы реагирования не входят в область эмоционального опыта, пока они не будут вторично представлены высшими когнитивными системами. В этом смысле конкретное содержание эмоционального опыта нельзя напрямую рассматривать как простой продукт активации базовых схем реагирования. Более того, реальное значение основных эмоций для выживания сильно снижается в среде, в которой уменьшаются внешние угрозы, а адаптация все больше и больше зависит от групповых взаимодействий и очень сложных когнитивных операций.Эмоциональные переживания человека распространены и не ограничиваются моментами внешних изменений, но чаще всего они возникают из внутреннего содержания, такого как фантазии, воображение, воспоминания.

(d) В отличие от того, что требует BET, данные исследований развития, а также психофизиологические исследования не подтверждают точку зрения о существовании четко различимых категориальных выражений и проявлений эмоций. Некоторые эмоции, такие как страх, несомненно, проявляются с первого года жизни, но это не относится к другим эмоциональным категориям, таким как, например, стыд или гнев (Sroufe, 1995; Ekman, 1999).Индивидуальные различия в выражении эмоций показывают, что некоторые люди с трудом проявляют весь спектр категориальных эмоций, рассматриваемых BET. Например, дети, проявляющие очень осторожное и застенчивое отношение, не участвуют в эпизодах гнева на своих сверстников или родителей (Natsuaki et al., 2013). Более того, некоторые из основных эмоций, которые легче обнаружить на ранних этапах развития, невозможно наблюдать на более поздних этапах жизни. Данные исследований часто не подтверждали существование определенных паттернов психофизиологических модификаций, предположительно лежащих в основе BET (Scarpa and Raine, 1997; Scarpa et al., 2010).

В этой статье мы утверждаем, что, хотя и верны, некоторые критические замечания, направленные на BET, могут быть преодолены путем переосмысления эволюционного значения BET в рамках более широкого понятия мотивационных систем. В частности, конвергенция эволюционного, психодинамического и нейробиологического взглядов на эмоции и мотивацию открывает новую перспективу, в которой не только понятие основных эмоций является научно обоснованным, но также показывает его центральную функцию для понимания эмоциональной жизни человека.

Коммуникативный и поведенческий подходы к основным эмоциям

Со времени пионерских исследований Дарвина (Darwin, 1872) универсальное эмоциональное наследие человеческого вида мыслилось с точки зрения его ценности для выживания. В своей первоначальной интерпретации этологи понимали поддержание некоторых базовых схем автоматического реагирования, называемых эмоциями, как способ увеличения выживаемости за счет облегчения коммуникации между со-специфическими (Ekman, 1992). Таким образом, считалось, что ритуализация инстинктивного поведения в фиксированные модели выражений лица, поз и жестов служит сообщением, сигнализирующим другим членам группы о собственных поведенческих намерениях или реакциях, вызванных неизвестными условиями окружающей среды (Ekman, 1999).Например, демонстрация зубов изначально предшествует нападению, но его ритуальная версия, содержащаяся в улыбке, на самом деле указывает на замораживание агрессивного намерения и, следовательно, проявление дружеской увертюры (Lorenz, 1978). В следующей теоретической интерпретации функций выживания основных эмоций упор был сделан на их подготовительную роль в рамках инстинктивных схем реагирования, крайне необходимых для быстрой адаптации к непредсказуемой и быстро изменяющейся среде.Активация поведенческих и психофизиологических модификаций, наблюдаемых во время эмоциональных переживаний, рассматривалась как часть автоматической реакции (выборочно вызываемой определенными сигналами окружающей среды), побуждающей и подготавливающей весь организм к наиболее подходящему адаптивному поведению. Необходимость незамедлительно реагировать на угрозы выживанию или внезапные изменения окружающей среды, конечно, не ограничивалась низшими видами, но считалась фундаментальной адаптивной предпосылкой также для высших млекопитающих, мозг которых был бы способен к гораздо более тонкому анализу стимулов. .Это оправдывает сохранение такого грубого уровня реакции у нашего вида и его сложное взаимодействие с новейшими и более сложными способами обработки информации нашим мозгом. Такой взгляд на эмоции как на части более широких схем автоматических, бессознательных и быстрых адаптивных систем реагирования теперь распространился на всю психологическую область, а также на современную нейробиологическую литературу (Gazzaniga, 2008). Несмотря на эту прогрессивную модификацию BET, многие авторы считают ключевые критические моменты, представленные во введении, по-прежнему верными для этих новых эволюционных взглядов на эмоциональную жизнь человека.

Переосмысление базовой теории эмоций в подходе к мотивационным системам

Общий пересмотр значения основных эмоций был недавно предложен в рамках мотивационной точки зрения, основанной на результатах исследования инстинктивного поведения животных и психодинамической точки зрения. Вклад современной этологии был использован для пересмотра психодинамического взгляда на человеческое развитие и поместил базовые эмоции в основу мотивированного поведения. Современная этология полагалась на кибернетику для переосмысления инстинктов в терминах корректируемых целей поведенческих планов, которые гибко (в отличие от фиксированной поведенческой последовательности, ранее предназначавшейся для характеристики инстинктов) используют врожденные или приобретенные двигательные паттерны для достижения ожидаемого результата, повышающего индивидуальную приспособленность (Hinde, 1974). .В своей первоначальной формулировке понятие поведенческой системы помогло перестроить теорию человеческой мотивации в соответствии с дарвиновскими взглядами на врожденные тенденции, управляющие намеренным поведением (Rosenblatt and Thickstun, 1977). Боулби полностью использовал эту новую этологическую основу, чтобы предположить существование врожденной цели для человеческих младенцев (а также других приматов) по установлению и поддержанию оптимальной близости к опекуну, то есть к поведенческой системе привязанности (Bowlby, 1969).Однако точка зрения Боулби лишь второстепенно рассматривала роль аффективного опыта (сепарационная тревога) в регулировании скорректированного поведения.

От поведенческих систем к мотивационным: вклад психодинамической теории в основные эмоции

Более недавнее предположение, основанное на этологической литературе и литературе по развитию, было внесено в рамках психодинамической точки зрения Лихтенбергом (1989). Лихтенберг предложил преобразовать конструкцию поведенческих систем в понятие мотивационных систем.Любая система мотивации, как и любая система поведения, направлена ​​на достижение цели (очевидно, любая цель каждой системы мотивации фиксируется эволюцией, что дает некоторые важные преимущества для выживания индивидов и видов). Более конкретно, однако, мотивационные системы не предназначены для механической работы как план поведения, разворачивающийся через постоянную перцептивную обратную связь, которая сопоставляет фактическое поведение с поставленной целью. Любая мотивационная система регулируется одним аффектом, связанными с ним представлениями, воспоминаниями и планами поведения.Лихтенберг (1989) утверждал, что каждая мотивационная система изначально обладала определенным аффективным сигналом, который способен ориентировать человеческое поведение на поставленную цель, легко наблюдаемую с первых месяцев жизни. Следует отметить, что в своем первоначальном предложении Лихтенберг прямо не упомянул основные эмоции, традиционно изучаемые BET. Однако он включил некоторые классические базовые эмоции, такие как страх и гнев, в число тех, которые регулируют его пять мотивационных систем.Конкретный аффект отвечает за (а) активацию мотивационной системы, (б) восстановление соответствующих представлений, определяющих поведенческий план, (в) сигнализирование о конечном достижении или неудаче ожидаемого результата. Интересно, что избегание или поддержание каждого конкретного аффективного состояния становится неотъемлемой целью мотивационной системы.

Для достижения аффективной цели мотивационной системы активируется набор сохраненных представлений о прошлом опыте, относящемся к любому конкретному аффективному состоянию, и текущее поведение планируется в соответствии с этими представлениями.В ходе развития межличностный опыт, когнитивное развитие и культурные значения могут вмешиваться, чтобы изменить ранние интерактивные представления, относящиеся к каждой мотивационной системе, но их аффективное ядро ​​остается неизменным (Lichtenberg et al., 2011). Текущий контекст опыта составляет мотив, определяющий содержание и цели текущего поведения и восприятия (Lichtenberg, 1989). Следовательно, определенные аффективные состояния, создавая единичные мотивы, представляют собой связь между целями, установленными эволюционной историей вида, и реальным психическим опытом человека.С этой точки зрения, базовые эмоции - это то, что, по сути, связывает цели, поставленные эволюцией, с индивидуальными мотивами, определяющими поведение и создающими личный смысл в повседневной жизни. В этой сложной архитектуре мотивированного поведения основные эмоции могут легко объяснить разнообразие и пластичность действий, с помощью которых люди достигают своих основных эволюционных целей. Кроме того, ведущая роль аффектов делает мотивационные процессы открытыми для обучения, когнитивного совершенствования и культурного вклада в индивидуальную биологическую адаптацию.

Аффективные нейронауки и системы выживания

Несмотря на некоторые важные теоретические различия, нейробиологические подходы в основном созвучны психодинамическому понятию мотивационных систем и дают дальнейшие выводы о роли основных эмоций в поведении человека. Во-первых, современные нейробиологические подходы свидетельствуют о том, что принятие решений и мотивированное поведение поддерживаются активацией нейроанатомических структур, которые предназначены для обнаружения специфических сигналов, важных для индивидуального выживания (MacLean, 1990; Panksepp, 1998).Такие подкорковые структуры отвечают за быстрые реакции, которые сохраняют важную адаптивную роль, несмотря на появление в эволюционной истории более совершенных способов анализа стимулов и поведенческой адаптации. В частности, каждая нейроанатомическая структура отвечает за реакции на условия, которые включают гомеостатические потребности организма и репродуктивные функции. Более того, в ходе эволюции эти системы быстрой адаптации постепенно включали в себя социальное поведение, которое оказывает прямое влияние на выживание через групповые взаимодействия (например,g., привязанность, реакции друга / врага, сочувствие).

Второй важный вклад нейробиологических исследований показал, что нейроанатомические участки основных эмоций практически совпадают с таковыми из более древних схем поведенческой адаптации (Panksepp, 1998). Эти данные побудили многих исследователей включить базовые эмоции в так называемые системы выживания, базовые системы поведенческих реакций, которые гарантируют сохранение индивидуальной целостности перед лицом внезапных изменений внутренней и внешней среды адаптации (LeDoux, 2016).Таким образом, основные эмоции, такие как тревога, гнев, страх, можно рассматривать как фрагменты более широкой модели поведения, ведущей к немедленной адаптивной реакции на условия окружающей среды, которые представляют угрозу / возможность для индивидуального выживания. Этот взгляд в значительной степени совпадает с классической теорией основных эмоций как систем, вызывающих быстрые адаптивные поведенческие реакции. Однако более сложный анализ систем выживания, частью которых сейчас являются основные эмоции, позволяет исследователям получить более детальную картину мотивационных процессов, лежащих в основе человеческого поведения.

Действительно, третий важный вклад недавней нейробиологии мотивации рассматривает основные эмоции не только как часть врожденных быстрых реакций на угрозу выживанию. Эволюция более поздних структур коркового мозга создала возможность преодолеть и, возможно, улучшить стратегии поведенческой адаптации более древних систем выживания. Это улучшение преследовалось эволюцией за счет улучшения специфичности перцептивного анализа стимулов (включая символическую и лингвистическую категоризацию), сравнения текущих условий с предыдущим опытом (новые системы памяти), более высокой специализации и уточнения поведенческих реакций и, особенно верно для людей, роль обучения и культурной передачи (LeDoux, 2016).Однако, в отличие от того, что может показаться на первый взгляд, эта достигнутая сложность не отбрасывает и не умаляет роль более основных систем реагирования (Panksepp and Biven, 2012). Хотя наличие основных аффективных реакций может быть только частью нашего субъективного опыта, основные эмоции, связанные с системами выживания, являются сырьем, на котором основаны более сложные анализы, проводимые высшими центрами мозга. Этот мотивационный взгляд на самом деле выходит за рамки традиционной коммуникативной и поведенческой интерпретации основных эмоций, подчеркивая оценочную и информационную роль, которую базовые эмоции играют в сложных процессах принятия решений.Конечно, интерпретация таких сигналов не выполняется автоматически и не приводит к простому и самоочевидному переводу того, что происходит в наших телах.

Как показали и психодинамическая теория, и нейробиология, основные эмоциональные реакции динамически переплетаются, плавно изменяются и, в некоторой степени, могут использоваться различными мотивационными системами. Более того, интерпретация телесных сигналов, на которые мы полагаемся для интерпретации внешнего мира, во многом зависит от природы и способов запоминания предыдущего опыта и, по мере развития, постепенно зависит от межличностных и культурных процессов.Именно эта сложная «проработка» внутренних телесных переживаний создает многоцветный и многогранный характер нашего эмоционального опыта. В этом смысле старую версию BET справедливо критикуют за ее редукционистский подход к человеческому аффективному опыту, который кажется полностью совместимым. Однако следует помнить, что не было бы сознательного переживания самого себя без интерпретации основных аффективных следов. Создание личного смысла, а также переживание того, чтобы быть субъектом («личностью»), не могло быть достигнуто без расшифровки и интерпретации телесных сигналов, относящихся к системам выживания (Modell, 2003; Northoff et al., 2011). Что еще более важно, эволюция позволила нам установить и поддерживать прочную связь между нашим умственным функционированием и нашими основными организменными и социальными потребностями посредством обработки и развития основных эмоций. Конечно, невозможно больше утверждать, что нами «движут» основные эмоции и инстинктивные силы в старом психоаналитическом или этологическом смысле. Точно так же можно утверждать, что даже если моторные и вегетативные компоненты основных эмоций часто представляют узнаваемый окончательный путь выражения нашего эмоционального опыта, наша адаптация не столько зависит от этих основных эмоциональных реакций, сколько от более сложных и более рациональных поведенческих стратегий. , социальное взаимодействие и культурное сотрудничество.В любом случае, следует учитывать, что наше восприятие мира, а также наше поведение было бы бессмысленным без постоянной и адекватной работы по интерпретации нашего основного эмоционального опыта. В последнее время в психодинамическом мышлении большое внимание уделяется тому, чтобы построить мост между мгновенными необработанными метафорами, созданными фрагментированными эмоционально-телесными представлениями межличностного мира, и образной интерпретацией, опосредованной символическими процессами, которые придают новый и преобразующий смысл таким переживаниям. (Modell, 2003).Эта новая перспектива позволила переосмыслить проблему аномального развития личности с точки зрения отказов и коллапсов репрезентативных систем, предназначенных для выработки эмоциональных и мотивационных сигналов (Fonagy et al., 2002). Мы надеемся, что анализ некоторых клинических феноменов, связанных с активацией переживания гнева и неудач в его интерпретации, прольет еще немного света на актуальность этой новой модели СТАВКИ.

Основная эмоция гнева

Гнев всегда был включен в репертуар основных эмоций, в основном благодаря его отчетливому и универсально узнаваемому образцу выражения лица (Ekman, 1999).Тем не менее исследования выявили некоторые критические моменты, которые ставят под сомнение универсальное биологическое значение эмоции гнева и, следовательно, общую значимость СТАВКИ для объяснения аффективных состояний, возможно, связанных с этим эмоциональным состоянием. Прежде всего, данные, указывающие на конкретный психофизиологический профиль активации гнева, все еще кажутся противоречивыми. Психофизиологические параметры гнева являются общими для других эмоциональных состояний, таких как, например, общее состояние стресса, страха или хищнического поведения (Scarpa et al., 2010). Исследователям трудно найти конкретное место в общей классификации положительных и отрицательных эмоций (Watson et al., 2016). Гнев влечет за собой негативную активацию, которая заставляет человека снимать напряжение посредством активного поведения. В то же время поведение, поддерживаемое гневом, может привести к приближающемуся поведению, обычно поддерживаемому положительными эмоциями (Scarpa and Raine, 1997). В отличие от других основных эмоций, условия окружающей среды, которые, как ожидается, вызовут гнев, не всегда различимы, как того требует СТАВКА (Ekman, 1992).Гнев может проявляться как реакция на состояние физического страдания, как способ защитить себя от нападения хищника (в этом смысле гнев является возможным следствием страха; Wilkowsky and Robinson, 2010), как цель, поддерживающая эмоции. -направленное поведение, когда обстоятельства внешнего мира мешают достижению желаемой цели, вызывая разочарование (Panksepp, 1998). Другой кардинальный аспект СТАВКИ, который заключается в том, что социальное воздействие отображаемой эмоции на других людей также является спорным в случае гнева.Выражение гнева на лице можно интерпретировать как признак агрессии, вызывая реакции страха или склонности к участию в конфликте, или может иным образом вызвать оживляющее чувство причастности к другим субъектам, в зависимости от оценки контекста (Emde, 1984). Критики BET также подчеркнули, что выражение гнева практически полностью подавляется в некоторых культурных контекстах (Rosado, 1984). В том же ключе подчеркивается, что некоторые аффективные или мотивационные состояния, предположительно связанные с гневом, такие как зависть, ревность, ненависть или агрессивное стремление к определенной цели, не сопровождаются проявлением или субъективным переживанием гнева или ярости, как если бы эти негативные чувства и настроения были сформированы культурно (Harrè, 1986).

В целом, эти спорные моменты не исключают возможности рассматривать гнев как базовую эмоцию и отводить ему центральную роль в нашей эмоциональной жизни. Опять же, мотивационный анализ, основанный на филогенетических и онтогенетических соображениях, может улучшить наше понимание значимости гнева как основного эмоционального сигнала в нашей аффективной жизни. Анализ нейроанатомических структур, подразумеваемых в выражении гнева, помещает его филогенетическое происхождение в основную реакцию на состояние дистресса.Вероятно, такие реакции возникли как реакция на состояние физического стеснения как окончательный способ для человека освободиться от хищника или на внешнее состояние, вызывающее боль или раздражение. Эта основная схема ответа расположена на очень глубоком уровне в головном мозге [периакведуктальный серый (PAG)], где также расположены другие центры, координирующие гомеостатические реакции (Panksepp and Biven, 2012). Согласно нейробиологическим исследованиям, такая основная защитная роль реакции гнева постепенно превратилась в более сложную последовательность реакций, активируемых восприятием угрозы во внешнем мире и полезную для инициирования и поддержки реакции борьбы-бегства.Интеграция такого сложного ответа была гарантирована в ходе эволюции взаимодействием центров, расположенных в миндалевидном теле (Panksepp, Biven, 2012). Следующий шаг в развитии гнева характеризуется привлечением такой базовой реакции мотивационной системой достижения цели. Общая схема, регулирующая приближающееся поведение к цели, регулируется системой вознаграждения. Мотивация к достижению цели является гибкой и способна корректировать поведенческие планы в соответствии с возможными внешними препятствиями, а также с внутренними источниками ошибок.Психофизиологическая активация, типичная для реакции гнева, может быть задействована, чтобы помочь организму более энергично преодолевать препятствия и выдерживать попытки достижения желаемой цели. Следовательно, древняя реакция гнева рекрутируется несколькими мотивационными системами через нейроанатомические связи, которые развились позже в эволюции и определяют различные возможные фиксированные паттерны реакции, приводящие к окончательному возникновению гнева. Этот пример эволюционного ожидания может четко объяснить разнообразие источников, которые могут вызывать реакции гнева, и подчеркивает, как такая эмоциональная реакция является фундаментальной частью адаптивного репертуара, демонстрируемого людьми.

Онтогенез гнева

Онтогенез реакций гнева может дополнительно объяснить, как такая базовая эмоция становится необходимым аспектом сложной эмоциональной жизни человека. Исследователи развития показали, что правильное выражение гнева не появляется до последних месяцев первого года жизни (Sroufe, 1995). До этого можно было наблюдать только менее специфическую реакцию дистресса и раздражительности, трудно отличимую от других негативных реакций, таких как плач, голод, боль.Реакция дистресса, возникающая в первые месяцы жизни, рассматривается как основная реакция, возникающая при резком накоплении психофизиологической активации, независимо от того, вызван ли источник этого внезапного усиления возбуждения эндогенными колебаниями нервной системы или внешняя стимуляция. Таким образом, предвестник реакции гнева определяется конкретными психофизиологическими параметрами. И только тогда, когда в конце первого года младенец становится способным различать средства и цели своего поведения и отчетливо осознавать, что его намеренное действие заблокировано, возникает правильная реакция гнева.Примечательно, что эмоция гнева проявляется, когда ребенок способен приписать стимуляции психологическое значение («существует препятствие, мешающее достижению цели»). Психологический смысл, приписываемый ситуации, вызывает те же психофизиологические параметры, способные вызвать предыдущую реакцию дистресса (резкое усиление внутреннего возбуждения). Впоследствии когнитивное развитие и обучение позволяют ребенку предвидеть источники разочарования и связывать свою способность исследовать окружающую среду со способностью (возможно, поддерживаемой гневом) преодолевать препятствия (Lichtenberg, 1991).Когда самосознание и социальная осведомленность начинают доминировать в психологических суждениях ребенка, гнев, наконец, направляется на других людей или на себя, в конце концов приобретая форму того, что обычно называют гневом (Sroufe, 1995). В процессе дальнейшего когнитивного и социального роста психологическое значение гнева, конечно, все больше и больше определяется межличностным опытом и общими культурными представлениями, которые становятся центральным аспектом переговоров о межличностных конфликтах. Затем гнев и ярость трансформируются в чувства ненависти, соперничества, тонкого негодования, садизма, презрения, зависти, ревности, собственничества.Это разнообразие чувств инициируется появлением ярости, но они становятся все более и более дифференцированными и частично отстраненными от этой базовой эмоции (Parens, 2008). Конечно, как мы увидим в следующем абзаце, степень, в которой ярость становится частью индивидуального способа осуществления контроля над внешним миром, управления конфликтами и социальной самоуверенности, во многом зависит от реального социального опыта и интерпретаций, которые Воспитатели предлагают поведение ребенка, а также более широкий социальный контекст социальных норм и устоявшихся значений.Примечательно, что эти онтогенетические достижения, какими бы сложными они ни были, не могли произойти без набора базовых схем реакции, постепенно развивающихся в первые 2 года жизни.

Формирование личности и метаболизм гнева / ярости

Недавние исследования в области развития, а также клинические исследования подчеркнули важность гнева и ярости для нормальных и ненормальных аспектов личностного роста. Выражение гнева рассматривается как необходимое условие для освоения исследования окружающей среды (Mahler et al., 1975; Sroufe, 1995), достижение целей и поведенческих планов (Stechler and Halton, 1987), установление чувства личного контроля над своими действиями, разрешение конфликтов (Lichtenberg, 1989), защита личной целостности (Modell, 1993), дифференциация личных против личных мотивов и точек зрения других (Parens, 2008). Как обсуждается в этой статье, очевидно, что в первые годы жизни основная эмоция гнева, независимо от ее филогенетического происхождения и предшествующих онтогенетических предшественников, задействуется на службе более широкой мотивации для достижения желаемой цели.Следовательно, возможность прибегнуть к гневу или ярости рассматривается как основной шаг (хотя, конечно, не единственный) для утверждения собственной автономии и чувства владения собой и уравновешивания чувств стыда и уязвимости, что определяют психоаналитики. как «здоровый нарциссизм» (Ronningstam, 2005). Таким образом, гнев и ярость считаются необходимыми инструментами для восстановления чувства личной последовательности и автономии или для того, чтобы выстоять в преследовании цели в случае неудачи (Mahler et al., 1975; Кохут, 1977). Естественно, напористость, чувство автономии и господства над собой не следует полностью считать совпадающими с выражениями гнева и ярости. Многие другие аффективные, когнитивные и социальные приобретения являются необходимой основой развивающегося чувства автономии и нарциссической целостности. Более того, здоровые проявления гнева должны подавляться чувством сочувствия к другим, признанием их точки зрения и полной оценкой характера аффективных отношений с ними, а также уважением этических и социальных норм, неизбежно сдерживающих индивидуальная напористость и достижения.Как следствие, нормальные проявления гнева и ярости следует отличать от высокомерия, особого чувства собственного достоинства, садистского контроля, межличностной эксплуатации, аффективных манипуляций и насилия. Клиническая литература свидетельствует о том, что, когда систематически не удается правильно ограничить проявления гнева, мы сталкиваемся с ненормальным личным развитием и риском антисоциального поведения. Теперь мы увидим, что эти искажения в личностном росте в основном связаны с двумя условиями, подразумевающими метаболизм аффективного сигнала гнева: (а) неправильная и повторяющаяся обработка других мотивационных сигналов, подразумевающая нормальное обращение к гневу или ярости (например,g., страх, разочарование, ущемление личной целостности) приводит человека к повторяющимся или преувеличенным проявлениям этих основных эмоциональных проявлений; (б) индивид научился путать внутренний сигнал гнева и поведенческие проявления гнева со своим собственным самоутверждением, утверждением автономии, чувством личного контроля и целостности.

Гиперактивация сигналов гнева / ярости при пограничных расстройствах личности и психопатии

Диагностические подходы (Kernberg, 1984; Gunderson, 2001; American Psychiatric Association [APA], 2013) всегда определяли необузданные и частые приступы ярости как одну из ключевых клинических особенностей пограничного расстройства личности (ПРЛ).Чаще всего это сильное чувство гнева может также вызвать драматическое самоповреждающее поведение, возможно, нерешительность в попытках самоубийства. Дисфорический фон, характеризующийся раздражительностью и гневом, также считается ответственным за аффективную нестабильность и фрагментированное чувство идентичности, характерное для пациентов с ПРЛ (Gunderson, 2010). Для того, чтобы поддерживать хотя бы некоторую форму позитивных взаимоотношений с другими значимыми людьми, а также чувство личного достоинства и автономии, пациенты с ПРЛ должны отделять гневные и неистовые аспекты своей личности от своей саморепрезентации и собственного опыта. отношения с внешним миром (Кернберг, 1975).Сообщается, что пациенты с ПРЛ испытывают такое невыносимое количество гнева, учитывая их склонность воспринимать личные угрозы во внешнем мире, в основном в близких отношениях, из-за обоих факторов темперамента (New et al., 2008; Gunderson, 2010) и раннего травматического опыта. в матрице прикрепления (Chiesa et al., 2016). В результате реакции гнева легко вызываются как основная защитная реакция (бегство-борьба) на ощущение нападения. В то же время хрупкое чувство собственного достоинства и крайняя зависимость от значимого другого, в котором пациенты с ПРЛ чувствуют себя пойманными в ловушку, часто приводят этих пациентов к трансформации внешних проявлений гнева в самоповреждение или пассивное агрессивное поведение (Kernberg, 1975).Другой пример ошибочной обработки окружающих или мотивационных ключей, приводящей к чрезмерному использованию гнева, представлен клиническим феноменом психопатии. Гнев и ярость не характеризуют суть этого редкого и крайнего состояния, хотя выражения гнева и ярости могут часто ассоциироваться с ним. Блэр (2009) и Гленн и Рейн (2014). Возникновение гнева и ярости у психопатических пациентов недавно было объяснено специфической неудачей в обработке негативного подкрепления (Blair, 2009).Психопатические пациенты демонстрируют дефицит функционирования в той области мозга, которая предназначена для обнаружения неудач в поведенческих планах. Когда выполнение какого-либо плана поведения не приводит к ожидаемому результату, передняя поясная кора передает сигнал префронтальной коре, чтобы скорректировать план поведения для достижения цели. Если поясная извилина коры головного мозга не активируется отрицательным исходом, как это происходит в случае с психопатическими пациентами, первоначальный план поведения выполняется снова и снова.Сообщается, что в отличие от пациентов с ПРЛ, люди с психопатическими чертами недооценивают влияние отрицательных эмоций (Masi et al., 2014). Поскольку реакции гнева и гнева неизбежно возникают всякий раз, когда выполнение поведенческого плана не достигает своей цели, психопатический индивидуум чрезмерно подвержен своему типу гневных реакций. Таким образом, в последнем случае основные эмоции гнева поддерживаются системой вознаграждения и выражаются в чистом виде, потому что эта система не поддерживается адекватно обработкой эмоциональной информации о негативных результатах поведения субъекта.Эта неадекватная обработка ответственна как за настойчивость поведенческих усилий, пренебрежение межличностными последствиями, так и за связанные с ними гневные реакции.

Роль сигналов гнева / ярости в нарциссической личности

Случай нарциссического расстройства личности дает другой взгляд на неуместное обращение к гневу и аффективным проявлениям ярости. Согласно Кернбергу (1975), суть нарциссической патологии личности представлена ​​слиянием попыток установления примитивного грандиозного чувства собственного достоинства и выражения гнева.Короче говоря, нарциссический человек ошибочно принимает свою самоуверенность и чувство собственной значимости с агрессивным контролем над осмысленной оценкой и отражением других. Высокомерие и преувеличенные чувственные права, интенсивная реакция гнева на любую предполагаемую угрозу их самооценке или на частые чувства стыда, эксплуататорское или даже садистское поведение, изображающее наиболее узнаваемые формы нарциссической личности, являются результатом этого основного заблуждения: чтобы заявить о себе и защитить уязвимое чувство собственного достоинства, необходимо быть в ярости и агрессивно контролировать отношения.Когда такие попытки контроля терпят неудачу, нарциссический пациент пытается защитить себя от последующего сильного чувства стыда через ярость (Kohut, 1977; Ronningstam, 2005). Клиническая литература показала, что личная история нарциссических пациентов часто сопровождается межличностными отношениями, которые отрицали полное и глубокое признание раннего чувства автономии и индивидуального дифференцированного существования пациентов. Чаще всего в детстве с нарциссической пациенткой унизительно обращались как с продолжением ее собственных родителей или признавали только за ее внешний вид или таланты (Fernando, 1998), развивая лишь скудную способность к эмоциональному самопознанию и саморегуляции. .В некоторых других случаях особая одаренность темперамента, а именно чрезмерная потребность в вознаграждении и аффективном удовлетворении, вызывала у этих пациентов крайнее чувство стыда и личную неудачу. Разнообразные проявления, наблюдаемые в широко признанном различии между Уязвимой и Грандиозной формами нарциссической патологии (Pincus and Lukowitsky, 2010), по-видимому, проливают ясный свет на важность обработки гнева и ярости в этой области патологии личности. В варианте «Грандиозный» нарциссический пациент узнал, что гнев и агрессивный контроль над своим межличностным окружением эквивалентны личным полномочиям, автономии и внутренней согласованности.Общая стратегия регулирования самооценки и самоулучшения проистекает из этого уравнения, которое приводит к проявлениям правомочности, высокомерия, манипулятивности и межличностной эксплуатации, прямым садистским или агрессивным попыткам контролировать состояния ума и поведение других. О ключевой важности базовой эмоции гнева для нарциссической личности также свидетельствует уязвимый вариант этой патологии характера, в которой явно преобладает всепроникающее чувство стыда, неадекватности и личной неудачи (Pincus and Lukowitsky, 2010).Сообщается, что эти, иначе называемые , скрытые, или застенчивые (Ronningstam, 2005) формы нарциссической патологии очень настороженно относятся к любым проявлениям гнева и ярости. Когда происходят эти аффективные реакции, скрытый нарцисс может не осознавать ни это, ни причины, по которым они возникли с ним. Эти пациенты, по сути, предпочитают избегать любых чувств, связанных с личной самоутвержденностью, чтобы скрыть свои грандиозные ожидания и избежать возможных последующих разочарований и чувства стыда (Pincus and Lukowitsky, 2010).Однако эмпирические и клинические данные показали, что уязвимые нарциссические пациенты могут быть еще более склонны к агрессивным действиям или антиобщественному поведению (Fossati et al., 2014). В самом деле, когда более уязвимые пациенты одержимы эмоциями, которые мешают им понять их разочарованную потребность в самоуверенности и вытекающие из этого агрессивные чувства, они теряют способность модулировать свое поведение и понимать его влияние на благополучие других (Baskin-Sommers et al. ., 2014; Lee-Rowland et al., 2017). Таким образом, в этих двух формах нарциссической патологии гипер-оценка и гипо-оценка чувства гнева являются двумя основными процессами, вокруг которых вращаются своеобразные стратегии этой личностной патологии. Последний аспект, который следует принять во внимание в отношении нарциссического функционирования и обработки гнева и ярости, представлен самоубийством. Фактически, клиническое понимание нарциссической основы суицидных мыслей и суицида подчеркнуло ключевую роль аффективных состояний, наполненных чувствами ненависти, садомазохистской динамикой и местью (Ronningstam et al., 2008). В этом отношении одним из ключевых шагов, ведущих к самоубийству у нарциссических личностей, является отрицание агрессивных чувств, порожденных нарциссическими травмами. Сильные защиты, часто диссоциативного характера, против такого агрессивного и властного отношения к значимым другим и внешнему миру в целом имеют место, чтобы скрыть и избежать угроз личному чувству всемогущества и самоуважения. Однако, когда такая защита не справляется с этой целью из-за серьезных жизненных событий, отдельные чувства гнева и ярости, поддерживающие чувство контроля и власти, обостряются и побуждают человека к действию.Атака на самоэскалацию при суицидальном поведении - это способ, которым такая потребность в агрессивном контроле выражается из личного осознания, позволяя восстановить чувство господства через замаскированную фантазию возмездия против других, которые останутся в живых.

Заключение

Многие попытки избавиться от BET наталкиваются на основное препятствие. В чистом виде BET был способом осмыслить влияние эволюционного наследия и потребностей выживания на человеческий разум.Независимо от того, насколько убедительна и эффективна критика отдельных аспектов СТАВКИ, ее исходный посыл невозможно переоценить. В этой статье было предложено, что новая мотивационная структура для основных эмоций позволяет расширить их роль в аффективном опыте и процессах принятия решений. Нейробиологический, развивающий и психодинамический подходы, похоже, указывают на интерпретацию основных эмоций как систем оценки, которые работают как внутренние сигналы, ориентирующие и придающие смысл нашим намерениям и субъективному опыту.Представляется необходимым введение мотивационной точки зрения на основные эмоции, чтобы рассмотреть, как эти базовые системы реакции могут быть преобразованы с помощью более тонких когнитивных операций в разнообразное эмоциональное содержание. Кроме того, мотивационный подход дает новый взгляд, в котором основные эмоции раскрывают свою важность для людей через межличностный и культурный опыт.

Авторские взносы

RW несет полную ответственность за развитие идей и теоретических исследований, содержащихся в этой статье.Автор также несет полную ответственность за реализацию и доработку проекта рукописи.

Заявление о конфликте интересов

Автор заявляет, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Список литературы

Американская психиатрическая ассоциация [APA] (2013). Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам: DSM 5. Вашингтон, округ Колумбия: Издательство Американской психиатрической ассоциации.DOI: 10.1176 / appi.books.97808

596

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Баскин-Соммерс, А., Круземарк, Э., и Роннингстам, Э. (2014). Эмпатия при нарциссическом расстройстве личности: с клинической и эмпирической точек зрения. Личный разлад. 5, 323–333. DOI: 10.1037 / per0000061

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Блэр, Р. Дж. (2009). «Нейробиология агрессии», в Нейробиология психических заболеваний , 3-е изд., Ред. Д.С. Чарни и Э. Дж. Нестлер (Оксфорд: Oxford Press), 1307–1320.

Боулби, Дж. (1969). Приложение и потеря , Vol. 1. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Основные книги.

Google Scholar

Chiesa, M., Cirasola, A., Williams, R., Nassisi, V., and Fonagy, P. (2016). Категориальный и размерный подходы в оценке взаимосвязи между расстройствами привязанности и личности: эмпирическое исследование. Прикрепить. Гм. Dev. 19, 151–169. DOI: 10.1080 / 14616734.2016.1261915

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дарвин, К. (1872). Выражение эмоций у животных и человека. Лондон: Мюррей. DOI: 10.1037 / 10001-000

CrossRef Полный текст

Экман П. (1999). «Основные эмоции», в Справочник по познанию и эмоциям , ред. Т. Далглиш и М. Пауэр (Сассекс: John Wiley & Sons), 45–60.

Google Scholar

Эмде, Р. Дж. (1984). «Уровни значения детских эмоций», в Подходы к эмоциям , ред. К.Р. Шерер и П. Экман (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Лоуренс Эрлбаум), 77–108.

Google Scholar

Фернандо Дж. (1998). Этиология нарциссического расстройства личности. Психоанал. Study Child 53, 141–158.

Google Scholar

Фонаги П., Гергей Г., Юрист Э. и Таргет М. (2002). Ментализация, аффективная регуляция и развитие личности. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Основные книги.

Фоссати, А., Пинкус, А. Л., Боррони, С., Мунтяну А. Ф. и Маффеи К. (2014). Патологический нарциссизм и психопатия - разные конструкции или разные названия одного и того же? Исследование, основанное на итальянских доклинических взрослых участниках. Внутр. J. Pers. Disord. 28, 394–418. DOI: 10.1521 / pedi_2014_28_127

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Газзанига, М. С. (2008). Человек. Наука, которая делает ваш мозг уникальным. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Харпер-Коллинз.

Google Scholar

Гленн, А.Р., Рэйн А. (2014). Психопатия: Введение в биологические открытия и их значение. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Нью-Йоркского университета. DOI: 10.18574 / NY / 9780814777053.001.0001

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гундерсон, Дж. Г. (2001). Пограничное расстройство личности: клиническое руководство. Вашингтон, округ Колумбия: Издательство Американской психиатрической ассоциации.

Google Scholar

Харре Р. (1986). Социальная конструкция эмоций. Оксфорд: Блэквелл.

Google Scholar

Hinde, R. (1974). Биологические основы социального поведения человека. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Макгроу-Хилл.

Google Scholar

Кернберг О. (1975). Пограничные состояния и патологический нарциссизм. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Джейсон Аронсон.

Google Scholar

Кернберг О. (1984). Тяжелые расстройства личности. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Джейсон Аронсон.

Google Scholar

Кохут, Х.(1977). Восстановление личности. Чикаго, Иллинойс: Издательство Чикагского университета.

Google Scholar

Леду, Дж. (2016). Тревожно. Использование мозга для понимания и лечения страха и беспокойства. Лондон: Книги Пингвинов.

Google Scholar

Ли-Роуленд, Л. М., Барри, К. Т., Гиллен, К. Т., и Хансен, Л. К. (2017). Как различные аспекты подросткового нарциссизма влияют на связь между черствыми и бесчувственными чертами и самооценкой агрессии? Агрессия.Behav. 43, 14–25. DOI: 10.1002 / ab.21658

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лихтенберг, Дж. Д. (1989). Психоанализ и мотивация. Хиллсдейл, Нью-Джерси: Аналитическая пресса.

Google Scholar

Лихтенберг, Дж. Д. (1991). Психоанализ и исследования младенцев. Лондон: Рутледж.

Google Scholar

Лихтенберг, Дж. Д., Лахманн, Ф. М., и Фосхаге, Дж. Л. (2011). Психоанализ и мотивационные системы.Новый взгляд. Лондон: Рутледж.

Google Scholar

Лоренц, К. (1978). Vergleichende Verbaltensforschung: Grundlagen der Ethologie. Вена: Springer-Verlag. DOI: 10.1007 / 978-3-7091-3097-1

CrossRef Полный текст

Маклин, П. Д. (1990). Триединый мозг в эволюции: роль в палеоцеребральных функциях. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Plenum Press.

Google Scholar

Малер М., Пайн М. и Бергманн А. (1975). Психологическое рождение человеческого младенца. Симбиоз и индивидуация. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Основные книги.

Google Scholar

Маси Г., Милоне А., Пизано С., Лензи Ф., Муратори П., Гемо И. и др. (2014). Эмоциональная реактивность у направленной молодежи с деструктивными расстройствами поведения: роль черство-бесчувственных черт. Psychiatry Res. 220, 426–432. DOI: 10.1016 / j.psychres.2014.07.035

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Моделл, А.Х. (1993). Частное Я. Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.

Google Scholar

Modell, A.H. (2003). Воображение и осмысленный мозг. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Google Scholar

Нацуаки, М. Н., Лев, Л. Д., Нейдерхайзер, Дж. М., Шоу, Д. С., Скарамелла, Л. В., Ге, X. и др. (2013). Передача риска социального торможения от поколения к поколению: взаимодействие между родительской реакцией и генетическим влиянием. Dev. Psychopathol. 25, 261–274. DOI: 10.1017 / S0954579412001010

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Нью А.С., Трибвассер Дж. И Чарни Д.С. (2008). Дело о переносе пограничного расстройства личности на ось I. Biol. Психиатрия 64, 653–659. DOI: 10.1016 / j.biopsych.2008.04.020

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Northoff, G., Qin, P., and Feinberg, T. E. (2011). Мозговая визуализация самооценки - концептуальные, анатомические и методологические вопросы. Сознательное. Cogn. 20, 52–63. DOI: 10.1016 / j.concog.2010.09.011

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Панксепп Дж. (1998). Аффективная неврология. Основы эмоций человека и животных. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Google Scholar

Панксепп Дж., Бивен Л. (2012). Археология разума. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Нортон.

Паренс, Х. (2008). Развитие агрессии в раннем детстве. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Джейсон Аронсон.

Google Scholar

Пинкус, А. Л., Луковицкий, М. Р. (2010). Патологический нарциссизм и нарциссическое расстройство личности. Annu. Преподобный Clin. Psychol. 6, 421–446. DOI: 10.1146 / annurev.clinpsy.121208.131215

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Роннингстам Э., Вайнбергер И. и Мальцбергер Дж. Т. (2008). Одиннадцать смертей г-на К., способствующие самоубийству среди нарциссических личностей. Психиатрия 71, 169–182. DOI: 10.1521 / psyc.2008.71.2.169

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Роннингстам, Э. Ф. (2005). Определение и понимание нарциссической личности. Бостон, Массачусетс: Издательство Оксфордского университета.

Google Scholar

Росадо, М. (1984). «К антропологии себя и эмоций» в Теории культуры . Очерки разума, себя и эмоций , изд. Р. А. Шведер (Кембридж: издательство Кембриджского университета), 161–182.

Розенблатт, А. Д., и Тикстун, Дж. Т. (1977). Современные психоаналитические концепции в общей психологии. Общие концепции и принципы. Мотивация. Нью-Йорк, Нью-Йорк: International University Press.

Google Scholar

Скарпа А., Хаден С. К. и Танака А. (2010). Вспыльчивый характер: автономные, эмоциональные и поведенческие различия между реактивной и проактивной агрессией в детстве. Biol. Psychol. 84, 488–496. DOI: 10.1016 / j.biopsycho.2009.11.006

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Скарпа А. и Рейн А. (1997). Психофизиология гнева и агрессивного поведения. Psychiatr. Clin. North Am. 29, 375–393. DOI: 10.1016 / S0193-953X (05) 70318-X

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Соломон Р. К. (1984). «Джеймсовская теория эмоций в антропологии», в «Теория культуры». Очерки разума, себя и эмоций , изд. Р. А. Шведер (Кембридж: издательство Кембриджского университета), 273–292.

Сроуф, А. (1995). Эмоциональное развитие: организация эмоциональной жизни в ранние годы. Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

Google Scholar

Stechler, G., и Halton, A. (1987). Возникновение агрессии и самоутверждения в младенчестве. Психоаналитический системный подход. J. Am. Психоанал. Доц. 35, 821–838. DOI: 10.1177 / 000306518703500402

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Штерн, Д.Н. (1985). Межличностный мир младенца. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Основные книги.

Google Scholar

Уотсон, Э. М., Лавлесс, Дж. П., Стивенсон, А. Дж., Бикель, К. Л., Лехокей, К. А., и Эверхарт, Э. Д. (2016). Связь между гневом, фронтальной асимметрией и субшкалами BIS / BAS. J. Nat. Sci. 2, e264.

Google Scholar

Вилковски, Б. М., и Робинсон, М. Д. (2010). Анатомия гнева - интегративная когнитивная модель черты гнева и реактивной агрессии. J. Personal. 78, 9–38. DOI: 10.1111 / j.1467-6494.2009.00607.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

инструментов психологии: что такое гнев? Вторичная эмоция

Этот пост объясняет, почему гнев является вторичной эмоцией. Понимая корни гнева, то есть основные эмоции, которые его питают, люди могут более эффективно устранять его основные причины.Это важный первый шаг в решении проблем управления гневом.

Что такое гнев?

Все испытывают гнев в разное время, в разной степени. Это просто часть человеческого опыта. Чувство гнева может возникать в самых разных контекстах. Пережить несправедливое обращение; услышать критику; или просто не получить то, что вы хотите, - это лишь некоторые из потенциальных триггеров. Переживание гнева может варьироваться от легкого раздражения до разочарования и вплоть до бурной ярости.По сути, даже скука - это умеренная версия гнева в форме неудовлетворенности происходящим.

Хотя чувство гнева - естественная часть человеческого бытия, полезно подумать об умелых способах работы с ним, которые приведут к здоровому образу жизни, а не о чувстве сожаления о том, что вы сказали или сделали.

Почему гнев иногда бывает хорош? Без чувства гнева мы не выступим против несправедливости или несправедливости. Гнев - это внутренняя тревога, которая говорит нам, что что-то не так.К сожалению, однако, слишком часто гнев, который испытывают люди, вызывается гораздо менее важными факторами, чем серьезные проступки.

Гнев - вторичная эмоция

Многие люди не осознают, что гнев - вторичная эмоция. Что это значит? Как правило, за гневом скрывается одна из основных эмоций, например страх или печаль. Страх включает в себя такие вещи, как беспокойство и беспокойство, а печаль возникает из-за переживания потери, разочарования или уныния.

Чувство страха и печали довольно неприятно для большинства людей; это заставляет вас чувствовать себя уязвимым и часто не контролирующим ситуацию. Из-за этого люди стараются избегать этих чувств любым возможным способом. Один из способов сделать это - подсознательно перейти в режим гнева. В отличие от страха и печали, гнев может вызвать прилив энергии и заставить вас чувствовать себя более ответственным, чем чувствовать себя уязвимым или беспомощным. По сути, гнев может быть средством создания чувства контроля и власти перед лицом уязвимости и неуверенности.

Давайте рассмотрим несколько примеров. Когда между парами возникает гнев, иногда скрывается страх быть брошенным. В этих случаях гнев может подпитывать комбинация страха и упущенного ожидания. Неуверенность - когда вам не хватает информации и все кажется аморфным - также может вызвать гнев. Почему? Потому что неопределенность затрагивает «неизвестное», что пугает большинство людей. Даже скука может вызвать гнев или раздражение, потому что может быть тонкое чувство потери или страха, связанное с переживанием того, что вы не занимаетесь чем-то стимулирующим или продуктивным.

В то время как наличие некоторого «чувства контроля» коррелирует с большим эмоциональным благополучием, чрезмерное стремление к контролю приводит только к страданиям, поскольку невозможно всегда контролировать, особенно поведение других людей.

Как работать с гневом

Итак, в следующий раз, когда вы почувствуете гнев - легкий или сильный - сделайте паузу на мгновение, чтобы проверить себя и посмотреть, сможете ли вы определить основную эмоцию, вызывающую гнев. Если трудно заметить что-либо, кроме гнева, начните с изучения своих мыслей, поскольку именно они подпитывают все эмоции.Имейте в виду, что переход от первичной эмоции, такой как страх или печаль, к гневу, обычно происходит довольно быстро и бессознательно. Чувство гнева может быть для вас укоренившейся привычкой, а это означает, что вам потребуется больше времени, чтобы выявить более глубокие мысли и чувства, которые скрываются за ними.

Работая со страхом, грустью или и тем и другим, вы разовьете более умелые способы справляться со своим гневом. Например, вы можете обнаружить, что у вас есть неразрешенное горе. Или вы можете заметить, что боитесь определенного результата.Это хорошие данные для вас, поскольку они связаны с удовлетворением более глубокой потребности, чем гнев.

Определив основную эмоцию, вам будет легче определить лучший курс действий для решения вашей проблемы. Например, вы можете выяснить, действительно ли действия другого человека несправедливы или это просто удар по вашему эго. Выступать за несправедливость, например, защищать себя или других от того, чтобы ими воспользовались или навредили, - это рационально. Но выбор спорить с кем-то из-за чего-то тривиального больше связан с эго.Обращать внимание на последнее - пустая трата энергии, которую можно было бы потратить более разумно.

Таким образом, работа с лежащими в основе первичными эмоциями - это способ уменьшить привычный гнев, культивировать больше внутреннего мира и способствовать осмысленным действиям.

Айсберг гнева

Изображение, вдохновленное творческим терапевтом

Вы когда-нибудь задумывались, почему мы сердимся?

По словам психолога Дэниела Гоулмана, «эмоции - это, по сути, побуждения к действию, мгновенные планы управления жизнью, которые эволюция внушила нам.”

В своей книге «Эмоциональный интеллект» Гоулман говорит нам, что гнев заставляет кровь течь к нашим рукам, облегчая нам поражение врага или удержание оружия. Наш сердечный ритм ускоряется, а выброс гормонов, в том числе адреналина, создает прилив энергии, достаточно сильный, чтобы предпринять «энергичные действия».

Таким образом, гнев укоренился в нашем мозгу, чтобы защитить нас.

Цель гнева

Если вы не знаете, почему злитесь, попробуйте думать о гневе как об айсберге.Большая часть айсберга скрыта под поверхностью воды.

Точно так же, когда мы злимся, под поверхностью могут быть скрыты и другие эмоции. Увидеть гнев человека легко, но бывает трудно увидеть глубинные чувства, которые гнев защищает.

Например, Дэйв считал, что у него проблема с гневом. Когда жена обращалась к нему с просьбой, он критиковал ее. Ему не нравилась его реакция, но он чувствовал, что ничего не может с этим поделать. Когда он работал над обнаружением своих снов в конфликте и начал замечать промежуток между своим гневом и своими действиями, он открыл дверь в глубокое осознание.

У него действительно не было проблемы с гневом. Вместо этого он чувствовал, что жена предъявляет к нему невыполнимые требования. Стремясь понять и принять свой гнев, а не исправить или подавить его, он начал улучшать свой брак, признавая свой гнев сигналом потребности - потребности установить здоровые границы для того, что он будет и что не будет делать.

История

Дэйва указывает на важную концепцию. Как говорит Сьюзан Дэвид, доктор философии, автор книги «Эмоциональная ловкость », : «Наши грубые чувства могут быть посланниками, которые нам нужны, чтобы рассказать нам о самих себе, и могут побудить к пониманию важных жизненных направлений.”

Она считает, что гнев может быть симптомом других невыраженных эмоций.

Гнев как защитник грубых чувств

Согласно исследованию Пола Экмана, гнев - одна из шести «основных эмоций», определенных в Атласе эмоций, наряду с отвращением, страхом, счастьем, грустью и удивлением. Гнев в тот или иной момент ощущается каждым, и он полностью оправдан как отдельная эмоция.

Однако бывают случаи, когда гнев подстегивают другие эмоции, и мы используем гнев, чтобы защитить лежащие под ним грубые чувства.Под гневом Дэйва скрывалась чистая усталость и чувство, что он недостаточно хорош для своей жены. Таким образом, его гнев был сформирован разочарованием в себе и защитил его от глубоко болезненного стыда.

Научиться распознавать гнев не только как основную действительную эмоцию, но и как защитник наших грубых чувств может быть невероятно мощным. Это может привести к исцеляющим разговорам, которые позволят парам, а также детям и родителям лучше понять друг друга.

Он известен как «Айсберг гнева», потому что показывает другие эмоции и чувства, которые могут скрываться под поверхностью.Иногда это смущение, одиночество, депрессия или страх. В других случаях это сочетание нескольких чувств.

Три совета, как прислушаться к гневу

Одна из самых сложных вещей в том, чтобы выслушивать гнев ребенка или любовника, особенно когда он направлен на нас, - это то, что мы занимаем оборонительную позицию. Мы хотим сопротивляться, когда наш собственный гнев выходит на поверхность. Если это происходит, мы вступаем в жаркую словесную битву, в результате чего обе стороны чувствуют себя непонятыми и обиженными. Вот три действенных совета, как прислушиваться к гневу.

  1. Не принимайте это на свой счет
    Гнев вашего партнера или ребенка обычно не из-за вас. Дело в их чувствах. Чтобы не принимать чужой гнев на свой счет, требуется высокий уровень эмоционального интеллекта. Один из способов сделать это - узнать, почему они злятся. Намного легче занять оборонительную позицию, но я обнаружил, что подумал: «Вау, этот человек зол, почему?» ведет меня в путешествие, чтобы обнаружить сны или чувства в гневе. Это сближает нас.
  2. НИКОГДА не говори партнеру «успокойся»
    Когда я работаю с парами, и один из партнеров злится, я был свидетелем того, как другой партнер говорил «успокойся» или «ты слишком остро реагируешь». Это сообщает получателю, что его чувства не имеют значения и неприемлемы. Цель здесь не в том, чтобы изменить или исправить эмоции вашего партнера, а в том, чтобы вместе с ним стоять на айсберге его гнева (если, конечно, его гнев не наносит вреда или разрушает ваше благополучие).Сообщите, что вы понимаете и принимаете их чувства. Если вы сделаете это хорошо, гнев вашего партнера утихнет. Не говоря уже о том, что они будут чувствовать себя услышанными, что со временем укрепляет доверие.

    Может быть, вы выросли в семье, где гнев был недопустим, поэтому, когда ваш партнер выражает его, это вас парализует, и вы замираете. Или, может быть, вы пытаетесь избавиться от их гнева за них, потому что их гнев пугает вас. Откройте себя, чтобы испытать весь спектр эмоций.

  3. Определите препятствие
    Гнев часто вызывается препятствием, блокирующим цель.Например, если цель вашего партнера - почувствовать себя особенным в свой день рождения, а член его семьи, пропустивший особенный день, злит его, определение препятствия поможет вам понять, почему он злится.

Суть в том, что за всеобщим гневом кроется причина. Хотя это самостоятельная эмоция, помните, что гнев также может указывать на другие эмоции, которые необходимо решить или подтвердить.

Ваша работа - понять своего партнера и сесть рядом с ним в его гневе (если только он не смешан с каким-либо из четырех всадников или не представляет собой оскорбительное поведение).Поступая так, вы не только поможете им понять свой гнев, но и станете ближе к ним в процессе.

Хотите узнать больше о том, как работает «Айсберг гнева»? Ознакомьтесь с плейлистом «Творческая терапия».


The Marriage Minute - это наш электронный бюллетень, который улучшит ваш брак за 60 секунд или меньше. Есть минутка? Зарегистрируйтесь ниже.


Нейробиология, развитие и клинические перспективы

Front Psychol.2017; 8: 1950.

Dipartimento di Psicologia Dinamica e Clinica, Университет Сапиенца ди Рома, Рим, Италия

Отредактировал: Массимо Марраффа, Университет Рома Тре, Италия

Рецензировал: Медицинская школа Эльзы Ф. Роннингстам, , Соединенные Штаты; Джорджио Кавилья, Università degli Studi della Campania «Луиджи Ванвителли» Казерта, Италия

Эта статья была отправлена ​​в раздел «Теоретическая и философская психология» журнала «Границы в психологии»

Поступила в редакцию 1 сентября 2017 г .; Принята в печать 23 октября 2017 г.

Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License (CC BY). Использование, распространение или воспроизведение на других форумах разрешено при условии указания автора (авторов) или лицензиара и ссылки на оригинальную публикацию в этом журнале в соответствии с принятой академической практикой. Запрещается использование, распространение или воспроизведение без соблюдения этих условий.

Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

Abstract

Гнев, вероятно, является одной из наиболее обсуждаемых основных эмоций из-за трудностей в обнаружении его внешнего вида в процессе развития, его функционального и аффективного значения (положительная или отрицательная эмоция?), Особенно у людей. Поведение, сопровождающееся гневом и яростью, служит многим различным целям, а нюансы агрессивного поведения часто определяются символическими и культурными рамками и социальным контекстом. Тем не менее, недавние достижения в области нейробиологии и исследований развития, а также клинических психодинамических исследований позволяют по-новому взглянуть на роль гнева в информировании и руководстве многими аспектами человеческого поведения.Исследования развития подтвердили психофизиологические, когнитивные и социальные приобретения, которые не решаются в заранее определенной последовательности появления гнева и ярости в первые 2 года жизни. Так называемые аффективные нейронауки показали филогенетическое происхождение двух цепей, лежащих в основе возникновения гнева, а также его эволюционную роль в обеспечении выживания. Этот взгляд был интегрирован в психодинамическую теорию мотивационных систем, которые приписывают гневу двойную роль: с одной стороны, этот аффект работает как внутренний сигнал, касающийся давления с целью преодоления препятствия или аверсивной ситуации; с другой стороны, гнев также является направленным вовне коммуникативным сигналом, устанавливающим дифференциацию и конфликт в межличностных отношениях и аффективных связях.Конечно, специфическое психическое функционирование человека требует оценки таких сигналов высшими корковыми функциями, и нет никаких сомнений в том, что значение, определяющее индивидуальное поведение, в конечном итоге истолковывается на социальном и культурном уровне. В то же время повседневный жизненный опыт, а также клиническое понимание психопатической, нарциссической и пограничной патологии личности ясно иллюстрируют необходимость правильной интерпретации и ответа на основные вопросы, возникающие в связи с темой гнева как базовой эмоции.

Ключевые слова: основные эмоции, гнев, мотивация, психодинамика, развитие, аффективная нейробиология, расстройства личности

Введение

Как широко обсуждали редакторы этого тома, теория основных эмоций (СТАВ) претерпела ряд важных изменений. критика, ставящая под сомнение их важную роль в эмоциональном опыте человека. В этой статье будет доказано, что новая структура мотивационных систем позволяет признать некоторые аспекты критики BET, одновременно усиливая ее роль в понимании построения личности и психологического функционирования.Общие аргументы в пользу СТАВКИ как основного аспекта мотивационных процессов будут далее проиллюстрированы посредством представления некоторых клинических явлений, в которых изменения в умственной обработке гнева как основного эмоционального сигнала играют ключевую роль. Для начала критику концепции СТАВКИ можно свести к четырем следующим пунктам.

  • простой (a)

    Описание повседневной психической жизни человека показывает, что разнообразие аффективных переживаний вряд ли может быть сведено к активации отдельных единиц анализа, описываемых БЭТ.Эмоциональные переживания кажутся более тонкими, текучими, когнитивно сложными и не столь разрозненными, как предполагает СТАВКА (Stern, 1985).

  • простой (b)

    СТАВКА не в состоянии объяснить роль опыта обучения и социокультурного влияния на формирование способов выражения, разнообразия значений и возможных функций эмоционального опыта. Например, хотя эмоции ненависти, ревности или зависти можно отнести к негативным переживаниям, потенциально ведущим к агрессивным намерениям по отношению к конкретным особенностям и, возможно, включающим базовую эмоцию гнева, их вряд ли можно рассматривать как первичные, повсеместно распространенные эмоции (Соломон, 1984; Харре, 1986).Содержание таких эмоций легче понять как продукт культурных представлений о понятиях идентичности, вины, собственности, сексуальных и сентиментальных взаимодействий. Исследования, а также анекдотические свидетельства выявили разнообразную интенсивность и распространение таких эмоций между различными социальными контекстами, тем самым подтверждая влияние культуры на формирование такого ментального опыта (Росадо, 1984).

  • простой (c)

    Хотя BET основан на филогенетических корнях основных эмоций (а именно, межвидовых аналогиях эмоциональных проявлений), некоторые авторы недавно поставили под сомнение тот факт, что межвидовые схемы активации обычно называемые базовыми эмоциями, можно вообще обозначить как эмоции.Например, Леду (2016) утверждает, что эти первичные системы реагирования не входят в область эмоционального опыта, пока они не будут вторично представлены высшими когнитивными системами. В этом смысле конкретное содержание эмоционального опыта нельзя напрямую рассматривать как простой продукт активации базовых схем реагирования. Более того, реальное значение основных эмоций для выживания сильно снижается в среде, в которой уменьшаются внешние угрозы, а адаптация все больше и больше зависит от групповых взаимодействий и очень сложных когнитивных операций.Эмоциональные переживания человека распространены и не ограничиваются моментами внешних изменений, но чаще всего они возникают из внутреннего содержания, такого как фантазии, воображение, воспоминания.

  • простой (d)

    В отличие от того, что требует BET, данные исследований развития, а также психофизиологические исследования не подтверждают точку зрения о существовании четко различимых категориальных выражений и проявлений эмоций. Некоторые эмоции, такие как страх, несомненно, проявляются с первого года жизни, но это не относится к другим эмоциональным категориям, таким как, например, стыд или гнев (Sroufe, 1995; Ekman, 1999).Индивидуальные различия в выражении эмоций показывают, что некоторые люди с трудом проявляют весь спектр категориальных эмоций, рассматриваемых BET. Например, дети, проявляющие очень осторожное и застенчивое отношение, не участвуют в эпизодах гнева на своих сверстников или родителей (Natsuaki et al., 2013). Более того, некоторые из основных эмоций, которые легче обнаружить на ранних этапах развития, невозможно наблюдать на более поздних этапах жизни. Данные исследований часто не подтверждали существование определенных паттернов психофизиологических модификаций, предположительно лежащих в основе BET (Scarpa and Raine, 1997; Scarpa et al., 2010).

В этой статье мы утверждаем, что, хотя и верны, некоторые критические замечания, направленные на СТАВКУ, могут быть преодолены путем переосмысления эволюционного значения СТАВКИ в рамках более широкого понятия мотивационных систем. В частности, конвергенция эволюционного, психодинамического и нейробиологического взглядов на эмоции и мотивацию открывает новую перспективу, в которой не только понятие основных эмоций является научно обоснованным, но также показывает его центральную функцию для понимания эмоциональной жизни человека.

Коммуникативные и поведенческие подходы к основным эмоциям

Со времени пионерских исследований Дарвина (Darwin, 1872) универсальное эмоциональное наследие человеческого вида было задумано с точки зрения его ценности для выживания. В своей первоначальной интерпретации этологи понимали поддержание некоторых базовых схем автоматического реагирования, называемых эмоциями, как способ увеличения выживаемости за счет облегчения коммуникации между со-специфическими (Ekman, 1992). Таким образом, считалось, что ритуализация инстинктивного поведения в фиксированные модели выражений лица, поз и жестов служит сообщением, сигнализирующим другим членам группы о собственных поведенческих намерениях или реакциях, вызванных неизвестными условиями окружающей среды (Ekman, 1999).Например, демонстрация зубов изначально предшествует нападению, но его ритуальная версия, содержащаяся в улыбке, на самом деле указывает на замораживание агрессивного намерения и, следовательно, проявление дружеской увертюры (Lorenz, 1978). В следующей теоретической интерпретации функций выживания основных эмоций упор был сделан на их подготовительную роль в рамках инстинктивных схем реагирования, крайне необходимых для быстрой адаптации к непредсказуемой и быстро изменяющейся среде.Активация поведенческих и психофизиологических модификаций, наблюдаемых во время эмоциональных переживаний, рассматривалась как часть автоматической реакции (выборочно вызываемой определенными сигналами окружающей среды), побуждающей и подготавливающей весь организм к наиболее подходящему адаптивному поведению. Необходимость незамедлительно реагировать на угрозы выживанию или внезапные изменения окружающей среды, конечно, не ограничивалась низшими видами, но считалась фундаментальной адаптивной предпосылкой также для высших млекопитающих, мозг которых был бы способен к гораздо более тонкому анализу стимулов. .Это оправдывает сохранение такого грубого уровня реакции у нашего вида и его сложное взаимодействие с новейшими и более сложными способами обработки информации нашим мозгом. Такой взгляд на эмоции как на части более широких схем автоматических, бессознательных и быстрых адаптивных систем реагирования теперь распространился на всю психологическую область, а также на современную нейробиологическую литературу (Gazzaniga, 2008). Несмотря на эту прогрессивную модификацию BET, многие авторы считают ключевые критические моменты, представленные во введении, по-прежнему верными для этих новых эволюционных взглядов на эмоциональную жизнь человека.

Переосмысление основной теории эмоций в подходе к мотивационным системам

Недавно был предложен общий пересмотр значения основных эмоций с точки зрения мотивации, основанный на результатах исследования инстинктивного поведения животных и психодинамической точки зрения. Вклад современной этологии был использован для пересмотра психодинамического взгляда на человеческое развитие и поместил базовые эмоции в основу мотивированного поведения. Современная этология полагалась на кибернетику для переосмысления инстинктов в терминах корректируемых целей поведенческих планов, которые гибко (в отличие от фиксированной поведенческой последовательности, ранее предназначавшейся для характеристики инстинктов) используют врожденные или приобретенные двигательные паттерны для достижения ожидаемого результата, повышающего индивидуальную приспособленность (Hinde, 1974). .В своей первоначальной формулировке понятие поведенческой системы помогло перестроить теорию человеческой мотивации в соответствии с дарвиновскими взглядами на врожденные тенденции, управляющие намеренным поведением (Rosenblatt and Thickstun, 1977). Боулби полностью использовал эту новую этологическую основу, чтобы предположить существование врожденной цели для человеческих младенцев (а также других приматов) по установлению и поддержанию оптимальной близости к опекуну, то есть к поведенческой системе привязанности (Bowlby, 1969).Однако точка зрения Боулби лишь второстепенно рассматривала роль аффективного опыта (сепарационная тревога) в регулировании скорректированного поведения.

От поведенческих систем к мотивационным: вклад психодинамической теории в основные эмоции

Более недавнее предложение, основанное на этологической литературе и литературе по развитию, было внесено в рамках психодинамической точки зрения Лихтенбергом (1989). Лихтенберг предложил преобразовать конструкцию поведенческих систем в понятие мотивационных систем.Любая система мотивации, как и любая система поведения, направлена ​​на достижение цели (очевидно, любая цель каждой системы мотивации фиксируется эволюцией, что дает некоторые важные преимущества для выживания индивидов и видов). Более конкретно, однако, мотивационные системы не предназначены для механической работы как план поведения, разворачивающийся через постоянную перцептивную обратную связь, которая сопоставляет фактическое поведение с поставленной целью. Любая мотивационная система регулируется одним аффектом, связанными с ним представлениями, воспоминаниями и планами поведения.Лихтенберг (1989) утверждал, что каждая мотивационная система изначально обладала определенным аффективным сигналом, который способен ориентировать человеческое поведение на поставленную цель, легко наблюдаемую с первых месяцев жизни. Следует отметить, что в своем первоначальном предложении Лихтенберг прямо не упомянул основные эмоции, традиционно изучаемые BET. Однако он включил некоторые классические базовые эмоции, такие как страх и гнев, в число тех, которые регулируют его пять мотивационных систем.Конкретный аффект отвечает за (а) активацию мотивационной системы, (б) восстановление соответствующих представлений, определяющих поведенческий план, (в) сигнализирование о конечном достижении или неудаче ожидаемого результата. Интересно, что избегание или поддержание каждого конкретного аффективного состояния становится неотъемлемой целью мотивационной системы.

Для достижения аффективной цели мотивационной системы активируется набор сохраненных представлений о прошлом опыте, относящемся к любому конкретному аффективному состоянию, и текущее поведение планируется в соответствии с этими представлениями.В ходе развития межличностный опыт, когнитивное развитие и культурные значения могут вмешиваться, чтобы изменить ранние интерактивные представления, относящиеся к каждой мотивационной системе, но их аффективное ядро ​​остается неизменным (Lichtenberg et al., 2011). Текущий контекст опыта составляет мотив, определяющий содержание и цели текущего поведения и восприятия (Lichtenberg, 1989). Следовательно, определенные аффективные состояния, создавая единичные мотивы, представляют собой связь между целями, установленными эволюционной историей вида, и реальным психическим опытом человека.С этой точки зрения, базовые эмоции - это то, что, по сути, связывает цели, поставленные эволюцией, с индивидуальными мотивами, определяющими поведение и создающими личный смысл в повседневной жизни. В этой сложной архитектуре мотивированного поведения основные эмоции могут легко объяснить разнообразие и пластичность действий, с помощью которых люди достигают своих основных эволюционных целей. Кроме того, ведущая роль аффектов делает мотивационные процессы открытыми для обучения, когнитивного совершенствования и культурного вклада в индивидуальную биологическую адаптацию.

Аффективные нейронауки и системы выживания

Несмотря на некоторые важные теоретические различия, нейробиологические подходы в основном резонируют с психодинамическими представлениями о мотивационных системах и дают дальнейшие выводы о роли основных эмоций в поведении человека. Во-первых, современные нейробиологические подходы свидетельствуют о том, что принятие решений и мотивированное поведение поддерживаются активацией нейроанатомических структур, которые предназначены для обнаружения специфических сигналов, важных для индивидуального выживания (MacLean, 1990; Panksepp, 1998).Такие подкорковые структуры отвечают за быстрые реакции, которые сохраняют важную адаптивную роль, несмотря на появление в эволюционной истории более совершенных способов анализа стимулов и поведенческой адаптации. В частности, каждая нейроанатомическая структура отвечает за реакции на условия, которые включают гомеостатические потребности организма и репродуктивные функции. Более того, в ходе эволюции эти системы быстрой адаптации постепенно включали в себя социальное поведение, которое оказывает прямое влияние на выживание через групповые взаимодействия (например,g., привязанность, реакции друга / врага, сочувствие).

Второй важный вклад нейробиологических исследований показал, что нейроанатомические участки основных эмоций практически совпадают с таковыми из более древних схем поведенческой адаптации (Panksepp, 1998). Эти данные побудили многих исследователей включить базовые эмоции в так называемые системы выживания, базовые системы поведенческих реакций, которые гарантируют сохранение индивидуальной целостности перед лицом внезапных изменений внутренней и внешней среды адаптации (LeDoux, 2016).Таким образом, основные эмоции, такие как тревога, гнев, страх, можно рассматривать как фрагменты более широкой модели поведения, ведущей к немедленной адаптивной реакции на условия окружающей среды, которые представляют угрозу / возможность для индивидуального выживания. Этот взгляд в значительной степени совпадает с классической теорией основных эмоций как систем, вызывающих быстрые адаптивные поведенческие реакции. Однако более сложный анализ систем выживания, частью которых сейчас являются основные эмоции, позволяет исследователям получить более детальную картину мотивационных процессов, лежащих в основе человеческого поведения.

Действительно, третий важный вклад недавней нейробиологии мотивации рассматривает основные эмоции не только как часть врожденных быстрых реакций на угрозу выживанию. Эволюция более поздних структур коркового мозга создала возможность преодолеть и, возможно, улучшить стратегии поведенческой адаптации более древних систем выживания. Это улучшение преследовалось эволюцией за счет улучшения специфичности перцептивного анализа стимулов (включая символическую и лингвистическую категоризацию), сравнения текущих условий с предыдущим опытом (новые системы памяти), более высокой специализации и уточнения поведенческих реакций и, особенно верно для людей, роль обучения и культурной передачи (LeDoux, 2016).Однако, в отличие от того, что может показаться на первый взгляд, эта достигнутая сложность не отбрасывает и не умаляет роль более основных систем реагирования (Panksepp and Biven, 2012). Хотя наличие основных аффективных реакций может быть только частью нашего субъективного опыта, основные эмоции, связанные с системами выживания, являются сырьем, на котором основаны более сложные анализы, проводимые высшими центрами мозга. Этот мотивационный взгляд на самом деле выходит за рамки традиционной коммуникативной и поведенческой интерпретации основных эмоций, подчеркивая оценочную и информационную роль, которую базовые эмоции играют в сложных процессах принятия решений.Конечно, интерпретация таких сигналов не выполняется автоматически и не приводит к простому и самоочевидному переводу того, что происходит в наших телах.

Как показали и психодинамическая теория, и нейробиология, основные эмоциональные реакции динамически переплетаются, плавно меняются и, в некоторой степени, могут использоваться различными мотивационными системами. Более того, интерпретация телесных сигналов, на которые мы полагаемся для интерпретации внешнего мира, во многом зависит от природы и способов запоминания предыдущего опыта и, по мере развития, постепенно зависит от межличностных и культурных процессов.Именно эта сложная «проработка» внутренних телесных переживаний создает многоцветный и многогранный характер нашего эмоционального опыта. В этом смысле старую версию BET справедливо критикуют за ее редукционистский подход к человеческому аффективному опыту, который кажется полностью совместимым. Однако следует помнить, что не было бы сознательного переживания самого себя без интерпретации основных аффективных следов. Создание личного смысла, а также переживание того, чтобы быть субъектом («личностью»), не могло быть достигнуто без расшифровки и интерпретации телесных сигналов, относящихся к системам выживания (Modell, 2003; Northoff et al., 2011). Что еще более важно, эволюция позволила нам установить и поддерживать прочную связь между нашим умственным функционированием и нашими основными организменными и социальными потребностями посредством обработки и развития основных эмоций. Конечно, невозможно больше утверждать, что нами «движут» основные эмоции и инстинктивные силы в старом психоаналитическом или этологическом смысле. Точно так же можно утверждать, что даже если моторные и вегетативные компоненты основных эмоций часто представляют узнаваемый окончательный путь выражения нашего эмоционального опыта, наша адаптация не столько зависит от этих основных эмоциональных реакций, сколько от более сложных и более рациональных поведенческих стратегий. , социальное взаимодействие и культурное сотрудничество.В любом случае, следует учитывать, что наше восприятие мира, а также наше поведение было бы бессмысленным без постоянной и адекватной работы по интерпретации нашего основного эмоционального опыта. В последнее время в психодинамическом мышлении большое внимание уделяется тому, чтобы построить мост между мгновенными необработанными метафорами, созданными фрагментированными эмоционально-телесными представлениями межличностного мира, и образной интерпретацией, опосредованной символическими процессами, которые придают новый и преобразующий смысл таким переживаниям. (Modell, 2003).Эта новая перспектива позволила переосмыслить проблему аномального развития личности с точки зрения отказов и коллапсов репрезентативных систем, предназначенных для выработки эмоциональных и мотивационных сигналов (Fonagy et al., 2002). Мы надеемся, что анализ некоторых клинических феноменов, связанных с активацией переживания гнева и неудач в его интерпретации, прольет еще немного света на актуальность этой новой модели СТАВКИ.

Основная эмоция гнева

Гнев всегда был включен в репертуар основных эмоций, в основном благодаря его отчетливому и универсально узнаваемому образцу выражения лица (Ekman, 1999).Тем не менее исследования выявили некоторые критические моменты, которые ставят под сомнение универсальное биологическое значение эмоции гнева и, следовательно, общую значимость СТАВКИ для объяснения аффективных состояний, возможно, связанных с этим эмоциональным состоянием. Прежде всего, данные, указывающие на конкретный психофизиологический профиль активации гнева, все еще кажутся противоречивыми. Психофизиологические параметры гнева являются общими для других эмоциональных состояний, таких как, например, общее состояние стресса, страха или хищнического поведения (Scarpa et al., 2010). Исследователям трудно найти конкретное место в общей классификации положительных и отрицательных эмоций (Watson et al., 2016). Гнев влечет за собой негативную активацию, которая заставляет человека снимать напряжение посредством активного поведения. В то же время поведение, поддерживаемое гневом, может привести к приближающемуся поведению, обычно поддерживаемому положительными эмоциями (Scarpa and Raine, 1997). В отличие от других основных эмоций, условия окружающей среды, которые, как ожидается, вызовут гнев, не всегда различимы, как того требует СТАВКА (Ekman, 1992).Гнев может проявляться как реакция на состояние физического страдания, как способ защитить себя от нападения хищника (в этом смысле гнев является возможным следствием страха; Wilkowsky and Robinson, 2010), как цель, поддерживающая эмоции. -направленное поведение, когда обстоятельства внешнего мира мешают достижению желаемой цели, вызывая разочарование (Panksepp, 1998). Другой кардинальный аспект СТАВКИ, который заключается в том, что социальное воздействие отображаемой эмоции на других людей также является спорным в случае гнева.Выражение гнева на лице можно интерпретировать как признак агрессии, вызывая реакции страха или склонности к участию в конфликте, или может иным образом вызвать оживляющее чувство причастности к другим субъектам, в зависимости от оценки контекста (Emde, 1984). Критики BET также подчеркнули, что выражение гнева практически полностью подавляется в некоторых культурных контекстах (Rosado, 1984). В том же ключе подчеркивается, что некоторые аффективные или мотивационные состояния, предположительно связанные с гневом, такие как зависть, ревность, ненависть или агрессивное стремление к определенной цели, не сопровождаются проявлением или субъективным переживанием гнева или ярости, как если бы эти негативные чувства и настроения были сформированы культурно (Harrè, 1986).

В целом, эти противоречивые моменты не исключают возможности рассматривать гнев как базовую эмоцию и отводить ему центральную роль в нашей эмоциональной жизни. Опять же, мотивационный анализ, основанный на филогенетических и онтогенетических соображениях, может улучшить наше понимание значимости гнева как основного эмоционального сигнала в нашей аффективной жизни. Анализ нейроанатомических структур, подразумеваемых в выражении гнева, помещает его филогенетическое происхождение в основную реакцию на состояние дистресса.Вероятно, такие реакции возникли как реакция на состояние физического стеснения как окончательный способ для человека освободиться от хищника или на внешнее состояние, вызывающее боль или раздражение. Эта основная схема ответа расположена на очень глубоком уровне в головном мозге [периакведуктальный серый (PAG)], где также расположены другие центры, координирующие гомеостатические реакции (Panksepp and Biven, 2012). Согласно нейробиологическим исследованиям, такая основная защитная роль реакции гнева постепенно превратилась в более сложную последовательность реакций, активируемых восприятием угрозы во внешнем мире и полезную для инициирования и поддержки реакции борьбы-бегства.Интеграция такого сложного ответа была гарантирована в ходе эволюции взаимодействием центров, расположенных в миндалевидном теле (Panksepp, Biven, 2012). Следующий шаг в развитии гнева характеризуется привлечением такой базовой реакции мотивационной системой достижения цели. Общая схема, регулирующая приближающееся поведение к цели, регулируется системой вознаграждения. Мотивация к достижению цели является гибкой и способна корректировать поведенческие планы в соответствии с возможными внешними препятствиями, а также с внутренними источниками ошибок.Психофизиологическая активация, типичная для реакции гнева, может быть задействована, чтобы помочь организму более энергично преодолевать препятствия и выдерживать попытки достижения желаемой цели. Следовательно, древняя реакция гнева рекрутируется несколькими мотивационными системами через нейроанатомические связи, которые развились позже в эволюции и определяют различные возможные фиксированные паттерны реакции, приводящие к окончательному возникновению гнева. Этот пример эволюционного ожидания может четко объяснить разнообразие источников, которые могут вызывать реакции гнева, и подчеркивает, как такая эмоциональная реакция является фундаментальной частью адаптивного репертуара, демонстрируемого людьми.

Онтогенез гнева

Онтогенез реакций гнева может дополнительно объяснить, как такая базовая эмоция становится необходимым аспектом сложной эмоциональной жизни человека. Исследователи развития показали, что правильное выражение гнева не появляется до последних месяцев первого года жизни (Sroufe, 1995). До этого можно было наблюдать только менее специфическую реакцию дистресса и раздражительности, трудно отличимую от других негативных реакций, таких как плач, голод, боль.Реакция дистресса, возникающая в первые месяцы жизни, рассматривается как основная реакция, возникающая при резком накоплении психофизиологической активации, независимо от того, вызван ли источник этого внезапного усиления возбуждения эндогенными колебаниями нервной системы или внешняя стимуляция. Таким образом, предвестник реакции гнева определяется конкретными психофизиологическими параметрами. И только тогда, когда в конце первого года младенец становится способным различать средства и цели своего поведения и отчетливо осознавать, что его намеренное действие заблокировано, возникает правильная реакция гнева.Примечательно, что эмоция гнева проявляется, когда ребенок способен приписать стимуляции психологическое значение («существует препятствие, мешающее достижению цели»). Психологический смысл, приписываемый ситуации, вызывает те же психофизиологические параметры, способные вызвать предыдущую реакцию дистресса (резкое усиление внутреннего возбуждения). Впоследствии когнитивное развитие и обучение позволяют ребенку предвидеть источники разочарования и связывать свою способность исследовать окружающую среду со способностью (возможно, поддерживаемой гневом) преодолевать препятствия (Lichtenberg, 1991).Когда самосознание и социальная осведомленность начинают доминировать в психологических суждениях ребенка, гнев, наконец, направляется на других людей или на себя, в конце концов приобретая форму того, что обычно называют гневом (Sroufe, 1995). В процессе дальнейшего когнитивного и социального роста психологическое значение гнева, конечно, все больше и больше определяется межличностным опытом и общими культурными представлениями, которые становятся центральным аспектом переговоров о межличностных конфликтах. Затем гнев и ярость трансформируются в чувства ненависти, соперничества, тонкого негодования, садизма, презрения, зависти, ревности, собственничества.Это разнообразие чувств инициируется появлением ярости, но они становятся все более и более дифференцированными и частично отстраненными от этой базовой эмоции (Parens, 2008). Конечно, как мы увидим в следующем абзаце, степень, в которой ярость становится частью индивидуального способа осуществления контроля над внешним миром, управления конфликтами и социальной самоуверенности, во многом зависит от реального социального опыта и интерпретаций, которые Воспитатели предлагают поведение ребенка, а также более широкий социальный контекст социальных норм и устоявшихся значений.Примечательно, что эти онтогенетические достижения, какими бы сложными они ни были, не могли произойти без набора базовых схем реакции, постепенно развивающихся в первые 2 года жизни.

Формирование личности и метаболизм гнева / ярости

Недавние исследования в области развития, а также клинические исследования подчеркнули важность гнева и ярости для нормальных и ненормальных аспектов личностного роста. Выражение гнева рассматривается как необходимое условие для освоения исследования окружающей среды (Mahler et al., 1975; Sroufe, 1995), достижение целей и поведенческих планов (Stechler and Halton, 1987), установление чувства личного контроля над своими действиями, разрешение конфликтов (Lichtenberg, 1989), защита личной целостности (Modell, 1993), дифференциация личных против личных мотивов и точек зрения других (Parens, 2008). Как обсуждается в этой статье, очевидно, что в первые годы жизни основная эмоция гнева, независимо от ее филогенетического происхождения и предшествующих онтогенетических предшественников, задействуется на службе более широкой мотивации для достижения желаемой цели.Следовательно, возможность прибегнуть к гневу или ярости рассматривается как основной шаг (хотя, конечно, не единственный) для утверждения собственной автономии и чувства владения собой и уравновешивания чувств стыда и уязвимости, что определяют психоаналитики. как «здоровый нарциссизм» (Ronningstam, 2005). Таким образом, гнев и ярость считаются необходимыми инструментами для восстановления чувства личной последовательности и автономии или для того, чтобы выстоять в преследовании цели в случае неудачи (Mahler et al., 1975; Кохут, 1977). Естественно, напористость, чувство автономии и господства над собой не следует полностью считать совпадающими с выражениями гнева и ярости. Многие другие аффективные, когнитивные и социальные приобретения являются необходимой основой развивающегося чувства автономии и нарциссической целостности. Более того, здоровые проявления гнева должны подавляться чувством сочувствия к другим, признанием их точки зрения и полной оценкой характера аффективных отношений с ними, а также уважением этических и социальных норм, неизбежно сдерживающих индивидуальная напористость и достижения.Как следствие, нормальные проявления гнева и ярости следует отличать от высокомерия, особого чувства собственного достоинства, садистского контроля, межличностной эксплуатации, аффективных манипуляций и насилия. Клиническая литература свидетельствует о том, что, когда систематически не удается правильно ограничить проявления гнева, мы сталкиваемся с ненормальным личным развитием и риском антисоциального поведения. Теперь мы увидим, что эти искажения в личностном росте в основном связаны с двумя условиями, подразумевающими метаболизм аффективного сигнала гнева: (а) неправильная и повторяющаяся обработка других мотивационных сигналов, подразумевающая нормальное обращение к гневу или ярости (например,g., страх, разочарование, ущемление личной целостности) приводит человека к повторяющимся или преувеличенным проявлениям этих основных эмоциональных проявлений; (б) индивид научился путать внутренний сигнал гнева и поведенческие проявления гнева со своим собственным самоутверждением, утверждением автономии, чувством личного контроля и целостности.

Гиперактивация сигналов гнева / ярости при пограничных расстройствах личности и психопатии

Диагностические подходы (Kernberg, 1984; Gunderson, 2001; American Psychiatric Association [APA], 2013) всегда определяли безудержные и частые приступы ярости как один из ключевых Клинические особенности пограничного расстройства личности (БЛД).Чаще всего это сильное чувство гнева может также вызвать драматическое самоповреждающее поведение, возможно, нерешительность в попытках самоубийства. Дисфорический фон, характеризующийся раздражительностью и гневом, также считается ответственным за аффективную нестабильность и фрагментированное чувство идентичности, характерное для пациентов с ПРЛ (Gunderson, 2010). Для того, чтобы поддерживать хотя бы некоторую форму позитивных взаимоотношений с другими значимыми людьми, а также чувство личного достоинства и автономии, пациенты с ПРЛ должны отделять гневные и неистовые аспекты своей личности от своей саморепрезентации и собственного опыта. отношения с внешним миром (Кернберг, 1975).Сообщается, что пациенты с ПРЛ испытывают такое невыносимое количество гнева, учитывая их склонность воспринимать личные угрозы во внешнем мире, в основном в близких отношениях, из-за обоих факторов темперамента (New et al., 2008; Gunderson, 2010) и раннего травматического опыта. в матрице прикрепления (Chiesa et al., 2016). В результате реакции гнева легко вызываются как основная защитная реакция (бегство-борьба) на ощущение нападения. В то же время хрупкое чувство собственного достоинства и крайняя зависимость от значимого другого, в котором пациенты с ПРЛ чувствуют себя пойманными в ловушку, часто приводят этих пациентов к трансформации внешних проявлений гнева в самоповреждение или пассивное агрессивное поведение (Kernberg, 1975).Другой пример ошибочной обработки окружающих или мотивационных ключей, приводящей к чрезмерному использованию гнева, представлен клиническим феноменом психопатии. Гнев и ярость не характеризуют суть этого редкого и крайнего состояния, хотя выражения гнева и ярости могут часто ассоциироваться с ним. Блэр (2009) и Гленн и Рейн (2014). Возникновение гнева и ярости у психопатических пациентов недавно было объяснено специфической неудачей в обработке негативного подкрепления (Blair, 2009).Психопатические пациенты демонстрируют дефицит функционирования в той области мозга, которая предназначена для обнаружения неудач в поведенческих планах. Когда выполнение какого-либо плана поведения не приводит к ожидаемому результату, передняя поясная кора передает сигнал префронтальной коре, чтобы скорректировать план поведения для достижения цели. Если поясная извилина коры головного мозга не активируется отрицательным исходом, как это происходит в случае с психопатическими пациентами, первоначальный план поведения выполняется снова и снова.Сообщается, что в отличие от пациентов с ПРЛ, люди с психопатическими чертами недооценивают влияние отрицательных эмоций (Masi et al., 2014). Поскольку реакции гнева и гнева неизбежно возникают всякий раз, когда выполнение поведенческого плана не достигает своей цели, психопатический индивидуум чрезмерно подвержен своему типу гневных реакций. Таким образом, в последнем случае основные эмоции гнева поддерживаются системой вознаграждения и выражаются в чистом виде, потому что эта система не поддерживается адекватно обработкой эмоциональной информации о негативных результатах поведения субъекта.Эта неадекватная обработка ответственна как за настойчивость поведенческих усилий, пренебрежение межличностными последствиями, так и за связанные с ними гневные реакции.

Роль сигналов гнева / ярости в нарциссической личности

Случай нарциссического расстройства личности дает другой взгляд на неуместное обращение к аффективным выражениям гнева и ярости. Согласно Кернбергу (1975), суть нарциссической патологии личности представлена ​​слиянием попыток установления примитивного грандиозного чувства собственного достоинства и выражения гнева.Короче говоря, нарциссический человек ошибочно принимает свою самоуверенность и чувство собственной значимости с агрессивным контролем над осмысленной оценкой и отражением других. Высокомерие и преувеличенные чувственные права, интенсивная реакция гнева на любую предполагаемую угрозу их самооценке или на частые чувства стыда, эксплуататорское или даже садистское поведение, изображающее наиболее узнаваемые формы нарциссической личности, являются результатом этого основного заблуждения: чтобы заявить о себе и защитить уязвимое чувство собственного достоинства, необходимо быть в ярости и агрессивно контролировать отношения.Когда такие попытки контроля терпят неудачу, нарциссический пациент пытается защитить себя от последующего сильного чувства стыда через ярость (Kohut, 1977; Ronningstam, 2005). Клиническая литература показала, что личная история нарциссических пациентов часто сопровождается межличностными отношениями, которые отрицали полное и глубокое признание раннего чувства автономии и индивидуального дифференцированного существования пациентов. Чаще всего в детстве с нарциссической пациенткой унизительно обращались как с продолжением ее собственных родителей или признавали только за ее внешний вид или таланты (Fernando, 1998), развивая лишь скудную способность к эмоциональному самопознанию и саморегуляции. .В некоторых других случаях особая одаренность темперамента, а именно чрезмерная потребность в вознаграждении и аффективном удовлетворении, вызывала у этих пациентов крайнее чувство стыда и личную неудачу. Разнообразные проявления, наблюдаемые в широко признанном различии между Уязвимой и Грандиозной формами нарциссической патологии (Pincus and Lukowitsky, 2010), по-видимому, проливают ясный свет на важность обработки гнева и ярости в этой области патологии личности. В варианте «Грандиозный» нарциссический пациент узнал, что гнев и агрессивный контроль над своим межличностным окружением эквивалентны личным полномочиям, автономии и внутренней согласованности.Общая стратегия регулирования самооценки и самоулучшения проистекает из этого уравнения, которое приводит к проявлениям правомочности, высокомерия, манипулятивности и межличностной эксплуатации, прямым садистским или агрессивным попыткам контролировать состояния ума и поведение других. О ключевой важности базовой эмоции гнева для нарциссической личности также свидетельствует уязвимый вариант этой патологии характера, в которой явно преобладает всепроникающее чувство стыда, неадекватности и личной неудачи (Pincus and Lukowitsky, 2010).Сообщается, что эти скрытые или застенчивые (Ronningstam, 2005) формы нарциссической патологии очень настороженно относятся к любым проявлениям гнева и ярости. Когда происходят эти аффективные реакции, скрытый нарцисс может не осознавать ни это, ни причины, по которым они возникли с ним. Эти пациенты, по сути, предпочитают избегать любых чувств, связанных с личной самоутвержденностью, чтобы скрыть свои грандиозные ожидания и избежать возможных последующих разочарований и чувства стыда (Pincus and Lukowitsky, 2010).Однако эмпирические и клинические данные показали, что уязвимые нарциссические пациенты могут быть еще более склонны к агрессивным действиям или антиобщественному поведению (Fossati et al., 2014). В самом деле, когда более уязвимые пациенты одержимы эмоциями, которые мешают им понять их разочарованную потребность в самоуверенности и вытекающие из этого агрессивные чувства, они теряют способность модулировать свое поведение и понимать его влияние на благополучие других (Baskin-Sommers et al. ., 2014; Lee-Rowland et al., 2017). Таким образом, в этих двух формах нарциссической патологии гипер-оценка и гипо-оценка чувства гнева являются двумя основными процессами, вокруг которых вращаются своеобразные стратегии этой личностной патологии. Последний аспект, который следует принять во внимание в отношении нарциссического функционирования и обработки гнева и ярости, представлен самоубийством. Фактически, клиническое понимание нарциссической основы суицидных мыслей и суицида подчеркнуло ключевую роль аффективных состояний, наполненных чувствами ненависти, садомазохистской динамикой и местью (Ronningstam et al., 2008). В этом отношении одним из ключевых шагов, ведущих к самоубийству у нарциссических личностей, является отрицание агрессивных чувств, порожденных нарциссическими травмами. Сильные защиты, часто диссоциативного характера, против такого агрессивного и властного отношения к значимым другим и внешнему миру в целом имеют место, чтобы скрыть и избежать угроз личному чувству всемогущества и самоуважения. Однако, когда такая защита не справляется с этой целью из-за серьезных жизненных событий, отдельные чувства гнева и ярости, поддерживающие чувство контроля и власти, обостряются и побуждают человека к действию.Атака на самоэскалацию при суицидальном поведении - это способ, которым такая потребность в агрессивном контроле выражается из личного осознания, позволяя восстановить чувство господства через замаскированную фантазию возмездия против других, которые останутся в живых.

Заключение

Многочисленные попытки избавиться от BET наталкиваются на основное препятствие. В чистом виде BET был способом осмыслить влияние эволюционного наследия и потребностей выживания на человеческий разум.Независимо от того, насколько убедительна и эффективна критика отдельных аспектов СТАВКИ, ее исходный посыл невозможно переоценить. В этой статье было предложено, что новая мотивационная структура для основных эмоций позволяет расширить их роль в аффективном опыте и процессах принятия решений. Нейробиологический, развивающий и психодинамический подходы, похоже, указывают на интерпретацию основных эмоций как систем оценки, которые работают как внутренние сигналы, ориентирующие и придающие смысл нашим намерениям и субъективному опыту.Представляется необходимым введение мотивационной точки зрения на основные эмоции, чтобы рассмотреть, как эти базовые системы реакции могут быть преобразованы с помощью более тонких когнитивных операций в разнообразное эмоциональное содержание. Кроме того, мотивационный подход дает новый взгляд, в котором основные эмоции раскрывают свою важность для людей через межличностный и культурный опыт.

Вклад авторов

RW несет полную ответственность за развитие идей и теоретических исследований, содержащихся в этой статье.Автор также несет полную ответственность за реализацию и доработку проекта рукописи.

Заявление о конфликте интересов

Автор заявляет, что исследование проводилось в отсутствие каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Ссылки

  • Американская психиатрическая ассоциация [APA] (2013). Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам: DSM 5. Вашингтон, округ Колумбия: Издательство Американской психиатрической ассоциации; 10.1176 / appi.books.97808

    596 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Баскин-Соммерс А., Круземарк Э., Роннингстам Э. (2014). Эмпатия при нарциссическом расстройстве личности: с клинической и эмпирической точек зрения. Личный разлад. 5 323–333. 10.1037 / per0000061 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Блэр Р. Дж. (2009). «Нейробиология агрессии», в Нейробиология психических заболеваний 3-е изд. редакторы Чарни Д. С., Нестлер Э. Дж. (Оксфорд: Oxford Press;) 1307–1320.[Google Scholar]
  • Bowlby J. (1969). Вложение и потеря Vol. 1 Нью-Йорк, Нью-Йорк: Основные книги [Google Scholar]
  • Кьеза М., Чирасола А., Уильямс Р., Насиси В., Фонаги П. (2016). Категориальный и размерный подходы в оценке взаимосвязи между расстройствами привязанности и личности: эмпирическое исследование. Прикрепить. Гм. Dev. 19 151–169. 10.1080 / 14616734.2016.1261915 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Дарвин К. (1872 г.). Выражение эмоций у животных и человека. Лондон: Мюррей; 10.1037 / 10001-000 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Экман П. (1992). Аргумент в пользу основных эмоций. Emot. Cogn. 6 168–200. 10.1080 / 02699939208411068 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Экман П. (1999). «Базовые эмоции» в Справочник по познанию и эмоциям редакторы Далглиш Т., Пауэр М. (Sussex: John Wiley & Sons;) 45–60. [Google Scholar]
  • Эмде Р. Дж. (1984). «Уровни значения детских эмоций», в Подходы к эмоциям , ред. Шерер К.Р., Экман П. (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Лоуренс Эрлбаум;) 77–108. [Google Scholar]
  • Фернандо Дж. (1998). Этиология нарциссического расстройства личности. Психоанал. Учеба ребенка 53 141–158. [PubMed] [Google Scholar]
  • Фонаги П., Гергей Г., Юрист Э., Таргет М. (2002). Ментализация, аффективная регуляция и развитие личности. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: основные книги. [Google Scholar]
  • Фоссати А., Пинкус А. Л., Боррони С., Мунтяну А. Ф., Маффеи К.(2014). Патологический нарциссизм и психопатия - разные конструкции или разные названия одного и того же? Исследование, основанное на итальянских доклинических взрослых участниках. Внутр. J. Pers. Disord. 28 год 394–418. 10.1521 / pedi_2014_28_127 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Газзанига М. С. (2008). Человек. Наука, которая делает ваш мозг уникальным. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Харпер-Коллинз. [Google Scholar]
  • Гленн А. Р., Рейн А. (2014). Психопатия: Введение в биологические открытия и их значение. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Нью-Йоркского университета; 10.18574 / nyu / 9780814777053.001.0001 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Gunderson J.G. (2001). Пограничное расстройство личности: клиническое руководство. Вашингтон, округ Колумбия: Издательство Американской психиатрической ассоциации. [Google Scholar]
  • Гундерсон Дж. Г. (2010). Пересмотр пограничного диагноза для DSM-V: альтернативное предложение. J. Pers. Disord. 24 694–708. 10.1521 / pedi.2010.24.6.694 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Harrè R.(1986). Социальная конструкция эмоций. Оксфорд: Блэквелл. [Google Scholar]
  • Hinde R. (1974). Биологические основы социального поведения человека. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Макгроу-Хилл. [Google Scholar]
  • Кернберг О. (1975). Пограничные состояния и патологический нарциссизм. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Джейсон Аронсон. [Google Scholar]
  • Кернберг О. (1984). Тяжелые расстройства личности. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Джейсон Аронсон. [Google Scholar]
  • Кохут Х.(1977). Восстановление Самости. Чикаго, Иллинойс: Издательство Чикагского университета. [Google Scholar]
  • Леду Дж. (2016). Тревожно. Использование мозга для понимания и лечения страха и беспокойства. Лондон: Penguin Books. [Google Scholar]
  • Ли-Роуленд Л. М., Барри К. Т., Гиллен К. Т., Хансен Л. К. (2017). Как различные аспекты подросткового нарциссизма влияют на связь между черствыми и бесчувственными чертами и самооценкой агрессии? Агрессия. Behav. 43 год 14–25. 10.1002 / ab.21658 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Лихтенберг Дж. Д. (1989). Психоанализ и мотивация. Хиллсдейл, Нью-Джерси: Аналитическая пресса. [Google Scholar]
  • Лихтенберг Дж. Д. (1991). Психоанализ и исследования младенцев. Лондон: Рутледж. [Google Scholar]
  • Лихтенберг Дж. Д., Лахманн Ф. М., Фосхаге Дж. Л. (2011). Психоанализ и мотивационные системы. Новый взгляд. Лондон: Рутледж. [Google Scholar]
  • Лоренц К.(1978). Vergleichende Verbaltensforschung: Grundlagen der Ethologie. Вена: Спрингер-Верлаг; 10.1007 / 978-3-7091-3097-1 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Маклин П. Д. (1990). Триединый мозг в эволюции: роль в палеоцеребральных функциях. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Plenum Press. [PubMed] [Google Scholar]
  • Малер М., Пайн М., Бергманн А. (1975). Психологическое рождение человеческого младенца. Симбиоз и индивидуация. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: основные книги. [Google Scholar]
  • Маси Г., Милоне А., Пизано С., Лензи Ф., Муратори П., Гемо И. и др. (2014). Эмоциональная реактивность у направленной молодежи с деструктивными расстройствами поведения: роль черство-бесчувственных черт. Psychiatry Res. 220 426–432. 10.1016 / j.psychres.2014.07.035 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Моделл А. Х. (1993). Частное Я. Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета. [Google Scholar]
  • Modell A.H. (2003). Воображение и значимый мозг. Кембридж, Массачусетс: MIT Press. [Google Scholar]
  • Нацуаки М. Н., Лев Л. Д., Нейдерхайзер Дж. М., Шоу Д. С., Скарамелла Л. В., Ге X. и др. (2013). Передача риска социального торможения от поколения к поколению: взаимодействие между родительской реакцией и генетическим влиянием. Dev. Psychopathol. 25 261–274. 10.1017 / S0954579412001010 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Нью А. С., Трибвассер Дж., Чарни Д. С. (2008). Аргументы в пользу переноса пограничного расстройства личности на ось I. Biol. Психиатрия 64 653–659. 10.1016 / j.biopsych.2008.04.020 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Northoff G., Qin P., Feinberg T. E. (2011). Мозговая визуализация самооценки - концептуальные, анатомические и методологические вопросы. Сознательное. Cogn. 20 52–63. 10.1016 / j.concog.2010.09.011 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Панксепп Дж. (1998). Аффективная неврология. Основы эмоций человека и животных. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.[Google Scholar]
  • Панксепп Дж., Бивен Л. (2012). Археология разума. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Нортон. [Google Scholar]
  • Паренс Х. (2008). Развитие агрессии в раннем детстве. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Джейсон Аронсон. [Google Scholar]
  • Пинкус А. Л., Луковицкий М. Р. (2010). Патологический нарциссизм и нарциссическое расстройство личности. Annu. Преподобный Clin. Psychol. 6 421–446. 10.1146 / annurev.clinpsy.121208.131215 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Ronningstam E., Вайнбергер И., Мальцбергер Дж. Т. (2008). Одиннадцать смертей г-на К., способствующие самоубийству среди нарциссических личностей. Психиатрия 71 169–182. 10.1521 / psyc.2008.71.2.169 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Роннингстам Э. Ф. (2005). Определение и понимание нарциссической личности. Бостон, Массачусетс: Издательство Оксфордского университета. [Google Scholar]
  • Росадо М. (1984). «К антропологии себя и эмоций» в Теория культуры.Очерки разума, себя и эмоций изд. Шведер Р. А. (Кембридж: Издательство Кембриджского университета;) 161–182. [Google Scholar]
  • Розенблатт А. Д., Тикстан Дж. Т. (1977). Современные психоаналитические концепции в общей психологии. Общие концепции и принципы. Мотивация. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: издательство Международного университета. [Google Scholar]
  • Скарпа А., Хаден С. С., Танака А. (2010). Вспыльчивый характер: автономные, эмоциональные и поведенческие различия между реактивной и проактивной агрессией в детстве. Biol. Psychol. 84 488–496. 10.1016 / j.biopsycho.2009.11.006 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Скарпа А., Рейн А. (1997). Психофизиология гнева и агрессивного поведения. Psychiatr. Clin. North Am. 29 375–393. 10.1016 / S0193-953X (05) 70318-X [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Соломон Р. К. (1984). «Джеймсовская теория эмоций в антропологии», в «Теория культуры». Очерки разума, себя и эмоций изд. Шведер Р. А. (Кембридж: издательство Кембриджского университета;) 273–292.[Google Scholar]
  • Сроуф А. (1995). Эмоциональное развитие: организация эмоциональной жизни в ранние годы. Кембридж: Издательство Кембриджского университета. [Google Scholar]
  • Stechler G., Halton A. (1987). Возникновение агрессии и самоутверждения в младенчестве. Психоаналитический системный подход. J. Am. Психоанал. Доц. 35 год 821–838. 10.1177 / 000306518703500402 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Стерн Д. Н. (1985). Межличностный мир младенца. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: основные книги. [Google Scholar]
  • Уотсон Э. М., Лавлесс Дж. П., Стивенсон А. Дж., Бикель К. Л., Лехокей К. А., Эверхарт Э. Д. (2016). Связь между гневом, фронтальной асимметрией и субшкалами BIS / BAS. J. Nat. Sci. 2 e264. [Google Scholar]
  • Вилковски Б. М., Робинсон М. Д. (2010). Анатомия гнева - интегративная когнитивная модель черты гнева и реактивной агрессии. J. Personal. 78 9–38. 10.1111 / j.1467-6494.2009.00607.x [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

Что он пытается вам сказать | Блог Pine Rest

Гнев - это универсальная эмоция, каждый испытывает ее в разное время и в разной степени. Гнев возникает во многих контекстах, и переживания варьируются от легкого раздражения (часто называемого женщинами «разочарованием», поскольку культура не любит сердитых женщин) до всепоглощающей ярости. Даже скука - это легкая форма гнева, которая представляет собой неудовлетворенность происходящим в настоящее время.

Чувство гнева - естественная часть жизни, но не обязательно эмоция, с которой нам комфортно или нас учили умело управлять. Хотя гнев часто называют «плохим» или «нехристианским», он так же важен для нашего здоровья, как и лихорадка. Температура важна, потому что она говорит нам о том, что что-то не так, а также является способом организма начать бороться с инфекцией, создающей проблемы. Гнев - это способ тела сигнализировать о том, что что-то не так, и генерировать энергию, которая помогает приступить к решению проблемы.

Однако слишком многие из нас просто действуют в соответствии со своим гневом, а не воспринимают его как симптом, указывающий на проблему. Это похоже на прием аспирина, чтобы справиться с лихорадкой, но никогда не искать основную инфекцию. Когда действие аспирина проходит, температура возвращается, и зачастую она становится хуже, чем была вначале, потому что инфекция распространилась без внимания.

То же самое и с гневом. Когда гнева избегают или просто реагируют на него, основная проблема остается без внимания, и гнев часто повторяется в неподходящее время с повышенной интенсивностью.

Гнев - вторичная эмоция

Обычно мы сначала испытываем первичные эмоции, такие как страх, потеря или печаль. Поскольку эти эмоции создают чувство уязвимости и потери контроля, они доставляют нам дискомфорт. Один из способов справиться с этими чувствами - это подсознательный переход в гнев.

В отличие от страха и печали, гнев дает прилив энергии и заставляет нас чувствовать себя сильными и ответственными, а не уязвимыми и беспомощными. Мы все это видели.Подумайте о голодном младенце. Первый крик младенца - это крик отчаяния, потому что ребенок законно нуждается в еде и не способен удовлетворить эту потребность, если ему кто-то не поможет. Если эта потребность не удовлетворена, плач младенца превращается из крика отчаяния в крик гнева. Когда чувство голода, уязвимости и бессилия становится слишком тревожным, ребенок злится, чтобы дистанцироваться от этих чувств и сигнализировать о проблеме. До тех пор, пока не будут решены основные проблемы голода и уязвимости, гнев останется.

Легко определить функцию гнева, когда он проявляется у младенцев, но нам часто трудно определить его функцию в нашей собственной жизни. Когда я начинаю злиться на своего супруга, мне гораздо легче сдержать гнев и сказать что-то вроде: «Ты всегда сидишь и смотришь телевизор и не делаешь никакой работы по дому», чем выяснять, что скрывается за гневом и решить основную проблему. Родителям также легче кричать о безответственности их сына-подростка, когда он приходит домой после комендантского часа, чем признавать, насколько их напугала опоздание сына.

Как работать с гневом

В следующий раз, когда вы почувствуете гнев - легкий или сильный - вместо того, чтобы «принять аспирин» или просто действовать в соответствии с гневом, подумайте о расшифровке гнева. Отложите желание действовать в соответствии со своим гневом. Независимо от того, насколько интенсивно ваше переживание гнева, действие на эту эмоцию, не определяя, почему она присутствует, может быть приятным на мгновение или два, но часто заставляет нас вести себя так, о чем мы сожалеем позже, и редко помогает решить основную проблему, подпитывающую злость.

1. Сделайте тайм-аут. Сделайте паузу и проверьте, можете ли вы определить основную эмоцию, вызывающую гнев. Важно ОСТАНОВИТЬСЯ и сознательно обдумать это, поскольку обычно очень трудно изначально определить что-либо, кроме гнева.

2. Проверьте, что скрывается за вашим гневом. Задайте себе вопрос: «Если бы гнев походил на застывший жир на верхней части жаркого в моем холодильнике, и я мог бы снять его, что бы было под ним?» Это дает вам возможность начать исследовать мысли, подпитывающие гнев.Сдвиг от первичных эмоций страха, печали или потери происходит быстро, поэтому требуется осознанное размышление, чтобы определить, что скрывается за гневом.

3. Подумайте, как можно решить то, что скрывается. После того, как вы определили основную первичную эмоцию, спросите себя: «Что могло бы помочь мне эффективно справиться с этой эмоцией?» Если я злюсь на своего супруга за то, что сижу на диване, пока убираю, основной эмоцией может быть страх… страх, что отношения всегда будут разбалансированы таким образом… страх, что мой партнер не ценит меня и видит во мне слуга ... боюсь, что моя потребность в простоях не будет удовлетворена.Выявив страх, я могу решить, как поговорить об этом с моим партнером, а не просто взорваться из-за того, что мне не помогли с уборкой.

4. Дайте себе время успокоиться. Эмоция гнева высвобождает химические вещества в теле, подготавливая вас к бегству, драке или замерзанию, чтобы не пострадали. Этим химическим веществам требуется немного времени, чтобы они рассеялись, и вы не можете ясно мыслить, пока они не исчезнут. Сознательно находя время, чтобы успокоиться, вы даете своему мозгу время выйти из инстинктивного «защитного» режима и перейти в режим решения проблем.

5. Решите проблему. Гнев говорит вам, что проблема существует. Время, потраченное на поиск решения проблемы, устраняет необходимость гнева, так же как прием антибиотика убивает ушную инфекцию и устраняет необходимость в лихорадке. Легко избежать работы над проблемами, но до тех пор, пока основные проблемы не будут решены, вы будете продолжать обнаруживать, что гнев говорит вам, что есть проблема, которую нужно решить.

Гнев - это ценная эмоция, которая предупреждает вас о проблемах в вашей жизни, чтобы вы могли эффективно их решать и строить такую ​​жизнь, какую хотите.


Жан Холтхаус, LMSW, LISW предоставляет услуги амбулаторной терапии с 1995 года, когда она получила степень магистра социальной работы в Университете Айовы и работает в Pine Rest с 1997 года. В настоящее время она работает менеджером клиники Telehealth и Hastings. Клиника, а также является региональным директором амбулаторного отделения Pine Rest. Она обучена когнитивно-поведенческой терапии (КПТ), диалектической поведенческой терапии (ДПТ), межличностной терапии и нарративной терапии.Она глубоко увлечена хождением с людьми, которые изо всех сил пытаются найти смысл и цель в тумане жизненной борьбы. Она также увлечена предоставлением образовательных услуг, которые позволяют людям активно решать проблемы психического здоровья. Джин начала свою карьеру учителя после получения степени бакалавра начального образования в Университете Северной Айовы в 1985 году. Она была учителем начальной и средней школы в течение 10 лет, прежде чем начала свою карьеру терапевта.

Джин имеет профессиональный опыт работы с детьми, подростками, отдельными лицами, парами и семьями в условиях терапевта.Она также работала социальным работником диализа в больнице. Джин любит работать с подростками и взрослыми, которые сталкиваются с жестоким обращением, депрессией, семейными проблемами, разводом, духовными проблемами, изменениями в жизни, воспитанием детей и семейными проблемами. Она участвует в программе Faith Community Outreach, инициативе Pine Rest, которая направлена ​​на подключение местного духовенства, церквей и министерств к услугам Pine Rest, а также для разработки новых услуг, специально предназначенных для пользы религиозного сообщества.


Управление гневом - Справочное руководство.org

общение

Ваш темперамент мешает вашей жизни? Эти советы и приемы помогут вам обуздать гнев и выразить свои чувства более здоровыми способами.

Понимание гнева

Гнев - это нормальная, здоровая эмоция, ни хорошая, ни плохая. Как и любая эмоция, он передает сообщение, говорящее о том, что ситуация расстраивает, несправедлива или угрожает. Однако, если ваша коленная реакция на гнев состоит в том, чтобы взорваться, у этого сообщения никогда не будет шанса быть переданным.Итак, хотя злиться, когда с вами плохо обращались или обижались, - это совершенно нормально, гнев становится проблемой, когда вы выражаете его таким образом, который причиняет вред себе или другим.

Вы можете подумать, что выплескивать гнев - это здорово, что окружающие слишком чувствительны, что ваш гнев оправдан или что вам нужно показать свою ярость, чтобы заслужить уважение. Но правда в том, что гнев с большей вероятностью окажет негативное влияние на то, как люди видят вас, ухудшит ваше суждение и станет препятствием на пути к успеху.

Эффекты гнева

Хронический гнев, который постоянно вспыхивает или выходит из-под контроля, может иметь серьезные последствия для вашего:

  • Физическое здоровье. Постоянно действуя в условиях высокого уровня стресса и гнева, вы становитесь более восприимчивыми к сердечным заболеваниям, диабету, ослабленной иммунной системе, бессоннице и высокому кровяному давлению.
  • Психическое здоровье. Хронический гнев потребляет огромное количество умственной энергии и затуманивает ваше мышление, затрудняя концентрацию внимания или получение удовольствия от жизни.Это также может привести к стрессу, депрессии и другим проблемам с психическим здоровьем.
  • Карьера . Конструктивная критика, творческие разногласия и жаркие споры могут быть полезными. Но нападение только отталкивает ваших коллег, руководителей или клиентов и подрывает их уважение.
  • Отношения . Гнев может вызвать стойкие шрамы у людей, которых вы любите больше всего, и помешать дружбе и рабочим отношениям. Взрывной гнев мешает другим доверять вам, говорить честно или чувствовать себя комфортно, и особенно это вредно для детей.

Если у вас вспыльчивый характер, вам может казаться, что это не в ваших руках, и вы мало что можете сделать, чтобы приручить зверя. Но у вас больше контроля над своим гневом, чем вы думаете. Понимая настоящие причины вашего гнева и используя эти инструменты управления гневом, вы можете научиться выражать свои эмоции, не причиняя вреда другим, и не позволять своему темпераменту разрушать вашу жизнь.

Мифы и факты о гневе
Миф: я не должен «сдерживать» свой гнев.Выпустить воздух и выпустить наружу - это здорово.

Факт: Хотя верно, что подавление и игнорирование гнева вредно для здоровья, выходить из себя не лучше. Гнев - это не то, что нужно агрессивно «выпустить», чтобы избежать взрыва. Фактически, всплески и тирады только разжигают огонь и усиливают вашу проблему гнева.

Миф: гнев, агрессия и запугивание помогают мне заслужить уважение и получить то, что я хочу.

Факт: Уважение происходит не от издевательств над другими.Люди могут бояться вас, но они не будут уважать вас, если вы не можете контролировать себя или справляться с противоположными точками зрения. Другие будут более охотно вас выслушивать и учитывать ваши потребности, если вы будете общаться уважительно.

Миф: я ничего не могу с собой поделать. Гнев - это не то, что вы можете контролировать.

Факт: Вы не всегда можете контролировать ситуацию, в которой находитесь, или свои чувства, но вы можете контролировать то, как вы выражаете свой гнев. И вы можете выражать свои чувства без словесных или физических оскорблений.Даже если кто-то нажимает на ваши кнопки, у вас всегда есть выбор, как реагировать.

Как управление гневом может помочь вам

Многие люди думают, что управление гневом - это научиться подавлять свой гнев. Но никогда не злиться - это не здоровая цель. Гнев выйдет наружу независимо от того, как сильно вы пытаетесь его подавить. Истинная цель управления гневом состоит не в том, чтобы подавить чувство гнева, а в том, чтобы понять смысл эмоции и выразить ее здоровым образом, не теряя контроля.Когда вы это сделаете, вы не только почувствуете себя лучше, но и с большей вероятностью удовлетворите свои потребности, сможете лучше справляться с конфликтами в своей жизни и укрепите свои отношения.

Овладение искусством управления гневом требует работы, но чем больше вы практикуетесь, тем легче это будет. И отдача огромна. Если вы научитесь контролировать свой гнев и правильно его выражать, это поможет вам построить лучшие отношения, достичь своих целей и вести более здоровую и приносящую удовлетворение жизнь.

Совет 1. Узнайте, что на самом деле стоит за вашим гневом

Ссорились ли вы когда-нибудь из-за глупостей? Большие ссоры часто происходят из-за чего-то маленького, например, из-за пропущенного блюда или опоздания на десять минут.Но обычно за этим стоит более серьезная проблема. Если вы заметили, что ваше раздражение и гнев быстро нарастают, спросите себя: «На что я действительно злюсь?» Выявление настоящего источника разочарования поможет вам лучше выразить свой гнев, предпринять конструктивные действия и работать над решением.

Маскирует ли ваш гнев другие чувства, такие как смущение, незащищенность, боль, стыд или уязвимость? Если во многих ситуациях ваша реакция коленного рефлекса - гнев, вероятно, ваш вспыльчивость скрывает ваши истинные чувства.Это особенно вероятно, если вы выросли в семье, где выражать свои чувства категорически не поощрялось. Став взрослым, вам может быть трудно признать чувства, кроме гнева.

Гнев может маскировать тревогу . Когда вы воспринимаете угрозу, реальную или воображаемую, ваше тело активирует реакцию «бей или беги». В случае реакции «драка» она часто может проявляться в виде гнева или агрессии. Чтобы изменить свою реакцию, вам нужно выяснить, что вызывает у вас тревогу или страх.

Проблемы с гневом могут возникнуть из-за того, что вы узнали в детстве. Если вы наблюдали, как другие члены вашей семьи кричали, били друг друга или бросали предметы, вы могли подумать, что именно так должно выражаться гнев.

Гнев может быть симптомом другой основной проблемы со здоровьем , такой как депрессия (особенно у мужчин), травма или хронический стресс.

Указывает на то, что в вашем гневе больше, чем кажется на первый взгляд.

Вам трудно идти на компромисс. Вам трудно понять точки зрения других людей, а еще труднее признать свою точку зрения? Если вы выросли в семье, где гнев выходил из-под контроля, вы можете вспомнить, как сердитый человек добивался своего, будучи самым громким и требовательным. Компромисс может вызвать пугающее чувство неудачи и уязвимости.

Вы рассматриваете разные мнения как личную проблему. Вы верите, что ваш путь всегда правильный, и сердитесь, когда другие не согласны? Если у вас есть сильная потребность все контролировать или у вас хрупкое эго, вы можете интерпретировать другие точки зрения как вызов своему авторитету, а не просто иначе смотреть на вещи.

У вас проблемы с выражением эмоций, кроме гнева. Вы гордитесь своей жесткостью и властью? Чувствуете ли вы, что такие эмоции, как страх, вина или стыд, к вам не относятся? Эти эмоции есть у всех, поэтому вы можете использовать гнев как прикрытие. Если вам некомфортно из-за разных эмоций, вы отключены или застряли на гневной однотонной реакции на ситуацию, важно вернуться к своим чувствам. Вам может помочь бесплатный набор инструментов эмоционального интеллекта HelpGuide.

Совет 2: помните о предупреждающих знаках вашего гнева

Хотя вам может казаться, что вы просто взрываетесь гневом без предупреждения, на самом деле в вашем теле есть физические предупреждающие знаки. Осознавая свои личные признаки того, что ваш характер начинает закипать, вы сможете предпринять шаги, чтобы управлять своим гневом, прежде чем он выйдет из-под контроля.

Обратите внимание на то, как гнев ощущается в вашем теле

  • Узлы в животе
  • Сжимая руки или челюсть
  • Ощущение липкости или покраснения
  • Дыхание ускоряется
  • Головные боли
  • Хождение или необходимость ходить
  • «Видение красного»
  • Проблемы с концентрацией
  • Бьющееся сердце
  • Напряжение плеч

Совет 3: Определите свои триггеры

Стрессовые события не оправдывают гнев, но понимание того, как эти события влияют, может помочь вам взять под контроль вашего окружения и избегайте ненужного раздражения.Посмотрите на свой распорядок дня и попытайтесь определить действия, время дня, людей, места или ситуации, которые вызывают раздражение или гнев.

Может быть, вы ссоритесь каждый раз, когда идете выпить с определенной группой друзей. Или, может быть, ежедневные пробки сводят вас с ума. Когда вы определяете свои триггеры, подумайте, как их избежать или взглянуть на ситуации по-другому, чтобы кровь не закипела.

Негативные образы мышления, которые могут вызвать гнев

Вы можете подумать, что внешние факторы - например, нечувствительные действия других людей или неприятные ситуации - вызывают ваш гнев.Но проблемы с гневом связаны не столько с тем, что с вами происходит, сколько с тем, как вы интерпретируете и думаете о том, что произошло.

Распространенные паттерны негативного мышления, которые вызывают и разжигают гнев, включают:

  • Чрезмерное обобщение . Например: «Ты ВСЕГДА меня перебиваешь. Вы НИКОГДА не учитываете мои потребности. ВСЕ меня не уважают. Я НИКОГДА не получаю должного, которого заслуживаю ».
  • Одержимость «обязанностями» и «обязанностями». Жесткое представление о том, как должна или должна развиваться ситуация, и злиться, когда реальность не соответствует этому видению.
  • Чтение мыслей и поспешные выводы . Предположим, вы «знаете», что думают или чувствуют другие люди, - что они намеренно расстраивают вас, игнорируют ваши желания или не уважают вас.
  • Сбор соломинок . Ищете вещи, из-за которых можно расстроиться, обычно не обращая внимания на что-то позитивное. Позвольте этим маленьким раздражениям накапливаться и накапливаться, пока вы не достигнете «последней соломинки» и не взорветесь, часто из-за чего-то относительно незначительного.
  • Обвинение .Когда случается что-то плохое или что-то идет не так, всегда виноват кто-то другой. Вы говорите себе: «Жизнь несправедлива» или обвиняете других в своих проблемах, вместо того, чтобы брать на себя ответственность за свою жизнь.

Когда вы определяете шаблоны мышления, которые подпитывают ваш гнев, вы можете научиться переосмысливать то, как вы думаете о вещах. Спросите себя: каковы доказательства того, что эта мысль верна? Что это неправда? Есть ли более позитивный и реалистичный взгляд на ситуацию? Что бы я сказал другу, который думал об этом?

Совет 4. Научитесь быстро остывать

Как только вы научитесь распознавать предупреждающие признаки того, что ваш гнев растет, и предвидеть триггеры, вы можете действовать быстро, чтобы справиться со своим гневом, прежде чем он выйдет из-под контроля.Есть много техник, которые помогут вам остыть и сдержать гнев.

Сосредоточьтесь на физических ощущениях гнева . Хотя это может показаться нелогичным, настройка на то, что ваше тело чувствует, когда вы злитесь, часто снижает эмоциональную интенсивность вашего гнева.

Сделайте глубокий вдох . Глубокое медленное дыхание помогает противодействовать возрастающему напряжению. Главное - глубоко дышать животом, чтобы в легкие поступало как можно больше свежего воздуха.

Двигайтесь . Бодрая прогулка по кварталу - отличная идея. Физическая активность высвобождает накопившуюся энергию, поэтому вы можете подойти к ситуации с более прохладной головой.

Используйте свои чувства . Вы можете использовать зрение, обоняние, слух, осязание и вкус, чтобы быстро снять стресс и остыть. Вы можете попробовать послушать любимую музыку, посмотреть на любимую фотографию, насладиться чашкой чая или погладить домашнее животное.

Растянуть или массировать участки напряжения .Вращайте плечами, например, если вы их напрягаете, или нежно массируйте шею и кожу головы.

Медленно сосчитайте до десяти . Сосредоточьтесь на счете, чтобы ваш разум догнал ваши чувства. Если к десяти годам вы все еще теряете контроль над собой, начните считать снова.

Проверьте себя наяву

Когда вы начинаете чем-то расстраиваться, подумайте о ситуации. Спросите себя:

  • Насколько это важно в общем плане?
  • Неужели на это стоит злиться?
  • Стоит испортить остаток дня?
  • Соответствует ли моя реакция ситуации?
  • Что я могу с этим поделать?
  • Стоит ли моего времени принимать меры?

Совет 5: Найдите более здоровые способы выразить свой гнев

Если вы решили, что ситуация заслуживает того, чтобы злиться и есть что-то, что вы можете сделать, чтобы ее улучшить, главное - выразить свои чувства здоровым образом .Если вы научитесь разрешать конфликт в позитивном ключе, это поможет вам укрепить ваши отношения, а не разрушить их.

Всегда борись честно . Обидеться на кого-то - это нормально, но если вы не будете драться честно, отношения быстро рухнут. Честная борьба позволяет вам выражать свои собственные потребности, уважая при этом других.

Сделайте отношения вашим приоритетом . Вашим главным приоритетом всегда должно быть поддержание и укрепление отношений, а не «выигрыш в споре».Уважайте другого человека и его точку зрения.

Акцент на настоящем . Когда вы в пылу спора, легко начать смешивать прошлые обиды. Вместо того, чтобы оглядываться в прошлое и винить вину, сосредоточьтесь на том, что вы можете сделать в настоящем, чтобы решить проблему.

Будьте готовы простить . Урегулирование конфликта невозможно, если вы не хотите или не можете прощать. Решение состоит в том, чтобы избавиться от побуждения к наказанию, которое никогда не может компенсировать наши потери и только усугубляет наши травмы, еще больше истощая и истощая наши жизни.

Возьмите пять, если станет слишком жарко . Если ваш гнев начинает выходить из-под контроля, выйдите из ситуации на несколько минут или на время, необходимое вам, чтобы остыть.

Знайте, когда что-то нужно отпускать . Если вы не можете прийти к соглашению, соглашайтесь не соглашаться. Чтобы спорить, нужны два человека. Если конфликт ни к чему не приведет, вы можете отказаться от него и двигаться дальше.

Совет 6: Сохраняйте спокойствие, заботясь о себе

Забота о своем общем психическом и физическом благополучии может помочь снять напряжение и рассеять гнев.

Управляйте стрессом . Если ваш уровень стресса зашкаливает, вам, скорее всего, будет трудно контролировать свой характер. Попробуйте практиковать методы релаксации, такие как медитация осознанности, постепенное расслабление мышц или глубокое дыхание. Вы почувствуете себя спокойнее и сможете лучше контролировать свои эмоции.

Поговорите с тем, кому доверяете . Ничто так не снимает стресс, как общение лицом к лицу с другом или любимым человеком. Человеку не обязательно давать ответы, ему просто нужно хорошо слушать.Но говорить о своих чувствах и искать другую точку зрения на ситуацию - это не то же самое, что высказывать свое мнение. Простое выплескивание гнева на кого-то только подпитывает ваш характер и усугубляет проблему гнева.

Высыпайтесь . Недостаток сна может усугубить негативные мысли и привести к возбуждению и вспыльчивости. Постарайтесь получить от семи до девяти часов качественного сна.

Регулярно занимайтесь спортом. Это эффективный способ снять напряжение и снять стресс, и он позволяет вам чувствовать себя более расслабленным и позитивным в течение дня.Старайтесь уделять хотя бы 30 минут в большинстве дней, разбив их на более короткие периоды, если это проще.

Относитесь осторожно к алкоголю и наркотикам . Они снижают ваши запреты и могут еще больше усложнить контроль над гневом. Даже чрезмерное употребление кофеина может сделать вас более раздражительным и склонным к гневу.

Совет 7. Используйте юмор, чтобы снять напряжение

Когда ситуация становится напряженной, юмор и игривость могут помочь вам поднять настроение, сгладить различия, переосмыслить проблемы и взглянуть на вещи в перспективе.Когда вы чувствуете, что злитесь в какой-то ситуации, попробуйте использовать немного беззаботного юмора. Это может позволить вам донести свою точку зрения, не повышая защиту другого человека и не обижая его чувства.

Однако важно, чтобы вы смеялись с другим человеком, а не над им. Избегайте сарказма, подлого юмора. Если сомневаетесь, начните с самоуничижительного юмора. Все мы любим людей, которые умеют мягко подшучивать над собственными недостатками. В конце концов, все мы несовершенны и все делаем ошибки.

Итак, если вы допустили ошибку на работе или просто пролили кофе на себя, вместо того, чтобы рассердиться или затеять драку, попробуйте пошутить над этим. Даже если шутка не удалась или выйдет не так, единственный человек, которого вы рискуете обидеть, - это вы сами.

Когда юмор и игра используются для уменьшения напряжения и гнева, потенциальный конфликт может даже стать возможностью для большей связи и близости.

Совет 8: Определите, нужна ли вам профессиональная помощь

Если, несмотря на применение этих предыдущих методов управления гневом на практике, ваш гнев все еще выходит из-под контроля, или если вы попадаете в неприятности с законом или причиняете боль другим, вы нужна дополнительная помощь.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *