Эмоция злость: откуда берется и зачем она нам нужна

Содержание

откуда берется и зачем она нам нужна

*Эмоция — это накопленная энергия, что позволяет менять дистанцию до другого и варьировать интенсивность контакта.

*Базовые эмоции — это элементарные эмоции, которые больше ни на что не расщепляются, и сами являются составляющими остальных сложных эмоций.

Сегодня поговорим про такую пазовую эмоцию, как ЗЛОСТЬ

Злость (раздражение, неприязнь, досада, возмущение, сердитость, гнев, ярость, ненависть, бешенство) —

это все оттенки эмоции, нужной для изменения существующей ситуации, дистанции, и самого объекта или субъекта контактирования.

Если мишенью злости являются изменения отношения, ситуации, то она конструктивна.

В случае если невозможно изменить отношения, то злость становиться аннигиляционной и направляется или на объект, вызывающий злость, или на себя, на сам организм, или на разрыв отношений, т.к. разрыв отношений это тоже «уничтожение» объекта («Он для меня больше не существует»).

Но после внешнего прерывания отношений злость сохраняется в виде желания мести, чувства вины.

Внутренние отношения не завершены, и злость является источником энергии для восстановления и трансформации отношений.

Причиной злости могут также быть голод, боль и страх.

Голод или дефицит возбуждают злость в организме для поиска и добывания из среды необходимых элементов, для преодоления сопротивления окружающего мира.

Также самый естественный ответ на боль — это злость, которая необходима для уничтожения источника боли.

Страх, обозначая опасность в среде, активирует злость для защиты. Злость поддерживает целостность и защиту границ организма.

Злость может быть покрывалом от других, болезненных эмоций, т.к. злость является хорошим обезболивающим и надежным источником энергии.

Часто за злостью могут стоять стыд, вина, нежность, горе и страх и другие эмоции. Когда человек начинает переживать болезненное состояние от вины или стыда, то для обезболивания и уничтожения обидчика легко возникает злость.

В любой трансформации отношений есть энергия злости. Чтобы построить новое, надо изменить, разрушить старое. Поэтому злость — это также контактное чувство для уменьшения дистанции.

Токсическая злость (токсическая — имеется в виду непереносимый уровень эмоции) — это ярость и бешенство.

Вот такие важные, оказывается, лежат задачи на злости!

Почему злиться — нормально и даже полезно: советы психолога

Злиться — нормально. Именно это чувство заставляет нас менять сложившийся порядок вещей. Если эмоции, особенно такие, как агрессия и злость, не выходят наружу, а остаются внутри, человек может привыкнуть к ним и, как следствие, жить в стрессе, сваливая все на работу или загруженность. Подробнее об этом рассказала психолог семейного центра «Измайлово» Департамента труда и социальной защиты населения города Москвы Наталия Салфетникова. 

Понять причину гнева

Важно понять, что именно вызвало гнев.

Предмет агрессии часто смещен, и придется много раз задавать себе вопросы «Что меня в этом злит? На что и на кого я злюсь на самом деле?», чтобы нащупать окончательный ответ. Злость чаще всего персональна.  

Когда настоящий объект гнева найден, возникает вопрос, что делать — но уже скорее не со злостью, а с нарушением границ, угрозой или дискомфортом, которые и порождают гнев как защитную реакцию.  

Прислушивайтесь к себе и своим чувствам — возможно, именно гнев станет толчком, который поможет понять, на какие ситуации в вашей жизни стоит обратить внимание и где нужны перемены. 

Проявлять чувства

В семейный центр «Измайлово» обратилась семья Никулиных. Их 5-летний сын начал проявлять агрессию по отношению к 3-летней сестренке: отбирать вещи, толкать, кричать на нее. Ранее такого родители не замечали, поэтому и были очень обеспокоены. Ведь, с их слов, они любят детей одинаково, и игрушек у малышей равное количество. 

После разговора с родителями психолог пообщался и с мальчиком. Оказалось, что ребенок был обеспокоен тем, что папа считал его уже взрослым, а малышу не хватало отцовского внимания и любви. Мальчик испытывал стресс, а выместить его мог только на маленькой сестре. 

После консультации у психолога родители пересмотрели свои взгляды на общение с детьми. Папа стал проявлять заботу и внимание к сыну. Вместо «дай пять, как мужчина» он подходил и обнимал мальчика. Ребенку становилось легче, так как он стал чувствовать любовь папы. 

«Самое страшное для ребенка — это потеря родительской любви и игнорирование. Часто дети ломают что-то, кричат или не слушаются не потому, что они такие злые, а потому что им жизненно необходимо ваше внимание. Уж лучше мама с папой отругают меня, чем вовсе не будут замечать — вот какая мысль провоцирует их на плохое поведение. Ваша любовь и внимание — огромный ресурс и ценность для детей. Любите своего ребенка, помогайте ему распознавать свои чувства, поддерживайте его

», считает Наталия. 

Почему злиться — это полезно

  1. Выплескивание злости — отличный способ успокоиться.  
    Когда мы сердимся, наш организм испытывает стресс. Когда организм испытывает стресс, мы начинаем злиться и сильнее хотим справиться со своим негативным состоянием. Проявление гнева дает нам разрядку и позволяет привести нервы в порядок.
  2. Вымещение агрессии способствует увеличению продуктивности. 
    Иногда умеренное проявление злости уместно в рабочем процессе. Так вы даете понять партнерам и коллегам, что определенные проблемы более важны и требуют быстрого решения.
  3. Злость помогает достигать поставленных целей.
    Мы злимся, когда не получаем того, чего действительно хотим. Гнев показывает, какие цели и задачи нам важны. Он же дает энергию, чтобы преодолеть преграды и добиться желаемого.
  4. Регулярное проявление негативных эмоций помогает избежать нервного срыва.
    Зачастую за злостью идет раздражение. Итог — люди бросают нелюбимую работу, заканчивают токсичные отношения, наконец-то съезжают от родителей и делают массу других вещей, на которые бы не решились в спокойном состоянии. И благодаря этому нам удается избежать наступления нервного срыва.
  5. Злость позволяет понять: что-то не так.
    Если вас буквально «накрывает», то даже если ум еще не успел обработать информацию, вы четко понимаете: вас обидели, унизили, словом, поступили непозволительно с вашей точки зрения.

Если вам нужна помощь

На базе столичных семейных центров можно получить индивидуальную консультацию профессиональных психологов и специалистов по всем вопросам, связанным с выстраиванием детско-родительских отношений в семье, а также с развитием эмоциональной регуляции у детей и взрослых.

Источник

Пресс-служба Департамента труда и социальной защиты населения города Москвы

Замечательная злость

Злость — замечательное чувство, необходимое человеку. К сожалению, злость в нашем мире оказалась заклейменной как «плохая» эмоция — ведь она провоцирует агрессивное поведение, питает агрессию.

Проблема со злостью заключается в том, что эта эмоция направлена на разрушение сложившейся ситуации. Ее функция — дать энергию для того, чтобы что-то разрушить, сломать, взорвать — и тем самым внести изменения. Разумеется, это может быть довольно опасно, поэтому цивилизация выработала способы обуздания злости.

Например, можно превратить злость в обиду — не так разрушительно и опасно. Или вовсе направить злость на самого человека, трансформировав ее в чувство вины. Да, обидой и виной разрушаешь самого себя, зато безопасно для окружающих. Люди, которые ни на кого не злятся (или, точнее, злость не выражают), очень удобны.

Однако подобное обращение со своей злостью приводит к одному важному следствию: это шаг к формированию зависимой личности. Если вы неспособны разозлиться на кого-то или, разозлившись, стремительно прячете злость (не дай бог он/она увидит и почувствует!) — вы зависимы от этого человека.

Злость разрушает, но если ценность связи с кем-то («сила притягивания») превышает ценность собственной свободы («сила отталкивания») — мы не сможем отказаться от связи. Люди, страдающие от неразделенной невротической любви-зависимости, не могут взять и послать куда подальше «любимых», которые раз за разом отвергают их чувства.

Ужас разрыва связи настолько силен, что проще впасть в ощущение собственного ничтожества, думать о том, что он/она прекрасны, а ты просто недостоин/недостойна (то есть оборачиваем злость против самих себя). Ведь если разозлишься и «пошлешь» — можно утратить контакт, которым столь дорожишь.

Проще идеализировать и цепляться за иллюзию. Например, подавлять злость еще до того, как ее осознаешь, или осознавать, но никак не выражать — и, таким образом, давиться и отравляться ею. Нередко встречаю ситуацию, когда финансово зависимые дети/супруги переполнены яростью в адрес родителей/партнеров, но не могут ее прямо выразить — они боятся лишиться средств к существованию.

Здесь есть один важный момент. Можно просто злиться и ничего не делать, и тогда происходит физически ощущаемая интоксикация от злости. А можно чувствовать злость и направлять ее в действие. Например, бросить силы на преодоление финансовой зависимости.

Альтернатива — стать жертвой. Состояние жертвы — крайне агрессивное и озлобленное, но пассивное. Жертва испытывает массу злости, но не направляет ее в собственное действие. Она побуждает действовать других.

Злость — начальный этап выхода из зависимости (любого характера — любовной, финансовой). Если человек ее ясно ощущает — это уже первый шаг. Разозлиться на «нежно любимого человека» — важно.

«Как можно злиться на него!» — воскликнет романтически настроенная девушка, воспитанная в идеалах бескорыстия и жертвенной любви, пусть эта любовь и безответна и длится уже третий год. Она тихо страдает, а заявить (даже в пустой квартире): «Да вали к черту, раз тебе плевать на мои чувства!» — не может. Это же «плохо».

«Плохо» вовсе не это. Злость может быть направлена на изменение ситуации — и это ее позитивный аспект. Злость сжигает страх и стыд, сносит чувство вины, убирая барьеры, останавливающие наше движение.

Человек, зажатый сам в себя, переживающий себя как никчемного или «неправильного», то есть находящийся в стыде или в чувстве вины, при помощи злости может расшириться, развернуться. Опасность возникает, если злость направлена на изменение не ситуации, а человека.

«Я сыт по горло этой ситуацией в наших отношениях!» — энергия идет на ситуацию. «Ты меня достала своей стервозностью!» — на человека. Бью, давлю, уничтожаю и подавляю человека… Вопрос не в злости как таковой, а в том, куда мы направляем эту злость, и в том, как ее выражаем.

Способность послать ситуацию или даже некоторых людей к чертовой матери (без попыток этих людей изменить) — очень важная способность. Однако это лишь первый шаг.

Я не люблю злиться. Я люблю чувствовать злость и трансформировать ее в действие, направленное на перемены. «Злобные» же люди останавливаются только на переживании злости. Они не трансформируют что-либо, а просто уничтожают.

P.S. Чуть не забыл: простое пассивное выплескивание злости — кулаками в подушку или воплями где-нибудь в чистом поле — ситуацию не трансформирует и поэтому — не помогает, дает лишь временный выброс пара. Это пассивная злость. Злоба жертвы.

«Злость или зависть посещают нас не без причины»: как стоически принимать эмоции

Стоики полагают, что наши чувства — продукт рациональной мысли, но эта мысль несовершенна. Мы можем изменить свои чувства, изменив образ мыслей. Стоики не стремятся перестать чувствовать вовсе: их цель — чувствовать правильно. 

Я понимаю: звучит странно. Чувства не делят на правильные и неправильные, они просто есть. Они вне нашей власти. 

А вот и неправда, скажут стоики. Эмоции не накатывают на нас, словно волны на песчаный берег. У них есть своя причина. Как объясняет исследователь Античности Энтони Лонг, «злость или зависть обычно посещают нас не без причины: они приходят именно потому, что мы думаем, будто кто-то плохо с нами обращается или добился успеха, которого заслуживаем мы, а не он» . За свои чувства мы ответственны  не меньше, чем за свои мысли и действия. Они — результат наших суждений, а суждения эти часто неверны. Не вследствие заблуждений или путаницы, утверждают стоики, но вследствие эмпирической ошибки.  

Реклама на Forbes

Представьте себе дорожную пробку. Две машины стоят вплотную друг к другу. Водитель одной из них взбешен, колотит по гудку и ругается. Водитель другой сидит себе спокойно, слушает радио NPR и вспоминает, какие равиоли с лобстером недавно были у него на обед. Естественно, скажут стоики, не может быть так, что оба они «правы». Так и есть. Разозленный водитель ведет себя неправильно, все равно как если бы он заявил, что два плюс два будет три. Требовать, чтобы жизнь была иной, — вопиющая ошибка разума. 

Давайте поймем, как же возникает неправильное чувство. Начинается оно с рефлекторной реакции (так называемой «предэмоции», или «проточувства») на внешнее событие («впечатление», в терминах стоиков). Ударились пальцем ноги — вскрикиваем. Застряли в пробке — ругаемся. Это естественно. Люди мы или кто? Этот первичный шок — не эмоция, а рефлекс вроде того, когда при смущении краснеешь. Эмоцией он становится, когда мы «соглашаемся» на него, говорят стоики. Тем самым мы «повышаем» его из рефлексов в чувства. 

Все это происходит быстро, мгновенно, но всегда с нашего согласия. Всякий раз, выбирая поддержать и усилить такое отрицательное проточувство, мы и выбираем быть несчастливыми. И зачем же, вопрошают стоики, вам так поступать? 

Надо отследить момент перехода от впечатления к согласию на него. Именно здесь пригодится сократовская пауза — «великая пауза», как я ее называю. Как сказал бы Эпиктет, «пусть тебя не собьет с ног яркость впечатления. Скажи: “Подожди немного, впечатление. Я посмотрю, что ты такое и что несешь мне. Дай мне испытать тебя”». Только осознав, что наша реакция на жизненные трудности не автоматическая, а определяется нашим выбором, можно научиться правильно выбирать. 

Но разве не любой расстроится, застряв в пробке или ударившись пальцем ноги о мебель? Вовсе нет. К тому же, как говорит Роб, «если другие злятся, ушибив палец, вы совсем не обязаны следовать их примеру». Мы всегда вправе не соглашаться на такие чувства.

Это полностью наш выбор. 

Если вы вынуждены уступить этим проточувствам, перенаправьте их, предлагает Эпиктет. Переименуйте. Если вы одни — вместо одиночества найдите в этом спокойствие. Если застряли в толпе — представьте, что вы на всеобщем празднике, «и примите это с радостью». Очередной мысленный трюк? Ну да. Но ведь он работает! Ваш разум в любом случае постоянно проделывает трюки с реальностью. Почему бы не найти им хорошее применение? 

В фильме «Лоуренс Аравийский» главный герой в исполнении Питера О’Тула спокойно позволяет догореть спичке, которую держит двумя пальцами. 

Другой офицер пытается это повторить, но морщится от боли. — Черт, больно! — говорит он.

— Ну конечно, больно, — отвечает Лоуренс.

— А в чем же штука? 

— Штука в том, — говорит Лоуренс, — чтобы не сопротивляться боли. 

Он ответил как настоящий стоик. Естественно, он ощутил боль, но она осталась простым сенсорным раздражением. Рефлексом. В полноценную эмоцию она не превратилась.

Лоуренс не позволил своему разуму ощутить и раздуть то, что чувствовало тело. 

«Лагерь стоиков» не просто философский клуб в глуши вайомингских лесов. Это лаборатория. Мы в ней — морские свинки. Над нами проводят эксперименты. Вот, например, такой: берем мужчину средних лет, привычного к определенному уровню комфорта, в том числе к подушкам, одеялам, односолодовому виски, — и помещаем его в лесной домик вместе с пятнадцатью дурно пахнущими старшекурсниками. Никакого постельного белья, никакого виски. Добавьте непрерывный шум; сдобрите лампами дневного света. Часто помешивайте. На ночь ставьте на холод. 

Я нытик по натуре своей. Даже моя фамилия напоминает о нытье (Фамилия Weiner созвучна глаголу to whine — «ныть». — Прим. пер.). Мой удел — стонать, охать, сетовать, брюзжать, жаловаться. Я сдерживаю себя, вспоминая старую фразу стоиков: «Ни один добродетельный человек не сокрушается и не стенает, ни один не охает». Жалобы, напоминает мне Марк, не только не избавят от боли, но и могут усилить ее.

«В любом случае, — говорит он, — лучше не жаловаться». 

Я ищу специальный ящичек для подачи предложений (ведь технически предложение — это не то же самое, что жалоба), но его нет. Ну разумеется, это же «Лагерь стоиков». И я прекращаю. Останавливаюсь. Это не «великая пауза», скорее микропауза, но все же она мне нужна. Притормозив, я задаю себе вопрос: что в этой ситуации зависит от меня? Не отсутствие обогрева или одеял. Это от меня не зависит. За односолодовым виски придется шагать четыре с лишним километра до городка. Это мой выбор. Скотч, тепло, одеяла — все это из области безразличного, даже если они предпочтительны для меня. Они от меня не зависят. Зависит же только мой взгляд на вещи, мое согласие или несогласие. Эпиктет использует аналогию: собака, привязанная к повозке. Повозка движется и будет двигаться дальше, независимо от собаки. У собаки же есть выбор: волочиться по земле или бежать рядом с повозкой. Я должен бежать. 

Кроме того, я занимаюсь тем, что стоики называли добровольными лишениями. (Ну, или не совсем добровольными в моем случае.) Сенека, один из богатейших римлян, советовал по несколько дней в месяц проводить в бедности. Принимать только «самую скудную и дешевую пищу», носить «грубое и суровое платье». Прибегая к добровольным лишениям, стоики, с одной стороны, следуют своему тезису — «жить в согласии с природой». Потеть, когда жарко, мерзнуть, когда холодно, урчать брюхом от голода. Но цель таких лишений — не страдания, а удовольствие. Иногда отказывая себе в определенных видах комфорта, мы начинаем больше их ценить и при этом меньше привязываться к ним. 

Добровольные лишения учат самоконтролю, а это полезно, как ни посмотри. Воздержитесь от этого кусочка шоколадного торта, и будете собой гордиться. Отказ от удовольствия сам по себе одно из величайших удовольствий в жизни . 

Реклама на Forbes

Добровольные лишения учат мужеству. А еще готовят нас к будущим лишениям, уже, возможно, недобровольным. Сейчас нам неприятно, но зато потом будет гораздо легче.  

Мне приходит в голову, что я уже много лет практикую что-то наподобие добровольных лишений, но называю это иначе, повеселее — «эпизодическая роскошь». Началось все, когда я был иностранным корреспондентом NPR. Во времена Саддама Хусейна я несколько раз съездил репортером в Ирак. Из-за санкций ООН самолеты были под запретом. То есть мне пришлось проделать немалый путь из Аммана, столицы Иордании, в Багдад. 

У меня был план. Несколько дней я проведу в Аммане в ожидании иракской визы, заодно пополняя запасы (шоколада, костюмов химзащиты, односолодового виски). Отель у меня был хороший. Не лучший в мире, но хороший. Достаточно хороший, сказал бы Эпикур. Получив все необходимые разрешения и вещи, я собирался нанять водителя для двенадцатичасового переезда по Сирийской пустыне. В Багдаде меня ждал очень, очень средней руки отель «Аль-Рашид». В номерах воняло плесенью и наверняка стояла прослушка агентов Саддама. 

Вернувшись в Амман спустя несколько недель, я вошел в свой «достаточно хороший» отель словно во дворец. Постель стала гораздо мягче, еда вкуснее, даже напор воды, кажется, усилился. На самом деле отель не изменился. Изменился я. 

Годы спустя, живя в Майами, я время от времени выключал в машине кондиционер, даже летом. За считаные секунды салон раскалялся, моя потная кожа начинала липнуть к кожаной обивке сидений «фольксвагена». Но мне это нравилось: я напоминал себе, что такое жара, и тем сильнее и глубже становилась моя благодарность Уиллису Кэрриеру, изобретателю современного кондиционера. Добровольные лишения? Допустим. Но я предпочитаю называть их «эпизодической роскошью»: периодическая покупка железнодорожного билета первого класса, возможность покутить в модном ресторане, горячий душ после недельного проживания в лагере. 

Реклама на Forbes

Так что я решил перестать ныть (если ноешь про себя — все равно ведь ноешь) насчет тяжелых условий пребывания. Чего я, собственно, ждал от места, в названии которого слова «лагерь» и «стоики» стоят так близко друг к другу? Знай, во что ввязываешься, советовал Эпиктет. Если отправляешься в общественную баню — имей в виду, что «там люди брызгают на соседей водой, толкаются, бранятся, крадут друг у друга». Так что не удивляйся, если промокнешь или недосчитаешься вещей. И он прав. Стоит ли удивляться тому, что обстановка в «Лагере стоиков» примерно на уровне багдадского отеля? Не она должна измениться, а мое отношение к ней. Кроме того, напоминают мне стоики, всегда может стать хуже. 

Здесь мы подходим еще к одной прививке из арсенала стоиков: premeditatio malorum, или «предвосхищение зла». Опередите стрелы Фортуны, говорит Сенека. Вообразите худшие сценарии из возможных, «повторяйте в уме: изгнание, пытки, война, кораблекрушение» . 

Представлять себе плохое — не то же самое, что беспокоиться о нем, замечают стоики. Беспокойство туманно, неопределенно. Предвосхищение зла конкретно, и чем конкретнее, тем лучше. Не так — «я представляю, как переживаю финансовые трудности», а так — «я представляю, как теряю дом, машину, всю коллекцию сумок и вынужден переехать обратно к маме». Ах да, любезно предлагает Эпиктет, представьте заодно, что больше не можете говорить, слышать, ходить, дышать и глотать. 

Представляя себе наихудшие расклады, мы лишаем будущие трудности их остроты, а заодно начинаем ценить то, что имеем. Когда катастрофа случится — а она, конечно же, случится, — стоик ей удивится не более, чем фигам, растущим на фиговом дереве, или чем кормчий — встречному ветру. Так говорит Эпиктет. Заранее продумать неприятность — значит ослабить ее. Страхи, высказанные вслух, поубавятся. По крайней мере, так в теории. 

Моя дочь в этом не столь уверена. Когда я рассказал ей о предвосхищении зла, она заявила, что это «тупо», пожалуй, даже тупее вечного возвращения Ницше. Предвкушать неприятности — это не только уныло, заявила она, но и бесполезно. «Ты уже и так волнуешься о том, что случится какая-нибудь фигня. И зачем заставлять себя волноваться еще больше?» Что-то в этом есть. Впрочем, ей только тринадцать лет — не вполне целевая аудитория стоицизма, философии ударов судьбы. Не будем спешить, говорю я себе. 

Реклама на Forbes

Как прожить эмоции злости? 15 способов избавления от злости и гнева

Важно уметь проживать эмоции злости. Зачем это нужно? Чтобы они не застревали в теле и не причиняли вреда нашему здоровью. От них желательно избавляться, причем конструктивными способами. Но сначала несколько важных моментов. Во-первых, проживаются эмоции только через тело, анализ мозгом ничего не дает, потому что живут они в теле, через тело же и выходят. Во-вторых, все эти способы, по сути, обозначают сброс пара, когда у вас внутри кипят эмоции. Они срабатывают, но ненадолго, и если вам нужно изменить что-то в своей жизни, в первую очередь меняйте отношения, это первично.

Итак, способы проживания эмоций злости

1. Топайте ногами. Закройте глаза и, ощутив в теле эмоцию, с помощью топанья «отдайте» ее в землю. Конечно, лучше всего топать, стоя на земле и в одиночестве, но если не получается – закройте глаза и топайте дома, не обращая внимания на то, как это выглядит.

2. Кричите. Сделайте глубокий вдох, а затем откройте рот – и опустошите свое сердце таким образом, повторите несколько раз, пока внутри не ощутите пустоту. Лучше всего кричать тоже где-нибудь на природе, но можно и дома в подушку, главное, чтобы вас никто не слышал.

3. Попробуйте выговориться. Способ хороший, но имейте в виду, что нельзя рассказывать никому о проблемах в своей семейной жизни, иначе их можно усугубить. Опасайтесь вываливать все свои эмоции на мужа — он просто не выдержит. Если вы выговариваетесь подругам, сперва получите их согласие на это, и не забывайте делиться и хорошим тоже.

4. Занятия спортом. Это прекрасный способ проживания злости — в спортзале мы работаем с телом, а во время любой нагрузки на тело выходят и эмоции. Обратите внимание, как сложно вам бывает во время нагрузок и как хорошо и спокойно – после.

5. Массаж. Любые наши блоки и зажимы в теле – это непрожитые эмоции. Качественный массаж, разминающий конкретные точки, снимает зажим и помогает нам справиться с эмоциями.

6. Бейте подушку. Когда вы находитесь в состоянии непрожитой злости, иной раз хочется кого-нибудь стукнуть. Попробуйте в этот момент переключиться на подушку – и колотите ее от души. Главное на такой подушке потом не спать – пусть это будет ваш спортивный снаряд для разрядки, в нее же можно и поплакать.

7. Парк аттракционов. Выберите аттракцион пострашнее и кричите, сколько хотите, там это очень естественно получается.

8. Арт-терапия. Мандалы, рисование, плетение, любое рукоделие – выливайте через них свои негативные эмоции, главное, чтобы в этом участвовали ваши руки, через них выходила эта энергия, потом только нужно от этих «желчных» поделок избавиться.

9. Пойте. Через пение мы также можем выпускать из сердца боль и гнев. Пойте, даже если не очень получается — пойте сердцем, а не голосом, не для того, чтобы вас приятно было слушать, а для того, чтобы позволить эмоциям выйти.

10. Плачьте. Очень женский способ, который мы часто недооцениваем. Наши слезы горячие – это значит, они кипят от эмоций, и вместе с ними выходит наружу много всего. Если не удается сходу сесть и заплакать, особенно если распирает от гнева, помогите себе — активизируйте эмоцию и трансформируйте ее в слезы.

11. Пишите письма обид. Выливайте свои эмоции и переживания на бумагу, а затем сжигайте ее.

12. Выбрасывайте хлам. Он может быть связан с вашей ситуацией или не связан, но в любом случае он поможет вам очистить пространство и задышать легче. Кстати, на эмоциях освобождаться он ненужных вещей проще — меньше возникает сомнений. Наводите порядок на полках, в шкафах — и в голове заодно.

13. Медитируйте. Есть масса разных медитаций. Для примера возьмем идеальный вариант для лета: сядьте на землю, закройте глаза и представьте, как из вашей пятой точки в землю уходят корни – длинные и крепкие. После того, как ощутите эту связь с землей, начинайте представлять, как эмоции собираются изо всех частей вашего тела и через эти корни уходят в землю, в ее глубины. Собирайте их в голове, в сердце, в тех местах, где есть зажимы и проблемы, и отпускайте. Проверено — становится гораздо легче.

Можно использовать метод Седона – его суть заключается в том, что эмоции мы можем точно так же отпустить, как если бы держали в руке предмет, а потом разжали пальцы и он просто упал. Задавайте себе четыре вопроса: что я сейчас чувствую? Могу ли я принять это чувство? Могу ли я отпустить это чувство? Когда? Подразумевая на последний вопрос ответ «сейчас», представляйте, как что-то из вас выходит.

14.Танцуйте. Это тоже телесный вариант выпуска эмоций, особенно если танец спонтанный и в одиночестве, чтобы не опасаться оценок своих движений. Можно включить какие-нибудь дикие барабаны и от души под них подрыгаться всем телом, полностью отпуская все его части в самостоятельное плавание.

15. Если вы верующий человек, сходите на исповедь и причастие в церковь. Но только делайте это не формально, а с душой.

После такой практики очищения обязательно заполните пространство внутри светом — просто представьте, что вы находитесь в своем сердце, и это тепло затем распространите по всему телу.

True Colors — Российский блог PlayStation

Эмпатия, сверхспособность Алекс в Life is Strange: True Colors, реализована при помощи уникального игрового процесса и кинематографических элементов. Эмоции выглядят как ауры вокруг персонажей, и если какая-либо эмоция становится слишком сильной, эта аура взрывается, заполняя все вокруг вспышкой цвета и света. При этом Алекс начинает видеть мир иначе: контакт с эмоциями позволяет ей лучше узнать человека, но иногда представляет опасность для самой Алекс, ведь чужие эмоции могут поглотить ее сознание.

Нам пришлось поломать голову над тем, как передать нечто столь абстрактное, как эмоции. В итоге мы использовали и развили приемы повествования, которые использовали в серии Life is Strange ранее, и придали эмоциям осязаемую аудиовизуальную форму, чтобы вызывать у игроков те же чувства, что испытывает Алекс. Также мы хотели раскрыть связь Алекс с другими персонажами при помощи внутренних монологов и изучения мира, чтобы показать разные точки зрения и поднять вопросы о том, насколько сильны суждения самой Алекс. Хотя каждая эмоциональная вспышка — это отдельное целостное переживание, все их можно разделить на четыре категории в зависимости от того, какая эмоция в них преобладает: печаль, злость, страх или радость. Сейчас мы в общих чертах расскажем, что будет ожидать игроков при встрече с разными типами вспышек.

Печаль

Печаль выглядит как голубая аура, подвижная и всепоглощающая. Во вспышке печали мир становится серо-голубым и блеклым. Возникает ощущение, будто дождевая туча заслонила солнце. Все, даже звуки, кажется тяжелым, мрачным, глухим. Вы сможете это увидеть, когда Алекс будет наблюдать за Стеф, горюющей из-за смерти Гейба.

Страх

Страх выглядит как фиолетовая аура, которая скачет и бьется, подобно линии пульса. Оказавшись внутри вспышки страха, вы видите острые зазубренные линии и темные тени. В ушах отдается стук сердца, за каждым углом поджидает что-то жуткое. Долго всматриваясь во тьму, Алекс даже может заметить чудовищ, следящих за ней оттуда. Впервые Алекс сталкивается в Хейвен-Спрингс с таким страхом, когда встречает Мака, потрясенного смертью Гейба.

Злость

Аура злости ярко-красная, и она пляшет, словно языки пламени. Внутри вспышки злости все словно бы накалено до предела. Свет становится ярче, звуки — громче, движения выглядят резкими и дергаными. Вы слышите быстрое тяжелое дыхание. Весь мир сжимается, будто кулак, и пульсирует от адреналина. Такая злость охватывает Алекс, когда она наблюдает за напряженным телефонным разговором Стеф, из-за чего начинает непроизвольно копировать ее раздраженное поведение.

Радость

Радость выглядит как золотистая аура, похожая на сияющую солнечную корону. Внутри вспышки радости мир кажется оживленным, насыщенным любовью и смехом. Вы видите яркие пятна цвета, звуки становятся объемными и насыщенными. Все воспоминания окутывает дымка тепла и нежности, и вам кажется, что сейчас ваши возможности безграничны. Радость охватывает Алекс, когда все знакомые Гейба в Хейвен-Спрингс устраивают ему достойные проводы на цветочном мосту, и она стоит, наблюдая, как тихо поднимаются в небо ярко горящие фонарики.

Во многих таких эпизодах у Алекс есть возможность вызвать катарсис, чтобы помочь человеку справиться с разбушевавшимися эмоциями. Но понять собственные эмоции и обрести утешение и покой, что является главной проблемой Алекс в Life is Strange: True Colors, будет намного сложнее.

ЭТА ГОРЯЧАЯ ЭМОЦИЯ ЗЛОСТЬ

ЗЛОСТЬ — базовая человеческая эмоция, которая проявляется с раннего детства. Злость возникает в ситуации, когда появляется препятствие для удовлетворения потребности человека.

Впервые злость проявляется в раннем возрасте , когда малыш хочет материнскую грудь, а она не появляется сразу же, и что делает ребёнок? Малыш кричит, плачет, сучит ножками, машет ручками — он злится. Дети в своём развитии испытывают агрессивные эмоции по отношению к родителям. Много злости ребёнок проявляет в кризисные периоды: одного года и, особенно, трёх лет, когда в поведении малыша много своенравия. Кризис трёх лет характеризуется следующим семизвездием в поведении : 1.негативизм,  2.упрямство, 3.строптивость,4. своеволие, 5.протест(бунт), 6.обесценивание, 7.деспотизм. Это нужно ребёнку, что бы проявить своё «Я сам» и выстроить свои границы в семье. Особенно много агрессивной энергии в подростковом возрасте. Это просто необходимо , чтобы эмоционально отделиться от родителей, найти своё место в социуме, понять «кто Я, кто Они», иметь собственное мнение и уметь его отстаивать, проявить лидерство, преобразовать своё пространство и обозначить границы. А для этого безусловно нужна энергия — энергия злости.

Конечно и родителям нужна эта энергия , чтобы настоять на разумных правилах и нормах поведения в социуме и семье, необходимых для ребёнка во взрослой жизни.

В злости колоссальное количество энергии. Она направлена как на разрушение, так и на созидание, творчество, работу, спорт и учебу. Каждое целеустремленное, целенаправленное действие, в некотором роде, агрессивный акт. Чтобы решиться и создать что-то новое и разрушить старое, нужна энергия — энергия злости. Иначе все останется как было и без изменений. Злость создаёт цели , помогает дать отпор, разобраться в ситуациях, идти вперёд , обозначать свои интересы и границы и защищать их.

Казалось бы такая созидательная эмоция, но почему так тяжело с ней жить? Как выдерживать ее? Как выражать злость? А может молчать и контролировать, или выразить и, возможно, обидеть человека? Попробуем разобраться с этим.

Если пытаться скрывать злость, контролировать, не признавать в себе, то злость переходит в аутоагрессию (злость на себя) или ощущается, как обида на других, или ещё хуже, опять же, на себя. А так же переходит в чувство вины. А это очень ядовитые чувства, которые разрушают человека изнутри. Они вызывают болезни тела, головные боли напряжения, депрессии, конфликты в отношениях, трудности в коммуникациях, в семье и на работе.

Конечно в обществе принято скрывать злость, контролировать её проявления, молчать о наличии у себя агрессивных чувств. Этакий милый добряк! Такие люди не злятся в силу следующих причин: нельзя, не умею, не имею права, это «очень не красиво». Эти установки формируются , как правило из семейных сценариев, из родительских установок, из социо-культурных правил. Такого человека трудно понять окружающим. А ему трудно отстаивать свои интересы и границы, он часто не умеет отказывать (даёт деньги в долг, за других делает работу, всем помогает). «Пусть другому будет хорошо, лишь бы не злились и я не выглядел злым и жадным!» Такая жертвенная позиция не ведёт к полноценным отношениям. Появляется зависимость от человека , которому боишься показать злость. Надо же думать о нем , как его не обидеть и прилагать кучу усилий , чтобы злость не разрушила отношения. Ты её контролируешь , прячешь, лишь бы близкий человек не обиделся, оставался рядом, не ушел и не увидел твою «плохую сторону личности». Это зависимая и не адаптивная позиция. Окружающие или пользуются добротой и безотказностью таких людей, или не понимают их, так как они молчат и не отстаивают своё мнение.

В отношениях между людьми, даже очень близких случаются разногласия и возникает злость. Это лучше отмечать в себе и принимать, тогда возможно договориться, смягчить разногласия, отстоять позицию и сохранить отношения.

Способы взаимодействия со злостью:

1. Выдерживать.

2. Выражать.

Трудно выдерживать злость, когда внутри всё кипит.

Тут в помощь дыхательные упражнения, медитация, йога, танцы а также любая деятельность, направленная на созидание: рисование, лепка, пазлы, конструкторы, мозаика, вышивание, вязание и т.п. Иногда это помогает и ситуация со временем разрешается. Человек успокаивается и смотрит на ситуацию под другим углом, иногда даже с юмором.

Но как не выдерживай в себе сильный гнев и злость, наступает момент когда эти эмоции хочется выразить. Как же это сделать?

Во-первых — распознать в себе и понять, что это злость.

Во-вторых признаться себе в этом:» Сейчас я злюсь, я ужасно разгневан(а)».

В-третьих энергию злости надо «выпустить на свободу». Тут в зависимости от ситуации и характера человека подойдут следующие методы: вначале об этом поговорить. Когда разговариваете, ссылайтесь на свои чувства и состояние. Разбирайте ситуацию которая злит. Не в коем случае не обвиняйте ни кого, не оценивайте личность другого человека, не перекладывайте ответственность за своё состояние на другого.

Сказать можно так: » Ситуация непонимания, вызывает во мне сильную злость. Давай разберёмся с этим» или » Сейчас я чувствую сильную злость, во мне всё кипит, нам надо об этом спокойно поговорить и объясниться».

В конструктивном общении градус злости снижается, а высвободившуюся энергию будет полезно направить в позитивное русло.

Конечно же есть ситуации, когда общение не возможно или не складывается по разным причинам, люди друг друга «не слышат» или не хотят слушать. Тогда агрессивную энергию можно отреагировать другим путём. Тут подойдёт такая деятельность, которая связана с высвобождением энергии из тела: спорт, бокс, бить подушку, рубить дрова, копать землю, бить посуду, рвать бумагу, прокричать злость, нарисовать её на бумаге и разорвать, сконструировать и сломать и т.п.

Дайте этой энергии выйти, не застаиваться. Она разрушает тело, вызывает болезни и непонимание. И на этом пути откроются новые ресурсы, необходимые для дальнейшей счастливой семейной жизни, любимой работы, творчества и здоровья.

Автор: Карпова Любовь Анатольевна, психолог

границ | Гнев как основная эмоция и его роль в формировании личности и патологическом росте: нейробиологические, психологические и клинические перспективы

Введение

Как широко обсуждают редакторы этого тома, теория основных эмоций (БЭТ) подверглась ряду важных критических замечаний, которые ставят под сомнение их важную роль в человеческом эмоциональном опыте. В этой статье будет доказано, что новая структура мотивационных систем позволяет признать некоторые аспекты критики BET, одновременно усиливая ее роль в понимании построения личности и психологического функционирования.Общие аргументы в пользу СТАВКИ как основного аспекта мотивационных процессов будут далее проиллюстрированы посредством представления некоторых клинических явлений, в которых изменения в умственной обработке гнева как основного эмоционального сигнала играют ключевую роль. Для начала критику концепции СТАВКИ можно свести к четырем следующим пунктам.

(a) Описание повседневной психической жизни человека показывает, что разнообразие аффективных переживаний вряд ли может быть сведено к активации отдельных единиц анализа, описываемых БЭТ.Эмоциональные переживания кажутся более тонкими, текучими, когнитивно сложными и не столь разрозненными, как предполагает СТАВКА (Stern, 1985).

(b) СТАВКА не в состоянии объяснить роль опыта обучения и социокультурного влияния на формирование способов выражения, разнообразия значений и возможных функций эмоционального опыта. Например, хотя эмоции ненависти, ревности или зависти можно отнести к негативным переживаниям, потенциально ведущим к агрессивным намерениям по отношению к конкретным особенностям и, возможно, включающим базовую эмоцию гнева, их вряд ли можно рассматривать как первичные, повсеместно распространенные эмоции (Соломон, 1984; Харре, 1986).Содержание таких эмоций легче понять как продукт культурных представлений о понятиях идентичности, вины, собственности, сексуальных и сентиментальных взаимодействий. Исследования, а также анекдотические свидетельства подчеркнули разнообразную интенсивность и распространение таких эмоций между различными социальными контекстами, тем самым подтверждая влияние культуры на формирование такого ментального опыта (Росадо, 1984).

(c) Хотя СТАВКА основана на филогенетических корнях основных эмоций (а именно, межвидовых аналогиях эмоциональных проявлений), некоторые авторы недавно поставили под сомнение тот факт, что межвидовые схемы активации, обычно называемые базовыми эмоциями, могут называться эмоциями вообще.Например, Леду (2016) утверждает, что эти первичные системы реагирования не входят в область эмоционального опыта, пока они не будут вторично представлены высшими когнитивными системами. В этом смысле конкретное содержание эмоционального опыта нельзя напрямую рассматривать как простой продукт активации базовых схем реагирования. Более того, реальное значение основных эмоций для выживания сильно снижается в среде, в которой уменьшаются внешние угрозы, а адаптация все больше и больше зависит от групповых взаимодействий и очень сложных когнитивных операций.Эмоциональные переживания человека распространены и не ограничиваются моментами внешних изменений, но чаще всего они возникают из внутреннего содержания, такого как фантазии, воображение, воспоминания.

(d) В отличие от того, что требует BET, данные исследований развития, а также психофизиологические исследования не подтверждают точку зрения о существовании четко различимых категориальных выражений и проявлений эмоций. Некоторые эмоции, такие как страх, несомненно, проявляются с первого года жизни, но это не относится к другим эмоциональным категориям, таким как, например, стыд или гнев (Sroufe, 1995; Ekman, 1999).Индивидуальные различия в выражении эмоций показывают, что некоторые люди с трудом проявляют весь спектр категориальных эмоций, рассматриваемых BET. Например, дети, проявляющие очень осторожное и застенчивое отношение, не участвуют в эпизодах гнева на своих сверстников или родителей (Natsuaki et al., 2013). Более того, некоторые из основных эмоций, которые легче обнаружить на ранних этапах развития, невозможно наблюдать на более поздних этапах жизни. Данные исследований часто не подтверждали существование определенных паттернов психофизиологических модификаций, предположительно лежащих в основе BET (Scarpa and Raine, 1997; Scarpa et al., 2010).

В этой статье мы утверждаем, что, хотя и верны, некоторые критические замечания, направленные на BET, могут быть преодолены путем переосмысления эволюционного значения BET в рамках более широкого понятия мотивационных систем. В частности, конвергенция эволюционного, психодинамического и нейробиологического взглядов на эмоции и мотивацию открывает новую перспективу, в которой не только понятие основных эмоций является научно обоснованным, но также показывает его центральную функцию для понимания эмоциональной жизни человека.

Коммуникативный и поведенческий подходы к основным эмоциям

Со времени пионерских исследований Дарвина (Darwin, 1872) универсальное эмоциональное наследие человеческого вида мыслилось с точки зрения его ценности для выживания. В своей первоначальной интерпретации этологи понимали поддержание некоторых базовых схем автоматического реагирования, называемых эмоциями, как способ увеличения выживаемости за счет облегчения коммуникации между со-спецификациями (Ekman, 1992). Таким образом, считалось, что ритуализация инстинктивного поведения в фиксированные модели выражений лица, поз и жестов служит сообщением, сигнализирующим другим членам группы о собственных поведенческих намерениях или реакциях, вызванных неизвестными условиями окружающей среды (Ekman, 1999).Например, демонстрация зубов изначально предшествует нападению, но его ритуальная версия, содержащаяся в улыбке, на самом деле указывает на замораживание агрессивного намерения и, следовательно, проявление дружеской увертюры (Lorenz, 1978). В следующей теоретической интерпретации функций выживания основных эмоций упор был сделан на их подготовительную роль в рамках инстинктивных схем реагирования, крайне необходимых для быстрой адаптации к непредсказуемой и быстро изменяющейся среде.Активация поведенческих и психофизиологических модификаций, наблюдаемых во время эмоциональных переживаний, рассматривалась как часть автоматической реакции (выборочно вызываемой определенными сигналами окружающей среды), побуждающей и подготавливающей весь организм к наиболее подходящему адаптивному поведению. Необходимость незамедлительно реагировать на угрозы выживанию или внезапные изменения окружающей среды, конечно, не ограничивалась низшими видами, но считалась фундаментальной адаптивной предпосылкой также для высших млекопитающих, мозг которых был бы способен к гораздо более тонкому анализу стимулов. .Это оправдывает сохранение такого грубого уровня реакции у нашего вида и его сложное взаимодействие с новейшими и более сложными способами обработки информации нашим мозгом. Такой взгляд на эмоции как на части более широких схем автоматических, бессознательных и быстрых адаптивных систем реагирования теперь распространился на всю психологическую область, а также на современную нейробиологическую литературу (Gazzaniga, 2008). Несмотря на эту прогрессивную модификацию BET, многие авторы считают ключевые критические моменты, представленные во введении, по-прежнему верными для этих новых эволюционных взглядов на эмоциональную жизнь человека.

Переосмысление базовой теории эмоций в подходе к мотивационным системам

Общий пересмотр значения основных эмоций был недавно предложен в рамках мотивационной точки зрения, основанной на результатах исследования инстинктивного поведения животных и психодинамической точки зрения. Вклад современной этологии был использован для пересмотра психодинамического взгляда на человеческое развитие и поместил базовые эмоции в основу мотивированного поведения. Современная этология полагалась на кибернетику для переосмысления инстинктов в терминах корректируемых целей поведенческих планов, которые гибко (в отличие от фиксированной поведенческой последовательности, ранее предназначавшейся для характеристики инстинктов) используют врожденные или приобретенные двигательные паттерны для достижения ожидаемого результата, повышающего индивидуальную приспособленность (Hinde, 1974). .В своей первоначальной формулировке понятие поведенческой системы помогло перестроить теорию мотивации человека в соответствии с дарвиновской точкой зрения на врожденные тенденции, управляющие намеренным поведением (Rosenblatt and Thickstun, 1977). Боулби полностью использовал эту новую этологическую основу, чтобы предположить существование врожденной цели для человеческих младенцев (а также других приматов) по установлению и поддержанию оптимальной близости к опекуну, то есть к поведенческой системе привязанности (Bowlby, 1969).Однако точка зрения Боулби лишь второстепенно рассматривала роль аффективного опыта (сепарационная тревога) в регулировании скорректированного поведения.

От поведенческих систем к мотивационным: вклад психодинамической теории в основные эмоции

Более недавнее предположение, основанное на этологической литературе и литературе по развитию, было внесено в рамках психодинамической точки зрения Лихтенбергом (1989). Лихтенберг предложил преобразовать конструкцию поведенческих систем в понятие мотивационных систем.Любая система мотивации, как и любая система поведения, направлена ​​на достижение цели (очевидно, любая цель каждой системы мотивации фиксируется эволюцией, что дает некоторые важные преимущества для выживания индивидов и видов). Более конкретно, однако, мотивационные системы не предназначены для механической работы как план поведения, разворачивающийся через постоянную перцептивную обратную связь, которая сопоставляет фактическое поведение с поставленной целью. Любая мотивационная система регулируется одним аффектом, связанными с ним представлениями, воспоминаниями и планами поведения.Лихтенберг (1989) утверждал, что каждая мотивационная система изначально обладала определенным аффективным сигналом, который способен ориентировать человеческое поведение на поставленную цель, легко наблюдаемую с первых месяцев жизни. Следует отметить, что в своем первоначальном предложении Лихтенберг прямо не упомянул основные эмоции, традиционно изучаемые BET. Тем не менее, он включил некоторые классические базовые эмоции, такие как страх и гнев, в число тех, которые регулируют его пять мотивационных систем.Конкретный аффект отвечает за (а) активацию мотивационной системы, (б) восстановление соответствующих представлений, определяющих поведенческий план, (в) сигнализирование о конечном достижении или неудаче ожидаемого результата. Интересно, что избегание или поддержание каждого конкретного аффективного состояния становится неотъемлемой целью мотивационной системы.

Для достижения аффективной цели мотивационной системы активируется набор сохраненных представлений о прошлом опыте, относящемся к любому конкретному аффективному состоянию, и текущее поведение планируется в соответствии с этими представлениями.В ходе развития межличностный опыт, когнитивное развитие и культурные значения могут вмешиваться, чтобы изменить ранние интерактивные представления, относящиеся к каждой мотивационной системе, но их аффективное ядро ​​остается неизменным (Lichtenberg et al., 2011). Текущий контекст опыта составляет мотив, определяющий содержание и цели текущего поведения и восприятия (Lichtenberg, 1989). Следовательно, определенные аффективные состояния, создавая единичные мотивы, представляют собой связь между целями, установленными эволюционной историей вида, и реальным ментальным опытом человека.С этой точки зрения, базовые эмоции — это то, что, по сути, связывает цели, поставленные эволюцией, с индивидуальными мотивами, определяющими поведение и создающими личный смысл в повседневной жизни. В этой сложной архитектуре мотивированного поведения основные эмоции могут легко объяснить разнообразие и пластичность действий, с помощью которых люди достигают своих основных эволюционных целей. Кроме того, ведущая роль аффектов делает мотивационные процессы открытыми для обучения, когнитивного совершенствования и культурного вклада в индивидуальную биологическую адаптацию.

Аффективные нейронауки и системы выживания

Несмотря на некоторые важные теоретические различия, нейробиологические подходы в основном созвучны психодинамическому понятию мотивационных систем и дают дальнейшие выводы о роли основных эмоций в поведении человека. Во-первых, современные нейробиологические подходы свидетельствуют о том, что принятие решений и мотивированное поведение поддерживаются активацией нейроанатомических структур, которые предназначены для обнаружения специфических сигналов, важных для индивидуального выживания (MacLean, 1990; Panksepp, 1998).Такие подкорковые структуры отвечают за быстрые реакции, которые сохраняют важную адаптивную роль, несмотря на появление в эволюционной истории более совершенных способов анализа стимулов и поведенческой адаптации. В частности, каждая нейроанатомическая структура отвечает за реакции на условия, которые включают гомеостатические потребности организма и репродуктивные функции. Более того, в ходе эволюции эти системы быстрой адаптации постепенно включали в себя социальное поведение, оказывающее прямое влияние на выживание через групповые взаимодействия (например,g., привязанность, реакции друга / врага, сочувствие).

Второй важный вклад нейробиологических исследований показал, что нейроанатомические участки основных эмоций практически совпадают с таковыми из более древних схем поведенческой адаптации (Panksepp, 1998). Эти данные побудили многих исследователей включить базовые эмоции в так называемые системы выживания, базовые системы поведенческих реакций, которые гарантируют сохранение индивидуальной целостности перед лицом внезапных изменений внутренней и внешней среды адаптации (LeDoux, 2016).Таким образом, основные эмоции, такие как тревога, гнев, страх, можно рассматривать как фрагменты более широкой модели поведения, ведущей к немедленной адаптивной реакции на условия окружающей среды, которые представляют угрозу / возможность для индивидуального выживания. Этот взгляд в значительной степени совпадает с классической теорией основных эмоций как систем, вызывающих быстрые адаптивные поведенческие реакции. Однако более сложный анализ систем выживания, частью которых сейчас являются основные эмоции, позволяет исследователям получить более детальную картину мотивационных процессов, лежащих в основе человеческого поведения.

Действительно, третий важный вклад недавней нейробиологии мотивации рассматривает основные эмоции не только как часть врожденных быстрых реакций на угрозу выживанию. Эволюция более поздних структур коркового мозга создала возможность преодолеть и, возможно, улучшить стратегии поведенческой адаптации более древних систем выживания. Это улучшение преследовалось эволюцией за счет улучшения специфики перцептивного анализа стимулов (включая символическую и лингвистическую категоризацию), сравнения текущих условий с предыдущим опытом (новые системы памяти), более высокой специализации и уточнения поведенческих реакций и, особенно верно для людей, роль обучения и культурной передачи (LeDoux, 2016).Однако, в отличие от того, что может показаться на первый взгляд, эта достигнутая сложность не отбрасывает и не умаляет роль более основных систем реагирования (Panksepp and Biven, 2012). Хотя наличие основных аффективных реакций может быть только частью нашего субъективного опыта, основные эмоции, связанные с системами выживания, являются сырьем, на котором основаны более сложные анализы, проводимые высшими центрами мозга. Этот мотивационный взгляд на самом деле выходит за рамки традиционной коммуникативной и поведенческой интерпретации основных эмоций, подчеркивая оценочную и информационную роль, которую базовые эмоции играют в сложных процессах принятия решений.Конечно, интерпретация таких сигналов не выполняется автоматически и не приводит к простому и самоочевидному переводу того, что происходит в наших телах.

Как показали и психодинамическая теория, и нейробиологические подходы, основные эмоциональные реакции динамически переплетаются, плавно изменяются и, в некоторой степени, могут использоваться различными мотивационными системами. Кроме того, интерпретация телесных сигналов, на которые мы полагаемся для интерпретации внешнего мира, во многом зависит от природы и способов запоминания предыдущего опыта и, по мере развития, постепенно зависит от межличностных и культурных процессов.Именно эта сложная «проработка» внутренних телесных переживаний создает многоцветный и многогранный характер нашего эмоционального опыта. В этом смысле старую версию BET справедливо критикуют за ее редукционистский подход к человеческому аффективному опыту, который кажется полностью совместимым. Однако следует помнить, что не было бы сознательного переживания самого себя без интерпретации основных аффективных следов. Создание личного смысла, а также переживание того, чтобы быть субъектом («личностью»), не могло быть достигнуто без расшифровки и интерпретации телесных сигналов, относящихся к системам выживания (Modell, 2003; Northoff et al., 2011). Что еще более важно, эволюция позволила нам установить и поддерживать прочную связь между нашим умственным функционированием и нашими основными организменными и социальными потребностями посредством обработки и развития основных эмоций. Конечно, невозможно больше утверждать, что нами «движут» основные эмоции и инстинктивные силы в старом психоаналитическом или этологическом смысле. Точно так же можно утверждать, что даже если моторные и вегетативные компоненты основных эмоций часто представляют узнаваемый окончательный путь выражения нашего эмоционального опыта, наша адаптация не столько зависит от этих основных эмоциональных реакций, сколько от более сложных и более рациональных поведенческих стратегий. , социальное взаимодействие и культурное сотрудничество.В любом случае, следует учитывать, что наше восприятие мира, а также наше поведение было бы бессмысленным без постоянной и адекватной работы по интерпретации нашего основного эмоционального опыта. В последнее время в психодинамическом мышлении большое внимание уделяется тому, чтобы построить мост между мгновенными необработанными метафорами, созданными фрагментированными эмоционально-телесными представлениями межличностного мира, и образной интерпретацией, опосредованной символическими процессами, которые придают новый и преобразующий смысл таким переживаниям. (Modell, 2003).Эта новая перспектива позволила переосмыслить проблему аномального развития личности с точки зрения отказов и коллапсов репрезентативных систем, предназначенных для выработки эмоциональных и мотивационных сигналов (Fonagy et al., 2002). Мы надеемся, что анализ некоторых клинических феноменов, связанных с активацией переживания гнева и неудач в его интерпретации, прольет еще немного света на актуальность этой новой модели СТАВКИ.

Основная эмоция гнева

Гнев всегда был включен в репертуар основных эмоций, в основном благодаря его отчетливому и универсально узнаваемому образцу выражения лица (Ekman, 1999).Тем не менее исследования выявили некоторые критические моменты, которые ставят под сомнение универсальное биологическое значение эмоции гнева и, следовательно, общую значимость СТАВКИ для объяснения аффективных состояний, возможно, связанных с этим эмоциональным состоянием. Прежде всего, данные, указывающие на конкретный психофизиологический профиль активации гнева, все еще кажутся противоречивыми. Психофизиологические параметры гнева являются общими для других эмоциональных состояний, таких как, например, общее состояние стресса, страха или хищнического поведения (Scarpa et al., 2010). Исследователям трудно найти конкретное место в общей классификации положительных и отрицательных эмоций (Watson et al., 2016). Гнев влечет за собой негативную активацию, которая побуждает человека снимать напряжение посредством активного поведения. В то же время поведение, поддерживаемое гневом, может привести к приближающемуся поведению, обычно поддерживаемому положительными эмоциями (Scarpa and Raine, 1997). В отличие от других основных эмоций, условия окружающей среды, которые, как ожидается, вызовут гнев, не всегда различимы, как того требует СТАВКА (Ekman, 1992).Гнев может проявляться как реакция на состояние физического страдания, как способ защитить себя от нападения хищника (в этом смысле гнев является возможным следствием страха; Wilkowsky and Robinson, 2010), как цель, поддерживающая эмоции. -направленное поведение, когда обстоятельства внешнего мира мешают достижению желаемой цели, вызывая разочарование (Panksepp, 1998). Другой кардинальный аспект СТАВКИ, который заключается в том, что социальное воздействие отображаемой эмоции на других людей также является спорным в случае гнева.Выражение гнева на лице можно интерпретировать как признак агрессии, вызывая реакции страха или склонности к участию в конфликте, или может иным образом вызвать оживляющее чувство причастности к другим субъектам, в зависимости от оценки контекста (Emde, 1984). Критики BET также подчеркнули, что выражение гнева практически полностью подавляется в некоторых культурных контекстах (Rosado, 1984). В том же ключе подчеркивается, что некоторые аффективные или мотивационные состояния, предположительно связанные с гневом, такие как зависть, ревность, ненависть или агрессивное стремление к определенной цели, не сопровождаются проявлением или субъективным переживанием гнева или ярости, как если бы эти негативные чувства и настроения были сформированы культурно (Harrè, 1986).

В целом, эти противоречивые моменты не исключают возможности рассматривать гнев как базовую эмоцию и отводить ему центральную роль в нашей аффективной жизни. Опять же, мотивационный анализ, основанный на филогенетических и онтогенетических соображениях, может улучшить наше понимание значимости гнева как основного эмоционального сигнала в нашей аффективной жизни. Анализ нейроанатомических структур, подразумеваемых в выражении гнева, помещает его филогенетическое происхождение в основную реакцию на состояние дистресса.Вероятно, такие реакции возникли как реакция на состояние физического стеснения как окончательный способ для человека освободиться от хищника или на внешнее состояние, вызывающее боль или раздражение. Эта основная схема ответа расположена на очень глубоком уровне в головном мозге [периакведуктальный серый (PAG)], где также расположены другие центры, координирующие гомеостатические реакции (Panksepp and Biven, 2012). Согласно нейробиологическим исследованиям, такая основная защитная роль реакции гнева постепенно превратилась в более сложную последовательность реакций, активируемых восприятием угрозы во внешнем мире и полезную для инициирования и поддержки реакции борьбы-бегства.Интеграция такого сложного ответа была гарантирована в ходе эволюции взаимодействием центров, расположенных в миндалевидном теле (Panksepp, Biven, 2012). Следующий шаг в развитии гнева характеризуется привлечением такой базовой реакции мотивационной системой достижения цели. Общая схема, регулирующая приближающееся поведение к цели, регулируется системой вознаграждения. Мотивация к достижению цели является гибкой и способна корректировать поведенческие планы в соответствии с возможными внешними препятствиями, а также с внутренними источниками ошибок.Психофизиологическая активация, типичная для реакции гнева, может быть задействована, чтобы помочь организму более энергично преодолевать препятствия и выдерживать попытки достижения желаемой цели. Следовательно, древняя реакция гнева рекрутируется несколькими мотивационными системами через нейроанатомические связи, которые развились позже в эволюции и определяют различные возможные фиксированные паттерны реакции, приводящие к окончательному возникновению гнева. Этот пример эволюционного ожидания может четко объяснить разнообразие источников, которые могут вызывать реакции гнева, и подчеркивает, что такая эмоциональная реакция является фундаментальной частью адаптивного репертуара, демонстрируемого людьми.

Онтогенез гнева

Онтогенез реакций гнева может дополнительно объяснить, как такая базовая эмоция становится необходимым аспектом сложной эмоциональной жизни человека. Исследователи развития показали, что правильное выражение гнева не появляется до последних месяцев первого года жизни (Sroufe, 1995). До этого можно было наблюдать только менее специфическую реакцию дистресса и раздражительности, трудно отличимую от других негативных реакций, таких как плач, голод, боль.Реакция дистресса, возникающая в первые месяцы жизни, рассматривается как основная реакция, возникающая при резком накоплении психофизиологической активации, независимо от того, вызван ли источник этого внезапного усиления возбуждения эндогенными колебаниями нервной системы или внешняя стимуляция. Таким образом, предвестник реакции гнева определяется конкретными психофизиологическими параметрами. И только тогда, когда в конце первого года младенец становится способным различать средства и цели своего поведения и отчетливо осознавать, что его намеренное действие заблокировано, возникает правильная реакция гнева.Примечательно, что эмоция гнева проявляется, когда ребенок способен придать стимуляции психологическое значение («существует препятствие, мешающее достижению цели»). Психологический смысл, приписываемый ситуации, вызывает те же психофизиологические параметры, способные вызвать предыдущую реакцию дистресса (резкое усиление внутреннего возбуждения). Впоследствии когнитивное развитие и обучение позволяют ребенку предвидеть источники разочарования и связывать свою способность исследовать окружающую среду со способностью (возможно, поддерживаемой гневом) преодолевать препятствия (Lichtenberg, 1991).Когда самосознание и социальная осведомленность начинают доминировать в психологических суждениях ребенка, гнев, наконец, направляется на других людей или на себя, в конце концов приобретая форму того, что обычно называют гневом (Sroufe, 1995). В процессе дальнейшего когнитивного и социального роста психологическое значение гнева, конечно, все больше и больше определяется межличностным опытом и общими культурными представлениями, которые становятся центральным аспектом переговоров о межличностных конфликтах. Затем гнев и ярость трансформируются в чувства ненависти, соперничества, тонкого негодования, садизма, презрения, зависти, ревности, собственничества.Это разнообразие чувств инициируется появлением ярости, но они становятся все более и более дифференцированными и частично отстраненными от этой базовой эмоции (Parens, 2008). Конечно, как мы увидим в следующем абзаце, степень, в которой ярость становится частью индивидуального способа осуществления контроля над внешним миром, управления конфликтами и социальной самоуверенности, во многом зависит от реального социального опыта и интерпретаций, которые Воспитатели предлагают поведение ребенка, а также более широкий социальный контекст социальных норм и устоявшегося смысла.Примечательно, что эти онтогенетические достижения, какими бы сложными ни были проявления гнева, не могли произойти без набора базовых схем реакции, постепенно развивающихся в первые 2 года жизни.

Формирование личности и метаболизм гнева / ярости

Недавние исследования в области развития, а также клинические исследования подчеркнули важность гнева и ярости для нормальных и ненормальных аспектов личностного роста. Выражение гнева рассматривается как необходимое условие для освоения исследования окружающей среды (Mahler et al., 1975; Sroufe, 1995), достижение целей и поведенческих планов (Stechler and Halton, 1987), установление чувства личного контроля над своими действиями, разрешение конфликтов (Lichtenberg, 1989), защита личной целостности (Modell, 1993), дифференциация личных против личных мотивов и точек зрения других (Parens, 2008). Как обсуждается в этой статье, очевидно, что в первые годы жизни основная эмоция гнева, независимо от его филогенетического происхождения и предшествующих онтогенетических предшественников, задействуется на службе более широкой мотивации для достижения желаемой цели.Следовательно, возможность прибегнуть к гневу или ярости рассматривается как основной шаг (хотя, конечно, не единственный) для утверждения собственной автономии и чувства владения собой и уравновешивания чувств стыда и уязвимости, что определяют психоаналитики. как «здоровый нарциссизм» (Ronningstam, 2005). Таким образом, гнев и ярость считаются необходимыми инструментами для восстановления чувства личной последовательности и автономии или для того, чтобы выстоять в преследовании цели в случае неудачи (Mahler et al., 1975; Кохут, 1977). Естественно, напористость, чувство автономии и господства над собой не следует полностью считать совпадающими с выражениями гнева и ярости. Многие другие аффективные, когнитивные и социальные приобретения являются необходимой основой развивающегося чувства автономии и нарциссической целостности. Более того, здоровые проявления гнева должны подавляться чувством сочувствия к другим, признанием их точки зрения и полной оценкой характера аффективных отношений с ними, а также уважением этических и социальных норм, неизбежно сдерживающих индивидуальная напористость и достижения.Как следствие, нормальные проявления гнева и ярости следует отличать от высокомерия, особого чувства собственного достоинства, садистского контроля, межличностной эксплуатации, аффективных манипуляций и насилия. Клиническая литература свидетельствует о том, что, когда систематически не удается правильно ограничить проявления гнева, мы сталкиваемся с ненормальным личным развитием и риском антиобщественного поведения. Теперь мы увидим, что эти искажения в личностном росте в основном связаны с двумя условиями, подразумевающими метаболизм аффективного сигнала гнева: (а) неправильная и повторяющаяся обработка других мотивационных сигналов, подразумевающая нормальное обращение к гневу или ярости (например,g., страх, разочарование, ущемление личной целостности) приводит человека к повторяющимся или преувеличенным проявлениям этих основных эмоциональных проявлений; (б) индивид научился путать внутренний сигнал гнева и поведенческие проявления гнева со своим собственным самоутверждением, утверждением автономии, чувством личного контроля и целостности.

Гиперактивация сигналов гнева / ярости при пограничных расстройствах личности и психопатии

Диагностические подходы (Kernberg, 1984; Gunderson, 2001; American Psychiatric Association [APA], 2013) всегда определяли необузданные и частые приступы ярости как одну из ключевых клинических особенностей пограничного расстройства личности (ПРЛ).Чаще всего это сильное чувство гнева может также вызвать драматическое самоповреждающее поведение, возможно, нерешительность в попытках самоубийства. Дисфорический фон, характеризующийся раздражительностью и гневом, также считается ответственным за аффективную нестабильность и фрагментированное чувство идентичности, характерные для пациентов с ПРЛ (Gunderson, 2010). Для того, чтобы поддерживать хотя бы некоторую форму позитивных взаимоотношений со значимыми другими, а также чувство личного достоинства и автономии, пациенты с ПРЛ должны отделять гневные и неистовые аспекты своей личности от своей саморепрезентации и от своего опыта. отношения с внешним миром (Кернберг, 1975).Сообщается, что пациенты с ПРЛ испытывают такое невыносимое количество гнева, учитывая их склонность воспринимать личные угрозы во внешнем мире, в основном в близких отношениях, из-за обоих факторов темперамента (New et al., 2008; Gunderson, 2010) и раннего травматического опыта. в матрице прикрепления (Chiesa et al., 2016). В результате реакции гнева легко вызываются как основная защитная реакция (бегство-борьба) на ощущение нападения. В то же время хрупкое чувство собственного достоинства и крайняя зависимость от значимого другого, в котором пациенты с ПРЛ чувствуют себя пойманными в ловушку, часто приводят этих пациентов к трансформации внешних проявлений гнева в самоповреждение или пассивное агрессивное поведение (Kernberg, 1975).Другой пример ошибочной обработки окружающих или мотивационных ключей, приводящей к чрезмерному использованию гнева, представлен клиническим феноменом психопатии. Гнев и ярость не характеризуют суть этого редкого и экстремального состояния, хотя выражения гнева и ярости могут часто ассоциироваться с ним. Блэр (2009) и Гленн и Рейн (2014). Возникновение гнева и ярости у психопатических пациентов недавно было объяснено специфической неудачей в обработке негативного подкрепления (Blair, 2009).У психопатических пациентов наблюдается дефицит функционирования в области мозга, предназначенной для обнаружения неудач в поведенческих планах. Когда выполнение какого-либо плана поведения не приводит к ожидаемому результату, передняя поясная кора передает сигнал префронтальной коре, чтобы скорректировать план поведения для достижения цели. Если поясная кора не активируется из-за отрицательного результата, как в случае с психопатическими пациентами, первоначальный план поведения выполняется снова и снова.В отличие от пациентов с ПРЛ, люди с психопатическими чертами, как сообщается, недооценивают влияние отрицательных эмоций (Masi et al., 2014). Поскольку реакции гнева и гнева неизбежно порождаются всякий раз, когда выполнение поведенческого плана не достигает своей цели, психопатический человек чрезмерно подвержен риску гневных реакций. Таким образом, в последнем случае основные эмоции гнева поддерживаются системой вознаграждения и выражаются в чистом виде, потому что эта система не поддерживается адекватно обработкой эмоциональной информации о негативных результатах поведения субъекта.Эта неадекватная обработка ответственна как за настойчивость поведенческих усилий, пренебрежение межличностными последствиями, так и за связанные с ними гневные реакции.

Роль сигналов гнева / ярости в нарциссической личности

Случай нарциссического расстройства личности дает другой взгляд на неуместное обращение к гневу и аффективным проявлениям ярости. Согласно Кернбергу (1975), суть нарциссической личностной патологии представлена ​​слиянием попыток установления примитивного грандиозного самосознания и выражения гнева.Короче говоря, нарциссический человек ошибочно принимает свою самоутверждение и чувство собственной значимости с агрессивным контролем над осмысленной оценкой и отражением других. Высокомерие и преувеличенные чувственные права, интенсивная реакция гнева на любую предполагаемую угрозу их самооценке или на частые чувства стыда, эксплуататорское или даже садистское поведение, изображающие наиболее узнаваемые формы нарциссической личности, являются результатом этого основного заблуждения: чтобы заявить о себе и защитить уязвимое чувство собственного достоинства, необходимо быть в ярости и агрессивно контролировать отношения.Когда такие попытки контроля терпят неудачу, нарциссический пациент пытается защитить себя от последующего сильного чувства стыда через ярость (Kohut, 1977; Ronningstam, 2005). Клиническая литература показала, что личная история нарциссических пациентов часто сопровождается межличностными отношениями, которые отрицали полное и глубокое признание раннего чувства автономии и индивидуального дифференцированного существования пациентов. Чаще всего в детстве с нарциссической пациенткой унизительно обращались как с продолжением ее собственных родителей или признавали только за ее внешний вид или таланты (Fernando, 1998), развивая лишь скудную способность к эмоциональному самопознанию и саморегулированию. .В некоторых других случаях особая одаренность темперамента, а именно чрезмерная потребность в вознаграждении и аффективном удовлетворении, вызывала у этих пациентов крайнее чувство стыда и личную неудачу. Разнообразные проявления, наблюдаемые в широко признанном различии между Уязвимой и Грандиозной формами нарциссической патологии (Pincus and Lukowitsky, 2010), по-видимому, проливают ясный свет на важность обработки гнева и ярости в этой области патологии личности. В варианте «Грандиозный» нарциссический пациент узнал, что гнев и агрессивный контроль над своим межличностным окружением эквивалентны личным полномочиям, автономии и внутренней согласованности.Общая стратегия регулирования самооценки и самоулучшения проистекает из этого уравнения, которое приводит к проявлениям правомочности, высокомерия, манипулятивности и межличностной эксплуатации, прямым садистским или агрессивным попыткам контролировать состояния ума и поведение других. О ключевой важности базовой эмоции гнева для нарциссической личности также свидетельствует уязвимый вариант этой патологии характера, в которой явно преобладает всепроникающее чувство стыда, неадекватности и личной неудачи (Pincus and Lukowitsky, 2010).Сообщается, что эти, иначе называемые скрытыми или застенчивыми (Ronningstam, 2005) формами нарциссической патологии, очень настороженно относятся к любым проявлениям гнева и ярости. Когда происходят эти аффективные реакции, скрытый нарцисс может не осознавать ни это, ни причины, по которым они возникли с ним. Эти пациенты, по сути, предпочитают избегать любых чувств, связанных с личной самоутвержденностью, чтобы скрыть свои грандиозные ожидания и избежать возможных последующих разочарований и чувства стыда (Pincus and Lukowitsky, 2010).Однако эмпирические и клинические данные показали, что уязвимые нарциссические пациенты могут быть еще более склонны к агрессивным действиям или антиобщественному поведению (Fossati et al., 2014). Действительно, когда более уязвимые пациенты одержимы эмоциями, которые мешают им понять их разочарованную потребность в самоуверенности и вытекающие из этого агрессивные чувства, они теряют способность модулировать свое поведение и понимать его влияние на благополучие других (Баскин-Соммерс и др. ., 2014; Lee-Rowland et al., 2017). Таким образом, в этих двух формах нарциссической патологии гипер-оценка и гипо-оценка чувства гнева являются двумя основными процессами, вокруг которых вращаются своеобразные стратегии этой личностной патологии. Последний аспект, который следует принять во внимание в отношении нарциссического функционирования и обработки гнева и ярости, представлен самоубийством. Фактически, клиническое понимание нарциссической основы суицидных мыслей и суицида подчеркнуло ключевую роль аффективных состояний, наполненных чувствами ненависти, садомазохистской динамикой и местью (Ronningstam et al., 2008). В этом отношении одним из ключевых шагов, ведущих к самоубийству у нарциссических личностей, является отрицание агрессивных чувств, порожденных нарциссическими травмами. Сильные защиты, часто диссоциативного характера, против такого агрессивного и властного отношения к значимым другим и внешнему миру в целом имеют место, чтобы скрыть и избежать угроз личному чувству всемогущества и самоуважения. Однако, когда такая защита не справляется с этой целью из-за серьезных жизненных событий, отдельные чувства гнева и ярости, поддерживающие чувство контроля и власти, обостряются и побуждают человека к действию.Атака на самоэскалацию при суицидальном поведении — это способ, которым такая потребность в агрессивном контроле выражается из личного осознания, позволяя восстановить чувство господства через замаскированную фантазию возмездия против других, которые останутся в живых.

Заключение

Многие попытки избавиться от BET наталкиваются на основное препятствие. В чистом виде BET был способом осмыслить влияние эволюционного наследия и потребностей выживания на человеческий разум.Независимо от того, насколько убедительна и эффективна критика отдельных аспектов СТАВКИ, ее исходный посыл невозможно переоценить. В этой статье было предложено, что новая мотивационная структура для основных эмоций позволяет расширить их роль в аффективном опыте и процессах принятия решений. Нейробиологический, развивающий и психодинамический подходы, похоже, указывают на интерпретацию основных эмоций как систем оценки, которые работают как внутренние сигналы, ориентирующие и придающие смысл нашим намерениям и субъективному опыту.Представляется необходимым введение мотивационной точки зрения на основные эмоции, чтобы рассмотреть, как эти базовые системы реакции могут быть преобразованы с помощью более тонких когнитивных операций в разнообразное эмоциональное содержание. Более того, мотивационный подход дает новый взгляд, в котором основные эмоции раскрывают свою важность для людей через межличностный и культурный опыт.

Авторские взносы

RW несет полную ответственность за развитие идей и теоретических исследований, содержащихся в этой статье.Автор также несет полную ответственность за реализацию и доработку проекта рукописи.

Заявление о конфликте интересов

Автор заявляет, что исследование проводилось в отсутствие каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Список литературы

Американская психиатрическая ассоциация [APA] (2013). Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам: DSM 5. Вашингтон, округ Колумбия: Издательство Американской психиатрической ассоциации.DOI: 10.1176 / appi.books.97808

596

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Баскин-Соммерс, А., Круземарк, Э., и Роннингстам, Э. (2014). Эмпатия при нарциссическом расстройстве личности: с клинической и эмпирической точек зрения. Личный разлад. 5, 323–333. DOI: 10.1037 / per0000061

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Блэр, Р. Дж. (2009). «Нейробиология агрессии», в Нейробиология психических заболеваний , 3-е изд., Ред. Д.С. Чарни и Э. Дж. Нестлер (Оксфорд: Oxford Press), 1307–1320.

Боулби, Дж. (1969). Приложение и потеря , Vol. 1. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Основные книги.

Google Scholar

Chiesa, M., Cirasola, A., Williams, R., Nassisi, V., and Fonagy, P. (2016). Категориальный и размерный подходы в оценке взаимосвязи между расстройствами привязанности и личности: эмпирическое исследование. Прикрепить. Гм. Dev. 19, 151–169. DOI: 10.1080 / 14616734.2016.1261915

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дарвин, К. (1872). Выражение эмоций у животных и человека. Лондон: Мюррей. DOI: 10.1037 / 10001-000

CrossRef Полный текст

Экман П. (1999). «Основные эмоции» в Справочнике по познанию и эмоциям , ред. Т. Далглиш и М. Пауэр (Сассекс: John Wiley & Sons), 45–60.

Google Scholar

Эмде, Р. Дж. (1984). «Уровни значения детских эмоций», в книге «Подходы к эмоциям », , ред. К.Р. Шерер и П. Экман (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Лоуренс Эрлбаум), 77–108.

Google Scholar

Фернандо Дж. (1998). Этиология нарциссического расстройства личности. Психоанал. Study Child 53, 141–158.

Google Scholar

Фонаги П., Гергей Г., Юрист Э. и Таргет М. (2002). Ментализация, аффективная регуляция и развитие личности. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Основные книги.

Фоссати, А., Пинкус, А. Л., Боррони, С., Мунтяну А. Ф. и Маффеи К. (2014). Патологический нарциссизм и психопатия — разные конструкции или разные названия одного и того же? Исследование, основанное на итальянских доклинических взрослых участниках. Внутр. J. Pers. Disord. 28, 394–418. DOI: 10.1521 / pedi_2014_28_127

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Газзанига, М. С. (2008). Человек. Наука, которая делает ваш мозг уникальным. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Харпер-Коллинз.

Google Scholar

Гленн, А.Р., Рэйн А. (2014). Психопатия: введение в биологические открытия и их значение. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Нью-Йоркского университета. DOI: 10.18574 / NY / 9780814777053.001.0001

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гундерсон, Дж. Г. (2001). Пограничное расстройство личности: клиническое руководство. Вашингтон, округ Колумбия: Издательство Американской психиатрической ассоциации.

Google Scholar

Харре Р. (1986). Социальная конструкция эмоций. Оксфорд: Блэквелл.

Google Scholar

Hinde, R. (1974). Биологические основы социального поведения человека. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Макгроу-Хилл.

Google Scholar

Кернберг О. (1975). Пограничные состояния и патологический нарциссизм. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Джейсон Аронсон.

Google Scholar

Кернберг О. (1984). Тяжелые расстройства личности. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Джейсон Аронсон.

Google Scholar

Кохут, Х.(1977). Восстановление личности. Чикаго, Иллинойс: Издательство Чикагского университета.

Google Scholar

Леду, Дж. (2016). Тревожно. Использование мозга для понимания и лечения страха и беспокойства. Лондон: Книги Пингвинов.

Google Scholar

Ли-Роуленд, Л. М., Барри, К. Т., Гиллен, К. Т., и Хансен, Л. К. (2017). Как различные аспекты подросткового нарциссизма влияют на связь между черствостью и бесчувственностью и самооценкой агрессии? Агрессия.Behav. 43, 14–25. DOI: 10.1002 / ab.21658

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Лихтенберг, Дж. Д. (1989). Психоанализ и мотивация. Хиллсдейл, Нью-Джерси: Аналитическая пресса.

Google Scholar

Лихтенберг, Дж. Д. (1991). Психоанализ и исследования младенцев. Лондон: Рутледж.

Google Scholar

Лихтенберг, Дж. Д., Лахманн, Ф. М., и Фосхаге, Дж. Л. (2011). Психоанализ и мотивационные системы.Новый взгляд. Лондон: Рутледж.

Google Scholar

Лоренц, К. (1978). Vergleichende Verbaltensforschung: Grundlagen der Ethologie. Вена: Springer-Verlag. DOI: 10.1007 / 978-3-7091-3097-1

CrossRef Полный текст

Маклин, П. Д. (1990). Триединый мозг в эволюции: роль в палеоцеребральных функциях. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Plenum Press.

Google Scholar

Малер М., Пайн М. и Бергманн А. (1975). Психологическое рождение человеческого младенца. Симбиоз и индивидуация. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Основные книги.

Google Scholar

Маси Г., Милоне А., Пизано С., Лензи Ф., Муратори П., Гемо И. и др. (2014). Эмоциональная реактивность у направленной молодежи с деструктивными расстройствами поведения: роль черство-бесчувственных черт. Psychiatry Res. 220, 426–432. DOI: 10.1016 / j.psychres.2014.07.035

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Моделл, А.Х. (1993). Частное Я. Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.

Google Scholar

Modell, A.H. (2003). Воображение и осмысленный мозг. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Google Scholar

Нацуаки, М. Н., Лев, Л. Д., Нейдерхайзер, Дж. М., Шоу, Д. С., Скарамелла, Л. В., Ге, X. и др. (2013). Передача риска социального торможения от поколения к поколению: взаимодействие между родительской реакцией и генетическим влиянием. Dev. Psychopathol. 25, 261–274. DOI: 10.1017 / S0954579412001010

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Нью А.С., Трибвассер Дж. И Чарни Д.С. (2008). Дело о переносе пограничного расстройства личности на ось I. Biol. Психиатрия 64, 653–659. DOI: 10.1016 / j.biopsych.2008.04.020

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Northoff, G., Qin, P., and Feinberg, T. E. (2011). Мозговая визуализация самооценки — концептуальные, анатомические и методологические вопросы. Сознательное. Cogn. 20, 52–63. DOI: 10.1016 / j.concog.2010.09.011

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Панксепп Дж. (1998). Аффективная неврология. Основы эмоций человека и животных. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Google Scholar

Панксепп Дж., Бивен Л. (2012). Археология разума. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Нортон.

Паренс, Х. (2008). Развитие агрессии в раннем детстве. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Джейсон Аронсон.

Google Scholar

Пинкус, А. Л., Луковицкий, М. Р. (2010). Патологический нарциссизм и нарциссическое расстройство личности. Annu. Преподобный Clin. Psychol. 6, 421–446. DOI: 10.1146 / annurev.clinpsy.121208.131215

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Роннингстам Э., Вайнбергер И. и Мальцбергер Дж. Т. (2008). Одиннадцать смертей г-на К., способствовавшие самоубийству среди нарциссических личностей. Психиатрия 71, 169–182. DOI: 10.1521 / psyc.2008.71.2.169

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Роннингстам, Э. Ф. (2005). Идентификация и понимание нарциссической личности. Бостон, Массачусетс: Издательство Оксфордского университета.

Google Scholar

Росадо, М. (1984). «К антропологии себя и эмоций» в Теории культуры . Очерки разума, себя и эмоций , изд. Р. А. Шведер (Кембридж: издательство Кембриджского университета), 161–182.

Розенблатт, А. Д., и Тикстун, Дж. Т. (1977). Современные психоаналитические концепции в общей психологии. Общие концепции и принципы. Мотивация. Нью-Йорк, Нью-Йорк: издательство Международного университета.

Google Scholar

Скарпа А., Хаден С. К. и Танака А. (2010). Вспыльчивый характер: автономные, эмоциональные и поведенческие различия между реактивной и проактивной агрессией в детстве. Biol. Psychol. 84, 488–496. DOI: 10.1016 / j.biopsycho.2009.11.006

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Скарпа А. и Рейн А. (1997). Психофизиология гнева и агрессивного поведения. Психиатр. Clin. North Am. 29, 375–393. DOI: 10.1016 / S0193-953X (05) 70318-X

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Соломон, Р. К. (1984). «Джеймсовская теория эмоций в антропологии», в «Теория культуры». Очерки разума, себя и эмоций , изд. Р. А. Шведер (Кембридж: издательство Кембриджского университета), 273–292.

Сроуф, А. (1995). Эмоциональное развитие: организация эмоциональной жизни в ранние годы. Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

Google Scholar

Stechler, G., и Halton, A. (1987). Возникновение агрессии и самоутверждения в младенчестве. Психоаналитический системный подход. J. Am. Психоанал. Доц. 35, 821–838. DOI: 10.1177 / 000306518703500402

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Штерн, Д.Н. (1985). Межличностный мир младенца. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Основные книги.

Google Scholar

Уотсон, Э. М., Лавлесс, Дж. П., Стивенсон, А. Дж., Бикель, К. Л., Лехокей, К. А., и Эверхарт, Э. Д. (2016). Связь между гневом, фронтальной асимметрией и субшкалами BIS / BAS. J. Nat. Sci. 2, e264.

Google Scholar

Вилковски, Б. М., и Робинсон, М. Д. (2010). Анатомия гнева — интегративная когнитивная модель черты гнева и реактивной агрессии. J. Personal. 78, 9–38. DOI: 10.1111 / j.1467-6494.2009.00607.x

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гнев — это всего лишь эмоция

Хотя мы часто ассоциируем эти два понятия, гнев — это не агрессия. Агрессия — это проявление гнева, которое может принимать разные формы от физических до словесных. Однако гнев — это эмоция, чувство. Есть странная ирония в том, что гнев находится в том же клубе эмоций, что и радость и любовь, потому что он может ощущаться совершенно по-другому, легко воспламеняя агрессию при правильных условиях.Под его чарами мы можем чувствовать себя накачанным, введенным стероидами альтер-эго, которого мы не узнаем позже. С одной стороны, гнев может быть источником гнойного стресса. С другой стороны, гнев может стать топливом для насилия и разрушения, даже для смерти.

Гнев настолько силен, что способен изменить поведение других. Никакая другая человеческая эмоция не способна так подавить волю другого человека, как гнев, особенно когда гнев превращается в агрессию. Я определенно ухитрился от этого нью-йоркского мускулистого человека.Гнев, выраженный таким образом, подобен рычанию льва в дикой природе. Этот вид гнева порождает страх, который отпугивает злоумышленника или хищника. Приближение боя может вызвать реакцию избегания бегства.

Но эмоция гнева, которую мы часто испытываем как люди, не всегда или даже обычно выражается как внешняя и жестокая агрессия. В отличие от львов, люди действуют не только инстинктивно. Часто люди обращают эти эмоции внутрь себя, чтобы потом всплыть на поверхность в виде депрессии или горечи.Работая психиатром с детьми и взрослыми, я нередко обнаруживаю, что подавленный гнев превратился в чувство бессилия, стресса, разочарования или неодобрения. Многие из этих людей испытывают гнев и не знают, как выразить или справиться с этой очень сильной эмоцией. Гнев может раздражать человеческий мозг и проявляться во многих других деструктивных формах. Власть гнева над нами индивидуально огромна, и его волновое воздействие на все аспекты нашей жизни — наши отношения, нашу карьеру, образовательный опыт, даже наше долголетие — может изменить жизнь и даже разрушить.

Тем не менее, столь же мощной является наша врожденная способность понимать и контролировать силы гнева в себе и других. Вспомните, когда вы в последний раз были очень зол. Вы использовали ненормативную лексику, кричали или били? Хотя может показаться, что эти реакции являются спонтанными и неконтролируемыми, на самом деле каждый из них находится под вашим контролем. У вас есть выбор, что делать и как выразить свой гнев.

Эта способность выбирать развивается по мере взросления. Если вы родитель, вы видели, как гнев может поглотить малыша, который не может дотянуться до чего-то, чего хочет.Вам пришлось вмешаться, изменить поведение ребенка и перенаправить его эмоции. Вы медленно показываете своему ребенку, как можно контролировать гнев. От взрослых ожидают контроля над гневом, хотя, конечно, это случается не всегда. Часто кажется, что сердитый человек выходит из-под контроля, а его действия непредсказуемы. Их непредсказуемость может вызывать у нас беспокойство и активизировать в нас избегание бегства или приближение борьбы. Иногда мы знаем, что недостаточно сильны, чтобы сражаться, или достаточно быстры, чтобы бежать.Поэтому мы замираем, пытаемся стать невидимыми и надеемся, что опасность минует.

Но мы можем сделать еще один выбор.

Мы можем задаться вопросом: что такого во внутренней жизни этого человека злит его? Когда вы выходите за рамки криков и жестов, вы обнаруживаете, что сердитые люди часто глубоко разочаровываются из-за чего-то, что в ретроспективе кажется не столь важным; когда кто-то подрезает вас в пробке, или человек кажется грубым и невнимательным. Возможно, по иронии судьбы, их собственный страх потерять что-то заставил их эмоции взорваться, заставив в конце концов потерять то, что они хотели.Выявление того, что действительно злит вас или другого человека, является ключом к пониманию того, как разрядить этот гнев.

Когда мы поймем эволюцию гнева и причины, по которым эта естественная сила остается определяющим фактором человеческого поведения, мы можем научиться раскрывать ее и использовать. Не только это, но, как и мастер боевых искусств, который использует энергию противника для управления своими движениями, каждый из нас обладает способностью обнаруживать, использовать и тренировать силу гнева в себе и других. Когда мы делаем это, мы можем применять его таким образом, чтобы улучшить нашу жизнь, достичь наших целей и, в конечном итоге, повлиять на поведение других людей к лучшему.

Гнев — это просто эмоция. Важно то, что вы с ним делаете.

Подход ИМ.

Источник: Джозеф Шранд, доктор медицины

.

Что такое гнев? — Знакомство с гневом

Гнев — это естественная, хотя иногда и нежелательная или иррациональная эмоция, которую время от времени испытывает каждый.

Эксперты по гневу описывают эмоцию как первичную естественную эмоцию, которая эволюционировала как способ выживания и защиты от того, что считается неправильным поступком.

Легкий гнев может быть вызван чувством усталости, стресса или раздражения; на самом деле, мы с большей вероятностью почувствуем раздражение, если наши основные человеческие потребности (еда, кров, секс, сон и т. Д.) Не будут удовлетворены или каким-либо образом поставлены под угрозу .

Мы можем рассердиться, реагируя на разочарование, критику или угрозу, и это не обязательно плохая или неуместная реакция.

Мы также можем чувствовать раздражение из-за убеждений, мнений и действий других людей, и, следовательно, гнев может повлиять на нашу способность эффективно общаться, заставляя нас с большей вероятностью говорить или делать необоснованные или иррациональные вещи.

Неразумность или иррациональность может привести к тому, что окружающие могут почувствовать угрозу, обиду или гнев, и, опять же, все это может быть препятствием на пути к эффективному общению.

Гнев также может быть «вторичной эмоцией» по сравнению с грустью, испугом, угрозой или чувством одиночества .

Полезно попытаться понять, почему вы (или кто-то еще) сердитесь в любой момент времени, чтобы можно было устранить первопричины и решить проблемы.

Однако гнев — это не просто состояние ума. Гнев может вызвать физические изменения, включая учащение пульса, артериального давления и уровней гормонов, таких как адреналин, которые физически подготавливают нас к «борьбе или бегству». Из-за этих физических эффектов длительный гнев может нанести вред здоровью и благополучию.


Как выражается гнев

Гнев можно выразить разными способами; разные типы гнева по-разному влияют на людей и могут проявляться, вызывая разные действия и признаки гнева. Наиболее распространенные признаки гнева — как вербальные, так и невербальные.

Может быть ясно, что кто-то злится, по тому, что они говорят или как они это говорят, или по тону их голоса. Гнев также может быть выражен с помощью языка тела и других невербальных сигналов: попытки выглядеть физически больше (и, следовательно, более устрашающей), пристальный взгляд, хмурый взгляд и сжатие кулаков. Некоторые люди очень хорошо усваивают свой гнев, и может быть трудно заметить какие-либо физические признаки. Однако обычное физическое нападение не происходит без появления «предупреждающих» знаков.

Что сердит людей?

На базовом инстинктивном уровне гнев может использоваться как способ защиты территории или членов семьи, обеспечения или защиты брачных привилегий, защиты от потери пищи или другого имущества или как ответ на другие предполагаемые угрозы.

Другие причины могут быть самыми разнообразными — иногда рациональными, а иногда иррациональными. Иррациональный гнев может означать, что у вас проблемы с управлением гневом или даже с принятием того, что вы злитесь — наша страница Управление гневом описывает способы, с помощью которых вы можете понять свой гнев (или гнев других людей) и управлять им.

Вот некоторые общие триггеры гнева:

  • Горе и / или грусть, потеря члена семьи, друга или другого близкого человека.
  • Грубость, плохие навыки межличностного общения и / или плохое обслуживание. (См. Навыки межличностного общения и Навыки обслуживания клиентов )
  • Усталость, так как люди могут становиться более раздражительными, когда устают.
  • Голод.
  • Несправедливость: например, неверность, запугивание, унижение или смущение, или вам сказали, что вы или ваш любимый человек серьезно заболели.
  • Сексуальное расстройство.
  • Денежные проблемы и стресс, связанный с долгами.
  • Некоторые формы стресса, нереалистичные дедлайны и вещи, находящиеся вне нашего непосредственного контроля, например, застревание в пробке. (См .: Что такое стресс? и Как избежать стресса )
  • Чувство неудачи или разочарования.
  • Рассердиться в результате приема наркотиков или алкоголя, или при отказе от таких веществ.
  • Преступление, совершенное против вас или любимого человека: кража, насилие, сексуальные преступления, а также более мелкие вещи, такие как чувство, что с вами обращаются ненадлежащим образом.
  • Физическое или психическое нездоровье, боль или тяжелое заболевание могут вызвать чувство гнева.

Распознавание гнева в себе и других

Гнев часто сопровождается как физическими, так и эмоциональными симптомами, и, распознавая их, вы с большей вероятностью сможете их контролировать.

возможных физических признаков гнева:

  • Частое трение лица.
  • Крепко сжимая одну руку другой или сжав кулаки.
  • Сдавливание челюсти или скрежетание зубами.
  • Поверхностное дыхание и / или одышка.
  • Учащение пульса.
  • Потные, потные ладони.
  • Дрожащие или трясущиеся губы, руки.
  • Покачивание в положении сидя.
  • Pacing.
  • Быть грубым и терять чувство юмора.
  • Говорить громче.
  • Повышенная тяга к табаку, сахару, алкоголю, наркотикам, привычной пище и т. Д.

Возможные эмоциональные симптомы гнева

  • Желание «убежать» от ситуации.
  • Раздражение.
  • Чувство грусти или депрессии.
  • Чувствовать себя виноватым или возмущенным.
  • Тревога , чувство тревоги может проявляться по-разному.
  • Чувство или желание наброситься словесно или физически.


Может ли гнев сделать вас больным?

Когда мы злимся, наши тела выделяют гормоны адреналин и кортизол, те же гормоны, которые выделяются, когда мы сталкиваемся со стрессом.

В результате выброса гормонов наше кровяное давление, пульс, температура тела и частота дыхания могут увеличиваться, иногда до потенциально опасных уровней.Эта естественная химическая реакция предназначена для того, чтобы дать нам мгновенный прилив энергии и силы, и ее часто называют реакцией «сражайся или беги». Это означает, что тело и разум готовятся к бою или к бегству от опасности.

Однако люди, которые злятся, часто не могут эффективно управлять своим гневом и могут заболеть, точно так же, как стресс, который остается неразрешенным, может вызвать болезнь у вас. Наше тело не предназначено для того, чтобы выдерживать высокий уровень адреналина и кортизола в течение длительного времени или на очень регулярной основе.

Некоторые из проблем со здоровьем, которые могут возникнуть в результате регулярной или продолжительной злости, могут включать:

  • Боли и боли, обычно в спине и голове.
  • Высокое кровяное давление, которое в тяжелых случаях может привести к серьезным жалобам, таким как инсульт или остановка сердца.
  • Проблемы со сном. (См .: Важность сна )
  • Проблемы с пищеварением.
  • Кожные заболевания.
  • Пониженный порог боли.
  • Нарушение иммунной системы.

Гнев также может привести к психологическим проблемам, таким как:

Следовательно, должно быть ясно, что гнев может нанести вред здоровью. Если гнев является (или становится) проблемой, с которой нужно справляться, см. Наши следующие страницы, чтобы узнать, как этого можно достичь.

Wellness Module 5: Управление гневом

Автор: CMHA BC и AnxietyBC

Не могу поверить, что моя мама сказала бы что-то подобное

Этот водитель просто отключил меня

Моя налоговая декларация такая сложная

Я ТАК ЗЛОЙ!

Вам это кажется знакомым?

Читайте дальше, чтобы узнать, есть ли у вас проблемы с управлением гневом и что с этим делать.

ЗЛОЙ — нормальная эмоция, которая говорит вам, что что-то не так. Это может показать, что кто-то или что-то помешало вашим целям, пошло против вас или каким-то образом обидело вас. Гнев может заставить вас защищаться, атаковать или отомстить.

Все время от времени злятся.

То, как вы испытываете и выражаете свой гнев, может зависеть от многих факторов, таких как пол, культура или религия. Гнев — неплохое чувство. Некоторые люди считают, что гнев — это плохо, и им не следует выражать гнев.Это неправда! Совершенно нормально злиться, когда чувствуешь угрозу, но иногда гнев берет верх. В результате вы можете делать или говорить вещи, которые причиняют боль другим.

Гнев может привести к положительным изменениям, если вы выразите его полезным и конструктивным образом.

Гнев может побудить вас внести позитивные изменения в свою жизнь. Это может подтолкнуть вас к решению проблем. Это может помочь вам постоять за себя и других. Например, люди, которые злятся на социальную несправедливость, могут высказаться и внести позитивные изменения в систему.

С другой стороны, слишком много гнева вредно для вас.

Некоторые люди, которые часто испытывают сильный гнев, могут избегать его выражения. Другие могут выражать свой гнев бесполезным образом, например кричать или делать обидные комментарии. Когда у вас проблемы с гневом, вы можете несправедливо судить о других людях. Вы можете несправедливо обвинять других в плохих событиях или предполагать, что другие люди преднамеренно обидели вас. Все эти реакции могут привести к проблемам в семейной жизни, отношениях и работе.

Гнев также может привести к проблемам со здоровьем. Когда вы испытываете проблемы с гневом, вы можете плохо справляться со стрессом. У вас может быть заниженная самооценка, и вы с большей вероятностью столкнетесь с проблемами, связанными с наркотиками или алкоголем. Гнев также может оказать значительное влияние на ваше тело. Это может привести к мышечному напряжению, учащенному сердцебиению и другим неприятным или нездоровым реакциям организма. Люди, которые плохо справляются со своим гневом, с большей вероятностью заболеют, потому что их тело не в состоянии бороться с болезнью или недугом.Плохо управляемый гнев может даже привести к проблемам с сердцем. Цель обучения управлению гневом — минимизировать негативные последствия этой сильной эмоции и максимизировать позитивные.

Цель обучения управлению гневом — минимизировать негативные последствия этой сильной эмоции и максимизировать позитивные.

Верх

Как мне узнать, является ли мой гнев проблемой?

Гнев становится проблемой, если он:

1. Слишком часто

Гнев может быть уместным, и он может помочь вам мотивировать.Однако, если вы ежедневно справляетесь с большим количеством гнева, это может ухудшить качество вашей жизни, ваших отношений и вашего здоровья. Даже если ваш гнев оправдан, вы можете почувствовать себя лучше, если выберете самые важные битвы и отпустите все остальное.

2. Слишком интенсивно

Очень сильный гнев редко бывает хорошим. Гнев вызывает реакцию «борись или беги», которая вызывает всевозможные физиологические реакции: сердце работает быстрее, дыхание учащается и т. Д.Когда вы сильно злитесь, у вас гораздо больше шансов действовать импульсивно и делать или говорить то, о чем вы потом сожалеете.

3. Слишком долго

Долго сохраняющиеся гневные чувства плохо влияют на ваше настроение и на ваше тело.

4. Приводит к агрессии

У вас больше шансов стать агрессивным, когда ваш гнев очень силен. Нападение на других словесно или физически не является эффективным способом разрешения конфликта. Когда гнев приводит к агрессии, никто не выигрывает.

5. Нарушает работу или отношения

Сильный и частый гнев может привести к проблемам в отношениях с коллегами, членами семьи и друзьями. В худшем случае гнев может привести к потере работы и испортить или разрушить важные отношения.

Верх

Что вызывает гнев?

Ситуации, вызывающие гнев

Гнев может вызвать множество различных ситуаций. Эти ситуации могут включать разочарование, раздражение, жестокое обращение и несправедливость.Ситуации, вызывающие гнев, могут относиться к нескольким категориям.

Разочарования

Гнев может вызвать множество различных ситуаций. Эти ситуации могут включать разочарование, раздражение, жестокое обращение и несправедливость. Ситуации, вызывающие гнев, могут относиться к нескольким категориям.

Раздражения

Ежедневные хлопоты раздражают и могут вызвать гнев. Например, вас все время отвлекают, когда вы пытаетесь работать.

Злоупотребление

Гнев — это нормальная и ожидаемая реакция на словесное, физическое или сексуальное насилие.Например, кто-то вас унижает, бьет или заставляет делать что-то, чего вы не хотите.

Недобросовестность

Несправедливое обращение также может вызвать гнев. Например, вас обвиняют в том, что вы не уложились в срок на работе, хотя на самом деле это была вина вашего коллеги.

Внутренние причины

У разных людей могут быть разные мысли об одних и тех же ситуациях. Эти различия в мышлении могут привести к тому, что одни люди будут злиться чаще и сильнее, чем другие.Ниже перечислены некоторые внутренние причины гнева.

Оценки

То, как вы оцениваете ситуацию, влияет на ваши эмоции. Часто люди злятся из-за того, что воспринимают поведение других людей лично. Например, если вы думаете, что ваш друг опаздывает, потому что не ценит ваше время, вы, вероятно, сильно рассердитесь. Однако, если вы думаете, что она опаздывает из-за загруженного движения, вы, вероятно, не расстроитесь.

Ожидания

Ожидания относительно того, как все должно быть, также могут привести к гневу, если что-то пойдет не так, как планировалось.Если ваши ожидания нереалистичны, вы можете почувствовать разочарование, злость и разочарование, когда что-то неизбежно не сработает.

Личное выступление

Злой разговор с самим собой может усилить гнев и продлить его. Мысли типа «Я им покажу!» или: «Он всегда берется за мое дело!» часто заставляют вас чувствовать себя хуже.

Напряжение / напряжение

Намного легче рассердиться, когда вы уже чувствуете напряжение или стресс. Вы можете заметить, что у вас больше шансов справиться с гневом, когда у вас напряженная неделя на работе, чем когда все идет гладко.

Верх

Что мне делать со своим гневом?

Гнев — знак того, что нужно предпринять КОНСТРУКТИВНОЕ ДЕЙСТВИЕ .

Гнев — это ИСТОЧНИК ЭНЕРГИИ для выполнения дел и решения проблем.

Управление гневом:

Есть три основных способа справиться с гневом:

1. Эмоции
Расслабление

Нельзя одновременно расслабляться и злиться. Думайте о гневе как о точке кипения.Если вы уменьшите температуру, вы не закипите. Научитесь расслабляться, чтобы снизить уровень гнева и почувствовать себя спокойнее. Затем, когда вы спровоцированы, вам придется пройти гораздо большее расстояние, прежде чем вы сильно рассердитесь. Посетите www.heretohelp.bc.ca для получения дополнительной информации об использовании навыков релаксации и других советов по управлению эмоциями.

Юмор

Также трудно рассердиться, когда ты смеешься. К жизненным неприятностям легко относиться слишком серьезно.Попытка увидеть юмор в своих разочарованиях и раздражениях может помочь бороться с автоматической реакцией гнева.

2. Образцы мышления
Управляйте своими мыслями

Хороший способ снизить гнев — это избавиться от гневных мыслей о ситуации. Сделайте следующие шаги:

  • Изучите доказательства. Какие доказательства подтверждают вашу точку зрения на ситуацию?

  • Ищите альтернативы. Какие есть альтернативные способы взглянуть на ситуацию или конфликт? Можете ли вы придумать другие объяснения того, почему это произошло? Какие доказательства подтверждают альтернативные объяснения?

Сочувствие

Вы можете злиться, когда думаете, что поведение другого человека было направлено на то, чтобы причинить вам боль.Часто поведение других людей не имеет ничего общего с вами лично. Обычно это отражает то, как они справляются с проблемами в своей жизни. Чтобы эмпатия работала на вас, спросите себя: «На что похожа эта ситуация для другого человека?»

Дополнительные советы и инструменты по управлению неприятными мыслями см. В нашем модуле «Здоровое мышление» на сайте www.heretohelp.bc.ca.

3. Поведение
Решение проблем

Управление гневом — это стратегическое и рассчитанное противостояние, направленное на решение проблемы.Уловка для хорошего управления гневом заключается в том, чтобы иметь цель решать проблему. Вы должны быть уверены, что ваша реакция на гнев направлена ​​на решение проблемы. Не переносите свои чувства на окружающих; используйте их целенаправленно для решения проблемы.

Быть напористым, но не агрессивным

Как вы общаетесь, зависит от ваших целей. Ваши цели (даже в гневе) могут включать в себя улучшение ценных отношений, поддержание самоуважения, решение проблемы, обращение с просьбой, выражение своих чувств, проявление понимания и многое другое.

Каждый может научиться уверенным коммуникативным навыкам. Быть напористым не означает вести себя агрессивно, чтобы добиться своего. Напористое общение — это уважать себя, уважать других и научиться честно и осторожно выражать свои чувства. Вы сообщаете о своих потребностях, не причиняя вреда другим. См. Наш список ресурсов на следующей странице, чтобы узнать больше о напористости.

Дополнительные советы и инструменты можно найти в нашем оздоровительном модуле «Решение проблем» на сайте www.heretohelp.bc.ca.

Верх

Отрицательная реакция на гнев: 3 запрета!

То, как мы себя ведем в ситуации, провоцирующей гнев, может сильно повлиять на то, сколько гнева мы испытываем и как долго это чувство длится. Мы усилим чувство гнева, если будем реагировать на провоцирующие гнев ситуации любым из трех способов: сдерживать его, защищаться или набрасываться.

Бутылка в бутылку

Один из способов справиться с гневом — это не говорить ничего и уйти с ума.Накопление бутылок как способ справиться с гневом обычно неэффективно по ряду причин:

  • Проблема не уходит

  • Когда вы думаете о том, что произошло, вы становитесь злее

  • Со временем ваш гнев превращается в обиду

  • Вы не пытались решить проблему, поэтому можете чувствовать себя разочарованным и хуже о себе

Защищайся

Если вы слишком быстро реагируете на гнев, вы можете выразить бесполезную враждебность по отношению к другим.Когда вы производите впечатление резкого или враждебного, другой человек может действовать враждебно в ответ.

Нанести удар

Физическая или словесная агрессия редко бывает лучшим ответом на провоцирующую гнев ситуацию. Агрессивные действия — это обычно импульсивные действия, о которых вы потом сожалеете. Агрессия приводит к негативным последствиям для всех участников и ничего не решает в долгосрочной перспективе.

Верх

Иногда гнев может привести к серьезным проблемам в нашей жизни

Рассмотрите возможность получения помощи, если гнев наносит вред вашей жизни одним из следующих способов:

  • Гнев мешает семейной жизни, работе или учебе

  • Гнев заставляет вас терять контроль над своими действиями или тем, что вы говорите

  • Гнев мешает вам и вашим близким наслаждаться жизнью

  • Гнев заставляет вас действовать угрожающе или насильственно по отношению к себе, другим людям, животным или имуществу

Спросите своего врача или квалифицированного медицинского работника о курсах управления гневом и других полезных ресурсах в вашем районе.

Об авторах

Отделение Британской ассоциации Канадской ассоциации психического здоровья помогает людям получить доступ к ресурсам сообщества, которые им необходимы для поддержания и улучшения психического здоровья, повышения устойчивости и поддержки выздоровления от психических заболеваний. CMHA BC служит Британской Колумбии более 60 лет.

Anxiety Canada способствует повышению осведомленности о тревожных расстройствах и расширяет доступ к проверенным ресурсам. Посетите www.anxietycanada.com.

© 2019 | Вернуться к началу | Скачать PDF | PDF-файл для фотокопирования | Дополнительные оздоровительные модули | Дополнительные информационные листы

Почему я так зол?

Каждый третий человек говорит, что у него есть близкий друг или член семьи, у которого проблемы с гневом.

Результаты исследования Фонда психического здоровья показывают, что многие из нас будут сталкиваться с рабочими ситуациями, когда эмоции накаляются и могут перерасти в гнев. [1]

Однако не все чувства гнева отрицательны. Например, если вы воодушевляетесь от имени коллеги, у которого излишне тяжелые времена, ваш ответ может помочь прийти к положительному решению. В опросе NPR-IBM Watson Health 2018 года 31 процент респондентов заявили, что гнев не является полностью негативным.[2]

Но вспышки гнева, запугивающие или подрывающие коллег, всегда недопустимы.

Нажмите здесь чтобы просмотреть стенограмму этого видео.

В этой статье мы рассмотрим, что такое гнев, исследуем различные способы его проявления и дадим советы, как лучше управлять своими эмоциями.

Что такое гнев?

Психолог Т.В. Смит определяет гнев как «неприятную эмоцию, интенсивность которой варьируется от раздражения или досады до ярости или ярости.»[3]

Но то, что злит людей, у всех разное. То, что бесит одних из нас, совсем не беспокоит других. Тем не менее, все мы регулярно сталкиваемся с событиями, которые могут нас разозлить, например:

  • Разочарование и бессилие.
  • Hurt.
  • Притеснение и издевательства .
  • Несправедливость, реальная или мнимая.
  • Истощение и выгорание от стресса .
  • Требования или критика, которые мы считаем несправедливыми .
  • Угрозы людям, вещам или идеям, которыми мы дорожим.
Предупреждение:

Информация в этой статье может быть полезна для управления гневом, но предназначена только для ознакомления. Обратитесь за советом к квалифицированным специалистам в области здравоохранения, если вас беспокоит постоянный гнев.

Признание гнева

Гнев и агрессия — это не одно и то же. Гнев — это эмоция, а агрессия — это поведение. Не все, кто злится, агрессивны, и наоборот.Иногда мы можем проявлять агрессию из-за страха или угрозы.

Вы можете не кричать или противостоять другим, но все равно сердитесь. Фактически пассивно-агрессивный с людьми бывает так же трудно иметь дело, как с теми, кто кричит и кричит. Когда кто-то ведет себя пассивно-агрессивно, он изливает свой гнев косвенным образом .

Иногда бывает сложно обнаружить признаки пассивно-агрессивности — если вам нужна помощь, послушайте нашу книгу «Обзор 8 ключей к устранению пассивно-агрессивности». психотерапевта и эксперта по управлению гневом Андреа Брандт.

Кроме того, некоторые из нас могут не проявлять никаких внешних признаков гнева — какими бы злыми мы ни были. Но подавление эмоций на самом деле может нанести больше вреда, чем проявление гнева. [4]

Опасности гнева

Соответствующий уровень гнева может побудить нас к правильным действиям, решению проблем и конструктивному урегулированию ситуаций.

Однако неконтролируемый гнев на рабочем месте может иметь множество негативных последствий. Это может омрачить нашу способность принимать правильные решения, повлиять на отношения с коллегами и разрушить доверие между членами команды.

Эффективная командная работа основана на обмене идеями в благоприятной среде. Если люди думают, что лидер их команды разозлится, если они что-то предложат, они перестанут вносить свой вклад, и команда не будет работать в лучшем виде.

Невыраженный гнев может быть столь же вредным, как и внешняя ярость. Вы можете не выражать гнев, а вместо этого злиться или чувствовать себя жертвой, что будет иметь разрушительные последствия для сплоченности команды.

Частый гнев, выраженный или нет, также представляет опасность для здоровья.Одно исследование показало, что люди, которые регулярно злятся, чаще страдают сердечными заболеваниями. [5] Исследования также подчеркивают связь между гневом и преждевременной смертью. [6] Дальнейшие исследования показывают, что это коррелирует с тревогой и депрессией. [7]

Совет:

Помимо гнева, важно также знать о других состояниях риска HALT. — голод, гнев, одиночество, усталость — которые могут сигнализировать о том, что вы близки к истощению.

Измени, что тебя злит

Важно справляться с гневом здоровым образом, чтобы он не навредил вам или кому-либо еще.

Во-первых, признайте, что проблема существует. Иногда люди не понимают, что их гнев — это проблема. Они могут винить другие вещи: людей, процессы, учреждения, даже неодушевленные объекты, такие как компьютеры. Вы, наверное, знаете таких людей или, может быть, узнаете эту черту в себе.

Вы можете решить эту проблему, развивая самосознание чтобы лучше понять, каким вас видят другие. Сделайте это, и вы сможете более эффективно управлять своими эмоциями.

Кроме того, важно быть устойчивым .Способность оправиться от разочарования и разочарования гораздо полезнее, чем злиться на это.

То, как вы интерпретируете ситуации и реагируете на них, зависит от многих факторов вашей жизни, таких как детство и воспитание. Размышление о причинах того, почему вы интерпретируете ситуации и реагируете на них определенным образом, может помочь вам научиться лучше справляться с эмоциями.

Подпишитесь на нашу рассылку новостей

Получайте новые карьерные навыки каждую неделю, а также наши последние предложения и бесплатное загружаемое учебное пособие по личному развитию.

Прочтите нашу Политику конфиденциальности

Управляя гневом

Как только вы поймете, что вызывает гнев, вы можете начать управлять триггерами. Таким образом вы добьетесь большего, меньше будете нервничать и не будете чувствовать себя подавленным или бессильным.

Вот еще несколько практических шагов, которые вы можете предпринять, чтобы предотвратить гнев или справиться с ним:

  • Научитесь распознавать начало гнева. Когда вы сердитесь, у вас учащается пульс и вы дышите быстрее. Это классический ответ «бей или беги». Будьте бдительны, чтобы вы могли начать справляться со своим гневом как можно раньше, прежде чем он выйдет из-под контроля.
  • Дайте себе тайм-аут. Не позволяйте себе «прыгнуть внутрь» с гневной реакцией на ситуацию. Сделайте паузу и сосчитайте до 10, прежде чем действовать или говорить.
  • Дышите медленно. Регулирование дыхания и другие простые техники релаксации могут бороться с приступом гнева — они успокаивают и позволяют ясно мыслить.

Как справиться с долговременным гневом

Если вы часто чувствуете гнев, возможно, вам потребуется более стратегический подход к борьбе с ним. Вот шесть привычек, которые в долгосрочной перспективе будут сдерживать ваш гнев:

  1. Регулярно занимайтесь спортом. Упражнение высвобождает в ваше тело химические вещества, такие как дофамин и серотонин, которые могут улучшить ваше душевное состояние и сделать вас менее склонными к гневу.
  2. Найдите время для отдыха. Регулярно практикуйте успокаивающие техники, такие как осознанность или центрирование — отличный способ лучше справиться со стрессом и разочарованием.
  3. Избегайте алкоголя. Алкоголь снижает ваши запреты и может повысить вероятность вспышек гнева.
  4. Выражайте эмоции. Поговорите о своих чувствах с близким другом или любимым человеком и подумайте о том, чтобы вести дневник. .
  5. Отпустите гневные мысли. Постарайтесь не думать, что мир несправедлив или что все и все против вас. Они не.
  6. Заявите о себе. Напористость это не агрессия.Научитесь получать желаемое, учитывая при этом других и уважая их чувства. Но говорите за себя и говорите людям, когда вы думаете, что они неправы.
Ключевые моменты

Гнев — это эмоция, которую мы все испытываем, и многим людям трудно с ней справиться. Он может проявляться в агрессивном, конфронтационном поведении или более пассивным, но не менее разрушительным образом.

Начните управлять своим гневом, распознавая его. Затем примите меры, чтобы решить эту проблему, устранив источник своего гнева.Используйте техники релаксации, чтобы справиться со вспышками. В долгосрочной перспективе постарайтесь развить самосознание, эмоциональный интеллект и устойчивость, чтобы лучше справляться с чувствами гнева.

Какая эмоция быстрее всего становится вирусной? | Наука

Иллюстрация Чонён Но

Если вы провели много времени в Facebook, Twitter или других социальных сетях, вы, вероятно, заметили, как быстро эмоции — гордость, счастье, разочарование, недоверие — могут распространяться по всему онлайн-сообществу.Что любопытно, так это то, что одни настроения распространяются быстрее, чем другие, говорят исследователи из Университета Бэйхан в Китае.

Они измеряли различные онлайн-эмоции, отслеживая смайлы, встроенные в миллионы сообщений, размещенных на Sina Weibo, популярной платформе микроблогов, похожей на Twitter. Их вывод: радость движется быстрее печали или отвращения, но нет ничего быстрее ярости. Исследователи обнаружили, что пользователи наиболее гневно — и быстро — реагировали на сообщения о «социальных проблемах и дипломатических вопросах», например, инцидент 2010 года, когда испорченная пищевая добавка, как полагали, вызвала нейродегенеративное заболевание, или когда международный спор о доставке спровоцировал всплеск националистических настроений. ярость против Японии.

Во многих случаях эти обострения вызвали цепную реакцию гнева, когда Пользователь А оказывал влияние на пользователей Б и В, и расширялся круг враждебности, пока не казалось, что весь Sina Weibo горит. Пользователи, по словам авторов исследования, передавали эти сообщения не только для того, чтобы «выразить свой гнев», но и для того, чтобы вызвать подобное чувство возмущения среди других членов своего онлайн-сообщества на Sina Weibo — одном из немногих мест, где китайцы могут обойти государственные ограничения на традиционные формы СМИ.

Джона Бергер, профессор маркетинга в школе Wharton при Пенсильванском университете, пришел к аналогичному выводу после проведения исследования в Соединенных Штатах. «Гнев — это эмоция сильного возбуждения, которая побуждает людей действовать», — говорит он. «Это заставляет вас чувствовать себя возбужденным, что увеличивает вероятность того, что вы передадите что-то дальше».

Бергер и его коллеги проанализировали 7000 статей в New York Times, статей, опубликованных за трехмесячный период, чтобы определить, какие из них попали в список самых рассылаемых по электронной почте.Они говорят, что вероятность того, что контент станет вирусным, связана не столько с положительным или отрицательным тоном статьи, сколько с тем, насколько активным был человек после ее прочтения. Они отметили (что неудивительно), что печаль была «дезактивирующей» эмоцией. В отличие от гнева, люди склонны терять власть и уходить — вот почему меланхолия не распространяется очень далеко и не очень быстро среди онлайн-сообществ.

Единственная эмоция, которая опередила гнев в исследовании Бергера, — это трепет, чувство удивления и волнения, возникающие при встрече с великой красотой или знаниями, такими как новостной репортаж о важном открытии в борьбе с раком.«Трепет заставляет наши сердца биться быстрее, а кровь бьется быстрее», — говорит Бергер. «Это увеличивает наше желание эмоциональной связи и побуждает делиться».

Эмоции Интернет

Дайте имя своему гневу, и вы сможете его укротить: выстрелы

За последние три года у меня была одна главная цель в моей личной жизни: перестать быть таким злым.

Гнев стал моей эмоциональной валютой. Я вырос в разгневанном доме. Основными средствами связи были хлопанье дверью и бросание телефона.

Я привнес эти навыки в свой 20-летний брак. «Почему ты кричишь?» мой муж сказал бы.

«Нет, — возразил я. Ой, погоди. При второй мысли: «Ты прав. Я кричу».

Затем, три года назад в нашем доме произошло землетрясение: у нас родилась девочка. И все, чего я хотел, было наоборот. Я хотел, чтобы она росла в мирной среде, чтобы научиться другим способам справляться с неудобными ситуациями.

Эта история — часть серии из отдела науки NPR под названием « Обратная сторона гнева. » Нет никаких сомнений в том, что мы живем в гневные времена. Это в нашей политике, наших школах и домах. Гнев может быть деструктивной эмоцией, но может быть и положительной силой.

Присоединяйтесь к NPR в нашем исследовании гнева и того, что мы можем извлечь из этой сильной эмоции. Прочтите и послушайте рассказы из этой серии здесь.

Итак, я пошел на терапию.У меня были рабочие листы когнитивно-поведенческой терапии. Я глубоко вздохнул, сосчитал до 10 и вышел из комнат. И я даже медитировал по ночам.

Эти стратегии помогли мне справиться с гневом, но никогда не уменьшили его. Это было все равно, что держать дикую лошадь в сарае. Я был сдержан, но не приручен.

Затем, шесть месяцев назад, я разговаривал с Лизой Фельдман Барретт, психологом из Северо-Восточного университета. В самом конце часового интервью она выбросила это предложение: «Вы могли бы увеличить свою эмоциональную гранулярность.«

Мой эмоциональный что?

«Иди, узнай больше слов об эмоциях и концепций эмоций из своей культуры и других культур», — добавила она.

За последние 30 лет Фельдман Барретт обнаружил доказательства того, что гнев — это не одна эмоция, а целая семья эмоций. Исследования показали, что научиться определять разных членов семьи — это мощный инструмент для сдерживания гнева.

Или еще лучше, как я обнаружил, придумайте свои собственные категории гнева и начните использовать их.

Что такое гнев?

Есть распространенная теория о гневе. Вы найдете это в учебниках, научных статьях, новостях — даже здесь, в NPR. И некоторые ученые поддерживают эту теорию, — говорит Фельдман Барретт.

Идея состоит в том, что гнев — одна из нескольких универсальных «основных эмоций», — говорит Фельдман Барретт. Это почти как рефлекс — жестко запрограммированный в мозгу. Когда с вами происходит что-то несправедливое или несправедливое, «ваше кровяное давление часто повышается.Ваша частота пульса повысится. Может быть, вы будете тяжело дышать или у вас появится покраснение кожи, — говорит она. — Тогда у вас появится желание … ударить кого-то или крикнуть. «Это стереотип того, что такое гнев», — говорит Фельдман Барретт.

Но это не полная история.

Гнев во всем мире

То, что вы чувствуете, когда злитесь, зависит от ситуации, от вашего прошлого опыта и как ваша культура научила вас реагировать, — говорит она.

В результате на самом деле существует огромное разнообразие типов гнева в U.С., например, буйный гнев, когда тебя накаляют, чтобы соревноваться в спорте, или грустный гнев, когда твой супруг или начальник не ценит тебя.

Когда вы смотрите на другие культуры, разнообразие резко возрастает.

У немцев есть слово, которое примерно означает «лицо, нуждающееся в пощечине», или backpfeifengesicht . «Это похоже на то, что ты так зол на кого-то, что смотришь на его лицо, и это как будто его лицо побуждает тебя ударить его кулаком», — говорит Фельдман Барретт. «Это отличная эмоция.«

Древние греки различали кратковременный гнев , который не сохраняется (ὀργή или orge ), от длительного гнева, который постоянен (μῆνις или menin ).

В китайском языке есть особое слово для обозначения гнева, направленного на себя, 悔恨 или huǐhèn . «Это буквально сочетание сожаления и ненависти», — говорит лингвист Яо Яо из Гонконгского политехнического университета. «Ты так сожалеешь о том, что сделал, что злишься на себя», — говорит она.

Тайцы имеют по крайней мере семь степеней гнева, говорит лингвист Юфафанн Хунчамлонг из Гавайского университета. «Мы не ходим и говорим:« Я злюсь ». Это слишком широко », — говорит она. «Мы можем начать со слов« я недовольна »и« я недовольна », а затем увеличить интенсивность», — говорит она.

А Индия — сокровищница гнева.

«Есть распространенная форма гнева, которая означает« когда баклажан попадает в горячее масло », — говорит Абхиджит Пол, преподающий южноазиатскую литературу в Калифорнийском университете в Беркли.

«Вы внезапно становитесь очень злыми, когда слышите что-то шокирующее или изучаете что-то, что вам действительно, очень не нравится», — говорит Пол.

Индейцы также различают политический гнев, который вы испытываете к правящему классу или «начальнику», и личный гнев, который вы испытываете к другу, семье или соседу. Пол говорит, что вы никогда не смешаете эти два понятия и не выразите политический гнев в личных отношениях.

«Есть еще очень интересный гнев — любящий гнев», — говорит Пол.Вы выражаете эти эмоции по отношению к супругу, когда он разозлил вас, но вы не можете им помочь, а только любите их, — говорит он. «Это смешанный мешок любви, горя, печали и гнева».

Персонализируйте гнев, чтобы помочь регулировать его

Итак, во многих отношениях гнев подобен вину. Есть эти основные разновидности, такие как шардоне и пино нуар, но каждый винтаж имеет свое собственное уникальное сочетание ароматов, вкусов и силы. Чем больше у вас практики в обнаружении и назывании этих нюансов, тем лучше вы разбираетесь в винах.

И если вы научитесь распознавать все вкусы и нюансы гнева и маркировать их, вы сможете лучше справляться со своим гневом, — говорит психолог Мария Гендрон из Йельского университета.

«Определенно появляются доказательства того, что просто навешивание ярлыка на свои чувства является действительно мощным инструментом регулирования», — говорит Гендрон. Это может удержать вас от гнева. Он может подсказать, что делать в ответ на гнев. А иногда это может заставить уйти гнев.

Идея состоит в том, чтобы взять более широкое и общее утверждение, например «Я так зол», и сделать его более точным. Возьмите тайское: «Я недоволен» или немецкое «Backpfeifengesicht!».

Психологи называют эту стратегию эмоциональной гранулярностью. Исследования показывают, что чем больше эмоциональная гранулярность у человека, тем меньше вероятность того, что он закричит или ударит того, кто причинил ему боль. Кроме того, они реже злоупотребляют алкоголем при стрессе. С другой стороны, люди с диагнозом большого депрессивного расстройства с большей вероятностью будут иметь низкую эмоциональную гранулярность по сравнению со здоровыми взрослыми.

«Существует целый ряд исследований, показывающих, насколько функционально иметь точно настроенные категории для нашего опыта», — говорит Гендрон.

Эмоциональная детализация похожа на просмотр ТВЧ по сравнению с обычным ТВ. Гендрон говорит, что это позволяет вам увидеть свой гнев с более высокой четкостью. «Это дает вам больше информации о том, что означает этот гнев, цените ли вы этот опыт и о том, что делать дальше», — говорит она.

Эта последняя часть является ключевой: детальность в отношении гнева помогает вам понять, как лучше всего справиться с ситуацией — и стоит ли вам вообще что-то делать.
Например, если вы чувствуете быстрый всплеск гнева, который, как вы знаете, быстро утихнет, то, возможно, лучше всего ничего не делать.

И вам не нужно ограничиваться уже существующими этикетками, — говорит Гендрон. Будь креативным. Проанализируйте, что вызывает у вас раздражение, назовите им конкретные имена и начните использовать эти термины с семьей и коллегами.

«Если вы практикуете в своей семье придумывание слов, а затем их совместное использование, это действительно может регулировать физиологию», — говорит она.«Это может разрешить некую двусмысленность в ситуации».

Лично я нашел эту стратегию наиболее полезной. Я начал обращать внимание на то, что обычно вызывает у меня гнев на работе и дома. И я обнаружил три основных типа, которые назвал.

Нелогичный гнев : Эти эмоции возникают, когда кто-то на работе принимает решение, которое кажется совершенно нелогичным. Как только я обозначил этот гнев и начал отслеживать, что происходит потом, я быстро понял, что попытки убедить нелогичного человека в логике часто бесполезны — и пустая трата времени.

Спешка гнева: Это гнев, который я испытываю, когда кто-то делает что-то недостаточно быстро — да, я говорю о водителе серого Prius на светофоре сегодня утром или о трехлетнем ребенке. которая не будет достаточно быстро надеть обувь. Как только я пометил это, я понял, что машины, люди и малыши рано или поздно движутся. Пыхтение и пыхтение не ускоряют его.

Disonophous гнев: Это мой любимый гнев. И имеет самое большое влияние на мою жизнь.

Я хотел придумать, как уменьшить крик в нашем доме. Так что я начал обращать внимание на то, что часто происходило, прямо перед началом крика. Это было совершенно очевидно: собака лаяла, а малыш кричал. Обычно два громких звука одновременно.

Итак, мы с мужем составили безобразных злости с латыни за «два звука».

Теперь, когда мой муж говорит: «У меня дикий гнев, Микаэлин …», мы точно знаем, что делать: поставить собаку на крыльцо и забрать ребенка.

И я знаю, что он не злится на меня. Он просто хочет тишины и покоя.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.