Эрик берн психология человеческих взаимоотношений – Психология: Эрик Берн Психология взаимоотношений

Содержание

Игры, в которые играют люди. Психология человеческих взаимоотношений


Эрик Берн. Игры, в которые играют люди

Эрик Берн
Игры, в которые играют люди

Введение

ПРОЦЕСС ОБЩЕНИЯ

Процесс общения между людьми мы предлагаем очень кратко рассмотреть в следующем направлении.

Известно, что младенцы, лишенные в течение длительного времени физического контакта с людьми, деградируют и в конце концов погибают. Следовательно, отсутствие эмоциональных связей может иметь для человека фатальный исход. Эти наблюдения подтверждают мысль о существовании сенсорного голода и о необходимости в жизни ребенка стимулов, которые обеспечивают ему физический контакт. К этому выводу весьма нетрудно прийти и на основе повседневного опыта.

Подобный феномен можно наблюдать и у взрослых людей в условиях сенсорной депривации[2]. Имеются экспериментальные данные, показывающие, что сенсорная депривация может вызвать у человека временный психоз или стать причиной временных психических нарушений. Замечено, что – социальная и сенсорная депривации столь же пагубно влияют на людей, приговоренных к длительному одиночному заключению, которое вызывает ужас даже у человека с пониженной чувствительностью к физическим наказаниям.

Вполне вероятно, что в биологическом плане эмоциональная и сенсорная депривации чаще всего приводят к органическим изменениям или создают условия для их возникновения. Недостаточная стимуляция активирующей ретикулярной ткани мозга может привести, даже косвенно, к дегенеративным изменениям в нервных клетках. Разумеется, это явление может быть и результатом недостаточного питания. Однако недостаточное питание в свою очередь может быть вызвано апатией, например как это бывает у младенцев в результате крайнего истощения или после длительной болезни.

Можно предположить, что существует биологическая цепочка, ведущая от эмоциональной и сенсорной депривации через апатию к дегенеративным изменениям и смерти. В этом смысле ощущение сенсорного голода следует считать важнейшим состоянием для жизни человеческого организма, по сути так же, как и ощущение пищевого голода.

У сенсорного голода очень много общего с пищевым голодом, причем не только в биологическом, а и в психологическом и социальном плане. Такие термины, как «недоедание», «насыщение», «гурман», «человек с причудами в еде», «аскет», можно легко перенести из области питания в область ощущений. Переедание – это в каком-то смысле то же самое, что и чрезмерная стимуляция. В обеих областях при обычных условиях и большом разнообразии выбора предпочтение в основном зависит от индивидуальных склонностей и вкусов. Вполне возможно, что индивидуальные особенности человека предопределены конституциональными особенностями организма. Но это не имеет отношения к обсуждаемым проблемам. Вернемся к их освещению.

Для психолога и психотерапевта, изучающих проблемы сенсорного голода, представляет интерес то, что происходит, когда в процессе нормального роста ребенок постепенно отдаляется от матери. После того как период близости с матерью завершен, индивид всю остальную жизнь стоит перед выбором, который в дальнейшем будет определять его судьбу. С одной стороны, он постоянно будет сталкиваться с социальными, физиологическими и биологическими факторами, препятствующими продолжительной физической близости того типа, какую он испытывал, будучи младенцем. С другой стороны, человек постоянно стремится к такой близости. Чаще всего ему приходится идти на компромисс. Он учится довольствоваться едва уловимыми, иногда только символическими формами физической близости, поэтому даже простой намек, на узнавание в какой-то мере может удовлетворить его, хотя исходное стремление к физическому контакту сохранит первоначальную остроту.

Компромисс этот можно называть по-разному, но, как бы мы его ни называли, результатом является частичное преобразование младенческого сенсорного голода в нечто, что можно назвать потребностью в признании [3]. По мере того как усложняется путь к достижению этого компромисса, люди все больше отличаются друг от друга в своем стремлении получить признание. Эти отличия делают столь разнообразным социальное взаимодействие и в какой-то степени определяют судьбу каждого человека. Киноактеру, например, бывают необходимы постоянные восторги и похвалы (назовем их «поглаживаниями») от даже неизвестных ему поклонников. В то же время научный работник может пребывать в прекрасном моральном и физическом состоянии, получая лишь одно «поглаживание» в год от уважаемого им коллеги.

«*Поглаживание*» – это лишь наиболее общий термин, который мы используем для обозначения интимного физического контакта. На практике он может принимать самые разные формы. Иногда ребенка действительно поглаживают, обнимают или похлопывают, а порой шутливо щиплют или слегка щелкают по лбу. Все эти способы общения имеют свои аналоги в разговорной речи. Поэтому по интонации и употребляемым словам можно предсказать, как человек будет общаться с ребенком. Расширив значение этого термина, мы будем называть «поглаживанием» любой акт, предполагающий признание присутствия другого человека. Таким образом, «поглаживание» будет у нас одной из основных единиц социального действия. Обмен «поглаживаниями» составляет трансакцию, которую в свою очередь мы определяем как единицу общения.

Основной принцип теории игр состоит в следующем: любое общение (по сравнению с его отсутствием) полезно и выгодно для людей. Этот факт был подтвержден экспериментами на крысах: было показано, что физический контакт благоприятно влиял не только на физическое и эмоциональное развитие, но также на биохимию мозга и даже на сопротивляемость при лейкемии. Существенным обстоятельством явилось то, что ласковое обращение и болезненный электрошок оказались одинаково эффективным средством поддержания здоровья крыс.

СТРУКТУРИРОВАНИЕ ВРЕМЕНИ

Наши исследования позволяют сделать вывод о том, что физический контакт при уходе за детьми и его символический эквивалент для взрослых людей – «признание» – имеют большое значение в жизни человека. В связи с этим мы задаем вопрос: «Как ведут себя люди после обмена приветствиями, независимо от того, было ли это молодежное „Привет!“ или многочасовой ритуал встречи, принятый на Востоке?» В результате мы пришли к выводу, что наряду с сенсорным голодом и потребностью в признании существует также и потребность в структурировании времени, которую мы назвали структурный голод.

Хорошо известна проблема, часто встречающаяся у подростков после первой встречи: «Ну и о чем мы потом с ней (с ним) будем говорить?» Этот вопрос возникает нередко и у взрослых людей. Для этого достаточно вспомнить трудно переносимую ситуацию, когда вдруг возникает пауза в общении и появляется период времени, не заполненный разговором, причем никто из присутствующих не в состоянии придумать ни одного уместного замечания, чтобы не дать разговору замереть.

Люди постоянно озабочены тем, как структурировать свое время. Мы считаем, что одна из функций жизни в обществе состоит в том, чтобы оказывать друг другу взаимопомощь и в этом вопросе. Операциональный аспект процесса структурирования времени можно назвать *планированием*. Оно имеет три стороны: материальную, социальную и индивидуальную
4
.

Наиболее обычным практическим методом структурирования времени является взаимодействие в первую очередь с материальной стороной внешней реальности: то, что обычно называют работой. Такой процесс взаимодействия мы назовем *деятельностью*.

*Материальное* *планирование* возникает как реакция на различного рода неожиданности, с которыми мы сталкиваемся при взаимодействии с внешней реальностью. В нашем исследовании оно интересно лишь в той мере, в которой подобная деятельность порождает основу «поглаживаний», признания и других, более сложных форм общения. Материальное планирование не является социальной проблемой, оно базируется только на обработке данных. Результатом *социального* *планирования* являются ритуальные или полуритуальные способы общения. Его основной критерий – социальная приемлемость, то есть то, что принято называть хорошими манерами. Во всем мире родители учат детей хорошим манерам, учат их произносить при встрече приветствия, обучают ритуалам еды, ухаживания, траура, а также умению вести разговоры на определенные темы, поддерживая необходимый уровень критичности и доброжелательности. Последнее умение как раз и называют тактом или искусством дипломатии, причем некоторые приемы имеют чисто местное значение, а другие универсальны. Например, стиль поведения за столом во время еды или обычай осведомляться о здоровье жены может поощряться или запрещаться местными традициями. Причем приемлемость этих конкретных трансакций находится чаще всего в обратной взаимосвязи: обычно там, где не следят за манерами во время еды, там и не справляются о здоровье женщин. И наоборот, в местностях, где принято интересоваться здоровьем женщин, рекомендуется выдержанный стиль поведения за столом. Как правило, фор мальные ритуалы во время встреч предшествуют полуритуальным беседам на определенные темы; по отношению к последним мы будем применять термин «*времяпрепровождение*».

Чем больше люди узнают друг друга, тем больше места в их взаимоотношениях начинает занимать *индивидуальное* *планирование*, которое может привести к инцидентам. И хотя эти инциденты на первый взгляд кажутся случайными (именно такими чаще всего они представляются участникам), все же внимательный взгляд может обнаружить, что они следуют определенным схемам, поддающимся классификации. Мы считаем, что вся последовательность трансакции происходит по несформулированным правилам и обладает рядом закономерностей. Пока дружеские или враждебные отношения развиваются, эти закономерности чаще всего остаются скрытыми. Однако они дают себя знать, как только один из участников сделает ход не по правилам, вызвав тем самым символический или настоящий выкрик: «Нечестно!» Такие последовательности трансакций, основанные, в отличие от времяпрепровождения, не на социальном, а на индивидуальном планировании, мы называем *играми*. Различные варианты одной и той же игры могут на протяжении нескольких лет лежать в основе семейной и супружеской жизни или отношений внутри различных групп.

Утверждая, что общественная жизнь по большей части состоит из игр, мы совсем не хотим этим сказать, будто они очень забавны и их участники не относятся к ним серьезно. С одной стороны, например, футбол или другие спортивные игры могут быть совсем незабавными, а их участники – весьма серьезными людьми. Кроме того, такие игры бывают порой очень опасными, а иногда даже чреваты фатальным исходом. С другой стороны, некоторые исследователи включали в число игр вполне серьезные ситуации, например каннибальские пиршества. Поэтому употребление термина «игра» по отношению даже к таким трагическим формам поведения, как самоубийства, алкоголизм, наркомания, преступность, шизофрения, не является безответственностью и легкомыслием.

Существенной чертой игр людей мы считаем не проявление неискреннего характера эмоций, а их управляемость. Это становится очевидным особенно в тех случаях, когда необузданное проявление эмоций влечет за собой наказание. Игра может быть опасной для ее участников. Однако только нарушение ее правил чревато социальным осуждением.

Времяпрепровождения и игры – это, на наш взгляд, только суррогат истинной близости. В этой связи их можно рассматривать скорее как предварительные соглашения, чем как союзы. Именно поэтому их можно характеризовать как острые формы взаимоотношений. Настоящая близость начинается тогда, когда индивидуальное (обычно инстинктивное) планирование становится интенсивнее, а социальные схемы, скрытые мотивы и ограничения отходят на задний план. Только человеческая близость может полностью удовлетворить сенсорный и структурный голод и потребность в признании. Прототипом такой близости является акт любовных, интимных отношений.

Структурный голод столь же важен для жизни, как и сенсорный голод. Ощущение сенсорного голода и потребность в признании связаны с необходимостью избегать острого дефицита сенсорных и эмоциональных стимулов, так как такой дефицит ведет к биологическому вырождению. Структурный голод связан с необходимостью избегать скуки. С. Кьеркегор 5 описал различные бедствия, проистекающие от неумения или нежелания структурировать время. Если скука, тоска длятся достаточно долгое время, то они становятся синонимом эмоционального голода и могут иметь те же последствия.

Обособленный от общества человек может структурировать время двумя способами: с помощью деятельности или фантазии.

Известно, что человек может быть «обособлен» от других даже в присутствии большого числа людей. Для участника социальной группы из двух или более членов имеется несколько способов структурирования времени. Мы определяем их последовательно, от более простых к более сложным: 1) ритуалы; 2) времяпрепровождение; 3) игры; 4) близость; 5) деятельность. Причем последний способ может быть основой для всех остальных. Каждый из членов группы стремится получить наибольшее удовлетворение от трансакций с другими членами группы.

Человек получает тем большее удовлетворение, чем более доступен он для контактов. При этом планирование его социальных контактов происходит почти автоматически. Однако некоторые из этих «удовольствий» вряд ли могут быть так названы (например, акт саморазрушения). Поэтому мы заменяем терминологию и используем нейтральные слова: «выигрыш» или «вознаграждение».

В основе «вознаграждений», полученных в результате социального контакта, лежит поддержание соматического и психического равновесия. Оно связано со следующими факторами: 1) снятие напряжения; 2) избегание психологически опасных ситуаций; 3) получение «поглаживаний»; 4) сохранение достигнутого равновесия. Все эти факторы неоднократно изучались и подробно обсуждались физиологами, психологами и психоаналитиками. В переводе на язык социальной психиатрии их можно назвать так: 1) первичные внутренние «вознаграждения»; 2) первичные внешние «вознаграждения»; 3) вторичные «вознаграждения»; 4) экзистенциальные 6 «вознаграждения». Первые три аналогичны преимуществам, полученным в результате психического заболевания, которые подробно описаны у Фрейда 7. Мы убедились на опыте, что гораздо полезнее и поучительнее анализировать социальные трансакции с точки зрения получаемого «вознаграждения», чем рассматривать их как защитные механизмы. Во-первых, наилучший способ защиты – вообще не участвовать в трансакциях. Во-вторых, понятие «защита» только частично покрывает первые два типа «вознаграждений», а все остальное, включая сюда третий и четвертый типы, при таком подходе теряется.

Независимо от того, входят ли игры и близость в матрицу деятельности, они являются наиболее благодарной формой социального контакта. Длительная близость, встречаясь не так уж часто, представляет собой в основном сугубо частное дело. А вот важные социальные контакты чаще всего протекают как игры. Именно они и являются предметом нашего исследования.

Часть первая. Анализ игр

СТРУКТУРНЫЙ АНАЛИЗ

Наблюдения за спонтанной социальной деятельностью, которые лучше всего проводить в специальных психотерапевтических группах, обнаруживают, что время от времени разные аспекты поведения людей (позы, голос, точки зрения, разговорный словарь и т.п.) заметно меняются. Поведенческие изменения обычно сопровождаются эмоциональными. У каждого человека некий набор поведенческих схем соотносится с определенным состоянием его сознания. А с другим психическим состоянием, часто несовместимым с первым, бывает связан уже другой набор схем. Эти различия и изменения приводят нас к мысли о существовании различных состояний *Я* 8.

На языке психологии состояние *Я* можно описывать как систему чувств, определяя ее как набор согласованных поведенческих схем. По-видимому, каждый человек располагает определенным, чаще всего ограниченным репертуаром состояний своего *Я*, которые суть не роли, а психологическая реальность. Репертуар этих состояний мы попытались разбить на следующие категории: 1) состояния *Я*, сходные с образами родителей; 2) состояния *Я*, автономно направленные на объективную оценку реальности; 3) состояния *Я*, все еще действующие с момента их фиксации в раннем детстве и представляющие собой архаические пережитки. Неформально проявления этих состояний Я называются Родитель, Взрослый и Ребенок. В дальнейшем мы будем использовать именно эту терминологию.

Мы считаем, что человек в социальной группе в каждый момент времени обнаруживает одно из состояний Я – Родителя, Взрослого или Ребенка. Люди с разной степенью готовности могут переходить из одного состояния в другое.

На основе этих наблюдений можно прийти к некоторым диагностическим выводам. Высказывание «Это ваш Родитель» означает: «Вы сейчас рассуждаете так же, как обычно рассуждал один из ваших родителей (или тот, кто его заменял). Вы реагируете так, как прореагировал бы он – теми же позами, жестами, словами, чувствами и т.д.». Слова «Это ваш Взрослый» означают: «Вы только что самостоятельно и объективно оценили ситуацию и теперь в непредвзятой манере излагаете ход ваших размышлений, формулируете свои проблемы и выводы, к которым Вы пришли». Выражение «Это ваш Ребенок» означает: «*Вы* реагируете так же и с той же целью, как это сделал бы маленький ребенок».

Смысл этих высказываний можно пояснить подробнее.

1. У каждого человека были родители (или те, кто их заменял), и он хранит в себе набор состояний *Я*, повторяющих состояния *Я* его родителей (как он их воспринимал). Эти родительские состояния *Я* при некоторых обстоятельствах начинают активизироваться. Следовательно, упрощая это понятие, можно сказать: «Каждый носит в себе Родителя».

2. Все люди (не исключая детей) способны на объективную переработку информации при условии, что активизированы соответствующие состояния их *Я*. На обыденном языке это звучит так: «В каждом человеке есть Взрослый».

3. Любой человек был раньше моложе, чем сейчас, поэтому он несет в себе впечатления прежних лет, которые при определенных условиях могут активизироваться. Можно сказать, что «каждый таит в себе маленького мальчика или девочку».




















mybook.ru

Берн Эрик. Игры, в которые играют люди (Психология человеческих взаимоотношений)

Игры, в которые играют люди (Психология человеческих взаимоотношений)

   Эрик Берн
   Игры, в которые играют люди
   (Психология человеческих взаимоотношений)
   СОДЕРЖАНИЕ
   От автора Введение Процесс общения Структурирование времени Часть первая. Анализ игр
   Структурный анализ
   Трансакционный анализ
   Процедуры и ритуалы
   Времяпрепровождения
   Игры Часть вторая. Тезаурус игр
   Введение
   Игры на всю жизнь
   Супружеские игры
   Игры в компаниях
   Сексуальные игры
   Игры преступного мира
   Игры на приеме у психотерапевта
   Хорошие игры Часть третья. За пределами игр
   Значение игр
   Игроки
   Иллюстрация
   Независимость
   От автора
   Настоящее издание первоначально было задумано как продолжение моей книги "Трансакционный анализ в психотерапии". Однако я предполагаю, что новое издание можно понять независимо от знакомства с предыдущей публикацией.
   На моих лекциях слушатели часто обращались с просьбой дать им более подробные описания игр, которые позволили бы осмыслить общие принципы трансакционного анализа. Это убедило меня в необходимости написать настоящую книгу [Терминология и точка зрения автора в основном ориентированы на восприятие читателя, знакомого с психологией и психиатрией. Однако я надеюсь, книга будет интересна и полезна представителям различных профессий.]. Я признателен всем студентам и слушателям, обратившим мое внимание на новые игры. Они высказали мне много интересных мыслей, например об умении человека слушать собеседника и о том, какую ценность представляет это качество для всех людей.
   Необходимо сделать несколько замечаний о стиле изложения материала. Из соображений компактности игры описываются в основном от лица мужчины, если, конечно, они не являются чисто женскими. Поэтому главный игрок в книге обычно обозначается словом "он". В этом, безусловно, нет какого-либо намерения умалить достоинство женщин, так как ту же самую ситуацию можно с тем же успехом описать, используя местоимение "она". Если роль женщины в том или ином примере существенно отличается от роли мужчины, то описание игры дается раздельно. Точно так же, ничего не желая подчеркнуть, мы называем психотерапевта "он".
   Введение
   ПРОЦЕСС ОБЩЕНИЯ
   Процесс общения между людьми мы предлагаем очень кратко рассмотреть в следующем направлении.
   Известно, что младенцы, лишенные в течение длительного времени физического контакта с людьми, деградируют и в конце концов погибают. Следовательно, отсутствие эмоциональных связей может иметь для человека фатальный исход. Эти наблюдения подтверждают мысль о существовании сенсорного голода и о необходимости в жизни ребенка стимулов, которые обеспечивают ему физический контакт. К этому выводу весьма нетрудно прийти и на основе повседневного опыта.
   Подобный феномен можно наблюдать и у взрослых людей в условиях сенсорной депривации. Имеются экспериментальные данные, показывающие, что сенсорная депривация может вызвать у человека временный психоз или стать причиной временных психических нарушений. Замечено, что - социальная и сенсорная депривации столь же пагубно влияют на людей, приговоренных к длительному одиночному заключению, которое вызывает ужас даже у человека с пониженной чувствительностью к физическим наказаниям.
   Вполне вероятно, что в биологическом плане эмоциональная и сенсорная депривации чаще всего приводят к органическим изменениям или создают условия для их возникновения. Недостаточная стимуляция активирующей ретикулярной ткани мозга может привести, даже косвенно, к дегенеративным изменениям в нервных клетках. Разумеется, это явление может быть и результатом недостаточного питания. Однако недостаточное питание в свою очередь может быть вызвано апатией, например как это бывает у младенцев в результате крайнего истощения или после длительной болезни.
   Можно предположить, что существует биологическая цепочка, ведущая от эмоциональной и сенсорной депривации через апатию к дегенеративным изменениям и смерти. В этом смысле ощущение сенсорного голода следует считать важнейшим состоянием для жизни человеческого организма, по сути так же, как и ощущение пищевого голода.
   У сенсорного голода очень много общего с пищевым голодом, причем не только в биологическом, а и в психологическом и социальном плане. Такие термины, как "недоедание", "насыщение", "гурман", "человек с причудами в еде", "аскет", можно легко перенести из области питания в область ощущений. Переедание - это в каком-то смысле то же самое, что и чрезмерная стимуляция. В обеих областях при обычных условиях и большом разнообразии выбора предпочтение в основном зависит от индивидуальных склонностей и вкусов. Вполне возможно, что индивидуальные особенности человека предопределены конституциональными особенностями организма. Но это не имеет отношения к обсуждаемым проблемам. Вернемся к их освещению.
   Для психолога и психотерапевта, изучающих проблемы сенсорного голода, представляет интерес то, что происходит, когда в процессе нормального роста ребенок постепенно отдаляется от матери. После того как период близости с матерью завершен, индивид всю остальную жизнь стоит перед выбором, который в дальнейшем будет определять его судьбу. С одной стороны, он постоянно будет сталкиваться с социальными, физиологическими и биологическими факторами, препятствующими продолжительной физической близости того типа, какую он испытывал, будучи младенцем. С другой стороны, человек постоянно стремится к такой близости. Чаще всего ему приходится идти на компромисс. Он учится довольствоваться едва уловимыми, иногда только символическими формами физической близости, поэтому даже простой намек, на узнавание в какой-то мере может удовлетворить его, хотя исходное стремление к физическому контакту сохранит первоначальную остроту.
   Компромисс этот можно называть по-разному, но, как бы мы его ни называли, результатом является частичное преобразование младенческого сенсорного голода в нечто, что можно назвать потребностью в признании [Поанглийски этот термин звучит recognition-hunger (голод по признанию) и вместе с тремя другими терминами - сенсорный голод, пищевой голод и структурный голод - образует систему параллельных терминов. - Здесь и далее прим. ред.]. По мере того как усложняется путь к достижению этого компромисса, люди все больше отличаются друг от друга в своем стремлении получить признание. Эти отличия делают столь разнообразным социальное взаимодействие и в какой-то степени определяют судьбу каждого человека. Киноактеру, например, бывают необходимы постоянные восторги и похвалы (назовем их "поглаживаниями") от даже неизвестных ему поклонников. В то же время научный работник может пребывать в прекрасном моральном и физическом состоянии, получая лишь одно "поглаживание" в год от уважаемого им коллеги.
   "*Поглаживание*" - это лишь наиболее общий термин, который мы используем для обозначения интимного физического контакта. На практике он может принимать самые разные формы. Иногда ребенка действительно поглаживают, обнимают или похлопывают, а порой шутливо щиплют или слегка щелкают по лбу. Все эти способы общения имеют свои аналоги в разговорной речи. Поэтому по интонации и употребляемым словам можно предсказать, как человек будет общаться с ребенком. Расширив значение этого термина, мы будем называть "поглаживанием" любой акт, предполагающий признание присутствия другого человека. Таким образом, "поглаживание" будет у нас одной из основных единиц социального действия. Обмен "поглаживаниями" составляет трансакцию, которую в свою очередь мы определяем как единицу общения.
   Основной принцип теории игр состоит в следующем: любое общение (по сравнению с его отсутствием) полезно и выгодно для людей. Этот факт был подтвержден экспериментами на крысах: было показано, что физический контакт благоприятно влиял не только на физическое и эмоциональное развитие, но также на биохимию мозга и даже на сопротивляемость при лейкемии. Существенным обстоятельством явилось то, что ласковое обращение и болезненный электрошок оказались одинаково эффективным средством поддержания здоровья крыс.
   СТРУКТУРИРОВАНИЕ ВРЕМЕНИ
   Наши исследования позволяют сделать вывод о том, что физический контакт при уходе за детьми и его символический эквивалент для взрослых людей - "признание" - имеют большое значение в жизни человека. В связи с этим мы задаем вопрос: "Как ведут себя люди после обмена приветствиями, независимо от того, было ли это молодежное "Привет!" или многочасовой ритуал встречи, принятый на Востоке?" В результате мы пришли к выводу, что наряду с сенсорным голодом и потребностью в признании существует также и потребность в структурировании времени, которую мы назвали структурный голод.
   Хорошо известна проблема, часто встречающаяся у подростков после первой встречи: "Ну и о чем мы потом с ней (с ним) будем говорить?" Этот вопрос возникает нередко и у взрослых людей. Для этого достаточно вспомнить трудно переносимую ситуацию, когда вдруг возникает пауза в общении и появляется период времени, не заполненный разговором, причем никто из присутствующих не в состоянии придумать ни одного уместного замечания, чтобы не дать разговору замереть.
   Люди постоянно озабочены тем, как структурировать свое время. Мы считаем, что одна из функций жизни в обществе состоит в том, чтобы оказывать друг другу взаимопомощь и в этом вопросе. Операциональный аспект процесса структурирования времени можно назвать *планированием*. Оно имеет три стороны: материальную, социальную и индивидуальную [Терминология предложена автором. Смысловая нагрузка терминов рассматривается только с точки зрения различных форм общения между людьми.].
   Наиболее обычным практическим методом структурирования времени является взаимодействие в первую очередь с материальной стороной внешней реальности: то, что обычно называют работой. Такой процесс взаимодействия мы назовем *деятельностью*.
   *Материальное* *планирование* возникает как реакция на различного рода неожиданности, с которыми мы сталкиваемся при взаимодействии с внешней реальностью. В нашем исследовании оно интересно лишь в той мере, в которой подобная деятельность порождает основу "поглаживаний", признания и других, более сложных форм общения. Материальное планирование не является социальной проблемой, оно базируется только на обработке данных. Результатом *социального* *планирования* являются ритуальные или полуритуальные способы общения. Его основной критерий - социальная приемлемость, то есть то, что принято называть хорошими манерами. Во всем мире родители учат детей хорошим манерам, учат их произносить при встрече приветствия, обучают ритуалам еды, ухаживания, траура, а также умению вести разговоры на определенные темы, поддерживая необходимый уровень критичности и доброжелательности. Последнее умение как раз и называют тактом или искусством дипломатии, причем некоторые приемы имеют чисто местное значение, а другие универсальны. Например, стиль поведения за столом во время еды или обычай осведомляться о здоровье жены может поощряться или запрещаться местными традициями. Причем приемлемость этих конкретных трансакций находится чаще всего в обратной взаимосвязи: обычно там, где не следят за манерами во время еды, там и не справляются о здоровье женщин. И наоборот, в местностях, где принято интересоваться здоровьем женщин, рекомендуется выдержанный стиль поведения за столом. Как правило, фор мальные ритуалы во время встреч предшествуют полуритуальным беседам на определенные темы; по отношению к последним мы будем применять термин "*времяпрепровождение*".
   Чем больше люди узнают друг друга, тем больше места в их взаимоотношениях начинает занимать *индивидуальное* *планирование*, которое может привести к инцидентам. И хотя эти инциденты на первый взгляд кажутся случайными (именно такими чаще всего они представляются участникам), все же внимательный взгляд может обнаружить, что они следуют определенным схемам, поддающимся классификации. Мы считаем, что вся последовательность трансакции происходит по несформулированным правилам и обладает рядом закономерностей. Пока дружеские или враждебные отношения развиваются, эти закономерности чаще всего остаются скрытыми. Однако они дают себя знать, как только один из участников сделает ход не по правилам, вызвав тем самым символический или настоящий выкрик: "Нечестно!" Такие последовательности трансакций, основанные, в отличие от времяпрепровождения, не на социальном, а на индивидуальном планировании, мы называем *играми*. Различные варианты одной и той же игры могут на протяжении нескольких лет лежать в основе семейной и супружеской жизни или отношений внутри различных групп.
   Утверждая, что общественная жизнь по большей части состоит из игр, мы совсем не хотим этим сказать, будто они очень забавны и их участники не относятся к ним серьезно. С одной стороны, например, футбол или другие спортивные игры могут быть совсем незабавными, а их участники - весьма серьезными людьми. Кроме того, такие игры бывают порой очень опасными, а иногда даже чреваты фатальным исходом. С другой стороны, некоторые исследователи включали в число игр вполне серьезные ситуации, например каннибальские пиршества. Поэтому употребление термина "игра" по отношению даже к таким трагическим формам поведения, как самоубийства, алкоголизм, наркомания, преступность, шизофрения, не является безответственностью и легкомыслием.
   Существенной чертой игр людей мы считаем не проявление неискреннего характера эмоций, а их управляемость. Это становится очевидным особенно в тех случаях, когда необузданное проявление эмоций влечет за собой наказание. Игра может быть опасной для ее участников. Однако только нарушение ее правил чревато социальным осуждением.
   Времяпрепровождения и игры - это, на наш взгляд, только суррогат истинной близости. В этой связи их можно рассматривать скорее как предварительные соглашения, чем как союзы. Именно поэтому их можно характеризовать как острые формы взаимоотношений. Настоящая близость начинается тогда, когда индивидуальное (обычно инстинктивное) планирование становится интенсивнее, а социальные схемы, скрытые мотивы и ограничения отходят на задний план. Только человеческая близость может полностью удовлетворить сенсорный и структурный голод и потребность в признании. Прототипом такой близости является акт любовных, интимных отношений.
   Структурный голод столь же важен для жизни, как и сенсорный голод. Ощущение сенсорного голода и потребность в признании связаны с необходимостью избегать острого дефицита сенсорных и эмоциональных стимулов, так как такой дефицит ведет к биологическому вырождению. Структурный голод связан с необходимостью избегать скуки. С. Кьеркегор [Кьеркегор Серен (1813-1855) - датский философ.] описал различные бедствия, проистекающие от неумения или нежелания структурировать время. Если скука, тоска длятся достаточно долгое время, то они становятся синонимом эмоционального голода и могут иметь те же последствия.
   Обособленный от общества человек может структурировать время двумя способами: с помощью деятельности или фантазии.
   Известно, что человек может быть "обособлен" от других даже в присутствии большого числа людей. Для участника социальной группы из двух или более членов имеется несколько способов структурирования времени. Мы определяем их последовательно, от более простых к более сложным: 1) ритуалы; 2) времяпрепровождение; 3) игры; 4) близость; 5) деятельность. Причем последний способ может быть основой для всех остальных. Каждый из членов группы стремится получить наибольшее удовлетворение от трансакций с другими членами группы.
   Человек получает тем большее удовлетворение, чем более доступен он для контактов. При этом планирование его социальных контактов происходит почти автоматически. Однако некоторые из этих "удовольствий" вряд ли могут быть так названы (например, акт саморазрушения). Поэтому мы заменяем терминологию и используем нейтральные слова: "выигрыш" или "вознаграждение".
   В основе "вознаграждений", полученных в результате социального контакта, лежит поддержание соматического и психического равновесия. Оно связано со следующими факторами: 1) снятие напряжения; 2) избегание психологически опасных ситуаций; 3) получение "поглаживаний"; 4) сохранение достигнутого равновесия. Все эти факторы неоднократно изучались и подробно обсуждались физиологами, психологами и психоаналитиками. В переводе на язык социальной психиатрии их можно назвать так: 1) первичные внутренние "вознаграждения"; 2) первичные внешние "вознаграждения"; 3) вторичные "вознаграждения"; 4) экзистенциальные [Экзистенциальный (позднелат. exsistentia - существование) - употребляя этот термин, автор имеет в виду жизненную позицию пациента.] "вознаграждения". Первые три аналогичны преимуществам, полученным в результате психического заболевания, которые подробно описаны у Фрейда [Фрейд, Зигмунд (1856-1939) - австрийский врачпсихиатр и психолог - основатель психоанализа.]. Мы убедились на опыте, что гораздо полезнее и поучительнее анализировать социальные трансакции с точки зрения получаемого "вознаграждения", чем рассматривать их как защитные механизмы. Во-первых, наилучший способ защиты - вообще не участвовать в трансакциях. Во-вторых, понятие "защита" только частично покрывает первые два типа "вознаграждений", а все остальное, включая сюда третий и четвертый типы, при таком подходе теряется.
   Независимо от того, входят ли игры и близость в матрицу деятельности, они являются наиболее благодарной формой социального контакта. Длительная близость, встречаясь не так уж часто, представляет собой в основном сугубо частное дело. А вот важные социальные контакты чаще всего протекают как игры. Именно они и являются предметом нашего исследования.
   Часть первая
   Анализ игр
   СТРУКТУРНЫЙ АНАЛИЗ
   Наблюдения за спонтанной социальной деятельностью, которые лучше всего проводить в специальных психотерапевтических группах, обнаруживают, что время от времени разные аспекты поведения людей (позы, голос, точки зрения, разговорный словарь и т.п.) заметно меняются. Поведенческие изменения обычно сопровождаются эмоциональными. У каждого человека некий набор поведенческих схем соотносится с определенным состоянием его сознания. А с другим психическим состоянием, часто несовместимым с первым, бывает связан уже другой набор схем. Эти различия и изменения приводят нас к мысли о существовании различных состояний *Я* [В оригинале книги автор использует терминологию 3. Фрейда, обозначая Я-концепцию - Эго. В советской психологии Я-концепция определяется как относительно устойчивая, в большей или меньшей степени осознанная, переживаемая как неповторимая система представлений индивида о самом себе, на основе которой он строит свои взаимодействия с другими людьми и относится к себе.].
   На языке психологии состояние *Я* можно описывать как систему чувств, определяя ее как набор согласованных поведенческих схем. По-видимому, каждый человек располагает определенным, чаще всего ограниченным репертуаром состояний своего *Я*, которые суть не роли, а психологическая реальность. Репертуар этих состояний мы попытались разбить на следующие категории: 1) состояния *Я*, сходные с образами родителей; 2) состояния *Я*, автономно направленные на объективную оценку реальности; 3) состояния *Я*, все еще действующие с момента их фиксации в раннем детстве и представляющие собой архаические пережитки. Неформально проявления этих состояний Я называются Родитель, Взрослый и Ребенок. В дальнейшем мы будем использовать именно эту терминологию.
   Мы считаем, что человек в социальной группе в каждый момент времени обнаруживает одно из состояний Я - Родителя, Взрослого или Ребенка. Люди с разной степенью готовности могут переходить из одного состояния в другое.
   На основе этих наблюдений можно прийти к некоторым диагностическим выводам. Высказывание "Это ваш Родитель" означает: "Вы сейчас рассуждаете так же, как обычно рассуждал один из ваших родителей (или тот, кто его заменял). Вы реагируете так, как прореагировал бы он - теми же позами, жестами, словами, чувствами и т.д.". Слова "Это ваш Взрослый" означают: "Вы только что самостоятельно и объективно оценили ситуацию и теперь в непредвзятой манере излагаете ход ваших размышлений, формулируете свои проблемы и выводы, к которым Вы пришли". Выражение "Это ваш Ребенок" означает: "*Вы* реагируете так же и с той же целью, как это сделал бы маленький ребенок".
   Смысл этих высказываний можно пояснить подробнее.
   1. У каждого человека были родители (или те, кто их заменял), и он хранит в себе набор состояний *Я*, повторяющих состояния *Я* его родителей (как он их воспринимал). Эти родительские состояния *Я* при некоторых обстоятельствах начинают активизироваться. Следовательно, упрощая это понятие, можно сказать: "Каждый носит в себе Родителя".
   2. Все люди (не исключая детей) способны на объективную переработку информации при условии, что активизированы соответствующие состояния их *Я*. На обыденном языке это звучит так: "В каждом человеке есть Взрослый".
   3. Любой человек был раньше моложе, чем сейчас, поэтому он несет в себе впечатления прежних лет, которые при определенных условиях могут активизироваться. Можно сказать, что "каждый таит в себе маленького мальчика или девочку".
   Здесь нам хотелось бы поместить структурную диаграмму (схема 1а), отражающую все компоненты личности, выявленные на данном этапе анализа. Диаграмма включает состояния Родителя, Взрослого и Ребенка. Они четко отделены друг от друга. Неопытный наблюдатель может и не заметить их отличий, но человеку, взявшему на себя труд изучения структурной диагностики, отличия вскоре покажутся весьма впечатляющими и содержательными.
   ЗДДДДДДДДДДДДД?
   СЗДДДДДДДДДДД?
   СС Состояние СС С
   СС Я СС С Родитель
   СС Родителя СС С
   СС СС С
   СЦДДДДДДДДДДД?
   СС Состояние СС С
   СС Я СС С Взрослый
   СС Взрослого СС С
   СС СС С
   СЦДДДДДДДДДДД?
   СС Состояние СС С
   СС Я СС С Ребенок
   СС Ребенка СС С
   СС СС С
   СЮДДДДДДДДДДДЫ
   ЮДДДДДДДДДДДДДЫ
   а) Структурная диаграмма б) Упрощенный вид
   структурной диаграммы
   Схема 1. Структурная диаграмма
   Из соображений удобства мы будем впредь называть конкретных людей родителями, взрослыми или детьми (со строчной буквы). В тех же случаях, когда будем говорить о состояниях *Я*, то те же слова будут написаны с заглавной буквы: Родитель (Р), Взрослый (В), Ребенок (Ре). На схеме 1б дан упрощенный вид структурной диаграммы. Считаем необходимым упомянуть о некоторых особенностях используемой нами терминологии.
   1. Мы никогда не употребляем слово "ребяческий", так как это понятие содержит негативный оттенок, поэтому от него следует избавляться.
   Описывая Ребенка, мы будем употреблять слово "детский". Оно звучит более объективно и может быть использовано в биологическом смысле. Во многих отношениях Ребенок - одна из наиболее ценных составляющих личности, так как вносит в жизнь человека то, что настоящий ребенок вносит в семейную жизнь: радость, творчество и очарование.
   Если Ребенок нездоров и беспокоен, то последствия могут быть самыми неблагоприятными. Однако определенные меры для улучшения ситуации могут и должны быть приняты.
   2. Все вышесказанное касается и слов "зрелый" и "незрелый". Мы не считаем, что существуют так называемые "незрелые личности". Есть люди, в которых Ребенок совершенно некстати и неумело берет на себя управление всей личностью, но в то же время у них есть и хорошо структурированный Взрослый, которого нужно только обнаружить и привести в действие. У так называемых "зрелых людей", наоборот, контроль за поведением почти все время осуществляет Взрослый, но и у них, как и у всех остальных, Ребенок может прорваться к власти, и тогда появляются обескураживающие результаты.
   3. Следует отметить, что Родитель может проявляться двояким образом прямо или косвенно: как активное состояние *Я* или как влияние Родителя. В первом, активном случае человек реагирует так, как реагировали в подобных случаях его отец или мать ("Делай, как я"). Если же речь идет о косвенном влиянии, то обычно реакция человека бывает такой, какой от него ждали ("Не делай, как я; делай то, что я говорю"). В первом случае он подражает одному из родителей, во втором - приспосабливается к их требованиям.
   4. Ребенок тоже может проявлять себя двумя способами: как приспособившийся Ребенок и как естественный Ребенок. Приспособившийся Ребенок изменяет свое поведение под влиянием Родителя. Он ведет себя так, как этого хотели бы отец или мать: например, очень зависимо от них или не по годам самостоятельно. Нытье или "уход в себя" - это тоже способы адаптации. Таким образом, влияние Родителя выступает как причина, а приспособившийся Ребенок - как следствие. В то же время естественный Ребенок проявляет себя в спонтанном поведении: например, в непослушании, бунте или в проявлении творческого порыва.
   Состояния *Я* - это нормальные физиологические феномены. Человеческий мозг организует психическую жизнь, а продукты его деятельности упорядочиваются и хранятся в виде состояний *Я*. Некоторые работы американских ученых содержат конкретные факты, подтверждающие эту точку зрения. На разных уровнях существуют и другие упорядочивающие системы, такие, например, как память на факты. Однако естественным образом опыт запечатлевается в меняющихся состояниях сознания. Каждый тип состояний посвоему жизненно важен для человеческого организма.

thelib.ru

Эрик Берн - Игры, в которые играют люди. Психология человеческих взаимоотношений » Книги читать онлайн бесплатно без регистрации

Перед вами одна из основополагающих культовых книг по психологии человеческих взаимоотношений.Система, разработанная Берном, призвана избавить человека от влияния жизненных сценариев, программирующих его поведение, научить его меньше "играть" в отношениях с собой и другими, обрести подлинную свободу и побудить к личностному росту. В этой книге читатель найдет много полезных советов, которые помогут понять природу человеческого общения, мотивы собственных и чужих поступков и причины возникновения конфликтов. По мнению автора, судьба каждого из нас во многом определяется еще в раннем детстве, однако в зрелом возрасте она вполне может быть осознана и управляема человеком, если он этого захочет. Именно с публикации этого международного бестселлера в нашей стране начался "психологический бум", когда миллионы людей вдруг осознали, что психология может быть невероятно интересной, что с ее помощью можно многое понять в себе и других.

Игры, в которые играют люди. Психология человеческих взаимоотношений

Эта книга была первоначально задумана как продолжение моей работы «Транзакционный анализ в психотерапии», но я надеюсь, что ее все-таки можно прочесть и понять, не будучи знакомым с предыдущей публикацией. В первой части излагается теория, необходимая для анализа и понимания игр. Часть вторая содержит описания игр. В третьей части изложен новый клинический и теоретический материал, который позволяет расширить наши представления о том, что значит быть свободным от игр. Те, кого заинтересуют более подробные сведения, могут обратиться к указанной выше работе. Читатель обеих книг заметит, что вдобавок к новым теоретическим сведениям несколько изменились терминология и точка зрения, что явилось результатом дальнейших размышлений, чтения и новых клинических материалов.

Студенты и слушатели моих лекций часто просили меня продиктовать список игр или подробнее рассмотреть те игры, которые упомянуты в лекциях в качестве примера. Это убедило меня в необходимости написать данную книгу. Я благодарю всех студентов и всех слушателей, в особенности тех, которые помогли мне выявить и назвать новые игры.

Для краткости игры описываются преимущественно с мужской точки зрения, если только они не являются специфически женскими. Таким образом, главный игрок именуется «он», но я не вкладываю в это никаких предубеждений, поскольку та же ситуация может быть отнесена и к «ней», если только не сделана специальная оговорка. Если женская роль существенно отличается от мужской, она описывается отдельно. Точно так же я без всякой задней мысли обычно называю психотерапевта «он». Терминология и способ изложения ориентированы преимущественно на подготовленного читателя, однако, надеюсь, что книга покажется интересной и полезной всем.

Транзакционный анализ игр следует отличать от его подрастающего научного «брата» — математического анализа игр, хотя некоторые используемые ниже термины, например «выигрыш», признаны и математиками.

Процесс общения

Теорию общения между людьми, достаточно подробно рассмотренную в «Транзакционном анализе», можно вкратце свести к следующим положениям.

Установлено, что младенцы, в течение длительного времени лишенные физического контакта с людьми, необратимо деградируют и в конце концов погибают от той или иной неизлечимой болезни. В сущности, это означает, что явление, которое специалисты называют эмоциональной депривацией, может иметь смертельный исход. Эти наблюдения привели к идее сенсорного голода и подтвердили, что наилучшими лекарствами от нехватки сенсорных раздражителей являются разного вида прикосновения, поглаживания и т. п. Что, впрочем, известно практически всем родителям из собственного повседневного общения с младенцами.

Аналогичный феномен наблюдается и у взрослых, подвергнутых сенсорной депривации. Экспериментально доказано, что такая депривация может вызвать краткосрочное психическое расстройство или по меньшей мере стать причиной временных отклонений в психике. В прошлом социальная и сенсорная депривация проявлялась в основном у заключенных, приговоренных к длительным срокам одиночного заключения. Действительно, одиночное заключение — самое тяжелое наказание, которого боятся даже закоренелые и стойкие к физическому насилию преступники.

Вполне возможно, что в физиологическом плане эмоциональная и сенсорная депривация вызывает или усиливает органические изменения. Если ретикулярная активирующая система мозга не получает достаточных стимулов, могут последовать дегенеративные изменения нервных клеток. Это может быть также побочным эффектом недостаточного питания, но само плохое питание может быть следствием апатии, как будто младенец впадает в старческий маразм. Таким образом, можно предположить, что существует прямая дорога от эмоциональной и сенсорной депривации — через апатию и дегенеративные изменения — к смерти. В этом смысле сенсорное голодание может быть для человека вопросом жизни и смерти точно так же, как лишение его пищи.

Действительно, не только биологически, но и психологически и социально сенсорное голодание во многих отношениях аналогично обычному голоду. Такие термины, как «недоедание», «насыщение», «гурман», «разборчивый в еде», «аскет», «кулинарное искусство» и «хороший повар», легко можно перенести из сферы насыщения в сферу ощущений. Переедание, по сути, то же самое, что чрезмерная стимуляция. И в том, и в другом случае при нормальных условиях в распоряжении человека имеется достаточно припасов и возможностей составить разнообразное меню; выбор определяется личным вкусом. Возможно, что наши вкусы в основе своей имеют те или иные особенности нашего организма, но к рассматриваемым здесь проблемам это не имеет отношения.

Социального психолога, изучающего проблемы общения, интересует, что происходит с ребенком после того, как он подрастает и естественным образом отдаляется от матери. Все, что наука может сказать на этот счет, можно свести к «народной мудрости»: «Если тебя не гладят по головке, у тебя спинной мозг высыхает». После короткого периода близости с матерью всю остальную жизнь индивидуум должен блуждать меж двух огней, пытаясь постичь пути, которыми ведут его Судьба и инстинкт самосохранения. С одной стороны, он будет постоянно упираться в социальные, психологические и биологические силы, факторы, не дающие ему продолжать прежние отношения, столь привлекательные в младенчестве; с другой — постоянно стремиться к утраченной близости. Чаще всего ему придется идти на компромисс. Придется учиться иметь дело с гораздо более тонкими, иногда символическими формами поглаживаний: рукопожатием, иногда просто вежливым поклоном — хотя врожденное стремление к физическому контакту не исчезнет никогда.

Процесс достижения компромисса можно называть по-разному, например сублимацией; но как ни назови, младенческий сенсорный голод в конечном счете трансформируется в жажду быть замеченным или потребность в признании (recognition-hunger). По мере того как путь к достижению этого компромисса усложняется, люди все больше отличаются друг от друга в своем стремлении быть замеченными. Эти различия в запросах и делают столь разнообразными социальные взаимодействия, определяя в какой-то степени судьбу каждого человека. Так, киноактеру могут требоваться еженедельно сотни «поглаживаний» от анонимных и безразличных ему поклонников, чтобы его «спинной мозг не высох», а ученому может быть достаточно одного поглаживания в год от уважаемого и авторитетного коллеги.

«Поглаживание» можно использовать как общий термин для обозначения физического контакта; на практике оно может приобретать разнообразные формы. Некоторые буквально гладят ребенка; другие обнимают его или похлопывают; наконец, третьи игриво шлепают или щиплют. И в разговоре между взрослыми происходит нечто подобное, так что, наверное, можно предсказать, как человек будет ласкать ребенка, если вслушаться в то, как он говорит. В более широком смысле «поглаживанием» можно обозначить любой акт признания присутствия другого человека. Таким образом, поглаживание можно рассматривать как основную единицу социального действия. Обмен поглаживаниями составляет транзакцию, основную единицу социального взаимодействия.

Согласно теории игр можно сформулировать следующий принцип: любое социальное взаимодействие предпочтительнее отсутствия такового. Эксперименты на крысах подтвердили это; наличие контакта благотворно отражалось не только на физическом, умственном и эмоциональном состоянии крыс, но и на их биохимических показателях, вплоть до степени сопротивляемости организма лейкемии. Эксперименты привели к поразительному выводу: на здоровье животных одинаково благотворно сказываются как мягкое поглаживание, так и болезненный электрический удар.

Высказав эти предварительные замечания, мы можем уверенно перейти к следующему разделу.

Структурирование времени

Можно считать доказанным, что физические прикосновения («поглаживания») для младенцев жизненно необходимы, — равно как и их символическая замена (акты признания) для взрослых. Вопрос в том, что происходит дальше. Попросту говоря, что делают люди, обменявшись приветствиями? Причем неважно, будет ли это брошенное на ходу «привет!» или восточный приветственный церемониал, который может растянуться на долгие часы. Вслед за сенсорным голодом и жаждой быть замеченным, потребностью в признании, мы обнаруживаем структурный голод или потребность в структурировании времени. Вечный вопрос подростка: «Ну и что я скажу ему (ей) потом?» Да и большинство взрослых чувствует себя не в своей тарелке, когда общение вдруг прерывается, возникает неловкая пауза, незаполненный интервал времени, когда никто из присутствующих не находит ничего интереснее, чем заметить: «Вам не кажется, что сегодня вечером стены перпендикулярны?» Извечная проблема человека — как организовать часы бодрствования, стркутурировать время своей жизни. С точки зрения Вечности наша небезупречная социальная жизнь оправдана хотя бы потому, что помогает нам сообща с этим справиться.

nice-books.ru

Эрик берн игры в которые играют люди (психология человеческих взаимоотношений) - Автореферат диссертации

Эрик Берн

Игры, в которые играют люди

(Психология человеческих взаимоотношений)

Eric Berne

Games People Play

(THE PSYCHOLOGY OF HUMAN RELATIONSHIPS)

Эрик Берн

Игры, в которые играют люди

(Психология человеческих взаимоотношений)

Примечания:

_такое_ _выделение_ _слов_ - курсив;

*такое* *выделение* *слов* - полужирный;

[слова в квадратных скобках] - примечание.

(с) перевод с английского А.В.Ярхо

СОДЕРЖАНИЕ

От автора

Введение

Процесс общения

Структурирование времени

Часть первая. Анализ игр

Структурный анализ

Трансакционный анализ

Процедуры и ритуалы

Времяпрепровождения

Игры

Часть вторая. Тезаурус игр

Введение

Игры на всю жизнь

Супружеские игры

Игры в компаниях

Сексуальные игры

Игры преступного мира

Игры на приеме у психотерапевта

Хорошие игры

Часть третья. За пределами игр

Значение игр

Игроки

Иллюстрация

Независимость

От автора

Настоящее издание первоначально было задумано как продолжение моей

книги "Трансакционный анализ в психотерапии". Однако я предполагаю, что

новое издание можно понять независимо от знакомства с предыдущей

публикацией.

На моих лекциях слушатели часто обращались с просьбой дать им более

подробные описания игр, которые позволили бы осмыслить общие принципы

трансакционного анализа. Это убедило меня в необходимости написать

настоящую книгу [Терминология и точка зрения автора в основном

ориентированы на восприятие читателя, знакомого с психологией и

психиатрией. Однако я надеюсь, книга будет интересна и полезна

представителям различных профессий.]. Я признателен всем студентам и

слушателям, обратившим мое внимание на новые игры. Они высказали мне много

интересных мыслей, например об умении человека слушать собеседника и о том,

какую ценность представляет это качество для всех людей.

Необходимо сделать несколько замечаний о стиле изложения материала. Из

соображений компактности игры описываются в основном от лица мужчины, если,

конечно, они не являются чисто женскими. Поэтому главный игрок в книге

обычно обозначается словом "он". В этом, безусловно, нет какого-либо

намерения умалить достоинство женщин, так как ту же самую ситуацию можно с

тем же успехом описать, используя местоимение "она". Если роль женщины в

том или ином примере существенно отличается от роли мужчины, то описание

игры дается раздельно. Точно так же, ничего не желая подчеркнуть, мы

называем психотерапевта "он".

Введение

ПРОЦЕСС ОБЩЕНИЯ

Процесс общения между людьми мы предлагаем очень кратко рассмотреть в

следующем направлении.

Известно, что младенцы, лишенные в течение длительного времени

физического контакта с людьми, деградируют и в конце концов погибают.

Следовательно, отсутствие эмоциональных связей может иметь для человека

фатальный исход. Эти наблюдения подтверждают мысль о существовании

сенсорного голода и о необходимости в жизни ребенка стимулов, которые

обеспечивают ему физический контакт. К этому выводу весьма нетрудно прийти

и на основе повседневного опыта.

Подобный феномен можно наблюдать и у взрослых людей в условиях

сенсорной депривации. Имеются экспериментальные данные, показывающие, что

сенсорная депривация может вызвать у человека временный психоз или стать

причиной временных психических нарушений. Замечено, что - социальная и

сенсорная депривации столь же пагубно влияют на людей, приговоренных к

длительному одиночному заключению, которое вызывает ужас даже у человека с

пониженной чувствительностью к физическим наказаниям.

Вполне вероятно, что в биологическом плане эмоциональная и сенсорная

депривации чаще всего приводят к органическим изменениям или создают

условия для их возникновения. Недостаточная стимуляция активирующей

ретикулярной ткани мозга может привести, даже косвенно, к дегенеративным

изменениям в нервных клетках. Разумеется, это явление может быть и

результатом недостаточного питания. Однако недостаточное питание в свою

очередь может быть вызвано апатией, например как это бывает у младенцев в

результате крайнего истощения или после длительной болезни.

Можно предположить, что существует биологическая цепочка, ведущая от

эмоциональной и сенсорной депривации через апатию к дегенеративным

изменениям и смерти. В этом смысле ощущение сенсорного голода следует

считать важнейшим состоянием для жизни человеческого организма, по сути так

же, как и ощущение пищевого голода.

У сенсорного голода очень много общего с пищевым голодом, причем не

только в биологическом, а и в психологическом и социальном плане. Такие

термины, как "недоедание", "насыщение", "гурман", "человек с причудами в

еде", "аскет", можно легко перенести из области питания в область ощущений.

Переедание - это в каком-то смысле то же самое, что и чрезмерная

стимуляция. В обеих областях при обычных условиях и большом разнообразии

выбора предпочтение в основном зависит от индивидуальных склонностей и

вкусов. Вполне возможно, что индивидуальные особенности человека

предопределены конституциональными особенностями организма. Но это не имеет

отношения к обсуждаемым проблемам. Вернемся к их освещению.

Для психолога и психотерапевта, изучающих проблемы сенсорного голода,

представляет интерес то, что происходит, когда в процессе нормального роста

ребенок постепенно отдаляется от матери. После того как период близости с

матерью завершен, индивид всю остальную жизнь стоит перед выбором, который

в дальнейшем будет определять его судьбу. С одной стороны, он постоянно

будет сталкиваться с социальными, физиологическими и биологическими

факторами, препятствующими продолжительной физической близости того типа,

какую он испытывал, будучи младенцем. С другой стороны, человек постоянно

стремится к такой близости. Чаще всего ему приходится идти на компромисс.

Он учится довольствоваться едва уловимыми, иногда только символическими

формами физической близости, поэтому даже простой намек, на узнавание в

какой-то мере может удовлетворить его, хотя исходное стремление к

физическому контакту сохранит первоначальную остроту.

Компромисс этот можно называть по-разному, но, как бы мы его ни

называли, результатом является частичное преобразование младенческого

сенсорного голода в нечто, что можно назвать потребностью в признании [По-

английски этот термин звучит recognition-hunger (голод по признанию) и

вместе с тремя другими терминами - сенсорный голод, пищевой голод и

структурный голод - образует систему параллельных терминов. - Здесь и далее

прим. ред.]. По мере того как усложняется путь к достижению этого

компромисса, люди все больше отличаются друг от друга в своем стремлении

получить признание. Эти отличия делают столь разнообразным социальное

взаимодействие и в какой-то степени определяют судьбу каждого человека.

Киноактеру, например, бывают необходимы постоянные восторги и похвалы

(назовем их "поглаживаниями") от даже неизвестных ему поклонников. В то же

время научный работник может пребывать в прекрасном моральном и физическом

состоянии, получая лишь одно "поглаживание" в год от уважаемого им коллеги.

"*Поглаживание*" - это лишь наиболее общий термин, который мы

используем для обозначения интимного физического контакта. На практике он

может принимать самые разные формы. Иногда ребенка действительно

поглаживают, обнимают или похлопывают, а порой шутливо щиплют или слегка

щелкают по лбу. Все эти способы общения имеют свои аналоги в разговорной

речи. Поэтому по интонации и употребляемым словам можно предсказать, как

человек будет общаться с ребенком. Расширив значение этого термина, мы

будем называть "поглаживанием" любой акт, предполагающий признание

присутствия другого человека. Таким образом, "поглаживание" будет у нас

одной из основных единиц социального действия. Обмен "поглаживаниями"

составляет трансакцию, которую в свою очередь мы определяем как единицу

общения.

Основной принцип теории игр состоит в следующем: любое общение (по

сравнению с его отсутствием) полезно и выгодно для людей. Этот факт был

подтвержден экспериментами на крысах: было показано, что физический контакт

благоприятно влиял не только на физическое и эмоциональное развитие, но

также на биохимию мозга и даже на сопротивляемость при лейкемии.

Существенным обстоятельством явилось то, что ласковое обращение и

болезненный электрошок оказались одинаково эффективным средством

поддержания здоровья крыс.

СТРУКТУРИРОВАНИЕ ВРЕМЕНИ

Наши исследования позволяют сделать вывод о том, что физический

контакт при уходе за детьми и его символический эквивалент для взрослых

людей - "признание" - имеют большое значение в жизни человека. В связи с

этим мы задаем вопрос: "Как ведут себя люди после обмена приветствиями,

независимо от того, было ли это молодежное "Привет!" или многочасовой

ритуал встречи, принятый на Востоке?" В результате мы пришли к выводу, что

наряду с сенсорным голодом и потребностью в признании существует также и

потребность в структурировании времени, которую мы назвали структурный

голод.

Хорошо известна проблема, часто встречающаяся у подростков после

первой встречи: "Ну и о чем мы потом с ней (с ним) будем говорить?" Этот

вопрос возникает нередко и у взрослых людей. Для этого достаточно вспомнить

трудно переносимую ситуацию, когда вдруг возникает пауза в общении и

появляется период времени, не заполненный разговором, причем никто из

присутствующих не в состоянии придумать ни одного уместного замечания,

чтобы не дать разговору замереть.

Люди постоянно озабочены тем, как структурировать свое время. Мы

считаем, что одна из функций жизни в обществе состоит в том, чтобы

оказывать друг другу взаимопомощь и в этом вопросе. Операциональный аспект

процесса структурирования времени можно назвать *планированием*. Оно имеет

три стороны: материальную, социальную и индивидуальную [Терминология

предложена автором. Смысловая нагрузка терминов рассматривается только с

точки зрения различных форм общения между людьми.].

Наиболее обычным практическим методом структурирования времени

является взаимодействие в первую очередь с материальной стороной внешней

реальности: то, что обычно называют работой. Такой процесс взаимодействия

мы назовем *деятельностью*.

*Материальное* *планирование* возникает как реакция на различного рода

неожиданности, с которыми мы сталкиваемся при взаимодействии с внешней

реальностью. В нашем исследовании оно интересно лишь в той мере, в которой

подобная деятельность порождает основу "поглаживаний", признания и других,

более сложных форм общения. Материальное планирование не является

социальной проблемой, оно базируется только на обработке данных.

Результатом *социального* *планирования* являются ритуальные или

полуритуальные способы общения. Его основной критерий - социальная

приемлемость, то есть то, что принято называть хорошими манерами. Во всем

мире родители учат детей хорошим манерам, учат их произносить при встрече

приветствия, обучают ритуалам еды, ухаживания, траура, а также умению вести

разговоры на определенные темы, поддерживая необходимый уровень критичности

и доброжелательности. Последнее умение как раз и называют тактом или

искусством дипломатии, причем некоторые приемы имеют чисто местное

значение, а другие универсальны. Например, стиль поведения за столом во

время еды или обычай осведомляться о здоровье жены может поощряться или

запрещаться местными традициями. Причем приемлемость этих конкретных

трансакций находится чаще всего в обратной взаимосвязи: обычно там, где не

следят за манерами во время еды, там и не справляются о здоровье женщин. И

наоборот, в местностях, где принято интересоваться здоровьем женщин,

рекомендуется выдержанный стиль поведения за столом. Как правило, фор

мальные ритуалы во время встреч предшествуют полуритуальным беседам на

определенные темы; по отношению к последним мы будем применять термин

"*времяпрепровождение*".

Чем больше люди узнают друг друга, тем больше места в их

взаимоотношениях начинает занимать *индивидуальное* *планирование*, которое

может привести к инцидентам. И хотя эти инциденты на первый взгляд кажутся

случайными (именно такими чаще всего они представляются участникам), все же

внимательный взгляд может обнаружить, что они следуют определенным схемам,

поддающимся классификации. Мы считаем, что вся последовательность

трансакции происходит по несформулированным правилам и обладает рядом

закономерностей. Пока дружеские или враждебные отношения развиваются, эти

закономерности чаще всего остаются скрытыми. Однако они дают себя знать,

как только один из участников сделает ход не по правилам, вызвав тем самым

символический или настоящий выкрик: "Нечестно!" Такие последовательности

трансакций, основанные, в отличие от времяпрепровождения, не на социальном,

а на индивидуальном планировании, мы называем *играми*. Различные варианты

одной и той же игры могут на протяжении нескольких лет лежать в основе

семейной и супружеской жизни или отношений внутри различных групп.

Утверждая, что общественная жизнь по большей части состоит из игр, мы

совсем не хотим этим сказать, будто они очень забавны и их участники не

относятся к ним серьезно. С одной стороны, например, футбол или другие

спортивные игры могут быть совсем незабавными, а их участники - весьма

серьезными людьми. Кроме того, такие игры бывают порой очень опасными, а

иногда даже чреваты фатальным исходом. С другой стороны, некоторые

исследователи включали в число игр вполне серьезные ситуации, например

каннибальские пиршества. Поэтому употребление термина "игра" по отношению

даже к таким трагическим формам поведения, как самоубийства, алкоголизм,

наркомания, преступность, шизофрения, не является безответственностью и

легкомыслием.

Существенной чертой игр людей мы считаем не проявление неискреннего

характера эмоций, а их управляемость. Это становится очевидным особенно в

тех случаях, когда необузданное проявление эмоций влечет за собой

наказание. Игра может быть опасной для ее участников. Однако только

нарушение ее правил чревато социальным осуждением.

Времяпрепровождения и игры - это, на наш взгляд, только суррогат

истинной близости. В этой связи их можно рассматривать скорее как

предварительные соглашения, чем как союзы. Именно поэтому их можно

характеризовать как острые формы взаимоотношений. Настоящая близость

начинается тогда, когда индивидуальное (обычно инстинктивное) планирование

становится интенсивнее, а социальные схемы, скрытые мотивы и ограничения

отходят на задний план. Только человеческая близость может полностью

удовлетворить сенсорный и структурный голод и потребность в признании.

Прототипом такой близости является акт любовных, интимных отношений.

Структурный голод столь же важен для жизни, как и сенсорный голод.

Ощущение сенсорного голода и потребность в признании связаны с

необходимостью избегать острого дефицита сенсорных и эмоциональных

стимулов, так как такой дефицит ведет к биологическому вырождению.

Структурный голод связан с необходимостью избегать скуки. С. Кьеркегор

[Кьеркегор Серен (1813-1855) - датский философ.] описал различные бедствия,

проистекающие от неумения или нежелания структурировать время. Если скука,

тоска длятся достаточно долгое время, то они становятся синонимом

эмоционального голода и могут иметь те же последствия.

Обособленный от общества человек может структурировать время двумя

способами: с помощью деятельности или фантазии.

Известно, что человек может быть "обособлен" от других даже в

присутствии большого числа людей. Для участника социальной группы из двух

или более членов имеется несколько способов структурирования времени. Мы

определяем их последовательно, от более простых к более сложным: 1)

ритуалы; 2) времяпрепровождение; 3) игры; 4) близость; 5) деятельность.

Причем последний способ может быть основой для всех остальных. Каждый из

членов группы стремится получить наибольшее удовлетворение от трансакций с

другими членами группы.

Человек получает тем большее удовлетворение, чем более доступен он для

контактов. При этом планирование его социальных контактов происходит почти

автоматически. Однако некоторые из этих "удовольствий" вряд ли могут быть

так названы (например, акт саморазрушения). Поэтому мы заменяем

терминологию и используем нейтральные слова: "выигрыш" или

"вознаграждение".

В основе "вознаграждений", полученных в результате социального

контакта, лежит поддержание соматического и психического равновесия. Оно

связано со следующими факторами: 1) снятие напряжения; 2) избегание

психологически опасных ситуаций; 3) получение "поглаживаний"; 4) сохранение

достигнутого равновесия. Все эти факторы неоднократно изучались и подробно

обсуждались физиологами, психологами и психоаналитиками. В переводе на язык

социальной психиатрии их можно назвать так: 1) первичные внутренние

"вознаграждения"; 2) первичные внешние "вознаграждения"; 3) вторичные

"вознаграждения"; 4) экзистенциальные [Экзистенциальный (позднелат.

exsistentia - существование) - употребляя этот термин, автор имеет в виду

жизненную позицию пациента.] "вознаграждения". Первые три аналогичны

преимуществам, полученным в результате психического заболевания, которые

подробно описаны у Фрейда [Фрейд, Зигмунд (1856-1939) - австрийский врач-

психиатр и психолог - основатель психоанализа.]. Мы убедились на опыте, что

гораздо полезнее и поучительнее анализировать социальные трансакции с точки

зрения получаемого "вознаграждения", чем рассматривать их как защитные

механизмы. Во-первых, наилучший способ защиты - вообще не участвовать в

трансакциях. Во-вторых, понятие "защита" только частично покрывает первые

два типа "вознаграждений", а все остальное, включая сюда третий и четвертый

типы, при таком подходе теряется.

Независимо от того, входят ли игры и близость в матрицу деятельности,

они являются наиболее благодарной формой социального контакта. Длительная

близость, встречаясь не так уж часто, представляет собой в основном сугубо

частное дело. А вот важные социальные контакты чаще всего протекают как

игры. Именно они и являются предметом нашего исследования.

Часть первая

Анализ игр

СТРУКТУРНЫЙ АНАЛИЗ

Наблюдения за спонтанной социальной деятельностью, которые лучше всего

проводить в специальных психотерапевтических группах, обнаруживают, что

время от времени разные аспекты поведения людей (позы, голос, точки зрения,

разговорный словарь и т.п.) заметно меняются. Поведенческие изменения

обычно сопровождаются эмоциональными. У каждого человека некий набор

поведенческих схем соотносится с определенным состоянием его сознания. А с

другим психическим состоянием, часто несовместимым с первым, бывает связан

уже другой набор схем. Эти различия и изменения приводят нас к мысли о

существовании различных состояний *Я* [В оригинале книги автор использует

терминологию 3. Фрейда, обозначая Я-концепцию - Эго. В советской психологии

Я-концепция определяется как относительно устойчивая, в большей или меньшей

степени осознанная, переживаемая как неповторимая система представлений

индивида о самом себе, на основе которой он строит свои взаимодействия с

другими людьми и относится к себе.].

На языке психологии состояние *Я* можно описывать как систему чувств,

определяя ее как набор согласованных поведенческих схем. По-видимому,

каждый человек располагает определенным, чаще всего ограниченным

репертуаром состояний своего *Я*, которые суть не роли, а психологическая

реальность. Репертуар этих состояний мы попытались разбить на следующие

категории: 1) состояния *Я*, сходные с образами родителей; 2) состояния

*Я*, автономно направленные на объективную оценку реальности; 3) состояния

*Я*, все еще действующие с момента их фиксации в раннем детстве и

представляющие собой архаические пережитки. Неформально проявления этих

состояний Я называются Родитель, Взрослый и Ребенок. В дальнейшем мы будем

использовать именно эту терминологию.

Мы считаем, что человек в социальной группе в каждый момент времени

обнаруживает одно из состояний Я - Родителя, Взрослого или Ребенка. Люди с

разной степенью готовности могут переходить из одного состояния в другое.

На основе этих наблюдений можно прийти к некоторым диагностическим

выводам. Высказывание "Это ваш Родитель" означает: "Вы сейчас рассуждаете

так же, как обычно рассуждал один из ваших родителей (или тот, кто его

заменял). Вы реагируете так, как прореагировал бы он - теми же позами,

жестами, словами, чувствами и т.д.". Слова "Это ваш Взрослый" означают: "Вы

только что самостоятельно и объективно оценили ситуацию и теперь в

непредвзятой манере излагаете ход ваших размышлений, формулируете свои

проблемы и выводы, к которым Вы пришли". Выражение "Это ваш Ребенок"

означает: "*Вы* реагируете так же и с той же целью, как это сделал бы

маленький ребенок".

Смысл этих высказываний можно пояснить подробнее.

1. У каждого человека были родители (или те, кто их заменял), и он

хранит в себе набор состояний *Я*, повторяющих состояния *Я* его родителей

(как он их воспринимал). Эти родительские состояния *Я* при некоторых

обстоятельствах начинают активизироваться. Следовательно, упрощая это

понятие, можно сказать: "Каждый носит в себе Родителя".

2. Все люди (не исключая детей) способны на объективную переработку

информации при условии, что активизированы соответствующие состояния их

*Я*. На обыденном языке это звучит так: "В каждом человеке есть Взрослый".

3. Любой человек был раньше моложе, чем сейчас, поэтому он несет в

себе впечатления прежних лет, которые при определенных условиях могут

активизироваться. Можно сказать, что "каждый таит в себе маленького

мальчика или девочку".

Здесь нам хотелось бы поместить структурную диаграмму (схема 1а),

отражающую все компоненты личности, выявленные на данном этапе анализа.

Диаграмма включает состояния Родителя, Взрослого и Ребенка. Они четко

отделены друг от друга. Неопытный наблюдатель может и не заметить их

отличий, но человеку, взявшему на себя труд изучения структурной

диагностики, отличия вскоре покажутся весьма впечатляющими и

содержательными.

ЗДДДДДДДДДДДДДc

¦ЗДДДДДДДДДДДc

¦¦ Состояние ¦¦ ¦

¦¦ Я ¦¦ ¦ Родитель

¦¦ Родителя ¦¦ ¦

¦¦ ¦¦ ¦

¦ЦДДДДДДДДДДД¦

¦¦ Состояние ¦¦ ¦

¦¦ Я ¦¦ ¦ Взрослый

¦¦ Взрослого ¦¦ ¦

¦¦ ¦¦ ¦

¦ЦДДДДДДДДДДД¦

¦¦ Состояние ¦¦ ¦

¦¦ Я ¦¦ ¦ Ребенок

¦¦ Ребенка ¦¦ ¦

¦¦ ¦¦ ¦

¦ЮДДДДДДДДДДДЫ

ЮДДДДДДДДДДДДДЫ

а) Структурная диаграмма б) Упрощенный вид

структурной диаграммы

Схема 1. Структурная диаграмма

Из соображений удобства мы будем впредь называть конкретных людей

родителями, взрослыми или детьми (со строчной буквы). В тех же случаях,

когда будем говорить о состояниях *Я*, то те же слова будут написаны с

заглавной буквы: Родитель (Р), Взрослый (В), Ребенок (Ре). На схеме 1б дан

упрощенный вид структурной диаграммы. Считаем необходимым упомянуть о

некоторых особенностях используемой нами терминологии.

1. Мы никогда не употребляем слово "ребяческий", так как это понятие

содержит негативный оттенок, поэтому от него следует избавляться.

Описывая Ребенка, мы будем употреблять слово "детский". Оно звучит

более объективно и может быть использовано в биологическом смысле. Во

многих отношениях Ребенок - одна из наиболее ценных составляющих личности,

так как вносит в жизнь человека то, что настоящий ребенок вносит в семейную

жизнь: радость, творчество и очарование.

Если Ребенок нездоров и беспокоен, то последствия могут быть самыми

неблагоприятными. Однако определенные меры для улучшения ситуации могут и

должны быть приняты.

2. Все вышесказанное касается и слов "зрелый" и "незрелый". Мы не

считаем, что существуют так называемые "незрелые личности". Есть люди, в

которых Ребенок совершенно некстати и неумело берет на себя управление всей

личностью, но в то же время у них есть и хорошо структурированный Взрослый,

которого нужно только обнаружить и привести в действие. У так называемых

"зрелых людей", наоборот, контроль за поведением почти все время

осуществляет Взрослый, но и у них, как и у всех остальных, Ребенок может

прорваться к власти, и тогда появляются обескураживающие результаты.

3. Следует отметить, что Родитель может проявляться двояким образом -

прямо или косвенно: как активное состояние *Я* или как влияние Родителя. В

первом, активном случае человек реагирует так, как реагировали в подобных

случаях его отец или мать ("Делай, как я"). Если же речь идет о косвенном

влиянии, то обычно реакция человека бывает такой, какой от него ждали ("Не

делай, как я; делай то, что я говорю"). В первом случае он подражает одному

из родителей, во втором - приспосабливается к их требованиям.

4. Ребенок тоже может проявлять себя двумя способами: как

textarchive.ru

Читать онлайн "Игры, в которые играют люди. Психология человеческих взаимоотношений" автора Берн Эрик - RuLit

Игры, в которые играют люди. Психология человеческих взаимоотношений

Эта книга была первоначально задумана как продолжение моей работы «Транзакционный анализ в психотерапии», но я надеюсь, что ее все-таки можно прочесть и понять, не будучи знакомым с предыдущей публикацией. В первой части излагается теория, необходимая для анализа и понимания игр. Часть вторая содержит описания игр. В третьей части изложен новый клинический и теоретический материал, который позволяет расширить наши представления о том, что значит быть свободным от игр. Те, кого заинтересуют более подробные сведения, могут обратиться к указанной выше работе. Читатель обеих книг заметит, что вдобавок к новым теоретическим сведениям несколько изменились терминология и точка зрения, что явилось результатом дальнейших размышлений, чтения и новых клинических материалов.

Студенты и слушатели моих лекций часто просили меня продиктовать список игр или подробнее рассмотреть те игры, которые упомянуты в лекциях в качестве примера. Это убедило меня в необходимости написать данную книгу. Я благодарю всех студентов и всех слушателей, в особенности тех, которые помогли мне выявить и назвать новые игры.

Для краткости игры описываются преимущественно с мужской точки зрения, если только они не являются специфически женскими. Таким образом, главный игрок именуется «он», но я не вкладываю в это никаких предубеждений, поскольку та же ситуация может быть отнесена и к «ней», если только не сделана специальная оговорка. Если женская роль существенно отличается от мужской, она описывается отдельно. Точно так же я без всякой задней мысли обычно называю психотерапевта «он». Терминология и способ изложения ориентированы преимущественно на подготовленного читателя, однако, надеюсь, что книга покажется интересной и полезной всем.

Транзакционный анализ игр следует отличать от его подрастающего научного «брата» — математического анализа игр, хотя некоторые используемые ниже термины, например «выигрыш», признаны и математиками.

Процесс общения

Теорию общения между людьми, достаточно подробно рассмотренную в «Транзакционном анализе», можно вкратце свести к следующим положениям.

Установлено, что младенцы, в течение длительного времени лишенные физического контакта с людьми, необратимо деградируют и в конце концов погибают от той или иной неизлечимой болезни. В сущности, это означает, что явление, которое специалисты называют эмоциональной депривацией, может иметь смертельный исход. Эти наблюдения привели к идее сенсорного голода и подтвердили, что наилучшими лекарствами от нехватки сенсорных раздражителей являются разного вида прикосновения, поглаживания и т. п. Что, впрочем, известно практически всем родителям из собственного повседневного общения с младенцами.

Аналогичный феномен наблюдается и у взрослых, подвергнутых сенсорной депривации. Экспериментально доказано, что такая депривация может вызвать краткосрочное психическое расстройство или по меньшей мере стать причиной временных отклонений в психике. В прошлом социальная и сенсорная депривация проявлялась в основном у заключенных, приговоренных к длительным срокам одиночного заключения. Действительно, одиночное заключение — самое тяжелое наказание, которого боятся даже закоренелые и стойкие к физическому насилию преступники.

Вполне возможно, что в физиологическом плане эмоциональная и сенсорная депривация вызывает или усиливает органические изменения. Если ретикулярная активирующая система мозга не получает достаточных стимулов, могут последовать дегенеративные изменения нервных клеток. Это может быть также побочным эффектом недостаточного питания, но само плохое питание может быть следствием апатии, как будто младенец впадает в старческий маразм. Таким образом, можно предположить, что существует прямая дорога от эмоциональной и сенсорной депривации — через апатию и дегенеративные изменения — к смерти. В этом смысле сенсорное голодание может быть для человека вопросом жизни и смерти точно так же, как лишение его пищи.

Действительно, не только биологически, но и психологически и социально сенсорное голодание во многих отношениях аналогично обычному голоду. Такие термины, как «недоедание», «насыщение», «гурман», «разборчивый в еде», «аскет», «кулинарное искусство» и «хороший повар», легко можно перенести из сферы насыщения в сферу ощущений. Переедание, по сути, то же самое, что чрезмерная стимуляция. И в том, и в другом случае при нормальных условиях в распоряжении человека имеется достаточно припасов и возможностей составить разнообразное меню; выбор определяется личным вкусом. Возможно, что наши вкусы в основе своей имеют те или иные особенности нашего организма, но к рассматриваемым здесь проблемам это не имеет отношения.

www.rulit.me

Эрик Берн Игры, в которые играют люди (Психология человеческих взаимоотношений)


Эрик Берн
Игры, в которые играют люди

(Психология человеческих взаимоотношений)

Eric Berne


Games People Play

(THE PSYCHOLOGY OF HUMAN RELATIONSHIPS)

Эрик Берн
Игры, в которые играют люди

(Психология человеческих взаимоотношений)


Примечания:

_такое_ _выделение_ _слов_ - курсив;

*такое* *выделение* *слов* - полужирный;

[слова в квадратных скобках] - примечание.


(с) перевод с английского А.В.Ярхо
СОДЕРЖАНИЕ
От автора

Введение


Процесс общения

Структурирование времени

Часть первая. Анализ игр

Структурный анализ

Трансакционный анализ

Процедуры и ритуалы

Времяпрепровождения

Игры


Часть вторая. Тезаурус игр

Введение


Игры на всю жизнь

Супружеские игры

Игры в компаниях

Сексуальные игры

Игры преступного мира

Игры на приеме у психотерапевта

Хорошие игры

Часть третья. За пределами игр

Значение игр

Игроки


Иллюстрация

Независимость


От автора

Настоящее издание первоначально было задумано как продолжение моей

книги "Трансакционный анализ в психотерапии". Однако я предполагаю, что

новое издание можно понять независимо от знакомства с предыдущей

публикацией.

На моих лекциях слушатели часто обращались с просьбой дать им более

подробные описания игр, которые позволили бы осмыслить общие принципы

трансакционного анализа. Это убедило меня в необходимости написать

настоящую книгу [Терминология и точка зрения автора в основном

ориентированы на восприятие читателя, знакомого с психологией и

психиатрией. Однако я надеюсь, книга будет интересна и полезна

представителям различных профессий.]. Я признателен всем студентам и

слушателям, обратившим мое внимание на новые игры. Они высказали мне много

интересных мыслей, например об умении человека слушать собеседника и о том,

какую ценность представляет это качество для всех людей.

Необходимо сделать несколько замечаний о стиле изложения материала. Из

соображений компактности игры описываются в основном от лица мужчины, если,

конечно, они не являются чисто женскими. Поэтому главный игрок в книге

обычно обозначается словом "он". В этом, безусловно, нет какого-либо

намерения умалить достоинство женщин, так как ту же самую ситуацию можно с

тем же успехом описать, используя местоимение "она". Если роль женщины в

том или ином примере существенно отличается от роли мужчины, то описание

игры дается раздельно. Точно так же, ничего не желая подчеркнуть, мы

называем психотерапевта "он".


Введение
ПРОЦЕСС ОБЩЕНИЯ
Процесс общения между людьми мы предлагаем очень кратко рассмотреть в

следующем направлении.

Известно, что младенцы, лишенные в течение длительного времени

физического контакта с людьми, деградируют и в конце концов погибают.

Следовательно, отсутствие эмоциональных связей может иметь для человека

фатальный исход. Эти наблюдения подтверждают мысль о существовании

сенсорного голода и о необходимости в жизни ребенка стимулов, которые

обеспечивают ему физический контакт. К этому выводу весьма нетрудно прийти

и на основе повседневного опыта.

Подобный феномен можно наблюдать и у взрослых людей в условиях

сенсорной депривации. Имеются экспериментальные данные, показывающие, что

сенсорная депривация может вызвать у человека временный психоз или стать

причиной временных психических нарушений. Замечено, что - социальная и

сенсорная депривации столь же пагубно влияют на людей, приговоренных к

длительному одиночному заключению, которое вызывает ужас даже у человека с

пониженной чувствительностью к физическим наказаниям.

Вполне вероятно, что в биологическом плане эмоциональная и сенсорная

депривации чаще всего приводят к органическим изменениям или создают

условия для их возникновения. Недостаточная стимуляция активирующей

ретикулярной ткани мозга может привести, даже косвенно, к дегенеративным

изменениям в нервных клетках. Разумеется, это явление может быть и

результатом недостаточного питания. Однако недостаточное питание в свою

очередь может быть вызвано апатией, например как это бывает у младенцев в

результате крайнего истощения или после длительной болезни.

Можно предположить, что существует биологическая цепочка, ведущая от

эмоциональной и сенсорной депривации через апатию к дегенеративным

изменениям и смерти. В этом смысле ощущение сенсорного голода следует

считать важнейшим состоянием для жизни человеческого организма, по сути так

же, как и ощущение пищевого голода.

У сенсорного голода очень много общего с пищевым голодом, причем не

только в биологическом, а и в психологическом и социальном плане. Такие

термины, как "недоедание", "насыщение", "гурман", "человек с причудами в

еде", "аскет", можно легко перенести из области питания в область ощущений.

Переедание - это в каком-то смысле то же самое, что и чрезмерная

стимуляция. В обеих областях при обычных условиях и большом разнообразии

выбора предпочтение в основном зависит от индивидуальных склонностей и

вкусов. Вполне возможно, что индивидуальные особенности человека

предопределены конституциональными особенностями организма. Но это не имеет

отношения к обсуждаемым проблемам. Вернемся к их освещению.

Для психолога и психотерапевта, изучающих проблемы сенсорного голода,

представляет интерес то, что происходит, когда в процессе нормального роста

ребенок постепенно отдаляется от матери. После того как период близости с

матерью завершен, индивид всю остальную жизнь стоит перед выбором, который

в дальнейшем будет определять его судьбу. С одной стороны, он постоянно

будет сталкиваться с социальными, физиологическими и биологическими

факторами, препятствующими продолжительной физической близости того типа,

какую он испытывал, будучи младенцем. С другой стороны, человек постоянно

стремится к такой близости. Чаще всего ему приходится идти на компромисс.

Он учится довольствоваться едва уловимыми, иногда только символическими

формами физической близости, поэтому даже простой намек, на узнавание в

какой-то мере может удовлетворить его, хотя исходное стремление к

физическому контакту сохранит первоначальную остроту.

Компромисс этот можно называть по-разному, но, как бы мы его ни

называли, результатом является частичное преобразование младенческого

сенсорного голода в нечто, что можно назвать потребностью в признании [По-

английски этот термин звучит recognition-hunger (голод по признанию) и

вместе с тремя другими терминами - сенсорный голод, пищевой голод и

структурный голод - образует систему параллельных терминов. - Здесь и далее

прим. ред.]. По мере того как усложняется путь к достижению этого

компромисса, люди все больше отличаются друг от друга в своем стремлении

получить признание. Эти отличия делают столь разнообразным социальное

взаимодействие и в какой-то степени определяют судьбу каждого человека.

Киноактеру, например, бывают необходимы постоянные восторги и похвалы

(назовем их "поглаживаниями") от даже неизвестных ему поклонников. В то же

время научный работник может пребывать в прекрасном моральном и физическом

состоянии, получая лишь одно "поглаживание" в год от уважаемого им коллеги.

"*Поглаживание*" - это лишь наиболее общий термин, который мы

используем для обозначения интимного физического контакта. На практике он

может принимать самые разные формы. Иногда ребенка действительно

поглаживают, обнимают или похлопывают, а порой шутливо щиплют или слегка

щелкают по лбу. Все эти способы общения имеют свои аналоги в разговорной

речи. Поэтому по интонации и употребляемым словам можно предсказать, как

человек будет общаться с ребенком. Расширив значение этого термина, мы

будем называть "поглаживанием" любой акт, предполагающий признание

присутствия другого человека. Таким образом, "поглаживание" будет у нас

одной из основных единиц социального действия. Обмен "поглаживаниями"

составляет трансакцию, которую в свою очередь мы определяем как единицу

общения.


Основной принцип теории игр состоит в следующем: любое общение (по

сравнению с его отсутствием) полезно и выгодно для людей. Этот факт был

подтвержден экспериментами на крысах: было показано, что физический контакт

благоприятно влиял не только на физическое и эмоциональное развитие, но

также на биохимию мозга и даже на сопротивляемость при лейкемии.

Существенным обстоятельством явилось то, что ласковое обращение и

болезненный электрошок оказались одинаково эффективным средством

поддержания здоровья крыс.


СТРУКТУРИРОВАНИЕ ВРЕМЕНИ

Наши исследования позволяют сделать вывод о том, что физический

контакт при уходе за детьми и его символический эквивалент для взрослых

людей - "признание" - имеют большое значение в жизни человека. В связи с

этим мы задаем вопрос: "Как ведут себя люди после обмена приветствиями,

независимо от того, было ли это молодежное "Привет!" или многочасовой

ритуал встречи, принятый на Востоке?" В результате мы пришли к выводу, что

наряду с сенсорным голодом и потребностью в признании существует также и

потребность в структурировании времени, которую мы назвали структурный

голод.


Хорошо известна проблема, часто встречающаяся у подростков после

первой встречи: "Ну и о чем мы потом с ней (с ним) будем говорить?" Этот

вопрос возникает нередко и у взрослых людей. Для этого достаточно вспомнить

трудно переносимую ситуацию, когда вдруг возникает пауза в общении и

появляется период времени, не заполненный разговором, причем никто из

присутствующих не в состоянии придумать ни одного уместного замечания,

чтобы не дать разговору замереть.

Люди постоянно озабочены тем, как структурировать свое время. Мы

считаем, что одна из функций жизни в обществе состоит в том, чтобы

оказывать друг другу взаимопомощь и в этом вопросе. Операциональный аспект

процесса структурирования времени можно назвать *планированием*. Оно имеет

три стороны: материальную, социальную и индивидуальную [Терминология

предложена автором. Смысловая нагрузка терминов рассматривается только с

точки зрения различных форм общения между людьми.].

Наиболее обычным практическим методом структурирования времени

является взаимодействие в первую очередь с материальной стороной внешней

реальности: то, что обычно называют работой. Такой процесс взаимодействия

мы назовем *деятельностью*.

*Материальное* *планирование* возникает как реакция на различного рода

неожиданности, с которыми мы сталкиваемся при взаимодействии с внешней

реальностью. В нашем исследовании оно интересно лишь в той мере, в которой

подобная деятельность порождает основу "поглаживаний", признания и других,

более сложных форм общения. Материальное планирование не является

социальной проблемой, оно базируется только на обработке данных.

Результатом *социального* *планирования* являются ритуальные или

полуритуальные способы общения. Его основной критерий - социальная

приемлемость, то есть то, что принято называть хорошими манерами. Во всем

мире родители учат детей хорошим манерам, учат их произносить при встрече

приветствия, обучают ритуалам еды, ухаживания, траура, а также умению вести

разговоры на определенные темы, поддерживая необходимый уровень критичности

и доброжелательности. Последнее умение как раз и называют тактом или

искусством дипломатии, причем некоторые приемы имеют чисто местное

значение, а другие универсальны. Например, стиль поведения за столом во

время еды или обычай осведомляться о здоровье жены может поощряться или

запрещаться местными традициями. Причем приемлемость этих конкретных

трансакций находится чаще всего в обратной взаимосвязи: обычно там, где не

следят за манерами во время еды, там и не справляются о здоровье женщин. И

наоборот, в местностях, где принято интересоваться здоровьем женщин,

рекомендуется выдержанный стиль поведения за столом. Как правило, фор

мальные ритуалы во время встреч предшествуют полуритуальным беседам на

определенные темы; по отношению к последним мы будем применять термин

"*времяпрепровождение*".

Чем больше люди узнают друг друга, тем больше места в их

взаимоотношениях начинает занимать *индивидуальное* *планирование*, которое

может привести к инцидентам. И хотя эти инциденты на первый взгляд кажутся

случайными (именно такими чаще всего они представляются участникам), все же

внимательный взгляд может обнаружить, что они следуют определенным схемам,

поддающимся классификации. Мы считаем, что вся последовательность

трансакции происходит по несформулированным правилам и обладает рядом

закономерностей. Пока дружеские или враждебные отношения развиваются, эти

закономерности чаще всего остаются скрытыми. Однако они дают себя знать,

как только один из участников сделает ход не по правилам, вызвав тем самым

символический или настоящий выкрик: "Нечестно!" Такие последовательности

трансакций, основанные, в отличие от времяпрепровождения, не на социальном,

а на индивидуальном планировании, мы называем *играми*. Различные варианты

одной и той же игры могут на протяжении нескольких лет лежать в основе

семейной и супружеской жизни или отношений внутри различных групп.

Утверждая, что общественная жизнь по большей части состоит из игр, мы

совсем не хотим этим сказать, будто они очень забавны и их участники не

относятся к ним серьезно. С одной стороны, например, футбол или другие

спортивные игры могут быть совсем незабавными, а их участники - весьма

серьезными людьми. Кроме того, такие игры бывают порой очень опасными, а

иногда даже чреваты фатальным исходом. С другой стороны, некоторые

исследователи включали в число игр вполне серьезные ситуации, например

каннибальские пиршества. Поэтому употребление термина "игра" по отношению

даже к таким трагическим формам поведения, как самоубийства, алкоголизм,

наркомания, преступность, шизофрения, не является безответственностью и

легкомыслием.

Существенной чертой игр людей мы считаем не проявление неискреннего

характера эмоций, а их управляемость. Это становится очевидным особенно в

тех случаях, когда необузданное проявление эмоций влечет за собой

наказание. Игра может быть опасной для ее участников. Однако только

нарушение ее правил чревато социальным осуждением.

Времяпрепровождения и игры - это, на наш взгляд, только суррогат

истинной близости. В этой связи их можно рассматривать скорее как

предварительные соглашения, чем как союзы. Именно поэтому их можно

характеризовать как острые формы взаимоотношений. Настоящая близость

начинается тогда, когда индивидуальное (обычно инстинктивное) планирование

становится интенсивнее, а социальные схемы, скрытые мотивы и ограничения

отходят на задний план. Только человеческая близость может полностью

удовлетворить сенсорный и структурный голод и потребность в признании.

Прототипом такой близости является акт любовных, интимных отношений.

Структурный голод столь же важен для жизни, как и сенсорный голод.

Ощущение сенсорного голода и потребность в признании связаны с

необходимостью избегать острого дефицита сенсорных и эмоциональных

стимулов, так как такой дефицит ведет к биологическому вырождению.

Структурный голод связан с необходимостью избегать скуки. С. Кьеркегор

[Кьеркегор Серен (1813-1855) - датский философ.] описал различные бедствия,

проистекающие от неумения или нежелания структурировать время. Если скука,

тоска длятся достаточно долгое время, то они становятся синонимом

эмоционального голода и могут иметь те же последствия.

Обособленный от общества человек может структурировать время двумя

способами: с помощью деятельности или фантазии.

Известно, что человек может быть "обособлен" от других даже в

присутствии большого числа людей. Для участника социальной группы из двух

или более членов имеется несколько способов структурирования времени. Мы

определяем их последовательно, от более простых к более сложным: 1)

ритуалы; 2) времяпрепровождение; 3) игры; 4) близость; 5) деятельность.

Причем последний способ может быть основой для всех остальных. Каждый из

членов группы стремится получить наибольшее удовлетворение от трансакций с

другими членами группы.

Человек получает тем большее удовлетворение, чем более доступен он для

контактов. При этом планирование его социальных контактов происходит почти

автоматически. Однако некоторые из этих "удовольствий" вряд ли могут быть

так названы (например, акт саморазрушения). Поэтому мы заменяем

терминологию и используем нейтральные слова: "выигрыш" или

"вознаграждение".

В основе "вознаграждений", полученных в результате социального

контакта, лежит поддержание соматического и психического равновесия. Оно

связано со следующими факторами: 1) снятие напряжения; 2) избегание

психологически опасных ситуаций; 3) получение "поглаживаний"; 4) сохранение

достигнутого равновесия. Все эти факторы неоднократно изучались и подробно

обсуждались физиологами, психологами и психоаналитиками. В переводе на язык

социальной психиатрии их можно назвать так: 1) первичные внутренние

"вознаграждения"; 2) первичные внешние "вознаграждения"; 3) вторичные

"вознаграждения"; 4) экзистенциальные [Экзистенциальный (позднелат.

exsistentia - существование) - употребляя этот термин, автор имеет в виду

жизненную позицию пациента.] "вознаграждения". Первые три аналогичны

преимуществам, полученным в результате психического заболевания, которые

подробно описаны у Фрейда [Фрейд, Зигмунд (1856-1939) - австрийский врач-

психиатр и психолог - основатель психоанализа.]. Мы убедились на опыте, что

гораздо полезнее и поучительнее анализировать социальные трансакции с точки

зрения получаемого "вознаграждения", чем рассматривать их как защитные

механизмы. Во-первых, наилучший способ защиты - вообще не участвовать в

трансакциях. Во-вторых, понятие "защита" только частично покрывает первые

два типа "вознаграждений", а все остальное, включая сюда третий и четвертый

типы, при таком подходе теряется.

Независимо от того, входят ли игры и близость в матрицу деятельности,

они являются наиболее благодарной формой социального контакта. Длительная

близость, встречаясь не так уж часто, представляет собой в основном сугубо

частное дело. А вот важные социальные контакты чаще всего протекают как

игры. Именно они и являются предметом нашего исследования.


Часть первая

Анализ игр


СТРУКТУРНЫЙ АНАЛИЗ

Наблюдения за спонтанной социальной деятельностью, которые лучше всего

проводить в специальных психотерапевтических группах, обнаруживают, что

время от времени разные аспекты поведения людей (позы, голос, точки зрения,

разговорный словарь и т.п.) заметно меняются. Поведенческие изменения

обычно сопровождаются эмоциональными. У каждого человека некий набор

поведенческих схем соотносится с определенным состоянием его сознания. А с

другим психическим состоянием, часто несовместимым с первым, бывает связан

уже другой набор схем. Эти различия и изменения приводят нас к мысли о

существовании различных состояний *Я* [В оригинале книги автор использует

терминологию 3. Фрейда, обозначая Я-концепцию - Эго. В советской психологии

Я-концепция определяется как относительно устойчивая, в большей или меньшей

степени осознанная, переживаемая как неповторимая система представлений

индивида о самом себе, на основе которой он строит свои взаимодействия с

другими людьми и относится к себе.].

На языке психологии состояние *Я* можно описывать как систему чувств,

определяя ее как набор согласованных поведенческих схем. По-видимому,

каждый человек располагает определенным, чаще всего ограниченным

репертуаром состояний своего *Я*, которые суть не роли, а психологическая

реальность. Репертуар этих состояний мы попытались разбить на следующие

категории: 1) состояния *Я*, сходные с образами родителей; 2) состояния

*Я*, автономно направленные на объективную оценку реальности; 3) состояния

*Я*, все еще действующие с момента их фиксации в раннем детстве и

представляющие собой архаические пережитки. Неформально проявления этих

состояний Я называются Родитель, Взрослый и Ребенок. В дальнейшем мы будем

использовать именно эту терминологию.

Мы считаем, что человек в социальной группе в каждый момент времени

обнаруживает одно из состояний Я - Родителя, Взрослого или Ребенка. Люди с

разной степенью готовности могут переходить из одного состояния в другое.

На основе этих наблюдений можно прийти к некоторым диагностическим

выводам. Высказывание "Это ваш Родитель" означает: "Вы сейчас рассуждаете

так же, как обычно рассуждал один из ваших родителей (или тот, кто его

заменял). Вы реагируете так, как прореагировал бы он - теми же позами,

жестами, словами, чувствами и т.д.". Слова "Это ваш Взрослый" означают: "Вы

только что самостоятельно и объективно оценили ситуацию и теперь в

непредвзятой манере излагаете ход ваших размышлений, формулируете свои

проблемы и выводы, к которым Вы пришли". Выражение "Это ваш Ребенок"

означает: "*Вы* реагируете так же и с той же целью, как это сделал бы

маленький ребенок".

Смысл этих высказываний можно пояснить подробнее.

1. У каждого человека были родители (или те, кто их заменял), и он

хранит в себе набор состояний *Я*, повторяющих состояния *Я* его родителей

(как он их воспринимал). Эти родительские состояния *Я* при некоторых

обстоятельствах начинают активизироваться. Следовательно, упрощая это

понятие, можно сказать: "Каждый носит в себе Родителя".

2. Все люди (не исключая детей) способны на объективную переработку

информации при условии, что активизированы соответствующие состояния их

*Я*. На обыденном языке это звучит так: "В каждом человеке есть Взрослый".

3. Любой человек был раньше моложе, чем сейчас, поэтому он несет в

себе впечатления прежних лет, которые при определенных условиях могут

активизироваться. Можно сказать, что "каждый таит в себе маленького

мальчика или девочку".

Здесь нам хотелось бы поместить структурную диаграмму (схема 1а),

отражающую все компоненты личности, выявленные на данном этапе анализа.

Диаграмма включает состояния Родителя, Взрослого и Ребенка. Они четко

отделены друг от друга. Неопытный наблюдатель может и не заметить их

отличий, но человеку, взявшему на себя труд изучения структурной

диагностики, отличия вскоре покажутся весьма впечатляющими и

содержательными.
ЗДДДДДДДДДДДДДc

¦ЗДДДДДДДДДДДc

¦¦ Состояние ¦¦ ¦

Достарыңызбен бөлісу:

dereksiz.org

Игры, в которые играют люди. Психология человеческих взаимоотношений

Я - эталонный интроверт, вокруг меня толстая шкура молчания и отстраненности, и только рядом с немногочисленными близкими я раскрепощаюсь и веду себя естественно, с незнакомыми я веду себя аки мраморная статуя. И, скорее всего, подавляющее большинство из этих людей считает, что у меня какие-то проблемы с социализацией, что выражается в размытой характеристике "у нее что-то не так с мозгами". С мозгами у меня все в порядке, к счастью 🙂

Просто я не знаю, о чем можно разговаривать с чужими. И меня часто в это тыкают носом: "расслабься" и т.д. и т.п. Я в курсе, что вы меня не укусите, просто мне неинтересно разговаривать с вами о погоде и общих знакомых (что сомнительно, потому что друзей у меня меньше, чем пальцев на одной руке, к тому же сплетни я не люблю), общих интересах (тоже весьма сомнительно), и я считаю вполне допустимым не реагировать на ваши гневные тирады о том, что все пешеходы - уроды и лезут под колеса, в общем как неидеален мир, etc, etc. Поэтому я и решила прочитать эту книгу, чтобы понять, почему я не умею и не могу играть в эти Игры.

Надо сказать, что это не первое мое чтение трудов Эрика Берна. Я читала его психоанализ для чайников (оч понравилось), после которой я прониклась к Берну уважением. Эрик Берн и Эрих Фромм - два мыслителя, труды которых у меня вызывают обильное слюноотделение.

Трансакционный анализ. Мне очень понравилась мысль, что всю нашу жизнь мы от страха смерти занимаемся упорядочиванием времени (что-то аналогичное есть у Э.Фромма в эссе по природе деструктивности человеческой натуры). Мы боимся остановиться и буквально бежим от любой пустоты и тишины (которые есть смерть). Поэтому мы наполняем нашу жизнь играми, развлечениями и ритуалами, призванными заполнить наше существование.

Игрой {мы} называем серию следующих друг за другом скрытых дополнительных трансакций с четко определенным и предсказуемым исходом. Она представляет собой повторяющийся набор порой однообразных трансакций, внешне выглядящих вполне правдоподобно, но обладающих скрытой мотивацией; короче говоря, это серия ходов, содержащих ловушку, какой-то подвох

Помимо роли затычек времени, игры используются для получения психологического удовлетворения (выигрыш от игры). {Но т.к. я не заинтересована в этом, я считаю игры бессмысленной тратой времени и неохотно иду на контакт.}

Игры, в которые играют люди, так и остаются для меня загадкой (в большинстве случаев я считаю их нерациональными). Потому что, хоть я и осознаю, какую выгоду они несут для играющих (чисто по-человечески, навскидку), я в них не вступаю, поэтому порой я чувствую себя кристально белой вороной даже среди проверенных друзей.

Теперь, правда с попеременным успехом, я на глаз могу установить, в какую игру начинают играть коллеги на работе, кто и как переводит общее внимание от одной игры к другой, но я по-прежнему не участвую в них. Мой Ребенок, Взрослый и Родитель просто игнорируют их. Хотя возможно, это тоже игра, я это выясняю, и уже назвала эту гипотетическую игру "Попробуй заинтересуй меня". Если это догадка верна, то я очень грубый и безыскусный игрок 🙂

В общем, я не страдаю от своей интровертности, но нахожусь в постоянных попытках лучше понять саму себя (как и большинство людей, я думаю :)), книга, к сожалению, не слишком приблизила меня к моей цели, но все же я не считаю потраченное на нее время потерянным. Может быть, поняв других, я смогу лучше понять себя. Возможно, через какое-то время, лучше обдумав полученную из этой книги информацию, я попробую поиграть с другими людьми. И может быть, у меня станет получаться лучше. Потому что на данный момент, складывается такое впечатление, что я не воспринимаю скрытые уровни игры, и поэтому режу правду-матку прямо в лицо :)))

Как говорится: а я не понимаю "шуток".

В заключение хотелось бы пожелать, что бы люди были более искренними с друг другом и стремились достичь настоящей близости, а не ее иллюзии, строящейся на хрупких правилах усвоенных игр.

mybook.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *