Формы самосознания: 15.5. Формы самосознания: самопознание, самоконтроль, самооценка, самопринятие

Содержание

15.5. Формы самосознания: самопознание, самоконтроль, самооценка, самопринятие


Опорные слова к вопросу №15 — здесь

Формы самосознания: самопознание, самоконтроль, самооценка, самопринятие.

Самосознание как осознание себя, своей самости в зависимости от целей и задач, стоящих перед человеком, может принимать различные фор­мы и проявляться как самопознание, как самооценка, как са­моконтроль, как самопринятие.

Нацеленность человека на познание своих физических (те­лесных), душевных, духовных возможностей и качеств, своего места среди других людей составляет сущность самопознания. Самопо­знание совершается:

  • во-первых, в анализе результатов собствен­ной деятельности, своего поведения, общения и взаимоотноше­ний с другими посредством сопоставления этих результатов с уже существующими нормами,
  • во-вторых, при осознании отно­шения других ко мне (оценок результатов моей деятельности, поступков, черт характера, уровня развития способностей, ка­честв моей личности),
  • в-третьих, самопознание совершается в са­монаблюдении своих состояний, переживаний, мыслей, в анализе мотивов поступков и т.п.

Самонаблюдение может происходить как по ходу осуществления деятельности или общения с другими, так и после этого, при восстановлении в памяти прошедшего.

Результатом самопознания человека является выработка им системы представлений (Я-образов) о самом себе.

Самопознание является основой развития са­моконтроля и саморегуляции человека. Самоконтроль проявляется в осознании и оценке субъектом собственных действий, пси­хических состояний, в регуляции их протекания на основе тре­бований и норм деятельности, поведения, общения. Самокон­троль является особым психологическим механизмом человека как субъекта деятельности, познания и общения.

Самопознание выступает также в качестве основы для реа­лизации оценочного отношения к самому себе, или самооценки.

Самооценка - это тот компонент са­мосознания, который включает в себя и знание о собственной самости, и оценку человеком самого себя, и шкалу значимых ценностей, относительно которой определяется эта оценка.

Самооценке и ее развитию у человека в психологии посвя­щено значительное число работ. Разработаны особые методиче­ские процедуры изучения самооценки. Установлено, что само­оценка может быть

адекватной (реальной, объективной) и неаде­кватной. В свою очередь, неадекватная самооценка может быть заниженной и завышенной. Каждая из них специфическим обра­зом проявляется и в жизнедеятельности человека.

Завышенные оценки и самооценки приводят к формирова­нию таких особенностей личности, как самоуверенность, высо­комерие, некритичность и т.п.

Постоянное занижение оценки человека со стороны окружающих и самой личности формирует в ней робость, неверие в свои силы, замкнутость, стеснитель­ность и др.

Адекватная оценка и самооценка обеспечивает благо­приятное эмоциональное состояние, стимулирует деятельность, вселяет в человека уверенность в достижении намеченных целей.

Различие самопознания и самооценки может быть представлено как несовпадение когнитивно-познавательного и оценочно-ценно­стного компонентов самосознания. Самопознание может вклю­чать в себя самооценку, но оно может быть и чисто констати­рующим, внеоценочным.

Самосознание тесно связано с уровнем притязаний человека. Уровень притязаний проявляется в степени трудности целей и задач, которые человек ставит перед собой. Следовательно, уровень притязаний можно рассматривать как реализацию самооценки человека в деятельности и во взаимоотношениях с другими.

Общим знаменателем, интегральным измерением «Я» выступает самопринятие и самоуважение личности.

Самоуважение соотносимо с ценностно-смысловыми установками личности; оно входит в структуру самосознания. Благополучное становление человеческой личности и индивидуальности возможно лишь в случае принятия человеком самого себя, положительной оценки своих способностей, черт характера, своего места среди других людей. В психологии установлено, что для лиц, совершающих правонарушения, характерно низкое самоуважение.

Американский психолог У.Джемс предложил формулу, определяющую переменные, от которых зависит самоуважение человека.

Как подтверждено в психологических исследованиях, самоуважение зависит от уровня притязаний субъекта и успеха или неуспеха в деятельности. Чем выше уровень притязаний, тем труднее их удовлетворить и тем вероятнее снижение уровня самоуважения. В свою очередь, успех в деятельности повышает самоуважение человека.

Поддержание приемлемого для личности уровня самоуважения составляет важную, как правило, неосознаваемую, функцию самосознания. Как способ реализации данной функции выступают защитные механизмы личности (см. соответствующий экзаменационный вопрос).

 

Формы и виды объективации категорий национального самосознания Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

УДК101.1316 В. А. ШИШКИН

Новосибирский государственный педагогический университет, г. Куйбышев Новосибирской области

ФОРМЫ И ВИДЫ ОБЪЕКТИВАЦИИ КАТЕГОРИЙ НАЦИОНАЛЬНОГО САМОСОЗНАНИЯ

В данной статье выделяются разные способы объективации категорий национального самосознания — интересов, ценностей и идеалов — формы и виды национального самосознания; обосновываются различие форм и видов различием практических и духовных форм жизнедеятельности нации; в качестве критерия выдвигаются деятельность и социальная рефлексия. В статье приводится перечень форм и видов национального самосознания, содержится краткий анализ задач основных форм и видов, места и соотношения в целостном единстве, взаимовлияние и влияние отдельных форм и видов на целостное национальное самосознание. Ключевые слова: национальное самосознание, ценности, идеальное, деятельность, формы, виды.

Объективация категорий

национального самосознания

Экономика, политические и социальные институты — это материальная составляющая культуры; сами они не могут входить в самосознание: входит их идеальное (теоретическое и мифологическое) представление, а также их организационная составляющая, то есть направления, обоснования и способы реализации тех или иных теорий и моделей. Между идеалами, ценностями и интересами всего общества как категориями национального самосознания и их воплощением всегда стоят идеалы, ценности и интересы того слоя, который управляет процессами реализации, именно поэтому между парадигмой и практическим воплощением всегда воспроизводится противоречие; при ситуации сосуществования различных парадигм на этапе воплощения (то есть внутри правящего класса) противоречие воспроизводится как двойное.

Российское национальное самосознание нельзя сводить к так называемой «русской идее», подобно Н.А. Бердяеву, поверхностно заявлявшему, будто национальное самосознание русских начинается со славянофильства, то есть с 1840-х годов. Русская идея есть не что иное, как идеальное ядро национального самосознания, его ценностно-ориентационная сердцевина, то есть религиозно-философская, идеологическая составляющая.

Точно так же нельзя сводить его к хозяйственным (экономическим) и организационным (государственным, политическим и гражданским) формам бытия народа. Совсем недавно «советская нация» решала свои проблемы, исходя только из идеологических и политических соображений, но недостаточно средств и внимания уделяла культурным (в том числе собственно национальным) и экономическим проблемам — это привело к развалу государства СССР. Пропагандировавшееся единство советской нации было ликвидировано соглашением лидеров Украины, России и Белоруссии, но ни один народ не выступил на защиту единства, несмотря на то, что в том же 1991 году на референдуме по поводу сохранения СССР 74% населения высказались за сохранение Союза. Уже вскоре выявился ряд территориальных, экономи-

ческих и политических претензий пятнадцати новых государств друг к другу, но прежде всего к России.

Категории национального самосознания сами по себе — это сфера идеального, которая требует воплощения в тех или иных формах деятельности, они реализуются в функционировании организационной сферы, или общественных институтов, — таких, как государство, политика, идеология, церковь, литература, искусство. Сама деятельность приобретает поэтому установившуюся форму, институциализи-руется. Поскольку всякая деятельность предполагает создание какого-либо продукта, материального или духовного, то самосознание, реализующееся через формы деятельности, логично выразить в тех же формах, и выработку самосознания называть формами самосознания.

С другой стороны, самосознание есть не только момент деятельности, но и момент созерцания, поэтому оно укоренено в сознании человека и нации, которые являются носителями национального самосознания. Сознание и самосознание человека во многом определяются его местом и ролью в социальной иерархии, определяемым по отношению к собственности на условия производства и жизни. поэтому требуется иной критерий выделения самосознания, не деятельностный. Национальное самосознание по признаку носителей можно разделить на виды, самосознания в соответствии с видами носителей: индивид, социальная группа, общественный класс, общество в целом, государство.

Определенные формы функционирования национального самосознания могут входить или не входить в тот или иной вид самосознания, а виды — входить или не входить в форму. Каждая из форм выражает ту или иную сторону, специфику национального самосознания, каждый из видов — тот или иной объем, полноту национального самосознания.

Формы функционирования

национального самосознания

Формы самосознания — это язык, мифология, устное народное творчество, религия, образование, искусство, литература, историческая наука, философия; СМИ, экономические, политические, правовые

«ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК» № 4 (79), 2009 ФИЛОСОФСКИЕ НАУКИ

ФИЛОСОФСКИЕ НАУКИ «ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК» № 4 (79), 2009

теории и модели; политические идеологии и политика как способ реализации определенных теорий и моделей; правосознание элиты и народа. Форма самосознания — это результат деления целостного самосознания нации в процессе ее жизнедеятельности, возникающий из общественного разделения труда, на области функционирования, каждая из которых имеет свои специфические средства выражения. Формы функцио-нирования самосознания отражают ту или иную сторону сущности, то есть осмысленного, оплодотворенного народным духом бытия.

Язык является носителем самосознания, его центром, душой. Так, Э. Григорян отмечает вслед за Л. Вай-сгербером, что, меняя язык, народ меняет и свою душу, отказывается от самого себя.[1] Некоторые языки становятся межнациональными, подобно русскому или английскому языкам. Например, киргизский писатель Ч. Айтматов получил известность в мире благодаря тому, что его произведения массово публиковались на русском языке в советское время. Э. Григорян отмечает три поля функционирования у подобных языков: исконная этническая среда, неродная этническая среда живущих в государстве народов, зарубежная этническая среда — эмигранты и пользователи, для которых данный язык является иностранным.

Еще В.Г. Белинский поставил проблему литературы как формы, существования национального самосознания: он утверждал, что литература — это прежде всего и главным образом форма художественного познания человеком себя и окружающей действительности; что вместе с тем литература есть форма самопознания и самосознания нации. [2] Как видим, Белинский попутно ставит вопрос о диалектике самосознания: оно есть единство единичного и общего, человека и нации; оно есть единство пассивного усвоения и активного воздействия, творческого начала. Долгое время, со второй половины XVIII века по конец XX века, русская литература была ведущей формой национального самосознания в силу особенностей русской культуры в широком смысле.

«Национальная литература, если она таковой осознает себя, составляет единое целое как воплощение мысли, слова и потенциальных возможностей души и духа народа», справедливо заметил литературовед Н.Федь [3]. А литературовед Д. Николаев утверждает, что «... литература — это не только «человековедение», но и «народоведение», «нациеведение». Именно в литературе осуществляется осознание единства народа (нации) как исторически сложившейся общности людей, ее особенностей, ее достоинств и недостатков. Именно литература во многом формирует духовный облик нации, содействует ее нравственному воспитанию» [4].

Расцвет языка и литературы одновременно приводит к расцвету философии и искусства. Чем совершеннее язык, тем он больше воздействует на все стороны творчества нации. Например, еще в начале XVIII века до Х. Вольфа немецкий язык считался непригодным для занятий философией, пока он не доказал обратное своими трудами по систематизации философии и популяризации Г. Лейбница. Но в том же XVIII веке параллельно с гением И. Канта в философии в германской литературе творили гении И.В. Гете и Ф. Шиллера, а в музыке И.С.Баха. В XIX веке золотой век русской литературы непосредственно предшествует созреванию двух школ русской философии — славянофилов и западников — и «могучей кучки» в музыке, создателей русской классической музыки. Если литература выражает национальное самосознание с помощью художественного и пуб-

лицистического слова, искусство призвано сделать то же самое при помощи мелодий, движения, голоса, красок, изваяний, строений.

Философия всегда несет на себе отпечаток национальной культуры, она призвана осознать смысл бытия народа в рациональных категориях. И.А. Ильин следующим образом ставил задачу философии, как формы национального самосознания: «Надо знать, в чем русскость русского и как приобретается она <...> — та особенная своеобразность нашей Родины и ее народа, ее души и ее культуры, которую из других народов не любит и не чтит только тот, кто ее не изведал, не испытал и не увидел». [5] Далее он говорит о том, что поиск русского духа надо начинать с душевного уклада и строения, продолжить в его творениях, и прийти к природе, создавшей сам уклад, а также к духовной жизни, обращающей русского человека к Богу.

Право как нормативная форма самосознания общества закрепляет единые для общества ценностные установки поведения в виде конституции, кодексов, законов и множества подзаконных актов. Государство выступает одновременно как результат политического самосознания в виде собственно политического института, и как генератор политического самосознания в виде политических идей, новаций, концепций, реформ; оно выстраивает политические механизмы управления жизнью народа на данной территории, механизмы защиты его интересов вне и согласования интересов внутри страны. Формы самосознания разных европейских народов довольно подробно рассмотрены в работах Н. Данилевского «Россия и Европа» и К. Леонтьева «Византизм и славянство», анализ их современного состояния не входит в задачу данной статьи.

Вне национального самосознания не существует полноценное достоинство личности. Развал советского общества обусловлен размыванием исторического ощущения пути народа, прежде всего русского, размыванием национального чувства, когда обществом овладевает равнодушие к тому, что является наследием предков и действующим орудием культуры в руках народа (формы организации экономики, общественного быта, государства), равнодушие к их духовным ценностям — религиозным и светским: православию, совестливости, правде, патриотизму, стойкости.

Виды функционирования самосознания

Можно выделить следующие виды национального самосознания: государственное, этническое, классовое, групповое, индивидуальное, общественное. Вид самосознания — в отличие от формы, это деление единого целого (национального самосознания) в соответствии с делением внутри самого общества на внутренне целостные сферы бытия и рефлексии этого бытия, а не по направлениям деятельности, при условии сохранения важнейших качеств целого в каждой из них с некоторыми отличиями для каждой из частей. Социальное бытие в обществе во многом определяется отношениями людей по поводу собственности, о чем писали Г. Гегель и К. Маркс; различные теории и мифы о появлении власти, государства, собственности и денег — это отражение в самосознании наций наличного бытия и представлений о должном.

Государственное самосознание включает в себя политические ценности, идеалы и интересы государства, которые в значительной мере совпадают с ценностями, идеалами и интересами правящего класса, но далеко не всегда и не во всем. В истории России и других стран немало случаев, когда государ-

ство поступало вразрез с правящим классом в целях удержания целостности страны и общества. То есть государственное самосознание шире самосознания правящего класса, не тождественно ему и между ними имеется противоречие.

В политике государство, как сверхмонополия, изымает ренту из общества, но в другой форме, другими средствами: политическая рента — это полное послушание народа и огромная концентрация всех ресурсов в руках государства. В условиях Российской империи и СССР значительная часть этой «ренты» перераспределялась на развитие национальных окраин. Потрясший весь мир финансовый и экономический кризис 2008 года показал, что и в США в критической ситуации выявилось противоречие между либеральным фундаментализмом самосознания политической элиты и осознанием необходимости частичной национализации крупнейших институциональных структур (банков, страховых обществ, а затем и производственных компаний). В этих процессах нас интересуют вопросы сознания в политике: как проявляется самосознание государства и элиты?

В государственном самосознании мы на протяжении трех веков наблюдаем по крайней мере два противоречия. Во-первых, и Н.И. Тургенев [6], и Н.Я. Данилевский указывали, что, начиная с Петра I, Россия пытается копировать европейские принципы государственного устройства, а основная масса культурного наследия остается в быту нации. То есть культура государства противоречит культуре нации. Во-вторых, господствующий класс внутри себя делится на две части: прозападную в ориентации либеральную и на остающуюся в православной культуре консервативную. Аристократия даже говорит на другом языке, ее интересы нередко смыкаются с интересами чужеземной элиты и других государств.

Этническое самосознание формируется тем или иным этносом в соответствии с мифами, идеалами, ценностями и интересами, выработанными им на протяжении веков существования, базируется на общности языка, религии и территории проживания данного этноса. Имеет свои специфические интересы: например, требования культурной автономии, образование на родном языке, осуществление управления национальными кадрами, особые права на недра у малых народностей Севера и т.п. Этническое самосознание идентично национальному лишь в случае, если нация сформировалась на базе одного этноса. Но ни одна современная нация таким качеством не обладает. Этническое самосознание противоречит национальному, как в Российской империи и СССР это было с украинским, татарским, казахским и другими народами.

Для русского этнического и религиозного самосознания в XVI веке завоевание Казанского, Астраханского, а потом и Сибирского ханств — это благое дело, победа над Антихристом; но для татарского народа этот же факт видится как «крестовый поход против басурман», приведший к национальному и религиозному угнетению, выражавшемуся в ограничении традиционных сфер деятельности татар, в их христианизации. Вместе с тем в российском имперском самосознании оба этнических самосознания неплохо уживаются: касимовские татары были участниками событий на стороне Ивана Грозного, активно участвовали в политике в 1612 году в освобождении Москвы от польских захватчиков [7], а в свите императора Николая I татар — военных было даже больше, чем русских, по свидетельству маркиза А.де Кюстина. [8] Характерно, что этническое самосознание многих

малых народов на Кавказе и в других регионах воспринимает мысль о том, что лучше жить в большой империи, чем в маленьком беззащитном государстве рядом с агрессивными соседями-иноверцами.

В советское время не афишировался сепаратизм украинцев, особенно западных, но попытки добиться «самостийности», «незалежности» от России (самостоятельности и независимости) неоднократно предпринимались элитой Украины в XVII, XVIII, XX веках. И те же обвинения в русификации, хотя в стремлении к державности нынешняя прозападная власть Украины пытается «украинизировать» великого писателя Н.В. Гоголя, писавшего на русском языке: символ украинского самосознания Т.Г. Шевченко явно не дотягивает до известности во всем мире, как Н.В. Гоголь; одновременно с этим возносят на щит, как национальных героев, воевавших против Красной Армии С. Бандеру и военнослужащих дивизии СС «Галичина», известных сотрудничеством с Гитлером и массовыми казнями мирного населения; прошлые военные преступления обеляются в угоду политической конъюнктуре.

Поэтому для уроженца Западной Украины президента Украины В. Ющенко логичны поставки вооружений Грузии для подавления и этнической чистки в Южной Осетии и Абхазии, исторически не принадлежавших Грузии, но присоединенных к Грузии в соответствии с недальновидной интернациональной политикой В.И. Ленина. В рамках той же политики Н.С. Хрущев подарил Украине никогда не принадлежавшие ей Крым и Новороссию, отвоеванные Россией у Турции под общим руководством Г.А. Потемкина. Интернационализм оказался временным, национальное самосознание постоянно, даже если оно заблуждается по поводу своих истинных интересов.

Индивидуальное самосознание оперирует мифами, устным народным творчеством (сказками, былинами, песнями, поговорками и т.п.), какими-то познаниями в науке, искусстве и литературе; зачастую оно не овладевает государственным и классовым, но тесно связано с групповым самосознанием, а может иметь нечто отличное и даже противоположное тому, что установилось в группе и обществе. Опирается на личные интересы индивидов.

Именно в противоречиях между видами самосознания крылась ошибочность расчетов левацкого крыла большевиков на скорую мировую революцию и попытки ее подталкивания, разжигания: в Европе классовое самосознание было заведомо слабее индивидуализма и буржуазности, а национальное самосознание заведомо сильнее пролетарского интернационализма. Германская социал-демократия голосовала за войну с Россией, польский социалист Юзеф Пил-судский в 1921 году возглавил борьбу против Красной Армии как армии интервентов, а не освободительной, и нанес ей сокрушительное поражение.

Групповое самосознание для России прежде всего означает общинное самосознание, для Европы — цеховое и бюргерское самосознание. Этот вид оперирует идеалами, ценностями и интересами данной группы, обычаями и нормами, закрепляющими за членами группы (городской коммуны) их права и обязанности, а также обязательства общины или цеха (городской коммуны) по отношению к своим членам. Сюда могут относиться и легенды, предания, объясняющие происхождение и индивидуальное лицо той или иной общины, цеха, города. Кроме того, к групповому самосознанию относится и семейное самосознание, как сознание наименьшей устойчивой социальной группы, имеющей основу общности в кровном род-

«ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК» № 4 (79), 2009 ФИЛОСОФСКИЕ НАУКИ

ФИЛОСОФСКИЕ НАУКИ «ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК» № 4 (79), 2009

стве членов семьи и взаимопомощи в удовлетворении различных потребностей.

Классовое самосознание вырабатывает идеалы, ценности и интересы определенного класса, создает свою отдельную идеологию, которая затем в той или иной мере реализуется политическими партиями. Классовое самосознание не всегда охватывает всех представителей данного класса, нередки случаи, когда ценности и интересы индивидов или отдельных групп не совпадают с классовыми ценностями и интересами.

С другой стороны, классовое самосознание нередко может противоречить государственному самосознанию в политической, правовой и экономической теории, стратегии развития, в способах реализации; во внешней и во внутренней политике. Таким образом, в противоречиях национального самосознания можно выделить противоречия внешние и внутренние. Первые представляют класс отношений с другими, внешними национальными самосознаниями, вторые же — класс отношений внутри самой целостности национального самосознания. Однако анализ противоречий между формами и видами самосознания (их десятки) — предмет другого исследования.

Общественное самосознание представляет собой идеалы, ценности и интересы самоуправляющегося общества, отдельные от государственных и нередко противостоящие последним. Это то, что в Европе и США называется гражданским обществом, а в России может быть привязано к интеллигенции, хотя оба этих общественных института совершенно различны по происхождению и структуре. Общественное самосознание включает в себя индивидуальное и групповое самосознание, формируется на их базе и во многом противоположно также и классовому сознанию.

Примеры действия общественного самосознания приведем из истории Франции, Великобритании, США и России. Во Франции в 1968 и 2008 году были крупные волнения студенчества, приведшие в одном случае к отставке национального героя президента Ш. де Голля, в другом случае к отмене законопроекта правительства президента Н. Саркози об отмене некоторых привилегий в трудовом законодательстве молодым специалистам, к этим волнениям присоединились и государственные служащие, интересы которых ущемлялись правительством. В США массовые протесты против войны во Вьетнаме вынудили правительство закончить проигранную войну, причем национальное самосознание получило болезненный урон в виде «вьетнамского синдрома» на десятки лет.

В 1945 году на парламентских выборах безоговорочный лидер нации во время войны У.Черчилль потерпел поражение от малозаметного лейбориста К. Эттли потому, что британцы посчитали не нужным терпеть диктаторские замашки Черчилля и после войны.

В России интеллигенция формировала общественное мнение еще с XVIII века, но особенно явным ее влияние было во время русско-турецкой войны 1877 года, перед Первой мировой войной и перед развалом СССР в 1991 году. Это влияние в первом случае было положительным, в двух других привело к развалу государства, чего не наблюдается в истории Европы. Российской творческой интеллигенции следует глубоко задуматься над этим многозначительным фактом истории, если она формирует национальное самосознание.

Библиографический список

1. Григорян Э.А. Свой — чужой / Э.А. Григорян // Русская речь. — 1994. — № 3. — С. 63.

2. Белинский В.Г. Полное собрание сочинений А. Мар-линского / В.Г. Белинский // Белинский В.Г.Взгляд на русскую литературу / В.Г. Белинский ; вступ. ст. и коммент. А.С. Курилова. — М. : Современник, 1988. — С. 265-298.

3. Федь, Н. Художник и власть / Н. Федь // Молодая гвардия. — 1994. — № 3 — С.213.

4. Николаев Д.П. «Литература есть сознание народа...» / Д.П. Николаев // Русская литература как форма национального самосознания. XVIII век. — М. : ИМЛИ РАН, 2005. — 814 с. - С. 8.

5. Ильин И.А. Родина и гений. / И.А. Ильин. Молодая гвардия. - 1994. - № 3. - С. 184.

6. Н. Тургенев. Россия и русские : пер. с фр. / Н. Тургенев. — М. : ОГИ, 2001. — С. 185.

7. Закиров Р.З. Татары в меняющемся мире. Очерки эт-нополитической истории в XX — XXI вв. / Ринат Закиров. — Казань : Татарское книжное изд-во, 2006. — С. 12-13.

8. Кюстин Астольф де. Николаевская Россия / Астольф де Кюстин. — М. : Терра, 1990. — С. 96.

ШИШКИН Василий Архипович, соискатель ученой степени кандидата философских наук при кафедре философии, старший преподаватель кафедры педагогики.

E-mail: [email protected]

Дата поступления статьи в редакцию: 19.02.2009 г.

© Шишкин В.А.

ФГБНУ НЦПЗ. ‹‹Психопатология. Часть II››

5.1. Психология сознания

Сознание — свойственная человеку высшая, интегративная форма психического отражения действительности. Это целостное состояние знания о внешнем и внутреннем мире.

Условно разграничивают предметное сознание и самосознание. Предметное сознание — динамическая структура или поле, в котором объединяются все внешние впечатления. Самосознание — система ощущений, знаний о самом себе, отношениях с окружающими, своем внутреннем мире. Индивидуальное сознание, степень его развития определяются двумя факторами: уровнем общественного сознания, и тем, в какой мере индивидуум превратил его в факт своей внутренней жизни. Уровень развития индивидуального сознания зависит от конкретных исторических условий жизни и биологических механизмов, обеспечивающих процессы интериоризации. Различным историческим эпохам соответствуют определенные формы индивидуального сознания. В виде самой общей гипотезы можно допустить, что в первобытно-общинном строе структура сознания человека имела мистический или анимистический характер: знания о внешнем и внутреннем мире цементировались представлениями о существовании вездесущих духов или невидимых сил, игра которых была тайной причиной всего происходящего. Следует при этом заметить, что свойства духов являлись отражением знаний человека о своей собственной психике. Анимистическое сознание, таким образом, представляет наиболее простую и самую раннюю синкретическую форму сознания, в котором предметное сознание и самосознание оказываются неразделенными, как бы слитыми в одно неразрывное целое. Можно, пожалуй, сказать и так: сознание древнего человека— это вынесенное или спроецированное во внешний мир знание о самом себе. В ту далекую пору человек знал о себе очень немногое, самовосприятие носило, по-видимому, весьма смутные формы, так что внешний и внутренний мир не могли быть разграничены достаточно четко. По мере медленного, но неуклонного развития психологических структур к началу рабовладельческой эпохи уровень индивидуального сознания поднялся на порядок выше. За неимением лучшего термина состояние сознания этого времени можно определить как мифологическое: мир населен и управляем сонмищем богов, которые, впрочем, еще мало чем отличались от самого человека и с которыми он обращался как с собой. В это время, однако, появляются зачатки психологии. В древних книгах во множестве, рассыпаны отдельные замечания и наблюдения, касающиеся природы внутреннего мира человека. Другими словами, человек уже выделил себя из окружающего его мира, у него появилось самосознание. На протяжении всего средневековья, в эпоху феодализма доминировало религиозное сознание. Внешний мир — творение рук Господа Бога, а внутренний — копия или подобие божественной сущности. Индустриальному обществу свойственна естественнонаучная или, лучше сказать, технократическая форма сознания. Человек — это животное, машина, компьютер, внутренний его мир — это товар. Характерен рыночный тип отношений между людьми. Лишь в постиндустриальном обществе впервые появляется понимание того, что человек — средоточие мировых, фундаментальных ценностей, что это совершенно особый, уникальный феномен природы и общества. По существу только в XX в. человек сделал первый шаг к осознанию самого себя. Тем самым он положил начало гуманистической форме сознания. Было бы упрощением считать, будто индивидуальное сознание является копией существующих общественных условий. Уже в античную эпоху жили люди, сознание которых можно было бы определить как естественнонаучное или даже гуманистическое, и которые на много веков ушли вперед от своих современников. Очевидно, в человеке есть нечто такое, что позволяет ему опережать свое время.

Сознание характеризуют следующие психологические свойства:

— активность. Это означает, что действия человека обусловлены не столько внешней ситуацией, сколько внутренними целями. Кроме того, это указывает на значительную устойчивость деятельности в отношении принятой цели. Поведение человека нельзя определить термином «приспособляемость», на пассивное уподобление

предметам оно похоже меньше всего;

— интенциональность. Это направленность на объект. Другими словами, сознание — это всегда сознание чего-то, какого-то конкретного объекта или явления;

— самонаблюдение или рефлексия, то есть осознание самого себя. Вместе с тем рефлексия предполагает осознание мотивационно-ценностных аспектов происходящего, то есть оценку объектов в их отношении к индивидууму;

— уровень активности сознания. Этими уровнями являются: сверхбодрствование, бодрствование, ясность, сужение спутанность и оглушение. Сверхбодрствование — состояние, в котором индивид осознает то, что в обычном режиме активности остается для него скрытым или только смутно угадывается. Субъективно это чувство подъема с переживанием просветления, озарения с глубоким погружением в мир и самого себя. В художественном и научном творчестве сверхбодрствующее сознание называют вдохновением, в религии — прозрением, сошедшим свыше чудесным даром вырваться из плена обыденных представлений. Сверхбодрствование не тождественно интуиции: последняя вовсе не предполагает высочайший уровень постижения действительности и, кроме того, интуиция — это момент, короткий миг понимания, а сверхбодрствование может продолжаться часами. Могут наблюдаться и патологические состояния сверхбодрствования, связанные, например, с приемом психостимуляторов. Бодрствование — состояние, в котором все явления действительности улавливаются в адекватной их связи между собой на каком-то привычном, как бы среднем уровне. Творческая активность возможна и здесь, но уже без полета, скорее это логическая обработка материала, его систематизация, точные формулировки и и т. п. Ясность — состояние формального осознания действительности, однако без достаточно связного и цельного ее отражения. Наблюдая серию явлений, человек может верно рассказать о каждой из них, но объединить их, найти соединяющий их стержень оказывается не в состоянии. Сужение сознания — частичное, неполное осознание действительности, одностороннее ее отражение, когда выделение одних связей и объектов производится в ущерб другим, которые не замечаются. Разные степени сужения сознания наблюдаются в состоянии аффекта. Спутанность сознания — искажение структуры внешнего и внутреннего мира. Например, реальный мир может полностью заслоняться мнимыми, галлюцинаторными образами. Отдельные признаки спутанного сознания можно видеть во сне во время сновидений. Оглушение сознания — блокада внешних впечатлений и механизмов их переработки вплоть до полного выключения психической активности (кома).

В функциональном плане сознание обеспечивает решение весьма важных задач.

Разграничение внешнего и внутреннего мира. Различение комплекса внешних впечатлений и комплекса внутренних ощущений. Это явление кажется достаточно очевидным, но при более внимательном рассмотрении выясняется, что граница между упомянутыми комплексами является весьма размытой и довольно подвижной. Так, о своем теле можно сказать по-разному. Тело вроде бы «мое», это часть моего «Я», не относящаяся к внешнему миру, но в тоже самое время тело — это физический объект, как бы вместилище моего «Я», то есть нечто внешнее по отношению к нему. Точно также мы говорим «моя мысль, мои ощущения», подчеркивая тем самым их принадлежность к внутреннему миру. Но нередко выражаемся иначе: «Мне пришла эта мысль, у меня возникает ощущение» — так, будто мысль или ощущение стоят в стороне от ядра собственного «Я». Вместе с тем в высказываниях «мой дом, моя земля, мои дети» мы утверждаем, что эти внешние объекты являются неотъемлемой частью того, что мы считаем своим «Я». Строго говоря, являющаяся несколько неопределенной сфера «Я» ограничена той частью самоощущения, которая относится к чувству личной активности. На другом полюсе находятся объекты, воспринимающиеся с ощущением чуждости, отдаленности, по отношению к которым нельзя сказать, что они каким-то образом связаны с личностью. Между этими крайними точками простирается широкая полоса объектов, которые мы склонны считать одновременно и внешними по отношению к себе и относящимися к внутреннему миру.

Разграничение объективного и субъективного в содержании переживаний. Иначе сказать, индивид имеет в своем распоряжении набор критериев, которые позволяют ему уверенно это делать. Если этих критериев нет либо они недостаточны, субъективны, то продукты воображения отождествляются с действительностью, объективным содержанием. Это можно видеть в детских фантазиях, в вымыслах незрелых личностей, болезненном воображении психиатрических пациентов. Во всех этих случаях происходит проекция внутренних отношений на внешний мир, объективизация субъективных образов. Возможно и обратное явление: объективное содержание воспринимается как субъективный феномен. Например, то, что было в действительности, вспоминается как сновидение, выдумка, нечто такое, чего на самом деле не было.

Системность восприятия, мыслей и действий. С этим связано непосредственное ощущение единства и непрерывности собственного «Я», формирование устойчивого образа внешнего мира и связности происходящих в нем перемен, а также чувство слитности субъекта с внешним миром, переживание их интегрированности в одно неразделенное целое. В самом деле, человек в течение своей жизни сильно изменяется, но, начиная с детства, с того момента, когда он впервые начал осознавать себя, это ощущение внутренней стабильности, постоянства внутренней структуры его не покидает. Каждый человек играет множество разных социальных ролей, испытывает разноречивые побуждения и мысли, и тем не менее ощущает внутреннюю целостность, осознает в себе какое-то гармонизирующее начало. Попадая в самые разные ситуации, он сохраняет ощущение единения с внешним миром. Чувство разобщенности с внешним миром, утрата сознания единства и непрерывности своего «Я», ощущение разрыва временных и пространственных связей между различными событиями характеризует обычно болезненные состояния.

Сознание единичности собственного «Я» и всего существующего во внешнем мире. Это вроде бы тривиальная истина, что «Я» — один, другого такого нет, как нет другой такой же мысли, эмоции, матери, сына или дома. «Я» бывает в разных состояниях, подчас полярных, противоположных, например, в плохом и хорошем настроении, когда радикально меняются желания, мысли, чувства, и все же это воспринимается не как разные «Я», а только разные состояния одного и того же «Я». В дремотном состоянии, опьянении, болезни это ощущение единичности самого себя обычно не исчезает, как бы сильно личность не деформировалась. То же самое можно сказать и о восприятии внешнего мира. Любой другой человек, как бы сильно он не менялся внешне и внутренне, как бы долго его и не видели, все-таки это будет тот же самый человек и никто другой. Нормальное функционирование сознания защищает человека от переживания множественности самого себя и окружающего мира на протяжении всей жизни, и только при тяжелых нарушениях психической деятельности этот механизм защиты оказывается поврежденным.

Внутренний диалог. Человек постоянно общается с самим собой, все время задает себе вопросы, отвечает сам на них, хвалит или осуждает себя, так или иначе как бы со стороны оценивает свои действия и себя в целом. Эта сторона деятельности сознания отражает его социальный характер, тот факт, что сознание формируется в процессе общения с людьми. Диалог с самим собой это то, что некогда было внешним общением, но затем переведенное во внутренний план с помощью речи. Субъектами внутреннего общения являются, надо думать, не отдельные мысли или черты характера, а сложные состояния личности, более или менее самостоятельные внутренние «люди», с которыми, вероятно, человек ранее идентифицировал себя в той или иной социальной роли. В этом смысле сознание можно бы уподобить достаточно вместительной площади, на которой собирается несколько человек, а порой внушительная толпа, пытающаяся найти какое-то общее решение,

Э. Берн, один из создателей трансактного анализа, исходит из предложения о том, что в каждом человеке существуют три состояния личности, соответствующие ребенку, взрослому и родителю. Выходит так, что эти три более или менее независимые личности имеют равный доступ к памяти, мышлению, эмоциям и психомоторным функциям и каждый из них может вести свою собственную жизнь. Характер внешнего общения (а общение рассматривается как серия трансакций, то есть отдельных актов общения) зависит от того, какие состояния личности партнеров вступают в диалог. Скажем, ребенок одного партнера может вступить в общение со взрослым другого партнера. Если бы это действительно было так, то внутреннее общение, диалог с собой мог происходить между тремя указанными состояниями личности. Данный подход представляется очень интересным и много обещающим, хотя и основан на односторонней психоаналитической доктрине личности.

Следует подчеркнуть, что сознание, как социальный по своему происхождению феномен, тесно связано с речевыми процессами. В сущности своей сознание — это мировой опыт всех поколений человеческого общества, отпечатанный в психике индивида в виде более или менее законченной словесно-логической структуры. Осознанным в этом смысле можно считать лишь то, что имеет словесно-логическое выражение. Впечатления, образы, действия, не включенные в эту структуру, мы должны считать следовательно, неосознанными.

Наряду с сознанием, важную роль в психической жизни человека играют бессознательные процессы. Точного определения понятия «бессознательное», как, впрочем, и того, что представляет собою сознание, не существует. В самом общем виде можно принять, что сферу бессознательного образуют психические акты и состояния, изолированные от организованного опыта, именуемого сознанием, и не имеющие словесно-логической формы выражения. Бессознательное — это то, что человек не может соотнести с определенным объектом или явлением и выразить в связной, логической формуле.

В кратком психологическом словаре приводится двойное определение бессознательного. Бессознательное, во-первых, это совокупность психических процессов, актов и состояний, обусловленных явлениями действительности, во влиянии которых субъект не отдает себе отчета. Бессознательное, во-вторых, это такая форма психического отражения, в которой образ действительности и отношение к ней составляют одно нерас-члененное целое. Бессознательное, таким образом, лишено свойства рефлексии и, стало быть, не находится под контролем субъекта.

Таким образом, можно сделать несколько выводов о признаках, характеризующих бессознательные психические процессы:

— они протекают без ощущения собственной психической активности, то есть изолированно от ядра личности. Субъективно это переживается как непроизвольное, автоматическое или даже насильственное течение психических актов.. Произвольный контроль за ними невозможен, усилием воли приостановить их нельзя;

— поскольку бессознательное — это автономная часть личности или какое-то ее состояние, то связанное с нею содержание психических актов воспринимается как нечто совершенно чуждое и непонятное личности, невесть откуда взявшееся и нередко противоречащее содержащемуся в сознании;

— языком бессознательного являются образы, действия, а также речевые структуры, лишенные логической последовательности. Эти изменения бессознательного объединяются в ряды или накладываются друг на друга таким образом, как это диктуется желаниями и эмоциями. Иначе говоря, в мире бессознательного действует своя логика и эта логика является аффективной или кататимной. Значение бессознательных структур, внедрившихся в сферу ясного сознания, оказывается индивидууму совершенно непонятным, так как это значение выражено на совсем ином языке, чем тот, на котором, записано содержание сознания. Так, реальный раздражитель извне является толчком к такой цепи образов, которая лишь очень отдаленно похожа на этот объект. Например, в ответ на укол острым предметом возникает образ обвивающей тело змеи и ее укус. На уровне сознания этому образу соответствует восприятие колющей иглы, но вывести второе из первого невозможно. Множество попыток в разные времена понять язык бессознательного ни к чему не привели, во всяком случае, они до сих пор остаются в границах весьма умозрительных гипотез;

— на уровне бессознательного не существует разграничения на внешний и внутренний миры. Так, сновидения никогда не переживаются как события внутреннего мира. Как правило, спящим они локализуются в каком-то особом пространстве, не являющемся также внешним по отношению к субъекту. Быть может, речь идет здесь о первичном ощущении пространства, свойственным младенцу до того момента, пока оно не дифференцируется на внешнюю и внутреннюю его сферы;

— в бессознательном не существует границ между субъективным и объективным в самом содержании переживаний. Эти переживания, если выключаются механизмы сознательного контроля, не подлежат сомнению и напрямую выражаются вовне в соответствующих действиях;

— динамика психических актов и действий в сфере бессознательного лишена не только логических, но также временных и пространственных ограничений, свойственных сознательному уровню отражения действительности. Так, в сновидениях прошлое сосуществует с настоящим и будущим, находящееся в разных местах оказывается рядом, несовместимые вещи образуют одно целое. Распад ткани сознания проявляется нарастающей противоречивостью суждений, поступков и оценок, импульсивностью, признаками психической диссоциации, аффективной логикой, внушаемостью.

В целом, как считают, бессознательное находит свое выражение в ранних формах познания ребенком действительности, в архаическом мышлении, в интуиции, аффектах, панике, гипнозе, сновидениях, привычных действиях, субсенсорном восприятии, а также в побуждениях, поступках и чувствах, причины которых остаются неясными личности. Кроме того, бессознательное широко представлено в патологических феноменах.

Проявления бессознательного. Надсознательные явления. Встречаются на неподдающемся сознательно-волевому контролю уровне психической активности, который включается при решении творческих задач К. С. Станиславский обозначал надсознательное термином «сверхсознание» и выдвинул представление о специфических свойствах этого уровня психической активности, отличающих его как от сознательных, так и бессознательных процессов. П. В. Симонов отождествлял надсознательное с механизмом творческой интуиции, создающим новые комбинации прежних впечатлений таким образом, что они раскрывают неизвестные прежде аспекты действительности. Последнее подтверждается обычно позже, когда появляются соответствующие доказательства. По существу оба эти подхода характеризуют состояние, которое определяется как сверхбодрствование сознания.

Творческая активность индивида, действительно, использует старый опыт, но регулируется неосознаваемыми идеями, которые скрыты в выдвигаемых исследователем гипотезах и решениях. Эти идеи могут быть выявлены с помощью категориального анализа, то есть анализа значения, в котором используются быть может уже известные и ранее научные понятия (в отличие от психоанализа, нацеленного на изучение глубинных динамических тенденций). Сам индивид, однако, не осознает свои идеи во всей их полноте, как не осознает и того, каким образом они влияют на ход его мыслей. Вероятно, именно с этим связана субъективная непредсказуемость, неожиданность возникающих у исследователя новых решений проблемы. Эти решения вспыхивают внезапно, порой по самому ничтожному или случайному поводу, нередко в самое, казалось бы, неподходящее для этого время и субъективно воспринимаются как результат непосредственного восприятия истины, следствие прозрения, инсайта. Это вторжение новой идеи в сознание может происходить не только в бодрствующем состоянии, но и во сне, в опьянении, причем соответствующее решение или идея иногда отображаются не в виде логической структуры, а в аллегорической форме, в форме какого-то образа, что сближает научное творчество с художественным. Так, Кеккуле увидел во сне змею, ухватившую себя за хвост, и понял, что именно этот образ содержит ключ к раскрытию формулы бензола. Творческое решение, помимо того, осознается как самоочевидная истина, не вызывающая колебаний, хотя и нуждающаяся в логическом обосновании. Бывает, что такое решение долгое время не может быть доказано, и поэтому оно вначале отклоняется и многие годы пребывает в забвении. Так, планетарная модель строения атома была предложена русским инженером столетием раньше, чем получила экспериментальное подтверждение в 1911 г. Резерфордом. Законы Менделя, на которые вначале не обратили внимания, спустя 40 лет были, по существу, открыты вновь. Многое из того, что кажется сегодня неприемлемым и не воспринимается на уровне сознания, завтра будет истолковано как очевидное или давно забытое старое.

Интуиция может быть и патологической. Продуктом болезненного творчества являются, в частности, бредовые идеи. Как и акты нормального творчества, такие идеи большей частью возникают внезапно, по типу озарения, с характером непреложной и очевидной истины. Конечно же, они не могут быть доказаны хотя бы уже в силу того, что являются ложными, нередко абсурдными. Отсутствие доказательных доводов осознается многими пациентами, но это не может остановить их, так как сам факт отсутствия подтверждающих фактов не является доказательством того, что они неправы. Как правило, больных невозможно переубедить: то, что нельзя доказать, не удается и опровергнуть. Распознавание бредовых идей связано, таким образом, с немалыми трудностями, если, конечно, речь не идет о явно нелепых идеях. Из сказанного вытекает предположение, вступающее в противоречие с распространенным о том, что патологические, бредовые идеи имеют своим источником глубинные, аффективные (кататимные) механизмы. Это предположение заключается в том, что появлению бредовых идей предшествуют деструктивные изменения на уровне неосознаваемых категориальных структур, то есть изменения на уровне надсознательного. Вероятно, это могло бы объяснить столь разительное сходство, какое бредообразование имеет с актом творчества.

Неосознаваемые побуждения (мотивы) к деятельности. Субъект стремится совершить поступок, не понимая при этом причины своего желания. Это явление впервые открыто в исследованиях гипноза. По выходе из гипнотического состояния, в котором испытуемому внушалась некая программа действий, он все это делал, не осознавая того, что именно заставляет его поступать таким образом. Например, внушалось, что ему нужно в такой-то час пойти в магазин и купить определенную вещь. Следует заметить, что внушить можно не все, а только то, что соответствует или не противоречит ожиданиям и общему направлению деятельности субъекта. 3. Фрейд рассматривал неосознанные побуждения как нереализованные влечения, которые из-за конфликта с усвоенными этическими нормами вытесняются в бессознательную сферу психики. Такие влечения, как он думал, обыкновенно не исчезают и, обходя запреты цензуры, проявляются различным образом. Так, они обнаруживаются в виде обмолвок, оговорок, описок, случайных или реактивных действий, симптомами заболевания (страхами, нарушениями деятельности внутренних органов), сновидениями, остротами. В основном, по Фрейду, такими побуждениями оказываются задержанные в детстве сексуальные влечения. В сознании взрослого они представлены в иной системе значений и внешне могут быть совершенно непохожими на сексуальные потребности. Если пациент узнает об истинной причине своего невроза, о той психической травме, которая послужила препятствием на пути адекватной реализации влечения, то это сообщение он примет как нечто чуждое его теперешней личности и само по себе знание мало ему поможет. Для того чтобы изжить психическую травму и устранить эффекты бессознательного в поведении, нужны иные подходы, а не простое информирование. В психоаналитическом лечении выздоровление достигается тем, что задержанное влечение переносится на врача-аналитика, а в групповой психотерапии — на другого члена группы. Складывающиеся на этой основе отношения затем корригируются, а это означает, что влечение себя исчерпало, оно нейтрализовано. Механизмы переноса трансфера) не очень ясны, как, впрочем, и другие приведенные здесь соображения 3. Фрейда. Главной остается неясность в том, считать ли указанную динамику влечений причиной или следствием заболевания. Не менее последовательной и логичной выглядит гипотеза, в соответствии с которой актуализация пройденных в онтогенезе форм реагирования связана с наступающей вследствие болезни дезинтеграцией функций сознания.

Неосознаваемые механизмы регуляции автоматизированных действий. Это операционные установки — способы выполнения умственных действий, запоминания, актов восприятия и др., а также внешних действий — чтения, письма, разговора, ходьбы, и т. д. Многие поступки выполняются автоматически, без раздумий. Указанные виды автоматизмов вначале формируются под контролем сознания, как произвольные акты, и лишь позднее их программы становятся неосознаваемыми, что имеет важное значение для психического развития, так как освобождает сознание для контроля за более сложными операциями. Факт автоматизмов осознается обычно в тех случаях, когда на пути их реализации встречаются неожиданные препятствия или действия приводят к нежелательным последствиям. Попытка поставить под контроль сознания осуществление упрочившихся программ может нарушать течение автоматических действий. Так, если больной со страхом перед неудачей (боязнь ходить, говорить, страх подавиться пищей и т. д.) пытается с помощью сознательных усилий управлять соответствующими действиями, они скорее всего будут выполняться хуже, чем если бы он не обращал на них столь пристального внимания. Страх заикания резко ухудшает речь, боязнь сказать что-нибудь не так чаще всего приводит именно к такому нежелательному результату. Боязнь повторной травмы заметно увеличивает риск ее повторения, так как нарушается автоматизм реагирования в момент опасности.

Проявления субсенсорного восприятия. Неосознаваемые восприятия, способные оказывать влияние на поведение. Так, стимулы, незамечаемые днем, могут отражаться в сновидениях, как это бывает с первыми болевыми ощущениями. Впечатление о новом человеке нередко связано с восприятием некоторых деталей его внешнего облика, не оставляющих следа в сознании, так что не всегда можно сказать, почему этот человек привлек симпатию или чем-то сразу не понравился. Факт субсенсорного восприятия подтвержден известными экспериментальными исследованиями, в которых незаметно от людей давалась реклама пищевого продукта, в частности, кофе, чая. Это делалось с помощью субтитров на кинопленке, не воспринимавшихся кинозрителями. Потребление кофе, например, после этого заметно возрастало. Средства массовой культуры могут таким образом манипулировать вкусами и взглядами многих людей. Поскольку воздействие осуществляется, минуя сознание человека, формирующиеся отношения воспринимаются как свои собственные и сложившиеся как бы интуитивно.

Развитие сознания. Сознание человека в ходе его индивидуального развития последовательно проходит ряд этапов. Хотя данная проблема не относится к числу хорошо изученных и достаточно ясных, попытаемся, основываясь на современных литературных данных, дать общее описание этих этапов.

. На первом этапе своего формирования сознание определяется как бодрствующее. Это сознание младенца в возрасте до одного года. Название подчеркивает только факт психической активности ребенка, быстрыми темпами нарастающей от одного месяца к другому и выражающейся в укорочении нормы суточного сна. Если сразу после рождения младенец спит почти все время, исключая периоды кормления, то к концу года он бодрствует 6—10 часов в сутки. Факт бодрствования ничего не говорит о структуре сознания, хотя именно в течение первого года эта структура закладывается в основных своих чертах. Так, если до двух, трех месяцев младенец не различает внешних и внутренних ощущений, то к полугодию это становится ему доступно. Другими словами, для него уже существует внешний и внутренний мир и недифференцированный вначале поток ощущений распадается на два рукава, один из которых дает начало предметному сознанию, а другой — самосознанию. Вероятно, никогда не будет установлено, какими являются и тот, и другой в своих истоках. Можно лишь предполагать, что предметное сознание в ранней своей форме представляет собой выделение некоторых устойчивых элементов внешнего мира, какие-то точки кристаллизации последующего опыта. Самосознание сводится, по-видимому, только к общему ощущению своего тела, себя, как физического существа. Нет ничего невероятного и в том, что именно в этом возрасте складывается общее эмоциональное ощущение внешнего мира, и самого себя. Если ребенок, скажем, часто болеет, испытывает массу неприятных патологических ощущений, то его самовосприятие будет окрашено отрицательными эмоциями. Если он лишен ласки, тепла и нежности, то и восприятие внешнего мира вызовет у него соответствующий аффективный отклик —боязнь, недоверие.

Реакция на внешние объекты становится отчетливой к четырем-шести месяцам. Дифференция внешних и внутренних ощущений, как один из показателей развивающегося сознания, дополняются другими важными элементами — координацией, связью этих ощущений. С этого момента начинается организация индивидуального опыта, структурирование чувственной основы сознания.

К восьми, девяти месяцам у ребенка складывается достаточно стабильная и адекватная организация среды. Это проявляется, в частности, поиском потерянного предмета. Ребенок понимает, что предмет существует, даже если не видит его. Устойчивые реакции на один и тот же объект указывают на то, что у младенца формируются представления о постоянстве объектов. Конечно, сказать об этом он не сможет не только в этом возрасте, но и много позже, но важно, что он отлично это понимает. Данное обстоятельство представляет особый интерес в плане предположения о том, что созревание более высоких, базисных форм интегративной деятельности опережает развитие операционных функций. В соответствии с используемой здесь терминологией можно высказать гипотезу, по которой надсознательные процессы опережают в своем развитии то, что принято называть собственно сознательными механизмами.

Сложный характер действий ребенка к концу первого и в начале второго года жизни показывает, что реакции ребенка определяются не одной только внешней ситуацией, но что их санкционирование входит в компетенцию «Я». Другими словами, внутренний мир к началу второго года организован столь сложно, что становится регулятором отношений с внешним миром. Это означает, что фундаментальные основы организации личного опыта закладываются в самом раннем возрасте.

В возрасте от одного до трех лет качество сознания становится иным — оно становится предметным. Название исходит из того, что в содержании сознания доминируют внешние впечатления, внешняя направленность внимания. Считается также, что ребенок, в этом возрасте не выделяет себя из внешней среды, а в том, что он называет себя в третьем лице, усматривают отношение к себе, как к внешнему объекту.

Наблюдения за детьми в этом возрасте показали, что это не совсем так. Уже в возрасте полутора, двух лет можно видеть отчетливые и достаточно дифференцированные проявления самосознания. Дети понимают, что могут заставить своих родителей что-то сделать. Это свидетельствует о том, что у них существует сознание своего «Я» как активного, действующего начала. Дети четко констатируют свои действия, точно называют желания, причем делают это не только в третьем, но иногда и в первом лице, широко используются местоимения «ты», «он», «мне», «мое». Трудности с употреблением местоимения «я» носят скорее языковой, нежели психологический характер. Дети безошибочно узнают свое отражение в зеркале. Гэллап (1977) обнаружил, что в 22—24 месяца, глядя на себя в зеркало, дети определяют, что у них испачкан нос. Из животых такой способностью обладают только шимпанзе. Можно также наблюдать, как на втором году дети прерывают начатое действие и при этом вопрошающе смотрят на взрослого. Позднее ребенок будет сопровождать этот взгляд словами «нет, нет». Это означает, что внешние запреты довольно рано становятся у детей частью их внутренней структуры.

К трем годам появляются представления о мышлении как о чем-то скрытом от посторонних. Окружающие, считает малыш, не могут видеть, как он думает, так как на голове «сверху находится кожа или нет больших дырок». Есть и другие объяснения, но главное здесь состоит в том, что ощущение интимности, изолированности, закрытости внутреннего мира формируется очень рано, быть может много раньше, чем дети могут объяснить. Они хорошо понимают, что кукла не умеет думать и не знает, как ее зовут. Некоторые дети уверены, что думают они головой, возможно, зная это от взрослых, но что особенно важно, они ощущают активность мысли, осознают этот процесс как нечто присущее их «Я». Большинство знает назначение других частей тела, а когда их спрашивают, зачем им два глаза или два уха, дают понять, что без этого никак нельзя. На фотографиях с радостью узнают себя и называют свое имя. Обнаруживают хорошо развитое чувство собственности — не отдают свои игрушки, а позаимствованные у других детей считают своими. Слово «мое» относится не только к числу первых, но и самых употребительных в их лексиконе. Это показывает, что идет бурный, экспансивный рост самосознания, причем хорошо видна активность механизмов присвоения, интериоризации внешних впечатлений и превращения последних в элементы структуры «Я». Достаточно отчетливо выраженная к этому времени способность понимать душевное состояние другого человека свидетельствует о том, что ребенок помнит о своих прежних эмоциональных реакциях и может действовать в соответствии со своим личным опытом переживания — обнять кого-то, приласкать, дать игрушку, сладости. Все вышесказанное говорит о том, что предметное сознание в этом возрасте сосуществует со сложными и довольно дифференцированными представлениями о своем внутреннем «Я». Внешние впечатления ребенка также организованы, и не только в пространстве, но и во времени. Ребенок может прогнозировать некоторые события, например, уход и возвращение матери, поощрения и замечания. В целом у него складывается более или менее устойчивая картина внешнего мира и понимание своего места в нем. Ребенок осознает, что внешний мир в известной степени подвластен ему, и он может действовать в нем по своему усмотрению. Складывается определенная структура отношений с окружающим миром, причем она опосредована личностью ребенка.

Воспоминаний о себе до трех, четырех лет, как уже упоминалось, не сохраняется. В памяти остаются лишь отдельные внешние впечатления. Первые впечатления о себе относятся к четвертому, пятому году жизни, реже— к более раннему возрасту. Зачастую они оказываются ошибочными — это поздние фантазии, сновидения, рассказы окружающих, включенные в образ своего «Я». Природа детской амнезии не установлена. Связать ее с вытеснением ранних сексуальных комплексов, как пытался это сделатьФрейд, не удалось. Существует гипотеза, по которой ранние впечатления, основанные на «проксимальных» ощущениях, не запоминаются из-за отсутствия у детей адекватного запаса слов и неспособности организовать впечатления для сохранения их в памяти (Слобин, Грин, 1976). Если учесть, что запас слов к этому возрасту становится достаточно большим, как и запас знаний, то и эта гипотеза не кажется убедительной. Генезис детской амнезии, возможно, имеет, нейробиологические, а не психологические причины Возможно, он связан с тем, что объем символической памяти и взаимодействие между разными формами памяти у детей все еще недостаточны для запоминания большого объема информации.

Возрасту от трех до семи, девяти лет соответствует новый уровень развития сознания — индивидуальное сознание. Название подчеркивает прежде всего факт усложнения и дифференциации самосознания. Внешне это выражается в том, что ребенок уверенно, начиная с трех, четырех лет, пользуется личными местоимениями. Он ощущает себя единой и устойчивой структурой, ядром которой является сознание принадлежности к «Я» побуждений, мыслей и чувств. Весьма характерно ощущение своей автономии, самостоятельности. С этим ощущением связан физиологический негативизм детей — они противятся всякому вмешательству извне, утверждая тем самым право иметь собственные ценности. Ребенок уже понимает, что им дорожат, его ценят, что он имеет какой-то вес в глазах окружающих. Отсюда проистекает желание «показать» себя, привлечь к себе внимание, а также гнев, возникающий при появлении препятствий на пути к цели.

В три, четыре года ребенок отождествляет себя с одним из родителей, копирует его. Это значит, что он хорошо разбирается в социальных ролях, какие играют отец и мать. Имитирует однако он лишь то, что определено его потребностью в самоутверждении, существованием устойчивого внутреннего образа своего «Я». Другими словами, ребенок перенимает ту роль, какую он сам хотел бы играть. Мальчики обычно выбирают роль отца, девочки — матери, основываясь на происшедшей ранее половой идентификации. Половое отождествление осуществляется в возрасте до двух лет и это хорошо видно по играми игрушкам, которые в это время предпочитает ребенок. Если половая идентификация и связанные с нею игры, отношение взрослых доставляют комфортные ощущения, половая роль фиксируется, даже если она оказалась несоответствующей биологическому полу. Выбор пола является, таким образом, основой для общей психологической идентификации, то есть выбора мужской или женской психологии, а также сексуальной ориентации. Психологическая идентичность в дальнейшем конкретизируется путем частных отождествлений с мужскими и женскими социальными ролями.

В указанном возрасте дети имеют представление о своем идеальном «Я» и могут сравнивать его с тем, как они воспринимают свое реальное «Я». Здесь появляется, следовательно, определенное отношение к себе, самооценка. Дети могут говорить о себе одобрительно или осуждающе, нравиться себе или нет, начинают стесняться, появляется чувство стыда.

Сообщая о себе, дети приводят тем не менее характеристику своих внешних данных: рост, цвет волос, любимое занятие. Точно также описывают других людей. Причины своего поведения видят, в основном, вне себя, и, если недовольны собой, то жалуются на окружающих. С шести лет начинают понимать, что окружающие судят о них не по внешности, а по поведению, их начинает интересовать мнение других, о себе. Четко разграничивая внешний и внутренний мир, еще не всегда уверенно отличают в своих представлениях деятельность воображения и то, что соответствует действительности. Повышенная склонность к фантазированию довольно часто приводит к смешению того и другого — в этом возрасте особенно ярко проявляются аутистические тенденции мышления, нормальные для данного периода развития. Дети проявляют повышенный интерес к сказкам и едва ли ясно понимают, что они — вымысел — настолько живо и эмоционально реагируют на их содержание. Охотно идентифицируют себя со сказочными персонажами, обнаруживая тем самым свои первичные нравственные ориентации. Иногда путают намерения с действиями — то, что хотелось им сделать, кажется позже сделанным. Взрослые думают, что дети обманывают, лгут, но это не так. Дети не умеют еще лгать, они просто не в состоянии бывают понять, где выдумка и где правда.

Обогащаются и дифференцируются представления о внешнем мире. В нем ребенок чувствует себя хозяином положения, а окружающее рассматривает как нечто вращающееся вокруг него. Все, что ребенок воспринимает, он видит через призму того, что ему известно о непосредственном окружении. Так, если в семье четверо человек, то семья становится как бы моделью любой другой группы. Разглядывая, например, стаю птиц, малыш старается определить, где среди них папа, мама, брат и он сам, причем как тех, так и других членов семьи в птичьей стае нередко оказывается несколько. И в этом возрасте и много позже он считает людей похожими друг на друга и прежде всего на него самого.

В возрасте от 9 до 14 лет сознание обогащается социальным содержанием, отражая тем самым расширение сферы контактов с людьми. Здесь наблюдается последовательная смена коллективного сознания общественным, а затем социальным. В значительной степени это связано с преодолением доминировавшей ранее эгоцентрической позиции, большей открытостью для влияния других людей. Возросшая способность разделять точку зрения других людей, естественно, сопровождается повышением интереса к ним, усилением тяги к общению. Подростки в первую очередь тянутся друг к другу и образуют множество разного рода неформальных групп (рокеры, митьки, панки и т. д.). Взрослые люди им менее понятны, по отношению к ним и их ценностям наблюдается даже некоторое отчуждение. В группе подросток узнает о многих ранее малоизвестных ему аспектах жизни, а также о собственных раскрывающихся социальных качествах, определяющих характер межличностных отношений. Отношение к другим подросткам в значительной степени определяется не тем, каковы они сами по себе, а их принадлежностью к той или иной компании. Большей частью группы изолированы одна от другой, отношения между ними могут быть враждебными. Более заметными величинами в самооценке теперь становятся не внешние, а социальные и психологические свойства. Из социальных свойств на первый план выдвигаются такие, которые выявляются в отношениях партнерства, дружбы, соперничества, зависимости («не лезу в драку», «могу заступиться», «не люблю, когда мной командуют» и т. п.). В психологическом плане отчетливо различаются мыслительная и мотивационная категория. Подросток обычно очень дорожит мнением сверстников себе. Порою оно для него важнее, нежели мнение родителей, учителей и даже свое собственное, поэтому он может делать все от него зависящее, чтобы завоевать расположение своих товарищей. В этом возрасте он начинает размышлять о себе, следить за своими мыслями, поступками, так или иначе формировать и оценивать их с позиций норм и идеалов группы, к которой принадлежит. Сравнивая себя с другими, позже приходит к выводу о том, что его мысли и чувства уникальны, единственны в своем роде, но свой социальный облик рассматривает через призму стандартов группы. Здесь впервые появляется понимание того, что представляет собой характер. Во всяком случае, поведение других людей подросток склонен объяснять устойчивыми чертами характера. В то же самое время причины своих поступков он все еще выводит из внешних условий.

Главным приобретением сознания в данном возраста является, таким образом, понимание того факта, что люди существуют не каждый сам по себе, но что все они связаны между собой и образуют социальные структуры разного типа, и что индивид представляет собой не просто единство физических и психологических свойств, а обладает определенными социально обусловленными качествами.

Формированию высшего, рефлексивного качества сознания, по крайней мере в общих его чертах, соответствует возраст от 14—16 до 18—20 лет. Именно в этот период складывается более или менее целостная и относительно завершенная система представлений о мире, о себе и своем месте в обществе, о своем предназначении в будущем. Рефлексивным это осознание называют потому, что оно обеспечивает самопознание и познание мира с позиций объективных ценностей, поднимая человека над ситуациями и вещами, а также своими желаниями и чувствами.

Изменения, происходящие в этот период во внутреннем мире настолько стремительны, что многие из них впоследствии не сохраняются в памяти. Взрослые лучше помнят о детских впечатлениях, нежели о том, что испытывали во время отрочества и юности. Можно, пожалуй, говорить о юношеской деперсонализации, как о нормальном, физиологическом явлении в том смысле, что многие переживания скользят как бы по периферии личности, воспринимаясь с оттенком отчуждения. И позже они кажутся несколько странными, оцениваются как блажь или чудачество, стоящими в отдалении от того, что ощущается имманентно присущим ядру личности. Некоторые психологи склонны рассматривать это отчуждение как форму психологической защиты, помогающей пережить юность более спокойно. Главные достижения этого возраста таковы:

— растущая интегрированность мыслей, чувств и действий, появление внутреннего согласия;

— укрепление уверенности в силе своего «Я», вера в способность контролировать свое поведение, мысли и чувства. С этим связана даже некоторая самоуверенность, оппозиционное отношение к навязываемым извне стандартам мышления, вызывающая и порой шокирующая окружающих смелость суждений;

— способность видеть не только настоящее, но также прошлое и будущее в их связи между собой, сравнивать то, что есть, с тем, что могло или должно быть. Отсюда вырастает протест против существующего, критицизм, бунтарский дух, максимализм взглядов и требований, непреклонность и радикализм принимаемых решений;

— формирование самооценки с учетом совокупности всех личностных качеств: физических, психологических, социальных. Внешность оказывает на самооценку заметное влияние особенно в юности, и если желаемое не совпадает с действительным, возможны и часто встречаются так называемые дисморфофобические реакции с характерным для них преувеличением физического недостатка, подавленностью и стеснительностью. Для девушек наиболее важными для самооценки внешними

качествами являются лицо, талия, грудь, рот и зубы, а для юношей — рост, тип телосложения, бедра, рот и ширина плеч. Девушки чаще недовольны своей внешностью, и отклонения от того, что хотелось бы им иметь, они переживают более остро, чем юноши. И девушки и юноши в целом ориентированы на положительное восприятие скорее мезоморфного типа телосложения. К людям с эндоморфной телесной конституцией они чаще относятся отрицательно. Тем не менее оценка внутренних качеств преобладает над оценкой внешности. Состояние внутреннего мира привлекает большее внимание, поэтому самоанализ или рефлексия в этом возрасте обострены иногда до патологической степени. Многое в себе кажется неожиданным, неизвестным, так что самосознание превращается в серию удивительных открытий. Это может способствовать употреблению наркотиков. Среди наркоманов бытует убеждение, что подлинное «Я» раскрывается только в опьянении. Весьма важное значение придается социальным качествам личности, так как идет выбор профессии, жизненного пути. Многое зависит от того, будет ли этот выбор адекватным самым сильным сторонам личности. Видное место занимает в этом романтическом возрасте духовная проблематика, ценностная ориентация. Здесь впервые появляются Острые переживания смыслоутраты и, вероятно, с этим связан первый возрастной пик самоубийств;

— переход от конкретно-ситуационного понимания внешних явлений и самого себя на концептуальный, что в значительной мере связано с созреванием мыслительных структур. Это находит выражение в интересах к отвлеченным проблемам, к вопросам психологии, этики, философии, искусства. Увлеченность общими вопросами обогащает личность, позволяет отказаться от прежних узких групповых норм и ценностей, выйти на простор глубоких и свободных размышлений. При психических заболеваниях эта естественная потребность превращается в особый род одержимости, обозначаемый как симптом философической интоксикации. Юноши начинают понимать свою неповторимость, самобытность и потому иногда тяготеют к индивидуализму. Не скованные рутиной жизненного опыта, они на многое смотрят совсем иными глазами, лучше видят теневые стороны жизни и острее на это реагируют, отчего бывают склонны к депрессивным реакциям, легко сменяющимся, впрочем, состояниями воодушевления и повышенной активности.

В клинической практике пользуются представлениями о предметном сознании и самосознании. В соответствии с этим разграничиваются нарушения самосознания и расстройства предметного сознания.

5.2. Нарушения самосознания

Проявляются жалобами больных на чувство измененности, утраты, отчуждения или потери единства собственной личности — аутопсихическая деперсонализация, своего тела («телесного «Я») — соматопсихическая деперсонализация, а также переживанием нереальности и отчуждения окружающего мира — аллопсихическая деперсонализация или дереализация. Наблюдаются различные нарушения самосознания.

Психическая анестезия. Это ослабление и утрата актов самовосприятия. Характеризуется выпадением из сознания различных сторон образа собственного «Я». «Купюры» сознания могут касаться как телесного, так и внутреннего «Я», а кроме того, той части внешнего пространства, на которое распространяется чувство личной принадлежности. Кульминацией в развитии данного варианта патологии самосознания является утрата ощущения витальности, то есть убежденность в своей смерти, безжизненности. Одновременно с нарушениями самовосприятия нередко выявляются признаки депрессии. Последняя называется анестетической депрессией. Реже встречается анестетическая мания. Типичны обостренная рефлексия, болезненная реакция на ощущение измененности своего «Я». Представляется возможным разграничить ряд вариантов данной формы патологии самовосприятия. Следует лишь заметить, что они могут сочетаться друг с другом, и составлять разнообразные комбинации.

Телесная анестезия — выпадение актов восприятия собственного тела или отдельных его частей: «Не чувствую тела ниже пояса… Тела как будто нет совсем—остались одни глаза… Чувствую только голову, а тело — нет… Тело невесомое, почти не ощущаю его.:. Просыпаюсь с ощущением, что нет кисти руки, в страхе ищу ее… Тела нет, только сердце колотится…

Ощущение человека, который схватил свою отрубленную голову и бежит».

Утрата сознания актов восприятия и представлений о внешнем мире: «Ничего вокруг меня будто нет, я осталась совершенно одна… Все вдруг исчезло, кругом пустота, и в ней — я… Мир, кажется, удаляется, исчезает, а же остаюсь здесь…».

Утрата сознания собственной активности: «Чувствую себя роботом, автоматом… Делается все само по себе, без моего участия… Я не чувствую своих усилий, когда что-нибудь делаю, только констатирую, как действует мое тело… Я встаю, открываю холодильник, выпиваю молоко, но все это само делает мое тело, не я…».

Утрата сознания эмоций: «Нет никаких чувств, ни хороших, ни плохих… Стала бесчувственной, как чурка… Все вижу, понимаю, но в душе пустота, все замерло, будто там ничего нет… Я — живой труп, кажется, что давно умерла… Как деревяшка стала, хоть бы шелохнулось что внутри…».

Утрата сознания активности мышления: «Мыслей нет, совсем не думаю… Нет памяти, ничего не соображаю, голова пустая… Говорю и не думаю, только слышу, что сказала… Скажу, а потом только доходит, что это я сказала… Вопросы слышу и тут же отвечаю, только языком, а голова не думает… Ничего не понимаю, отвечаю механически, вроде бы по привычке…».

Утрата восприятия внутренних ощущений: «Внутри пусто, будто полый весь… Я вроде трубы, ничего не ощущаю в себе… В груди ничего нет, все затихло, замерло там…».

Чувство неясности, потери сознания: «Будто не проснулся совсем, полусонный… Все время в какой-то полудреме… Хожу как во сне и себя во сне вижу… Кажется, вот-вот потеряю сознание… Чувствую, что сознание покидает меня… Нахожусь будто в обмороке: вижу, слышу, но нет реакций… Полуобморочное состояние…».

Утрата сознания индивидуальности: «Стал безликим, нет ничего своего… Потерял свое лицо, растворился, моего «Я» больше нет… Живу рефлексами, привычками — надо, вот и делаю, забыл, как бывает по-моему».

Утрата сознания «Я»: «Меня больше нет, мое Я исчезло… Меня нет вообще, больше не существует… Мое «Я» на нуле, на точке замерзания… Я теряю себя, как будто не осознаю себя… Исчезаю от себя, будто меня нет совсем. Проснусь и не знаю, кто я и где я… Не знаю, где мое «Я», не ощущаю себя… Меня нет, осталась оболочка, видимость. Я исчезаю из мира…». Один из пациентов на предложение полечиться ответила «Кого Вы собираетесь лечить? Меня ведь нет, надо вернуть вначале меня, а потом и лечить».

Дереализация — утрата сознания реальности окружающего и самого себя: «Окружающее будто бы снится, а не есть на самом деле… Все не настоящее, грезится… Я будто не жил, и прошлое приснилось… Не пойму, я есть на самом деле или мне это только кажется… Все стало таким призрачным, и вот-вот исчезнет… Все будто бы нарисованное, сотри — и ничего не будет. Покрыто все дымкой и колышется, точно мираж… Кажется, что это не действительность, а ее тень… Все ненастоящее, это как бы мое ощущение…». Термин дереализация чаще используют для обозначения изменившегося восприятия внешнего мира, но этому можно возразить— точно таким же может быть и восприятие себя самого.

Утрата эмоционального резонанса — выпадение из сознания актов восприятия эмоционального отклика, сопровождающего взаимодействие с внешним миром. Вследствие этого возникает чувство разобщения с окружающим: «Мир там, в другом месте, а я — здесь… Я оказалась в стороне от других, вроде сбоку… Я как сторонний наблюдатель — жизнь сама по себе, а я— сам по себе… Меня нет в том мире, я отдельно от него… Нахожусь в каком-то ином мире, и вроде сверху смотрю на все… Жизнь идет мимо, и я не участвую в ней, будто стою на обочине… Я будто под прозрачным колпаком, изолирован от всех… Как будто в воде нахожусь и все вижу оттуда…».

Утрата сознания витальности — потеря ощущения жизненности: «Не могу понять, живой я или уже мертвый… Смотрю на свою руку, а она омертвелая… Гляжу мертвыми глазами… Я — труп, мертвец… Да, я говорю, двигаюсь, но я мертвый, умер, надо хоронить… Прихожу в себя после обморока и кажется, что воскресла из мертвых… Я давно мертвяк, разве не видно вам?.. Я покойник, мертвый, только говорю. Для других я живой, а так-то мертвый… Чувствую, как жизнь покидает меня… Я умирал и потом оживал три раза… Кажется еще немного, и я умру, я чувствую, как умираю… Нет ощущения тела, сна, голода, боли, жажды, чувств к родным. Пустота внутри и оттуда запах гнили. Думала, что не жива, труп… Умираю, лечу куда-то в яму…, и кажется слышу, как сверху земля сыплется, мне так хорошо, тихо…». Пациентка сообщает, что во сне «умерла», стала «пустой», так как «душа вылетела из тела». Почувствовала, что изо рта течет сукровица. В этот момент вспомнила о дочери, в страхе проснулась. Говорила после этого мужу, что она «мертва». В последующем вспоминала о пережитом не как о сновидении, а об «умирании во сне», стала панически бояться ночного сна. Некоторые пациенты думают, что мертвы не только они, но и окружающие: «И вы все такие же трупы, что и я». Это убеждение возникает, вероятно, вследствие транзитивизма — распространения собственных ощущений на окружающих людей.

Отчуждение или деперсонализация. Утрата чувства принадлежности к «Я» собственных психических актов. Прямо противоположным деперсонализации феноменом является персонализация — присвоение внешних впечатлений и включение их в структуру своего «Я». Оба указанных явления нередко сочетаются, правда, деперсонализация встречается (или выявляется?) значительно чаще.

Отчуждение может распространяться на различные аспекты собственного «Я»: внешние объекты, которые обычно воспринимаются принадлежащими личности, присвоенными; собственное тело, психические акты, а также более сложные личностные субъединицы. Примером аллопсихического отчуждения является переживание отстраненности, возникающее при восприятии родных людей, своей одежды, собственных вещей, квартиры и всего прочего, что стало близким человеку: «Знаю, что это моя мать, но кажется, будто она — посторонняя женщина… Смотрю на своих детей, а они как не мои, от других людей, чужие… Комната как-то странно изменилась — все стоит на месте, и тем не менее что-то не так, вроде она не моя, чужая… Вижу свою одежду, понимаю, что моя, но она кажется чьей-то, будто принадлежит другому человеку… Иду по своей улице, все тут знаю, но кажется незнакомым, такое чувство, будто попал в чужой город…». По типу аллопсихического отчуждения протекает фаза первичной реакции у узников фашистских концлагерей — «острая деперсонализация», по Коэну. Ее содержанием является чувство отдаленности от происходящего: «я не имею к этому отношения». Автор рассматривает такое отчуждение как форму психологической защиты «Эго», иначе осознание смертельной опасности, сильнейшая из психологии фобий травма, неизбежно повлекла бы аффект ужаса. Острую деперсонализацию относят к реакциям аномальных переживаний. В. Франкл так не думает, считая аномальной ситуацию, а не реакцию на нее: «Есть вещи, перед которыми человек теряет разум — или же ему нечего терять». Во второй фазе адаптации, с характерной для нее апатией, также рассматриваемой в качестве механизма защиты психики, от узников «все отскакивало, как от брони», жизнь по ту сторону проволоки казалась людям «нереальной», было ощущение, будто «сам ты не из того мира», «выпал» из него — так мог бы видеть мир покойник, вернувшийся с того света: потусторонним, недоступным, недостижимым, призрачным. В третьей фазе освобождения также переживается отчуждение внешнего мира. Вначале все происходящее кажется похожим на чудесный сон, в него долго не верится. Бывший узник не может радоваться своему освобождению и новой жизни — он отвык, не в состоянии принять ее. Лишь лозже возвращается непосредственное ощущение жизни, и в то же время прошлое, концлагерь, начинает вспоминаться как кошмарный сон, как нечто далекое от действительности. Соматопсихическое отчуждение проявляется потерей принадлежности к «Я» своего собственного тела: «Тело как оболочка, футляр, вроде постороннего предмета… Смотрю на себя со стороны, будто рядом идет другой человек… Руки вроде не мои, постоянно мешают, взяла бы и отстегнула их… Тело какое-то чужое, будто от другого человека… Смотрю не своими глазами, а словно чужими… Смотрю на руки, тело и удивляюсь, почему они такие, зачем… Не знаю свой голос, будто говорит другой человек… Плохо чувствую боль, будто не моя она, не беспокоит меня… Болит словно не у меня, а где-то в стороне, далеко…». Аутопсихическое отчуждение касается собственных действий, побуждений, мыслей, чувств, воспоминаний. Обычно сопровождается ощущением непроизвольного их течения:

«Все происходит не со мной, а с кем-то посторонним; я должна повторять, что делаю все сама, что все это происходит со мной, иначе впадаю в какое-то беспамятство…. Беру стакан не своей рукой, будто приказываю ей…. Мысли не мои, идут сами по себе, как со стороны… Вселяется чужое сознание и смотрит моими глазами… Все делаю механически, внутри совсем другой человек… Живу во сне, как с другим человеком все происходит… Вроде что-то толкает меня это делать, как голос… Это внутренний гипноз… Какая-то сила внутри меня, и она заставляет меня действовать… Я для себя исчез, все делается помимо воли, смотрю на себя со стороны. Никаких мыслей нет, удивляет, для чего я все это делаю — гипноз изнутри… Внутреннее колдовство, оно вошло в меня и действует оттуда… Чувства не мои, они вроде перешли от других людей… Смешно, смеюсь, но будто не я смеюсь… Воспоминания навязываются, откуда-то лезут сами» будто их вкладывает кто в голову… В зеркале вижу себя, но внутри не я…». Отчуждение собственной активности, на что указывают эти наблюдения, нередко воспринимается пациентами как ощущение внутреннего принуждения. Переживание насильственности нередко проецируется наружу, во внешний мир (это вообще свойственно феноменам отчуждения), и тогда появляется чувство овладения или влияния извне. Не-редкий в клиническом семиотике симптом транзитивизма, то есть переноса на других людей своих переживаний, вероятно, также связан с отчуждением, проекцией. Так, пациент думает, что это не у него болит зуб, а у кого-то из посторонних. Или это не ему свойственна возбужденность, а присутствующим в это время другим людям. В психологическом плане речь идет о проекции — механизме, который нередко используется и здоровыми субъектами в целях психологической защиты. По механизмам проекции возникает, в частности, и феномен, известный под названием «изменение олицетворения» или «олицетворенное восприятие»: собственное душевное состояние проецируется во внешний план так, что пациент воспринимает окружающее «зловещим», «пугающим», «радостным», «безжизненно холодным» и т. п. Можно предположить также, что именно с феноменом отчуждения связано свойственное многим имеющим его пациентам переживание открытости, когда внутренний мир лишается своей интимности и он становится как бы доступным всеобщему обозрению.

Присвоение внешних впечатлений проявляется в том, что внешнее пространство и объекты, в нем находящиеся, воспринимаются пациентами как близкое себе, как часть своего внутреннего мира, как бы находящиеся в нем самом: «Все, что вижу, находится будто внутри меня… Мое «Я» увеличилось, стало огромным… Вижу человека метрах в ста и боюсь задеть его, такое впечатление, что мы может столкнуться с ним… Смотрю на Ангару, и она кажется частью моего «Я»… Посторонние люди кажутся знакомыми, к ним появляется чувство родственности, такое, что случайный человек воспринимается как мой близкий друг… Предметы движутся в моем направлении и влетают в меня… Говорю, но не наружу, а внутрь себя самого… Люди разговаривают, а голоса их слышу не около, а внутри себя, в голове… Разговаривающий проникает ко мне прямо в мозг… Трогаю себя, а такое чувство, будто задеваю что-то внутри…». Как показывают приведенные примеры, присвоение может быть адресовано не только психическому, но и телесному «Я».

Отчуждение, как и присвоение, могут распространяться не только на обычные и нормальные для данной личности психические акты, но также на те из них, которые возникли под влиянием болезни. К примеру, сенестопатии могут восприниматься как нечто оторванное от личности, чуждое ей, так, будто бы эти патологические ощущения принадлежали кому-то другому. Галлюцинации, порождение собственной психики, оцениваются как что-то постороннее, внешнее по отношению к обладающему ими пациенту. Абсурдные мысли, отчуждаемые или не свойственные ранее данной личности, могут восприниматься как ее собственные, ей принадлежащие. Импульсивные влечения противоестественного характера в тот момент, когда они овладевают пациентом, субъективно переживаются им как внутренне присущие его личности. Лишь позднее они будут расцениваться как непонятные, дикие и ненормальные явления. Все это похоже на то, как если бы в одном человеке существовала не одна, а несколько личностей, и то, что одна из них считает «своим», другой кажется неприемлемым и чуждым. Из сказанного вытекает также предположение о том, что критическое отношение к заболеванию каким-то образом связано с определенным качеством самосознания и, по крайней мере, в части случаев (исключая прежде всего слабоумие, спутанность сознания) утрата критики к патологическим переживаниям имеет в своем основании явления присвоения и отчуждения. Встречаются пациенты, которые не только осознают факт болезни, но твердо убеждены в том, что если кто-то и здоров, то это, конечно, они; болезнь они могут усматривать при этом не у себя, но у других.

Явления отчуждения и присвоения, сочетаясь, объясняют психологическую природу некоторых парных патологических феноменов, встречающихся то порознь, то вместе у одного и того же больного.

Так, это состояния никогда не виденного, не слышанного (или воспринятого, если говорить короче), во время которых известное, знакомое, ставшее близким личности переживается как нечто новое, непривычное, чуждое. Иначе говоря, речь идет об аллопсихическом отчуждении. Иногда собственное тело ощущается незнакомым, как бы увиденным впервые — тот же феномен в переживании своего тела. С чувством новизны и незнакомости воспринимаются интрапсихические процессы — феномен «никогда не пережитое». В данном случае отчуждение распространяется на аутопсихическую сферу. Состояние «никогда не пережитое» может сопровождаться реакцией удивления, но нередко ему сопутствует чувство страха (удивление считают в психологии одной из форм страха. Отличие между ними в том, что при страхе внимание сосредоточено на переживании опасности, а в удивлении — на причинах нового явления). Обычно это страх сумасшествия. Появление подобных страхов указывает, следовательно, на факт или возможность острых деперсонализационных кризов с феноменологией отчуждения… Следует заметить, что страх сумасшествия имеет и другие причины. В некоторых случаях он сопровождает сенестопатии, особенно локализованные в области головы; бывает связан с явлениями ментизма, другими нарушениями, причем возникает одномоментно с ними, как бы первично, по типу протопатической эмоции. Страх сумасшествия может возникать и как реакция на осознание факта психических расстройств у тревожно-мнительных людей или на фоне тревожной депрессии.

Антиподом упомянутым являются состояния «уже виденного, услышанного, пережитого». Когда они затрагивают сферу внешних впечатлений, это соответствует, вероятно, переживанию присвоения в аллопсихической сфере. В телесном плане оно проявляется в том, что выполняемые в данный момент действия воспринимаются пациентом с ощущением их повторения, так, будто в прошлом он уже делал однажды то же самое. В интрапсихическом плане состояние «уже пережитого» может проявиться в отношении новых, неизведанных ранее внутренних состояний и опять-таки с ощущением того, что они были когда-то знакомы и в данный момент только повторяются.

Вторым парным феноменом является криптомнезия в том ее проявлении, которое обозначают отчужденными и присвоенными воспоминаниями. В первом случае, как указывалось ранее (см. главу «Нарушения памяти»), воспоминания о реальных событиях прошлой жизни воспринимаются так, будто ничего из этого на самом деле не происходило и берет начало из прочитанного, услышанного или увиденного во сне. В другом случае напротив, частью представлений о себе становятся внешние впечатления: почерпнутое из рассказов, книг, даже фантастических кажется лично пережитым в действительности, а в сюжете кинофильма пациент усматривает случившееся с ним самим, хотя бы эти события были абсолютно невероятными. Чужая идея кажется своей собственной, а принадлежащая себе — у кого-то заимствованной.

Третий парный феномен мы назвали бы ролевым отчуждением и присвоением. Любой человек играет в жизни самые разные роли, никогда, однако, полностью не идентифицируя себя со своей социальной ролью или тем человеком, которому он подражает. Тем не менее ролевое перевоплощение меняет стиль поведения и психологические качества индивидуума. Так, Демосфен, страдавший тяжелым заиканием, произносил покоряющие слушателей речи безукоризненно чисто, но только если он голосом, жестами и дикцией подражал афинскому стратегу Периклу. Застенчивый человек в роли нерешительного может вести себя совсем иначе. Деперсонализация, касающаяся социальных аспектов деятельности, может выражаться в том, что пациент воспринимает свое ролевое поведение как совершенно чуждое его личности: «Меняю одну маску на другую. Я только играю ту или иную роль, что-то все время изображаю… Веду себя искусственно, наигранно, а не так свободно и непринужденно, как раньше… Не чувствую себя наедине, а на людях меняю одну маску другой… Стал какой-то фальшивый, постоянно чувствую, что все делаю не так…». Отчуждение при этом касается не только содержания ролевой игры, но часто затрагивает сферу невербальных коммуникаций: «неестественность мимики», «не такой голос, неестественные интонации», «деланные и лживые жесты», «не улыбка, а какая-то гримаса…». Нередко встречается обратное явление: роль, игра, намеренное изображение полностью присваиваются пациентом и при этом овладевают им до такой степени, что он не всегда бывает способен выйти из созданного им самим искусственного перевоплощения. Так, истеричный пациент, войдя в роль обиженного человека, начинает в конце концов считать себя обиженным на самом деле. Разыгрывание возмущения может закончиться совсем нешуточным гневом. Актерские перевоплощения в этом смысле близки истерическим состояниям сознания. Подобные вещи мы не раз наблюдали также у лиц, страдающих шизофренией. Так, пациент, вообразив себя в роли оратора, забывался до такой степени, что совершенно выключался из реальной ситуации, начинал громко и горячо произносить речь, сопровождая ее подобающей случаю жестикуляцией. Ролевое перевоплощение иногда наступает под влиянием представлений о том, как окружающие оценивают пациента: «Мне сказали, что я падшая женщина. Теперь я вынуждена играть эту роль, кокетничать, делать мужчинам намеки, хотя все это мне ненавистно». В детской психопатологии описаны своеобразные расстройства самосознания в виде игровых перевоплощений: представляя себя в роли животного, сказочного персонажа или литературного героя, ребенок «заигрывается» настолько, что долгое время не может переключиться на обычную свою роль даже побуждаемый к этому извне. При синдромах одичания (описаны в клинике «тюремных психозов») находящийся в состоянии истерического психоза пациент в течение длительного времени может пребывать в роли какого-нибудь животного или дикаря. Изображение дикого человека вообще считалось ранее наиболее частой формой симуляции помешательства. Синдром одичания наблюдается, как правило, в контексте других проявлений истерического психоза (пуэрилизма, ложного слабоумия и т. д.). Пациенты полностью забывают о своей цивилизованной роли, вытесняют ее (отчего данное расстройство называют иногда синдромом регресса психики), неосознанно входя в образ какого-нибудь иного существа. Продуктивная симптоматика истерического перевоплощения очень выразительна: пациенты рычат, лают, кусают прохожих за ноги, хрюкают, бывают неопрятны, едят из миски на полу и т. п. Синдром одичания после тяжелых психических потрясений возникает остро, а в иных случаях — постепенно, минуя ряд промежуточных стадий реактивного психоза. Бредовые перевоплощения в психологическом плане имеют если не идентичную, то во всяком случае сходную природу и основаны на присвоении (превращение в мессий, великих людей и т. д.).

— Наконец, с переживанием отчуждения и присвоения связан столь часто встречающийся феномен, как «раздвоение» или лучше сказать, «расщепление личности». Его психологическую основу составляет, по нашим наблюдениям, механизм отчуждения.

Существуют различные клинические формулы расщепления личности. Одна из них состоит в расколе личности на две сферы: соматопсихическую и аутопсихическую. Вероятно, данный тип расщепления затрагивает наиболее глубокий, чувственный уровень самосознания, на котором дифференцируются внешний и внутренний комплексы ощущений, а последний вскоре распадается на телесное и психическое. Пациенты описывают свои переживания следующим образом: «При засыпании возникает ощущение, будто тело остается внизу, а душа отделяется, поднимается вверх… Бывает состояние, точно душа смотрит на тело со стороны… Сознание отделилось от тела, отлетело, и я наблюдал себя со стороны… Испытывал чувство, когда душа покинула тело, вылетела наружу в виде темного комочка… Перед обмороком душа вылетает и падает в руки матери… Тело мое здесь, на Земле, а душа — на Марсе… Было ощущение, будто душа оставила тело, остановилась где-то у лампочки, и видела тело оттуда…». Душа покидает тело, и я могу приблизиться, чтобы посмотреть на него: оно кажется безжизненным, а глаза мертвыми… Моему «Я» нет места — оно бывает всюду. Если я думаю о себе, оно во мне, когда смотрю на ручку, стол — оно там, в них. «Я» стало неопределенным, бесформенным… Мое сознание вселилось во сне в молодого человека, который летал с другом над землей… Личность не цельная: душа — одно, тело — другое, ум — третье. Они между собой постоянно спорят и не могут придти к одному мнению — как быть… Закрою глаза и вижу ее, душу, сбоку, как мое лицо. Иногда душа выскакивает из меня и кричит: Надоело, я хочу на свободу. Слышу мой голос со стороны…» Тело большей частью воспринимается отчужденным, сторонним, лишь частично отождествляемым с «Я». В популярной мистической литературе об умирании в последние годы много пишут о смерти, связывая ее с отделением души и тела, что удивительным образом согласуется с весьма архаичными представлениями на этот счет. Приводятся многочисленные свидетельства очевидцев, правда, однообразные, переживших состояние клинической смерти и будто бы подтверждающих факт странствий души в потустороннем мире. Вероятно, в таких свидетельствах есть немалая доля истины, особенно если иметь в виду возможность развития в премортальных состояниях расстройств самосознания, а позже — криптомнезии. Нарушению самовосприятия с характером присвоения на данном уровне функционирования сознания соответствуют болезненные состояния, во время которых внешние объекты пациенты воспринимают как часть своего внутреннего мира (например, тело «мое», а внутренний мир происходит от другого человека, о котором пациент читал).

Другой вариант клинической формулы расщепления личности характеризуется переживанием раздвоенности в одной из сфер самовосприятия: соматопсихической, аутопсихической или аллопсихической.

В соматопсихической сфере это ощущение разделения тела на отдельные части: «Тело разделилось по пояс, обе части воспринимаю раздельно… Чувствую, что лицо состоит из двух половин… Тело раздвоилось на левую и правую половины… Одно легкое дышит, а другое—нет… Иду, а мне кажется, что нижняя половина тела шагает рядом со мной… Левая половина тела принадлежит жене, а правая — зятю… Тело как склеенное из отдельных частей…».

В аутопсихической сфере расщепление выражается переживанием разделения личности на относительно простые автономные субъединицы, одна из которых идентифицируется с «Я», а другая воспринимается с характером отчужденности: «Делаю что-нибудь и одновременно смотрю на себя как со стороны… Иногда чувствуют себе свое и чужое сознание — в это время зрение сужается, смотрю как в бинокль… Один глаз смотрит в прошлое, а другой — в будущее… Одно «Я» постоянно обвиняет, а другое все время оправдывается… Одно «Я» внутреннее, а другое — внешнее. Слышу голос совести, как будто прокурор во мне… Одно «Я» грустное, а другое — веселое… Одна половина черная, а вторая светлая и добрая, я нахожусь между «да» и «нет», запутался… Одно «Я» пассивное, а другое — активное… Одно «Я» пьянеет и становится веселым, а другое «Я», напротив, делается мрачным, но остается трезвым… Одно «Я» во мне молодое, а второе — старое… Одно «Я» послушное, примерное, а второе — грубое и дерзкое… Невозможно жить и хочется жить одновременно…».

В аллопсихической сфере расщепление переживается как разделение внешнего мира на две половины, враждебные одна другой. Масштабы поляризации могут быть разными, но на высоте расстройства весь мир кажется пациенту расколотым на два антагонистических лагеря, в котором не только Земля, но и другие планеты оказываются вовлеченными в противостояние, это нарушение называют манихейским бредом.

Третий вариант расщепления характеризуется главным образом тем, что разлом личности идет по линиям, разграничивающим сложные и в онтогенетическом плане более поздние функциональные структуры внутреннего мира.

Так, расщепление может проявляться переживанием «внутреннего двойника» — совершенно чуждого существа, ощущаемого пациентом где-то внутри себя и обладающего собственными побуждениями, мыслями, оценками, как правило, противоположными тем, которые сам пациент считает свойственными ему. Проекция подобных переживаний во внешний мир отражается в сознании пациента как факт существования такого же антипода в виде реального двойника или иным образом персонифицированной силы, действующей на пациента на расстоянии (гипнозом, внушением и т. п.).

Раздвоенность личности может переживаться не только в самовосприятии на данный момент, но также, а иногда и преимущественно в ретроспективной оценке всей своей жизни: «Жизнь тянется по двум абсолютно разным линиям, которые иногда сталкиваются, но нигде вместе не сливаются… Во мне, сколько помню, всегда уживалось два различных человека, они никогда не ладили друг с другом… Я никогда не мог знать, какой из двух живущих во мне людей возьмет верх…».

Раздвоение личности с нарушением непрерывности самосознания иногда происходит по типу кризов самовосприятия и связано с острым развитием маниакальных, маниакально-бредовых психотических эпизодов. Личность в болезненном состоянии преображается самым радикальным образом: появляются новые, несвойственные ей ранее интересы, направления деятельности, ценностные ориентации и представления о смысле и назначении жизни. До того скромный служащий или простой рабочий вдруг духовно перерождается: он стремится к просветительству, искусству, науке, религиозному подвижничеству и при этом ясно чувствует, что обрел, наконец, совершенно новое качество себя, открыл свое подлинное предназначение, стал тем, кем он и должен быть. Гиперреализация нового качества «Я» сопровождается ощущением разрыва самосознания: до-болезненный период жизни расценивается чуждым личности, далеким, туманным и призрачным, как некое «оцепенение», «полудремотное существование», состояние «недочеловека», «спячка».

Утрата сознания непрерывности существования описана также в рамках синдрома альтернирующего сознания — своеобразного расстройства, в котором одно состояние личности перемежается с другим, и это совершенно разные личности, с несхожими интересами, характерами, взглядами и привычками, качественно иные формы интеграции внутренних, социальных и духовных свойств. При этом каждая из личностей хорошо помнит лишь о себе, и только иногда сохраняет, хотя и неполные, в значительной мере отчужденные, воспоминания о другой.

Нарушение сознания единичности собственного «Я» и внешних объектов. В сфере болезненных переживаний обычно оказываются объекты, которые близки личности, связаны с нею, ей не безразличны (родственники, знакомые люди, домашняя обстановка, больничная палата, лечащий врач и т. п.).

В соматопсихическом варианте данная форма нарушения самосознания проявляется чувством удвоения физического «Я» — своего тела. Как упоминалось, В. А. Гиляровский описал это явление как симптом двойника. Редко, но встречаются пациенты, утверждающие, что их стало три, четыре и больше, или весь мир населен их «двойниками», «копиями»: «Они — как я, во всем повторяют меня: я встаю и они встают, я делаю упражнение, и они тоже… Все люди на Земле — как мои тени, в точности дублируют меня…».

В аллопсихическом варианте расстройство самосознания переживается как удвоение непосредственно окружающих пациентов внешних объектов, чаще всего одушевленных: «Есть еще одна такая же клиника, точно такой же врач, брат, сын…» — феномен, известный как редуплицированная парамнезия Пика.

В аутопсихическом плане «удвоение сознания» выглядит, по сообщению пациентов, как одновременное существование двух личностей, причем обе они равным образом идентифицируются с «Я»: «Лежу в постели, веду счет, чтобы уснуть, но одновременно с тем чувствую, что иду по палате, сажусь на стул, читаю газету…». Понимаю, что нахожусь дома, делаю что-нибудь по хозяйству, но в то же время сознаю, что иду по траве, поднимаюсь в гору, чувствую что вокруг деревья…». Иногда это происходит во сне: «Вижу себя умершим, в гробу. И в то же время стою у гроба и плачу над покойником. А он меня утешает, говорит, что я живой и нечего плакать…». Один из пациентов в беседе с врачами сообщил, что аналогичную беседу он ведет еще в двух таких же точно кабинетах и с теми же врачами. При аутоскопических обманах восприятия также может быть ощущение удвоения: «кажется, я там и здесь».

Регресс и задержка развития самосознания. Под регрессом самосознания мы понимаем стойкий или временный возврат на пройденный ранее этап или уровень самовосприятия. При этом имеется в виду прежде всего та сумма качеств, которая лежит в основе самооценки. Зрелым личностям свойственно опираться при этом на свои духовные и социальные качества. Снижение уровня личности, помимо всего, выражается изменением критериев, определяющих самооценку. Так, если отношение пациента к себе начинает определяться не духовными или социальными, как ранее, а лишь внешними, качествами (сложением тела, привлекательностью), то регресс самовосприятия представляется очевидным. Появление дисморфофобических явлений у взрослого пациента свидетельствует именно об этом — чувство неполноценности связано здесь с недовольством своими физическими данными, что в норме считается типичным для подросткового возраста. У многих пациентов можно отметить и такую особенность: снижение трудоспособности, перевод на инвалидность, то есть утрата социальных качеств не сопровождается появлением естественного, казалось бы, чувства неполноценности. В то же время пациенты без признаков регресса личности весьма остро реагируют на подобную ситуацию, испытывают угрызения совести, глубоко страдают, понимая свою несостоятельность.

Встречаются весьма грубые формы снижения самосознания. У дементных пациентов мы наблюдали регресс на уровень предметного сознания. Так, пациент с токсической энцефалопатией (тяжелое отравление угарным газом) говорит о себе следующим образом: «Он хочет курить».— «Кто это он?» — «Это он, Коля». При этом больной показывает на себя. Больной шизофренией вслух повторяет вопросы врача, адресуя их себе, и потом отвечает на них так, будто сообщает о мнении другого человека: «Нет, у него ничего не болит… Да, он устал, хочет спать… Сейчас он пойдет».

К проявлениям регресса самосознания, вероятно, следовало бы относить и так называемую дефектную деперсонализацию — сознание оскудения, недостаточности «Я», описанную на стадии стабилизации мало-прогредиентной шизофрении с преобладанием явлений деперсонализации: «Внутренне опустел, будто что потерял… Нет прежней энергии, чувств… Стал другой, чего-то не хватает…». Характеризуя обеднение «Я», пациенты чаще указывают на дефицит психологических качеств, но не социальных и тем более духовных. Это обстоятельство указывает, на наш взгляд, на очевидное снижение уровня личности и самовосприятия.

Задержка развития самосознания характеризует незрелую в том или ином отношении личность. В первую очередь это относится к самооценке. Формально последняя может быть завышенной или сниженной, но это бессодержательное определение ничего не говорит о тех критериях, на которых она базируется. Важно, как мы понимаем, иметь сведения именно об основаниях самооценки, отражающих уровень развития личности. Здоровой и зрелой личности свойственна адекватная, реалистическая и устойчивая самооценка, причем определяющим ее критерием является вклад человека в какое-нибудь полезное дело. Нормальный человек, каких бы высот в социальной и духовной иерархии он ни занимал, понимает свою ограниченность и потому скромен, он знает о своих недостатках, и не скрывает от себя, не истязая себя сознанием неполноценности; ему хорошо известны также свои сильные стороны, и он уважает себя, не принижая с этой целью других людей. Чувство собственного достоинства — вот, пожалуй, характеристика самооценки зрелой личности.

Оценка себя, главным образом, с социальных позиций характеризует известную степень незрелости личности. Перефразируя известное выражение, можно сказать: тут место красит человека. Высокое социальное положение определяет повышенную, а факт неудачной карьеры — низкую самооценку. Иначе говоря, отношение к себе целиком зависит от идеала социального «Я», во внимание не принимаются те ценности, в которых личность может достичь истинного самовыражений. Личные качества здесь также не имеют первостепенного значения, все в конечном счете решает поддержка или осуждение других, того круга людей, к которому принадлежит человек. В принципе это конформная личность, но в то же самое время она может быть непримиримой, ортодоксальной, если отличается ригидностью и не умеет ловко балансировать между интересами разных групп.

Эгоцентрическая личность, по определению, оценивает себя по личным своим качествам, как внутренним, так и внешним. Чувство неполноценности связано с какими-то физическими или психологическими дефектами, действительными или мнимыми, а самоуверенность — с представлениями об обладании такими личными свойствами, которые превосходят таковые других людей, пусть даже превосходство это только кажущееся.

Незрелой или невротической личности вообще свойственна неадекватная самооценка — повышенная или, напротив, сниженная. Не менее важно и то, что невротическая самооценка связана с притязаниями, которые не имеют реальных оснований в личности. Человек, например, хотел бы иметь привлекательную наружность, но лишен такой возможности. И он будет страдать от комплекса неполноценности, не будучи способным перейти в измерение других, более высоких ценностей. Для человека, основой самоуважения которого всегда служила, например, высокая половая активность, старение становится трагедией, так как эта активность с годами снижается, но заполнить образующийся вакуум самоуважения оказывается нечем.

Чувство неполноценности обычно компенсируется у незрелой личности не созидательной деятельностью, не утверждением объективных ценностей, а включением механизмов психологической защиты, искажающих восприятие реальности и себя с целью стабилизации иллюзорной, но тем не менее положительной или во всяком случае привычной самооценки. Вместе с тем невротическая личность нередко отличается неустойчивой, колеблющейся в крайних своих проявлениях самооценкой, что зависит от обстоятельств, неудач и временных, пусть случайных, успехов.

Задержка и искажение развития самосознания может относиться не только к социальным, психологическим, но также биологическим качествам личности. Так, встречаются пациенты с нарушением сознания половой принадлежности: эффеминация — мужчина чувствует себя женщиной; вирагинизм — женщина чувствует себя мужчиной. Мы наблюдали пациента с умственной отсталостью, который при достаточно отчетливо развитых признаках мужского пола считал тем не менее себя женщиной;— он терпеливо ждал весну, в надежде на то, что наконец-то у него «отрастут груди». Нарушения половой идентификации являются, очевидно, выражением ранних расстройств самосознания. Последние встречаются у пациентов с текущими психическими заболеваниями, связаны с колебаниями настроения, расстройствами мышления, памяти и постоянными изменениями уровня функционирования личности. Так, у больных с прогрессирующим опустошением памяти наблюдается обеднение самовосприятия, нарушается сознание возраста. У маниакальных пациентов самооценка резко повышена, в то время как уровень ожиданий заметно снижается. У депрессивных больных, напротив, снижается самооценка, но уровень ожиданий значительно повышен — очень часто они хотят, требуют от себя невозможного. Самооценка больных шизофренией неустойчива, часто неадекватна, так как основана на весьма случайных и мало характеризующих их личность признаках.

Одним из клинических признаков, играющим существенную роль в оценке состояния самосознания, являются особенности самовосприятия больными актуальных или имевших место в прошлом психических нарушений. Имеются в виду степень ясности и полноты осознания болезни, в зависимости от которого формируется то или иное отношение к заболеванию и его последствиям.

Осознание факта болезни может быть выражено в разной степени.

Нозогнозия — наличие ясного сознания болезни (или критического отношения к заболеванию). Отчетливо осознается не только сам факт заболевания. Уверенно идентифицируется именно психическое расстройство, о проявлениях и течении которого больные приводят точные и достоверные сведения. В оценке характера и тяжести заболевания пациенты предпочитают опираться на объективные критерии или мнение лечащего врача. Четко разграничиваются болезненные и здоровые стороны личности. Как правило, нозогнозия наблюдается при нерезко выраженных нарушениях психической деятельности, проявляющихся астеническими, дисмнестическими, невротическими и неврозоподобными расстройствами. Встречаются случаи аутодиагностики душевного заболевания, в частности, шизофрении. Нозогнозия к расстройствам психического уровня появляется лишь по выходе из психоза. Как правило, это свидетельствует об окончании психоза либо о наступлении глубокой ремиссии.

Анозогнозия — полное отсутствие сознания как по отношению к болезни в целом, так и отдельным ее проявлениям. Наблюдается при значительных и глубоких поражениях психической деятельности (слабоумие, расстройства сознания, психотические состояния). Отсутствие сознания болезни при относительно неглубоких нарушениях психики, вероятно, указывает на преморбидную интеллектуальную дефицитарность или преимущественное поражение сферы самосознания. В части случаев анозогнозия может быть поставлена в связь с аутистической оторванностью от действительности, игнорированием объективных критериев самооценки. После того, как явления острого алкогольного галлюциноза у больных с реалистической ориентацией мышления исчезают, все пережитое в состоянии психоза расценивается как нечто невероятное, невозможное в действительности, и, следовательно, связанное с болезнью. Аналогичные расстройства у больного шизофренией длительное время либо вовсе не сопровождаются появлением критического отношения к психозу. Содержание психотических переживаний рассматривается при этом как отражение вполне возможных, реальных событий. Необычное субъективное состояние, коренное изменение содержания сферы самовосприятия не расцениваются в этом случае как проявление болезни, возможно, вследствие регресса сознания. Факт анозогнозии может быть обусловлен психологическими причинами. Так, формирование алкогольной анозогнозии связывают с механизмами вытеснения чувства вины — желанием успокоить себя, отключиться от неприятных, угнетающих мыслей и воспоминаний. Нередко пациент создает спасительную в плане самоуважения систему объяснений причин злоупотребления алкоголем, постепенно убеждая себя в том, что оно связано с объективными, не зависящими от его воли внешними обстоятельствами. В этом проявляется действие такого механизма психологической защиты, как рационализация. Вероятно, не только в этом состоит причина развития алкогольной анозогнозии. На это указывает тот факт, что больные не только не отождествляют себя с алкоголикам и обижаются, если за них это делают другие, но нередко обнаруживают непоколебимую уверенность в том, что опасность заболевания им вообще не угрожает. Такая позиция свидетельствует о глубокой перестройке системы личностных ценностей, в согласии с которой потребность в алкоголе становится доминирующим и смыслообразующим мотивом поведения. Все, что связано с алкоголем или способствует его употреблению, не вызывает отрицательных эмоциональных реакций или ассоциаций. Употребление алкоголя, с указанной точки зрения, не является и не может быть причиной негативных последствий, например, распада семьи, потери работы. Последствия пьянства связываются с другими причинами. Вероятно, здесь следовало бы говорить об отрицании реальности, как актуальной, так и будущей — другом варианте защиты, также указывающем на стойкую невротическую деформацию личности.

Формальная нозогнозия — констатация факта психического расстройства, основывающаяся на учете внешних обстоятельств, в которых оказался больной в результате заболевания и той роли, какую он вынужден теперь играть: «Раз лечат, значит, болен… Болен, потому что нахожусь в больнице…». Сознание психологических аспектов болезни полностью отсутствует. Это видно из того, что больные не могут сообщить, какие конкретно нарушения психической деятельности они считают проявлениями заболевания. О наличии формальной критики к болезни свидетельствует также своеобразное отношение к отдельным ее симптомам, например, галлюцинациям: согласие с тем, что они не, отражают реальность, вместе с тем нежелание принять их как проявление расстройства: «Меня убедили в том, что голоса казались, и на самом деле не было ничего, о чем они говорили. Но это не болезнь». — «А что же?» — «Не знаю».

Амбивалентная нозогнозия — двойственное отношение к болезни, сосуществование нозогнозии и анозогнозии: «Болен, так как казались голоса, и, разумеется, надо лечиться, чтобы они прошли». Но вскоре пациент говорит: «В больницу поместили напрасно, мне тут делать нечего, голоса говорили на самом деле, и все что я слышал от них,— правда». Амбивалентное отношение к болезни может выражаться и в том, что одни психотические явления расцениваются как проявление патологии, другие — нет. Так, некоторые галлюцинации относятся на счет болезни, а другие принимаются за факты действительности. Или к бреду появляется критика, в отношении галлюцинаций она отсутствует и т. п. Частичная или неполная нозогнозия — факт болезни осознается с достаточной определенностью и уверенно отграничивается от нормального самочувствия, однако далеко не все проявления заболевания принимаются при этом во внимание. К числу патологических явлений больные причисляют обычно нарушения витального уровня: расстройства сна, аппетита, вегетативной регуляции, снижение активности, соматизированные явления или какой-нибудь один симптом, которому придается особенно большое значение. Одновременно с этим отклонения со стороны более высоких психических функций не получают адекватной оценки. Заболевание большей частью не считается психическим, его интерпретация остается — весьма неопределенной: «Нервы… Переутомление… Бессонница… Половая слабость…» и т. п.

Неустойчивая нозогнозия — в зависимости от настроения или конкретного самочувствия сознание болезни то появляется, то исчезает. Так, например, у больных — алкоголизмом нозогнозия может появляться в состоянии опьянения или абстиненции, если при этом возникают депрессивные сдвиги настроения, усиливающие критические тенденции мышления. Возвращение в эйфорическое состояние сопровождается потерей критического отношения к болезни, ее отрицанием, напоминая тем самым состояние альтернирующего сознания.

Гипернозогнозия — наличие критического отношения к болезни, сопровождающееся количественной переоценкой тяжести его проявлений.

Паранозогнозия — ясное осознание факта болезни, сопровождающееся доминированием стойких и неправильных представлений о природе заболевания.

В заключение этой главы хотелось бы подчеркнуть, что расстройства самосознания имеют не только частное, диагностическое значение и могут быть с этой целью описаны в виде более или менее удачно сгруппированной суммы симптомов. Значительно более важным представляется нам то обстоятельство, что они, как мы пытались показать, лежат в основе развития многих, если не большинства психопатологических феноменов. Расстройства самосознания, следовательно,— базисное явление, один из фундаментальных и постоянно действующих механизмов симптомообразования.

Самосознание и рефлексия: натуралистическое объяснение

Bibliographic Citation:
Винник, Д. В. Самосознание и рефлексия: натуралистическое объяснение / Д. В. Винник, Д. В. Винник // I Всероссийская научная конференция «Философия сознания и языка», сборник материалов [Электронный ресурс]. — Красноярск: Сибирский федеральный ун-т, 2016. — Режим доступа: http://conf.sfu-kras.ru/mind-lang/participant/15477, свободный.

Abstract:

Вопрос о природе самосознания не может быть решен на феноменологическом уровне. Различные рефлексивные уровни сознания действительно существуют как специфические формы ментальных состояний живых существ. Природа генезиса рефлексии как реально ментального состояния социальна. Эволюция рефлексирования форм сознания может быть объяснена с помощью инструментария эволюционной эпистемологии как результат социального взаимодействия, описываемого рефлексивными играми. Живые существа способны определить ранг рефлексии оппонента по поведению и внешним физиологическим свойствам, а также  детектировать эпистемическую ложь. Возможно, в основе этого механизма лежит деятельность зеркальных нейронов, ответственных за сочувствие. 5.Теория ума у живых существ является результатом рефлексированных игр и является дополнительным критерием наличия самосознания. 6.Можно предположить, что в процессе эволюции успешные формы детекции рефлексированых состояний особей-оппонентов закреплялось на нейро-физиологическом уровне в качестве устойчивых нейронных связей и даже участвовали в отборе. Это означает, что в структуре мозга человека эволюционно «защиты» сотни, а возможно даже и тысячи стадии самосознания, которые проявляются как формы  врожденного поведения  в социальном взаимодействии. Это означает, что человеческий интеллект содержит в себе множество рефлексивных рангов в скрытом («бессознательном» виде). Актуально же мозг должен поддерживать небольшое количество состояний иерархически упорядоченных рефлексивных рангов. Осознание самосознания является фундаментальным свойством разумных существ, лежащих в основе феномена и разума. Это означает, что осознания самосознания может быть натурализовано как специфически ментальное функциональное состояние, открывая дорогу для поиска его субстрата на нейрофизиологическом уровне.  

между империей и нацией» – Департамент истории – Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

4-5 февраля 2021 г. в институте Истории Санкт-Петербургского государственного университета при участии департамента истории Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» в Санкт-Петербурге состоится международная междисциплинарная научная конференция «Лояльность, подданство, гражданство: между империей и нацией».

Для участия в конференции приглашаются специалисты в области истории, политологии, социологии, этнографии, социальной антропологии, культурологии, искусствоведения, филологии, в том числе аспиранты, магистранты, а также студенты последних курсов обучения.

Для участия в конференции необходимо до 03 февраля 2021 г. (включительно, до 20:00) пройти регистрацию.
Форма регистрации доступна по ссылке.
Заседания секций пройдут онлайн (в Zoom).

Программа конференции (рус) (PDF, 1004 Кб)

Это будет уже восьмая по счету конференция из серии «Нации и этничность в гуманитарных науках».  Заявленная проблематика «подданства», «гражданства» и «лояльность» отсылает к первой конференции из серии «Нации и этничность в гуманитарных науках», на которой было предложено определение этничности как одной из форм легитимации социальных связей в обществе. Именно в концептах, практиках и дискурсах «подданства», «гражданства», «лояльности» лучше всего описываются, манифестируется и кристаллизуются отношения индивидов и социальных групп с различного рода политиями и государствами. Проблематизируя «лояльность», «подданство» и «гражданство», участники конференция стремятся понять, каким образом выстраивались отношения «подданства» и «гражданства», каким образом проводилась политика включения и исключения, каким образом различные индивиды и социальные группы видели свою принадлежность, и в каких дискурсах эта принадлежность и солидарность описывалась.

На конференция планируется пересмотреть некоторые устоявшиеся историографические установки, такие как телеологичность государственного и национального строительства и кристаллизации крупных форм самосознания; противостояние «империи» и «нации»; «подданства» и «гражданства». Конференция не ограничивает диапазон рассматриваемых проблем Новым временем, обращаясь к домодерным сценариям. Такой подход позволяет обсудить феномены «лояльности», «подданства» и «гражданства» как подвижные и контекстуально обусловленные категории.

На пленарном заседании будет представлено несколько докладов, которые зададут основные дискуссионные линии конференции. Речь пойдет о динамике различных форм коллективного самосознания в Средние века и раннее Новое время, феномене имперского гражданства-подданства, отличающемся от известных форм принадлежности к нации, дискурсивных аспектах современных понятий подданства и гражданства.

Некоторые секции конференции будут проходить в течение двух дней. Так, 4 и 5 февраля будет работать секция «Композитарные монархии и проблема подданства в позднее Средневековье и раннее Новое время», где участники обсудят формы принадлежности  и идентификации сообществах домодерной эпохи,  соотношение различных форм лояльностей, формы взаимоотношений между центром и периферией в композитарных монархиях раннего Нового времени. Речь пойдет не только о монархиях  Западной Европы, но и о Великом Княжестве Литовском, Речи Посполитой и Московии.

4 и 5 февраля состоится секция «Проблемы национальности в национализирующихся государствах XIX-XXI вв.» Участники конференция представят доклады о том, каким образом происходило горизонтальное взаимодействие, описывалась нация и видоизменялась национальная идентичность, осуществлялась политика включения и исключения в национализирующихся государствах Африки, Японии, Испании, Центральной Европе и постсоветских государствах.

На секции «Сравнительные аспекты имперского подданства, гражданства в XVIII – начала XX вв.» участники детально обсудят отношение индивидов/социальных групп и государств в имперской ситуации. Речь пойдет об имперском подданстве, истории понятий, политике  и практиках подданства и гражданства, репертуарах воображения главным образом в Российской империи.

Секция «Советская национальная политика: конструирование и институционализация национальности в условиях постимперского разнообразия» рассмотрит 5 февраля различные варианты интерпретации самого понятия этничности, практики управления и конструирования разнообразия, пространства политики, а также практики репрезентации и включения в раннем СССР.

Итоги работы имперской и советской секции будут обобщены на заключительном круглом столе по проблемам подданства и гражданства в Российской империи и раннее СССР.

На секции «Первая мировая война: гражданство, лояльность, национальная идентичность», которая пройдет 4 февраля, будет обсуждаться проблема нарастания (интенсификации) лояльности государству, правовые аспекты положения беженцев во время  Первой Мировой  войны, а также переопределения национальных идентичностей после ее окончания.

4 февраля участники секции «Практики репрезентации лояльности и подданства» обсудят различные формы репрезентаций своих и чужих в визуальных источниках, архитектуре, литературе и публицистике начиная с позднего Средневековья и заканчивая современностью.

5 февраля также состоится секция «Королевские сообщества: этно-политическая и этно-культурная консолидация в условиях варварских королевств и средневековых патримониальных монархий», на которой будут представлены доклады о формах лояльности и ее репрезентации, о категориях принадлежности и инаковости в монархиях раннего и классического Средневековья.

ПРОБЛЕМЫ ФОРМИРОВАНИЯ ПРАВОВОГО САМОСОЗНАНИЯ ЛИЧНОСТИ

TY - JOUR

T1 - ПРОБЛЕМЫ ФОРМИРОВАНИЯ ПРАВОВОГО САМОСОЗНАНИЯ ЛИЧНОСТИ

AU - Муслумов, Рустам Рафикович

PY - 2019

Y1 - 2019

N2 - Актуальность рассматриваемой проблемы определяется наличием противоречия между социальными условиями, предъявляющими особые требования к формированию правового самосознания личности и недостаточной изученностью психолого-педагогических факторов и механизмов его развития, а также слабой разработанностью теоретико-методологических аспектов проблемы. Методологической основой теоретического исследования явился системно-структурный подход; применялись общенаучные методы анализа и синтеза, индукции и дедукции, единства исторического и логического; объект рассматривался на стыке психологии и права. Результаты исследования показали, что правовое самосознание личности выступает одновременно как процесс и как результат выработки личностью относительно устойчивой осознанной системы представлений о самой себе в правовом пространстве, осознание себя субъектом права, своей роли, целей, интересов, ценностных ориентаций, идеалов и мотивов правового поведения. Это выделение себя, отношение к себе, оценка своих возможностей в правовых отношениях, которые являются необходимым компонентом правового сознания как целого. В зависимости от субъекта правовое самосознание может выступать в форме индивидуального и в форме социального самосознания (больших и малых социальных групп). Правовое самосознание не имеет самостоятельного пути развития отдельного от развития личности. Правовое самосознание - динамичное, исторически развивающееся образование, выступающее на разных уровнях и в разных формах, является сложным структурным образованием. Правовое самосознание личности включает три основных компонента: когнитивный, эмоционально-оценочный (самоотношение), поведенческий. Каждый из рассмотренных компонентов в свою очередь имеет сложную структуру, отражающую разнообразные процессы, модальности «Я», механизмы правового самосознания. Происхождение деформаций правового самосознания личности объясняется нарушениями в его структуре и функциях. Определены новые направления в исследовании феномена правового самосознания личности, среди которых явления травли и кибертравли, харассмента, правовой активности, криминальных и асоциальных субкультур, правовое самосознание представителей ЛГБТ, экологическое сознание.

AB - Актуальность рассматриваемой проблемы определяется наличием противоречия между социальными условиями, предъявляющими особые требования к формированию правового самосознания личности и недостаточной изученностью психолого-педагогических факторов и механизмов его развития, а также слабой разработанностью теоретико-методологических аспектов проблемы. Методологической основой теоретического исследования явился системно-структурный подход; применялись общенаучные методы анализа и синтеза, индукции и дедукции, единства исторического и логического; объект рассматривался на стыке психологии и права. Результаты исследования показали, что правовое самосознание личности выступает одновременно как процесс и как результат выработки личностью относительно устойчивой осознанной системы представлений о самой себе в правовом пространстве, осознание себя субъектом права, своей роли, целей, интересов, ценностных ориентаций, идеалов и мотивов правового поведения. Это выделение себя, отношение к себе, оценка своих возможностей в правовых отношениях, которые являются необходимым компонентом правового сознания как целого. В зависимости от субъекта правовое самосознание может выступать в форме индивидуального и в форме социального самосознания (больших и малых социальных групп). Правовое самосознание не имеет самостоятельного пути развития отдельного от развития личности. Правовое самосознание - динамичное, исторически развивающееся образование, выступающее на разных уровнях и в разных формах, является сложным структурным образованием. Правовое самосознание личности включает три основных компонента: когнитивный, эмоционально-оценочный (самоотношение), поведенческий. Каждый из рассмотренных компонентов в свою очередь имеет сложную структуру, отражающую разнообразные процессы, модальности «Я», механизмы правового самосознания. Происхождение деформаций правового самосознания личности объясняется нарушениями в его структуре и функциях. Определены новые направления в исследовании феномена правового самосознания личности, среди которых явления травли и кибертравли, харассмента, правовой активности, криминальных и асоциальных субкультур, правовое самосознание представителей ЛГБТ, экологическое сознание.

KW - Components

KW - Consciousness

KW - Defense mechanism

KW - Deformation of legal consciousness

KW - Development of consciousness

KW - One's self-concept

KW - Self-assessment

KW - Self-control

KW - Self-development

KW - Self-identity

KW - Self-regulation

KW - Structure of legal consciousness

UR - https://www.elibrary.ru/item.asp?id=41652627

UR - http://www.scopus.com/inward/record.url?scp=85082313204&partnerID=8YFLogxK

U2 - 10.32744/pse.2019.6.4

DO - 10.32744/pse.2019.6.4

M3 - Статья

VL - 42

SP - 44

EP - 54

JO - Перспективы науки и образования

JF - Перспективы науки и образования

SN - 2307-2334

IS - 6 (42)

ER -

Некоторые заметки об историческом самосознании


скачать Автор: Зарипов А. Я. - подписаться на статьи автора
Журнал: Философия и общество. Выпуск №3(20)/2000 - подписаться на статьи журнала

История никогда не стоит на месте. Она всегда находится в состоянии движения и развития. Меняются лишь сюжет и исполнители главных и второстепенных ролей, но суть и смысл остаются всегда одними и теми же — поступательный прогресс человека, человечества и общества в целом.

Последние десятилетия общественного развития значительно ускорили ход многих процессов. История пока еще не знала столь значительных и динамичных событий, которые, несомненно, станут объектом более пристального внимания и изучения со стороны ученых-обществоведов. Произошли столь крупные исторические перемены на континентах, значение которых пока невозможно объективно оценить. Это дело будущего. Однако уже сейчас можно говорить об одном, наиболее важном и глобальном факте — на пороге третьего тысячелетия человечество начало осознавать свое единство, уникальность и ответственность перед будущими поколениями за сохранение планеты. Другими словами, общегуманистические тенденции в планетарном сознании постепенно берут верх над узкоутилитарными позициями и интересами отдельных супердержав.

Происшедшие изменения коснулись судеб многих народов, проживающих на разных континентах земного шара. А наша страна стала тем центром, благодаря которому эти изменения приобрели динамизм, ускорение и, в некоторой степени, хаотичность и бесконтрольность.

Наступившая эпоха глобального «потепления» политико-идеологического противостояния сыграла для судеб мира положительную роль. Однако внутри тех стран, в которых наиболее активно происходили перемены, переориентации, смена политических и идеологических пара- ним, обнажились такие противоречия, которые замалчивались на протяжении значительного исторического периода. И эти противоречия стали тем толчком, который дал новый импульс в общественном развитии многих народов.

Общеизвестно, что в эпоху перемен в сознании и самосознании народов актуализируются насущные потребности и интересы. Активность сознания и самосознания, их интенциональность и сосредоточенность на актуальных проблемах этнических общностей приводят в движение огромные массы людей, организуют и сплачивают этнос. В такие периоды подъема общественного сознания важная роль принадлежит историческому самосознанию народа, в котором не только «воспроизводятся» фрагменты предыдущих лет развития, но и намечаются пути выхода из той ситуации, в которой данный этнос находится. Апелляции к историческому прошлому в данном случае есть своеобразный «мост» между прошлым и будущим, востребованный для решения вполне конкретных задач современности.

Обращение к историческому опыту — это попытка осмысления современных проблем, их анализ через призму этноисторических событий. Но это вовсе не означает, что актуализируется только историческая память народа. В действие приводится целый комплекс механизмов, которые обозначены в науке как «историческое самосознание».

На наш взгляд, историческое самосознание есть рефлексия социального опыта народа, востребованная в сложные периоды развития и помогающая ему осмыслить стоящие перед ним проблемы и пути их решения.

Историческое самосознание позволяет народу оценить свое место, свою роль в системе общественных отношений и определить социальный статус в межэтнических отношениях. Оно вырабатывается двояким путем: во-первых, идеологами самой этнической общности и, во-вторых, представителями других общностей, беспристрастно оценивающих общественные достижения, удачи и неудачи соседей.

В формировании исторического самосознания имеются определенные нюансы, о которых стоит упомянуть. Во-первых, его формирование идет спонтанно, поскольку конкретные исторические события всегда имели тенденцию к трансляции. На этом уровне не происходит сознательной, осмысленной, избирательной работы с целью пропаганды достижений предыдущих поколений. Во-вторых, институт пропаганды исторических событий и достижений общности в полную силу заявляет о себе лишь тогда, когда она уже вполне осознала свое единство, сплоченность и обрела реальные территориально-государственные очертания. Вне этого контекста говорить о конкретных формах его проявления не имеет смысла.

Генетически возникновение исторического сознания следует отнести к тому периоду, когда появляется институт социального единства людей, т. е. родовые объединения (а исторического самосознания — когда эта общность предстает как единый социальный субъект). Но на этом уровне оно лишь заявляет о себе, хотя и не приобретает пока стройной, систематизированной формы и не отпочковывается от общей структуры сознания человека. Да и о возникновении идеологических структур, занимающихся пропагандой исторических событий народа, говорить не приходится (хотя и существовали их прообразы в виде совета старейшин и шаманов).

Сознание древнего человека носит пока еще синкретический, мифологизированный характер, и трудно говорить о какой-либо форме или виде общественного сознания. Но постоянно меняющееся бытие медленно, методично, непрерывно способствует возникновению определенных связей в структуре сознания, порождает новые формы и способы отражения окружающей действительности. Однако на этой стадии сознание остается неразделимым, единым, цельным образованием.

Археологические раскопки, находки наскальных рисунков хотя и подтверждают мысль о единстве сознания человека этого периода, но уже дают возможность говорить и о начале формирования определенных уровней общественного сознания. Особенно наглядно это видно на примере древнего изобразительного искусства, наиболее ярко иллюстрирующего аксиологические элементы в структуре первобытного сознания. Наскальные рисунки также говорят и о том, что племенное общественное сознание уже начинает дробиться и из него выделяется индивидуальный его носитель, способный подняться до фиксации отдельных элементов бытия. Это очень важный момент в становлении индивидуального сознания, поскольку его развитие способствовало и дальнейшему процессу общественного сознания.

Расширение практической деятельности человека не могло не повлиять на расширение его познавательных возможностей. Это привело к росту социальной информации, а вместе с ним и словарного запаса языка, посредством которого она передавалась. Чем шире становилась языковая база, тем больше человек отрывался от реальности и переходил к абстрактному мышлению. Постепенная эволюция в мышлении человека привела к скачку в структуре сознания: произошел переход от конкретно-предметных форм к начальным формам обобщения, от отрывочных разговорных форм к построению целостных предложений, а наряду с этим — к сюжетному изложению событий.

На уровне сюжетного изложения возникает мифология, исторически первая форма мировоззрения. Очевидно, сюжеты первых мифов были очень просты и односложны. Об этом мы можем только гадать. Но одно очевидно: появление мифов говорит и о начале формирования исторического пласта в структуре общественного сознания.

Сами мифы предстают как попытка поиска первопричины всего и вся, своего места в этой «непонятной», «загадочной», а порой и враждебной окружающей среде, осмысления сути происшедших и происходящих событий, размышления о возможностях человека и его силы перед лицом природы. По поставленным проблемам мифы можно рассматривать как наивные, но первые философские произведения, в которых реальные события перемешаны с поэтизированно-мистифицированным представлением об окружающем мире.

В мифах человек стремился зафиксировать деяния отдельных представителей своей общности, наделяя их теми силами, обладать которыми он сам был еще не в состоянии, но имел имплицитное стремление к этому. Сюжет любой мифологии предполагает борьбу добра со злом, света и тьмы, человека с чудовищами, созидательных начал со стихией и т. д., что говорит о сложности и противоречивости бытия, подчеркивает зависимость человека от природы и ограниченность его знаний и возможностей воздействовать, влиять и преобразовывать ее. То, чего он еще не может вразумительно объяснить, он причисляет к действию сверхъестественных сил, существующих в природе (как на самой земле, так и в поднебесье и в подземелье) и противостоящих ему самому.

Мифы сыграли значительную роль в становлении и развитии исторического сознания и самосознания. Через них и в них из поколения в поколение передавались те знания и та социальная информация, благодаря которой каждое новое поколение получало первоначальные сведения об окружающем мире, о своем роде и его представителях, о далеких и близких народах и землях, об их нравах и традициях, культуре и языке, достижениях и неудачах. Благодаря мифам в исторической памяти народов сохранились самые древние сведения об их предшественниках, об их деяниях, воззрениях, мыслях и чаяниях.

Мифотворчество, как необходимый и неотъемлемый этап в развитии сознания, не исчезает бесследно в анналах истории, а сопровождает человечество на всем протяжении его существования. Это говорит о том, что мифы — исторически необходимый элемент в сознании, выполняющий специфические функции, связанные с ослаблением сурового воздействия объективной реальности на психику людей и выработкой иллюзорных, несбыточных, на данный исторический отрезок времени нереальных, рассчитанных на далекое будущее планов и наивных мечтаний, грез и фантазий.

Развитие материальных основ общества, изменение окружающего бытия, накопление первоначальных знаний приводят к разрушению первобытной замкнутости. На смену локально-территориальным образованиям приходят надтерриториальные организации в виде государств. Последние выступают как центр объединения ранее разрозненных, разбросанных территорий в единую административно-правовую единицу. Происходят существенные изменения в социальной структуре, меняются характер и содержание культуры, мифология уступает (но не исчезает) свое место новым формам мыслительной деятельности, основанным на вере и подлинных знаниях.

С этого периода уже можно говорить и о формах сознания, поскольку появление научных знаний и религиозных верований наносит сокрушительный удар по первобытному сознанию, символизируя прогресс человека и человечества и свидетельствуя о переходе на новый виток общественного развития, называемого цивилизацией.

Происходят и существенные изменения в структуре тщания. В общественном сознании происходит дифференциация связей по видам деятельности людей. Появление новых ее видов требует и соответствующих отражательных форм, категориального аппарата, способов выражения. А различия в возможностях обобщения (в зависимости от социального положения, знаний, творческих способностей) требуют адекватных уровней рефлексии.

Поступательность изменений в бытии, растянутость событий во времени позволяют сознанию приспособиться к окружающей среде. Это создает предпосылки к развитию и закреплению положительных тенденций в недрах общественного сознания.

Становление государственности, хоть и объединяет людей в рамках единой территориальной общности, еще не гарантирует единства интересов и взглядов. Та социальная общность, которая предстает в рамках конкретного государства, на данном этапе выглядит еще раздробленной, разношерстной. Несмотря на структурную эволюцию сознания, его содержательная часть все еще продолжает оставаться на уровне племенного. Трайболизм, узость мышления, зачаточные формы общественных отношений мешают объединению людей в рамках единой общности.

Историческое сознание на этом этапе тоже предстает только как часть племенного общественного сознания. Ограниченность, пространственная локализация исторических событий и действующих лиц еще не дают богатого фактического материала для его развития. Мифология уже не в состоянии удовлетворить растущий познавательный интерес человека, и она постепенно уступает свое место более прогрессивным, основанным на реальностях сюжетам и повествованиям.

С изобретением письменности открываются новые возможности в передаче тех или иных эпизодов исторического развития. Ее преимущество над устным творчеством очевидно, поскольку здесь отсутствуют возможность исправления уже зафиксированных событий, произвольное введение в текст новых сюжетов, наложение нескольких исторических событий друг на друга. В развитии исторического сознания письменность сыграла колоссальную роль как официальный источник его пополнения.

Выше мы вели речь в основном об историческом сознании, поскольку историческое самосознание появляется чуть позже, когда общности начинают ощущать себя единым организмом, способным к совместным социальным действиям. Но на уровне первобытности это осознание едва ли возможно, поскольку объединение людей происходит по принципу родства.

С возникновением социальных институтов, когда государство насильно объединяет людей вне зависимости от племенной принадлежности, происходит скачок в историческом самосознании людей. Они начинают ощущать близость с определенной группой людей не только по крови, но и по другим признакам. Такими интегрирующими факторами выступают единый исторический путь, совместные действия и выдающиеся руководители (предводители) общности, культурно-исторические обычаи и традиции, историческая и социальная память народа, устные и письменные источники, повествующие о славных деяниях предков.

На историческом самосознании всегда лежала и лежит тень мифологизаторства, поскольку одна из его главных задач состоит в привитии положительных стереотипов членам общности и гордости за героические достижения в прошлом. Это своего рода отличительный признак исторического самосознания от других видов и форм группового самосознания.

Если историческое сознание каким-то образом еще можно защитить и очистить от элементов мифа (хотя бы на теоретическом уровне), то с самосознанием дела обстоят сложнее. Функционируя на индивидуальном и групповом уровне, оно не подвластно официальному табу. Невозможно по указке сверху наложить запрет на мысли людей, вытравить из их памяти исторические события, да и попросту невозможно переделать историю и повернуть ее вспять.

Другое дело, когда в историческом самосознании можно целенаправленно сменить акценты. Усиленно тиражируя и пропагандируя необходимые исторические события (либо эпизоды) или деяния определенных личностей, общностей, насаждая соответствующие стереотипы, выработать у большинства воздействующего круга людей положительную реакцию и добиться желаемого результата. Следует только учесть, что этот результат не окажется стопроцентным, поскольку самосознание, как и сознание, обладает и критической функцией, которая у определенной части населения сильно развита, и она не воспринимает все на веру.

Продолжая рассматривать генезис исторического самосознания, необходимо отметить, что в определенные исторические периоды в нем функционировали именно официальные штампы и шаблоны (скажем, эпоха средневековья, социализма), выработанные и насажденные официальными государственными органами.

Говоря о государственных органах, необходимо сделать некоторые уточнения. Здесь, прежде всего, имеется в виду идеолого-пропагандистская машина, которая возникает как необходимый спутник власти. Она занимается не только разъяснением тех или иных событий, указов, декретов, законов, но и выступает в роли источника и пропагандиста идей, проникнутых мыслями и заботой о благосостоянии и благополучии народа.

Как уже подчеркивалось выше, историческое самосознание раскрывается полностью тогда, когда общность выступает как единый социальный организм, когда внутренние связи окрепли и она способна на совместные организованные (стихийные), созидательные (разрушительные) поступки. Сплоченная в едином порыве, осознавшая свою монолитность, единство целей, она в состоянии произвести величайшие перемены не только в своей судьбе, но и в судьбе своих оппонентов и союзников. При этом важно избежать возвышения мессианских тенденций, иногда присущих историческому самосознанию некоторых народов, поскольку они подчеркивают величие одних и бессилие других, порождая недовольство и вражду между народами.

Историческое самосознание, на наш взгляд, должно нести пафос созидания, взаимопомощи, сотрудничества и дружбы между народами. Пройдя совместно длительный исторический путь развития, человечество не может вечно находиться в состоянии «войны всех против всех». Настает момент, когда поодиночке даже самые развитые страны не в состоянии справиться с возникшими глобальными проблемами. Поэтому в деле - интеграции человечества в единую планетарную общность историческому сознанию и самосознанию принадлежит огромная роль. Апеллируя к их созидательным элементам, возбуждая в них только толерантные чувства по отношению друг к другу, насаждая общегуманистические идеи, можно выработать общепланетарные цели и идеи, в ходе воплощения которых и возможна реализация еще не истраченного созидательного потенциала человечества.

Самосознание личности выступает как целостное образование. В нем на разных уровнях, в зависимости от видов деятельности, могут присутствовать его разнообразные формы. Но интегральным, определяющим его жизненный стержень является этническое самосознание, выступающее как сложная, многофункциональная система с множеством элементов и подсистем.

Не лишним будет заметить и то, что историческое самосознание — это один из компонентов этнического самосознания (подсистема), но обладающее собственной структурой и функциями. В структурном отношении можно выделить такие его компоненты, как историческая память, этноисторический образ, этнические чувства, настроения, традиции (политические, военные, культурные), «дух предков», культурные и религиозные мифы (здесь отмечены лишь основные, на наш взгляд, компоненты).

Из функций можно выделить следующие: мировоззренческая, познавательная, регулятивная, эмоциональная, компенсаторная, аксиологическая.

Рассматривая функции исторического самосознания, следует заметить, что их состав будет варьировать в зависимости от конкретно-исторического периода' и потребностей и интересов этнических общностей. Поскольку в каждую эпоху общности решают определенные задачи и перед ними стоят вполне реальные цели, то и в расстановке акцентов в функциональной системе исторического самосознания будет отмечаться разнообразие.

Попытаемся проиллюстрировать это на примере из недавнего прошлого нашей страны. Так, в конце 80-х — начале 90-х в нашем обществе был бум на историческую информацию. Население подверглось просто чудовищному информационному «террору» со стороны средств массовой информации. Каждое издание, каждая радио- и телепередача старались преподнести как можно больше сенсационных исторических новостей из истории коммунистического прошлого нашей страны. В этой погоне не замечались и откровенные фальшивки, дезинформация, поскольку над этим всерьез в обществе не задумывались.

Отсутствие достоверной, доступной и полноценной информации в предыдущие десятилетия было восполнено и короткий промежуток времени. И здесь в структуре функций исторического самосознания на передние позиции вышла познавательная, направленная на восполнение недостающих фрагментов исторического прошлого и утоление «голода» на правдивую историческую информацию.

В принципе, весь функциональный ряд тоже претерпел изменения, поскольку изменения в содержании одной из функций оказывают влияние и на другие. В нашем случае, пополнение содержания познавательной функции с неизбежностью оказало влияние и на мировоззренческую, заставив изменить взгляд на известные исторические события и факты, переосмыслить их и выработать новое отношение к ним; на аксиологическую — в плане переоценки взглядов; на эмоциональную — вызвав различные чувства по отношению к историческим лицам, их поведению и возглавляемым движениям; на регулятивную — выработкой новых подходов и отношений к появившемуся материалу; на компенсаторную — восстановив историческую правду по отношению к отдельным народам, личностям, и т. д.

Как видим, функции исторического самосознания не инвариантны, а очень чувствительны и гибки. Нет строгого распределения и жесткой фиксации их очередности. Все зависит от сложившейся исторической ситуации.

Историческое самосознание обладает разными уровнями бытования: существует и проявляется на обыденно-бытовом и теоретических уровнях. На эмпирическом уровне оно приобретает ярко окрашенные, эмоционально насыщенные тона и потому не всегда критически подходит к оценке тех или иных событий. На этом уровне приоритет отдается не научным знаниям, а ощущениям, эмоциям, чувствам, т. е. преобладают психологические факторы, которые не всегда подконтрольны индивиду.

События недавнего прошлого подтверждают эти наблюдения. Некритическое отношение к истории СССР, с точки зрения обывателя, имеет тенденцию к завышенной оценке тех реальных событий, которые происходили в стране. Ностальгирующее историческое самосознание «советского человека» превозносит отдельные эпизоды прошлого бытия, не увязывая их со всей системой общественных отношений. Избирательность и фрагментарность не позволяют на этом уровне представить всю полноту исторической картины. Это достигается лишь на более высоком уровне обобщения — теоретическом, где присутствуют историческое и логическое, анализ и синтез, индукция и дедукция в исследовании минувших лет.

Можно сказать, что историческое самосознание народа — это барометр его состояния и самочувствия. В спокойные периоды общественного развития в историческом самосознании функционируют устойчивые, типичные, неизменные представления об этноисторических событиях. Значимые периоды исторического развития получают такую «раскрутку», при которой кажется, что по-другому они не могут трактоваться (к примеру, тезис «о едином и \ великом советском народе» или о добровольном присоединении башкир к Русскому государству). На этом фоне происходят выработка и закрепление определенных стереотипов, направленных на создание положительных исторических образов, этнического имиджа исторических лиц, их поступков и действий. Либо формируется негативное отношение к отдельным историческим эпизодам и личностям, как было с именами репрессированных в годы культа личности или с Башкирским национальным движением и именем его лидера — А.-З. Валидова.

Иногда слишком усиленная пропаганда этноисторического прошлого приводит к возникновению нежелательных и непредвиденных моментов в виде этнофобии, этнопредрассудков, попыткой отмщения за прошлые обиды. А появление националистических тенденций свидетельствует о слишком ретивой работе идеологов и может способствовать появлению этнических конфликтов.

Эволюционные процессы общественного развития зачастую способствуют потере социальных ориентиров в деятельности этносов, поскольку весь социальный организм настроен на поступательность движения без резких скачков и переходов. «Убаюкивание» исторического самосознания, его некритичность, избирательность в оценке прошлого и ограниченность могут привести к стагнации исторической памяти народа, к разрушению целостной этноисторической картины, вытравлению и к полному забвению отдельных исторических событий, фактов и лиц.

Но, как известно, эволюционные процессы рано или нощно приводят к перерыву постепенности, к скачкам. Эти качественные сдвиги способствуют изменению социальной действительности, разрушают монотонность общевенного развития, разрывают устоявшиеся связи и отношения, способствуют активизации деятельности отдельных общностей, групп и индивидов. В такие моменты происходят переосмысление ранее накопленного опыта, пересмотр устоявшихся парадигм, ломка стереотипов. Активизируется такой компонент исторического самосознания, как историческая память.

В исторической памяти концентрируются знания, опыт, чувства всех прошлых поколений. В истории народ черпает силу, а героические страницы прошлого придают ему дополнительный стимул в своих действиях и позволяют ощутить свою значимость. С другой стороны, история — это связь времен, позволяющая не только восхищаться героическим прошлым, но и попытка удовлетворения сегодняшних потребностей и интересов.

В истории башкирского народа много героических « границ. История Евразии не знает более другого народа, столь часто поднимавшегося на борьбу за свою национальную идентичность. Именно преемственность национального духа, характера предков, историческая память, взаимодействующие с реальными условиями бытия, дали таких народных героев, как Алдар батыр, Карасакал, Ба- гырша, Салават Юлаев, Кинзя Арсланов, А.-З. Валидов, М. Муртазин, М. Шаймуратов.

Историческая память, дух предков отпечатались в самосознании народа, отражая особенности исторического развития, его неповторимой судьбы. И сегодняшнее поколение башкирского народа чтит своих героев, увековечив их в памятниках, открывая им мемориальные музеи, называя их именами улицы, посвящая книги, фильмы, песни.

Актуализированная историческая память влияет и на активность значительных масс этноса. В 1990 году, когда Верховный Совет БАССР принимал декларацию о Государственном суверенитете, значительная часть башкирского этноса ожидала это событие с нетерпением. Это было I вызвано тем, что в истории башкирского народа уже не раз бывали случаи, когда договоренности относительно независимого развития нарушались более могущественным этносом (к примеру, договор о сохранении прав и свобод башкир при их вхождении в состав русского государства в 1554—1557 гг. или соглашение о Башкирской автономии в 1919 г., по существу сведенной на нет в 1920 г.). Актуальность проблемы обострила и историческую память, вызвав огромный эмоционально-духовный подъем, и привела в движение большую массу башкирского этноса, предопределив его поведенческие мотивы.

Масштабные изменения последних десятилетий в нашей стране благотворно повлияли на расширение базы исторической памяти народов. Ранее табуированные исторические факты получили широкую огласку. Философы, историки, культурологи, социологи и другие представители общественных наук начали активно выступать против одностороннего подхода к историческим событиям и процессам. Началось активное устранение «белых пятен» в истории многих народов.

Говоря об историческом самосознании, нельзя не сказать и о фольклоре (эпос, легенды, сказания, байты, кубаиры и т. д.), которые играют огромную роль в пропаганде этноисторических ценностей. Так, многие исторические события из жизни башкирского народа нашли свое отражение именно в них. Такие песни, как «Урал», «Салават», «Эскадрон», «Кулуй-кантон», «Тафтиляу», «Порт- j Артур» и другие, отражают вполне реальные исторические события, которые имели место в истории, и представители башкир принимали в них непосредственное участие. Передаваясь из поколения в поколение, они формировали не только эстетическое отношение к музыке, мелодии, исполнителю, но и способствовали воспитанию исторического самосознания у подрастающей генерации этноса.

Историческое самосознание башкирского народа, как и многих других народов, к сожалению, еще не стало предметом специального исследования. Несмотря на то что оно представлено на обоих уровнях своего бытования, можно говорить лишь о фрагментарности, его детерминированности конкретно-историческими событиями. Между тем необходима целостная картина исторического самосознания народа, поскольку история не только учит, но и воспитывает. Подрастающим поколениям необходимо знание истории, ибо им предстоит решать и вершить судьбы своих народов. В этой многотрудной работе без опоры на историческую память, на исторические события обойтись невозможно.

Но все же первая попытка в обобщении исторических данных о башкирах, об их истории уже сделана. Речь идет о краткой энциклопедии «Башкортостан», где впервые в систематизированном виде представлен свод знаний о коренном населении республики, их образе жизни, роде занятий, культуре, просвещении и т. д. Несомненно, это большое достижение и значительный вклад в копилку исторического и общественного сознания и самосознания башкирского народа. Пропаганда истории, объективность в изложении фактов позволят не только самим башкирам, но и представителям других народов оценить те события, которые происходили на территории Башкортостана, и выработать беспристрастное отношение к истории коренного народа.

Суверенитет, завоеванный малочисленными народами России, дает им реальный шанс взять свою судьбу в свои собственные руки. И теперь во многом от политики официальных органов, руководителей этих суверенных территорий (так называемых «национальных элит») будет зависеть, как они будут развиваться и каких успехов и высот смогут достичь. Творческий потенциал этносов, еще полностью не реализованный из-за объективных причин в прошлом, должен, наконец, раскрыться и способствовать росту и процветанию народов.

Размещено в разделах

Что такое самосознание и как оно развивается?

Самосознание включает в себя осознание различных аспектов себя, включая черты характера, поведение и чувства. По сути, это психологическое состояние, в котором вы сами становитесь объектом внимания.

Самосознание - один из первых компонентов самовосприятия. Хотя самосознание - это то, что является центральным для вас, это не то, на чем вы остро сосредоточены в каждый момент каждого дня.Вместо этого самосознание вплетается в ткань того, кто вы есть, и проявляется в разных точках в зависимости от ситуации и вашей личности.

Люди не рождаются полностью осознающими себя. Тем не менее, исследования также показали, что у младенцев действительно есть элементарное чувство самосознания.

Младенцы обладают осознанием того, что они отделены от других, о чем свидетельствует такое поведение, как рефлекс укоренения, при котором младенец ищет сосок, когда что-то касается его или ее лица.Исследователи также обнаружили, что даже новорожденные могут различать прикосновения к себе и не к себе.

Возникновение самосознания

Исследования показали, что более сложное чувство самосознания начинает проявляться примерно в возрасте одного года и становится намного более развитым примерно к 18 месяцам. Исследователи Льюис и Брукс-Ганн провели исследования, изучающие развитие самосознания.

Исследователи нанесли красную точку на нос младенца, а затем поднесли ребенка к зеркалу.Дети, узнавшие себя в зеркале, тянулись к собственному носу, а не к отражению в зеркале, что указывало на то, что у них был хотя бы некоторый уровень самосознания. Льюис и Брукс-Ганн обнаружили, что почти никто из детей младше одного года не тянется к собственному носу, а не к отражению в зеркале.

Около 25% детей в возрасте от 15 до 18 месяцев достигли своего собственного носа, в то время как около 70% детей в возрасте от 21 до 24 месяцев сделали это.

Важно отметить, что исследование Льюиса и Брукса-Ганна указывает только на визуальное самосознание младенца; На самом деле дети могут обладать другими формами самосознания даже в этот ранний период жизни.Например, исследователи Льюис, Салливан, Стангер и Вайс предположили, что выражение эмоций включает в себя самосознание, а также способность думать о себе по отношению к другим людям.

Развитие самосознания

Исследователи предположили, что область мозга, известная как передняя поясная кора, расположенная в области лобных долей, играет важную роль в развитии самосознания. Исследования также использовали изображения мозга, чтобы показать, что эта область активируется у взрослых, которые осознают себя.Взаимодействие с другими людьми

Эксперимент Льюиса и Брукса-Ганна предполагает, что самосознание начинает проявляться у детей в возрасте примерно 18 месяцев, возраста, который совпадает с быстрым ростом веретенообразных клеток в передней поясной коре головного мозга. Однако одно исследование показало, что пациент сохранял самосознание даже при обширном повреждении областей мозга, включая островок и переднюю поясную кору.

Это говорит о том, что эти области мозга не требуются для большинства аспектов самосознания, и что осведомленность может вместо этого возникать в результате взаимодействий, распределенных между сетями мозга.

Уровни самосознания

Итак, как именно дети осознают себя как отдельные существа? Исследователи предполагают, что дети проходят ряд уровней самосознания от рождения до примерно 4-5 лет. Самосознание наблюдается по тому, как дети реагируют на собственное отражение в зеркале.

Типы самосознания

Психологи часто разделяют самосознание на два разных типа: публичное и частное.

Общественное самосознание

Этот тип возникает, когда люди осознают, как они кажутся другим. Общественное самосознание часто возникает в ситуациях, когда люди находятся в центре внимания, например, при проведении презентации или разговоре с группой друзей.

Этот тип самосознания часто заставляет людей придерживаться социальных норм. Когда мы осознаем, что за нами наблюдают и оценивают, мы часто пытаемся вести себя социально приемлемо и желательно.

Общественное самосознание также может привести к оценочной тревоге, когда люди начинают беспокоиться, беспокоиться или беспокоиться о том, как их воспринимают другие.

Частное самосознание

Этот тип случается, когда люди осознают некоторые аспекты самих себя, но только в частном порядке. Например, видеть свое лицо в зеркале - это своего рода личное самосознание.

Ощущение, что у вас скатывается живот, когда вы понимаете, что забыли подготовиться к важному экзамену, или ощущение трепетания сердца, когда вы видите кого-то, кто вас привлекает, также являются примерами личного самосознания.

Самосознание

Иногда люди могут стать чрезмерно самосознательными и отклониться от так называемого самосознания. Вы когда-нибудь чувствовали, что все наблюдают за вами, оценивают ваши действия и ждут, чтобы увидеть, что вы будете делать дальше? Это повышенное состояние самосознания может в некоторых случаях вызывать чувство неловкости и нервозности.

Во многих случаях это чувство самосознания носит временный характер и возникает в ситуациях, когда мы «в центре внимания»."Однако у некоторых людей чрезмерное самосознание может отражать хроническое состояние, такое как социальное тревожное расстройство.

Люди с личным самосознанием обладают более высоким уровнем личного самосознания, что может быть как хорошо, так и плохо.

Эти люди, как правило, лучше осведомлены о своих чувствах и убеждениях и поэтому с большей вероятностью будут придерживаться своих личных ценностей. Однако они также чаще страдают от негативных последствий для здоровья, таких как повышенный стресс и беспокойство.

Люди, которые публично застенчивы, обладают более высоким уровнем общественного самосознания. Они склонны больше думать о том, как другие люди видят их, и часто обеспокоены тем, что другие люди могут судить их по их внешнему виду или их действиям. В результате эти люди склонны придерживаться групповых норм и стараются избегать ситуаций, в которых они могут плохо выглядеть или чувствовать себя смущенными.

Слово Verywell

Самосознание играет решающую роль в том, как мы понимаем себя и как мы относимся к другим и миру.Самосознание позволяет вам оценивать себя по отношению к другим.

Для людей с чрезвычайно высоким чувством самосознания может возникнуть чрезмерное самосознание. Если вы чувствуете, что боретесь с самосознанием, которое негативно влияет на вашу жизнь, обсудите свои симптомы со своим врачом, чтобы узнать больше о том, что вы можете сделать, чтобы справиться с этими чувствами.

Что такое самосознание на самом деле (и как его развивать)

Арчи Трухильо / Getty Images

Самосознание, кажется, стало последним модным словом менеджмента - и не зря.Исследования показывают, что, когда мы ясно видим себя, мы более уверены в себе и более креативны. Мы принимаем более взвешенные решения, строим более крепкие отношения и более эффективно общаемся. У нас меньше шансов лгать, жульничать и воровать. Мы лучшие работники, которые получают больше продвижений по службе. И мы более эффективные лидеры с более довольными сотрудниками и более прибыльными компаниями.

Как организационный психолог и коуч для руководителей, я почти 15 лет приковывал к себе внимание силы лидерского самосознания.Я также видел, насколько достижимо это умение. Тем не менее, когда я впервые начал углубляться в исследования самосознания, я был удивлен огромным разрывом между наукой и практикой самосознания. Учитывая все обстоятельства, мы на удивление мало знали об улучшении этого критического навыка.

Четыре года назад мы с моей командой исследователей приступили к крупномасштабному научному исследованию самосознания. В 10 отдельных исследованиях с почти 5000 участниками мы изучили, что такое самосознание на самом деле, зачем оно нам нужно и как мы можем его повысить.(В настоящее время мы готовим наши результаты для публикации в академическом журнале.)

Наше исследование выявило множество удивительных препятствий, мифов и истин о том, что такое самосознание и что нужно для его улучшения. Мы обнаружили, что, хотя большинство людей верят, что они обладают самосознанием, самосознание - действительно редкое качество: по нашим оценкам, только 10–15% людей, которых мы изучали, действительно соответствуют критериям. В частности, выделяются три вывода, которые помогают нам разработать практическое руководство о том, как лидеры могут научиться видеть себя более ясно.

# 1: Есть два типа самосознания

За последние 50 лет исследователи использовали разные определения самосознания. Например, некоторые видят в этом способность контролировать наш внутренний мир, тогда как другие называют это временным состоянием самосознания. Третьи описывают это как разницу между тем, как мы видим себя и как нас видят другие.

Итак, прежде чем мы могли сосредоточиться на том, как улучшить самосознание, нам нужно было синтезировать эти результаты и создать всеобъемлющее определение.

В исследованиях, которые мы изучили, продолжали появляться две широкие категории самосознания. Первый, который мы назвали внутреннее самосознание , показывает, насколько ясно мы видим наши собственные ценности, страсти, стремления, соответствие нашему окружению, реакции (включая мысли, чувства, поведение, сильные и слабые стороны) и влияние на других. . Мы обнаружили, что внутреннее самосознание связано с более высоким уровнем удовлетворенности работой и отношениями, личным и социальным контролем и счастьем; это отрицательно связано с тревогой, стрессом и депрессией.

Вторая категория, внешнее самосознание , означает понимание того, как другие люди видят нас с точки зрения тех же факторов, перечисленных выше. Наши исследования показывают, что люди, которые знают, как их видят другие, более умело проявляют сочувствие и принимают точки зрения других. Руководители, которые видят себя такими же, как и их сотрудники, склонны к более тесным отношениям с ними, более удовлетворенным ими и в целом более эффективными.

Легко предположить, что высокий уровень осведомленности означает высокий уровень осведомленности о другом.Но наши исследования практически не обнаружили между ними никакой связи. В результате мы выделяем четыре архетипа лидерства, каждый из которых имеет свой набор возможностей для улучшения:

Когда дело доходит до внутреннего и внешнего самосознания, возникает соблазн ценить одно выше другого. Но лидеры должны активно работать над тем, чтобы четко видеть себя и , получая обратную связь, чтобы понять, как их видят другие. Люди с высоким уровнем самосознания, с которыми мы беседовали, были активно сосредоточены на балансировании шкалы.

Возьмите Иеремию, менеджера по маркетингу. В начале своей карьеры он сосредоточился в первую очередь на внутреннем самосознании - например, решил оставить свою карьеру в области бухгалтерского учета, чтобы продолжить свою страсть к маркетингу. Но когда у него была возможность получить откровенную обратную связь во время обучения компании, он понял, что недостаточно сосредоточен на том, как он проявляет себя. С тех пор Иеремия придавал одинаковое значение обоим типам самосознания, которые, по его мнению, помогли ему достичь нового уровня успеха и самореализации.

Суть в том, что самосознание - это не одна правда. Это тонкий баланс двух различных, даже конкурирующих точек зрения. (Если вы хотите узнать свое место в каждой категории, здесь доступна бесплатная сокращенная версия нашей многопрофильной оценки самосознания.)

# 2: Опыт и сила мешают самосознанию

Вопреки распространенному мнению, исследования показали, что люди не всегда учатся на собственном опыте, что опыт не помогает людям искоренить ложную информацию и что видение себя очень опытным может помешать нам делать домашнее задание, искать не подтверждающие доказательства и задавать вопросы. наши предположения.

И точно так же, как опыт может вызвать ложное чувство уверенности в нашей работе, он также может сделать нас чрезмерно самоуверенными в отношении нашего уровня самопознания. Например, одно исследование показало, что более опытные менеджеры менее точны при оценке эффективности своего лидерства по сравнению с менее опытными менеджерами.

Несмотря на то, что большинство людей считают, что они обладают самосознанием, только 10-15% людей, которых мы изучали, действительно соответствуют критериям.

Точно так же, чем больше власти у лидера, тем выше вероятность, что он переоценит свои навыки и способности.Одно исследование с участием более 3600 руководителей из различных ролей и отраслей показало, что по сравнению с лидерами более низкого уровня лидеры более высокого уровня более значительно переоценивают свои навыки (по сравнению с восприятием других). Фактически, эта модель существовала для 19 из 20 измеренных исследователями компетенций, включая эмоциональное самосознание, точную самооценку, сочувствие, надежность и лидерские качества.

Исследователи предложили два основных объяснения этого явления.Во-первых, в силу своего уровня у старших руководителей просто меньше людей выше их, которые могут предоставить откровенную обратную связь. Во-вторых, чем большей властью обладает лидер, тем менее комфортно людям будет давать им конструктивную обратную связь, поскольку они опасаются, что это повредит их карьере. Профессор бизнеса Джеймс О’Тул добавил, что по мере роста силы его готовность слушать ослабевает либо потому, что они думают, что знают больше, чем их сотрудники, либо потому, что за обратную связь придется заплатить.

Но это не обязательно.Один анализ показал, что наиболее успешные лидеры, оцениваемые на основе всесторонних обзоров эффективности лидерства, противодействуют этой тенденции, часто запрашивая критическую обратную связь (от начальников, коллег, сотрудников, их совета и т. Д.). При этом они становятся более самосознательными, и другие начинают воспринимать их как более эффективных.

Аналогичным образом, в наших интервью мы обнаружили, что люди, которые улучшили свое внешнее самосознание, делали это, ища отзывы у любящих критиков - то есть людей, которые заботятся о своих интересах и , готовы рассказать им правда.Чтобы убедиться, что они не слишком остро реагируют или чрезмерно исправляют, основываясь на мнении одного человека, они также интуитивно проверяют сложную или неожиданную обратную связь с другими.

# 3: Самоанализ не всегда улучшает самосознание

Также широко распространено мнение, что самоанализ - изучение причин наших собственных мыслей, чувств и поведения - улучшает самосознание. В конце концов, есть ли лучший способ познать себя, чем подумать о том, почему мы такие, какие мы есть?

Тем не менее, один из самых удивительных результатов нашего исследования заключается в том, что люди, занимающиеся самоанализом, на меньше обладают самосознанием и сообщают о худшем удовлетворении работой и благополучии.Другое исследование показало аналогичные закономерности.

Проблема с интроспекцией не в том, что она категорически неэффективна, а в том, что большинство людей делают ее неправильно. Чтобы понять это, давайте рассмотрим, пожалуй, самый распространенный интроспективный вопрос: "Почему?" Мы спрашиваем об этом, пытаясь понять наши эмоции ( Почему мне нравится сотрудник A намного больше, чем сотрудник B? ), или наше поведение ( Почему я не согласен с этим сотрудником? ), или наши отношения ( Почему я так против этой сделки? ).

Проблема с интроспекцией не в том, что она неэффективна, а в том, что большинство людей делают ее неправильно.

Как оказалось, «почему» - вопрос на удивление неэффективный для самосознания. Исследования показали, что у нас просто нет доступа ко многим подсознательным мыслям, чувствам и мотивам, которые мы ищем. И поскольку так много всего находится в ловушке за пределами нашего сознательного понимания, мы склонны придумывать ответы, которые считают истинными, но часто ошибочными.Например, после нехарактерной вспышки гнева у сотрудника новый менеджер может сразу прийти к выводу, что это произошло потому, что он не подходит для руководства, тогда как настоящей причиной был тяжелый случай низкого уровня сахара в крови.

Следовательно, проблема с вопросом , почему не только в том, насколько мы неправы, но в том, насколько мы уверены в своей правоте. Человеческий разум редко действует рационально, и наши суждения редко бывают свободными от предвзятости. Мы склонны набрасываться на любые «открытия», которые мы находим, не подвергая сомнению их обоснованность или ценность, мы игнорируем противоречивые свидетельства и заставляем наши мысли соответствовать нашим первоначальным объяснениям.

Еще одно негативное последствие вопроса , почему - особенно при попытке объяснить нежелательный результат - это то, что он вызывает непродуктивные негативные мысли. В своем исследовании мы обнаружили, что люди, которые очень интроспективны, также с большей вероятностью попадут в ловушку размышлений. Например, если сотрудник, получивший плохую оценку производительности, спрашивает Почему я получил такую ​​плохую оценку? , они, скорее всего, найдут объяснение, сфокусированное на их страхах, недостатках или неуверенности, а не на рациональной оценке своих сильных и слабых сторон.(По этой причине люди, часто занимающиеся самоанализом, более подавлены и тревожны, а их самочувствие хуже.)

Итак, если , почему не подходит для самоанализа, есть ли лучший? Моя исследовательская группа просмотрела сотни страниц стенограмм интервью с очень самосознательными людьми, чтобы увидеть, подходят ли они к самоанализу по-другому. Действительно, прослеживалась четкая закономерность: хотя слово «почему» встречается менее 150 раз, слово «что» встречается более 1000 раз.

Следовательно, чтобы повысить продуктивность самооценки и уменьшить непродуктивное размышление, мы должны спросить , что такое , а не , почему .Вопросы «Что?» Помогают нам оставаться объективными, ориентированными на будущее и иметь возможность действовать в соответствии с нашими новыми идеями.

Например, рассмотрим Хосе, ветерана индустрии развлечений, с которым мы беседовали, который ненавидел свою работу. Где многие застряли бы, думая: «Почему я чувствую себя так ужасно?», - спросил он: «Какие ситуации заставляют меня чувствовать себя ужасно, и что у них общего?» Он понял, что никогда не будет счастлив в этой карьере, и это придало ему смелости заняться новой, гораздо более успешной карьерой в управлении капиталом.

Точно так же и Робин, руководителю отдела обслуживания клиентов, которая впервые пришла на работу, нужно было понять часть негативных отзывов, которые она получила от сотрудника. Вместо того чтобы спрашивать: «Почему вы так обо мне сказали?», - спросил Робин: «Какие шаги мне нужно предпринять в будущем, чтобы работать лучше?» Это помогло им перейти к решениям, а не сосредоточиться на непродуктивных моделях прошлого.

Самосознание - это не одна правда. Это тонкий баланс двух различных, даже конкурирующих точек зрения.

Последний случай - это Пол, который рассказал нам о том, что узнал, что недавно купленный им бизнес больше не является прибыльным. Сначала он мог спросить себя только «Почему я не смог все изменить?» Но он быстро понял, что у него нет ни времени, ни сил, чтобы бить себя - ему нужно было решить, что делать дальше. Он начал спрашивать: «Что мне нужно сделать, чтобы двигаться вперед таким образом, чтобы минимизировать влияние на наших клиентов и сотрудников?» Он разработал план и смог найти творческие способы принести как можно больше пользы другим, свернув бизнес.Когда все это было закончено, он поставил перед собой задачу сформулировать то, что он узнал из этого опыта - его ответ помог ему избежать подобных ошибок в будущем и помог другим учиться на них.

Эти качественные результаты были подтверждены другими количественными исследованиями. В одном исследовании психологи Дж. Грегори Хиксон и Уильям Суонн дали группе студентов отрицательные отзывы о тесте на их «общительность, симпатию и интересность». Некоторым было дано время подумать о , почему они были такими людьми, в то время как других попросили подумать о , каким они были.Когда исследователи попросили их оценить точность обратной связи, студенты «почему» тратили свою энергию на рационализацию и отрицание того, что они узнали, а «что» студенты были более открыты для этой новой информации и того, как они могли бы извлечь из нее уроки. Хиксон и Суонн пришли к довольно смелому выводу: «Думать о том, почему человек такой, какой он есть, может быть не лучше, чем вообще не думать о себе».

Все это подводит нас к выводу: лидеры, которые сосредоточены на развитии как внутреннего, так и внешнего самосознания, которые ищут честную обратную связь от любящих критиков и которые спрашивают , что вместо , почему может научиться видеть себя более ясно - и пожинайте множество наград, которые дает повышенное самопознание.И независимо от того, насколько мы прогрессируем, всегда есть чему поучиться. Это одна из вещей, которые делают путешествие к самосознанию таким захватывающим.

Самосознание | Типы и преимущества

Самосознание - это инструмент, который делает нас более творческими и уверенными. Если человек осознает себя, с ним будут более эффективные разговоры, будут строиться более крепкие отношения.

Наверное, будет меньше шансов обмана, лжи и воровства. Самосознание - это не что иное, как способ улучшить себя, критически оценив свое сознание.

Управление эмоциями, улучшение отношений, становление лучше - вот некоторые атрибуты самосознания. Осведомленность - это инструмент, который помогает вам понимать и понимать.

Точно так же Самосознание направлено на развитие и понимание, чтобы стать лучше.

В этом посте мы углубимся в мир Самосознания и поймем, что это такое и как вы можете стать осознающим себя человеком. Итак, приступим прямо сейчас -

Что такое самосознание?

Хотя Самосознание не является фиксированной чертой, его можно развивать.

Человек всегда может попытаться вырасти и развить свою совесть Самосознания. Человек никогда не сможет стать лучше, если он не будет практиковать, чтобы стать более самосознательным, чем раньше.

Оценка целей, увлеченности и ценностей может быть сделана на основе осознания.

Если человек хочет достичь определенной цели, он должен знать, какие шаги следует предпринять. Самосознание не только улучшает человека, но и делает отношения с другими более надежными и аутентичными.

Подразумевает привычку сосредотачиваться на том, как вы чувствуете, думаете, а также ведете себя. Точнее:

  1. Самосознание означает поиск закономерностей в том, как мы думаем о происходящем, как мы можем объяснять сами себе, а также понимать окружающее.
  2. Самосознание подразумевает понимание нашего настроения, а также эмоций. Вместо того, чтобы избегать того, что мы чувствуем, мы воспринимаем и даже начинаем интересоваться своими чувствами, включая неудобные и тяжелые.
  3. Самосознание подразумевает сосредоточение внимания на том, как мы склонны вести себя и действовать в определенных обстоятельствах. Как мы будем реагировать на определенные вещи? Каковы наши склонности и привычки?

Вкратце, под термином «Самосознание» мы подразумеваем сосредоточение внимания и попытки изучить нашу психологию.

Типы самосознания

Самоконтроль и Самосознание - две разные вещи, но они взаимосвязаны.Есть два типа Самосознания: внутреннее и внешнее. Обсудим их вкратце.

1. Внутреннее самосознание

Внутреннее самосознание - это сосредоточение внимания на своих внутренних ценностях. Эмоции, ценности, цели, стремления - все, чем мы обладаем в наших внутренних чувствах. Поведение, мысли, наши слабости и сила, которые помогают нам представить наши взгляды и чувства определенным образом. Эти вещи подпадают под категорию внутреннего Самосознания.

Когда человек осознает свои слабые и сильные стороны, он знает, что нам следует представить и еще много чего.Они точно осознают свое поведение. Следовательно, это помогает им улучшить себя в лучшей форме.

Любой осознающий себя человек может проанализировать внутренние ценности. Это заставляет их осознавать свое поведение и эмоции. Можно даже управлять своими чувствами и контролировать их, если они знают, что их беспокоит. Будь то хорошие или плохие действия, предпринятые ими, они могут распознать это очень быстро.

Это признание помогает им стать лучше. Каждый, кто осознает себя, знает о своих проблемах и силе.Поэтому они всегда стараются все сбалансировать и улучшить себя. В том, чтобы стать хорошим лидером, важную роль играет внутреннее самосознание.

2. Внешнее самосознание

Внешнее самосознание имеет дело с нашими чувствами и поведением по отношению к другим. Это способность смотреть на других. Когда мы думаем о лидере, он должен чутко относиться к своим сотрудникам. Это помогает строить здоровые отношения.

Это понимание помогает вам решить, что о вас думают другие.Если вы можете судить, доволен ли человек вами или нет, значит, ваше внешнее Самосознание лучше. Это, безусловно, делает человека более эффективным в обращении внимания на других.

Когда люди могут судить о том, что другие думают о них и как они на них реагируют, внешнее самосознание заключается в том, чтобы смотреть с точки зрения других и улучшать свое поведение. Скорее всего, люди обладают внутренним самосознанием, но они не имеют представления о том, что люди думают о них, даже если они рядом. Между тем, некоторые люди могут сделать вывод из реакции других, где они находятся.

Осведомленность о мнении других людей делает вас более сконцентрированными и сосредоточенными на своей работе. И если вы знаете, что кто-то чего-то от вас ожидает, вы пытаетесь еще больше сосредоточиться на этой работе. Итак, если человек осознает себя внешне, он начинает осознавать свою важность и в жизни других.

Преимущества самосознания

1. Уменьшает напряжение

Несомненно, Самосознание - выдающийся инструмент для уменьшения замешательства и страха.Когда человек осознает себя, он / она эффективно определяет свои эмоции. Это снижает нагрузку на их плечи. Это также помогает в решении задач, которые не подходят человеку. Он / она не очень в этом заинтересован и не вовлечен.

То, как мы себя чувствуем каждый час, в значительной степени зависит от того, как мы думаем и ведем себя. Становится легко контролировать свое настроение и чувства, улучшая наше осознание взаимосвязи между поведением, мыслями и эмоциями.Самосознание обеспечивает это.

2. Укреплять отношения

Управление поведением и его улучшение - одно из основных преимуществ Самосознания. Если человек осознает себя, он осознает свои сильные и слабые стороны. Таким образом, человек будет работать над улучшением отношений с другими, чтобы усилить эмоции. Личные и рабочие отношения имеют решающее значение. И то, и другое необходимо улучшить, и это можно сделать, если вы станете более осознанными.

Довольно сложно спросить, чего мы желаем и чего требуем в отношениях, если мы сами не уверены во всех этих вещах.Одно дело в том, что в случае, если мы менее осознаем себя, мы можем быстро занять оборонительную позицию, взаимодействуя с людьми, которые могут испортить любые отношения. Если вы хотите улучшить свои отношения с кем-либо, постарайтесь осознать себя.

3. Повышает навыки

Самосознание увеличивает способность лучше понимать себя. Это помогает нам сосредоточиться на себе, осознавая свои возможности. Следуя тому, что у нас хорошо получается и что нам нужно делать лучше, мы можем стать лучше.Самосознание - это особый инструмент для оценки осведомленности о себе.

Если мы не умеем правильно мыслить, то, скорее всего, мы не сможем принимать разумных решений. Однако, как только мы осознаем свои чувства и мысли, мы сможем эффективно различать желания или краткосрочные импульсы и цели плюс долгосрочные ценности. Это поможет нам улучшить мышление и процесс принятия решений, что в конечном итоге улучшит наши навыки.

4.Повышение мотивации к работе

Судя по чистой страсти к вашей настоящей цели. Это осознание себя помогает вам решить, в чем ваша страсть. Если быть осуждающим, можно повысить мотивацию к работе. Самосознание позволяет вам усилить эту мотивацию. Можно понять, какова их настоящая цель, и это помогает их воодушевить.

Недостаток приверженности или усилий - не самая распространенная причина низкой производительности и промедления; это наше вмешательство.Когда мы изо всех сил пытаемся найти работу, это обычно происходит из-за определенного уровня наших собственных эмоций, мыслей или привычек, которые нам мешают. Повышение вашего Самосознания поможет устранить множество этих скрытых препятствий и вскоре станет все более продуктивным и эффективным.

5. Повышает уровень счастья

Совмещение идей и действий может помочь вам поправиться. Кроме того, это уменьшает путаницу в том, что необходимо. Можно быть счастливым, зная их силу и то, в чем они хороши.

Поможет человеку почувствовать себя комфортно и расслабиться. Кроме того, четкая цель или цель помогает человеку меньше отвлекаться.

6. Стать хорошим лидером и коммуникатором

Самосознание может помочь вам стать правильным человеком. В конечном итоге это улучшит отношения с сотрудниками и улучшит их понимание. Осознавая себя, человек может управлять своими эмоциями по поводу других и себя.

Будет легко общаться практически во всех сферах жизни, включая супруга, друга или начальника, благодаря четкому пониманию того, во что вы верите и чего хотите.Если мы сможем лучше узнать себя, нам будет легче позитивно общаться, уважать желания других, а также честно относиться к тому, что нам нравится.

Теперь, когда вы поняли, что такое Самосознание и каковы его преимущества, давайте теперь рассмотрим некоторые способы, которые могут помочь вам стать самосознанием.

Советы по самосознанию

1. Вести дневник

Письмо всегда помогает. Либо вы хотите, чтобы ваши мысли были согласованы, либо вы просто хотите писать, чтобы сохранять спокойствие.Письмо позволяет вам стать лучше. Это дает вам пространство для перетекания бумаги. Будьте в курсе событий и исследований, и это поможет вам расти.

Сосредоточьтесь на вещах, которые делают вас счастливыми, повышайте уровень вашего удовлетворения. Начните делать заметки о вещах, которые постоянно вас удовлетворяют. Наблюдайте за другими и улучшайте себя. Чтение и письмо - это инструменты, которые помогут вам лучше сконцентрироваться на своих обязанностях.

Writing поможет вам уменьшить ваши проблемы и поделиться ими.Точно так же это помогает вам отметить, что вам следует улучшить, а что вы должны просто вычесть. Все, что вам нужно, записывайте и строго следуйте.

2. Начните создавать пространство для себя

Очень важно понимать, что вам подходит, а что нет. Дайте себе немного времени; судите себя, а не других. Вместо того, чтобы находиться в темной комнате без окон, постарайтесь находиться там, где вы можете смотреть на вещи. Это значит, начните создавать свое собственное пространство и наблюдать за собой.

Держитесь подальше от вещей, которые вас отвлекают; это может быть человек, любой гаджет или любое произведение. Что угодно может быть отвлечено от вашей цели. Поэтому помните об этих вещах и сосредоточьтесь на себе. Уделите время письму, чтению, медитации и общению со своими близкими.

Вы тот, кто будет рядом с собой. Не всем следует легко доверять. Следовательно, вы тот, кто является вашей постоянной опорой. Всегда выделяйте немного времени в своей повседневной жизни и проводите некоторое время в одиночестве.И уберите то, что вас отвлекает или беспокоит. Ваш внутренний мир важнее всего.

3. Начать поиск отзывов

Мы знаем, что многие люди не хотят, чтобы их судили, но мы считаем, что лучше попросить обратную связь. Это поможет вам взглянуть на себя по-разному. Не все тебя любят, и не все тебя ненавидят. Попросите отзывов тех, кто, по вашему мнению, выскажет вам беспристрастное мнение. Постарайтесь получить честные отзывы, а не те мелодичные, которые успокаивают ваш слух.

Самосознание, несомненно, улучшится, если применить этот способ. Это поможет вам узнать, что вам нужно улучшить и что люди ненавидят в вас. Следовательно, вы можете легко удалить эти неправильные впечатления. У вас будет 360-градусный взгляд на себя другими глазами.

Один из лучших способов решить любую проблему или просто узнать, что люди думают о вас, - это начать просить людей высказать свое мнение и помочь. Если в вашей жизни есть кто-то, кому вы можете доверять и который всегда поддерживает вас, подойдите к нему.Попросите их дать честный отзыв, потому что любой, кому вы нравитесь, даст положительный отзыв, а любой, кто вам завидует, будет критиковать. Но если есть кто-то, кто вас любит, он даст вам честные отзывы.

4. Практикуйте внимательность

Внимательность - это внимание, а не суждение. Постарайтесь осознать свое окружение, обращая внимание. Не всегда медитация - это все, что вам нужно. Нет, недостаточно быть хорошим слушателем или иметь расслабленный ум.Постарайтесь сосредоточиться на своих внутренних мыслях, а не тратить время на подавление своих чувств.

Концентрация - это хорошо, и речь идет о сосредоточении на конкретной цели. Между тем, также важно внимательно следить за своим внутренним состоянием. Выделение времени всегда может стать решающим шагом на пути к самосовершенствованию.

Попытайтесь признать свои мысли и эмоции; это, несомненно, поможет вам ближе познакомиться. Сосредоточьтесь на своей работе и своих внутренних мыслях; вы узнаете, что вы не меньше чем драгоценный камень.Кроме того, если вы чувствуете, что вам нужно делать лучше, чем то, что вы делали, вы всегда можете улучшить. Стать лучше никогда не поздно. Внимательность - это практика, которая поможет вам лучше узнать себя.

5. Начни слушать других

Искать обратную связь - это хорошо, но также нужно прислушиваться к другим. Чтобы улучшить себя, вам следует сосредоточиться на обратной связи, но также делиться идеями с другими. Слушайте тех, кто вас слушает. Уделение внимания поможет вам лучше понять других.

Обратите внимание на их язык, движения и эмоции. Вы можете учиться у добрых людей и не терять бдительности от тех эмоций, которые вас беспокоят. Хороший слушатель в конечном итоге помогает человеку прислушиваться к своему внутреннему голосу и становиться лучше. Постарайтесь понять других, чтобы они могли понять вас.

Когда человек сосредотачивается на том, что о нем говорят другие, он становится более самосознательным. Постарайтесь обращать внимание на других и на то, что они думают о вас. Отзывы других очень важны, и люди должны спрашивать других о том, что им следует улучшить.Любой, кто обеспокоен вами, даст вам честный отзыв, поищите этих людей и выслушайте их.

Самосознание в / с Самофокусировка

Самосознание и Самофокусировка - это разные вещи. Самосознание помогает человеку осознать свое поведение и чувства и сосредоточиться на других. Между тем, самофокусировка заключается в том, чтобы сосредоточиться на себе и игнорировать других. Проще говоря, сосредоточенное на себе внимание можно назвать эгоизмом.

Когда человек думает исключительно о себе, вместо того, чтобы сосредоточиться на своих слабостях и силах, он эгоистичен.С другой стороны, самосознание позволяет человеку осознать свое поведение и способы его улучшения.

Одержимый собой человек никогда не может сосредоточиться на своих слабостях, потому что он / она больше заботится о себе. Их не волнует, что о них думают другие. А самосознающий человек сосредоточен на улучшении себя для окружающих.

Следовательно, мы можем сказать, что Самосознание - это эволюция и развитие на благо человека. Кроме того, он отдает приоритет пониманию чувств других.Между тем, самофокусирующееся внимание сосредотачивается только на привлечении внимания и размышлениях о себе.

Последние мысли!

Самосознание - фундаментальный инструмент психологии.

Помогает человеку расти, развиваться и развиваться. Люди - это существа, наделенные самосознанием и самосознанием. И человек может достичь этого уровня Самосознания только после того, как сосредоточится на себе.

Постарайтесь создать для себя пространство для осознания.Осведомленность касается не только окружающих, она может касаться вас самих. А знания о себе важнее всего остального.

Человек никогда не сможет стать лучше, если он / она не беспокоится о себе / себе. Следовательно, не нужно быть эгоистичным, чтобы осознавать себя. Сосредоточьтесь на других и на себе, чтобы стать лучше. Самосознание предназначено для того, чтобы извлекать пользу для себя, чтобы развиваться как лучше.

Считаете ли вы себя осознающим себя человеком?

Что вы думаете о важности Самосознания как в личной, так и в профессиональной жизни?

Какие, по вашему мнению, самые эффективные способы осознать себя? - Поделитесь с нами своим мнением и опытом в комментариях ниже.

3 вида самосознания, необходимых для достижения успеха в карьере

Насколько вы на самом деле осведомлены о себе?

Я спрашиваю, потому что самосознание является основой успеха в карьере и, откровенно говоря, успеха во всей жизни.

Когда вы более осведомлены о себе, вы можете лучше управлять собой в данный момент, чтобы вести и влиять на других, чтобы получить лучшие результаты и лучшие возможности.

Когда дело доходит до вашей карьеры, особенно важны три аспекта самосознания.

1. Осведомленность о ваших триггерах и вашей реакции на них

Первый - знать о ваших собственных триггерах. Это люди и события вокруг вас, которые позволяют вам быть в лучшем виде, а не в худшем.

Например, в моей карьере я любил получать обратную связь. Мне нравилась обратная связь, но я не всегда ее получал. Временами в своей карьере я обнаруживал, что живу в культуре без обратной связи, и пребывание в этой среде часто приводило меня к негативным мыслям и разговорам с самим собой, которые вредили моей работе.

Еще одним триггером для меня в прошлом были ежедневные утренние собрания команды, которые мы проводили еще в дни моей работы. Для тех из нас, кто занимался обслуживанием клиентов, это был шанс обновить остальную часть отдела, и я подумал об этом как о гигантском упражнении по «размаху груди».

Эта встреча заставила меня по-настоящему отступить и замолчать, потому что мне не нравилось рекламировать себя и рассказывать о своей деятельности с клиентами перед всеми моими сверстниками. К сожалению, такое поведение не помогло моей карьере.

Итак, помните об этих типах триггеров и своих инстинктивных реакциях на них.

2. Осознание того, как вы приземляетесь с другими

Второй аспект - осознавать, как вы можете побуждать других людей быть лучшими или худшими.

Например, может быть, вы из тех людей, которые идут по коридору и не здороваются, потому что вы глубоко задумались или потому что хотите уважать частную жизнь другого человека, поскольку они могут быть глубоко в мысль.

Ну, эта ситуация может заставить другого человека подумать: «Она не очень дружелюбна» или «Она не поздоровалась, она даже не помнит моего имени».

Другой случай может быть, если у вас есть начальник, занимающийся микроменеджментом, и вы не из тех людей, которые добровольно публикуют обновления. Как выздоравливающий микроменеджер, я могу сказать вам, что отсутствие обновлений или отзывов нас действительно пугает, потому что кажется, что мы даже не знаем, работаете ли вы над заданием. Такое восприятие вас вашим начальником, занимающимся микроменеджментом, также не способствует вашей карьере.

Итак, знайте, как вы приземляетесь с другими.

3. Осознание того, как ваше обычное поведение влияет на ваши будущие возможности

Третий аспект, о котором нужно знать, - это то, как то, что вы обычно делаете, то, о чем вы больше не задумываетесь, может влиять на ваши будущие возможности.

Например, я всегда хорошо записывал заметки. Я получаю комплименты по поводу заметок. Я любил делать заметки. Но затем переместите время на 5-7 лет вперед, и я был довольно старшим профессионалом, сидел на собраниях и играл роль «делопроизводителя».

Дошло до того, что моему старшему начальнику пришлось подойти ко мне и сказать: «Может, перестанете ли вы делать заметки. Вы производите впечатление помощника по административным вопросам, а не будущего управляющего директора ». Это стало для меня настоящим тревожным звонком в отношении моего собственного поведения, ограничивающего карьеру.

Другой пример: вы можете общаться с тем же кругом коллег и друзей, что и всегда. Вам весело, это удобно, может, вы помогаете друг другу и это здорово.Но вы знаете, что?

Это круг, который вам нужно расширить, если вы собираетесь открыть для себя большие и лучшие возможности. В противном случае вас с большей вероятностью будут воспринимать как того же бывшего, более молодого человека.

Помните о своих привычных действиях, которые могут иметь последствия в будущем.

Самосознание - первый шаг к любым изменениям

Если вы хотите продолжить прогресс и перейти на следующий уровень своей карьеры, чем бы это ни было и как бы вы это ни описали, то то, что вас сюда привело, не приведет вас туда.

Самосознание позволит вам внести изменения, необходимые для роста как личности и в вашей карьере.

Когда вы осознаете решения, которые принимаете, у вас больше шансов занять выгодное положение с точки зрения карьеры. И это хорошо для вас, для вашей команды, для организации, для вашей семьи и, конечно же, для вашей карьеры.

Подробнее о самосознании

Если вам нужны действенные советы, стратегии и инструменты, которые помогут лучше понять себя и сделать карьеру более успешной, то я призываю вас присоединиться к моему саммиту Career Mastery ™ Kickstart 2019.На вторую неделю у нас есть несколько отличных экспертов.

И если вы хотите наверстать упущенное, вы можете повысить свой статус до VIP Pass. Таким образом, вы владеете всем материалом и можете ссылаться на него на досуге, а также ссылаться снова и снова в будущем, когда вам это понадобится.

Присоединяйтесь к саммиту Career Mastery ™ Kickstart 2019 - регистрация бесплатная

Я хотел бы получить известие от вас.

Какой аспект самосознания больше всего повлиял бы на вашу карьеру, если бы вы воспользовались им прямо сейчас? Какая разница для вас, если вы станете более осведомленными?

Оставьте мне комментарий и дайте мне знать.

Два вида самосознания - Осознание исцеляет

Как могли произойти те изменения в теле моего клиента, которые я описал в моем последнем посте, не меньше, чем за полчаса? Как перейти от боли в сгорбленном состоянии к вертикальному без боли? Чтобы понять механизм, полезно понять кое-что о том, как работает тело-разум.

Нам доступны две формы самосознания. Первый - это концептуальное самосознание: то, что мы думаем о себе, что может включать суждения, оценки, логические выводы и вещи, которые легко выразить словами.Другой - это воплощенное самосознание, , которое включает в себя регистрацию различных типов внутренних состояний. Interoception позволяет нам узнать, устали мы или голодны, взволнованы или испытываем боль и т. Д. Схема тела - это наше понимание различных частей тела, их отношения друг к другу и к окружающей среде; это позволяет нам осознавать наши движения и координацию. Кроме того, воплощенное самосознание позволяет нам узнать наши реакции и реакции на внутренние и внешние события - наши эмоции, наши импульсы, наши потребности и желания.Иногда, когда мы настраиваемся на то, что переживаем внутри, трудно подобрать слова.

Чтобы проиллюстрировать разницу между этими двумя типами осознания, на моих семинарах мы выполняем следующее упражнение: Сначала подумайте о своей руке. Что касается меня, то, когда я думаю о своей руке, я замечаю, что она маленькая, волосатая, а дряблость в плече немного покачивается. Я замечаю, что критически отношусь к своей руке. Следующая директива - почувствовать своей рукой. Когда я переключаюсь в этот режим, я почти плачу: мои руки связаны с моим сердцем, и они хотят держать людей - мир - в моих объятиях.Какое чудесное оружие!

Спросите себя, чувствуете ли вы разницу между работой в каждом режиме, и попробуйте это на разных частях тела. Что вы думаете о своих ногах, лице, груди… и что вы чувствуете в ногах, лице, груди. Вы можете быть удивлены тем, кто вы есть на самом деле.

Различные части мозга отвечают за концептуальное и воплощенное осознавание, и их нельзя включить одновременно. Когда мы ощущаем себя мыслящим и чувствующим одновременно, мы на самом деле очень быстро переключаемся между этими частями мозга.Они предназначены для общения друг с другом и совместной работы.

Однако это не то, что происходит в нашей культуре. Мы ценим способ мышления и очерняем режим чувств и ощущений. Мы покидаем наши тела, когда случаются стрессы и травмы. Мы проводим время с гаджетами, а не с людьми.

Итак, мы не можем быть здоровыми. Почему? Если мы не можем контролировать свое внутреннее состояние, мы не сможем принимать правильные решения о том, как позаботиться о себе. Мы испытываем гомеостаз, когда тело способно регулировать и балансировать все свои системы, чтобы оно могло функционировать должным образом. «Нейронные пути воплощенного самосознания напрямую связаны с путями гомеостаза».

Эта цитата из книги Алана Фогеля «Психофизиология самосознания» настолько важна, что я продолжу его сообщением:

«Воплощенное самосознание так же важно для здоровья и выживания, как дыхание и еда… [Его потеря] в любой момент жизни может быть изнурительной… [и это] необходимо активно поддерживать, культивировать, обучать и обновлять, чтобы поддерживать хорошее здоровье. существование.” (стр. 15)

Мы не созданы для того, чтобы иметь доступ к воплощенному самосознанию, когда мы находимся в «симпатическом возбуждении» - режиме борьбы или бегства нервной системы. Кого волнует ваше внутреннее чувство, когда вы сталкиваетесь с опасностью? Мудрость, заложенная в наших телах, заключается в том, что, когда пришло время сражаться или бежать, приоритетом нашего мозга является не регистрация наших внутренних ощущений и эмоций, а активация мышц и легких.

Как только угроза исчезнет, ​​ваше тело может вернуться к использованию парасимпатической нервной системы.В этом режиме вы можете успокоиться, отдохнуть, переваривать пищу и переваривать, восстанавливать и лечить. Вы можете осознавать свое внутреннее состояние. У вас может быть воплощенное самосознание, которое способствует гомеостазу.

Когда клиентка, которую я описал в предыдущем посте, начала осознавать свои ноги, она фактически переключалась из режима симпатического возбуждения (не осознавая этого по-настоящему) в режим парасимпатической релаксации. Она была занята и осознавала, что чувствовала в своих ногах.

Более того, при моем контакте с участками ее тела, которые испытывали боль, ее парасимпатические сигналы смогли заставить ее мышцы расслабиться. Мы оба почувствовали, как ее напряжение спало, что означало ослабление боли. На самом деле большая часть нашей боли возникает из-за сокращений, что мы не осознаем, что вносим свой вклад в наши собственные страдания. Даже ее диафрагма высвободилась, поскольку тошнота прошла, а также боль в животе и головная боль.

Позвольте мне подчеркнуть, что, если бы эта клиентка или любой из нас смогла самостоятельно привести себя в глубоко расслабленный, достаточно безопасный режим, она бы сделала это уже давно.Потребность в другом человеческом присутствии - это то, что мы упускаем из виду, когда так стараемся взять на себя ответственность. Вы можете быть медитатором, практиком йоги, энергетическим целителем и так далее, но никогда не достигнете состояния, которое необходимо вашей нервной системе для глубокого исцеления, потому что для некоторых наших ран и проблем нам просто нужна спокойная нервная система другого человека, чуткий резонанс. и осознанное внимание.

Вы когда-нибудь узнали, что присутствие другого человека является биологическим императивом? Без него мы не сможем развиваться должным образом и не сможем полностью исцелить себя.Без него мы даже не сможем развить воплощенное самосознание. В следующем посте я расскажу увлекательную историю о том, как это работает в нашем мозгу и теле.

Между тем, что вы, , думаете, о своем теле? Что вы чувствуете, , , когда регистрируетесь?
Предупреждение: если ответ на второй вопрос приходит мгновенно, возможно, это больше размышлений. Нервная проводимость от тела к мозгу происходит медленнее, чем от мозга к мозгу, поэтому дайте себе время «прислушаться» к своему телу.

Что такое самосознание и почему это важно? [+5 способов увеличить его]

Самосознание - это способность ясно и объективно видеть себя через рефлексию и самоанализ.

Хотя может быть невозможно достичь полной объективности в отношении самого себя (это споры, которые продолжали бушевать на протяжении всей истории философии), определенно существуют степени самосознания. Он существует в спектре.

Хотя у каждого есть фундаментальное представление о том, что такое самосознание, мы не знаем точно, откуда оно взялось, каковы его предшественники или почему у некоторых из нас, кажется, больше или меньше, чем у других.

Вот где приходит на помощь теория самосознания, предлагающая некоторые потенциальные ответы на подобные вопросы.

Прежде чем вы продолжите чтение, мы подумали, что вы могли бы загрузить наши три упражнения на эмоциональный интеллект бесплатно . Эти научно обоснованные упражнения не только помогут вам улучшить самосознание, но и дадут вам инструменты для развития эмоционального интеллекта ваших клиентов, студентов или сотрудников.

Вы можете бесплатно скачать PDF здесь .

Что такое теория самосознания?

Теория самосознания основана на идее, что вы не ваши мысли, а сущность, наблюдающая за вашими мыслями; вы мыслитель, отдельный от своих мыслей (Duval & Wicklund, 1972).

Мы можем заниматься своим днем, не придавая нашему внутреннему «я» лишних мыслей, просто думая, чувствуя и действуя по своему желанию; однако мы также можем сосредоточить наше внимание на этом внутреннем «я» - способности, которую Дюваль и Виклунд (1972) назвали «самооценкой».

Когда мы занимаемся самооценкой, мы можем задуматься о том, думаем ли мы, чувствуем и действуем так, как мы «должны», или следуем нашим стандартам и ценностям. Это называется сравнением с нашими стандартами правильности.Мы делаем это ежедневно, используя эти стандарты как способ судить о правильности наших мыслей и поведения.

Использование этих стандартов является важным компонентом практики самоконтроля, поскольку мы оцениваем и определяем, делаем ли мы правильный выбор для достижения наших целей.

Исследования по теме

Эта теория существует уже несколько десятилетий, что дает исследователям достаточно времени, чтобы проверить ее надежность. Глубина знаний о самосознании, его взаимосвязях и преимуществах может предоставить нам здоровую основу для повышения самосознания в себе и других.

Согласно теории, есть два основных результата сравнения себя с нашими стандартами правильности:

  1. Мы «проходим» или находим соответствие между собой и нашими стандартами.
  2. Мы «терпим неудачу» или обнаруживаем несоответствие между собой и нашими стандартами (Silvia & Duval, 2001).

Когда мы обнаруживаем расхождение между ними, мы оказываемся перед двумя вариантами: работать над уменьшением расхождения или полностью избегать его.

Теория самосознания (и последующие исследования) предполагает, что существует несколько различных факторов, которые влияют на то, как мы решаем реагировать.По сути, все сводится к тому, как мы думаем, что все закончится. Если мы полагаем, что у нас мало шансов на самом деле изменить это несоответствие, мы стараемся его избегать. Если мы считаем, что нам удастся улучшить соответствие нашим стандартам корректности, мы принимаем меры.

Наши действия также будут зависеть от того, сколько времени и усилий, по нашему мнению, потребует реорганизация; чем медленнее будет прогресс, тем меньше вероятность того, что мы возьмем на себя усилия по корректировке, особенно если воспринимаемое несоответствие между нами и нашими стандартами велико (Silvia & Duval, 2001).

По сути, это означает, что, столкнувшись со значительным несоответствием, которое потребует много последовательной и целенаправленной работы, мы часто просто не беспокоимся и стараемся избегать самооценки этого конкретного несоответствия.

Кроме того, наш уровень самосознания взаимодействует с вероятностью успеха в перестройке себя и наших стандартов, чтобы определить, как мы думаем о результате. Когда мы осознаем себя и верим, что есть высокие шансы на успех, мы обычно быстро приписываем этот успех или неудачу нашим усилиям.

И наоборот, когда мы осознаем себя, но считаем, что шансы на успех низки, мы склонны думать, что на результат больше влияют внешние факторы, чем наши усилия (Silvia & Duval, 2001). Конечно, иногда наш успех в приведении в соответствие с нашими стандартами отчасти обусловлен внешними факторами, но мы всегда должны играть определенную роль в наших успехах и неудачах.

Интересно, что у нас также есть некоторый контроль над нашими стандартами, так что мы можем изменить наши стандарты, если обнаружим, что не соответствуем им (Dana, Lalwani, & Duval, 1997).

Это более вероятно, если мы будем больше ориентироваться на стандарты, чем на себя; Если мы потерпим неудачу, когда мы сосредоточимся на стандартах больше, чем на нашей работе, мы с большей вероятностью обвиним стандарты и изменим их, чтобы они соответствовали нашей работе (Dana et al., 1997).

Хотя это может показаться простым перекладыванием вины на стандарты и, следовательно, позволять себе избавиться от реального несоответствия, существует множество ситуаций, в которых стандарты являются чрезмерно строгими. Кабинеты терапевтов заполнены людьми, которые придерживаются невероятно высоких стандартов, фактически не давая себе никаких шансов на успех при сравнении себя со своими внутренними стандартами.

Из исследований самосознания ясно, что это важный фактор в том, как мы думаем, чувствуем, действуем и реагируем на наши мысли, чувства и действия.

4 доказанных преимущества самосознания

А теперь давайте переключим наше внимание на исследования результатов самосознания.

Как вы могли догадаться, практика самосознания дает множество преимуществ:

  • Это может сделать нас более активными, повысить наше признание и способствовать позитивному саморазвитию (Sutton, 2016).
  • Самосознание позволяет нам видеть вещи с точки зрения других, практиковать самоконтроль, работать творчески и продуктивно и испытывать гордость за себя и свою работу, а также общую самооценку (Silvia & O’Brien, 2004).
  • Это приводит к лучшему принятию решений (Ridley, Schutz, Glanz, & Weinstein, 1992).
  • Это может сделать нас лучше на нашей работе, лучше общаться на рабочем месте, а также повысить нашу уверенность в себе и благополучие, связанное с работой (Sutton, Williams, & Allinson, 2015).

Эти преимущества являются достаточной причиной для работы над улучшением самосознания, но этот список ни в коем случае не является исчерпывающим. Самосознание может улучшить практически каждый ваш опыт, поскольку это инструмент и практика, которые можно использовать где угодно и когда угодно, чтобы обосноваться в данный момент, реалистично оценить себя и ситуацию и помочь вам сделать правильный выбор.

3 примера навыков самосознания

Итак, мы знаем, что самосознание - это хорошо, но как оно выглядит? Как практиковать самосознание?

Ниже приведены три примера людей, практикующих навыки самосознания:

Боб за работой

Бобу сложно составлять квартальный отчет на работе, и он часто дает некачественные результаты.Он замечает несоответствие между его стандартами и результатами и занимается самооценкой, чтобы определить, откуда оно взялось и как его улучшить.

Он спрашивает себя, что делает эту задачу такой сложной для него, и понимает, что у него никогда не было проблем с выполнением работы, которая входит в отчет, а скорее с тем, чтобы записать ее связно и четко.

Боб решает исправить несоответствие, пройдя курс по совершенствованию своих навыков письма, попросив коллегу просмотреть его отчет перед его отправкой и создав повторно используемый шаблон для будущих отчетов, чтобы он обязательно включил всю необходимую информацию.

Моник дома

У Моник проблемы в отношениях со своим парнем Луисом. Она думает, что Луис воспринимает ее как должное и не говорит ей, что любит ее и не разделяет достаточно привязанности. Они часто ссорятся из-за этого.

Внезапно она понимает, что может внести свой вклад в проблему. Она смотрит внутрь и видит, что не очень часто выказывает признательность Луису, не обращая внимания на приятные вещи, которые он делает для нее по дому, и небольшие физические прикосновения, которые показывают его привязанность.

Моник рассматривает свои мыслительные процессы, когда Луис упускает возможность заставить ее почувствовать себя любимой, и отмечает, что, по ее мнению, он намеренно избегает делать то, что ей нравится. Она тратит время на размышления и разговоры с Луисом о том, как они хотят проявлять и получать любовь, и они начинают работать над улучшением своих отношений.

Бриджит сама по себе

Бриджит борется с низкой самооценкой, которая вызывает депрессивные симптомы. Она недостаточно хорошо себя чувствует и не принимает возможности, которые появляются из-за этого.Она начинает работать с терапевтом, чтобы помочь ей развить самосознание.

В следующий раз, когда ей представится возможность, она думает, что не хочет ее использовать, и сначала решает отказаться от нее. Позже, с помощью некоторых техник самосознания, Бриджит понимает, что она только говорит себе, что не хочет этого делать, из-за страха, что она не будет достаточно хорошей.

Бриджит напоминает себе, что она достаточно хороша, и перенаправляет свои мысли на «а что, если я добьюсь успеха?» вместо «а что, если я проиграю?» Она принимает возможность и продолжает использовать самосознание и любовь к себе, чтобы повысить свои шансы на успех.

Эти три истории иллюстрируют, как может выглядеть самосознание и что оно может сделать для вас, когда вы к нему подключитесь. Без самосознания Боб продолжал бы выдавать плохие отчеты, Моник продолжила бы неудовлетворительные отношения или разорвала бы отношения, а Бриджит никогда бы не воспользовалась возможностью, которая помогла ей вырасти.

Если вы их поищете, то найдете эти истории повсюду.

5 способов повысить свою осведомленность о себе

Теперь у нас есть несколько четких примеров самосознания.Мы знаем, как выглядит самосознание и рост. Но как это сделать? Что наши главные герои делали, чтобы практиковать самосознание?

Есть много способов развить и практиковать самосознание, но вот некоторые из наиболее эффективных:

1. Практика осознанности и медитации

Внимательность - это присутствие в данный момент и уделение внимания себе и своему окружению, а не потеря в мыслях, размышлениях или мечтаниях.

Медитация - это практика сосредоточения вашего внимания на чем-то одном, например, на дыхании, мантре или чувстве, и позволяя мыслям плыть мимо, вместо того, чтобы цепляться за них.

Обе практики могут помочь вам лучше осознать свое внутреннее состояние и свои реакции на вещи. Они также могут помочь вам определить свои мысли и чувства и не увлечься ими настолько, что вы потеряете контроль над собой.

2. Практика йоги

Йога - это физическая практика, но это в равной степени и умственная практика.Пока ваше тело растягивается, изгибается и изгибается, ваш разум учится дисциплине, самопринятию и осознанности. Вы лучше осознаете свое тело и все возникающие чувства, и вы станете более осведомленным о своем уме и возникающих мыслях.

Вы даже можете сочетать йогу с осознанностью или медитацией, чтобы повысить свое самосознание.

3. Найдите время подумать

Рефлексия может осуществляться разными способами (включая ведение дневника; см. Следующий совет), и ее можно настраивать для размышляющего человека, но важно проанализировать свои мысли, чувства и поведение, чтобы увидеть, где вы соответствуете своим стандартам, где вы провалил их, и где можно было бы улучшить.

Вы также можете поразмышлять над своими стандартами, чтобы увидеть, подходят ли они вам, чтобы их придерживаться. Вы можете попробовать вести дневник, говорить вслух или просто сидеть тихо и думать о том, что помогает вам задуматься о себе.

4. Журнал

Преимущество ведения дневника в том, что оно позволяет вам идентифицировать, прояснять и принимать свои мысли и чувства. Это поможет вам узнать, чего вы хотите, что цените и что работает для вас. Это также может помочь вам узнать, чего вы не хотите, что для вас не важно, а что вам не подходит.

Оба одинаково важны для изучения. Любите ли вы писать плавные записи, маркированные списки или стихи, запись своих мыслей и чувств поможет вам стать более осознанными и осознанными.

5. Спросите у людей, которых любите

Очень важно чувствовать, что мы знаем себя изнутри, но и внешняя обратная связь тоже помогает. Спросите свою семью и близких друзей о том, что они думают о вас. Попросите их описать вас и посмотреть, что вам кажется правдой, а что вас удивляет.

Тщательно обдумывайте то, что они говорят, и думайте об этом, когда ведете дневник или иным образом размышляете. Конечно, не принимайте слова одного человека за Евангелие; вам нужно поговорить с множеством людей, чтобы получить полное представление о себе.

И помните, что, в конце концов, для вас больше всего важны ваши убеждения и чувства!

Важность консультирования и коучинга

Самосознание - мощный инструмент, который при регулярной практике может принести больше пользы для коучей и клиентов, чем что-либо еще, которым профессионал может поделиться с ними.Чтобы добиться реальных, значительных и устойчивых изменений, люди должны иметь возможность заглянуть внутрь себя и познакомиться с этой внутренней средой.

Развитие самосознания должно быть главным приоритетом практически для всех клиентов, после чего можно начинать более традиционные коучинг и консультирование. Например, вы можете посоветовать кому-то его вредные привычки и дать 1000 способов избавиться от них.

Тем не менее, если они не понимают, почему они вообще склонны к этим вредным привычкам, это почти гарантия того, что они либо никогда не откажутся от этих привычек, либо бросят их на некоторое время и просто продолжат с того места, где они остановились, когда дела пойдут дальше. жесткий.

Самосознание жизненно важно не только для подопечного или клиента; это также важно для тренера или консультанта. Фактически, самосознание является основным стандартом в Стандартах Совета по аккредитации консультирования и связанных образовательных программ (2017) для профессии, поскольку оно является одновременно требованием к консультантам и необходимым навыком для развития клиентов.

Чтобы дать компетентный совет и дать действенный совет, требуется хорошее самосознание. Кроме того, самосознание поможет заботливому консультанту не слишком увлекаться проблемами своего клиента и не смотреть на проблемы через свои собственные перекошенные линзы.

Чтобы по-настоящему помочь кому-то, важно видеть вещи с их точки зрения, а для этого требуется достаточно самосознания, чтобы иногда отбросить наши мысли и чувства.

Медитация, внимательность и самосознание

Связь между медитацией, внимательностью и самосознанием очевидна, а это означает, что неудивительно, что практика первых двух естественным образом приводит к усилению третьего.

Когда мы медитируем или практикуем внимательность, мы обращаем внимание на вещи, которые часто можно игнорировать в нашей повседневной работе: настоящий момент и наш собственный внутренний опыт.Те, кто знакомится со своими мыслительными процессами и паттернами, в большей степени способны адаптировать и улучшать их, как просто осознавая свои процессы и паттерны, так и предоставляя себе механизм для практики и совершенствования.

Действительно, программа, направленная на повышение самосознания (среди прочего) с помощью йоги и медитации, привела к ряду улучшений, в том числе к большему положительному влиянию, меньшему стрессу, большей внимательности, большей устойчивости и даже большему удовлетворению работой (Трент и др. ., 2019).

Самосознание и эмоциональный интеллект

Эмоциональный интеллект можно определить как совокупность способностей, которые позволяют нам распознавать и регулировать эмоции в себе и других (Goleman, 2001).

Согласно наиболее популярной теории эмоционального интеллекта от психолога и автора Дэниела Гоулмана (2001), самосознание имеет решающее значение не только для эмоционального интеллекта; это один из пяти компонентов.

Эти пять компонентов:

  1. Самосознание
  2. Саморегулирование
  3. Социальные навыки
  4. Сочувствие
  5. Мотивация

Другие популярные теории эмоционального интеллекта также включают самосознание в качестве основного компонента, что делает его одним из факторов, с которым согласны практически все исследователи и эксперты (Goleman, 2001).

Самосознание - необходимый строительный блок эмоционального интеллекта; это строительный блок, на котором построены остальные компоненты. Для саморегулирования необходимо обладать самосознанием, а социальные навыки будут слабыми и бесполезными, если вы недостаточно осведомлены о том, когда и как их использовать.

Если вы хотите развить свой эмоциональный интеллект, самосознание - это первый шаг. Убедитесь, что вы развили сильные навыки самосознания, прежде чем отдавать все силы другим элементам.

4 совета по улучшению самосознания во взаимоотношениях

Если вы хотите быть больше похожей на Моник после рефлексии, чем на Моник до рефлексии (см. Примеры навыков самосознания в действии выше), или если вы собираетесь помочь своим клиентам справиться с их проблемами во взаимоотношениях, вот несколько отличных советы по развитию самосознания в контексте отношений:

  1. Практикуйте внимательность, особенно при общении со своими близкими.Обратите внимание на слова, которые они произносят, их тон, язык тела и выражения лиц. Мы часто передаем гораздо больше информации с помощью последних трех, чем с помощью одних слов. Уделите все свое внимание своим близким.
  2. Регулярно обсуждайте отношения. Важно смотреть на вещи в перспективе и следить за тем, чтобы ничто не упало между щелями. Когда вы регулярно обсуждаете свои отношения с близкими, гораздо сложнее избегать или игнорировать вещи, которые могут обернуться проблемами.Это также помогает вам задуматься о своей стороне и подготовиться к обсуждению своих мыслей, чувств и поведения с близкими.
  3. Проводите время вместе и врозь. Это особенно важно для романтических отношений, поскольку мы часто проводим большую часть или даже все свое свободное время с нашим супругом или партнером. Как бы сильно вы ни любили своего партнера и не получали от него удовольствия проводить время со своим партнером, всем нужно проводить время в одиночестве.

    Удостоверьтесь, что вы и ваш партнер получаете некоторое «я» время, чтобы подумать о том, чего вы хотите, что вам нужно и каковы ваши цели.Это поможет вам не слишком слиться с партнером и сохранить независимость и стабильность. Тогда, поскольку в отношениях будут два независимых, стабильных и здоровых взрослых, для обоих партнеров будет еще больше удовлетворения и удовлетворения, когда они будут проводить время вместе.

  4. Поделитесь своей точкой зрения и примите во внимание их точку зрения. Легко слишком увлечься нашим взглядом на вещи; однако здоровые отношения требуют, чтобы мы учитывали потребности других в дополнение к нашим собственным.Чтобы знать, что нужно нашим близким, и удовлетворить эти потребности, мы должны сначала определить и понять их. Мы делаем это, практикуя самоосознание и делясь этим осознанием с нашими друзьями и семьей.

    Если вы никогда не выясняете у своих близких их взгляды или чувства, это может привести к тому, что вы отдаляетесь друг от друга и препятствуете настоящей, удовлетворяющей близости. Спросите своих близких об их взглядах на вещи и поделитесь с ними своей точкой зрения.

Роль на рабочем месте и лидерство

Как отмечалось ранее, самосознание улучшает наше общение, уверенность и производительность труда (Sutton et al., 2015).

Легко увидеть, как самосознание может привести к этим результатам на рабочем месте, поскольку лучшая самооценка, естественно, приводит к улучшению согласованности между нашими действиями и нашими стандартами, что приводит к повышению производительности.

Согласно Таше Эйрих (2018), самосознание можно разделить на две категории или типа: внутреннее самосознание и внешнее самосознание.

Внутреннее самосознание - это то, насколько хорошо мы видим себя, свои сильные и слабые стороны, ценности и т. Д., в то время как внешнее самосознание - это понимание того, как другие видят нас с теми же факторами (Eurich, 2018). Хорошие менеджеры и лидеры должны хорошо выполнять свои обязанности.

Хотя вы можете подумать, что больший опыт лидера и большая власть в своей роли ведет к лучшему самосознанию, это может быть не так. Опыт может быть положительным или отрицательным с точки зрения обучения и самосовершенствования. Даже положительный опыт может привести к тому, что кто-то приписывает себе успех, хотя он, возможно, больше связан с обстоятельствами, что ведет к ложной уверенности.

Фактически, только 10–15% участников исследования Eurich (2018) продемонстрировали самосознание, хотя большинство из нас считает, что мы осознаем себя.

Чтобы улучшить самосознание, Eurich (2018) рекомендует самоанализ, но с упором на то, чтобы задавать себе правильные вопросы. Она отмечает, что вопрос «почему» не всегда может быть эффективным, поскольку многие из наших внутренних процессов остаются скрытыми в нашем подсознании или бессознательном; вместо этого вопрос «что» может привести к лучшему самоанализу.

Например, вместо того, чтобы спрашивать: « Почему я так часто не справляюсь с этой задачей? », вы можете спросить себя:« Каковы обстоятельства, при которых я не справляюсь с этой задачей, и что я могу сделать, чтобы их изменить? ”Это не надежный метод, но он может помочь вам улучшить самосознание и повысить уровень соответствия вашим стандартам в определенных видах деятельности.

Самосознание учащихся и детей

Самосознание подходит не только руководителям и сотрудникам; он также может принести существенную пользу студентам, детям и подросткам. Те же преимущества, которые делают нас более продуктивными на рабочем месте, могут сделать учащихся более продуктивными в классе и дома: лучшее общение с учителями и сверстниками, большая уверенность в себе и большее удовлетворение результатами могут сделать учащихся более счастливыми и здоровыми.

Эти льготы также распространяются на студентов продвинутого уровня.Повышенное самосознание приводит к большему вниманию к себе у студентов-медиков (Saunders et al., 2007) и лучшему пониманию своих сильных сторон и способностей, а также к повышению эмоционального интеллекта у студентов-юристов (James, 2011).

Сообщение о возвращении домой

Короче говоря, немного дополнительного самосознания может принести огромную пользу любому, у кого есть желание совершенствоваться. Эта часть включает в себя описание самосознания, исследование теории самосознания, примеры, а также советы и инструменты, которые вы можете использовать для повышения своего самосознания.Мы надеемся, что вы найдете эту информацию полезной для повышения вашего самосознания или самосознания ваших клиентов.

Какие упражнения вы используете для развития самосознания? Какие еще преимущества вы заметили? Дайте нам знать в комментариях ниже.

Если вам понравился этот пост, переходите к нашему посту о книгах по самосознанию, которые еще больше помогут вам улучшить рефлексию.

Надеемся, вам понравилась эта статья. Не забудьте загрузить наши три упражнения на эмоциональный интеллект бесплатно .

Если вы хотите узнать больше, наш мастер-класс по эмоциональному интеллекту © представляет собой пакет из шести модулей по обучению эмоциональному интеллекту для практикующих, который содержит все материалы, которые вам понадобятся, чтобы стать экспертом в области эмоционального интеллекта, помогая вашим клиентам обуздать свои эмоции и совершенствоваться. эмоциональная связь в их жизни.

  • Совет по аккредитации консультационных и связанных образовательных программ. (2017). Стандарты 2009 г. Получено с https: // www.cacrep.org/wp-content/uploads/2017/07/2009-Standards.pdf
  • Дана, Э. Р., Лалвани, Н., и Дюваль, С. (1997). Объективное самосознание и фокус внимания после осознания несоответствий в самооценке: изменение себя или изменение стандартов правильности. Журнал социальной и клинической психологии , 16 , 359–380.
  • Duval, S., & Wicklund, R.A. (1972). Теория объективного самосознания . Академическая пресса.
  • Эйрих, Т.(2018, 4 января). Что такое самосознание (и как его развивать). Гарвардский бизнес-обзор . Получено с https://hbr.org/2018/01/what-self-awareness-really-is-and-how-to-cultivate-it
  • .
  • Гоулман Д. (2001). Эмоциональный интеллект: проблемы построения парадигмы. В C. Cherniss & D. Goleman (Eds.) Эмоционально интеллектуальное рабочее место. Джосси-Басс.
  • Джеймс, К. (2011). Благополучие студентов-юристов: преимущества повышения психологической грамотности и самосознания с использованием внимательности, теории сильных сторон и эмоционального интеллекта. Обзор юридического образования , 21 (2).
  • Ридли, Д. С., Шутц, П. А., Гланц, Р. С., и Вайнштейн, К. Э. (1992). Саморегулируемое обучение: интерактивное влияние метакогнитивного осознания и постановки целей. Журнал экспериментального образования , 60 , 293–306.
  • Сондерс, П. А., Трактенберг, Р. Э., Чатерджи, Р., Амри, Х., Хараздук, Н., Гордон, Дж. С.,… Харамати, А. (2007). Содействие самосознанию и размышлениям с помощью курса экспериментальных навыков разума и тела для студентов-медиков первого курса. Учитель-медик , 29 , 778–784.
  • Сильвия П. Дж. И Дюваль Т. С. (2001). Объективная теория самосознания: недавний прогресс и устойчивые проблемы. Обзор личности и социальной психологии , 5 , 230–241.
  • Сильвия, П. Дж., И О’Брайен, М. Э. (2004). Самосознание и конструктивное функционирование: возвращение к «человеческой дилемме». Журнал социальной и клинической психологии , 23 , 475–489.
  • Саттон, А.(2016). Измерение эффектов самосознания: построение анкеты результатов самосознания. Европейский журнал психологии , 12 , 645–658.
  • Саттон, А., Уильямс, Х. М., и Аллинсон, К. У. (2015). Продольная оценка обучения самосознанию на рабочем месте с использованием смешанных методов. Европейский журнал обучения и развития , 39 , 610–627.
  • Трент, Н. Л., Борден, С., Миралья, М., Пасалис, Э., Дусек, Дж.А., и Халса, С. Б. С. (2019). Улучшение психологического и профессионального благополучия в прагматическом контролируемом испытании программы для профессионалов, основанной на йоге. Журнал альтернативной и дополнительной медицины , 25 , 593–605.

Кого вам не хватает?

Самосознание стало популярным модным словом, но его корни уходят глубже, чем в психологию.

Что приходит на ум, когда вы слышите термин «самосознание»? Для меня самосознание всегда переводилось в осознание того, что я представляю миру, то есть осознания того, как другие люди меня воспринимают.Но для многих других людей тот же термин означает осознание своего внутреннего «я», способность распознавать и контролировать наши внутренние проблемы, желания, ценности и эмоции.

Как может термин, который используется так повсеместно, означать две разные вещи - и, что более важно, какое из них является правильным определением «самосознания»?

На этот вопрос организационный психолог Таша Юрих и ее команда исследователей задались целью ответить в ходе четырехлетнего крупномасштабного научного исследования с более чем 5000 участников.Как они рассказали Harvard Business Review, они обнаружили, что существует два различных типа самосознания, и истинное самосознание требует баланса обоих.

В ходе изученных нами исследований продолжали появляться две широкие категории самосознания. Первый, который мы назвали внутреннее самосознание , показывает, насколько ясно мы видим наши собственные ценности, страсти, стремления, соответствие нашему окружению, реакции (включая мысли, чувства, поведение, сильные и слабые стороны) и влияние на других. .Мы обнаружили, что внутреннее самосознание связано с более высоким уровнем удовлетворенности работой и отношениями, личным и социальным контролем и счастьем; это отрицательно связано с тревогой, стрессом и депрессией. Вторая категория, внешнее самосознание , означает понимание того, как другие люди видят нас с точки зрения тех же факторов, перечисленных выше. Наши исследования показывают, что люди, которые знают, как их видят другие, более умело проявляют сочувствие и принимают точки зрения других. Руководители, которые видят себя такими же, как и их сотрудники, склонны к более тесным отношениям с ними, более удовлетворенным ими и в целом более эффективными.

Еврих изначально предполагал, что люди, обладающие высоким уровнем самосознания в одной области, будут иметь высокий уровень в другой, но оказалось, что это не так. На самом деле, действительно редко можно было найти кого-то, кто владел бы обоими типами самосознания. Основываясь на своих результатах, Эйрих оценивает, что только 10-15 процентов населения обладают обоими типами самосознания, что делает их действительно самосознательными. Юрих включила мини-оценку в свою статью для HBR, которую я определенно прошел (конечно, в духе научного исследования).

Неудивительно обнаружить, что, хотя я достаточно хорошо разбираюсь в собственном внутреннем мире, я в основном неспособен видеть себя так, как меня видят другие. Я всегда знал, что склонен либо дико переоценивать, либо сильно недооценивать мнение других обо мне, но на самом деле я не знал, что это вовсе не вопрос переоценки или недооценки. Это больше похоже на результат того, как кто-то бросает дротики с завязанными глазами - я так сильно отклоняюсь от цели, что иногда непонятно, как я вообще туда попал.

Почти наверняка поэтому для меня самосознание всегда означало осознание того, что я представляю другим. Это та область самосознания, которой мне не хватает, поэтому именно она выделяется для меня как то, над чем мне нужно работать. Формирование такого самосознания начинается с того, что нужно прислушиваться к мнению других людей - иметь терпение и милосердие, чтобы открыться их точке зрения, услышать то, что они говорят, и отложить свое эго в сторону, чтобы принять во внимание истинность их слов.Знаете, примерно то же самое мы призваны делать, как христиане.

Вы, конечно, можете попробовать эту оценку самостоятельно, но держу пари, что вы обнаружите, что ваши результаты будут похожи на мои - самосознание означает для вас, вероятно, тот тип самосознания, которого вам не хватает, а в свою очередь укажет вам на добродетели, которые вам нужно развивать, чтобы жить подлинно самосознательной христианской жизнью.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *