Фрустрация это состояние: Что такое фрустрация — Новости Mail.ru

Содержание

ФРУСТРАЦИЯ — это… Что такое ФРУСТРАЦИЯ?

  • фрустрация — (от лат. frustratio обман, расстройство, разрушение планов) 1) психическое состояние, выражающееся в характерных особенностях переживаний и поведения, вызываемых объективно непреодолимыми (или субъективно так понимаемыми) трудностями,… …   Большая психологическая энциклопедия

  • фрустрация — и, ж. frustration f., нем. Frustration <лат. frustratio обман; провал, неудача; срыв. псих. Психологическое состояние, возникающее в результате разочарования, неосуществления какой н. значимой для человека цели, потребности и проявляющееся в… …   Исторический словарь галлицизмов русского языка

  • ФРУСТРАЦИЯ —         [лат. frustratio обман, тщетное ожидание, расстройство, разрушение (планов, замыслов), от frustror обманываю, делаю тщетным, расстраиваю], психологич. состояние гнетущего напряжении, тревожности, чувства безысходности и отчаяния;… …   Философская энциклопедия

  • ФРУСТРАЦИЯ — [лат. frustratio обман, неудача] 1) расстройство, срыв, крушение планов, намерений, надежд и т. п.; 2) психол. душевный дискомфорт из за несоответствия внутренней и внешней картины мира; состояние, возникающее при разочаровании, неосуществлении… …   Словарь иностранных слов русского языка

  • фрустрация — состояние, тревожность, подавленность, безысходность Словарь русских синонимов. фрустрация сущ., кол во синонимов: 10 • безысходность (13) • …   Словарь синонимов

  • Фрустрация —  Фрустрация  ♦ Frustration    Отсутствие чего либо при неспособности его получить или отказаться от желания его иметь. Тем самым отличается от надежды (которая может быть удовлетворена), траура (отказа от бытия) и удовольствия (каковое и есть… …   Философский словарь Спонвиля

  • ФРУСТРАЦИЯ

    — (от лат. frustratio обман неудача), психологическое состояние, возникает в ситуации разочарования, неосуществления какой либо значимой для человека цели, потребности. Проявляется в гнетущем напряжении, тревожности, чувстве безысходности. Реакцией …   Большой Энциклопедический словарь

  • Фрустрация — (от лат. frustratio обман, тщетное ожидание) негативное психическое состояние, обусловленное невозможностью удовлетворения тех или иных потребностей . Это состояние проявляется в переживаниях разочарования, тревоги , раздражительности, наконец,… …   Психологический словарь

  • ФРУСТРАЦИЯ — (от лат. frusratio самообман, неудача, гпщгтмая надежда) англ. frustration; нем. Frustration. 1. Состояние психической дезорганизации, возникающее у человека в результате осознания крушения надежд, невозможности достижения поставленных целей и… …   Энциклопедия социологии

  • ФРУСТРАЦИЯ — (от лат. frustratio – обман, тщетное ожидание, расстройство). Психическое состояние напряжения, тревожности, отчаяния, возникающее при столкновении человека с непреодолимыми препятствиями (реальными или воображаемыми) на пути к достижению целей,… …   Новый словарь методических терминов и понятий (теория и практика обучения языкам)

  • Фрустрация

    Сегодня мы с вами разберем еще одно интересное состояние связанное с психологией человека, состояние это называется фрустрация. Может быть для вас в данный момент название данного понятие не с чем не связано, но это лишь по той причине, что понятие имеет сложное название. Вскоре вы будет знать о чем идет речь, так как ваш наставник Терёшкин Андрей пополнил свои знания в плане

    фрустрации и теперь спешит поделиться.

    К сожалению о том, что такое фрустрация википедия нам не объяснила, поэтому пришлось копать глубже. Немного копнул и наткнулся на золотую жилу, которая и принесла мне достаточно информации, чтобы понять о чем речь и более того, фрустрация – это очень интересное состояние, которое имеет свои особенно. Не буду больше вас заводить в заблуждение и начну повествование статья, которая называется просто фрустрация.

    Фрустрация – это негативное состояние человека, которое возникает в случае, если внезапно рушатся планы или не достигается ожидаемый результат. Еще можно описать это состояние, таким образок: фрустрация – это состояние, когда наши желания превышают наши возможности или вообще идут на разных параллелях. Надо заметить, что причиной наступления фрустрации могут быть не только преграды появляющиеся при достижении цели, но и наша чрезмерная мотивированность на достижение определенного результата.

    Давайте посмотрим, какие могут быть преграды для появления фрустрации.

    1) Физические преграды – возникают в случае лишения свободы

    2) Биологические – преграда в следствии болезни или необратимого старения

    3) Психологические – сюда относятся страх, замкнутость в себе

    4) Социо-культурные – нормы общества, законы, запреты

    5) Материальные – ничто иное, как денежные средства

    Но нельзя любую неудачу считать поводом наступления фрустрации. Если бы это было так легко, то наверно фрустрация в психологии не рассматривалась, как феномен. Например, если вы решили приготовить вкусное блюдо, но оно у вас сгорело, то это трудно назвать фрустрацией. Для наступления фрустрации, должно произойти нечто, что связало очень близко с личность.

    Фрустрация наступает, когда неудача в несколько раз превышает ваш порог, который вы можете безболезненно перенести.

    Кто больше всего подвержен фрустрации? Больше всего подвержены фрустрации эмоциональные люди и те у которых сильная мотивированность. Как вы помните, наиболее эмоциональны меланхолики, поэтому чаще всего фрустрация наблюдается именно у них.

    Как проявляется фрустрация? При наступлении фрустрации человек становится отреченным от внешнего мира, в связи с этим он создает свой мир в котором пытается жить по своим правилам и законам. У человека пропадает интерес к окружающему миру, часто фрустрация способствует появлению агрессии. Для большинства фрустрация это способ выплеска эмоций, которые они до этого скрывали.

    Теперь давайте я вам приведу классический пример фрустрации. Для этого можно рассмотреть девушку из сельской местности, которая лучше всех своих сверстников в плане учебы, с легкостью добивается поставленных целей и у нее нет проблем.

    Но приходит время поступления в институт, для этого она едет в город, но там в институте встречает еще массу таких отличных учеников, что делает ее уже не лучшей, она разочаровывается и вот тут приходит фрустрация. После такого иногда задумываешься, а стоит ли хорошо учится, чтобы потом страдать от фрустрации?

    Так или иначе, фрустрация это понятие тесно живущее со всеми людьми. Чтобы немного отвлечься вы можете читать или учить стихи о детях или другие вещи, которые приносят радость жизни. Что такое фрустрация википедия вам не очень рассказала, зато понятие мы с вами рассмотрели, и мне кажется, что довольно обширно рассмотрели, не помешает нам и управление знаниями, чтобы их систематизировать. Спасибо, что пришли на мою лекцию. Скоро будет и другая, поэтому пока отдыхайте и возвращайтесь за новыми знаниями.

    Массовая фрустрация: как справиться со страхом смерти и тревогой за будущее

    Слово «кризис» в обыденной жизни связано с крушением всех надежд и привычных устоев. Но мы забыли истинное значение этого термина: в переводе с древнегреческого «кризис» — это точка принятия решения, поворотный момент, когда старые методы достижения желаемого результата больше не актуальны. Психоаналитический коуч-консультант проекта Ontology-One Тимур Валеев рассказывает, как обратить себе во благо перемены, вызванные сегодняшним кризисом.

    Кризис — понятие эволюционное, это время трансформаций и изменений. Поле битвы между устаревшими устоями и наступившими эволюционными переменами. Если долго отодвигать переломный момент, он все равно случится, но не эволюционным путем, а революционным. Что сейчас происходит с миром и с каждым из нас? Мы в кризисе, точке больших и уже давно назревших перемен. И эти изменения эволюционны. Пандемия коронавируса обнажила самые острые проблемы не только общества, но и каждого конкретного человека. Все, чего мы боялись: потеря работы, страх одиночества, закрытие границ и невозможности свободно передвигаться, ну и, конечно, тревога за свое будущее и страх смерти.

    Давайте попробуем разобраться, чего мы боимся и как помочь себе в преодолении этих страхов.

    Не каждый день психолог сталкивается с запросом «страх смерти». Но у меня и моих коллег таких клиентов становится все больше и больше.

    Реклама на Forbes

    Сегодняшнее тяжелое время наполнено страхом неопределенности, тревогой, агрессией. В первые недели карантина у большинства наблюдалась полная потеря чувства реальности. Привычная жизнь каждого человека на земле изменилась. Впервые в мировой истории целые государства и континенты закрыли границы не из-за войны, а из-за болезни. Фейковые новости попадали не только в газеты, радио и на телевидение, но и полностью заполонили интернет. Ради просмотров, лайков и хайпа люди снимали постановочные ролики с падающими замертво на улице людьми, на камеру опустошали полки магазинов, предлагали различные народные средства для борьбы с вирусом. Что сделал этот бесконечный информационный поток? Он начал разрушать психику обычных людей, которые сначала поддались общей панике и побежали в магазин покупать гречку, макароны и туалетную бумагу.

    Согласитесь, нет никакой логики в покупке туалетной бумаги в разгар мировой пандемии, уносящей жизни по всему миру. Но именно эта неадекватность и является первым признаком массового психоза.

    Люди не заметили, как параллельно с распространением пандемии коронавируса нашу планету захватила психическая эпидемия. Но что страшнее, вирус, который победят через пару месяцев после разработки вакцины, или массовый психоз, последствия которого для каждого человека могут стать катастрофическими? Психическая травма еще долгие годы будет влиять на человека. Наши поступки, мысли и сны навсегда изменятся, а в нашем бессознательном будет сидеть заноза пережитого опыта. Если эту занозу страха и агрессии не удалить, она начнет нарывать и в конечном счете приведет к тяжелейшим последствиям для психики.

    Эксперты многих стран прогнозировали рост самоубийств из-за мировой пандемии. Сейчас данных еще слишком мало, но определенная тенденция наблюдается. Например, врачи американского госпиталя Медицинского центра им. Джона Мьюра близ Окленда заявляют, что за три месяца в регионе зарегистрирован резкий рост самоубийств. По их статистике жертв суицида уже больше, чем умерших от коронавируса. С учетом того, что по данным ВОЗ, опубликованным в сентябре 2019 года, Россия на третьем месте в мире по количеству самоубийств, нам еще предстоит понять весь масштаб будущей катастрофы. Уже известны несколько случаев суицида пациентов с COVID-19 в Уфе и Москве. Но толкает на самоубийство людей не только страх мучительной смерти, но и финансовые и личные проблемы, с которыми они столкнулись.

    Массовый страх смерти и суицидальные настроения преодолимы. Но здесь необходимо четкое вмешательство государства или создание крупных психологических проектов. Некоммерческая британская организация Zero Suicide сегодня осуществляет крупнейшую в мире психологическую поддержку для тех, кто испытывает страх за собственную жизнь. Более полумиллиона человек уже прошли онлайн-тренинги по предотвращению самоубийств. За двадцать минут человек получает четкие инструкции для себя и что делать, если кто-то из близких и знакомых может рассматривать самоубийство как единственный выход из ситуации, в которую он попал. На мой взгляд, эта программа очень эффективна и позволяет охватить огромное количество людей за счет связки: помог себе, помоги другим. В нашей стране не так активно поднимается вопрос психологической помощи в условиях пандемии.

    Среди тех, кому я оказывал консультации, были шестнадцать медиков —  они обращались напрямую через соцсети, так и через бесплатные социальные проекты, направленные на поддержку врачей, которые работают с пациентами с COVID-19. Не раскрывая личных деталей, обозначу некую тенденцию, которую я наблюдал на протяжении последних двух месяцев. Главная проблема, с которой сталкивались мои клиенты, — это страх неопределенности и недостаток информации. Они получали огромное количество данных из множества источников, но мало кому доверяли. У каждого из них отсутствовала простая связь с медицинскими начальниками и экспертами, которые могли бы четко и на понятном для врачей и медперсонала языке объяснить, что происходит. Отсутствовало обычное экспертное общение внутри профессионального сообщества. Отсутствовали четкие и понятные инструкции, как обезопасить себя лично и своих близких. Тут наблюдалась тонкая психологическая грань, которую мои клиенты бессознательно чувствовали, но не могли назвать. Они спасали чужие жизни и выполняли свой долг, но при этом испытывали огромное чувство вины перед своими близкими. Врачи и медсестры опасались, что принесут вирус домой и поставят под угрозу жизни членов семьи. У некоторых дома были престарелые родители или дети с заболеваниями дыхательных путей. В рамках консультаций мы старались посмотреть на ситуацию каждого клиента с разных сторон, найти слова и чувства, которые они испытывали, но боялись назвать. Каждый во время сеансов находил личные причины для нарастающего чувства тревоги, а консультации позволили им найти выход. Для каждого свой. Кто-то отправил родителей к родственникам в другие города, кто-то начал впервые говорить о вирусе со своей семьей, просто объясняя, какие меры предосторожности на работе они соблюдают и как можно обезопасить от заражения близких. Но главное, все они начали говорить со своей семьей о страхах, которые их одолевают. Реакция домочадцев и поддержка близких во всех случаях полностью меняла видение проблемы.

    Действительно, в большинстве медицинских организаций в нашей стране нет психолога для сотрудников. Как врачи могут ежедневно работать в состоянии стресса и не получать психологическую помощь? Ситуация, на мой взгляд, патовая и требует немедленных действий. Финансовой помощью от государства не решить те психологические проблемы, которые встали перед нашими медиками. Но под угрозой не только врачи, но и каждый из нас. Тревога неопределенности и фрустрация в обществе продолжают нарастать. Что за ними стоит и к чему они приведут?

    Автор фрустрационной теории агрессии, американский психолог и социолог Джон Доллард четко объяснил, что происходит в случае крушения привычной жизни. У человека есть цель, к которой он стремится всем своим существом, но вдруг на пути к цели вырастает препятствие, и преодолеть его он не может. Эта стена непреодолима, он не может ее обойти или сломать. Он больше не может добраться до своей цели. Так наступает крах между возможностями и желанием — это и есть фрустрация. Фрустрация всегда приводит к агрессии. Человек находится в растерянности, кажется, что мир рухнул и никогда не будет прежним, социальные связи рвутся, бизнес теряет огромные деньги, происходят массовые увольнения, волна самоубийств и резкий рост уровня домашнего насилия. Как справиться с фрустрацией и внутренним раздражением от того, что мир изменился? Во-первых, не называть это кризисом в привычном для нас понимании. Давайте назовем происходящее переломным моментом и точкой принятия решения. Наш организм готов к подобным резким изменениям. Но мы можем попасть в ловушки собственного мозга.

    Ловушки нашего мозга

    Ловушка №1

    Мы начинаем жить по определенной привычной для нас программе: есть, спать, мыться, чистить зубы, употреблять алкоголь, но все эти функции выполняются на автомате. Австрийский психолог и психиатр Виктор Франкл во время Второй мировой был узником концлагеря. В тайне от СС он с коллегами оказывал психологическую помощь другим узникам. Почти у всех был сильнейший шок и полная фрустрация. Это состояние приводило к самоубийствам. В рамках своей работы в столь критической ситуации Франкл пришел к выводу, что для выживания человеку нужна цель в будущем. Что будет там впереди, когда этот кошмар закончится? В своих дневниках он напишет следующие строки: «…в каждом случае мужество жить или усталость от жизни зависела исключительно от того, обладал ли человек верой в смысл жизни». Сам Франкл любил повторять цитату Ницше: «Если у вас есть твердое зачем, то вы преодолеете любое как». Ловушка привычной жизненной программы заключается именно в потере смыслов. Мы просто существуем как биороботы, теряем цели и соответственно теряем будущее. В таком стрессовом состоянии многие начинают пить или пытаются поднять свой дух за счет бесконечного просмотра сериалов и роликов на YouTube. Но самым лучшим способом выхода из этой ловушки на первом этапе должен стать секс. Он не только меняет гормональный уровень, но и дает психике возможность перезагрузиться и ожить. Эта жизненная энергия позволит посмотреть на себя со стороны, заглянуть в будущее и создать новые смыслы и цели.

    Ловушка №2

    Мы начинаем проявлять слишком много эмоций. В первую очередь эмоции страха. Люди впадают в депрессию, начинают выплескивать агрессию на окружающих и на самих себя, мечутся между принятием самых кардинальных решений, каждое из которых может привести в будущем к фатальным последствиям. Американский нейробиолог Роберт Сапольский пишет, что именно в момент сильной фрустрации, когда эмоциональный фон зашкаливает, а остальные функции организма заняты выполнением автоматических функций, человек принимает самые неадекватные решения. За рациональное в нас отвечает кора больших полушарий, за эмоции — лимбическая система. В обыденной жизни они всегда советуются и принимают взвешенные решения, а в кризис начинают войну. Каждая из наших частей в отдельности не может принять абсолютно верное решение. Рацио не может все просчитать, не опираясь на чувства, а эмоции не могут структурировать сами себя без когнитивного подкрепления. Поэтому в кризис так важен эмоциональный интеллект. Когда ты понимаешь и называешь свои чувства, можешь их структурировать и, воспользовавшись подсказками, которые тебе дает окружающий мир, принять верное решение. Эмоции и чувства — это наш внутренний Бог, дающий подсказки и знающий, где лично для нас будет хорошо, а где плохо, где опасность, а где комфорт и счастье.

    Мир действительно не будет прежним, об этом мы слышим из каждого утюга. Но сегодня важнее понять, какими станем мы, как мы изменимся. Сможем ли мы преодолеть свою фрустрацию? Сможем ли мы подружить свои эмоции с нашим рацио? Сможем ли мы иначе посмотреть на свою личную ситуацию и посмотреть на кризис как переломный момент и точку принятия решения? Сможем ли мы перестроиться и принять верное решение о пути своего развития?

    Меняться тяжело, проще погибнуть в пучине, выбившись из сил из-за бессмысленных метаний, но сегодняшние перемены дают шанс найти свой собственный вектор развития.

    Мир меняется резко, но эволюционно, и нам дается шанс доработать все слабые стороны не только общественной жизни, но и своей. Эволюция личности означает, что мы не разрушаем себя прежнего, а используем как площадку для себя нового. Наш опыт уникален, и от него нужно отталкиваться для внутренних и внешних трансформаций. Я дам несколько рекомендаций, собранных мной из разных экспертных источников. Эти простые шаги позволят быть эффективнее не только во время кризиса, но и в обычной жизни.

    • Следите за своими эмоциями. Эмоция — это всегда первая реакция на наши мысли. Затем следует действие. Если вы заведете дневник эмоций и будете записывать все самые яркие чувства, которые у вас были в течение дня, вы сможете проанализировать свой эмоциональный фон. Но главное, что позже вы сможете посмотреть на негативные события с другой стороны и научитесь реагировать на них не так остро. 
    • Попытайтесь перезапустить нервную систему. Для этого полезно заниматься сексом. Секс чудесным образом меняет гормональный фон организма и зажигает в нас влечение к жизни.
    • Занятия спортом, даже небольшие (зарядка утром, медитация и йога вечером), резко повысят в вашем организме уровень дофамина. Этот гормон вырабатывается в теле человека и не приходит из внешних источников (еда и питье). Дофамин — это тот самый гормон радости. На гормональном уровне радость нам приносят любая физическая активность и узнавание чего-то нового. Да, дофамин вырабатывается, когда мы чем-то увлечены, читаем интересную книгу, занимается обучением, делаем открытия, которые для нас в новинку. Выработка дофамина и последующее хорошее настроение приводят к состоянию, когда не хочется употреблять алкоголь, организму и так хорошо, он самостоятельно борется со стрессом, человек не угнетен и может посмотреть в будущее.
    • Посмотрите на себя через десять лет. Каким я хочу быть, что меня окружает, кто рядом, чем я занимаюсь, как изменился мир? Изучив обстановку будущего, нужно почувствовать свои эмоции. Какой я? Свободный, успешный, яркий, общительный? Когда внутренние чувства будут названы, попробуйте, отталкиваясь от них, выбрать промежуточные цели, которые приведут вас в будущем в желаемое состояние. Образ себя будущего — уникальный стимул для выбора целей и смысла жить.

    Сегодняшний кризис — это действительно точка принятия решений для каждого из нас. Переломный момент, чтобы эволюционным путем изменить себя, отказаться от всех неэффективных моделей поведения и заглянуть в будущее, которое мы хотим для себя.

    Реклама на Forbes

    Материал написан в рамках проекта Ontology-One

    Об онлайн-платформе Ontology-One:

    Сегодня нам всем жизненно необходимо уметь быстро перестраиваться, учиться снимать стресс и тревожное состояние, находить внутренний ресурс для движения к цели. Онлайн-платформа Ontology.one, созданная клубом персонального развития Forbes Ontology в партнерстве с Нетологией-групп, дает возможность каждому подобрать идеального коуча для решения личных, карьерных и бизнес-задач быстро и эффективно.

    Записаться на онлайн-консультацию можно по ссылке.

    что с ней делать и как предотвратить

    Депрессия, оцепенение, неврозы, полная дезорганизация — вот список последствий, к которым приводит фрустрация. Как выработать к ней устойчивый иммунитет, рассказывает эксперт по женскому тайм-менеджменту Анна Всехсвятская.

    Фрустрация (от лат. frustratio — обман, неудача) — негативное эмоциональное состояние, которое возникает, когда человек не удовлетворил потребность. Например, когда рухнули планы из-за внешних факторов или не оправдались личные ожидания от взаимодействия с другими.

    В такие моменты человек переживает целую гамму разрушительных эмоций: раздражение, гнев, отчаяние, тревогу, разочарование. Это состояние может усугубиться и со временем изменить поведение в целом: появится апатия, озлобленность или неуверенность в себе. Естественно, при этом резко снизится мотивация и эффективность в любой сфере деятельности.

    ПРИЧИНЫ ВОЗНИКНОВЕНИЯ

    К ее развитию приводят любые события, расшатывающие основные опоры в жизни: развод, внезапная серьезная болезнь или тяжелая травма. Не менее опасны мелкие ежедневные неприятности, которые провоцируют развитие бытовой фрустрации. Главная причина ее возникновения — невозможность достичь определенной цели. Другими словами, это ситуации, в которых желания не совпадают с возможностями.

    Приведу классический пример. В детстве Маше внушали, что нужно хорошо учиться, ведь образование — залог успешного будущего. Но ни золотая медаль, ни красный диплом не помогли ей сделать карьеру. Отличница с установкой «я должна быть лучшей» сидит на скучной, бесперспективной работе и не понимает, как изменить ситуацию.

    Девушка испытывает фрустрацию и думает: «Стоило ли хорошо учиться?» Она смотрит на одноклассников, бывших двоечников, а ныне успешных бизнесменов. Разочаровывается в собственных силах и ощущает бессмысленность, которая только усугубляется другими неурядицами. В результате забивает на некогда большие амбиции.

    Людям, склонным к этому состоянию, не хватает гибкости и способности лавировать в изменяющихся условиях. Они видят цель, намечают план действий, но стоит появиться одной-двум помехам, моментально сдуваются. Происходит сбой в программе и — привет, фрустрация, неврозы, стресс!

    АЛГОРИТМ ВЫРАБОТКИ ИММУНИТЕТА К ФРУСТРАЦИИ

    Воспитать эмоциональную устойчивость сможет каждый, кто научится ставить перед собой достижимые цели и выработает привычку спокойно реагировать на постоянно изменяющиеся события. Для этого мы помогаем осваивать алгоритм глубинного тайм-менеджмента. Он делится на 2 части: первая предупреждает фрустрацию, вторая помогает выйти из нее.

    Вначале поговорим о превентивных мерах.

    1. Анализ личности SWOT

    Эта модель позволит сфокусироваться на сильных сторонах, минимизировать слабые, избежать угрозы и использовать все возможности. SWOT выявляет такие ресурсы личности, о которых вы, скорее всего, даже не догадываетесь, и учитывает четыре характеристики:

    • S — Strengths, сильные стороны и ресурсы. Например, вы творческая личность, умеете убеждать людей, мыслите логически, делаете правильные умозаключения или у вас есть информация, которой нет у других.
    • W — Weaknesses, слабые стороны. Например: вы боитесь выступать перед публикой.
    • O — Opportunities, возможности. Открылась вакансия арт-директора, вы можете организовать мастер-класс, у вас есть классные связи и вы можете сделать совместную рекламу.
    • T — Threats, угрозы. На эту же должность претендует коллега, которая не боится публичных выступлений, или появился конкурент в бизнесе, совершающий активные действия.

    Чтобы матрица «сыграла», заполнять ее надо вдумчиво и честно. Изучив четыре элемента, вы найдете оптимальное решение, чтобы добиться успеха и не упустить возможность из-под носа. Кроме того, подстелите соломки на случай угрозы.

    2. Прогнозирование

    После SWOT-анализа сделайте 3 прогноза:

    1. Пессимистичный на основе самых слабых W-сторон и T-угроз. Представьте наиболее неудобный расклад, осознанно будьте готовы к плохой ситуации. Приготовьте план: решите, что будете делать, если это случится, а также постарайтесь предупредить провал.
    2. Реалистичный (как скорее всего будет), то есть одновременно учитывающий все 4 аспекта SWOT. Он основывается на фактах и уже полученном опыте.
    3. Максимально позитивный вариант событий, когда все будет в вашу пользу (ситуация будет затрагивать только позитивные стороны и возможности).

    КАК ВЫЙТИ ИЗ СОСТОЯНИЯ ФРУСТРАЦИИ?

    Техника принятия ситуации

    Перестаньте ругать себя, других людей, мир, обстоятельства за то, что что-то произошло, это пустая трата ресурса. Если есть сильные эмоции, нужно отработать их, выплеснуть. Хорошо помогает активная силовая или кардионагрузка, даже крик или плач. Важно физически устать, тогда стресс в теле исчерпается. Далее сместите фокус с «кто виноват», на «что делать». Задайте себе вопрос, как лично вы можете исправить ситуацию. И далее можно начинать выкарабкиваться из сложной ситуации с пары первых маленьких шагов.

    Техника разделения ситуации и состояния

    В стрессовой ситуации следует помнить, что есть негативный раздражитель и ваша реакция на него. Это абсолютно разные, не тождественные друг другу вещи. Если случилось что-то плохое — это не значит, что вы обязаны себя плохо чувствовать. Разделяйте эти два понятия. Помните, что внешние обстоятельства уже случились и в принципе они не всегда напрямую зависят от вас, а вот за свое состояние в ответе только вы сами. И именно вы можете контролировать и изменять его с помощью техник.

    Техника «Анализ ситуации и выводы»

    Эту технику следует использовать только после того, как задействуете первые две. Попробуйте проанализировать, почему ситуация произошла и в какой зоне была ваша ответственность. После этого напишите выводы: что можете предпринять, чтобы больше это не происходило. Плюс максимально четко пропишите, как выйти из похожей ситуации, если она все же повторится.

    Техника «Зеркало»

    Представьте, что к вам пришла менее опытная подруга и просит дать совет, как выйти из похожей ситуации. Помогите ей разделить проблему и эмоции, а потом как бы со стороны проанализируйте ее поступки. Некоторым ученицам такую дистанционную работу по отношению к себе как к третьему лицу сделать проще, чем разбираться с собой тет-а-тет.

    Напоследок хочу пожелать всем научиться применять принципы гибкого мышления, чтобы контролировать поступки и поведение. Не стоит стремиться к цели фанатично, любым путем, с установкой «добиться во что бы то ни стало». Именно в таких случаях, встречая препятствия на пути, человек не находит решение и впадает в состояние фрустрации. Осознанно и рассудительно перестраивайте планы в зависимости от меняющихся жизненных обстоятельств.

    Ссылка на источник: psychologies.ru

    Фрустрация и фрустрационная напряженность | Березин Ф.Б. Персональный сайт

    Более высокий риск нарушений психической адаптации в необычных условиях среды, при увеличении числа и значимости жизненных событий, влекущих за собой адаптационные перестройки, обусловлен нарушением сбалансированности в системе человек-среда и возрастанием в этой связи требований к адаптационным механизмам индивидуума. Поскольку оптимизация указанной системы (а эта оптимизация и составляет содержание адаптационного процесса) предполагает возможно более полное удовлетворение потребностей индивидуума при одновременном учете требований среды, риск адаптационных нарушений будет увеличиваться в той мере, в какой в результате происшедших изменений затрудняется реализация значимых потребностей, а сформировавшиеся стереотипы их удовлетворения оказываются неэффективными. В этой ситуации возникает такое повышение уровня мотивации, которое характеризует состояние более напряженное, чем обычное мотивационное, являющееся, как уже отмечалось, одной из отличительных черт эмоционального стресса. Соответственно организация эмоционального стресса предполагает затруднение реализации мотивации, представляющей собой выражение той или иной потребности, актуальность и интенсивность которой достаточно велики, чтобы ее удовлетворение могло служить целью мотивированного поведения. Таким образом, напряженность адаптационных механизмов при нарушении сбалансированной трансакции между индивидуумом и средой, снижение эффективности психической адаптации и возрастание риска ее нарушений (в случае, если эта напряженность превосходит функциональные возможности указанных механизмов) связаны с возникновением состояния, обусловленного блокадой мотивированного поведения, т. е. с фрустрацией.

    Следует оговориться, что термин «фрустрация», который всегда охватывает рассогласование между поведенческим процессом и результатом [Hall, 1961], применяется неоднозначно. Авторы, обратившие внимание на это обстоятельство [Britt, Janus, 1940], указывали, что данным термином обозначают ситуацию, вызывающую фрустрацию, или условия, приводящие к ее развитию, результаты влияния такой ситуации на субъекта и реакции, обнаруживаемые субъектом в указанной ситуации. Различное использование понятия «фрустрация» сохранилось и в более поздних работах, где этим термином обозначали либо саму ситуацию, в которой оказывается невыполнимым удовлетворение потребности, изменяется или блокируется ожидаемый результат [Brown, Farber, 1951; Lawson, 1965], либо психическое состояние, возникающее в подобной ситуации [Левитов, 1967; Hilgard, Atkinson, 1967], или постулировали подход к понятию «фрустрация» через рассмотрение фрустрационного поведения [Василюк, 1984]. Такая разноречивость отмечается рядом исследователей [Губачев и др., 1976; Короленко, 1978].

    Во избежание терминологических неточностей представляется целесообразным употреблять термин «фрустрация» только для обозначения психического состояния, возникающего при блокаде актуальных потребностей (которое можно оценить клинически или с помощью психодиагностических методик), используя для обозначения ситуаций, в которых возникает это состояние, и факторов, его вызывающих, термин «фрустрационная ситуация» или «фрустрирующее воздействие». Несмотря на чрезвычайное многообразие фрустрирующих ситуаций, они характеризуются двумя обязательными условиями: наличием актуально значимой потребности и препятствия для реализации мотивированного поведения, направленного на ее удовлетворение.

    Существенные для адаптации фрустрирующие ситуации могут быть связаны с широким диапазоном потребностей. Очевидно, что определенный набор их обусловлен генетически (биологические первичные потребности). Вместе с тем в процессе индивидуального развития на базе генетических посылок под влиянием социального окружения формируется и развивается широкий круг социально обусловленных потребностей, динамизм которых приводит к постоянному возникновению новых целей. Выделение биологических (или физиологических) и социальных потребностей находит свое отражение в большинстве существующих классификаций, несмотря на их пестроту и многообразие [Maslow, 1954; Обуховский, 1972; Cofer, Appley, 1972; Дилигенский, 1976; Симонов, 1981].

    В классификации потребностей, предложенной П. В. Симоновым [1981], выделяются биологические, социальные и идеальные; причем биологические потребности и материальные, которые ими продиктованы, объединяются, а к социальным в собственном смысле этого слова относят потребность принадлежать к группе, занимать в ней определенное место, обеспечивать внимание, привязанность, уважение и любовь к себе со стороны окружающих. Данная классификация представляется хорошо аргументированной, однако при таком изложении может создаться впечатление независимости (или даже противопоставления) биологических и социальных потребностей. Между тем этологические исследования представляют богатый материал, свидетельствующий о том, что стремление принадлежать к группе (общности) и занимать в ней определенное положение не является прерогативой человека и опирается на генетические посылки [Гольцман, 1983].

    В классификации врожденных потребностей (влечений и инстинктов), предложенной К. Леонгардом [Leonhard, 1961] в фундаментальной монографии но биологической психологии, с влечениями, т. е. потребностями, вызываемыми тем или иным внутренним состоянием, связываются и более общие аспекты поведения, имеющие существенное значение для психической адаптации. В частности, влечение к отдыху с чувством общей усталости приобретает важное значение в ситуациях, требующих длительной напряженности, тогда как влечение к переживаниям — в ситуациях монотонии. Неудовлетворенность последнего влечения может быть причиной поступков, нарушающих сложившуюся систему адаптации и непонятных с точки зрения обычных представлений об обеспечении благополучия индивидуума.

    В упомянутой классификации среди врожденных (инстинктивных) потребностей помимо потребности сохранения жизни и продолжения рода выделяются эгоистические и группировочные, альтруистические и обусловливающие соответствие определенным нормам. Если с первой из названных групп связано максимальное удовлетворение потребностей индивидуума (в том числе и стремление занять более высокое место в групповой иерархии), то альтруистические позволяют обеспечить благополучие окружения, а группировочные (потребность в присоединении с чувством симпатии или в дистанцировании с чувством антипатии) — сохранение единства группы и достижение групповых целей. Наконец, потребность соответствовать определенным нормам может лежать в основе их интериоризации и возникновения чувства стыда при осознании несоответствия этим нормам.

    Дополнительные трудности для классификации потребностей создает то обстоятельство, что их исходное биологическое значение не определяет роли в целостном поведении. В частности, хотя тенденция к доминированию может быть связана, по Леонгарду, с «инстинктом силы», а активные действия, направленные на устранение препятствия, — с «инстинктом борьбы» (т. е. с потребностями, которые К. Леонгард относит к эгоистическим), они могут служить благополучию группы, а не только особи, если благодаря их реализации обеспечиваются эффективность действия группы и достижение значимых для группы целей.

    Таким образом, включение мотиваций, связанных с теми или иными потребностями, в сложную систему интегрированного поведения, которое у человека социально обусловлено и реализуется в определенном социальном контексте, может радикально изменять их значение. Приведенное рассмотрение заставляет также полагать, что иерархизацию потребностей в значении А. Маслоу [Maslow, 1954], в соответствии с которой социальные стремления относятся к более высокой степени мотивации, чем физиологические, следует оценивать с учетом того, что в основе чувства принадлежности к группе, стремления к ассоциации и к повышению статуса могут лежать мотивации, связанные с определенными биологическими предпосылками. При этом необходимо иметь в виду, что у человека благодаря способности к сложной психической переработке переживаний, зависящих от биологически обусловленных потребностей, практическое значение имеют побудительная часть их и связанные с ними эмоции, тогда как исполнительная часть может вообще не проявляться как таковая в интегрированном поведении.

    Оценка роли фрустрации отдельных потребностей в нарушении процесса психической адаптации затрудняется и тем обстоятельством, что в реальной ситуации практически невозможна блокада одной отдельно взятой потребности, поскольку любые фрустрирующие воздействия неизбежно сказываются на совокупности потребностей, образующих взаимосвязанный комплекс. Подобные затруднения вызывает и попытка разделения фрустраций по тинам фрустрирующих ситуаций, обусловленных характером препятствия, блокирующего мотивированное поведение. Принятое разделение на пассивные и активные препятствия, на носящие внутренний или внешний по отношению к субъекту характер, по-видимому, относительно, поскольку субъект имеет дело не с самим препятствием, а с целостной оценкой ситуации. При экспериментальном исследовании ситуации, которая служит классическим примером пассивного внешнего препятствия (запертая дверь, преграждающая путь к удовлетворяющему потребность объекту), испытуемые ассоциировали состояние фрустрации не с ним (не с запертой дверью), а с действиями лиц, которые создали это само по себе пассивное препятствие, т. е. с активным противодействием мотивированному поведению. Аналогичным образом рассмотрение состояния фрустрации, обусловленной активным внешним противодействием мотивированному поведению субъекта, позволяет считать характерным для такой ситуации интрапсихический конфликт (который рассматривается как активное внутреннее препятствие) между стремлением удовлетворить существующую потребность и вновь возникшей потребностью избежать опасного столкновения с активным противодействием.

    Значительную часть затруднений, связанных со сложностью классификации фрустрирующих ситуаций, типов потребностей, при исследованиях психической адаптации удается избежать, если оценивается не влияние фрустрации определенных потребностей или типов фрустрирующей ситуации, а суммационный эффект последовательных фрустраций, который можно назвать фрустрационной напряженностью. Фрустрационная напряженность в каждый конкретный момент определяется взаимодействием между комплексом потребностей и совокупностью фрустрирующих ситуаций. Изменения в системе человек—среда будут способствовать росту фрустрационной напряженности и соответственно повышать риск адаптационных нарушений в той мере, в какой в результате этих изменений затрудняется реализация не какой-либо одной потребности, а всего комплекса значимых потребностей индивидуума. Особенности трансакции, характеризующиеся такими затруднениями, при изменении жизненного стереотипа могут зависеть от недостаточности в новых условиях психических или физических ресурсов индивидуума, от неадекватности в этих условиях ранее сформировавшихся и основанных на прежнем опыте представлений и навыков, несоответствия их экспектациям окружения. Вместе с тем изменения сбалансированности системы человек—среда могут определяться реорганизацией самого комплекса потребностей, их характера, интенсивности, иерархии, которая влечет за собой адаптационные перестройки и возрастание требований к адаптационным механизмам. Наконец, само повышение этих требований независимо от характера первичных перестроек требует дополнительных адаптационных ресурсов и повышает вероятность блокады удовлетворения актуальных потребностей.

    При любом из рассмотренных вариантов изменения взаимодействия между организмом и средой наблюдается возрастание суммарной напряженности неудовлетворенных потребностей. Названные варианты не исключают друг друга. Напротив, они взаимозависимы, поскольку изменения в одном из элементов сбалансированной системы трансакций неизбежно сказываются на других ее элементах. Реорганизация комплекса потребностей тесно взаимосвязана с изменением адекватности этому комплексу совокупных ресурсов индивидуума, с динамикой позиции субъекта в группе и экспектаций его окружения, со степенью напряженности адаптационных механизмов. Возрастание суммарной напряженности неудовлетворенных потребностей, которую можно обозначить как фрустрационную напряженность, отмечается независимо от того, с каким из перечисленных факторов, представляющих собой элементы единой системы трансакций, связано первичное изменение, повлекшее за собой адаптационную перестройку. Характер рассмотренных взаимосвязей может быть схематически представлен следующим образом (схема 1).

    Схема 1. Система связей, определяющих уровень суммарной фрустрационной напряженности.

    Роль фрустрационной напряженности в организации психофизиологических соотношений определяется ее влиянием и на эффективность психической адаптации, и на выраженность при этой адаптации изменений актуального психического состояния, и одновременно на выраженность и характер отмечающейся в процессе адаптации динамики физиологического регулирования. Одним из путей оценки этой роли может быть сопоставление показателей, отражающих перечисленные особенности психического состояния и физиологических параметров в группах, которые в условиях, предъявляющих повышенные требования к адаптационным механизмам индивидуума, различаются но степени фрустрационной напряженности.

    Такое сопоставление было проведено с использованием миграционной модели, что обеспечивало однотипный характер изменения условий и распространение их воздействия на достаточно многочисленный контингент испытуемых. При этом в качестве показателя фрустрационной напряженности использовали фактор Q4 теста Кеттелла, высокие значения которого характерны для субъектов фрустрированных и напряженных, а низкие — нефрустрированных и спокойных, что обозначается авторами теста соответственно как высокое и низкое эргическое напряжение. В группах, разделенных по эффективности психической адаптации, значения фактора Q4 теста Кеттелла достоверно различались (Р<0. 01), возрастая по мере нарушения качества адаптации. Вместе с тем при разделении контингента по выраженности фрустрационной напряженности выделенные группы различались и по особенностям психического состояния, и по ряду физиологических характеристик.

    Уровень профиля методики многостороннего исследования личности, который представляет собой достаточно чувствительный индикатор динамики психического состояния, был значимо выше в группе с большей фрустрационной напряженностью; причем это различие достоверно практически по всем шкалам профиля, хотя и менее выражено, чем при разделении групп но уровню тревоги, с которой уровень фрустрационной напряженности коррелирует.

     

    Таблица 13.

    Совокупность физиологических показателей, значимо связанная с факторами, определяющими организацию эмоционального стресса при эффективной (А) и нарушенной (Б) психической адаптации

     

    Таблица 13 (продолжение).

     

    Таблица 13 (продолжение).

     

    Влияние фрустрационной напряженности на эффективность психической адаптации сочетается с наличием выраженных зависимостей между этой напряженностью и физиологическими характеристиками. Как и усиление тревоги, возрастание суммарной фрустрационной напряженности и при стабильной, и при нарушенной адаптации сопровождается повышением уровня АД и увеличением ЧСС (табл. 13). Этим изменениям соответствуют нарастание суммарной секреторной активности САС и экскреции свободного НА, относительно большая интенсивность его синтеза и метаболизма катехоламинов (табл. 14). Совокупность признаков, значимо связанная с фрустрационной напряженностью, существенно изменяется в зависимости от эффективности психической адаптации. В этой совокупности при эффективной адаптации повышение амплитуды спонтанных КГР (за счет отрицательного компонента амплитуды) сочетается со снижением ЭСК, тогда как при нарушении адаптации между этими показателями возникает диссоциация — одно из проявлений нарушения интегрированности вегетативного реагирования.

     

    Таблица 14.

    Совокупность показателей экскреции веществ катехоламиновой природы и относительной активности отдельных звеньев их обмена, значимо связанная с факторами, определяющими организацию эмоционального стресса при эффективной (А) и нарушенной (Б) психической адаптации

    Таблица 14 (продолжение).

    Другим проявлением нарушения интегрированности служит исчезновение при ухудшении психической адаптации связи интенсивности вегетативных изменений с повышением уровня церебральной активации. Данное различие можно отнести также за счет возрастания при нарушении психической адаптации роли мотивационного компонента эмоций при уменьшении значения ее информационного компонента. С последней трактовкой согласуется ослабление при нарушении адаптации зависимости между фрустрационной напряженностью и вегетативной реакцией при определяемом извне задании (счетные операции) и усиление этой реакции на мысленное представление зрительного образа, служащего внутренним стимулом и к тому же адресованного правому, «более эмоциональному» полушарию. В то же время замедление габитуации ориентировочной реакции и увеличение ориентировочного кожно-гальванического ответа (при сокращении его длительности) могут свидетельствовать о нарушении дифференциации между значимыми и незначимыми стимулами и о повышении готовности к действию в ответ на сигнал, значение которого не определилось.

    Рост фрустрационной напряженности при адаптационных нарушениях ведет к увеличению активности не только нервного, но и гуморального компонента САС и способствует истощению ее резервных возможностей. Воздействие фрустрационной напряженности на психофизиологические соотношения и на эффективность адаптации может увеличиваться, если ее усиление связано с рассогласованием потребностей.

    Что утверждает гипотеза фрустрационной агрессии?

    Если цель — это блокирование , люди часто разочаровываются . Если мы очень злимся на источник разочарования , мы можем стать агрессивными . расстройство агрессия теория утверждает , что расстройство часто приводит к агрессивному поведению . Эта теория была предложена Доллардом, Дубом, Миллером, Мауэром и Сирсом в 1939 году.

    Нажмите, чтобы увидеть полный ответ


    Кроме того, как гипотеза фрустрационной агрессии объясняет агрессивное поведение?

    Теория гласит, что агрессии является результатом блокирования или фрустрации попыток человека достичь цели. При первой формулировке гипотеза утверждала, что фрустрации всегда предшествует агрессии , а агрессии является непреложным следствием фрустрации .

    Кроме того, что такое фрустрационная теория агрессии PDF? расстройство агрессия гипотеза, утверждалось, что угроза наказания за агрессивное поведение сама по себе (например, через социальные нормы) также может быть расстройством , которое может, опять же, увеличить склонность к действию или реакции агрессивно в дальнейших взаимодействиях.

    Также знайте, какова основная критика исходной гипотезы агрессии фрустрации?

    Критика и модификации Например, исходная гипотеза не смогла различить враждебные формы агрессии , в которых цель актера — причинение вреда, и инструментальные формы агрессии , в которой агрессия просто средство для достижения других целей (например, контроля или господства).

    Что такое теория агрессии?

    Эта теория предполагает, что определенные реплики в нашей среде стали прочно ассоциированы (усвоены) с агрессией и агрессивным поведением — они имеют агрессивное значение реплики. В таком случае, если человек расстраивается из-за этих сигналов, он будет вести себя более агрессивно.

    Агрессия вне разочарования | Психология сегодня

    Источник: J.Крюгер

    Biste in de S-Bahn jebor’n oder wat?

    Мать всех теорий агрессии — это гипотеза фрустрации-агрессии (Доллард, Миллер и др., 1939). Теория предполагает, что мы знаем, что такое агрессия, и, что более интересно, что мы знаем, что такое разочарование. В экспериментальных исследованиях агрессия часто измеряется как интенсивность и продолжительность поражения электрическим током, нанесенного (или предполагаемого) после оскорбления или провокации. Психическое состояние, переживаемое после провокации, считается разочарованием, которое, в свою очередь, считается причиной агрессии.В самой сильной форме гипотеза фрустрации-агрессии утверждает, что фрустрация является необходимым и достаточным условием агрессии; агрессия произойдет тогда и только тогда, когда возникнет разочарование. За прошедшие годы эта гипотеза претерпела множество уточнений, главным из которых является идея о том, что контекстуальные факторы могут модулировать силу агрессии. В частности, если контекст активирует концепцию агрессии (например, оружие находится на виду), агрессия с большей вероятностью возникнет и будет сильнее, чем если бы контекст был нейтральным (Berkowitz, 2011).

    Парадигма оскорбления и шока в экспериментальном исследовании агрессии элегантна. Обладает высокой внутренней обоснованностью. Это не оставляет сомнений в том, что происходит и что к чему ведет. Его внешняя валидность также может быть заметной, но внешняя валидность зависит не только от чистоты метода, но и от природы природы за пределами лаборатории. Внешняя достоверность связана с обобщением результатов за пределами экспериментальной ситуации. Степень, в которой разочарование и агрессия различаются, ограничивает то, что можно извлечь из оскорбления и шока.

    Впервые о нечеткости агрессии в академическом смысле я вспомнил, когда выдающийся психолог Ричард «Дик» Лазарус выступил с докладом в Свободном университете в Берлине в 1989 году. Дик описал свое мнение о том, что агрессия всегда возникает из угрозы для эго. Что-то должно было произойти, чтобы бросить вызов или расстроить самоощущение человека. Таким образом, угроза эго звучит как разочарование. Возможно, определение Дика поднимает вопрос о том, как нам следует думать об агрессии животных, если мы не хотим дать нечеловеческим животным чувство собственного достоинства.Во всяком случае, тогда моя интуиция подсказывала, что подход, основанный на угрозе эго, был слишком узким. Я спросил Дика, как он объяснит агрессию против нарушителей социальных норм. Моим примером был человек, который расстроился и начал агрессию против кого-то, кто нарушил линию — линию, отличную от линии этого наблюдателя. Дик настаивал на том, что если агрессия имела место, то должна была существовать угроза самому себе. Наблюдатель должен был оценить ситуацию со стороны эго. Этот ответ показался мне напрашиванием вопроса, когда эго-угроза была возведена в состояние уверенности, а не гипотезой, которую нужно проверить.

    В то время я не понимал, что мой ответ на Lazarus был сугубо немецким. По моему опыту, немцы больше, чем многие другие нации, склонны брать соблюдение социальных норм в свои руки. С одной стороны, эта готовность действовать от имени коллектива — независимо от личных интересов — способствует социальному порядку и экономической эффективности. С другой стороны, такая же готовность может создать удушающую атмосферу и вызвать проявления агрессии, которые излишне болезненны и больше всего беспокоят тех, кто к ним не привык.Между тем, в поведенческой экономике изучение «морального возмущения», «альтруистического наказания» и «наказания со стороны третьих лиц» является модным явлением (Fehr & Gächter, 2002). Чего мне не хватает в исследованиях этого типа, так это здоровой дозы амбивалентности. В конце концов, альтруистическое наказание — это агрессия, даже если оно предназначено «для вашего же блага».

    Иногда я сталкиваюсь с другим тревожным видом агрессии в Германии и почти нигде больше. Имейте в виду, это не частые переживания, но, опять же, в других местах они встречаются еще реже.Это агрессия, претендующая на авторитет, и ее нельзя подвергать сомнению. Многие культуры, от Австрии до Тихоокеанского Северо-Запада Америки, высоко ценят косвенную речь. Люди там часто общаются с помощью внушений, веря, что другие поймут, потому что они знают код. Этот тип finesse гораздо менее развит в Германии. Действительно, многие немцы будут настаивать на том, что прямота дает преимущества ясности, и в пользу этого аргумента есть что сказать. Тем не менее, когда есть разные точки зрения, одна и та же склонность к прямоте может выродиться в своего рода резкость и упорную непримиримость, что поражает посетителя.Я сталкивался с этой ситуацией несколько раз, в том числе с людьми, которых я знал как порядочные и заботливые. Для многих из нас оскорбительно столкнуться с тактикой, которая утверждает истину путем утверждения, а не аргументов и доказательств. Мой отец, который не был глупцом, часто прибегал к этой германской форме ложной риторики. Когда ему предлагают предложение или вопрос, приглашение дать свою оценку, он может просто сказать «Н! Ä!» [Я ставлю дополнительный восклицательный знак между буквой N и ä, чтобы указать на краткость гласной.] Что на это сказать? Такая германская прямота, кажется, предназначена для того, чтобы прервать разговор, и в этом заключается ее агрессивность. Это лишает другого права на рассуждение. Мой отец, да освятит бог его кости — как сказал бы Казандзакис — был, когда был в настроении, мог превзойти это. Он просто качал головой и сердито смотрел на него.

    Третий вариант агрессии культивируется в Берлине и его окрестностях (и среди некоторых официантов [ Köbes ] в Кельне. Здесь идея состоит в том, что агрессия является законной (и даже крутой), если она проявляется со смехом или другими знаками. грубой веселости.Такого рода лицензирование у меня никогда не работало, возможно, потому, что я сам не овладел этим утонченным искусством (хотя мне и не хотелось). Словесный удар в штаны, исполненный весело, помещает этот тип агрессии по соседству с пассивной агрессией. На самом деле он не пассивен, но имеет свойство предполагаемого отрицания ( Verstehen Sie keinen Spaß? ). Вот небольшой пример: сегодня утром (9 июля 2015 г.) я пошел на стойку регистрации своего отеля и попросил сдача на банкноту 100 евро.Секретарша спросила, является ли она банком, прежде чем дать мне две пятидесятых. Она думала, что это было забавно; Я подумал, что это было грубо и неуместно для ее роли; особенно перед завтраком.

    Все три этих варианта агрессии нелегко согласовать с гипотезой фрустрации. Они скорее проактивные, чем реактивные. И в некотором смысле это делает их более нежелательными. Спешу повторить, что даже в Германии, где я наблюдал эти закономерности, они составляют меньшинство.И эй, я продолжаю возвращаться.

    Позвольте мне также добавить, подстрекаемый моим другом MR из D., что уникальная берлинская смесь грубого и агрессивного юмора, известная как Berliner Schnauze или Berliner sass , может быть как оскорбительной, так и воодушевляющей, в зависимости от вашего настроения. и перспектива. Комментатор публикации Berliner Sass поделился этим опытом, который я предлагаю полностью;

    Когда я приехал в Берлин в конце семидесятых, я покупал свои булочки в пекарне, где меня каждое утро оскорбляли.Суровая пожилая женщина, которая вручила мне мой «Шриппен», каждое утро приветствовала меня язвительными замечаниями о моей стрижке, моем усталом лице, моей одежде и моем не-берлинском акценте. Она сделала это без улыбки, без иронии, это было совсем не смешно, даже мягко говоря. Это продолжалось около трех недель (прогулка до следующего пекаря была бы слишком долгой), после чего мне хватило, чтобы ответить на оскорбление чем-то вроде: «Почему бы тебе просто не сосредоточиться на том, чтобы отварить свои твердые, как камень, булочки, ты расстроил старую ведьму ».Впервые ее лицо озарила широкая улыбка. Она кивнула, как будто хотела сказать: «Наконец-то он это узнал». С тех пор она каждое утро тепло приветствовала меня. Я приехал в Берлин.

    Источник: J. Krueger

    Und dann noch был

    [1] Я изучал социальные стереотипы некоторых наций (американцы, англичане, немцы, итальянцы) 20 лет назад с интересными результатами (Krueger, 1996). Считались ли немцы более агрессивными, чем другие нации?

    [2] Вступительное фото вызывает приятный запах.Эти люди, играющие в футбол в парке возле Подбельскаллее, пригласили меня присоединиться к ним, когда я проходил мимо. Так мило.

    [3] Будучи иммигрантом и возвращаясь в страну своего происхождения в качестве риммигранта, я понимаю, что in der Zertreuung leben — непереводимое восхитительное двусмысленное письмо . За это я пью Hassenröder.

    Берковиц, Л. (2011). Когнитивно-неоассоциативная теория агрессии. В А. В. Круглански, П. А. М. Ван Ланге, Э. Т. Хиггинс (ред.). Справочник теорий социальной психологии (стр.99-117). Таузенд-Оукс, Калифорния: Sage Publications.

    Доллард, Дж., Миллер, Н. Э., Дуб, Л. У., Моурер, О. Х., & Сирс, Р. (1939). Разочарование и агрессия. Нью-Хейвен, Коннектикут: Издательство Йельского университета.

    Фер Э. и Гехтер С. (2002). Альтернативное наказание у людей. Nature, 415 , 137-140.

    Крюгер, Дж. (1996). Вероятностные национальные стереотипы. Европейский журнал социальной психологии, 26 , 961-980.

    (PDF) Теория фрустрации-агрессии

    Теория фрустрации-агрессии 11

    Filer, R.Дж. (1952). Разочарование, удовлетворение и другие факторы, влияющие на привлекательность целевых объектов.

    Журнал аномальной и социальной психологии, 47 (2), 203–212. DOI: 10,1037 / h0055925

    Фокс С. и Спектор П. Э. (1999). Модель разочарования в работе – агрессия. Журнал организационного поведения,

    20 (6), 915–931. DOI: 10.1002 / (SICI) 1099-1379 (199911) 20: 6 <915 :: AID-JOB918> 3.3.CO; 2-Y

    Geen, R.G. (1968). Влияние разочарования, нападения и предшествующей тренировки агрессивности на агрессивное поведение.Журнал личности и социальной психологии, 9 (4), 316–321. DOI: 10.1037 / h0026054

    Grossarth-Maticek, R., Eysenck, H. J., & Vetter, H. (1989). Причины и способы лечения предрассудков: эмпирическое исследование

    гипотезы фрустрации-агрессии. Личность и индивидуальные различия,

    10 (5), 547–558. DOI: 10.1016 / 0191-8869 (89) -8

    Гурр, Т. (1970). Почему мужчины бунтуют. Принстон, Нью-Джерси: Издательство Принстонского университета.

    Густафсон Р. (1986). Физическая агрессия человека как функция разочарования: роль агрессивных сигналов.

    Психологические отчеты, 59 (1), 103–110. DOI: 10.2466 / pr0.1986.59.1.103

    Ханер, К. Ф., и Браун, П. А. (1955). Уточнение концепции побуждения к действию в гипотезе агрессии фрустрации-

    . Журнал аномальной и социальной психологии, 51 (2), 204–206. DOI: 10.1037 /

    h0044818

    Ханратти, М. А., О’Нил, Э., и Сульзер, Дж. Л. (1972). Влияние фрустрации на имитацию агрессии.

    Журнал личности и социальной психологии, 21 (1), 30–34.DOI: 10,1037 / h0031903

    Харрис, М. Б. (1974). Посредники между экспериментом разочарования и агрессией в поле. Журнал

    Экспериментальная социальная психология, 10, 561–571. DOI: 10.1016 / 0022-1031 (74) -1

    Харрисон, А., Гендеры, Р., Дэвис, Х., Сокровище, Дж., и Чантурия, К. (2011). Экспериментальное измерение

    регуляции гнева и агрессии у женщин с нервной анорексией. Клиническая психология и

    Психотерапия, 18 (6), 445–452.DOI: 10.1002 / cpp.726

    Хокансон, Дж. Э. (1961). Влияние разочарования и тревоги на явную агрессию. Журнал

    Аномальная и социальная психология, 62 (2), 346–351. DOI: 10.1037 / h0047937

    Ichheiser, G. (1950). Разочарование и агрессия или разочарование и защита: контргипотеза.

    Журнал общей психологии, 43 (1), 125–129. DOI: 10.1080 / 00221309.1950.9710609

    Джегард С. и Уолтерс Р. Х. (1960). Исследование некоторых детерминант агрессии у маленьких детей.

    Развитие ребенка, 31 (4), 739–747. DOI: 10.2307 / 1126021

    Kregarman, J. J., & Worchel, P. (1961). Произвол разочарования и агрессии. Журнал аномальных

    и социальной психологии, 63 (1), 183–187. DOI: 10,1037 / h0044667

    Кулик Дж. А. и Браун Р. (1979). Разочарование, обвинение и агрессия. Журнал

    Экспериментальная социальная психология, 15 (2), 183–194. DOI: 10.1016 / 0022-1031 (79) -5

    Лазарус, Р.С.(1991). Эмоция и адаптация. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

    Маркус-Ньюхолл, А., Педерсен, В. К., Карлсон, М., и Миллер, Н. (2000). Смещенная агрессия жива

    и здорова: метааналитический обзор. Журнал личности и социальной психологии, 78 (4), 670–689.

    DOI: 10.1037 / 0022-3514.78.4.670

    Миллер, Н. Э., Сирс, Р. Р., Моурер, О. Х., Дуб, Л. В., и Доллард, Дж. (1941). I. Фрустрация —

    гипотеза агрессии. Психологический обзор, 48 (4), 337–342.DOI: 10.1037 / h0055861

    Морлан, Г. К. (1949). Заметка о теориях фрустрации-агрессии Долларда и его соратников.

    Психологическое обозрение, 56 (1), 1–8. DOI: 10.1037 / h0056948

    Нельсон, Дж. Д., Гельфанд, Д. М., и Хартманн, Д. П. (1969). Детская агрессия после соревнований

    и воздействие агрессивной модели. Развитие ребенка, 40 (4), 1085–1097. DOI: 10.2307 / 1127014

    Пасторе, Н. (1950). Неучтенный фактор в гипотезе фрустрации-агрессии: комментарий.Журнал

    Психология, 29 (2), 271–279. DOI: 10.1080 / 00223980.1950.9916032

    Пасторе, Н. (1952). Роль произвола в гипотезе фрустрации-агрессии. Журнал аномальных

    и социальной психологии, 47 (3), 728–731. DOI: 10.1037 / h0060884

    Przybylski, A. K., Deci, E. L., Rigby, C. S., & Ryan, R. M. (2014). Электронные

    игры, препятствующие компетентности, и агрессивные чувства, мысли и поведение игроков. Журнал личности и общества

    Психология, 106 (3), 441–457.DOI: 10.1037 / a0034820

    Rothaus, P., & Worchel, P. (1960). Подавление агрессии при непреднамеренном расстройстве. Журнал

    Личности, 28 (1), 108–117. doi: 10.1111 / j.1467-6494.1960.tb01605.x

    whbva040.indd 11 7/11/2017 16:23:07 PM

    Теория агрессии разочарования — iResearchNet

    Разочарование определяется как состояние, которое наступает, если целенаправленное действие задерживается или сорвано. Подстрекательство остается, даже если шансы на реализацию ограничены мешающими влияниями.В этих фрустрирующих условиях агрессивное поведение стимулируется до такой степени, которая соответствует интенсивности подстрекательства и степени блокировки достижения цели. Агрессия определяется как умышленное нарушение организма или его заменителя. Он в первую очередь направлен на причину разочарования, но может быть перенаправлен на других людей или объекты. Подавление агрессивного поведения само по себе является фактором разочарования и может усилить агрессивные тенденции.

    В своем первом общем определении теория агрессии фрустрации (или гипотеза, отсюда «FA-H») предполагает, что агрессия всегда является результатом фрустрации (Dollard et al. 1939). Это соответствует следующим двум постулатам: (1) агрессивное поведение требует наличия фрустрации, и (2) наличие фрустрации приводит к некоторому виду агрессивного поведения. Явная агрессия снижает агрессивные наклонности и приводит к «катарсису». Однако это относится только к той части агрессии, которая вызвана подавлением агрессии, а не к агрессии, вызванной первоначальным подстрекательством.Последнее длится до тех пор, пока продолжаются неприятные условия. «Катарсис» в его всеобъемлющем значении будет достигнут только в том случае, если агрессия устранит именно те препятствия на пути к первоначальной цели.

    FA-H основан на теориях влечений Фрейда и Халла. В отличие от простых теорий влечения, FA-H предполагает внешний инцидент, вызывающий разочарование, которому можно препятствовать. Таким образом, он превосходит пораженчество и скрытое оправдание насилия, содержащиеся в биологических подходах, объясняя агрессию законом природы как условие самовоспроизводящейся физической нужды.На протяжении десятилетий FA-H считалась окончательной теорией агрессии и стала частью здравого смысла. Его научная и социально-политическая привлекательность является результатом комбинации эмпирически проверенного универсального причинного объяснения агрессии и, соответственно, высокого социально-технологического значения: тот, кто хочет избежать агрессии и насилия, должен изменить или отменить разочаровывающие социальные обстоятельства. Таким образом, FA-H предлагает веские причины для разработки социальных программ, призванных предотвратить преступное поведение и политическое насилие.В 1960-х годах FA-H использовался в качестве аргумента при критике репрессивных моральных ценностей, а в последнее время он использовался как объяснение определенных аспектов терроризма (Mirdal 2003).

    Критика FA-H была сосредоточена главным образом на общей обоснованности предполагаемой связи между фрустрацией и агрессией. Барон (1977) показывает, что блокировка достижения цели приводит к агрессивному поведению только в том случае, если блокировка возникает неожиданно. Более того, похоже, что от опосредствующих факторов, таких как близость цели, зависит, действительно ли разочарование приводит к агрессивному поведению.Поэтому Берковиц (1989) предложил сокращенную версию гипотезы: фрустрация увеличивает вероятность эмоциональной агрессии. Отсутствие агрессии после фрустрации всегда можно отнести к препятствующим условиям или к сдерживанию агрессии. Однако лучшая совместимость с эмпирическими данными также предоставила критические аргументы против изменения формулировки. Утверждалось, что вариант гипотезы Берковица стал неопровержимым, что привело к потере объяснительной ценности. Есть типы агрессии, не связанные с состоянием индуцированной фрустрации: целеустремленная агрессия с целью получения преимущества, боевые действия и так далее.Таким образом, сегодня фрустрация рассматривается как возможное условие для определенных форм агрессии (в первую очередь импульсивного гнева), при этом личностные черты (общий страх, локус контроля и другие) определяют, является ли реакция на фрустрацию агрессивной или, наоборот, депрессивной.

    В коммуникационных исследованиях FA-H приобрела актуальность в первую очередь в области исследований насилия в СМИ. Берковиц и Джин (1966) предполагают в своей гипотезе «вызывания сигнала», что каждая агрессия имеет два корня: (1) наличие фрустрации и (2) наличие агрессивных сигналов (например,г., жестокий фильм). Показательно, что Берковиц не полагается только на разочарование или насилие в СМИ, чтобы вызвать агрессивные эффекты. Таким образом, гипотеза возбуждающего сигнала реагирует на эмпирические данные, которые отвергают закономерность возникновения агрессии после фрустрации. В то же время потенциальные обучающие эффекты получателей насилия со стороны СМИ связаны с тем условием, что уже присутствует вызывающая агрессию эмоциональная предрасположенность к разочарованию. Чтобы измерить влияние кинематографических изображений насилия, были выбраны схемы тестирования, в которых испытуемых сначала сознательно провоцировали словесным оскорблением или поражением электрическим током, а затем показывали фильмы с насилием.

    Эту схему испытаний также использовал Фешбах для проверки тезиса о катарсисе. Фешбах (1955; 1956) все еще очень сильно связан с теориями влечений, поскольку он утверждает, что давление может быть ослаблено агрессивными действиями. Третий вариант этой комбинации — на этот раз с возбуждением — предлагается Танненбаумом (1972) и Зиллманном (1982). Авторы показывают, что разочарованные получатели средств массовой информации могут быть усилены в своем агрессивном отношении, возбуждая киностимулы независимо от содержания.

    Некритическое принятие FA-H в качестве универсальной теории агрессии в исследованиях насилия в СМИ в течение долгого времени привело к использованию концепций двухфакторного тестирования, в которых сложно изолировать влияния СМИ и разделить личные и ситуативные влияния. В то же время пре-рецептивное измерение не проводилось, и формальные аспекты, а также оценка в контексте в значительной степени игнорировались. Это привело к ситуации, когда качество эффекта насилия в СМИ не могло быть прояснено, несмотря на обширные исследования (Kunczik & Zipfel 2006).

    В исследовании эстетических и драматических средств различные эффекты воздействия на зрителя привели к новым свидетельствам актуальности FA-H. Именно в драматических фильмах, где получателям не предлагалось удовлетворительное решение после стрессовых сцен жертвы, таких как наказание злодея, была спровоцирована агрессия. В таких случаях разочарование СМИ в связи с окончанием фильма приводило к усилению агрессивного отношения. Резкую реакцию реципиентов вызывает переход от сочувствия к жертве к отвращению к злодею («Аффект Робеспьера», Гримм, 1998).В отличие от постулатов гипотезы выявления реплик, эти результаты показывают, что не агрессивные кинематографические реплики, такие как успешные модели преступников и доступность оружия, имеют отношение к последствиям насилия в СМИ, а эстетическая и драматическая контекстуализация изображение жертвы. Агрессивный сдвиг происходит в результате эмоционально напряженных образов жертвы, которые вместе с отсутствием удовлетворительного кинематографического решения вызывают разочарование и моральное возмущение.Оба вместе затем провоцируют агрессивное поведение.

    Артикул:

    1. Барон Р. А. (1977). Человеческая агрессия. Нью-Йорк: Пленум.
    2. Берковиц, Л. (1989). Гипотеза фрустрации-агрессии: исследование и переформулировка. Психологический бюллетень, 106, 59 — 73.
    3. Берковиц, Л., и Джин, Р. (1966). Снимайте сцены насилия и реплики доступных целей. Журнал личности и социальной психологии, 3, 525–530.
    4. долларов, Дж., Дуб, Л. В., Миллер, Н. Е., Моурер, О. Х., & Сирс, Р. С. (1939). Разочарование и агрессия. Нью-Хейвен: издательство Йельского университета.
    5. Фешбах, С. (1955). Снижающая влечение функция фантазийного поведения. Журнал аномальной и социальной психологии, 50, 3–12.
    6. Фешбах, С. (1956). Гипотеза катарсиса и некоторые последствия взаимодействия с агрессивными и нейтральными игровыми объектами. Журнал личности, 24, 449 — 462.
    7. Гримм, Дж. (1998). Der Robespierre-Affekt: Nichtimitative Wege filmischer Aggressionsvermittlung [Аффект Робеспьера: Неимитационные способы возбуждения кинематографической агрессии].Т.В. Дискурс, 5, 18–29.
    8. Kunczik, M., & Zipfel, A. (2006). Gewalt und Medien [Насилие и СМИ]. Кельн и Вена: Böhlau.
    9. Мирдал, Г. М. (2003). Психология терроризма: фанатичные идентичности. В Р. Рагайни (ред.), Труды международного семинара по ядерной войне и планетарным чрезвычайным ситуациям. Нью-Джерси: World Scientific, стр. 187–197.
    10. Tannenbaum, P.H. (1972). Исследования в области возбуждения и агрессии, опосредованных фильмами и телевидением: отчет о проделанной работе.В Е. А. Рубинштейн, Г. А. Комсток и Дж. П. Мюррей (ред.), Телевидение и социальное поведение: отчеты и статьи, т. 5: Эффекты телевидения: дальнейшие исследования. Технический отчет для научно-консультативного комитета главного хирурга по телевидению и социальному поведению. Вашингтон, округ Колумбия: Типография правительства США, стр. 309–350.
    11. Zillmann, D. (1982). Просмотр телевидения и возбуждение. В Д. Перл, Л. Бутилет и Дж. Лазар, Национальный институт психического здоровья (ред.), Телевидение и поведение: десять лет научного прогресса и последствия для восьмидесятых, т.2: Технические обзоры. Роквилл, Мэриленд: стр. 53 — 67.

    Что такое теория агрессии фрустрации? (с иллюстрациями)

    Теория фрустрационной агрессии пытается объяснить, как и почему некоторые люди или группы людей становятся агрессивными или агрессивными во время определенных сценариев. Идея состоит в том, что разочарование, когда его невозможно устранить или облегчить, превращается в агрессию. Эта агрессия может затем перерасти в насилие, в результате чего разочарованный человек набросится на него.Этот удар может быть направлен на другого человека или на неодушевленный предмет. Агрессия не всегда перерастает в насилие, потому что некоторые люди нашли способы предотвратить или контролировать свою агрессию, конструктивно используя эту энергию.

    Разочарование обычно определяется как напряжение, которое возникает, когда кого-то блокируют от цели.Это напряжение, если его невозможно снять, имеет тенденцию накапливаться в человеке. Адреналин, активированный напряжением и агрессией, требует какой-то отдачи. Эту закономерность можно наблюдать у взрослых и детей, как отдельных лиц, так и групп. Например, такая картина может возникнуть у ребенка, который пытается достать конфету из конфетницы на кофейном столике. Если мать этого ребенка говорит ему «нет» или отталкивает его руку, это вызывает разочарование. Ребенку отказывают в достижении цели, что вызывает напряжение.

    Ребенок не может наброситься сразу, вместо этого он может попытаться украсть конфету.Если мать поймает его и снова помешает, он может устроить истерику. Адреналин, вызванный ожиданием достижения цели, по-прежнему требует выхода. Он может толкнуть мать или броситься на землю, плача и стуча по полу. Когда эта агрессия пройдет, ребенок, вероятно, вернется в свое нормальное состояние. Если мать понимает этот процесс, она может просто позволить ребенку устроить истерику, прежде чем объяснять, почему ему нельзя есть конфеты. Люди, попадающие в рамки теории фрустрации и агрессии, часто выходят за рамки разумного.

    Взрослые, попавшие в рамки паттернов, описанных теорией фрустрации и агрессии, могут реагировать таким образом, чтобы приводить к гораздо более разрушительным результатам.Например, молодой человек, пытающийся сделать сложный бросок в баскетболе, может все больше разочаровываться в себе, вызывая внутри него напряжение. Это напряжение часто делает людей иррациональными, что опасно в сочетании с агрессией. Если его друзья обнаружат, что он пытается выстрелить, и дразнят его, он может в конечном итоге физически драться с ними, даже если обычно он уравновешен. Расстроенное напряжение часто мешает сосредоточиться, что приводит к еще большему разочарованию, большему напряжению и большему взрыву агрессии.

    Некоторые люди, которые регулярно сталкиваются с проблемами, описанными в теории агрессии фрустрации, должны научиться справляться со своим напряжением.Например, молодая женщина, разочарованная и почувствовавшая, что начинает становиться агрессивной, может какое-то время заниматься с отягощениями или бегать трусцой. Это может снять напряжение и позволить ей снова ясно мыслить. Терапевты, лечащие тех, кто страдает от симптомов, связанных с теорией фрустрации и агрессии, часто рекомендуют какой-либо вид физической активности или тип дыхательных упражнений, предназначенных для успокоения и предотвращения насилия.

    Отстранение # 3: Список разочарований

    Способ смотреть на разочарование:

    Расстройство — это состояние накопившихся мелких неприятностей, энергия которых не была использована для решения текущих проблем, а вместо этого проявляется в состоянии застревания.

    Разочарование — это набор «негативных» эмоций, который накапливается с течением времени. Мелочи, которые вы упустили или проигнорировали, потому что они не имеют большого значения. Однако в глубине души вы знаете, что были моменты, когда вы игнорировали свое чутье, не прислушивались к своим потребностям или чувствовали, что не можете сказать «нет».

    В какой-то момент эти маленькие моменты действительно превращаются в большое дело: вы собрали попурри из маленьких разочарований, раздражений и раздражений.

    Результат: разочарование.

    Разочарование может быть тупым состоянием тяжести и недостатком энергии. Вы чувствуете, что ничего не происходит. Часто это вызвано напряжением, отсутствием мотивации или параличом.

    Вы застряли в чувстве разочарования и не знаете, что делать дальше.

    Этот способ рассматривать разочарование как набор мелочей был вдохновлен Гаем Клэкстоном и тем, как он смотрит на беспокойство в своей книге Intelligence in the Flesh .

    Он пишет,

    в «режиме тревоги… вы не уверены, какой из эмоциональных режимов вам подходит. Это уловка или удовольствие? Могу ли я убежать (страх) или мне следует остаться и бороться с ним (гнев)? »

    Тревога — это замешательство, при котором вы не знаете, какую эмоцию нужно испытывать и в каком направлении она вас ведет.

    Точно так же разочарование — это состояние замешательства, когда множество мелких ситуаций сливаются в одну большую кастрюлю с супом, и вы не можете сказать, что именно вас беспокоит.Основная эмоция, гнев, очевидна. но вам не хватает способности действовать, поскольку причины вашего состояния неясны. Это общее состояние неудовлетворенности. Очень часто это также состояние, когда все, что вы можете воспринимать, — это проблемы, а не решения.

    Опись проявлений гнева, характерных для состояний 2

    STAXI-2 был разработан для оценки состояния гнева, черт гнева и выражения гнева, а также для измерения того, как эти компоненты способствуют возникновению заболеваний.Чтобы исследовать влияние гнева на психические и физические расстройства, переживание гнева необходимо четко отличать от выражения гнева и контроля над гневом.

    Особенности и преимущества

    • Помогает идентифицировать людей, которые склонны подавлять свой гнев.
    • Шкала государственного гнева оценивает интенсивность гнева как эмоциональное состояние в определенный момент времени; он включает три подшкалы.
    • Шкала Trait Anger измеряет, насколько часто чувства гнева возникают с течением времени; он включает две подшкалы.
    • Шкалы выражения гнева и контроля гнева оценивают четыре относительно независимых свойства, связанных с гневом: выражение гневных чувств по отношению к другим людям или объектам в окружающей среде (выход из выражения гнева), сдерживание или подавление гневных чувств (входящее выражение гнева), контроль гневные чувства, предотвращая выражение гнева по отношению к другим людям или объектам в окружающей среде (контроль гнева) и контролируя подавленные гневные чувства путем успокоения или охлаждения (контроль гнева).
    • Индекс выражения гнева — это общая мера общего выражения гнева.
    • Необработанная оценка до T — оценка и процентильные преобразования, предусмотренные для всех шкал и подшкал по полу.

    Доступно интерпретирующее программное обеспечение

    Неограниченное использование STAXI-2: IR, разработанное Питером Р. Ваггом, доктором философии, и Чарльзом Д. Спилбергером, доктором философии, обеспечивает интерпретацию оценок STAXI-2, основанную на ручном вводе оценок за предметы. Программное обеспечение проверяет индивидуальную шкалу и баллы по субшкалам и генерирует подробный интерпретирующий отчет на основе результатов исследования.

    Доступен на испанском языке

    Материалы по STAXI-2, включая руководство, были переведены на европейский испанский язык и разработаны специально для испаноязычных врачей и их клиентов. Нормативные данные собирались в основном в Испании, а дополнительные данные собирались в некоторых странах Латинской Америки. Некоторые тестовые задания и стимулы в этом переводе отличаются от английской версии из-за культурных и языковых различий между странами и их языком. Узнать больше или заказать.

    Исчерпывающий список исследовательских статей, связанных с STAXI, доступен через Mendeley, бесплатный инструмент управления ссылками. После перехода по ссылке вам будет предложено создать учетную запись. Информационный документ с описанием того, как использовать этот исследовательский репозиторий, можно найти здесь. Рекомендуется использовать этот ресурс для облегчения исследований с использованием STAXI. И список, и технический документ доступны на вкладке «Ресурсы» выше.

    Наборы

    4350-КТ

    Стартовый комплект STAXI-2

    включает профессиональное руководство по STAXI-2, 25 буклетов многоразового использования, 50 рейтинговых листов и 50 профильных форм.

    Руководства, книги и оборудование

    4351-TM

    STAXI-2 Профессиональное руководство

    10288-EM

    Электронное руководство по STAXI-2

    Пожалуйста, ознакомьтесь с нашим FAQ перед заказом электронных руководств.

    Бланки и буклеты

    4490-РФ

    Паспортные данные STAXI-2 (уп. / 50)

    4491-ПФ

    Профили STAXI-2 (колодка / 50)

    4352-ТБ

    Буклеты многоразового использования STAXI-2 (25 шт.)

    Программное обеспечение

    *

    6247-DL

    STAXI-2: IR – Download

    включает программное обеспечение STAXI-2 с экранной справкой и краткое руководство по загрузке программного обеспечения.Ваш серийный номер и ссылка для загрузки программного обеспечения будут отправлены вам по электронной почте.

    Доступно на PARiConnect

    10509-IC

    STAXI-2 i-Admin (цена за использование; минимальный заказ 5)

    i-Admins обеспечивает управление тестами на экране в вашем офисе или удаленно.Покупатели должны иметь профессиональное руководство STAXI-2 или приобрести его перед использованием. Отчеты необходимо покупать отдельно.

    10510-IS

    Отчет о результатах STAXI-2 (цена за использование; минимальный заказ 5)

    Отчеты о баллах содержат баллов, а профили — на основе данных ответов от i-Admin или обычной оценки.

    10511-II

    Интерпретативный отчет STAXI-2 (цена за использование; минимальный заказ 5)

    В отчетах с интерпретацией содержится баллов, профилей и пояснительный текст на основе данных ответов от i-Admin или обычной оценки.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *