Гриндер нлп – Гриндер, Джон — Википедия

Содержание

Ричард Бендлер и Джон Гриндер, «Структура магии»

В середине прошлого века, была издана книга, наделавшая изрядного шума, не умолкающего до сих пор. Темную материю психологии озарил луч света. Несколько правил — и можешь манипулировать кем угодно. Никто не догадается, что его употребили. Поэтому не крикнет: “Ты использовал меня!”. Название книги: “Структура магии”.

Может быть шарлатанство?

Вот уж нет. Респектабельность сочится из каждой строки биографии.

Доктор философии по лингвистике. Писатель. Калифорнийский университет в Санта-Крузе. Тайный агент ЦРУ в Югославии и Германии. Это Джон Гриндер, один из авторов знаменитой книги.

Ричард Бендлер, бакалавр философии и психологии в том же универе. Тоже писатель. Говорили даже, что программист и математик. Был и тем, и другим, когда в поиске себя записался на соответствующие курсы. Через пару месяцев понял: не его это. Вступил на тропу психологии, где и преуспел.

Есть еще Фрэнк Пьюселик. Громких титулов и званий за ним не числится. Бизнес-консультант, коуч (пойми, кто может), специалист в области «Человеческого Совершенства». Одессит с 2002 года. Опять же, писатель. В соавторах упоминается не всегда.

О чем идет речь

О том, что человека можно рассматривать с разных точек зрения. Например, венец творения, царь природы и окрестных галактик. Или продукт эволюции, человекообразная обезьяна, млекопитающее и т.п.

«Структура магии» Ричарда Бэндлера считает, что человек — это механизм. Очень сложный. Мыслящий, за счет нейронов головного мозга. Способный к речевому общению, предмету изучения лингвистики. Действующий в рамках программы, заложенной воспитанием и опытом. Если сложить все три составляющие: нейроны, лингвистику и программируемое действие, получится “нейролингвистическое программирование”.

На момент появления книги, моделирование нейронов представлялось чистой фантастикой. Воздействие на лингвистические возможности требовало десятков, если не сотен лет. Сиюминутных задач не решить. Оставалось программирование. То, что раньше называлось колдовством, магией, гипнозом, оказалось простым алгоритмом.

На свет появляется НЛП

“Структура магии” впервые была опубликована в 1975 году. Она стала библией НЛП, так как в ней были сформулированы все основные принципы и подходы. Сейчас, спустя десятки лет со дня ее выхода в свет, она все еще остается самым популярным руководством для самых разных людей.

Забавно, что в этой «библии» нигде не упоминается имя нового божества. Даже слово “нейрон” употребляется всего несколько раз, и то в сочетании со словом “физиология”. Бренд еще не родился. Когда он появится, оба творца будут долго биться в судах за право быть единственным автором бестселлера.

Психотерапевты и школьные психологи, менеджеры и торговые агенты, шарлатаны и мошенники: она подходит всем. Если исключить две последние категории, все равно остается обширная аудитория. Миллионные тиражи находят своих восторженных читателей. Слабые голоса критиков едва слышны в хвалебных отзывах адептов.

Чем объяснить столь массовый успех то ли всеобщего одурманивания, то ли такого же прозрения? Научность книги не декларировалась даже самими авторами, предмет — та самая темная материя, психология, язык не назовешь легким. Тогда что?

Бендлер Р. и Гриндер Д. в «Структуре магии» обещают, что достижима практически любая цель. Здоровье или самосовершенствование, сверхспособности или сверхдоходы, управление собой или людьми: все доступно.

Морковка для ослика?

Не совсем так. Изначально книга предназначалась для решения проблем психики, фобий, семейных отношений. На примерах выдающихся врачей в этой области: Вирджинии Сатир и Фрица Перлза, были созданы первые паттерны. Идея состояла в том, чтобы разложить талант на составляющие. Любой, овладевший ими, смог бы повторить их достижения.

Наверное, это была идея Бендлера. Он обладал талантом имитатора, которым пользовался, чтобы проникнуть в чей-то внутренний мир. Копировал привычки, голос, манеру говорить, даже внешность до такого совершенства, что его начинали принимать за оригинал.

Однажды он был привлечен к суду по подозрению в убийстве. Давая показания, сумел так искусно перевоплотиться во второго подозреваемого по этому делу, что присяжные не могли решить, кого признать виновным. Освободили от обвинения обоих.

Но это исключение. Идея состояла в том, что, переняв привычки и мельчайшие черты характера, можно разбудить в себе способности, выражающиеся во внешних проявлениях таланта. Но язык имитации такого уровня доступен не каждому. Надо было найти другой.

Скажи что-нибудь, и я скажу, кто ты

Здесь уже пригодился талант Гриндера. Он ведь был лингвистом и хорошо понимал, что словом можно и ранить, и излечить, и проникнуть в глубины сознания. Единственный недостаток слова — оно говорится с намерением. Следовательно, может быть ложным. Но вербальная речь не единственный способ коммуникации.

Мы общаемся не только словами. Губы, глаза, жесты говорят иной раз больше, чем человек хочет высказать в действительности. И если постигнуть азбуку этого языка, можно научиться понимать его речь. Буквами стали паттерны: устойчивые внешние признаки, которые можно трактовать однозначно.

Лучше всего для этого подходят глаза. Зеркало души, которое и является целью проникновения в психику. Но и остальные знаки не стоит игнорировать. Если сложить пазл из всех паттернов, получится полная картинка, которая расскажет много такого, чего не знает и сам говорящий. «Структура магии» Бендлера и Гриндера доказывает это.

Люди бывают разные

Тот, кто научился читать тайные знаки, уже готов к управлению сознанием своего визави. Осталось определить, к какой разновидности восприятия принадлежит испытуемый, чтобы выявить лучший тип взаимодействия. НЛП утверждает, что каждый человек по-своему воспринимает мир.

Мир снаружи один на всех. Люди как зеркала, отражают его, как умеют. Приверженцев тайного знания реальность интересует мало. Только индивидуальное понимание действительности имеет для них значение. По особенностям формирования этого отпечатка они различают три типа личности:

  • аудиалы;
  • визуалы;
  • кинестетики.

Некоторые добавляют сюда еще и дигиталов, но это, скорее, дань моде на все цифровое. Уже из названий понятно, что у одних основой строительства поведенческой модели служит информация в звуковой, зрительной или осязательной форме.

Соответственно и воздействие будет наиболее эффективным, если оно опирается на преобладающий вид восприятия. Кажется, что все уже готово, можно приступать к достижению поставленной цели. Не хватает только фундамента.

Принципы НЛП

Название своей книги авторы выбрали неслучайно. Они полагали, что им удалось разгадать алгоритм гениальности. «Структура магии» Гриндера покоится на 12 принципах. Главные из них:

  • поведение субъективно и строится на основе оценки событий;
  • опыт и отношение к нему могут быть перепрограммированы;
  • нельзя заставить человека совершить конкретный поступок;
  • отсутствие выбора снижает эффективность воздействия;
  • мы подаем сигналы миру, по которым он принимает нас.
  • наиболее подвержены влиянию те, кто желает перемен, но не знает, каких именно;
  • решение всех проблем лежит в носителе этих проблем;

Некоторые его пункты кажутся очевидными. Другие легко поддаются критике.

Последний можно перефразировать известным лозунгом: “Спасение утопающих — дело рук самих утопающих” или «Хочешь быть счастлив, будь им».

НЛП шагает по планете

Первоначальная цель: лечение людей, не была забыта. Просто отошла на второй, если не на последний план. Когда сами творцы поняли, что они создали, начался бум. Желающих управлять миром оказалось слишком много, чтобы упустить возможность монетизировать такой успех.

С этого момента коллектив единомышленников начинает распадаться на составляющие. Практически каждый участник пошел своей дорогой, создал уникальный бренд, добился финансового успеха, но слава обошла их стороной. Может быть, они не слишком и гнались за ней.

В нашей стране НЛП прописан с конца 90-х. Сам Гриндер бывал здесь дважды, сначала в СССР, потом в России. Говорят, несмотря на спад популярности на Западе, наш бум еще впереди. «Структура магии» Джона Гриндера и Ричарда Бендлера еще долго будет стоять на полках российского читателя.

fb.ru

Большая энциклопедия НЛП. Структура магии

Права на перевод получены соглашением с Science & Behavior

Books, Inc P.O. Box 60519, Palo Alto, CA 94306, U.S.A.

Richard Bandler · John Grinder

THE STRUCTURE OF MAGIC

The Structure of Magic, Volume I, Original English

Language Edition © 1975, by Science & Behavior Books,

INC., P.O. Box 60519, Palo Alto, CA 94306, U.S.A.

The Structure of Magic, Volume II, Original English

Language Edition © 1976, by Science & Behavior Books,

INC., P.O. Box 60519, Palo Alto, CA 94306, U.S.A.

© Н. Мигаловская, перевод на русский язык, 2007

© ООО «Издательство АСТ», 2015

Джон Гриндер и Ричард Бэндлер заложили адекватную теоретическую базу для описания человеческих взаимодействий. Они сумели превратить лингвистику в основу теории и одновременно в инструмент психотерапии. Таким образом, они получили двойной контроль над психиатрическими феноменами и сделали то, что мы, как я теперь понимаю, по глупости упустили.

Грегори Бейтсон, философ, антрополог и психолог, методолог биологии и человекознания

Я долгое время преподавала семейную психотерапию, была клиницистом и теоретиком. Это означает, что я наблюдала, как происходит процесс изменения во многих семьях, и обучала многих семейных психотерапевтов. Ричард Бэндлер и Джон Гриндер помогли мне существенно улучшить мое понимание этого процесса, поскольку они нашли способ измерить и описать, как это происходит.

Вирджиния Сатир, психолог, психотерапевт, один из основателей семейной психотерапии

Авторы книги – это коллективный Леонардо нашего тысячелетия! Они создали технологию и методы, которые помогают людям обрести совершенство.

Терри Суонсон, продюсер, Калифорния

Эта книга больше, чем любая другая, помогла мне понять, как работает наш мозг и наше мышление для совершения изменений.

Дэвид Уоллес Флеминг, преподаватель, Мичиган

Книга, способная изменить жизнь! Технология гениальности, помогающая понять, как великие люди делают то, что могут только они.

Рон Пайпер, бизнесмен, Лондон

Том 1
Книга о языке И ПСИХОТЕРАПИИ

Предисловие к русскому изданию

Уважаемый читатель, если вы, прочитав название этой книги, заинтересовались ей и подумали, что она эзотерического толка, то я могу слегка расстроить вас: «Структура магии» совсем о другом…

Хотя не будем торопиться: у меня есть отличная новость! Это великолепное произведение стоит прочитать, ведь каждый желает знать о том, как успешные люди добивались восхитительных результатов и особого мастерства!

Прошло уже более 10 лет с того момента, как я прочитал эту книгу впервые. Она сильно изменила мою жизнь и профессиональные интересы. За эти годы понимание сущности НЛП и его применения в различных областях человеческой деятельности для меня также существенно изменилось. Сейчас, перелистывая страницы этой книги вновь, я ловлю себя на том, что ее актуальность столь же велика, как и много лет назад! Это и неудивительно, ведь «Структура магии» – результат изучения опыта работы гениальных психотерапевтов, а именно: Фрица Перлза, Вирджинии Сатир, Милтона Эриксона – то есть настоящих «Магов», по мановению «волшебной палочки» которых люди удивительным образом изменялись, совершенствуя отношения с самим собой и другими.

Эта книга создана необычайно талантливыми людьми, чей подход с особой смелостью выходит за рамки привычных стереотипов, ломая междисциплинарные границы и создавая практически полезный инструмент не только для психотерапевтов, но и для учителей, менеджеров, творческих работников, интересующихся психологическими механизмами, лежащими в основе нашего мышления и поведения.

В области НЛП эта книга стала раритетом. Теперь можно сказать, что история данного направления исчисляется со дня ее издания, потому что НЛП шагнуло значительно дальше тех способов изучения и изменения человеческого опыта, которые описаны в «Структуре магии». Но вместе с тем изложенные здесь идеи и инструменты неожиданным для авторов образом очерчивают границы созданной ими области человекознания – НЛП. Поэтому все последующие модели рассмотрения структуры субъективного опыта людей несут в себе обязательный атрибут трех структурных составляющих НЛП: неврологии (кодирование опыта на уровне внутренних репрезентаций), лингвистики (отражение этого кодирования в речи и коммуникации) и поведении (в какой системе внешних действий выражается «внутренняя реальность» человека). Ключевой инструмент этой книги получил название «метамодель» («мета» – «следующий за», «над», «за рамками»).

Одно из первых названий НЛП – «Метазнание» (устройство наших знаний о себе и мире вокруг нас). Отсюда следует, что нейролингвистическое программирование можно воспринимать как системно выстроенный набор метамоделей, позволяющих описывать и изменять человеческий опыт на различных уровнях. Именно в этой книге подробно представлена первая метамодель – единственная, сохранившая данное название и показывающая, как устроены наша речь, внутренний опыт и их взаимосвязь. Другая метамодель получила название «метапрограммы», описывающая глубинные и универсальные фильтры: стили организации информации, предпочтения ко времени, направление мотивации и т. д.

Такие разработанные в НЛП модели, как Т.О.Т.Е. и S.C.O.R.E., – также своего рода метамодели, позволяющие описать стратегию изменения человеческого опыта. Являясь операциональными, они стали основными технологическими инструментами моделирования и организации консультирования на основе НЛП.

Используя изложенную здесь метамодель, мы можем исследовать действие универсальных механизмов, создающих опыт (обобщение, искажение и опущение) и имеющих чрезвычайно важное значение в прикладном смысле, – профессионал коммуникации получает возможность замечать те речевые структуры говорящего, которые приводят к искажению смысла, потере информации или ее неадекватному обобщению. Благодаря разработанной системе вопросов становится возможной реорганизация речевых структур, вследствие чего происходит обратное: возвращение первоначального смысла, необходимое восполнение информации и уточнение исходных позиций. Метафоричное название данной метамодели – «модель точности».

Использование точных вопросов особенно полезно психотерапевту, консультанту-психологу, менеджеру, педагогу. У профессионалов появляется не только инструмент, повышающий точность коммуникации, но и модель, раскрывающая механизмы, приводящие к особой точности. Эти механизмы тесно связаны с действием социальных, неврологических и собственно лингвистических ограничений, которые, с одной стороны, обеспечивают, а с другой – регламентируют наше существование и развитие.

Многие профессиональные коммуникаторы умеют задавать вопросы и понимают ценность данного инструмента. Каждый из нас имеет свой бессознательно выработанный стиль задавания вопросов. Обратите внимание на то, какой ваш любимый вопрос? Вы любите спрашивать «почему?», «для чего?» или «зачем?» Замечали ли вы, какого типа ответы обычно дают люди? И чем данные ответы отличаются от ответов на вопросы принципиально другого уровня: «как конкретно?», «каким образом?», «как вы это поняли?», «кто сказал?», «что является критерием?», «кто конкретно?», «что конкретно?», «где именно?», «что мешает?» Понаблюдайте за собой, особенно во время ведения дискуссии, – вы больше спрашиваете или говорите?

Являясь консультантом НЛП, я понял очень простую вещь: помогая людям, гораздо важнее научиться спрашивать и слушать людей, чем рассказывать и давать им советы. Недаром мудрость гласит: «Хороший вопрос содержит половину решения». Можно продолжить: «А метамодельный вопрос быстро приводит к правильному решению!» К правильному, потому что позволяет самостоятельно определить консультирующемуся содержание решения с учетом его собственной (а не консультанта) системы правил, убеждений и ценностей. При этом как специалисты мы можем быть надежно уверены, что, задавая точные вопросы, мы «не ходим в чужой монастырь со своим уставом» или, как любят говорить в НЛП, отличаем «свою карту реальности» от «карты реальности» другого человека. Это правило является важнейшим в НЛП для построения целой системы практических шагов, позволяющих учитывать экологию личностных изменений.

В моей личной и профессиональной жизни метамодель стала добрым спутником, без которого коммуникация была бы принципиально иной, а поиск результата – значительно длиннее!

Вот несколько примеров из собственной практики.

Как-то в наш «Центр НЛП в Образовании» позвонила женщина и спросила:

– А детей вы обучаете?

Мой коллега Владимир, сняв трубку и услышав непривычный вопрос, закрыл ее рукой и спросил меня:

– Что ответить: «да» или «нет»?

Вспомнив про метамодель, я попросил его уточнить: какого конкретно ребенка она имеет в виду и сколько ему лет.

Женщина ответила:

– Его зовут Сергей, он инженер, ему 40 лет.

Мы долго смеялись после того, как ответили ей:

– Пусть ваш ребенок приходит на семинар.

Однажды на консультацию пришла женщина 65 лет и пожаловалась:

– Я должна помогать своим детям, а они меня не любят! Жизнь превратилась в каторгу!

Любой обученный метамодельным вопросам специалист выделил бы в коммуникации «должен» и «не любят», а затем бы спросил:

– Кто сказал, что вы должны? Что будет, если вы не будете о них заботиться? Что вы такого делаете, что они вас не любят? Откуда вы знаете, что они вас не любят?

В процессе ответов на эти вопросы выяснилось, что это ее муж перед смертью сказал о том, что она должна заботиться о них!

Дети давно выросли и в такой опеке давно уже не нуждаются. Они ее любят, но хотят жить отдельно. Женщина не знает, как перестроить с ними свои отношения, оставаться значимой для них и при этом научиться жить «своей жизнью». Беседа консультанта как минимум сократилась вдвое. Стало понятно, о чем идет речь и какие инструменты НЛП могут быть полезны в данном случае.

Я мог бы и дальше перечислять огромное количество практических примеров применения тех знаний, которые изложены в этой книге. Но читателю, конечно же, гораздо полезнее приобрести личный опыт! Надеюсь, что вдумчивое прочтение «Структуры магии» поможет вам посмотреть другими глазами на коммуникацию с собой и другими людьми.

А. А. Плигин, научный руководитель «Центра НЛП в образовании», кандидат педагогических наук, тренер НЛП международной категории, главный редактор «Вестника НЛП»

mybook.ru

Читать книгу Большая энциклопедия НЛП. Структура магии Джона Гриндера : онлайн чтение

Ричард Бэндлер, Джон Гриндер
Большая энциклопедия НЛП. Структура магии

Права на перевод получены соглашением с Science & Behavior

Books, Inc P.O. Box 60519, Palo Alto, CA 94306, U.S.A.

Richard Bandler · John Grinder

THE STRUCTURE OF MAGIC

The Structure of Magic, Volume I, Original English

Language Edition © 1975, by Science & Behavior Books,

INC., P.O. Box 60519, Palo Alto, CA 94306, U.S.A.

The Structure of Magic, Volume II, Original English

Language Edition © 1976, by Science & Behavior Books,

INC., P.O. Box 60519, Palo Alto, CA 94306, U.S.A.

© Н. Мигаловская, перевод на русский язык, 2007

© ООО «Издательство АСТ», 2015

Джон Гриндер и Ричард Бэндлер заложили адекватную теоретическую базу для описания человеческих взаимодействий. Они сумели превратить лингвистику в основу теории и одновременно в инструмент психотерапии. Таким образом, они получили двойной контроль над психиатрическими феноменами и сделали то, что мы, как я теперь понимаю, по глупости упустили.

Грегори Бейтсон, философ, антрополог и психолог, методолог биологии и человекознания

Я долгое время преподавала семейную психотерапию, была клиницистом и теоретиком. Это означает, что я наблюдала, как происходит процесс изменения во многих семьях, и обучала многих семейных психотерапевтов. Ричард Бэндлер и Джон Гриндер помогли мне существенно улучшить мое понимание этого процесса, поскольку они нашли способ измерить и описать, как это происходит.

Вирджиния Сатир, психолог, психотерапевт, один из основателей семейной психотерапии

Авторы книги – это коллективный Леонардо нашего тысячелетия! Они создали технологию и методы, которые помогают людям обрести совершенство.

Терри Суонсон, продюсер, Калифорния

Эта книга больше, чем любая другая, помогла мне понять, как работает наш мозг и наше мышление для совершения изменений.

Дэвид Уоллес Флеминг, преподаватель, Мичиган

Книга, способная изменить жизнь! Технология гениальности, помогающая понять, как великие люди делают то, что могут только они.

Рон Пайпер, бизнесмен, Лондон

Том 1
Книга о языке И ПСИХОТЕРАПИИ
Предисловие к русскому изданию

Уважаемый читатель, если вы, прочитав название этой книги, заинтересовались ей и подумали, что она эзотерического толка, то я могу слегка расстроить вас: «Структура магии» совсем о другом…

Хотя не будем торопиться: у меня есть отличная новость! Это великолепное произведение стоит прочитать, ведь каждый желает знать о том, как успешные люди добивались восхитительных результатов и особого мастерства!

Прошло уже более 10 лет с того момента, как я прочитал эту книгу впервые. Она сильно изменила мою жизнь и профессиональные интересы. За эти годы понимание сущности НЛП и его применения в различных областях человеческой деятельности для меня также существенно изменилось. Сейчас, перелистывая страницы этой книги вновь, я ловлю себя на том, что ее актуальность столь же велика, как и много лет назад! Это и неудивительно, ведь «Структура магии» – результат изучения опыта работы гениальных психотерапевтов, а именно: Фрица Перлза, Вирджинии Сатир, Милтона Эриксона – то есть настоящих «Магов», по мановению «волшебной палочки» которых люди удивительным образом изменялись, совершенствуя отношения с самим собой и другими.

Эта книга создана необычайно талантливыми людьми, чей подход с особой смелостью выходит за рамки привычных стереотипов, ломая междисциплинарные границы и создавая практически полезный инструмент не только для психотерапевтов, но и для учителей, менеджеров, творческих работников, интересующихся психологическими механизмами, лежащими в основе нашего мышления и поведения.

В области НЛП эта книга стала раритетом. Теперь можно сказать, что история данного направления исчисляется со дня ее издания, потому что НЛП шагнуло значительно дальше тех способов изучения и изменения человеческого опыта, которые описаны в «Структуре магии». Но вместе с тем изложенные здесь идеи и инструменты неожиданным для авторов образом очерчивают границы созданной ими области человекознания – НЛП. Поэтому все последующие модели рассмотрения структуры субъективного опыта людей несут в себе обязательный атрибут трех структурных составляющих НЛП: неврологии (кодирование опыта на уровне внутренних репрезентаций), лингвистики (отражение этого кодирования в речи и коммуникации) и поведении (в какой системе внешних действий выражается «внутренняя реальность» человека). Ключевой инструмент этой книги получил название «метамодель» («мета» – «следующий за», «над», «за рамками»).

Одно из первых названий НЛП – «Метазнание» (устройство наших знаний о себе и мире вокруг нас). Отсюда следует, что нейролингвистическое программирование можно воспринимать как системно выстроенный набор метамоделей, позволяющих описывать и изменять человеческий опыт на различных уровнях. Именно в этой книге подробно представлена первая метамодель – единственная, сохранившая данное название и показывающая, как устроены наша речь, внутренний опыт и их взаимосвязь. Другая метамодель получила название «метапрограммы», описывающая глубинные и универсальные фильтры: стили организации информации, предпочтения ко времени, направление мотивации и т. д.

Такие разработанные в НЛП модели, как Т.О.Т.Е. и S.C.O.R.E., – также своего рода метамодели, позволяющие описать стратегию изменения человеческого опыта. Являясь операциональными, они стали основными технологическими инструментами моделирования и организации консультирования на основе НЛП.

Используя изложенную здесь метамодель, мы можем исследовать действие универсальных механизмов, создающих опыт (обобщение, искажение и опущение) и имеющих чрезвычайно важное значение в прикладном смысле, – профессионал коммуникации получает возможность замечать те речевые структуры говорящего, которые приводят к искажению смысла, потере информации или ее неадекватному обобщению. Благодаря разработанной системе вопросов становится возможной реорганизация речевых структур, вследствие чего происходит обратное: возвращение первоначального смысла, необходимое восполнение информации и уточнение исходных позиций. Метафоричное название данной метамодели – «модель точности».

Использование точных вопросов особенно полезно психотерапевту, консультанту-психологу, менеджеру, педагогу. У профессионалов появляется не только инструмент, повышающий точность коммуникации, но и модель, раскрывающая механизмы, приводящие к особой точности. Эти механизмы тесно связаны с действием социальных, неврологических и собственно лингвистических ограничений, которые, с одной стороны, обеспечивают, а с другой – регламентируют наше существование и развитие.

Многие профессиональные коммуникаторы умеют задавать вопросы и понимают ценность данного инструмента. Каждый из нас имеет свой бессознательно выработанный стиль задавания вопросов. Обратите внимание на то, какой ваш любимый вопрос? Вы любите спрашивать «почему?», «для чего?» или «зачем?» Замечали ли вы, какого типа ответы обычно дают люди? И чем данные ответы отличаются от ответов на вопросы принципиально другого уровня: «как конкретно?», «каким образом?», «как вы это поняли?», «кто сказал?», «что является критерием?», «кто конкретно?», «что конкретно?», «где именно?», «что мешает?» Понаблюдайте за собой, особенно во время ведения дискуссии, – вы больше спрашиваете или говорите?

Являясь консультантом НЛП, я понял очень простую вещь: помогая людям, гораздо важнее научиться спрашивать и слушать людей, чем рассказывать и давать им советы. Недаром мудрость гласит: «Хороший вопрос содержит половину решения». Можно продолжить: «А метамодельный вопрос быстро приводит к правильному решению!» К правильному, потому что позволяет самостоятельно определить консультирующемуся содержание решения с учетом его собственной (а не консультанта) системы правил, убеждений и ценностей. При этом как специалисты мы можем быть надежно уверены, что, задавая точные вопросы, мы «не ходим в чужой монастырь со своим уставом» или, как любят говорить в НЛП, отличаем «свою карту реальности» от «карты реальности» другого человека. Это правило является важнейшим в НЛП для построения целой системы практических шагов, позволяющих учитывать экологию личностных изменений.

В моей личной и профессиональной жизни метамодель стала добрым спутником, без которого коммуникация была бы принципиально иной, а поиск результата – значительно длиннее!

Вот несколько примеров из собственной практики.

Как-то в наш «Центр НЛП в Образовании» позвонила женщина и спросила:

– А детей вы обучаете?

Мой коллега Владимир, сняв трубку и услышав непривычный вопрос, закрыл ее рукой и спросил меня:

– Что ответить: «да» или «нет»?

Вспомнив про метамодель, я попросил его уточнить: какого конкретно ребенка она имеет в виду и сколько ему лет.

Женщина ответила:

– Его зовут Сергей, он инженер, ему 40 лет.

Мы долго смеялись после того, как ответили ей:

– Пусть ваш ребенок приходит на семинар.

Однажды на консультацию пришла женщина 65 лет и пожаловалась:

– Я должна помогать своим детям, а они меня не любят! Жизнь превратилась в каторгу!

Любой обученный метамодельным вопросам специалист выделил бы в коммуникации «должен» и «не любят», а затем бы спросил:

– Кто сказал, что вы должны? Что будет, если вы не будете о них заботиться? Что вы такого делаете, что они вас не любят? Откуда вы знаете, что они вас не любят?

В процессе ответов на эти вопросы выяснилось, что это ее муж перед смертью сказал о том, что она должна заботиться о них!

Дети давно выросли и в такой опеке давно уже не нуждаются. Они ее любят, но хотят жить отдельно. Женщина не знает, как перестроить с ними свои отношения, оставаться значимой для них и при этом научиться жить «своей жизнью». Беседа консультанта как минимум сократилась вдвое. Стало понятно, о чем идет речь и какие инструменты НЛП могут быть полезны в данном случае.

Я мог бы и дальше перечислять огромное количество практических примеров применения тех знаний, которые изложены в этой книге. Но читателю, конечно же, гораздо полезнее приобрести личный опыт! Надеюсь, что вдумчивое прочтение «Структуры магии» поможет вам посмотреть другими глазами на коммуникацию с собой и другими людьми.

А. А. Плигин, научный руководитель «Центра НЛП в образовании», кандидат педагогических наук, тренер НЛП международной категории, главный редактор «Вестника НЛП»

Посвящение

Мы посвящаем эту книгу Вирджинии Сатир в знак признательности за ее интуитивные прозрения относительно человеческой природы. Эти прозрения легли в основу нашей книги. Спасибо, Вирджиния! Мы любим тебя.

Выражение признательности

Мы хотим поблагодарить всех, кто помогал нам в работе над этой книгой: Джима Андерсона и Кристофера Бэкка, без которых мы потратили бы на нее в два раза больше времени, и производителей замечательного кофе «Фолджерс», без которого мы не смогли бы выдержать столько бессонных ночей.

Вступительное слово

Ух ты! Что еще можно сказать об их работе, о том, как они в четыре зорких глаза высматривали, что происходит в головах у двух очень способных исследователей человеческой природы? Эта книга – результат усилий двух умных и любознательных молодых людей, которые заинтересовались тем, как возникают изменения и как можно запротоколировать и формализовать этот процесс. Они, по-видимому, должны были начать с описания предсказуемых элементов, которые приводят к тому, что в процессе взаимодействия между двумя людьми возникает изменение. Зная, что это за элементы, мы сможем сознательно их использовать и, таким образом, получим эффективный метод для вызова изменений.

Я часто говорю людям, что имею право обучаться медленно, но успешно. Для меня как для психотерапевта это означает, что у меня есть только одна мысль – помогать людям, которые приходят ко мне со своей болью, изменять их жизнь. Мой единственный инструмент – это я сама, и мои методы заключаются в том, как я использую свои тело, голос, взгляд и руки в дополнение к тому, как и что я говорю. Поскольку моя цель – сделать изменение возможным для любого человека, каждый, кто приходит ко мне, ставит передо мной новую задачу.

Оглядываясь назад, я вижу, что, осознавая сам факт изменения, я не знала о тех специфических элементах, которые входят во взаимодействие, делающее это изменение возможным. В течение многих лет я задавалась вопросом, что было бы, сумей я посмотреть на свою работу другими глазами, увидеть процесс изменения с другой позиции. Авторы просмотрели и прослушали великое множество видео– и аудиозаписей и нашли повторяющиеся паттерны, которые можно было выделить и описать. В процессе своей работы я делала нечто, я это чувствовала, я это видела, мое существо отзывалось на это – это был субъективный опыт. Когда за моей работой наблюдает другой человек, его глаза, уши и тело видят, слышат и ощущают эти воздействия со стороны. Вот что сделали Ричард Бэндлер и Джон Гриндер: они наблюдали процесс изменения в течение длительного времени и выделили паттерны, позволяющие понять, как он происходит. То, что они сделали, есть результат сложного взаимодействия математики, физики, неврологии и лингвистики.

Мне было бы трудно написать это вступительное слово, если бы я сама не ощущала волнения, изумления и трепета. Я долгое время преподавала семейную психотерапию, была клиницистом и теоретиком. Это означает, что я наблюдала, как происходит процесс изменения во многих семьях, и обучала многих семейных психотерапевтов. У меня была теория о том, как именно я вызываю изменения. Ричард Бэндлер и Джон Гриндер помогли мне существенно улучшить мое понимание этого процесса, поскольку они нашли способ измерить и описать, как это происходит.

Вирджиния Сатир

Предисловие

Я пишу предисловие к этой книге с каким-то странным удовольствием, поскольку Джон Гриндер и Ричард Бэндлер сделали нечто аналогичное тому, что я и мои коллеги пытались сделать 15 лет назад.

Задачу, которая стояла перед нами, было легко определить: заложить адекватную теоретическую базу для описания человеческих взаимодействий.

Трудность состояла в определении понятия «адекватный» и в том обстоятельстве, что то, что следовало описать, включало не только последовательность действий при успешной коммуникации, но также и паттерны непонимания и патологической индукции.

Науки о поведении, особенно психиатрия, всегда избегали теории, и нетрудно составить список различных маневров, посредством которых они это делали: историки (и некоторые антропологи) поставили перед собой невозможную задачу, заключающуюся в том, чтобы не создавать теорию, но накапливать как можно больше данных, – задача для детективов и судебных юристов. Социологи сводили сложные вариации известных фактов к такой предельной простоте, что ограненные самородки можно было пересчитать по пальцам. Экономисты верили в транзитивное предпочтение. Психологи принимали любые виды внутренних объяснительных сущностей («эго», «тревога», «агрессия», «инстинкт», «конфликт» и т. д.), так что начинали напоминать средневековых «психотеологов».

Психиатры барахтались во всех этих методах объяснения; они искали в событиях детства факты, позволяющие объяснить текущее поведение, выводя новые данные из того, что им было известно. Они пытались определить статистические закономерности заболеваний. Они привлекали для объяснения внутренние сущности и мифологию, «ид» и «архетипы». Вдобавок ко всему они заимствовали из физики и механики понятия «энергия», «напряжение» и тому подобное, чтобы добиться наукообразия.

Но было несколько концепций, на основе которых можно было начать работу: «логические типы» Рассела и Уайтхеда, «теория игр» фон Неймана, понятие сравнимых форм (называемых «гомологичными») в биологии, концепция «уровней» в лингвистике, анализ «шизофренических» силлогизмов, проведенный фон Домарусом, понятие изменчивости в генетике и связанное с ним понятие бинарной информации. Предпринимались попытки определить понятия «паттерн» и «избыточность». И кроме всего прочего, была идея гомеостаза и саморегуляции, пришедшая из кибернетики.

Из этих разрозненных кусочков выросла иерархическая классификация уровней сообщения и (на этой основе) научения, были заложены основы теории «шизофрении» и предпринята попытка, очень незрелая, классифицировать способы, которыми люди и животные кодируют сообщения (цифровые, аналоговые, иконические, кинетические, вербальные и т. д.).

Вероятно, в то время наибольшим препятствием для нас были трудности, которые, по-видимому, испытывали профессионалы, когда пытались понять, что мы делаем. Некоторые даже пытались подсчитать «двойные связи» в записях диалогов. Я храню где-то в моих файлах письмо от финансового агентства, где говорится, что моей работе следовало бы быть более практической, более экспериментальной и, кроме всего прочего, более измеримой.

Гриндер и Бэндлер столкнулись с теми же проблемами, что и мы тогда, и в результате появился этот двухтомник. У них был инструмент, которого мы не имели или не увидели, как его можно использовать. Они сумели превратить лингвистику в основу теории и одновременно в инструмент психотерапии. Таким образом, они получили двойной контроль над психиатрическими феноменами, и они сделали то, что мы, как я теперь понимаю, по глупости упустили.

Мы уже знали, что большая часть предпосылок индивидуальной психологии оказалась бесполезной, и мы понимали, что должны классифицировать способы коммуникации. Но нам ни разу не случилось задаться вопросом относительно влияния этих способов на межличностные отношения. В этом первом томе Гриндер и Бэндлер сумели показать, какой синтаксис люди используют, чтобы избежать изменений и, соответственно, как можно помочь им измениться. Здесь они сфокусировали внимание на вербальной коммуникации. Во втором томе они излагают общую модель коммуникации и изменений с привлечением других коммуникационных модальностей, которые используют люди, чтобы представить и передать свой опыт. Что происходит, когда сообщение в дигитальном формате передано человеку, который мыслит в аналоговом формате? Или когда визуально представленная информация предлагается аудиальному адресату?

Мы не понимали, что эти различные способы кодирования – визуальный, аудиальный и т. д. – настолько разделены, настолько отличны друг от друга даже на уровне нейрофизиологической репрезентации, что никакой материал в одной модальности не может даже относиться к тому же логическому типу, что любой материал в любой другой модальности.

Это открытие кажется очевидным, когда доказательство начинается с лингвистики, как в первом томе этого сборника, а не с культурных контрастов и психозов, как это было у нас.

Но в самом деле, большую часть из того, что было так трудно сказать в 1955 году, поразительно легко сказать в 1975.

Может быть, это будет услышано!

Грегори Бейтсон, Колледж Кресге

Калифорнийский Университет, Санта-Крус

Введение

Из глубины веков доходят до нас предания и легенды о чудесах, которые творили маги и волшебники. Обычного человека мысль о существовании колдунов, ведьм, чародеев, шаманов и гуру всегда приводила в трепет, вызывая в нем чувство благоговения и ужаса. Маги и волшебники, наделенные огромной силой и облаченные покровом таинственности, поразительным образом противостояли традиционным способам взаимодействия с миром. Их заклинания и заговоры вызывали суеверный страх и одновременно привлекали к себе обещанием помощи и избавления от бед. Совершая свои чудеса публично, при большом скоплении народа, эти люди умели поколебать обычные представления о реальности времени и пространства и показать, что являются носителями особых качеств, которые невозможно приобрести путем обучения.

В наши дни мантию чародея чаще всего примеряют на себя выдающиеся практики психотерапии, которые настолько превосходят своим мастерством других специалистов в этой области, что, наблюдая за их работой, испытываешь сложное чувство удивления, неверия и полного недоумения. И все же магия этих психотерапевтических волшебников обладает определенной структурой, так же как и магия всех когда-либо живших колдунов и чародеев, сведения о которых, бережно хранимые и передаваемые из поколения в поколение, дошли до наших дней.

Принц и маг

Давным-давно жил на свете один юный принц. Он все принимал на веру, кроме трех вещей, которые принять на веру не мог. Он не верил в принцесс, он не верил в острова, он не верил в Бога. Его отец, король, говорил ему, что всего этого просто не существует. И так как в королевстве не было ни принцесс, ни островов и никаких признаков существования Бога, принц верил своему отцу.

Но вот как-то раз принц сбежал из дворца и оказался в другом государстве. И там, к его изумлению, с любого места побережья были видны острова, а на этих островах находились чудесные, вызывающие волнение в крови созданья, которых он даже про себя назвать не посмел. Пока он искал лодку на берегу, к нему подошел человек в полном парадном облачении.

– Неужели это настоящие острова? – спросил у него юный принц.

– Разумеется, настоящие, – ответил человек в парадном костюме.

– А кто эти чудесные, вызывающие волнение в крови созданья?

– Это самые настоящие, самые подлинные принцессы, все как одна.

– Тогда получается, что Бог тоже существует! – воскликнул принц.

– Я и есть Бог, – с поклоном ответил ему человек в полном торжественном облачении.

Юный принц изо всех сил поспешил домой.

– Итак, ты вернулся, – сказал его отец, король.

– Я видел острова, я видел принцесс и я видел Бога, – ответил ему принц с упреком.

Король и бровью не повел.

– На самом деле не существует ни островов, ни принцесс, ни Бога.

– Но я же видел их!

– Скажи мне, как был одет Бог?

– Он был в полном парадном облачении.

– Были ли закатаны рукава у его одежды?

Принц вспомнил, что рукава были закатаны. Король улыбнулся.

– Это одеяние мага, тебя обманули.

Тогда принц немедля устремился в соседнее государство, пошел на тот же берег и снова встретил человека в полном парадном облачении.

– Король, мой отец, объяснил мне, кто вы такой, – с негодованием сказал ему принц. – В прошлый раз вы провели меня, но больше не выйдет. Теперь-то я знаю, что и острова, и принцессы ненастоящие, потому что вы – всего лишь маг.

Человек на берегу усмехнулся.

– Ты сам обманут, мой мальчик. В королевстве твоего отца полным-полно и островов, и принцесс. Но твой отец подчинил тебя своим чарам, и ты не можешь увидеть их.

В глубоком раздумье принц вернулся к себе домой. Пришел к отцу и посмотрел ему прямо в глаза.

– Отец, правда ли, что ты не настоящий король, а всего лишь маг? Король улыбнулся и закатал рукава:

– Да, сынок, я всего лишь маг.

– Значит, тот, на берегу – Бог?

– Тот, на берегу – тоже маг.

– Я должен знать, что настоящее, что останется, когда рассеются чары!

– Когда рассеются чары, ничего не останется, – ответил король.

Принцу стало очень грустно. Он сказал: «Я убью себя».

С помощью магии король призвал во дворец Смерть. Она стала на пороге и поманила к себе принца. Принц содрогнулся. Он вспомнил острова, прекрасные, но ненастоящие, вспомнил принцесс, ненастоящих, но прекрасных.

– Хорошо, – сказал он. – Я смогу это выдержать.

– Знай же, сын мой, – сказал король, – теперь ты тоже начинаешь становиться магом.

Джон Фаулз. «Волхв»

iknigi.net

Джон Гриндер

Джон Гриндер

Джон Гриндер (англ. John Grinder) родился 10 января 1940 года, г. Детройт, штат Мичиган, США. Американский автор и соавтор (совместно с Ричардом Бендлером) НЛП.

Образование: Калифорнийский университет, СанДиего, лингвистика, 1971 год кандидат наук; Рокфеллеровский университет, г.НьюЙорк, консультант исследователь; Калифорнийский университет, СанДиего, лингвистика, магистр искусств, Университет Сан-Франциско, психология, бакалавр наук.

История создания НЛП

В период работы в Санта Крузе судьба сводит Гриндера с его будущим соавтором НЛП – Ричардом Бендлером. Бэндлер, будучи в то время студентом психологического факультета, провел много времени протоколируя консультации Фрица Перлза (основателя Гештальт терапии) и освоил на интуитивном уровне методы его работы. Как говорится во всех материалах, посвящённых истории НЛП, он обратился к Гриндеру с просьбой смоделировать его (Бэндрела) навыки в Гештальт терапии. Начав с Перлза, затем познакомившись с ведущим специалистом семейной терапии Вирджинией Сатир, а позже с сильнейшим психиатром-гипнотизером Милтоном Эриксоном, Гриндер и Бендлер моделировали различные когнитивные поведенческие паттерны этих терапевтов.

Результатом этой работы стали книги «СТРУКТУРА МАГИИ»(том I) и «СТРУКТУРА МАГИИ»(том II), а так же «Наведение транса» 1 часть и «Паттерны гипнотических техник Милтона Эриксона » 2 часть (две книги о гипнотических техниках Милтона Эриксона). Эти книги и методики моделирования и легли в основу НЛП (Нейролингвистического программирования).

Бендлер и Гриндер начали вести семинары и практические занятия. Эти занятия предоставляли возможность Бэндлеру и Гриндеру практиковать новые замеченные паттерны, в тоже время передавая навыки конультирования другим участникам. Несколько книг основаны на транскриптах таких семинаров. В этот период вокруг Гриндера и Бендлера сформировалась творческая группа студентов и психотерапевтов, позже сделавших самостоятельный вклад в развите НЛП. К этой группе принадлежат Роберт Дилтс, Лесли Камерон-Бэндлер, Джудит ДеЛозье, Стефен Гиллиган, Дэйвид Годон.

Школа Джона Гриндера

Особенностью его школы является то, что для достижения эффективных Состояний используется определенное Состояние, описанное им в Новом Коде НЛП, называемое nerk-nerk и воспроизводимое с помощью упражнений параллельного процессинга, причем принципиально важным для Гриндера является обязательное воспроизведение физических или микрофизических движений.

На постсоветском пространстве вместо термина nerk-nerk, как правило используется понятие Состояния Высокой Эффективности или Продуктивности (High Performance State).

В настоящее время работает с Кармен Бостикс Сент-Клер в совместно созданной фирме “Quanturm Leap”

Отношения с другими создателями НЛП

В 1980-м году группа Бендлера и Гриндера распалась. Многие участники этой группы пошли своим путем и стали развивать НЛП в разных направлениях. Печать книг Бэндлера и Гриндера была приостановлена ввиду спора между ними о том кому должно принадлежать авторство. Ричард Бендлер даже пытался получить эксклюзивные права на термин НЛП, но оказалось, что такое словосочетание и не может быть чьей-то собственностью. Позже этот спор разрешился и создатели НЛП опубликовали совместное заявление, которое может быть найдено в приложении к книге Гриндера и Бостик Сент-Клер “Шепот на ветру”.

Находясь под влиянием идей Грегори Бейтсона о недостатке экологии и участия работы подсознания в классическом НЛП, Гриндер начал создание Нового кода НЛП. В сотрудничестве с Джудит ДеЛозье была проведена серия семинаров включая семинар «Черепахи до самого низа», транскрипты которого были опубликованы в 1986-м году.

Позже Джон Гриндер вместе с Кармен Бостик Сент-Клер основал Quantum Leap Inc. Они вместе работают консультантами по корпоративной культуре в больших организациях и иногда ведут совместные семинары по НЛП. В 2001-м году ими была опубликована книга “Шепот на ветру”, в которой сделана попытка исправить недочеты, допущеные вклассическом НЛП подходе. В этой книге Гриндер и Бостик Сент-Клер дают четкое описание контекста открытия, эпистепологии НЛП, и рамки будущих исследований. Гриндер призывает НЛП сообщество вернуться к основе НЛП – моделированию и указывает на общий низкий уровень современных тренингов НЛП.

Книги

В нашей онлайн библиотеке Вы можете совершенно бесплатно и без регистрации скачать все эти книги  по НЛП, DHE, Новому Коду НЛП и Эриксоновскому Гипнозу:

Ричард Бендлер, Джон Гриндер (1975).«СТРУКТУРА МАГИИ»(том I)
Ричард Бендлер, Джон Гриндер (1976).«СТРУКТУРА МАГИИ»(том II)
Джон Гриндер, Ричард Бендлер(1976). «Наведение транса» 1 часть
Джон Гриндер, Ричард Бендлер, Джудит Делозье (1977). «Паттерны гипнотических техник Милтона Эриксона » 2 часть
Джон Гриндер, Ричард Бендлер(1979). «Из лягушек в принцы»
Джон Гриндер и Ричард Бендлер(1981). Трансформация
Джон Гриндер (1982). «Рефрейминг» 
Джон Гриндер, Джудит Делозье (1987). «Черепахи до самого низа. Предпосылки личной гениальности»
Джон Гриндер, Кармен Бостик Сент-Клер (2001). Шепот на ветру. Новый код в НЛП
Видео

Киевский Центр НЛП и тренингов – это компания,
которой доверяют и рекомендуют своим знакомым и друзьям.

kcnlp.ipdesign.com.ua

«Говорить — значит всегда манипулировать»

ФОТО Getty Images  Psychologies:  

Почему нам порой так трудно понимать друг друга?

Джон Гриндер: 

Потому что мы склонны полагать, что общение – это речь, и забываем об общении невербальном. Между тем, на мой взгляд, невербальное влияет на отношения гораздо сильнее, чем любые слова. Наблюдая за поворотом головы и сменой позы, за движениями глаз и оттенками голоса, за всеми этими «па» собеседника, можно «расслышать» его гораздо лучше, чем просто слушая то, что он говорит.

Кармен Бостик Сент-Клер:  

Вот вам пример. Если я говорю: «Вы очень красивы» (одновременно она отрицательно покачивает головой), вы почувствуете растерянность, не будете знать, как реагировать. Потому что я послала вам два противоположных по смыслу сообщения. Какое из них вы выберете? Именно так в отношениях возникают недоразумения.

А как быть более адекватными, или, как вы говорите, «конгруэнтными», в отношениях с другими?

Дж. Г.:  

Есть несколько этапов. Первый – точно понимать, что мы хотим сказать. Чего я жду от этого разговора? Мы можем преследовать конкретную цель, например получить совет, подписать контракт, или же наши намерения могут быть шире, скажем, поддержать дружбу. Быть «конгруэнтным» – это прежде всего самому уяснить собственное намерение. А уж затем привести в соответствие с ним свои слова, поведение, движения тела.

А второй этап?

Дж. Г.:  

Быть внимательным к другому. К тому, что выражают его слова и особенно – его тело… Так, если я скажу вам: «Я хочу с вами поговорить» – и увижу, что ваш взгляд скользит налево вверх, я понимаю, что вы сейчас «включили» визуальный модус, то есть будете использовать внутренние визуальные образы1.

Невербальное общение влияет на отношения гораздо сильнее, чем любые слова

Чтобы облегчить обмен информацией, я учту это и стану подбирать слова так, чтобы оказаться с вами на той территории, которую вы бессознательно предпочитаете, говоря, например: «Видите, что получается? Это, по-видимому, так. Я достаточно ясно выражаюсь?», вместо того чтобы сказать: «Вы улавливаете мою мысль? Вы все схватываете на лету!» – поскольку это уже кинестетический язык, связанный с движениями тела. Кроме того, я буду менять интонации и темп речи, чтобы приспособиться к вашему голосу…

Но ведь это манипулирование!

Дж. Г.:  

В общении всегда присутствует манипулирование. Просто оно бывает этичное и неэтичное. Когда вы задаете мне вопрос, вы с помощью речи направляете мое внимание на предмет, о котором я не думал: это ведь тоже манипулирование! Но все считают его приемлемым, оно общепринято.

К. С.-К.:  

Иными словами, если вы хотите манипулировать другим человеком, мы можем обеспечить вас инструментами, которые позволяют это делать. Но если вы хотите помочь людям понять вас и помочь себе понять их, то мы можем и это: НЛП научит вас выбирать тот способ, которым вы будете слышать другого и выражать себя! Общение не будет больше тяготить вас: вы будете ясно представлять себе и то, что хотите выразить сами, и то, что выражает другой – вербально и невербально, осознанно и бессознательно. Тогда у каждого будет выбор – сказать: «Да, я понимаю тебя, но не хочу так рассуждать» или же – наоборот: «Я внимательно слежу за ходом твоей мысли».

Сначала определите для себя собственное намерение. А потом приведите в соответствие с ним слова, поведение, позы

Дж. Г.:  

Обратив внимание на другого, на его манеру выражаться, и обладая инструментами, позволяющими понять его коммуникативные особенности, вы поймете, что между вами возникла связь, а значит – возможность полноценного общения.

Вы хотите сказать, что благодаря НЛП возникает эмпатия, сопереживание?

Дж. Г.:  

Во всяком случае, я убежден, что таким способом мы можем дать понять бессознательному другого человека, что признаем и принимаем его «образ мыслей». Так что, на мой взгляд, это очень уважительное манипулирование! Поскольку вы не ведущий, а ведомый, вы приспосабливаетесь.

Выходит, что надо всегда осознавать, как и почему мы выбираем слова, тщательно следить за своей позой и тоном голоса?

Дж. Г.:  

Я не думаю, что в общении можно полностью контролировать себя. Те, кто стремится к этому, слишком заняты собой, и у них-то часто бывают проблемы в отношениях. Потому что они только и думают, как бы не совершить ошибки, и забывают слушать собеседника. Я же, напротив, рассматриваю общение как игру, а инструменты НЛП – как способ получить от нее больше удовольствия!

Важно осознать, какие слова и фразы мы повторяем чаще других: именно они воздействуют на отношения

К. С.-К.:  

Речь не о том, чтобы обращать внимание на каждое свое слово. Важно осознать, какие слова и фразы мы повторяем чаще других: именно они воздействуют на отношения. Например, мои родители, итальянцы, непрерывно использовали слово necessario («нужно»). Когда мы переехали в США и начали говорить по-английски, они перевели его как «ты должен», а это выражение действует гораздо сильнее.

Я переняла у них эту речевую привычку: «ты должен сделать это», «я должна сделать то»… Моя жизнь была чередой обязательств, выполнения которых я требовала от других и от себя. Так было до тех пор, пока я не отследила – благодаря Джону! – эту привычку и не освоила вместо «должен» другие формулировки: «я хочу», «ты можешь»…

Дж. Г.:  

Пока мы не дадим себе труд осознать механизмы общения, мы будем постоянно, несмотря на все наши благие намерения, наступать на одни и те же грабли: мы будем чувствовать, что нас не слышат и не понимают.

Об экспертах

Джон Гри́ндер (John Grinder) — американский автор, лингвист, создавший совместно с психологом Ричардом Бендлером (Richard Bandler) метод нейролингвистического программирования. Это направление практической психологии возникло на пересечении лингвистики, теории систем, нейрофизиологии, антропологии, философии. В его основе – анализ работы выдающихся психотерапевтов Милтона Эриксона (гипнотерапия) и Фрица Перлза (гештальттерапия).

Кармен Бостик Сент-Клер (Carmen Bostic St Clair) — доктор права, сотрудничает с Джоном Гриндером с 1980-х годов. Вместе они проводят учебные семинары по всему миру, выпустили в соавторстве книгу «Шепот на ветру. Новый код в НЛП» (Прайм-Еврознак, 2007).

1 Если взгляд нашего собеседника направляется вверх, это означает, что он обращается к визуальным образам; если скользит по горизонтали, то восприятие строится с опорой на звуки, слова. Взгляд, скользящий вниз, – признак опоры на чувства и эмоции. Если взгляд уходит влево, то эти образы, звуки или эмоции связаны с воспоминаниями; если вправо, они не относятся к реальному опыту, а придуманы, созданы воображением.

Читайте также

www.psychologies.ru

Статья:: Интервью с Джоном Гриндером

 


Джон Гриндер

М. Гринфельд: — Существует много легенд о рождении NLP, не могли бы Вы рассказать, как все было на самом деле?

Джон Гриндер: — На самом деле? Тогда мой рассказ затянется на несколько часов! Я думаю, было бы интересно выявить и проследить истоки NLP. NLP создавался тремя людьми. Ричард Бэндлер и Фрэнк Пьюселик вместе вели Гештальт-группы. Я дружил с Ричардом и Фрэнком. Мы общались, но это никак не относилось к терапии. Я был профессором университета в Санта-Круз (Калифорния). Ричард и Фрэнк проработали с Гештальт-группами к тому времени уже целый год. Их работа была в высшей степени успешной. Они поставили перед собой цель научить этому и других людей. Тогда Ричард и Фрэнк обратились ко мне (в то время оба учились в университете): «Джон, на своих лекциях Вы очень четко показываете, как язык функционирует в сознании человека. Не могли бы Вы показать, как перейти от умения творить чудеса к научению других людей совершать чудо?» Я спросил тогда: — «В какой области? О какой сфере деятельности идет речь?» Они ответили: «О терапии». Я сразу же сказал «Нет! Это реакционная область! Вместо того, чтобы приспосабливать людей к системе, лучше меняйте саму систему!» Они настаивали, и я решил: «Что ж, мне действительно кажется, что терапия реакционная область, но я приду и послушаю, хотя сильно сомневаюсь во всем этом». Я пришел и стал наблюдать : оба работали прекрасно. Я предложил им следующее: каждый понедельник они работают в университете с группой в 15-20 человек, а каждый четверг я буду вести занятия со своей группой. Какие бы «чудеса» они ни делали в понедельник, я повторял их в своей группе в четверг. Я повторял их, в независимости от того, было ли это нужно моим клиентам, потому что для меня главная цель заключалась в элементарном повторении поведения. Я выбрал именно такой подход, так как он позволяет сконструировать строгую систему и наглядно представляет процесс. В моем мозгу должна находится схема, с которой я мог бы сверять свои ощущения. Поэтому наш договор с Ричардом и Фрэнком заключался в том, что вначале я освою эту практику на том же уровне, что и они и, только тогда я смогу компетентно сконструировать новую наглядную модель им в помощь. И в этом, по-моему, заключалась одна из глубинных предпосылок к зарождению NLP. Итак, мы занимались гештальт-терапией. Затем поехал в Африку, а они стали учиться у Вирджинии Сатир, овладевая ее системой. Когда мы вновь встретились вместе, им ничего не стоило обучить меня этому методу, так как у нас уже был опыт совместной работы. Два подхода — Сатир. и Перлза несовместимы, однако было ясно, что оба используют очень схожие формальные модели поведения. Это открытие привело к развитию NLP от терапии к моделирующей системе. Таким образом, Ричард и Фрэнк смогли привести свою практическую деятельность к модели, отвечающей их цели, а именно, обучить других своей науке. Именно тогда NLP стало достигать результатов. Существует и много других историй, но, пожалуй, это ключевой момент в развитии NLP.

Фрэнк Пьюселик: ..все это происходило в университете. И наши занятия приходил наблюдать странный человек, с явными предубеждениями…

Джон Гриндер: — [смеется] Я приходил, сидел в сторонке: посмотрю, послушаю и уйду. 

Фрэнк Пьюселик: А еще он вдруг приходил с вопросами типа: «Вот вы тут делаете так и так, это вы специально?» и т.д. Мы с Ричардом недоумевали: «Надо же!». Я сейчас думаю, что вот как раз тогда, когда ты приходил с этими вопросами, это и стало рождением NLP. Это было прекрасно. После были, конечно, взлеты и падения, но… Мне кажется, что NLP существует единственно из-за него, из-за Джона Гриндера. Сейчас много людей вертятся вокруг, претендуя на авторство или идею этого метода, но пока не было его, не было «чуда».

М. Гринфельд: — Правильно ли я понял, что именно Вы привнесли в NLP моделирование и структуризацию?

Джон Гриндер: — Да, формальное описание процессов. В те годы я читал в университете лингвистику, математику и экономику, поэтому смог без труда построить такую модель. 

М. Щербаков: — То есть никто другой не смог бы этого сделать?

Джон Гриндер: — Нет, это неправда.

М. Гринфельд: — Но вам помогло Ваше образование и специальность?

Джон Гриндер: — Сыграло роль моя способнась анализировать суждения, подготовка в области лингвистики и, конечно, энтузиазм, свойственный нам всем троим. Фрэнк Пьюселик: — Я думаю, что все трое внесли свою леУМ в NLP

Джон Гриндер: — Совершенно верно! Никто из нас не создал бы NLP в одиночку. Это было настоящие сотрудничество троих. Поэтому я отрицательно реагирую на все положения типа «это именно Вы начали…» и т. д.

М. Гринфельд: — Как и в каком контексте появилось само название NLP?

Джон Гриндер: — Мы тогда не спали 36 часов… Помню, что мы с Ричардом проработали всю ночь, и где-то очень рано, в 4 или 5 утра пришел Фрэнк. Термин «нейролингвистика» уже существовал в научной лингвистической практике, мы ничего не придумывали. Кажется, я и предложил его, а Ричард и Фрэнк меня поддержали. Потом кто-то из них назвал «программирование». Сейчас понятно, что название неудачно : оно отпугивает, и если рассматривать «NLP» с точки зрения маркетинга, то хуже названия и придумать нельзя. Единственное, что могу сказать в защиту такого названия, это во-первых, что мы были еще не очень опытны и даже не предполагали, что в дальнейшем NLP коснется маркетинга, и во-вторых, это название действительно связывает два обязательных уровня активизирующихся в нейро-лингвистическом программировании: неврологию и лингвистику. Есть по этому поводу одна шутка: одни ребята из Филадельфии время от времени демонстрировали «нейро-лингвистическое программирование», называя себя «лингвини» — (название сорта колбасы). Думаю, они придумали себе название также остроумно, как и мы.

Фрэнк Пьюселик: — Некоторые с самого начала называли этот метод «МЕТА»

Джон Гриндер: — Дело в том, что идея «МЕТА», также отражает чрезвычайно важный элемент нейролингвистического программирования — его логику. «МЕТА» означает некий внешний логический уровень, «коммуникацияю о коммуникации».

М. Гринфельд: — Каковы отношения NLP с официальной наукой? С психологией, в частности?

Джон Гриндер: Будьте точнее, с наукой или с психологией? Я не считаю психологию наукой, мне придется уточнить, о какой именно науке идет речь?

М. Щербаков: На Западе, и особенно в США, существует достаточно строгое разграничение между психотерапией, медициной, консалтингом, New Age и т.д. Какое место в этой системе занимает NLP?

Джон Гриндер: — NLP, как я его понимал и задумывал, и я думаю, что это же скажет Фрэнк (черт знает, что считает на этот счет Ричард!), так вот NLP — суть моделирование мастерства. Это объяснение и кодификация моделей поведения мастерства, которые предполагают различие между действием обыкновенным и гениальным. В этом смысле это «предметная» наука. И ее можно равно применить к любой другой дисциплине. Большинство людей, говоря о нейро-лингвистическом программировании, имеют в виду его применение в области психотерапии. Я тщательно работал, чтобы развести эти два логических уровня. Однако, в популярных изданиях, журналах и т. д. этой линии придерживаются не очень строго. Если под NLP мы понимаем применение его к терапии, оно автоматически становится в один логический ряд с психологией, бизнес-консалтингом и т. д. В качестве такового, NLP представляет собой определенный стратегический подход к проблеме, как в психотерапевтическом контексте вызвать известное изменение.

М.Щербаков: — В каком журнале будут рекламировать свои услуги те, кто называют себя NLP-истами, журнале по психотерапии, по медицине, New Age?

Джон Гриндер: — Я видел подобные рекламы во всех этих журналах. Мне кажется, что они совершенно запутались, но это мое личное мнение.

М. Щербаков: — В России многие считают, что NLP — это некий набор технических навыков. Как обстоит дело в Европе и Америке?

Джон Гриндер: — Все то же самое. Я только что говорил, что всегда стремился разграничить NLP как идеальную науку моделировать мастерство и практическое NLP в виде психотерапии и т. д. Несмотря на все мои усилия, ни широкая печать и общественное мнение не видят этого различия. Смешение логических уровней, неумение их разделить встречается довольно часто. Этим грешит не только NLP, но вся научная мысль в мире. В каком-то смысле, компетентность мыслителя можно оценить по его способности разводить логические уровни и логические типы. Большинство с этим не справляются.

М. Гринфельд: — В чем ключевой момент в NLP для Джона Джон Гриндера?

Джон Гриндер: — У меня есть два ответа! Вот простой: Почему ты создаешь эти модели? На каком-то этапе надо перестать играть и из 11 класса школы переходить в Университет или входить в какие-то профессиональные круги. Когда уже овладеваешь применением NLP в какой-нибудь области, двигайся дальше, достигай высшего уровня. Находи гения, составляй модель, кодируй ее, чтобы можно было ей овладеть и эффективно ее трансформировать и — управляй миром. Тогда я признаю тебя за равного, за человека, ведущего себя зрело и правильно. А до этого — можешь продолжать играть сколько хочешь. Это мой простой ответ. А сложный вот: я четыре дня думал над ответом! [шутка]

М. Гринфельд: — Несколько слов о себе …

Джон Гриндер: — Я? Ну, я учусь, изучаю, только и всего. Мне нравится делать то, что у меня получается. Мне нравится изучать новое. Языки, культуру многих народов, учеба у гениев…Вот, что я говорю всегда: у каждого есть своя мечта, и у меня тоже. Довольно большая мечта! А почему человек мечтает? Потому что мечта предполагает некоторый набор качеств, которые ты хотел бы иметь. Религия — опиум для народа? Это — спекуляция мечтами. Я согласен с Марксом, который это говорит. Конечный смысл этого положения Маркса в том, что людям предлагается мечта, которая отвлекает их от настоящего бытия в надежде, что они к чему-нибудь придут в будущей жизни,. Если у тебя есть мечта, то она у тебя есть потому, что задает определенное направление и мобилизует определенные ресурсы. Но если, работая на эту мечту, (которая воплощает в себе все достоинства, отсутствующие для тебя сейчас) ты приносишь в жертву качество своего «сегодня», то тебя обманули точно так же, как всех тех, кого обманывали посредством религии. Мечта существует как напоминание для того чтобы полно проживать каждый день. Не приносите «настоящее» в жертву «будущему»! Это не означает, что вы не планируете свою жизнь, что вы не дисциплинированны, но свидетельствует о том, что вы благоразумны и не впадете в заблуждение: «жить надо ради завтра». Жить надо сегодня ради завтра. И уже сейчас, в повседневной жизни иметь те достоинства, с которыми вы связали будущее. Иначе вы никогда не создадите его.

По материалам nlp.ru

 

trenings.ru

Ричард Бендлер, Джон Гриндер — Из лягушек

Книга знакомит с новым эффективным методом психотерапии — нейро-лингвистическим программированием. НЛП — это ясная эффективная модель человеческого внутреннего опыта и коммуникации. Используя принципы НЛП, можно описать любую человеческую активность весьма детальным образом, что позволяет производить легко и быстро глубокое и устойчивое изменение этой активности.

Все, что вы найдете в этой книге, изложено просто и ясно, может быть легко проверено на вашем собственном опыте. Вы сможете научится: излечивать фобии и другие неприятные ощущения; помочь «низкообучаемым» детям и взрослым преодолевать соответствующие ограничения; устранять нежелательные привычки — курение, пьянство, переедание, бессонницу; производить изменения во взаимодействиях, имеющих место в супружеских парах, семьях и организациях и многое другое.

Обновите страницу, если не отображается панель инструментов «читалки».

Если же вы будете думать о том, что надо делать, вы не заметите того, что происходит.


Если вы заметите, что получаете не то, что хотите, измените ваше действие.


Иногда мне думается, что психотерапию легче проводить на иностранном языке, которого вы не понимаете. Таким образом у вас не будет иллюзий, что слова для вас имеют то же самое значение что и для человека их произносящего.


Единственный способ потерпеть неудачу — это отказаться от дальнейших попыток.


Чтобы изменить сознание, надо сначала определить, что в нем есть, а потом сделать что-то, что приведет к появлению в сознании чего-то другого.
… НЛП позволяет вам точно определить какие изменения в субъективном опыте надо произвести, чтобы достичь определенного результата.


Алкоголь — это якорь, как и любой другой наркотик. Своим алкоголизмом алкоголик, в сущности говорит вам: «Единственный способ, с помощью которого я могу пережить нечто важное и положительное для меня- чувство товарищества, отход от определенных процессов сознания и т. п. — это якорь, называемый алкоголем.
… Когда вы научили алкоголика достигать вторичной выгоды без использования алкоголя, вы закрепляете с помощью якоря что-то другое вместо алкоголя, чтобы он не был вынужден больше вводить себя в состояние алкогольного опьянения для того, чтобы получить необходимые переживания. Если оба шага были наверняка существенны, то для излечения алкоголизма нам было достаточно одного сеанса.


Полная регрессия — это оживление старого опыта во всех системах, что просто усиливает переживания. Структурированная, частичная регрессия дает вам свободу путешествовать в прошлое и соединять новые ресурсы со стимулами, которые в прошлом вызывали дискомфортный кинестетический ответ.


Каждый раз как ты начинаешь колебаться и откладывать на завтра что-то новое, что мог бы сделать сегодня, или сделать что-то, что ты делал уже раньше — все, что ты должен сделать — это бросить взгляд через свое левое плечо. Там ты увидишь мимолетную тень. Эта тень — твоя смерть, и в любой момент она может приблизиться, положить руку на плечо и увести себя. Так что действуй — то, во что ты вовлечен сейчас, может быть твоим последним действием, полностью характеризующим тебя, как последнее твое действие на этой планете.

Одним из способов конструктивного использования этого — понять что такое разрешение на колебание, нерешительность. Когда вы не решаетесь, то действуйте так, как если бы вы были бессмертны. А вы, леди и джентльмены таковыми не являетесь. Вы же не знаете, где и когда вы умрете. И одна из вещей беспокоится за свою нерешительность — не значит действовать бессознательно, заключается в том, чтобы внезапно бросить взгляд через левое плечо, вспомнить, что там стоит смерть и сделать ее своим советчиком. Он или она всегда скажут вам, что же вы должны сделать, что отражало бы полностью все ваши личностные потенции. И не меньше.


Для людей которые не умеют сознательно визуализировать, управляемая визуализация может стать глубоким продуктивным переживанием, ведущим к изменениям. Для тех, кто визуализирует все время, этот опыт будет далеко менее полезен. Единственное, что вы должны сделать чтобы визуализация работала у людей которые не могут нормально визуализировать это присоединиться к их репрезентативной системе, установить рапорт, и медленно, путем наложения перевести их в ту систему, в которой вы хотите, чтобы они фантазировали. И это будет весьма мощным средством изменением, гораздо более мощным, чем вы делали бы это с человеком, который уже умеет визуализировать.


Референтная система тоже очень важна. Допустим, кто-то к вам приходит и говорит: «Я не знаю чего хочу». Он говорит тем самым, что у него нет референтной системы. Недавно на семинаре к нам обратилась одна женщина, которая переживала весьма трудный период своей жизни, она не могла даже решить, что ей выбрать из меню у нее не было критерия, согласно которым она могла бы принять решение. Она сказала нам, что ситуация с меню напоминает ей всю жизнь — она не может выбирать и всегда не удовлетворена. Что сделали мы, так это буквально создали для нее стратегию принятия решения.


О. Хаксли в своей книге «Двери восприятия» замечает, что, обучаясь языку, человек становиться наследником мудрости всех тех людей, которые жили до него. Но он, этот человек, становится жертвой в определенном смысле этого слова, из всего неизмеримого многообразия внутреннего опыта лишь некоторые из его элементов получают наименование и поэтому привлекают внимание человека. Другие же не менее важные, и быть может более драматические и полезные элементы опыта, будучи неназванными, обычно остаются на сенсорном уровне, не вторгаясь в сознание.

psychojournal.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о