Гроф станислав трансперсональная психология – Станислав Гроф. Трансперсональная психология

Содержание

Станислав Гроф: «Людьми управляют матрицы»

Интересная статья отсюда

В энциклопедиях по психологии имя Станислава Грофа идет третьим, после Зигмунда Фрейда и Карла Юнга, в ряду крупнейших новаторов науки о тайнах человеческой души. Революционные открытия Грофа, до сих пор игнорируемые официальной медициной, вдохновили культовых режиссёров братьев Вачовски на создание кинотрилогии «Матрица». Всемирно известный учёный дал «Правде.Ру» эксклюзивное интервью.
0 комментариев 260 поделились

- Уважаемый Станислав, позвольте поблагодарить Вас, что в год своего 75-летия Вы нашли время для столь серьезного и масштабного разговора с нами. Ещё Карл Юнг утверждал, что психика младенца не является « tabula rasa ». Вы на основе многолетних клинических исследований пришли к выводу, что наше бессознательное содержит перинатальные (то есть дородовые) и трансперсональные области. Но почему же официальная медицина игнорирует эти открытия?

- Современные исследования в области сознания принесли массу доказательств того, что модели человеческой психики, доминирующие сегодня в официальной психологии и психиатрии, поверхностны и неадекватны. На основе многолетних данных психоделических исследований мне пришлось создать чрезвычайно расширенную модель психики путем добавления двух больших областей – перинатальной и трансперсональной.

Перинатальная область относится к воспоминаниям о внутриутробной жизни и биологическом рождении. Эта область состоит из четырех базовых перинатальных матриц, соответствующих четырем стадиям родов - от блаженного покоя в матке до появления на свет. Трансперсональная сфера содержит опыт отождествления с другими людьми, другими биологическими видами, эпизоды из жизни наших предков, как людей, так и животных, а также историческое коллективное бессознательное, как его трактовал Юнг.

Моя картография психики имеет огромное сходство со взглядами Юнга, за исключением фундаментальной вещи. Я был удивлен и разочарован тем, что Юнг яростно отрицал, что биологическое рождение имеет какое-то психологическое значение, что оно является главной психотравмой. Даже незадолго до смерти в одном из интервью Юнг отрицал всякую возможность такого значения.


Традиционные психиатры, и в Америке, и у вас прекрасно знают о существовании перинатального и трансперсонального опытов, поскольку они спонтанно проявляются у некоторых пациентов. Но, в отличие от меня, эти медики не считают их нормальной составляющей человеческой психики, а рассматривают как результаты неизвестных патологических процессов, поражающих мозг. То есть людей, чье бессознательное вышло на перинатальный и трансперсональный уровни, считаютстрадающими психозом, психически больными.

Сопротивление значительной части академических кругов открытиям современных исследований сознания понятно. Новые революционные данные требуют радикального пересмотра всего психологического и психиатрического мышления, аналогичного тому, через что пришлось пройти физикам в начале ХХ века, когда они перешли от ньютоновского понимания материи к квантово-релятивистской картине мира. Новые сведения в области исследований сознания ставят под вопрос основные философские положения западной науки, подрывают ее материалистическую направленность. Основанная на клинических данных, трансперсональная психология предлагает мировоззрение, сходное с мировоззрением великих мировых религий и восточных духовных философий.

- А помните ли вы свой первый трансперсональный опыт?

- Он был настолько необычным и поразительным, что его просто невозможно забыть. Это произошло в ноябре 1956 года в лаборатории чешского НИИ психиатрии, когда я добровольцем принимал участие в ЛСД-сеансе. Замысел эксперимента заключался в воздействии мощной стробоскопической лампой в момент кульминации моих ЛСД-ощущений. Моё сознание оставило тело, и все границы Вселенной растворились. Я испытал внушающий и по сей день трепет опыт Космического Разума, перестал быть отдельным существом и стал самим Мирозданием.

Этот опыт я описываю в своей книге «Когда невозможное становится возможным. Приключения в необычных реалиях», скоро выходящей в русском переводе. Опыт полувековой давности был настолько сильным, что на всю жизнь вызвал у меня интерес к необычным состояниям сознания. Конечно, он не смог тогда сразу разрушить мое материалистическое мировоззрение, которое было привито учёбой в коммунистической Чехословакии. Потребовались годы ежедневных наблюдений во время психоделических сеансов, как и моих собственных, так и пациентов, а позже и на сеансах холотропного дыхания и немедикаметозных методов терапии, разработанных мною вместе с

Кристиной. Сегодня, повторю, я абсолютно убежден – современная система взглядов и понятий нуждается в радикальном пересмотре.

- После двадцатилетних официальных исследований, которые проводились и в СССР Марией Телашевской, психоделики были запрещены. Вас не смущают упреки, что необычные состояния сознания, в которых проявляются перинатальные и трансперсональные уровни, связаны с психоактивными веществами?

- Я много лет думал, что для необычных состояний сознания необходимы сильные психоактивные вещества, такие как ЛСД . И был удивлен, когда обнаружил, насколько глубокое воздействие на психику имеют такие простые методы, как более быстрое дыхание или вызывающая воспоминания музыка. Но ведь шаманы и аборигенные культуры знали это тысячелетиями и использовали священные технологии в целительной, ритуальной и духовной практиках. Научные наблюдения, в том числе и антропологов, показали, что разрыв между т.н. «нормальным состоянием сознания» и необычным состоянием не так велик, как было принято думать. Более того, у многих людей такие состояния могут быть спонтанными, возникать прямо посреди повседневной жизни.

-Но ведь традиционная психиатрия по-прежнему рассматривает такие состояния как психоз, требующий, в основном, медикаментозного лечения?

- В этом суть проблемы. Когда мы осознаем, что перинатальный и трансперсональный опыты – нормальная часть человеческой психики, то начнем совершенно по-другому задавать вопросы о таких эпизодах и отвечать на них. Ведь вопрос ныне заключается не в том, как мозг порождает необычные переживания и какие якобы патологические процессы их вызывают. Для меня ясно, что переживания, возникающие в таких состояниях, представляют собой нормальные составляющие человеческой психики. Вопрос в другом – почему некоторым людям, чтобы погрузиться в глубины своего бессознательного, нужны психоделические вещества или мощные немедикаментозные техники, а у других это возникает спонтанно?

Трансперсональная психология считает, что, когда необычные состояния сознания правильно понимаются и поддерживаются, они могут быть целительными, трансформирующими и эволюционными. Кристина и я называем их «духовными авариями», потому что они представляют собой не только кризис, но и возможность самостоятельно выйти на высший уровень сознания и психологического действия.

- Ваше утверждение, что мистический опыт доступен каждому человеку, вызвало ожесточенные споры…

- Наши достижения в области психоделических исследований и холотропного дыхания убедили нас в том, что способность к мистическим переживаниям является главным правом человека от рождения. В принципе они могут быть у любого человека, только некоторым людям это дается легче, чем другим. Есть люди, которым трудно,

digitall-angell.livejournal.com

«Психология — это не то, что вы о ней думаете»

Часть публики еще толпилась у входа, разбирая наушники, когда из-за кулис неторопливо вышел крупный мужчина и сел на приготовленный диван, уютно и спокойно, словно не на сцене, а в своей гостиной. Первое впечатление — он моложе, чем я ожидала (ему 81 год). Даже моложе собственной фотографии на большой афише справа от дивана. Слева — плакат с известным портретом Фрейда. Я невольно сравниваю их. Лицо Грофа столь же значительно и неулыбчиво.

Станислав Гроф (Stanislav Grof)

Трансперсональная психология ассоциируется с мистическим (и не только у меня: вот на обложке книги, которую продают там же у входа в зал, Гроф весь в концентрических кругах, с зализанной прической бывалого жиголо, с третьим глазом во лбу). А мистическое нередко бывает делом рук шарлатанов. На встречу с ним я шла с трепетом и большим желанием проверить, как же на самом деле. Но его поведение очень ровное, в глазах нет стального блеска, в манере нет желания обворожить, в голосе нет стремления убедить. В ответ на вопрос о работе с онкологическими больными он говорит: «Мы не видели волшебства. Уходила боль, иногда на срок до двух недель, такая, которую уже не снимали наркотики. Но исцелений не было».

Встреча начинается с разговора о психоделиках. Гроф объясняет, что не считает себя пропагандистом ЛСД. Пользоваться психоделическими растениями нельзя ради забавы, подчеркивает он. Они священны и заслуживают уважения и ответственного подхода. Для него это лишь инструмент, «как микроскоп в биологии или телескоп в астрономии».

Он рассказывает, что предпочитает называть состояния сознания «особыми» (nonordinary), а не «измененными». Измененный — значит плохой, ущербный. А это, наоборот, состояние расширенного сознания. К тому же по-английски словом «измененный» (altered) называют кастрированных животных. Владелец кота может спросить другого: «Ну ты как, «изменил» своего?» Конечно, такое слово не годится!

Его путь

  • 1931 Родился в Праге (Чехословакия).
  • 1957 Закончил Карлов университет в Праге.
  • 1965 Получил ученую степень (Ph.D.) по медицине.
  • 1977 Стал одним из основателей Международной трансперсональной ассоциации.
  • 2012 Ведет мастер-классы в разных странах мира, в том числе и в России.
Psychologies:  

Трансперсональная психология — подход, который использует необычные состояния сознания и «сверхъестественные» переживания. Как бы вы их описали?

Станислав Гроф:  

Любое состояние сознания, которое отличается от обычного, бодрствующего, по определению оказывается «необычным»: медитация, транс, релаксация, работа интуиции, актерская игра, мистический опыт, эротические переживания, гипноз, сны, мечты… Трансперсональная психология исследует именно их. Они позволяют выйти за пределы нашей личной биологической и психологической истории и получить доступ к прошлому, настоящему и будущему нашей Вселенной и другим уровням реальности, описанным в великих духовных традициях. Также существуют «сверхъестественные» переживания — например, клиническая смерть, «воспоминания» о предыдущих жизнях и такие парапсихологические феномены, как телепатия, ясновидение, предвидение… То, что необъяснимо в рамках классической психологии. Но надо помнить о том, что трансперсональная психология — не парапсихология. Она расширяет поле деятельности, включая исследования в области экспериментальной психологии, нейропсихологии, биологии, квантовой терапии. Это открытая система, а не совокупность догм и верований.

Как возник ваш интерес к таким состояниям?

С. Г.:  

Он возник вследствие моего мистического опыта, к которому я совсем не был готов… Я родился в нерелигиозной семье и был воспитан в самом материалистском духе, потому что моя страна, когда мне было 17 лет, попала под советское влияние. Все, что более или менее напоминало духовность, непримиримо отвергалось. Однажды я открыл для себя работы Фрейда, они меня буквально заворожили. Я увлекся психиатрией, записался в Пражскую медицинскую школу, затем присоединился к небольшой группе психоаналитиков. Но позже психоанализ меня разочаровал, не теория, а практика, особенно то, что он требовал больших затрат — времени и денег, а результаты давал незначительные. Даже изучать медицину, которая была у нас весьма ортодоксальной, с механистическим представлением о человеческом теле, более близком к слесарному делу, чем к исцелению, стало мне тяжело. Я почти начал сожалеть о том, что выбрал для себя эту карьеру.

Но вы продолжили…

С. Г.:  

Да, так все сложилось… или такова была судьба. В 1956 году наше исследовательское отделение получило от крупной швейцарской фармацевтической лаборатории коробку ампул со странным веществом. Это был диэтиламид d-лизергиновой кислоты, позднее прославившийся как ЛСД… В письме лаборатория спрашивала нас, не согласимся ли мы экспериментировать с этим препаратом, который имел свойство вызывать особые психотические состояния: вначале мы должны были испытать его на своих пациентах, затем на себе… чтобы узнать на собственном опыте, что такое психоз! Представляете? Я, конечно же, вызвался участвовать. Не буду вдаваться в подробности, но то, что произошло, преобразило мою жизнь: приняв малую дозу этого вещества, я увидел необыкновенный свет. Позже я понял, что именно этот несказанный свет был описан в «Тибетской книге мертвых»: там говорилось, что его нам суждено увидеть, когда мы отойдем в мир иной. Вдруг я почувствовал, что вылетел из своего тела, как будто мое сознание улетело прямо в космос, через галактики и черные дыры, все более расширяясь. Мне казалось, что я слился воедино со всем сущим, оказался внутри физической Вселенной. Я почувствовал эмоции такой силы, которую прежде не мог себе представить. Затем мое сознание как бы «сузилось», покружилось вокруг моего тела и, наконец, возвратилось в него.

Возможно, это могло быть кратковременное расстройство психики?

С. Г.:  

Нет. Я был психиатром и сразу понял, что этот эпизод был не кризисным, а невероятно позитивным. Он преобразил меня настолько, что лишь с этого дня я почувствовал, что действительно стал человеком. Эта глубокая перемена, которую иногда называют «возвращением к себе», кстати, является одной из характеристик клинической смерти и некоторых спонтанных мистических переживаний. Вот почему значительную часть своей психиатрической карьеры я посвятил тому, чтобы пересмотреть определение психоза и исследовать терапевтическую эффективность необычных состояний сознания. Вначале в Пражском институте психиатрических исследований, где в течение 15 лет я проводил исследования, систематизируя все «видения» своих пациентов, «путешествия», переживания, влияние на качество их жизни, в некоторых случаях — их выздоровление… Это была работа первооткрывателя, потому что у меня не было никаких знаний о духе.

Вы не были знакомы с работами Юнга?

С. Г.:  

Нет, потому что в марксистском обществе его книги были включены в список запретной литературы! В 1967 году меня пригласили преподавать в США, и, когда год спустя случилась Пражская весна, я принял решение остаться. В 1973 году я стал постоянным преподавателем в Институте Эсален по исследованию возможностей человека в Калифорнии. Позднее мы с моей женой Кристиной разработали холотропное дыхание, особую технику гипервентиляции легких, которая позволяет «путешествовать» в бессознательное и потусторонний мир. При этом подтвердилось мое интуитивное открытие: наше сознание — если хотите, наш «дух» — расположено вне нашего мозга.

На что похоже холотропное дыхание?

С. Г.:  

Это сочетание интенсивного дыхания, специально подобранных физических упражнений и музыки помогает снять биоэнергетические и эмоциональные блоки. Метод холотропного дыхания принципиально отличается от методов традиционной психотерапии и психоанализа, которые основаны на словесном общении. Но у него есть общие черты с психотерапией, где основной упор делается на непосредственное проявление эмоций и на упражнения для тела (например, гештальт-терапия). Но наш метод единственный из всех использует тот оздоровительный потенциал, который присущ измененным состояниям сознания.

Как проходят занятия?

С. Г.:  

Как правило, это групповые занятия. Участники объединяются в пары и по очереди выступают в роли дышащего и «наблюдателя». Во время дыхательных сессий они рисуют мандалы, в которых выражают свои переживания. А затем в небольших группах рассказывают о своем опыте погружения в подсознание. За процессом постоянно следят профессиональные инструкторы. Их задача — оказать помощь в случае необходимости. В конце занятий они разговаривают с каждым членом группы. Иногда участники прибегают к помощи инструктора, чтобы полнее осмыслить пережитое, поскольку новые впечатления бывают очень необычными. Для этого используются дополнительные психотерапевтические методики.

Риск и дыхание

«Метод холотропного дыхания кажется легким, но такое впечатление крайне обманчиво», — предупреждает Станислав Гроф. Нетрудно вызвать необычное состояние сознания, если дышать быстро и под побуждающую музыку. Однако делать это можно только под руководством опытных инструкторов. «Основной риск заключается в том, что подсознание дышащего останется открытым и, если сессия не будет успешно завершена, необычное состояние сознания может сохраняться в течение длительного времени и мешать повседневной жизни человека». Кроме того, эта практика противопоказана тем, кто страдает сердечными и сосудистыми заболеваниями, тем, у кого в прошлом были серьезные эмоциональные проблемы, приводившие их к госпитализации в психиатрические учреждения. «Известно, что гипервентиляция легких также может спровоцировать приступы эпилепсии, — продолжает Станислав Гроф. — Существуют и некоторые противопоказания, определяемые с помощью здравого смысла, такие как недавно перенесенная операция, травма или просто тяжелая болезнь».

Большинство ученых объясняют мистические переживания активацией определенных зон нашего мозга. Что вы им ответите?

С. Г.:  

Утверждать это — значит не принимать во внимание значительное число исследований, которые доказывают, что сознание не производится мозгом, как желчь печенью, а находится «где-то еще». Я сравниваю мозг с телевизором: вы можете разобрать его, изучить, понять, почему в нем есть цветное изображение и разные программы, но это вам ничего не скажет о том, как производятся программы и откуда они берутся. Сказать, что сознание — всего лишь продукт мозга, все равно что сказать, что передачу порождает телевизор!

Вы утверждаете, что холотропное дыхание меняет жизнь тех, кто его практикует. Как?

С. Г.:  

Те, кто вступил в осознанный контакт с трансперсональной частью своей психики, по-новому ценят свое существование и начинают уважать жизнь любого существа. Их внимание смещается с прошлого и будущего на настоящий момент, они меньше сердятся и обижаются и умеют наслаждаться жизнью. Им приносят радость простые обстоятельства: ежедневные дела, еда, занятия любовью, природа и музыка. Другое важное следствие — обретение вселенской духовности. В отличие от религиозных догм она основана на глубинном личном опыте и поэтому достоверна и убедительна. Кроме того, люди, пережившие трансперсональный опыт, всей душой ощущают себя гражданами планеты Земля, а не членами той или иной расовой, социальной, идеологической, политической или религиозной группы.

Как вы познакомились с Абрахамом Маслоу, вместе с которым основали трансперсональную психологию?

С. Г.:  

Приехав в США, я послал ему результаты своих наблюдений, так как он в то время вел исследования спонтанных мистических переживаний, которые называл «пароксистическими опытами». Его увлекли мои работы и мои выводы о трансцендентном характере человеческого разума, и он пригласил меня участвовать в собраниях его группы гуманистической психологии. Однажды я выдвинул идею, что, чтобы лучше понимать, почему наша психика способна преодолевать границы пространства и времени, надо учитывать исследования в области нейрофизиологии, биологии и квантовой физики. И предложил основать новую школу трансперсональной психологии, то есть психологии, выходящей «за пределы личности».

Как это движение было принято американским психологическим сообществом?

С. Г.:  

В официальных кругах его полностью игнорировали*. Но нас поддержали известные исследователи, работающие в разных дисциплинах, в том числе лауреаты Нобелевской премии в области физики. Думать, что любой духовный порыв — психопатология, и искать ее причины в нерешенных конфликтах раннего детства — значит по меньшей мере на 30 лет отставать от нынешнего уровня наших знаний о человеческом сознании.

В России ваши взгляды вызывают неизменный интерес и в то же время определенный скептицизм, если не страх. Как вы это объясните?

С. Г.:  

Дело в том, что мой метод радикально ставит под вопрос привычные модели работы. Надо признать, что для специалиста нелегко отказаться от теории, на которой он основал всю свою практику и даже свое существование, чтобы принять другую систему мышления. Но я вижу, что все больше людей с каждым днем осознают свою потребность наладить связь с духовным измерением, своим высшим «Я». Эта потребность настоятельно и срочно требует удовлетворения! Сейчас у меня нет сомнений: психология XXI века будет трансперсональной, потому что она участвует в преображении сознания планеты.

* Американская психологическая ассоциация не признает трансперсональную психологию как научную дисциплину и Ассоциацию трансперсональной психологии как научную структуру. Однако в Британском психологическом обществе с 1996 года образовано отделение трансперсональной психологии, и она, таким образом, получила признание в профессиональной среде.

Об этом

  • «Исцеление наших самых глубоких ран. Холотропный сдвиг парадигмы» Станислав Гроф (Ганга, 2012).
  • «Путешествие в поисках себя» Станислав Гроф (АСТ, 2004).
читайте такжеВстречи с паранормальным

www.psychologies.ru

СТАНИСЛАВ ГРОФ - ТРАНСПЕРСОНАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ

Когда вы познаете себя,
тогда вы будете познаны
и вы узнаете, что вы дети Отца живого.
Если же вы не познаете себя,
тогда вы в бедности
и вы - бедность.
"Евангелие от Фомы", изр. 3

Путешествие в поисках себя

В самом начале моей профессиональной карьеры ряд глубоких переживаний, вызванных психоделическими веществами, а также клинические данные по их воздействию на психиатрических пациентов привлекли мое внимание к значительному терапевтическому и трансформирующему потенциалу необычных состояний сознания. Систематическое исследование теоретических и практических аспектов этих состояний стали центральной темой моих исследований в течение последующих тридцати лет. В течении первых двадцати лет эта работа фокусировалась исключительно на различных психоделических веществах. Она осуществлялась сначала в Праге, а потом в Мэрилендском центре психиатрических исследований (штат Балтимор). Эта работа убедила меня в том, что психоделики - если они употребляются должным образом и под квалифицированным руководством - являются великолепным средством для психиатрии и психологии. В отличие от других препаратов, они не вызывают специфических лекарственно-зависимых состояний, а действуют как неспецифические катализаторы и усилители бессознательных процессов. Повышая энергетический уровень психики, они обнажают ее глубинные содержания и внутреннюю динамику.

Таким образом, клиническая работа с ЛСД и другими психоделиками - это не какое-то изучение экзотических психоактивных веществ, а может быть, наиболее многообещающий путь к исследованию человеческой психики. Результаты, полученные в психоделических исследованиях, непосредственно применимы и для измененных состояний сознания, вызванных различными нефармакологическими средствами. Они проливают новый свет на сведения из истории, антропологии и сравнительного религиоведения относительно древних мистерий смерти и возрождения, посвящений и ритуалов перехода, действий шаманов и других целителей, духовных практик различных религиозных и мистических традиций и других подобных феноменов, имеющих большое значение в различных культурах.

Необычные состояния сознания вызываются в подобных контекстах либо употреблением священных психоделических растений, либо мощными немедикаментозными техниками, в которых разнообразными способами сочетаются управление дыханием, пение, барабанный бой, монотонные движения танца, сенсорная перегрузка, социальная и сенсорная изоляция, пост, лишение сна. Интересно отметить, что спектр переживаний, вызванных психоделическими веществами, практически не отличается от переживаний, индуцированных различными немедикаментозными средствами.

Подобные феномены могут также наблюдаться в работе с помощью современных лабораторных методов, способных вызвать необычные состояния сознания. К ним принадлежат различные формы биологической обратной связи, сеансы сенсорной изоляции в специальной кабине или ванне, использование визуальной или акустической перегрузки, лишение сна или быстрого сна, использование кинестетических средств вроде "вращающейся кушетки", электронная или акустическая стимуляция мозга и др. Феномены, переживаемые некоторыми испытуемыми в гипоксической камере, также могут напоминать психоделические состояния.

С точки зрения основной задачи этой книги специальный интерес представляет тот факт, что весь спектр переживаний, наблюдаемых в психоделических сеансах, может быть вызван различными формами немедикаментозной эмпирической (ехреriental) психотерапии, исследовательским гипнозом, "первичной" терапией, неорайхианскими методиками, гештальт-терапией, нудистским марафоном, акваэнергетикой, различными вариантами "ребефинга". Как будет показано позже, этот спектр переживаний характерен также для холотропной терапии мощной техники, которую я и моя жена Кристина используем в течение последних десяти лет.

В этом контексте следует также упомянуть два типа ситуаций ненамеренного возникновения необычных состояний сознания в повседневой жизни. Прежде всего это эпизоды необычных переживаний, спонтанно возникающих у различных людей по неизвестным причинам. Традиционная психиатрия рассматривает их как заболевания неизвестной этиологии. Вторая категория ненамеренных необычных состояний сознания - это опыт близости смерти, о котором рассказывают около 40% людей, попавших в такие ситуации (Noody, 1975; Ring, 1980, SaЬ о m, 1982).

В части вышеописанного материала мы вынуждены опираться на исторические реконструкции. Другие ситуации требует полевых исследований в примитивных культурах, иные же слишком элементарны или непредсказуемы, чтобы быть предметом систематического научного изучения. Тот факт, что подобные феномены находят свое соответствие в психоделических состояниях, обеспечивает уникальную возможность изучать их в контролируемых условиях лабораторного или клинического эксперимента. Это особенно важно потому, что сведения о необычных состояниях сознания имеют важные следствия для многих других областей исследований.

Эти новые данные столь сушественны, что могут революционизировать наше понимание человеческой психики, психопатологии и психотерапевтических процессов. Значение некоторых наблюдений выходит за пределы психологии и психиатрии и представляет собой серьезный вызов общепринятой ньютоно-картезианской парадигме западной науки. Они могут решительно изменить наши представления о природе человека, о культуре и истории, о реальности в целом,

Широко распространившееся непрофессиональное использование психоделиков вызвало соответствующие административные, политические и юридические меры, из-за которых психоделические исследования стали чрезвычайно затруднены и непопулярны. По этой причине для меня было очень важно в течение последних десяти лет моей работы убедиться в том, что практически весь спектр психоделических феноменов может быть вызван простыми и безопасными нефармакологическими средствами. Я и моя жена Кристина разработали для этой цели вполне эффективную технику.

Мы называем этот подход холономной интеграцией, или холотропной терапией. Теоретически он основан на данных психоделических исследованиях. Он определенным образом соединяет контролируемое дыхание, музыку и другие виды звуковой технологии, фокусированую работу с телом и рисование мандал. Наш опыт с этой техникой ограничен работой в группе, длящейся не более четырех недель. Мы не имели возможности подвергнуть его контолируемому клиническому изучению, сравнимому с моими исследованиями психоделической терапии в Балтиморе.

Как бы то ни было, большинство участников наших рабочих групп нашли эту технику пригодной для самоисследования, обеспечивающей доступ к необычным трансформирующим и мистическим переживаниям, более эфективной, чем любая форма словесной терапии, с которой они были знакомы. Даже в ограниченных условиях коротких семинаров мы были свидетелями драматических улучшений различных эмоциональных и психосоматических состояний, часто беспокоивших людей на протяжении длительного времени. Во многих случаях путем неформальных расспросов по телефону, при встречах, в письмах мы могли убедиться, что эти изменения были устойчивыми. Некоторые коллеги, прошедшие у нас обучение и позже начавшие применять этот подход, пришли к тем же выводам.

В течение десяти лет мы использовали холотропное дыхание в работе с тысячами клиентов в Северной и Южной Америке, в различных странах Европы, в Австралии и Азии и нашли его одинаково эффективным, несмотря на значительные культурные различия. Эта книга является ответом на многочисленные просьбы о руководстве, в котором содержались бы основные сведения по теории и практике холотропной терапии в доступной не только профессионалам, но и широкой публике форме.

В моих предыдущих книгах внимание было обрашено прежде всего на психоделическую работу, что, разумеется, ограничивало круг заинтересованных читателей. Поскольку многие новые данные не вписывались в рамки традиционных представлений, я должен был сопровождать материал обсуждением психологических теорий и полемизировать с традиционной ньютоно-картезианской парадигмой. Предлагаемая книга отличается от предыдущих во многих важных отношениях. Хотя она и содержит много ссылок на психоделические исследования и описания психоделических состояний, основной упор здесь делается на простые нефармакологические техники самоисследования, легко доступные широкой публике и не ограниченные антипсиходелическим законодательством и другими сложностями психоделического экспериментирования. Все заинтересованные читатели в состоянии проверить наши утверждения в специально организованной эмпирической работе под надлежащим руководством.

В этой книге я не занимаюсь обсуждением связей между новым материалом и общепринятыми знаниями из психологии и других наук. Я предполагаю, что общий интеллектуальный климат достаточно изменился, так что многие читатели либо знакомы с теми аргументами, которые я мог бы привести, либо готовы принять новые данные и так. Поскольку я посвятил этому много страниц в своих предыдущих книгах, я отсылаю к ним тех читателей, которым теоретический контекст покажется необходимым, полезным или интересным.

Основные результаты моих клинических исследований с психоделиками довольно детально описаны в моей книге "ЛСДпсихотерапия" (Grof, 1980). Отношения между новыми представлениями и основными школами глубинной психологии подробно рассмотрены в моей последней книге "За пределами мозга: рождение, смерть и трансценденция в психотерапии" (Grof, 1985). Глава "Архитектура эмоциональных расстройств" в особенности важна в контексте предлагаемой книги и может рассматриваться как важное ее дополнение. Книга "За пределами мозга" содержит также подробное обсуждение научных парадигм и ограниченности ньютоно-картезианской парадигмы в науке. В этом контексте данные современных исследований сознания сопоставляются с революционным развитием в других научных дисциплинах и с различными аспектами нарождающейся парадигмы.

Поскольку данная книга задумана как легко читаемое руководство для самоисследования и эффективой психотерапии, я не хотел перегружать ее отступлениями в смежные проблемные области ради обоснования своих утверждений. Последним "доказательством" для читателей должен быть собственный опыт. Без него многое из того, что описано в этой книге, может показаться неубедительным, сколь бы ни подтверждалось это интеллектуальной аргументацией.

Первая часть книги посвящена картографии психики, разработанной мною в ходе клинической работы с психоделиками. В ней рассказывается об основных типах переживаний, доступных обычному человеку, если он начинает заниматься серьезным самоисследованием с помощью психоделиков или мощных нефармакологических эмпирических техник. Если модель человеческой психики, используемая в традиционной академической психотерапии, ограничена уровнем анамиза восломиканий, то новая картография подразумевает еще два уровня, выходящих за пределы биографии. Это перинашалькый уровень, определяемый феноменами рождения и смерти, и шранслерсональный уровень, который в принципе может опосредовать связь с любым аспектом феноменального мира и с различными мифологическими и архетипическими мирами. Я считаю знание этой картографии совершенно необходимым для безопасного и эффективного самоисследования.

Во второй части этой книги впервые детально описываются основные принципы холоюропной юералии, комбинированной техники нефармакологической терапии, которую я уже упоминал ранее. Она может использоваться как независимо, так и в сочетании с психоделической терапией или другими формами эмпирической психотерапии и различными формами работы с телом. Это описание холотропной терапии не может, разумеется, заменить обучения, предполагающего личный опыт и работу с другими под квалифицированным наблюдением. Тем не менее оно содержит всю необходимую информацию как для испытуемых, так и для ведущих или помощников.

Специальный раздел посвящен механизмам терапии и трансформации личности, действующим в необычных состояниях сознания - спонтанных или вызванных фармакологическими или иными средствами. Хотя большая часть этих механизмов принципиально нова для западных терапевтических представлений, в действительности они являются довольно древними и играют важную роль в шаманских процедурах, целительских и других ритуалах с незапамятных времен. Ныне они лишь заново открываются и переформулируются в современных научных терминах.

Завершает книгу обсуждение возможностей и целей эмпирического самоисследования, использующего терапевтические и трансформирующие механизмы необычных состояний сознания. В этом процессе эмоциональная и психосоматическая терапия соединяется с движением к более плодотворным жизненным стратегиям и поиском ответов на фундаментальные онтологические и космологические вопросы существования.

Приложение, рассматривающее вкратце вопросы психоделической терапии, завершает книгу как в тематическом, так и в историческом отношении. Как я уже упоминал, техника холотропной терапии выросла из работы с психоделиками и хорошо с ней сочетается. Хотя психоделическая терапия сейчас практичски невозможна, некоторым читателям этот раздел может показаться интересным либо потому, что у них уже был какой-то нсиходелический опыт, либо из чисто теоретических соображений. Я надеюсь, что в не столь отдаленном будущем эти уникальные средства будут возвращены психиатрии и психологии. Когда это произойдет, психоделики займут свое место в терапевтическом континууме, наряду с трансперсонально ориентированными интервью,юнгианской "песочницей", различными формами медитации, гештальт-терапией, телесно-ориентированной терапией, холономной интеграцией и всеми другими подобными техниками, дополняющими друг друга и работающими в сходных направлениях. Тогда эти техники можно будет употреблять с необходимой гибкостью для безопасной и эффективной психотерапии и самоисследования. Я написал эту книгу в надежде, что по крайней мере некоторые из читателей найдут ее полезным руководством для исследования себя, которое многие философы и святые считали одной из благороднейших целей человеческого существования.

Станислав Гроф, доктор медицины

Биг-Сур, Калифорния, январь 1986 года

Скачать бесплатно книгу С. Грофа "Путешествие в поисках себя"


9 ВИДЕОЛЕКЦИЙ ДОКТОРА СТАНИСЛАВА ГРОФА

ik-music.net

Станислав Гроф и холотропное дыхание. |

Вообще, у истоков трансперсональной психологии стояло довольно много известных ученых психологов. Имена Роберто Ассаджиоли, Абрахама Маслоу, Станислава Грофа, Карла Юнга, Кена Уилбера и многих других хорошо известны в мире науки, все эти люди  разработали свои собственные, по сути революционные методы психотерапии, а иногда и целые новые направления в психологии, и каждый из них, в той или иной мере, способствовал развитию нового направления.

И все же именно с именем чешского ученого Станислава Грофа чаще всего связывают трансперсональную психологию (ТП). Причина этого вероятно в том, что стоя у самых истоков, именно он проявил наибольшую последовательность в продвижении тех самых идей и озарений 60 годов 20 века, которые и легли в основу нового направления. Конечно, ТП не является ни отдельным методом, ни направлением, это скорее сочетание самых разных психотерапевтических методик порожденных новыми, а по сути революционными для психологии, идеями о человеческом сознании. Само же направление объединяет лишь сходство некоторых базовых принципов, которые основаны на идее реальности надличностных (трансперсональных) переживаний, а также их безусловной терапевтической ценности.

Краткая биография Станислава Грофа.

Гроф родился в Праге в 1931 году. Еще в период обучения в пражском медицинском колледже Станислав работает ассистентом у профессора Георга Роубичека, который был известен своими экспериментами с психоделическими веществами и изучением их воздействия на сознание человека. Так молодой ученый получает возможность участвовать в многих экспериментах связанных с этой темой. Кроме того, именно тогда, происходит и его собственное знакомство с новым препаратом ЛСД и приходит тот самый психоделический опыт, который, как сам Гроф впоследствии говорил, изменил все его представления о сознании.

В 1956 после окончания Карлова университета Гроф получает высшее образование (степень доктора) и начинает свою собственную практику психиатра, а заодно и продолжает начатые ранее эксперименты с психоделиками. Следующие двадцать лет жизни проходят под знаком исследования воздействия ЛСД-25 на человека, а также разработке соответствующих психологических практик.

В 1967 году по политическим причинам Станислав Гроф получает убежище в США, где и продолжает свою работу.
До 1973 года, когда психоделики оказываются под запретом, Гроф проводит буквально тысячи сеансов с ЛСД в ходе которых изучает его воздействие на сознание, как клиентов, так и свое собственное. В 1973 Гроф переезжает в Биг Сюр (Калифорния) и остается там вплоть до 1987 года.

В 1975-1976 году Станислав вместе со своей женой Кристиной Гроф разрабатывают новый метод, который был призван заменить запрещенное ЛСД, и воздействие которого на сознание оказывается похожим — это так называемое холотропное дыхание, основанное на гипервентиляции легких за счет сильно учащенного дыхания.

Этот метод оказывается весьма действенным и начинает широко использоваться Грофом в психотерапии. В период с 1987 по 1994 год сеансы проводятся буквально для десятков тысяч человек, а сама методика ложится в основу холотропной психотерапии, которая на протяжении этих лет доказывает свою эффективность в качестве терапевтического метода.

Сейчас Станислав Гроф продолжает жить и работать в Америке. За годы своей работы он написал сотни статей и множество книг, которые считаются классикой ТП, а его метод холотропного дыхания широко используется в мире как элемент психотерапии.

Карта сознания Станислава Грофа.

В ходе исследований сознания психологи зачастую используют метод самонаблюдения, как единственный, предполагающий непосредственное наблюдение происходящих в нашем уме процессов. Комбинация же метода самонаблюдения (интроспекции) и изучения поведенческих особенностей пациентов служила истинным источником основных психологических теорий описывающих структуру сознания. Это касается большинства теорий личности и методов психотерапии на них основанных. Это в полной мере относится к таким психологическим направлениям как психоанализ, аналитическая психология, психосинтез к идеям гуманистического направления и конечно же к трансперсональной психологии.

Естественно, подобный метод вызывал и по сей день вызывает серьезные претензии со стороны ученых, которые не считают метод интроспекции в полной мере научным, в противоположность эмпирическим наблюдениям. Несомненно эти претензии являются совершенно обоснованными, ведь интроспекция, как и изучение сознания других людей с точки зрения их свидетельств, предоставляет нам весьма субъективные данные. По этой причине уже на протяжении более чем ста лет многие популярные психологические направления находятся под огнем критики и существуют в научном мире в той или иной степени «на птичьих правах».

С точки зрения подобного подхода единственным направлением в полной мере претендующем на научность являлся бихевиоризм, который предполагал исследование не собственно сознания, но поведения, то есть внешних и объективно наблюдаемых событий. Однако, реальностью является также и то, что непосредственное изучение сознания, его особенностей и закономерностей его работы в полной мере возможно лишь сомнительными с точки зрения научного подхода методами. Именно это и лежит в основе тех причин по которым эти направления все же допускаются в научный мир и считаются официально признанными.

Тем не менее, несмотря на то, что с такой точки зрения популярный и принятый в научном мире психоанализ, вполне равен по легитимности любым другим направлениям психологии, в психологической среде существует критическое отношение ко многим вновь возникающим психологическим теориям и методам, и трансперсональные идеи всегда были лидерами по части критического к ним отношения. Такое отношение было вызвано несколькими факторами.

Отношение к трансперсональной психологии в научном мире.

Во-первых, трансперсональная психология зачастую претендует на то, что результатом изучения сознания является не только само сознание, как таковое, что вполне понятно и логично, но и события происходящие в реальном, физическом мире, а именно — события прошлого, настоящего и даже будущего, которые индивид не мог наблюдать непосредственно, например происходящие в другие времена и с другими людьми, события происходящие с самим индивидом, но на стадии внутриутробного развития, предвидение человеком будущего, видение того, что происходит в настоящий момент, но за пределами чувственного восприятия человека и т.д.

Во-вторых, те выводы, которые делались в процессе оценки опыта индивида и касались мотивов движущих его поведением, лежали отчасти, вне концепции понимания человека исключительно как биологического существа, озабоченного лишь выживанием и получением удовольствия.

Это приводило к тому, что среди предполагаемых мотивов поведения человека возникали такие, как стремление к самоактуализации, состраданию, альтруистическому поведению, трансформациям, высшему Я и т.п.
Это были мотивы, которые объяснялись трансперсональными психологами как вне личностные, и более того, как имманентно присущие любой личности.

В-третьих, из подобной позиции естественным образом вытекали весьма экзотические с научной точки зрения личностные теории, а также и методы психологической работы, зачастую лежащие в области уже больше религиозной, нежели психологической. Естественно свой вклад внес и и всем известный факт употребления психоактивных веществ, впоследствии запрещенных в большинстве стран и заклейменных, как очевидное зло.

В таких условиях сам факт относительно широкого признания методов Станислава Грофа представляется как невероятный.

В результате длительного исследования необычных состояний сознания, возникающих вследствие приема психоделиков, а впоследствии и в результате медитативной работы, у Станислава Грофа возникает идея о необходимости принятия во внимание аспектов личности, которые в традиционной психологии вовсе не принимались во внимание, поскольку не существовали и не могли существовать в принципе.

Например в психоанализе, принималась во внимание, и более того, считалась исключительно важной, личная история индивида, в особенности те события, которые в силу разных причин считались ключевыми и поэтому оказывающими сильное влияние на дальнейшие модели поведения человека.

Этот аспект развития личности можно назвать «биографическим». С точки зрения традиционных походов биографический этап начинался с «чистого листа», то есть история ребенка начиналась с момента его рождения, а до этого момента влияние оказывали лишь наследственные признаки. Иначе говоря, до Грофа период развития ребенка до момента рождения вовсе не учитывался по причине того, что как считалось, мозг ребенка в этот период был недостаточно сформирован для того, чтобы сохранить в памяти такие события, как момент рождения и тем более внутриутробный период.

Однако, в результате многочисленных и систематизированных исследований измененных состояний сознания, Станислав Гроф пришел к выводу, что многие люди испытывали ощущения и переживания, которые можно было объяснить только переживанием различных этапов не только рождения, но и пребывания во внутриутробном состоянии.

Таким образом карта сознания индивида расширялась еще на один период, который был назван «перинатальным».
Согласно представлениям Грофа этот период состоял из четырех стадий внутриутробного развития, он назвал их базовыми перинатальными матрицами. И эти матрицы, в дальнейшем определяли очень многие особенности поведения ребенка и его роста.

Четыре перинатальные матрицы Станислава Грофа.

Первая матрица охватывает период от зачатия до момента первых родовых схваток. Это время характеризуется ощущениями совершенно безмятежного и экстатического состояния покоя, счастья, единства с окружающим миром.

Вторая матрица характеризуется периодом схваток, когда спокойное и безмятежное состояние резко нарушается, матка сокращается сжимая плод, но еще не раскрывается. Этот период несет в себе состояние безвыходности и безнадежности, а для плода наступает настоящий ад, ситуация радикально изменилась с блаженной безмятежности до резко дискомфортной и при этом не имеющей выхода.

Третья матрица это время рождения. Этот период характеризуется раскрытием шейки матки и началом движения по родовому каналу. Сложившаяся ситуация двояка, с одной стороны появляется надежда на освобождение из ловушки, а с другой, быстрые перемены означают неизвестность и происходящий из нее страх и ужас. Общий девиз третьей матрицы — борьба за выживание, когда мощные аффективные переживания мобилизуют все скрытые до сего времени резервы психики.

Четвертая перинатальная матрица это момент рождения, когда плод выходит наружу и пуповина, связывающая его с прошлым перерезается.

Предыдущая жизнь закончилась новым состоянием, символически это означает смерть и новое рождение. Появившийся младенец чувствует освобождение и последующее экстатическое единение с матерью — источником нового наслаждения, пищи. Поэтому переживание четвертой матрицы сопровождается чувствами открытого пространства, свободы, полета, любви.

Итак, если предположить, что идея Грофа имеет право на существование, то очевидно следует, что обстоятельства перинатального периода должны оказывать по крайней мере не меньшее влияние на последующее развитие личности и формирование моделей поведения, чем более позднее развитие, особенности которого имеют такое большое значение в психоанализе. Получалось, что перинатальный период это, ни что иное, как источник самого первого опыта взаимодействия индивида с миром, и обстоятельства этого взаимодействия могли быть весьма драматичными.

По этим причинам Гроф считал перенатальный период особенно важным, а глубокое переживание его стадий во взрослом состоянии несло в себе глубочайший психотерапевтический эффект.

Роль перинатального периода в развитии личности.

Гроф считал, что пережитый опыт внутриутробного развития как и самого рождение находится в бессознательном человека и оказывает огромное влияние на его психологическое состояние и модели поведения. Кроме того он предполагал, что четыре базовые перинатальные матрицы являются своеобразным связующим звеном между сознанием человека и глубинным бессознательным. Как мы уже упомянули ранее, обстоятельства при которых происходило внутриутробное развитие плода могли быть самыми разными, как благоприятными, так и не очень. По мнению Грофа в эти периоды происходило формирование задатков определенных склонностей и черт будущего характера человека.

Например в период первой матрицы, если беременность была нежелательной, мать употребляла алкоголь или наркотики, находилась в состоянии стресса или депрессии, то эти факторы очевидно были негативными и отражались на последующем психологическом состоянии личности, такой человек также был подвержен в дальнейшем подобным состояниям и был куда менее психологически устойчив, чем тот индивид, первый перинатальный период которого проходил в благоприятной обстановке.

Во время протекания второго перинатального периода вырабатывались условия для настойчивости, терпения, способности к эффективной мобилизации к выживанию, стойкости к жизненным неудобствам и трудностям. Поэтому, в случае, когда этот период был слишком коротким (преждевременные роды), эти качества вырабатывались не достаточно или не вырабатывались вовсе. В противоположном случае, когда этот период слишком затягивался, вырабатывалась склонность к комплексу жертвы, пассивной жизненной позиции, зависимости от других людей и отсутствию самостоятельности.

В третий перинатальный период, в период борьбы за рождение происходила выработка предпосылок к активной жизненной позиции, к достижению цели, храбрости, решительности. В этот период, как и в предыдущий, нарушения развития означают либо задержку во времени, либо чрезмерное затягивание процесса. Если роды происходят слишком быстро, то способности к борьбе и достижению цели не вырабатываются, в противоположном же случае, человек приобретает склонность к постоянному противостоянию с окружающим миром и часто находит для этого веские причины. Поскольку именно эта матрица связана непосредственно с процессом выживания, то именно она по мнению Грофа была в дальнейшем ответственна за агрессию, склонность к жестокости и подавлению других людей.

В силу перечисленных причин Гроф считал роды исключительно важным периодом во многом определяющим дальнейшее развитие личности. Отсюда же исходили и его рекомендации — по мере возможности сделать их безопасными, легкими и комфортными. Он считал исключительно важными факторами безусловно позитивное отношение к матери в период беременности со стороны других людей и особенно будущего отца, присутствие которого при родах считалось весьма желательным. Исключительно важным фактором было хорошее психологическое состояние матери как непосредственно при родах, так и в период беременности. По сути дела именно Гроф оказал большое влияние на взгляды тогдашнего общества на беременность и роды.

Комментировать через Facebook

Comment

xn--108-iddybtxbgw3cxi.xn--p1ai

Станислав Гроф и возникновение термина «трансперсональный»

Станислав Гроф и возникновение термина «трансперсональный»

Станислав Гроф начинал свою психологическую карьеру с ЛСД-терапии, затем после запрета ЛСД в середине 60-х годов создал психотехнику «холотропное дыхание». Вклад Грофа в возникновение трансперсональной психологии нельзя недооценивать, ведь именно ему, как указывают Маслоу и Сутич, принадлежит термин «трансперсональный». Вот воспоминания самого Грофа:

«В 1967 году небольшая рабочая группа в составе Абрахама Маслоу, Энтони Сутича, Станислава Грофа, Джеймса Фейдимана, Майлза Вича и Сони Маргулис встречалась в Менло-Парк, Калифорния, с целью создания новой психологии, которая будет учитывать всю полноту человеческих переживаний, включая и различные необычные состояния сознания».

В ходе этих бесед Маслоу и Сутич откликнулись на предложение Грофа назвать новое направление «трансперсональной психологией». Это новое понятие сменило их собственное первоначальное название «надчеловеческой», или «выходящей за пределы человеческой психики» [14].

А вот что вспоминают по этому поводу Маслоу и Сутич.

В письме, датированном февралем 1968 года, Маслоу сообщал о встрече со Станиславом Грофом:

«Основная причина, по которой я пишу, состоит в том, что в ходе наших бесед мы обсуждали возможность использования слова „надличный“ (трансперсональный) вместо довольно неуклюжего слова „трансгуманистический“. Чем больше я об этом думаю, тем больше убеждаюсь, что „надличный“ означает именно то, о чем мы пытаемся сказать, – нечто лежащее за пределами индивидуальности, за пределами развития отдельного лица, нечто большее, чем отдельное лицо, более всеобъемлющее. Как Вы на это смотрите?» [14].

Предложение Маслоу попало в самую точку. «Я [Cутич] воспользовался термином „надличный“ в своем первом наброске проекта программы трансгуманистической психологии, правда в узком смысле, говоря о „выражении надличных и запредельных возможностей“. Я заимствовал это слово у Станислава Грофа, который употребил его в лекции, прочитанной 21 сентября 1967 года в Беркли. Гроф использовал его в сочетании с терминами „сверхиндивидуальный“ и „смерть и возрождение эго“. Я засвидетельствовал близость мне этих терминов в письме Грофу, поблагодарив его за лекцию. Маслоу пользовался термином „надличный“ и до встречи с Грофом. В приведенном выше ответе на мое письмо от 6 ноября он употребил его как синоним понятия „трансгуманистический“» [14].

Сутич ответил Маслоу:

«Очень рад, что Вы так настоятельно рекомендуете заменить „трансгуманистическое“ „трансперсональным“…Действительно, когда Вы были в больнице, мы с Майлзом и еще одним приятелем несколько часов сражались с недостатками термина „трансгуманистический“. В числе прочих вариантов мы обсуждали возможность замены его словами „метаперсональный“ или „метапсихология“. Я слышал слово „трансперсональный“ на лекции Грофа в Беркли в сентябре прошлого года, а также на следующей его лекции в Сан-Франциско, и мне понравилось, как оно звучит. Однако в то время я не уделил ему должного внимания, так как находился под сильным впечатлением от термина „трансгуманистический“. <…>» [14].

Согласно воспоминаниям Сутича, Маслоу и Грофа, годом создания трансперсональной психологии можно считать 1967-й, когда был определен сам термин «трансперсональный». Трансперсональная психология начала распространяться по миру, в том числе появилась она и в России.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

psy.wikireading.ru

Все книги Станислава Грофа в хронологическом порядке

Станислав Гроф обрел мировую известность благодаря исследованиям эффектов ЛСД, измененных состояний человеческого сознания. Будучи одним из основателей трансперсональной психологии, также является главным ее теоретиком. Автор более 20 книг, которые переведены на 16 языков. За его плечами многочисленные терапевтические сеансы и обучающие семинары по холотропному дыханию, проведенные в разных странах.

"Мистическое" направление современной психологии

Трансперсональная психология стала формироваться в 60-х годах в Америке . В фокусе исследований данного направления - измененные состояния сознания, околосмертный опыт, а также особенности переживаний пребывания в материнской утробе и в момент рождения, воспоминания о которых хранятся в глубинах подсознания человека.

В психотерапевтическую работу включаются духовные и религиозные практики. Чтобы решить внутриличностные проблемы, снять физические блоки, зажимы человеку предлагаются техники для переживания трансперсонального опыта. Его можно достичь благодаря особому способу дыхания, гипнозу и самогипнозу, работе со сновидениями, творчеству, медитации.

Участие в эксперименте спровоцировало устойчивый интерес к изучению расширенных состояний сознания

Вызвавшись волонтером, в 1956 году во время участия в научном эксперименте с использованием психоделических средств Станислав Гроф испытал расширенное состояние сознания. Будучи к тому моменту уже практикующим психиатром-клиницистом с научной докторской степенью, он был ошеломлен пережитым состоянием.

Для ученого стало очевидно, что сознание есть нечто гораздо большее, чем описано в литературе по медицине и психологии. Это определило дальнейший ход его научной деятельности. Он активно занялся изучением расширенных состояний сознания. Начиная с 1960 года несколько лет Станислав Гроф занимался легальной работой с психоделическими препаратами. До 1967 года он изучал их воздействие в Чехословакии, затем в Америке вплоть до того момента, пока на психоделики не был наложен запрет – до 1973 года.

В течение этого времени ученый провел около 2500 сеансов с использованием ЛСД, и собрал более 1000 протоколов проведения подобных исследований под руководством своих коллег. Станислав Гроф все книги посвятил результатам этих и последующих исследований в области измененного состояния сознания.

"Эсален" - центр гуманистического альтернативного образования

Институт "Эсален" был основан в 1962 году выпускниками Стэнфорда Майклом Мерфи и Диком Прайсом. Их целью было поддержать альтернативные методы изучения человеческого сознания. Располагается данное образовательное учреждение в краях, где когда-то жили индейцы племени "Эсален", - на побережье Центральной Калифорнии. Это очень живописное место: с одной стороны Тихий океан, с другой - горы.

Институт "Эсален" сыграл ключевую роль в расцвете общественного "Движения за развитие человеческого потенциала", идеологической базой которого стали концепции персонального роста и реализации неординарных потенциальных возможностей, имеющихся у каждого, но полностью не раскрытых. Инновации, сосредоточение на соединении между разумом и телом, постоянное экспериментирование в плане личного сознания привело к появлению многих идей, которые впоследствии стали мейнстримом.

В 1973 году Гроф получил авансовый гонорар, давший возможность написать первую книгу. По приглашению Майкла Мерфи работать над ней он переезжает в Эссален. Ему предложили обустроиться в доме на берегу океана. Оттуда открывался прекрасный вид с панорамным обзором в 180 градусов. Он приехал туда на один год, а жил и работал там 14 лет, до 1987 года.

1975 год ознаменовался для Станислава тем, что он познакомился с Кристиной, своей будущей женой. С этого момента начались их личные отношения, тесно переплетающиеся с профессиональными.

Холотропное дыхание

С 1975 по 1976 год совместными усилиями Станислав и Кристина Гроф создали инновационный метод, которому дали название "холотропное дыхание". Благодаря этому стало возможным входить в расширенное состояние сознания без использования ЛСД и прочих психоделических средств.

В то же время они начали использовать новый метод на своих семинарах. За период с 1987 по 1994 год супружеская чета провела сеансы холотропного дыхания примерно для 25 000 человек. По мнению авторов, это уникальный способ самопознания и личностного роста.

В последствие данный метод послужил основой для холотропной терапии, сеансы которой ученый активно практиковал. Также он вел курсы по подготовке практикующих трансперсональных психологов.

Вместе с супругой Гроф путешествовал по миру со своими семинарами и лекциями, рассказывая о трансперсональной психологии и результатах исследований сознания. На протяжении многих лет он поддерживал людей, переживших психодуховный кризис - эпизоды расширенного сознания.

Книги о сознательном и бессознательном

Если читать книги Станислава Грофа по порядку, можно проследить развитие представлений о сознании и его расширенных состояниях в рамках трансперсональной психологии.

Станислав Гроф в книге "За пределами мозга: рождение, смерть и трансцендентность в психотерапии" обобщает результаты исследований автора, проведенных за 30 лет его научной деятельности. Здесь говорится о расширенной картографии психики, динамике перинатальных матриц, психотерапии и духовном развитии.

Гроф предположил, что большая часть психических состояний, классифицирующихся в психиатрии как болезни, например, неврозы и психозы, являются кризисами духовного и личностного роста человека, с которыми столкнуться может практически каждый.

Причиной может послужить спонтанно пережитый духовный опыт, с которым справиться самостоятельно не получилось. Автор предлагает психотерапевтические подходы, основанные на использовании способности организма человека к самоисцелению.

Книга Станислава Грофа "Космическая игра: исследование границ человеческого сознания" предлагает вниманию читателей синтез современной науки и древней мудрости, психологии и религии. Теоретические взгляды автора, основаны на обширных клинических исследованиях.

В книге "Зов ягуара" результаты многолетних исследований подаются автором в форме художественного произведения - научно-фантастического романа. В основу сюжета заложены реальные переживания трансперсонального опыта как самого автора, так и наблюдаемые у других людей.

20 век: книги Станислава Грофа в хронологическом порядке

1975 год. "Области человеческого бессознательного: данные исследований ЛСД".

1977 год. "Человек перед лицом смерти", соавторство с Джоан Хэлифакс.

1980 год. "ЛСД -Психотерапия".

1981 год. "За пределами смерти: врата сознания", соавторство с Кристиной Гроф.

1984 год. "Древняя мудрость и современная наука", под редакцией Станислава Грофа. В книгу включены статьи многих докладчиков, выступавших на конференции 1982 года Международной ассоциации трансперсональной психологии в Бомбее, Индии.

1985 год. "За пределами мозга: рождение, смерть и трансцендентность в психотерапии".

1988 год. "Человеческое выживание и эволюция сознания", под редакцией Станислава Грофа и Марджори Л. Валер. В общей сложности над созданием этой книги работали 18 соавторов.

1988 год. "Путешествия в поисках себя: измерения сознания и новые перспективы в психотерапии".

1989 год. "Духовный кризис: когда преобразование личности становится кризисом", соавторство с Кристиной Гроф.

1990 год. "Неистовый поиск себя: руководство к личному росту через трансформационный кризис", соавторство с Кристиной Гроф.

1992 год. "Холотропное сознание: три уровня человеческого сознания и как они формируют нашу жизнь", соавтор Хэл Зина Беннет.

1993 год. "Книги мертвых: Руководства для жизни и смерти".

1998 год. "Надличностное видение: Целительные возможности необычных состояний сознания".

1998 год. "Космическая Игра: Исследование рубежей человеческого сознания".

1999 год. "Революция сознания: трансатлантический диалог", соавторство с Эрвином Ласло и Питером Расселом. Предисловие к книге написал Кен Уилбер.

Всего за 24 года автор написал ни много, ни мало 15 книг. С учетом того, что у него было великое множество других важных и требующих времени дел, то это кажется невероятным.

21 век: книги Станислава Грофа в хронологическом порядке

2000 год. "Психология будущего".

2001 год. "Зов ягуара".

2004 год. "Мечты Лилибита". Книгу написал Мелоди Салливан, а роль иллюстратора досталась Станиславу Грофу.

2006 год. "Когда невозможное возможно: приключения в необычных реальностях".

2006 год. "Величайшее путешествие. Сознание и тайна смерти".

2010 год. "Холотропное дыхание: новый подход к самоисследованию и терапии", соавторство с Кристиной Гроф.

2012 год. "Исцеление наших глубочайших ран: холотропное смещение парадигмы".

Вероятнее всего, продолжение следует...

Достижения и вклад в развитие науки

Станислав Гроф - известен во всем мире, как современный реформатор психиатрии и ярчайший представитель трансперсональной психологии. Его новаторские идеи оказали влияние на взаимопроникновение западной науки и духовного измерения. Книги, автором которых он является, переведены на несколько языков. Исследования исцеляющего и преображающего потенциала расширенных состояний сознания, проводимые им, длятся с 1960 года.

В 1978 году Станиславом Грофом была основана "Международная ассоциация трансперсональной психологии". Целями, ради которых она создавалась, были поощрение образования и исследований в рамках данного направления, спонсирование глобальных конференций.

5 октября 2007 в Праге он был удостоен престижной премии "VISION-97". Она была предоставлена Фондом Дагмара и Вацлава Гавелов, созданного для оказания поддержки инновационным проектам, имеющим большое значение для будущего человечества.

Станислав Гроф продолжает свою профессиональную деятельность в Калифорнийском институте интегральных исследований в Сан-Франциско, а также в Университете Мудрости в Окленде. Читает лекции и преподает программы профессиональной подготовки в области холотропного дыхания и трансперсональной психологии. А также принимает участие в практических семинарах, путешествуя по всему миру.

fb.ru

Трансперсональная психология Грофа | ПСИ-ПОРТАЛ

Автор: admin222, 02 Май 2013

Трансперсональная психология С. Грофа

Давным-давно, в благословенных шестидесятых годах прошлого века, в мире царила счастливая и удивительная эпоха. Это была эпоха хиппи и рок-н-ролла, «битлов» и Карлоса Кастанеды. И именно в это время возникло чудесное средство, делающее мир волшебным, а жизнь – по-настоящему сказочной. Речь идет о появлении ЛСД. И именно это средство дало начало новому психологическому движению — трансперсональной психологии Станислава Грофа.

На самой заре своего появления ЛСД начало использоваться по своему прямому назначению, а именно – на радость людям. Разумеется, в психотерапевтической практике. И были замечены странные вещи – те проблемы, которые решались годами и даже десятилетиями стандартными методами психоанализа, исчезали сами собой после серии сеансов ЛСД-терапии. И это вполне объяснимо – в психоделических состояниях сознания из глубин бессознательного на поверхность всплывали такие проблемы и их первопричины, о которых человек не догадывался или боялся признаться даже себе. А коль скоро они всплывали, человек был вынужден как-то с ними работать. Работать не с помощью терапевта, а по принципу «спасение галлюцинирующего – дело рук самого галлюцинирующего». И потому, на зависть психоанализу, застарелые проблемы чудесным образом разрешались, человек находил в себе такие ресурсы, о которых ранее и не подозревал.

Здесь нужно отметить, что не все психотропные средства и наркотические состояния влекут положительные изменения. Не все и не всегда. Психотропные средства могут как разгонять, так и тормозить психику, могут как расширять сознание, так и сужать его. И при своих побочных последствиях имеют намного больше вреда, чем пользы. В ученом мире это поняли очень быстро, потому прогрессивный метод ЛСД-терапии умер молодым, так и не развившись. Как это часто случается со многими наркоманами.

Но идея похоронена не была. Памятуя эффективность метода, добрые люди начали искать другие способы «туманить крышу», на этот раз без побочных последствий. Были изучены традиционные методы саморегуляции культур Востока и Запада, шаманские практики и технологии мистицизма. Большая часть из этих методик была отвергнута как слишком сложная для «нормального европейца». Результатом этих изысканий стал созданный чешским, а впоследствии американским психиатром Станиславом Грофом метод холотропного дыхания. И именно так появилась трансперсональная психология Грофа.

Полный процесс холотропной терапии основан на сочетании дыхательных психотехник, звукового воздействия, направленной работы с телом и элементов арт-терапии. За счет этого достигаются интегративные состояния сознания, которые позволяют актуализировать нерешенные жизненные задачи и запустить естественные процессы их решения; это состояния, когда бессознательное само ищет способы решения нерешенных проблем, а тело запускает процессы самовосстановления. Это состояния, в которых все стремления личности сливаются в один вектор, усиливая друг друга и создавая энергию для реализации. Интегративные состояния раскрывают сущность холотропной терапии, название которой означает «расширяющая, восстанавливающая целостность».

Кроме того, интегративные состояния сознания характерны запуском процессов самовосстановления организма, гармонизацией работы всех систем, в первую очередь нервной и сердечно-сосудистой, снятием напряжения и увеличением скорости восстановительных процессов. Потому они полезны не только для высвобождения скрытых ресурсов психики, но и для оздоровления организма. Также было замечено, что холотропные техники позволяют прорабатывать проблемы, связанные с перинатальными травмами – психотравмами, полученными при рождении, которые обуславливают многие особенности характера человека. При этом зажимы и заблокированные эмоции начинают проявляться, что сопровождается сильными эмоциональными переживаниями, болевыми ощущениями, бесконтрольными неистовыми движениями и скручиванием тела, что может выглядеть со стороны как «беснование». В этом холотропные практики схожи с шаманскими техниками камлания и могут быть определены как психотехники экстаза.

Холотропное дыхание дало толчок развитию новых систем дыхательных психотехник: ребефинг Леонарда Орра, вайвейшн Джима Ленарда, связное дыхание. Со временем эти техники были интегрированы в дыхательную систему нового поколения – ДМД (дыхание-музыка-движение), разработанную Владимиром Козловым. Впрочем, в силу своей технологической сложности ДМД по популярности до сих пор уступает место старому доброму холотропу.

Дыхательные психотехники быстро вплелись в психотерапевтическую практику, дав начало Трансперсональной психологии – психологии, ставящей своей целью выход человека за рамки своей собственной персоны, доступ к состояниям взаимосвязанности с глобальными космическими процессами. Основным инструментом для этого служат интенсивные интегративные психотехники, куда входят как дыхательные практики, так и традиционные техники экстаза, практикующиеся в мировых религиозных и мистических системах.

«Работа с измененными состояниями сознания использует техники и катализаторы для мобилизации внутренней энергии исцеления, таким образом, что внутренняя мудрость индивида выбирает именно то переживание, которое является актуальным для личности в данный момент времени. Все, что могут делать интегративные психотехники — это выносить подавленный материал в сознание. Разница между большинством психотерапий и работой в измененных состояниях сознания (ИСС) заключается в том, что традиционная психология ожидает от терапевта структурирования и анализа переживаний клиента согласно какой-либо теории. От терапевта могут даже ожидать исцеления, в то время как исцеление в необычных состояниях сознания возникает внутри клиента и скорее поощряется, чем направляется специалистом по ИИПТ. Мы уверены, что в такой глобальной системе, каковой является психика человека, всегда есть огромный ресурс для самоисцеления. Главное — позволить «заработать внутренней мудрости», высвободить от искажающих стекол Эго внутренний радар, безупречно находящий актуальную проблему для психики, точно находящий эффективный способ разрешения травмирующей ситуации»[Г. Гашунина-Лабковская].

В силу бесперспективности освоения дыхательных психотехник «по учебникам», мы не будем приводить их подробного описания. Дадим лишь общую схему, которая может служить их основой:

  • Связное дыхание, отсутствие пауз между вдохами и выдохами;
  • Глубина и частота дыхания – дыхание глубже и быстрее, чем обычно;
  • Глубокое расслабление;
  • Спокойная обстановка;
  • Доверие к процессу – обязательна вера в то, что дыхательный процесс неизменно принесет положительный результат.

Несмотря на то, что интегративные психотехники несут колоссальный оздоровительный эффект, имеющим серьезные заболевания лучше проконсультироваться с врачом.

 

Как активизировать глубинный потенциал психики?

Скачай бесплатную книгу

"Резервы человеческой психики: знаковая система коммуникации с бессознательным"

 
Присоединяйтесь в социальных сетях:

Похожие статьи:

  1. Процессуальная психология
  2. Холотропное дыхание. Техника
  3. Психология смерти. Культура смерти
  4. Ребефинг
  5. Как достичь просветления?
  6. Сверхвозможности человека: как развить сверхспособности
  7. Юнгианские аналитические техники и юнгианский анализ
  8. Альфа-лидер. Психология социального влияния
  9. Шаманские психотехники: научный подход

Рубрики: Трансперсональная психология
Метки: Психология запредельного, Резервы тела и психики

portal.psymodelling.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *