Идеал я в психологии это: Я-идеал. Что такое «Я-идеал»? Понятие и определение термина «Я-идеал» – Глоссарий

Содержание

📖 XI. Я-идеал и идеальное я. Работы Фрейда по технике психоанализа. Лакан Ж. Страница 12. Читать онлайн

Построчное чтение Фрейда. Обманки сексуальности. Символическое отношение определяетпозицию субъекта в, воображаемом.

Леклер, проработавший для нас сложный текст Фрейда «Введение в нарциссизм» продолжает сегодня свои размышления. Вернитесь ко второй части и постарайтесь побольше цитировать.

Д-р Леклер: — Данный текст невозможно изложить вкратце. Его придется цитировать почти полностью. Первая часть посвящена проведению фундаментального различия между двумя типами либидо при помощи тех доводов, на которых вы построили ваши размышления о зародышевой плазме. Во второй части Фрейд говорит, что именно изучение ранних слабоумий, названных им группой парафренических заболеваний, дает наилучший доступ к изучению психологии собственного Я. Однако он не следует этому пути, а предлагает нам много других возможностей поразмыслить о психологии собственного Я. Отправной точкой его изучения является влияние органических заболеваний на распределение либидо, что могло бы послужить исключительным введением к психосоматической медицине. Он ссылается на беседу с Ференци по этому вопросу и исходит из констатации того факта, что в ходе болезни, страданий, больной сосредотачивает свое либидо на собственном Я, отнимая его у объектов, с тем чтобы по выздоровлении вернуть его им. Он находит, что банальность данного замечания не дает повода отказываться от его рассмотрения. В этой фазе отвлечения либидо от объектов, либидо и интересы собственного Я снова оказываются смешанными, испытываютодну и ту же участь, и их снова невозможно отделить друг от друга.

Лакан: — Вам знакомы произведения Вильгельма Буша? Это юморист, у которого всем вам есть чему поучиться. У него есть незабываемое творение, которое называется «BalduinBahlamm», поэт в путах. Зубная боль заставляет его оставить все идеалистические и платонические мечтания, ровно как и любовное вдохновение. Он забывает о биржевых курсах, о налогах, таблицу умножения и т. д. Все обычные формы бытия оказываются вдруг лишенными привлекательности, сведенными на нет. И теперь душа его пребывает исключительно в тесной ямке коренного зуба. Весь символический мир биржевых курсов и таблицы умножения оказался заложником зубной боли.

Д-р Леклер: — Потам Фрейд обращается к другому моменту состоянию сна, в котором так же происходит нарциссический возврат либидо к самому себе. Затем он переходит к ипохондрии в ее сходстве и отличии от органического заболевания. Фрейд высказывает мысль, что все различие между двумя данными состояниями, возможно, не играющее никакой роли, заключается в наличии органического повреждения. Изучение ипохондрии и органических заболеваний позволяет ему, в частности, уточнить, что у ипохондрика, безусловно, так же происходят органические изменения вазо-моторного порядка, нарушения кровообращения, и он высказывает убеждение в сходстве сексуального возбуждения с возбуждением какой-либо зоны тела. Ом вводит понятие эрогенности, эрогенных зон, которыми могут быть, по его словам, заменены гениталии и которые могут вести себя подобно последним, т. е. стать местом повышения или понижения эрогенности. Фрейд говорит, что параллельно с каждым таким изменением эрогенности в органах могла бы изменяться концентрация либидо на собственном Я. И здесь мы вновь возвращаемся к проблеме психосоматики. Во всяком случае, вследствие изучения свойства эрогенности и возможности любой части тела стать эрогенной зоной Фрейд приходит к предположению, что ипохондрия может быть отнесена к классу неврозов, зависящих от Я-либидо, тогда как другие актуальные неврозы зависят от объектлибидо. У меня сложилось впечатление, что этот параграфвторойгости менее важен, чем следующий смысловой кусок, в котором определяются два типа выбора объекта.

Лакан: — Наиболее важно замечание Фрейда, что почти нет разницы, производится ли переработка либидо — вы знаете, как трудно перевести Verarbeitung: французское elaboration имеет другой смысл — на реальных объектах или на воображаемых. Различия появляются лишь позднее, когда происходит ориентация либидо на ирреальные объекты. Это приводит к Stauung, затору либидо, что знакомит нас с воображаемым характером эго, поскольку речь идет о его либидо.

О. Маннони: — Данное немецкое слово должно означать построение запруды. Оно, как кажется, имеет динамический смысл и означает одновременно повышение уровня и, как следствие, увеличение энергии либидо, что в английском хорошо передает слово «damming».

Лакан: — Даже «dammingup». По ходу изложения Фрейд цитирует четверостишие Гейне из «Schopfungslieder»‘, обычно объединяемых вместе с Lieder. Это очень любопытный цикл из семи поэм, сквозь иронию и юмор которых проявляется немало вещей, касающихся психологии Bildung. Фрейд задается вопросом, что заставляет человека выйти из нарциссизма. Почему человек не довольствуется им? В этом ключевом моменте своего научного доказательства Фрейд приводит стихотворение Гейне. Слово здесь берет бог, он говорит: «Болезнь, вероятно, была последней пружиной всего стремления к творчеству: созидая мог я выздороветь, созидая стал я здоров».

Д-р Леклер: — То есть речь идет о внутренней работе, для которой объекты реальные равноценны объектам воображаемым-

Лакан: — Фрейд не говорит, что они равноценны. Он говорит, что на данном этапе образования внешнего мира нет разницы, реальны они или воображаемы. Различие выявляется лишь в тот момент, когда вступают в силу последствия запруды.

Д-р Леклер: — Итак, мы подошли ко второй подглавке второй части, где Фрейд говорит, что другой важный для изучения нарциссизма момент состоит в различии модальностей любовной жизни мужчины и женщины. Он приходит к различию двух типов выбора: нарциссического и опорного — и изучает ихпроисхождение. Дальше следует фраза: «Человек имеет первоначально два сексуальных объекта: самого себя и воспитывающую его женщину». Я думаю, это может послужить нам отправной точкой.

Лакан: — Самого себя, т. е. свой образ — это совершенно ясно. Д-р Леклер: — Немного раньше он поясняет происхождение и саму форму такого выбора. Он констатирует, что первые аутоэротические сексуальные удовлетворения служат функции самосохранения. Затем, он замечает, что сексуальные влечения сначала присоединяются к удовлетворению влечений Я и лишь впоследствии приобретают самостоятельность. Так, ребеноклюбит сначала объект, удовлетворяющий его влечения Я, то есть лицо, ухаживающее за ребенком. И наконец, Фрейд определяет нарциссический тип выбора объекта, особенно отчетливо наблюдаемый, по его словам, у лиц с нарушенным развитием либидо.

Лакан: — То есть у невротиков.

Д-р Леклер: — Два данных фундаментальных типа соответствуют — как он в точности заявляет — мужскому и женскому фундаментальным типам.

Лакан: — Два типа — нарциссический nAnlehnung. Д-р Леклер: — Aniehnung имеет значение опоры. Лакан: — Понятие Aniehnung связано с понятием зависимости, получившем развитие позднее. Однако данное понятие обширнее и богаче. Фрейд составляет список различных типов любовных фиксаций, исключающий какую-либо возможность ориентирования на так называемое зрелое отношение, — очередной миф психоанализа. Сначала очерчивается поле любовной фиксации, Verliebtheit, нарциссического типа. Такой тип выбора определяется тем, что любишь, во-первых, то, что сам из себя представляешь, т. е. в скобках уточняет Фрейд, себя самого; во-вторых, то чем прежде был; в-третьих, то, чем хотел бы быть; вчетвертых, лицо, бывшее частью своего собственного Я. Это Narzissmustypus.

Aniehnungstypus в неменьшей степени относится к воображаемому, поскольку он так же основан на обращенной идентификации. Субъект ориентируется тогда на первичную ситуацию.

Он любит либо вскармливающую женщину, либо защищающего мужчину.

Д-р Леклер: — Тут Фрейд выдвигает некоторое количество соображений, служащих косвенными доказательствами его концепции первичного нарциссизма ребенка и того, что главным образом он определяется — любопытно отметить — тем, какродители воспринимают своего ребенка.

Лакан: — Речь идет о соблазне, исходящем со стороны нарциссизма. Фрейд указывает, что в восприятии представленного нарциссическим типом существа, обладающего чертами такого замкнутого в себе самом мира, довольствующегося самим собой и своей полнотой, есть нечто завораживающее и приносящее чувство удовлетворения для любого человека. Тем же самым, говорит Фрейд, прельщает нас и красота животного.

Д-р Леклер: — Фрейд говорит: «Его Величество Ребенок». Ребенок — это то, что делают из него родители по мере проецирования на него идеала, Фрейд уточняет, что он оставляет в стороне нарушения первичного нарциссизма ребенка, хотя это и важный вопрос, поскольку он связан с проблемой комплекса кастрации. Однако в свете данной темы он указывает истинное место «мужского протеста» Адлера и таким образом более полно определяет его.

Лакан: — …место его, однако, не столь уж незначительно.

Д-р Леклер: — …да, его место очень важно, но Фрейд связывает его с нарушениями первоначального нарциссизма ребенка. Следующий важный вопрос: что становится сЯ-либидоу нормального взрослого? Должны ли мы полагать, что все оно целикам уходит на привязанность к объекту? Фрейд отвергает такую гипотезу и напоминает, что существует вытеснение с его, в общем, нормализующей функцией. «Вытеснение, — говорит он в самом важном моменте своего доказательства, — исходит от Я, точнее сказать, от собственного Я с его этическими и культурными требованиями. Те же впечатления, переживания, импульсы, желания, которые один человек у себя допускает или, по крайней мере, сознательно перерабатывает, отвергаются другим с полным негодованием или подавляются даже до того, как они достигают сознания». Таким образом, в поведении индивидов существует различие. Фрейд старается сформулироватьданное различие в следующих выражениях: «Мы можем сказать- один создал идеал, с которым он сравнивает свое действительное Я, между тем как у другого такой идеал отсутствует. Образование идеала является, таким образом, условием вытеснения со стороны Я. Этому идеальному Я и достается теперь та любовь к себе, которой в детстве пользовалось истинное Я». И он продолжает.

Лакан: — Это не истинное Я, а реальное Я — daswirklichIch. Д-р Леклер: — Он продолжает: » Нарциссизм оказывается перенесенным на это новое идеальное Я, которое, подобно инфантильному, обладает всеми ценными совершенствами. Человек оказался в данном случае, как и во всех других случаях, в области либидо, не в состоянии отказаться от некогда испытанного удовлетворения». Фрейд впервые употребляет термин «идеальное Я» в предложении: «Этому идеальному Я досталась та любовь к себе, которой в детстве пользовалось реальное Я». Но затем он говорит: «Он не хочет поступиться нарциссическим совершенством своего детства, и […] старается возместить его в новой форме Я-идеала». Итак, здесь фигурируют два термина- идеальное Я и Я-идеал.

Лакан: — Принимая во внимание строгость рассуждений Фрейда, сосуществование в одном абзаце двух терминов, на которое обратил внимание Леклер, является одной из загадок этого текста.

Д-р Леклер: — Интересно отметить, что слово «Я» заменяется словом «форма».

Лакан; — Прекрасное замечание. И Фрейд употребляет здесь термин lob-Ideal, являющийся симметричным и противоположным Ideal-Ich. Это знак того, что Фрейд обозначает тут две разные функции. Что это значит? Мы постараемся разобраться в них.

Д-р Леклер: — Как я заметил, при замещении термина «идеальное Я» термином «Я-идеал» Фрейд предваряет выражение «Я-идеал» словами «новая форма».

Лакан: — Безусловно.

Д-р Леклер: — Новая форма его Я-идеала — это то, что он выставляет как собственный идеал.

Лакан: — Следующий параграф разъясняет эту трудность. Здесь Фрейд, в первый и последний раз в своем творчестве, расставляет точки над i в вопросе о различии между сублимацией и идеализацией.

Д-р Леклер: — Итак, Фрейд говорит о существовании идеального Я, которое затем он называет Я-идеалом или формой Я-идеала. Он говорит, что отсюда само собой напрашивается исследование взаимоотношений между таким формированием идеала и сублимацией. Сублимация — это процесс, происходящий с объектным либидо. Идеализация же, напротив, касается объекта, который, не изменяясь в своей сущности, становится психически более значимым и получает более высокую оценку. Идеализация одинаково возможна как в области Я-либидо, так и объектного либидо.

Лакан: — То есть Фрейд опять же размещает оба либидо в одной плоскости.

Д-р Леклер: — Идеализация Я может существовать и при отсутствии сублимации. Образование Я-идеала увеличивает требовательность Я и максимально благоприятствует вытеснению.

Лакан: — Одно относится к плану воображаемого, другое — к плану символического, поскольку требование Ich-Ideal занимает место в ряду требований закона.

Д-р Леклер: — И тогда сублимация предлагает окольный путь для удовлетворения такого требования без участия вытеснения.

Лакан: — В том случае, если сублимация удается.

Д-р Леклер: — Затем Фрейд заканчивает этот небольшой параграф, где речь шла об отношении Я-идеала к сублимации. «Ничего не было бы удивительного, — говорит он, — если бы нам удалось найти особую психическую инстанцию, имеющую своим назначением обеспечить нарциссическое удовлетворение, исходящее из идеала Я, и с этой целью беспрерывно наблюдающую за действительным Я и контролирующую его». Такая гипотеза о существовании специальной психической инстанции, выполняющей функцию наблюдателя, приведет нас впоследствии к сверх-Я. И Фрейд подкрепляет свое доказательство примером психоза, где такая инстанция вполне очевидна в такназываемом «бреде влияний». До этого он замечает, что если подобная инстанция существует, то для нас исключается возможность открыть ее: мы можем лишь предположить ее как таковую. Мне представляется крайне важным, что, впервые вводя функцию сверх-Я, Фрейд говорит о несуществовании такой функции — ее нельзя открыть, ее можно лишь предположить. То, что мы называем своей совестью, добавляет он, носит все признаки такой инстанции. Признанием такой инстанции разъясняется и симптоматология параноидных заболеваний. Больные жалуются тогда, что все их мысли известны, за всеми их действиями наблюдают и следят, о бдительности этой инстанции их информируют голоса. «Эта жалоба оправдана, — замечает Фрейд. — Подобная сила, которая следит за всеми нашими намерениями, узнает их и критикует, действительно существует даже у всех нас в нормальной жизни». Затем…

Лакан: — Смысл не совсем таков: Фрейд говорит, что если подобная инстанция существует, невозможно, чтобы она была чем-то, что мы еще не открыли. И он отождествляет ее с цензурой, как показывают выбранные им примеры. Он вновь обнаруживает данную инстанцию в бреде влияний, где она соединяется с тем, что управляет действиями субъекта. Затем он узнает ее признаки в том, что Зильбер описал под названием «функционального феномена». Согласно Зильберу, в состоянии между сном и бодрствованием в образовании картин участвует внутреннее восприятие субъектом его собственных состояний, его мыслительных механизмов в их функциях. Сновидение представляет такое восприятие в символическом виде (в данном случае «символическое» представление означает лишь превращение в образы). При этом можно наблюдать спонтанную форму раздвоения субъекта. Отношение Фрейда к данной концепции Зильбера всегда оставалось двойственным: он признавал важность такого феномена, но считал его, тем не менее, вторичным по отношению к проявлению в сновидении желания. Возможно, говорит он, такое отношение обязано особенностям его собственной натуры, обусловившей то, что данный феномен в его собственных сновидениях не играет той роли, какую может играть у других людей. Эта постоянно сопровождающая сон бдительность собственного Я, на которую обращает вниманиеФрейд, служит хранителем сновидения, располагающимся на полях его и очень часто готового, со своей стороны, его прокомментировать. Такое остаточное участие собственного Я является, как и все инстанции, которым Фрейд придает здесь статус цензуры, говорящей инстанцией, т. е. символической.

Д-р Леклер: — Дальше следует своего рода попытка синтеза, где рассматривается вопрос о самочувствии нормального человека и невротика. Самочувствие имеет три составляющих первичное нарциссическое удовлетворение; признаки успеха, т. е. удовлетворение желания всемогущества, и вознаграждение, полученное от объектов любви. Вот три источника самочувствия. Я полагаю, нет необходимости проводить по этому вопросу детальное обсуждение. Я предпочел бы остановиться на первом дополнительном замечании. Оно мне кажется крайне важным — «Развитие Я состоит в отходе от первичного нарциссизма и вызывает интенсивное стремление опять вернуться к нему. Отход этот происходит посредством перемещения на навязанный извне идеал Я, а удовлетворение придается осуществлением этого идеала». Я оказывается посредством некоторого отхода в промежуточной позиции — позиции идеала, и затем возвращается в свое первичное положение. Я думаю, что такое движение — это типичное развитие.

О. Маннони: — Структурирование.

Лакан: — Да, структурирование, это вполне справедливое замечание.

Д-р Леклер: — Такое перемещение либидо на идеал следовало бы уточнить, поскольку тут возможны две вещи — либо либидо опять перемещается на образ, на образ собственного Я, то есть некую форму собственного Я, называемую идеалам, поскольку она не похожа на ту, что существовала раньше или существует в данный момент, — или же идеалам собственного Я называют нечто по ту сторону конкретной формы собственного Я, являющееся, собственно, идеалам и приближающееся к идее, к форме как таковой.

Лакан: — Согласен с вами.

Д-р Леклер: — Именно в этом смысле обнаруживается все богатство фразы, — но так же и определенная двусмысленность, поскольку, говоря о структурировании, Я-идеал рассматривают как идеальную форму собственного Я. Однако в тексте нет соответствующих уточнений.

Ипполит: — Не могли бы вы перечитать фразу Фрейда?

Д-р Леклер: — «Развитие Я состоит в отходе от первичного нарциссизма и вызывает интенсивное стремление опять вернуться к нему».

Ипполит: — Отход это Entfernung?

Лакан: — Да, это именно Entfernung.

Ипполит: — Однако следует ли это понимать как порождениеЯ-идеала?

Д-р Леклер: — Нет. ОЯ-идеале говорится раньше. Отход происходит путем перемещения либидо на идеал собственного Я, навязанный извне. А удовлетворение вытекает из осуществления этого идеала. Очевидно, в той мере как происходит осуществление такого идеала-

Ипполит: — идеала неосуществимого, поскольку таковы, в конечном счете, истоки трансценденции, разрушительной и манящей.

Д-р Леклер: — Тем не менее это прямо не сказано. В первый раз Фрейд говорит об идеальном Я чтобы сказать, что именно к такому идеальному Я направлена теперь любовь к самому себе.

О. Маннони: — На мой взгляд, зачастую складывается впечатление. что разговор происходит на разных языках. Какмне кажется, следовало бы разделять развитие личности и структурирование собственного Я. Это позволило бы нам понять самих себя, так как именно собственное Я создает структуру, но в существе, которое переживает развитие.

Лакан: — Да, речь идет о структурировании. Как раз тут-то и разворачивается весь аналитический опыт — на стыке воображаемого и символического. Только что Леклером был поставлен вопрос о функции образа и функции так называемой идеи. Идея, как мы знаем, никогда не пребывает в одиночестве — она существет лишь вкупе с другими идеями, как объяснил нам уже Платон.

Чтобы внести немного ясности, обратимся к той схеме, которую я демонстрирую вам вот уже в течение нескольких встреч.

Давайте будем отталкиваться от животного, животного идеального, т. е. удавшегося — неудавшееся животное оказалось у нас в ловушке. Такое идеальное животное дарует нам зрелище полноты, осуществленности, поскольку оно предполагает совершенное слияние, даже тождество Innenwelt и Umwett. Вот почему столь прельщает нас эта живая форма, чья внешность являет гармонию.

О крайней важности образа свидетельствует нам здесь развитие инстинктивного функционирования. Что обуславливает взаимодополнительное поведение колюшки-самца и колюшкисамки? — Gestalten.

Для простоты будем рассматривать такое функционирование лишь в некий данный момент. Животное, самка или самец, находится как бы в плену у Gestalt’z. Субъект буквально идентифицирован со стимулом, вызывающим инстинктивный двигательный акт. Самец начинает зигзагообразный танец исходя из отношения, которое устанавливается между ним самим и образом, дающим пусковой сигнал циклу его сексуального поведения. Точно так же и самку захватывает соответствующий танец. Здесь имеет место не только внешнее проявление чего-то, что всегда бывает отмечено чертами танца, гравитации двух тел. До сих пор эта проблема остается одной из наиболее трудных в физике, но в природе она получает гармоничное воплощение в отношении спаривания. В такой момент субъект оказывается полностью идентичен образу, дающему сигнал к запуску некоторого двигательного механизма. Подобные действия производит он сам и посылает партнеру команду, заставляющую того продолжить другую часть танца.

Природное проявление такого замкнутого мира двоих рисует нам образ соединения объектного либидо и нарциссического. Действительно, привязанность каждого объекта к другому происходит вследствие нарциссической фиксации на таком образе, поскольку именно этот образ, и единственно он, был ожидаем. Вот где основа того факта, что для живых существ лишь партнер той же породы — а этому факту никогда не предавалось достаточного значения — может вызвать тот особый род поведения, который назван сексуальным. Это верно за редкимисключением, которое следует отнести к разряду ошибок в природных проявлениях.

Итак, в животном мире господство над циклом сексуального поведения отдано воображаемому. С другой стороны, именно с сексуальным поведением связана наибольшая возможность замещений даже у животных. Мы уже пользовались этим в экспериментах, предоставляя животному обманку, ложное изображение, партнера-самца, который был лишь видимостью, наделенной важнейшими чертами вышеупомянутого. Во время проявлений фенотипа, который продуцируется у различных видов животных в тот биологический момент, который вызывает сексуальные поведение, достаточно поместить в поле зрения животного такую обманку, чтобы дать начало сексуальному поведению. Возможность замещений, воображаемое, иллюзорное измерение является главным во всем, что относится к порядку сексуального поведения.

Происходит ли у человека нечто подобное? Такой образ мог бы быть тем Ideal-Ich, о котором мы только что говорили. Почему бы и нет? И тем не менее, сложно назвать эту обманку IdecdIch. Куда же тогда его следует поместить? Тут-то и приходит на помощь моя схема.

Я уже объяснял вам физический феномен реального изображения, которое может дать сферическое зеркало. Такое изображение мы видим там, где оно в действительности и существует; оно вписывается в мир реальных объектов; на него наравне с реальными объектами аккомодирует глаз, и оно даже сообщает реальным объектам воображаемый распорядок, т. е. включает, исключает, размещает, дополняет их.

Тот же самый воображаемый феномен я описывал вам у животных. Животное совмещает реальный объект с заложенным в нем самом образом. Более того, я сказал бы, как указано и в тексте Фрейда, что совпадение образа с реальным объектом упрочивает этот образ, дает ему воплощение. В этот момент через посредничество образа происходит запуск деятельности, направляющей субъекта к своему объекту.

Действует ли такой механизм у человека?

Как нам известно, в сексуальных проявлениях человека царит полный беспорядок. Здесь нигде нет слаженности. Идет лиречь о неврозах, перверсиях — тот образ, от которого мы, аналитики, пляшем, представлен своего рода раздробленностью, расщепленностью, отрывочностью, разлаженностью, несоответствием. Тут происходит как бы игра в прятки между образом и его нормальным объектом — если в функционировании сексуальности можно говорить о какой-то идеальной норме. Как же может быть тогда представлен механизм, посредством которого такому беспорядочному воображению все же удается в конечном итоге выполнить свою функцию?

Я постараюсь употреблять простые термины, чтобы вы могли следить за моей мыслью. Можно обратиться и к более сложным понятиям, но вы прекрасно знаете, что данный вопрос относится к разряду тех, над которыми аналитики неустанно ломают головы.

Возьмите любую статью, хотя бы последнюю из тех, что я вам читал. Должен вам сообщить, что автор ее, Микаэль Балинт, собирается нанести нам визит и вступить в наше общество. Итак, он задается вопросом, что является концом лечения. На последней лекции этого семестра я собирался — не знаю, возможно, я этого и не сделаю: это будет зависеть от моего вдохновения — говорить вам о завершении анализа. Конечно, это будет скачком, но разве наше изучение механизмов сопротивления и переноса не позволяет нам его совершить?

Итак, что же такое конец лечения? Аналогичен ли он концу естественного процесса? Генитальная любовь — Эльдорадо, обещанное аналитикам и которое мы столь неосмотрительно обещаем нашим пациентам, — является ли она естественным процессом? Не идет ли здесь речь, напротив, лишь о ряде культурных приближений, которые могут осуществиться лишь в некоторых случаях? Зависит ли завершение анализа от всякого рода случайностей?

Итак, дело здесь в том, какова же функция другого, другого человеческого существа в установлении адекватности воображаемого и реального?

Тут мы можем воспользоваться нашей схемкой. В прошлый раз я привнес в нее небольшое усовершенствование, составляющее важную часть моего доказательства. Реальное изображение можно отчетливо увидеть лишь в некотором поле реального пространства аппарата, в поле, находящемся впереди устройства — сферического зеркала и опрокинутого букета.

Упрощенная схема двух зеркал

Мы расположили субъекта у края сферического зеркала. Однако мы знаем, что вид изображения в плоском зеркале для субъекта в точности эквивалентен тому, что было бы изображением реального объекта для наблюдателя, находящегося по ту сторону данного зеркала на том месте, где субъект видит собственное изображение. Таким образом, мы можем заменить субъект на субъекта виртуального, SV, расположенного внутри конуса, ограничивающего область возможности иллюзии, — это поле х’у’. Изобретенный мной механизм показывает, что, находясь в точке, близкой к реальному изображению, можно тем не менее видеть его в зеркале в статусе мнимого изображения. Вот что происходит с человеком.

Отсюда вытекает весьма своеобразная симметрия. В самом деле, виртуальный субъект, отражение мифического глаза (то есть другой, чем мы есть) находится там, где мы впервые увидели наше собственное эго — вне нас самих, в человеческой форме. Такая форма находится вне нас не потому, что она предназначена завладеть сексуальным поведением, но потому, что она по самой сути своей обусловлена первоначальной беспомощностью человеческого существа. Человеческое существо видитсвою форму осуществленной, целостной, миражом себя самого лишь вне себя. Такое понятие еще не присутствует в изучаемой нами статье, оно появится в творчестве Фрейда лишь позднее.

То, что существующий субъект видит в зеркале, представляет собой изображение либо четкое, либо фрагментарное, неустойчивое, неполное. Это зависит от его положения по отношению к реальному изображению. Находясь слишком в стороне, он будет видеть плохо. Все зависит от конкретного угла падения луча на зеркало. Лишь находясь в конусе, можно увидеть четкое изображение.

То, как четко вы увидите изображение, зависит от наклона зеркала. Что же касается виртуального наблюдателя, того, которым вы посредством условности зеркала заменили себя, чтобы увидеть реальное изображение, — достаточно наклонить определенным образом плоское зеркало, чтобы он оказался в поле, где изображение видно плохо. Уже одно это приведет к тому, что и вы сами будете плохо видеть изображение в зеркале. Допустим, что подобным образом мы представили сложность аккомодации воображаемого у человека.

Теперь предположим, что наклон плоского зеркала подчиняется голосу другого. Такой зависимости не существует на уровне стадии зеркала, но она осуществляется позднее всей совокупностью нашего отношении к другому — речь идет о символическом отношении. Итак, вы видите, что настройка воображаемого зависит от чего-то, расположенного трансцендентно, как сказал г-н Ипполит, — в данном случае трансцендентным является не что иное, как символическая связь между человеческими существами.

Что такое символическая связь? Чтобы расставить все точки над i, обозначим ее следующим образом: это то, что социально мы определяем себя посредством закона. Мы определяем свои различные собственные Я, одни в отношении других, исходя из обмена символами, — вы, Маннони, и я, Жак Лакан, находимся в определенном символическом отношении, весьма сложном и зависящем от различных планов, в которых мы вместе пребываем — у комиссара ли полиции, в этом ли зале, в каком-то путешествии.

Другими словами, именно символическое отношение определяет положение субъекта в качестве видящего. Именно слово, символическая функция, определяет большую или меньшую степень совершенства, полноты, приблизительности воображаемого. В таком отображении можно провести различие между Ideal-lch и Ich-Ideal, между идеальным Я и Я-идеалом. Я-идеал управляет той игрой отношений, от которой зависит все отношение к другому. И от такого отношения к другому зависит то, насколько удовлетворительно структурировано воображаемое.

На данной схеме вы видите, что воображаемое и реальное действуют на одном уровне. Для того, чтобы понять это, достаточно немного усовершенствовать наш механизм. Предположите, что данное зеркало является стеклом. Вы увидите в стекле себя и объекты по ту сторону стекла. Речь идет как раз о совпадении некоторых образов и реального. Упоминая об оральной, анальной, генитальной реальности мы говорим именно об этом, т. е. о некотором отношении между нашим образом и образами вообще. Мы говорим об образах человеческого тела, об очеловечении мира и его восприятии, зависящем от образов, связанных со структурированием тела. Реальные объекты проходят через посредничество зеркала и сквозь него и таким образом оказываются на том же месте, что и воображаемый объект. Образу свойственно либидинальное инвестирование. Под либидинальным инвестированием понимают то, в чем объект становится желанным, т. е. то, в чем он сливается с образом, который мы по-разному и в разной степени структурированности несем в себе.

Итак, наша схема помогает представить различие, тщательно проводимое Фрейдом и часто остающееся загадкой для читателей, между топической регрессией и регрессией генетической, архаической или, как также ее называют, регрессией в истории.

В зависимости от наклона зеркала изображение в сферическом зеркале бывает отчетливее или в центре, или по краям. Можно также представить различные изменения этого изображения. Каким образом первоначальный рот трансформируется под конец в фаллос? — быть может, не так уж сложно было бы создать соответствующую модель занимательной физики. Итак, вы видите, что всякая поистине действенная и полная настройка воображаемого у человека может быть установлена лишь черезвмешательство другого измерения. Вот к чему, по крайней мере мифически, стремится психоанализ.

Каково мое желание? Каково мое положение в структуре воображаемого? Такое положение постигаемо лишь постольку, поскольку мы будем сознавать, что направляющая инстанция находится по ту сторону воображаемого, на уровне символической плоскости, узаконенного обмена, который может быть воплощен лишь исходя из вербального обмена между человеческими существами. Такой направляющей инстанцией субъекта является Ich-Ideal.

Данное различие крайне важно: оно позволяет нам понять то, что происходит в анализе в плоскости воображаемого и носит название переноса.

Чтобы постичь это — вот где достоинство текста Фрейда, надо понять, что такое Verliebtheit, влюбленность. Влюбленность это феномен, который разворачивается на уровне воображаемого и приводит к настоящему западанию символического, к своего рода аннулированию, нарушению функции Я-идеала. Влюбленность вновь открывает двери — как без обиняков говорит Фрейд — совершенству.

Ich-Ideal, Я-идеал — это другой в той мере, как он говорит; другой в той мере, как его связывает со мной символическое сублимированное отношение; другой, являющийся в динамике нашего обращения одновременно нам подобным и отличным от воображаемого либидо. Символическим обменом является то, что связывает между собой человеческих существ — слово — и что позволяет идентифицировать субъекта. Высказывание Гегеля: символ порождает мыслящих существ — не является метафорой.

Ich-Ideal в качестве говорящего может попасть в мир объектов на уровне Ideal-lch, то есть на уровне, где может произойти то нарциссическое пленение, о котором Фрейд твердит нам на протяжении всей статьи. Вы прекрасно понимаете, что когда происходит такое слияние, никакой возможности настройки аппарата больше уже не существует. Иначе говоря, нам остается лишь согласиться с расхожей мудростью, что тот, кто влюблен, безумен.

Я хотел бы проиллюстрировать тут психологию любви с первого взгляда. Помните, как Вертер впервые увидел Лотту, нянчившую ребенка. Это- вполне подходящий образ Aniehnungstypus, выбора объекта по опорному типу. Такое совпадение объекта с основополагающим образом героя Гете приводит к возникновению его смертельной привязанности — в следующий раз нужно будет разъяснить, почему такая привязанность смертельна по сути. Вот она, влюбленность. Будучи влюбленным, любят свое собственное Я — свое собственное Я, осуществленное на уровне воображаемого.

Многие ломают голову над проблемой — как может у невротиков, столь запутавшихся в любви, происходить перенос? Возникновение переноса имеет универсальный характер, поистине автоматический, тогда как требования влюбленности, напротив, столь специфичны… Вовсе не каждый день можно встретить готовый образ собственного желания. Как же случается, что в аналитическом отношении перенос, обладающий той же природой, что и любовь — так говорит Фрейд в тексте, разбор которого я поручил Гранову, — возникает «даже прежде» самого начала анализа? Конечно, перенос до начала анализа и во время него — это не совсем то же самое.

Психология bookap

Я вижу, что уже подходит время окончания нашей беседы и не хочу задерживать вас дольше положенной границы без четверти два. В следующий раз мы вернемся к вопросу, каким образом почти автоматическое возникновение переноса в отношении анализируемый/аналитик — происходящее даже прежде начала анализа посредством присутствия аналитика и самой функции анализа — позволит нам задействовать воображаемую функцию Ideal-Ids.

31 марта 1954 года.

Что такое идеал в психологии человека

Вспомните, как часто мы произносим «идеальные условия жизни», «идеальные условия работы», «это мой идеал мужчины/женщины», «это идеальные отношения» и т. д. А теперь вспомните ситуации, когда представления об идеалах расходятся. Вплоть до того, что кто-то считает ужасным то, что для другого является идеальным и самым прекрасным. Почему так происходит? Почему представления об идеале отличаются, и что влияет на формирование представлений? Об этом нам сегодня предстоит поговорить.

СОДЕРЖАНИЕ

  • 1 Что такое идеал
  • 2 Как формируется идеал
  • 3 Какую роль в жизни человека играет идеал
  • 4 Перфекционизм как стремление к идеалу
  • 5 Послесловие

Что такое идеал

Идеал – это наилучший образец чего-либо или наивысшая цель в какой-то деятельности. Это предел мечтаний человека, то, к чему личность стремится. Но представление об идеале всегда носит субъективный характер.

Например, в представлении одной женщины идеальная фигура – это максимум мышц и минимум жира. А другая женщина тянется к пышным формам. Третья же представительница прекрасного пола мечтает о плоской фигуре. И такое расхождение идеалов наблюдается во всем: внешность, досуг, круг общения, место и условия работы, семейное положение, характер и т. д.

Идеал или система идеалов отличается не только от человека к человеку, но и меняется внутри самой личности. Это динамическая структура, которая зависит от возраста, ситуации развития, окружения, уровня интеллекта, кругозора человека. Наши идеалы меняются на протяжении всей жизни.

Как формируется идеал

Формирование идеалов происходит в процессе социализации. Основа идеалов:

  • потребности, интересы и мотивы личности;
  • ценности и убеждения личности;
  • ценности и идеалы общества.

Большое влияние на формирование идеалов оказывает общество и его оценка, мнение. Например, в разные эпохи в обществе были разные представления об идеальной семье. Долгое время царил патриархат. Женщина играла исключительно роль хранительницы домашнего очага. Она во всем слушалась мужа, не смела ему перечить. А что мы наблюдаем сегодня? Поддерживается идея равенства полов, распределения семейных обязанностей. А кто-то и вовсе считает, что идеал семьи – это работающая женщина и мужчина-домохозяин.

Другой пример. Когда-то в обществе правил дух коллективизма, а теперь социум пропагандирует идею индивидуализма. Идеал гражданина – самостоятельная, постоянно развивающаяся и творчески самореализующаяся личность.

По мере взросления человек ориентируется на разных представителей социума. В раннем возрасте – родители, старшие братья и сестры. В школьные годы – учитель. В подростковом возрасте – ровесники. В юности и взрослости – другие взрослые. Идеалом может быть герой книги или историческая личность.

Стоит отметить, что общественно значимые идеалы не всегда становятся личностно значимыми убеждениями и устремлениями. Не всегда происходит переход общественных идеалов во внутриличностные образцы для подражания. На формирование идеалов влияет мировоззрение человека и менталитет общества. Идеал только тогда становится продуктом внутреннего мира, когда человек полноценно осознает, что должен следовать этому идеалу, исполнять обязанности, связанные с ним. Если человек воспринимает что-то как должное, а не просто знает, что так нужно поступать, то это что-то становится его устремлением. Таким образом, важно именно чувствовать и переживать на себе, а не просто знать, иметь представление о чем-то.

Какую роль в жизни человека играет идеал

Представление об идеале и тяга к нему способствуют развитию личности. В погоне за результатом человек самосовершенствуется и занимается самовоспитанием. Идеал определяет нормы поведения и задает направление деятельности, влияет на направленность личности. Идеал определяет цель и смысл жизни человека, влияет на поведение и мышление.

Иногда отношение к идеалу носит созерцательно-восторженный характер. Но это больше напоминает поклонение кумиру, и об этом мы поговорим в другой раз. А пока продолжим разговор об идеале.

Идеальный образ – это усовершенствованная реальность. Рассмотрим это подробнее на примере идеала личности. Идеал наделен теми качествами, которых не хватает человеку. Он умеет то, что не умеет человек в настоящем. Но, что немаловажно, человек может все это приобрести, если захочет. Этим Я-идеальное отличается от Я-фантастического. Однако иногда эти элементы путаются внутри личности, и человек выдвигает нереальные требования к самому себе. Достичь он их, конечно же, не может, от чего испытывает глубокую фрустрацию, раздражение, разочарование. На фоне этого может развиться депрессия, невроз или другое психическое расстройство. Предлагаю подробнее рассмотреть ситуацию, в которой человек путает Я-идеальное и Я-фантастическое, обрекая сам себя на неудачу и страдания.

Перфекционизм как стремление к идеалу

Перфекционизм – постоянное стремление к идеалу. Перфекционист всегда недоволен собой, старается улучшить себя, мир, деятельность. Он зацикливается на мелочах и в результате не замечает или не успевает уловить главное. Перфекционист недоволен собой, даже когда добивается успеха. Он все время думает, что мог бы сделать лучше, быстрее и т. д. В погоне за идеалом перфекционист забывает о базовых потребностях, а плод своих трудов он даже может уничтожить.

Перфекционизм может быть особенностью характера, а может принимать патологические формы, перерастать в обсессивно-компульсивные расстройства. Однако предпосылки у перфекционизма всегда одинаковые:

  • низкая самооценка;
  • желание получить признание и похвалу;
  • комплекс неполноценности;
  • неуверенность в себе;
  • потребность в любви и внимании;
  • страх критики, зависимость от чужого мнения.

Страх неудачи иногда сковывает перфекционисту руки. Тогда он предпочитает ничего не делать, не пробовать нового, не брать на себя лишнюю ответственность.

Причина развития перфекционизма – завышенные ожидания со стороны родителей. Порицание, запреты, эмоциональная холодность, требовательность и другие элементы авторитарного воспитания приводят к этому. Как мы уже говорили, дети следуют идеалам родителей. Перфекциониста с детства учат тянуться к нереалистичному идеалу.

Родители, как правило, не знают или сознательно игнорируют особенности ребенка. Вместо этого они стараются сделать из него пример для подражания (в их представлении), объект для гордости. Или стремятся в нем воплотить свои несбывшиеся мечты. А для развития ребенка нет ничего хуже, чем идти против своей сущности. То есть заниматься тем, к чему нет задатков и склонностей. Или жить по распорядку, противоречащему свойствам психики, темпераменту. Ребенок вырастает, а завышенная требовательность к себе и другим сохраняется, как и сопутствующее ей чувство личностной несостоятельности.

Послесловие

Здоровая Я-концепция важна для гармоничного и нормального развития личности. И это справедливо для всего, что нас окружает. Мы должны представлять идеальную жизнь, идеального себя. Мы должны мечтать об этом и тянуться к этому. Но нельзя выдвигать завышенные ожидания и требования. Нужно помнить об индивидуально-психологических особенностях, которые влияют на возможности и способности людей.

III «Я» И «СВЕРХ — Я». («ИДЕАЛ Я»). Психология бессознательного

III

«Я» И «СВЕРХ — Я». («ИДЕАЛ Я»)

Если бы «Я» было только частью «Оно», модифицированным влиянием системы восприятий — представителем реального внешнего мира в психике, то мы имели бы дело с простым положением вещей. Добавляется, однако, еще нечто другое.

Мотивы, побудившие нас предположить в «Я» еще одну ступень — дифференциацию внутри самого «Я» — назвать эту ступень «Идеалом Я» или «Сверх — Я», разъяснены в других местах. Эти мотивы обоснованные[223]. Новостью, требующей объяснения, является то, что эта часть «Я» имеет менее тесное отношение к сознанию.

Здесь мы должны несколько расширить пояснения. Нам удалось разъяснить болезненные страдания меланхолии предположением, что в «Я» снова восстанавливается потерянный объект, то есть, что загрузка объектом сменяется идентификацией. Но тогда мы еще не вполне поняли полное значение этого процесса и не знали, насколько он част и типичен. Позднее мы поняли, что такая замена играет большую роль в оформлении «Я» и значительно способствует становлению того, что называют своим характером.

Первоначально в примитивной оральной фазе индивида, вероятно, нельзя отличить загрузку объектом от идентификации. В дальнейшем можно только предположить, что загрузки объектом исходят от «Оно», для которого эротические стремления являются потребностями. «Я», вначале еще слабоватое, получает сведения о загрузках объектом, соглашается с ними или противится им процессом сопротивления[224].

Если такой сексуальный объект нужно или должно покинуть, то для этого нередко происходит изменение «Я», которое, как и в меланхолии, следует описать как восстановление объекта в «Я». Более подробные условиявия этой замены нам еще неизвестны. Может быть, «Я» облегчает или делает возможным отдачу объекта при помощи этой интроекцийи представляющей собой род регресса к механизму оральной фазы. Может быть, эта идентификация и вообще является условием, при котором «Оно» покидает свои объекты. Во всяком случае этот процесс — особенно в ранних фазах развития — очень част и дает возможности представлению, что характер «Я» является осадком покинутых загрузок объектом, т. е. содержит историю этих выборов объекта. Поскольку характер какой — нибудь личности отвергает или воспринимает эти влияния из истории эротических выборов объекта, то надо, конечно, с самого начала признать шкалу сопротивляемости. У женщин с большим любовным опытом можно, по — видимому, легко доказать в чертах характера остатки из загрузок объектом.

Следует принять во внимание и одновременность загрузки объектом и идентификации, т. е. изменение характера в момент, когда объект еще не покинут. В этом случае изменение характера по длительности могло бы пережить отношение к объекту и в известном смысле это отношение консервировать.

Другая точка зрения устанавливает, что это превращение эротического выбора объекта в изменение «Я» является и тем путем, каким «Я» может овладеть «Оно» и может углубить свои к нему отношения; правда, это совершается за счет широкой податливости к его переживаниям. Если «Я» принимает черты объекта, то оно само, так сказать, напрашивается в объект любви для «Оно»; оно стремится возместить ему эту потерю и говорит: «Посмотри — ка, ты можешь полюбить и меня, ведь я так похоже на объект».

Происходящее здесь превращение либидо объекта в нарцистическое либидо очевидно приводит к отходу от сексуальных целей — к десексуализации, т. е. к своего рода сублимации. Да, возникает вопрос, достойный более подробного рассмотрения, а именно: не является ли это общим путем к сублимации; не происходит ли всякая сублимация при посредстве «Я», которое сначала превращает сексуальное либидо объекта в нарцистическое, чтобы затем, может быть, поставить ему другую цель[225].

Позже мы займемся вопросом, не повлияет ли это превращение и, на судьбу других первичных позывов, не поведет ли за собой распада, например, различных слитых друг с другом первичных позывов.

Мы теперь отвлекаемся от нашей цели, но нельзя не остановиться еще раз на объектных идентификациях «Я». Если таковые берут верх, делаются слишком многочисленными, слишком сильными и неуживчивыми между собой, то можно ожидать патологического результата. Дело может дойти до расщепления «Я», причем отдельные идентификации путем сопротивлений замыкаются друг от друга; может быть, тайна случаев так называемой множественной личности заключается в том, что отдельные идентификации, сменяясь, овладевают сознанием. Если дело даже и не заходит так далеко, все же создается тема конфликтов между отдельными идентификациями, на которые раскалывается «Я»; конфликты эти, в конце концов, не всегда могут быть названы патологическими.

В какую бы форму ни вылилось дальнейшее сопротивление характера влияниям покинутых загрузок объектом, все же воздействие первых идентификаций, происходивших в самые ранние годы, будет общим и длительным. Это возвращает нас к возникновению «Идеала Я», так как за ним кроется первая и самая значительная идентификация индивида, а именно — идентификация с отцом личного правремени[226]. Она, по — видимому, не результат или исход загрузки объектом; это — идентификация прямая и непосредственная, и по времени — она раньше любой загрузки объектом. Но выборы объекта, протекающие в первый сексуальный период и относящиеся к отцу и матери, по — видимому, нормально завершаются такой индентификацией и, таким образом, усиливают первичную индентификацию.

Эти соотношения все же настолько сложны, что необходимо описать их подробнее. Два момента создают эту компликацию, а именно: треугольная структура Эдипова комплекса и бисексуальность конституции индивида.

Упрощенный случай принимает для ребенка мужского пола следующий вид: уже в совсем ранние годы он развивает в отношении матери загрузку объектом, которая исходной точкой имеет материнскую грудь и является образцовым примером выбора объекта по типу нахождения опоры, отцом мальчик овладевает путем идентификации. Оба эти отношения некоторое время идут параллельно; но затем, вследствие усиления сексуальных желаний в отношении матери и сознания, что отец для этих желаний является препятствием, возникает Эдипов комплекс. Идентификация с отцом принимает враждебную окраску, обращается в желание его устранить, чтобы занять его место у матери. С этого момента отношение к отцу амбивалентно; кажется, что амбивалентность, с самого начала имевшаяся в идентификации, теперь становится явной. Амбивалентная установка к отцу и только нежное объектное стремление к матери являются для мальчика содержанием простого позитивного Эдипова комплекса.

При разрушении Эдипова комплекса загрузка объектом — матерью должна быть покинута. Вместо нее могут возникнуть два случая: или идентификация с матерью или усиление идентификации с отцом. Последний случай мы считаем более нормальным, так как он позволяет сохранить в известной степени нежное отношение к матери. Гибель Эдипова комплекса укрепила бы, таким образом, мужественность в характере мальчика. Эдипова установка маленькой девочки совсем аналогичным образом может окончиться усилением идентификации себя с матерью (или созданием такой идентификации), и это установит женственный характер ребенка.

Эти идентификации не оправдывают наших ожиданий, так как они не вводят в «Я» покинутого объекта; но бывает и такой исход, и у девочек он наблюдается чаще, чем у мальчиков. Очень часто из анализа узнаешь, что после того, как пришлось отказаться от отца как объекта любви, маленькая девочка развивает в себе мужественность и идентифицирует себя уже не с матерью, а с отцом, т. е. потерянным объектом. Очевидно, все зависит от того, достаточно ли сильны ее мужские свойства, в чем бы они ни состояли.

По — видимому, исход Эдипова комплекса в идентификации с отцом или матерью у обоих полов зависит от относительной силы свойств того или другого пола. Это — один из видов, какими бисексуальность вторгается в судьбы Эдипова комплекса. Другой вид еще важнее. Получается впечатление, что простой Эдипов комплекс — вообще не самое частое явление; он скорее соответствует упрощению или схематизации, которая достаточно часто оправдывается на практике. Более подробное исследование обнаруживает чаще всего более полный Эдипов комплекс, который является двояким — позитивным и негативным, в зависимости от бисексуальности ребенка, т. е. у мальчика — не только амбивалентная установка к отцу и нежный выбор объекта — матери, но одновременно он и ведет себя как девочка — проявляет нежную женственную установку к отцу и соответствующую ей, ревниво — враждебную, к матери. Это участие бисексуальности очень мешает рассмотреть условия примитивных выборов объекта и еще больше затрудняет их ясное описание. Возможно, что и амбивалентность, констатированную в отношении к родителям, следовало бы безусловно отнести к бисексуальности, а не к развитию из идентификации вследствие установки соперничества, как я это изложил ранее.

Мне думается, что будет целесообразным принять существование полного Эдипова комплекса вообще и, особенно, у невротиков. Аналитический опыт показывает тогда, что в некотором количестве случаев часть комплекса исчезает до едва заметного следа; тогда получается ряд, на одном конце которого находится нормальный позитивный, а на другом — обратный негативный Эдипов комплекс; средние же звенья выявляют совершенную форму с неравным участием обоих компонентов. При гибели Эдипова комплекса четыре содержащиеся в нем стремления сложатся таким образом, что из них получится идентификация с отцом и идентификация с матерью; идентификация с отцом удержит объект — мать позитивного комплекса и одновременно объект — отца обратного комплекса; аналогичное явление имеет место при идентификации с матерью. В различной силе выражения обеих идентификаций отразится неравенство обоих половых данных.

Таким образом, можно предположить, что самым общим результатом сексуальной фазы, находящейся во власти Эдипова комплекса, является конденсат в «Я», состоящий в возникновении этих двух, как — то между собою связанных идентификаций. Это изменение «Я» сохраняет свое особое положение, оно противостоит другому содержанию «Я» как «Идеал Я» или «Сверх — Я».

Но «Сверх — Я» — не просто осадок первых выборов объекта, производимых «Оно»; «Сверх — Я» имеет и значение энергичного образования реакций против них. Его отношение к «Я» не исчерпывается напоминанием — таким (как отец) ты должен быть, но включает и запрет: таким (как отец) ты не имеешь права быть, ты не можешь делать все, что делает он, на многое только он имеет право. Это двойное лицо «Идеала Я» проистекает из факта, что «Идеалу Я» пришлось трудиться над вытеснением Эдипова комплекса, более того, что само оно и возникло даже в результате этого перелома. Вытеснение Эдипова комплекса было, очевидно, нелегкой задачей. Так как родители, особенно отец, признаются препятствием для осуществления Эдиповых желаний, то инфантильное «Я» укрепилось для этой работы вытеснения, создав это же самое препятствие. Оно в некотором роде заимствовало для этого силу от отца, и это заимствование есть акт с исключительно серьезными последствиями. «Сверх — Я» сохранит характер отца, и чем сильнее был Эдипов комплекс, чем быстрее (под влиянием авторитета, религиозного учения, обучения и чтения) произошло его вытеснение, тем строже «Сверх — Я» будет позже царить над «Я» как совесть, может быть, как бессознательное чувство вины. Позже я изложу предположение, откуда оно получает силу для этого господства, этот принудительный характер, проявляющий себя как категорический императив.

Если мы еще раз рассмотрим описанное нами возникновение «Сверх — Я», то мы признаем его результатом двух в высшей степени значительных биологических факторов, а именно: длительной детской беспомощности и зависимости человека, и факта наличия его, Эдипова комплекса, который мы ведь объяснили перерывом в развитии либидо, вызванным латентным временем, т. е. двумя — с перерывом между ними — началами его сексуальной жизни. Последнюю, как кажется, специфически человеческую — особенность психоаналитическая гипотеза представила наследием развития в направлении культуры, насильственно вызванным ледниковым периодом. Таким образом, отделение «Сверх — Я» от «Я» не является чем — то случайным: оно отображает самые значительные черты развития индивида и развития вида, и, кроме того, создает устойчивое выражение влияния родителей, т. е. увековечивает те моменты, которым оно само обязано своим происхождением.

Психоанализ постоянно упрекали в том, что он не озабочен высоким, моральным, сверхличным в человеке. Этот упрек был вдвойне несправедлив — и исторически, и методически: во — первых, потому, что моральным и эстетическим тенденциям в «Я» с самого начала был приписан, импульс к вытеснению; во — вторых, потому, что никто не хотел понять, что психоаналитическое исследование не могло выступать в виде философской системы с законченным и готовым сводом научных положений, а должно было шаг за шагом пробивать себе дорогу к пониманию психических компликаций путем аналитического расчленения нормальных и анормальных феноменов. Нам не нужно было присоединяться к трусливой озабоченности о наличии в человеке высшего, пока мы должны были заниматься изучением вытесненного в психической жизни. А теперь, когда мы осмеливаемся приступить к анализу «Я», мы можем давать следующий ответ всем тем, кто был поколеблен в своем этическом сознании и жаловался, что ведь должно же быть в человеке высшее существо — мы отвечаем: конечно, и вот это и есть высшее существо — это «Идеал Я» или «Сверх — Я» — репрезентация нашего отношения к родителям. Мы знали эти высшие существа, когда были маленькими детьми, мы ими восхищались и их боялись, а позднее восприняли их в себя.

Таким образом, «Идеал Я» является наследием Эдипова комплекса и, следовательно, выражением наиболее мощных движений и наиболее важных судеб либидо в «Оно». Вследствие установления «Идеала Я», «Я» овладело Эдиповым комплексом и одновременно само себя подчинило «Оно». В то время, как «Я», в основном, является представителем внешнего мира, реальности, — «Сверх — Я» противостоит ему как поверенный внутреннего мира, мира «Оно». Мы теперь подготовлены к тому, что конфликты между «Я» и идеалам будут, в конечном итоге, отражать противоположность реального и психического, внешнего мира и мира внутреннего.

То, что биология и судьбы человеческого вида создали и оставили в «Оно», путем образования идеала передается в «Я» и вновь индивидуально в нем переживается. «Идеал Я», вследствие истории своего образования, имеет самую обширную связь с филогенетическим приобретением, — архаическим наследием отдельного человека. То, что в отдельной психической жизни было самым глубоким, становится путем создания идеала наивысшим в человеческой душе, соответственно нашей шкале оценок. Было бы напрасным трудом хотя бы приблизительно локализировать «Идеал Я» так, как мы локализируем «Я», или же поместить его в одно из тех сравнений, какими мы пытались изобразить отношения «Я» и «Оно».

Легко показать, что «Идеал Я» удовлетворяет всем требованиям, которые предъявляются к высшему существу в человеке. Как замену тоски по отцу, он содержит зародыш, из которого образовались все религии. Суждение о собственной недостаточности при сравнении «Я» с его идеалом вызывает смиренное религиозное ощущение, на которое ссылается исполненный страстью томления верующий. В дальнейшем ходе развития учителя и авторитеты продолжали роль отца; их заповеди и запреты остались действенно мощными в «Идеале Я» и выполняют теперь в виде совести моральную цензуру. Напряжение между требованиями совести и достижениями «Я» ощущается как чувство вины. Социальные чувства основываются на идентификации себя с другими — на почве одинакового «Идеала Я».

Религия, мораль и социальное чувство — эти главные содержания высшего в человеке[227] — первоначально составляли одно целое. По гипотезе, изложенной в «Тотем и табу», они филогенетически приобретались в отцовском комплексе; религия и моральное ограничение — путем преодоления прямого Эдипова комплекса; социальные же чувства вышли из необходимости побороть соперничество, оставшееся между членами молодого поколения. Во всех этих этических приобретениях мужской пол шел, по — видимому, впереди; но скрещенная наследственность сделала их и достоянием женщин. У отдельного человека еще и в наше время социальные чувства возникают как надстройка над ревнивым соперничеством между сестрами и братьями. Так как враждебность нельзя изжить, то создается идентификация с прежним соперником. Наблюдения над умеренными гомосексуалами поддерживают предположение, что и эта идентификация является заменой нежного выбора объекта, пришедшего на смену агрессивно — враждебной установке.

Но с упоминанием филогенезиса появляются новые проблемы, от разрешения которых хотелось бы робко уклониться. Но ничего не поделаешь, надо попытаться, даже если и боишься, что это обнаружит неудовлетворительность всех наших усилий. Вопрос таков: что в свое время приобрело религию и нравственность от отцовского комплекса — «Я» примитивного человека или его «Оно»? Если это было «Я», то почему мы не говорим, что оно просто все это унаследовало? А если это было «Оно», то как это согласуется с характером «Оно»? Может быть, дифференциацию на «Я», «Сверх — Я» и «Оно» нельзя переносить на такие давние времена? Или надо просто честно сознаться, что все это представление о процессах в «Я» ничего не дает для понимания филогенезиса и к нему неприменимо?

Ответим сначала на то, на что легче всего ответить. Наличие дифференциации на «Я» и «Оно» мы должны признать не только у примитивных людей, но и у гораздо более простых живых существ, так как эта дифференциация является необходимым выражением влияния внешнего мира. Мы предположили, что «Сверх — Я» возникло именно из тех переживаний, которые вели к тотемизму. Вопрос о том, кто приобрел эти знания и достижения — «Я» или «Оно» — вскоре отпадает сам собой. Дальнейшее соображение говорит нам, что «Оно» не может пережить или испытать внешнюю судьбу кроме как через «Я», которое заменяет для него внешний мир. Но о прямом наследовании в «Я» все же нельзя говорить. Здесь раскрывается пропасть между реальным индивидом и понятием вида. Нельзя также слишком неэластично относиться к разнице между «Я» и «Оно»: нельзя забывать, что «Я» является особенно дифференцированной частью «Оно». Переживания «Я» кажутся сначала потерянными для наследования, но если они часто и достаточно сильно повторяются у многих следующих друг за другом поколений индивидов, то они, так сказать, превращаются в переживания «Оно», впечатления которых закрепляются путем наследования. Таким образом наследственное «Оно» вмещает в себе остатки бес численных жизней «Я», и когда «Я» черпает свое «Сверх — Я» из «Оно», то оно, может быть, лишь восстанавливает более старые образы «Я», осуществляет их воскрешение.

История возникновения «Сверх — Я» делает понятным, что. ранние конфликты «Я» с объектными загрузками «Оно» могут продолжаться в виде конфликтов с их наследником — «Сверх — Я». Если «Я» плохо удается преодоление Эдипова комплекса, то его загрузка энергией, идущая от «Оно», вновь проявится в образовании реакций «Идеала Я». Обширная коммуникация этого идеала с этими БСЗ первичными позывами разрешит ту загадку, что сам идеал может большей частью оставаться неосознанным, для «Я» недоступным. Борьба, бушевавшая в более глубоких слоях и не прекратившаяся путем быстрой сублимации и идентификации, как на каульбаховской картине битвы гуннов, продолжается в сфере более высокой.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Идеал

Идеал – образец, совершенство в чем-либо, высшая цель, определяющая стремления и поведение отдельного человека, группы, класса. В отличие от моральных норм, которые определяют поведение людей в повседневных жизненных ситуациях, идеал указывает на конечную цель

Глава 2 Аспекты «Сверх-Я» в психологии зрелых родителей[15]

Глава 2 Аспекты «Сверх-Я» в психологии зрелых родителей[15] Все мы склонны видеть в «Сверх-Я» то, что в каждом из нас фиксируют родители. И это вполне естественно. Я же намерен раскрыть аргумент, касающийся той типологии «Сверх-Я», которую вносит зрелый

III «Я» И «СВЕРХ-Я». («ИДЕАЛ Я»)

III «Я» И «СВЕРХ-Я». («ИДЕАЛ Я») Если бы «Я» было только частью «Оно», модифицированным влиянием системы восприятий – представителем реального внешнего мира в психике, то мы имели бы дело с простым положением вещей. Добавляется, однако, еще нечто другое.Мотивы, побудившие

Идеал

Идеал Идеал – это некий эталонный образец. Конечно, у каждого идеал свой, индивидуальный, но и на его формирование накладывает отпечаток опыт предков и стандарты, навязываемые обществом. Индивидуальный идеал мы назовем «картой любви», и здесь рассматривать не

17. Чудесное Сверх–Я

17. Чудесное Сверх–Я Мы уже сталкивались со многими чудесными решениями, которые подсказала истинная и полная вера. Во многих случаях было достаточно одной веры, чтобы достичь счастья. Во многих областях жизни человек, который верит и доверяет самому себе, опережает

III. Я и Сверх-Я (Я-идеал)

III. Я и Сверх-Я (Я-идеал) Если бы Я было только частью Оно, изменившейся под влиянием системы восприятия, то есть представителем реального внешнего мира в психике, то все было бы просто. Но здесь добавляется нечто иное.Мотивы, побудившие нас предположить наличие в Я еще

Правило 24.

Сверх ожиданий

Правило 24. Сверх ожиданий Никогда не мешает пройти лишнюю милю. Уэйн Дайер, соавтор книги «Как получить то, что вы действительно хотите» Относитесь ли вы к тому типу людей, которые непременно проходят лишнюю милю и выполняют сверх обещанного? В наши дни это – редкость, но

Давайте сверх ожидания

Давайте сверх ожидания Впервые приехав на остров Мауи, Майк Келли (о нем я уже рассказывал) продавал в отелях туристам лосьон для загара. Майк, который потом имел обширный и весьма успешный бизнес на островах, всегда был готов пройти лишнюю милю для своих клиентов. Одним из

Давайте сверх ожиданий

Давайте сверх ожиданий Если вы действительно хотите превзойти других в своем деле – добиться ошеломляющего успеха в учебе, бизнесе или жизни, – делайте больше, чем от вас требуют, всегда давая что-то сверх ожиданий. Бизнесмен, не гнушающийся «пройти лишнюю милю»,

III. Я и сверх-Я (Я-идеал)

III. Я и сверх-Я (Я-идеал) Если бы Я было только частью Оно, определяемой влиянием системы восприятия, только представителем реального внешнего мира в душевной области, все было бы просто. Однако сюда присоединяется еще нечто.В других местах уже были разъяснены мотивы,

Идеал?

Идеал? Рассматривая функции семьи, призванные удовлетворять основные потребности человека, мы очень часто не замечаем одну из наиболее фундаментальных: семья — это то место, где мы учимся быть несовершенными существами, живущими в несовершенном мире, и справляться с

идеал — это… Что такое Я-идеал? —

Содержание

Идеал-Я

Новости

Идеал-Я — Понятие, введенное Фрейдом во второй теории психического аппарата, — инстанция личности, возникающая в результате соединения нарциссизма (идеализация Я) и самоидентификации с родителями — с их заместителями и коллективными идеалами. В качестве отдельной инстанции Идеал-Я — это образец, которому стремится следовать субъект.

В работах Фрейда трудно вычленить строгий смысл понятия Идеал-Я. Перемены в его значении связаны с разработкой понятия Сверх-Я и шире — второй теории психического аппарата. Так, в «Я и Оно» Идеал-Я и Сверх-Я выступают как синонимы, а в других текстах роль идеала выполняется отдельной инстанцией или же отдельной подструктурой в составе Сверх-Я.

Понятие Идеал-Я впервые появляется в работе «К введению в нарциссизм» для обозначения относительно независимого внутрипсихического образования, которое служит для Я точкой отсчета при оценке своих реальных достижений. Его возникновение связано с нарциссизмом: «То, что человек ставит перед собой в качестве идеала, есть лишь замена утраченного нарциссизма его детства, когда он был идеалом для самого себя». Это состояние нарциссизма, которое Фрейд уподобляет бреду величия, ребенок преодолевает, прежде всего , под воздействием родительской критики. Следует отметить, что эту критику, интериоризированную в качестве особой психической инстанции — инстанции цензуры и самонаблюдения, — Фрейд в своей работе о нарциссизме систематически отличает от Идеал-Я: эта инстанция «постоянно наблюдает за актуальным Я и сопоставляет его с идеалом».

Психоаналитическая литература свидетельствует о том, что понятие Сверх-Я не устранило понятия Идеал-Я. Большинство авторов их различают.

По поводу Идеал-Я существует относительное согласие во взглядах; напротив, мнения расходятся по вопросу о его отношениях со Сверх-Я и с нравственным сознанием. Ситуация осложняется тем, что ряд авторов то следуют за Фрейдом, понимая Сверх-Я как целостную структуру, состоящую из отдельных подструктур, то осмысливают его как «голос сознания» с его запретами.

 

Помощь психологов, психотерапевтов; психотерапевты, психологи Москвы .

идеал — это… Что такое Я-идеал?

  • Идеал (философия) — Идеал (лат.  idealis от греч. ίδέα  образ, идея)  высшая ценность; наилучшее, завершенное состояние того или иного явления; образец личных качеств, способностей; высшая норма нравственной личности; высшая степень нравственного представления о… …   Википедия

  • Идеал (эстетика) — Идеал (лат. idealis от греч. ίδέα  образ, идея)  высшая ценность; наилучшее, завершенное состояние того или иного явления; образец личных качеств, способностей; высшая норма нравственной личности; высшая степень нравственного представления о… …   Википедия

  • ИДЕАЛ — (от лат. idealis, греч. idea образ, идея) 1) в общеупотребительном смысле: а) высшая степень ценного или наилучшее, завершенное состояние к. л. явления, б) индивидуально принятый стандарт (признаваемый образец) ч. л., как правило, касающийся… …   Философская энциклопедия

  • Идеал — Идеал. […] в период расцвета своей работы над национально реалистическим стилем Пушкин решительно противопоставляет «высокопарным мечтаньям» своей весны, теории возвышенного предмета «прозаические бредни» реализма, поэзию живой жизни. В этом… …   История слов

  • ИДЕАЛ — 1) воображаемый образец совершенства в к. н. отношении нпр., идеал добродетели, красоты, мужества и т. д.; 2) высшая задача, цель, в направлении которой совершается чья либо деятельность; что ниб. очень хорошее во всех отношениях, что составляет… …   Словарь иностранных слов русского языка

  • идеал — а, м. idéal m. 1. Высшая, руководящая деятельностью общества или личности цель, которой стремятся достичь; предел чьих л. стремлений, желаний. БАС 1. Другого идеалы мучат, Как женщину на сносях пучат, Родится мышь и чуть живет! 1817. Долг. Живет …   Исторический словарь галлицизмов русского языка

  • ИДЕАЛ ЧИСТОГО РАЗУМА —     ИДЕАЛ ЧИСТОГО РАЗУМА (нем. Ideal der reinen Vernunft) термин кантовской философии, используемый в “Критике чистого разума” для обозначения “теологической идеи” как понятия всереальнейшей сущности. Терминологическое отграничение Кантом идеала… …   Философская энциклопедия

  • Идеал политический — совершенный образец политического и государственного устройства общества; наилучший для данного конкретно исторического этапа образ сознания и деятельности политического субъекта; политическая ценность, побуждающая к эффективной деятельности;… …   Политология. Словарь.

  • ИДЕАЛ — ИДЕАЛ, идеала, муж. (от греч. idea идея) (книжн.). Высшая, трудно достижимая степень совершенства в чем нибудь, мыслимый предел стремлений, желаний. Идеал красоты. Идеал человека. В идеале не то, что в действительности. «Нельзя себе представить… …   Толковый словарь Ушакова

  • идеал — Совершенство, верх, образец, мечта, несбыточное желание. См. цель… Словарь русских синонимов и сходных по смыслу выражений. под. ред. Н. Абрамова, М.: Русские словари, 1999. идеал совершенство, верх, образец, мечта, несбыточное желание, цель;… …   Словарь синонимов

  • Идеал (филос.) — Идеал (франц. idéal, от греч. idéa идея, первообраз), идеальный образ, определяющий способ мышления и деятельности человека или общественного класса. Формирование природы сообразно И. представляет собой специфически человеческую форму… …   Большая советская энциклопедия

  • Я — это… Что такое ИДЕАЛ-Я?

    – понятие, введенное З. Фрейдом и используемое в психоаналитической литературе для описания психики человека и структуры личности. Оно обозначает такое образование, которое возникает внутри личности, представляет собой инстанцию, оказывающую воздействие на поведение индивида. Идеал-Я олицетворяет требования, исходящие как бы из высшего существа в человеке.

       Первые представления З. Фрейда об идеале-Я или «Я-идеале» содержались в его работе «О нарциссизме» (1914), где он высказал мысль о том, что образование идеала является условием вытеснения со стороны Я, возмещением «утерянного нарциссизма детства», когда ребенок был собственным идеалом. Подобно инфантильному идеальное Я обладает всеми ценными совершенствами. В этой же работе З. Фрейд подчеркнул то обстоятельство, что от идеала-Я простирается путь к пониманию психологии масс: «Этот идеал, помимо индивидуального, имеет еще социальную долю, он является также общим идеалом семьи, сословия, нации». Несколько лет спустя данное понимание идеала-Я нашло свое отражение в работе З. Фрейда «Массовая психология и анализ человеческого Я» (1921), где в контексте рассмотрения отношений между индивидуальной и социальной психологиями он высказал следующие соображения: в том случае, когда человек не может быть доволен своим Я, он все же может найти удовлетворение в идеале-Я; масса людей, имеющих вождя, представляет собой какое-то число индивидов, сделавших своим идеалом-Я один и тот же объект и «вследствие этого в своем Я между собой идентифицировавшихся»; между Я и идеалом-Я могут возникать конфликтные отношения, однако в случаях мании они сливаются между собой.

       В классическом психоанализе идеал-Я имеет несколько значений и выполняет различные функции.

       Идеал-Я – это любовь человека к самому себе; та любовь, которая возникает в детстве и сохраняется на всю жизнь; любовь, связанная с нарциссизмом, то есть с самолюбованием; любовь, сопровождающаяся возникновением идеального образа собственного Я.

       Идеал-Я – это точка отсчета, дающая возможность сравнивать реальное положение человека с тем, каким бы он хотел быть в жизни. Нередко образование этого идеала связано с идеализацией, то есть процессом, сопровождающимся завышенной самооценкой.

       Идеал-Я – это некий наблюдатель за человеком, за его мышлением и поведением. Как таковой он характеризуется двойственностью. С одной стороны, идеал-Я может выступать в качестве особой инстанции, называемой совестью. Благодаря совести человек стремится к свершению добрых поступков. С другой стороны, идеал-Я может играть такую жесткую роль наблюдателя, которая способствует возникновению у человека психического заболевания, связанного с бредом наблюдения. Человеку кажется, что кто-то постоянно следит за ним. Его преследуют внутренние голоса. Он не может освободиться из-под власти всевидящего ока, находящегося в глубинах психики. Больной человек постоянно жалуется на то, что все его мысли известны. В связи с этим З. Фрейд отмечал, что некая сила, воплощенная во внутреннем наблюдателе, следящем за нашими намерениями, узнает и критикует их, действительно существует не только у больных людей, страдающих психическими расстройствами, но и в нормальной жизни каждого человека. Другое дело, что в отличие от нормального проявления этой силы бред наблюдения изображает ее «в первоначальной регрессивной форме, при этом раскрывает ее генезис и основание, – почему больной и восстает против него».

       Идеал-Я – это организующее начало, способствующее объединению людей в группы, сообщества, массы. Вождь, политический лидер, духовный наставник обретают в глазах других людей идеальный образ, которому слепо поклоняются и подчиняются. Этот идеал завораживает многих людей. Он становится идеалом-Я для каждого, кто объединяется в соответствующую группу или массовое движение. Человек как бы отрывается от своего собственного идеала-Я ради обретения нового массового идеала-Я. Социальные чувства как раз и основываются «на идентификации себя с другими на почве одинакового идеала-Я».

       Эти значения и функции идеала-Я тесно взаимосвязаны между собой. Но они могут приобретать самостоятельный характер, придавать личности ту или иную направленность развития.

       Во многих работах З. Фрейда ставился знак равенства между идеалом-Я и Сверх-Я. Часто эти понятия рассматривались им как равноценные, что нашло свое отражение, в частности, в его работе «Я и Оно» (1923), где он писал: в человеке есть высшее существо – «это Идеал-Я или Сверх-Я – репрезентация нашего отношения к родителям».

       В современной психоаналитической литературе некоторые авторы пытаются провести различия между идеалом-Я и Сверх-Я. Идеал-Я соотносится, как правило, с чувствами любви и привязанности, Сверх-Я – с чувствами страха и наказания.

       Отдельные черты и характеристики идеала-Я стали объектом пристального внимания со стороны различных психоаналитиков. Некоторые из них сосредоточили внимание на разработке того или иного аспекта идеала-Я.

       В частности, К. Хорни (1885–1952) подробно рассмотрела значение так называемого идеализированного образа. Человек создает собственный образ, который оказывается оторванным от реальности. Но, будучи таковым, этот образ оказывает воздействие на человека, приводит к реальным изменениям в его жизни.

       Под влиянием идеализированного образа человек приписывает себе различные качества, хотя и не обладает ими. Он может считать себя незаурядной личностью. Воспринимать себя в качестве важной персоны, наделенной красотой, умом, всевозможными добродетелями. На деле же отрыв от реальности способен привести к высокомерию, мании величия и в конечном счете к невротическому заболеванию. В представлении К. Хорни, идеализированный образ может быть рассмотрен в качестве «психоза, вплетенного в ткань невроза».

       Идеализированный образ отличается от подлинных идеалов, служащих ориентиром для развития личности. Он не является целью, к достижению которой стремится человек. Идеализированный образ – это разделяемая человеком идея о самом себе. Идея, которую он абсолютизирует и боготворит. В этом качестве идеализированный образ ведет к отчуждению человека от самого себя, служит питательной почвой для безграничного восхищения собой или болезненного стремления порвать со своим реальным Я ради торжества идеала-Я. Такой идеализированный образ, по убеждению К. Хорни, не способствует внутреннему развитию человека.

      

    Энциклопедический словарь по психологии и педагогике. 2013.

    III. Я и Сверх-Я (Я-идеал). Большая книга психоанализа. Введение в психоанализ. Лекции. Три очерка по теории сексуальности. Я и Оно (сборник)

    III. Я и Сверх-Я (Я-идеал)

    Если бы Я было только частью Оно, изменившейся под влиянием системы восприятия, то есть представителем реального внешнего мира в психике, то все было бы просто. Но здесь добавляется нечто иное.

    Мотивы, побудившие нас предположить наличие в Я еще одной ступени – дифференциации внутри самого Я, – которую можно назвать Я-идеалом или Сверх-Я, уже были разъяснены в других местах. Эти мотивы обоснованны.[149] То, что эта часть Я имеет менее прочные отношения с сознанием, – новость, нуждающаяся в объяснении.

    Здесь нам придется сделать небольшое отступление. Нам удалось разъяснить болезненные страдания при меланхолии благодаря предположению, что в Я восстанавливается утраченный объект, то есть объектный катексис заменяется идентификацией. Но тогда мы еще не понимали всего значения этого процесса и не знали, как часто он встречается и насколько он типичен. Позднее мы поняли, что такая замена играет важную роль в образовании Я и вносит существенный вклад в формирование того, что человек называет своим характером.

    Изначально, в примитивной оральной фазе развития индивида, объектный катексис и идентификацию, пожалуй, не различить. Позднее можно только предположить, что объектные катексисы исходят из Оно, которое ощущает эротические стремления как потребности. Я, вначале пока еще слабое, получает знание об объектных катексисах, поддается им или пытается защититься от них через процесс вытеснения.

    Если человеку приходится или становится необходимым покинуть такой сексуальный объект, то взамен нередко происходит изменение Я, которое, как и при меланхолии, следует описать как укрепление объекта в Я; дальнейшие подробности этой замены нам пока неизвестны. Возможно, благодаря такой интроекции, которая представляет собой своего рода регрессию к механизму оральной фазы, Я облегчает или делает возможным отказ от объекта. Возможно, эта идентификация вообще и есть то условие, при котором Оно отказывается от своих объектов. Во всяком случае, этот процесс – особенно в ранних фазах развития – встречается очень часто, и мы можем предположить, что характер Я является осадком катексисов объектов, от которых пришлось отказаться, что он содержит историю этих объектных выборов. Разумеется, с самого начала следует допустить наличие шкалы сопротивляемости, то есть того, насколько характер человека отвергает или принимает эти влияния из истории выборов эротических объектов. Думается, что у женщин, имевших большой любовный опыт, легко можно выявить в чертах характера остатки их объектных катексисов. Надо учитывать также одновременность объектного катексиса и идентификации, то есть изменение характера еще до того, как произошел отказ от объекта. В этом случае изменение характера может оказаться более продолжительным, чем катексис объекта, и в известном смысле его законсервировать.

    Согласно другой точке зрения, это преобразование выбора эротического объекта в изменение Я также представляет собой способ, благодаря которому Я может овладеть Оно и углубить свои отношения с ним, правда, ценой значительной уступчивости его переживаниям. Принимая черты объекта, Я, так сказать, навязывает себя Оно в качестве объекта любви, старается возместить Оно его потерю, говоря: «Смотри, ты можешь любить и меня, ведь я так похоже на объект».

    Превращение объектного либидо в нарциссическое либидо, которое здесь происходит, очевидно, приводит к отказу от сексуальных целей, к десексуализации, то есть к своего рода сублимации. Более того, возникает вопрос, заслуживающий более подробного рассмотрения, а именно: не является ли это общераспространенным путем к сублимации, не совершается ли всякая сублимация при содействии Я, которое сначала превращает сексуальное объектное либидо в нарциссическое, чтобы затем, быть может, поставить ему другую цель?[150] Позднее мы еще обсудим вопрос, не может ли это превращение повлиять на судьбы влечений и по-другому, например, повлечь за собой расслоение различных слившихся друг с другом влечений.

    Мы отклоняемся от цели, однако не можем не остановить свое внимание на какое-то время на объектных идентификациях Я. Если они берут верх, становятся слишком многочисленными, чересчур сильными и несовместимыми друг с другом, то можно ожидать патологического результата. Дело может дойти до расщепления Я, когда отдельные идентификации из-за сопротивлений изолируются друг от друга, и, возможно, тайна случаев так называемой множественной личности как раз и заключается в том, что отдельные идентификации попеременно привлекают к себе сознание. Даже если до этого не доходит, все же возникает вопрос конфликтов между различными идентификациями, на которые распадается Я, – конфликтов, которые в конечном счете отнюдь не всегда можно охарактеризовать как патологические.

    Какую бы форму ни приобрело последующее сопротивление характера влияниям отвергнутых объектных катексисов, воздействие первых идентификаций, произошедших в самом раннем возрасте, будет всеобщим и стойким. Это возвращает нас к возникновению Я-идеала, ибо за ним скрывается первая и самая важная идентификация индивида – идентификация с отцом в личное доисторическое время. [151] Она, по-видимому, не является следствием или результатом катексиса объекта, эта идентификация прямая, непосредственная и более ранняя, чем любой объектный катексис. Однако кажется, что выборы объекта, относящиеся к первому сексуальному периоду и касающиеся отца и матери, при нормальном ходе событий приводят к подобной идентификации и тем самым усиливают первичную идентификацию.

    Тем не менее эти отношения настолько сложны, что возникает необходимость описать их подробнее. Эта сложность обусловлена двумя моментами – треугольной конструкцией эдиповых отношений и конституциональной бисексуальностью индивида.

    Упрощенно формирование эдипова комплекса у ребенка мужского пола можно представить следующим образом: уже в самом раннем возрасте у него возникает в отношении матери объектный катексис, исходным пунктом которого является материнская грудь, и этот катексис служит образцовым примером выбора объекта по типу примыкания; отцом же мальчик овладевает посредством идентификации. Некоторое время два этих вида отношений существуют параллельно, пока в результате усиления сексуальных влечений к матери и понимания того, что отец представляет собой помеху для этих влечений, не возникает эдипов комплекс. Теперь идентификация с отцом приобретает оттенок враждебности и обращается в желание устранить отца, чтобы занять его место у матери. Отныне отношение к отцу становится амбивалентным; как будто амбивалентность, с самого начала содержавшаяся в идентификации, теперь стала явной. Амбивалентная установка к отцу и исключительно нежное объектное стремление к матери составляют у мальчика содержание простого, позитивного эдипова комплекса.

    При разрушении эдипова комплекса объектный катексис матери должен быть устранен. Вместо него могут произойти две вещи: либо возникнет идентификация с матерью, либо усилится идентификация с отцом. Последний исход мы обычно рассматриваем как более естественный, он позволяет в известной мере сохранить нежное отношение к матери. Таким образом, благодаря крушению эдипова комплекса укрепилась бы мужественность в характере мальчика. Совершенно аналогичным образом эдипова установка маленькой девочки может вылиться в усиление ее идентификации с матерью (или возникновение таковой), которая определяет женские черты характера ребенка.

    Эти идентификации не соответствуют нашему ожиданию, ибо они не вводят в Я потерянный объект; но и такой результат тоже бывает, причем у девочек его наблюдать проще, чем у мальчиков. Из анализа очень часто можно узнать, что маленькая девочка, вынужденная отказаться от отца как объекта любви, проявляет теперь свою мужественность и идентифицируется не с матерью, а с отцом, то есть с потерянным объектом. При этом очевидно, что многое зависит от того, достаточно ли сильны ее мужские задатки, в чем бы они ни состояли.

    Таким образом, разрешение эдиповой ситуации в идентификации с отцом или матерью у обоих полов зависит, по-видимому, от относительной силы соответствующих задатков. Это один из способов, которым бисексуальность вмешивается в судьбу эдипова комплекса. Еще более важен другой способ. А именно: создается впечатление, что простой эдипов комплекс вообще не является наиболее распространенным; скорее, он соответствует некоторому упрощению или схематизации, которая, однако, довольно часто остается оправданной на практике. Чаще всего в ходе тщательного исследования выявляется более полный эдипов комплекс, который бывает двоякого рода – позитивным и негативным, в зависимости от первоначальной бисексуальности ребенка; то есть мальчику не только присущи амбивалентная установка по отношению к отцу и продиктованный нежными чувствами объектный выбор матери, но вместе с тем он ведет себя как девочка – проявляет нежную женскую установку по отношению к отцу и соответствующую ревниво-враждебную – к матери. Из-за этого вмешательства бисексуальности становится очень сложно проследить отношения между примитивными выборами объекта и идентификациями и еще труднее – доходчиво описать их. Возможно также, что амбивалентность, выявленную в отношении к родителям, следовало бы целиком свести к бисексуальности, и что она не возникает, как я описывал выше, из идентификации вследствие установки соперничества.

    Я думаю, мы поступим правильно, допустив существование полного эдипова комплекса вообще и у невротиков особенно. Далее, аналитический опыт показывает, что во множестве случаев та или иная составная часть его исчезает, не оставляя заметных следов; в результате получается ряд, на одном конце которого находится нормальный, позитивный, а на другом конце – обратный, негативный эдипов комплекс, средние же звенья отображают полную форму комплекса с неодинаковым участием обоих компонентов. При разрушении эдипова комплекса четыре содержащихся в нем стремления будут сочетаться таким образом, что из них получится одна идентификация с отцом и одна – с матерью. Идентификация с отцом удержит материнский объект позитивного комплекса и одновременно заменит отцовский объект обратного комплекса; нечто подобное происходит при идентификации с матерью. В различной силе выражения обеих идентификаций отразится неравенство обоих половых задатков.

    Таким образом, можно предположить, что самый общий итог сексуальной фазы, в которой властвует эдипов комплекс, – это отражение в Я этих двух каким-то образом согласованных между собой идентификаций. Это изменение Я сохраняет свое особое положение, оно противостоит другому содержанию Я в качестве Я-идеала или Сверх-Я.

    Однако Сверх-Я – это не просто осадок первых выборов объекта со стороны Оно, Сверх-Я имеет также значение энергичной реакции против них. Его отношение к Я не исчерпывается призывом «Ты должен быть таким же (как отец)», оно включает также запрет: «Таким (как отец) ты не смеешь быть, то есть ты не вправе делать всего, что делает отец; кое-что остается только за ним». Эта двойственность Я-идеала объясняется тем, что Я-идеал использовался для вытеснения эдипова комплекса, более того, своим возникновением он как раз и обязан такому повороту. Очевидно, вытеснение эдипова комплекса было непростой задачей. Поскольку родители, особенно отец, воспринимаются как помеха осуществлению эдиповых желаний, инфантильное Я укрепилось, чтобы совершить это вытеснение, создав само в себе такое же препятствие. В известной мере эти силы были заимствованы им у отца, и это заимствование представляет собой акт, имеющий чрезвычайно важные последствия. Сверх-Я сохранит характер отца, и чем сильнее был эдипов комплекс, чем стремительнее (под влиянием авторитета, религиозного учения, образования и чтения) происходило его вытеснение, тем строже Сверх-Я позднее будет повелевать Я в виде совести, возможно, в виде бессознательного чувства вины. Откуда оно черпает силы для такого господства, откуда берется его принудительный характер, выражающийся в форме категорического императива, – на этот счет я позже выскажу одно предположение.

    Еще раз рассмотрев описанное здесь возникновение Сверх-Я, мы должны будем признать, что оно является результатом влияния двух в высшей степени важных биологических факторов – длительной беспомощности и зависимости человека в детстве и наличия у него эдипова комплекса, который мы свели к прерыванию либидинозного развития в латентный период и, таким образом, к двухфазному началу сексуальной жизни у человека.[152] Согласно психоаналитической гипотезе, последняя, по-видимому, специфически человеческая особенность предстает как унаследованное в ходе культурного развития качество, к возникновению которого привел ледниковый период. Таким образом, в отделении Сверх-Я от Я нет ничего случайного, оно отражает самые важные черты индивидуального развития и развития вида; более того, придавая влиянию родителей устойчивое выражение, оно увековечивает существование факторов, которым обязано своим происхождением.

    Психоанализ бесчисленное количество раз упрекали в том, что ему нет дела до высшего, морального, надличного в человеке. Этот упрек был несправедлив вдвойне – и в историческом, и в методическом отношении. Во-первых, потому, что моральным и эстетическим тенденциям в Я с самого начала приписывался импульс к вытеснению; во-вторых, потому, что никто не хотел признавать, что психоаналитическое исследование не могло выступить как философия, с полной и завершенной научной системой, а должно было шаг за шагом прокладывать себе путь к пониманию душевных проблем посредством аналитического разбора нормальных и анормальных феноменов. Нам не нужно было разделять трепетное беспокойство о наличии высшего в человеке, пока мы должны были заниматься изучением вытесненного в душевной жизни. Теперь, осмелившись приступить к анализу Я, мы можем ответить всем тем, кто, испытав потрясение своего нравственного сознания, сетовал, что должно же быть в человеке высшее существо: «Разумеется, и это высшее существо – Я-идеал или Сверх-Я, репрезентация нашего отношения к родителям. Будучи маленькими детьми, мы знали этих высших существ, восхищались ими, боялись их, а позднее приняли в самих себя».

    Таким образом, Я-идеал представляет собой наследие эдипова комплекса и вместе с тем выражение сильнейших побуждений Оно и важнейших судеб его либидо. Создав такой идеал, Я одолело эдипов комплекс и одновременно подчинило себя Оно. В то время как Я, в сущности, – это репрезентант внешнего мира, реальности, то Сверх-Я противостоит ему как поверенный внутреннего мира, Оно. Конфликты между Я и идеалом в конечном счете будут отражать – к этому мы теперь уже подготовлены – противоположности реального и психического, внешнего мира и мира внутреннего.

    То, что биология и судьбы человеческого вида создали и оставили после себя в Оно, перенимается Я благодаря образованию идеала и индивидуально заново в нем переживается. В силу самой истории своего образования Я-идеал имеет самую тесную связь с тем, что было приобретено индивидом в филогенезе, его архаическим наследием. То, что в отдельной душевной жизни относилось к самым глубоким слоям, благодаря образованию идеала становится наивысшим в душе человека в значении наших оценок. Однако было бы напрасным трудом стараться локализовать Я-идеал хотя бы аналогичным образом, как Я, или подогнать его под одно из тех сравнений, с помощью которых мы пытались изобразить отношения между Я и Оно.

    Легко показать, что Я-идеал удовлетворяет всем требованиям, которые предъявляются к высшему существу в человеке. В качестве замены стремления к отцу оно содержит в себе зародыш, из которого образовались все религии. Суждение о собственной несостоятельности при сравнении Я со своим идеалом вызывает то смиренное религиозное ощущение, на которое ссылается страстно верующий. В ходе дальнейшего развития роль отца продолжали играть учителя и авторитеты; их заветы и запреты сохранили свою власть в Я-идеале и теперь осуществляют моральную цензуру в виде совести. Напряженные отношения между требованиями совести и поступками Я ощущаются как чувство вины. Социальные чувства основаны на идентификациях с другими людьми, возникающих из-за сходства Я-идеала.

    Религия, мораль и социальное чувство – эти главные содержания высшего в человеке[153] – первоначально составляли единое целое. Согласно гипотезе, изложенной в работе «Тотем и табу», филогенетически они были приобретены на основе отцовского комплекса; религия и моральные ограничения – благодаря преодолению собственно эдипова комплекса, социальные чувства – в силу необходимости преодолеть сохранявшееся соперничество между представителями молодого поколения. Во всех этих моральных приобретениях мужской пол, по-видимому, шел во главе; перекрестное наследование сделало их также достоянием женщин. И сегодня социальные чувства у отдельного человека по-прежнему возникают как надстройка над импульсами ревнивого соперничества между сестрами и братьями. Поскольку враждебные побуждения нельзя удовлетворить, возникает идентификация с первоначальным соперником. Наблюдения за умеренными гомосексуалистами подтверждают предположение, что и эта идентификация представляет собой замену основанного на нежных чувствах выбора объекта вместо агрессивно-враждебной установки.

    Однако с упоминанием филогенеза возникают новые проблемы, от разрешения которых хотелось бы осторожно уклониться. Но ничего не поделаешь, следует отважиться на попытку ответа, даже если опасаешься, что она разоблачит недостаточность всех наших усилий. Вопрос таков: кто в свое время приобрел религию и нравственность на основе отцовского комплекса – Я первобытного человека или его Оно? Если это было Я, то почему мы не говорим просто о наследовании в Я? Если это было Оно, то как это согласуется с характером Оно? Или, может быть, нельзя переносить дифференциацию на Я, Сверх-Я и Оно на такие ранние времена? Или надо честно признаться, что все представление о процессах Я ничего не дает для понимания филогенеза и неприменимо к нему?

    Ответим сначала на то, на что ответить проще всего. Дифференциацию на Я и Оно мы должны признать не только у первобытных людей, но и у гораздо более простых живых существ, поскольку она является необходимым выражением влияния внешнего мира. Возникновение Сверх-Я мы только что вывели из тех переживаний, которые привели к тотемизму. Вопрос о том, кому достались те знания и приобретения – Я или Оно, – вскоре отпадает сам собой. Следующее соображение говорит нам, что Оно не может пережить или испытать внешнюю судьбу, кроме как через Я, которое замещает у него внешний мир. Однако о прямом наследовании в Я все же говорить нельзя. Здесь открывается пропасть между реальным индивидом и понятием вида. Кроме того, нельзя слишком жестко подходить к различию между Я и Оно, нельзя забывать, что Я представляет собой наиболее дифференцированную часть Оно. Сначала кажется, что переживания Я оказываются потерянными для наследования, но если они достаточно часто и интенсивно повторяются у многих следующих друг за другом поколений людей, то они, так сказать, превращаются в переживания Оно, впечатления которых закрепляются благодаря наследованию. Таким образом, наследственное Оно заключает в себе остатки бесчисленных существований Я, и когда Я черпает свое Сверх-Я из Оно, оно, пожалуй, лишь вновь обнаруживает более давние формы Я, их воскрешая.

    Из истории возникновения Сверх-Я становится понятным, что ранние конфликты Я с объектными катексисами Оно могут продолжаться в конфликтах с их наследником – Сверх-Я. Если Я плохо удается преодоление эдипова комплекса, то его проистекающий из Оно энергетический катексис вновь проявляется в реактивном образовании Я-идеала. Тесная связь этого идеала с БСЗ импульсами влечений позволяет разгадать загадку, почему сам идеал большей частью может оставаться бессознательным, недоступным для Я. Борьба, бушевавшая в более глубоких слоях и не прекратившаяся в результате быстрой сублимации и идентификации, продолжается, как на картине Каульбаха «Битва гуннов», в более высокой сфере.[154]

    Компендиум Лакановских Терминов / Идеальное Я

    Югетт Гловински
    КОМПЕНДИУМ ЛАКАНОВСКИХ ТЕРМИНОВ, СТР.
    83-86

    Лакан в Семинаре I (1953-54, стр. 169) указывал на однозначную связь между идеальным я и зеркальным образом, и на его основания в иллюзии целостности, что позже он развил в Écrits (1977, глава 1). Будучи gestalt’ом (целым), идеальное я функционирует как первичное целостное эго, и, будучи образом, оно — идеально.

    В этом последнем определении Лакан опираясь на работу Фрейда, связывая идеальное я с нарциссическими процессами идеализации и величия, утверждал, что идеальное я является идеалом нарциссического всемогущества, происходящего из инфантильного нарциссизма. Таким образом, идеальное я основывается одновременно и на нарциссической идеализации, и на зеркальном образе целостности.

    Лакан возвращается к этому вопросу в Семинаре II (1954-55, стр. 237), когда говорит о идеале целостности, возникающем в нашем восприятии на стадии зеркала, и всегда ускользающем от нас. Этот идеал целостности существенно важен для восприятия, его отсутствие приводит к возникновению огромной тревоги, особенно в форме воображаемого распада.

    Следуя этой линии мысли Лакана, очерченной им в стадии зеркала, можно сказать, что субъект конституирует себя в собственной воображаемой реальности, но при этом использует в качестве ориентира смотрящего на него другого. И, таким образом, идеальное я — это любимое другим я, следствием чего является требование к идеальному я удовлетворить другого или, скорее, интернализованную репрезентацию другого в я. Так что субъект будет чувствовать одновременно себя и удовлетворенным (благодаря иллюзии целостности и идеализированном ощущении всевластия), и любимым до тех пор, пока он будет удовлетворять требованиям другого.

    Похоже, что идеальное я остаётся закрепленным в нарциссическом характере зеркального феномена, запертым в воображаемой реальности. Посредством нарциссической идентификации оно связано с им/ею, кто смотрит на субъекта из зеркала — идеальное я есть та точка в себе, в которой он/она желает соответствовать себе.

    Идеальное я и я-идеал связаны отношениями нарциссической любви, восприятием субъектом себя в отношении к его/её идеальному образу, или же, как Лакан заметил в Семинаре VII (1959-60, стр. 129), субъект оказывается в месте зависимости от навязанного ему идеализированного образа себя. В этом же семинаре, он определяет идеальное я как “того воображаемого другого, с которым мы на этом уровне имеем дело” (стр. 303).

    Я-Идеал

    В “Четырёх основных понятиях психоанализа” (1978, стр. 154) Лакан указывает на различие между идеальным я (тем, каким образом субъект конституирует себя в воображаемой реальности) и я-идеалом, хотя и не поясняет его.

    И, тем не менее, именно в этой работе Лакан представляет идеальное я объектом требований другого, тогд как я-идеал представляется как инстанция отождествления и общественной сплоченности (стр. 274-278). Эта концептуальная неопределенность, которая присуща работе Лакана, посвященной этим двум понятиям, не уникальна и происходит из замешательства Фрейда в отношении этих понятий.

    Лакан, следуя Фрейду, говорит, что ядро я-идеала формируется с помощью идентификации (не-нарциссического характера) и идеализации. Тогда как идеальное я происходит от другого, которые смотрит на субъекта (“именно в Другом субъект складывается в качестве идеала”, стр. 154), я-идеал основывается на идеализированном образе целостности, хотя и не исключительно воображаемого характера, так как Лакан описывает я-идеал складывающимся “в царстве означающего” (стр. 274).

    Следуя Фрейду, и в Семинаре VII Лакан различает я-идеал и идеальное я, напоминая нам о том, что это связано с тем, что Фрейд различал объектное либидо и я-либидо, соответственно.

    Отталкиваясь от этого развития Лаканом концепция Фрейда, мы можем заключить, что я-идеал — это инстанция, которая происходит из объединения нарциссизма и идентификации с родителями, их заместителями или коллективными идеалами. Субъект же стремится соответствовать модели я-идеала.

    И несмотря на то, что его основы нарциссичны, я-идеал может быть коллективным и, таким образом, отвечать за формирование уз человеческих групп. И так, я-идеал обладает двойственным характером: общественным и индивидуальным. Как часть психологии группы, он отражает тот идеал, с которым идентифицируются все члены группы, и потому является частью разделяемого символического порядка. В контексте индивидуального характера, я-идеал является расширением первичного нарциссизма и стандарта совершенства.

    Если идеальное я соответствует я-идеалу, я-идеал вернет любовь идеального я, и, в таком случае, субъект быть возлюбленным я-идеала. Но я-идеал является требовательной преследующей инстанцией, он ожидает удовлетворения и совершенства, а не только любви. Таким образом, мы видим, что я-идеал связан с требованием, жадным требованием обращенным к доэдипальной всемогущей или фаллической матери.

    Еще одна функция, за которую отвечает я-идеал, вводится в процессе сепарации, в результате которого образуется объекта а. Посредством функции объекта а, я-идеал замешан в сепарации, конституирующей субъект и соединяющей его/её с символическим порядком. Мы преодолеваем собственную нехватку благодаря привязанности к собственному зеркальному образу.

    В итоге, идеальное я остаётся нарциссическим феноменом, смоделированным отношениями любви к себе, когда оно является частью я, любимого я-идеалом. Таким образом, оно остаётся замкнуто в нарциссическом цикле с я-идеалом.

    Я-идеал, напротив, вытекая из объединяющего зеркального образа и включая в себя идеализацию (и этот процесс он разделяется вместе с идеальным я), через идентификации соединяется с символической системой. Он всегда находится в отношениях с Другим и является означающим, с которым сопоставляют идеальное я, и по образу которого я моделирует себя.

    И так, можно увидеть, что Лакан определяет идеальное я непосредственно в воображаемой и нарциссической реальностях, тогда как я-идеал определяется в символическом мире и мире объектных отношений.

     

    Смотреть также: воображаемое, символическое, стадия зеркала

    Литература (ссылки на страницы даны в русском издании соответствующих семинаров):

    Lacan, J. (1977) [1959] ‘On a question preliminary to any possible treatment of psychosis’, Écrits: A Selection. London: Tavistock.

    Lacan, J. (1978) The Four Fundamental Concepts of Psycho-Analysis (trans. A. Sheridan). New York: W.W. Norton.

    Lacan, J. (1988) [1954-55] Seminar II, The Ego in Freud’s Theory and in the Technique of Psychoanalysis (ed. J.-A. Miller, trans. S. Tomaselli, notes by John Forrester). Cambridge: Cambridge University Press.

    Lacan, J. (1991) [1953-54] Seminar I, Freud’s Papers on Technique (ed. J.-A. Miller, trans, with notes by J. Forrester). New York: W.W.Norton.

    Lacan, J. (1992) [1959-60] Seminar VII, The Ethics of Psychoanalysis (ed. J.-A. Miller, trans. D. Porter). New York: W.W. Norton.

    Похожее

    Читать онлайн электронную книгу «Я» и «Оно» The Ego and the Id — III. «Я» И «СВЕРХ-Я». («ИДЕАЛ Я») бесплатно и без регистрации!

    Если бы «Я» было только частью «Оно», модифицированным влиянием системы восприятий – представителем реального внешнего мира в психике, то мы имели бы дело с простым положением вещей. Добавляется, однако, еще нечто другое.

    Мотивы, побудившие нас предположить в «Я» еще одну ступень – дифференциацию внутри самого «Я» – назвать эту ступень «Идеалом Я» или «Сверх-Я», разъяснены в других местах. Эти мотивы обоснованные[3]Только то, что функцию проверки реальности я приписал этому «Сверх-Я», кажется ошибочным и нуждается в корректуре. Отношениям «Я» к миру восприятий несомненно соответствовало бы, если бы проверка реальности оставалась его собственной задачей. Также и прежние, довольно неопределенные высказывания о ядре «Я» должны теперь быть исправлены в том смысле, что только систему В-СЗ можно признать ядром «Я».. Новостью, требующей объяснения, является то, что эта часть «Я» имеет менее тесное отношение к сознанию.

    Здесь мы должны несколько расширить пояснения. Нам удалось разъяснить болезненные страдания меланхолии предположением, что в «Я» снова восстанавливается потерянный объект, то есть, что загрузка объектом сменяется идентификацией. Но тогда мы еще не вполне поняли полное значение этого процесса и не знали, насколько он част и типичен. Позднее мы поняли, что такая замена играет большую роль в оформлении «Я» и значительно способствует становлению того, что называют своим характером.

    Первоначально в примитивной оральной фазе индивида, вероятно, нельзя отличить загрузку объектом от идентификации. В дальнейшем можно только предположить, что загрузки объектом исходят от «Оно», для которого эротические стремления являются потребностями. «Я», вначале еще слабоватое, получает сведения о загрузках объектом, соглашается с ними или противится им процессом сопротивления[4]Интересную параллель к замене объекта представляет собой вера примитивного человека в то, что свойства съеденного животного переходят к тому, кто его съел. Интересны и основанные на этом запреты. Как известно, эта вера участвует и в обосновании каннибализма и продолжает свое действие во всем ряде обычаев тотемической трапезы вплоть до Св. Причастия. Следствия, которые приписываются здесь оральному овладению объектом, действительны и для позднейшего сексуального выбора объекта и прекрасно с ним совпадают..

    Если такой сексуальный объект нужно или должно покинуть, то для этого нередко происходит изменение «Я», которое, как и в меланхолии, следует описать как восстановление объекта в «Я». Более подробные условиявия этой замены нам еще неизвестны. Может быть, «Я» облегчает или делает возможным отдачу объекта при помощи этой интроекцийи представляющей собой род регресса к механизму оральной фазы. Может быть, эта идентификация и вообще является условием, при котором «Оно» покидает свои объекты. Во всяком случае этот процесс – особенно в ранних фазах развития – очень част и дает возможности представлению, что характер «Я» является осадком покинутых загрузок объектом, т. е. содержит историю этих выборов объекта. Поскольку характер какой-нибудь личности отвергает или воспринимает эти влияния из истории эротических выборов объекта, то надо, конечно, с самого начала признать шкалу сопротивляемости. У женщин с большим любовным опытом можно, по-видимому, легко доказать в чертах характера остатки из загрузок объектом. Следует принять во внимание и одновременность загрузки объектом и идентификации, т. е. изменение характера в момент, когда объект еще не покинут. В этом случае изменение характера по длительности могло бы пережить отношение к объекту и в известном смысле это отношение консервировать.

    Другая точка зрения устанавливает, что это превращение эротического выбора объекта в изменение «Я» является и тем путем, каким «Я» может овладеть «Оно» и может углубить свои к нему отношения; правда, это совершается за счет широкой податливости к его переживаниям. Если «Я» принимает черты объекта, то оно само, так сказать, напрашивается в объект любви для «Оно»; оно стремится возместить ему эту потерю и говорит: «Посмотри-ка, ты можешь полюбить и меня, ведь я так похоже на объект».

    Происходящее здесь превращение либидо объекта в нарцистическое либидо очевидно приводит к отходу от сексуальных целей – к десексуализации, т. е. к своего рода сублимации. Да, возникает вопрос, достойный более подробного рассмотрения, а именно: не является ли это общим путем к сублимации; не происходит ли всякая сублимация при посредстве «Я», которое сначала превращает сексуальное либидо объекта в нарцистическое, чтобы затем, может быть, поставить ему другую цель[5]Согласно смыслу введения в нарциссизм, мы теперь, после отделения «Я» от «Оно», должны признать «Оно» большим резервуаром либидо. Либидо, протекающее к «Я» путем описанных идентификаций, создает его вторичный нарциссизм.. Позже мы займемся вопросом, не повлияет ли это превращение и, на судьбу других первичных позывов, не поведет ли за собой распада, например, различных слитых друг с другом первичных позывов.

    Мы теперь отвлекаемся от нашей цели, но нельзя не остановиться еще раз на объектных идентификациях «Я». Если таковые берут верх, делаются слишком многочисленными, слишком сильными и неуживчивыми между собой, то можно ожидать патологического результата. Дело может дойти до расщепления «Я», причем отдельные идентификации путем сопротивлений замыкаются друг от друга; может быть, тайна случаев так называемой множественной личности заключается в том, что отдельные идентификации, сменяясь, овладевают сознанием. Если дело даже и не заходит так далеко, все же создается тема конфликтов между отдельными идентификациями, на которые раскалывается «Я»; конфликты эти, в конце концов, не всегда могут быть названы патологическими.

    В какую бы форму ни вылилось дальнейшее сопротивление характера влияниям покинутых загрузок объектом, все же воздействие первых идентификаций, происходивших в самые ранние годы, будет общим и длительным. Это возвращает нас к возникновению «Идеала Я», так как за ним кроется первая и самая значительная идентификация индивида, а именно – идентификация с отцом личного правремени[6]

    (Gültige!) Idealo Gutscheine | 6 €

    Entdecken Sie die Nummer 1 im Preisvergleich — idealo

    idealo ist eine der besten und der bekanntesten Plattform, die Ihnen die Möglichkeit des Preisvergleichs anbietet. Die Firma verfügt über eine große Datenbank, aktualisiert immer wieder Produktpreise, die Verfügbarkeit des Sortiments und sorgt um Ihre gute Kundenzufriedenheit. Das Unternehmen idealo garantiert Ihnen Transparenz und einen schnellen Überblick der in den Online-Shops verfügbaren Produkte und deren Preise.Für idealo ist es nämlich sehr wichtig, damit Sie immer während Online-Shopping ein gutes Gefühl haben. Венн Sie die Produktpreise in verschieden Geschäften schnell vergleichen können, dann ist für Sie die Kaufentscheidung bestimmt viel einfacher. Венн Зие погружается в Einkäufen bares Geld Sparen wollen, dann empfehlen wir Ihnen die aktuellen idealo Gutscheine и idealo Rabatte oben auf unser Webseite zu entdecken. Dank den Sonderangeboten werden Sie noch einfacher günstig Online einkaufen können.

    idealo — Fakten und Zahlen

    Bei idealo haben Sie die tolle Möglichkeit über 330 Millionen Angebote von über 50.000 Интернет-магазинов для всех, кто знает, как это сделать! Dank dieser Webseite haben Sie die Chance die Preise verschiedener Produkte problemlos und vor allm einfach zu vergleichen und das best Angebot schnell Online zu finden. Die Plattform idealo ist vollständig kostenlos, deswegen werden Sie mit ihrer Hilfe immer nur profitieren können.Sind Sie auch interessiert ein Wunschprodukt zu einem unschlagbaren Preis-Leistungsverhältnis zu finden? Данн кликен Sie einen der auf unser Webseite verfügbaren idealo Gutscheine oder auch idealo Rabatte und finden Sie die Ware, nach der Sie suchen zum Sparpreis. Wenn Sie immer auf dem Laufenden mit den Schnäppchen bei idealo sein möchten, dann empfehlen wir Ihnen unseren Newsletter zu abonnieren. Wir benachrichtigen Sie sobald ein neues interessantes idealo Angebot Online ist.

    Sicheres Online-Shopping bei idealo

    Bevor ein Online-Shop bei idealo verfügbar ist, wird er einem Prozess der Sicherheitsüberprüfung unterzogen. Das Unternehmen будет nämlich sicherstellen, dass Sie bei den Partnern sichere Online-Einkäufe tätigen können. Idealo unterschreibt mit seinen Partnern Verträge und nur diese Partner sind auf der Webseite dann aufgelistet. Dank dessen werden Sie sich keine Sorgen während Интернет-магазины machen müssen. Idealo überprüft für Sie die Verfügbarkeit des Sortiments bei den Partnern, als auch die Lieferungsmöglichkeiten.

    Bestellen Sie alles zu den besten Preisen auf dem Markt dank idealo!

    Bei idealo werden Sie Preise verschiedener Produkte vergleichen können. Hierzu stellen wir Ihnen einige Produktkategorien vor:

    • Baby und Kind
    • Elektroartikel
    • Essen und Trinken
    • Gaming und Spielen
    • Haus und Garten
    • Drogerie und Gesundheit
    • Авто и моторизованный режим

    Sparen Sie bares Geld mit den idealo Rabatten

    Wenn Sie bei Ihrem Top Produkte zu Sparpreisen bestellen möchten, dann empfehlen wir Ihnen während Интернет-магазины einen der aktuellen einen perfecto. Machen Sie sich keine Sorgen, nämlich es schnell, einfach und unkompliziert ist. Klicken Sie zuerst auf den für Sie interessanten Code auf die Schaltfläche: «Code anzeigen» an, überprüfen Sie die Gutscheinbedingungen und kopieren Sie den Code. Danach werden Sie automatisch zu dem Online-Shop weitergeleitet sein, indem Sie die von Ihnen benötigten Produkte, wie normalerweise, in den Warenkorb hinzufügen können. Венн Зи зихер зинд, дасс зе шон аллес хабен, данн геэн зи зи хер рехтс «цур Кассе».In dem Warenkorb rechts werden Sie den vorher kopierten idealo Gutschein eintragen können und über den Button: «Code anwenden» bestätigen. Das System überprüft den Code und zieht Ihnen automatisch den Rabatt ab, wenn alle Bedingungen erfüllt wurden. Bei dem Интернет-магазин werden Sie auch die Möglichkeit haben mit tollen idealo Rabatten bares Geld zu Sparen. Wenn Sie von solchem ​​Angebot profitieren möchten, dann klicken Sie auf die Вариант: «Rabatt anzeigen» und Sie gelangen dann direkt zu den rabattierten Angeboten weiter.

    Zahlungsmethoden bei idealo:

    Bei idealo können Sie Produktpreise bei verschiedenen Интернет-магазины vergleichen, daher können wir Ihnen keine bestimmten Zahlungsmethoden nennen. Diese werden Sie immer bei dem bestimmten Online-Shop überprüfen müssen.

    idealo Gutschein: Alle Rabatte + коды в ноябре 2020 г.

    ❓ Worauf muss ich bei meinem idealo Gutscheincode achten?

    Bei unseren idealo Gutscheinen ist zu beachten, dass du gar keinen richtigen Gutscheincode benötigst.Hier ist der Weg zum Schnäppchen noch kürzer: Suche dir deinen gewünschten idealo Gutschein aus und klicke auf Gutschein anzeigen . Somit wirst du direkt zum jeweiligen Angebot auf der idealo Webseite weitergeleitet und siehst bei deinem gewählten Rabatt einen Hinweis, dass kein Gutscheincode notwendig ist. Auf der neu geöffneten Seite kannst du mit deiner Bestellung fortfahren.

    🔍 Gelten bestimmte Gutscheinbedingungen für mich?

    Unter mehr Details kannst du dich vor Einlösen deines idealo Gutscheincodes genauestens informieren, welche Bedingungen erfüllt sein müssen, damit dein idealo Deal reibungslos abläuft. Achte dabei unbedingt auf den Aktionszeitraum. Auch auf den Mindestbestellwert solltest du einen Blick werfen.

    💰 Welche weiteren Vorteile bietet mir idealo?

    • Noch nie war es so einfach, Preise zu vergleichen — Vorbei ist die Zeit, in der du jeden Laden oder Интернет-магазин einzeln abklappern musst, um den besten Deal zum besten Preis zu finden. Vergleiche Preise in der übersichtlichen Vergleichsliste bequem von zu Hause aus und sichere dir dabei immer das beste Schnäppchen.
    • Idealo zeichnen sich durch objektive Transparenz aus. Sie selbst wollen dir keine Waren verkaufen, sondern sicherstellen, dass du immer den besten Preis unter der Flut von Интернет-магазины, которые были найдены. Ganz egal, in welcher Kategorie dein Wunsch liegt, idealo bietet dir eine прозрачная Preisliste. Dabei zeigen sie dir auch schon von Anfang an die Versandkosten an, sodass sich am Ende deiner Bestellung keine böse Überraschung einstellt.
    • Einige idealo Deals sind auch über einen Direktkauf direkt auf der idealo Webseite bestellbar. So sparst du dir die Weiterleitung auf die jeweilige Webseite des Händlers und kannst entspannt von der idealo Homepage aus deinen Einkauf tätigen. Klicke dafür bei der Anbieterübersicht deines Wunschartikels auf den blauen Button mit der Aufschrift «Zum Kauf»
    • idealo bietet dir von Montag bis Freitag einen ausgezeichneten kostenlosen telefonischen Kundenservice . Auch per Mail ist der idealo Kundenservice für jegliche Rückfragen für dich erreichbar.
    Hast du keinen passenden idealo Rabatt gefunden?

    Womöglich hast du gerade kein Glück gehabt und ein passender idealo Gutschein war nicht dabei.Aber jetzt heißt es: Nicht verzagen! Bevor du aufgibst, teste doch folgende Optionen:

    1. Versuche, ob alte Gutscheine vielleicht doch noch funktionieren. Klicke auch auf die abgelaufenen idealo Coupons aus unserer Liste und mit etwas Glück funktioniert der Rabatt noch.
    2. Mit dem COUPONS. DE Gutscheinwecker wirst du immer blitzschnell über neue Rabatte und Deals informiert. Melde dich für den Gutscheinwecker an und profiere immer von neuen Angeboten.
    Noch mehr Vergleichen und Sparen

    Wenn du dir auch Alternative Shops ansehen möchtest, wirst du in den Kategorien Damenmode & Herrenmode, Elektronik & Computer und Urlaub & Reise sicher fündig. Oder du schaust dir direkt einige Anbieter an.

    idealo.de Анализ конкуренции, маркетинг-микс и трафик

    сонос

    51Avg.Трафик к конкурентам

    65Поиск Популярность

    эволюция мира юрского периода

    41Avg.Трафик к конкурентам

    60Поиск Популярность

    i5 6600k

    41Avg.Трафик к конкурентам

    42Поиск популярности

    Radeon RX Vega 64

    41Avg.Трафик к конкурентам

    37Поиск популярности

    idealo Gutscheine → 50% → ноябрь 2020

    idealo — Preisvergleich lohnt sich immer

    Bestellungen im Internet sind eigentlich schon zur Standardmethode bei Einkäufen geworden. Es ist einfach sehr bequem und schnell möglich.Man muss nicht in überfüllten Ladengeschäften nach dem Produkt suchen, das man gerne hätte und welches vielleicht gerade dann nicht verfügbar ist. Als Eltern hat man keine ungeduldigen Kinder dabei, welche keine Lust darauf haben, einkaufen zu gehen und deswegen ständig nörgeln. Und die Auswahl в интернет-магазинах ist einfach um ein Vielfaches größer als das, был мужчиной в Ladengeschäften finden kann.

    Schon immer war Preisvergleich wichtig. Wer sich eine Waschmaschine oder einen neuen Fernseher kaufen wollte, der klapperte die verschiedenen Ladengeschäfte ab, um zu sehen, wo das Gerät am günstigsten zu haben war.Dieses Prinzip lässt sich auch auf das Internet übertragen. Hier gibt es Allerdings noch viel mehr Shops. Und die meisten bieten unterschiedliche Preise an. Bei einigen bezahlt man keine Versandkosten, bei anderen ist der Grundpreis der Ware niedriger. Teilweise sind deutliche Unterscheide im Preis zu erkennen, sodass es sich immer lohnt, zu vergleichen. Sonst ärgert man sich vielleicht im Nachhinein, wenn man zu viel bezahlt hat.

    Doch gerade das Vergleichen von Preisen kann dann im Internet problematisch werden, wenn man versucht, dies manuell zu tun, indem man mehrere Shops besucht und schaut, wie viel das Wunschobjekt dort kostet.Bei der Fülle an Webshops kann das ziemlich zeitaufwändig werden. Außerdem übersieht man dann vielleicht gerade den Shop, bei dem die Ware am günstigsten wäre. Daher braucht man eine suchmaschine, welche die Shops selbst durchsucht und nur die Ergebnisse anzeigt. Hier hat sich das Portal idealo etabliert. Während es mehrere derartiger Preisvergleichsseiten gibt, bietet idealo die Möglichkeit, nach einer breiten Produktpalette zu suchen. Manche suchmaschinen konzentrieren sich nur auf Technikartikel oder andere eingeschränkte Produktarten.Dies ist bei idealo anders.

    Die Seite bieten Ihnen über 339,7 Millionen Angeboten von mehr als 49.400 Händlern in rund 1.900 Kategorien. Egal, ob Sie nach

    Aktuelle Nachrichten — Bild.

    de
  • BILD.de-Suche Auf BILD.de suchen Finden

  • Menü
    • BILDplus
    • Новости
    • Политика
    • Лари
    • Unterhaltung
    • Спорт
    • Fußball
    • Образ жизни
    • Ратгебер
    • Reise
    • Авто
    • Цифровой
    • Spiele
    • Regio
    • BILD LIVE
  • BILDplus
  • Новости
  • Политика
  • Лари
  • Unterhaltung
  • Спорт
  • Fußball
  • Образ жизни
  • Ратгебер
  • Reise
  • Авто
  • Цифровой
  • Spiele
  • Regio
  • BILD LIVE
  • Интернет-магазин электротехники и электроники

    Ливрар | Контакты | Блог Contul meu

    Салют,

    Интра в продолжение

    • Setari cont
    • Comenzile mele
    • Adresele mele
    • Electrocasnice mari
        • Frigorifice
        • Комбинировать фригорифайс
        • Frigidere
        • Бок о бок
        • Congelatoare
        • Лэзи холодная
        • Витрин холодильный
        • Витрина де винари
        • Bucătărie
        • Арагазури
        • Cuptoare încorporabile
        • Плита
        • Hote
        • Ваза Mașini de spălat
        • Pachete pentru bucătărie
        • Sertare termice
        • Mașini de spălăt și uscătoare
        • Mașini de spălat rufe
        • Mașini de spălat cu uscător
        • Uscătoare de rufe
        • Полуавтомат Mașini de spălat
        • Термик Комфорта

    .

    Posted in Разное

    Что такое идеал в психологии человека

    Вспомните, как часто мы произносим «идеальные условия жизни», «идеальные условия работы», «это мой идеал мужчины/женщины», «это идеальные отношения» и т. д. А теперь вспомните ситуации, когда представления об идеалах расходятся. Вплоть до того, что кто-то считает ужасным то, что для другого является идеальным и самым прекрасным. Почему так происходит? Почему представления об идеале отличаются, и что влияет на формирование представлений? Об этом нам сегодня предстоит поговорить.

    Что такое идеал

    Идеал – это наилучший образец чего-либо или наивысшая цель в какой-то деятельности. Это предел мечтаний человека, то, к чему личность стремится. Но представление об идеале всегда носит субъективный характер.

    Например, в представлении одной женщины идеальная фигура – это максимум мышц и минимум жира. А другая женщина тянется к пышным формам. Третья же представительница прекрасного пола мечтает о плоской фигуре. И такое расхождение идеалов наблюдается во всем: внешность, досуг, круг общения, место и условия работы, семейное положение, характер и т. д.

    Идеал или система идеалов отличается не только от человека к человеку, но и меняется внутри самой личности. Это динамическая структура, которая зависит от возраста, ситуации развития, окружения, уровня интеллекта, кругозора человека. Наши идеалы меняются на протяжении всей жизни.

    Послесловие

    Здоровая Я-концепция важна для гармоничного и нормального развития личности. И это справедливо для всего, что нас окружает. Мы должны представлять идеальную жизнь, идеального себя. Мы должны мечтать об этом и тянуться к этому. Но нельзя выдвигать завышенные ожидания и требования. Нужно помнить об индивидуально-психологических особенностях, которые влияют на возможности и способности людей.

    Сколько существует человек, столько продолжаются споры о том, что представляет собой человеческая жизнь, какой она должна быть. По мнению философов, психологов, культурологов, да и просто небезразличных людей, жизнь – это нечто большее, чем просто поглощение пищи, своевременный отход ко сну, перемывание косточек Марье Ивановне из бухгалтерии или переход на новый уровень даже в самой захватывающей компьютерной игре.

    Подняться над повседневностью, сделать свою жизнь активной, яркой, насыщенной интересными событиями можно, если понимать и представлять, для чего живёшь, придерживаться определённых ценностей. На что именно ориентироваться в жизни, каждый решает сам. Жизненные идеалы у разных людей могут отличаться. В то же время имеются и общечеловеческие ценности (истина, добро, красота, любовь к ближнему), к которым должны быть причастны все.

    На протяжении истории у людей складывались разные представления о том, что такое идеалы, и каким должен быть идеальный человек.

    Как формируется идеал

    Формирование идеалов происходит в процессе социализации. Основа идеалов:

    • потребности, интересы и мотивы личности;
    • ценности и убеждения личности;
    • ценности и идеалы общества.

    Большое влияние на формирование идеалов оказывает общество и его оценка, мнение. Например, в разные эпохи в обществе были разные представления об идеальной семье. Долгое время царил патриархат. Женщина играла исключительно роль хранительницы домашнего очага. Она во всем слушалась мужа, не смела ему перечить. А что мы наблюдаем сегодня? Поддерживается идея равенства полов, распределения семейных обязанностей. А кто-то и вовсе считает, что идеал семьи – это работающая женщина и мужчина-домохозяин.

    Другой пример. Когда-то в обществе правил дух коллективизма, а теперь социум пропагандирует идею индивидуализма. Идеал гражданина – самостоятельная, постоянно развивающаяся и творчески самореализующаяся личность.

    По мере взросления человек ориентируется на разных представителей социума. В раннем возрасте – родители, старшие братья и сестры. В школьные годы – учитель. В подростковом возрасте – ровесники. В юности и взрослости – другие взрослые. Идеалом может быть герой книги или историческая личность.

    Стоит отметить, что общественно значимые идеалы не всегда становятся личностно значимыми убеждениями и устремлениями. Не всегда происходит переход общественных идеалов во внутриличностные образцы для подражания. На формирование идеалов влияет мировоззрение человека и менталитет общества. Идеал только тогда становится продуктом внутреннего мира, когда человек полноценно осознает, что должен следовать этому идеалу, исполнять обязанности, связанные с ним. Если человек воспринимает что-то как должное, а не просто знает, что так нужно поступать, то это что-то становится его устремлением. Таким образом, важно именно чувствовать и переживать на себе, а не просто знать, иметь представление о чем-то.

    Трактовка термина

    Проведя небольшое исследование, мы не смогли найти единого мнения по вопросу «что такое идеалы?». Определение бывает абсолютно разным и неоднозначным.

    Проблема в том, что для каждой личности, которая живет в определенном обществе, трактовка термина «идеал» уникальна. Человек следует своим представлениям, которые заложены у него в подсознании. Для кого-то это идеалы внешней красоты, а для кого-то это идеалы духовные. Но нельзя относиться к ним как к статическому явлению. Например, в детском возрасте могут быть идеалы принца или принцессы. Они будут обладать определенными чертами характера, внешностью.

    По мере взросления ребенка, эти идеалы начинают меняться. Вот к этому нужно отнестись вполне серьезно. Многие дети принимают за идеалы образы, которые ими совсем не являются. Особенно серьезны идеалы, которые определяют для себя подростки. Например, который нарушает закон. Следование своему идеалу может привести ребенка к тому, что он и сам повторить судьбу своего кумира.

    Иногда в качестве идеала выбрают успешного человека. Следуя его советам можно и самому достичь успеха в бизнесе. Старшее поколение считает идеалом и ветеранов, героев, спасших свою Родину и тысячи жизней. Но каждый человек воспринимает идеалы по-своему. Потому что система ценностей у каждого своя.

    Какую роль в жизни человека играет идеал

    Представление об идеале и тяга к нему способствуют развитию личности. В погоне за результатом человек самосовершенствуется и занимается самовоспитанием. Идеал определяет нормы поведения и задает направление деятельности, влияет на направленность личности. Идеал определяет цель и смысл жизни человека, влияет на поведение и мышление.

    Иногда отношение к идеалу носит созерцательно-восторженный характер. Но это больше напоминает поклонение кумиру, и об этом мы поговорим в другой раз. А пока продолжим разговор об идеале.

    Идеальный образ – это усовершенствованная реальность. Рассмотрим это подробнее на примере идеала личности. Идеал наделен теми качествами, которых не хватает человеку. Он умеет то, что не умеет человек в настоящем. Но, что немаловажно, человек может все это приобрести, если захочет. Этим Я-идеальное отличается от Я-фантастического. Однако иногда эти элементы путаются внутри личности, и человек выдвигает нереальные требования к самому себе. Достичь он их, конечно же, не может, от чего испытывает глубокую фрустрацию, раздражение, разочарование. На фоне этого может развиться депрессия, невроз или другое психическое расстройство. Предлагаю подробнее рассмотреть ситуацию, в которой человек путает Я-идеальное и Я-фантастическое, обрекая сам себя на неудачу и страдания.

    Новейшее время

    В дальнейшем идеалы продолжались меняться. В моде были то блондинки, то брюнетки. Волосы должны были быть то длинными, то коротко постриженными, грудь — то маленькой, то пышной.

    В последнее время красивыми считаются достаточно худые девушки с длинными ногами, плоским животом и тонкой талией. Глаза ценятся большие, а нос миниатюрный.

    Самое интересное, что мода на стройное телосложение сложилась из-за обычных манекенов в магазинах. Продавцы экономили на материале, создавая худые куклы, но вещи на них сидели так красиво, что женщины хотели иметь подобную фигуру.

    Перфекционизм как стремление к идеалу

    Перфекционизм – постоянное стремление к идеалу. Перфекционист всегда недоволен собой, старается улучшить себя, мир, деятельность. Он зацикливается на мелочах и в результате не замечает или не успевает уловить главное. Перфекционист недоволен собой, даже когда добивается успеха. Он все время думает, что мог бы сделать лучше, быстрее и т. д. В погоне за идеалом перфекционист забывает о базовых потребностях, а плод своих трудов он даже может уничтожить.

    Перфекционизм может быть особенностью характера, а может принимать патологические формы, перерастать в обсессивно-компульсивные расстройства. Однако предпосылки у перфекционизма всегда одинаковые:

    • низкая самооценка;
    • желание получить признание и похвалу;
    • комплекс неполноценности;
    • неуверенность в себе;
    • потребность в любви и внимании;
    • страх критики, зависимость от чужого мнения.

    Страх неудачи иногда сковывает перфекционисту руки. Тогда он предпочитает ничего не делать, не пробовать нового, не брать на себя лишнюю ответственность.

    Причина развития перфекционизма – завышенные ожидания со стороны родителей. Порицание, запреты, эмоциональная холодность, требовательность и другие элементы авторитарного воспитания приводят к этому. Как мы уже говорили, дети следуют идеалам родителей. Перфекциониста с детства учат тянуться к нереалистичному идеалу.

    Родители, как правило, не знают или сознательно игнорируют особенности ребенка. Вместо этого они стараются сделать из него пример для подражания (в их представлении), объект для гордости. Или стремятся в нем воплотить свои несбывшиеся мечты. А для развития ребенка нет ничего хуже, чем идти против своей сущности. То есть заниматься тем, к чему нет задатков и склонностей. Или жить по распорядку, противоречащему свойствам психики, темпераменту. Ребенок вырастает, а завышенная требовательность к себе и другим сохраняется, как и сопутствующее ей чувство личностной несостоятельности.

    Вечный тюнинг

    Но, как вы догадываетесь, вся эта тяжелая работа над собой (диетологи, косметологи, стилисты) была бесполезной. Потому что любимый парень предпочел ей другую. Потеря любимого обернулась депрессией, которая стала проявляться в виде усиленных и навязчивых попыток улучшить свою внешность. Постоянные диеты превратили ее в настоящий скелет, вечно голодный и озлобленный. В фитнес-центре она несколько раз теряла сознание из-за перетренированности. Начала искать врачей, которые могли бы сделать операцию по уменьшению ее роста сантиметров на 5-10.

    Последний факт сильно напугал родителей, которые буквально за руку отвели ее к психологу. Работа с психологом была успешной: девушка научилась принимать себя такой, какая она есть и избавилась от навязчивые попыток бесконечно «тюнинговать» свою внешность. В то же время она познакомилась с молодым человеком, влюбилась, он ответил ей взаимностью, после чего сыграли свадьбу. Они до сих пор вместе и он обожает ее (несмотря на то, что ростом ниже).

    Возможно вы не знали:

    Антиномии – термин кантовской философии, обозначающий состояние раздвоенности чистого разума, а также противоречие его законов, равнодоказуемых положений.

    «Вещь-в-себе» – одно из центральных понятий гносеологии, а затем и этики Канта. Данное понятие, обозначающее вещи как они существуют вне нас, сами по себе (в себе), в отличие от того, какими они являются «для нас».

    Абсолютный Дух – в философской системе Гегеля заключительное звено развития духа, реализующее самосознание абсолютной идеи. Пройдя этапы субъективного духа и объективного духа, дух восходит к абсолютному знанию.

    что это такое? Кто такие идеалисты?

    Именно идеальность обеспечит мне счастье, считают многие. Но исследования психологов из Университета в Канзас-Сити показали, что наши представления об идеале не остаются неизменными даже несколько минут. Кроме того, идеалы красоты просто внедряются в наше сознание без нашего ведома. В этой статье расскажем, почему ожидание идеального партнера приводит к одиночеству, и поделимся техниками, которые помогут приблизиться к идеальному себе.

    Что такое идеал?

    Идеал — это труднодостижимый или вовсе недостижимый образец совершенства, высокая мечта или образ, к которому человек стремится в поведении и внешности. Идеальность – необязательно цель. Это, скорее, критерий сравнения, который помогает нам сравнивать ожидания с действительностью и корректировать вектор действия. А способность идеализировать – мотиватор к достижению цели, возможность меньше зависеть от внешних стимулов. Так что идеалы нам необходимы, они наполняют нашу жизнь смыслом.

    Считается, что стремление к недосягаемому совершенству заложено в основе человеческой природы. Но есть люди, которые устанавливают завышенные стандарты, ищут пути совершенствования для себя и других. Это идеалисты. Если они увлекаются идеей, то перестают замечать все вокруг и посвящают жизнь поиску идеала. Идеалистов с чертами высокой чувствительности и низкой терпимости называют мечтателями. Тех, кто в поиске идеала слепо следует своим убеждениям, называют фанатиками.

    Слово «идеал» и его производные происходит от французского слова с греческими корнями «Ideal» – «образ», «идея». В общем употреблении появилось в начале XIX века и в широком смысле трактовалось как представление о высшем мировом совершенстве. Понятие вошло во все русские словари и энциклопедии, а в словаре литературных эпитетов украсилось дополнительными характеристиками «возвышенный», «чистый», «лучезарный», «немеркнущий».

    Понятие идеала применимо к конкретным или абстрактным предметам, константным или переменным понятиям. Есть представление об идеальной внешности, нравственности, красоте, произведении искусства, жизни, любви. Это может быть совершенство в отношениях между людьми; иногда это образец, воплотивший наиболее ценные и привлекательные качества, черты, способности; это совокупность норм поведения или критерий разделения добра и зла.

    Идеализм.

    Идеальность чего-либо отражается в религии, науке, искусстве, литературе, юриспруденции, форме государственности.

    Хотя идеи о материальном и нематериальном возникли задолго до отражения в философских трактатах, основателем течения объективного идеализма считают Платона. Мир по Платону не зависит он нашего сознания, то есть мир объективен. Достояние платонизма позже использовали для своих идей философы-идеалисты Кант, Гегель, Шеллинг, Шопенгауэр.

    Идеи Платона были настолько популярны, что их привлекали для обоснования христианской и мусульманской религии. И неудивительно, ведь идеализм в большой степени присущ религиозному миру – стремление к Абсолюту лежит в основе всех религиозных учений. Идеал в религии – это пример величайшей жертвы себя во имя добра и справедливости. Такими примерами всегда были святые, праведники, монахи-аскеты.

    В психологии понятие «идеального Я» ввел Зигмунд Фрейд. Я-идеал служит для определения любви человека к себе, которая формируется в детстве и остается образцом для подражания на протяжении жизни. Дополнительно может рассматриваться как наивысшее существо в личности человека. Термин используется в психотерапии, но трактуется разными психоаналитиками иначе. Например, некоторые считают идеальный образ следствием психоза или невроза.

    Пройти тест на невроз

    В литературе идеал – это, прежде всего, лицо или образ человека, который имеет внешние черты и внутренние качества, совершает поступки. Это образ Героя с Большой Буквы, который для многих поколений остается образцом для подражания. Если привести примеры из классической литературы, идеальные герои – это Пьер Безухов, Граф Монтекристо, Д’Артаньян, Татьяна Ларина.

    Идеал в искусстве – воплощенные в художественном образе «совершенство» и «завершенность». В науке – это экспериментальные и теоретические методы, которые помогают достичь максимально обоснованного знания.

    Идеализм противопоставляется материализму – вере в то, что окружающая материя является подлинной и базовой для сотворения мира. Идеалистическая философия с чертами аристократизма, пафосности и непрактичности выглядит как устаревшая теория. Но потребность в идеале так же неустранима в человеческом бытии, как потребность в красоте, справедливости.

    Идеалы красоты.

    Понятия об идеале красоты менялись в разные эпохи – это известный факт. А на современной волне бодипозитива определить пример для подражания становится все сложнее. Канонические красавицы Мона Лиза или Венера Боттичелли сегодня вряд ли бы пользовались успехом. Так что идеальность – категория очень субъективная и менее поддающаяся определению, чем кажется на первый взгляд.

    Конструкции об идеальном партнере, друге, идеальной внешности, фигуре, жизни, работе – только удобная абстракция для упрощения мысли. Но она опасна по нескольким причинам:

    • Зацикленный на идеальности человек становится удобным объектом для манипуляций рынка. На нем зарабатывают самые мощные индустрии похудения, косметики, эстетической медицины.
    • Собственное несоответствие придуманному идеалу пугает, вызывает чувство вины, стыда, тревожность, усиливает неуверенность в собственных талантах, вгонят в депрессию.
    • Идеализация (наделение кого-то совершенными качествами) развивает психологическую зависимость от идеала. А в романтических отношениях идеализация партнера вынуждает его соответствовать ожиданиям.
    • При близком знакомстве идеализированный образ разрушается, что приводит к разочарованию в партнере.
    • Человек, который погружается в мысленные конструкции об идеальном партнере, в итоге остается одиноким.
    • Придуманные символы сексуальности и «красивая» порнография искажает не только ожидания от интимных отношений, но и представления людей о самих себе. Это усиливает непонимание мужчин и женщин в реальной жизни.
    • Ожидание идеального партнера может сыграть с нами злую шутку. Оно создает иллюзию того, что отношения наладятся волшебным образом без усилий обоих партнеров.

    Пройти тест на депрессию

    Идеальность – мощный стимул стать лучше. Но есть риск, что ради него мы откажемся от реальности. Чтобы этого не случилось, придется научиться принимать себя таким, каким ты есть.

    Что делать с неидеальностью?

    Психологи говорят, что самое трудное – не находить ежедневно силы для перемен или принимать мудрые решения. Самое тяжелое – отказаться от звания Супермена и тем самым признать свое несовершенство.

    Согласиться со своим несовершенством страшно. Признать свою неидеальную внешность, отношения, поступки все равно, что расписаться в собственной ущербности. Особенно на фоне множества курсов, семинаров, книг с обещанием показать путь к совершенству.

    Процесс принятия своей неидеальности представляется многим стратегической многоходовкой, сродни самообману. Но чем тратить энергию на переживания, лучше поработать над своими мыслями.

    1. Научиться управлять внутренним критиком.

    Внутренний критик, как водится, родом из детства. В раннем возрасте ребенок воспринимает себя так, как говорят о нем взрослые. Чем чаще он слышит «ты ничего не умеешь сделать, как следует» или «у тебя руки-крюки», тем больше привыкает к критике. Когда он вырастает, критик продолжает «жить» в его голове и разговаривать голосом мамы, папы, первой учительницы, друга или навязчивым голосом рекламы.

    Поэтому первым шагом будет знакомство со своим внутренним критиком. Подумайте, чьим голосом он с вами разговаривает. Расспросите, откуда он взялся. Как только вы это поймете, то научитесь различать: он действительно советует или просто бубнит в свое удовольствие.

    Второй шаг поможет осознать его пользу. Благодаря критике мы не просто устанавливаем себе высокую планку, но наращиваем себе «нравственные мускулы». Как заботливый наставник критик подсказывает, какие знания нужно подтянуть, а от чего лучше отказаться.

    Третий шаг поможет сохранить нужную дистанцию. Не стоит полагать, что внутренний критик всегда говорит правду. Его можно слушаться, но не передавать все полномочия. Как только замечания ослабляют вашу уверенность в себе, отключите их и продолжайте путь самостоятельно.

    2. Справиться с синдромом самозванца.

    Синдром самозванца – это знакомое многим отсутствие самоуважения. Это недоверие к своему таланту, интеллекту, решениям. Это страх, что появится кто-то идеальный и разоблачит нашу некомпетентность. Хуже всего то, что синдром работает, даже если полно доказательств обратного.

    Пройти тест: Шкала самоуважения

    В этой ситуации решений несколько:

    • Относитесь к себе хорошо. Ставьте в приоритет свое здоровье, благополучие, душевное равновесие. Смейтесь над собой с мягкой иронией. Усмирите перфекционизм. Разрешите себе похвастаться своими достижениями.
    • Найдите единомышленников. Ищите друзей, наставников, группу поддержки. Делитесь своими идеями и принимайте конструктивную обратную связь.
    • Притворяйтесь, пока не получится. Исследования показали, что если вы считаете себя талантливым, другие будут думать так же. Обманывайте себя до тех пор, пока не поверите в свой талант, найдете творческую мотивацию. Потом не нужно будет притворяться. Ведь вы станете тем, кем хотели.

    3. Усмирить нездоровый перфекционизм.

    Исследования показывают, что нынешнее поколение подвержено перфекционизму больше, чем предыдущие. Нас подгоняет навязанная реклама, идеальная картинка в соцсетях, необходимость создать безупречную семью и воспитать образцовых детей. У здорового перфекционизма есть хорошая сторона – амбициозность, желание совершенствоваться. Но многие люди просто «повернуты» на поисках лучшего.

    Как избавиться от навязчивой необходимости сделать все идеально? Если любая ошибка приводит вас в ужас, попробуйте сделать следующее:

    • Поймите, что идеал всего лишь иллюзия. Человеческий мозг считается самым совершенным среди всех живущих на планете. Но он развивается только во время учебы. Это значит, что нельзя отказываться от саморазвития. Просто следует направить энергию на то, что в наших силах: читать, слушать хорошую музыку, учить языки.
    • Научитесь ошибаться с пользой. Самый большой вред, который могут принести ошибки – страх их совершить. Страх сковывает сознание и тело. Мы ведем себя неестественно, снова ошибаемся и прекращаем новые попытки. Но каждая ошибка увеличивает мастерство, добавляет уверенности и спокойствия. Так что нет ошибок, нет развития.
    • Сосредоточьтесь на процессе. Идеалы устойчивы. Когда они рушатся, мы чувствуем боль, а в жизни случается затяжной кризис. Если думать только о конечной цели, мотивация истощается. Поэтому лучше разбить большую цель на микрорешения и внедрять их постепенно. Но главное – хвалить себя после каждой победы.

    Как достичь идеала?

    Психологи сравнивают идеал с горизонтом – мы к нему подходим, а он отодвигается. Но если вы хотите взять жизнь в свои руки, добиться немыслимых результатов, нужно получить и развить несколько навыков. Если выполнять один пункт в неделю, можно добиться результатов уже через месяц.

    Неделя 1. Нарисуйте свое будущее. Подумайте, где вы находитесь сейчас и где хотите оказаться через месяц-год-два года своей жизни. Определите, как вы хотите себя чувствовать в свой идеальный день (радостным, умиротворенным, расслабленным). Это поможет подобрать цель под свое состояние.

    Совет. Выделите несколько вечеров для того, чтобы покопаться в себе, найти свои настоящие цели. Для наглядности можно нарисовать карту желаний или составить список целей и повесить их на видное место.

    Неделя 2. Позаботьтесь о своем теле. Если у вас проблемы со здоровьем или лишний вес, добиться целей будет очень трудно. Верный способ привести себя в форму – перейти на здоровый образ жизни. И необязательно сразу отказываться от всего. Для начала можно сделать несложную зарядку и добавить в рацион овощи.

    Совет. Если у вас нет любимого спорта, сходите на йогу, в тренажерный зал, на плаванье. Так вы найдете занятие по душе, а заодно составите с тренером новое меню.

    Неделя 3. Займитесь расхламлением пространства. Пройдитесь по дому, решите какие вещи можно отдать на благотворительность или выбросить. Откажитесь от пластиковых пакетов в пользу холщевых сумок, используйте для хранения вещей старые коробки. Научитесь планировать и экономить.

    Совет. Расхламляйте один «очаг» в день: составьте подробный план, а после каждого «подвига» делайте паузу.

    Неделя 4. Начните практиковать осознанность. Когда чувствуете, что рутина уводит от главной цели, остановитесь на пару минут и спросите: «Я действительно делаю то, что хочу?». Скорее всего, ответ вам не понравится. Поэтому придется освоить технику отказов, научиться говорить твердое «нет», отказаться от многозадачности, позаботиться о полноценном сне.

    Совет. Выполняйте свою работу с удовольствием, искренне радуйтесь любому результату и сосредоточьтесь на том, чего действительно хотите достичь.

    Бонус. Научитесь расслабляться. В постоянном стрессе, погоне за результатом мы просто разучиваемся отдыхать. Но просидеть вечер в соцсетях – не самая лучшая идея для отдыха. Видов полезного отдыха немало и все они одинаково полезны. Это прогулки, встречи с друзьями, настольные игры, сон.

    Совет. Найдите баланс между нагрузкой и отдыхом. Иногда достаточно выделить 10-20 минут для медитации, прогулки или просто побыть в тишине, чтобы восстановить душевные силы.

    Выводы:

    • Идеал – нечто желанное, обладающее наивысшей ценностью для отдельного человека, семьи, социальной группы, религиозного сообщества. Они есть у каждого, только не все это осознают или признаются
    • Идеалист – это человек, идеализирующий действительность.
    • Мнение об идеальной внешности меняется быстрее, чем кажется – в течение нескольких лет, месяцев, а иногда и минут.
    • Чтобы создать идеальные отношения, нужен не идеальный партнер, а душевная работа.
    • Стремление к идеальности и стремление к внутренней гармонии – разные вещи.
    • Только трансформируя реальность, можно приблизиться к идеалу.

    Пройти тест на самооценку

    Идеальный терапевт | Psychology Today

    Результаты исследований в области психотерапии показали, что « Терапевт является ключевым компонентом изменений в самой успешной терапии». Исследователи также определили ряд черт психотерапевтов, которые способствуют прогрессу и изменению клиентов. терапевтические отношения.

    Психотерапевтический альянс – это уникальные человеческие отношения, в которых преданный и обученный человек пытается оказать помощь другому человеку, как приостанавливая, так и расширяя себя. Нигде в жизни человека не слушают, не чувствуют и не переживают с таким концентрированным обменом мнениями и акцентом на каждом аспекте общения.

    Вместо того, чтобы играть роль эксперта, идеальный терапевт стремился бы быть аутентичным человеком, кем-то, с кем клиенты чувствовали бы себя достаточно комфортно, чтобы быть открытыми и самораскрывающимися. Он или она будет служить образцом для подражания для клиента, демонстрируя своими реакциями и поведением, как бороться с деструктивными силами внутри личности и как жить менее оборонительно.

    «Идеальный» терапевт должен быть необычайно честным и порядочным человеком. Это не просто попытка сказать правду: терапевт должен развить значительное самопознание, признавая и принимая объективный взгляд как на отрицательные, так и на положительные черты своей личности.

    Эффективные терапевты не пытаются подогнать своих клиентов под определенную теоретическую модель; вместо этого они пытаются учиться у них и, по сути, постепенно развивают уникальную личную психологическую теорию для каждого человека. Они умеют подчинять собственные интересы, направляя при этом свое внимание и усилия на понимание своих клиентов. Они обладают высокой квалификацией, помогая людям восстановить связь с собой и своей жизнью. Подобно художнику, терапевт чутко настраивается на реальные чувства, качества и приоритеты каждого клиента и способен отличить их от психологических защит, которые мешают человеку полностью реализовать свой человеческий потенциал. Эти клиницисты способны увидеть, какой может быть личность клиента под наложением его или ее защитной системы. С этой точки зрения они бросают вызов любой защите, которая мешает клиенту стать таким человеком. В то же время они принимают и сострадают: обе позиции имеют решающее значение с точки зрения предоставления людям максимальных возможностей для личного развития.

    В идеале терапевты должны использовать свое осознание того, что происходит внутри них, как подсказки к тому, что происходит внутри их клиента. Они могли бы интуитивно чувствовать душевное состояние человека, а не просто реагировать интеллектуально. Например, один терапевт мог прочитать в учебнике, что кататонический пациент обычно испытывает гневные, взрывные чувства под неподвижной или застывшей внешностью; в то время как другой, более интуитивный терапевт, который близок к своим собственным чувствам, может действительно чувствовать скрытую ярость этого пациента. Когда терапевты имеют доступ к своим эмоциям, они могут чутко реагировать на трудности людей, с которыми они работают. Часто бывает так, что те, кто интеллектуально защищен или несколько отстранен от своих чувств, испытывают дискомфорт, когда клиенты выражают сильные эмоции. Своим отрицательным ответом или отсутствием ответа они могут непреднамеренно препятствовать дальнейшему выражению глубоких чувств.

    Эффективные терапевты осведомлены о деструктивных связях или фантазийных связях , которые клиенты могут развивать со своими родителями или партнерами, которые мешают подлинным отношениям и адаптивным реакциям взрослых. Они ненавязчивы в своих ответах и ​​интерпретациях, исследуя с клиентом связь между прошлым опытом и нынешними нарушениями. Они также осознают области, в которых клиенты настраиваются против самих себя — где они действуют в соответствии со своими критическими внутренними голосами. Они чувствительны к широкому спектру аддиктивных паттернов, проявляемых клиентами, и имеют смелость помочь разоблачить и прервать эти паттерны.

    В важном смысле терапевт может быть концептуализирован как «переходный объект» в том смысле, что он или она обеспечивает клиенту аутентичные отношения во время перехода от зависимости от самоподдерживающих процессов к поиску и нахождению удовлетворения в подлинных отношениях в мир за пределами офиса. Таким образом, терапевты должны оставаться людьми (быть заинтересованными, теплыми, заботливыми и чуткими, а также прямыми и ответственными), чтобы временно «удерживать» или поддерживать клиента, когда он или она уходит от источников фантазий и самоудовлетворения к реальным отношениям. .

    Чтобы быть в состоянии предложить такого рода поддержку в эти критические моменты, терапевты должны развиваться как профессионально, так и лично, чтобы освободиться от проекций и реакций контрпереноса, которые разрушительны для терапевтического процесса. Важно, чтобы они сами прошли через динамическую индивидуальную терапию, которая включала бы какой-либо тип глубинной психотерапии или терапию освобождения от чувств, чтобы освободиться от таких проекций

    Вообще говоря, успешные терапевты, как правило, имеют оптимистичный взгляд и твердую веру в возможность личностного роста и изменений, но они не недооценивают силу защитной системы и чувствительны к страху людей перед изменениями, особенно в критические моменты жизни. терапевтический процесс. Наконец, поскольку терапевты осознают внутреннюю деструктивность защит и их проекций на общество в целом, они воздерживаются от предпочтения социального соответствия личным интересам и индивидуальности своих клиентов.

    * Блоу, Спренкл и Дэвис (2007).

    Подробнее у д-ра Роберта Файрстоуна на PsychAlive.org

    Нормальность в аналитической психологии — PMC

    1. Юнг К.Г. Два эссе по аналитической психологии, Собрание сочинений 7. Боллингенские книги в мягкой обложке; Принстон, Нью-Джерси, США: 1966. О психологии бессознательного; п. 6фн. первоначально опубликовано в 1917 г., переработано в 1926 и 1943 гг. [Google Scholar]

    2. Jung C.G. Символическая жизнь, Собрание сочинений 18. Рутледж и Кеган Пол; Лондон, Великобритания: 1977. Предисловие к фон Кениг-Факсенфельду: «Wandlungen des traumproblems von der Romantic bis zur gegenwart», стр. 773–774. первоначально опубликовано в 1935 г. [Google Scholar]

    3. Шамдасани С. Юнг и создание современной психологии. Издательство Кембриджского университета; Кембридж, Великобритания: 2003. стр. 13–14. [Google Scholar]

    4. Юнг К.Г. Символическая жизнь, Собрание сочинений 18. Рутледж и Кеган Пол; Лондон, Великобритания: 1977. Выступление по случаю основания CG. Институт Юнга, Цюрих, 24 апреля 19 г.48; стр. 475–476. первоначально опубликовано в 1948 г. [Google Scholar]

    5. Wetherall M. Identities, Groups and Social Issues. Публикации мудреца; Лондон, Великобритания: 1996. с. 359. опубликовано совместно с Открытым университетом. [Google Scholar]

    6. Шериф М. Психология социальных норм. п. 14. Цитируется по [5], впервые опубликованной в 1936 г.

    7. Левин К. Групповое решение и социальные изменения. п. 46. ​​цитируется по [5], впервые опубликованной в 1947 г.

    8. Фуко М. Дисциплина и наказание: рождение тюрьмы. Книги пингвинов; Лондон, Великобритания: 1991. с. 179. [Google Scholar]

    9. Фуко М. Безумие и цивилизация. В: Рабинов П., редактор. Читатель Фуко. Книги пингвинов; Лондон, Великобритания: 1984. с. 162. [Google Scholar]

    10. Крейг Э., редактор. Краткая философская энциклопедия Рутледжа. Рутледж; Абингдон, Великобритания: 2005. с. 282. [Google Scholar]

    11. Белая книга Дж. Фрейд, Фуко и «Диалог с неразумием» J. Philos. соц. Критик. 1999; 6: 29–66. [Google Scholar]

    12. Потрошение Г. Кембриджский компаньон Фуко. Издательство Кембриджского университета; Кембридж, Великобритания: 2005. с. 331. [Google Академия]

    13. Фрейд С. В кн.: Толкование сновидений. 1-е изд. Крик Дж., переводчик. Издательство Оксфордского университета; Оксфорд, Великобритания: 1999. с. 380. Первоначально опубликовано в 1900 году. [Google Scholar]

    14. Фрейд С. Стандартное издание Полного собрания сочинений по психологии Зигмунда Фрейда. Том 6. Психоаналитическое электронное издание; Уилмингтон, Делавэр, США: 1901. Психопатология повседневной жизни: забывчивость, оговорки, неумелые действия, суеверия и ошибки; п. 152. [Google Академия]

    15. Фрейд С. Британская энциклопедия. 13-е изд. Хаверфордский колледж; Хаверфорд, Пенсильвания, США: 1926. [(по состоянию на 22 июля 2008 г.)]. Психоанализ: школа Фрейда. Доступно в Интернете: http://www.haverford.edu/psych/ddavis/p109g/freud.psa.html [Google Scholar]

    16. Фрейд С. Полное собрание писем Зигмунда Фрейда Вильгельму Флиссу. Психоаналитическое электронное издание; Уилмингтон, Делавэр, США: 1895. Письмо Фрейда Флиссу, 25 мая 1895. [Google Scholar]

    17. Фрейд С. Стандартное издание Полного собрания сочинений по психологии Зигмунда Фрейда, том VII. Психоаналитическое электронное издание; Уилмингтон, Делавэр, США: 1890. Психическое (или Ментальное) Лечение; п. 286. [Google Scholar]

    18. Кубие Л.С. Психоаналитический ежеквартальный журнал, том 23: 167–204. Психоаналитическое электронное издание; Уилмингтон, штат Делавэр, США: 1954. Фундаментальная природа различия между нормой и неврозом. [PubMed] [Google Scholar]

    19. Оффер Д., Сабшин М. Нормальность. Основные книги; Нью-Йорк, штат Нью-Йорк, США: 1973. [Google Scholar]

    20. Гловер Э. Медико-психологические аспекты нормальности. бр. Дж. Психол. 1932; 23: 152–166. [Академия Google]

    21. Гительсон М. Терапевтические проблемы анализа «нормального» кандидата. Междунар. Дж. Психоанал. 1954; 35: 174–183. [PubMed] [Google Scholar]

    22. Джонс Э. Концепция нормального разума. Междунар. Дж. Психоанал. 1942; 23: 1–8. [Google Scholar]

    23. Крапф Э. Э. Понятия нормальности и психического здоровья в психоанализе. Междунар. Дж. Психоанал. 1961; 42: 439–446. [PubMed] [Google Scholar]

    24. Джозеф Э.Д. Обращение президента — Нормальность в психоанализе. Междунар. Дж. Психоанал. 1982;63:3–13. [PubMed] [Google Scholar]

    25. Райкрофт К. Критический словарь психоанализа. Книги пингвинов; Лондон, Великобритания: 1995. стр. 111–112. [Google Scholar]

    26. Тибо Дж.В. Психологический обзор. Американская психологическая ассоциация; Вашингтон, округ Колумбия, США: 1943. Концепция нормальности в клинической психологии; стр. 338–345. [Google Scholar]

    27. Юнг К.Г. Развитие личности, Собрание сочинений 17. Боллинген в мягкой обложке; Принстон, Нью-Джерси, США: 1981. Значение бессознательного в образовании; п. 151. Первоначально опубликовано в 19 г. 28. [Google Scholar]

    28. Юнг К.Г. Экспериментальные исследования, собрание сочинений 2. Рутледж и Кеган Пол; Лондон, Великобритания: 1973. Ассоциации нормальных субъектов; стр. 3–196. первоначально опубликовано в 1906 г. [Google Scholar]

    29. Юнг К.Г. Практика психотерапии, Собрание сочинений 16. Рутледж и Кеган Пол; Лондон, Великобритания: 1966. Проблемы современной психотерапии; стр. 67–68. первоначально опубликовано в 1929 г. [Google Scholar]

    30. Jung C.G. Цивилизация в переходный период, Собрание сочинений 10. Рутледж и Кеган Пол; Лондон, Великобритания: 1970. Летающие тарелки: современный миф; стр. 393–394. первоначально опубликовано в 1958 г. [Google Scholar]

    31. Jung C.G. Письмо Смиту Эли Джелайфу. В: Адлер Г., редактор. К.Г. Письма Юнга, том I 1906–1950. Рутледж и Кеган Пол; Лондон, Великобритания: 1973. с. 211. Первоначально опубликовано в 1936 г. [Google Scholar]

    32. Юнг К.Г. Практика психотерапии, Собрание сочинений 16. Рутледж и Кеган Пол; Лондон, Великобритания: 1966. Принципы практической психотерапии; п. 4. первоначально опубликовано в 19 г.35. [Google Scholar]

    33. Нейман Э. Происхождение и история сознания. Боллинген в мягкой обложке; Принстон, Нью-Джерси, США: 1954. с. xvi. [Google Scholar]

    34. Прогов И. Глубинная психология и современный человек. Джулиан Пресс; Нью-Йорк, штат Нью-Йорк, США: 1959. [Google Scholar]

    35. Нолл Р. Множественная личность, диссоциация и К.Г. Комплексная теория Юнга. Дж. Анал. Психол. 1989; 34: 353–370. doi: 10.1111/j.1465-5922.1989.00353.x. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

    36. Вудман М., Меллик Дж. Возвращение домой к себе: размышления о воспитании тела и души женщины. Конари; Беркли, Калифорния, США: 2001. с. 278. [Google Академия]

    37. Мизен Р. Примитивное и патологическое (обзор) J. Anal. Психол. 1995; 40: 485–486. doi: 10.1111/j.1465-5922.1995.00485.x. [CrossRef] [Google Scholar]

    38. Сэмюэлс А., Шортер Б., Плаут Ф. Критический словарь юнгианского анализа. Рутледж; Hove, UK: 1986. [Google Scholar]

    39. Сэмюэлс А. Юнг и постюнгианцы. Рутледж; Лондон, Великобритания: 1986. с. 134. [Google Scholar]

    40. Фрейд С. Стандартное издание Полного собрания сочинений по психологии Зигмунда Фрейда, том XXIII. Психоаналитическое электронное издание; Уилмингтон, Делавэр, США: 1937. Анализ окончательный и бесконечный; п. 235. [Google Scholar]

    41. Юнг К.Г. Психологические типы, Собрание сочинений 6. Рутледж; Лондон, Великобритания: 1991. стр. 515–516. первоначально опубликовано в 1921 г. [Google Scholar]

    42. Jung C.G. Развитие личности, Собрание сочинений 17. Боллинген в мягкой обложке; Принстон, Нью-Джерси, США: 1981. Брак как психологические отношения; п. 200. Первоначально опубликовано в 1925 г. [Google Scholar]

    43. Юнг К.Г. Развитие личности, Собрание сочинений 17. Боллинген в мягкой обложке; Принстон, Нью-Джерси, США: 1981. Аналитическая психология и образование; п. 92. Первоначально опубликовано в 1926 г., переработано в 1946 г. [Google Scholar]

    44. Юнг К.Г. Практика психотерапии, Собрание сочинений 16. Рутледж и Кеган Пол; Лондон, Великобритания: 1966. Фундаментальные вопросы психотерапии; п. 121. Первоначально опубликовано в 1951 г. [Google Scholar]

    45. Юнг К.Г. Психологические типы, Собрание сочинений 6. Рутледж; Лондон, Великобритания: 1991. стр. 334–335. первоначально опубликовано в 1921 г. [Google Scholar]

    46. Юнг К.Г. Практика психотерапии, Собрание сочинений 16. Рутледж и Кеган Пол; Лондон, Великобритания: 1966. Психотерапия и философия жизни; стр. 78–79. первоначально опубликовано в 1943 г. [Google Scholar]

    47. Jung C.G. Дух в человеке, искусство и литература, Собрание сочинений 15. Рутледж; Лондон, Великобритания: 2003. Об отношении аналитической психологии к поэзии; п. 91. Впервые опубликовано в 1922 г. [Google Scholar]

    48. Хауке К. Фрагментация и нарциссизм. Дж. Анал. Психол. 1995; 40: 497–522. doi: 10.1111/j.1465-5922.1995.00497.x. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

    49. Юнг К. Г. Символическая жизнь, Собрание сочинений 18. Рутледж и Кеган Пол; Лондон, Великобритания: 1977. Методы изменения отношения к миру во всем мире; стр. 606–607. впервые опубликовано в 1948 г. [Google Scholar]

    50. Солженицын А.И. Архипелаг ГУЛАГ, 1918–1956: эксперимент литературного исследования. Харпер и Роу; Нью-Йорк, штат Нью-Йорк, США: 1985. с. 75. [Google Scholar]

    51. Юнг К.Г. Структура и динамика психики, Собрание сочинений 8. Рутледж и Кеган Пол; Лондон, Великобритания: 1969. О природе сновидений; стр. 294–297. первоначально опубликовано в 1945 г., переработано в 1948 г. [Google Scholar]

    52. Jung C.G. Символы трансформации, Собрание сочинений 5. Боллинген в мягкой обложке; Принстон, Нью-Джерси, США: 1967. с. 231. Первоначально опубликовано в 1911–1912 гг. [Google Scholar]

    53. Юнг К.Г. Архетипы и коллективное бессознательное, Собрание сочинений 9i. Рутледж и Кеган Пол; Лондон, Великобритания: 1968. О психологии фигуры трикстера; стр. 267–268. первоначально опубликовано в 1954. [Google Scholar]

    54. Юнг К.Г. Структура и динамика психики, Собрание сочинений 8. Рутледж и Кеган Пол; Лондон, Великобритания: 1969. Общие аспекты психологии сновидений; стр. 271–272. первоначально опубликовано в 1916 г., переработано в 1948 г. [Google Scholar]

    55. Jung C.G. К.Г. Говорит Юнг. Боллинген в мягкой обложке; Принстон, Нью-Джерси, США: 1977. Интервью «лицом к лицу»; п. 436. Первоначально опубликовано в 1959 г. [Google Scholar]

    56. Юнг К.Г. Архетипы и коллективное бессознательное, Собрание сочинений 9я. Рутледж и Кеган Пол; Лондон, Великобритания: 1968. Феноменология духа в сказках; стр. 253–254. первоначально опубликовано в 1945 г., переработано в 1948 г. [Google Scholar]

    57. Аналитическая психология. [(по состоянию на 23 августа 2013 г.)]. Доступно в Интернете: http://en.wikipedia.org/wiki/Analytical_psychology

    58. Стоукс Г. О старости. Фалмер Пресс; Лондон, Великобритания: 1992. С. 33, 119. [Google Scholar]

    59. Миллер Дж. К. Трансцендентная функция. Государственный университет Нью-Йорка Press; Олбани, штат Нью-Йорк, США: 2004. [Google Scholar]

    60. Юнг К.Г. Символическая жизнь, Собрание сочинений 18. Рутледж и Кеган Пол; Лондон, Великобритания: 1977. Адаптация, Индивидуация, Коллективность; п. 452. Первоначально опубликовано в 1916 г. [Google Scholar]

    61. Юнг К.Г. Два эссе по аналитической психологии, Собрание сочинений 7. Боллингенские книги в мягкой обложке; Принстон, штат Нью-Джерси, США: 1966. Отношения между эго и бессознательным; п. 224. Первоначально опубликовано в 1928 г. [Google Scholar]

    62. Юнг К.Г. Два эссе по аналитической психологии, Собрание сочинений 7. Боллингенские книги в мягкой обложке; Принстон, Нью-Джерси, США: 1966. Структура бессознательного; п. 303. Первоначально опубликовано в 1916 г. [Google Scholar]

    63. Якоби Дж. Процесс индивидуации. Дж. Анал. Психол. 1958; 3: 95–114. doi: 10.1111/j.1465-5922.1958.00095.x. [CrossRef] [Google Scholar]

    64. Кейсмент А. Энциклопедия психологии и религии. Блэнтон-Пил; Нью-Йорк, штат Нью-Йорк, США: 2010. Персона; п. 670 и далее. [Google Scholar]

    65. Хадсон В.К. Персона и защитные механизмы. Дж. Анал. Психол. 1978; 23: 54–62. дои: 10.1111/j.1465-5922.1978.00054.х. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

    66. Перлман Х. Х. Персона: социальная роль и личность. Издательство Чикагского университета; Чикаго, Иллинойс, США: 1986. [Google Scholar]

    67. Miell M., Dallos R., редакторы. Социальное взаимодействие и личные отношения. Публикации мудреца; Лондон, Великобритания: 1996. с. 310. опубликовано совместно с Открытым университетом. [Google Scholar]

    68. Штейн М. Принцип индивидуации: к развитию человеческого сознания (полярности психики) Chiron Publications; Уилметт, Иллинойс, США: 2006. [Google Scholar]

    69. Юнг К.Г. Архетипы и коллективное бессознательное, Собрание сочинений 9i. Рутледж и Кеган Пол; Лондон, Великобритания: 1968. Исследование процесса индивидуации; п. 349. Первоначально опубликовано в 1934 г., переработано в 1950 г. [Google Scholar]

    Понимание Ид, Эго и Суперэго в психологии

    В модели человеческой личности Зигмунда Фрейда каждый из нас ведет себя в соответствии с этими тремя ключевыми элементами:
    • Id: Место наших импульсов
    • Эго: Договаривается с Ид, радует Суперэго
    • Суперэго: Удерживает нас на прямом и узком пути
    Фрейд, основатель психоанализа в психологии, мог бы стать великим голливудским сценаристом. Его «история» личности — это история желания, власти, контроля и свободы. Сюжет сложный, герои соревнуются. Наши личности представляют собой своего рода драму, разыгрываемую в наших умах. «Вы» — продукт того, как взаимодействуют эти конкурирующие ментальные силы и структуры.

    Древние греки думали, что все люди были актерами в драме богов наверху. Для Фрейда мы просто актеры в драме нашего разума, движимые желанием, влекомые совестью. Под поверхностью наши личности представляют борьбу за власть, происходящую глубоко внутри нас.

    Ид, эго и суперэго имеют собственное представление о том, каким должен быть исход этой драмы. Их борьба подпитывается мощными мотивами, и каждый из них сам за себя.

    Я хочу, поэтому мне

    Начальным структурным компонентом и первым персонажем фрейдовской драмы личности является Оно. Вы когда-нибудь чувствовали себя подавленным невероятно сильным побуждением, импульсом или желанием? Новая машина, сексуальное желание, работа мечты? Ответом, вероятно, будет громкое «Да!»

    Откуда такое желание? По Фрейду, желание исходит из той части вашей личности, которая называется id, , расположенной в просторах нашего разума. Итак, оглянитесь вокруг и загляните глубоко внутрь себя. Посмотрите на своих коллег, посмотрите на своего босса. Это во всех нас, даже в тихом пожилом человеке на автобусной остановке. Под этим тихим дедовским поведением скрывается бурлящий котел желания.

    Оно содержит все наши самые основные животные и примитивные импульсы, требующие удовлетворения. Это мистер Хайд, выходящий из сдержанного доктора Джекила. Это тот маленький дьявол, который сидит у вас на плече, нашептывает искушения и подстегивает вас. Всякий раз, когда вы видите эгоистичного, избалованного ребенка в продуктовом магазине, требующего игрушку и закатывающего истерику, если он не добивается своего, вы будете знать, что это id в действии!

    Идентификатор — это своего рода «контейнер», в котором хранятся наши желания. Неуклонно движимая силой, которую Фрейд назвал 9.0211 либидо, коллективная энергия жизненных инстинктов и воли к выживанию, ид должен быть удовлетворен! Мы все рождаемся с Ид в полной силе. Он не регулируется и не затрагивается ограничениями мира за пределами нашего разума. Когда ребенок проголодается, сидит ли он тихо и ждет, пока кто-нибудь не вспомнит о том, чтобы его покормить? Любой, кто когда-либо вставал с постели посреди ночи, чтобы покормить ребенка, знает ответ на этот вопрос.

    Но не ругайте id. Где бы вы были без желания? Ваше желание толкает вас по жизни; это заставляет вас искать то, что вам нужно, чтобы выжить. Без него мы бы умерли или, по крайней мере, нам было бы очень скучно. Так что имейте в виду, что большая часть вашей личности состоит из ваших желаний и ваших попыток их удовлетворить.

    Введите эго

    Разве не было бы здорово, если бы вы могли получать все, что хотите, когда и как бы вы этого ни хотели? К сожалению, большинство из нас знает иное. Мы все знаем, как это может быть неприятно, когда желание остается неудовлетворенным или подавляется. Что ж, вы можете обвинить в этом свое эго. Эго — это второй психический аппарат личности Фрейда. Основная функция эго — быть посредником между требованиями Ид и внешним миром вокруг нас — другими словами, реальностью. На ум приходит песня The Rolling Stones «You Can’t Always Get What You Want»?

    Пока кажется, что если бы не реальность, мы были бы гораздо более довольны. Даже если эго оказывается в конфликте с ид, удовлетворение не прекращается.

    Эго похоже на спортивного агента для действительно талантливого спортсмена. Несмотря на то, что спортсмен может потребовать многомиллионный контракт, агент напоминает ему, что он может продать себя без работы. Таким образом, эго ведет переговоры с ид, чтобы получить то, что оно хочет, не слишком дорого в конечном итоге. Эго выполняет эту важную задачу, преобразовывая, отвлекая и трансформируя могущественные силы Оно в более полезные и реалистичные способы удовлетворения. Он пытается использовать силу Ид, регулируя ее, чтобы достичь удовлетворения, несмотря на ограничения реальности.

    Окончательное решение

    Как будто работа эго не была достаточно тяжелой, играя роль арбитра между ид и реальностью, его действия находятся под постоянным контролем безжалостного судьи, суперэго. Пока эго договаривается с ид, пытаясь предотвратить новую истерику, суперэго оценивает исполнение. Суперэго — другое название вашей совести. Он ожидает, что ваше эго будет сильным и эффективным в борьбе с силой либидо.

    Обычно наша совесть исходит от наших родителей или родительской фигуры. По мере нашего роста мы усваиваем их стандарты, те самые стандарты, которые заставляют нас чувствовать себя такими виноватыми, когда мы лжем или уклоняемся от уплаты налогов.

    Но у всех ли есть совесть? На протяжении всей истории были люди, которые совершали такие ужасные акты насилия, что мы иногда задаемся вопросом, лишены ли они совести. Как серийные убийцы, такие как Тед Банди или Уэйн Уильямс, могут совершать такие ужасные преступления? Можно с уверенностью сказать, что у них отсутствует базовая способность чувствовать вину, поэтому ничто на самом деле не мешает им воплощать в жизнь свои жестокие фантазии.

    Известный психиатр однажды сказал, что злые люди делают то, о чем хорошие только мечтают.

    Об этой статье

    Эту статью можно найти в категории:

    • Общая психология,

    Id Ego Superego: значение, примеры и структура факторы окружающей среды, а не биологические факторы.

    Психодинамическая точка зрения предполагает, что психологические побуждения влияют на человеческое поведение, чувства и эмоции. Основываясь на этих действующих энергиях, Фрейд предложил понятие бессознательное .

    Ид Эго Суперэго

    Фрейд считал, что большинство наших повседневных действий и поведения не контролируются сознательно, а являются продуктом нашего бессознательного.

    T бессознательный разум — это место, где хранятся чувства, мысли, побуждения и воспоминания вне нашего сознательного понимания. Он содержит неприемлемую или неприятную информацию, такую ​​как боль, тревога и конфликты .

    Влияние бессознательного проникает во все сферы нашей жизни. Подсознание активно вытесняет травмирующих воспоминаний из сознания. Эти воспоминания могут вызывать тревогу; поэтому разум использует защитных механизмов, , чтобы избежать дискомфорта.

    Травматические переживания могут проявляться по-разному: через сны, фантазии, оговорки, оговорки по Фрейду, творчество и невротические симптомы.

    Каков взгляд Юнга на бессознательное?

    Карл Юнг, преемник Фрейда, развил концепцию бессознательного. Он согласился с мнением Фрейда о существенной роли бессознательного в формировании нашей личности. По Юнгу (1981) из его книги Собрание сочинений К. Г. Юнга: Структура и динамика психики, духовное наследие эволюции человечества заново рождается в структуре мозга каждого человека».

    Он предложил разделить бессознательное на личное бессознательное и коллективное бессознательное . Однако, согласно теории коллективного бессознательного, коллективное сознание является глубочайшим уровнем личности ( психики 9).0038). Он содержит унаследованные воспоминаний предков и архетипических переживаний всего человеческого вида, а не одного индивидуума.

    Архетип тени — это , основанный на животных инстинктах, влияющих на наше бессознательное, таких как то, что мы делаем, чтобы обеспечить свое выживание.

    Какая метафора айсберга предложена Фрейдом?

    Фрейд (1900 — 1905) разработал топографическую модель разума. Он описывал особенности строения и функционирования ума, эго, суперэго и id .

    Он использовал аналогию с айсбергом при описании различных уровней разума. Он предложил Метафору айсберга для объяснения других частей нашего разума. сознательный разум состоит из ментальных процессов, о которых мы знаем; это верхушка айсберга, а бессознательное — скрытая, более значительная часть айсберга.

    Например, в этот момент вы можете проголодаться и решить поесть. Это чувство вы осознаете и можете действовать с ясностью.

    Предсознательный разум поддерживает мысли и чувства, о которых мы не знаем, но их можно быстро довести до сознания. Он находится чуть ниже уровня сознания перед бессознательным умом. Однако негативные эмоции или травмы подавляются и недоступны в предсознательном уме.

    Сейчас вы не думаете о своем адресе электронной почты, но теперь вы можете легко его вспомнить.

    бессознательное разделяет психические процессы, недоступные сознанию, но влияет на поведение, чувства и даже суждения.

    Метафора айсберга

    Какова роль бессознательного в структуре личности?

    Фрейд (1923) утверждал, что человеческая психика или личность имеет несколько аспектов. Теория личности описывает, что разум состоит из трех частей (также известных как трехчастных) , ид, эго, и суперэго . Эти системы развиваются на разных этапах нашей жизни.

    Дети проходят через бессознательные процессы развития последовательности из пяти стадий, обычно называемых моделью психосексуальной стадии . Стадии: оральная, анальная, фаллическая, латентная и генитальная. Эти различные этапы связаны с движущей силой в развитии детей. На этих этапах ребенок развивает человеческую психику или личность, описывая теорию личности, согласно которой разум состоит из трех частей: ид, эго и суперэго.

    Эти части взаимодействуют, образуя единое целое, и каждая вносит относительный вклад в наше поведение.

    Ид, Эго и Суперэго — StudySmarter Originals.

    Что такое идентификатор?

    Ид — это примитивная или инстинктивная часть разума, содержащая агрессивные сексуальные влечения и скрытые воспоминания.

    id является примитивным и инстинктивным элементом личности, состоящим из генетической наследственности или биологических частей с самого рождения. В древнегреческой мифологии Эрос используется в качестве ссылки, потому что он считается человеком, работающим с жизненная энергия , похожая на либидо , наряду с агрессивной смертью, или инстинктом, Танатос.

    Ид работает на принципе удовольствия , стремясь к мгновенному удовлетворению. Оно импульсивно и связано с основными побуждениями, потребностями и желаниями.

    Если человеку холодно, ид требует, чтобы он нашел тепло.

    Новорожденный ребенок не имеет хорошо развитой личности , такой как эго или суперэго . Они обладают только id, , поскольку младенцы не осознают окружающую их реальность или еще не сформировали свое эго. Единственное осознание — это их основные потребности, такие как еда, любовь и забота.

    Фрейд утверждал, что ид движет и ищет удовольствия и мгновенного удовлетворения . Если id отказать в удовольствии, человек станет разочарованным .

    Оно имитирует функцию лимбической системы мозга: это «эмоциональный центр» мозга и основа нашего аппетиты, страх и агрессия .

    Что такое Эго?

    эго имеет дело с принципом реальности и является посредником между желаниями ид и суперэго.

    Эго не присутствует при рождении и возникает в ответ на контроль со стороны других, особенно родителей, на анальной стадии развития, примерно в два года. Он работает как посредник между двумя другими личностями, требованиями Ид и моралистическими требованиями Супер-Эго. Несколько защитных механизмов управляют эго.

    Эго использует принцип реальности . Если возникает тревога, бессознательные защитные механизмы активируются, чтобы не дать разуму столкнуться с неприятными чувствами или улучшить самочувствие человека. Эго взаимодействует с нашим мыслительным процессом, ориентированным на решение проблем, реализм и рациональность.

    Эго напоминает функцию префронтальной коры головного мозга человека: это мозговой «центр принятия решений», который обрабатывает сообщения от лимбической системы и решает, как действовать в соответствии с ними.

    Эго — это «та часть Ид, которая была видоизменена под непосредственным влиянием внешнего мира» (Фрейд, 1923, с. 25).

    Что такое Суперэго?

    Суперэго контролирует нашу моральную совесть.

    Суперэго руководствуется ценностями и моралью общества , полученными в детстве от родителей и общества. Он формируется к концу фаллической стадии психосексуального развития. Суперэго характеризуется «внутренним голосом», который дает нам знать, когда мы пересекаем границы, ведя себя таким образом, который на самом деле не отражает наше «я».

    Совесть — это усвоение социальных правил. Он определяет, какое поведение разрешено, и вызывает чувство вины, когда правила нарушаются.

    Суперэго представляет моральные стандарты интернализированного родителя и наказывает эго за возможные ошибки чувством вины.

    Функция Суперэго состоит в том, чтобы контролировать импульсы Ид, особенно те, которые запрещены обществом, такие как агрессия. Это также убеждает эго обратиться к моралистическим целям и искать идеализированное «я».

    суперэго имеет две системы: совесть и идеальное я .

    совесть — это внутренний голос , который шепчет нам, когда мы делаем что-то не так. Совесть может наказать эго, вызывая чувство вины, которое ведет нас к нашему «идеальному я».

    Если эго подчиняется требованиям Ид, Суперэго пробуждает в человеке чувство вины.

    Разница между эго и суперэго

    Эго работает в сознательный, предсознательный и бессознательный умы. Суперэго — это интернализированный аспект личности, который содержит все моральные принципы и идеалы, которым мы учимся у родителей и общества на основе наших представлений о добре и зле.

    Суперэго дает нам ориентиры для наших суждений, и оно начинает проявляться примерно в пять лет.

    Дополняя различие между эго и суперэго словами Фрейда:

    Фрейд провел аналогию с Ид как с лошадью, а Эго — с всадником. Эго «похоже на человека верхом на лошади, который должен сдерживать превосходящую силу лошади» (Фрейд, 19).23, с. 15)

    Ид Эго Суперэго – Основные выводы

    • Психодинамическая точка зрения предполагает, что психологические побуждения делают акцент на человеческом поведении, чувствах и эмоциях. На основе этих действующих энергий Фрейд предложил понятие бессознательного.
    • Бессознательное распространило свое влияние на каждую часть нашей бодрствующей и спящей жизни. Травматические воспоминания активно мешают бессознательному разуму достичь осознания.
    • Взгляд Юнга на бессознательное не отличался от Фрейда. Однако теория коллективного бессознательного считает его глубочайшим уровнем личности (психики). Он содержит унаследованные воспоминания предков и архетипический опыт всего человеческого вида, а не одного человека.
    • Сознание состоит из мыслительных процессов, о которых мы знаем.
    • Бессознательный разум разделяет психические процессы, недоступные сознанию, но в настоящее время влияет на поведение, чувства и даже суждения.
    • Ид — это примитивная или инстинктивная часть разума, содержащая агрессивные сексуальные влечения и скрытые воспоминания.
    • «Фрейд провел аналогию с Ид в качестве лошади, а Эго — всадником. Эго «похоже на человека верхом на лошади, который должен сдерживать превосходящую силу лошади» 9.0190
    • Эго использует принцип реальности.
    • Суперэго контролирует нашу моральную совесть.

    Узнайте о Суперэго | Chegg.com

    Суперэго Определение

    Суперэго — одна из частей психики в психоаналитической теории, представляющая собой интериоризацию родительской совести и правил общества. Он частично сознателен и вознаграждает и наказывает через систему моральных установок, совести и чувства вины.

    Обзор Superego

    Теория Зигмунда Фрейда очень сложна, и его психосексуальное развитие закладывает основу для развития нашей личности. Он разработал пять теорий личности и описал различные движущие силы, возникающие на каждом этапе, поскольку они играли важную роль в том, как мы взаимодействуем друг с другом и с миром. Суперэго было третьей частью формирования личности в структурной теории Фрейда, которую также называют структурой разума. Многие считают, что суперэго было причиной того, что Фрейд разработал структурную модель. Фрейд объяснил, что эта интернализация родительских ценностей и запретов является причиной бессознательной вины и клинических проявлений расстройств. Суперэго развивается в возрасте 3-5 лет на фаллической стадии психосексуального развития. Ключом к здоровой личности является баланс между ид, эго и суперэго.

    Есть вопрос по этой теме?

    What you’ll learn:

    • Superego Definition
    • Overview of Superego
    • Structural Model
    • Parts of the Superego
    • Criticism

    Structural Model

    The structural model of psyche was developed by Sigmund Freud. Согласно Фрейду, в психическом аппарате есть три различных взаимодействующих агента, определяемых как Ид, Эго и Супер-Эго. Эти три агента описывают деятельность и взаимодействие психической жизни человека. Сочетание ид, эго и суперэго создает сложное поведение людей.

    Давайте посмотрим на характеристики ид, эго и суперэго:

    • ид- Оно представляет самые основные и наиболее животные побуждения или желания, такие как желание еды и секса. Он ищет немедленного удовлетворения наших желаний и потребностей. Например, малыш хнычет, желая постоянно хныкать, пока ему не дадут еще одну порцию десерта.

    • Эго- Он справляется с реальностью и пытается удовлетворить желания Ид социально приемлемым способом. Эго осведомлено о потребностях и желаниях других людей и знает, что быть эгоистичным в долгосрочной перспективе нехорошо. Он пытается сбалансировать требования ид, которые могут включать отсрочку удовлетворения, и найти способы уменьшить напряжение, которое ид может создать, если желание не будет удовлетворено.

    • Суперэго- Это формулировка морали и суждений о добре и зле. Эго и Суперэго могут прийти к одному и тому же заключению, но у них будут разные причины для этого. Эго может думать о последствиях и о том, что могут подумать другие, а суперэго будет думать о том, является ли принятое решение морально правильным или нет. Например, Мэгги знает, что даже если она украдет припасы у своей компании, никто об этом не узнает. Но она все равно решает их не брать.

    Части Суперэго

    Суперэго состоит из двух частей:

    • уступая требованию ид и принимая необдуманные решения, затем суперэго создает в человеке вину для наказания.

    • Идеальное Я- Его также называют идеалом эго. Это образ в нашем уме о том, как мы должны быть. Это помогает в стремлении к карьере, в том, как мы должны относиться к людям, и в нашем моральном поведении в обществе. Если поведение не соответствует идеальному я, суперэго наказывает себя через чувство вины, оно также вознаграждает нас, когда мы ведем себя в соответствии с идеальным я, заставляя нас чувствовать себя гордыми. Неудача или успех в поведении зависят от стандарта установленного идеального Я. Если план идеального «я» установлен высоко, то что бы мы ни делали, это обернется неудачей.

    Совесть и идеальное Я во многом формируются в детстве и определяются родительскими ценностями и типом воспитания, которое мы получили.

    Критика

    • Фрейд представил структурную модель (ид, эго и суперэго), однако они не коррелируют с какой-либо конкретной структурой мозга.

    • Современные психологи не считают существующие конфликты бессознательными и не воспринимают структурную модель буквально.

    • Из-за явного сексизма суперэго подвергается резкой критике.

    • Современные психоаналитики утверждают, что суперэго является продуктом идентификации человека с родителями, их ценностями и идеалами, а не только идентификации мальчика с отцом.

    Продолжайте учиться

    Что изучать дальше на основе учебной программы колледжа

    Бессознательный гипноз РегрессияРепрессияЭгоПроекцияОральная стадияФаллическая стадия

    Глава XI. Дифференциальная степень в Эго. Зигмунд Фрейд. 1922. Групповая психология и анализ Эго

    Select SearchWorld FactbookRoget’s Int’l ThesaurusBartlett’s QuotationsRespectfully QuotedFowler’s King’s EnglishStrunk’s StyleMencken’s LanguageCambridge HistoryThe King James BibleOxford ShakespeareGray’s AnatomyFarmer’s CookbookPost’s EtiquetteBrewer’s Phrase & FableBulfinch’s MythologyFrazer’s Golden BoughAll VerseAnthologiesDickinson, E. Eliot, T.S.Frost, R.Hopkins, G.M.Keats, J.Lawrence, D.H.Masters, Э. Л. Сандберг, К. Сассун, С. Уитмен, У. Вордсворт, У. Йейтс, У. Б. Вся документальная литератураГарвардская классикаАмериканские очеркиОтносительность ЭйнштейнаГрант, США Рузвельт, история Т.УэллсаПрезидентские инаугурацииВся художественная литератураПолка фантастикиИстории о привиденияхКороткие рассказыШоу, Г.Б.Штайн, Г.Стевенсон, Р.Л. HG
    ​​
    Nonfiction > Sigmund Freud > Group Psychology and the Analysis of the Ego
      НАЗАД СЛЕДУЮЩИЙ  
    СОДЕРЖАНИЕ · БИБЛИОГРАФИЧЕСКАЯ ЗАПИСЬ
    Зигмунд Фрейд (1856–1939). Групповая психология и анализ эго. 1922.
     
    Глава XI. Дифференциальная степень в Эго
    мужество, перед лицом обнаруживающихся сложностей, попытаться всесторонне изложить. Каждый индивидуум является составной частью многочисленных групп, он связан узами идентификации во многих направлениях, и он построил свой Я-идеал на самых различных моделях. Таким образом, каждый индивидуум имеет долю во множестве групповых умов — представителей своей расы, своего класса, своего вероисповедания, своей национальности и т. д. — и он также может возвыситься над ними до такой степени, что обладает крупицей независимости и оригинальности. . Такие устойчивые и длительные групповые образования с их однообразными и постоянными эффектами менее поразительны для наблюдателя, чем быстро формирующиеся и преходящие группы, из которых Лебон сделал свой блестящий психологический очерк группового сознания. И именно в этих шумных эфемерных группах, как бы накладывающихся на другие, нас встречает чудо полного, хотя бы и временного, исчезновения именно того, что мы признали отдельными приобретениями.   1
      Мы интерпретировали это чудо как означающее, что индивид отказывается от своего эго-идеала и заменяет его групповым идеалом, воплощенным в лидере. И мы должны добавить в порядке исправления, что чудо не в каждом случае одинаково велико. У многих индивидуумов разделение между Эго и Эго-идеалом не слишком далеко зашло; они все еще легко совпадают; эго часто сохраняло свое прежнее самодовольство. Это обстоятельство очень облегчает выбор лидера. Ему достаточно лишь обладать типичными качествами рассматриваемых индивидуумов в особенно ясно выраженной и чистой форме, достаточно лишь производить впечатление большей силы и большей свободы либидо; и в этом случае потребность в сильном вожде часто будет встречать его на полпути и наделять его превосходством, на которое он в противном случае, возможно, не имел бы права. Другие члены группы, чей Я-идеал не воплотился бы в его личности без некоторой коррекции, затем увлекаются вместе с остальными «внушением», то есть посредством идентификации.   2
      Мы осознаем, что то, что мы смогли внести в объяснение либидинальной структуры групп, ведет к различию между Эго и Эго-идеалом и к двойному типу связи, которую эта делает возможной идентификацию и замену Я-идеала объектом. Допущение такого рода дифференцирующей степени [ Stufe ] в Я как первый шаг в анализе Я должно постепенно найти свое оправдание в самых различных областях психологии. В своей статье «Zur Einführung des Narzissmus» я собрал воедино весь патологический материал, который на тот момент мог быть использован в поддержку этого разделения. Но можно ожидать, что чем глубже мы проникнем в психологию психозов, тем больше обнаружится ее значение. Заметим, что теперь Я выступает в отношении объекта к Я-идеалу, который из него развился, и что все взаимодействие между внешним объектом и Я в целом, с которым связано наше изучение неврозов, познакомил нас, может быть, возможно, повторен на этой новой сцене действия внутри эго.   3
      Здесь я проследю только одно из следствий, которые кажутся возможными с этой точки зрения, таким образом возобновляя обсуждение проблемы, которую я был вынужден оставить нерешенной в другом месте. 1 Каждая из известных нам психических дифференциаций представляет собой новое обострение затруднений психической деятельности, увеличивает ее неустойчивость и может стать исходным пунктом для ее срыва, т. е. для начала болезни. Таким образом, родившись, мы сделали шаг от абсолютно самодостаточного нарциссизма к восприятию изменяющегося внешнего мира и к началу открытия объектов. И с этим связано то, что мы не можем долго выносить новое положение вещей, что мы периодически возвращаемся из него, во сне, в прежнее состояние отсутствия возбуждения и избегания предметов. Правда, однако, в этом мы следуем подсказке внешнего мира, который посредством периодической смены дня и ночи временно лишает нас большей части воздействующих на нас раздражителей. Второй пример, патологически более важный, не подлежит такой квалификации. В ходе нашего развития мы произвели разделение нашего ментального существования на связное эго и на бессознательную и вытесненную часть, оставшуюся вне его; и мы знаем, что стабильность этого нового приобретения подвергается постоянным потрясениям. В сновидениях и неврозах то, что таким образом исключается, стучится в ворота, хотя они и охраняются сопротивлением; а в состоянии бодрствования мы используем особые приемы, позволяющие вытесненному обойти сопротивление и временно принять его в свое Я для увеличения нашего удовольствия. В этом свете можно рассматривать остроумие и юмор, а в некоторой степени и вообще комизм. Каждый, кто знаком с психологией неврозов, подумает о подобных, менее важных примерах; но я спешу к применению, которое я имею в виду.   4
      Вполне возможно, что отделение Я-идеала от Я также не может долго выноситься и должно быть временно отменено. Во всех отречениях и ограничениях, налагаемых на эго, периодические нарушения запрета являются правилом; на это действительно указывает установление праздников, которые по своему происхождению есть не что иное, как излишества, предусмотренные законом, и которые обязаны своим веселым характером освобождению, которое они приносят. (2) Сатурналии римлян и наш современный карнавал в этой существенной черте сходны с празднествами первобытных людей, которые обычно заканчиваются всякого рода распутством и нарушением того, что в иное время считалось самыми священными заповедями. Но Я-идеал включает в себя сумму всех ограничений, с которыми Я должно мириться, и по этой причине отмена идеала необходимо была бы великолепным праздником для Я, которое могло бы тогда снова почувствовать себя удовлетворенным. 3 5
    Всегда возникает чувство триумфа, когда что-то в эго совпадает с идеалом эго. А чувство вины (как и чувство неполноценности) также можно понимать как выражение напряжения между эго и эго-идеалом.   6
      Известно, что есть люди, общая окраска настроения которых периодически колеблется от чрезмерной депрессии через какое-то промежуточное состояние к приподнятому самочувствию. Эти колебания проявляются в самых разных степенях амплитуды, от едва заметных до тех крайних случаев, которые в форме меланхолии и мании совершают самые болезненные или тревожные вторжения в жизнь заинтересованного лица. В типичных случаях этой циклической депрессии внешние возбуждающие причины, по-видимому, не играют решающей роли; что касается внутренних мотивов, то у этих больных не обнаруживается ничего большего (или ничего отличного), чем у всех других. Следовательно, стало традицией рассматривать эти случаи как не психогенные. Позже мы обратимся к другим точно таким же случаям циклической депрессии, которые, тем не менее, можно легко проследить до психических травм.   7
      Таким образом, основа этих спонтанных колебаний настроения неизвестна; мы не вникаем в механизм вытеснения меланхолии манией. Таким образом, мы вправе предположить, что эти пациенты — люди, у которых наша догадка могла бы найти реальное применение — их Я-идеал мог бы временно раствориться в их Я после того, как они предварительно управляли им с особой строгостью. 8
      Остановимся на том, что ясно: на основании нашего анализа Эго нельзя сомневаться в том, что в случаях мании Эго и Эго-идеал сливаются воедино, так что человек в настроении торжества и эгоизма — удовлетворение, не нарушенное самокритикой, может наслаждаться устранением своих запретов, своим чувством уважения к другим и своими самоупреками. Не столь очевидно, но тем не менее весьма вероятно, что несчастье меланхолика есть выражение острого конфликта между двумя способностями его Я, конфликта, в котором идеал, в избытке чувствительности, беспощадно выказывает свое осуждение эго в бреде неполноценности и самоуничижения. Единственный вопрос состоит в том, должны ли мы искать причины этих изменившихся отношений между Я и Я-идеалом в постулированных нами выше периодических восстаниях против нового института, или мы должны возложить ответственность за них на другие обстоятельства. . 9
    Переход в манию не является обязательным признаком симптоматики меланхолической депрессии. Бывают простые меланхолии, некоторые в виде одиночных, а некоторые в виде повторяющихся приступов, которые никогда не показывают такого развития. С другой стороны, есть меланхолии, в которых возбуждающая причина играет явно этиологическую роль. Это те, которые возникают после потери любимого объекта, будь то в результате смерти или в результате обстоятельств, вызвавших необходимость изъятия либидо из объекта. Психогенная меланхолия такого рода может закончиться манией, и этот цикл может повторяться несколько раз так же легко, как и в случае, который кажется спонтанным. Таким образом, положение вещей несколько неясно, тем более что лишь некоторые формы и случаи меланхолии были подвергнуты психоаналитическому исследованию. 4 Пока что мы понимаем только те случаи, в которых от объекта отказываются, потому что он показал себя недостойным любви. Затем оно снова устанавливается внутри эго посредством идентификации и строго осуждается эго-идеалом. Упреки и нападки, направленные на объект, выявляются в форме меланхолических самоупреков. 5   10
     Меланхолия такого рода может также закончиться переходом в манию; так что возможность этого события представляет собой особенность, независимую от других характеристик симптоматики.   11
    Тем не менее я не вижу затруднений в том, чтобы приписать фактору периодического бунта Эго против идеала Эго долю обоих видов меланхолии, как психогенной, так и спонтанной. Можно предположить, что в спонтанном типе Я-идеал склонен проявлять особую строгость, которая затем автоматически приводит к его временной приостановке. В психогенном типе Эго побуждается к бунту дурным обращением со стороны его идеала — дурным обращением, с которым оно сталкивается, когда имеет место идентификация с отвергнутым объектом.   12
     
    Note 1. ‘Trauer und Melancholie.’ [back]
    Note 2. Totem und Tabu.  [назад]
    Примечание 3. Троттер возводит подавление к стадному инстинкту. Это скорее перевод этого в другую форму выражения, чем противоречие, когда я говорю в своем «Einführung des Narzissmus», что со стороны Я построение идеала является условием вытеснения. [назад]
    Примечание 4. См. Авраам: «Ansätze zurPsychoanalytischen Erforschung und Behandlung des manisch-depressiven Irreseins», 1912, in Klinische Beiträge zur Psychoanalyse, 1921. [назад]
    1 упреки, направленные на собственное эго человека, и придают ему постоянство, упорство и императивность, которые характеризуют самоупреки меланхолика. [назад]
     
     
    CONTENTS · BIBLIOGRAPHIC RECORD
      НАЗАД СЛЕДУЮЩИЙ  

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.