Идеографический и номотетический: Номотетический и идеографический методы (Кузнецов, 2007)

Содержание

Билет 5. Номотетический и идеографический подход в психодиагностике.

Разделние этих подходов основывается на монографии Виндельбанда «История и наука» (1904 г.), где он проводил различие между естественнонаучнойигуманитарнойориентациямив психологии.

Идеографический подход– углубленное изучение единичного случая в процессе диотического взаимодействия (психолог – клиент). Направлен на описание и объяснение сложного целого.

Описание должно быть полным, конкретным, и любой человек должен быть представлен как уникальный феномен.

Номотетический подход– предполагает тестирование с последующей интерпретацией, направлен на открытие общего закона, справедливого для любого частного случая.

Его основные структуры и процессы характеризуются посредством экспериментальных, т. е. воспроизводимых процедур.

Согласно Виндельбанду любой объект может быть изучен первым или вторым способом.

Оба способа подвергаются критике…

Недостатки:

Идеографический подход:

1. Отсутствие объективности, т.к. полученные результаты зависят от теоретической ориентации психолога и его практического опыта.

2. С помощью этого способа невозможно открыть общие законы.

3. Много используют специфических терминов, которые не всегда понятны, многословие.

Номотетический подход:

1. На основе общих законов нельзя составить полное представление о личности человека, т.к. она уникальна; не позволяет предсказать поведение человека в силу его неповторимости.

2. Подвергаются критике представления об индивидуальных различиях (описания с позиции номотетического метода основывается на данных (о среднем значении, стандартном отклонении, корреляции между переменными в выборке), которые не имеют непосредственного отношения к конкретному человеку (хотя многие утверждения говорят об обратном)).

Нельзя однозначно заявлять о преимуществе какого-то одного способа исследования.

- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -

(Преимущества = преимущества тестовой и клинической диагностики).

Преимущества тестовой и клинической диагностики:

Тестовая диагностика (= номотетический метод):

1. Более эффективна, когда нужно получить информацию о большой группе людей в короткие сроки и принять строго альтернативное решение (либо «ДА», либо «НЕТ»).

2. Тесты хорошо защищены от методических ошибок, которые могут возникнуть вследствие низкой квалификации психолога, т.к. в тесте все прописано, они стандартизированы.

3. Тестовая диагностика предъявляет менее строгие требования к профессионально компетентности психолога.

4. Способ подсчета результатов обеспечивает объективность результата.

5. Менее трудоемкая работа.

Клиническое обследование (= идеографический метод):

1. Более эффективно, когда идее речь о малоисследованной области, оно позволяет выдвигать новые гипотезы.

2. Эффективно, когда необходимо глубже и точнее познакомиться с уникальной жизненной ситуацией человека. Дает больше информации.

3. Более эффективно, если после обследования сам психолог будет проводить дальнейшую коррекционную или развивающую работу.

4. Является более эффективной при работе с ребенком, т.к. ребенок постоянно меняется, переходит с одного этапа развития на следующий, и никогда нельзя точно сказать на каком этапе он находится в настоящий момент, несмотря на все разработанные возрастные периодизации. (Тестовые методики в данном случае мало эффективны).

5. Клиническое обследование требует высокого уровня профессиональной подготовки, богатого практического опыта и больше времени.

Идеографические и номотетические аспекты в политологии

Пожалуйста, используйте этот идентификатор, чтобы цитировать или ссылаться на этот ресурс: http://dspace.opu.ua/jspui/handle/123456789/3699

Все ресурсы в архиве электронных ресурсов защищены авторским правом, все права сохранены.

Название: Идеографические и номотетические аспекты в политологии
Другие названия: Ідеографічні і номотетичний аспекти політології
Ideographical and nomotetical aspects in the political science
Авторы: Янушевич, Ірина Анатоліївна
Янушевич, Ирина Анатольевна
Yanushevych, Iryna
Ключевые слова: политология
идеографический подход
номотетический подход
теория
політологія
ідеографічний підхід
номотетический підхід
теорія
political science
ideographic approach
nomotetic approach
theory
Дата публикации: Дек-2016
Издательство: Періодичне електронне наукове видання ОПНУ
Библиографическое описание: Янушевич, И.
А. Идеографические и номотетические аспекты в политологии / И. А. Янушевич // Філософія та гуманізм. - 2016. - Вип. 2 (4). - С. 103-106.
Краткий осмотр (реферат): В гуманитарных науках подходы, ориентирующиеся на классические идеалы научности, рассматривают политологию как относительно строгую теорию, в отличие от идеографического толкования политологии, где она рассматривается как преимущественно дескриптивная теория. В какой мере политология может приобрести базовые признаки классической теории зависит от увеличения использования применительно к ней строгой методологической базы.
В гуманітарних науках підходи, що орієнтуються на класичні ідеали науковості, розглядають політологію як строгу теорію, на відміну від ідеографічного тлумачення політології, де вона розглядається переважно як дескриптивна теорія. Якою мірою політологія може придбати базові ознаки класичної теорії залежить від збільшення використання стосовно неї суворої методологічної бази.
In humanities the approaches that focus on classical canons of science, consider political science as rather strict theory, that is opposed to the ideographic interpretation of political science, where it is considered as mainly descriptive theory. In what measure the political science can get basic signs of the classi cal theory depends on increasing of the strict methodological base concerning politscal science it self. To the scientific theory unlike the concept include s itself the strictly certain components and requirements. In strict sense the theory is the most developed form of scientific knowledge which gives more or less integral idea about regularities and essential characteristics of the objects in natural or social reality. Furthermore, the scientific theory (whether it be the theory from the field of natural sciences or social sciences) potentially has to assume a possibility of verification and falsification of the provisions that formulated in it. Certainly, it is impossible to demand from the poli tical science that it has instantly found all signs of the strict scientific theory.
It is obvious that the solution of these tasks requir es a certain methodological base. In searching of this base the researcher can at first look through a methodological arsenal of the political discipline itself, and in this area he can discover a number of the settled methodological approaches. And at last, it would be possible to define, if any of these approaches or their combination can act as the general methodological base of this science, or if necessary to borrow some methodological base of congenial to the political science discipline.
URI (Унифицированный идентификатор ресурса): http://dspace.opu.ua/jspui/handle/123456789/3699
ISSN: 2518-7392
Располагается в коллекциях:Випуск 4, 2016:
Статті каф. ФМН

Интеграционные тенденции в развитии методов психологического исследования Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

УДК 371

ИНТЕГРАЦИОННЫЕ ТЕНДЕНЦИИ В РАЗВИТИИ МЕТОДОВ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

Г. А. Епанчинцева, Т.Н. Козловская (Оренбург)

Аннотация. Авторы пытаются осмыслить интегративные тенденции стратегии психологического исследования в рамках постнеклассической психодиагностики; отстаивают методологическую парадигму комплексного изучения человека, способную вскрыть его типичное и уникальное в развитии.

Ключевые слова: постнеклассическая психодиагностика; естественнонаучная парадигма исследования; номотетический метод; гуманитарная парадигма исследования; идеографический метод; комплексная стратегия исследования; интеграционный подход.

В настоящее время в психологической науке отсутствует единая точка зрения на сущность психологической диагностики. Разнообразие позиций объясняется как многоаспектностью содержания и направлений профессиональной деятельности психолога, в которой могут реализоваться разные грани психологической диагностики, так и большими, но недостаточно полно раскрытыми теоретическими и практическими ее возможностями.

Несомненно, для познания психологических закономерностей, психологических феноменов характерно все то, что свойственно познанию как таковому. Это прежде всего описание и обобщение фактов (эмпирический, теоретический, логический анализы с выявлением законов и причин исследуемых явлений), построение идеализированных моделей, адаптированных к фактам, объяснение и предсказание явлений [1, 5].

Номотетические и идеографические методы в психологической науке как средства получения и систематизации научного знания о реальности развития человека включают в себя принципы организации исследовательской деятельности; регулятивные нормы или правила; совокупность приемов и способов действия; порядок, схему или план действий. Приемы и способы проведения исследования выстраиваются в установленном порядке на основании регулятивных позиций. Последовательность приемов и способов действий определяется процедурой, которая обнаруживается как неотъемлемая часть всякого метода.

Методика исследования представлена как осуществление метода в целом, в рамках которой методический инструментарий, методическая стратегия могут быть оригинальными (нерядовыми), применимыми только в одном исследовании, или стандартными (типовыми), применимыми в других исследованиях. Методика включает, как правило, и определен-

28

Общая психология и психология личности

ную технику. Техника - это исполнение метода на уровне элементарных операций, доведенных до безупречности. Она может выступать как совокупность и последовательность приемов работы с объектом исследования (техника сбора данных), с данными исследования (техника обработки данных), с инструментами исследования (техника составления теста, опроса и т.д.) [6, 8].

Далее мы остановимся на анализе номотетического и идеографического методов и их интегративных возможностей как тенденции постнеклассической психодиагностики.

Номотетический метод (от гр. Nomothetike - законодательное искусство) - способ познания посредством раскрытия универсальных закономерностей - характерен для естествознания. Сложности познания развития человека на протяжении всей самостоятельной истории психологии вызывают необходимость обращаться именно к методам естественнонаучного подхода. Тем не менее натуралистический взгляд провозглашает некритическое, механическое заимствование данной категории методов, что неизбежно культивирует редукционизм в его разных вариантах (физикализм, физиологизм, энергетизм, бихевиоризм и т.д.). Применение их генерализирует, подводит факты под всеобщие закономерности, где общие законы несоизмеримы с единичным конкретным существованием, в котором наличествует нечто непередаваемое при помощи общих понятий [4].

Сторонники противной - идеографической позиции не признают широких возможностей естественнонаучной методологии, стремясь найти своеобразие познания человека, абсолютизируя специфику социального исследования, познания человека и соответствующих методов, дискредитируя роль естественных и точных наук [3].

В. Виндельбанд и его последователи впервые заявили, что номо-тетический метод не является универсальным методом познания и что для познания «единичного» должна применяться иная логика исследования. Именно использование идеографического метода придает исследованию возможность отразить индивидуальные особенности рассматриваемого явления. Отличие между этими методами выводится из различия априорных принципов отбора и упорядочивания эмпирических данных [1, 9].

Г. Риккерт выразил иную точку зрения, в которой отвергал деление наук на номотетические и идеографические и предлагал свое разделение на науки о культуре и науки о природе [7]. Под это деление была подведена серьезная гносеологическая база. Он отверг теорию, согласно которой в познании совершается не столько воссоздание действительности, сколько ее преобразование. Эта теория познания переросла в науку о теоретических ценностях, о смыслах, о том, что наличествует не в действительности, а лишь логически, и в этом качестве предшествует всем наукам.

29

№ 39

Сибирский психологический журнал

2011 г.

Следующее открытие принадлежит М. Веберу. Понимание действительности, ее законов влечет за собой познание действия через его субъективно разумеемый смысл. При этом имеется в виду не некий объективно правильный, истинный, а субъективно переживаемый самим влияющим индивидом смысл действия [2].

Полемика на протяжении десятилетий вращается вокруг того, быть ли психологии наукой, изучающей причинно-следственные связи и формулирующей общие законы человеческого поведения, или же интерпретационной, практической дисциплиной, стремящейся к все более глубокому пониманию законов индивидуального развития.

Приверженцы номотетического метода отвергают идеографические трактовки, называя их ненаучными [1]. Сторонники идеографического подхода утверждают, что ценность номотетических исследований невелика, поскольку все интерпретации зрения должны быть контекстуальными и специфическими для определенных случаев [2, 4]. Номотетическая психология стремится к выявлению статистически достоверных и допускающих обобщение законов развития человека исходя из нескольких самых существенных допущений. Прежде всего она использует вариационно-аналитический язык, опирается на опера-ционализацию переменных и строгие причинно-следственные схемы выводов о развитии человека, стремится к количественной оценке психических процессов [6].

Психологи, стоящие на позициях идеографического подхода, изучают частности, а не универсалии. Поскольку признается, что каждый человек уникален, психолог должен пользоваться такой теорией и такими методами, которые сохраняют и выявляют индивидуальные различия, предоставив каждому испытуемому возможность говорить на его собственном языке, сохранить смыслы, которые поддерживают жизнь конкретных людей в этом мире, зафиксировать эти смыслы и субъективные переживания с помощью относительно неструктурированных, неформальных (open-ended), проективных и интерпретативных техник. От исследователя требуется постоянный интерес к изучению и анализу единичного случая в течение длительного промежутка времени; лонгитюдные исследования становятся необходимостью [3].

Диагностика константных и общих черт личности является наиболее изученной на сегодняшний момент, она представлена в основном количественными методами измерения. Диагностика уникальных и изменчивых свойств, связанная с распознаванием индивидуальных особенностей личности, - менее разработанная область науки, которая реализуется средствами идеографического подхода как совокупности методов качественного анализа.

В настоящее время в психодиагностике отмечается рождение новой группы методик, представленной диалогическими техниками, в частности диагностическими кейсами, играми, которые расширяют знания

30

Общая психология и психология личности

об индивидуальном развитии личности [5]. Необходимость методологического и теоретического обоснования интеграции всех диагностических групп методов отражена в зарождающейся новой парадигме целостной диагностики, которая способна описывать общее и уникальное в личности человека, выявляя больше конкретных периферических характеристик и большее число способов их комбинирования в типы, что позволяет обнаружить большее число различий между людьми.

Безоговорочное отрицание номотетических методов лишает возможности исследователя систематизировать отдельные знания, разрозненные фрагменты информации об индивидуумах, так как абсолютная их уникальность невозможна. Различия между людьми обнаруживаются относительными, а не абсолютными, и прийти к пониманию их особенностей можно с помощью стандартного набора понятий. Данное допущение позволяет использовать номотетический подход, не отказываясь при этом от рассмотрения индивидуальных различий, что предполагает выделение такого количества конкретных периферических характеристик и типов, какое выглядит практически и интуитивно оправданным (Д. Мак-Клелланд, Г. Оллпорт, Э. Фромм, С. Мадди, Р. Кеттелл) [9]. В рамках новой целостной (комплексной) психодиагностической парадигмы возможно раскрытие не только тех особенностей, о которых человек при желании мог бы и сам рассказать; обнаруживаются также и те свойства, которые не распознаны и не получили развития, но будучи выявленными, способствуют выбору индивидуализированных мер коррекционной деятельности. Данные разнообразных тестов сопоставимы между собой, отвечают современному психологическому тезаурусу и уровню научного развития, а в совокупности содействуют повышению надежности результатов [6].

Раскрытие оригинальных способов организации исследования и разработка авторских исследовательских программ, содержащих сбор первичных данных и последующий их комплексный анализ, выступает как самостоятельная тенденция психодиагностики развития. Эти очевидные направления в развитии методов психологического исследования нередко вызывают сомнения в целесообразности. Следует отметить, что формирование принципиально новейших исследовательских методов, особенно сбора первичных данных, является значительной редкостью и существенным событием в истории психологической науки, инструментарий которой в последние несколько десятилетий пополнялся за счет развития смежных отраслей социальных и гуманитарных наук. Отдельные исследователи объясняют интеграционные тенденции сложившимся кризисом в отечественной психодиагностике

[5]. Тем не менее мы истолковываем данные тенденции как следствие системности мышления исследователя и рождения иной логики научного изучения психологических феноменов. Этот вывод исходит из анализа продолжающегося движения психологии к объединяющей и

31

№ 39

Сибирский психологический журнал

2011 г.

интегративной методологии, разработка, развитие и приложение которой имеет место в многообразных исследовательских программах.

Системно-субъектный подход, обнаруживающий развивающие возможности интегративных тенденций в психодиагностике (А. Л. Журавлев, Т.П. Емельянова, Е.А. Сергеенко, В.П. Позняков, В.А. Хащен-ко и др.), находит центром концептуальной схемы анализа психологии человека как субъекта деятельности, общения, отношения и переживания. На отдельном этапе своего развития субъект представлен носителем системных психических явлений (процессов, состояний и свойств), проявляющихся в его уникальном взаимодействии с миром. Субъект-ность постепенно становится системообразующим фактором развития сложной многоуровневой психической организации человека. Критерии субъекта при этом являются уровневыми, рассматриваются как общие и универсальные, как индивидуальные и уникальные. Выделенные в рамках данной парадигмы разные критерии субъекта номотети-ческими и идеографическими методами не являются противоречивыми и взаимоисключающими, а относятся к разным уровням организации субъекта. Именно системные исследования путем экспериментов и контролируемых наблюдений доказали системную природу закономерного сочетания свойств универсальности и индивидуальности в поведении, где системообразующим основанием ее целостности является результат действия [8]. С методологической точки зрения именно интеграция столь противоположных исследовательских подходов позволяет сформулировать объективный психологический диагноз [3].

В современной психологии развития разрабатываются несколько взаимодополняющих направлений к постижению сущности психодиагностики, которые с определенной долей условности можно обозначить как инструментальное, конструирующее, гностическое, помогающее, практикоориентированное. На наш взгляд, эти направления также идентичны принципам зарождающей комплексной психодиагностики и оцениваются нами как методологическое обоснование параметров интеграционной (комплексной) психодиагностики. Далее остановимся на краткой характеристике каждого из них.

Инструментальное направление рассматривает психодиагностику как совокупность методов и средств для изучения психических состояний и свойств, как процесс выявления и измерения индивидуально-психологических особенностей человека. Главная задача психологической диагностики в его рамках сводится к выбору и непосредственному применению диагностических средств для выявления индивидуального своеобразия конкретного человека при установлении различий в психической организации разных групп людей. Инструментальная роль психодиагностики приобретает смысл в деятельности практического психолога, когда предполагается синхронная проверка большого количества диагностических гипотез. Однако сведе-

32

Общая психология и психология личности

ние психологической диагностики только к методам и средствам выявления психических феноменов существенно ограничивает ее потенциальные возможности как научной дисциплины, суживает диагностическое мышление психолога до решения прагматического вопроса выбора конкретной методики.

Конструирующее направление заключается в разработке методов выявления и изучения индивидуальных психологических и психофизиологических особенностей человека, модификации и адаптации диагностического инструментария. Признание за психодиагностикой способности распознания психической реальности лежит в основе направления, которое условно можно назвать гностическим. Его особенность содержится в том, что акцент делается на раскрытии индивидуального своеобразия и неповторимости внутреннего мира каждого человека. Применение методик или их комплексов перестает быть самоцелью, внимание психолога-диагноста обращено на уникальность психического облика человека [4, 6].

Тем не менее первоначальными задачами гностического подхода к психодиагностике являются: определение общих закономерностей становления и развития психических образований с целью установления связи между единичными проявлениями психического феномена и знанием его сущности; распознание индивидуальных особенностей в общих проявлениях психики человека; соотнесение индивидуальной картины поведения или состояния конкретного человека с известными типами и установленными ранее среднестатистическими нормами.

Помогающее направление рассматривает психодиагностику в качестве одного из видов психологической помощи. Отдельные психодиагностические процедуры содержат в себе терапевтический потенциал. В то же время, как показывают эмпирические данные, первичное психодиагностическое обследование может вызвать негативную реакцию у испытуемого, помогающая функция психодиагностики имеет определенные ограничения, ее незначительный эффект способен обнаружиться только на заключительном этапе.

Возникновение практикоориентированного направления к пониманию сущности диагностики объясняется интенсивным проникновением практической психологии в решение личных и профессиональных проблем человека. Это позволяет рассматривать психодиагностику как особую область практики, направленную па выявление разнообразных качеств, черт личности с целью оказания помощи в решении профессиональных и личностных проблем.

Интеграционная (комплексная) психодиагностика связывает воедино данные направления. Все методы психологического исследования выступают в качестве общей основы, объединяющей области их практической реализации. В этом случае психологическая диагностика представляет собой специфическое научное направление, базирующее-

33

№ 39

Сибирский психологический журнал

2011 г.

ся на собственных методологических и методических принципах и занимающееся теоретическими и практическими проблемами постановки психологического диагноза [4, 5].

Основу данного направления составляет идея целостности феноменов переживания, поведения и деятельности личности. Причина резкого размежевания номотетического и идеографического подходов, на наш взгляд, заключается в аксиологической стороне теории познания, которая выступает как самая важная, поскольку связана с теми или иными ценностными примерами, пристрастиями и интересами субъектов. Ценностный подход обнаруживается уже в предпочтении объекта исследования. Результат своей познавательной деятельности - знание, картину мира - исследователь стремится представить максимально «очищенным» от всяких субъективных, т.е. ценностных факторов. Дробление научной теории и аксиологии, истины и ценности привело к тому, что проблема истины, связанная с вопросом «почему», оказалась обособленной от проблемы ценностей, связанной с вопросами «зачем» и «с какой целью». Следствием этого и явилось безусловное противопоставление естественнонаучного и гуманитарного знаний [3].

Проблему метода в период смены диагностической парадигмы, на наш взгляд, возможно разрешить пересмотром соотношения и роли номотетического с идеографическим подходом, так как их резкое противопоставление нередко приводит к методологическому противостоянию, что является крайне ошибочным. Идеографическое описание иногда отождествляют с описанием какого-либо случая. Однако первые исследователи, представляющие описание отдельных случаев, пытались отыскать общие законы поведения (З. Фрейд, Э. Эриксон, Э. Фромм, К. Хорни, Ч. Маккей). Идеографические исследования не тождественны исследованию «единичного» случая, они могут быть направлены и на раскрытие общих механизмов.

Следует отметить в поддержку номотетического метода, что наука ориентирована на нахождение общих законов, действие которых в психологии во многом определяется контекстовыми характеристиками времени, места и группы людей. В случаях, когда идеографическое исследование направлено на установление общих механизмов, антагонистичность этих двух подходов снимается. Если же поставлена задача отобразить уникальную личность посредством идеографического метода, то информация о таких показателях групповой статистики, как усредненные показатели и коэффициенты корреляции, вряд ли окажется полезной [9].

Итак, важной чертой постнеклассической психодиагностики должна будет стать комплексность, которая стирает и минимизирует грани между традиционно обособленными естественными и гуманитарными методами, активизируя диалог науки и других элементов духовной культуры. Формирование новой психодиагностической пара-

34

Общая психология и психология личности

дигмы связано с новыми тенденциями в развитии методов исследования. Прежде всего это тенденция их интегрирования, основанного на позиции взаимного дополнения качественных и количественных методов исследования, идеографического и номотетического подходов. Интеграционная (комплексная) психодиагностика позволит формулировать объективный психологический диагноз, способный вскрывать как причинно-следственные связи и общие законы человеческого поведения, так и намечать эффективную индивидуальную и групповую коррекционно-развивающую деятельность для практикующего психолога.

Литература

1. Виндельбанд В. История новой философии. М.: Кучково поле, 2007. 640 с.

2. Зарубина Н.Н. Социокультурные факторы хозяйственного развития: М. Вебер и современные теории модернизации. М.: Изд-во Русского христианского гуманитарного института, 1998. 288 с.

3. Идея системности в современной психологии / Под ред. В. А. Барабанщикова. М.:

ИП РАН, 2005. 496 с.

4. Кольцова В.А. Теоретико-методологические основы истории психологии. М.: ИП РАН, 2004. 416 с.

5. Корнилова Т.В. Методологические основы психологии / Ред. Т.В. Корнилова,

С.Д. Смирнов. СПб.: Питер, 2009. 320 с.

6. Психология: Современные направления междисциплинарных исследований: Матер. науч. конф., посвящ. памяти чл.-кор. РАН А.В. Брушлинского. 8 окт. 2002 г. / Под ред. Н.В. Тарабриной. М.: ИП РАН, 2003. 488 с.

7. РиккертГ. Науки о природе и науки о культуре. М.: Республика, 1998. 413 с.

8. Субъект, личность и психология человеческого бытия / Под ред. В.В. Знакова, З.И. Рябикиной. М.: ИП РАН, 2005. 384 с.

9. Хьелл Л. Теории личности (основные положения, исследования и применение) /

Л. Хьелл, Д. Зиглер. СПб.: Питер, 2009. 608 с.

INTEGRATION TENDENCIES IN DEVELOPMENT OF METHODS OF PSYCHOLOGICAL RESEARCH Epanchintseva G.A., Kozlovsky T.N. (Orenburg)

Summary. Authors of article try to comprehend integral tendencies of strategy of psychological research within the limits of postnonclassical psychodiagnostics; defend a methodological paradigm of complex studying of the person, capable to open its typical and unique in development.

Key words: postnonclassical psychodiagnostics; a natural-science paradigm of research; the natural method; the humanitarian paradigm of research; the ideographic method; complex strategy of research; the integration approach.

35

Исследовательские стратегии в социальных науках Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

---Щ2

23 МАРТА 2000 ГОДА

ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЕ СТРАТЕГИИ В СОЦИАЛЬНЫХ НАУКАХ

A.B. Соловьев (Москва)

Аннотация: В докладе подробно рассмотрены номотетический и идеографический подходы, лежащие в основании выделения основных типов исследования в социальных науках - количественного и качественного. Обсуждается вопрос о специфике человека как объекта исследования.

Ключевые слова: Социальные науки, номотетический, идеографический, сознание, рефлексия.

Известно, что исторически наука выделилась из философии, которая в древности охватывала всю область знаний, доступных человечеству. Первыми формами систематизированного опытного знания были, по-видимому, геометрия и астрономия. Причем обе эти науки вырастали из потребностей практики и носили вначале чисто прикладной характер. Сходным образом, развитие ремесел стимулировало исследование особенностей природных веществ. Потребности сельского хозяйства и медицины двигали вперед биологию как науку о живой природе. За периодом накопления информации в этих областях знания последовал период построения развитой теории, что в свою очередь существенно повысило предсказательную силу этих наук. Период особого расцвета естественных наук приходится на девятнадцатый век, а их успехи подготовили бурный технический прогресс двадцатого века. Наука убедительно продемонстрировала свои огромные возможности в деле познания и преобразования мира, стала ведущим фактором развития современной цивилизации.

Социальные науки обособились от философии и стали активно развиваться в русле эмпирического знания значительно позже - только во второй половине 19 века. Неудивительно, что более зрелые естественные науки задавали определенную модель науки вообще, которой нарождающиеся социальные области познания стремились следовать. Правда, в самом лагере общественных наук разгорелись бурные дебаты по поводу возможности и целесообразности заимствования методов, показавших свою эффективность в исследовании природы - как неживой (физика, химия), так и живой (биология). Приверженцы нового взгляда горячо отстаивали необходимость эмпирического, то есть опытного, подхода к изучению человека как социального существа. В философском плане они выступали как монисты, отстаивающие положение о принципиальном единстве мира и его законов. Отсюда делался вывод об универсальности научной методологии, разработанной и столь успешно применяемой в естествознании.

Сторонники традиционного подхода утверждали, что науки, изучающие человека, имеют дело с реальностью особого рода. С точки зрения гносеологии их следует отнести к представителям дуализма (учения о двух субстанциях). Согласно их взглядам, естествознание имеет де-

ло с материей, подчиняющейся физическим законам. В неживой природе царствует строгий детерминизм: одно явление (причина) с необходимостью вызывает другие (следствие). Поэтому природные явления принципиально предсказуемы. Объектом же изучения наук о человеке выступает своеобразная реальность - дух, требующая к себе особого подхода. Здесь не применимы объективные методы - наблюдение, измерение, эксперимент. Точнее говоря, с их помощью можно фиксировать только внешние проявления духа, наиболее характерным атрибутом которого выступает свобода воли. Физические явления мы объясняем путем указания на их закономерную связь с другими подобными явлениями. Духовная сфера - это совершенно особый (субъективный) мир, который по-настоящему познаваем лишь путем сопереживания.

Борьбу двух противоположных точек зрения наглядно иллюстрирует история психологии конца 19 и начала 20 века. Старая психология носила преимущественно умозрительный характер и чаще всего рассматривалась как раздел философии (философия духа). Пионеры эмпирической психологии выступили за превращение ее в опытную науку, то есть науку, использующую наблюдение и эксперимент как основные методы исследования. Правда, такой шаг потребовал радикально пересмотреть вопрос о предмете психологии, отказаться от понятия «душа» как ненаучного и обратиться к изучению внутреннего мира человека через внешние (поведенческие) проявления. ПЕРВАЯ ТОМСКАЯ РЕГИОНАЛЬНАЯ ШКОЛА МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ-ПСИХОЛОГОВ

тельство отражает особый статус человека как объекта научного анализа.

В чем же специфика человека как объекта исследования? Здесь можно выделить несколько моментов. Прежде всего, отдельный индивид или социум - это очень сложные объекты. Конечно, сложность - понятие относительное. Но можно с полным основанием утверждать, что живые существа имеют более сложное строение, чем неодушевленные предметы, что по мере продвижения вверх по эволюционной лестнице происходит усложнение внутренней организации; что человек как вершина биологической эволюции устроен никак не проще своих животных предков, что общество - это чрезвычайно сложная система отношений между людьми. Разумеется, и те явления, с которыми имеют дело естественные науки далеко не просты. Потребовались века, чтобы более или менее полно изучить их природу. Задача значительно усложняется, когда мы переходим к анализу социальных явлений. Поэтому не удивительно, что социальные науки стали развиваться позже, чем естественные, и не достигли еще той степени зрелости, которая свойственна последним.

Существует прямая связь между сложностью внутренней организации системы и сложностью ее поведения. Сложность строения характеризуется количеством элементов и богатством связей между ними. Одной из наиболее сложно устроенных систем является мозг человека. Он содержит несколько десятков миллионов клеток, соединенных между собой многочисленными отростками в гигантскую нейронную сеть. Не удивительно, что человек демонстрирует такое разнообразие поведения, обладает таким огромным потенциалом усвоения знаний и выработки практических умений. Другим примером чрезвычайно сложно организованной системы является человеческое общество, состоящее из громадного числа индивидов, связанных друг с другом множеством разнообразных связей. Ясно, что психолог, социолог, экономист или историк имеют перед собой объекты, поведение которых весьма трудно досконально изучить и исчерпывающе описать. Поведение людей находится под влиянием очень многих факторов (внешних и внутренних) и потому подвержено значительным вариациям. Поэтому его так трудно прогнозировать. Закономерности, которым оно подчиняется, носят вероятностный характер. А это значит, что любые утверждения в этой области можно делать лишь с определенной степенью уверенности. Максимум, на что здесь можно рассчитывать - это объективно оценить достоверность наших прогнозов.

Поведение людей невозможно понять во всей его полноте без учета разнообразных факторов, которые в совокупности образуют то, что обозначают как социальный контекст деятельности. Пытаясь «снять» сложность за счет строго контроля условий проведения опыта, мы тем самым создаем артефакт, то есть нарушаем есте-

ственность протекания изучаемых процессов. Строгость оборачивается потерей экологической валидности. Мы оказываемся перед дилеммой: либо, ради научности, отвлекаться от всей реальной сложности, искусственно упрощать ситуацию, либо пытаться изучать явления в естественной ситуации, хорошо понимая, что это сопряжено с громадными, часто непреодолимыми, трудностями. К этой проблеме социальных исследований мы еще вернемся.

Поведение человека всегда активно. Это означает, что он избирательно относится к воздействиям извне. В этом пункте поведение человека существенным образом отличается от поведения физических объектов, которые только реагируют на внешние воздействия и причем строго определенным образом. Активность поведения и избирательность реагирования живых существ как бы изымают их из жестких причинно-следственных отношений действительности. Одни и те же внешние стимулы вызывают разные реакции животного в зависимости от его состояния. Например, сытое животное ведет себя совершенно иначе, чем голодное. Поэтому адекватное описание поведения живого существа предполагает учет множества как внешних, так и внутренних факторов.

В отличие от животных, у человека имеется сознание, и это еще больше усложняет всю картину. Сознание можно определить как особый регулятор поведения, основанный на использовании внутренней речи. Включение сознательной регуляции означает удлинение цепочки опосредствующих элементов между внешним воздействием и поведенческим ответом на него. В ситуации выбора человек обычно вначале мысленно проигрывает возможное развитие событий, оценивает различные исходы с точки зрения их субъективной значимости и лишь затем принимает решение о конкретной тактике своего поведения. Например, в определенных пределах человек способен усилием воли тормозить некоторые свои непосредственные реакции, сдерживать внешние проявления своих чувств. Поведение не является прямым выражением непосредственных внутренних побуждений. Только человек способен обманывать или притворяться.

Характерным моментом сознания выступает рефлексия - способность посмотреть на себя как бы со стороны, глазами другого человека. Каждый человек не только контролирует свое собственное поведение, но также интерпретирует поведение других людей в терминах их мотивов -явных или скрытых. В ситуации, когда человек оказывается объектом исследования, этот механизм неизбежно дает о себе знать. Известно, что каждый из нас ведет себя в обществе других людей не совсем так, как наедине с самим собой. Факт присутствие другого человека уже изменяет поведение. Тем более ощутим подобный эффект, если мы знаем, что кто-то наблюдает за нами. Ясно, что ситуация значительно отличает-

т

ся от той, когда объектом наблюдения выступает неодушевленный предмет.

Сознание человека формируется под влиянием объективных условий существования, но само при этом играет активную роль в детерминации поведения. Поэтому социальные науки имеют дело с системами, которые непрерывно изменяются. Более того, сами знания о человеке и о социуме, усваиваемые отдельным индивидом или целым сообществом людей, способны выступать факторами изменения поведения. Снова перед нами явление рефлексии - тот механизм, который в теории систем получил называние «обратная связь». Проиллюстрируем это примерами. Если ребенку постоянно твердить, что он бездарь, то его самооценка и учебная мотивация действительно окажутся сниженными, а в результате успехи тоже будут не на высоте. Если экономисты предсказывают дефицит какого-то товара, то обеспокоенные потребители начинают лихорадочно его скупать и делать запасы, что в свою очередь приводит к обострению дефицита. Примеры можно продолжать. Все они указывают на динамический характер поведения отдельных индивидов и целых социальных групп.

Мир сознания - это внутренний мир человека. В него нельзя проникнуть прямо. О внутренних состояниях человека можно судить лишь косвенно - либо путем наблюдения за внешним поведением и соответствующей его интерпретации, либо путем обращения к самоотчету - к той информации о себе самом, которую человек сообщает с помощью речи. Оба эти источника информации не вполне надежны. Далеко не все компоненты внутреннего опыта непосредственно проявляются в невербальном поведении. Да и речь не всегда способна выразить все оттенки чувств. Кроме того, даже если человек готов откровенно делиться с нами своим опытом, нет полной гарантии, что он сам вполне адекватно его осознает. Короче говоря, какой бы путь сбора информации о человеке мы ни выбрали, нам не избежать принципиальных трудностей в плане ее смысловой интерпретации.

Несколько слов о самонаблюдении и характере информации, получаемой с его помощью. В истории психологии вопрос о месте, которое интроспекция (самонаблюдение) призвана занять среди прочих методов исследования, был тесно связан со спорами о природе психического. Представители умозрительной (интроспективной) психологии считали, что предметом этой науки является сознание, понимаемое как содержание субъективных переживаний индивида. Ясно, что при таком подходе ведущим, если не единственным, методом становится самонаблюдение. Более того, субъект и объект исследования оказываются совмещенными в одном лице. Это противопоставляет психологию другим наукам, которые имеют дело с объективной реальностью, лежащей вне познающего субъекта.

Так называемая объективная психология, возникшая в противовес традиционной умозри-

тельной психологии с ее интроспективным подходом к изучению сознания, с самого начала поставила цель изучать поведение людей и определяющие его внутренние процессы строгими научными методами. Главными методами всякой опытной науки являются наблюдение и эксперимент. Новая психология провозгласила себя экспериментальной наукой и стала активно заимствовать методы исследования, разработанные в смежных дисциплинах, например, в физиологии органов чувств. Вначале исследователи ограничивались экспериментальным исследованием элементарных познавательных процессов - восприятия, внимания, памяти. Но затем были разработаны экспериментальные методы изучения мышления, воображения, личности, структуры межличностных отношений.

Какое место в современной экспериментальной психологии отводится самонаблюдению как методу исследования? Он оказался низведенным до уровня вспомогательного метода. Кроме того, его данные больше не считаются абсолютными. Подобно любым другим данным они нуждаются в проверке и в интерпретации. Более того, совершенно ясно, что информация данного рода подвержена различного рода искажениям. В целом современная психология оценивает возможности самопознания путем самосозерцания («копания в себе») весьма скромно. Во-первых, психическая деятельность вовсе не ограничивается только содержанием сознания. В конце двадцатого века каждый человек, хоть немного знакомый с психологией, знает, что существует сфера бессознательного, не доступная самонаблюдению. Во-вторых, было убедительно показано, что, даже если в каких-то отношениях мы знаем себя лучше, чем кто-либо иной, в других отношениях мы судим о себе очень односторонне и предвзято. Механизмы психологической защиты, хорошо изученные психоаналитиками, мешают нам составить о себе совершенно объективное представление.

Итак, вырисовывается следующая картина. С одной стороны, социальные науки стремятся использовать те методологические принципы и приемы анализа, которые выработаны и с успехом применяются в области естествознания. С другой стороны, специфика предмета исследования, которую мы только что попытались обозначить, заставляет ученых-гуманитариев постоянно оценивать степень их адекватности собственным задачам, пытаться выработать особую методологию исследования, в максимальной степени отвечающую как нынешней фазе развития научного знания в данной области, так и природе изучаемых процессов.

Общий подход к построению системы научного знания, выработанный современным естествознанием, носит название позитивизм (от слова «позитивный» - то есть «положительный» в смысле «базирующийся на опыте»). Выше мы уже касались некоторых его особенностей, когда рассматривали классическую парадигму научного знания и вытекающие из нее приемы иссле-

Щ2 ПЕРВАЯ ТОМСКАЯ РЕГИОНАЛЬНАЯ ШКОЛА МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ-ПСИХОЛОГОВ

дования. В порядке резюме попробуем еще раз кратко их сформулировать.

Позитивизм исходит из того представления, что все многообразие реальности сводимо к некоторым достаточно простым и универсальным закономерностям, которые существуют объективно и в принципе познаваемы. Задача науки -исследовать окружающий мир и открывать его законы. Знание законов природы позволяет лучше ориентироваться в мире и преобразовывать его в. желательном для людей направлении.

По своему духу рассматриваемый подход оптимистичен. Он проникнут верой во внутреннюю гармонию мира и в безграничные познавательные возможности человека. Сложной и противоречивой действительность представляется нам только в своей непосредственности, а по сути, в ней царит глубокая внутренняя логика, которая, правда, нам не всегда понятна в силу ограниченности наших знаний.

В плане конкретной методологии позитивизм отвергает любые умозрительные построения и требует, чтобы каждое научное положение можно было проверить эмпирически (верифицировать). В этом смысле проводится четкая грань между сферой науки и теми идеями, представлениями или мыслительными конструкциями, которые лежат за ее пределами. Другими словами, наука базируется на фактах, а факт -это то, что можно непосредственно проверить, в чем можно убедиться на практике.

В стремлении к точности описания фактов и надежности предсказаний позитивная наука придает большое значение измерению. Известный афоризм, хорошо выражающий дух позитивизма, гласит: «Цель науки - измерять то, что можно измерить, и сделать измеримым то, что пока таковым не является». Как всякий афоризм, эта формула слишком категорична и однобока. На самом деле, измерение - это не конечная цель научного исследования, а лишь средство достижения требуемой точности и строгости. Но само стремление чрезвычайно характерно для рассматриваемого подхода. Недаром идеалом научной теории для чистых позитивистов выступает такое знание, которое может быть представлено в математической форме. Другой известный афоризм, по сути своей очень близкий к первому, звучит так: «Во всякой науке столько науки, сколько в ней математики».

Помимо только что рассмотренного, в социальных науках широко используется также принципиально другой подход, известный под названием феноменология. Он ставит своей целью не столько раскрытие каких-то универсальных закономерностей, сколько доскональное исследование и описание некоторых целостных явлений (феноменов), значимых с точки зрения общественной жизни. Типичные примеры такого вида исследований дает историческая наука. Изучая какое-то историческое событие, историк собирает, анализирует и интегрирует факты, относящиеся к нему. Он воссоздает его внутреннюю картину, а также тот общий исторический

контекст, на фоне которого оно развивалось. Как правило, само событие при ближайшем рассмотрении оказывается неким процессом, состоящим из элементарных событий, определенным образом связанных друг с другом. Историк прослеживает эти связи, раскрывая тем самым внутреннюю логику процесса. Результатом такого анализа выступает картина события в его целостности: (а) условия, подготовившие его возникновение; (б) основные действующие лица, их стратегия и тактика; (в) исход события — новая расстановка сил, сложившаяся вследствие всех происшедших перемен.

Другим примером феноменологического анализа может служить биография. Изучение жизни какого-то выдающегося человека, будь то политический деятель, естествоиспытатель или художник, предполагает сбор объективных сведений (фактов), характеризующих его жизненный путь, и, кроме того, выявление наиболее значимых событий как чисто личного, так и общественного плана, оказавших влияние на судьбу человека, его мировоззрение и направленность деятельности. Хорошо написанная биография воссоздает картину эпохи как фон, на котором разворачивается активность людей, но одновременно представляет конкретного индивида во всем его своеобразии. Биографию можно написать в разном стиле. На одном полюсе расположены биографии, написанные в манере строгого исторического анализа, на другом - литературные произведения, созданные на биографическом материале. Между ними трудно провести отчетливую грань. Наука и искусство здесь как бы смыкаются, переходят незаметно друг в друга.

Является ли феноменологический анализ вообще научным методом? Ответ на этого вопрос зависит от того, что понимать под наукой, какой концепции науки придерживаться. С точки зрения «жесткой» научной парадигмы, законченным воплощением которой выступает позитивизм, феноменология стоит ближе к обычному здравому смыслу, чем к науке с ее строгой методологией. Сторонники «мягкой» парадигмы справедливо указываются, что в погоне за методологической строгостью позитивисты слишком сужают рамки науки, исключают из ее сферы многие проблемы, которые представляют практический интерес.

В свете того, что было сказано выше о специфике предмета исследования в социальных науках, оправданным представляется известный методологический плюрализм, за который ратуют многие современные теоретики. Там, где это возможно, следует стремиться к максимальной научной строгости и доказательности в духе позитивизма. Однако исследования феноменологического плана тоже имеют свой смысл. Во-первых, они дают какой-то, пусть предварительный, ответ на вопросы, порождаемые практикой. Во-вторых, корректно проведенные, они готовят почву для прогресса нашего знания, для расширения сферы точной науки. Ведь, если смотреть

Ш2.

исторически, многие проблемы науки сначала были поставлены достаточно умозрительно, и лишь затем под них был подведен строгий научный фундамент в виде опытного знания. В-третьих, в некоторых дисциплинах, таких как история, этнография, языкознание, искусствоведение, они образуют основной тип анализа.

В методологии социальных наук довольно часто тот подход, который мы рассматривали как позитивистский, дается также под названием номотетический. а противоположный подход, который мы описали под рубрикой «феноменология», обозначается как идеографический. Если подходить строго, то эти специальные термины даже предпочтительнее, так как они носят чисто технический характер, в то время как понятия «позитивизм» и «феноменология» относятся к целым философским школам со своими внутренними течениями и разновидностями.

Номотетический (от греческого слова «но-мос» - закон) подход ставит своей целью открытие устойчивых и универсальных закономерностей протекания процессов. Изучение конкретных случаев выступает лишь как первая фаза на пути к этой цели. Исследователь ищет те общие моменты, которые присутствуют в однородных явлениях. При этом он отвлекается от целого ряда случайных (преходящих) обстоятельств. Точнее говоря, с помощью анализа (мысленного разложения объекта на составляющие его элементы) и абстрагирования (отвлечения случайных вариаций) исследователь приходит к выявлению существенных (устойчивых и повторяющихся в данных условиях) моментов. Другими словами, он открывает законы, определяющие протекание естественных процессов. Знание законов, в свою очередь, открывает путь к предсказанию возможного хода развития событий (прогнозированию) и управлению этим процессом.

Под законом в науке обычно понимают констатацию факта устойчивой связи между явлениями, предсказание обязательного возникновения некоторого состояния при выполнении определенных условий. Например, один из наиболее известных физических законов гласит, что все тела при нагревании расширяются. В нем фиксируется связь между температурой тела и его объемом. Утверждается, и данное положение можно проверить эмпирически, что путем нагревания или охлаждения можно изменять размеры предметов в определенных пределах. Причем, подобный опыт можно проводить сколь угодно много раз. Поэтому нагревание с полным основанием считается причиной наблюдаемых изменений величины. Правда, сами изменения столь малы, что чаще всего они улавливаются только с помощью специальных приборов.

Выше было отмечено, что закономерности, с которыми имеют дело социальные науки, как правило, носят вероятностный характер и не могут быть сформулированы в такой категорической форме, как законы математики, физики или химии. В этой области справедлива пословица

«нет правил без исключений». Однако это вовсе не означает, что знание такого рода бесполезно. Просто сами правила должны применяться с большей осторожностью. Решения чаще всего базируются на учете целого комплекса условий, а гарантия успеха никогда не бывает стопроцентной. Учитывая это обстоятельство, наука предлагает методы объективной оценки степени риска, учит нас находить оптимальные решения в ситуациях, где связи между явлениями не носят строго детерминированного характера. Как гласит другая пословица: «исключения подтверждают правило».

Идеографический (от греческого слова «идеос» - особенный) подход не претендует на широкие обобщения. В этом случае берется какое-то явление, интересное само по себе, и ставится цель изучить его как можно более исчерпывающе. Естественно, что само явление в этом случае представляет собой некое сложное образование, имеющее определенную внутреннюю структуру. Анализ такого типа обычно называют системно-структурным. Он предполагает выделение в системе базовых элементов, а также анализ характера существующих между ними связей. Основной акцент делается не на универсальные, а на специфические моменты, на раскрытие их смысла, то есть роли, которую они играют в жизнедеятельности индивида, группы или организации.

Идеографический подход не претендует на исчерпывающие и объективное описание определенной области реальности. Сам исследователь здесь не отходит на задний план, а непосредственно включен в процесс интерпретации получаемых сведений, отбора наиболее значимой информации, увязывания отдельных деталей друг с другом. Образующаяся картина может быть несколько фрагментарной и в известной мере субъективной, но она близка к жизни и не нуждается в особых комментариях. Исследователь, работающий в таком ключе, оказывается сродни журналисту, который не ограничивается описанием изолированного случая, а поднимает какую-то социально важную проблему. Точнее говоря, публицистика, включающая в себя развернутый исследовательский компонент, часто тесно смыкается с литературой научно-популярного жанра.

Для лучшей обозримости представим характерные особенности двух подходов в табличной форме:

Подход Номотетический Идеографи ческий

Идеология Позитивизм Феноменология

Фокус Экстенсивный Интенсивный

(вширь) (вглубь)

Характер Объективные Субъективные

данных

Методы сбора Структурирован- Неструктуриро-

ные ванные

Методы Количественные Качественные

анализа

Проблемы Валидность Сопоставимость

первая то!иская региональная школа молодых ученых-психологов

Мы подробно рассмотрели суть номотети-ческого и идеографического подходов, поскольку этот параметр образует главный критерий для выделения основных типов исследования в социальных науках - количественного и качественного. Отметим, что эти подходы представляют собой как бы идеальные типы и довольно редко встречаются в чистом виде. Чаще всего можно говорить о преобладании того или другого, о ведущем подходе. Тогда в целом вырисовывается континуум методов, где две рассмотренные идеальные модели выступают как полюса, между которыми располагаются промежуточные

Литература

1. Дружинин В.Н. Экспериментальная психология: Учебное пособие. - М.: ИНФРА-М, 1997.

2. Роговин М.С., Залевский Г.В. Теоретические основы психологического и патопсихологического исследования. - Томск: НИИПЗ, 1988.

3. Bailey K.D. Methods of Social Research. 4th ed. - N.Y.: Free Press, 1994.

4. Creswell J W. Research Design: Qualitative and Quantitative Approaches. - Thousand Oaks: Sage, 1994.

или гибридные формы.

RESEARCH STRATEGY in SOCIAL SCIENCES A.V. Solovjov (Moscow) The summary: In the report are detailed considered nomothetical and ideographic approaches laying in the basis of allocation of the basic types of research in social sciences - quantitative and qualitative. The question on specifity of the man as object of research is discussed.

Key words: Social sciences, nomothetical approache, ideographic approache, consciousness, reflection.

ФИКСИРОВАННЫЕ ФОРМЫ ПОВЕДЕНИЯ НА УРОВНЕ ИНДИВИДУАЛЬНЫХ И ГРУППОВЫХ СИСТЕМ

Г.В. Залевский (Томск)

Аннотация: В докладе дается определение фиксированных форм поведения; рассмотрены разные концептуальные попытки объяснения их сущности и причин возникновения: филогенетическая, психопатологическая, биоэнергетическая, кибернетическая, психоакциональная (структурно-уровневая) и др. Раскрывается возможность соотнесения представленности психической ригидности в структуре личности со структурой фиксированного поведения (нарушенных отношений между его целью и средствами).

Ключевые слова: Фиксированные формы поведения (ФФП), новый и старый опыт, филогенез, эволюционно-биологический смысл, акционапьный подход, психическая ригидность-флексибильностъ, структура личности.

Я, пожалуй, начну свои размышления с того, что каждому человеку приходится оказываться в условиях столкновения опыта прошлого и опыта нового, причем нередко - очень для него болезненного. Этот момент выступает в качестве индикатора того, насколько человек готов отказаться от старого, ставшего неэффективным, опыта, который раньше служил ему верой и правдой. Судить же о мере этой готовности можно по особенностям проявления того, что я обозначаю как фиксированные формы поведения (ФФП).

Остановимся на понятии ФФП, уточнив, прежде всего, как мы понимаем составляющие его термины. Это очень важно, так как и работа нашей Школы по-

казала, что нередко тот или инои термин в психологии тянет за собой шлейф ассоциаций, что ведет, в свою очередь, к взаимному непониманию и тому, что немецкие психиатры в приложении к клинике обозначили как «УогЬе1зргес11еп»

— симптом «мимогово-рения».

Но и вне клиники проблемы взаимонепонимания между обычными людьми, а в науке

- между учеными, нередко обусловлены

терминологическими трудностями. Ими нередко объясняются и темпы научного прогресса.

Итак, начнем с термина «формы». С ним проще всего разобраться и договориться, так как он не вызывает, как мне кажется, больших разногласий. Скажу

Идиографический подход

Пользователи также искали:

генограмма, идеографический подход к изучению личности был введен, идиографический подход строится на, использование номотетического подхода в познании реальности требует выявления, номотетический и идеографический методы исследования, номотетический и идеографический подход в современной психологии и перспективы их развития, номотетический и идеографический подходы в дифференциальной психологии, подходы, идеографический, подхода, подход, номотетический, психологии, методы, строится, исследования, Идиографический, генограмма, идиографический, изучению, личности, введен, дифференциальной, современной, перспективы, развития, использование, номотетического, познании, реальности, требует, выявления, Идиографический подход, идиографический подход строится на, использование номотетического подхода в познании реальности требует выявления, номотетический идеографический подход в современной психологии и перспективы их развития, номотетический и идеографический подходы в дифференциальной психологии,

...

Основные подходы к психодиагностике

В психологической диагностике выделяют преимущественно два подхода к распознанию, а затем и к измерению индивидуальных психологических особенностей человека: номотетический и идеографический. Номотетический подход (от лат. norma – образец) ориентирован на открытие общих законов, справедливых для любого конкретного случая. Он предполагает выявление индивидуальных особенностей и соотнесение их с нормой. Идеографический подход (от греч. idea + gramma – идеограмма) основан на распознании индивидуальных особенностей человека и их описании. Он ориентирован на описание сложного целого – конкретной личности. Идеограмма представляет собой не что иное, как письменный знак, означающий целое понятие, а не букву языка.

Номотетический метод подвергается критике, так как общие законы не дают полного представления о человеке и не позволяют предсказать его поведение в силу неповторимости каждого. Идеографический метод также критикуется, прежде всего, за несоответствие стандартам объективности (полученные результаты в значительной степени зависят от концептуальных ориентаций исследователя и его опыта).

С методологической точки зрения, интеграция этих двух подходов позволяет сформулировать объективный психологический диагноз.

В современной психологии сложилось несколько взаимодополняющих подходов к пониманию сущности психодиагностики, которые с определенной долей условности можно обозначить как инструментальный, конструирующий, гностический, помогающий, практикоориентированный и интегральный.

Инструментальный подход рассматривает психодиагностику как совокупность методов и средств для измерения психических состояний и свойств, как процесс выявления и измерения индивидуально-психологических особенностей человека с помощью специальных методов.

Главная задача психологической диагностики сводится к выбору и непосредственному применению диагностических средств для выявления индивидуального своеобразия конкретного человека при установлении различий в психической организации разных групп людей.

Инструментальная роль психодиагностики приобретает важное значение в деятельности практического психолога, которая является полипроблемной и предполагает одновременную проверку большого количества диагностических гипотез. Однако сведение психологической диагностики только к методам и средствам, выявления психических феноменов значительно ограничивает ее возможности как научной дисциплины, суживает диагностическое мышление психолога до решения преимущественно прагматического вопроса, какую методику использовать.

К инструментальному направлению довольно тесно примыкает так называемое конструирующее, назначение которого – разработка методов выявления и изучения индивидуальных психологических и психофизиологических особенностей человека. С позиций этого подхода наиболее важные задачи психодиагностики заключаются в конструировании новых психодиагностических средств и модификации уже имеющихся; в разработке методов прогнозирования психического развития и поведения в зависимости от разных природных и социальных факторов и условий существования, в разработке психодиагностических технологий. Однако психодиагностика не может сводиться только к разработке или модификации и адаптации инструментария.

Признание за психодиагностикой способности распознания психической реальности лежит в основе подхода, который условно можно назвать гностическим. Его особенность заключается в том, что акцент делается на раскрытии индивидуального своеобразия и неповторимости внутреннего мира каждого человека. Применение методик или их комплексов перестает быть самоцелью, внимание психолога-диагноста обращено на уникальность психического облика человека.

Основными задачами гностического подхода к психодиагностике являются: определение общих закономерностей становления и развития психических образований; подготовка к свадьбе; установление связи между единичными проявлениями психического феномена и знанием его сущности; распознание индивидуальных особенностей в общих проявлениях психики человека; соотнесение индивидуальной картины поведения или состояния конкретного человека с известными типами и установленными ранее среднестатистическими нормами.

Помогающий подход рассматривает психодиагностику в качестве одного из видов психологической помощи. Многие психодиагностические процедуры содержат в себе терапевтический потенциал. Использование рисуночных методик, заполнение опросников, требующее от человека концентрации внимания на своих переживаниях, часто сопровождается успокаивающим эффектом.

Помогающая функция психодиагностики особенно возрастает на заключительном этапе. В то же время психодиагностическое обследование может вызвать негативную реакцию у испытуемого, поэтому помогающее действие психодиагностики имеет определенные ограничения.

Возникновение практикоориентированного подхода к пониманию сущности диагностики объясняется интенсивным проникновением практической психологии в решение личных и профессиональных проблем человека. Это позволяет рассматривать психодиагностику как особую область практики, направленную па выявление разнообразных качеств, психических и психофизиологических особенностей, черт личности, помогающую решению жизненных проблем.

Интегральный подход связывает воедино теоретическую и практическую психологию. По отношению к методам психологического исследования выступает в качестве общей основы, объединяющей все области их практической реализации. В этом плане психологическая диагностика представляет собой специфическое научное направление, базирующееся на собственных методологических и методических принципах и занимающееся теоретическими и практическими проблемами постановки психологического диагноза. Основу интегрального направления составляет идея целостности феноменов переживания, поведения и деятельности личности.

Таким образом, в настоящее время в психологической науке отсутствует единая точка зрения на сущность психологической диагностики. Разнообразие мнений объясняется как многоаспектностью содержания и направлений профессиональной деятельности психолога, в которой могут реализоваться разные грани психологической диагностики, так и большими, но недостаточно полно раскрытыми теоретическими и практическими возможностями этой дисциплины.

Номотетический и идеографический подходы к составлению методик.

Нужна помощь в написании работы?

В психодиагностике выделяют два подхода измерения и распознавания индивидуально-психологических особенностей человека при составлении методик: номотетический и идеографический.

 Эти подходы отличаются по следующим основаниям:

1) понимание объекта измерения;

2) направленность измерения;

3) характер методов измерения.

основания

номотетический

идеографический

Внимание!

Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

понимание объекта измерения

Понимание личности как набора свойств

Понимание личности как целостной системы

направленность измерения

Выявление и измерение общих для всех людей свойств личности. Здесь отдельный факт практически не имеет научной ценности, поскольку может быть много случайных совпадений.

Распознавание индивидуальных особенностей личности, учитывается своеобразие и уникальность личности. Производится анализ и описание конкретных индивидуальных случаев, без стремления к обобщению с другими анологичными случаями.

характер методов измерения

Стандартизованные методы измерения, требующие сопоставления с нормой

 (например тест Кэттэла)

Проективные методики и идеографические

техники (например, методика "Кто я", "решётки Келли")

Поможем написать любую работу на аналогичную тему

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту

Узнать стоимость Поделись с друзьями

Определение идиографического и номотетического

Идиографические и номотетические методы представляют собой два разных подхода к пониманию социальной жизни.

Идиографический метод фокусируется на отдельных случаях или событиях. Например, этнографы изучают мельчайшие детали повседневной жизни, чтобы построить общий портрет определенной группы людей или сообщества.

Номотетический метод , с другой стороны, направлен на создание общих утверждений, которые учитывают более широкие социальные модели, которые формируют контекст отдельных событий, индивидуального поведения и опыта.

Социологи, практикующие номотетические исследования, скорее всего, будут работать с большими наборами данных опросов или другими формами статистических данных и проводить количественный статистический анализ в качестве своего метода исследования.

Ключевые выводы: идиографические и номотетические исследования

  • Номотетический подход включает попытку сделать обобщения о мире и понять масштабные социальные модели.
  • Идиографический подход предполагает попытку раскрыть много подробной информации о более узком предмете исследования.
  • Социологи могут комбинировать идиографические и номотетические подходы для развития более всестороннего понимания общества.

Историческая справка

Немецкий философ девятнадцатого века Вильгельм Виндельбанд, неокантианец, ввел эти термины и определил их различия.

Виндельбанд использовал номотетику для описания подхода к производству знаний, который стремится к крупномасштабным обобщениям. Этот подход распространен в естествознании и многими считается истинной парадигмой и целью научного подхода.

При номотетическом подходе проводится тщательное и систематическое наблюдение и экспериментирование, чтобы получить результаты, которые могут быть применены в более широком смысле за пределами области исследования.

Мы можем думать о них как о научных законах или общих истинах, полученных в результате исследований в области социальных наук. Фактически, мы можем видеть этот подход, присутствующий в работах раннего немецкого социолога Макса Вебера, который писал о процессах создания идеальных типов и концепций, призванных служить общими правилами.

С другой стороны, идиографический подход - это подход, специально ориентированный на конкретный случай, место или явление. Этот подход предназначен для получения значений, специфичных для цели исследования, и он не обязательно предназначен для экстраполяции обобщений.

Применение в социологии

Социология - это дисциплина, которая соединяет и объединяет эти два подхода, что сродни важному микро / макро различию дисциплин.

Социологи изучают отношения между людьми и обществом как на уровне micro , так и на уровне macro .Люди и их повседневные взаимодействия и опыт составляют микро. Макрос состоит из более крупных моделей, тенденций и социальных структур, составляющих общество.

В этом смысле идиографический подход часто фокусируется на микро, в то время как номотетический подход используется для понимания макро.

С методологической точки зрения это означает, что эти два разных подхода к проведению исследований в области социальных наук также часто не соответствуют качественному / количественному разрыву.

Обычно для проведения идиографических исследований используются качественные методы, такие как этнографические исследования, включенное наблюдение, интервью и фокус-группы. Количественные методы, такие как крупномасштабные опросы и статистический анализ демографических или исторических данных, будут использоваться для проведения номотетических исследований.

Однако многие социологи считают, что лучшие исследования будут сочетать в себе номотетический и идиографический подходы, а также количественные и качественные методы исследования.Это эффективно, поскольку позволяет глубже понять, как масштабные социальные силы, тенденции и проблемы влияют на повседневную жизнь отдельных людей.

Например, если кто-то хочет выработать четкое представление о многочисленных и разнообразных последствиях расизма для чернокожих, было бы разумно применить номотетический подход к изучению, среди прочего, распространенности полицейских убийств и воздействия структурного неравенства на здоровье. которые можно количественно измерить и измерить в большом количестве.Но было бы также разумно провести этнографию и интервью, чтобы понять эмпирические реальности и последствия жизни в расистском обществе с точки зрения тех, кто переживает это.

Точно так же, если бы кто-то проводил социологическое исследование гендерной предвзятости, можно было бы комбинировать как номотетический, так и идиографический подходы. Номотетический подход может включать сбор статистических данных, таких как количество женщин на политических постах или данные о гендерном разрыве в оплате труда. Однако исследователям было бы разумно также поговорить с женщинами (например, посредством интервью или фокус-групп) об их собственном опыте борьбы с сексизмом и дискриминацией.

Другими словами, комбинируя статистику с информацией о жизненном опыте людей, социологи могут развить более полное понимание таких тем, как расизм и сексизм.

Обновлено Ники Лиза Коул, Ph.D.

Номотетические и идиографические | Психология вики

Оценка | Биопсихология | Сравнительный | Познавательная | Развивающий | Язык | Индивидуальные различия | Личность | Философия | Социальные |
Методы | Статистика | Клиническая | Образовательная | Промышленное | Профессиональные товары | Мировая психология |

Статистика: Научный метод · Методы исследования · Экспериментальная конструкция · Курсы бакалавриата по статистике · Статистические тесты · Теория игры · Теория принятия решений


В исследовании психологии, идиографический описывает изучение человека, который рассматривается как сущность, со свойствами, выделяющими его / ее отдельно от других людей. Nomothetic - это скорее исследование группы людей. Здесь субъект рассматривается как представляющий класс или популяцию и соответствующие им личностные черты и поведение. Термины идиографический и номотетический были введены в американскую психологию Дж. Олпортом в 1937 году, который позаимствовал их у немецкого философа Вильгельма Виндельбрандта.

Номотетический и идиографический - это термины, введенные кантианским философом Вильгельмом Виндельбандом для описания двух различных подходов к познанию, каждый из которых соответствует разным интеллектуальным тенденциям, а каждый - разным отраслям науки.

Номотетический основан на том, что Кант описал как тенденцию к обобщению, и выражается в естественных науках. Он описывает попытку вывести законы, объясняющие объективные явления. Номотетический буквально означает «утверждение закона» (греческое происхождение) и используется как в философии (см. Также Номотетический и идиографический ), так и в психологии с разными значениями. В психологии номотетические меры противопоставляются ипсативным или идиотетическим мерам, где номотетические меры - это меры, которые могут быть приняты непосредственно сторонним наблюдателем, такие как вес или количество случаев того или иного поведения, а ипсативные меры - это самооценки, такие как ранжированный список предпочтений.

Идиографический код основан на том, что Кант назвал склонностью к конкретизации, и выражается в гуманитарных науках. Он описывает попытку понять значение случайных, случайных и часто субъективных явлений.

Обычно номотетические подходы являются количественными, а идиографические подходы - качественными, хотя «Личная анкета», разработанная М. Шапиро и его дальнейшие разработки (например, шкала Дискана) являются как количественными, так и идиографическими.

В социологии номотетическое объяснение представляет собой обобщенное понимание данного случая и противопоставляется идиографическому объяснению, которое представляет полное описание данного случая.

№: Idiografisk vitenskap

Проблемы и обсуждения: Идиографический подход

Термин « идиографический » происходит от греческого слова «idios», что означает «собственный» или «частный». Психологи, придерживающиеся идиографического подхода, сосредотачиваются на личности и подчеркивают уникальный личный опыт человеческой натуры.Это означает, что они предпочитают качественных методов исследования , таких как тематическое исследование, неструктурированные интервью и тематический анализ, которые позволяют глубже понять индивидуальное поведение. Идиографический подход не стремится формулировать законы или обобщать результаты для других.

Тематические исследования представляют собой интересный пример идиографического подхода, поскольку они обеспечивают глубокое понимание личности или небольшой группы, которое может быть использовано для оценки теории.Например, Shallice и Warrington (1970) исследовали случай пациента KF , который попал в аварию на мотоцикле. Кратковременное забывание KF слуховой информации было сильнее, чем его забывание визуальной информации, предполагая, что кратковременная память (STM) состоит из нескольких компонентов. Следовательно, Пациент К.Ф. подрывает модель памяти с несколькими хранилищами, предполагая, что STM не является одним унитарным компонентом. Таким образом, отдельное тематическое исследование может выявить недостатки в теории и существенно подорвать другие исследования.

Другой пример идиографического подхода - использование Фрейдом тематических исследований. Фрейд провел очень подробные исследования жизни своих пациентов, пытаясь понять и помочь им преодолеть свои психологические расстройства. Его самые известные тематические исследования включают Little Hans и The Rat Man . Хотя Фрейд действительно пытался сделать обобщения на основе своих тематических исследований, они по-прежнему рассматриваются как идиографический подход, поскольку психологическое расстройство каждого человека проистекает из их уникального детского опыта.

Ресурсы для учителей

Глоссарий социальных исследований

_________________________________________________________________

Номотетический

определение ядра

Номотетический подход предлагает или предписывает закон, например отношения в позитивистском смысле научных причинных законов.

пояснительный контекст

Crane предлагает параллельное сравнение номотетического и идиографического, доступное здесь, по состоянию на 16 марта 2013 г.

аналитический обзор

Crossman (2013)

говорит, что номотетический метод:

фокусируется на общих утверждениях, которые учитывают более широкие социальные модели, которые формируют контекст отдельных событий или индивидуального поведения и опыта.

Обновленная версия (Crossman 2019)

штатов:

Идиографические и номотетические методы представляют собой два разных подхода к пониманию социальной жизни. Идиографический метод Метод фокусируется на отдельных случаях или событиях. Например, этнографы изучают мельчайшие детали повседневной жизни, чтобы построить общий портрет определенной группы людей или сообщества. Номотетический метод , , с другой стороны, стремится произвести общие утверждения, которые учитывают более широкие социальные модели, которые формируют контекст отдельных событий, индивидуального поведения и опыта.Социологи, практикующие эту форму исследования, скорее всего, будут работать с большими наборами данных опросов или другими формами статистических данных и проводить количественный статистический анализ в качестве своего метода исследования.

Историческая справка

Немецкий философ девятнадцатого века Вильгельм Виндельбанд, неокантианец, ввел эти термины и определил их различия. Виндельбанд использовал номотетику для описания подхода к производству знаний, который стремится к крупномасштабным обобщениям.Этот подход распространен в естествознании и многими считается истинной парадигмой и целью научного подхода.

При номотетическом подходе проводится тщательное и систематическое наблюдение и экспериментирование с целью получения результатов, которые могут быть применены в более широком смысле за пределами области исследования. Мы можем думать о них как о научных законах или общих истинах, полученных в результате исследований в области социальных наук. Фактически, мы можем видеть этот подход, присутствующий в работах раннего немецкого социолога Макса Вебера, который писал о процессах создания идеальных типов и концепций, призванных служить общими правилами.

С другой стороны, идиографический подход - это подход, специально ориентированный на конкретный случай, место или явление. Этот подход предназначен для получения значений, специфичных для цели исследования, и не предназначен для экстраполяции обобщений, обязательно ....

Обсуждая психологические методы, Николс (2011) заявил:

:

Номотетическое исследование - это попытка установить общие законы и обобщения.В центре внимания номотетического подхода - получение объективных знаний с помощью научных методов. Следовательно, используются количественные методы исследования, чтобы попытаться получить статистически значимые результаты. Создаваемые последующие законы можно разделить на три типа: классификация людей по группам, установление принципов и установление измерений. Примером этого из мира психологии является «Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам» (DSM), в котором приводится классификация психических расстройств и, следовательно, люди классифицируются по группам.

Методы исследования, используемые номотетическим подходом, собирают научные и количественные данные. Для этого используются эксперименты и наблюдения, а средние значения групп статистически анализируются для создания прогнозов о людях в целом. Примером этого являются эксперименты Милгрима с послушанием. В ходе своих научных экспериментов он обнаружил, что 65% его участников могли причинить вред другому человеку (с помощью электрического шока 450 В), потенциально убив его, в присутствии авторитетного лица.Хотя в его эксперименте было много этических проблем, включая вовлеченный обман и потенциальный вред для участника, это пример номотетического исследования. Милгрим многократно повторял свои эксперименты и в результате создал свои законы послушания.

Номотетический подход считается научным благодаря его точному измерению, предсказанию и контролю поведения, исследованиям больших групп, объективным и контролируемым методам, допускающим воспроизведение и обобщение.Благодаря этому он помог психологии стать более научной, разработав теории, которые можно проверить эмпирически. Это один из ключевых критериев науки.

Однако номотетический подход имеет свои ограничения. Его обвиняли в том, что он упускает из виду «личность в целом» из-за широкого использования групповых средних. Это также может дать поверхностное понимание, поскольку люди могут демонстрировать одно и то же поведение, но по разным причинам. Например, в исследовании Милгрима можем ли мы быть уверены, что все отображаемое поведение было вызвано одними и теми же причинами?

Еще одним ограничением этого подхода является то, что прогнозы можно делать в отношении групп, но не отдельных лиц.Сказать кому-то, что вероятность шизофрении составляет 3 из 100, для этого человека, вероятно, бесполезно.

Существует также потенциальная основополагающая смешивающая переменная с некоторыми исследованиями, проведенными с использованием номотетического подхода. Из-за широкого использования лабораторных исследований эксперименты часто не имеют экологической обоснованности, а это означает, что мы не можем обобщить результаты на повседневную жизнь.

сопутствующие проблемы

смежные области

См. Также

позитивизм

количественный

научный метод

срок действия

Источники

Кроссман, А., 2013 и 2019, «Идеографические и номотетические», доступно по адресу http://sociology.about.com/od/I_Index/g/Ideographic-Nomothetic.htm, по состоянию на 16 марта 2013 г., обновлено 1 ноября 2016 г., по состоянию на 24 декабря 2016 г., обновлено 22 января 2019 г., по состоянию на 11 июня 2019 г.

Николс, Л., 2011, «Номотетические исследования против идиографических исследований», доступно на http://louisenichols.wordpress.com/2011/09/30/nomothetic-research-vs-idiographic-research/, по состоянию на 16 марта 2013 г. , все еще доступно 24 декабря 2016 г.


авторское право Ли Харви 2012–2020


A NOVEL
Вверх

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z Домашняя страница

Границы | Большой вызов: объединение номотетических и идеографических подходов к человеческому познанию

В 1931 году Курт Левин опубликовал призыв к переходу от того, что он определил как аристотелевский способ мышления в психологии, к галилееву (Lewin, 1931).Согласно Левину, аристотелевский режим характеризуется категориальным нисходящим подходом к изучению психологических процессов. Психологические концепции / категории взяты из повседневных наблюдений и имеют тенденцию быть «оценочными» и бинарными по своей природе («нормальный» против «патологического»; «истинное восприятие» против «иллюзии»). Пояснения к новым явлениям даются путем отнесения их к существующей категории. Научное стремление объяснить психологические механизмы ограничивается явлениями, которые можно наблюдать с высокой степенью согласованности и воспроизводимости, что приводит к сосредоточению внимания на средних эффектах и ​​игнорированию индивидуальной или ситуативной изменчивости.Левин подчеркивает, что этот подход подразумевает антитезис между индивидуальностью событий или людей, с одной стороны, и законностью, с другой, причем первое выходит за рамки задачи науки.

Напротив, режим Галилея фокусируется на механизме, лежащем в основе данного наблюдения / явления, не ограничивая теоретическое или эмпирическое рассмотрение этого механизма этим конкретным наблюдением / явлением. Этот режим также имеет тенденцию преобразовывать бинарные различия и противопоставления в постепенные переходы, так что объяснение как «нормального», так и «патологического» поведения, а также «истинного восприятия» и «иллюзии» относится к одним и тем же основным механизмам (например.g., предполагая разную степень вклада или разные параметры). Это ведет к более восходящему подходу, при котором различные виды явлений реконструируются и, таким образом, объясняются посредством взаимодействия ряда основных механизмов и принципов, независимо от категории, к которой, как считается, эти явления принадлежат. Интересно, что этот подход снижает теоретическое противоречие между индивидуальностью и законностью, поскольку одни и те же механизмы могут и должны использоваться для объяснения как регулярности, так и отклонения.

Левин определил некоторые предварительные шаги к галилееву подходу в психологических науках, но он утверждал, что впереди еще долгий путь. Сегодня, 75 лет спустя, мы видим некоторый прогресс, выходящий за рамки описанного Левином положения дел, но мы считаем, что еще предстоит решить серьезные проблемы. С одной стороны, несомненно, возрос интерес к механистическим объяснениям психологических явлений, и нейронные или математические модели играют все более важную роль в научных дискуссиях.С другой стороны, однако, наследие Аристотеля все еще можно увидеть в разных местах. Подумайте о непрекращающейся популярности подхода Штернберга к обработке информации (Sternberg, 1969), например, применительно к анализу локуса резервов при выполнении двойной задачи (McCann and Johnston, 1992). Основная цель исследований в этой традиции состоит в том, чтобы определить стадию обработки, лежащую в основе экспериментального эффекта, например, затраты на двойную задачу, которые обычно относят к стадии выбора ответа (Pashler, 1994).Это составляет простую аристотелевскую категоризацию явлений без особых усилий по раскрытию действительного механизма - так что мы все еще не можем точно понять , как выбирается ответ, и , почему на этот процесс влияет другая задача.

Подобные тенденции можно наблюдать в когнитивных нейронауках, где определение «нейронных коррелятов» (то есть области / системы мозга, активация которой коррелирует с представляющим интерес психологическим феноменом) обычно считается достаточным для «объяснения» этого феномена. .Подумайте об исследованиях теории разума - увлекательного когнитивного навыка, который многие авторы считают достаточно объясненным тем фактом, что активность правильного TPJ систематически коррелирует с его использованием (например, Saxe et al., 2004). Однако как эти системы генерируют навыки, остается загадкой.

Можно придумать множество причин, по которым мы должны больше стараться двигать нашу науку в сторону более галилеевского подхода, и мы обсуждали одну из них в другом месте (Hommel and Colzato, 2015).Однако особенно важная причина связана с отношениями между номотетическим и идеографическим подходами (т.е. подходами, которые стремятся установить общие законы, по сравнению с подходами, которые стремятся объяснить индивидуальные различия). Как указывает Левин, практика объяснения явлений путем их категоризации и сортировки по типам дает сильную мотивацию игнорировать изменчивость внутри данной категории. Это относится не только к явлениям, отнесенным к определенной категории (что, например, объясняет отсутствие интереса к различиям между задачами, которые, по-видимому, влияют на одну и ту же стадию обработки, такими как задачи фланкера, Струпа и Саймона), но, в частности, к индивидуальным отличиям.В когнитивных науках и нейробиологиях обычно считается, что индивидуальные различия отражают случайную изменчивость, которую необходимо уменьшить в максимально возможной степени. Действительно, широкое использование статистических методов, которые либо контролируют и «усредняют» индивидуальные различия, такие как ANOVA с повторными измерениями, либо которые рассматривают индивидуальные различия как шум, который работает против действительно интересного эффекта, таких как одномерный ANOVA и связанные процедуры, демонстрирует, что как межиндивидуальные, так и внутрииндивидуальные различия не только несущественны, но могут даже стать препятствием для объяснения исследуемого явления.

Мы полагаем, что прогресс в нашей дисциплине требует, чтобы мы преодолели эту практику, которая, следуя рассуждениям Левина, подтолкнет нашу научную практику дальше к более зрелому, истинно галилеевскому способу. Таким образом, главной целью больше не будет сортировка явлений по категориям, а скорее определение основных механизмов, которые могут быть использованы для реконструкции и каждого данного явления и индивидуальной изменчивости в нем. Первый шаг к пониманию явления больше не будет заключаться в поиске оптимального определения, которое направлено на устранение концептуального пересечения с другими явлениями, чтобы нам больше не приходилось спорить о том, отличается ли эмоция от мотивации и познания и как именно и как именно. , или чем сочувствие отличается от заражения и подражания.Вместо этого этот аналитический подход будет заменен более синтетическим подходом (в смысле Брайтенберга, 1984; см. Hommel and Colzato, 2015), который заключается в определении того, как основные механизмы (описанные со степенью специфичности, выходящей за рамки простого указания нейронная область, в которой они находятся, или просто словесная маркировка, как в поэтапных подходах) взаимодействуют, создавая поведение, которое должно быть объяснено. Такая практика не слишком отличается от обычного теоретизирования в бихевиористских подходах, за исключением того, что набор доступных основных механизмов не должен ограничиваться ассоциациями «стимул-реакция».Вместо того, чтобы определять этапы обработки информации, которые далее рассматриваются как черные ящики, нам нужно двигаться дальше и объяснять, как комбинации основных механизмов могут генерировать производительность, приписываемую в настоящее время каждому из этих этапов. Однако наиболее важно то, что мы больше не будем пытаться устранять индивидуальные различия, а будем строить механистические теории, объясняющие как средние эффекты, так и индивидуальную изменчивость. Другими словами, мы попытаемся понять механику внутри- и межиндивидуальных вариаций и напрямую связать эту механику с основным механизмом, который считается ответственным за средний эффект.

Серьезная попытка интеграции номотетических и идеографических подходов к человеческому познанию не только переместит нашу дисциплину на более зрелый научный уровень, но также, вероятно, сделает эмпирические исследования более эффективными (поскольку данными могут служить как средние эффекты, так и индивидуальная изменчивость) и объяснить по крайней мере некоторые части того, что обычно считается кризисом репликации в психологии. Возьмем для примера взаимосвязь между настроением и творчеством. Многочисленные исследования показали, что улучшение настроения улучшает творческие способности, но недавний метаанализ также выявил многочисленные неудачи в воспроизведении этой взаимосвязи (Baas et al., 2008). Согласно аристотелевскому подходу такое положение дел будет весьма проблематичным и послужит веским поводом для сомнения в влиянии настроения на творчество. Однако галилеевский подход предложил бы другую стратегию исследования.

Во-первых, он не будет следовать практике, когда сначала классифицируют все виды деятельности как «творческие», а затем ищут одно связное объяснение. Скорее, он попытался бы реконструировать одно данное поведенческое исполнение, ссылаясь на известные базовые механизмы, которые, в свою очередь, быстро выявили бы, что некоторые «творческие задачи» полагаются на конвергентные механизмы, в то время как другие полагаются на расходящиеся механизмы, что некоторые из этих задач больше полагаются на словарный запас и вербальный интеллект, чем другие, и так далее.Из этого понимания различий в отношении основных механизмов может возникнуть систематическая категоризация задач, но результирующая система категорий будет результатом понимания основных механизмов, а не точки схода их поиска. И это было бы мотивировано научным пониманием, а не сомнительным лингвистическим анализом нечетких повседневных понятий.

Во-вторых, галилеевский подход имеет целью объяснить и предсказать внутри- и межиндивидуальную изменчивость.Как это стремление может предотвратить неправильное толкование неудач при воспроизведении, можно проиллюстрировать с помощью двух исследований, проведенных в нашей лаборатории. Основываясь на предыдущих предположениях о том, что креативность может быть связана с дофамином, Chermahini и Hommel (2010) изучали взаимосвязь между выполнением двух задач творчества (одна задействует конвергентное мышление, а другая - дивергентное мышление) и скоростью спонтанного моргания глаз, клиническим показателем индивидуальный уровень дофамина в нигростриатном пути. Для наших целей важны два результата: (A) результативность в задаче с дивергентным мышлением была предсказана по скорости взгляда, в то время как производительность в задаче с конвергентным мышлением - нет, что усиливает подозрение, что не существует такой вещи, как унитарное «творчество»; (B) взаимосвязь между выполнением задачи с дивергентным мышлением и указанным уровнем дофамина имела перевернутую U-образную форму (как показано на рисунке 1), так что средний уровень был связан с наилучшей производительностью.Обратите внимание, что первый результат предполагает, что поиск взаимосвязи между настроением и «творчеством» может быть спорным (поскольку ни одна задача не может охватить творчество в целом), в то время как важные взаимосвязи между настроением и некоторыми механизмами, лежащими в основе творческой деятельности, могут действительно существовать.

Рис. 1. Эффективность дивергентного мышления в зависимости от частоты спонтанных морганий (идеализированный) .

Также обратите внимание, что продемонстрированная нелинейная взаимосвязь может легко объяснить большое количество неповторений.Поскольку настроение связано с уровнем дофамина в полосатом теле, можно ожидать, что люди с низким уровнем (попадающие в прямоугольник A на рисунке), скорее всего, выиграют от повышения уровня дофамина, вызванного настроением, в то время как люди со средним уровнем может не проявлять никакого эффекта, а люди с высоким уровнем могут фактически иметь нарушения. Действительно, Акбари Чермахини и Хоммель (2012) сообщили, что низкие шоры выигрывают от индукции позитивного настроения, а средние шоры - нет.

Легко видеть, что неучет индивидуальных различий может привести к нулевым эффектам, но такие эффекты нисколько не опровергают утверждение о сильной связи между творчеством и настроением.Фактически, галилеевский подход как к концептуализации проблемы, так и к статистическому анализу, вероятно, позволил бы выявить значительные доказательства даже из исследований, которые в настоящее время считаются неудачными. В другом исследовании мы представили доказательства того, что когнитивная передача опосредуется генетическими различиями, связанными с дофамином, так что люди с одним генетическим устройством получают пользу от когнитивной тренировки, а другие - нет (Colzato et al., 2014). Среди прочего, это вызывает вопросы относительно общей обоснованности утверждений о том, что когнитивная тренировка не демонстрирует никакого эффекта переноса (Owen et al., 2010), особенно если они основаны на исследованиях, в которых ничего не говорится об основных механизмах и роли индивидуальной изменчивости (Colzato and Hommel, 2016).

Согласованные действия по ускорению перехода к галилееву режиму не только требуют значительной корректировки наших теоретических и эмпирических практик, но также требуют изменений в мышлении рецензентов и читателей. Мы не должны больше аплодировать теориям, которые стремятся дать исчерпывающее объяснение конкретной задачи или эмпирического наблюдения, а должны научиться ценить теоретические основы, которые отслеживают основные механизмы в максимально возможном количестве явлений.Мы также не должны больше аплодировать неограниченному изобретению новых понятий и явлений, а должны научиться ценить экономные (в смысле Оккама) объяснения, которые могут иметь дело с уже понятыми базовыми механизмами, насколько это возможно. Что наиболее важно, мы больше не должны довольствоваться моделями, которые ограничены предсказанием средних эффектов, но все чаще требуют структур, которые объясняют как средние эффекты, так и индивидуальные вариации с точки зрения одного и того же механистического понимания.

Авторские взносы

Авторы BH и LC написали и одобрили рукопись.

Финансирование

Подготовка этой работы была поддержана грантом Европейского исследовательского совета (# 694722 Metacontrol).

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Список литературы

Баас, М., Де Дреу, К., и Нейстад, Б. (2008). Метаанализ 25 лет исследований настроения и творчества: гедонический тон, активация или регулятивная направленность? Psychol.Бык. 134, 779–806. DOI: 10.1037 / a0012815

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Брайтенберг В. (1984). Транспортные средства: эксперименты в синтетической психологии . Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Google Scholar

Чермахини, С. А., Хоммель, Б. (2010). (Б) связь между творчеством и дофамином: частота спонтанного моргания глаз предсказывает и разделяет дивергентное и конвергентное мышление. Познание 115, 458–465. DOI: 10.1016 / j.cognition.2010.03.007

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кользато, Л. С., Хоммель, Б. (2016). «Будущее когнитивного обучения», в Когнитивное обучение: обзор возможностей и приложений , ред. Т. Стробах и Дж. Карбах (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Springer), 201–211.

Google Scholar

Кользато, Л. С., ван ден Вильденберг, В., и Хоммель, Б. (2014). Когнитивный контроль и полиморфизм COMT Val158Met: генетическая модуляция обучения видеоиграм и переход к эффективности переключения задач. Psychol. Res. 78, 670–678. DOI: 10.1007 / s00426-013-0514-8

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Левин, К. (1931). Конфликт между аристотелевским и галилеевским способами мышления в современной психологии. J. Gen. Psychol. 5, 141–176. DOI: 10.1080 / 00221309.1931.9918387

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Макканн, Р. С., и Джонстон, Дж. К. (1992). Локус одноканального узкого места в двунаправленной интерференции. Дж.Exp. Psychol. Гм. Восприятие. Выполнять. 18, 471–484. DOI: 10.1037 / 0096-1523.18.2.471

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Оуэн, А.М., Хэмпшир, А., Гран, Дж. А., Стентон, Р., Даджани, С., Бернс, А.С. и др. (2010). Проверяем тренировку мозга. Природа 465, 775–778. DOI: 10.1038 / nature09042

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Сакс Р., Кэри С. и Канвишер Н. (2004). Понимание других умов: объединение психологии развития и функциональной нейровизуализации. Annu. Rev. Psychol. 55, 87–124. DOI: 10.1146 / annurev.psych.55.090902.142044

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Штернберг, С. (1969). «Открытие стадий обработки: расширение метода Дондерса», в Attention and Performance II , ed W. G. Koster (Амстердам: Северная Голландия), 276–315.

Google Scholar

Мюнстерберг в 1898 году, а не Олпорт в 1937 году, ввел термины «идиографический» и «номотетический» в американскую психологию

Предпосылки исследования Произошло необычное явление.Учителя в массовом порядке в разных странах мира обучают детей методам воспитания любящей доброты, сострадания и внутреннего мира. Эти практики обычно основываются на принципах и практиках внимательности, обычно связанных с буддийскими традициями. На сегодняшний день исследования в этой новой области сосредоточены на оценке эффективности программ внимательности в детском населении, преимущественно с использованием дизайна исследований, основанных на результатах. Меньше исследований, посвященных опыту учителя.Чтобы углубить и расширить наше понимание обучения осознанности с детьми, авторы темы подчеркнули критическую необходимость понимания опыта учителей, особенно учителей, имеющих опыт обучения осознанности. Исследовать вопрос Чтобы понять опыт учителей, был задан следующий исследовательский вопрос: «Как учителя, опытные практикующие MindBody Wellness, понимают смысл обучения детей внимательности?» Методология и методы Интерпретативный феноменологический анализ (IPA), качественная методология, использовалась для интервьюирования учителей и анализа ряда иллюстративных материалов.В течение 2014 года были опрошены восемь учителей из Австралии и США (один мужчина и семь женщин). Опыт преподавания участников в школах и внешкольных учреждениях варьировался от двух до 25 лет. У всех учителей была регулярная практика внимательности, но, как минимум, они также практиковали еще один метод, например йогу. Участники дополнительно предоставили демографическую информацию и, в некоторых случаях, данные, иллюстрирующие их практику, такие как неопубликованные материалы, рабочие листы, журналы и фотографии.Интервью с участниками проводились с помощью метода, который включает аутентичность, развитие отношений и осознанное общение. Выводы Путем углубленного анализа и интерпретации текстов учителей было обнаружено, что практики MindBody Wellness, такие как йога, медитация и осознанность, играют неотъемлемую роль в жизни учителей. Четыре взаимосвязанные темы высшего порядка отражали суть того, как восемь учителей понимали смысл обучения осознанности, основанного на детях: • Духовность • Творческий подход • Ответственность за благополучие ребенка • Быть внимательным образцом для подражания.Было обнаружено, что регулярная долгосрочная практика внимательности приводит к повышению уровня благополучия и связи с собой, другими людьми и планетой. Участники, лично испытавшие на себе преимущества методов MindBody Wellness, почувствовали желание поделиться своей мудростью с другими, особенно с детьми. Это стремление в целом поддерживалось и поощрялось либо руководством школы, либо школьным сообществом, а когда это не было так, учителя переезжали на рабочие места, где ценился осознанный образ жизни.Возможность обучать внимательности детям и коллегам еще больше усилила чувство благополучия у участников и позволила учителям чувствовать себя как дома в своей рабочей среде, создавая благоприятную среду для обучения и бытия. Учителя подчеркивали важность целостного обучения внимательности и заботы о благополучии ребенка. Они чувствовали, что есть много способов подойти к обучению внимательности, ориентированной на ребенка. Однако в целом участники лично и профессионально придерживались мнения, что любой, кто задумывается о том, чтобы научить детей внимательности, должен сначала познакомиться с практикой и прожить ее в своей жизни.Предлагается ряд других рекомендаций для практики, политики и будущих исследований.

Краткое описание идиографического и номотетического подхода с примерами

Идиографический и номотетический подход: Такой предмет, как социология, требует проведения интенсивных исследований, чтобы выявить тенденции, чтобы иметь возможность сравнивать общества и формировать тематические исследования для того же. Существуют различные типы исследований, такие как этнографии - это обширные полевые исследования, которые проводятся исследователями для лучшего понимания и изучения группы людей или общества - и другие полевые исследования, основанные на количественном анализе с целью изучения тенденций , e .грамм. указывает на то, что люди, живущие в сельской местности, более склонны к проблемам со здоровьем или те, кто живет в городах.

Чтобы провести такое исследование, мы можем понять два подхода: идиографический подход и номотетический подход. Вильгельм Виндельбанд использовал термины, идиографический и номотетический, и описал их как два подхода к познанию.

Идиографический подход ориентирован на индивидуальный случай и направлен на выяснение деталей отдельного случая, это может быть человек, как в случае психологии, где он используется для понимания поведения и личностных характеристик человека, или общество, как в социологии.Такие исследования обычно проводят этнографы, они используют такие методы, как включенное наблюдение, интервью. Этнографы обычно обращаются к области / обществу или группе людей, которую они хотят изучать, и проводят годы подряд, пытаясь наблюдать самые сложные детали своей повседневной жизни, такие как их модели взаимодействия, их ритуалы и их родство. связи и т. д. Таким образом, можно сказать, что идеологический подход изучает общество на микроуровне. Таким образом, исследование жителей Тробриандских островов, проведенное Малиновским, использует идиографический подход, поскольку это детальное изучение жизни людей, проживающих там, результаты этого исследования специфичны для данной области, а обобщения не могут быть применены к другим обществам.

Номотетический подход, с другой стороны, является подходом, типичным для естественных наук, где необходимо делать широкие обобщения. Социологи тоже начали использовать этот подход; при этом исследование тщательно проводится, чтобы получить результаты, которые можно применить к более широкому обществу, например концепция идеальных типов, данная Максом Вебером, которая, по его словам, является общей для всех обществ и, таким образом, является широким обобщением. Этот подход направлен на изучение общества на более макроуровне с использованием количественных методов, таких как объективные анкеты, которые легче анализировать и которые помогают нам делать обобщения.Цель состоит в том, чтобы иметь возможность применять такие обобщения даже за пределами области исследования, таким образом, универсальные обобщения, такие как обобщения научных законов.

Чтобы получить подробное исследование, социолог должен использовать как идиографический, так и номотетический подход, это даст лучшее понимание изучаемой области или концепции. Например. при изучении гендерной предвзятости на рабочем месте, в то время как номотетический подход даст нам результат, что гендерный разрыв в заработной плате очевиден, идиографическое исследование, с другой стороны, потребует от нас проводить время с респондентами и проводить личные интервью, с помощью которых мы можем видеть другие существующие проблемы, такие как неравное обращение с женщинами, притеснения на рабочем месте или препятствия женщинам занять руководящие должности.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *