К леонгард акцентуированные личности: Акцентуированные личности | Леонгард Карл

Содержание

Леонгард, Карл — Акцентуированные личности


Поиск по определенным полям

Чтобы сузить результаты поисковой выдачи, можно уточнить запрос, указав поля, по которым производить поиск. Список полей представлен выше. Например:

author:иванов

Можно искать по нескольким полям одновременно:

author:иванов title:исследование

Логически операторы

По умолчанию используется оператор AND.
Оператор AND означает, что документ должен соответствовать всем элементам в группе:

исследование разработка

author:иванов title:разработка

оператор OR означает, что документ должен соответствовать одному из значений в группе:

исследование OR разработка

author:иванов OR title:разработка

оператор NOT исключает документы, содержащие данный элемент:

исследование NOT разработка

author:иванов NOT title:разработка

Тип поиска

При написании запроса можно указывать способ, по которому фраза будет искаться. Поддерживается четыре метода: поиск с учетом морфологии, без морфологии, поиск префикса, поиск фразы.
По-умолчанию, поиск производится с учетом морфологии.
Для поиска без морфологии, перед словами в фразе достаточно поставить знак «доллар»:

$исследование $развития

Для поиска префикса нужно поставить звездочку после запроса:

исследование*

Для поиска фразы нужно заключить запрос в двойные кавычки:

«исследование и разработка

«

Поиск по синонимам

Для включения в результаты поиска синонимов слова нужно поставить решётку «#» перед словом или перед выражением в скобках.
В применении к одному слову для него будет найдено до трёх синонимов.
В применении к выражению в скобках к каждому слову будет добавлен синоним, если он был найден.
Не сочетается с поиском без морфологии, поиском по префиксу или поиском по фразе.

#исследование

Группировка

Для того, чтобы сгруппировать поисковые фразы нужно использовать скобки. Это позволяет управлять булевой логикой запроса.
Например, нужно составить запрос: найти документы у которых автор Иванов или Петров, и заглавие содержит слова исследование или разработка:

author:(иванов OR петров) title:(исследование OR разработка)

Приблизительный поиск слова

Для приблизительного поиска нужно поставить тильду «~» в конце слова из фразы. Например:

бром~

При поиске будут найдены такие слова, как «бром», «ром», «пром» и т.д.
Можно дополнительно указать максимальное количество возможных правок: 0, 1 или 2. 4 разработка

По умолчанию, уровень равен 1. Допустимые значения — положительное вещественное число.
Поиск в интервале

Для указания интервала, в котором должно находиться значение какого-то поля, следует указать в скобках граничные значения, разделенные оператором TO.
Будет произведена лексикографическая сортировка.

author:[Иванов TO Петров]

Будут возвращены результаты с автором, начиная от Иванова и заканчивая Петровым, Иванов и Петров будут включены в результат.

author:{Иванов TO Петров}

Такой запрос вернёт результаты с автором, начиная от Иванова и заканчивая Петровым, но Иванов и Петров не будут включены в результат.
Для того, чтобы включить значение в интервал, используйте квадратные скобки. Для исключения значения используйте фигурные скобки.

Типы характера акцентуированных личностей (К. Леонгард)

                                                                      __3__

                                                          
Акцентуация характера

Особо важный личностный элемент конфликта  чрезмерная выраженность отдельных характера черт характера индивида.
Для их обозначения К. Леонгард ввел понятие акцентуация характера, то есть определенное направление характера. Акцентуированные личности испытывают дополнительные трудности во взаимодействиях с другими. А отдельные чрезмерно выраженные черты характера прямо носят конфликтную направленность.
Выделенные Леонгардом типы акцентуированных личностей разделены на две группы: 1) акцентуации характера (демонстративный, недактичный, застревающий, возбудимый) и 2) акцентуации темперамента (гипертимический, дистимический, тревожно — боязливый, циклотимический, эмотивный, аффективно — экзальтированный).                                Приведем типы характера акцентуированных личностей:1) Демонстративность
(демонстративный тип) высокие оценки по этой шкале говорят о повышенной способности к демонстративности поведения, живости, подвижности, легкости.2)  Педантичность (педантичный тип) высокие оценки свидетельствуют о ригидности, инертности психических процессов, тяжелости на подъем, длительном переживании травмирующих событий. В конфликты вступает редко, но сильно реагируют на любые нарушения порядка. На работе ведет себя как бюрократ, предъявляя окружающим много формальных требований.3) Застревание (застревающий тип) основная черта этого типа  склонность к аффектам (правдолюбие, обидчивость, подозрительность, ревность), часто выступает инициатором конфликтов, в которых жестко отстаивает свои интересы, характеризуется большим упорством в достижении своих целей.

4) Гипертимность (гипертимический тип)

  высокие оценки говорят о постоянном повышенном фоне настроения в сочетании с жаждой деятельности, высокой активностью, предприимчивостью, но вместе с тем с трудом переносят условия жесткой дисциплины, монотонную деятельность, одиночество.

5) Дистимность (дистимический тип) характеризуется серьезностью, медлительностью, слабостью волевых усилий, подавленностью настроения, низкой контактностью, молчаливостью, склонностью фиксироваться на теневых сторонах жизни, обостренным чувством справедливости.

6) Тревожность (тревожно-боязливый тип) основная черта — склонность к страхам, повышенная робость и пугливость, низкая контактность, неуверенность в себе. Редко вступают в конфликты, обладают самокритичностью, дружелюбием, исполнительностью.

7) Экзальтированность (аффективно-экзальтированный тип) лицам этого типа свойствен большой диапазон эмоциональных состояний, они легко приходят в восторг от радостных событий и в полное отчаяние от печальных, им свойственна высокая контактность, словоохотливость, они часто спорят, но не доводят дело до открытого конфликта.

8) Эмотивность (эмотивный тип)  это чувствительные и впечатлительные люди, отличаются глубиной переживаний в области тонких эмоций в духовной жизни, гуманностью, отзывчивостью, обостренным чувством долга, исполнительностью.

9) Циклотимность (циклотимический тип) характеризуется периодической сменой настроения, зависимостью от внешних событий. Радостные события вызывают жажду деятельности, говорливость; печальные  подавленность, замедленность реакций и мышления; также часто меняется их манера общения с окружающими людьми.
                                                                                               

( К. Леонгард: Акцентуированные личности)                                                                                                                                                                                               
     …предыдущая                                            1    2    3                                 . ..в начало

Методика определений акцентуаций характера К. Леонгарда

Тема 5. Методика определений акцентуаций характера К. Леонгарда

(МОДИФИКАЦИЯ  Г.  ШМИШЕКА)

ОБЩЕЕ СОДЕРЖАНИЕ ЛЕКЦИИ

           Человек как индивидуальность и как акцентуированная личность. Различные психические сферы как черты, определяющие индивидуальность человека. Сфера направленности интересов и склонностей. Сфера чувств и воли. Ассоциативно-интеллектуальная сфера личности. Понятие об акцентуированной личности. Понятие о «патологической личности».

           Общая характеристика методики определений акцентуаций характера К. Леонгарда. Типологическая модель Леонгарда. История создания теста. Методика Леонгарда: сравнительный анализ с подходами К.Г. Юнга, Г. Айзенка, Э. Кречмера, У. Шелдона, А.Е. Личко. Акцентуированные черты личности. Характерологическая интерпретация факторов Леонгарда. Сочетание акцентуированных черт характера.

           Разнообразие психометрических исследований по методике Леонгарда.                  Методика К. Леонгарда: общая характеристика теста, его достоинства и недостатки.

           Процедура диагностики. Условия тестирования. Организационные детали проведения методики. Принципы трактовки результатов методики К. Леонгарда. Результаты тестирования.

Рекомендуемые файлы

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ЛЕКЦИИ

5.1. Человек как индивидуальность и как акцентуированная личность

Характер как психическое свойство личности, определяющее линию поведения человека и выражающееся в его отношениях к окружающему миру, труду, другим людям, к самому себе (В.Г. Крысько).

              

               Характер

               4 группы черт:

·        отношение к труду;

·        отношение к другим людям;

·        отношение к самому себе;

·        отношение к вещам.

 Люди различаются между собой не только акцентуированными чертами. Даже не обнаруживая черт, выделяющих личность на фоне среднего уровня, люди всё же несходны между собой. Имеются в виду те особенности. Которые придают человеку как таковому индивидуальные черты.

Людей отличают друг от друга не только врождённые индивидуальные черты, но также т разница в развитии, связанная с течением жизни. Поведение человека зависит от того, в какой семье он вырос, в какой школе учился, кто он по профессии, в каком кругу вращается.

Обычно поведение, связанное с профессиональной привычкой, не смешивают с поведением, отражающим внутреннее своеобразие человека. Иное дело, если черты большого своеобразия проявились уже в раннем детстве. Тут бывает трудно установить, насколько глубоко это своеобразие отразилось на структуре личности взрослого.

Бесспорно одно: и склонности, и направленности интересов человека исходят извне. В какую сторону направлены честолюбивые помыслы человека, зависит исключительно от внешних стимулов.

Люди отличаются друг о  друга независимо от того, каким путём такое отличие возникает. Точно так же, как по внешности один человек всегда отличается от другого, так и психика каждого человека отлична от психики других людей. Основные черты, определяющие индивидуальность и характер человека, весьма многочисленны, но всё же их нельзя считать неограниченными.

Черты, определяющие индивидуальность человека, могут быть отнесены к различным психическим сферам:

  • сфера направленности интересов и склонностей;
  • сфера чувств и воли;
  • ассоциативно-интеллектуальная сфера.

Чтобы понять сущность человека, необходимо пристально присмотреться к свойственным ему различным чертам названных выше психических сфер.

Не всегда легко провести чёткую грань между чертами, формирующими акцентуированную личность, и чертами, определяющими вариации индивидуальности человека. Прежде всего, особенности застревающей, или педантической, или гипоманиакальной личности могут быть выражены  в человеке столь незначительно, что акцентуация как таковая не имеет места, можно лишь констатировать отклонение от некоего «трафаретного» образца.

Многие черты невозможно строго дифференцировать, т.е. трудно установить, относятся они к ряду акцентуаций или лишь к индивидуальным вариациям личности. Например, если говорить о честолюбии, то следует прежде всего определить, относится оно к сфере интересов и склонностей или является чертой акцентуированного застревания.

С подобным же положением мы сталкиваемся, наблюдая яркие проявления чувства долга. Его можно отнести к сфере направленности интересов и склонностей, но можно усматривать в нём и черту, свойственную ананкастам.

Из-за большого количества пересечений некоторые специалисты полагают, что, рассматривая индивидуальные черты людей, следует отказаться от всяких классификаций и лишь в общем виде описывать наблюдаемое. К. Леонгард придерживался другой точки зрения. Он был убеждён. Что существуют основные черты человеческой индивидуальности, существуют объективно и что в силу этого наука должна стремиться к их выделению и описанию.

Акцентуированные черты далеко не так многочисленны, как варьирующие индивидуальные. Акцентуация – это, в сущности те же индивидуальные черты, но обладающие тенденцией к переходу в патологическое состояние. Ананкастические, паранойяльные и истерические черты могут быть присущи в какой-то мере, собственно, любому человеку, но проявления их так ничтожны, что они ускользают от внимания. При большей выраженности они накладывают отпечаток на личность как таковую и, наконец, могут приобретать патологический характер, разрушая структуру личности.

Обозначение «патологическая личность» следовало бы применять лишь в отношении людей, которые отклоняются от стандарта, и тогда, когда внешние обстоятельства, препятствующие нормальному течению жизни, исключаются. Однако необходимо учитывать различные пограничные случаи.

5.2. Характерологический опросник К. Ленгарада: общая характеристика

Главной задачей опросника К. Леонгарда является диагностика акцентуированных типов личности. Теоретической основой опросника выступает теория «акцентуированных личностей», разработанной Карлом Леонгардом в 1968 году. Карл Леонгард создал данный опросник после посещения Венгрии. Именно незабываемая архитектура, памятники истории, уютные магазинчики и многочисленные кафе явились творческой музой для ученого. Автор концепции предположил, что черты, присущие любой личности можно отнести к двум группам – дополнительной и основной. Основные черты составляют ядро, стержень личности. В случае яркой выраженности основные черты становятся акцентуациями характера.

Опросник предназначен для диагностики типа акцентуации личности. Теоретической основой опросника является концепция «акцентуированных личностей» К.Леонгарда, который считает, что присущие личности черты могут быть разделены на основные и дополнительные. Основные черты составляют стержень, ядро личности. В случае яркой выраженности (акцента) основные черты становятся акцентуациями характера. Соответственно личности, у которых основные черты ярко выражены, названы Леонгардом «акцентуированными».

Термин «акцентуированные личности» занял место между психопатией и нормой. Акцентуированные личности не следует рассматривать в качестве патологических, но в случае воздействия неблагоприятных факторов акцентуации могут приобретать патологический характер, разрушая структуру личности.

Таким образом, К. Леонгард назвал «акцентуированными» те личности, у которых основные черты ярко выражены. «Акцентуированные личности» находятся между нормой и психопатией, однако не следует рассматривать данный термин с точки зрения патологии. Согласно Леонгарду, акцентуации способны приобретать патологический характер, разрушая при этом структуру личности лишь в результате воздействия неблагоприятных условий.

К. Леонгард выделил десять основных типов акцентуаций характера:

  • демонстративный тип,
  • педантичный тип,
  • застревающий тип,
  • возбудимый тип,
  • гипертимический тип,
  • дистимический тип,
  • тревожно-боязливый тип,
  • циклотимический тип,
  • аффективно-экзальтированный тип,
  • эмотивный тип.

Данный опросник был адаптирован Г. Шмишеком в 1970 году.

Опросник содержит 10 шкал, в соответствии с десятью выделенными Леонгардом типами акцентуированных личностей, и состоит из 88 вопросов, на которые требуется ответить «да» или «нет».

Инструкция к тесту

«Вам предлагается ответить на 88 вопросов, касающихся различных сторон вашей личности. Рядом с номером вопроса поставьте знак + (да), если согласны, или – (нет), если не согласны. Отвечайте быстро, долго не задумывайтесь».

Тестовый материал
  1. Является ли ваше настроение в общем веселым и беззаботным?
  2. Восприимчивы ли вы к обидам?
  3. Случалось ли вам иногда быстро заплакать?
  4. Всегда ли вы считаете себя правым в том деле, которое делаете, и вы не успокоитесь, пока не убедитесь в этом?
  5. Считаете ли вы себя более смелым, чем в детском возрасте?
  6. Может ли ваше настроение меняться, от глубокой радости до глубокой печали?
  7. Находитесь ли вы в компании в центре внимания?
  8. Бывают ли у вас дни, когда вы без достаточных оснований находитесь в угрюмом и раздражительном настроении и ни с кем не хотите разговаривать?
  9. Серьезный ли вы человек?
  10. Можете ли вы сильно воодушевиться?
  11. Предприимчивы ли вы?
  12. Быстро ли вы забываете, если вас кто-нибудь обидит?
  13. Мягкосердечный ли вы человек?
  14. Пытаетесь ли вы проверить после того, как опустили письмо в почтовый ящик, не осталось ли оно висеть в прорези?
  15. Всегда ли вы стараетесь быть добросовестным в работе?
  16. Испытывали ли вы в детстве страх перед грозой или собаками?
  17. Считаете ли вы других людей недостаточно требовательными друг к другу?
  18. Сильно ли зависит ваше настроение от жизненных событий и переживаний?
  19. Всегда ли вы прямодушны со своими знакомыми?
  20. Часто ли ваше настроение бывает подавленным?
  21. Был ли у вас раньше истерический припадок или истощение нервной системы?
  22. Склонны ли вы к состояниям сильного внутреннего беспокойства или страстного стремления?
  23. Трудно ли вам длительное время просидеть на стуле?
  24. Боретесь ли вы за, свои интересы, если кто-то поступает с вами несправедливо?
  25. Смогли бы вы убить человека?
  26. Сильно ли вам мешает косо висящая гардина или неровно настланная скатерть, настолько, что вам хочется немедленно устранить эти недостатки?
  27. Испытывали ли вы в детстве страх, когда оставались одни в квартире?
  28. Часто ли у вас без причины меняется настроение?
  29. Всегда ли вы старательно относитесь к своей деятельности?
  30. Быстро ли вы можете разгневаться?
  31. Можете ли вы быть бесшабашно веселым?
  32. Можете ли вы иногда целиком проникнуться чувством радости?
  33. Подходите ли вы для проведения увеселительных мероприятий?
  34. Высказываете ли вы обычно людям свое откровенное мнение по тому или иному вопросу?
  35. Влияет ли на вас вид крови?
  36. Охотно ли вы занимаетесь деятельностью, связанной с большой ответственностью?
  37. Склонны ли вы вступиться за человека, с которым поступили несправедливо?
  38. Трудно ли вам входить в темный подвал?
  39. Выполняете ли вы кропотливую черную работу так же медленно и тщательно, как и любимое вами дело?
  40. Являетесь ли вы общительным человеком?
  41. Охотно ли вы декламировали в школе стихи?
  42. Убегали ли вы ребенком из дома?
  43. Тяжело ли вы воспринимаете жизнь?
  44. Бывали ли у вас конфликты и неприятности, которые так изматывали вам нервы, что вы не выходили на работу?
  45. Можно ли сказать, что вы при неудачах не теряете чувство юмора?
  46. Сделаете ли вы первым шаг к примирению, если вас кто-то оскорбит?
  47. Любите ли вы животных?
  48. Уйдете ли вы с работы или из дому, если у вас там что-то не в порядке?
  49. Мучают ли вас неопределенные мысли, что с вами или с вашими родственниками случится какое-нибудь несчастье?
  50. Считаете ли вы, что настроение зависит от погоды?
  51. Затруднит ли вас выступить на сцене перед большим количеством зрителей?
  52. Можете ли вы выйти из себя и дать волю рукам, если вас кто-то умышленно грубо рассердит?
  53. Много ли вы общаетесь?
  54. Если вы будете чем-либо разочарованы, придете ли в отчаяние?
  55. Нравится ли вам работа организаторского характера?
  56. Упорно ли вы стремитесь к своей цели, даже если на пути встречается много препятствий?
  57. Может ли вас так захватить кинофильм, что слезы выступят на глазах?
  58. Трудно ли вам будет заснуть, если вы целый день размышляли над своим будущим или какой-нибудь проблемой?
  59. Приходилось ли вам в школьные годы пользоваться подсказками или списывать у товарищей домашнее задание?
  60. Трудно ли вам пойти ночью на кладбище?
  61. Следите ли вы с большим вниманием, чтобы каждая вещь в доме лежала на своем месте?
  62. Приходилось ли вам лечь спать в хорошем настроении, а проснуться в удрученном и несколько часов оставаться в нем?
  63. Можете ли вы с легкостью приспособиться к новой ситуации?
  64. Есть ли у вас предрасположенность к головной боли?
  65. Часто ли вы смеетесь?
  66. Можете ли вы быть приветливым с людьми, не открывая своего истинного отношения к ним?
  67. Можно ли вас назвать оживленным и бойким человеком?
  68. Сильно ли вы страдаете из-за несправедливости?
  69. Можно ли вас назвать страстным любителем природы?
  70. Уходя из дому или ложась спать, вы проверяете, погашен ли везде свет и заперты ли двери?
  71. Вы очень боязливы?
  72. Изменится ли ваше настроение при приёме алкоголя?
  73. Раньше вы охотно участвовали в кружках художественной самодеятельности, а может, и сейчас участвуете?
  74. Вы расцениваете жизнь скорее пессимистично, нежели радостно?
  75. Часто ли вас тянет путешествовать?
  76. Может ли ваше настроение измениться так резко, что состояние радости вдруг сменяется угрюмой подавленностью?
  77. Легко ли вам удаётся поднять настроение подчинённых?
  78. Долго ли вы переживаете обиду?
  79. Переживаете ли вы долгое время горести других людей?
  80. Часто ли, будучи школьником, вы переписывали страницы в вашей тетради, если в ней допускали помарки?
  81. Относитесь ли вы к людям скорее с недовериме и осторожностью, чем с доверчивостью?
  82. Часто ли вы видите страшеык сны?
  83. Бывает ли, что вы остерегаетесь того, что можете броситься под колёса проходящего поезда?
  84. В вксёлой компании вы обячно веселы?
  85. Способны ли вы отвлечься от трудной проблемы, требующей обязательного решения?
  86. Вы становитесь менее сдержанным и чувствуете себя более свободно, если примете алкоголь?
  87. В беседе вы скупы на слова?
  88. Если бы вам необходимо было играть на сцене, вы смогли бы так войти в роль, что забыли бы о том. Что это только игра? 
Ключ к тесту

Условное название шкалы

Наименование шкалы / Тип личности

Знак ключа

№ вопросов

Коэффициент выравнивания

Дм

Демонстративность / демонстративный тип

+

7, 19, 22, 29, 41, 44, 63, 66, 73, 85, 88

х 2

51

З

Застревание / застревающий тип

+

2,15, 24, 34, 37, 56, 68, 78, 81

х 2

12, 46, 59

П

Педантичность / педантичный тип

+

4, 14, 17, 26, 39, 48, 58, 61, 70, 80, 83

х 2

36

В

Возбудимость / возбудимый тип

+

8, 20, 30, 42, 52, 64, 74, 86

х 3

Г

Гипертимность / гипертимный тип

+

1, 11, 23, 33, 45, 55, 67, 77

х 3

Дис

Дистимность / дистимический тип

+

9, 21,43, 75, 87

х 3

31, 53, 65

Т

Тревожность / тревожно-боязливый тип

+

16, 27, 38, 49, 60, 71, 82

х 3

5

ЭК

Экзальтированность / аффективно-экзальтированный тип

+

10, 32, 54, 76

х 6

Эм

Эмотивность / эмотивный тип

+

3,13, 35, 47, 57, 69, 79

х 3

25

Ц

Циклотимность / циклотимный тип

+

6, 18, 28, 40, 50, 62, 72, 84

х 3

Обработка результатов теста

Результаты оцениваются по 10 характерологическим шкалам.

Подсчитайте количество ответов «да» и количество ответов «нет» по каждой шкале с помощью приведенного ключа. Каждое совпадение с ключом равно 1 баллу. Максимальная сумма баллов равна 24. Учитывая неоднозначную количественную представленность исследуемых шкал, вводится коэффициент выравнивания, вследствие чего сумма полученных «сырых» баллов умножается на дифференцированный коэффициент. Так, при 8 утверждениях в шкале полученный результат умножается на 3, при 12 – на 2, при 4 – на 6.

Максимальная сумма баллов после умножения – 24. По некоторым источникам, признаком акцентуации считается величина, превосходящая 12 баллов. Другие же на основании практического применения опросника считают, что сумма баллов в диапазоне от 15 до 19 говорит лишь о тенденции к тому или иному, типу акцентуации. И лишь в случае превышения 19 баллов черта характера является акцентуированной. Полученные данные могут быть представлены в виде «профиль личностной акцентуации».

Выделенные Леонгардом 10 типов акцентуированных личностей разделены на две группы: акцентуации характера (демонстративный, педантичный, застревающий, возбудимый) и акцентуации темперамента (гипертимический, дистимический, тревожно-боязливый, циклотимический, аффективный, эмотивный).

            5.3. Методика диагностики личности

Шмишек и Мюллер составили перечень вопросов, многие из которых К. Леонгард применял при диагностике личности. Важнейшими средствами диагностики личности является наблюдение и обследование. Детей обследовать сложнее.  Один тип наблюдения важен и у детей, и у взрослых – это наблюдение над мимикой, жестикуляцией и интонациями обследуемого.  

            Прежде всего, можно попросить обследуемого высказаться о собственном отношении к своему характеру. Предлагается ему набросать свой психологический портрет, предлагается узнать, как он смотрит на жизнь, как справляется с её сложностями. Проверить наличие той или иной черты личности можно только при подтверждении не общими фразами испытуемого, не утвердительным «да», а фактами из жизни, поступками.

Итак, заявления обследуемого могут служить лишь ориентиром, критерий же определения личности – это особенности поведения человека в конкретных ситуациях. Это, пожалуй, важнейший методический пункт в анализе личности.

Необходимо рассмотреть, как в беседе с обследуемым та или иная акцентуированная черта, определяющая структуру личности, выделяется с достаточной чёткостью.

Если мы предполагаем, что перед нами личность застревающая, то прежде всего выясняем вопрос о её чувствительности. Имеется в виду чувствительность к личной обиде. Необходимо разъяснить обследуемому, что имеются в виду вовсе не грубые агрессивные проявления, а то, как он внутренне переносит нанесённую ему обиду, — иными словами, снять с данного качества отрицательный налёт. Любопытно, что такое свойство, как злопамятность, многие продолжают отрицать до конца.

Если конфликты всё больше нагромождаются, если мы сталкиваемся со всё растущей вздорностью и неуживчивостью, то здесь приходится констатировать (если, конечно, исключить крайне неблагоприятную ситуацию) уже не акцентуированную личность, а паранойяльную психопатию, при которой застревание переходит в патологическую стадию.

Однако застревание проявляется не только в чувствительности, лица этого склада весьма честолюбивы. Взаимосвязь обеих черт особенно хорошо заметна в случаях, когда обида вызвана ущемлением личного престижа. Тот, кто претерпел несправедливость по ошибке, в силу стечения обстоятельств, но при этом его личный авторитет не пострадал, вряд ли будет особенно этим задет.

Если мы предполагаем, что обследуем личность педантическую, лучше всего начинать опрос с вопросов о профессии пациента. Мы спрашиваем, как он относится к своим служебным обязанностям, старателен ли он. Поскольку никому не может быть приятно обвинить самого себя в небрежном отношении к работе, то от большинства людей мы получаем положительный ответ. Однако если утвердительный ответ носит более или менее формальный характер, то, как правило, это можно определить уже по мимике и интонации. Путём дальнейших расспросов мы выясняем, не относится ли обследуемый к некоторым рабочим процесса чересчур серьёзно, не перепроверяет ли себя по многу раз, хотя это и не вызывается необходимостью, не случается ли. Что по дороге домой он мысленно возвращается к рабочему дню, спрашивая себя, всё ли им было сделано, как следует. Мы узнаём, что педантические личности по 2 – 3 раза себя проверяют, прежде чем сделать работу.

Если такого человека спросить конкретно, добросовестен ли он в работе, можно ли на него положиться, то в большинстве случаев он ответит, что себя хвалить считает неудобным. Но если продолжать настаивать на ответе, то мы узнаем то, что хорошо известно всему производству или учреждению: человек этот невероятно скрупулёзен, на него можно положиться, как ни на кого другого.

В дальнейшей беседы мы касаемся домашней жизни обследуемого, узнаём, царят ли там тщательность, пунктуальность. Нередко при этом устанавливаем, что педантичность распространяется не на все области жизни. Любопытно, что для педантической личности нередко более приемлемо вовсе снять с себя ответственность за порученное дело, чем пытаться справиться с ним неполноценно. Женщины больше чувствуют себя ответственными за дом.

Наконец, определи педантичность личности, мы предлагаем ряд стандартных вопросов, на которые не во всех случаях получаем утвердительный ответ (не все области психики вовлекаются в соответствующие проявления), но всё же часто в ответ обследуемый смущённо утвердительно кивает головой. Под стандартным имеются в виду вопросы о постоянных перепроверках, закрыты ли газовые краны, хорошо ли заперта дверь, не оставлен ли где-нибудь невыключенным свет, действительно ли опущено важное письмо в почтовый ящик.

До тех пор, пока педантичность не выходит за пределы акцентуации личности, её следует оценивать как положительную черту характера, хотя педантичные люди зачастую теряют много сил зря на никому не нужные перепроверки. Но если акцентуация достигает степени, свойственной ананкастической психопатии, отрицательное начинает проступать всё более отчётливо.

           5.4. Акцентуированные черты личности

1.       Демонстративные (истероидные)  личности – выражен механизм вытеснения.

2.       Педантические личности – мало представлены механизмы вытеснения (ананкастическая личность, ипохондрический невроз).

3.       Застревающие личности (параноические) – патологическая стойкость аффекта (эгоистические аффекты).

4.       Возбудимые личности – недостаточность управляемости, руководствуются влечениями, патологическая власть влечений, замедленность мыслительных процессов (эпилептоидная психопатия).

5.       Гипертимические личности – гипоманиакальное состояние, оптимизм.

6.       Дистимические личности (противоположен гипертимическому) – субдепрессивные, реактивная депрессия, пессимизм, формирование серьёзной этической позиции.

7.       Аффективно-лабильные личности (циклотимические личности) – смена гипертимических и дистимических состояний.

8.       Аффективно-экзальтированные личности – темперамент тревоги и счастья. Интенсивность темпа нарастания реакций. Связь экзальтированности с тонкими и очень человеческими эмоциями.

9.       Тревожные (боязливые) личности – робость, покорность.

10.    Эмотивные личности – чувствительность и глубокие реакции в области тонких эмоций, реактивная депрессия.

11.    Экстравертированная акцентуация – обращение в сторону восприятий, чем представлений.

12.    Интровертированная акцентуация – больше представлений, а не свои ощущения и восприятия.

           Демонстративные личности. Сущность демонстративного или, при более выраженной акцентуации, истерического типа заключается в аномальной способности к вытеснению. Этим понятием пользовался З. Фрейд, который, собственно, и ввёл его в психиатрию, где оно получило новое содержание, далеко отошедшее от буквального значения этого слова. Смысл процесса вытеснения убедительно иллюстрируется в приведённом ниже отрывке из Ф. Ницше («По ту сторону добра и зла»): «Я сделал это – говорит мне память. Я не мог этого сделать – говорит мне гордость, остающаяся в этом споре неумолимой. И вот приходит момент, когда память, наконец, отступает».

           Механизм вытеснения нашёл своё отражение в поступках героев Льва Толстого.

           Исходя из теории Фрейда, человек может в определённый момент или даже на очень длительное время вытеснить из памяти знание о событиях, которые не могут не быть ему известны. У истериков способность к вытеснению заходит очень далеко: они могут совсем «забыть» о том, чего не желают знать, они способны лгать, вообще не осознавая, что лгут.

           Истерик обладает, в общем, не большей потребностью в признании, чем большинство людей, но, тем не менее, создаётся именно такое впечатление, поскольку он более других самонадеян и кичлив.

           К словесному самовосхвалению присоединяется тщеславное поведение, стремление всячески привлечь к себе внимание присутствующих.

           Жалость к себе – черта демонстративных личностей. Истерик часто склонен считать, что по отношению к нему совершена несправедливость.

           Ещё одна характерная для истерика черта – необдуманность его поступков.

          

           Педантические личности. На уровне явной патологии личности педантическому типу соответствует ананкастическая психопатия. У лиц педантического типа, в противоположность демонстративному, в психической деятельности исключительно мало представлены механизмы вытеснения. Ананкасты «тянут» с решением даже тогда, когда стадия предварительного обдумывания окончательно завершена. Ананкаст не способен вытеснять сомнения, а это существенно тормозит его действия. Нерешительность ананкастов.

           При развитии у лиц педантического типа невроза важность решения не снимается с повестки дня, но в этом случае предполагается угроза, тормозящая принятие решения, может оказаться ничтожной.

           При неврозах навязчивых состояний сильный страх, заставляющий видеть в пустяковом обстоятельстве зловещую угрозу, возникает из-за длительной неуверенности в том, оправдан ли данный страх.

           Ипохондрический невроз чаще всего возникает в связи с медицинским обследованием, консультациями, предписаниями.

           Педантическая скрупулёзность выражается не только в высоких деловых качествах. Она чревата тем, что акцентуированная личность начинает усиленно печься о своём здоровье.

           Застревающие личности. Основой застревающего, параноического, типа акцентуации личности является патологическая стойкость аффекта.

           Чувства, способные вызывать сильные реакции, обычно идут на убыль после того, как реакциям «дать волю»: гнев у разгневанного человека гаснет, если можно наказать того, кто рассердил или обидел его; страх у боязливого проходит. Если устраивать источник страха. В тех случаях, когда адекватная реакция почему-либо не состоялась, аффект прекращается значительно медленнее, но всё же, если индивидуум обращается к другим темам, то в норме аффект через некоторое время проходит.

           Патологическим последствием чреваты в первую очередь эгоистические аффекты, т.к. именно им присуща особая сила. Вот почему застревание аффекта наиболее ярко проявляется тогда, когда затронуты личные интересы акцентуированной личности. Застревающие акцентуанты злопамятны или мстительны. Их называют чувствительными, болезненно обидчивыми, легкоуязвимыми людьми.

           В ситуации успеха у такой личности возникает заносчивость, самонадеянность. Честолюбие – особенно характерная черта.

           У личностей параноического типа наблюдается подозрительность.

           Аффекты, достигающие большой силы и обнаруживающие тенденцию к застреванию, постепенно всё больше поглощают мысли больного. Что приводит к возникновению сверхценных или даже бредовых, параноических идей (ревность, «любовь, исполненная ненависти», судебные тяжбы).

           Честолюбие может стать для застревающих важной движущей силой на пути к отличным трудовым или творческим показателям. Но честолюбие может оказаться и отрицательным фактором.

           Возбудимые личности. Весьма существенные черты характера, вырабатывающиеся в связи с недостаточностью управляемости. Они выражаются в том, что решающими для образа жизни и поведения человека часто являются не благоразумие, не логическое взвешивание своих поступков, а влечения, инстинкты, неконтролируемые побуждения. То, что подсказывается разумом, не принимается во внимание.

           Само понятие «влечение» можно трактовать обобщённо, усматривая в нём стремление к разрядке в большей мере физического, чем морального (духовного) свойства. Вот почему в таких случаях можно говорить о патологической власти влечений. При повышенной степени реакций этого типа мы сталкиваемся с эпилептоидной психопатией, хотя прямая связь с эпилепсией отнюдь не обязательна.

           Реакции возбудимых личностей импульсивны. Если что-либо им не нравится, они не ищут возможности примириться, им чужда терпимость. В результате систематических трений наблюдается частая перемена места работы.

           По мере возрастания гнева личности с повышенной возбудимостью от слов обычно переходят к «делам», т.е. к рукоприкладству. Вспыльчивость, раздражительность быстротечна.

           Импульсивность патологического характера относится также и к влечениям в узком смысле слова. Возбудимые личности едят и пьют всё подряд, без разбору, многие из них становятся хроническими алкоголиками.

           Импульсивны их проявления и в сексуальной сфере, однако у мужчин это не сразу бросается в глаза, т.к. они, будучи неумеренными в половых потребностях, часто длительное время не меняют партнёршу, более того – довольно прочно к ней привязываются. Впрочем, это не имеет никакого отношения к верности, просто с данной женщиной инстинкт удовлетворяется наиболее полно. Если же таких людей охватывает влечение к другой женщине, то они без раздумья ему следуют. Они неразборчивы в половых связях, особенно в юные годы, и часто становятся отцами внебрачных детей.

           У женщин также часто наблюдается постоянство в отношении избранного партнёра, у немолодых женщин подобным путём нередко устанавливаются длительные половые связи. Однако возбудимые личности – молоденькие девушки, а также эпилептоидные психопатки в юном возрасте нередко полностью лишены моральных устоев и легко отдаются многим мужчинам. Некоторые эпилептоидные психопатки вступают на путь проституции.

           Вообще, моральные устои в жизни возбудимых личностей не играют сколько-нибудь заметной роли. Возбудимые склонны к нечестным поступкам. Уголовные преступления эпилептоидных психопатов-мужчин чаще всего связаны с грубыми актами насилия.

           У возбудимых личностей обоих полов в юности нередки импульсивные побеги из дома. Наблюдаются также немотивированные побеги.

           Причины преступления – не бездушие, а жестокость. Акты насилия у них вызываются аффективным напряжением (стрессом).

           Тяжеловесность мышления. Замедление мыслительных процессов. Замедленность проявляется в чрезмерной обстоятельности.

           Ни в одном случае акцентуации другого рода воспитательное воздействие не является столь труднодостижимым.

           Часто у возбудимых и эпилептоидных психопатов отмечается атлетическое телосложение. Отличаясь большой физической силой, возбудимые личности в состоянии аффекта могут становиться зверски жестокими.

           Гипертимические личности. Гипертимический темперамент, резкая степень которого носит название гипоманиакального состояния, хорошо известного в психиатрии. Как и при маниях, правда, в несколько смягчённой форме, приподнятое настроение сочетается при этом с жаждой деятельности, повышенной словоохотливостью и с тенденцией постоянно отклоняться от темы разговора, что иногда приводит к скачке мыслей.

           Гипертимические натуры всегда смотрят на жизнь оптимистически, без особого труда преодолевая грусть, вообще им нетрудно живётся на свете. Благодаря усиленной жажде деятельности, они достигают производственных и творческих успехов. Жажда деятельности стимулирует у них инициативу, постоянно толкает их на поиск нового.

           Однако если данный темперамент выражен слишком ярко, положительный прогноз снимается. У них постоянно наблюдаются нарушения этических норм, поскольку они в определённые моменты как бы утрачивают и чувство долга, и способность к раскаянию. Ярко выраженный гипоманиак легкомысленно ставит на карту свой авторитет, нередко рискует потерять имущество, пускаясь в сомнительные предприятия.

           Чрезмерная весёлость может переходить в раздражительность.

           Доля психической вовлечённости гипертимического темперамента в область мыслей, чувств и волевых проявлений не всегда одинакова.

           В целом гипертимический темперамент отнюдь не обязательно связан с манией. При сравнительно лёгких проявлениях он нередко представляет собой нормальный вариант акцентуации человеческой личности.

           Дистимический темперамент (при более резком проявлении субдепрессивный) представляет собой противоположность гипертимическому. Личности этого типа по натуре серьёзны и обычно сосредоточены на мрачных, печальных сторонах жизни в гораздо большей степени, чем на радостных. События, потрясшие их глубоко, могут довести эту серьёзную пессимистическую настроенность до состояния реактивной депрессии, особенно в тех случаях, когда налицо резко выраженные субдепрессивные черты. Стимулирование жизнедеятельности при дистимическом темпераменте ослаблено, мысль работает замедленно. В обществе такие люди молчаливы.

           Серьёзная настроенность выдвигает на передний план тонкие, возвышенные чувства, несовместимые с человеческим эгоизмом. Серьёзная настроенность ведёт к формированию серьёзной этической позиции.

           Аффективно-лабилтный темперамент. Аффективно-лабильные, или (при ярко выраженных проявлениях) циклотимические, личности – это люди, для которых характерна смена гипертимических и дистимических состояний. На передний план выступает то один, то другой из этих двух полюсов, иногда без всяких видимых внешних мотивов, а иногда в связи с теми или иными конкретными событиями.

           Причиной смены полюсов не всегда являются внешние раздражители, иногда достаточно бывает неуловимого поворота в общем настроении.

           Этот темперамент также имеет параллель среди психических заболеваний – маниакально-депрессивный психоз, который также проходит как бы между двумя полюсами. Однако этиологическая связь в этом случае не обязательна.

           Аффективно-экзальтированный темперамент. Аффективно-экзальтированный темперамент, когда он по степени выраженности приближается к психопатии, можно было бы назвать темпераментом тревоги и счастья. Это название подчёркивает его близкую связь с психозом тревоги и счастья, который сопровождается резкими колебаниями настроения.

           Аффективно-экзальтированные люди реагируют на жизнь более бурно, чем остальные. Темп нарастания реакций, их внешние проявления отличаются большой интенсивностью. Аффективно-экзальтированные личности одинаково легко приходят в восторг от радостных событий и в отчаяние от печальных. Экзальтация в незначительной мере связана с грубыми, эгоистическими стимулами, гораздо чаще она мотивируется тонкими, альтруистическими побуждениями. Привязанность к близким. Друзьям, радость за них, за их удачи могут быть чрезвычайно сильными. Наблюдаются восторженные порывы, не связанные с сугубо личным отношением. Любовь к музыке, искусству, природе, увлечение спортом, переживания религиозного порядка, поиски мировоззрения – всё это способно захватить экзальтированного человека до глубины души.

           Другой полюс его реакций – крайняя впечатлительность по поводу печальных фактов. Жалость, сострадание к несчастным людям, к больным животным способна довести такого человека до отчаяния. По поводу легко поправимой неудачи, лёгкого разочарования, которое другим назавтра уже было бы забыто, экзальтированный человек испытывает искреннее и глубокое горе.

           Эти темпераментом чаще обладают артистические натуры – художники, поэты. У художественной натуры должны быть: эмоциональная возбудимость, демонстративность, интровертированность.

           Тревожные (боязливые) личности. В детском возрасте чувство страха нередко достигает крайней степени. Дети боятся темноты, собак, грозы, других детей и т.д. Эти личности – «козлы отпущения», т. к. они постоянно «вызывают огонь на себя».

           У взрослых картина несколько иная, страх не столь полно поглощает взрослого, как ребёнка. Впрочем, неспособность отстоять свою позицию в споре остаётся. Такие люди отличаются робостью, покорностью. Наряду с этим различают ещё ананкастическую робость, спецификой которой является внутренняя неуверенность в себе. В обоих случаях может быть сверхкомпенсация в виде самоуверенного или даже дерзкого поведения, однако неестественность его сразу бросается в глаза.

           Временами к робости присоединяется пугливость. Чем ярче выражена пугливость, тем более вероятна сопровождающая её повышенная возбудимость автономной нервной системы, усиливающая соматическую реакцию страха, которая через систему иннервации сердца может сделать страх ещё более интенсивным.

           Эмотивные личности. Эмотивность характеризуется чувствительностью и глубокими реакциями в области тонких эмоций. Не грубые чувства волнуют этих людей, а те, что мы связываем с душой, гуманностью и отзывчивостью. Эмотивный тип темперамента родственен аффективно-экзальтированному. Но эмотивные личности не впадают в такие крайности в области эмоций, как эффективно-экзальтированные, эмоции их развиваются с меньшей быстротой. Аффективно-экзальтированных личностей можно охарактеризовать словами «бурный, порывистый, возбуждённый», эмотивных – «чувствительный, впечатлительный».

           Обычно людей этого типа называют мягкосердечными. Они более жалостливы, чем другие, больше поддаются растроганности, испытывают особую радость от общения с природой, с произведениями искусства. Иногда их характеризуют как людей задушевных.

           Мягкосердечие, задушевность людей этого типа связаны с усиленным внешним проявлением их реакций. Для эмотивных характерна слезливость.

           Особая чувствительность натуры ведёт к тому, что душевные потрясения оказывают на таких людей болезненно глубокое воздействие и вызывают реактивную депрессию.

           Экстравертированная акцентуация личности и её комбинации. Экстравертированный человек больше обращён в сторону восприятий, чем представлений. Такой человек легко поддаётся влиянию окружения, стимулам извне, постоянно ищет новых переживаний, любит ходить в кино, смотреть телевизионные передачи. Он отлично чувствует себя в оживлённом обществе, где получает сразу множество впечатлений и богатую информацию, и с удовольствием проводит время с приятелем, болтая о том, о сём.

           Среди любимых занятий таких людей следует отметить спорт, в котором они либо активно участвуют сами, либо с увлечением отдаются спортивному зрелищу.

           При некоторой поверхностности мышления всё, поступающее извне, не подвергается особому анализу. Это обусловливает подверженность чужому влиянию и легковерие.

           Интровертированная акцентуация личности и её комбинации. Интровертированная личность живёт не столько своими восприятиями и ощущениями, сколько своими представлениями. Поэтому внешние события как таковые влияют на жизнь такого человека относительно мало, гораздо важнее то, что он о них думает. В большинстве случаев интровертированный человек приходит к объективным умозаключениям: он не связан впечатлениями момента. Он учитывает то, что ему подсказывают его прежние представления, его жизненный опыт. Известная степень интровертированности вырабатывает способность к правильным суждениям. Но если данная акцентуация сильно выражена, то личность всё более отдаляется от действительности и в конечном итоге настолько погружается в мир своих представлений, что объективно принимает в расчёт воспринимаемое всё меньше. В силу этого идеи не подвергаются достаточной коррекции, в результате они могут формироваться, расширяться и приобретать субъективную значимость, у которой отсутствует всякая объективная подоплёка.

 

Литература

1.     Анастази А. Психологическое тестирование / А. Анастази. Ч. 1-2. М.: Педагогика, 1982.

  1. Бурлачук Л.Ф., Морозов С.М. Словарь-справочник по психодиагностике Л.Ф. Бурлачук, С.М. Морозов. − СПб.: Питер Ком., 1999. 528 с.

3.     Забродин Ю.М. Психодиагностика / Забродин Ю.М., Пахальян В.Э.; под общ. ред. Ю.М. Забродина. – М.: Эксмо, 2010. – 448 с. – (Новейший справочник психолога).

Рекомендация для Вас — 8 Диаграммы кооперации.

4.     Леонгард К. Акцентуированные личности / К. Леонгард. – Ростов н/Д., 2000.

5.     Ленгард К. Типологическая модель личности / К. Леонгард // Райгородский Д.Я. Психология и психоанализ характера. Хрестоматия по психологии и типологии характеров / Даниил Яковлевич Райгородский. – Самара: Издательский Дом «БАХРАХ», 1998. С. 332 – 416.

6.     Личко А.Е. Подростковая психиатрия / А.Е. Личко. – С., 1979.

7.     Общая психодиагностика // Под ред. А.А. Бодалёва и В.В. Столина. − СПб.: Речь, 2003. 440 с.

8.     Практическая психология для преподавателей / Под ред. М.К. Тутушкиной.- М.: «Филинъ»,1997. 328 с.

9.     Райгородский Д.Я. Практическая психодиагностика. Методики и тесты. Учебное пособие / Даниил Яковлевич Райгородский. – Самара: Издательский Дом «БАХРАХ», 1998. 640 с.

Акцентуированные личности — презентация онлайн

1. Акцентуированные личности

Подготовила
Шайхалова Айшат
Акцентуации — чрезмерно выраженные
черты характера.

3. Автор концепции акцентуации  —  немецкий психиатр Карл Леонгард.

4. Акцентуация

Явная – отличается постоянством черт
характера
Скрытая — черты характера выражены
слабо, но проявляются в специфических
ситуациях

5. Зачем нужно выявлять акцентуированных личностей?

Для выработки индивидуального подхода
к ним
Для профессиональной ориентации,
закрепления за ними определенного круга
обязанностей, с которыми они способны
справляться лучше других (в силу своей
психологической предрасположенности).

6. Классификация патологий

Леонгард выделил двенадцать типов
акцентуации. Они входят в три группы.
1-я: темперамент
2-я: характер
3-й: личностный уровень

7. К темпераменту, как природному образованию, Леонгардом были отнесены типы:

Гипертимный-желание деятельности, погоня за
переживаниями, оптимизм, ориентированность на удачи;
В обществе гипертимные личности являются блестящими
собеседниками, постоянно находятся в центре внимания, всех
развлекают.
Однако если данный темперамент выражен слишком ярко,
положительный прогноз снимается. Безоблачная веселость,
чрезмерная живость таят в себе опасность, ибо такие люди,
шутя, проходят мимо событий, к которым следовало бы
относиться серьезно. У них постоянно наблюдаются
нарушения этических норм, поскольку они в определенные
моменты как бы утрачивают и чувство долга, и способность к
раскаянию.
Дистимический — заторможенность,
подчёркивание этических сторон,
переживания и опасения, ориентированность
на неудачи
Серьезная настроенность ведет к
формированию серьезной этической
позиции. Отрицательное проявление пассивность в действиях и замедленное
мышление в тех случаях, когда они выходят
за пределы нормы.
аффективно-лабильный — взаимная
компенсация черт, ориентированность на
различные эталоны;
люди, для которых характерна смена
гипертимических и дистимических
состояний.
аффективно-экзальтированный —
воодушевление, возвышенные чувства,
возведение эмоций в культ;
реагируют на жизнь более бурно, чем
остальные, они одинаково легко приходят
в восторг от радостных событий и в
отчаяние от печальных. От «страстного
ликования до смертельной тоски» у них
один шаг.
тревожный — боязливость, робость,
покорность; Возможна сверхкомпенсация в
виде самоуверенного или даже дерзкого
поведения, однако неестественность его
сразу бросается в глаза
эмотивный — мягкосердечие, боязливость,
сострадание.
Особая чувствительность натуры ведет к
тому, что душевные потрясения оказывают на
таких людей болезненно глубокое
воздействие и вызывают депрессию.

12. К характеру, как социально обусловленному образованию, он отнёс типы:

демонстративный (истерический)—
самоуверенность, тщеславие, хвастовство,
ложь, лесть, ориентированность на
собственное Я как на эталон; Истерики
могут совсем «забыть» о том, чего не
желают знать
Педантичный
Они хотят, прежде чем начать
действовать, еще раз убедиться, что
лучшее решение найти невозможно, что
более удачных вариантов не существует.
Педант не способен вытеснять сомнения, а
это тормозит его действия. Таким образом,
необдуманности истериков
противопоставляется нерешительность
педантов.
Застревающий (параноический) подозрительность, обидчивость, тщеславие,
переход от подъёма к отчаянию;
Действие аффекта прекращается гораздо
медленнее, и стоит лишь вернуться мыслью к
случившемуся, как немедленно оживают и
сопровождающие стресс эмоции. Аффект у
такой личности держится очень долгое
время, хотя никакие новые переживания его
не активируют.
Возбудимый (эпилептоидный)
решающими для образа жизни и
поведения человека часто являются не
благоразумие, не логическое взвешивание
своих поступков, а влечения, инстинкты,
неконтролируемые побуждения. То, что
подсказывается разумом, не принимается
во внимание.

16. Личностный уровень

Экстраверты
Интроверты
Акцентуацию характера ни в коем случае
нельзя отождествлять с понятием
психической патологии!!!
Есть и другие классификации…
Спасибо!

АКЦЕНТУИРОВАННЫЕ ЛИЧНОСТИ В ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЕ

Читайте также

1.1. Чтение вслух в проекции произведений художественной литературы и не только

1.1. Чтение вслух в проекции произведений художественной литературы и не только В городе, и на селе мы имеем сегодня одну и ту же проблему: наши дети почти не читают. Библиотекари жалуются, что не могут «заманить» читателя в библиотеку, педагоги – на слабую подготовку к

1.

10. Как избежать дислексии в современном обществе или анализ влияния художественной литературы

1.10. Как избежать дислексии в современном обществе или анализ влияния художественной литературы Мировые художественные шедевры, выдающиеся произведения литературы многим до сих пор служат только для удовольствия и отдыха, и являются источником прагматической

2.17.7. ХАЛТУРА В ЛИТЕРАТУРЕ

2.17.7. ХАЛТУРА В ЛИТЕРАТУРЕ Есть редакции, которые не возвращают рукописи, якобы «не соответствующие уровню» и т. п. А есть предприимчивые члены редколлегий, которые используют идеи, сюжеты, изюминки из этих рукописей в своих произведениях.Вообще в искусстве

1. Терапия художественной выразительностью: сущность и методология

1.  Терапия художественной выразительностью: сущность и методология Онтологические предпосылки выразительностиОдно из основных положений онтосинергетического подхода в арт-терапии гласит: терапевтичным для субъекта может быть только тот создаваемый им

Тема невинности в западной литературе

Тема невинности в западной литературе Во всей западной литературе взаимоотношения между детской невинностью и сущностной духовной природой человека, вероятно, лучше всего отражены в восторженных стихах двух английских поэтов-визионеров – Уильяма Блейка (1757–1827) и

«Малость» и миниатюризация в литературе

«Малость» и миниатюризация в литературе Обсуждение символизма размеров было бы неполным без небольшого рассуждения о теме «малости» в английской литературе. Конечно, Свифта всегда привлекала тема малых размеров, наиболее точно выраженная в этих бессмертных

Акцентуированные личности.

Акцентуированные личности. А как обстоят дела у нас? К сожалению, отечественные психологи таких работ не проводили, а переносить на нас английские цифры, да еще тридцатилетней давности, конечно, нельзя. Впрочем, кое-какие данные здесь есть. Во второй половине века в

АКЦЕНТУИРОВАННЫЕ ЧЕРТЫ ЛИЧНОСТИ

АКЦЕНТУИРОВАННЫЕ ЧЕРТЫ ЛИЧНОСТИ Ниже рассматриваются различные черты характера и темперамента, формирующие человека как личность в тех случаях, когда он представляет собой отклонение от некоего

ИНДИВИДУАЛЬНОСТЬ В ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЕ

ИНДИВИДУАЛЬНОСТЬ В ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЕ Некоторые черты личности, не являясь акцентуированными, все же отличаются в плане индивидуальном, в таких случаях наблюдаются вариации различных реакций человека. Такие индивидуальные вариации реакций мне не удалось

Глава 39. О программных свойствах художественной литературы

Глава 39. О программных свойствах художественной литературы Для чего люди читают? Долгое время распространялось убеждение, что из художественной литературы можно почерпнуть массу ценных сведений. Раньше в обществе людей делили на начитанных и неначитанных, и считалось,

Акцентуированные черты личности

Акцентуированные черты личности Ниже рассматриваются различные черты характера и темперамента, формирующие человека как личность в тех случаях, когда он представляет собой отклонение от некоего

О художественной антиципации и художественной ангажированности[**]

О художественной антиципации и художественной ангажированности[**] Термин «художественная антиципация» предложил еще в 1975 году Хайнц Когут[224], высказав гипотезу, что настоящий художник обладает даром предвосхищения, предвидения, и, опережая свое время, отражает в своем

О ЧТЕНИИ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

О ЧТЕНИИ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ Чтение беллетристическое и научное взаимно дополняют друг друга. Одно предполагает другое. Значит, одно неотделимо от другого, и потому оба должны идти параллельно, отнюдь не в ущерб друг другу…Чтение романов, повестей, драматических

Личко А. «Акцентуации характера как концепция в психиатрии и медицинской психологии»

«Прошло более четверти века с появления книги Карла Леонгарда об акцентуированных личностях [20]. Эта монография переиздавалась и на немецком и на русском языках [7, 21]. Ее автор противопоставлял акцентуированные личности как варианты нормы психопатиям как проявлениям патологии.
К.Леонгард считал, что в развитых странах около половины популяции относится к акцентуантам. Однако описанные им типы акцентуированных личностей по сути представляли варианты типов характера [8]. Личность в психологии – понятие более широкое, чем характер, оно включает также способности, наклонности, интеллект, мировоззрение. К.Леонгард [7, 21] лишь для части из описанных типов использовал название «акцентуированные характеры». Но при каждом типе акцентуации личность может быть весьма различной. Например, при эпилептоидном типе [22] можно быть и фанатичным католиком, и воинствующим атеистом, обладать и выдающимися музыкальными способностями и не иметь никаких, стать аморальным преступным стяжателем или бесстрашным борцом за правду и справедливость. Все это побудило нас развить положение об «акцентуации характера» и, кроме того, попытаться отграничить их не только от психопатий (расстройств личности), но и от «средней нормы» и постараться дать возможно четкое определение [9]. Как известно, в русской психиатрии к психопатиям относят аномалии характера, которые «определяют весь психический облик» (тотальность характера), «в течение жизни не подвергаются сколько-нибудь резким изменениям» (относительная стабильность характера) и «мешают приспособляться к окружающей среде» (служат причиной социальной дезадаптации) [1, 6].
«Акцентуации характера – это варианты его нормы, при которых отдельные черты характера чрезмерно усилены, отчего обнаруживается избирательная уязвимость в отношении определенных психогенных факторов при хорошей и даже повышенной устойчивости к другим» [8, с. 7].
Явные и скрытые акцентуации характера. Если психолог или психиатр обратит свой взор на окружающих, то среди них лишь около 10% при непродолжительном контакте, судя по манере вести себя, по поступкам и высказываниям в обыденной жизни, смогут быть отнесены к одному из типов акцентуации, описываемых далее. Это – явные акцентуации характера [8]. В подростковом возрасте, когда характер еще формируется и его черты еще не сглажены и не отшлифованы жизненным опытом, или в период инволюции, когда эти черты могут заостряться, этот процент может оказаться большим.
У большинства других лиц тип характера отчетливо проявляется лишь в особых условиях, когда судьба ударяет по месту наименьшего сопротивления данного типа, по его ахиллесовой пяте. Например, в ситуации, когда надо быстро установить тесные неформальные контакты с новым окружением, один проделает это с интересом и удовольствием, легко включится в новую среду и даже займет в ней лидерскую позицию, т.е. проявит черты гипертима, тогда как другой замкнется в себе, отгородится от других, окажется неспособным интуитивно вчувствоваться в новую атмосферу, предпочтет одиночество и «внутреннюю свободу» минимально необходимому конформизму, т.е. раскроется как шизоид. Зато первый при вынужденной изоляции, лишении широкого круга контактов, ограничении свободы действий, да еще обреченный на безделье, способен на бурную аффективную реакцию, наносящую ему же ущерб и отнюдь не способствующую изменению ситуации к лучшему для него, тогда как второй перенесет эти условия достаточно стойко, погрузившись во внутренний мир фантазий и размышлений. Это – скрытые акцентуации характера [8]. Именно к ним относится большинство популяции. Возможно, что часть акцентуаций, будучи явными в подростковом возрасте, становятся скрытыми при повзрослении.
Для выявления скрытых типов акцентуаций характера в подростковом возрасте нами был разработан специальный метод, пригодный для массовых обследований [4, 5] – Патохарактерологический Диагностический Опросник (ПДО). Посредством этого метода разные типы акцентуаций характера были обнаружены у около двух третей популяции подростков [3].
В маргинальных подростковых контингентах, как относящихся к асоциальным (делинквентные, злоупотребляющие наркотиками и другими дурманящими веществами и др.) или страдающих непсихотическими психическими расстройствами (склонность к острым аффективным реакциям, психогенным депрессиям и т.п.) и хроническими соматическими болезнями и даже среди элитарной части подростков (учащиеся престижных математических, художественных и английских школ), доля акцентуантов, выявленных с помощью ПДО, превышала 80%, а иногда достигала почти 100% [8, 9, 12].
Соотношение типов акцентуаций характера и типов расстройств личности. В англоязычной психиатрической литературе отсутствует понятие, аналогичное акцентуированным личностям или акцентуациям характера в немецкой и русской психиатрии. Однако можно провести частичную аналогию с типами расстройств личности в DSM-III-R [17] и МКБ-10 [14, 23]. Отличие состоит прежде всего в том, что акцентуации характера – варианты нормы, выраженность черт характера не достигает такой степени, чтобы стать причиной социальной дезадаптации и может не быть ни тотальности, ни стабильности характера, отмеченных ранее. Сопоставление типов дано в таблице, где также приведено сравнение нашей классификации с систематикой К.Леонгарда [7, 21].

Сопоставление типов акцентуаций характера и типов расстройств личности по
DSM-III-R [17] и МКБ-10 [14, 23]

Типы акцентуаций характера

Типы акцентуированных
личностей

Personality disorders (DSM-III-R, ICD-10)

Гипертимный
Циклоидный
Эмоционально-лабильный
Сенситивный
Психастенический
Шизоидный
Паранойяльный
Эпилептоидный
Истероидный
Неустойчивый
Конформный

Гипертимический
Аффективно-лабильный
Эмотивный
Тревожный
Педантичный
Интровертированный
Застревающий
Возбудимый
Демонстративный
Нет аналога
Нет аналога

Analogy is absent
Analogy is absent
Analogy is absent
Avoident
Obsessive-compulsive
Schizoid
Paranoid
Partially; antisocial, impulsive
Histrionic
Dissocial
Dependent

Типы акцентуаций характера. Наши прежние описания были основаны на изучении подростков [8, 9], у которых типы акцентуаций выступают особенно ярко. Дальнейшие катамнестические исследования, когда подростки через 5—10 лет стали уже взрослыми, позволили внести дополнения в характеристики каждого из типов.
Гипертимный тип сохраняет почти всегда приподнятое настроение, активность, предприимчивость и общительность, разговорчивость, быструю речь, выразительную мимику. Его представители, благодаря хорошей ориентировке в меняющейся ситуации, нередко сперва успешно подымаются по социальной лестнице. Но очень часто рано или поздно наступает крах карьеры из-за неумения предвидеть отдаленные последствия своих действий, чрезмерно радужных надежд, неразборчивости в выборе сотоварищей, склонности к авантюрам. Но при неудачах не отчаиваются – ищут новое поприще для применения кипучей энергии. В семейной жизни умудряются сочетать легкость измен супругам с привязанностью к ним, если только те смотрят сквозь пальцы на их похождения.
В целом о гипертимах можно сказать, что они хорошие тактики и никуда не годные стратеги. У части из них с возрастом появляются короткие депрессивные фазы – они из гипертимов превращаются в циклоидов. Наиболее конфликтные и неприязненные отношения у гипертимов складываются с эпилептоидами. Плохая совместимость случается и с представителями своего же типа из-за борьбы за лидерство, а наилучшая с эмоционально-лабильными и конформными, охотно принимающими лидерство гипертимов.
Циклоиды при повзрослении ведут себя по-разному. У части из них фазность сглаживается, у другой части, наоборот, становится еще более очевидной. Наконец, небольшая часть как бы на многие годы «застревает» на одной фазе, превращаясь в гипертимов или меланхоликов – редкий «конституционально-угнетенный тип» по П.Б.Ганнушкину [1]. Последние случаи могут сопровождаться стойкой астено-невротической симптоматикой с ипохондризацией. У некоторых циклоидов выступает связь фаз с временем года.
У одних «спады» приходятся на зиму – наступает нечто аналогичное «зимней спячке» с постоянной вялостью, падением активности, снижением ко всему интереса, избеганием шумных компаний и предпочтением привычного узкого круга общений. В эти периоды тяжело переносится крутая ломка стереотипа жизни – переезд на новое место жительства, новая работа, появление новых членов семьи, меняющих привычный уклад. У других субдепрессивные состояния обычно приходятся на весну, а «подъемы» на осень. Они сами это хорошо отмечают. Ярким примером этой группы может послужить А.С. Пушкин:
«Я не люблю весны… весной я болен,
Кровь бродит, чувства, ум тоскою стеснены.
. . . . . . . . . . . . . . . . . .
И каждой осенью я расцветаю вновь…
К привычкам бытия вновь чувствую любовь;
Чредой слетает сон, чредой находит голод;
Легко и радостно играет в сердце кровь,
Желания кипят – я снова счастлив, молод…»
«Осень» написана Пушкиным в 34—летнем возрасте.
Использование трициклических антидепрессантов во время легких депрессий у циклоидов, видимо нерационально. Может обнаружиться склонность к «раскачиванию» фаз, которые становятся более выраженными. Коррекцию лучше осуществлять с помощью транквилизаторов или эглонила (догматила, сульпирида).
Лабильный (эмоционально-лабильный) тип акцентуации характера также с годами претерпевает различные изменения. Часть его представителей как бы приближается к циклоидам: у них появляются короткие субдепрессивные фазы, длящиеся по несколько дней. У других черты эмоциональной лабильности сглаживаются, у третьих остаются, как в юности. Обычно сохраняется быстрое интуитивное восприятие отношения к себе окружающих, чрезмерная чувствительность к эмоциональному отвержению со стороны значимых лиц и постоянная потребность в сопереживании. Представители этого типа часто сохраняют некоторую инфантильность, многие годы остаются очень моложавыми, выглядят моложе своих лет. Но признаки постарения появляются рано и почти внезапно. У них как бы не бывает периода настоящей зрелости – из юности они переходят в старость. В жизни они трудно совмещаются с представителями эпилептоидного и сенситивного типов акцентуации, более всего предпочитают общение с гипертимами, которые подымают им настроение.
Сенситивный тип акцентуации в зрелом возрасте претерпевает мало изменений, хотя в силу гиперкомпенсации некоторые черты стараются маскировать. Тем не менее сохраняется постоянная озабоченность отношением к себе окружающих, осторожность и робость в контактах, переживания из-за комплекса собственной неполноценности. Легко развиваются психогенные депрессии и фобии. Если удается обзавестись семьей и детьми, то сенситивность сглаживается, если остаются одинокими, может даже заостряться. Особенно это видно у «старых дев», вечно опасающихся быть заподозренными во внебрачных сексуальных контактах. Но лишь изредка дело доходит до «сенситивного бреда отношения» по Э.Кречмеру [19].
Психастенический (ананкастный) тип акцентуации также мало меняется с возрастом. Все также живут постоянной тревогой за будущее, склонны к рассуждательству, самокопанию. Нерешительность сочетается с неожиданной скоропалительностью действий. Легко возникают обсессии, которые, как и педантизм, служат психологической защитой от тревоги. Но если в подростковом возрасте психастеники, как и сенситивы, отрицательно относятся к алкоголю и к другим дурманящим средствам, то при повзрослении спиртные напитки могут стать более привлекательными как способ подавления внутренней тревоги, постоянного напряжения. В отношении к близким и подчиненным может выступать мелочный деспотизм, который, видимо, питается той же внутренней тревогой. Отношения с другими порою портит мелочная принципиальность.
Шизоидный тип акцентуации также отличается устойчивостью основных черт характера. Замкнутость с возрастом может отчасти маскироваться внешними формальными контактами, но внутренний мир по-прежнему остается за семью печатями для других, а эмоциональные контакты затрудненными. Выступает сдержанность в проявлении эмоций, невозмутимость в волнующих ситуациях, хотя умение владеть собою у шизоидов может быть не столько связано с силой воли, сколько со слабостью темперамента. Ощущается недостаток эмпатии, способности к сопереживанию. В социальной жизни с возрастом не ослабевает юношеский нонконформизм: склонны искать нешаблонные решения, предпочитают непринятые формы поведения, способны на нежданные эскапады, без учета вреда, который наносят ими самим себе. Обогащение жизненным опытом мало меняет слабую интуицию в контактах с окружающими, неспособность понять невысказанные другими чувства, желания, опасения, что было отмечено еще Г. Аспергером [16] у шизоидных детей. Судьба шизоидных акцентуантов в значительной мере зависит от того, в какой степени им удается удовлетворять свое хобби. Иногда они нежданно обнаруживают недюжинные способности постоять за себя и свои интересы, заставить других соблюдать дистанцию. У супругов и детей нередко вызывают недовольство своей молчаливостью. В профессиональной деятельности могут быть даже многоречивы, хотя писания обычно предпочитаются устным высказываниям. В своих симпатиях шизоиды иногда тяготеют к эмоционально-лабильным, может быть чувствуя в их характере то, что им самим не хватает.
Эпилептоидный тип акцентуации также с годами сохраняет основные черты, особенно сочетание медлительной инертности в движениях, действиях, мыслях с аффективной взрывчатостью. В аффекте способны терять контроль над собой, разразиться потоком брани, наносить побои – в эти моменты от медлительности не остается следа. В одних случаях с годами все более проявляется «гиперсоциальность» с властолюбием, установлением «своих порядков», нетерпимостью к инакомыслию, злопамятностью в отношении обид. Злоупотребление алкоголем сопровождается тяжелыми формами опьянений с агрессивностью и выпадением из памяти отдельных отрезков времени. Если развивается алкоголизм, то протекает он злокачественно. У некоторых особенно выступают мстительность и садистические склонности. В группах стремятся стать властелином, в контактах – подчинить, подмять под себя других, хотя к начальству и сильным мира часто угодливы, особенно если ждут для себя выгод и поблажек. Педантичная аккуратность видна по одежде, прическе, предпочтению порядка во всем. Сексуальным партнерам сами легко изменяют, но неверности себе не переносят, крайне ревнивы и подозрительны.
Истероидный тип акцентуации отличается беспредельным эгоцентризмом, ненасытной жаждой постоянного внимания окружения к себе. При повзрослении социальная адаптация в значительной мере зависит от того, насколько профессия или общественное положение позволяют удовлетворить эту жажду. На исключительное положение претендуют и в семье, и при сексуальных контактах. Неудовлетворенный эгоцентризм в зрелом возрасте приводит к тому, что стихией истероида в социальной жизни становится яростная оппозиционность. Упиваются собственным красноречием, своей «выдающейся» ролью. Выигрывают в переходные моменты в обществе, в ситуации кризиса и неразберихи. Именно тогда крикливость может быть принята за энергию, театральная воинственность – за решительность, стремление быть у всех на виду – за организаторские способности. Оказавшись у власти – большой или малой – истероиды не столько управляют, сколько играют в управление. Лидерский час истероидов скоро проходит, как только окружение разбирается, что трескучими фразами проблем не решить [10].
Неустойчивый тип акцентуации нередко выявляется в подростковом возрасте. Судя по катамнезам, судьба большинства оказывается печальной: алкоголизм, наркомании, преступность. В асоциальной компании неустойчивые остаются на роли «шестерки» – подчиненных, раболепных перед вожаками, но готовых на все. Лишь трусость способна удерживать от тяжких преступлений. В случаях удовлетворительной социальной адаптации основные черты – отвращение к труду, жажда постоянных развлечений, безответственность – сглаживаются, чаще под влиянием сильной личности, от которой оказываются зависимыми, и жестко регламентированного режима.
Конформный тип акцентуации характера, описанный нами [8], до сих пор остается мало признанным. Его главными особенностями являются слепое следование обычаям своей среды, некритичность ко всему, что черпается от привычного окружения и предубежденное неприятие всего, что исходит от людей не своего круга, нелюбовь нового, перемен, непереносимость ломки стереотипов. Но все это позволяет адаптироваться в условиях, когда жизнь не требует большой личной инициативы, когда можно плыть по руслу, проложенному привычным окружением. Но и в эпоху социальных катаклизмов конформные начинают вести себя так, как многие из привычного окружения – например, проявлять безудержную агрессивность.
Паранойяльная акцентуация как особый тип характера. Это – наиболее поздно развертывающийся тип характера: он отчетливо формируется в зрелом возрасте, чаще в 30—40 лет. В подростковом и юном возрасте эти лица бывают наделены эпилептоидными или шизоидными чертами, иногда истероидными и даже гипертимными. В основе паранойяльной акцентуации лежит завышенная оценка своей личности – своих способностей, своих талантов и умений, своей мудрости и понимания всего. Отсюда глубокое убеждение, что все, что они делают, всегда правильно, что думают и говорят – всегда истина, на что претендуют – безусловно имеют право. Именно эта основа служит для сверхценных идей, которые П.Б.Ганнушкин [1] считал главной чертой этого типа. Но паранойяльная акцентуация, покуда она не достигла патологического уровня – паранойяльной психопатии, паранойяльного развития личности – также является вариантом нормы, хотя обычно и крайним. Сверхценные идеи отличаются от бредовых тем, что воспринимаются непосредственным окружением, во всяком случае его частью, как вполне реальные или возможные и допустимые.
Претворяя сверхценные идеи, паранойяльный акцентуант не станет наносить себе явный ущерб или ставить себя в крайне опасное положение [11]. Отсутствие бредовых идей отличает паранойяльную акцентуацию от паранойяльного психоза. Но при паранойяльной психопатии картина также обычно ограничивается сверхценными идеями, хотя при тяжелых декомпенсациях они могут трансформироваться в бредовые. Другие черты паранойяльной акцентуации те же, что при паранойяльной психопатии – параноидном расстройстве личности по DSM-III-R [14, 17, 23]. А именно – все люди, которые несогласны со сверхценными идеями – либо невежды, либо завистники. Любые препятствия на пути претворения в жизнь своих идей пробуждают воинственную готовность отстаивать свои действительные и мнимые права, не считаясь ни с чем. Злопамятность сочетается с подозрительностью, склонностью всюду видеть злой умысел и злокозненный сговор. Но все эти черты при акцентуации не достигают такой степени, чтобы стать причиной социальной дезадаптации, особенно стойкой. Да и сами эти черты могут выступать не постоянно, а лишь в определенных ситуациях, когда либо ущемляются интересы, либо, наоборот, в руках паранойяльного акцентуанта оказывается большая власть [11].
Паранойяльная психопатия отличается от акцентуации прежде всего стабильностью сформировавшегося характера и его тотальностью – проявлением его черт всюду и всегда и постоянной социальной дезадаптацией [1, 6]. При тяжелых декомпенсациях паранойяльных психопатий, как указывалось, развивается паранойяльный психоз, когда сверхценные идеи превращаются в бредовые. Тогда даже ранее доверчивое и подпавшее под влияние паранойяльной личности окружение начинает понимать болезненность этих идей, а действия параноика способны наносить ему же самому очевидный вред.
Различия почвы, на которой формируется паранойяльная акцентуация и психопатия, сказываются на особенностях характера. Предшествующая эпилептоидность способствует агрессивности, склонности к физическому садизму, бурным аффективным вспышкам при противодействии со стороны, ипохондричности с обвинениями других в нанесении вреда их здоровью («мстительные ипохондрики»), фанатизму с нетерпением к инакомыслию. Шизоидный преморбид оборачивается эмоциональной холодностью, безразличием к страданиям других («ментальный садизм» по Э.Фромму [18]), сдержанностью, умением соблюдать дистанцию в отношениях с другими, безоговорочной отдачей себя своей сверхценной идее (эпилептоидный преморбид скорее толкает к тому, чтобы эта идея приносила ощутимую выгоду). Гипертимная акцентуация вносит в паранойяльное развитие безудержность, брызжущую энергию, несдержанность, полное небрежение к реальной оценке ситуации, ни на чем не обоснованную убежденность в своем грядущем успехе. Истероидные черты проявляются позерством, демонстративностью, жаждой привлекать к себе восхищенные взоры, требованием поклонения, склонностью к самодраматизации и нарочитой экзальтации.
Смешанные типы акцентуаций характера и частота разных типов. Смешанные типы составляют большинство. Однако существуют и частые, и никогда не встречавшиеся сочетания. Например, гипертимность может сочетаться с истероидностью или неустойчивостью, но не с шизоидностью или сенситивностью или психастеническими чертами. При повзрослении у смешанных типов на первый план может выступать один из компонентов сочетания в зависимости от условий, в которых субъект окажется.
Разные типы акцентуаций встречаются с неодинаковой частотой. Популяционные нормы были установлены для подросткового возраста на когорте 70-х годов [3]. Гипертимный тип определялся в 4—12%, циклоидный – 3—8%, эмоционально-лабильный – 2—14%, сенситивный – 2—7%, психастенический – около 1%, шизоидный – 1—8%, эпилептоидный – 2—9%, истероидный – около 2%, неустойчивый – 1—14%, конформный – 1—11%. Диапазон колебаний зависел от пола и возраста.
Генез акцентуаций – наследственность или воспитание? Никаким особым воспитанием невозможно вырастить гипертима, циклоида или шизоида. Видимо, эти типы акцентуаций обусловлены генетическим фактором. Однако среди кровных родственников у эпилептоидов, истероидов нередко встречаются лица с теми же чертами характера. Тем не менее воспитание с детства как «кумира семьи» [6] – потворствующая гиперпротекция с обережением от трудностей, вседозволенностью, удовлетворением малейших желаний и капризов способна привить истероидные черты многим, за исключением, пожалуй, тех, кто уже наделен сенситивными или психастеническими чертами. Те же, кто растет в условиях жестких взаимоотношений с постоянной агрессивностью вокруг приобретают выраженные эпилептоидные свойства. Труднее всего они прививаются эмоционально-лабильным, сенситивным и психастеническим подросткам. Гипопротекция до безнадзорности, асоциальные компании с детских лет способны культивировать черты неустойчивой акцентуации, которые могут также наслаиваться на ядро других типов, за исключением сенситивного и психастенического. Сенситивность, вероятно, может быть как генетической, так и последствием физических недостатков, например, заикания. Эмоциональная лабильность бывает результатом инфантилизирующего воспитания или сочетается с конституциональным инфантилизмом.
Смешанные типы, с точки зрения роли наследственности и воспитания, можно разделить на две группы [8, 9] – промежуточные и амальгамные. Сочетания при промежуточных типах обусловлены генетически (например, у отца – эпилептоидная акцентуация, у матери – истероидная, их потомок наделен чертами обоих типов). При амальгамных типах на генетическое ядро одного типа под влиянием среды, в особенности воспитания, наслаиваются черты другого типа.
Роль акцентуаций характера в развитии психических расстройств и значение для психотерапии. Акцентуации характера как варианты нормы не следует относить к области «предболезни» [15] прежде всего потому, что каждый из типов создает не только повышенный риск определенных психических (а возможно, и некоторых соматических) расстройств, именно тех, которые являются следствием удара по его ахиллесовой пяте. Но каждый тип акцентуации обладает повышенной устойчивостью к ряду других психогенных воздействий. Представитель сенситивной акцентуации легко даст и психогенную депрессию, и фобический невроз при неблагоприятном к нему отношении ближайшего окружения, но окажет высокую сопротивляемость соблазну и понуждению употребления алкоголя, наркотиков и других дурманящих средств. Эпилептоид в неблагоприятном окружении вступит в борьбу, но алкоголь для него крайне опасен и алкоголизм нередко протекает злокачественно.
При возникновении психических расстройств акцентуации характера привлекают внимание прежде всего как определенная систематика преморбидного фона [9]. При психогенных расстройствах акцентуации играют роль почвы, предрасполагающего фактора. С одной стороны, от типа акцентуации зависит какое из психогенных неблагоприятных воздействий скорее всего вызовет срыв. Для истероида это – утрата внимания значимых лиц, крах надежды на удовлетворение завышенных притязаний. Эпилептоид тяжелее перенесет ущемление его интересов, самим себе присвоенных «прав», утрату ценного имущества, а также протест против его безраздельного властвования со стороны тех, кто, с его точки зрения, должен безропотно его сносить. Шизоид окажется в кризисной ситуации при необходимости быстро установить неформальные эмоциональные контакты с новым окружением. Ударом для него может быть лишение излюбленного хобби. Психастенику тяжко бремя ответственности, особенно за других. Для эмоционально-лабильных наиболее болезненно эмоциональное отвержение со стороны близких и значимых лиц, как и вынужденная разлука с ними или утрата их.
Акцентуация характера выступает также в качестве патопластического фактора, накладывая сильный отпечаток на картину психических расстройств. Например, преморбидная сенситивность способствует развитию идей отношения, депрессии, а эпилептоидность – идеям преследования, дисфориям, аффективным взрывам. Гипертимность, циклоидность, эмоциональная лабильность в преморбиде способствует аффективным нарушениям в картине разных психических расстройств. При острых психозах влияние преморбидной акцентуации может мало сказываться, но типы последующих ремиссий тесно связаны с акцентуациями [2].
Выбор наиболее адекватных методов психотерапии и психотерапевтических программ также в значительной мере зависит от типа акцентуации характера как при непсихотических расстройствах, так и при психозах. Например, гипертимы на сеансах групповой психотерапии чувствуют себя как рыба в воде, но для сенситивной личности сама ее обстановка может стать психической травмой, а эпилептоид с его стремлением к властвованию, обидчивостью и злопамятностью может оказаться тяжелым для группы. Гипертимы не переносят директивный тон, эмоционально-лабильные тяготеют к аутотренингу, ищут эмпатии и сопереживания. Они и сенситивы получают временное облегчение от катарсиса. Психастеники охотно воспринимают рациональную психотерапию, но всегда имеется опасность, что она для них может превратиться в пустую словесную жвачку, никак не корригирующую поведение. Более действенными для них могут оказаться невербальные методы групповой и поведенческой психотерапии. Психотерапия у шизоидов бывает удачной, если пациент почувствует симпатию и доверие к психотерапевту. Хобби для шизоида являются и психологической защитой и могут послужить ключом для контакта. Эпилептоид ценит внимание к своей особе, к своему здоровью в частности. Рациональная психотерапия воспринимается как советы компетентного специалиста и как способ принятия самим обстоятельно обдуманного решения. Истероиды охотно лечатся суггестивными методами, но эффект сказывается только устранением отдельных симптомов, которые вскоре заменяются другими. Их компенсация зависит от ситуации – от возможностей удовлетворения своего эгоцентризма. При неустойчивой акцентуации психотерапия неэффективна. Может подействовать включение в группу с сильным лидером.
Таким образом, акцентуации характера могут послужить в психиатрии и медицинской психологии систематикой преморбидного фона при психических и психосоматических расстройствах. От типов акцентуации могут зависеть особенности клинической картины, уязвимость и толерантность к разным психогенным факторам, прогноз в отношении социальной адаптации и выбор психотерапевтических программ. В частности, при многоосевой диагностической классификации типы акцентуации характера были предложены как особая патохарактерологическая ось [13].
Библиография

1. Ганнушкин П.Б. Клиника психопатий: Их статика, динамика, систематика (1933). – В кн.: Избр. тр., М.: Медицина, 1964, с. 116—252.
2. Ефименко В.Л., Кашкаров В. И. Варианты постпроцессуального патологического развития личности. – Журн. невропатол. и психиат., 1978, вып. 6, с. 894—898.
3. Иванов И.Я Популяционные нормы для определяемых с помощью ПДО показателей акцентуаций характера у подростков. – В кн.: Психологическая диагностика при нервно-психических и психосоматических заболеваниях. Л.: изд. инст. им. Бехтерева, 1985, с. 44—46.
4. Иванов Н.Я., Личко А.Е. Усовершенствование процедуры обработки результатов, полученных с помощью Патохарактерологического Диагностического Опросника для подростков. – В кн.: Патохарактерологические исследования у подростков. Л.: изд. инст. им. Бехтерева, 1981, с. 5—28.
5. Иванов Н.Я., Личко А.Е. Патохарактерологический Диагностический Опросник для подростков. Методика исследования. – СПб.: изд. инст. им. Бехтерева, 1992.
6. Кербиков О.В. К учению о динамике психопатий (1961). – В кн.: Избр. тр., М.: Медицина, 1971, с. 163—187.
7. Леонгард К. Акцентуированные личности. Пер. с нем. – Киев: Выща школа, 1981.
8. Личко А.Е. Психопатии и акцентуации характера у подростков. – Л.: Медицина, 1977; изд. 2—е доп. и перераб., Л.: Медицина, 1983.
9. Личко А.Е. Подростковая психиатрия: Руководство для врачей. – Л.: изд. Медицина, 1979; изд. 2—е доп. и перераб. – Л.: Медицина, 1985.
10. Личко А.Е. Истерики, рвущиеся к власти (Александр Керенский и Георгий Гапон). – Обозр. психиат. и мед. психол., 1991, №1, с. 130—142.
11. И. Личко А.Е. И.В.Сталин (Джугашвили) как пример паранойяльного развития на почве шизоидной акцентуации характера. – Обозр. психиат. и мед. психол., 1992, №3, с. 118—138.
12. Личко А.Е., Битенский В.С. Подростковая наркология: Руководство для врачей. – Л.: Медицина, 1991.
13. Попов Ю.В. Классификация психопатических нарушений у подростков. – В кн.: Психопатические расстройства у подростков. Л.: изд. инст. им. Бехтерева, 1987, с. 64—70.
14. Попов Ю.В. Новый подход к диагностике психопатий (расстройств личности). – Обозр. психиат. и мед. психол., 1991, №2, с. 5—14.
15. Семичов С.В. Предболезненные психические расстройства. – Л.: Медицина, 1987.
16. Asperger H. Die Autistischen Psychopathen in Kinderalter. Arch. Psychiat. u. Nervenkrank., 1944, Bel. 117, S.76—136.
17. Diagnostic and statistical manual of mental disorders. 3d rev. ed. (DSM-III-R). – Washington: Am. Psychiat. Ass, 1987.
18. Fromm E. The anatomy of human destructiveness. – A Fawcett Greet Book, 1975.
19. Kretschmer E. Sensitiver Beziegungswahn. – Berlin, 1917.
20. Leonhard K. Normale und abnorme Personlichkeiten. – Berlin: Volk und Gesundheit, 1964.
21. Leonhard K. Akzentuirte Personlichkeiten. – Berlin: Volk und Gesundheit, 1968.
22. Minkiwska F. Recherches genealogiques et problemes touchant aux caracteres (en particulier a celui de I’epileptoide). – Ann. med. psychol., 1923, t. 81, №2, p. 149—170.
23. Popov Y.V. Discussion of ICD-10: A new approach to the diagnosis of psychopathies (personality disorders). – Bekhterev Rev. Psychiat. a. Med. psychol. English language ed, Washington: Am. Psychiat. Press, 1992, p. 18—24

Аберрантные вычислительные механизмы социального обучения и принятия решений при шизофрении и пограничном расстройстве личности

Abstract

Психиатрические расстройства повсеместно характеризуются изнурительными социальными нарушениями. Считается, что эти трудности возникают из-за ошибочных социальных выводов. Чтобы выяснить основные вычислительные механизмы, пациенты с диагнозом большого депрессивного расстройства (N = 29), шизофрении (N = 31) и пограничного расстройства личности (N = 31), а также здоровые люди контрольной группы (N = 34) выполнили вероятностный анализ. Наградное учебное задание, в котором участники могут учиться на социальной и несоциальной информации.Пациенты с шизофренией и пограничным расстройством личности справлялись с задачей хуже, чем здоровые люди контрольной группы и пациенты с большим депрессивным расстройством. В разбивке по областям пациенты с пограничным расстройством личности лучше проявляют себя в социальной сфере по сравнению с несоциальной. Напротив, контрольная группа и пациенты с большим депрессивным расстройством показали противоположную картину, а пациенты с шизофренией не показали различий между доменами. По сути, пациенты с пограничным расстройством личности отказались от возможного общего преимущества в успеваемости, сосредоточив свое обучение на социальной сфере за счет несоциальной области.Мы использовали компьютерное моделирование для оценки параметров обучения и принятия решений, оцениваемых для каждого участника по их поведению. Это позволило глубже понять основные механизмы обучения и принятия решений. Пациенты с пограничным расстройством личности показали более медленное обучение на основе социальной и несоциальной информации и преувеличенную чувствительность к изменениям нестабильности окружающей среды как в несоциальной, так и в социальной сфере, но в большей степени в последней. Что касается принятия решений, то моделирование показало, что по сравнению с контрольной группой и пациентами с большой депрессией, пациенты с пограничным расстройством личности и шизофренией при принятии решений больше полагались на социальную, а не на несоциальную информацию.Пациенты с депрессией существенно не отличались от контрольной в этом отношении. В целом, наши результаты согласуются с представлением об общей межличностной гиперчувствительности при пограничном расстройстве личности и шизофрении, основанном на общем вычислительном механизме, характеризующемся чрезмерной зависимостью от убеждений о других при принятии решений и чрезмерной необходимостью понимать других в процессе принятия решений. обучение, особенно при пограничном расстройстве личности.

Информация об авторе

Люди, страдающие психическими расстройствами, часто испытывают трудности в социальном взаимодействии, такие как нарушение способности использовать социальные сигналы для создания представлений о других и использовать их для управления поведением.Вычислительные модели обучения и принятия решений позволяют охарактеризовать индивидуальные паттерны в механизмах обучения и принятия решений, которые могут быть специфическими для расстройства или общими расстройствами. Мы использовали этот подход для исследования поведения здоровых участников и пациентов с диагнозом депрессия, шизофрения и пограничное расстройство личности, когда они выполняли задачу вероятностного обучения с вознаграждением, которая включала социальный компонент. Пациенты с шизофренией и пограничным расстройством личности справлялись с задачей хуже, чем пациенты контрольной группы и пациенты с депрессией.Кроме того, пациенты с пограничным расстройством личности больше концентрировали свои усилия на обучении на социальной, а не на несоциальной информации. Вычислительное моделирование дополнительно показало, что пациенты с пограничным расстройством личности показали пониженную гибкость в оценке вновь полученной социальной и несоциальной информации при изучении их прогностической ценности. Вместо этого мы обнаружили преувеличенное понимание непостоянства социальной и несоциальной информации. Кроме того, мы обнаружили закономерность, характерную для пациентов с пограничным расстройством личности и шизофренией, которые при принятии решений чрезмерно полагались на прогнозы относительно социальной информации.Таким образом, наше моделирование обеспечивает вычислительное объяснение преувеличенной потребности осмысливать чужую интерпретацию поведения других и полагаться на нее, что характерно для обоих расстройств.

Образец цитирования: Henco L, Diaconescu AO, Lahnakoski JM, Brandi M-L, Hörmann S, Hennings J, et al. (2020) Аберрантные вычислительные механизмы социального обучения и принятия решений при шизофрении и пограничном расстройстве личности. PLoS Comput Biol 16 (9): e1008162. https: // doi.org / 10.1371 / journal.pcbi.1008162

Редактор: Филипп Штерцер, Университетская больница Шарите, ГЕРМАНИЯ

Поступила: 11 марта 2020 г .; Одобрена в печать: 19 июля 2020 г .; Опубликовано: 30 сентября 2020 г.

Авторские права: © 2020 Henco et al. Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания автора и источника.

Доступность данных: Применимый федеральный закон Германии не разрешает публичное архивирование или одноранговый обмен отдельными исходными данными в этом случае. Однако обработанные данные, лежащие в основе основных результатов исследования, вместе с кодом компьютерного моделирования и поведенческим анализом доступны здесь: https://osf.io/8kfph/.

Финансирование: НЕТ — Финансирующие организации не играли никакой роли в дизайне исследования, сборе и анализе данных, принятии решения о публикации или подготовке рукописи.

Конкурирующие интересы: Авторы заявили об отсутствии конкурирующих интересов.

Введение

Нарушения социального познания часто испытывают люди, страдающие психическим расстройством. Например, пациенты с большим депрессивным расстройством (MDD) и шизофренией (SCZ) демонстрируют снижение (социальной) чувствительности к вознаграждению и мотивации для участия в социальных взаимодействиях [1–5]. Несмотря на высокий уровень социальной ангедонии, пациенты с СКЗ демонстрируют тенденцию переоценивать значение социальных сигналов [6].Лица с пограничным расстройством личности (ПРЛ) страдают от быстро меняющихся представлений о других, которые поляризуются между подходом и отторжением [7]. Вместе эти нарушения связаны с ошибочными выводами / убеждениями о себе и социальной среде.

С вычислительной точки зрения появление аберрантных выводов можно приписать нарушенной способности корректировать обучение в ответ на изменения окружающей среды [8]. Байесовские модели обучения допускают скупое алгоритмическое описание изменений в убеждениях, имеющих отношение к точному выводу: обновления убеждений могут быть записаны как неожиданный сигнал (ошибка предсказания), взвешенный по скорости обучения [9].Скорость обучения зависит от соотношения между точностью сенсорных данных и точностью априорного убеждения [10,11]. В то время как здоровые участники быстрее учатся в изменчивой среде по сравнению со стабильной средой [12,13], пациенты с аутизмом делают это в меньшей степени из-за завышенной оценки изменчивости окружающей среды [8]. Нарушения в оценке изменчивости окружающей среды также изучались как механизм психоза и SCZ [14–17], а также MDD [18]. Одно недавнее исследование показало, что, в отличие от здоровых людей контрольной группы, участники с ПРЛ не демонстрировали увеличения обучаемости, когда социальные обстоятельства и обстоятельства, связанные с вознаграждением, становились нестабильными [19].Авторы предположили, что это могло быть связано с более высокой ожидаемой исходной волатильностью у участников с ПРЛ. Однако вычислительная модель, использованная в этом исследовании, не моделировала явным образом представления о волатильности.

Принимая предыдущие предложения об аберрантной волатильности обучения при психических расстройствах и его роли в нарушении вероятностного обучения, в текущем исследовании использовалось байесовское иерархическое моделирование для изучения вероятностных социальных выводов в изменчивом контексте по трем основным психическим расстройствам, которые ранее были связаны с социальными нарушениями: MDD, SCZ и BPD.В данном исследовании изучается, одинаково ли влияет на волатильность и вероятностное обучение при выводе о скрытых состояниях несоциальных и социальных результатов трех различных расстройств. Мы также спросили, связаны ли отклоняющиеся от нормы социальное обучение и принятие решений различиями в социальной ангедонии.

С этой целью мы приняли вероятностную задачу обучения с вознаграждением (представленная в [20]), в которой участники могли учиться на двух типах информации: несоциальной и социальной информации.Чтобы исследовать спонтанное, а не явно проинструктированное использование социальной информации, как в предыдущих исследованиях социального обучения [12,13,21,22], мы явно не просили участников узнать о социальной информации. Мы использовали иерархический фильтр Гаусса (HGF; [10,11]), чтобы получить профиль конкретного способа обновления убеждений каждого участника при получении социальной и несоциальной информации при принятии решений в изменчивом контексте. HGF — это обобщенная иерархическая байесовская модель вывода для изменчивой среды с параметрами, отражающими индивидуальные вариации когнитивного стиля.Мы вышли за рамки других недавних исследований компьютерной психиатрии с использованием HGF (например, [8,23–27]) в том, что мы использовали две параллельные иерархии HGF для социальных и несоциальных аспектов окружающей среды (см. [20,29]). Наша структура моделирования была специально разработана также для количественной оценки относительного веса, который участники предоставили своим убеждениям о прогностической ценности социальной информации по сравнению с несоциальной информацией при принятии решений.

Материалы и методы

Заявление об этике

Все участники были наивны по отношению к цели эксперимента и предоставили письменное информированное согласие на участие в исследовании после письменного и устного объяснения процедуры исследования.Исследование соответствовало Хельсинкской декларации, и одобрение протокола эксперимента было получено местным комитетом по этике медицинского факультета Мюнхенского университета Людвига-Максимилиана.

Участников

пациентов были набраны для настоящего исследования после того, как независимый и опытный клиницист поставил им диагноз с использованием критериев МКБ-10 для 1) депрессивного эпизода (F32), шизофрении (F20.0) и эмоционально нестабильного расстройства личности (F60.3). HC и пациенты с БДР были набраны через Институт психиатрии Макса Планка.Пациенты с SCZ были набраны в отделении психиатрии и психотерапии Университетской клиники Мюнхена. Пациенты с ПРЛ были набраны в клинике kbo-Isar-Amper-Klinikum в Хааре, Мюнхен. Участники были отобраны до анализа таким образом, чтобы группы были сопоставлены по возрасту ( х 2 = 5,302, P = 0,151; односторонний непараметрический дисперсионный анализ Краскела-Уоллиса из-за разницы в возрастной дисперсии между группами, см. S1 Стол). Критериями исключения были наличие в анамнезе неврологического заболевания или травмы, злоупотребление психоактивными веществами на момент исследования, наличие в анамнезе электросудорожной терапии и диагнозы коморбидного расстройства личности в случае БДР и СКЗ.Кроме того, 9 участников пришлось исключить из анализа по одной из следующих причин: несохраненные данные из-за технических проблем (1 HC, 2 BPD). Предыдущее участие в другом исследовании, которое включало ту же парадигму (1 HC), всегда выбирая карту с более высоким значением вознаграждения (1 HC), либо следуя (1 SCZ), либо идя против (1 BPD) взгляду более чем на 95% испытания (указывающие на стратегию без обучения), прерывание задачи (1 SCZ), изменение диагноза после участия в исследовании (1 MDD).Окончательная выборка состояла из 31 HC, 28 MDD, 29 SCZ и 28 BPD. Мы дополнительно получили психометрические данные (таблица S1), чтобы дополнительно охарактеризовать участников: всех пациентов попросили заполнить анкеты, измеряющие аутистические черты с коэффициентом спектра аутизма (AQ [30]) и симптомы социальной ангедонии с помощью шкалы ожидаемого и согласованного межличностного удовольствия ( ACIPS; [31]). Мы дополнительно оценивали положительные и отрицательные симптомы с помощью шкалы положительных и отрицательных синдромов (PANSS [32]) и симптомы настроения с использованием шкалы депрессии Калгари для шизофрении (CDSS [33]) у пациентов с SCZ.Для оценки тяжести пограничного расстройства личности мы использовали сокращенную версию Списка пограничных симптомов (BSL-23 [34]). Были использованы дополнительные анкеты, но они были проанализированы в рамках другого исследования и поэтому здесь не представлены. Демографические данные, а также подробную информацию о лекарствах можно увидеть в таблице S2.

Экспериментальная парадигма и методика

После получения информированного согласия участники сидели перед экраном компьютера в тихой комнате, где получали инструкции по выполнению задания.В той же задаче вероятностного обучения, что и в [20,29], участникам было предложено выбрать одну из двух карт (синюю или зеленую), чтобы максимизировать свой балл, который был преобразован в денежное вознаграждение (1–6 евро), которое было добавляется к вознаграждению участников по окончании задания. Между карточками отображалось анимированное лицо, которое сначала смотрело вниз, затем вверх на участника, а затем переводило взгляд на одну из карточек (рис. 1А). Сине-зеленая карточка случайным образом появлялась слева и справа от лица, и участники отвечали, используя «a» или «l» на немецкой клавиатуре QWERTZ.Когда ответ был зарегистрирован в течение разрешенного времени (6000 мс), выбранная карта была помечена на 1000 мс, пока результат (правильный: зеленая галочка / неправильный: красный крест) не отобразился в течение 1000 мс. Когда была выбрана правильная карта, значение награды (1–9), отображаемое на карте, добавлялось к счету. Участников проинструктировали, что эти значения не связаны с вероятностями выигрыша карт, но что они могут захотеть выбрать карту с более высоким значением, если они полностью не уверены в результате.Если была выбрана неправильная карта или участники не смогли выбрать карту в отведенное время, результат не изменился. Участникам сказали, что вероятности выигрыша карт изменились в ходе эксперимента, но они не были проинформированы о систематической связи между взглядом анимации лица и результатом испытания. В частности, им не сказали, что вероятность, с которой анимация лица указала на выигрышную карту в данном испытании, систематически варьировалась на протяжении всего задания в соответствии с графиком, приведенным на рис. 1В.Вместо этого мы просто сказали участникам, что лицо было интегрировано в задачу, чтобы сделать ее более интересной. Вероятностные графики для социальной и несоциальной информации были независимы друг от друга, чтобы оценить скорость обучения отдельных участников отдельно для обоих типов информации. В первой половине эксперимента (испытания 1–60) вероятности выигрыша карты были стабильными, тогда как во второй половине (испытания 61–120) они изменились (изменчивая фаза). Социальная подсказка имела стабильную непредвиденную ситуацию во время испытаний 1–30 и испытаний 71–120, тогда как непредвиденная ситуация была нестабильной во время испытаний 31–70.Мы использовали два типа расписаний для социальных сигналов, каждый из которых был представлен половине участников. В одном графике (изображенном на рис. 1B) вероятность того, что социальный сигнал направлен на выигрышную карту, составляла 73% в первой стабильной фазе (испытание 1–30) и, следовательно, начиналась как совпадающая с выигрышной картой (конгруэнтная первая). Второй вероятностный график был перевернут, так что вероятность того, что социальная реплика, направленная на выигрышную карту, составила 27% в первой стабильной фазе (неконгруэнтное первое).В общей сложности 15 контрольных участников получили схему конгруэнтного начала, 15 участников — с MDD, 14 — с SCZ и 15 — с BPD. Позиции карточек на экране (синий слева или справа) определялись случайным образом. Задача была запрограммирована и представлена ​​с помощью PsyToolkit [35].

Рис. 1. Построение задачи и вычислительное решение и модель вывода.

(A) Участников попросили сделать выбор между синей и зеленой карточками после того, как серая заливка на цветных прямоугольниках (карточках) исчезла (т.е., через 750 мс после того, как лицо перевело взгляд на одну из карт). После фазы задержки был представлен результат (правильный / неправильный). Если выбор был правильным, сумма награды (число на выбранной карте) добавлялась к накопительному баллу. Задание состояло из 120 испытаний. (B) Графики вероятностей, из которых были получены результаты. Серым цветом выделены летучие фазы. (C) Апостериорные функции — это детерминированные функции прогнозов и результатов. Прогнозы, в свою очередь, являются детерминированными функциями апостериорных данных предыдущих испытаний.Решения y (t) вероятностно определяются прогнозами и параметрами модели принятия решений ζ и β. Детерминированные величины представлены в виде прямоугольников, а вероятностные величины — в кружках.

https://doi.org/10.1371/journal.pcbi.1008162.g001

Вычислительное моделирование

Наблюдение за наблюдателем.

Мы моделировали поведение в рамках «наблюдения наблюдателя» (OTO) [36,37]. Это влечет за собой модель отклика , которая вероятностно предсказывает выбор участника на основе его предполагаемых убеждений, и модель восприятия , от которой зависит модель отклика, поскольку она описывает траектории предполагаемых убеждений участников на основе экспериментальных входных данных.Структура OTO концептуально очень похожа на идею обратного обучения с подкреплением [38].

Перцептивные модели.

Мы использовали три разные модели восприятия, чтобы сделать выводы о наиболее вероятных механизмах обучения в нашей парадигме. Мы использовали байесовский HGF, а также две небайесовские модели обучения, модель Саттона K1 [39] и модель Рескорла Вагнера [40]. Все три были реализованы в наборе инструментов HGF, так что они выполняют параллельное изучение социальных (предсказательная ценность взгляда) и несоциальных (предсказательная ценность цвета карточек) аспектов среды выполнения задачи.

В то время как модель обучения Рескорла Вагнера предполагает фиксированные скорости обучения, зависящие от предметной области, для изучения социальной и несоциальной информации, модель Саттона K1 предполагает переменные скорости обучения, которые масштабируются недавними ошибками прогнозирования. Напротив, HGF учитывает, что убеждения имеют разную степень неопределенности, динамически масштабируя скорость обучения в зависимости от неопределенности. Кроме того, HGF предполагает иерархическое изучение различных аспектов окружающей среды. На самом нижнем уровне иерархии агенты узнают о конкретных событиях (т.е. стимулы), тогда как на более высоких уровнях иерархии агенты узнают о более абстрактных характеристиках окружающей среды, таких как вероятностные ассоциации между стимулами и их изменение во времени (т. е. волатильность). Обучение на каждом уровне определяется соотношением между точностью входных данных (с уровня ниже) и точностью предыдущих убеждений.

HGF — это модель вывода, являющаяся результатом инверсии генеративной модели, в которой состояния мира связаны в трехуровневую иерархию: на самом низком уровне генеративной модели и представляют два входа в двоичной форме (социальная cue: 1 = правильно, 0 = неправильно; исход карты: 1 = выигрыш синего, 0 = выигрыш зеленого).Выровняйте и представьте тенденцию взгляда быть правильным и склонность синей карты к победе. Состояние и развитие как авторегрессионные процессы первого порядка (AR (1)) с размером шага, определяемым состоянием на третьем уровне. Выровнять и представить логарифмическую волатильность двух тенденций, а также развиваться как процессы авторегрессии первого порядка (AR (1)). Вероятности и являются логистическими сигмовидными преобразованиями и (уравнение 1).

(1)

ответов участников и были закодированы с учетом соответствия с «советом» (1 = следовать; 0 = не следовать) и использовались для инвертирования модели, чтобы вывести траектории убеждений на всех трех уровнях. и = 1,2,3.

В каждом испытании k убеждения (и их точность) о состояниях окружающей среды на уровне i обновляются с помощью ошибок прогноза с уровня ниже, взвешенного с помощью коэффициента точности (уравнения 2 и 3). Это означает, что обновления убеждений больше (из-за более высоких весов точности), когда точность апостериорного убеждения ( π 2 ( k ) или) низкая, а точность прогноза высока. Следовательно, ошибки прогнозирования более взвешены во время фаз высокой волатильности (см.S1 Рис, панель C, пунктирная синяя траектория). Для анализа мы использовали (Уравнение 4), которое представляет собой преобразование (Уравнение 3) (см. [41], дополнительный материал), которое корректирует сигмовидное отображение между первым и вторым уровнями, эффективно создавая неопределенность (обратная точность) мера для убеждений первого уровня.

(2) (3) (4) (5)

Параметры, зависящие от участника ω 2 card и ω 2 gaze представляют скорость обучения на втором уровне, т.е.е. скорость, с которой меняются сильные стороны ассоциации. Соответственно, ω 3 card и ω 3 gaze представляют скорости обучения волатильности.

Ответные модели.

В модели отклика комбинированное убеждение b ( t ) (уравнение 6) было сопоставлено с решениями, которые возникли в результате комбинации предполагаемого предсказания о том, что взгляд анимации лица пойдет на выигрышную карту, и предполагаемое предсказание того, что цвет карты, на которую направлен взгляд, выиграет (см. пример на S1 Fig).Предполагаемый прогноз и были взвешены с помощью и (уравнения 7 и 8), которые являются функциями соответствующей точности (и, уравнения 9 и 10). Точности (уравнения 9 и 10) представляют собой обратную дисперсию распределения Бернулли для и.

Постоянный параметр ζ представляет собой весовой коэффициент точности социального прогноза по сравнению с точностью несоциального прогноза (уравнение 7). Другими словами, этот параметр описывает склонность оценивать социальную информацию над несоциальной.Мы исследовали эффект изменения социального весового фактора ζ , моделируя объединенное убеждение b ( t ) (уравнение 6) агентов с одинаковыми параметрами восприятия (фиксированными на предыдущих значениях, как показано в таблице S3). но разные значения ζ .

(6) (7) (8) (9) (10)

В модели отклика мы использовали объединенное убеждение b ( t ) (уравнение 6) в логистической сигмоидной функции (softmax) для моделирования вероятность (уравнение 11).В этой функции уверенность была взвешена по предсказанной награде карты, когда совет принят r взгляд или нет r notgaze (уравнение 11). Мы учли возможные нелинейные искажения по конкретным предметам при взвешивании ожидаемого вознаграждения, используя средневзвешенное значение (параметр η ) линейного и логарифмического взвешивания ожидаемого вознаграждения.

(11)

Отображение убеждений в действия, изменяющееся в зависимости от температуры обратного решения γ ( t ) , где большой γ ( t ) подразумевает высокую степень согласованности между верой и выбором. (низкий шум решения) и меньший γ ( t ) низкий уровень согласованности между верой и выбором (высокий шум решения).Наши четыре разные модели отклика различались с точки зрения определения γ ( t ) . В модели ответа 1 γ ( t ) было комбинацией логарифмической волатильности третьего уровня для обоих сигналов в сочетании с постоянным шумом принятия решения β , характерным для конкретного участника (уравнение 12). В модели ответа 2 γ ( t ) представляло собой комбинацию логарифма волатильности третьего уровня для социального сигнала и шума принятия решения для конкретного участника (уравнение 13), а в модели ответа 3 — γ ( t ) было комбинацией логарифма волатильности третьего уровня для несоциальной реплики и шума решения, характерного для конкретного участника (уравнение 14).В модели 4 γ ( t ) включал только шум принятия решения, зависящий от участника (уравнение 15).

(12) (13) (14) (15)

Мы использовали набор инструментов HGF версии 4.1, который является частью программного пакета TAPAS (https://translationalneuromodeling.github.io/tapas) для оценки параметров. Мы подобрали шесть альтернативных комбинаций моделей восприятия и реакции, которые были подвергнуты случайному выбору байесовской модели [42,43] (spm_BMS в SPM12; http://www.fil.ion.ucl.uk/spm).HGF был объединен со всеми четырьмя моделями ответа. Неиерархические модели были объединены только с моделью ответа 4 из-за отсутствия траекторий убеждений третьего уровня. Подробную информацию о предыдущих настройках всех моделей можно увидеть в таблице S3.

Мы дополнительно включили две модели без обучения, которые предполагают, что участники повторяют действия, которые приводят к вознаграждению и меняют стратегию сразу после проигрыша (Win-Stay-Lose-Shift), и модель, которая предполагает случайное реагирование на протяжении всей задачи (случайное- отвечает).Эти модели были адаптированы из [44] и реализованы в наборе инструментов HGF для расчета свидетельств логарифмической модели.

Сравнение моделей и достоверность.

Доказательства логарифмической модели (LME) для каждого участника и каждой модели были подвергнуты выбору байесовской модели [43,44] (spm_BMS в SPM12). Эта процедура оценивает ожидаемые апостериорные вероятности (EXP_P), то есть апостериорную вероятность преобладания каждой модели в совокупности, вероятность превышения (XP), то есть вероятность того, что данная модель превосходит все другие в сравнении, и более консервативный защищенная вероятность превышения (PXP), которая дополнительно учитывает возможность того, что все модели одинаково хороши.Мы дополнительно провели сравнение моделей внутри участников, чтобы определить модель с наивысшим LME для каждого участника (см. Таблицу S4). Это выявило 16 субъектов, у которых случайный ответ имел более убедительные доказательства модели, чем модель общего выигрыша. Исключение этих участников не изменило картину результатов (см. Таблицы S7 – S9).

Апостериорная прогностическая достоверность параметров модели и восстановление параметров.

Чтобы проверить адекватность модели, мы моделировали ответы на основе оцененных параметров модели-победителя для каждого участника 10 раз, в результате чего было выполнено 1160 моделирования.Что касается реальных данных, мы затем вычислили процент вариантов с высокой вероятностью вознаграждения для двух сигналов и двух фаз, подвергнув их тому же дисперсионному анализу, который был выполнен с реальными поведенческими данными. Таким образом, мы проверили, вызывают ли смоделированные ответы одинаковые групповые различия в точности ответов. На втором этапе смоделированные отклики снова использовались, чтобы инвертировать модель-победитель, чтобы проверить, можно ли восстановить параметры модели. Для каждого испытуемого мы рассчитали средние значения параметров, оцененные на основе смоделированных данных, и коррелировали их (корреляции Пирсона) со значениями, оцененными на основе реальных данных, которые служили входными данными для моделирования.

Анализ последовательности выбора на основе регрессии.

Мы провели регрессионный анализ последовательности выбора, чтобы исследовать адаптацию к изменчивости окружающей среды без необходимости подгонки модели обучения. Согласно HGF, агенты должны повышать скорость обучения в более изменчивой среде, придавая больший вес недавним результатам. В более стабильной среде агенты должны использовать более низкую скорость обучения, придавая меньшее значение недавним результатам, чтобы лучше отфильтровывать шум.Чтобы проверить это независимым от модели способом, мы реализовали две общие линейные модели (GLM) с ответами и в качестве переменных результата для пространства «карта» и «взгляд» соответственно (карта: 1 = синий взят; 0 = зеленый принято; взгляд: 1 = следовать; 0 = не следовать). Для каждого GLM мы включили в качестве предикторов результаты последних 5 испытаний (t-1: t-5: 1 = синий правильный; 0 = зеленый правильный) и (t-1: t-5: 1 = взгляд правильный; 0 = взгляд неверен), а также два предиктора ожидаемого вознаграждения (1–9) для выигрыша любой карты.Мы запускали эти GLM отдельно для стабильной и летучей фаз. Наклоны оценок коэффициентов прошлых предикторов исходов были взяты в качестве не зависящих от модели показателей «скорости обучения», указывающих на степень взвешенности более свежей информации. Для сравнения разницы между этими наклонами во время стабильной и нестабильной фаз задачи был применен t-тест.

Статистический анализ.

Эффективность (% правильных ответов) была подвергнута одностороннему дисперсионному анализу с группой (HC vs.MDD vs. SCZ vs. BPD) и график (конгруэнтный первый против неконгруэнтного первого) как межсубъектные факторы.

Для того, чтобы понять выполнение задачи в зависимости от предметной области, мы дополнительно рассчитали точность ответа на основе достоверной вероятности вознаграждения (выбор с высокой вероятностью) для обоих сигналов (несоциального и социального) и обеих фаз (стабильной и изменчивой). Доля вариантов с высокой вероятностью была подвергнута смешанному дисперсионному анализу с типом сигнала (несоциальный или социальный) и фазой (стабильный или стабильный).Неустойчивый) как внутрисубъектные факторы и Группа (HC против MDD против SCZ против BPD) и график (конгруэнтный первый против неконгруэнтного первого) как межсубъектные факторы. Принятие рекомендаций (соблюдение или невыполнение рекомендаций в данном исследовании) было подвергнуто смешанному дисперсионному анализу с социальной точностью (высокая или низкая) и стабильностью расписания (стабильная или непостоянная) в качестве факторов внутри субъекта. Группа (HC против MDD против SCZ против BPD) и график (конгруэнтный первый против неконгруэнтного первого) были включены как межсубъектные факторы.

Средние веса точности на втором и третьем уровне ( q ( ψ 2 ) и ψ 3 ) отдельно вводились в два смешанных ANOVA в качестве зависимых переменных со стабильностью расписания в качестве внутриобъектного фактора (стабильный vs .изменчивый), тип информации как фактор участников (социальный или несоциальный). Группа (HC против MDD против SCZ против BPD) и график (конгруэнтный первый против неконгруэнтного первого) были между предметными факторами.

Мы подвергли апостериорную оценку для ζ одностороннему дисперсионному анализу с группой (HC против MDD против SCZ против BPD) как между субъектным фактором и графиком (конгруэнтный первый против инконгруэнтного первого) как ковариант.

Мы выдвинули гипотезу, что социальная ангедония (измеряемая по шкале ожидаемого и согласованного межличностного удовольствия, ACIPS) будет связана с сокращением обучения в социальной сфере.Чтобы проверить это, мы сначала выполнили односторонний дисперсионный анализ с оценками ACIPS в качестве зависимой переменной и группы в качестве фактора (HC против MDD против SCZ против BPD), за которым последовала многомерная регрессия с ACIPS в качестве зависимой переменной и темпами социального обучения. ω 2 взгляд и весовой коэффициент ζ как предикторы социального обучения и принятия решений. Групповой фактор (HC против MDD против SCZ против BPD) был введен как ковариант. Этот анализ был проведен для всех участников, заполнивших анкету ACIPS (n = 106 из n , всего = 116).

Все тесты ANOVA post hoc t были скорректированы по Бонферрони для множественных сравнений. Все значения p двусторонние с порогом значимости p <0,05. Статистические тесты проводились с использованием JASP (версия 0.9 2.0; https://jasp-stats.org/) или Matlab (версия 2018b; https://mathworks.com).

Результаты

Поведение

Наблюдалась значительная разница между группами по общим показателям, т. Е.% Полученных ответов ( F (3108) = 7.504, p <0,001, η 2 = 0,167): апостериорные сравнения показали, что пациенты с SCZ и BPD показали значительно худшие результаты по сравнению с HC и пациентами с MDD (SCZ – HC t = 3,781, p bonf = 0,002, d = 0,994, SCZ – MDD t = 2,817, p bonf = 0,035, d = 0,745, BPD – HC t = 3,732, p bonf = 0,002, d = 0,979, BPD – MDD t = 2.78, p bonf = 0,038, d = 0,732). Не было существенной разницы в эффективности между пациентами с БЛД и СКЗ ( t = -0,01, p bonf = 1.000, d = -0,003), а также между HC и пациентами с MDD ( t = 0,88. , p bonf = 1.000, d = 0.240). Порядок расписания существенно не повлиял на производительность (конгруэнтный первый против неконгруэнтного первого; F (1108) = 0.027, p = 0,870, η 2 = 0) или его взаимодействие с группами пациентов ( F (3,108) = 1,302, p = 0,278, η 2 = 0,029).

Наблюдалась значительная разница между группами в общей доле испытаний, в которых был выбран лучший вариант, т. Е. Доле правильных выборов, основанной на достоверной вероятности вознаграждения обоих сигналов ( F (3,108) = 4,945, p = 0,003, η 2 = 0.116, рис.2 и таблица S6). Post-hoc сравнения показали, что пациенты с SCZ и BPD показали значительно худшие результаты по сравнению с HC (SCZ – HC t = 3,373, p bonf = 0,006, d = 0,313, BPD – HC t = 3,227 , p bonf = 0,01, d = 0,3) по доменам (т. Е. По типам сигналов) (рис. 2 и таблица S6). В целом, точность ответа существенно не различалась между типами сигналов ( F (1,108) = 2,577, p = 0.111, η 2 = 0,019), но было значительное взаимодействие типа реплики × групповое взаимодействие F (3,108) = 4,820, p = 0,003, η 2 = 0,108), с HC ( Post-hoc: t (30) = -2,157, p bonf = 0,039, d = -0,387) и пациенты с MDD (Post-hoc: t (27) = -2,181, p bonf = 0,038, d = — 0,412), демонстрируя более высокую точность ответа в отношении несоциального сигнала, тогда как пациенты с ПРЛ демонстрировали противоположную картину (Post-hoc: t (27) = 2,058, p bonf = 0.049, d = 0,389).

Что касается поведения при получении советов во время различных фаз социального графика, мы обнаружили главный эффект социальной точности ( F (1108) = 227,935, p <0,001), в результате чего участники больше следили за взглядом во время фаз высокого точность по сравнению с фазами низкой точности ( t = 14,94, p bonf <0,001) (рис. 3). Стабильность расписания существенно не повлияла на прием рекомендаций ( F (1108) = 0.503, p = 0,480), что указывает на то, что принятие рекомендаций не различается между стабильной и летучей фазами. На получение советов не оказало существенного влияния взаимодействие между точностью социальной информации и группой ( F (3,108) = 2,222, p = 0,09) или взаимодействием между социальной точностью, стабильностью расписания и группой ( F ). (3,108) = 1,47, p = 0,227).

Рис. 2. Доля испытаний, в которых был выбран лучший вариант.

Было определено, что лучший вариант — это тот, который в соответствии с графиком достоверной вероятности будет вознагражден с большей вероятностью.Важно отметить, что «лучший» выбор в зависимости от цвета и социального сигнала в одном и том же испытании мог быть другим. Пациенты с SCZ и BPD показали более низкое качество ответа на задание по сравнению с HC. Анализ взаимодействия Group x Cue показал, что качество ответа на несоциальный сигнал было выше у пациентов с HC и MDD, тогда как у пациентов с BPD наблюдалась противоположная картина. Средние значения нанесены прямоугольниками, обозначающими 95% доверительные интервалы, и вертикальными линиями, показывающими стандартные отклонения. См. Также таблицу S6.

https://doi.org/10.1371/journal.pcbi.1008162.g002

Рис. 3. Поведенческие результаты в отношении принятия рекомендаций.

Все участники значительно чаще следовали совету в фазах высокой точности по сравнению с фазами низкой точности. Описательные данные показывают тенденцию пациентов с ПРЛ больше следовать советам во время нестабильных фаз с низкой точностью (крайний правый график), но взаимодействие не было значимым. Средние значения нанесены прямоугольниками, обозначающими 95% доверительные интервалы, и вертикальными линиями, показывающими стандартные отклонения.

https://doi.org/10.1371/journal.pcbi.1008162.g003

Сравнение и достоверность байесовских моделей

Сравнение моделей показало, что HGF, включая шум решения конкретного субъекта, а также оценку волатильности, превзошел другие модели HGF, модели Рескорла Вагнера и Саттона-K1 только с шумом решения конкретного объекта, а также WSLS и модели случайного ответа (PXP). = 0,173; XP = 0,914). См. Таблицу 1 для получения дополнительных сведений и Таблицу S4 для средних оценок апостериорных параметров.Мы повторили все анализы, основанные на моделировании, с сокращенной выборкой, из которой были исключены все субъекты, для которых модель случайного ответа превзошла другие (таблица S4). Это не привело к качественному изменению результатов (таблицы S7 – S9). Поэтому мы приводим здесь результаты для полной выборки.

Апостериорная прогностическая достоверность параметров модели и восстановление параметров

Подвергнув смоделированное поведенческое считывание% выборов с высокой вероятностью тому же дисперсионному анализу, который выполнялся с реальными поведенческими данными, мы обнаружили, что модель способна воспроизвести групповые различия, которые наблюдались в реальных поведенческих данных (см.S6 Таблица для сравнения). ANOVA смоделированных данных показал, что для точности ответа, как и в реальных данных, был основной эффект группы ( F (3,108) = 6,755, p = 0,001, η 2 = 0,149) с апостериорными t-тестами, показывающими значительно более низкую точность ответа для пациентов с SCZ и BPD по сравнению с HC (SCZ – HC t = 4,04, p bonf <0,001, d = 0,375, BPD – HC t = 3.675, p bonf = 0.002, d = 0,341) и взаимодействие Группа × Тип сигнала ( F (3,108) = 10,981, p <0,001, η 2 = 0,219), показывающее, что пациенты с HC и MDD показали более высокую точность ответа что касается несоциального сигнала, тогда как пациенты с ПРЛ демонстрировали противоположную картину (см. все результаты в таблице S6 и фигуре S2).

Восстановление параметров показало, что все параметры могут быть восстановлены хорошо, за исключением ω 3 card (см.S4 Рис).

Динамическое обучение — второй уровень

Для усредненных точных весов (т.е. динамических темпов обучения) для изучения социальных q ( ψ 2 взгляд ) и несоциальных q ( ψ 2 card ) , мы обнаружили основной эффект фазы задания ( F (1,108) = 24,868, p <0,001, η 2 = 0,182), показывая, что q ( ψ 2 ) выше в летучих по сравнению с стабильными фазами ( t = -5.147, p bonf <0,001, d = -0,478) (рис. 4A). В регрессионном анализе, не зависящем от модели, мы наблюдали увеличение наклона бета-весов с течением времени в нестабильной фазе по сравнению со стабильной (S5, рис.), Что указывает на более высокий вес самых последних испытаний, что согласуется с увеличением скорости обучения в изменчивой фазе в HGF. Хотя этот эффект наблюдался для обеих реплик, разница в независимом от модели анализе была значимой только для карточной реплики, возможно, потому, что этот анализ не учитывает индивидуальные вариации в использовании реплики.

Не было значительного взаимодействия между фазой и типом информации, что указывает на то, что q ( ψ 2 ) одинаково увеличивается во время социальной и несоциальной нестабильности ( F (1,108) = 0,131, p = 0,718 , η 2 = 0,001). Наблюдался значительный основной эффект группы ( F (3,108) = 3,557, p = 0,017, η 2 = 0,088), и апостериорные тесты t показали, что участники с БЛД показали значительно более низкая точность гири на втором уровне по сравнению с HC ( т, = 3.101, p bonf = 0,015, d = 0,288). Разница в q ( ψ 2 ) между группами не зависела от типа информации ( F (3,108) = 1,038, p = 0,379, η 2 = 0,027) или его взаимодействия. с фазой ( F (3,108) = 0,940, p = 0,424, η 2 = 0,025) (все результаты и результаты для уменьшенного образца см. в таблице S7).

Динамическое обучение — третий уровень

Мы обнаружили основное влияние фазы задачи на точность весов на третьем уровне ( F (1,108) = 116.206, p <0,001, η 2 = 0,462), показывая, что ψ 3 выше в летучих по сравнению со стабильными фазами ( t = -9,784, p bonf < 0,001, d = -0,908) (рис. 4B). Наблюдался значительный основной эффект группы ( F (3,108) = 6,530, p <0,001, η 2 = 0,141), и апостериорные t-тесты показали, что участники с ПРЛ показали значительно более высокую точность. вес на третьем уровне по сравнению со всеми другими группами (BPD – HC т = -4.204, p bonf <0,001, d = -0,390; BPD – MDD t = -3,199, p bonf = 0,011, d = -0,297; BPD – SCZ t = -3,055, p bonf = 0,017, d = -0,284). Кроме того, наблюдалось значимое взаимодействие фаза × группа ( F (3,108) = 5,962, p <0,001, η 2 = 0,071), показывающее, что участники с ПРЛ значительно увеличивают свои точные веса для обеих модальностей. по сравнению с другими группами, когда волатильность увеличивается.Наблюдалась тенденция, когда пациенты с БЛД демонстрировали более сильное увеличение ψ 3 в ответ на социальную по сравнению с несоциальной нестабильностью ( F (3,108) = 2,620, p = 0,055, η 2 = 0,065 ). Анализ также показал, что на ψ 3 влияет порядок расписания ( F (1,108) = 5,008, p = 0,027, η 2 = 0,036), при этом ψ 3 выше для участников, получающих схему несовместимого начала (т.Взгляд начинает вводить в заблуждение) по сравнению с графиком конгруэнтного начала (т. е. взгляд начинает быть очень полезным). Этот эффект не модулировался Группой ( F (3,108) = 2,067, p = 0,109, η 2 = 0,045) (все результаты и результаты с уменьшенным образцом см. В таблице S8).

Рис. 4. Результаты смешанного дисперсионного анализа с использованием весов точности для обновления представлений о социальных и несоциальных непредвиденных обстоятельствах и волатильности.

(A) Прецизионные гири q ( ψ 2 ) и (B) прецизионные гири ψ 3 .В целом, q ( ψ 2 ) и ψ 3 увеличиваются при переходе от стабильной к летучей фазе. У пациентов с БЛД общее снижение составляет q ( ψ 2 ). В то же время пациенты с БЛД показывают более высокое значение ψ 3 по сравнению с другими группами и более выраженное повышение реакции на непостоянство. Полоски указывают на SEM. Смотрите также S1 Fig, S7 Table и S8 Table для всех результатов.

https: // doi.org / 10.1371 / journal.pcbi.1008162.g004

Социальный вес

Параметр ζ был мерой веса, придаваемого социальному прогнозу по сравнению с изученным несоциальным прогнозом (см. Рис. 5B и 5C для результатов моделирования). Поскольку ζ был ограничен положительной областью, оценочные распределения были проанализированы в лог-пространстве, где они были менее искажены. Мы обнаружили значимые групповые различия в log ( ζ ) ( F (3,108) = 5,893, p > 0.001, η 2 = 0,130 (рис. 5А). И пациенты с БЛД, и пациенты с СКЗ показали значительно более высокие оценки ζ по сравнению с контрольной группой (БЛД: t = -3,416, p bonf = 0,005; d = -0,847, SCZ: t = -2,855, p bonf = 0,031, d = -0,691), но только пациенты с БЛД значительно отличались от участников с БДР (БЛД: t = -3,003, p bonf = 0.02, d = -0,818; SCZ: t = -2,451, p bonf = 0,095, d = -0,650). Пациенты с БДР не показали каких-либо существенных различий по сравнению с контрольной группой ( t = -0,335, p bonf = 1, d = -0,095). Наблюдался значительный главный эффект графика ( F (1,108) = 8,259, p = 0,005, η 2 = 0,061), показывающий, что участники, получавшие график конгруэнтности, имели более высокие ζ по сравнению с участники, получившие график несовместимости сначала ( t = -2.874, p bonf = 0,005, d = -0,505). Не было значительного взаимодействия между Группой и Графиком ( F (3,108) = 0,807, p = 0,493, η 2 = 0,018). Чтобы гарантировать, что общий механизм социального перевешивания в ПРЛ и SCZ не был связан с лекарственным препаратом или статусом образования (см. Таблицы S1 и S2), мы подвергли ζ ANCOVA с ζ и единицами эквивалентности хлорпромазина и годами. школы как ковариаты.Эффекты были устойчивыми к этому (см. Таблицу S9 для результатов полной и сокращенной выборки).

Рис. 5. Журнал социальных весовых коэффициентов (ζ).

( A) Пациенты с БЛД придали социальной информации значительно больший вес по сравнению с ХК и пациентами с БДР. Пациенты с SCZ также имели более высокий ζ по сравнению с HC. Квадратами отмечены 95% доверительные интервалы и стандартные отклонения вертикальных линий. (B), результаты моделирования показывают влияние изменяющегося весового коэффициента log (ζ) на объединенное убеждение b (t) (см. Методы, уравнение 1).Комбинированное убеждение b (t) было смоделировано для агентов с одинаковыми параметрами восприятия, но разными значениями ζ (самые высокие значения (log (ζ) = 5) закодированы темно-синим цветом, самые низкие значения (log (ζ) = -5) — зеленым). ). (B) показывает, что объединенное убеждение b (t) агентов с высокими значениями ζ согласовано с социальной структурой ввода (синие точки), тогда как эти агенты демонстрируют стохастическую структуру убеждений относительно несоциальной структуры ввода (зеленые точек) на панели C. Напротив, агенты с низкими значениями ζ демонстрируют структуру убеждений, тесно связанную с несоциальной структурой входных данных (C), и стохастическую структуру убеждений в отношении социальных входных данных (панель B).Серые линии представляют основную истину соответствующих графиков вероятностей. См. Также все результаты в таблице S9.

https://doi.org/10.1371/journal.pcbi.1008162.g005

Социальная Ангедония

Наблюдалась значительная разница в оценках межличностного удовольствия (ACIPS) между группами ( F (3,103) = 5,719, p <0,001) (см. Таблицу S1). Апостериорные тесты t показали, что HC показал значительно более высокие баллы ACIPS по сравнению с пациентами с MDD ( t = 3.088, p bonf = 0,016) и с BPD ( t = 3,802, p bonf = 0,001), но не с SCZ ( t = 1,833, p bonf = .418). Не наблюдалось значительных различий между пациентами с БДР и СКЗ ( t = -1,322, p bonf = 1), пациентами с MDD и BPD ( t = 0,596, p bonf = 1) , ни пациенты с SCZ и BPD ( t = 1,978, p bonf = 0.304). Многомерная регрессия с использованием журнала ( ζ ) и скорости социального обучения ω 2 взгляд в качестве предикторов оценок ACIPS не показала каких-либо значимых результатов ( R 2 = 0,009, F (2106) = 0,477, p = 0,622).

Обсуждение

Это исследование было направлено на улучшение нашего понимания вычислительных механизмов, лежащих в основе глубоких межличностных трудностей при серьезных психических расстройствах.Чтобы достичь этого, мы использовали задачу вероятностного обучения в сочетании с иерархическим байесовским моделированием трансдиагностически у пациентов с БДР, СКЗ, ПРЛ и здоровых людей в контрольной группе. Задача требовала от участников выполнения ассоциативного изучения несоциальных непредвиденных обстоятельств при наличии социальной подсказки. Это позволило нам охарактеризовать и количественно оценить вычислительные аспекты аберрантных социальных выводов и принятия решений на индивидуальном уровне. Мы обнаружили, что пациенты с SCZ и BPD показали значительно более низкие показатели по сравнению с HC и пациентами с MDD.Пациенты с БДР были сопоставимы с ХК. Кроме того, пациенты с ПРЛ показали более высокую точность ответа в социальной сфере по сравнению с несоциальной во время стабильной фазы, в то время как пациенты с HC и MDD показали противоположную картину. Это особенно примечательно в свете их более низкой производительности. По сути, пациенты с ПРЛ отказались от возможного преимущества в виде вознаграждения, непропорционально сконцентрировав свои усилия на обучении в социальной сфере. Кроме того, мы обнаружили тенденцию у пациентов с ПРЛ больше следить за взглядом во время нестабильных фаз с низкой точностью по сравнению с пациентами с тяжелым депрессивным расстройством, что, однако, не достигло статистической значимости (рис. 3).

Эти данные поднимают вопрос, какие механизмы лежат в основе этих моделей поведения. В частности, они призывают к исследованию механизмов обучения и принятия решений, которые их побуждают. Здесь компьютерное моделирование позволило понять, как обновляются убеждения и как эти убеждения преобразуются в решения: что касается обучения, мы обнаружили, что пациенты с ПРЛ показали повышенную точность взвешивания ошибок прогнозирования при изучении нестабильности как несоциальной, так и социальной информации и тенденция к еще более точным весам при изучении социальной волатильности по сравнению с несоциальной.В то время как показатели обучения изменчивости ( ψ 3 ) были увеличены при ПРЛ по сравнению с HC, темпы обучения непредвиденным обстоятельствам ( ψ 2 ) были снижены по сравнению с HC как в социальной, так и в несоциальной областях. Это согласуется с предыдущим открытием притупления социального и несоциального обучения при ПРЛ [19], которое, как предполагалось, является результатом аберрантных убеждений в изменчивости, вызывающих нарушение при обнаружении непредвиденных изменений, необходимых для точного вывода. Поскольку наш подход к моделированию был специально разработан для моделирования представлений о волатильности, он позволил нам развеять это предположение.Действительно, наши данные показывают, что нарушение обучения непредвиденным обстоятельствам при ПРЛ связано с преувеличенным знанием изменчивости окружающей среды. Похожая картина наблюдалась при расстройствах аутистического спектра (РАС) [8]. Было высказано предположение, что аберрантные представления о непостоянстве в ПРЛ являются результатом непредсказуемых отношений в раннем возрасте [19]. Однако это менее вероятное объяснение РАС, которое характеризуется как распространенное нарушение развития. Это указывает на различное происхождение механистического совпадения наших выводов и результатов [8].Общность обучения аберрантной волатильности может объяснять неоднократное обнаружение высоких значений коэффициента аутизма (AQ) у пациентов с ПРЛ [8], что подтверждается в нашей выборке (см. Таблицу S1) и может быть истолковано как предположение о частично общем механизме аберрантной социальный вывод при этих расстройствах. Предыдущее исследование нашей группы показало, что здоровые участники с высокими показателями AQ демонстрировали сходную картину с пациентами настоящего исследования с ПРЛ в том смысле, что они следили за взглядом больше, чем участники с низким AQ, в периоды низкой точности в изменчивых фазах [20].В этом исследовании компьютерное моделирование показало, что участники с высоким AQ не смогли использовать социальную информацию для адаптации точности своих убеждений о несоциальном сигнале. Однако этого не было обнаружено ни в одной группе участников настоящего исследования.

Это второе исследование, демонстрирующее, что аберрантное обучение при ПРЛ касается не только социальной, но и несоциальной информации (см. [19]). Это говорит о том, что аберрантное обучение происходит независимо от домена, в соответствии с предыдущими выводами о том, что ошибки прогнозирования с точным взвешиванием вычисляются в аналогичных областях мозга, независимо от домена [22,41].

В отличие от предыдущих исследований вознаграждения [45–47] или волатильности [15] обучения в SCZ и у здоровых субъектов с риском психоза [16], мы не обнаружили существенных различий между SCZ и HC в этом отношении. То же самое применимо к пациентам с БДР, где одним из возможных объяснений этого отрицательного открытия является отсутствие наказания за неправильный выбор в нашей задаче, поскольку недавние результаты сходятся в отношении нарушения аверсивного обучения при депрессии (например, [48,49]).

Что касается принятия решений, компьютерное моделирование показало, что пациенты с SCZ и BPD взвешивали свои прогнозы в социальной сфере сильнее, чем HC и MDD.Это объясняет более низкую работоспособность пациентов с БЛД и СКЗ. Их более сильная зависимость от социальных сигналов по сравнению с пациентами с HC и MDD была пагубной, потому что социальный сигнал был более изменчивым, чем несоциальный (5 против 3 случайных изменений).

Общность завышенных прогнозов социальной области у пациентов с SCZ и BPD напрашивается как аспект принятия решений общей межличностной гиперчувствительности в обоих состояниях [50]. Это также отражается в чрезмерных, хотя и неточных атрибуциях психического состояния (гиперментализация) [51–53], которые составляют общую черту ПРЛ и СКЗ [6,51–58].

Гиперментализация также является возможным объяснением выводов [59], где аналогичное моделирование, как в настоящем исследовании, показало, что здоровые участники на верхнем конце спектра паранойи использовали одинаковый вес социальной информации, независимо от того, был ли неверный совет сформулирован как ложный. преднамеренно или нет, в то время как участники с низким уровнем паранойи снижали свой социальный вес, когда отрицательный совет считался преднамеренным. Кроме того, исследование здоровых участников нашей группой [29] показало, что более сильный вес социальных прогнозов над несоциальными во время принятия решений был связан с повышенной активностью скорлупы и передней островковой доли.В будущих исследованиях будет интересно изучить участие этих регионов в чрезмерном социальном весе и гиперментализации при ПРЛ и СКЗ. Кроме того, прямое сравнение пациентов с ПРЛ и аутизмом может помочь раскрыть общие механизмы аберрантных социальных выводов.

В дополнение к поиску различий в обучении и принятии решений между различными диагностическими группами, которые были определены традиционными критериями МКБ-10, мы использовали трансдиагностическую перспективу для исследования связи между вычислительными механизмами социального обучения и принятия решений с помощью ACIPS, a самооценка социальной ангедонии.Предыдущие исследования применяли такой размерный подход к населению в целом и обнаружили, что паттерны аверсивного обучения отображены на различных симптомах депрессии, социальной тревожности и компульсивности [48, 59, 60]. Однако мы не смогли найти трансдиагностической ассоциации социальной ангедонии с вычислительными параметрами социального обучения и принятия решений в наших данных. Возможное объяснение этого отрицательного вывода заключается в том, что мы использовали баллы из одной анкеты, тогда как в предыдущих исследованиях применялся факторный анализ (например,грамм. [60]) по всем пунктам нескольких анкет. Кроме того, в этих исследованиях были изучены более крупные выборки по сравнению с нашим исследованием (> 400 против 116) и, следовательно, они обладали большей статистической мощностью для обнаружения значимых эффектов.

Ограничения

Мы не использовали несоциальный сигнал (например, стрелку, указывающую на карточку) в качестве условия контроля и поэтому не можем полностью исключить возможность того, что повышенный вес нашего социального сигнала, наблюдаемый в ПРЛ и СКЗ, отражает более общий, скорее чем конкретно социальная особенность в обработке информации.Тем не менее, взгляд — очень заметный сигнал, и в этой парадигме мы стремились подчеркнуть социальное качество нашей реплики за счет четкого периода зрительного контакта с участником перед подачей реплики.

Еще одно ограничение касается того факта, что большинство пациентов проходили психофармакологическое лечение во время сбора данных и имели разную степень тяжести и хронические нарушения. Кроме того, разные группы пациентов были обследованы в разных клинических центрах, и в группах SCZ и BPD был гендерный дисбаланс.

Заключение

Применяя подход компьютерной психиатрии [61–65] к данным из задачи вывода с социальным компонентом, мы показываем, что пациенты с ПРЛ демонстрируют аберрантный паттерн корректировки скорости обучения, когда окружающая среда становится более изменчивой. Вместо того, чтобы быстро переучивать изменившиеся непредвиденные обстоятельства, они демонстрируют преувеличенную волатильность обучения. В то время как пациенты с SCZ и MDD имели тенденцию к одинаковому паттерну, они не сильно отличались от контрольной группы в этом отношении.Мы также показываем, что пациенты с ПРЛ и СКЗ сильнее полагаются на убеждения социальной области по сравнению с убеждениями несоциальной области при принятии решений даже в задаче, где противоположное действие дало бы им преимущество. Взятые вместе, это показывает, что есть вычислительные общие черты, а также различия между группами пациентов, что предполагает некоторые основные механизмы, которые могут быть общими для разных диагнозов. Поскольку этот подход позволяет индивидуально количественно оценить серьезность нарушения на механистическом уровне, он может привести к диагностическим и прогностическим достижениям.Кроме того, он указывает путь к возможным целям для новых вмешательств, выходящих за рамки традиционных диагностических границ.

Вспомогательная информация

S6 Таблица. Статистика для смешанного дисперсионного анализа с точностью ответа (% выбора с высокой вероятностью) на основе реальных и смоделированных данных для стабильных и изменчивых фаз (факторная фаза) социальных и несоциальных сигналов (факторный тип сигналов) для всех групп (факторная группа) и графиков (факторная группа). Расписание).

В таблице показаны результаты для реального и смоделированного поведения.

https://doi.org/10.1371/journal.pcbi.1008162.s006

(DOCX)

S7 Таблица. Статистика для смешанного дисперсионного анализа со средним значением

q ( ψ 2 ) во время стабильных и изменчивых фаз (факторная фаза) социальной и несоциальной реплики (факторный тип реплики) для всех групп (факторная группа) и графиков (факторная таблица) ).

В таблице приведены результаты для полной и сокращенной выборки.

https://doi.org/10.1371/journal.pcbi.1008162.s007

(DOCX)

S8 Таблица.Статистика для смешанного дисперсионного анализа с усредненным значением

ψ 3 во время стабильных и изменчивых фаз (факторная фаза) социальной и несоциальной реплики (факторный тип реплики) для всех групп (факторная группа) и графиков (факторный график).

В таблице приведены результаты для полной и сокращенной выборки.

https://doi.org/10.1371/journal.pcbi.1008162.s008

(DOCX)

S1 Рис. Траектории обучения для одного примера участника.

A, Precisions ψ 3 card (красный) и ψ 3 gaze (синий), которые модулируют вес на B, ошибки прогноза δ 2 card (красный ) и δ 2 взгляд (синий).C, прецизионные грузы ψ 2 card по красной траектории и q (ψ 2 card ) по красной пунктирной траектории. Прецизионные грузы ψ 2 взгляд по синей траектории и q (ψ 2 взгляд ) по синей пунктирной траектории. Прецизионные веса модулируют вес на D) ошибка предсказания δ 1 card (красный) и δ 1 gaze (синий) сигналы.E, Темно-красными точками отмечена структура ввода несоциальной информации (синий правильный = 1; зеленый правильный = 0), а пунктирная красная линия представляет основную истину этой входной структуры. Светло-красные точки отмечают варианты выбора (синяя карточка = 1; зеленая карточка = 0). Красная траектория — это траектория убеждений участников относительно правильности синей карты, которая была оценена на основе сделанных выборов. E, та же логика применима к социальной структуре ввода и ответа, выделенной синим цветом. Оценки апостериорных параметров для этого конкретного участника были ω 2 card = -1.460, ω 2 взгляд = -3,576, ω 3 карта = -6,021, ω 2 взгляд = -6,074, лог ( ζ ) = -2,0243 , лог ( β ) = 2,207, логит ( η ) = 0,211.

https://doi.org/10.1371/journal.pcbi.1008162.s010

(TIF)

S2 Рис. Апостериорная прогностическая достоверность.

Моделируемое поведение на основе апостериорных оценок всех участников выявило те же эффекты, что и реальное поведение.Квадратами отмечены 95% доверительные интервалы и стандартные отклонения вертикальных линий.

https://doi.org/10.1371/journal.pcbi.1008162.s011

(TIF)

S3 Рис. Сгруппированы отдельные точки данных, показывающие веса точности для обновления представлений о социальных и несоциальных непредвиденных обстоятельствах и нестабильности.

A, прецизионные гири q ( ψ 2 ). B, прецизионные грузы ψ 3 . В целом, q ( ψ 2 ) и ψ 3 увеличиваются при переходе от стабильной к летучей фазе.

https://doi.org/10.1371/journal.pcbi.1008162.s012

(TIF)

S4 Рис. Восстановление параметров.

Мы моделировали поведенческие реакции на основе апостериорных оценок всех участников 10 раз, в результате чего было выполнено 1160 моделирования. Для каждого испытуемого мы рассчитали средние апостериорные данные, оцененные на основе смоделированных данных (ось x), и коррелировали (корреляции Пирсона) их с исходными оценками апостериорных параметров (ось y), которые показаны на графиках a-f. Расчетные параметры могут быть восстановлены хорошо, однако скорость эволюции третьего уровня ( ω карта ) не может быть восстановлена ​​хорошо.

https://doi.org/10.1371/journal.pcbi.1008162.s013

(TIF)

S5 Рис. Регрессионная модель выбора участников для обоих типов сигналов.

Вверху: модель регрессии для выбора в пространстве карты (1 = выбор синего, 0 = выбор зеленого) с предикторами точности карт (1 = синий правильный, 0 = зеленый правильный) для последних 5 испытаний и значения вознаграждения (значение вознаграждения если выбран синий цвет, значение вознаграждения, если используется зеленый) для всей задачи (слева), стабильной (в центре) и нестабильной (справа) фазы.Наклон между предикторами рассчитывался как независимое от модели считывание «скорости обучения», указывающее на степень взвешенности более свежей информации. Для сравнения разницы между этими наклонами во время стабильной и нестабильной фаз задачи был применен t-тест. Наклоны увеличиваются во время нестабильных фаз по сравнению со стабильными фазами. Ниже: модель регрессии для выбора в пространстве взгляда (1 = принятие совета, 0 = не принятие совета) с предикторами точности взгляда (1 = взгляд правильный, 0 = взгляд неправильный) для последних 5 испытаний и значения вознаграждения по картам (значение вознаграждения если совет принят) для всей задачи (слева), стабильной (в центре) и нестабильной (справа) фазы.

https://doi.org/10.1371/journal.pcbi.1008162.s014

(TIF)

Благодарности

Лара Хенко благодарит Высшую школу системных нейронаук (LMU). Д-р Андреа Диаконеску была поддержана Швейцарским национальным фондом (PZ00P3_167952) и Фондом Крембил. Мы хотели бы поблагодарить Леа Дюрр, Нину фон Акен, Матильду Соммер и Бенджамина Просса за помощь в подборе персонала и сборе данных.

Ссылки

  1. 1.Шильбах Л. К нейропсихиатрии от второго лица. Philos Trans R Soc B Biol Sci. 2016; 371 (1686). Доступно по ссылке: https://doi.org/10.1098/rstb.2015.0081
  2. 2. Баркус Э, Бэдкок Дж. Трансдиагностический взгляд на социальную ангедонию. Фронтальная психиатрия. 2019; 10 (апрель): 1–15. Доступно по ссылке: https://doi.org/10.3389/fpsyt.2019.00216
  3. 3. Бланшар Дж. Дж., Хоран В. П., Браун С. А.. Диагностические различия в социальной ангедонии: продольное исследование шизофрении и большого депрессивного расстройства.J Abnorm Psychol. 2001. 110 (3): 363–71. Доступен по телефону: pmid: 11502079
  4. 4. Купферберг А., Бикс Л., Хаслер Г. Социальное функционирование при большом депрессивном расстройстве. Neurosci Biobehav Rev.2016; 69: 313–32. Доступен по телефону: pmid: 27395342
  5. 5. Fulford D, Campellone T, Gard DE. Социальная мотивация при шизофрении: как исследования основных процессов вознаграждения информируют и ограничивают наше понимание Социальная мотивация при шизофрении: как исследования основных процессов вознаграждения информируют и ограничивают наше понимание.Clin Psychol Rev.2018; 63 (май): 12–24. Доступно по ссылке: https://doi.org/10.1016/j.cpr.2018.05.007
  6. 6. Фрит К. Шизофрения и теория разума. Psychol Med. 2004; 34: 385–9. Доступен по телефону: pmid: 15259823
  7. 7. Фонаги П., Бейтман А.В. Психологическое и пограничное расстройство личности. J Ment Heal. 2007; 16 (1): 83–101. Доступно по ссылке: https://doi.org/10.1080/09638230601182045
  8. 8. Лоусон Р.П., Мэтис К., Рис Г. Взрослые с аутизмом переоценивают непостоянство сенсорной среды.Nat Neurosci. 2017; 20 (9): 4–6. Доступно по ссылке: https://doi.org/10.1038/nn.4615
  9. 9. Мэтис К. Как мы можем получить нозологию с помощью вычислений? Компьютерная психиатрия New Perspect Ment Illn. 2016; 20: 121–38. Доступно по ссылке: https://mitpress.mit.edu/books/computational-psychiatry
  10. 10. Mathys C, Daunizeau J, Friston KJ, Stephan KE. Байесовский фундамент индивидуального обучения в условиях неопределенности. Front Hum Neurosci. 2011; 5 (май): 1–20. Доступно по адресу: https://doi.org/10.3389 / fnhum.2011.00039
  11. 11. Mathys CD, Lomakina EI, Daunizeau J, Iglesias S, Brodersen KH, Friston KJ, et al. Неопределенность восприятия и иерархический фильтр Гаусса. Front Hum Neurosci. 2014; 8 (ноябрь): 1–24. Доступен по телефону: pmid: 24474914
  12. 12. Беренс TEJ, Woolrich MW, Walton ME, Rushworth MFS. Изучение ценности информации в неопределенном мире. Nat Neurosci. 2007. 10 (9): 1214–21. Доступен по телефону: pmid: 17676057
  13. 13. Беренс TEJ, Hunt LT, Woolrich MW, Rushworth MFS.Ассоциативное обучение социальной ценности. Природа. 2008. 456 (7219): 245–9. Доступен по телефону: pmid: 155
  14. 14. Стерцер П., Адамс Р.А., Флетчер П., Фрит С., Лори С.М., Макли Л. и др. Отчет о прогнозирующем кодировании психоза. Биол Психиатрия. 2018; 1–10. Доступно по ссылке: https://doi.org/10.1016/j.biopsych.2018.05.015
  15. 15. Дезерно Л., Беме Р., Матис С., Каттхаген Т., Камински Дж., Стефан К.Э. и др. Оценки волатильности увеличивают переключение выбора и относятся к префронтальной активности при шизофрении.Биол Психиатрия Cogn Neurosci Neuroimaging. 2020 1 февраля; 5 (2): 173–83. Доступен по телефону: pmid: 31937449
  16. 16. Cole DM, Diaconescu AO, Pfeiffer UJ, Brodersen KH, Mathys CD, Julkowski D, et al. Атипичная обработка неопределенности у лиц с риском психоза. NeuroImage Clin. 2020; 26 (декабрь 2019 г.). Доступно по ссылке: https://doi.org/10.1016/j.nicl.2020.102239
  17. 17. Рид EJ, Удденберг S, Suthaharan P, Mathys CD, Taylor JR, Groman SM, et al. Паранойя как недостаток обновления несоциальных убеждений.Элиф. 2020 26 мая; 9. Доступно по ссылке: https://doi.org/10.7554/eLife.56345
  18. 18. Petzschner FH, Weber LAE, Gard T, Stephan KE. Вычислительная психосоматика и компьютерная психиатрия: на пути к совместной структуре дифференциальной диагностики. Биол Психиатрия. 2017; 82 (6): 421–30. Доступен по телефону: pmid: 28619481
  19. 19. Файнберг С.К., Ливитт Дж., Шталь Д.С., Кронемер С., Ландри С.Д., Александр-Блох А. и др. Дифференциальная оценка и изучение социальных и несоциальных сигналов при пограничном расстройстве личности.Биол Психиатрия. 2018; 84 (11): 838–45. Доступен по телефону: pmid: 30041970
  20. 20. Севги М., Диаконеску А.О., Хенко Л., Титгемайер М., Шильбах Л. Социальный байесовский анализ: использование байесовского моделирования для изучения различий в социальном познании, связанных с аутистическими чертами. Биол Психиатрия [Интернет]. 2020; 87 (2): 185–93. Доступен по телефону: pmid: 31856957
  21. 21. Диаконеску А., Матис С., Вебер Л.А., Даунизо Дж., Каспер Л., Ломакина Е.И. и др. Вывод о намерениях других посредством иерархического байесовского обучения.PLoS Comput Biol. 2014; 10 (9): e1003810. Доступен по телефону: pmid: 25187943
  22. 22. Диаконеску А., Матис С., Вебер Л.А., Каспер Л., Мауэр Дж., Стефан К.Э. Иерархические ошибки предсказания в среднем мозге и перегородке во время социального обучения. Soc Cogn Affect Neurosci. 2017; 12 (4): 618–34. Доступен по телефону: pmid: 28119508
  23. 23. Адамс Р.А., Браун Х.Р., Фристон К.Дж. Байесовский вывод, предсказательное кодирование и заблуждения. Avant. 2015; V (3): 51–88. Доступно по ссылке: https://doi.org/10.12849/50302014.0112.0004
  24. 24. Хаузер Т.Ю., Ианнакконе Р., Болл Дж., Матис С., Брандейс Д., Валица С. и др. Роль медиальной префронтальной коры в нарушении принятия решений у подростков с синдромом дефицита внимания / гиперактивности. JAMA Psychiatry. 2014. 71 (10): 1165–73. Доступен по телефону: pmid: 25142296
  25. 25. Пауэрс А.Р., Мэтис К., Корлетт П.Р. Галлюцинации, вызванные Павловым условным рефлексом, возникают в результате перегрузки априорных точек восприятия. Наука. 2017; 357 (август): 596–600. Доступно по адресу: https: // doi.org / 10.1126 / science.aan3458
  26. 26. ДеБеркер А.О. Де, Рутледж Р.Б., Матис С., Маршалл Л., Кросс Г.Ф., Долан Р.Дж. и др. Вычисления неопределенности опосредуют реакцию человека на острый стресс. Nat Commun. 2016; 7: 1–11. Доступно по ссылке: https://doi.org/10.1038/ncomms10996
  27. 27. Бернардони Ф., Гейслер Д., Кинг Дж. А., Джавади А. Х., Ритчел Ф., Мурр Дж. И др. Измененные сигналы обучения медиальной фронтальной обратной связи при нервной анорексии. Биол Психиатрия. 2018 1 февраля; 83 (3): 235–43. Доступен по телефону: pmid: 2
    88
  28. 28.Болис Д., Шильбах Л. За пределами одного байесовского мозга: Моделирование внутри- и межличностных процессов во время социального взаимодействия: Комментарий Фотопулу и Цакириса к «ментализации гомеостаза: социальные истоки интероцептивного вывода». Нейропсихоанализ. 2017; 19 (1): 35–8. Доступно по ссылке: https://doi.org/10.1080/15294145.2017.1295215
  29. 29. Хенко Л., Брэнди М.-Л., Лахнакоски Дж. М., Диаконеску А.О., Матис К., Шильбах Л. Байесовское моделирование улавливает межличностные различия в вычислениях социальных убеждений в скорлупе и островке.Cortex. 2020; (май): 1–16. Доступно по ссылке: https://doi.org/10.1016/j.cortex.2020.02.024
  30. 30. Барон-Коэн С., Уилрайт С., Скиннер Р., Мартин Дж., Клабли Э. Коэффициент аутистического спектра (AQ): данные о синдроме Аспергера / высокофункциональный аутизм, мужчины и женщины, ученые и математики. J Autism Dev Disord. 2001. 31 (1): 5–17. Доступен по телефону: pmid: 11439754
  31. 31. Гудинг, округ Колумбия, Пфлум MJ. Оценка межличностного удовольствия: введение в шкалу ожидаемого и окончательного межличностного удовольствия (ACIPS) и предварительные выводы.Psychiatry Res. 2014. 215 (1): 237–43. Доступен по телефону: pmid: 24210182
  32. 32. Кей С.Р., Фисбейн А.Л. Шкала позитивных и негативных синдромов для шизофрении. Шизофр Бык. 1987. 13 (2): 261–76. Доступен по телефону: pmid: 3616518
  33. 33. Benkert O, Müller MJ, Schlösser R, Addington D, Wetzel H, Marx-Dannigkeit P. Шкала оценки депрессии Калгари для шизофрении: разработка и надежность немецкой версии (CDSS-G). J Psychiatr Res. 2002. 33 (5): 433–43.Доступно по ссылке: https://doi.org/10.1016/s0022-3956(99)00018-7
  34. 34. Бохус М., Кляйндиенст Н., Лимбергер М.Ф., Штиглиц Р.Д., Домсалла М., Чапман А.Л. и др. Краткая версия Перечня пограничных симптомов (BSL-23): разработка и исходные данные о психометрических свойствах. Психопатология. 2009. 42 (1): 32–9. Доступен по телефону: pmid: 132
  35. 35. Стут Г. PsyToolkit: новый веб-метод для запуска онлайн-анкет и экспериментов по времени реакции. Teach Psychol.2017; 44 (1): 24–31. Доступно по ссылке: https://doi.org/10.1177/0098628316677643
  36. 36. Daunizeau J, den Ouden HEM, Pessiglione M, Kiebel SJ, Stephan KE, Friston KJ. Наблюдение за наблюдателем (I): метабайесовские модели обучения и принятия решений. PLoS One. 2010; 5 (12). Доступно по ссылке: https://doi.org/10.1371/journal.pone.0015554
  37. 37. Daunizeau J, den Ouden HEM, Pessiglione M, Kiebel SJ, Friston KJ, Stephan KE. Наблюдение за наблюдателем (II): решение, когда принимать решение.PLoS One. 2010; 5 (12). Доступно по ссылке: https://doi.org/10.1371/journal.pone.0015555
  38. 38. Джара-Эттингер Дж. Теория разума как обучение с обратным подкреплением. Curr Opin Behav Sci. 2019; 29: 105–10. Доступно по ссылке: https://doi.org/10.1016/j.cobeha.2019.04.010
  39. 39. Sutton RS. Получите адаптацию лучше наименьших квадратов? Proc Seventh Yale Work Adapt Learn Syst. 1992: 161–166. Доступно по ссылке: paper: // d471b97a-e92c-44c2-8562-4efc271c8c1b / Paper / p596
  40. 40.Рескорла Р.А., Вагнер А.Р. Теория Павловского кондиционирования: вариации эффективности подкрепления и неармирования. 1972: 1–18. Доступно по ссылке: paper2: // publishing / uuid / 51EED98C-39D3-4ECA-9CC8-F7E445CCB145
  41. 41. Иглесиас С., Матис С., Бродерсен К. Х., Каспер Л., Пиччирелли М., denOuden HEM и др. Иерархические ошибки прогнозирования в среднем и базальном переднем мозге во время сенсорного обучения. Нейрон. 2013; 80 (2): 519–30. Доступен по телефону: pmid: 24139048
  42. 42.Стефан К.Е., Пенни В.Д., Даунизо Дж., Моран Р.Дж., Фристон К.Дж. Выбор байесовской модели для групповых исследований. Нейроизображение. 2009. 46 (4): 1004–17. Доступен по телефону: pmid: 19306932
  43. 43. Rigoux L, Stephan KE, Friston KJ, Daunizeau J. Повторный выбор байесовской модели для групповых исследований. Нейроизображение. 2014; 84: 971–85. Доступен по телефону: pmid: 24018303
  44. 44. Уилсон Р.К., Коллинз Эйдж. Десять простых правил компьютерного моделирования поведенческих данных. Элиф. 2019; 8: 1–33.Доступно по ссылке: https://doi.org/10.7554/eLife.49547
  45. 45. Градин В.Б., Кумар П., Официант Дж., Ахерн Т., Стикл С., Милдерс М. и др. Ожидаемое значение и ошибка прогноза аномалий при депрессии и шизофрении. Головной мозг. 2011. 134 (6): 1751–64.
  46. 46. Juckel G, Schlagenhauf F, Koslowski M, Wüstenberg T, Villringer A, Knutson B и др. Дисфункция прогнозирования вознаграждения вентрального полосатого тела при шизофрении. Нейроизображение. 2006. 29 (2): 409–16. Доступен по телефону: pmid: 16139525
  47. 47.Вальс Дж. А., Фрэнк М. Дж., Робинсон Б. М., Голд Дж. М.. Дефицит избирательного обучения с подкреплением при шизофрении подтверждает прогнозы компьютерных моделей стриатно-кортикальной дисфункции. 2008. 62 (7): 756–64. Доступно по ссылке: https://doi.org/10.1016/j.biopsych.2006.09.042
  48. 48. Мудрый Т, Долан Р.Дж. Связь между аверсивными процессами обучения и трансдиагностическими психиатрическими симптомами, выявленными с помощью крупномасштабного фенотипирования. bioRxiv [Интернет]. 2019; 44 (0): 843045. Доступно по адресу: https: // www.biorxiv.org/content/10.1101/843045v1
  49. 49. Мукерджи Д., Ли С., Казинка Р., Д. Саттертуэйт Т., Кабл Дж. В.. Множественные аспекты принятия решений, основанных на ценностях, при большом депрессивном расстройстве. Научный доклад 2020; 10 (1): 3415. Доступен по телефону: pmid: 32099062
  50. 50. Гундерсон Дж. Г., Лайон-Рут К. Фенотип межличностной гиперчувствительности ПРЛ: модель развития генов окружающей среды. J Pers. 2008; 22 (1): 1–17. Доступно по ссылке: https://doi.org/10.1521/pedi.2008.22.1.22.BPD
  51. 51.Sharp C, Ha C, Carbone C, Ким С., Перри К., Уильямс Л. и др. Гиперментализация у подростков в стационаре: эффекты лечения и связь с пограничными чертами. J Pers Disord. 2013; 27 (1): 3–18. Доступен по телефону: pmid: 23342954
  52. 52. Fonagy P, Luyten P. Подход, основанный на развитии и ментализации, к пониманию и лечению пограничного расстройства личности. Dev Psychopathol. 2009 Янв; 21 (4): 1355–81. Доступен по телефону: pmid: 19825272
  53. 53. Sharp C, Pane H, Ha C, Venta A, Patel AB, Sturek J и др.Теория трудностей регуляции психики и эмоций у подростков с пограничными чертами. J Am Acad Детская подростковая психиатрия. 2011; 50 (6): 563–573.e1. Доступен по телефону: pmid: 21621140
  54. 54. Окрушек Ł, Хаман М., Калиновски К., Таларовска М., Бечио С., Хаман М. и др. Нарушение распознавания коммуникативных взаимодействий от биологического движения при шизофрении. PLoS One. 2015; 10 (2): e0116793. Доступен по телефону: pmid: 25664584
  55. 55. Линч Т.Р., Розенталь М.З., Коссон Д.С., Чивенс Д.С., Лехуэз С.В., Блэр Р.Дж.Повышенная чувствительность к выражению эмоций на лице при пограничном расстройстве личности. Эмоции. 2006. 6 (4): 647–55. Доступен по телефону: pmid: 17144755
  56. 56. Ловик Б., Луйтен П., Ванваллегхем Д., Вермот Р., Майес Л.С., Кроули М.Дж. Что в лице? Ментализация при пограничном расстройстве личности на основе динамично меняющейся мимики. Теория личного разлада, Res Treat. 2015; 7 (1): 72–9. Доступно по ссылке: https://doi.org/10.1037/per0000144
  57. 57. Коркоран Р., Кэхилл С., Фрит CD.Оценка визуальных шуток у людей с шизофренией: исследование «ментализующих» способностей. Schizophr Res. 1997. 24 (3): 319–27. Доступен по телефону: pmid:

    92

  58. 58. Абу-Акель А, Бейли АЛ. Возможность различных форм теории нарушения психики при психических расстройствах и нарушениях развития. Психологическая медицина. 2000; 30 (3): 735–38. Доступен по телефону: pmid: 10883728
  59. 59. Seow TXF, Gillan CM. Трансдиагностическое фенотипирование выявляет множество метакогнитивных нарушений, связанных с компульсивностью.Sci Rep. 2020; 10 (1): 1–11. Доступен по телефону: pmid: 31

    2

  60. 60. Гиллан К.М., Косински М., Уилан Р., Фелпс Е.А., Доу Н.Д. Характеристика измерения психиатрических симптомов, связанных с дефицитом целенаправленного контроля. Элиф. 2016; 5 (МАРЧ3016): 1–24. Доступно по ссылке: https://doi.org/10.7554/eLife.11305
  61. 61. Прочтите Монтегю П., Долан Р.Дж., Фристон К.Дж., Даян П. Вычислительная психиатрия. 2013. 16 (1): 72–80. Доступно по ссылке: https://doi.org/10.1016/j.tics.2011.11.018
  62. 62.Стефан К.Е., Матис С. Вычислительные подходы к психиатрии. Curr Opin Neurobiol. 2014; 25: 85–92. Доступен по телефону: pmid: 24709605
  63. 63. Ван XJ, Кристал JH. Вычислительная психиатрия. Нейрон. 2014. 84 (3): 638–54. Доступен по телефону: pmid: 25442941
  64. 64. Adams RA, Huys QJM, Roiser JP. Вычислительная психиатрия: к математически обоснованному пониманию психического заболевания. J Neurol Neurosurg Psychiatry. 2016; 87 (1): 53–63. Доступен по телефону: pmid: 26157034
  65. 65.Huys QJM, Майя Т. В., Франк MJ. Вычислительная психиатрия как мост от нейробиологии к клиническим приложениям. Nat Neurosci. 2016; 19 (3): 404–13. Доступна по телефону: pmid: 267

Кеннет Дж. Шер | Кафедра психологии

КНИГИ

Шер, К. Дж. (1991). Дети алкоголиков: критическая оценка теории и исследований. Том из серии «Психическое здоровье и развитие» Фонда Джона Д. и Кэтрин Т. Макартур. Чикаго: Издательство Чикагского университета.

Купер, Х. (главный редактор), Камик, П., Лонг, Д., Пантер, А., Риндскопф, Д., и Шер, К. (доц. Ред.). (2012). Справочник АПА по психологии: Справочник АПА по методам исследования в психологии. Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация.

Виноград Р., Шер К. Дж. (2015). Пьянство и злоупотребление алкоголем у студентов колледжей и молодых людей. Бостон: Hogrefe Press.

Шер, К. Дж. (2016) (Ред.). Справочник по употреблению психоактивных веществ и расстройствам, связанным с употреблением психоактивных веществ, тома 1 и 2.Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

ИЗБРАННЫЕ ПОСЛЕДНИЕ (с 2009 г.) СТАТЬИ И ГЛАВЫ

Цицерон, Д., Эплер, А. Дж., И Шер, К. Дж. (2009). Существуют ли формы биполярного расстройства, ограниченные развитием? Журнал аномальной психологии, 118, 431-447.

Дамашек, А. Л., Уильямс, Н., Шер, К. Дж., И Петерсон, Л. (2009). Связь употребления алкоголя опекуном с непреднамеренными травмами в детстве. Журнал детской психологии, 34, 344-353.

Эплер, А.Дж., Шер, К.Дж., Лумис, Т. Б., & О’Мэлли, С. С. (2009). Восприимчивость студентов колледжа к различным вариантам лечения от алкоголя. Журнал здоровья американского колледжа, 58 (1), 26-32.

Эплер, А. Дж., Шер, К. Дж., И Пясецки, Т. (2009). Причины воздержания или ограничения употребления алкоголя: перспективы развития. Психология аддиктивного поведения, 23, 404-414.

Гудриан, А. Э., Слуцке, В. С., Крулл, Дж. Л., и Шер, К. Дж. (2009). Продольные модели игровой активности и связанные с ними факторы риска у студентов колледжей.Наркомания, 104, 1219–1232.

Левитт А., Шер К. Дж. И Бартолоу Б. (2009). Язык опьянения: предварительные исследования. Алкоголизм: клинические и экспериментальные исследования, 33, 448-454.

Литтлфилд А., Шер К. Дж. И Вуд П. К. (2009). Связано ли «созревание» проблемного употребления алкоголя с изменением личности? Журнал аномальной психологии, 118, 360–374.

Мартинес, Дж. А., Муньос Гарсия, М. А., и Шер, К. Дж. (2009). Новый минимальный возраст употребления алкоголя (MLDA)? Некоторые выводы для обсуждения.Аддиктивное поведение, 34, 407-410.

Мартинес, Дж. А., Шер, К. Дж., Крулл, Дж. Л. и Вуд, П. К. (2009). «Синие воротнички»? Посредники и модераторы отсева студентов из университетов в первом поколении. Журнал развития студентов колледжей, 50, 87-103.

Парк А., Шер К. Дж. И Крулл Дж. (2009). Выбор и социализация рискованного употребления алкоголя во время перехода в колледж: важность микросреды, связанной с конкретными жилыми единицами. Психология зависимого поведения, 23, 428-442.

Парк, А., Шер, К. Дж., Крулл, Дж. Л., и Вуд, П. К. (2009). Двойные механизмы, лежащие в основе акцентирования рискованного употребления алкоголя через принадлежность к братству / женскому обществу: роль личности, нормы сверстников и доступность алкоголя. Journal of Abnormal Psychology, 118, 241-245.

Блониген, Д., Литтлфилд, А. К., Хикс, Б., и Шер, К. Дж. (2010). Курс антисоциального поведения в период становления взрослой жизни: различия в развитии личности. Журнал исследований личности, 44, 729-733

Каин, А.С., Эплер, А. Дж., Стейнли, Д., и Шер, К. Дж. (2010). Стабильность и изменение моделей беспокойства, связанных с едой, весом и формой у молодых взрослых женщин: анализ латентного перехода. Журнал аномальной психологии, 119, 255-267.

Дик, Д. М., Смит, Г., Олауссон, П., Митчелл, С. Х., Лиман, Р. Ф., О’Мэлли, С. С., и Шер, К. Дж. (2010). Понимание конструкции импульсивности и ее связи с расстройствами, связанными с употреблением алкоголя. Биология зависимости, 15, 217-226.

Джексон, К.М., Колби, С. М., и Шер, К. Дж. (2010). Ежедневные модели совместного курения и употребления алкоголя среди курильщиков колледжа. Психология аддиктивного поведения, 24, 424-435.

Литтлфилд, А. К., и Шер, К. Дж. (2010). Множество различных способов, которыми личность способствует расстройствам, связанным с употреблением алкоголя. Компас социальной и психологии личности, 4, 767-782.

Литтлфилд, А. К., Шер, К. Дж., И Стейнли, Д. (2010). Траектории развития импульсивности и их связь с употреблением алкоголя и связанными с ними результатами в период становления и юности.Алкоголизм: клинические и экспериментальные исследования, 34, 1409-1416.

Литтлфилд А., Шер К. Дж. И Вуд П. К. (2010). Опосредуют ли изменения мотивов употребления алкоголя связь между изменением личности и «созреванием» проблемного употребления алкоголя? »Journal of Abnormal Psychology, 119, 93-105.

Литтлфилд, А. К., Шер, К. Дж., И Вуд, П. К. (2010). Личностное описание выхода из состояния алкогольного опьянения.
проблем: расширение с помощью пятифакторной модели и устойчивость к проблемам моделирования.Addictive Behaviors, 35, 948-954.

Литтлфилд А. К., Верджес А. и Шер К. Дж. (2010). Три (или более) симптома алкогольной зависимости, но не сгруппированные за одни и те же 12 месяцев: диагностические сироты с продольной точки зрения. Журнал исследований алкоголя и наркотиков, 71, 864-869.

Мартинес, Дж. А., и Шер, К. Дж. (2010). Методы получения и использования «фальшивых документов» у несовершеннолетних студентов колледжей. Аддиктивное поведение, 35, 738-740

Мартинес, Дж. А., Стейнли, Д.А., и Шер К. Дж. (2010). Преднамеренная индукция толерантности к алкоголю: эмпирическое введение в новый риск для здоровья. Наркомания, 105, 1767-1770.

Шер, К. Дж., Дик, Д. М., Крабб, Дж. К., Хатчисон, К. Э., О’Мэлли, С. С., и Хит, А. С. (2010). Согласованные исследовательские подходы к изучению взаимодействия генов x окружающей среды в исследованиях алкоголя. Биология зависимости, 15, 2000-2016.

Талли, А. Э., Шер, К. Дж., И Литтлфилд, А. К. (2010). Сексуальная ориентация и траектории употребления психоактивных веществ в формирующейся взрослой жизни.Наркомания, 105, 1235-1245.

Трулл, Т. Дж., Джанг, С., Томко, Р., Вуд, П. К., и Шер, К. Дж. (2010). Пересмотренные диагнозы расстройств личности NESARC: пол, распространенность и коморбидность с расстройствами зависимости. Журнал расстройств личности, 24, 412-426.

Vergés, A., Steinley, D., Trull, T. J., & Sher, K. J. (2010). Это алгоритм! Почему разные уровни хронической и сопутствующей патологии не являются доказательством обоснованности различия между злоупотреблением и зависимостью.Журнал аномальной психологии, 119, 650–661.

Бристер, Х. А., Шер, К. Дж., И Фромм, К. (2011). Выпивка на 21-й день рождения и связанные с этим физические последствия и поведенческие риски. Психология зависимого поведения, 25, 573-582.

Гудриан, А. Э., Грекин, Э. Р., и Шер, К. Дж. (2011). Принятие решений и торможение реакции как предикторы злоупотребления алкоголем: проспективное исследование. Алкоголизм: клинические и экспериментальные исследования, 35, 1050-1057.

Джанг, С., Трулл, Т. Дж., Вуд, П. К., Трагессер, С. Л., Томко, Р., Грант, Дж. Д., Бухольц, К. К., и Шер, К. Дж. (2011). Различение общих и специфических особенностей расстройства личности и последствий для коморбидности зависимости от психоактивных веществ. Журнал аномальной психологии, 120, 656-669.

Литтлфилд, А. К., Агравал, А., Эллингсон, Дж., Кристьянссон, С., Мэдден, П. А. Ф., Бухольц, К. К., Слуцке, В. С.,
Хит, А. С., и Шер, К. Дж. (2011). Объясняет ли вариативность мотивов употребления алкоголя генетическое совпадение между личностными особенностями и симптомами расстройства, связанного с употреблением алкоголя? Двойное исследование молодых женщин.Алкоголизм: клинические и экспериментальные исследования, 35, 2242-2250.

Литтлфилд, А. К., Верже, А., Маккарти, Д. М., и Шер, К. Дж. (2011). Взаимодействие между самооценкой ожидаемых результатов алкоголя и когнитивным функционированием в прогнозировании употребления алкоголя и связанных с ним проблем: дальнейшее исследование. Психология зависимого поведения, 25, 542-546.

Мартин, К. С., Шер, К. Дж., И Чанг, Т. (2011). Комментарий: опасное употребление не должно быть диагностическим критерием расстройств, связанных с употреблением психоактивных веществ, в DSM-5.Журнал исследований алкоголя и наркотиков, 72, 685-686.

Мартин, К. С., Стейнли, Д. Л., Верже, А., и Шер, К. Дж. (2011). Письмо в редакцию: Предложенный алгоритм симптомов 2/11 для расстройств, связанных с употреблением психоактивных веществ, является слишком мягким. Психологическая медицина, 41, 2008-2010.

Парк, А., Э., Шер, К. Дж., Тодоров, А., и Хит, А. С. (2011). Взаимодействие между полиморфизмом VNTR DRD4 и проксимальным и дистальным окружением при алкогольной зависимости в период ранней и молодой взрослой жизни.Журнал аномальной психологии, 120, 585-595.

Пясецки, Т. М., Джанг, С., Вуд, П. К., Робертсон, Б. М., Эплер, А. Дж., Кронк, Н. Дж., Рорбо, Дж. У., Хит, А. С., Шиффман, С., и Шер, К. Дж., (2011). Субъективные эффекты совместного употребления алкоголя и табака: исследование экологической мгновенной оценки. Журнал аномальной психологии, 120, 557-571.

Шер К. Дж., Джексон К. М. и Стейнли Д. А. (2011). Траектории употребления алкоголя и вездесущая кошачья колыбель: повод для беспокойства? Журнал аномальной психологии, 120, 322-335.

Тэлли, А. Э., Томко, Р. Л., Литтлфилд, А. К., Трулл, Т. Дж., И Шер, К. Дж. (2011). Роль общего нарушения идентичности в сообщениях о нарушениях, связанных с употреблением психоактивных веществ в течение всей жизни, среди взрослых из сексуальных меньшинств, употреблявших психоактивные вещества в анамнезе. Психология зависимого поведения, 25, 530-541.

Вержес, А., Литтлфилд, А. К., и Шер, К. Дж. (2011). Увеличилось ли за десять лет показатели расстройств, связанных с употреблением алкоголя, на 67%? Сравнение NLAES и NESARC. Журнал аномальной психологии, 120, 468-477.

Agrawal, A., Nelson, EC, Littlefield, AK, Bucholz, KK, Degenhardt, L., Henders, AK, Madden, PAF,
Martin, NG, Montgomery, GW, Pergadia, ML, Sher, KJ, Heath, AC, и Лински, MT (2012). Генотип каннабиноидного рецептора (CNR1) смягчает эффекты физического насилия в детстве на ангедонию
и депрессию. Архив общей психиатрии, 69, 732-740.

Каин А. С., Эплер А. Э., Стейнли Д. и Шер К. Дж. (2012). Проблемы, связанные с едой, весом и фигурой: типологии и изменения у мужчин в годы учебы в колледже.Международный журнал расстройств пищевого поведения, 45, 768-775.

Чассин, Л., Ли, М. Р., Чо, Й.-И., Ван, Ф., Агравал, А., Шер, К. Дж., И Лински, М. Т. (2012). Тестирование нескольких уровней влияния на передачу алкогольных расстройств от поколения к поколению с точки зрения развития: пример сверстников, способствующих употреблению алкоголя, и вариации µ-опиоидных рецепторов (OPRM1). Развитие и психопатология, 24, 953-967.

Грант, Дж. Д., Верже, А., Джексон, К. М., Трулл, Т. Дж., Шер, К. Дж., И Бухольц, К. К. (2012). Возрастные и этнические различия в возникновении, сохранении и рецидивах расстройства, связанного с употреблением алкоголя, в рамках развития. Наркомания, 107, 756-765.

Литтлфилд, А. К., и Шер, К. Дж. (2012). Отказ от курения и изменение личности в зрелом возрасте. Исследования никотина и табака, 14, 338-342.

Литтлфилд, А. К., Верджес, А., Вуд, П. К., и Шер, К. Дж. (2012). Транзакционные модели между личностью и алкогольной зависимостью: дальнейшее исследование.Журнал аномальной психологии, 121, 778-783.

Пясецки, Т. М., Элли, К. Дж., Слуцке, В. С., Вуд, П. К., Шер, К. Дж., Шиффман, С., и Хит, А. С. (2012). Низкая чувствительность к алкоголю: взаимосвязь с возникновением похмелья и восприимчивостью к моментальной экологической оценке. Журнал исследований алкоголя и наркотиков, 73, 925-932.

Пясецки., Т. М., Вуд, П. К., Шиффман, С. Шер, К. Дж., И Хит, А. С. (2012). Реакция на употребление алкоголя и сигарет во время экологически оцененных эпизодов употребления алкоголя.Психофармакология, 223, 331-344 ..

Талли А. Э., Шер К. Дж., Стейнли Д., Вуд П. К. и Литтлфилд А. К. (2012). Модели употребления алкоголя и
последствий среди подгрупп сексуальных меньшинств, полученных эмпирическим путем. Журнал исследований алкоголя и наркотиков, 73, 290-302.

Трулл, Т. Дж., Вержес, А., Вуд, П. К., Джанг, С., и Шер, К. Дж. (2012). Структура симптомов расстройства личности DSM-IV-TR на большой национальной выборке. Расстройства личности: теория, исследования и лечение, 3, 355-369.

Верже, А., Джексон, К. М., Бухольц, К. К., Грант, Дж. Д., Трулл, Т. Дж., И Вуд, П. К., и Шер, К. Дж. (2012). Деконструкция кривой возрастной зависимости от алкоголя: почему «взросление» — это лишь небольшой кусочек головоломки. Журнал аномальной психологии, 121, 511-523.

Виноград Р., Литтлфилд А. К., Мартинес Дж. А. и Шер К. Дж. (2012). Пьяное Я: пятифакторная модель как организационная структура для характеристики восприятия собственного опьянения.Алкоголизм: клинические и экспериментальные исследования, 36, 1787-1793.

Виноград, Р., Литтлфилд, А. К., и Шер, К. Дж. (2012). Считают ли себя более зрелыми люди, которые перестали пить алкоголь? Алкоголизм: клинические и экспериментальные исследования, 36, 1212-1218.

2013
Кэдиган, Дж. М., Литтлфилд, А. К., Мартенс, М. П., и Шер, К. Дж. (2013). Переходы от занятий спортом и от него, а также от рискованного употребления алкоголя. Журнал исследований алкоголя и наркотиков, 74, 21-29.

Чассин, Л.А., Шер, К. Дж., Хусонг, А., и Курран, П. (2013). Психопатология развития при употреблении алкоголя и алкогольных расстройствах: достижения в исследованиях и направления на будущее. Развитие и
Психопатология, 25, 1567-1584.

Левитт А., Шлаух Р. К., Бартолоу Б. Д. и Шер К. Дж. (2013). Гендерные различия в естественных языковых факторах субъективной интоксикации у студентов колледжа: экспериментальное исследование виньетки. Алкоголизм: клинические и экспериментальные исследования, 37, 2145-2151.

Литтлфилд, А. К., Вержес, А., Розински, Дж. М., Стейнли, Д., и Шер, К. Дж. (2013). Мотивационные типологии пьющих: образуют ли те, кто выпивает лучше, и справляются с этим, две отдельные группы? Наркомания, 108, 497-503.

Шер, К. Дж., И Верже, А. (2013). Зависимое поведение. Оксфордские библиографии по психологии. Нью-Йорк: Оксфорд. DOI: 10.1093 / OBO / 9780199828340-0126

Трулл, Т. Дж., Вержес, А., Вуд, П. К., и Шер, К. Дж. (2103). Структура диагнозов расстройства личности DSM-IV-TR в NESARC: повторный анализ.Журнал расстройств личности, 27, 727-734.

Верже, А., А., Хени, А. М., Джексон, К. М., Бухольц, К. К., Грант, Дж., Трулл, Т. Дж., Вуд, П. К., и Шер, К. Дж. (2013). Уточнение понятия «созревание»: результаты исследования NESARC. Американский журнал общественного здравоохранения, 103, e67-e73.

2014
Конвей, К.П., Вулло, Г.С., Кеннеди, А.П., Фингер, М.С., Агравал, А., Бьорк, Дж.М., Фаррер, Л.А., Хэнкок, Д.Б., Хусонг, А., Оаким, П., Хаггинс, В. , Хендершот, Т., Крапива, Д.С., Пратт, Дж., Майезе, Д., Джанкинс, Х. А., Рамос, Э. М., Стрейдер, Л. К., Гамильтон, К. М., Шер, К. Дж. (2014). Совместимость данных в наркологических науках: исследование общности меры. Наркотическая и алкогольная зависимость, 141, 153-158. DOI: 10.1016 / j.drugalcdep.2014.04.029.

Карран, П. Дж., МакГинли, Дж. С., Бауэр, Д. Дж., Хусонг, А. М., Бернс, А., Чассин, Л. А., Шер, К. Дж., И Цукер, Р. С. (2014). Модерируемая нелинейная факторная модель для разработки соразмерных показателей в интегративном анализе данных.Многомерное поведенческое исследование, 49, 214-231.

Эллингсон, Дж. М., Флеминг, К. А., Вержес, А., Бартолоу, Д., и Шер, К. Дж. (2014). Рабочая память как модератор импульсивности и причастности к алкоголю: проверка когнитивно-мотивационной теории употребления алкоголя с использованием перспективных и обновленных данных рабочей памяти. Аддиктивное поведение, 39, 1622-1631. DOI: 10.1016 / j.addbeh.2014.01.004

Эплер, А. Дж., Томко, Р. Л., Пясецки, Т. М., Вуд, П. К., Шер, К. Дж., Шиффман, С., и Хит, А.С. (2014). Влияет ли похмелье на время следующей порции? Исследование с использованием экологической мгновенной оценки. Алкоголизм: клинические и экспериментальные исследования, 38, 1461-1469.

Хэни, А. М., Литтлфилд, А. К., и Шер, К. Дж. (2014). Повторные диагнозы расстройств, связанных с употреблением алкоголя в течение всей жизни, в проспективном исследовании: понимание масштабов и характера проблемы надежности и достоверности. Алкоголизм: клинические и экспериментальные исследования, 38, 489-500.

Хэни, А. М., Литтлфилд, А.К., и Шер К. Дж. (2014). Ложноотрицательные результаты при оценке расстройств, связанных с употреблением алкоголя в течение всей жизни: серьезная, но недооцененная проблема. Журнал исследований алкоголя и наркотиков, 75, 530-535.

Джексон, К. М., Бухольц, К. К., Вуд, П. К., Стейнли, Д., Грант, Дж. Д., и Шер, К. Дж. (2014). На пути к характеристике и подтверждению подтипов расстройств, связанных с употреблением алкоголя: объединение данных о потреблении и симптомах. Психологическая медицина, 44, 143-159.

Мартин, К.С., Лангенбухер, Дж.В., Чанг, Т., и Шер, К. Дж. (2014). Правда или последствия в диагностике расстройств, связанных с употреблением психоактивных веществ. Наркомания, 109, 1773–1778.

Мартин, К. С., Лангенбухер, Дж. У., Чанг, Т., и Шер, К. Дж. (2014). Правда или последствия в диагностике расстройств, связанных с употреблением психоактивных веществ; Ответ на комментарии. Наркомания, 109, 1784-1785.

Мартинес, Дж. А., Шер, К. Дж., И Вуд, П. К. (2014). Последствия употребления алкоголя и последующее употребление алкоголя у студентов колледжа старше четырех лет. Психология аддиктивного поведения, 28, 1240-1245.

Пясецки Т.М., Купер М.Л., Вуд П.К., Шер К.Дж., Шиффман С. и Хит А.С. (2014). Диспозиционные мотивы употребления алкоголя: Связь с оцененными эффектами алкоголя и потреблением алкоголя в рамках исследования экологической мгновенной оценки. Психологическая оценка, 26, 363-369.

Вержес, А., Джексон, К. М., Бухольц, К. К., Трулл, Т. Дж., Лейн, С. П., и Шер, К. Дж. (2014). Расстройства личности и стойкость расстройств, связанных с употреблением психоактивных веществ: повторный анализ опубликованных результатов NESARC.Журнал аномальной психологии, 123, 809-820.

Верже, А., Кушнер, М. Г., Джексон, К. М., Бухольц, К. К., Трулл, Т. Дж., Лейн, С. П., и Шер, К. Дж. (2014). Расстройства личности и стойкость тревожных расстройств: доказательство эффекта времени измерения в NESARC. Журнал тревожных расстройств, 28,178-186.

Виноград Р., Стейнли Д. и Шер К. Дж. (2014). Пьяная личность: отчеты пьющих и знающих информаторов. Экспериментальная и клиническая психофармакология, 22, 187–197.

2015

Дик Д. М., Агравал А., Келлер М. К., Адкинс А., Алиев Ф., Монро С., Хьюитт Дж. К., Кендлер К. С. и Шер К. Дж. (2015). Кандидат на исследование взаимодействия генов и окружающей среды: размышления и рекомендации. Перспективы психологических наук, 10, 37-59.

Лейн, С. П., и Шер, К. Дж. (2015). Ограничения существующих подходов к серьезности диагноза на основе количества критериев: пример с DSM-5 расстройство, вызванное употреблением алкоголя. Клиническая психологическая наука, 3, 819-835.

Ли М. Р., Бартолоу Б. Д., Маккарти Д. М., Педерсен С. Л. и Шер К. Дж. (2015). Два альтернативных подхода к обычному вменению среднего человека по шкале самооценки воздействия алкоголя (SRE). Психология аддиктивного поведения, 29, 231-236.

Ли М. Р., Эллингсон Дж. И Шер К. Дж. (2015). Интеграция социально-контекстных и внутриличностных механизмов «созревания»: совместное влияние семейно-ролевых переходов и созревания личности на сокращение проблемного употребления алкоголя.Алкоголизм: клинические и экспериментальные исследования, 39, 1775-1787.

Ширман Э., Стейнли Д. и Шер К. Дж. (2015). Половые различия в латентной классовой структуре расстройства, связанного с употреблением алкоголя: имеет ли значение (дез) агрегирование показателей? Экспериментальная и клиническая психофармакология, 23, 291-301.

Treloar, H., Piasecki, T. M., Denis M. McCarthy, D. M., Sher, K. J., & Heath, A. C. (2015). Экологические данные, влияющие на восприятие эффектов алкоголя, зависят от ожиданий от алкоголя. Наркомания, 110 , 1432-1442.

2016

Бонесс, К., Лейн, С. П., и Шер, К. Дж. (2016). Оценка синдрома отмены и похмелья в AUDADIS ошибочна: частота отмены, вероятно, завышена. Алкоголизм: клинические и экспериментальные исследования, 40, 1691-1699.

Чассин, Л. А., Колдер, К., К., Хусонг, А., и Шер, К. Дж. (2016). Употребление психоактивных веществ и расстройства, связанные с употреблением психоактивных веществ. В D. Cicchetti (Ed.), Психопатология развития, Том третий, Риск, расстройство и адаптация, 3-е издание, стр. 833-897. Нью-Йорк: Вили.

Фармер, Р. Ф., Гау, Дж. М., Сили, Дж. Р., Кости, Д. Б., Шер, К. Дж., И Левинсон, П. М. (2016). Интернализующие и экстернализирующие расстройства как предикторы возникновения алкогольного расстройства в течение трех периодов развития. Наркотическая и алкогольная зависимость, 164, 8–46.

Флеминг, К. А., Бартолоу, Б. Д., Хилгард, Дж., Маккарти, Д. М., О’Нил, С. Е., Стейнли, Д., и Шер, К. Дж. (2016). Анкета для определения чувствительности к алкоголю: доказательства валидности конструкции . Алкоголизм: клинические и экспериментальные исследования , 40, 880-888.

Хейни А., Литтлфилд А. и Шер К. Дж. (2016). Ограничения оценки расстройства, связанного с употреблением алкоголя на протяжении всей жизни: исследование с проверкой критериев. Addictive Behaviors, 59, 95-99.

Кенна, Г. А., и Шер, К. Дж. (2016 ). Памяти Марка Д. Вуда, доктора философии, профессора психологии (1960-2015). Алкоголь и алкоголизм, 51,118-118.

Литтлфилд, А. К., и Шер, К.J. (2016). Расстройства личности и употребления психоактивных веществ. В книге К. Дж. Шера (ред.), Справочник по употреблению психоактивных веществ и расстройствам, связанным с употреблением психоактивных веществ, том 1. Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета.

Шер, К. Дж. (2016) (Ред.). Справочник по употреблению психоактивных веществ и расстройствам, связанным с употреблением психоактивных веществ, тома 1 и 2. Нью-Йорк: Oxford University Press.

Шер, К. Дж., И Верджес, А. (2016). Предвидя будущее исследований употребления психоактивных веществ и расстройств, связанных с употреблением психоактивных веществ. В книге К. Дж. Шера (ред.), Справочник по употреблению психоактивных веществ и расстройствам, связанным с употреблением психоактивных веществ, .Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Шер, К. Дж., И Верджес, А. (2016). Введение и обзор. В книге К. Дж. Шера (ред.), Справочник по употреблению психоактивных веществ и расстройствам, связанным с употреблением психоактивных веществ, . Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Стейнли, Д., Лейн, С. П., Шер, К. Дж. (2016). Определение оптимальных диагностических критериев хронической и сопутствующей патологии. В фармакологии Silico , 4 декабря (1) .1.

Trela, C.J., Piasecki, T.M., Bartholow, B.D., Heath, A.C., & Шер, К. Дж. (2016). Естественное выражение индивидуальных различий в самооценке уровня реакции на алкоголь во время экологически оцененных эпизодов употребления алкоголя. Психофармакология, 59, 880-888.

Уилснак, С. К., Шер, К. Дж., Фромм, К., Леонард, К. Э., Надь, Л. Е., и Уайт, Х. Р. (2016). Не все группы, связанные с отраслью, созданы равными: некоторые условия, при которых наука и промышленность могут сосуществовать с этической точки зрения и на благо общества. Журнал исследований алкоголя и наркотиков, 77, 541-544.

Виноград Р., Стейнли Д. С. и Шер К. Дж. (2016). В поисках мистера Хайда: пятифакторный подход к характеристике «типов пьяных». Исследования и терапия зависимости, 24 , 1-8.

2017

Фармер, Р. Ф., Сили, Дж. Р., Кости, Д. Б., Гау, Дж. М., Дункан, С. С. Шер, К. Дж., И Левинсон, П. М. (2017). Нет надежных доказательств того, что эмоциональные расстройства являются ближайшими предшественниками, сопутствующими или краткосрочными последствиями расстройств, связанных с употреблением алкоголя при первом эпизоде, в репрезентативной выборке сообщества. Журнал исследований по алкоголю и наркотикам, 78 , 222-231 .

Хейни, А., Уивер, К. К., Мартинес, Дж. А., Стейнли, Д., и Шер, К. Дж. (2017). Связано ли преднамеренное формирование толерантности к алкоголю с отрицательными последствиями употребления алкоголя? Аддиктивное поведение, 65, 98-101.

Коручуоглу, О., Шер, К. Дж., Вуд, П. К., Саултс, Дж. С., Альтамирано, Л., Мияке, А., и Бартолоу, Б. Д. (2017). Острое влияние алкоголя на смену установки и ее смягчение исходными индивидуальными различиями: анализ скрытых переменных. Наркомания, 112, 442-453.

Park, A., Kim, J., Zaso, MJ, Glatt, SJ, Sher, KJ, Scott-Sheldon, LAJ, Eckert, TL, Vanable, PA, Carey, KB, Ewart, CK, & Carey, MP ( 2017). Взаимодействие между полиморфизмом DRD4 VNTR и воспринимаемыми нормами употребления алкоголя сверстниками при употреблении и злоупотреблении алкоголем подростками. Развитие и психопатология, 29, 173-183.

Виноград Р., Стейнли Д., Лейн С. П. и Шер К. Дж. (2017).Экспериментальное исследование личности в состоянии алкогольного опьянения с использованием отчетов самих себя и наблюдателей. Клиническая психологическая наука, 5, 439-456.

в прессе

Deutsch, A., Steinley, D. A., Sher, K. J., & Slutske, W. S. (в печати). «У кого есть выпивка? Роль доступа к алкоголю во взаимосвязи между социальным статусом и индивидуальным потреблением». Журнал исследований алкоголя и наркотиков

Эллингсон, Дж. М., Литтлфилд, А. К., Верже, А., и Шер, К.J. (в печати). Психопатия и расстройства, связанные с употреблением психоактивных веществ. В С. Дж. Патрике (ред.), Справочник по психопатии. Нью-Йорк: Гилфорд Пресс.

Фаззино, Т. Л., Флеминг, К., Шер, К. Дж., Салливан, Д. К., и Бефорт, К. (в печати). Пьянство в молодом возрасте увеличивает вероятность перехода к ожирению. Американский журнал профилактической медицины.

Хэни, А., Бонесс, К., Макдауэлл, Ю., и Шер, К. Дж. (В печати). Расстройства, связанные с употреблением алкоголя. В Дж. Хансли и Э.J. Mash (Eds.), Справочник по работающим оценкам , 2-е издание . Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Хон, Л. С. Э., Бартолов, Б. Д., Пясецки, Т., М., и Шер, К. Дж. (2017). Чувствительность женщин к алкоголю предсказывает связанный с алкоголем секс. Клинические и экспериментальные исследования алкоголизма. DOI: 10.1111 / acer.13447 [Epub перед печатью]

Ли, М. Р., и Шер, К. Дж. (В печати) «Вызревание» запоя и проблемы с алкоголем. Исследование алкоголя: текущие обзоры.

Ли, М. Р., Бонесс, К. Л., Макдауэлл, Ю. Э., Верже, А., Стейнли, Д. Л., и Шер, К. Дж. (В печати). Устойчивость и тяжесть расстройства, связанного с употреблением алкоголя: исследование продолжительности жизни. Клиническая психологическая наука.

Шер, К. Дж. (В печати). Интеграция структуры личности, процесса и развития — важная, но непростая задача. Европейский журнал личности.

Шер К. Дж., Литтлфилд А. и Ли М. (в печати).Личностные процессы, связанные с развитием и разрешением расстройств, связанных с употреблением алкоголя. В Х. Фитцджеральд и Л. Паттлер (ред.), Расстройства, связанные с употреблением алкоголя: перспективы психопатологии развития и науки о развитии. Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Стейнли Д., Хоффман М., Бруско М. Дж. И Шер К. Дж. (В печати). A Method for Making Inferences in Network Analysis: Comment on Forbes, Wright, Markon, and Krueger (в печати). Журнал аномальной психологии.

Тарантола, М. Е., Здоровье, А. С., Шер, К. Дж., И Пясецки, Т. М. (в печати). Первичные и вторичные мотивы зависимости WISDM: ассоциации со скоростью курения, тягой и воздействием сигарет в естественной среде. Исследования никотина и табака. DOI: 10.1093 / NTR / NTX027. [Epub перед печатью]

Майкл К. Уильямс и Джеймс Пьюрфой говорят «Хэп и Леонард»

The Knockturnal встретились с главными персонажами Хэпа и Леонарда: Майкл К.Williams и James Purefoy, любезно предоставлено SundanceTV .

См. Ниже.

The Knockturnal: Что привлекло вас в вашей роли?

Майкл К. Уильямс : Первое, что привлекло меня в Хэпе и Леонарде, было то, что он ходячее противоречие. Он в противоречии. Мне нравится персонаж. Мне нравится, что это не тот человек, которого я обычно видел по телевизору. И я люблю мир, в котором они существуют. И текст, в котором они отлично справились.Это было первое, что меня в нем привлекло.

The Knockturnal: Обычно вы играете сильных персонажей. Поскольку этот сезон проходит в расистском городе, вы чувствовали, что вам нужно немного приручить свой голос / характер?

Майкл К. Уильямс : Я не подхожу к своим проектам таким образом. Дело в том, кто персонаж. Это честно по отношению к этому персонажу. Дело не в том, чтобы сыграть еще один более сложный номер. Я играю честно — истинные ноты каждого персонажа в меру своих возможностей.А для Леонарда, знаете ли, он пережил тяжелые времена. Его избили. Он черный человек в Америке, который служил своей стране и который немного отстает. Он немного огорчен этим, и у него есть настоящая связь со своим другом — в Хэпе. И они как бы опираются друг на друга для поддержки и понимания, что это просто прекрасная дружба между двумя мужчинами. Это прекрасная история о дружбе, мужественности и мужской дружбе в Америке; о сексуальности; о расе; все вышеперечисленное. Все это мне кажется очень привлекательным для шоу.

The Knockturnal: Какой момент из шоу вам больше всего понравился?

Майкл К. Уильямс : Один из моих любимых моментов из этого шоу на самом деле будет в этом сезоне. Знаете, если честно, это было по личным причинам. Первые два сезона нам приходилось бороться, чтобы найти ритм, голос — это было очень много. Я подумал, что только потому, что он (Джеймс Пьюрфой) и я были друзьями, для нас было бы несложно вмешаться в это. Но на самом деле это усложняло задачу, потому что мы в некотором смысле узнали друг друга в этом мире.И мы узнали, как мы работаем. И это был просто процесс. В третьем сезоне я чувствую, что ритм, который есть у нас с ним, и подшучивание — вы знаете, это мрачно, но это все равно комедия. И подшучивание определенно часть. И ритм в подшучивании определенно является частью шоу. Я чувствую, что в этом сезоне мы это освоили. Он в кармане. Бывает ситуация, когда Хэп заходит в эту штуку, где он делает эти маленькие — как вы это называете — розыгрыши, если вы хотите им позвонить, чтобы получить информацию. Он думает, что мог бы добиться кого угодно милыми разговорами, а это не всегда срабатывает, правда? Итак, на этот раз это не сработает, поэтому он решает создать вымышленную историю об африканском докторе.Он решает сказать этим людям, которые хотят нас убить, что я африканский врач. Так что я немедленно должен придумать африканский акцент, и он дает мне несколько нот. Джеймс отводит меня в сторону и говорит: «Майк, сделай вот так». Я не собираюсь отдавать это, потому что хочу, чтобы вам это понравилось. Он говорит мне делать это определенным образом и дает мне идею — записку, как актеру. И это было в тот момент. Это было быстро и гениально. И это один из моих любимых моментов. Люди будут видеть меня забавным. Мне не удается часто смешить людей в своей карьере.Так что я думаю, что это один из самых забавных моментов в моей карьере. И все это было основано на записке, которую дал мне мой коллега. Так что это один из моих любимых моментов в сериале.

The Knockturnal: Ребята, вы проводили исследования для сериала? Вы когда-нибудь читали книги?

Джеймс Пьюрфой : Да, я имею в виду — я читаю книги. Мне интересно заниматься этим — читать книгу. Потому что это дает вам представление о том, какой тон Джо Лэнсдейл использовал в этом сезоне. Так что я считаю полезным это сделать.И читать книгу может быть опасно, потому что вы часто играете в вещи, которые есть в книге, а не в сценарии. Так что иногда это хорошо, а иногда нет. Я провел изрядное количество исследований KKK и KKK в восточном Техасе. И я думаю, что одна из важных вещей — как вы только что сказали — впервые, и это одна из вещей, которые делает White Supremacy, это то, что Хэп и Леонард смотрят друг на друга так: «О, ты черный парень. О, ты белый парень.«Это то, что они осознают, но никогда не воспринимали это как отрицательное или потенциально отрицательное. Это яд.

The Knockturnal: Тебе из-за этого некомфортно на съемочной площадке?

Джеймс Пьюрфой: Нет, потому что мы очень честны друг с другом.

Майкл К. Уильямс: Мне не было неудобно с Джеймсом, мне было неудобно играть эти ноты. Это неудобно. Мы снимали его в Грузии, где, знаете, исторически много чего происходило.Временами на съемочной площадке мне было неудобно приходить и видеть растянутое слово «Нигер» «Иди домой, парень» на боку машины, в которой находился мой персонаж. Увидеть флаги Конфедерации.

Джеймс Пьюрфой: Вам не нужен реквизитор, чтобы написать на машине «Иди домой, н ** эр», а затем посмотреть вверх и понять, что во всех окнах над вами есть флаги Конфедерации. Мне не нужно записывать «Иди домой, парень», потому что с этими флагами Конфедерации вы говорите это с этим флагом.Так что у нас была жизнь, имитирующая искусство, имитирующая жизнь прямо на съемочной площадке перед нами.

Премьера 3-го сезона телеканала SundanceTV Хэп и Леонард состоялась 7 марта.

Концептуализация, измерение и управление капиталом бренда, ориентированным на клиентов, в JSTOR

Абстрактный

Автор представляет концептуальную модель капитала бренда с точки зрения отдельного потребителя. Капитал бренда, ориентированный на потребителя, определяется как дифференцированное влияние знания бренда на реакцию потребителей на маркетинг бренда.Считается, что бренд имеет положительный (отрицательный) капитал бренда, основанный на потребителях, когда потребители более (менее) положительно реагируют на элемент комплекса маркетинга для бренда, чем на тот же элемент комплекса маркетинга, когда он приписывается фиктивно названному или неназванная версия продукта или услуги. Знание бренда концептуализируется в соответствии с моделью ассоциативной сетевой памяти с точки зрения двух компонентов: узнаваемости бренда и имиджа бренда (т. Е. Набора ассоциаций с брендом). Капитал бренда, ориентированный на клиента, возникает, когда потребитель знаком с брендом и хранит в памяти некоторые благоприятные, сильные и уникальные ассоциации с брендом.Обсуждаются вопросы построения, измерения и управления капиталом бренда, ориентированного на клиентов, а также области для будущих исследований.

Информация о журнале

The Journal of Marketing (JM) разрабатывает и распространяет знания о реальных вопросах маркетинга, имеющих отношение к ученым, преподавателям, менеджерам, потребителям, политикам и другим заинтересованным сторонам общества. Это главный источник серьезных маркетинговых исследований. С момента своего основания в 1936 году JM играет значительную роль в формировании содержания и границ маркетинговой дисциплины?

Информация об издателе

Сара Миллер МакКьюн основала SAGE Publishing в 1965 году для поддержки распространения полезных знаний и просвещения мирового сообщества.SAGE — ведущий международный поставщик инновационного высококачественного контента, ежегодно публикующий более 900 журналов и более 800 новых книг по широкому кругу предметных областей. Растущий выбор библиотечных продуктов включает архивы, данные, тематические исследования и видео. Контрольный пакет акций SAGE по-прежнему принадлежит нашему основателю, и после ее жизни она перейдет в собственность благотворительного фонда, который обеспечит дальнейшую независимость компании. Основные офисы расположены в Лос-Анджелесе, Лондоне, Нью-Дели, Сингапуре, Вашингтоне и Мельбурне.www.sagepublishing.com

Гарри | Энгри Бердз Вики

Гарри

Мощность (с)

Стреляет в 2 кофейные чашки

Виды

Свинья (Sus Scrofa Domesticus)

Гарри — свинья, который появился в The Angry Birds Movie 2 и Angry Birds Reloaded в качестве главного персонажа. Он озвучивает Стерлинг К. Браун.

Внешний вид

Это невысокая зеленая свинья с темно-зелеными усами под мордой, бородкой такого же цвета под ртом и темно-зелеными волосами, которые кажутся влажными.Он носит оранжевые очки, бежевую куртку с белой майкой или футболкой и белые туфли. Кажется, он всегда приносит с собой чашку кофе.

Личность

Гарри кажется одним из самых умных свиней из всех. Он отлично изобретает такие инструменты, как Invisi-Spray и другие безумные изобретения. Он большой друг Леонарда, помогает ему и птицам. Он также выглядит очень серьезным и говорит с британским акцентом.

Появления в игре

Angry Birds Reloaded

Гарри появляется в этой игре в качестве игрового персонажа на многочисленных уровнях во всех 3 эпизодах Eagle Island.Его сила — это переработка Блюза, но вместо этого он стреляет в две кофейные чашки.

Галерея

Angry Birds Friends!

Гарри появился в Angry Birds Friends! на турнире Prank Wars, где он был обычной средней свиньей с волосами, бородкой и очками, однако предметы могли появляться отдельно. У него не было особых способностей или силы, оставаясь таким же, как у Средней Свиньи.

Angry Birds Tennis (отменено)

Гарри появился в Angry Birds Tennis в качестве соперника.Как и все персонажи, он использовал новую 3D-модель. Он играл в теннис так же, как и другие персонажи, но его особая сила неизвестна, так как он неиграбелен.

Общая информация

  • Стерлинг К. Браун, озвучивающий Гарри, позже продолжит работу с Джошем Гадом, голосом Чака, над фильмом Диснея: Frozen 2 .

Галерея

Основная статья | Галерея | История версий | Достижения | Кредиты | Глюки
Игровые персонажи Angry Birds (Бомба, Пузыри, Чак, Хэл, Матильда, Рэд, Сильвер, Стелла, Теренс (Ведомый), Блюз) | Кортни | Гарри | Леонард
Неигровые персонажи Свинья-повар | Могучий орел
Враги Капрал свинья | Орлы | Свинья-прораб | Леонард | Свиньи-миньоны (Строительные свиньи) | Зета
Эпизоды Bird Island / Piggy Island Горячая погоня | Когда летают птицы | Party Crashers | Бэкон-Бич | Bamboom Forest | Затонувшие корабли и город | Свиньи на банкете
Игл-Айленд Заклятые враги | Войдите в вулкан | Замороженное сердце
Товаров Принадлежности | Билли | Птичьи монеты | Яйца | Бонусы (Birdquake, Boombox, King Sling, Power Potion, Sling Scope, Wingman) | Рогатка
Уловки и препятствия Воздушный шар | Билли | Торт | Игральные кости | Пончик | Пасхальное яйцо | Стекло | Греческий столб | Серый блок | Тыква | Резина | Камень | TNT | Сундук с сокровищами | Древесина
Другое Земля (Птичий остров, Орлиный остров, Пигги-Айленд (Кобальтовые плато, Свинья-Сити, Южный пляж)) | Уровень не пройден | Свинское королевство | Звезда

404 Не найдено — город Бостон

Свяжитесь с нами

Городские департаменты

Выберите DepartmentAdministration и FinanceAnimal ControlArchives и RecordsArts, Туризм и Специальный EventsAssessingAuditingBikesBoard из AppealsBoston центров для молодежи и FamiliesBoston Жилищного AuthorityBoston Residents Работа PolicyBRA / EDICBudget ManagementCable OfficeCity ClerkCity CouncilCivil RightsConsumer дел и LicensingDisabilities CommissionElderly AffairsElection DepartmentEmergency Медицинский ServicesEmergency ManagementEmergency Укрытие CommissionEnvironmentEnvironmental & Energy ServicesFamily юстиции CenterFireHuman ResourcesHuman ServicesInnovation И технологии priseТранспортКазначейские услугиВетеранские услугиЖенская комиссияКомпенсация работникамМолодежный совет и Молодежный фондМолодежный фонд

404 Не найдено

К сожалению, , вы достигли несуществующей страницы на веб-сервере города Бостон.Попробуйте одно из следующего:

  • Убедитесь, что введенный выше веб-адрес (URL) правильный
    (опечатка? Устаревшее избранное или закладка?).
  • Чтобы получить список городских агентств, перейдите на страницу отделов.
  • Чтобы узнать о районе в Бостоне, перейдите на страницу профилей района.
  • Чтобы провести транзакцию, например уплатить акцизный налог, или запросить нашу оценочную базу данных, перейдите на страницу онлайн-услуг.

Если вы считаете, что это вызвано неправильной ссылкой на веб-сайте, сообщите об этом по адресу digital @ boston.губ.

Спасибо.

Скачать Adobe Reader
Многие формы доступны в формате PDF. Для просмотра и печати в формате PDF необходимо загрузить и установить ридер.

200 лучших альбомов 2010-х

Слушайте / Покупайте: Rough Trade | Apple Music | Прилив


Мотаун

42.

Эрика Баду:

Новая Америка. Часть вторая: Возвращение Анха (2010)

Тогда, сейчас и навсегда любовь сводит людей с ума. Даже Эрика Баду, богиня спокойного R&B, не застрахована. На протяжении всего альбома Return of the Ankh , ее единственного полноценного альбома этого десятилетия, она предлагает противоречивые желания с нефильтрованной реальностью пьяного циферблата. Она тоскует по любви на расстоянии с похотливой подростковой тоской. Она смеется о том, чтобы трахаться с одурманенным парнем.Она предостерегает потенциальных женихов в песне «Fall in Love (Your Funeral)», которая сочетается со строками из хладнокровной классической песни Biggie Smalls «Warning». В какой-то момент ее разочарования заставляют ее задуматься о перестрелке.

Но для каждого момента слепой страсти здесь есть равный и противоположный момент созерцания: в психоделической 10-минутной сюите «Out My Mind, Just in Time» она превращается из страстного созависимого любовника в одиночного супергероя. в гармонии с ее собственным достоинством. Аранжировки, в значительной степени основанные на успокаивающих ритмах соула 70-х, добавляют к ее космическому фанку элемент аналоговых путешествий во времени.Хотя запись о капризах сердца может быть не новой идеей, в руках Эрики Баду она никогда не устареет. –Райан Домбал

Слушайте / Купить: Apple Music | Прилив


Колумбия / Парквуд

41.

Бейонсе:

Lemonade (2016)

Первое, что приносит Lemonade , — это гнев: неверность разрушила не только брак, но и всю жизнь. Бейонсе, самая могущественная женщина в мире, с радостью поджигает улицы, сбрасывает обручальное кольцо и болтает с девочками, чтобы бросить их.Если первые 10 минут Lemonade будут иметь заголовок, это будет означать, что Jay-Z, манекен, действительно обманул. Но затем все перерастает в нечто более глубокое, более полное: молитву о том, как любовь может разрушить личность. Неожиданно мы оказались в Техасе, на стадионах, на плантациях; бит Led Zeppelin рядом с сэмплом регги. «SpottieOttieDopaliscious» появляется рядом с сюжетом о Джеймсе Блейке.

Лимонад кажется упражнением в диссонансе, актом удержания в голове и сердце двух враждующих идей: вы можете любить кого-то, но также и ненавидеть его, обожать своего отца, а также обижаться на него, хочется плакать и теребить в то же время.По мнению Lemonade , одна женщина может почувствовать все это — и даже больше — одновременно, потому что так запутана жизнь, горе и история. Он превозносит мирское как глубоко духовное: быть черным, быть женщиной, чувствовать себя смущенным, чувствовать горе, пытаться простить, чувствовать себя сексуальным. Все это вместе — исцеление. –Hunter Harris

Слушайте / Покупайте: Rough Trade | Винил мне, пожалуйста | Apple Music | Tidal


Asylum / Atlantic

40.

Charli XCX:

Pop 2 (2017)

После написания текста и появления в хите Игги Азалии «Fancy» Чарли XCX мог легко отправиться в Лос-Анджелес, чтобы навсегда записать отказ от Макса Мартина.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.