Психология декарт: Декарт Рене | Мир Психологии

Содержание

Декарт Рене | Мир Психологии

Декарт Рене

Декарт Рене (фр. René Descartes, 1596-1650) — фр. философ и естествоиспытатель, сыгравший существенную роль в превращении психологии из умозрительной философской науки в эмпирическую науку о явлениях сознания. Используя метод «универсального сомнения» и отвергая все то, в чем мы можем хоть раз усомниться, как «точку отсчета» для построения философии нового типа, Д. пришел к выводу, что наиболее достоверным и несомненным для каждого человека является существование его собственного мышления (под «мышлением» Д. понимает любую осознаваемую субъектом психическую деятельность): «Я мыслю, следовательно, существую». Все остальное мы воспринимаем через «призму» нашего сознания. Тем самым, Д. стал родоначальником рационализма в новой философии и интроспективной психологии.

Декарт Рене впервые в истории психологии дал критерий отличия психических процессов от непсихических (осознаваемость), что было шагом вперед по сравнению с анализом древними философами различных «функций души» (под которыми понимались и сугубо физиологические процессы питания, дыхания и т.

п.), но одновременно сузил все психические процессы до осознаваемых и на этом основании отрицал наличие души у животных, рассматривая их как «рефлекторные автоматы». Вместе с тем разработанное им понятие рефлекса сыграло чрезвычайную роль в последующем материалистическом истолковании поведения живых организмов.

Поставленную им же самим психофизическую проблему Д. решал в духе психофизического взаимодействия (см. Дуализм, Интеракционизм): духовная субстанция (душа) имеет свои атрибуты и проявления (главный из которых — мышление), а телесная субстанция (тело, природа) — свои (главный атрибут — протяжение), при этом обе субстанции абсолютно противоположны друг другу и могут лишь фактически соединиться в человеке с помощью 3-й (божественной) субстанции.

Основная психологическая работа Д. «Страсти души» подробно описывает механизмы такого взаимодействия на примере различных человеческих чувств. В учении о страстях Д. был сторонником рационализма и считал возможным «борьбу» с нежелательными страстями путем разума.

Л.С. Выготский обстоятельно проанализировал учение Д. о страстях, сделав вывод об идейной близости этого учения к периферической теории эмоций (см. Джемса-Ланге теория эмоций). См. также Картезианцы. (Е.Е. Соколова)

Психологический словарь. А.В. Петровского М.Г. Ярошевского

Декарт Рене (1596–1650) — французский философ и естествоиспытатель. Заложил основы детерминистской концепции поведения и интроспективной концепции сознания. Первая получила наиболее последовательное воплощение в понимании рефлекса как закономерного двигательного ответа организма на внешнее физическое раздражение; в учении о «страстях души» как психических состояниях, испытываемых телесным органом души (каковым Д. считал одну из желез головного мозга — эпифиз). 

Рефлексы и «страсти души», по Д., представляют телесную материальную субстанцию, подчиненную тем же законам, что и вся физическая природа. Кроме того, Д. выделял особую, нематериальную и непротяженную, субстанцию — сознание — прямое и непосредственное знание субъекта о том, что происходит в нем самом, когда он мыслит. Это дуалистическое воззрение на душу, к-рая только мыслит, и тело, к-рое только движется, сыграло решающую роль в преодолении господствовавшей в прежние века трактовки организма как вещи, управляемой особой сущностью — душой. Согласно Декарту, тело и душа находятся во взаимодействии, которое обеспечивается третьей субстанцией — Богом. При воздействии внешних объектов возникают впечатления о них (сенсорные образы и образы памяти), соединяющиеся путем образования ассоциаций, но не дающие истинного знания. Такое знание изначально заложено в душе в виде врожденных идей, примером которых могут служить невыводимые из опыта геометрические аксиомы. Такой же дуалистический подход отличал и объяснение Д. побудительных сил поведения. Наряду с рефлекторно возникающими эмоциональными состояниями, движущими «машиной тела» («Страсти души», 1649), выделялись чисто духовные чувства и бестелесные волевые импульсы. Их источником, по его мнению, служит субстанция сознания. Эти импульсы способны контролировать страсти, физиологической основой к-рых являются нервные, молекулярные процессы в организме.

Д. считал, что сознание и воля локализованы только в организме человека. Организм животных он относил к разряду машин, работающих автоматически. Д. было экспериментально разработано учение о зрительном восприятии, построении сетчатого образа, роли в этом процессе деятельности глазных мышц («Диоптрика», 1637).

Под влиянием Д. развивалась вся психология нового времени, воспринявшая, с одной стороны, его учение о сознании как непосредственном знании души о самой себе, с другой — его учение о рефлексе как закономерном отражении внешних импульсов от мозга к мышцам. Наиболее полно система психофизиологических воззрений Д. изложена в трактате «Человек» (1662).

назад в раздел: Известные психологи, философы мира  /  таблица

1.3 Декарт и два подхода к психологии. История психологии

1.3 Декарт и два подхода к психологии

Никто из тех, с кем связывают начало новой эпохи в истории европейской мысли, не пользуется большей известностью, чем Рене Декарт (Rene Descartes, 1596–1650). Исследования историков показали, тем не менее, что связь воззрений Декарта со средневековой философией была намного более тесной, чем признавал он сам и его последователи. Как бы то ни было, изучение трудов Декарта остается средством оценки того, в какой степени знание, возникшее за последние несколько столетий, отличается от существовавшего ранее, и насколько далеко продвинулось за это время исследование самого разума. Декарт был типичным интеллектуалом первой половины XVII в. Как и другие, он опасался, что разрушение прочно укорененных верований и убеждений уже привело к опасному скептицизму в отношении к знанию. Это может показаться нам знакомым: в эпоху резких перемен люди настойчиво ищут источник абсолютной определенности и уверенности. Декарт искал новые определенные и точные основания для всего того, что мы можем знать о мире; важно отметить, что образцом точности и определенности для него была математика. Оставалось, однако, неясным, возможно ли изучать человека с той степенью точности, какая присутствует в математических доказательствах, поэтому неудивительно, что философия Декарта, вместо того чтобы стать новым синтезом знаний, породила новые споры.

Декарт вел жизнь независимого исследователя, и большая ее часть прошла в «Нижних странах» (нынешних Нидерландах и северной Бельгии), где он мог публиковать свои труды без тех притеснений, которым подвергались свободомыслящие люди в его родной Франции. Стремясь найти основания точному знанию, Декарт пришел к выводу, что познание бывает трех видов: познание Бога, материи и разума. Природный мир, в том числе животные и растения, состоит, как полагал Декарт, исключительно из материи, представляющей собой протяженную субстанцию в движении. Отметим, что в соответствии с этим представлением о природе все в ней определяется пространственными величинами и движением материи, а значит подлежит измерению и вычислению. Если природу можно представить в количественном виде, то нам доступно и точное знание о ней, — доказывал современник Декарта Галилео Галилей (Galileo Galilei, 1564–1642) в своей новой науке о движении. Тем самым Декарт заложил философские основания современной физики — науки, стремящейся к познанию мира как системы, в которой все обусловлено движением материи.

Декарт, а с ним и физическая наука в целом устранили из картины мира неточные и количественно не выразимые понятия, такие как «душа» или «форма», которые для нового образа мышления стали попросту ненаучными.

Как мыслителю Декарту была присуща рефлексия, и он понимал, что за пределами созданной им механистической картины физического мира осталось нечто, — а именно, его собственное мышление. Любое описание знания должно включать некоторое представление о том, в чем заключается познание, и на какой объект оно в действительности направлено. Не сомневаясь, что он является мыслящим существом, Декарт полагал: в состав мира входит не только материя, но и разум, и разум этот представляет собой мыслящую субстанцию, не протяженную в пространстве, неподвижную и не описываемую количественно. В итоге он пришел к идее о том, что помимо Бога в мире существуют два рода вещей — материя и разум, отмеченные абсолютно противоположными свойствами: если материя характеризуется механическим движением, то разум — способностью мыслить.

Это и есть так называемый картезианский дуализм (от Cartesius — латинизированного имени Декарта). Как способ мышления он был ясен, задавая при этом четкую программу исследований в области физических наук, ориентированную на математический анализ физического мира. Но дуалистическая философия была неубедительной.

Дуализм неубедителен потому, что даже если считать, что материя и разум не имеют ничего общего, в мироздании все равно найдется одно такое место, где они существуют и действуют вместе. Это «место» — человек. Согласно Декарту, отличие человеческого существа от остального мира состоит в том, что оно обладает и телом, и разумом (или душой — Декарт использовал латинский и французский эквиваленты обоих слов). Он полагал, что животные являются своего рода машинами, и что многое в человеческой жизни, например страсти, или аффекты, вызывается физическим движением, происходящим в крови и теле. Но у людей это физическое движение — например, возникающее в глазах под действием света, — взаимодействует с мыслящей активностью души, в результате чего мы имеем восприятие, воображение и рассуждение.

Но этот ход мысли тут же, как ясно видел Декарт, создает парадокс: как взаимодействуют друг с другом два абсолютно различных начала? Здесь, и это понимали и сам Декарт, и читатели его трудов, было слабое место его философии. Сейчас можно сказать, что Декарт оставил в наследство современной психологии чрезвычайно сложную проблему. Подчеркнем, что сам он никогда не говорил о «психологии», хотя его и занимали такие явления, как ощущение, чувство, память и т. д. Но когда позднее ученые захотели создать психологическое знание, то создавать его им пришлось на основе своего рода смеси из знаний о материи и о разуме. Это породило многие проблемы психологической науки и создало интригу для истории психологии. Стремясь понять, как устроены люди, мы нуждаемся в знании о том, что для Декарта и его последователей представляло собой наибольшую головоломку, — о том особом месте в мире, где происходит взаимодействие души и тела.

Картезианский дуализм предполагал два различных подхода к изучению людей. Несмотря на свою противоположность и даже конфликтность, оба подхода внесли свой вклад в то, что позднее стало психологией. Или точнее, оба внесли вклад в появление различных психологий — во множественном числе.

В стремлении понять то, что называют психологическими процессами, первый из названных подходов отталкивается oi материи, основываясь на знаниях о физических телах. Его представители двигаются, если можно так выразиться, от материи к сознанию. Так, в XVIII в. на основе этой концепции проводились медицинские и экспериментальные исследования функций, выполняемых различными частями мозга и нервной системы. Исследователи связывали рефлекторные действия со спинным мозгом, а сознаваемые чувства и ощущения — с головным мозгом. Этот подход, в частности, привел французского врача Жюльена Офре де Ламетри (Julien Offray de La Mettrie, 1709–1751) к созданию скандально известной книги «Человек-машина» (L’homme machine,

, в которой отрицалось существование души. Той же логике следовали остроумные и рискованные сочинения Дени Дидро (Denis Diderot, 1713–1784), посвященные влиянию тела, а также пола на человеческий опыт. Данный подход также сыграл роль в возникновении наиболее влиятельной традиции в англоязычной философии, имевшей исключительно большое значение для психологии. Традиция эта опиралась на следующее рассуждение: чтобы понять разум, нам нужно отправляться от ощущений, берущих начало в физическом мире и дающих нам опыт. В соответствии с этой точкой зрения, ключ к психологическому знанию — это опыт, научение или адаптация, а также то, каким образом человеческое существо реагирует на окружающий мир, в который оно физически «встроено» в буквальном смысле слова. (Эта традиция называется английским эмпиризмом, и немного подробнее о ней будет сказано ниже.)

На протяжении последних двух столетий первый подход пользовался исключительной популярностью среди психологов. Причина этого понятна. Ведь здесь подразумевается, что психология может быть строгой наукой и располагать таким же объективным и систематическим знанием, как физические науки. Успехи этих наук в понимании природы и управлении ею и тот высокий статус, которым они обладают в университетах и в обществе в целом, делают такой подход привлекательным для психологов. Он будто бы служит гарантией, что психология станет наукой, а психологи получат возможность изменять социальный мир и даже управлять им, и вызовут уважение у других ученых. Этот подход объединяет проведенные Кеплером исследования глаза и работы Луиджи Галь- вани (Luigi Galvani, 1737–1798), посвященные электрической природе нервной проводимости. Этот же подход продолжал Сеченов, который в 1863 г. заявил о рефлекторной основе происходящих в мозгу психологических событий; в XX в. те же идеи вдохновляли американских психологов-бихевиористов, Павлова и, наконец, современных представителей когнитивных наук, создающих компьютерные модели психики. Многие верят в то, что этот подход позволит объединить имеющиеся знания, в том числе знания о людях, в одну глобальную схему научного понимания мира.

Но имеется и второй подход, представители которого движутся в своих рассуждениях в противоположном направлении. Они, если можно так выразиться, следуют от сознания к материи. Если и не исторически, то, по крайней мере, символически подход этот связан со знаменитым высказыванием Декарта: можно усомниться во всем, кроме собственной способности к сомнению, а значит, кроме наличия мыслящего сознания. Некоторые философы из утверждения Декарта делали вывод: только благодаря способности к мышлению мы можем говорить, что существует доступный изучению физический мир. И это породило разновидность научной психологии, которая, вместо того чтобы равняться на физические науки, в качестве отправной точки приняла анализ разума. Данной логики придерживался еще Готфрид Вильгельм Лейбниц (Gottfried Wilhelm Leibniz, 1646–1716), представитель следующего за Декартом поколения, затем, в конце XVIII в., — Кант и, наконец, уже в начале XX в. — последователи Гуссерля — основоположника феноменологии. Многие современные психологи, предпочитающие видеть себя в роли ученых-естествоиспы- тателей, считают, что психологии удалось отделиться от этой философской традиции. Так или иначе, остается историческим фактом: многие психологи хотели начать свою науку с анализа психических актов, феноменального мира сознания либо языка, а вовсе не с имеющихся знаний о физическом мире.

Второй подход привлекал тех, для кого человеческое существо не было машиной или только материальной системой. Казалось, он позволит познать нечто большее, чем только физическую природу, в которой не оставалось места, скажем, для религиозных представлений о человеческой душе. Многие, включая самого Декарта, предпочитали считать сущностью человека нематериальное начало — душу. Однако другие авторы, как, например, немецкий философ Дильтей, шли дальше, к созданию научной психологии, которая бы исследовала и оценивала достижения человеческого разума в истории, языке и культуре. Дильтей хотел, чтобы научная психология исходила из непосредственно сознаваемого мира, из мира чувств, ценностей и смыслов, — того, что он называл жизненным опытом. В XX в. сходных взглядов придерживались представители феноменологической и гуманистической психологии — такие как голландский психолог Бойтендайк и психотерапевт Юнг.

Два названных подхода существовали бок о бок, нередко вступая друг с другом в конфликт. Из дискуссий между представителями различных взглядов и возникло психологическое знание. Взгляды же соответствовали разным философским воззрениям; споры об этих воззрениях и связанных с ними психологиях продолжаются и в настоящее время. Нет никаких оснований думать, что они прекратятся в будущем, и не стоит об этом сожалеть. Психологию интересует заключенное в теле мыслящее сознание, пытающееся понять самое себя; это порождает чрезвычайно сложные, но в то же время чрезвычайно захватывающие вопросы, и глупо было бы думать, что возможен лишь один подход к их решению.

Вклад Рене Декарта в развитие психологии

Автор работы: Пользователь скрыл имя, 07 Декабря 2014 в 09:37, реферат

Краткое описание

С именем Рене Декарта связан важнейший этап в развитии психологических знаний. Своим учением о сознании, развиваемым в контексте им же поставленной психофизической проблемы, он ввел критерий для выделения психики из существовавшего до него аристотелевского учения о душе. Психика стала пониматься как внутренний мир человека, открытый самонаблюдению, имеющий особое — душевное — бытие, в противопоставлении телу и всему материальному миру.

Содержание

Введение………………………………………………………………3
1.Биография Рене Декарта ………………………………………….4
2.Учение о сознании………………………………………………….7
3.Соотношение души и тела…………………………………………9
4.Учение Декарта о рефлексе………………………………………..13
Заключение……………………………………………………………16
Список литературы……………………………………………………17

Прикрепленные файлы: 1 файл

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ВКЛАД РЕНЕ ДЕКАРТА В РАЗВИТИЕ ПСИХОЛОГИИ
Реферат

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Содержание

 

Введение…………………………………………………………
……3
1.Биография Рене Декарта ………………………………………….4
2.Учение о сознании………………………………………………….7
3.Соотношение души и тела…………………………………………9
4.Учение Декарта о рефлексе………………………………………..13
Заключение……………………………………………………
………16
Список литературы……………………………………………….
.….17

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Введение
      ХVII век — время коренных изменений в социально-политической жизни европейских народов — предстает перед нами как переломная эпоха в развитии взглядов на психику. Именно в XVII веке берут начало те длительные процессы, которым обязана своим существованием современная наука. В прежние времена мыслители искали ответы на все вопросы в прошлом, обращались за разъяснениями к трудам Аристотеля или других древних авторов, к Библии. В своих исследованиях человек должен был руководствоваться догмой, установлениями господствующей церкви или мнением авторитетных авторов. В XVII же столетии появляется новая методологическая установка — эмпиризм, ориентация на познание посредством наблюдения и эксперимента.
Знание, ориентированное только на традицию и авторитет, теперь воспринималось как нечто внушающее сомнение. В период своего расцвета XVII век преподнес миру ряд значительных открытий и прозрений, которые отражали произошедшие изменения в способе научного мышления.
     Среди тех ученых, чье творчество ознаменовало собой данный период, в первую очередь следует упомянуть Декарта, внесшего непосредственный вклад в развитие современной психологии. Именно его работы позволили научной мысли освободиться от сковывающих теологических и традиционалистских предубеждений, господствовавших до того веками. Именно имя Декарта символизирует собой переход к новой эре в современной науке. Им же впервые была развита идея рассмотрения человеческого организма как подобия часового механизма. А потому можно с уверенностью сказать, что именно с его работами связано становление эры современной психологии.
      С именем Рене Декарта  связан важнейший этап в развитии психологических знаний.
Своим учением о сознании, развиваемым в контексте им же поставленной психофизической проблемы, он ввел критерий для выделения психики из существовавшего до него аристотелевского учения о душе. Психика стала пониматься как внутренний мир человека, открытый самонаблюдению, имеющий особое — душевное — бытие, в противопоставлении телу и всему материальному миру. Их абсолютная разнородность — главный пункт учения Декарта. Последующие системы были направлены на эмпирическое изучение сознания как объекта исследования сначала в рамках философии, а в середине XIX в. — психологии как самостоятельной науке. Декарт ввел понятие рефлекса и этим положил начало естественно — научному анализу поведения животных и части человеческих действий. В системе Декарта его философские и психологические аспекты представлены в неразрывном единстве. «Страсти души»- последнее произведение, законченное Декартом незадолго до смерти, принято считать собственно психологическим.
  1. Биография Рене Декарта
     Декарт родился во Франции 31 марта 1596 года.
Он унаследовал от отца небольшое состояние, которое позволило ему посвятить свою жизнь наукам и путешествиям. С 1604 по 1612 годы он обучался в иезуитском колледже, где получил хорошее гуманитарное и математическое образование. Также он проявил большие способности в области философии, физики и психологии. По причине слабого здоровья директор колледжа освободил Декарта от посещения утренних богослужений и позволил ему оставаться в постели вплоть до полудня — привычка, сохранившаяся у Декарта на всю жизнь. Именно эти тихие утренние часы были для него особенно плодотворными в творческом отношении.
     После завершения образования Декарт вел в Париже беззаботную жизнь, полную удовольствий. Но, в конце концов, такой образ жизни стал тяготить его, и он уединился для того, чтобы посвятить себя математическим исследованиям. Когда ему исполнился 21 год, он несколько лет служил добровольцем в армиях Голландии, Баварии и Венгрии. За это время он приобрел неплохие воинские навыки, а также некоторые авантюристические черты характера.
Ему нравились балы и азартные игры — причем игроком он был весьма удачливым, в чем немалую роль сыграл его математический талант. Ничто человеческое ему не было чуждо — правда, единственно длительный его любовный роман продолжался всего лишь три года. Его возлюбленной была некая голландская женщина, которая в 1635 году родила ему дочь. Декарт обожал ребенка и был глубоко потрясен внезапной смертью дочери в пятилетнем возрасте. Он всегда говорил об этой утрате как о самом большом несчастье в своей жизни.
     Декарт придавал большое значение практическому использованию научных знаний. Так, его интересовало, каким образом можно предохранить волосы от поседения. Он проводил также некоторые опыты с креслом-каталкой.
    Во время службы в армии Декарту однажды привиделся сон, имевший огромное значение для всей его жизни. Весь день 10 ноября он провел в одиночестве в своей комнате, размышляя над научными и математическими проблемами. Это было в старинном баварском доме.
где комната отапливалась большой дровяной печью, что, по-видимому, способствовало творческому процессу. Незаметно для себя Декарт задремал, и ему приснилось — как он впоследствии рассказывал, — что пред ним предстал некий “дух истины” и принялся упрекать его за леность. Этот дух полностью овладел сознанием Декарта и убедил его в том, что ему в жизни предназначено доказать, что математические принципы применимы при познании природы и могут принести огромную пользу, придавая научному знанию строгость и определенность.
     Для продолжения занятий математикой Декарт вернулся в Париж, но столичная жизнь вновь быстро наскучила ему. Продав поместье, доставшееся ему от отца, он перебрался в уединенный сельский дом в Голландии. Его тяга к одиночеству и уединению была столь велика, что в течение двадцати лет он сменил 24 дома в 13 различных городах — и притом держал свой адрес в секрете даже от близких друзей, с которыми поддерживал постоянную переписку. Его единственным и неизменным требованием к новому месту жительства были близость к католическому собору и университету.
     Декарт прославил свое имя целым рядом трактатов в области математики и философии, и, в конце концов, на него обратила свое внимание шведская королева Христина. Она пригласила Декарта давать ей уроки философии. И как бы ни были ему дороги свобода и отшельнический образ жизни, он не мог не проявить уважения к королевской просьбе. Королева послала за ним военный корабль, и на исходе 1649 года он ступил на землю Швеции. Однако королева Христина оказалась не слишком прилежной ученицей. Она смогла выделить для встреч с великим философом лишь ранние утренние часы — около пяти часов утра. К тому же занятия проходили в плохо отапливаемой библиотеке, а зима в том году выдалась необычайно суровой. Хрупкий и болезненный Декарт стойко переносил ранние подъемы и жестокие утренние холода в течение почти четырех месяцев. Однако в конце концов он заболел воспалением легких и умер 11 февраля 1650 года.
     Интересным постскриптумом к смерти этого великого человека, который, как мы увидим дальше, отдал много сил изучению взаимодействия тела и души, может послужить посмертная история его собственного тела. Через 16 лет после его смерти друзья решили, что тело его должно покоиться во Франции. Но гроб, который для этой цели был отослан в Швецию, оказался слишком короток. А потому шведские власти, не долго думая, решили отделить голову Декарта от тела и захоронить ее отдельно — до той поры, пока не будут получены соответствующие распоряжения из Парижа.
     Пока останки философа готовили к отправке во Францию, французский посол в Швеции решил, что неплохо было бы ему иметь что-нибудь на память о великом соотечественнике. А потому он отсек указательный палец на правой руке Декарта. Тем временем тело, лишенное головы и пальца, было с большой помпой и пышными церемониями перезахоронено в Париже. По прошествии нескольких лет один армейский офицер выкопал череп Декарта в качестве сувенира, который затем в течение 150 лет переходил от одного коллекционера к другому, пока, наконец, не был захоронен в Париже.
     Все личные бумаги и рукописные работы Декарта были собраны, и после его смерти морем отправлены в Париж. Однако корабль затонул, не дойдя до причала. Бумаги в течение трех дней находились под водой. Семнадцать лет потребовалось впоследствии для того, чтобы отреставрировать их и сделать пригодными для печати.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

  1. Учение о сознании
     Рассуждения о душе и о теле не были исходными в философии и в научных исследованиях Декарта, направленных на природу. В них он стремился построению истиной системы знаний. Проблема метода — центральная в философии Декарта. В трактате «Рассуждение о методе» (1637) Декарт замечает: лучше вообще не искать истины, чем искать её без метода. Метод содержит правила, соблюдения которых не позволяет принимать за истину то. Что ложно, и доходить до истинного познания. Декарт сформулировал четыре правила метода в науках естественных. Что касается сознания, то адекватным ему методом он считал интроспекцию, а в отношении страстей — сочетание интроспекции с естественно — научным методом.
     Убедившись, что в философии и в других науках нет каких-либо прочих оснований, Декарт избирает в качестве первого шага на пути к истине сомнения во всём, по поводу чего можно обнаружить малейшие подозрения в недостоверности, замечая, что его следует применять не всегда, а только «тогда, когда мы задаемся целью созерцания истины», т.е. в области научного исследования. В жизни часто пользуемся лишь правдоподобными — вероятными — знаниями, которых вполне достаточно для решения задач практического характера. Декарт подчеркивает новизну своего подхода: впервые систематическое сомнение используется как методический прием в целях философских и научных исследований.
     В первую очередь, Декарт сомневается в достоверности чувственного мира, т.е. «в том, имеются среди тех вещей, которые попадают под наши чувства, или которые мы когда-либо вообразили, вещи, действительно существуют на свете». О них мы судим по показаниям органов чувств, которые часто обманывают нас, следовательно, «неосмотрительно было бы полагаться на то, что нас обмануло хотя бы один раз». Поэтому Декарт «допустил, что нет, не одной вещи, которая была бы такова, какой она нам представляется». Так как мы воображаем множество вещей, которые мы чувствуем во сне живо и ясно, но их в действительности нет, так как существуют обманчивые чувства, например, ощущение боли в ампутированных конечностях. Но при этом «столь нелепо полагать несуществующим то, что мыслит, в то время, пока оно мыслит, что невзирая на самые крайние предположения, мы не можем не верить, что заключения: я мыслю, я существую истинно и что поэтому есть первое и вернейшее из всех заключений, представляющееся тому, кто методически располагает свои мысли». Вслед за выводами о существовании познающего субъекта Декарт приступает к определению сущности «Я». Обычный ответ на поставленный вопрос — я есть человек — отвергается им, ибо приводит к постановке новых вопросов. Также отклоняются, восходящие к Аристотелю представления о «Я» как состоящим из тела и души, ибо нет уверенности — нет теоретического доказательства — в обладании ими. Следовательно, от сущности «Я» неотделимо только мышление. Очевидность этого положения не требует доказательства: оно проистекает из непосредственности нашего переживания.
     Таким образом, Декарт избирает новый способ исследования: отказывается от субъективного описания «Я» и обращается только к рассмотрению только своих мыслей (сомнений), т.е. субъективных состояний. При этом, в отличие от задачи, когда целью было оценить их содержание с точки зрения истинности заключенных в них знаний об объектах, здесь требуется определить сущность «Я».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

  1. Соотношения души и тела
      Пожалуй, самым значительным вкладом Декарта в становление современной науки является его попытка решить одну из наиболее запутанных философских и психологических проблем — проблему соотношения души и тела. В течение многих столетий мыслители ломали голову над тем, как различить душу, идеальное, и тело, материальное.
     Первоначально центральный вопрос здесь представляется абсолютно простым: различаются ли вообще между собой душа и тело, мир идеальный и мир реальный? Но эта легкость обманчива. В течение тысячелетий мыслители занимали по этому вопросу, в основном, дуалистическую позицию: душа (ум, мышление, дух) и тело имеют совершенно различную природу. Однако принятие подобной позиции влечет за собой следующий вопрос: если душа и тело совершенно различны, как возможно их взаимоотношение? Полностью ли они независимы, или все же некоторым образом влияют друг на друга?
     Во времена Декарта общепринятой была точка зрения, согласно которой взаимодействие души и тела носит однонаправленный характер: душа, ум может оказывать существенное влияние на тело, однако обратное воздействие крайне незначительно. Современные историки предлагают в пояснение этих взглядов следующую аналогию: взаимоотношения души и тела подобны взаимоотношениям между куклой и кукольником, где кукольник — это душа, а кукла — тело.
     Декарт же по этому вопросу занял дуалистическую позицию. С его точки зрения, душа и тело действительно имеют разную природу. Однако он существенно отходит от прежней традиции в трактовке их соотношения. По его мнению, не только душа воздействует на тело, но и тело способно существенным образом влиять на состояние души. Мы имеем здесь дело не с однонаправленным воздействием, а с обоюдным взаимодействием. Эта весьма радикальная для XVII века идея имела ряд важных последствий, как для философии, так и для развития науки.
     После публикации этих идей Декарта многие его современники пришли к выводу, что нет более оснований считать душу единственным и полновластным господином обеих сущностей — кукольником, дергающим за веревочки. Душа не является полностью независимой от тела. Роль тела стала восприниматься совершенно иначе: те функции, которые прежде приписывались только душе, теперь стали относить к телесным функциям.

    Информация о работе Вклад Рене Декарта в развитие психологии

    Рене Декарт – 425 лет со дня рождения

    «Мало иметь хороший ум, главное — хорошо его применять»
    Рене Декарт


    31 марта 1596 года родился великий французский ученый Рене Декарт (1596-1650). Математика, физика, физиология, психология и философия – во все эти области знания Декарт внес свой вклад.

    Рене Декарт родился в местечке Лаэ в дворянской семье. В 1606 году Рене приступил к учебе в иезуитском колледже Ла Флеш. Сегодня в библиотеке этого колледжа стоит бюст бывшего ученика.

    В 1612 году Декарт окончил колледж, некоторое время изучал право в Пуатье, затем уехал в Париж, где занимался математическими исследованиями.

    В 1617 году он поступил на службу, работал в Голландии и Германии. Принял участие в битве за Прагу и еще несколько лет провел на войне, но в 1619 году решил окончательно посвятить себя науке.

    Он вернулся во Францию, но оказалось, что его свободомыслие шло вопреки мнению иезуитов и Декарта обвинили в ереси.

    Чтобы иметь дальнейшую возможность заниматься наукой, в 1628 году Декарт уезжает в Голландию. Там он проведет 20 лет и за это время сделает множество открытий.


    Декарт вел переписку с лучшими учеными Европы и изучил самые разные науки – от медицины до метеорологии. В 1634 году он закончил свою первую книгу под названием «Мир, или трактат о свете».

    Но дошедший до нас текст «Трактата о свете» не полон и неизвестно, сохранился ли полный вариант. При жизни Декарт не смог опубликовать свою работу.

    Инквизиция подавляла всех инакомыслящих. Не так давно состоялся суд над Галилеем, и Декарт не стал печатать свой труд, так как он был основан на теории Коперника, официально запрещенной в то время.

    Дух новаторства и свободного исследования истины, которым были проникнуты все произведения великого ученого, оказали решающее влияние на дальнейшее развитие науки.

    Философия Декарта стала фундаментальным учением. Декарт сформулировал психофизическую проблему в ее классической постановке: «как в человеке соотносится его тело и дух, каким образом они взаимосвязаны друг с другом»? Решение, предложенное Декартом – дуализм: мир состоит из двух субстанций – материальной и духовной.

    Основной атрибут материи – протяженность, а духа – мышление. «Душа» — самостоятельная духовная сущность, воздействующая на тело через эпифиз (шишковидную железу). Учение и взгляды Декарта породили множество споров среди представителей философии и теологии.


    Декарт придерживался рационализма и ставил во главу всего разум, а опыт считал лишь инструментом, подтверждающим выводы разума. Он впервые ввел идеи эволюции, но доказывал их исходя из механистических представлений. Декарт требовал отказаться от доверия чувственному познанию (эмпиризму), чтобы построить новый мир философии. Основы науки должны выдерживать испытание радикальным сомнением.

    Декарт Рене. Цикл «Философы» («Filosofos»)

    Рене Декарт стал автором такого интересного метода принятия решений, который получил название «квадрат Декарта».

    Квадрат Декарта — это техника принятия решений на основе сравнений всех возможных плюсов и минусов. Квадрат Декарта помогает рассмотреть ситуацию с четырех разных сторон.

    Техника, предложенная известным философом, позволяет быстро и легко взвесить все за и против актуального вопроса и сделать верный выбор. Благодаря такой технике можно проанализировать все аспекты вопроса.

    Ответив на заданные вопросы, нужно подсчитать все за и против, и где положительный результат будет больше, значит, этот вариант самый верный.

    В психологии Декарт ввел понятие рефлекса как ответа сложноорганизованной системы на внешнее механическое воздействие.

    В органических потребностях человека и животных Декарт увидел аналог источника энергии машины. Части организма: мышцы и сочленения суставов – напоминали механическое устройство.

    Однако объяснить все поступки человека только механическими законами оказалось невозможно.

    Декарт вынужден был признать, что поведение человека на высших его уровнях является сознательным, разумным, волевым.

    Декарт ввел критерий для выделения психики, а также изучал природу аффектов – телесных состояний, выступающих регуляторами психики.

    Термин «аффекты» используется в современном мире в качестве определенных эмоциональных состояний.

    Также Декарт высказал идею сохранения количества движения. Он применил математику к анализу движения и, вводя в нее переменные величины, установил соответствие между геометрическими образами и алгебраическими уравнениями.

    Декарт предложил геометрическое истолкование положительных и отрицательных чисел, ввел координатную прямую. Он стал основоположником аналитической геометрии, создал метод неопределенных коэффициентов, работал над пониманием значения отрицательных корней уравнений.

    Одной из наиболее значимых его заслуг – это его способ показать природу и свойства любой кривой, используя уравнения между парой переменных координат. Работы Декарта открыли ученым новые возможности в геометрии. Изданные им сочинения «Геометрия» и «Диоптрика» раскрывали темы преломления световых лучей.

    В дальнейшем, это послужило фундаментом для великих открытий Ньютона и Лейбница.

    Среди других достижений Декарта — учение о субстанции, атрибутах и модусах; он разработал метод дедукции и основные приемы исследования в научном познании. Предложил учение «о врожденных идеях». Это особый род знаний, который не нуждается в доказательстве.

    Данные истины (аксиомы) изначально очевидны и достоверны. Согласно Декарту подобные идеи существуют всегда в разуме Бога и разуме человека и передаются из поколения в поколение.

    Рене Декарт скончался в Швеции 11 февраля 1650 года. Незадолго до этого он принял приглашение шведской королевы Кристины приехать в Стокгольм. Есть версия, что ученый был отравлен католическими агентами, опасавшимися влияния Декарта на королеву.

    Противостояние Декарта и Церкви продолжилось даже после смерти – почти все его произведения попали в список запрещенных книг и на долгие годы исчезли из университетов.

    Рене Декарт жил и мыслил намного впереди своего времени. Он понимал, что пусть не сегодня, но однажды его идеи оценят по достоинству:

    «Моим правилом было всегда стремиться побеждать скорее себя, чем судьбу, изменять свои желания, а не порядок мира и вообще привыкнуть к мысли, что в полной нашей власти находятся только наши мысли и что после того, как мы сделали все возможное с окружающими нас предметами, то, что нам не удалось, следует рассматривать как нечто абсолютно невозможное».

    Что читать о Рене Декарте:

    Гачев, Георгий Дмитриевич. Французский образ мира. Зимой с Декартом (роман мышления) / Г. Д. Гачев. — Москва : Академический проект : Фонд «Мир», 2019. — 839 с.


    Книга «Французский образ мира. Зимой с Декартом» известного российского философа, культуролога, литературоведа Георгия Дмитриевича Гачева продолжает авторскую серию «Национальные образы мира».

    Подобно тому как каждый человек есть троичное единство: тело, душа, дух, так и каждая национально-историческая целостность рассматривается ученым как единство местной природы (Космос), характера народа (Психея) и его склада мышления (Логос).

    Написанная осенью–зимой 1972–1973 гг., книга представляет собой попытку исследования французской ментальности на материале биографии и творчества Рене Декарта, родоначальника философии и науки Нового времени. Автор показывает, как национальное сказывается в системе мира, логике и стиле мышления философа и ученого, объясняет Декарта Францией и Францию — Декартом.

    Подход философа междисциплинарен: в нем перекинут мост между гуманитарностью и естествознанием. Как и другие работы Гачева, книга создана в жанре экзистенциальной культурологии.


    Декарт, Рене. Космогония : два трактата / Р. Декарт ; пер. с фр., предисл. и вступ. ст. С. Ф. Васильева. — Москва : URSS : Либроком, 2013. — 326 с.


    Эта книга представляет собой перевод первой части знаменитого сочинения «Мир, или трактат о свете». В ней впервые изложены принципы общефизического учения Картезия (латинизированная форма имени Декарта) и намечены контуры его космогонической теории.

    В книгу также включена работа «Описание человеческого тела и трактат об образовании животного», содержащая идеи Декарта в области биологии и теории эволюции.

    Декарт, Рене. Рассуждения о методе : сборник / Рене Декарт ; перевод с французского Г. Слюсарева. — Москва : АСТ, 2020. — 413, [2] с.

    «Рассуждение о методе, чтобы верно направлять свой разум и отыскивать истину в науках» — самая известная работа Рене Декарта, в которой он формулирует рациональный метод научного познания.

    Декарт предлагает читателю познакомиться с тем способом рассуждений, который позволил ему проникать в суть вещей и явлений и приходить к достоверным выводам.

    В сборник вошли также: «Разыскание истины посредством естественного света», «Размышления о первой философии, в коих доказывается существование бога и различие между человеческой душой и телом» и «Первоначала философии».

    В трактате «Первоначала философии» Декарт пытается постичь знание как таковое, подвергая все сомнению, и сформулировать законы физики.

    Декарт, Рене. Сомневайся во всем / Рене Декарт ; с комментариями и объяснениями Николая Карпицкого ; перевод В. Пикова, С. Я. Шейнман-Топштейн. — Москва : АСТ, 2019. — 315, [2] с.


    Рене Декарт – выдающийся математик, физик и физиолог. До сих пор мы используем созданную им математическую символику, а его система координат отражает интуитивное представление человека эпохи Нового времени о бесконечном пространстве.

    Но прежде всего Декарт – философ, предложивший метод радикального сомнения для решения вопроса о познании мира. Философия Рене Декарта является одной из основ европейского рационализма.

    Она строится на поиске неопровержимых оснований любого знания. Мыслитель стремился достичь абсолютной истины, достоверной и логически непоколебимой.

    В поиске истины Декарт не опирался на чувственный опыт, считая его надежность сомнительной. Доказательства ненадежности эмпирического опыта — в многочисленных обманах чувств.

    Также Декарт не полагался на мистическое знание. Согласно философу, в поисках абсолютной истины, все можно подвергнуть сомнению. Единственным неопровержимым фактом является наше мышление. Сам факт мышления убеждает в нашем существовании. Это убеждение Декарт выразил в знаменитом афоризме «Я мыслю, следовательно, существую».

    Катасонов, Владимир Николаевич. Метафизическая математика 17 века / В. Н. Катасонов ; отв. ред. д-р филос. наук А. П. Огурцов. — Москва : URSS : Либроком, 2014. — 139, [2] с.

    Монография посвящена теме взаимодействия философской и математической мысли и представляет собой первую в отечественной литературе попытку написать философскую историю математики ХVII столетия.

    В книге на примере анализа истории возникновения в XVII веке новых математических дисциплин показывается тесная связь эпистемологических представлений, направляющих развитие математики, с философскими и мировоззренческими устремлениями новоевропейского человека.

    Рассматривается аналитическая геометрия Декарта, дифференциальное исчисление Лейбница, проективная геометрия, бесконечные ряды Ньютона, а также теория вероятностей.


    Ляткер, Яков Абрамович. Декарт / Я. А. Ляткер. — Москва : URSS : ЛЕНАНД, 2015. — 262 с.


    Ренэ Декарт (1596–1650) — выдающийся французский философ и ученый-естествоиспытатель, один из основоположников европейской философии Нового времени.

    В книге дается краткий биографический очерк, а также раскрываются основные аспекты философии Декарта: рационалистический метод, «геометрическая диалектика», деизм.

    Автор показывает, как в эпоху научно-технической революции происходит переосмысливание идей Декарта, затрагивающих физику, математику, физиологию, философию.


    Млодинов, Леонард. Евклидово окно : история геометрии от параллельных прямых до гиперпространства / Леонард Млодинов ; [пер. с англ. Шаши Мартыновой]. — Москва : Livebook, 2013. — 374, [1] с.

    Леонард Млодинов — успешный популяризатор науки, легко и с юмором объясняющий сухие научные факты. Его книги переиздаются уже много лет и не теряют популярности во всем мире.

    «Евклидово окно» — уникальный рассказ о пяти великих ученых: Евклиде, Декарте, Гауссе, Эйнштейне, Виттене и их открытиях в области геометрии.

    Из книги вы узнаете о пяти революциях представлений о пространстве; о великих умах, создававших науку; о скромном обаянии графиков; о необходимой неопределенности бытия.

    Это увлекательное чтение о прошлом науки, о том, как математические способы познания мира совершенствовались благодаря ученым-первопроходцам.

    Приятного чтения!
    Резник Марина Васильевна

    История психологии в семнадцатом — первой половине девятнадцатого века

       В данный период довольно активно развивалось материалистическое естествознание. Ученые-практики находили все больше новых, неизвестных науке фактов, которые в сумме своей показывали, с одной стороны, сложность устройства этого мира, а с другой — несостоятельность прежних теорий, в том числе религиозных. Философы пробовали соединить все эти факты в новые теории, и со временем все большее влияние приобретали материалистические концепции, объясняющие мир в целом и душу человека в частности как превратности естественного хода вещей. В этот период психологии еще не было как самостоятельной науки, однако психологическая мысль довольно активно развивалась.

    В философии рассматриваемый период иногда называют временем великих рационалистов (Р. Декарт, Б. Спиноза) и великих эмпириков (Ф. Бэкон, Т. Гоббс), которые порывают с традициями богословской «науки» и закладывают методологические основы современного научного знания.

    Для психологии, пожалуй, особое значение имеют работы Р. Декарта. Именно Декарт вводит два новых понятия, которые определили развитие двух основных ветвей в научной психологии конца девятнадцатого и начала двадцатого веков:

    — рефлекс,

    — сознание (в современном, интроспективном смысле).

    Считается, что Декарт является одним из основоположников механистического естествознания, которое объясняет всю природу движением протяженных тел под воздействием внешнего механистического толчка (прилагаемых сил). Декарт распространил через понятие рефлекса этот же механический идеал на объяснение жизни организма.

    В том числе и аффекты Декарт стал рассматривать как явления, непосредственно связанные с телесными воздействиями. То есть аффект по Декарту это не что-то религиозно-морально-этическое, но некоторое внутреннее движение, которое происходит в человеке при воздействии внешних сил.

    Однако в своем материализме Декарт не смог дойти до конца. Он резко противопоставлял в заостренном дуализме душу и тело. Он признает существование двух различных субстанций:

    — материя это субстанция протяженная в пространстве и не мыслящая;

    — душа это субстанция мыслящая и не протяженная в пространстве.

    Декартом материя и душа определяются разнородными атрибутами и противостоят друг другу как независимые субстанции. Этот разрыв души и тела, психического и физического, становится в дальнейшем камнем преткновения и сложнейшей проблемой философской мысли.

    Заслуга Декарта, как уже говорилось, состоит и во введении в научный обиход современного понимания сознания. До Декарта определяющим для науки было определение понятия «душа» (психе), данное Аристотелем (еще до нашей эры). У Аристотеля душа была общим принципом (началом, источником) жизни. Декарт определяет сознание как «все то, что происходит в нас таким образом, что мы воспринимаем его непосредственно сами собой». Другими словами, Декарт вводит принцип интроспекции, самоотражения сознания в себе самом. Он закладывает, таким образом, основы интроспективного понятия сознания как замкнутого в себе внутреннего мира, которое отражает не внешнее бытие, а самого себя.

    Дуализм Декарта привел к тому, что в дальнейшем его последователи разбились на два лагеря: одни развивали материалистические положения, другие — спиритуалистические (относящиеся к душе). Так Лейбниц примкнул ко второму лагерю. Он развивал представление о замкнутом в себе внутреннем мире сознания. Это превращается у Лейбница в общий принцип бытия: все сущее в его монадологии мыслится по образу и подобию такого замкнутого внутреннего мира, каким оказалось у Декарта сознание.

    Однако в объяснении душевных явлений, как и в объяснении явлений природы, Лейбниц самым существенным образом расходится с Декартом в одном для него центральном пункте: для Декарта все в природе сводится к протяженности. Для Лейбница же основное это сила. Декарт ищет объяснения явлений природы в положениях геометрии, Лейбниц — в законах динамики. Для Декарта всякое движение является результатом внешнего толчка; из его системы выпала всякая внутренняя активность; для Лейбница она — основное.

    У Лейбница в центре его психологической системы — понятие апперцепции. Этим он оказал в дальнейшем существенное влияние на И. Канта, И. Ф. Гербарта, В. Вундта и многих других ученых.

    Интересно, что именно с работами Лейбница связывают первое проникновение в психологическую мысль понятия о бессознательном. Лейбниц рассматривал «бесконечно малые перцепции», которые существуют помимо сознания и рефлексии, но тем не менее способны оказывать влияние на поведение.

    Декарт в свое время начал разрабатывать интуитивный (или интроспективно-умозрительный) метод для познания духовных явлений. Это нашло продолжение и в работах X. Вольфа, И.Н. Тетенса.

    Декарт очень во многом оказал влияние и на развитие так называемого французского материализма:

    — Э. Леруа,

    — П. Ж. Ж. Кабанис,

    — П. А. Гольбах,

    — Ж. О. де Ламетри («Человек — машина»).

    Параллельно с французским развивался английский материализм, наиболее видным представителем которого стал Дж. Локк, разработавший так называемый сенсуалистический материализм. Английский материализм выдвигает два основных принципа, оказавшие существенное влияние на развитие психологии:

    — принцип сенсуализма, чувственного опыта, как единственного источника познания;

    — принцип атомизма, согласно которому задача научного познания психических, как и всех природных явлений, заключается в том, чтобы разложить все сложные явления на элементы, на атомы и объяснить их из связи этих элементов.

    Для рационалистической философии, берущей начало от Декарта, больше характерен умозрительный метод. Английский же эмпиризм противопоставляет этому опыт. Родоначальником английского материализма считается Ф. Бэкон. Тенденции материалистического сенсуализма вслед за Бэконом продолжает П. Гассенди, воскресивший идеи Эпикура. Идеи Бэкона систематизирует Т. Гоббс, который развивает материалистическое и сенсуалистическое учение о психике. Он выводит все познание, а также и волю из ощущений, а ощущение признает свойством материи.

    Дальнейшее развитие и непосредственное применение к психологии принципы эмпирической философии получают именно у Дж. Локка. Критика умозрительного метода, направленного на познание субстанций, в локковской теории познания ведется в интересах поворота от умозрительной метафизики к опытному знанию.

    Наряду с ощущением источником познания внешнего мира Локк признает «внутреннее чувство» (рефлексию), отражающую в нашем сознании его же собственную внутреннюю деятельность. Рефлексия дает нам «внутреннее бессознательное восприятие, что мы существуем». Весь опыт Локком разделяется на внешний и внутренний. Гносеологический дуализм надстраивается у Локка над первоначальной материалистической основой сенсуализма.

    У Локка оформляются, таким образом, основы новой, эмпирической психологии. На смену психологии как науки о душе выдвигается «психология без души» как наука о явлениях сознания, непосредственно данных во внутреннем опыте. Это понимание определяло судьбы психологии вплоть до XX в.

    С. Л. Рубинштейн отмечает, что, хотя Локк как эмпирист противостоит рационализму Декарта, он по существу в своей трактовке внутреннего опыта как предмета психологии дает лишь эмпирический вариант и сколок все той же декартовской концепции сознания. Предметом психологии является, согласно Локку, внутренний опыт. Внутренний опыт познается путем рефлексии, отражения нашего внутреннего мира в себе самом. Эта рефлексия предоставляет нам «внутреннее непогрешимое восприятие своего бытия». Вместе с тем Локк по существу устанавливает интроспекцию как специфический путь психологического познания и признает ее специфическим и притом «непогрешимым» методом познания психики. Так в рамках эмпирической психологии устанавливается интроспективная концепция сознания как особого замкнутого в себе и самоотражающегося внутреннего мира.

    После Локка сенсуалистические идеи развивает — уже во Франции — Э. Б. де Кондильяк, который придает локковскому сенсуализму более радикальный характер. Он отвергает, как и Д. Дидро (который выпускает свой трактат по психологии под показательным названием «Физиология человека»), К. А. Гельвеций, Ж. О. де Ламетри, Ж. Б. Р. Робине и другие французские материалисты, «рефлексию», или внутреннее чувство, Локка в качестве независимого от ощущения источника познания. Идеи Локка распространились и на Германию, где сенсуалистический материализм обогатился идеями, почерпнутыми из классической немецкой идеалистической философии первой половины XIX в., из философии Л. Фейербаха.

    Принцип атомизма, который, как уже отмечалось, был одним из двух основных принципов английского сенсуалистического материализма, получил свою конкретную реализацию в психологии в учении об ассоциациях. На то время (19-й век) именно ассоциации представлялись теми базовыми атомами душевной жизни, из комбинации которых складывается все остальное. Основоположниками этого ассоциативного направления в психологии, оказавшегося одним из наиболее мощных ее течений, являются Д. Юм и Д. Гартли. Гартли заложил основы ассоциативной теории на базе материализма. Его ученик и продолжатель Дж. Пристли (1733 — 1804) провозгласил обусловленность всех психических явлений колебаниями мозга и, отрицая принципиальную разницу между психическими и физическими явлениями, рассматривает психологию как часть физиологии.

    В свою очередь идея ассоциативной психологии получила в дальнейшем особое развитие — но уже не на материалистической, а на феноменалистической основе — у Д. Юма. Влияние, оказанное Юмом на развитие философии, особенно английской, способствовало распространению ассоциативной психологии. Под несомненным влиянием ньютоновской механики и ее закона притяжения Юм вводит в качестве основного принципа ассоциацию как своего рода притяжение представлений, устанавливающее между ними внешние механические связи. Все сложные образования сознания, включая сознание своего «я», а также объекты внешнего мира являются лишь «пучками представлений», объединенных между собой внешними связями — ассоциациями. Законы ассоциаций объясняют движение представлений, течение психических процессов и возникновение из элементов всех сложных образований сознания.

    Получается, что даже и внутри ассоциативной психологии друг другу противостоят материалистическое направление, которое связывает или даже сводит психические процессы к физиологическим, и субъективно-идеалистическое направление, для которого все сводится к ассоциации субъективных образов — представлений. Эти два направления объединяет механицизм. Ассоциативное направление оказалось самым мощным течением оформившейся в середине XIX в. психологической науки.

    Литература

    Рубинштейн С. Л. Основы общей психологии. СПб., 1998.

     


    См. также

    История психологии

     


       RSS     [email protected] 

    «Рене Декарт.» – Яндекс.Кью

    В первой половине XVII в. европейская наука о душе столкнулась с противоречием. С одной стороны, научная революция убедительно демонстрировала правоту сторонников механического детерминизма. С другой стороны, противоречивость человеческой натуры во все времена ставила под сомнение утверждение о жесткой связи между причинами и следствиями. Решить эту проблему пытались многие исследователи, среди которых выделяется французский философ, математик и естествоиспытатель, Рене Декарт.

    Декарт унаследовал от отца небольшое состояние, которое позволило ему посвятить свою жизнь наукам и путешествиям. Он учился в иезуитском колледже, где получил хорошее гуманитарное и математическое образование. В юности Декарт познакомился с учением Августина, идеи которого были им впоследствии переработаны: религиозную философию Августина Декарт преобразовал в сугубо светскую теорию, направленную на познание объективной истины, поиск которой французский философ сделал целью своей жизни.

    В 1629 г. Декарт переезжает из Франции в Нидерланды. У него не было семьи, однако в 1635 году, как пишут историки, «некая голландская женщина» родила Декарту дочь. Малютка прожила недолго и скончалась через пять лет.

    В конце 1649 г. Декарт приезжает в Стокгольм для обучения дочери шведского короля. Там он прожил недолго. Простудившись, он умер в феврале 1650 г.

    Декарт был любителем поспать до полудня. Затем ему приносили бумагу и перо, и прямо в постели он начинал записывать свои размышления. Пытаясь проанализировать основные, аксиоматические положения науки, в своей книге «Рассуждение о методе» он приходит к выводу о том, что единственным способом постижения истины является сомнение. Действительно, пишет Декарт, органы чувств не дают нам правду (в этом Декарт согласен с Платоном), поэтому «я не могу быть уверен в том, что собой представляет окружающий нас мир». Такими же ложными могут быть и рассуждения разума — «и в них я должен сомневаться». Люди, даже друзья и родные, могут обмануть и предать, могут обещать и не выполнить свое обещание. Поэтому на людей тоже нельзя надеяться. Метод сомнения приводит нас к выводу: верить нельзя ничему, надо сомневаться во всем.

    Но есть одно свойство человека, в котором сомневаться невозможно. Декарт называет это свойство латинским словом cogito. Этот термин стал одним из важнейших в современной философии. Но для лучшего понимания, что такое cogito, мы должны сделать некоторое уточнение. Обычно этот термин на русский язык переводят словом «мышление». Во многих учебниках, в том числе и в учебниках психологии, можно встретить формулу Декарта: «Мыслю — следовательно, существую». Но слово «мышление», используемое в русскоязычной литературе, не полностью передает смысл, который выражает cogito Декарта. Это не мышление в современном смысле этого слова. Сегодня для нас мышление — это, скорее, переработка информации. Это процесс «переделывания» чего-то, что к нам откуда-то поступило. Совсем не это имел в виду Декарт. Он сам пишет в своих сочинениях: cogito включает в себя и сознание, и ощущение, и, разумеется, мышление, и раздумья… весь внутренний мир человека, данный нам в той форме, которую мы все переживаем в данное мгновение. Мы все знаем, что это такое, но не можем выразить при помощи слов. Поэтому формула Декарта правильнее звучит на латыни: сogito ergo sum. «Я есть, потому что я — cogito».

    У Декарта cogito — не мышление, вернее, не только мышление. Это, скорее, — образ, который возникает в сознании в момент его пробуждения. «Я вижу», cogito, — так называет Декарт явление, с которым мы сталкиваемся повсеместно и постоянно. Значит, рассуждает Декарт, cogito — то, что противопоставляет мое «Я» внешнему миру. Таким внешним миром, по мнению Декарта, надо считать не только предметы, составляющие природу и расположенные вне человека, но и само тело человека.

    Во времена Декарта слово «психология» еще не использовалось в науке. Не было этого слова и в текстах Декарта. Но он создал новое представление о предмете психологии — представление, которое через два с половиной века стало обозначать предмет психологического исследования. Декарт заявил: cogito — это непротяженная субстанция, при помощи которой мы можем воспринимать и рассуждать. Эта субстанция существует вне времени и пространства. При помощи непротяженной субстанции нам дана другая субстанция — протяженная, существующая во времени и пространстве и охватывающая собой все то, что мы ощущаем. Именно эту — протяженную — субстанцию, говорит Декарт, можно разместить в особой математической системе координат, которая с тех пор стала называться декартовой. Таким образом, Декарт вводит представление о двух субстанциях, из которых состоит сам человек и все, что его окружает.

    До Декарта люди склонны были признавать правоту Аристотеля, который называл душу энтелехией («формой») тела и считал, что мы не можем говорить об отдельном существовании души и тела: есть человек с присущими ему двумя главными качествами, с точки зрения которых мы и можем рассуждать о носителе этих качеств. Как и любое другое существо, человек целостен.

    Декарт, в противоположность Аристотелю, говорит о двух субстанциях: существующей в пространстве и времени природе и вневременном и внепространственном сознании. Наука должна изучать протяженную субстанцию, говорит Декарт. Непротяженная же субстанция, которая не обладает пространственно-временными характеристиками, в принципе не может изучаться научными методами, разумом человека. Поэтому cogito, или сознание, как мы теперь называем эту субстанцию, оставим философам, художникам, поэтам, музыкантам. Можно описать свои внутренние переживания в романе, можно написать картину «Свобода на баррикадах» или музыкальное произведение «Ода к радости», можно написать философский трактат о сознании. Но изучать научно — нет .

    Две субстанции, о которых говорит Декарт, никак не пересекаются, существуют параллельно друг другу — такое представление получило название психофизического параллелизма). Но он добавляет: одной из частей мозга является «шишковидная железа», расположенная в затылочной части. Сейчас эту часть мозга называют эпифизом. Вот в этой шишковидной железе сознание и материя, протяженная и непротяженная субстанции, «как-то», уточняет Декарт, встречаются. Наверное, Декарт не решился отрицать очевидное: множество эмпирических фактов указывает на то, что духовное влияет на материальное (на тело), и наоборот. Такое «отступление» от принципа независимости субстанций позволяет Декарту утверждать, что рациональная составляющая разума человека является единственно возможным средством научного исследования. Тем самым Декарт вошел в историю науки как один из главных основоположников так называемого рационализма, в соответствии с которым критерием истинности является разум .

    Со времен Декарта психологи предпринимали многочисленные попытки решения двух глобальных проблем: психофизической и психофизиологической. Психофизиологическая проблема заключается в вопросе о соотношении сознания и нервной системы человека, психофизическая проблема — о соотношении сознания и внешнего мира. В истории психологии давались разные ответы на вопрос о том, как взаимодействуют две субстанции, названные Декартом. Один ответ, фактически соответствующий взглядам самого Декарта, назвали дуализмом: субстанции никак не взаимодействуют друг с другом. Существуют два равноправных и никак не связанных друг с другом участника процесса жизни — тело и душа.

    Другая, более распространенная точка зрения называется монизмом: существует главная субстанция, которой подчиняется вторая субстанция. Одни монисты — идеалисты — утверждают, что главной субстанцией является сознание, а тело ему подчинено. Тело — эманация (истечение) души. Оно вторично по отношению к непротяженной субстанции. Другие — материалисты — наоборот, утверждают: все, что нас окружает, это материя, а сознание — всего лишь ее свойство. Одним из вариантов решения психофизической и психофизиологической проблем материализмом называется эпифеноменализм. Это направление утверждает, что сознание не только не влияет на материю, но и является бесполезным продуктом, возникшим в процессе развития природы. Представители данного подхода утверждают, что образы, представления, наши психические процессы — это всего лишь эпифеномены, то есть они существуют, но не имеют никакой функции. Значит, наука должна заниматься телом человека, а эпифеномены — просто не нужны.

    В конце своего рассказа не могу удержаться, чтобы не рассказать гуляющий в научных кругах «анекдот» (исторический) про Декарта.

    Однажды Декарт умер. С этого момента, собственно, анекдот и начинается. Как я уже говорил, умер он в городе Стокгольме, обучая шведскую принцессу. Вот и пришлось шведам взять на себя хлопоты по отправке тела Декарта на родину.

    Но это тоже не анекдот. Анекдот — вот в чем. Поручили эти хлопоты шведской научной Академии, а Академия перепоручила все это хлопотное дело своему Ученому секретарю.

    Этот секретарь, естественно, заказал гроб, чтобы было в чем везти Декарта. Какова же была досада секретаря, когда гроб оказался маловат — никак Декарт в него не умещался. Секретарь был ученым и решил, что самое простое в данной ситуации — отрезать голову. Это и было выполнено. (Кстати, говорят, что, в качестве сувенира, Ученый секретарь оставил себе и палец Декарта, который тоже был успешно отрезан.) Тело Декарта, теперь уместившееся в гроб, удачно было отправлено и захоронено.

    А голова? А голова, лет двести, кочевала в виде черепа по разным европейским городам и украшала дома разных богатых европейцев. Но потом и ее похоронили рядом с телом.

    Вот с тех пор среди разных ученых людей и пошла гулять шутка. Декарт, мол, даже после смерти продолжал доказывать свою теорию: голова существует отдельно, а тело — отдельно.

    Философско-психологическая система р. Декарта — Учись Как На Парах!

    С именем Р. Декарта (1596-1650) Связан важнейший этап в развитии психологических знаний. Своим учением о сознании, развивающемся в контексте им же поставленной психофизической проблемы, он ввел критерий для выделения психики из существовавшего до него аристотелевского учения о душе. Психика стала пониматься как внутренний мир человека, открытый самонаблюдению, имеющий особое – духовное – бытие, в противопоставлении телу и всему внешнему материальному миру. Их абсолютная разнородность – главный пункт учения Р. Декарта. Последующие системы были направлены на эмпирическое изучение этого нового объекта исследования сначала в рамках философии, а с середины XIX в. – Ψ как самостоятельной науке. Р. Декарт ввел понятие рефлекса и этим положил начало естественнонаучному анализу поведения животных и части человеческих действий. В системе Р. Декарта философские и психологические аспекты представлены в неразрывном единстве. «Страсти души» – последнее произведение, законченное Р. Декартом незадолго до смерти, принято считать собственно психологическим.

    Развитие психологических знаний Р. Декартом. Рассуждение о душе и теле не были исходными в философии и в научных исследованиях Р. Декарта, направленных на природу. В них он стремился к построению истинной системы знаний. Р. Декарт избирает в качестве первого шага к истине метод сомнения. Р. Декарт подчеркивает новизну своего подхода: впервые систематическое сомнение используется как методический прием в целях философского и науч. исследований. «Я мыслю, значит – я существую». Р. Декарт избирает новый способ исследования: отказывается от объективного описания «Я» и обращается к рассмотрению только своих мыслей (сомнений), т. е. субъективных состояний. Мышление – это чисто духовный, абсолютно бестелесный акт, который Р. Декарт приписывает особой нематериальной мыслящей субстанции. Сознание Р. Декарт описывает в противоположность телу, с которым отождествляет материю и дает геометрическое представление о материи. В основе физической теории Р. Декарта лежит идея о тождестве материи и протяжения. Телу свойственны также делимость, пространственная форма, перемещение в пространстве в результате толчка, сообщаемого данному телу другим телом. Из положения о двух абсолютно противоположных субстанциях (тело и дух), каждая из которых не нуждается для своего существования ни в чем, кроме себя самой, следовал вывод об их независимом существовании. Мыслящая вещь, или субстанция, вся сущность или природа кот. состоит в одном мышлении – это душа.

    Т. о., в объяснении механизма взаимодействия души и тела выступают глубокие противоречия философского учения Р. Декарта. С одной стороны утверждается, что душа имеет отличную и независимую от тела природу, с другой – тесно с ним связана; душа непротяженна и помещается в маленькой железе мозга. Учение Р. Декарта о душе и теле и об их субстанциональном различии породили философскую психофизическую проблему. Хотя различие духовного и телесного признавалось и до Р. Декарта, четкого критерия дифференциации выделено не было. Единственным средством познания души, по Р. Декарту, явл. внутреннее сознание. Р. Декарт намечает непосредственный путь познания сознания: сознание есть то, как оно выступает в самонаблюдении.

    Записи по теме

    Декартовский дуализм разума и тела в развитии психологической мысли

    Резюме

    Немногие практикующие или исследователи в области психологии сочли бы французского философа 17-го века Рене Декарта основоположником своей дисциплины. Тем не менее, трудно понять, как психология могла бы стать самостоятельной дисциплиной без вклада Декарта. Теоретический и экспериментальный вклад Декарта в наше понимание рациональности, сознания, ощущений, чувств, внимания, психологической саморегуляции и произвольных действий, да и сама концепция разума, лежащая в основе его философии, сыграли решающую роль в эволюции. психологии с момента ее возникновения как особой науки в XIX веке.Эти вклады, как правило, затмеваются неприятными аспектами его дуализма разума и тела и его отрицанием животного сознания, доктрин, за которые он был и до сих пор широко осуждается. Однако обе доктрины имеют отношение к пониманию того, как с самого начала были сформулированы предмет и объем психологического исследования, поскольку в основе картезианской концепции разума лежит не один дуализм, а два: дуализм разума и тела и дуализм жизни и разума. . С точки зрения Декарта, разум нельзя было строить теоретически, не понимая его, по крайней мере, до некоторой степени независимо от физиологических процессов человеческого тела, с одной стороны, и жизненных функций биологических организмов, с другой.Таким образом, наследие Декарта в отношении психологии как дисциплины двоякое. Он создал концептуальное пространство, в котором концепция разума возникла как пороговая концепция сама по себе, отличная от концепции материи, которая определяла механику, и разграничила те уникальные человеческие способности, которые позволили психологии отличаться от недавно появившейся эволюционной биологии. XIX века, хотя с тех пор он будет более тесно связан с биологией, чем с физикой. Без дуализма разума и тела, жизни и разума трудно представить себе, как могла возникнуть психология как особая наука, отличная от анатомии и наук о жизни, и этим дисциплина психология в значительной степени обязана господину Декарту.

    Рене Декарт — Известные психологи, философы и разум

    1596-1650
    Французский философ и математик, идеи которого включали ранний и значительный вклад в область психологии.

    Декарт родился во Франции, недалеко от небольшой деревушки Ле Хэ. С 10 лет он посещал самую престижную школу во Франции, Королевский колледж Ла-Флеш, который окончил в возрасте 16 лет. Проведя некоторое время в ознакомлении с развлечениями парижского общества, затем последовал период уединенных занятий философией и философией. математика, Декарт недолгое время служил солдатом накануне Тридцатилетней войны, присоединившись сначала к протестантским, а затем и к католическим силам.Вернувшись к изучению науки и философии после войны, он провел еще несколько лет в Париже, прежде чем переехать в Голландию в возрасте 32 лет. Там Декарт написал свои самые важные работы: Рассуждение о методе (1637), Размышления о первом. Философия (1642) и Принципы философии (1644). Поскольку его книги вызвали споры среди голландского протестантского духовенства, Декарт, уже настороженный после осуждения Галилея инквизицией, мало публиковал до конца своей жизни, ограничивая свои мысли в основном неопубликованными рукописями и письмами.Его последняя опубликованная работа — Страстей души (1649). Декарт оставался в Голландии большую часть своей жизни, хотя во время своего пребывания там он часто переезжал. В 1649 году он уехал в Швецию по приглашению королевы Кристины и взялся обучать ее философии. Всего через несколько месяцев после прибытия в Швецию Декарт умер в возрасте 53 лет.

    Философия Декарта известна своим прославлением человеческого разума. Он начал с предпосылки, что единственный способ быть уверенным в чем-либо — это сомневаться во всем («Я решил отвергнуть как ложное все, в чем я мог вообразить хоть малейшее сомнение, чтобы увидеть, осталось ли потом что-нибудь, что было бы совершенно неоспоримым». ).Поступая таким образом, Декарт пришел к выводу, что единственное, в чем он мог быть уверен, — это его собственный акт сомнения — ментальный процесс. На основе уверенности, выраженной в знаменитом утверждении «Я думаю, следовательно, я существую», он построил философию, которая отдавала работе индивидуального разума приоритет над непосредственным чувственным опытом и полученной мудростью. Декарт постулировал радикальный дуализм разума и тела, утверждая, что вселенная состоит из двух совершенно разных субстанций: разума («мыслящая субстанция» или res cogitans), и материи («физическая субстанция» или res extensa ).Таким образом, он отделил ментальные явления от исчерпывающего механистического объяснения работы материи и материальных вещей, включая человеческое тело, которое он разделил на десять физиологических систем. В их число вошли такие факультеты как памяти, и

    .

    Рене Декарт ( Библиотека Конгресса. Воспроизведено с разрешения)

    воображение , наряду с чисто физиологическими функциями пищеварения, кровообращения и дыхания.

    Декарт считал, что первичным местом взаимодействия между разумом и телом является шишковидная железа (которую он ошибочно считал уникальной для человека). Он считал, что воля, аспект разума, может двигать шишковидную железу и вызывать передачу того, что он называл духами животных, которые вызывают механические изменения в теле; и аналогично, изменения в теле передаются шишковидной железе и могут там влиять на разум. Его рационалистические идеи легли в основу Просвещения и стали доминирующей системой философии до работ Дэвида Юма (1711–1776) и Иммануила Канта (1724–1804).Хотя многие из индивидуальных аргументов Декарта с тех пор были дискредитированы, его общий взгляд на дуализм между разумом и телом оказал мощное влияние на грядущие поколения философов и психологов.

    Дополнительная литература

    Popper, K., and J. Eccles. Самость и ее мозг. Лондон, 1977.

    Смит, Норман Кемп. Новые исследования философии Декарта. Нью-Йорк: Рассел и Рассел, 1963.

    Вруман, Дж. Р. Рене Декарт: биография . Нью-Йорк: Патнэм, 1970.

    Рене Декарт и его вклад в психологию — Блог Вуджина по европейской истории и психологии

    Огромное философское различие между телом и разумом в западной мысли восходит к работам Рене Декарта (1596-1650), французского философа, физиолога и математика, которым мир обязан первым систематическим объяснением взаимоотношений тела и разума. Он родился в Турене и получил образование в иезуитском колледже Ла-Флеш.В колледже у него была привычка проводить утренние часы в постели, занимаясь медитацией. Именно в то время он был поражен резким различием между противоречивой природой философии и определенностью математики и пришел к убеждению, что науки могут давать такие же надежные результаты, как и математические.

    С 1612 по 1628 год Декарт поселился в Голландии, где проводил много времени в размышлениях, переписке и путешествиях. В этот период он написал несколько работ, которые задают повестку дня для изучающих тело и разум.De homine, первая из этих работ была завершена в Голландии в 1633 году. В этой работе он предложил механизм автоматического реагирования на внешние события. По его мнению, внешние движения влияют на внешние концы нервных волокон. В свою очередь нерв смещает центральные концы. После смещения центрального нерва структура межфибриллярного пространства перестраивается, и дух животного направляется в соответствующие нервы.

    Хотя длительные дебаты о различии между телом и разумом не возникали до тех пор, пока Декарт не написал «Размышления», Де Хомин обсудил эти взгляды и предложил первую формулировку интеракционизма тела и разума.Согласно его концепции, душа могла осознавать или не осознавать дифференцированный отток телесных духов, вызванный реорганизацией межфибриллярных пространств. Однако, когда такое осознание происходило, результатом было тревожное ощущение — тело воздействует на разум.

    Список литературы

    https://serendip.brynmawr.edu/Mind/Descartes.html

    http://psychology.jrank.org/pages/177/Ren-Descartes.html

    https://www.biography.com/people/ren-descartes-37613

    Нравится:

    Нравится Загрузка…

    Связанные

    Рене Декарт — злодей или спаситель психического здоровья?

    По Франсу Хальсу — Портрет Рене Декарта (1596-1650)

    Источник: CC-PD-Mark

    Рене Декарт (1596–1650) был блестящим философом, математиком и ученым. Большинство ученых считают его ответственным за то, что современная медицина отделяет разум и психические проблемы от тела и его болезней. 1-3 В результате разум и его психические расстройства стали прерогативой церкви 17 века, в то время как медицина и наука сосредоточились на теле и его болезнях, чтобы возглавить новую научную революцию.

    Перенесемся в настоящее. Хотя последовали драматические успехи в борьбе с болезнями, в том числе удвоение нашей выживаемости в течение 1900-х годов, тем не менее, мы сталкиваемся с чрезвычайно плохой психологической помощью в результате изолированного внимания медицины к телу и его болезням. Например, благодаря инициативам «Здоровые люди» только 25% пациентов, нуждающихся в психиатрической помощи, получают ее (по сравнению с 60-80% пациентов с заболеваниями). Кроме того, уход, который они получают, редко соответствует минимальным стандартам. 4,5 Это происходит потому, что медицина, ее административная структура, а также ее врачи по большей части игнорируют психические проблемы, хотя Национальный альянс по психическим заболеваниям сообщает нам, что психические расстройства являются наиболее распространенными проблемами, с которыми врачи сталкиваются на практике. . Какие еще доказательства показывают, что медицина игнорирует психические расстройства?

    Политические, финансовые, административные и другие центры власти увековечивают изолированное внимание на

    Стефан Кюн и Андерс Йоргенсен на да.wikipedia — Используется как иллюстрация дихотомии разума и тела в датской Википедии

    .

    Источник: CC-BY-SA-3.0-migrated

    болезней. Например, финансирование исследований на программном уровне Национальными институтами здравоохранения (NIH) в 2016 году составляло 30,1 миллиарда долларов в год, при этом почти весь бюджет был посвящен болезням. 6 Институты, занимающиеся проблемами психического здоровья, получили менее 10% бюджета на оказание помощи врачам в решении наиболее частых проблем, с которыми они столкнутся на практике, то есть около половины всех их пациентов. 6

    Вот основная причина сегодняшней проблемы, которую необходимо устранить, чтобы психическое здоровье улучшилось. Из Национального института психического здоровья нам известно, что из-за обострения нехватки психиатров 85 процентов всей психиатрической помощи предоставляется врачами первичной медико-санитарной помощи и другими практикующими врачами. Тем не менее, Американская ассоциация медицинских колледжей, руководящий орган по обучению студентов-медиков, сообщает, что менее 3% общего времени преподавания в медицинской школе направлено на клинические навыки, необходимые для оказания психиатрической помощи — наиболее частую проблему, с которой ее выпускники сталкиваются на практике! 7 Если бы обучение было пропорционально потребностям, оно составило бы 50 процентов или больше.В большинстве ординатуры проводится еще меньше обучения психическому здоровью.

    Вы слышите об ужасных последствиях отказа от психиатрической помощи каждый день. В 2013 году неподготовленными врачами было выписано почти 250 миллионов рецептов на опиоиды — этого достаточно для каждого взрослого, чтобы иметь один флакон (30-90 таблеток в каждом)! — и около 18 000 смертей от передозировки в год из-за необоснованно прописанных опиоидов. 8,9 Кроме того, выпускников врачей не обучают обращению с суицидными пациентами, хотя около половины этих пациентов посещают своего врача за месяц до этого.Обучение может помочь предотвратить 43 000 самоубийств ежегодно. 10 Необузданные депрессивные и тревожные расстройства редко диагностируются и почти никогда не лечатся правильно.

    Вот вопрос: означают ли многочисленные неблагоприятные последствия разделения разума и тела, что мы должны винить Декарта 17 века? Да, это обычный ответ, который, по-видимому, пассивно принимает постоянство проблемы психического здоровья. Давайте подумаем об этом и постараемся выйти за рамки этого ответа — это еще не все. Хотя ответ «да» может быть логичным, Декарт также произвел революцию в медицине и науке, рассмотрев радикально иным образом.Он уводил медицину и науку от церковных догм к научным методам! Возможно, нам следует следовать картезианскому наследию — изменить наш образ мышления. Вот более подробный взгляд на то, какое наследие Декарта будет наиболее полезным для решения проблемы психического здоровья медицины.

    Более чем 1000-летняя засуха в науке до Декарта и Просвещения (16-17 века) почти полностью остановила прогресс в медицине и науке. Медицинскому обучению и практике мешали настолько, что они основывались на донаучной работе, проделанной во втором веке нашей эры.

    В эпоху Просвещения произошел драматический поворот. Декарт привел поистине квантовые изменения к новой парадигме, когда новые ученые и их исследования породили современную научную медицину. Эти концептуальные и исследовательские достижения привели к непревзойденным — почти чудесным — преимуществам 11 , которые сегодня мы принимаем как рутину. К сожалению, из-за игнорирования ума плохое психическое здоровье было побочным продуктом. Различия в подходах к лечению медицинских и психических расстройств предполагают, что, несмотря на потрясающие достижения картезианства в отношении болезней, необходимо что-то изменить — если только мы не верим, что философская идея, зародившаяся в радикально иных обстоятельствах XVI-XVII веков, продолжает оставаться жизнеспособной. и по сей день. 12

    Многие сразу же возражают против идеи перемен: «… медицинская помощь не должна подвергаться опасности…» — говорят они. Согласовано. Но есть ли научный способ измениться и при этом сохранить хорошее лечение болезней?

    Есть. Современная теория науки, общая теория систем, идентифицирует это. Теория гласит, что в центре внимания любой науки находятся все аспекты ее взаимодействующих компонентов. В центре внимания медицины, конечно же, находится пациент. Пациент состоит из трех частей: биологической (болезнь), психологической и социальной.Это было сформулировано в 1970-х годах как системная биопсихосоциальная (BPS) модель. 13 Модель, как видите, не исключает болезненного аспекта пациента. Скорее, он объединяет все три компонента. Вот теоретическая и концептуальная проблема, связанная с разделением разума и тела: оно почти исключительно касается части тела / болезни, исключая психологические и социальные аспекты, связанные с психическими расстройствами. То есть современная медицина практикует биомедицинскую модель и, таким образом, не согласуется с современной теорией науки.

    Данные обширных исследований показывают, что использование модели BPS позволяет улучшить как медицинское, так и психиатрическое обслуживание! Но что обнаружили другие науки, применив общий системный подход? Еще больше обнадеживает, например, из того же самого Декарта 17-го века, что ньютоновская физика была преобразована в новую физику Эйнштейном и многими другими в 20-м веке без ущерба для основополагающих достижений Ньютона. 14 Почему медицина не может основываться на расщеплении разума и тела Декарта аналогичным образом, которое продолжает пожинать плоды своих болезней, но расширяется, включая разум и психические проблемы? Игнорируя прогресс в других науках (например, кибернетике и современной биологии, а также физике), медицина не изменила своего мышления за более чем 400 лет.

    Как бы эффективна ни была медицина, мы должны рассмотреть, остановился ли прогресс медицины с философской и интеллектуальной точки зрения после воздействия Декарта, возможно, ослепленный своими успехами. Неужели его концептуальная разработка застряла? 14 Со времен Просвещения медицина просто разыграла продуктивную болезнь, постепенно решая каждую проблему, возникшую в результате исследований, не осознавая разрушительного воздействия, которое она оказала на людей с проблемами психического здоровья.В отношении психических расстройств не было параллельного прогресса, хотя медицина, а не церковь, уже давно несет ответственность.

    Это серьезное обвинение в том, что области медицины не хватает интеллектуальных и концептуальных средств, чтобы опираться на Декарта. 12 Декарт фактически смоделировал то, что нам нужно делать. Успех Декарта имел большее значение для современной медицины, чем ныне изнеженное разделение разума и тела, потому что он сделал то, что мы должны сделать: радикально изменить наш образ мышления!

    (PDF) Воплощенная психология Декарта: ошибка Декарта или Дамасио?

    В заключение, Декарт никогда « не представлял себе мышление

    как деятельность, совершенно отдельную от тела

    » (Damasio, 1994, p.248), а его дуализм

    не « на несколько десятков лет (…) попыток

    понять разум в общих биологических

    терминах » (Дамасио, 1994, с. 256). Напротив, дуализм

    Декарта открывает дверь к пониманию

    « разума в биологических терминах »

    , которое ищет Дамасио. Модели ниже

    , выдвинутые Дамасио, можно рассматривать как

    продвинутых версий спекуляций Декарта в

    1640-х годах.Гораздо лучшим названием для его книги

    было бы видение Декарта.

    СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

    Bandre

    Â

    s J, Llavona R (1992): Умы и машины в

    Renaissance Spain: Go

    Â

    Теория Меза Перейры о поведении животных

    . Журнал истории

    поведенческих наук 28: 158 ± 168.

    Картер РБ (1983): Медицинская философия Декарта. Органическое решение проблемы разума и тела

    .Balti-

    подробнее, John Hopkins University Press.

    Кларк Д.М. (1982): философия науки Декарта.

    Манчестер, Manchester University Press.

    Коттингем Дж. (1992): Декартов дуализм. В: Cott-

    ingham J, ed., The Cambridge Companion to

    Descartes. Кембридж, Издательство Кембриджского университета,

    , с. 236 ± 257.

    Cottingham J (1996): Картезианская этика: разум и

    страсти. Revue Internationale de Philosophie 50:

    193 ± 216.

    Cottingham J, Stoothoff R, Murdoch D, eds. (1984):

    Философские сочинения Декарта, Vol. II ..

    Кембридж, Издательство Кембриджского университета (CSM II).

    Cottingham J, Stoothoff R, Murdoch D, eds. (1985):

    Философские сочинения Декарта, Vol. I.

    Кембридж, издательство Кембриджского университета (CSM I).

    Cottingham J, Stoothoff R, Murdoch D, Kenny A, eds.,

    (1991): Философские сочинения Декарта,

    Vol.II .. Кембридж, издательство Кембриджского университета

    (CSMK).

    Damasio AR (1994): Ошибка Декарта: Эмоция, Rea-

    сын и человеческий мозг. Нью-Йорк, Сыны Патнэма.

    Данцигер К. (1997): Присвоение имени разуму. Как Психология

    нашла свой язык. Лондон, Сейдж.

    Фостер М. (1903/1970): Лекции по истории

    физиологии в 16, 17 и 18 веках

    туров. Нью-Йорк, Дуврские публикации.

    Гарбер Д., Уилсон М. (1998): Проблемы разума и тела.

    В: Гарбер Д., Эйерс М., ред., Кембриджская история

    философии семнадцатого века, том II.

    Кембридж: Издательство Кембриджского университета,

    стр. 833 ± 867.

    Gaukroger S (1995): Декарт. Интеллектуальная биография

    . Оксфорд, Кларедон Пресс.

    Голдстоун Р.Л., Барсалоу Л.В. (1998): воссоединение восприятия и концепции. Познание 65: 231 ± 262.

    Hall AR (1960): Научная революция, 1500-1800.

    Бостон, Бикон Пресс.

    Холл Т.С. (1968): О биологических аналогах Ньютона

    Парадигмы. Философия науки 35: 6-27.

    Холл TS (1970): физиологический метод Декарта.

    Журнал истории биологии, 3: 53 ± 79.

    Харви Э.Р. (1975): Внутренний ум: Психологический

    Теория в средние века и эпоху Возрождения.

    Лондон, Институт Варбурга.

    Хайдеггер М (1967): Что такое вещь? Lanham,

    University Press (оригинальный текст на немецком языке, 1962 г.).

    Helmholtz Hv (1894): происхождение правильной

    интерпретации наших чувственных впечатлений. В:

    Уоррен Р.М., Уоррен Р.П. (1968): Гельмгольц о

    Восприятие: его физиология и развитие. New

    York, Wiley, стр. 249 ± 260.

    Утюги D (1895): Декарт и современные теории

    эмоций. Философское обозрение 4: 291 ± 302.

    Джеймс С. (1997): Страсть и действие. Эмоции в

    философии семнадцатого века.Oxford, Oxford

    University Press.

    Джеймс У. (1884/1969): Что такое эмоция? В: Уильям

    Джеймс: Сборник очерков и обзоров. New York,

    Russell and Russell (Оригинальная работа опубликована в 1884 г.),

    pp. 244-280.

    Kemp S, Fletcher GJO (1993): Средневековая теория

    внутренних чувств. Американский журнал психологии

    106: 559 ± 576.

    Киркебен G (1998): Психология зрения Декарта

    и Когнитивная наука: Оптика (1637) в свете

    видения Марра (1982).Философская психология —

    , хология 11: 161 ± 182.

    Киркебен G (2000): Правила Декарта, математика

    и современная психология. История психологии 3:

    299 ± 325.

    Klein J (1968): греческая математическая мысль и

    происхождение алгебры, Cambridge, MASS., MIT-press

    (Оригинальный немецкий текст, 1934)

    Lakoff G, Johnsen M (1999): Философия в ¯esh.

    Нью-Йорк, Basic Books.

    LeDoux J.E. (1986): нейробиология эмоций.В:

    LeDoux JE, Hirst, W., eds., Mind and Brain.

    Диалоги в когнитивной неврологии. Кембридж,

    Издательство Кембриджского университета, стр. 301-354.

    Линдберг Д.К. (1976): Теории видения от А1-

    kindi до Кеплера. Чикаго, Чикагский университет

    Press.

    Lindeboom GA (1979): Декарт и медицина,

    Амстердам, Родопи

    McCulloch WS (1965): историческое введение в

    Постуляционные основы экспериментальной эпистемологии

    .В: McCulloch WS, ed., Embodi-

    ments of Mind. Camb., MASS., M.I.T. Пресс,

    с. 359 ± 372.

    190 GEIR KIRKEBéEN

    Загружено: [UBO Bibliotek for Humaniora og Samfunnsviten] At: 08:27 13 августа 2008 г.

    Картезианский дуализм разума и тела

    Abstract

    Французский философ Рене 16 Декарт ) утверждал, что природа ума и тела полностью отлична друг от друга и что каждый может существовать сам по себе.Как могут эти две структуры с разной природой причинно взаимодействовать, чтобы вызвать у человека произвольные телесные движения и ощущения? Даже сегодня проблема причинного взаимодействия разума и тела остается предметом дискуссий.

    Ключевые слова: Декарт , дуализм тела и разума , психосоматика , неврология , психиатрия

    Французский философ Рене Декарт (1596-1650) утверждал, что природа разума и тела полностью отличны друг от друга, и каждый может существовать сам по себе. 1,2 Из этой теории дуализма разума и тела возникает главный вопрос: как могут эти две структуры с разной природой причинно взаимодействовать, чтобы вызвать у человека произвольные телесные движения и ощущения? До сегодняшнего дня проблема причинного взаимодействия разума и тела остается предметом дискуссий. Эту тему Берриос обсудит в этом выпуске (стр. 5).

    Эта декартова точка зрения привела к проблеме непередаваемости, которую особенно трудно решить для психиатрии и психологии.На самом деле психические расстройства должны иметь физические или психические корни. Психосоматика, а также биопсихосоциальная модель в психиатрии попытались согласовать этот двойной подход (см. Хеннингсен в этом выпуске, стр. 23). Тесные взаимоотношения между телом и разумом будут рассмотрены в этом выпуске на примерах ишемической болезни сердца, диабета, онкологии, бесплодия и психосоматических заболеваний (Де Херт и др., Стр. 31; Сарториус, стр. 47; Пеннинкс и Ланге, стр. 63). ; Ланг-Роллин и Берберих, стр. 13; Руни и Домар, стр. 41).

    Декарт также поднял вопрос о сознании («Я думаю, следовательно, я существую») и утверждал, что вы не можете отрицать существование своего разума, используя свой ум для его отрицания. Тем не менее, сознание в околосмертных переживаниях или переживаниях выхода из тела, по-видимому, возникает, когда мозг не может функционировать должным образом. Эти опыты бросают вызов существующей модели взаимодействий между разумом и телом и могут улучшить наши знания о сознании и его взаимосвязи с функционированием мозга. В этом выпуске будут обсуждаться предсмертные или внетелесные переживания, связанные соответственно с 9% и 2% остановок сердца с успешной реанимацией, 3 и их потенциальные долгосрочные неблагоприятные психологические исходы (Naber and Bollinger, p. 73).

    В течение многих лет основы мозга многих психических расстройств были плохо изучены и трудно поддаются лечению, поэтому эти расстройства называли «функциональными», как если бы они не имели органических корней, потому что не поддались неврологической интерпретации. Это увековечило картезианский дуализм. Более того, раскол между неврологией и психиатрией произошел, когда психоанализ взял верх над психиатрией в Европе и США в начале 20 века. Постепенно психиатрия отделилась от остальных медицинских специальностей.Эта изоляция нанесла серьезный ущерб психиатрии и вызвала серьезные проблемы с набором кадров и финансированием, а также снизила ценность тщательной диагностики, поэтому психиатрия превратилась в неспецифическую психологическую поддержку, что способствует усилению стигмы. 4 Тем не менее, последние достижения в области нейробиологии все более затрудняют проведение точной границы между неврологическими расстройствами (которые считаются «структурными расстройствами мозга») и психическими расстройствами (считающимися «функциональными расстройствами мозга»).Фибромиалгия, как и неврозы в прошлом, заполнила пробел между неврологией и психиатрией. В этом выпуске будет обсуждаться фибромиалгия (Häuser and Fitzcharles, стр. 53).

    Границы | Педагогические инструменты для изучения картезианского дуализма разума и тела в классе: философские аргументы и иллюзии нейробиологии

    Введение

    Студенты бакалавриата обычно получают университетское образование с целью приобретения новых знаний, уверенности или правды о мире.Недавние исследования показали, что по мере того, как студенты пытаются получить знания о разуме и его связи с миром, они быстро сталкиваются с так называемой философской проблемой разума и тела, или с тем, что обычно называют «субстанциальным дуализмом» или «субстанциальным дуализмом». Декартов дуализм »(Фаренберг, Читам, 2000). Утверждая жесткое онтологическое и эпистемологическое различие между нематериальным разумом и материальным телом, студенты-психологи, которые не смогли критически изучить этот картезианский субстанциальный дуализм более подробно, уделяют больше внимания механическому запоминанию или поверхностному изучению знаний и фактов, которые Райан ( 1984) оказался менее эффективным, чем процессы интерпретации и понимания, связанные с пониманием и глубоким обучением.Другими словами, дуалистическая эпистемология ведет к более слабому применению знаний и к худшим оценкам в классах психологии (Ryan, 1984; Lonka and Lindblom-Ylanne, 1996). Это также создает риск негласного переноса некритических научных дуалистических убеждений в будущие научные, парамедицинские и медицинские профессии (Demertzi et al., 2009). Таким образом, чтобы исследовать этот неявный дуализм в классе, в этой статье представлены педагогические инструменты, которые могут быть использованы как преподавателями, так и студентами: во-первых, предлагая альтернативное философское обоснование или эпистемологию для их обучения и преподавания, основанную не на дуалистической философии. Рене Декарта, но в целостной философии Мартина Хайдеггера.Во-вторых, проиллюстрировав эту альтернативную эпистемологическую перспективу на практике с помощью простых нейробиологических иллюзий, таких как иллюзии «Пиноккио» и «Резиновая рука», которые манипулируют представлением тела и разума. При этом преподаватель может сделать неявные дуалистические предположения, которых придерживаются студенты до этих аргументов и упражнений, более явными, чтобы студенты могли их исследовать и более критически относиться к ним. Таким образом, с помощью этих различных эпистемологий и практических демонстраций преподаватели разоблачают или бросают вызов дуалистическим убеждениям в своем классе и способствуют более глубокому обучению или пониманию в своих учениках, иллюстрируя альтернативные способы представления того, как их разум и тело связаны с миром.

    Хотя невозможно фальсифицировать метафизическую проблему, которая преследовала западную философию со времен Просвещения (и в других формах, начиная с Платона), цель этой статьи не состоит в том, чтобы атаковать сам картезианский дуализм и исследовать каждую отдельную философскую перспективу. что противоречит дуалистическому мышлению или является его альтернативой. Это сложная и гигантская философская и научная задача, выходящая за рамки данной короткой статьи. Вместо этого он направлен на то, чтобы предоставить студентам и преподавателям только одну альтернативу дуализму как в мышлении (эпистемология), так и в действии (практика в классе), чтобы стимулировать другой образ мышления в классе: более целостный образ мышления и понимание того, как разум и тело взаимосвязаны, перекрываются или существуют, что отличается от поверхностных эпистемологических предположений, неявно подкрепляющих дуализм разума и тела.При этом он направлен не на противодействие или опровержение метафизических дуализмов, а на открытие новых пространств для студентов, чтобы они могли критически относиться к своему миру и другим философиям и практикам, которые также могут раскрывать его по-разному, более поддающиеся глубокому изучению и пониманию. Преподаватели принесут пользу своим студентам, продвигая эти критические способности и перспективы посредством более глубокого вовлечения как науки, так и философии.

    Декартовский дуализм

    Рене Декарт (1596–1650), французский математик, философ и ученый 17 века.Основатель аналитической геометрии, его теперь чаще называют отцом современной философии из-за его революционной переформулировки того, как истина, достоверность, разум и тело понимаются онтологически и связаны эпистемологически. До Декарта состав ума обычно приписывался тому, как «душа» выстраивала сенсорные стимулы для формирования мысли, как это провозглашалось католической ортодоксией. Разум и тело были слиты в человеке как единое целое, а истины и уверенность, управляющие душой, были определены Богом a priori .Тело действовало механически, подобно животным автоматам; человеческая свобода выбора, разум и мысль были получены из работы души, как предписано Богом, и сформулированы через церковное учение.

    Вместо того, чтобы просто приписывать все человеческие мысли и бытие Богу, рационализм Декарта постулировал новую революционную основу истины и определенности: рациональный и мыслящий разум субъекта, или «Я» субъективности (Descartes, 1998). Эта новая рациональность уверенности в себе была основана на способности к радикальному скептицизму или сомнению .Под влиянием картезианского сомнения все эмпирические стимулы, исходящие из материального мира через телесное зрение, вкус, осязание и т. Д., Всегда могут ввести разум в заблуждение, поскольку, как и во сне, разум не может быть уверен в реальности этих физических ощущений. «Я полагаю, — писал Декарт, — это не в высшей степени добрый Бог, источник истины, а скорее злой гений, в высшей степени могущественный и умный, который направил все свои усилия на то, чтобы обмануть меня». (Декарт, 1998, стр. 62). Не имея возможности быть уверенным в том, что «воздух, земля, цвета, формы, звуки» или какой-либо из res extensa , составляющих наше чувственное тело и материальный материальный мир, действительно существует, Декарт утверждал, что осталась только одна неумолимая уверенность и одна истина: «Я очень ясно вижу, что для того, чтобы мыслить, необходимо существовать» (стр.18). Сомневаться, по-прежнему до думаю, ; а думать — значит существовать или быть . Отсюда знаменитая максима Декарта, лежащая в основе дуалистической эпистемологии по сей день: «Я мыслю, следовательно, я существую» ( cogito ergo sum ) (стр. 18). В соответствии с этой максимой мы, таким образом, можем быть уверены в том, что наши собственные мыслящие умы существуют отдельно от наших ощущаемых субстанций и тела, потому что разум может воспринимать и возражать против того, что наше тело быстро неправильно воспринимает: «то, что, как я думал, я видел своими глазами. На самом деле я постигал исключительно благодаря своей способности суждения.»(Стр. 68). То, что мое тело говорит мне о двух разных веществах, воде и льду, в моем уме причин, по которым являются одним и тем же веществом. Хотя более поздние последователи картезианского рационализма и дуализма отказались от устаревшей веры Декарта в то, что душа (разум) может встречаться и воздействовать на «жизненные духи» механической работы тела через шишковидную железу мозга, дуалистическую эпистемологию он постулировал между мыслью и материей, субъективность / объективность и разум / тело остаются негласно укоренившимися в западной науке, философии, научном и культурном дискурсе и по сей день.

    Например, преподаватели могут легко сослаться на недавние голливудские фильмы, такие как Матрица (1999) или Начало (2010), как культурные примеры, которые иллюстрируют (и рискуют укрепить) дуалистическую эпистемологию: как «злой гений» Декарта, эти фильмы Подчеркните, что истины и уверенность, полученные из ощущаемых телесных стимулов, действительно могут быть похожими на сны или вводящими в заблуждение, но могут быть исправлены или преодолены мыслящим «я» и его рациональным разумом. Здесь ум изображается как четко обособленный, отдельный и нуждающийся в освобождении от тюрьмы тела, стимулам которого нельзя доверять.Действительно, недавние исследования показали, что дуалистические убеждения сохраняются на протяжении всего обучения студента, независимо от его дисциплины и подготовки в научной, медицинской и парамедицинской среде. Demertzi et al. (2009) изучали наличие дуалистических убеждений в выборке студентов из Эдинбургского университета в Шотландии, а также среди медицинских работников и широкой общественности из Университета Лейдж в Бельгии. Большинство опрошенных студентов согласились с тем, что «разум и мозг — две разные вещи», и чуть меньше половины участников опроса в Льеже согласились с этим утверждением (Demertzi et al., 2009). Интересно, что почти половина опрошенных медицинских работников также согласились с этим дуалистическим утверждением. Эти результаты подчеркивают постоянное присутствие дуалистических убеждений во всем обществе, несмотря на исследования нейробиологии, особенно с использованием функциональной магнитно-резонансной томографии (фМРТ), которые продолжают предполагать, что нервная активность ответственна за психологический феномен (Greene et al., 2001; Farrer and Frith, 2002), и поэтому мозг является источником разума. Однако вера в дуализм также зависит от предполагаемой силы доказательств, предоставленных научными исследованиями.Когда субъекты подвергаются слабым нейробиологическим свидетельствам, описывающим психологический феномен, они имеют повышенную склонность верить в присутствие души. И наоборот, когда нейробиологические доказательства убедительны, субъекты с большей вероятностью уменьшат свою веру в душу (Preston et al., 2013). Поэтому в классе нейробиологии или психологии важно дать точное описание текущих исследований, чтобы отношения между разумом, мозгом и телом могли быть проблематичны и исследованы более критически как студентами, так и преподавателями.

    Устойчивость дуалистических убеждений также подтверждается исследованиями, демонстрирующими, что некоторые медицинские пациенты с соматоформными расстройствами неохотно приписывают недуги психологическим симптомам, а не физическим симптомам (Stone, 2006 , цитируется в Demertzi et al., 2009), и некоторые предпочитают пытаться идентифицировать физические, а не психологические причины необъяснимых с медицинской точки зрения симптомов (Geist et al., 2008), усиливая картезианское бинарное разделение между разумом и материей.Действительно, вера в то, что «душа» переживает телесную смерть и разрушение, остается превалирующей в научном сообществе, а дуализм даже влияет на собственное «нейробиологическое мышление» психологии, подразумевая, что материальный мозг порождает, но при этом остается радикально отделенным от разума (Demertzi et al. ., 2009). Но могут ли дуалистические образы мышления нанести ущерб повседневной жизни? Недавно исследователи использовали процедуры прайминга, чтобы вызвать либо «дуалистические», либо «физикалистские» убеждения, и обнаружили, что в дуалистическом состоянии субъекты проявляют менее здоровые отношения и поведение (Forstmann et al., 2012).

    Использование основных философских аргументов на уроках психологии: Декарт и Хайдеггер

    Если обучение или образование в университетской среде все еще рискуют сохранить допущения дуализма, то как преподаватели могут поощрять более критический и значимый анализ дуалистической эпистемологии среди своих студентов? Философия и наука могут работать здесь в тандеме, когда дело доходит до изучения тонких предпосылок проблемы разума и тела и дуалистической эпистемологии.Чтобы взять только один пример из обширного полотна западной философии, давайте рассмотрим основную работу Мартина Хайдеггера, которая может служить примером того, как преподаватель может предложить своим ученикам иную, но столь же мощную эпистемологическую перспективу и понимание мир. Цель здесь не в том, чтобы вытеснить или опровергнуть метафизические предпосылки дуализма, а в том, чтобы указать, как преподаватель может подойти к нему, используя различные философские и эпистемологические точки зрения.

    С философской точки зрения утверждение картезианского дуализма об онтологическом разделении разума и материи было радикально подорвано публикацией книги Мартина Хайдеггера «Бытие и время» и его революционной концепции «бытия-в-мире» (Heidegger, [1927] 1962). ). В отличие от двойственности дуалистической эпистемологии, Хайдеггер утверждал, что наши современные и натурализованные концепции субъективности, «я», cogito или разум, никогда не могут быть отделены или отделены от объектов, материи или мира, как предполагает дуализм.Согласно Декарту, когда субъект видит, познает и использует повседневные предметы, такие как молоток, дверная ручка, карандаш и т. Д., Его мыслящий разум пересекает онтологическую пропасть в мир материи и тела, накапливая сенсорные стимулы и эмпирические свойства. этих материальных субстанций, чтобы вычислить, обосновать, а затем привести в действие их рациональное использование в уме (Heidegger, [1927] 1962, p. 128). Однако фундаментальное понимание Хайдеггера заключалось в том, что каждый из этих «объектов» имеет смысл для «субъекта» не через какую-либо ментальную рационализацию, отстраненное мышление или комбинацию воспринимаемых свойств.Вместо этого вещи имеют значение или раскрываются нам, людям, только через дорефлективные, усвоенные и повседневные контекстные практики или использует . Другими словами, в наше время такой простой предмет, как молоток, признается чем-то, что может забить гвоздь в дерево только после года после года, когда человек уже социализирован в культурных, лингвистических и дискурсивных практиках в общем мире, что учит их, что этот «молоток» используется именно таким образом. Таким образом, палка из дерева и кусок металла открывается нам как молот только после того, как наше погружение в общий мир раскроет нам социальные и культурные контексты и обстоятельства, которые делают его понятным как нечто, что используют .«Такая сущность может« встретиться »с Dasein [т. Е. С« мыслящим »человеком] только постольку, поскольку она может по собственному желанию проявить себя в мире » (Хайдеггер, [1927] 1962, стр. 84). Дело в том, что преподаватель может использовать философию Хайдеггера как инструмент, чтобы показать, как имплицитное «бытие в мире» ученика включает и поддерживает метафизические допущения дуализма, которые они когда-то считали само собой разумеющимися или предполагали.

    При более глубоком рассмотрении, когда человек фактически забивает гвоздь, поворачивает дверную ручку, чтобы пройти через дверной проем, используя карандаш для записи психологических заметок и т. Д., онтологическое разделение, поддерживающее картезианский дуализм разума и тела, разрушается. Почему? Согласно Хайдеггеру, каждый из этих «объектов» можно сделать понятным и понятным, потому что они опутаны бесчисленными и чрезвычайно сложными и взаимозависимыми историческими, социальными и культурными сетевыми контекстами, которые в совокупности дают «объекту» его естественное значение, значение, и пользуйся. Хотя мы контекстуализируем молоток как объект для забивания гвоздей, древнему греку или пришельцу с другой планеты не хватало бы социальных, культурных и психологических контекстов, которые делают эту «вещь» значимой или понятной для нас: доски, гвозди, пилы , шурупы, конструкции, книжные полки, лестницы, краски и т. д., объединяются, чтобы сформировать «аппаратную целостность», которая является исторически и культурно уникальной для нас, но при этом приобретается и делается неявной через наше повседневное социализированное использование (Heidegger, [1927] 1962). Это бесчисленные и связанные в сеть вещи, которые, как мы знаем, связаны и связаны с каждой вещью , которую наш мир делает понятной: ее фоновые ассоциации и контексты, которые делают ее понятной для использования определенным образом. Понимая в этом свете, никакое количество рационального мышления когда-либо не может сообщить нам, что такое простое, как молот, на самом деле является в дуалистическом контексте.Студент никогда не сможет впервые взглянуть на молоток и просто рационализировать его использование. Вместо этого «то, что делает возможной свободу действий, — это не какой-то основной [материальный] субстрат, не какая-то ментальная субстанция, а скорее то, как наши жизненные истории разворачиваются на фоне практик общего, значимого мира». (Guignon, 2006, p. 9) Таким образом, знаменитое изречение Хайдеггера «бытие-в-мире» устраняет предполагаемую пропасть или дуализм между субъектом и объектом, разумом и телом и т. Д. (Heidegger, [1927] 1962).Как человеческие существа, при рождении мы «брошены» в особый мир, который запечатлевает в нас особые и дорефлективные способы понимания, общения и навигации, практики и нашего собственного «бытия» в мире переплетенных контекстов и значений. Опять же, дело здесь в том, что разум и тело по своей сути не являются разными субстанциями до тех пор, пока современные, повседневные и неявные культурные практики, такие как картезианские дуалистические эпистемологии, рассмотренные выше, не раскрывают или не раскрывают их нам в наших собственных конкретных исторических контекстах, как два отдельных объекта.Поэтому, чтобы использовать эту философию в качестве педагогического инструмента в своем классе, преподаватель вводного класса психологии может читать лекцию по хайдеггеровским примерам, приведенным выше, а затем использовать обсуждение в классе или групповую деятельность, чтобы определить, понимают ли студенты эту концепцию и эту противоположную эпистемологию. перспектива. Например: «Назовите пример недавнего фильма или телесериала, в котором предполагается картезианский дуализм, и противопоставьте этому позицию Хайдеггера [или другого философа по выбору преподавателя].См. Несколько простых примеров в Таблице 1. Поэтому, как будет рассмотрено ниже, психологические иллюзии, которые проблематизируют здравое (неправильное) понимание существования нашего тела в космосе, помогут проиллюстрировать, как текущее положение нашего тела в мире часто забывается или принимается как должное.

    Таблица 1. Классное упражнение для обсуждения и критики дуалистических тем в СМИ .

    Представление тела и схема тела

    Для любых физических взаимодействий между человеком и внешним миром, таких как забивание гвоздя молотком, использование карандаша в классе или уклонение от пилона во время прогулки по улице, разум должен иметь представление о положение тела в пространстве.Ум должен находиться в мире. Проприорецепторы — это рецепторы, расположенные в мышцах и суставах, которые передают информацию о растяжении мышц и угле сустава таламусу и, в конечном итоге, соматосенсорной области коры головного мозга. Разумная схема тела включает проприоцептивные сигналы с другими органами чувств, а именно видение и обратную связь от двигательной системы, которые позволяют людям (и, вероятно, большинству других животных) мысленно моделировать, где находится тело во внешнем пространстве. Схема тела играет роль в постоянном формировании осознания конфигурации тела, связывая различные входные данные о восприятии, вычисляя и восстанавливая любую недостающую информацию, а также обнаруживая и разрешая конфликты (Graziano and Botvinick, 2002).В классе может оказаться сложной задачей четко продемонстрировать, что разум и тело могут быть одним и тем же. Однако есть несколько простых демонстраций восприятия, которые можно использовать для этой цели, которые изменяют схему тела ума. Таким образом, изменяя входные данные сенсорной системы тела, разум может сбиться с толку и сделать иллюзорные выводы о том, что происходит с телом. Если субъективные переживания вызваны разумом, который существует иначе, чем наши ощущаемые субстанции и тело, тогда будут ли иллюзии, вызванные изменением чувственного восприятия, воздействовать на ум? Согласно дуалистам взаимодействия, таким как Декарт, разум и тело причинно связаны и могут общаться друг с другом, и это взаимодействие между душой и телом происходит через шишковидную железу.Однако, если разум генерируется активностью нейронных цепей в головном мозге, на которую частично влияют сенсорные системы тела (чьи связи не зависят от шишковидной железы), то вводимая в заблуждение информация в мозг может привести к измененным, иллюзорным , восприятие ума. Фактически, благодаря этому понятию некоторые ученые разработали методы лечения «фантомной боли в конечностях». В этом состоянии люди с ампутированными конечностями все еще чувствуют боль в удаленной конечности. Педагогам рекомендуется обучать студентов этому увлекательному состоянию и обсуждать «зеркальный ящик» как средство лечения этого состояния (McGeoch and Ramachandran, 2012; также см. Ссылку на Youtube).Ниже приводится описание двух простых, но наводящих на размышления иллюзий, которые можно реализовать в классе. Использование этих демонстраций может быть важным механизмом для поддержания внимания учеников и использования другой модальности для обсуждения дуальности разума и тела. Эти иллюзии восприятия, описанные ниже, могут изменить представление ума о теле в пространстве.

    Иллюзия Пиноккио

    В классическом фильме Уолта Диснея 1940-х годов Пиноккио был вымышленным персонажем-марионеткой, сделанным из дерева и наиболее известным благодаря тому, что у него рос нос, когда он лгал.Вибрируя сухожилие двуглавой мышцы плеча, которое посылает проприоцептивный сигнал в мозг, можно вызвать ощущение роста носа, и, таким образом, было придумано Иллюзия Пиноккио (Lackner, 1988). Эту простую иллюзию можно создать, если субъект закроет глаза и коснется своего носа пальцем, в то время как сухожилие двуглавой мышцы этой руки вибрирует (см. Рисунок 1). Призрачное ощущение, которое возникает у некоторых участников (Burrack and Brugger, 2005), — это удлинение носа.Вибрация сухожилия двуглавой мышцы запускает мышечные спины, которые посылают в мозг проприоцептивный сигнал, который сигнализирует о разгибании руки (увеличение угла локтевого сустава; DiZio and Lackner, 2002). Поскольку мозг также получает тактильные сигналы как от носа, так и от кончика пальца, к которому они прикасаются, комбинация этих стимулов объединяется в мозгу, чтобы сделать неправильный вывод о том, что нос растет / удаляется от лица. Обратите внимание, что для достижения оптимального эффекта необходимо использовать доминирующую руку с частотой вибрации около 100 Гц (Burrack and Brugger, 2005), и поэтому обычные массажеры для рук могут не вызвать иллюзию.

    Рис. 1. Иллюзия буратино. (A) Участник вытягивает ведущую руку так, чтобы можно было воздействовать на сухожилие двуглавой мышцы плеча. Важно сначала приложить вибрацию к стержню руки (стрелка). (B) Затем испытуемый сгибает руку, закрывает глаза и кладет указательный палец на нос. Обычно через 1–2 минуты испытуемый почувствует, что у него растет нос.

    Иллюзия резиновой руки

    Другая иллюзия, которую обычно называют «иллюзией резиновой руки» (Botvinick and Cohen, 1998), обманывает разум, чувствуя , что внешний объект (обычно резиновая рука) является частью тела (см. Рис. 2, также см).В этой иллюзии участник направляет взгляд на резиновую руку на столе, в то время как соответствующая левая или правая рука находится вне поля зрения. Затем человек, создающий иллюзию, с помощью кисти дотрагивается до резиновой руки так же, как и с настоящей рукой. После нескольких минут «раскрашивания» пальцев, суставов и кистей большинство участников почувствуют, что резиновая рука является частью их собственного тела. Это происходит из-за противоречивого входного сигнала от внешних стимулов, получаемых фоторецепторами в глазах и механорецепторами и проприорецепторами в коже.Этот противоречивый входной сигнал проходит от таламуса до соматосенсорной коры, а затем в ассоциативную область коры, где мозг принимает окончательное неверное решение, что объект, расположенный вне тела, должен быть частью тела. В этом смысле мозг изменил свой мысленный образ схемы тела, включив в него резиновую руку. Исследователи продемонстрировали, что это изменение восприятия телом того, где находится рука в пространстве, попросив участников пройти дополнительный тест.После того, как иллюзия резиновой руки была применена к левой руке, участникам было предложено закрыть глаза и выровнять правую руку (под столом) туда, где, по их мнению, находилась их левая рука. Они обнаружили, что произошел значительный сдвиг в том, где участники думали, что их левая рука находится в направлении иллюзорной резиновой руки, и сила этого искажения коррелировала с эффективностью самой иллюзии резиновой руки (Botvinick and Cohen, 1998). . В некоторых исследованиях сообщается об использовании кисти и модели руки человека (Botvinick and Cohen, 1998), однако перчатка и тактильная стимуляция руки кончиками пальцев также могут использоваться, если модель резиновой руки и кисти недоступны.

    Рис. 2. Иллюзия резиновой руки. (A) Участник протягивает левую руку в ограждение, чтобы не видеть свою руку. Они смотрят на резиновую руку или перчатку (показанную здесь), которая находится в той же ориентации, что и их рука в ограждении. Человек, создающий иллюзию, одинаково касается как участника, так и резиновой руки кистями для рисования. Иллюзия начинает действовать через 1-2 минуты. (B) У некоторых участников, которые очень восприимчивы к иллюзии, другой объект может быть помещен на место резиновой руки.В этом примере человек, создающий иллюзию, идентично «раскрасит» динозавра и руку. Некоторым людям динозавр будет казаться частью тела.

    Сводка

    В этой статье о перспективах показано, как преподаватели могут исследовать эпистемологические допущения, лежащие в основе картезианского дуализма, как с философской, так и с научной точки зрения. Философия Хайдеггера подчеркивает, как наша постоянная вовлеченность и вовлеченность в социальный и культурный мир делает определенные объекты понятными, мыслимыми и значимыми для нас — например, неявное понимание, необходимое при использовании чего-то столь же простого, как молоток, которое происходит не из отстраненных рационализаций. телесных сенсорных данных или стимулов, но из культурных практик, делающих их использование понятным и нормальным.Психологическая резинка и иллюзии Пиноккио усиливают базовое понимание того, что тело и разум связаны в общем мире, путем нарушения предполагаемого дуализма разума и тела, выделенного Декартом, но с пониманием того, что рациональный разум не превосходит его. priori хоть для понимания истины. Даже философия, метафизика и наука опираются на общее восприятие мира, которое не может исходить из рационального разума в себе. Например, путем стимуляции тела прикосновением или вибрацией сенсорный ввод включается в ментальную схему мозга, показывающую, где находится тело во внешнем пространстве, и с иллюзиями, описанными здесь; и это неправильно интерпретируется умом как иллюзорное заключение (что нос растет, или что резиновая рука является частью тела).Рациональные представления ума о своем теле, себе и мире подвергаются сомнению. Поступая таким образом, эти простые иллюзии могут быть представлены по отдельности или вместе с различными философскими точками зрения в качестве педагогических инструментов для обучения учащихся, способствуя усилению и критическому осмыслению дуалистических предпосылок.

    Заявление о конфликте интересов

    Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

    Благодарности

    Эта публикация была поддержана грантом Discovery Совета по естественным наукам и инженерным исследованиям (NSERC), предоставленным TH (04843), исследовательским офисом MacEwan и отделом международных отношений Лондонской школы экономики и политических наук. Мы также хотели бы поблагодарить Адриана Джонсона и Адама Моррилла за демонстрацию иллюзий на рисунках 1 и 2.

    Сноски

    1. http://www.ted.com/talks/vilayanur_ramachandran_on_your_mind?language=en
    2. https: // www.youtube.com/watch?v=TCQbygjG0RU

    Список литературы

    Burrack, A., и Brugger, P. (2005). Индивидуальные различия в восприимчивости к экспериментально вызванным фантомным ощущениям. Изображение тела 2, 307–313. DOI: 10.1016 / j.bodyim.2005.04.002

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Demertzi, A., Liew, C., Ledoux, D., Bruno, M., Sharpe, M., Laureys, S., et al. (2009). Дуализм сохраняется в науке о разуме. Ann.Акад. Sci. 1157, 1–9. DOI: 10.1111 / j.1749-6632.2008.04117.x

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Декарт Р. (1998). Беседа о методах и размышлениях о первой философии , 4-е изд. Индианаполис, Индиана: Hackett Publishing Company, Inc.

    Google Scholar

    ДиЦио, П., и Лакнер, Дж. Р. (2002). «Проприоцептивная адаптация и последействие», в справочнике по виртуальным средам , изд. К. Стэнни (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Lawrence Erlbaum Associates), 751–771.

    Google Scholar

    Фаренберг, Дж., И Читэм, М. (2000). Проблема тела и разума глазами студентов разных специальностей. J. в сознании. Stud. 7, 47–59.

    Google Scholar

    Фаррер К. и Фрит К. Д. (2002). Переживание себя против другого человека как причины действия: нейронные корреляты опыта свободы воли. Нейроизображение 15, 596–603. DOI: 10.1006 / nimg.2001.1009

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Форстманн, М., Бургмер, П., и Муссвайлер, Т. (2012). «Разум желает, но плоть слаба»: влияние дуализма разума и тела на поведение в отношении здоровья. Psychol. Sci. 23, 1239–1245. DOI: 10.1177 / 0956797612442392

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Гейст Р., Вайнштейн М., Уокер Л. и Кампо Дж. В. (2008). Необъяснимые с медицинской точки зрения симптомы у молодых людей: дилемма врача. Paediatr. Здоровье детей 13, 487–491.

    PubMed Аннотация | Google Scholar

    Грациано, М.С.А., Ботвиник М.М. (2002). «Как мозг представляет тело: выводы из нейрофизиологии и психологии», в Common Mechanisms in Perception and Action: Attention and Performance , Vol. 19, ред. У. Принц и Б. Хоммель (Oxford: Oxford University Press), 136–157.

    Google Scholar

    Грин, Дж. Д., Соммервилл, Р. Б., Нистром, Л. Е., Дарли, Дж. М., и Коэн, Дж. Д. (2001). ФМРТ-исследование эмоциональной вовлеченности в моральное суждение. Наука 293, 2105–2108.DOI: 10.1126 / science.1062872

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Guignon, C.B. (2006). «Введение» в The Cambridge Companion to Heidegger , 2nd Edn, ed. К. Б. Гиньон (Нью-Йорк: издательство Кембриджского университета), 1–41.

    Google Scholar

    Хайдеггер, М. [1927] (1962). Бытие и время. Нью-Йорк: издательство Harper and Row.

    Google Scholar

    Лонка, К., и Линдблом-Иланн, С.(1996). Эпистемологии, концепции обучения и учебные практики в медицине и психологии. Высокий. Educ. 31, 5–24. DOI: 10.1007 / BF00129105

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Престон, Дж. Л., Риттер, Р. С., Хеплер, Дж. (2013). Неврология и душа: конкурирующие объяснения человеческого опыта. Познание 127, 31–37. DOI: 10.1016 / j.cognition.2012.12.003

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Райан, М.П. (1984). Мониторинг понимания текста: индивидуальные различия в эпистемологических стандартах. J. Educ. Psychol. 76, 248–258. DOI: 10.1037 / 0022-0663.76.2.248

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Стоун, Дж. (2006). Функциональная слабость . Кандидат наук. защитил диссертацию в Эдинбургском университете, Великобритания.

    Google Scholar

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.