Как самореализация выявляет социальные качества личности: Каким образом самореализация выявляет социальные качества личности?

Содержание

Социальная сущность человека. Самореализация и качества личности



ВОПРОСЫ ДЛЯ САМОПРОВЕРКИ

1. Почему вопрос о сущности человека формулируется «Что такое человек?», а не «Кто такой человек?»

Вопрос о сущности человека формулируется таким образом для того, чтобы подчеркнуть философский аспект проблемы. Немецкий философ И. Фихте (1762 — 1814) считал, что понятие «человек» относится не к единичному человеку, а только к роду: невозможно анализировать свойства отдельного человека, взятого самого по себе, вне отношений с другими людьми, т. е. вне общества.

2. В чём проявляется сущность человека как существа «культуросозидающего»?

Сущность человека как существа «культуросозидающего» проявляется в том, что человек является носителем и создателем культуры. Культура сориентирована на гуманистическую самореализацию человека, его творческое самовыражение.

Человек сам активно воздействует на окружающую среду и в итоге этим формирует не только историю общества, но и самого себя.

3. Какие основные (сущностные) отличительные признаки характеризуют человека как социальное существо?

Человек, как социальное существо имеет:

— высокоорганизованный мозг;

— мышление;

— членораздельную речь;

— умение создавать орудия труда и преобразовывать условия своего существования;

— способность творчески видоизменять окружающий мир, создавать культурные ценности;

— способность к самопознанию и саморазвитию;

— способность вырабатывать духовные ориентиры собственной жизни.

4. Каким образом самореализация выявляет социальные качества личности?

Самореализация — это процесс наиболее полного осуществления личностью своих возможностей, достижения намеченных целей в решении личностно значимых проблем, позволяющий максимально полно реализовать творческий потенциал личности.

Американский учёный А. Маслоу (1908 — 1970) относил потребность в самореализации к высшим потребностям человека. Он определял её как наиболее полное использование талантов, способностей, возможностей; эта потребность осуществляется путём целенаправленного воздействия личности на саму себя. Способность личности к самореализации представляет собой синтез способностей к целенаправленной, личностно значимой деятельности, в процессе которой личность максимально раскрывает свой потенциал.

ЗАДАНИЯ

1. Как вы понимаете смысл суждения древнегреческого философа Эпиктета: «Что я такое? Человек. Если я смотрю на себя как на предмет отдельный и независимый от прочих предметов, то следует, чтобы я жил долго, чтобы я был богат, счастлив, здоров; но если я посмотрю на себя как на человека, как на часть целого, то может иногда случиться, что по отношению к этому целому я должен подчиниться болезни, нужде или даже погибнуть преждевременной смертью.

Какое же право имею я жаловаться в таком случае? Разве мне не известно, что, жалуясь, я перестаю быть человеком, как нога перестаёт быть органом тела, когда она отказывается ходить?».

В данном суждении древнегреческий философ Эпиктет показывает нам двойственность устройства человека, а именно его социальную и биологическую сущность.

Умение мыслить, создавать новое в процессе своей жизнедеятельности, хоть и выделяет человека по отношению к животным, однако не отделяет его от природы.

Человек часть как общества, так и природы.

2. В чём философский смысл высказывания русского биолога И. И. Мечникова: «Садовник или скотовод не останавливается перед данной природой занимающих их растений или животных, но видоизменяют их сообразно надобности. Точно так же и учёный-философ не должен смотреть на современную человеческую природу как на нечто незыблемое, а должен изменить её ко благу людей»? Каково ваше отношение к данной точке зрения?

На сегодняшний день человек сам видоизменяет природу, а в недавнем прошлом человеку самому приходилось приспосабливаться к природе. Сегодня мы видим, что развитие хозяйственной деятельности стало одним из самых основных факторов, которые влияют на развитие природы. Но экологические проблемы Земли очевидны, человек стал задумываться над тем, что необходимо предвидеть последствия таких изменений и стараться как можно быстрее их предотвратить. Таким образом, человек должен изменять природу, но не в ущерб природе.

3. Составьте схему «Социальные качества личности».

Социальная сущность человека

Обществознание. 10 класс.

                           Блок-модуль темы:  «Социальная сущность человека» (& 4)

Пункт: Биологическое и социальное в человеке (стр. 43)

Задание 1.

Составьте схему

Человеческая природа


    ________________________ ________________________

                                    (объяснение)                             (объяснение)

Задание 2.

Определите и сформулируйте точки зрения на соотношение биологического и социального в человеке:

1) _____________________________________________

2) _____________________________________________

Пункт: Социальные качества личности (стр. 44)

Задание 1.

Сформулируйте и запишите понятие.

Философская энциклопедия определяет:

1) личность — _________________________________

2) личность — _________________________________

Задание 2. Составьте таблицу

Научные подходы к личности

Первый подход

Второй подход

Задание 3. Составьте перечень.

Социальные качества личности:

1) _________________

2) _________________

3) и т.д.

Ответьте на вопрос:

 Какие основные (сущностные) отличительные признаки характеризуют человека как социальное существо?

__________________________________________________________________________________________________________________________________________

Пункт: Самосознание и самореализация (стр. 45)

Задание1.

Сформулируйте и запишите понятия:

Самосознание — ___________________________________

Самореализация _________________________________

Задание2. Ответьте на вопросы.

1) Что является одним из важных признаков самореализации?

__________________________________________________________________________________________________________________________________________________________

2) Почему американский учёный А. Маслоу относил потребность в самореализации    к              высшим потребностям человека?

__________________________________________________________________________________________________________________________________________________________

3) Каким образом самореализация выявляет социальные качества личности?

__________________________________________________________________________________________________________________________________________________________

ПРАКТИКУМ

Прочтите отрывок из документа и ответьте на вопросы

Из работы русского философа С.Л. Франка «Смысл жизни» 

     Вопрос «о смысле жизни» волнует и мучает в глубине души каждого человека. Человек может на время, и даже на очень долгое время, совсем забыть о нём, погрузиться с головой или в будничные интересы сегодняшнего дня, в материальные заботы о сохранении жизни, о богатстве, довольстве и земных успехах, или в какие-либо сверхличные страсти и «дела» — в политику, борьбу партий и т. п., но жизнь уже так устроена, что совсем и навсегда отмахнуться от него не может и самый тупой, заплывший жиром или духовно спящий человек: неустранимый факт приближения смерти и неизбежных её предвестников – старения и болезней, факт отмирания, скоропреходящего исчезновения, погружения в невозвратное прошлое всей нашей жизни со всей иллюзорной значительностью ее интересов – этот факт есть для всякого человека грозное и неотвязное напоминание нерешённого, отложенного в сторону вопроса о смысле жизни.

Этот вопрос – не «теоретический вопрос», не предмет праздной умственной игры; этот вопрос есть вопрос самой жизни, он так же страшен – и собственно говоря, ещё гораздо более страшен, чем при тяжкой нужде вопрос о куске хлеба для утоления голода. Поистине, это есть вопрос о хлебе, который бы напитал нас, и воде, которая утолила бы нашу жажду. Чехов описывает где-то человека, который, всю жизнь, живя будничными интересами в провинциальном городе, как все другие люди, лгал и притворялся, «играл роль» в «обществе», был занят «делами», погружён в мелкие интриги и заботы – и вдруг, неожиданно, однажды ночью, просыпается с тяжёлым сердцебиением и в холодном поту. Что случилось? Случилось что-то ужасное – жизнь прошла, и жизни не было, потому что не было, и нет в ней смысла!

И всё-таки огромное большинство людей считает нужным отмахнуться от этого вопроса, прятаться от него и находит величайшую жизненную мудрость в такой «страусовой политике».

Вопросы к документу:

1) Почему вопрос о смысле жизни, по словам философа, «волнует» и «мучает»                человека?

2) С какими свойствами человека связано стремление обрести смысл жизни?

3) Известен ли вам рассказ А.П. Чехова, на который ссылается автор приведённого          фрагмента?

4) Почему многие люди всё-таки считают нужным «отмахнуться» от вечного вопроса о      смысле жизни? В чём ограниченность «страусовой политики»?

Конспект на тему: Социальная сущность человека

§ 4. Социальная сущность человека

Как в человеке сочетаются природное и социальное? Каким образом формируются социальные качества, что этому способствует?

Одной из центральных проблем философии является проблема человека. Эта загадка волновала мудрецов, художников, мыслителей всех эпох. Не завершены споры о человеке до сих пор, да и вряд ли могут быть завершены когда-либо. Причём, чтобы подчеркнуть философский аспект проблемы, вопрос о человеке звучит именно так: что такое человек? Немецкий философ И. Фихте (1762—1814) считал, что понятие «человек» относится не к единичному человеку, а только к роду: невозможно анализировать свойства отдельного человека, взятого самого по себе, вне отношений с другими людьми, т. е. вне общества.

Биологическое и социальное в человеке

Как известно, человеческая природа двойственна. Человек не только результат биологической эволюции, но и продукт развития общества. При этом общество заметно влияет на поведение человека.

Одни исследователи считают природное и социальное в человеке противоположностями, которые противостоят друг другу. Другие утверждают, что в человеке природное и социальное сосуществуют в неразрывном единстве. Сторонники этой точки зрения полагают, что от рождения в человеке преобладает природное, а становление человека связано с приобретением социальных черт и признаков. При этом человек утрачивает часть своих природных черт, вернее, эти черты ослабевают в своих проявлениях. Однако у социальных правил человеческого поведения есть биологическая основа в виде механизма внутреннего торможения.

И всё же в современных научных дискуссиях отвергаются крайние точки зрения на соотношение биологического и социального в поведении человека. Так, сегодня не вызывает сомнения, что социальная среда играет важную роль в обретении человеком человеческого. Вместе с тем данные генетики, нейрофизиологии и нейропсихологии свидетельствуют о значительном влиянии генетических факторов на формирование психики человека, его способностей и наклонностей. Уже выявлены гены «любви», «удовольствия» и другие, от которых зависит проявление чисто человеческих признаков поведения. Установлено влияние физиологических и психологических особенностей на формирование способностей и даже таланта.

Однако следует подчеркнуть: любая природная предрасположенность человека реализуется в социальных обстоятельствах

. Собственно человеческое бытие — это проявление и развитие социальности. Известно, что даже однояйцевые близнецы, которые при рождении почти неразличимы, со временем под влиянием общества приобретают индивидуально-особенные черты (привычки, вкусы, интересы и т. п.). Следовательно, для формирования человека как члена социума небезразличны условия, в которых оно протекает.

Социальные качества личности

Обычно понятием «личность» определяются общественные свойства человека.

Философская энциклопедия определяет личность следующим образом: это человеческий индивид как субъект отношений и сознательной деятельности. Другое определение — устойчивая система социально значимых черт, характеризующих индивида как члена того или иного общества.

В обоих определениях подчёркиваются связи человека как представителя рода человеческого и общества. Попробуем разобраться в этих связях.

В науке проявляются два подхода к личности. Первый рассматривает личность как активного участника свободных действий, как субъекта познания и изменения мира. Личностными при этом признаются такие качества, которые определяют образ жизни и самооценку индивидуальных особенностей. Люди непременно оценивают личность через сопоставление с установленными в обществе нормами. И сам человек, обладающий разумом, постоянно себя оценивает. При этом самооценка может меняться в зависимости от проявлений личности и общественных условий, в которых она действует.

Второй подход рассматривает личность через набор функций, или ролей.

Человек может одновременно выполнять разные роли — работника, семьянина, гражданина и др. Он совершает поступки, проявляет себя в социальных действиях. Так, он может быть более или менее умелым тружеником, заботливым или равнодушным членом семьи и др.

Изучение личности через ролевые характеристики непременно предполагает связь человека с общественными отношениями, зависимость от них. Ясно, что и набор ролей, и их выполнение (так сказать, репертуар и рисунок роли) связаны с общественным устройством и с индивидуальными качествами исполнителя. Так, скажем, при родовом строе взаимоотношения в семье требуют от её членов одних действий (беспрекословное подчинение старшим, жёсткое разделение хозяйственных функций, тесно связанное с обычаями, традициями и пр.), в современном обществе — других (готовность к равноправному сотрудничеству, взаимопонимание, забота, основанная на любви, и т. п.).

Или сравните, например, роли труженика, правителя, воина, учёного в разные эпохи. В своих ролевых проявлениях личность развивается, совершенствуется, меняется. Действует, любит, ненавидит, борется, тоскует не личность сама по себе, а человек, обладающий личностью. Через неё, особым, только ему присущим образом организуя свою деятельность, отношения, индивид предстаёт как Человек.

Личность проявляет себя в поведении, активном взаимодействии с обществом.

Самосознание и самореализация

Помимо внешних условий поведения человека в обществе, реализации его многочисленных социальных связей и формирования социальных качеств, важным является самосознание и самореализация личности.

Обычно под самосознанием понимают определение человеком себя как личности, способной принимать самостоятельные решения, вступать в определённые отношения с другими людьми и природой. Одним из важных признаков самосознания является готовность человека нести ответственность за принимаемые им решения и совершаемые действия.

Личность проявляет себя не только через самосознание, но и в процессе самореализации. Этим термином определяется процесс наиболее полного осуществления личностью своих возможностей, достижения намеченных целей в решении личностно значимых проблем, позволяющий максимально полно реализовать творческий потенциал личности.

Американский учёный А. Маслоу (1908—1970) относил потребность в самореализации к высшим потребностям человека. Он определял её как наиболее полное использование талантов, способностей, возможностей; эта потребность осуществляется путём целенаправленного воздействия личности на саму себя. Способность личности к самореализации представляет собой синтез способностей к целенаправленной, личностно значимой деятельности, в процессе которой личность максимально раскрывает свой потенциал.

Словарь

Личность — человек со своими социально обусловленными и индивидуально выраженными качествами.

Человек — биосоциальное существо, обладающее даром мышления и речи, способностью создавать орудия труда и пользоваться ими в процессе общественного производства.

Практические выводы

1. В современном мире немало бесчеловечного, жестокого, страшного. Тем важнее осознать значимость человеческого в человеке, понять для себя, в чём смысл жизни, какие цели достойны человека, а какие нет. Подумайте, какая позиция вам ближе: быть или иметь? Ради чего стоит жить, а чего нужно стараться избегать, чтобы сохранить в себе человека?

2. Помните, что человек — открытая система, многие вопросы не имеют однозначного ответа, но сам поиск ответов на загадки человеческой природы — занятие увлекательное для мыслящего существа. Если вас заинтересовали проблемы сущности человека, смысла его жизни, обратитесь к работам философов.

3. Размышляя над вечными философскими загадками, не забывайте о личной ответственности за сохранение, развитие и приумножение человеческого в себе.

Документ

Из работы русского философа С. Л. Франка (1877— 1950) «Смысл жизни».

Вопрос «о смысле жизни» волнует и мучает в глубине души каждого человека. Человек может на время, и даже на очень долгое время, совсем забыть о нём, погрузиться с головой или в будничные интересы сегодняшнего дня, в материальные заботы о сохранении жизни, о богатстве, довольстве и земных успехах, или в какие-либо сверхличные страсти и «дела» — в политику, борьбу партий и т. п., но жизнь уже так устроена, что совсем и навсегда отмахнуться от него не может и самый тупой, заплывший жиром или духовно спящий человек: неустранимый факт приближения смерти и неизбежных её предвестников — старения и болезней, факт отмирания, скоропреходящего исчезновения, погружения в невозвратное прошлое всей нашей жизни со всей иллюзорной значительностью её интересов — этот факт есть для всякого человека грозное и неотвязное напоминание нерешённого, отложенного в сторону вопроса о смысле жизни. Этот вопрос — не «теоретический вопрос», не предмет праздной умственной игры; этот вопрос есть вопрос самой жизни, он так же страшен — и собственно говоря, ещё гораздо более страшен, чем при тяжкой нужде вопрос о куске хлеба для утоления голода. Поистине, это есть вопрос о хлебе, который бы напитал нас, и воде, которая утолила бы нашу жажду. Чехов описывает где-то человека, который, всю жизнь живя будничными интересами в провинциальном городе, как все другие люди, лгал и притворялся, «играл роль» в «обществе», был занят «делами», погружён в мелкие интриги и заботы — и вдруг, неожиданно, однажды ночью, просыпается с тяжёлым сердцебиением и в холодном поту. Что случилось? Случилось что-то ужасное — жизнь прошла, и жизни не было, потому что не было и нет в ней смысла!

И всё-таки огромное большинство людей считает нужным отмахиваться от этого вопроса, прятаться от него и находит величайшую жизненную мудрость в такой « страусовой политике ».

Вопросы и задания к документу

1. Почему вопрос о смысле жизни, по словам философа, «волнует» и «мучает» человека? 2. С какими свойствами человека связано стремление обрести смысл жизни? 3. Как связаны между собой вопрос о смысле жизни и то, что человек смертен? Почему этот вопрос носит «не теоретический» характер? В чём вы видите его практическую направленность? 4. Известен ли вам рассказ А. П. Чехова, на который ссылается автор приведённого фрагмента? 5. Почему многие люди всё-таки считают нужным «отмахнуться» от вечного вопроса о смысле жизни? В чём ограниченность « страусовой политики » ?

Вопросы для самопроверки

1. Почему вопрос о сущности человека формулируется «Что такое человек?», а не «Кто такой человек?» 2. В чём проявляется сущность человека как существа «культуросозидающего»? 3. Какие основные (сущностные) отличительные признаки характеризуют человека как социальное существо? 4. Каким образом самореализация выявляет социальные качества личности?

Задания

1. Как вы понимаете смысл суждения древнегреческого философа Эпиктета: «Что я такое? Человек. Если я смотрю на себя как на предмет отдельный и независимый от прочих предметов, то следует, чтобы я жил долго, чтобы я был богат, счастлив, здоров; но если я посмотрю на себя как на человека, как на часть целого, то может иногда случиться, что по отношению к этому целому я должен подчиниться болезни, нужде или даже погибнуть преждевременной смертью. Какое же право имею я жаловаться в таком случае? Разве мне не известно, что, жалуясь, я перестаю быть человеком, как нога перестаёт быть органом тела, когда она отказывается ходить?»

2. В чём философский смысл высказывания русского биолога И. И. Мечникова: «Садовник или скотовод не останавливается перед данной природой занимающих их растений или животных, но видоизменяют их сообразно надобности. Точно так же и учёный-философ не должен смотреть на современную человеческую природу как на нечто незыблемое, а должен изменить её ко благу людей»? Каково ваше отношение к данной точке зрения?

3. Составьте схему «Социальные качества личности».

4. Подготовьте проект на тему «Сильная личность».

Мысли мудрых

«Человек — единственное животное, которое краснеет или, при определённых обстоятельствах, должно краснеть».

М. Твен (1835—1910), американский писатель

Методическая разработка урока «Социальная сущность человека»

Государственное автономное образовательное учреждение

среднего профессионального образования Республики Крым

«ЯЛТИНСКИЙ МЕДИЦИНСКИЙ КОЛЛЕДЖ»

Методическая разработка занятия

I. Методический блок

Тема: Социальная сущность человека

Специальность: Сестринское дело, Фармация, Лабораторная диагностика

Дисциплина: Обществознание

Курс I Семестр I Количество часов 2

Вид занятия: комбинированный урок

1. Учебные цели:

Знать:

  • Понятие «человек», «индивид», «личность»;

  • Влияние социального окружения, характера общественных отношений на формирование сущностных качеств человека, его самоопределение в качестве личности.

Уметь:

Активировать ОК: 1-12

2. Цели развития личности студента (воспитательные):

Формировать мировоззрение соответствующее современному уровню науки и общественной практики, современные представления о сущности человека.

3. Междисциплинарная интеграция:

История

4. Организационная структура урока

з/п

Основные этапы занятия и их содержание

Уровни

усвоения

знаний

Методы обучения и

средства активизации

Материалы

методического и технического

обеспечения

И

1.

Подготовительный этап

Организация занятия

Рапорт дежурного

2.

Обоснование актуальности темы

3.

Определение учебных целей

см. п.2

4.

Мотивация учебной деятельности студентов

Рассмотрение вопросов позволит выявить знания, на которые можно опираться при изучении нового материала.

II

1.

2.

III

1.

2.

3.

Основной этап

Изучение учебного материала по плану:

  1. Биологическое и социальное в человеке.

  1. Социальные качества человека

  1. Самосознание и самореализация.

Закрепление и систематизация учебного материала.

Заключительный этап

Общие выводы

Ответы на возможные вопросы

Задание к самоподготовке

ІІ

ІІ

ІІ

ІІ

Рассказ с элементами беседы

Объяснение

Устный фронтальный опрос

Обществознание. Под ред. Л.Н. Боголюбова, М.: Просвещение, 2014 г., §4

Методическая разработка

Схема «Человек – существо биосоциальное»

Сл.№№ 1-7

Презентация

Сл №№ 7-8

Сл.№№ 9-12

ІI. Информационный блок

  1. Литература

Основная:

Обществознание. Под ред. Л.Н. Боголюбова, М.: Просвещение, 2014 г.

Дополнительная:

Безклубая С.А. человек и культура // Культурология / под. ред. Б.А. Эренгросс. – М., 2007.

Юдин Б.Г., Борзенков В.Г. Малков С.М. многомерный образ человека: на пути к создании единой науки о человека: антология.- М., 2007.

CОЦИАЛЬНАЯ СУЩНОСТЬ ЧЕЛОВЕКА

  1. Биологическое и социальное в человеке.

  2. Социальные качества личности.

  3. Самосознание и самореализация.

  1. БИОЛОГИЧЕСКОЕ И СОЦИАЛЬНОЕ В ЧЕЛОВЕКЕ

Одной из центральных проблем философии является проблема человека. Эта загадка волновала мудрецов, художников, мыслителей всех эпох.

2,5 тыс. лет назад знаменитый Диоген расхаживая с фонарем по улицам Афин, возглашая: «Ищу человека!» Но ведь улицы древней столицы были, как и сегодня, наводнены людьми. Но Диоген искал то, что скрыто по ту сторону одежды, половозрастных особенностей, статусных и профессиональных различий. Он искал человеческую личность. Попробуем найти ее и мы.

Для того, чтобы ответить на вопрос: «Что такое личность?», надо разграничить такие понятия, как «человек», «индивид» , «личность».

Понятие «Человек» употребляется для характеристики всеобщих, присущих всем людям качеств и способностей.

Это понятие подчеркивает наличие в мире такой особой исторически развевающейся общности, как человеческий род — Homo Sapiens — человечество, которое отличается от всех иных материальных систем только ему присущим способом жизнедеятельности.

Но человечество как таковое самостоятельно не существует. Живут и действуют конкретные люди. Существование отдельных представителей человечества выражается понятием «Индивид».

Индивид — единичный представитель человеческого рода, конкретный носитель всех социальных ц психологических черт человечества: разума, воли, потребностей, интересов.

Понятие «индивид» в этом случае употребляется в значении «конкретный человек».

Но при такой постановке вопроса не фиксируются как особенности действия различных биологических факторов (возраст, пол, темперамент), так и различия социальных условий жизнедеятельности человека.

А полностью абстрагироваться от этих факторов невозможно. Потому что очевидны различия между жизнедеятельностью ребенка и взрослого, человека первобытного общества и более развитых исторических эпох.

Чтобы отразить конкретно-исторические особенности развития человека на различных уровнях его индивидуального и исторического развития, наряду с понятием «индивид» используется и понятие «личность».

Личность — это человек (индивид), воплощающий конкретно-исторические общественные отношения, влияющий на них в меру своих сил и способностей, и в зависимости от положения, занимаемого в обществе.

Т.е. понятие «личность» показывает, как в человеке индивидуально отражаются социально-значимые черты, и проявляется ее сущность как совокупность всех социальных отношений.

При изучении человеческой личности принято различать следующие уровни ее проявления:

1. Природное — существующее и развивающееся в человеке независимо от влияния на него других людей.

2. Биологическое — общее по происхождению, хотя и не обязательно тождественное у человека с животными.

3. Наследственное — существующее и развивающееся на основе генного фонда родителей: оно биологическое (хотя не все биологическое наследственно).

4. Социальное — приобретенное человеком в ходе социализации, общения и взаимодействия с др. людьми.

Социальное в широком смысле разделяют на 3 составляющих:

  • Собственно социальное — совокупность приобретенных черт, минимально необходимых для выполнения своих социальных ролей.

  • Специфически культурное — совокупность норм и правил приличествующего поведения, которые соблюдаются автоматически, превратились в неотъемлемые черты индивида и позволяют другим считать его воспитанным.

  • Нравственное — высшее проявление социального и культурного начал в человеке, связанное с соблюдением этических норм как абсолютных требований.

Столь дробная шкала понадобилась для того, чтобы более четко разграничить понятия «человек», «индивид», «личность».

Можно ли сказать, что личность обитает в человеческом теле? Да, ведь её нет в окружающем пространстве.

А есть ли у личности тело? Нет, ведь личность — явно не материальное образование. Хотя у неё есть свой носитель — человеческая психика. Но психика не является составной частью тела. Психика — свойство высокоорганизованной, материи, подобно тому, как мышление является функцией (но не частью) мозга.

Психика — особая форма отражения действительности, появляющаяся на определенной ступени биологической, эволюции.

Её содержание — это продукт, или результат взаимодействия живых систем с окружающей средой.

Когда психологи говорят о личности, они подразумевают, прежде всего, психику.

Что же такое социальное? Социальное — особое качество взаимоотношений людей или отношения одного человека к кому-либо или чему-либо, когда они — взаимоотношения и отношения — рассматриваются как общественно значимые.

Человеческая природа двойственна. Человек не только результат биологической эволюции, но и продукт развития общества. При этом общество заметно влияет на поведение человека.

Одни исследователи считают природное и социальное в человеке противоположностями, которые противостоят друг другу. Другие утверждают, что в человеке природное и социальное сосуществуют в неразрывном единстве. Сторонники этой точки зрения полагают, что от рождения в человеке преобладает природное, а становление человека связано с приобретением социальных черт и признаков. При этом человек утрачивает часть своих природных черт, вернее, эти черты ослабевают в своих проявлениях. Однако у социальных правил человеческого поведения есть биологическая основа в виде механизма внутреннего торможения.

И всё же в современных научных дискуссиях отвергаются крайние точки зрения на соотношение биологического и социального в поведении человека. Так, сегодня не вызывает сомнения, что социальная среда играет важную роль в обретении человеком человеческого. Вместе с тем данные генетики, нейрофизиологии и нейропсихологии свидетельствуют о значительном влиянии генетических факторов на формирование психики человека, его способностей и наклонностей.

  1. СОЦИАЛЬНЫЕ КАЧЕСТВА ЛИЧНОСТИ

Обычно понятием «личность» определяются общественные свойства человека.

Философская энциклопедия определяет личность следующим образом: это человеческий индивид как субъект отношений и сознательной деятельности.

Другое определение — устойчивая система социально значимых черт, характеризующих индивида как члена того или иного общества.

В обоих определениях подчёркиваются связи человека как представителя рода человеческого и общества. Попробуем разобраться в этих связях.

В науке проявляются два подхода к личности.

Первый рассматривает личность как активного участника свободных действий, как субъекта познания и изменения мира. Личностными при этом признаются такие качества, которые определяют образ жизни и самооценку индивидуальных особенностей. Люди непременно оценивают личность через сопоставление с установленными в обществе нормами. И сам человек, обладающий разумом, постоянно себя оценивает. При этом самооценка может меняться в зависимости от проявлений личности и общественных условий, в которых она действует.

Второй подход рассматривает личность через набор функций, или ролей.

Ролевая теория личности описывает социальное поведение личности двумя основными понятиями: «социальный статус» и «социальная роль».

Каждый человек в социальной системе занимает несколько позиций.

Социальный статус – каждая из позиций, предполагающая определённые права и обязанности.

Человек может иметь несколько статусов, но чаще всего один определяет его положение в обществе. Этот статус называется главным (интегральным). Часто главный статус обусловлен должностью (напр., директор, профессор).

Социальный статус отражается во внешнем поведении и облике (одежда, жаргон и др. признаки социальной принадлежности) и во внутренней позиции (в установках, ценностных ориентациях).

Статусы бывают:

Предписанные – навязанные обществом вне зависимости то усилий и заслуг личности (этническое происхождение, место рождения, семья).

Приобретенные – определяются усилиями самого человека (писатель, директор).

Естественные – предполагает существенные и относительно устойчивые характеристики (мужчина, женщина, детство, юность, зрелость).

Профессионально-должностные – фиксируют социальное, экономическое, производственно-техническое положение (банкир, инженер, адвокат).

Социальный статус обозначает конкретное место, которое занимает индивид в данной социальной системе.

Общество предъявляет индивиду совокупность требований. Эта совокупность образует содержание социальной роли.

Социальная роль – совокупность действий, которые должен выполнять человек, занимающий данный статус в социальной системе.

Совокупность ролей называется ролевым набором.

Одна из первых попыток систематизации ролей была предпринята Т. Парсонсом. он считал, что любая роль описывается 5-ю характеристиками:

  • эмоциональной – одни роли требуют сдержанности, другие – раскованности;

  • способом получения – одни предписываются, другие завоёвываться;

  • масштабом – одни сформулированы и строго ограничены, другие – расплывчаты;

  • формализацией – действие в строго установленных правилах либо произвольно;

  • мотивацией – на личную прибыль или на общее благо.

Социальную роль надо рассматривать в 2-х аспектах: ролевое ожидание и ролевое исполнение. Между ними никогда не бывает полного совпадения.

Роли определяются тем, чего ожидают от нас другие. Ожидания ассоциируются со статусом, который имеет данная личность. Если кто-то не играет роль в соответствии с нашими ожиданиями, то он вступает в определённый конфликт с обществом (напр., родители должны заботиться о детях, близкий друг должен быть не равнодушным к нашим проблемам).

Ролевые требования воплощаются в конкретных социальных нормах.

В нормативной структуре роли выделяются 4 элемента:

  1. описание типа поведения, соответствующего данной роли;

  2. предписания, связанные с этим поведением;

  3. оценка выполнения предписанной роли;

  4. санкция – социальные последствия того или иного действия.

Санкции могут быть моральными (реализуются группой через ее поведение, напр., презрение), или юридическими, политическими и т. Д. (реализуются через деятельность конкретных институтов).

Смысл санкции – побудить человека к определенному типу поведения.

Но любая роль не может являться чистой моделью поведения. Поведение каждого конкретного человека преломляется через его характер. Поскольку каждый человек исполняет несколько ролей в множестве различных ситуаций, между ролями может возникнуть конфликт.

Ролевой конфликтситуация, в которой человек сталкивается с необходимостью удовлетворять требования двух или более несовместимых ролей.

Ролевой конфликт создает стрессовую ситуацию, следовательно, необходимо изыскивать способы гармонизации ролей.

Изучение личности через ролевые характеристики непременно предполагает связь человека с общественными отношениями, зависимость от них. В своих ролевых проявлениях личность развивается, совершенствуется, меняется. Действует, любит, ненавидит, борется, тоскует не личность сама по себе, а человек, обладающий личностью. Через неё, особым, только ему присущим образом органики свою деятельность, отношения, индивид предстаёт как Человек. Личность проявляет себя в поведении, активном взаимодействии с обществом.

  1. САМОСОЗНАНИЕ И САМОРЕАЛИЗАЦИЯ

Помимо внешних условий поведения человека в обществе, реализации его многочисленных социальных связей и формирования социальных качеств, важным является самосознание и самореализация личности.

Самосознание — определение человеком себя как личности, способной принимать самостоятельные решения, вступать в определённые отношения с другими людьми и природой. Одним из важных признаков самосознания является готовность человека нести ответственность за принимаемые им решения и совершаемые действия.

Личность проявляет себя не только через самосознание, но и в процессе самореализации.

Самореализация процесс наиболее полного осуществления личностью своих возможностей, достижения намеченных целей в решении личностно значимых проблем, позволяющий максимально полно реализовать творческий потенциал личности.

Американский ученый А. Маслоу (1908-1970) относил потребность в самореализации к высшим потребностям человека. Он определял ее как наиболее полное использование талантов, способностей, возможностей; эта потребность осуществляется путем целенаправленного воздействия личности на саму себя. Способность личности к самореализации представляет собой синтез способностей к целенаправленной, личностно значимой деятельности, в процессе которой личность максимально раскрывает свой потенциал.

III. Контролирующий блок

  1. Почему вопрос о сущности человека формулируется «Что такое человек?», а не «Кто такой человек»?

  2. В чем проявляется сущность человека как существа «культуросозидающего»?

  3. Какие основные (сущностные) отличительные признаки характеризуют человека как социальное существо?

  4. Каким образом самореализация выявляет социальные качества личности?

опыт анализа символической социальной реальности

Социологическая мысль, анализируя состояние общественной жизни, предлагая схемы «индивидуализированного общества», общества постсовременности, общества риска, «проходит» мимо проблемы социальной имитации, ставшей универсальным социальным состоянием и затрагивающей различные сферы общественной жизни. Социально-философские разработки этой проблемы обращают внимание на имитацию в контексте проблематизации социальности, дискредитации социальных идеалов и личности как социального субъекта. Между тем, социальная имитация содержит социологический аспект, связана с определенными социо-структурными, институциональными изменениями, ценностными сдвигами и нуждается в исследовании на индивидно-структурном уровне, на уровне имитационной личности. Отсутствие категоризации имитации в социологическом дискурсе затрудняет исследование ее проявлений, что требует рассмотрения имитационной личности в качестве носителя определенных социальных качеств, ориентированной на симулятивные социальные практики и формирование симулятивных социальных образов.

Имитационная личность давно перестала быть уделом отдельных одиночек. Скорее, мы можем говорить о массовизации, о модальности имитирующих индивидов, ориентированных на замещение или маскировку отсутствия реальности. С одной стороны, современная эпоха, как отмечает Ж. Бодрийяр, есть эра тотальной симуляции, симуляционного характера всех современных социальных и культурных феноменов, в результате чего люди имеют дело не с реальностью, а гиперреальностью, воспринимаемой гораздо реальнее, чем сама реальность. С другой стороны, метаморфозы личности из человека действующего в человека имитирующего накапливаются постепенно, соотносятся с изменением структуры деятельности, ценностных ориентаций, запросов и интересов.

Личность имитационная имеет в качестве основного условия возникновения как объективные обстоятельства, которые складываются в обществе, так и те сдвиги, которые происходят с поведенческими и мыслительными практиками. Отрицая общественное благо на основании того, что общество становится невидимым, непрозрачным, не поддающимся учету объективных и субъективных факторов, в результате чего человек получает непреднамеренный результат, имитация есть разрешение ситуации личностной неопределенности в обществе и поведения личности по схеме ложного самоудовлетворения.

Не претендуя на общественно значимую активность в публичной (общественной) сфере, замкнувшись на социальном микроуровне, индивид, казалось бы, обретает более твердую почву, исповедует более трезвый взгляд на действительность. В реальности, конструируемая им социальная среда при соприкосновении контактов с большим социальным миром обнаруживает уязвимость, что требует создания защитных, пусть и призрачных, социальных барьеров.

Одновременно происходит процесс воспроизводства, ретрансляции имитационных образцов, обретения ими смысла узнаваемости или, того больше, алгоритма социальной деятельности. Подобное присуще не отдельной личности. В немалой степени этому способствует то, что в обществе нарушены принципы социальной меритократии, соответствия оценки полезности и значимости индивида его реальному вкладу. Обратим внимание на тот факт, что современность порождает героев, кумиров в виде представителей шоу-бизнеса, торговцев иллюзиями, духовными наркотиками, уводящими от действительности, или строителей финансовых пирамид, воздушных замков.

Давление имитационности обнаруживается в «предложении» личности наиболее удобного способа социальной адаптации: потребности быть обманутым или вовлеченным в симулятивную деятельность предшествует выбор имитационной деятельности в качестве базисной на основе коллективного и индивидуального социального опыта. Действительно, если для эпохи социального модерна был характерен прогрессизм, идеалы рациональности и справедливости, современный человек подчеркивает свою индивидуальность путем симулятивности, принятия парадоксальных позиций, о чем пишет российский социолог Ж. Т. Тощенко в книге «Парадоксальный человек», вышедшей еще в 2001 году.

Но особенно хотелось бы подчеркнуть, что имитационный компонент интериоризирован во внутреннюю структуру деятельности, так как не просто проявляется, а главенствует над реальной действительностью, содержится в социально символических системах, в поведенческих кодах, что обеспечивает его устойчивость и жизнеспособность.

Имитация порождает не просто иллюзии, о которых пишет Ж. Т. Тощенко[1], не просто убежище от сложных коллизий современного мира, имеющего тенденцию усложнять жизнь человека. На наш взгляд, существенным является то, что имитационность дает ощущение активности без приложения определенных усилий, гражданского мужества или накопления знаний, являясь, по существу, суррогатом деятельности, замещением активности, способной вызвать потрясения, изменения, необходимость переопределения, разочарования в идеалах, нахождением результатов, которые бы удовлетворили социальную самооценку человека без рисков, беспокойства, без необходимости перестроить самого себя.

Базируясь на коллективных представлениях о счастье, успехе, как возможности обладания определенными потребительскими благами, имитационная личность выявляет только единственный значимый стержневой критерий – быть успешным. Если работа учителем, врачом, преподавателем не приносит общественного признания и, к тому же, не приводит к материальной удовлетворенности, следовательно, неважно каким видом деятельности занимается человек, главное – какова формула успеха.

Практически, не подвергая коррекции и адекватной оценке имитацию как личностную черту, имитирующий человек видит имитацию других как повод для самолегитимации имитации в собственной деятельности. Считая, что он является реально действующим субъектом, что он способен критически воспринимать действительность и отстраняться от форм массовой симуляции, имитирующий человек, не имея критериев различения имитационности и субъектности, воспроизводит симулятивность действий как социальный алгоритм.

Суть имитационной деятельности состоит, как мы отмечали, в формировании схематизированного представления о реальности, которая, в отличие от деятельности практической, может быть упрощена и перемоделирована без участия других. Имитационность предлагает разнообразие подходов, способов деятельности вне актуализации индивидуального креативного (творческого) потенциала. В принципе, имитационная личность гиперэгалитарна, она считает себя равной по отношению к другим, вне зависимости от реальных социальных и социокультурных различий, в следовании имитационным схемам.

Полагая, что все вокруг только создают вид, что что-то делают, имитирующая личность не только держит высокую социальную планку, но и обосновывает положения о собственной позиции как наиболее адекватной, содержащей адекватную оценку значимых социальных событий и фактов, стоящей над суетой, не порождающей ничего значимого. В этом контексте имитирующая личность может быть осознана как стихийная, протестная реакция на однообразие условий жизни, но под влиянием стандартизированных образцов имитационности. Для имитирующей личности свойственно декларировать приверженность фундаментальным ценностям, позиционировать стремление к высокой культуре и действовать при этом совершенно иным образом.

Рассмотрение имитационности как социального качества «выводится» из безальтернативности успешной адаптации, стимулируется желанием превратиться в кого-то иного, приобщения к имитации как способу самотворчества и самонормирования. С социально-функциональной точки зрения повседневная имитация обладает высокой степенью адаптивности, делая человека таким же, как и остальные, давая ему способ выходить на горизонты повседневного взаимодействия.

Вместе с тем исчезает способность различать добро и зло, самокритично оценивать свои помыслы и поступки, заниматься социальным проектированием. Дело не только в переходе от внутренне ориентированной личности к внешне ориентированной, с которой снимается ответственность за собственные поступки[2]. Проигрывая в жестком «единоборстве» с обществом, личность сохраняет видимую независимость ценой ухода в имитацию, в симулятивную деятельность, которая не вызывает общественного интереса и одновременно воспроизводит иронически отстраненное отношение к действительности.

Конечно, успешность имитационной личности безосновательна. Она не может без потерь преодолеть полосу глобальных кризисов, в которую вступило человечество в конце ХХ века, адекватно оценить вызовы и выработать эффективные формы противодействия или хотя бы минимизации внешних отрицательных воздействий. Однако имитация может вселить чувства социальной эйфории, актуализма, переживания и преодоления катастрофического сознания, как внушение себе, что мрачные пророчества также представляют форму имитационности.

В оценке социальной ситуации, в определении ценностных ориентаций, в организации своего социального пространства имитационная личность руководствуется и ориентирована на управляемость, контролируемость, на то, чтобы сохранить контроль над изменениями путем перестраивания своего внутреннего мира на идентификацию с симулятивностью. Можно задать вопросы: «А к чему приспосабливается имитационная личность? Каковы ее ориентации? Куда она идет?»

Наиболее общим признаком имитационности в этом контексте выступает идентификация с группой придерживающихся подобных или схожих имитационных практик. Советская система в последние периоды существования вступила в период имитации, вернее, можно сказать, что советский человек жил уже в 70–80-е годы в мире имитируемых символов, имитируемой лояльности к власти. И нельзя преувеличивать значение влияния на личность кризиса социальной идентификации.

Во всех вариантах поведения имитационной личности следует оценивать ее «обыденность». Так же как миллионы людей ощущали себя советскими людьми, так и на переломе 90-х годов они восприняли российскую гражданственность, относясь к ней как к обязывающей формальности. В имитационном контексте недопустима основательная разрушительная самокритика. Негативная оценка положения в стране, в обществе при стремлении переложить ответственность на независящие от себя обязательства подчеркивают уход имитирующего индивида от действительности: он не осознает свою сопричастность к общественно-резонансным событиям, потому что не видит смысла в социально-преобразовательной деятельности и не верит в то, что другие заинтересованы в созидательной (креативной) социальной ориентации.

Позитивные намерения, настроения, в этом смысле, остаются вторичными, зрительскими, воспроизводится схема разделения на частную и общественную жизнь, демонстративное отношение к официальным практикам и отношение к повседневной жизни, только в которой возможны реальные социально-продуктивные действия.

Анализ проблемы имитационной личности приводит к необходимости, как отмечал еще Ю. П. Левада, различать два уровня рассматриваемых показателей: декларативный (кем люди хотят называть себя) и реальный (кем они себя ощущают). Из опросов, проведенных ИС РАН под руководством М. К. Горшкова, по проблемам социокультурной модернизации российского общества можно сделать вывод о том, что, ощущая неудовлетворенность ситуацией в стране в целом, в индивидуальном контексте господствует чувство удовлетворенности[3].

С чем, на наш взгляд, связана такая парадоксальная позиция? Вероятно, с тем, что в расхождении оценок по поводу ситуации в стране и индивидуальной траектории ощущается не демонстрация независимости, индивидуальной состоятельности, мы имеем дело с феноменом модальной имитационности, когда ориентир на ценность успеха является основным в определении значимости человека, и независимо от того, какую социальную позицию личность занимает, какова степень удовлетворенности материальными и социальными благами, он следует стереотипу успеха, т. е. имитирует успех, который отсутствует, или маскирует отсутствие успеха какими-то незначительными паллиативными приобретениями.

Характерно, что уход от удовлетворения духовных запросов (театр, музыка, кино) во многом связан с наступлением имитационности, для которой как чужды идеалы высокого искусства, внутренне ориентированного человека, так и неосязаемость духовной самоудовлетворенности и сложности разыгрывать роль высококультурной личности.

Демонстрация личных успехов является адекватной реакцией имитационной личности на ухудшение ситуации в обществе. Речь идет не только о симулятивной адаптации или об уходе от фрустрации под влиянием негативных последствий вынужденной адаптации. Во-первых, имитирующая личность подвержена влиянию социальной эксклюзии, стремлению переложить ответственность на внешние обстоятельства, так как воспринимает социальные реалии через упрощенную схему прагматизма. Во-вторых, личные успехи являются мощным индикатором социального самочувствия, так как основываются на вере в возможность построить стабильную карьеру в условиях социальной неопределенности. В-третьих, даже если личность испытывает сложности в выстраивании социальной карьеры, обладание достижениями в виде определенных потребительских благ вызывает чувство удовлетворенности: можно преодолеть бесперспективность социальной и профессиональной карьеры на основе обретения благ, содержащих имитацию успеха («автомобильная» лихорадка в России).

Имитация дает возможность ориентироваться на действительность, как расшифрованную социальную реальность, путем обретения «минимальных» рыночных или достиженческих качеств. Показателями личностной имитации в значительной мере можно считать регулярно получаемые ответы о целях жизни. В приведенном исследовании под руководством М. К. Горшкова[4] резко бросается в глаза несоответствие между целью жизни завести семью, растить детей и продолжающимся в стране распадом института семьи и сокращением бремени деторождения. Мы полагаем, что дело не только в отсутствии (дефиците, невозможности) социальных ресурсов (семейного капитала).

Есть и другая причина, связанная с тем, что имитация традиционных добродетелей, как представляемых невыполнимыми, нереализуемых в современных условиях, приводит к самооправданию личности, которая, даже достигнув определенного жизненного успеха, будет ссылаться на новые обстоятельства, не позволяющие ей посвятить себя делу рождения и воспитания ребенка, так же как и видеть в том, что не является собственным миром, только пространство социальных рисков.

Личность имитационная, таким образом, настроена на идентификацию по принципу соответствия собственным завышенным социальным ожиданиям, ориентирована на адаптацию с минимальными издержками к действительности и создание собственного приватного пространства. Имитация вырастает из индивидуализации, стремления быть непохожими в одинаковых стандартных условиях и стереотипном мышлении.

Для имитационной личности исторический опыт не имеет значения, так как носит чисто компенсаторный характер, без попытки найти истоки социально-интегративных ценностей. Традиции актуализируются в качестве ценности прошлого, чтобы не консолидироваться в современности. Россияне обнаруживают удивительное единодушие в оценке событий прошлого, испытывают гордость за великие исторические стремления, но отнюдь не стремятся повторить опыт отцов, считая это пройденным этапом и неэффективным с позиции индивидуального успеха[5]. Вероятно, срабатывает механизм имитационности: прислониться к прошлому, чтобы повысить социальную самооценку и одновременно продемонстрировать презрение, отчужденность от переустройства современной жизни на коллективистских основаниях.

Таким образом, можно сделать вывод, что личность имитирующая вырастает из условий вынужденной индивидуализации общества, встраивания в инородные социальные структуры. Российский исследователь М. А. Шабанова в статье «Проблема встраивания рынка в нерыночное общество»[6] де-факто подтверждает это положение. Говоря о том, что дилемма «план или рынок», отошла на второй план, она отмечает, что при всем росте, многообразии экономических и профессиональных ролей и правил выполнения многих прежних, уменьшении их регламентации и зависимости, жизненное пространство большинства россиян не содержит надежды на рынок[7], что, по нашему мнению, свидетельствует об имитационности жизненных намерений, узких возможностей для выстраивания реальных межличностных взаимодействий, зависимости от большого социального мира при том, что декларируется дистанция от него.

Не случайно усиливается воспроизводство административно-командных ролей. И дело не в унаследовании старых правил игры, а в том, что, наполняясь неформальными договоренностями, социальные роли становятся имитационными, содержат следование формальным стандартам, как внешний признак, не влияющий на реальную социальную практику. Благоприятствующими факторами выступает то, что свобода индивидов зависит не столько, как это проявляется на поверхности, а от характера позиций, которые они занимают. Не являясь социально самостоятельными, большинство населения имитирует социальную самостоятельность, выходя на нелегитимные социальные практики, утверждаясь на уровне вынужденной адаптации, и при отсутствии надежных способов решения своих проблем (только 9 %) уверено в том, что сможет с ними справиться в будущем.

Такой отложенный, не реализуемый оптимизм основывается на повышенной социальной самооценке, дающей возможность уйти от риска открытых протестных действий, включения в решение социальных проблем и сохранения индивидуального лица. Можно сказать, что существует «преднамеренная» дистанцированность от социально эффективных практик в силу имитации положительного социального самочувствия через логику присоединения к «довольному большинству».

При том что рядовые акторы становятся свидетелями успешного обогащения лиц, использующих монопольный доступ к нефтяной или газовой «трубе», исчезает собственно трудовая (созидательная) мотивация, и в поисках мгновенного обогащения рыночная деятельность воспринимается как не связанная с формированием деловых качеств, а направленная на нелегитимное обогащение. В значительной степени сформировавшись под влиянием коллективистских «представлений», россияне не просто отвергают их, а используют в качестве оправдания собственного бездействия, социальной пассивности, так как для них новые условия представляются несправедливыми, способствующими только раскрытию симулирующей деятельности, что обнаруживает себя в формуле «рыночные цены и нерыночное качество товаров и услуг».

Формирующуюся в России личность можно назвать квазирыночной, ориентированной на потребительство, но не деловой этос рынка. Возможно, более актуальным представляется то, что, уходя от советских стереотипов (невысоких притязаний), личность сталкивается не просто с фактом социальной аномии: проблемность ее поведения выражается в выходе на имитационные формы деятельности как успешные – те, кто «вкалывает», рассматриваются в обществе как неудачники, работяги. Наверное, с этим связано и нежелание молодежи служить в Вооруженных силах, как зря потерянное время, как необходимость выполнения бремени воинских обязанностей.

В целом, ценностно-нормативные представления в обществе, хотя и отражают меритократический принцип «от каждого по способностям, каждому по труду», кардинально изменяются в сторону индивидуального успеха; поддерживая иллюзорную идею социальной справедливости как равенство стартовых условий, тем самым выявляется ее нереализуемость в той же степени, как и неверие в действия формально-правовых механизмов. Речь идет не столько о дефектности правовой системы, сколько о тенденции деформализации права. В общесоциологическом контексте эти тенденции означают, что личность имитирующая, не выходя из пределов профанных целей, не становится личностью действующей.

Делая выбор в пользу инструментального активизма, социальный имитатор упрощает систему жизненных целей, не приближаясь к реальности, а удаляясь от нее. Дело в том, что для имитационной личности важно субъективное представление о социальном самочувствии. Создается впечатление, что чем хуже идут дела во вне, тем больше создается иллюзия, что у меня все происходит хорошо.

Все эти проявления имитационности указывают на то, что изменяется характер ценностно-нормативных представлений, которые нельзя назвать прагматизацией или меркантилизацией настроений. Происходит исчезновение границы между реальным и ирреальным в социальном восприятии, что подтверждается, с одной стороны, ростом доморощенного оккультизма, мистицизма, уходом в сектантство; с другой – тем, что у стоящих на твердой житейской почве индивидов наблюдается разрыв между декларируемыми принципами и критериями личностной деятельности.

Кажущееся иррациональным поведение имитационной личности на самом деле содержит рациональность, как способ освоения и деятельности в условиях деформированной социальной среды – среды, не обеспечивающей базовые индивидуальные потребности, как чувство безопасности и солидарности. Следует вспомнить, что homo soveticus был социально протекционистским типом: человек, ориентированный на «зонтик» в форме государства, который не в состоянии решать личностные проблемы вне государства, реализуя формулу двойственного поведения – зависимости – оппозиционности в условиях жестких идеологических границ.

Социал-анархизм, как метко назвала эту тенденцию жизни в социальных настроениях В. Г. Федотова в конце 90-х годов, исчезновение патернализма и протекционизма, является моделью массового поведения, дистанцированием от всяких проявлений форм социально-общественной деятельности. Когда социальная самоорганизация населения слаба или отсутствует, а государство теряет свой авторитет, влияние или эффективность в глазах населения, имитационность выступает формой адаптации, сочетающей, с одной стороны, ритуальную лояльность по отношению к государству (лишь бы нас не трогали), с другой – устройство собственного мира на основе поиска, спонтанных, содержащих индивидуальную безответственность, форм.

Речь идет о том, что личность имитационная не может серьезно, проблематично, дискуссионно относиться ни к одному реальному вопросу, поскольку для нее мир симулятивен, состоит из действий притворяющихся, имитирующих людей. Волна правового нигилизма, которую мы наблюдаем в российском обществе, при всех ссылках на историческую традицию содержит «современный» момент: пренебрежение к закону есть следствие имитации законотворчества, имитации правовой деятельности, действия по правилу «закон – одно, а жизнь по понятиям – другое».

В конечном счете какие бы реформы не проводились, какие бы законы и другие правовые акты не принимались, ситуацию в обществе определяет практика, реальный опыт[8]. Однако возможна ситуация, в которой имитация принимается в качестве критерия, и действует логика целесообразности, когда реальный опыт, практика подменяются квазиреальностями, в которых не существует необходимости общественного запроса на проведение реформ, а есть только легитимация имитационности, направленная на то, чтобы показать, что социальные ожидания в очередной раз не оправдались.

И дело здесь не только в благостных пожеланиях, оторванных от реальных практик. На наш взгляд, причина в том, что в обществе отсутствует сила авторитета – экспертные сообщества, формируемые по тусовочному принципу, как пишет Л. Н. Николаев, представляют собой сообщества имитационных личностей[9]. При том что многие в российском обществе в условиях отсутствия полноценного национального рынка труда приобрели опыт работы не по специальности[10], у них просто не оставалось ни времени, ни желания, ни ресурсов, чтобы достичь уровня профессиональной компетентности, что выводит на дилетантизм, посредственные результаты и оценки и в конечном счете на имитационную деятельность. В условиях, когда имитационная личность представляется социально гибкой, как обладающая наиболее востребованным социетальным качеством, формируется ситуация, в которой ни критерии профессионализма, ни компетентности, ни гражданской зрелости не применяются для оценки успеха личности.

Возникшая «неразборчивость» в выборе социально-профессиональных ролей и услуг имеет и другую сторону. Возникает ситуация тотального социального недоверия, когда никто (ни экспертное сообщество, ни отдельные личности) не в состоянии и не может претендовать на реальный социальный авторитет. Одновременно в таких условиях вырастает волна увлечения квазиреальностью в погоне за мгновенным счастьем и успехом. Иными словами, вместо кропотливой постепенной работы личность имитационная жаждет быстрого результата.

Можно сделать вывод, согласно которому имитационная личность не обладает ценностным потенциалом и заключает в себе серийные, одномоментные практики. Заметим, что имитационная личность идет от императива адаптивности к императиву самолегитимации, полагая, что и другие являются такими же или я, по крайней мере, не хуже других.

Можно говорить либо от отсутствии, либо о крайней слабости универсальных критериев оценки деятельности личности, что и понятно в условиях социальной интеграции. Как справедливо писал И. Г. Яковенко, постсоветский человек не просто лишен инакомыслия и модели формирования горизонтальных связей, но и не ориентирован на альтернативные модели[11]. Для него имитация является тем способом, который снимает границы между дозволенным и недозволенным, и, таким образом, та же самая коррупционная проблема есть проблема безучастия, соотнесенности не с властью и гражданским обществом, а номинирования себя в симулятивном пространстве, в котором «проседают» все социально значимые смыслы и функции.

Понятно, что мы описываем некий исходный уровень, на который наслаиваются существующие в обществе поведенческие и деятельностные образцы. Социальная имитация лишь актуализирует соответствующий сценарий поведения. При этом не стоит забывать, что используется традиция как узнаваемая, но имитируемая. Личность в условиях распада и полураспада общественных связей не может относиться к традиции как к регулятору. Он действует по схеме подобия традиции, являясь выпавшим из сети исторической преемственности.

Важнейшим показателем имитационной личности является способность встраиваться в любую социетальную систему, при любых изменениях оставаясь тождественным самому себе, обнаруживая самотождественность, осознание себя как личности самодостаточной, включающей завышенную социальную самооценку. Имитационная личность декларирует способность защищать себя через половинчатость действий, уход от конфронтации, порочные компромиссы, что в конечном счете снижает результативность деятельности или снимает ее собственные границы.

Таким образом, важнейшим и непременным условием имитационной личности можно назвать диффузные социально-пространственные связи, размытость или исчезновение границ идентификации, социального позиционирования и оценки личности в обществе. Какие черты характеризуют имитационную личность, социальную имитацию на личностном уровне? Прежде всего, «своеволие», моральная и социальная неразборчивость, готовность заняться любой профессией и любым занятием, приносящим видимость успеха, тотальное социальное недоверие, опора только на себя и на собственные силы, но при этом вера в чудо, возможность быстрого успеха путем хитроумных или авантюрных схем обогащения, подозрительность, настороженность по отношению к социальному альтруизму, реальным социальным инициативам, направленным на преумножение социального блага, что, с одной стороны, грозит снижением собственной самооценки, с другой – может разрушить собственный мир, стереотипные поведенческие коды.

Реальная взвешенная оценка имитационной личности позволяет заключить, что для перехода к личности современного типа, ориентируемую на ценности социальной рациональности, доверия, толерантности, требуется реальная социокультурная модернизация, связанная с осознанием себя гражданами в качестве полноправных субъектов социальной деятельности, имеющих и возможности социальной самоорганизации, и право влиять на системные решения.

Наступившее отторжение от творчества, как деятельностной мотивации, на наш взгляд, отражает эпоху «безоглядной имитационности». Может ли имитационная личность переродиться, преобразиться в личность креативную? Каким образом совместить установку на легкий успех, схему «ничегонеделания» и созидание нового или, по крайней мере, участие в социальных инициативах, поддержку и понимание творческой личности со стороны других?

Если не быть сторонником непримиримости творчества и имитационности, необходимо отыскать определенную тенденцию в деятельности имитационной личности, подвигающей ее к следованию образцам творчества. Имитационная личность, так как симуляция деятельности представляет неустойчивую основу жизнедеятельности, вынуждена постоянно быть готовой к изменению социальных обстоятельств, приспосабливаться путем потери самоидентичности. Речь идет не о рефлексивной оценке: в настроениях возникает чувство постоянной тревоги, страха «потерять лицо», опуститься на социальное дно. С другой стороны, имитационная личность понимает, что слишком зависит от внешних обстоятельств, что ее социальные качества не соответствуют социальным и профессиональным добродетелям.

Проявление личностного начала может наблюдаться в стремлении радикально переменить образ жизни, перейти, как писал философ Р. Гвардини, к развитию в исключительных обстоятельствах[12]. Массовое увлечение духовными практиками, познавательный туризм, обращение к новоявленным «гуру», казалось бы, трезво мыслящих, практичных людей является свидетельством не только моды на экзотику или индивидуальность, но и показывает необходимость духовного обновления, поворота личности к практикам самореализации, самосовершенствования. Конечно, в этой ситуации обнаруживаются «следы» имитационности: действуя по схеме «подражания», индивид обращается к «модным» персонажам, не замечая, что они обнаруживают ту же самую имитационную сущность.

В отмеченном сдвиге может проявиться позитивный момент, связанный с приходом генерации творческих лидеров, наставников, креативного класса, как вызывающий интерес и имеющий авторитет в обществе. Для имитационной личности возникает возможность переосмыслить и переопределить индивидуальную траекторию жизни. Социальная кооперация, в которой человек имеет «свое лицо», является несомненным благом. Если предположить, что имитационной личности присущи претензии быть социально самостоятельной, не зависеть от действия безличных социальных сил или от социального произвола, отношение к жизненным целям изменяется.

Как показывают данные социологического исследования, 51 % россиян поддерживают позицию, что нужно действовать сообща вместе с другими, у кого те же проблемы[13]. Объединение ради решения насущных, затрагивающих непосредственную жизнь, проблем (обеспечение жильем, экология, воспитание детей, защита животных) открывают возможности выхода за горизонты имитационности, участие в реальных практиках, когда от одноразовых социальных акций участники переходят к коллективным практикам, вносят реальный вклад в решение проблем локального или регионального сообщества (поддержание экологического порядка, организация досуга детей, защита прав потребителей).

Личность в коллективном контексте обретает способность к саморазвитию, стремление избавиться от социальной анонимности, действовать сообща как индивидуальность. Применительно к этим людям нельзя уже говорить об имитационности. Другое дело, что большинство может воспринимать их деятельность как имитационную, и много зависит, насколько общественное сознание имеет иммунитет от социального цинизма, безразличия и сохраняет веру в общественные добродетели.

Следует уточнить, что проявляется тенденция приобщения к творчеству, признание творчества общественной ценностью, не означающая, что господство имитационной личности завершится наступлением эпохи тотального творчества. С этой точки зрения подобные стремления формируются в контексте лидерства креативных общественных сил, актуализации креативного потенциала общества, краха имитационных моделей поведения.

Наконец, креативность может быть вызвана новым типом социальности, переходом к обществу знания, в котором имитационная личность обречена быть неудачником, выполнять только малопрестижные социальные роли. Судя по социологическим опросам, наиболее востребованными качествами становятся активность и инициативность (39 %)[14]. Настораживает только то, что, казалось бы, очевидный запрос на креативность не основывается на готовности к участию в решении общих дел (только 18 %), такой разрыв содержит риск воспроизводства деления на «своих» и «чужих» и обращения к социальной имитационности в целях закрепить монополию в тех или иных сферах социального творчества.

Качество социальной гибкости, пластичности, присущее имитационности, при определенных условиях может стать стартовым в развитии творчества, так как содержит элемент инновационности, переопределения в новых социальных обстоятельствах. Креативная личность, с другой стороны, не мыслится в традиционном значении, как личность, изолированная от «массы», как духовный отшельник или социальный изгой. Креативные качества личности могут сосуществовать, парадоксальным образом сочетаться с социально-имитационными, что связано с социальной неопределенностью, с резкими социальными и технологическими изменениями на протяжении жизни одного поколения.

Это означает, что имитационная личность не является статичной, неизменной. Существует, скорее, риск «уподобления», подражания творчеству, что девальвирует, обесценивает ее общественный смысл и значение. Можно сказать, что креативность является качеством «меньшинства» в обществе, что массовизация креативности означает перерождение в новую форму имитационности. Дискредитация креативности в виде симуляции творческой деятельности может означать ее «конец» как социально-интегративной ценности, которая, с одной стороны, нацеливает на социальное доверие, с другой – на соревновательность социальных индивидов.

По этому поводу необходимо различать социальную и профессиональную креативность: профессиональная связана с различиями способностей; социальная – с различиями формируемых социетальных качеств. Субъектами социальной креативности могут стать представители различных социально-профессиональных групп, если реализуют коллективные практики, направленные на социальное благо. Другое дело, что социально-профессиональная принадлежность может являться тем фактором, который различает группы «имитаторов» и «креаторов», что определяется имитационностью массовых профессий и уникальностью, индивидуальностью творческой деятельности. Иными словами, для обладателей «высокого» социально-профессионального статуса открывается больше возможностей для творческой самореализации, чем для индивида, занятого в сфере массовых профессий, где эффективными являются репродуктивные формы деятельности. Если креативность становится различением, знаком избранности, элитарности, социальная креативность не поддерживается, не стимулируется, а имитационность поощряется в качестве поведенческого образца для «масс».

Как явствует из данных социологических опросов, для россиян наличие возможностей для самореализации является настолько значимым, что влияет на выбор деятельности[15]. Это свидетельствует о том, что в обществе постепенно оформляется запрос на креативную личность при непреодоленности стереотипа элитности креативности. Подлинно демократическим потенциалом обладает установка на социальную креативность, позволяющая рассматривать имитационность и креативность как индивидуальные различия, не имеющие социально дифференцирующего значения.

Имитирующая личность имеет «короткий» ресурс развития, имитационные траектории замыкаются на личном успехе и благополучии и не имеют перспектив к сотрудничеству – ценности, важной в определении и решении социальных приоритетов, что становится значимой мотивацией в российском обществе[16]. Отметим, что нельзя недооценивать влияние имитационности на социальном микроуровне: показательно отношение россиян к тому, что они испытывают постоянное напряжение в различных житейских ситуациях как удручающее, нежелательное[17]. На наш взгляд, это связано не только с рыночной деятельностью, с тем, что человеку приходится прилагать немало усилий для соответствия стандартам благополучия, но и с невысокой ресурсообеспеченностью, дефицитом креативных качеств, которые бы позволили стать «штучным» специалистом, специалистом высокого класса, обладающим возможностью хорошо зарабатывать и быть независимым, ощущать внутреннюю свободу.

Независимо от возрастной и социально-профессиональной принадлежности россияне демонстрируют запрос на качественное образование, перспективную и престижную работу как условия жизненной карьеры. Из этой позиции можно предположить тенденцию преодоления имитационности, свойственной эпохе вступления в рынок, в которой были востребованы деловитость, энергичность, основанные не на реальных социально-профессиональных и образовательных качествах, а на «подражательности», симулятивности, готовности воспринимать и использовать нелегитимные способы достижения личного успеха.

Мы не можем, таким образом, с уверенностью говорить, что имитационная личность исчерпала свой исторический ресурс, но становится все яснее безальтернативность креативной личности, как индивидуального выбора, условия расширения сферы автономной социальной деятельности, социальных сетей, кооперации на основе социальных инициатив и предоставления шанса быть личностью. Как показывает опыт российского общества, действия по имитационной модели усиливают социальную дезинтеграцию, порождают безответственный индивидуализм в качестве поведенческого кода и осознаются, хотя еще и неотрефлексированно, в качестве источника социальных рисков. Растущее влияние креативных ценностей и принципов, имеющих объективные основания в современных социальных и государственных институтах, в развитии глобального рынка, приводит к пониманию креативности как формы нового индивидуализма, позволяющего человеку обрести и сохранить лицо в массовом обществе.

Как мы видим, имитационная личность обретает свое социальное «оформление» в социальных «кажимостях», симулякрах, изменяющих образ мышления и образ действия в процессе конструирования собственного симулятивного микромира. Имитационность, являясь социетальным качеством личности, выводится на уровень социального взаимодействия, воплощается не только как реакция на социальные переломы, но и становится стратегией социальной самореализации, однородной по отношению к социальным индивидам как агентам действия, связанным общей позицией «быть собой» вне социальной субъектности и предъявляющим общий интерес в замещении практической социальной группы социальным субститутом. Имитационные практики возникают в процессе социальной коммуникации индивидов, осознающих свою привязанность к системе имитационных позиций и конструирования о себе представлений как группе реального социального действия.

Имитационная личность во многом является порождением «поздней современности», общества, в котором социальная самореализация связывается с вынужденным индивидуализмом, представлением индивидом собственной самодостаточности и самостоятельности как позиции по отношению к другим. Отказываясь от совместных социальных практик как наследия модерна, от влияния социальной рациональности и могущества организаций, имитационная личность видит свое общественное предназначение в том, чтоб не быть как все, в реальности обнаруживая зависимость от имиджа, образа, конструируемого на основе представлений об обществе как «пространстве одиноких».

Обращаясь к имитационным практикам, мы должны учитывать, что привязка имитационной личности к социальным субститутам, осознание себя как творца эффектов приводят к замещению совместных творческих практик действиями ради эффекта, которые имеют неоднозначные последствия для развития российского общества.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Особенности детерминации категории «саморазвитие педагога» в модели непрерывного образования

УДК 378.1; 371.3

Герасименко Максим Петрович1, Похоруков Олег Юрьевич2, Свинаренко Владимир Геннадьевич3
1Новокузнецкий институт филиал ФГБОУ ВО «Кемеровский государственный университет», г. Новокузнецк, студент
2Новокузнецкий институт филиал ФГБОУ ВО «Кемеровский государственный университет», г. Новокузнецк, кандидат педагогических наук, доцент
3Национальный исследовательский ядерный университет «МИФИ», г. Москва, Информационно-аналитический отдел, Управление развития перспективных исследований, ведущий инженер


Аннотация
The article describes the possibilities of studying pedagogy in the foundations of the structure of the preparation of the future teacher of physical culture. Clarification categorical apparatus is carried out based on the needs and possibilities of personality development. Quality determinate models is determined by various factors, personality development and education.

Ключевые слова: здоровый образ жизни, здоровье, культура самостоятельной работы, самореализация, социализация, физическая культура, физическое воспитание


Gerasimenko Maksim Petrovich1, Pokhorukov Oleg Yurievich2, Svinarenko Vladimir Gennadievich3
1Novokuznetsk institute filial by Kemerovo State University, Novokuznetsk, student
2Novokuznetsk institute filial by Kemerovo State University, Novokuznetsk, candidate of pedagogical sciences, associate professor
3National research nuclear University «MEPhI», Moscow, Information and analytical Department, Management development advanced studies, head of information-analytical Department of the office of scientific research, senior engineer


Abstract
The article describes the possibilities of studying pedagogy in the foundations of the structure of the preparation of the future teacher of physical culture. Clarification categorical apparatus is carried out based on the needs and possibilities of personality development. Quality determinate models is determined by various factors, personality development and education.

Keywords: health and a healthy lifestyle, physical culture, physical education, self-realization, socialization, the culture of independent work.


Рубрика: Педагогика

Библиографическая ссылка на статью:
Герасименко М.П., Похоруков О.Ю., Свинаренко В.Г. Особенности детерминации категории «саморазвитие педагога» в модели непрерывного образования // Психология, социология и педагогика. 2016. № 10 [Электронный ресурс]. URL: https://psychology.snauka.ru/2016/10/7249 (дата обращения: 07.10.2021).

Специфика и возможности детерминации категории «саморазвитие педагога» в модели непрерывного образования определяют особенности построения педагогического взаимодействия, педагогического общения и педагогической деятельности в соответствии с условиями и факторами развития общества в модели ограничений и приоритетов, способов и механизмов, продуктов и процедур, качеств и конструктов информационного поля, определяющего возможность научного познания в системе объективного понимания целесообразности и разумности природы социальных, биологических, педагогических и прочих отношений и новообразований. Возможность использования педагогического моделирования [1-37] и педагогического исследования [38] в уточнении качества решения задач развития определяются спецификой выбора условий сохранения и преумножения объективного в ноосфере и антропопространства, гарантирующих личности возможность развития и самосохранения, а обществу уточнение модели развития и самоорганизацию высших форм и ресурсов решения научно детерминированных задач.

Определим понятие «саморазвитие педагога» в структуре идей педагогики развития и педагогики физической культуры и спорта.

Саморазвитие педагога (широкий смысл) – продукт эволюции антропосреды, верификация качества которого определятся конструктами идей и ценностей гуманизма, продуктивности, конкурентоспособности и гибкости, в единстве сочетающими традиционные и инновационные способы определения и решения задач развития, визуализация особенностей которых осуществляется в таких продуктах самосохранения антропосреды, как портфолио и профессионально-педагогический кейс.

Саморазвитие педагога (узкий смысл) – процесс формирования потребности в высоких достижениях личности, включенной в социальные и профессиональные отношения, в структуре которых педагог выявляет возможность повышения качества решения задач развития и способов продуктивного становления личности, включённой в иерархию отношений и способов самоутверждения через продукты интеллектуальной деятельности и общения, физическую активность и самовыражение, гарантирующие в системном анализе качества повышение уровня жизни и жизнеспособность всех детерминируемых ресурсов эволюции антропосреды.

Саморазвитие педагога (локальный смысл) – процедура верификации и оптимизации модели интеллектуального становления личности в конструктах педагогики развития и сотрудничества, визуализирующая высокие формы и способы решения задач – главным механизмом самоорганизации всех составных антропосреды и ноосферы.

Саморазвитие педагога (унифицированный смысл) – процесс детализации и коррекции выбора методов и средств построения педагогических отношений в принятии идеи нормального распределения способностей и здоровья базовой моделью соответствия условий и возможностей решения задач и противоречий самостоятельного поиска личности в достижении высоких персонифицированных результатов, где практика подготовки и способность решать предопределяют все звенья коррекции и оптимизации.

Саморазвитие педагога физической культуры (широкий смысл) – объект самоорганизации культуры, образования и науки, гарантирующий высокие персонифицированные достижения каждому субъекту социального пространства, природа определяемого явления визуализирует условия и специфику нормального распределения способностей и здоровья, гарантирует современность и точность воспроизводства гуманизма в модели всех преобразований и традиций, где физическая культура и спорт определяют успешность личности в моделях социализации и самореализации через заявленные ресурсы антропосреды.

Саморазвитие педагога физической культуры (узкий смысл) – процесс решения задач «хочу, могу, надо, есть» в системном поиске оптимального учета модели нормального распределения выявляемых ресурсов и механизмов самосохранения личности и общества, гарантирующий успешность всех составных профессиональной деятельности и общения в структуре оптимизации возможностей развития личности через занятия физической культурой и спортом.

Саморазвитие педагога физической культуры (локальный смысл) – процедура оптимизации включения личности в систему занятий физической культурой и спортом, гарантирующая обществу своевременность и гибкость определяемых решений в модели развития и самосохранения.

Саморазвитие педагога физической культуры (унифицированный смысл) – процесс решения задач качественного-количественного обновления внутреннего мира личности в модели принятия условий и практики включения личности в систему занятий физической культурой и спортом, предопределяющий успешность функцией самосохранения, конкурентоспособность – механизмом самоорганизации, востребованность – практикой визуализации принятия нормального распределения способностей базовым условием всех реализуемых ФГОС программ.

Саморазвитие может быть определено и в моделях адаптивного знания [1], качество решения задач в адаптивной практике визуализации рассматриваемого явления соотносится с качеством развития общества и возможности нивелирования адаптивности научно-педагогического знания.


Библиографический список
  1. Южанин М. С., Похоруков О. Ю., Платоненко А. И. Педагогическая поддержка как форма педагогического сотрудничества и взаимодействия // Новые задачи психологии и педагогики и пути их решения: сб. стат. Междун. науч.-практ. конфер. (Уфа, 1 сентября 2014 г.). Уфа: Аэтерна, 2014. С. 58-60.
  2. Грецкая К. С., Платоненко А. И., Похоруков О. Ю. Подготовка будущего педагога по физической культуре к реализации идеи здоровьесбережения как социально-педагогическая проблема // Тенденции развития психологии и педагогики : сб. ст. Межд. науч.-практ. конф. (Уфа, 20 сент. 2014 г.). Уфа : Аэтерна, 2014. С.11-13.
  3. Грецкая К. С., Похоруков О. Ю., Острякова С. В. Педагогические условия реализации идей здоровьесбережения в работе со слушателями курсов переподготовки // Наука третьего тысячелетия : сб. стат. Междун. науч.-практ. конфер. (Уфа, 5 сентября 2014г.). Уфа : Аэтерна, 2014. С.112-114.
  4. Дробышев В. В., Похоруков О. Ю. Качество профессионально-педагогической деятельности в структуре верификации условий продуктивной самореализации личности // Глобализация науки: проблемы и перспективы : сб. стат. Междун. науч.-практ. конфер. (Уфа, 3 апреля 2015 г.).  Уфа : РИО МЦИИ ОМЕГА САЙНС, 2015. С.107-108.
  5. Дробышев В. В., Похоруков О. Ю. Некоторые возможности уточнения категории «социализация» в структуре педагогического взаимодействия // Инновационные процессы в психологии и педагогике : сб. стат. Междун. науч.-практ. конфер. (Уфа, 20 февраля 2015 г.). Уфа: Аэтерна, 2015. С. 34-36.
  6. Дробышев В.В., Похоруков О.Ю. Возможности исследования качества подготовки будущих педагогов по ФК в структуре изучения педагогических дисциплин // Научно-исследовательские публикации. 2014. № 12 (16). С. 5-10.
  7. Ельчанинова Е. Е., Похоруков О. Ю., Козырева О. А. Определение и специфика системы принципов социализации и самореализации воспитанников кёкусинкай каратэ // Наука и образование в современной конкурентной среде : матер. Междун. науч.-практ. конфер. (Уфа, 15-16 февраля, 2014) : в 3-х ч. Часть 1. – Уфа : РИО ИЦИПТ, 2014.  С. 171-173.
  8. Зыбина Е. В., Козырева О. А., Похоруков О. Ю. Некоторые аспекты изучения курса «История педагогики и образования» в структуре верификации его качества // Инновационный вектор развития науки : сб. стат. Междун. науч.-практ. конфер. (Уфа, 6 августа 2014 г.). Уфа : Аэтерна, 2014. С. 69-71.
  9. Ильин А. А., Похоруков О. Ю., Козырева О. А. Некоторые особенности моделирования анкеты в структуре изучения возможностей социализации и самореализации личности, занимающейся каратэ // Информационные технологии в экономике, образовании и бизнесе: матер. Междун. науч.-практ. конфер. (Саратов, 10 июня 2014 г.) : в 2-х ч. Ч. 1 ; отв. ред. А. А. Зарайский. Саратов : Издательство ЦПМ «Академия Бизнеса», 2014. С. 103-104.
  10. Козырева О. А., Похоруков О. Ю., Платоненко А. И. Специфика и результативность моделирования педагогических средств в ресурсах технологии системно-педагогического моделирования // Педагогическое мастерство: матер. Междун. науч.-практ. конфер. (Москва, февраль 2014 г.). М. : Буки-Веди, 2014. С. 6-8.
  11. Кокорников Е. В., Похоруков О. Ю., Козырева О. А. Продуктивное обучение в структуре подготовки будущего педагога по физической культуре // Наука и образование в глобальных процессах : матер. Междун. науч.-практ. конфер. (Уфа, 20-21 июня 2014 г.). Уфа : РИО ИЦИПТ, 2014.  С. 38-40.
  12. Корниенко Е. Д., Козырева О. А., Похоруков О. Ю. Продуктивная самореализация педагога по физической культуре в структуре реализации идей гуманизма // Наука XXI века: проблемы и перспективы: матер. Междун. науч.-практ. конфер. (Уфа, 30-31 мая 2014 г.). Уфа: РИО ИЦИПТ, 2014.  С. 46-48.
  13. Косолапов А. В., Зауэр Н. Г., Похоруков О. Ю. Некоторые аспекты детерминации категории «воспитание» в структуре изучения основ профессионально-педагогического знания // Теоретические и практические вопросы науки XXI века : сб. стат. Междун. науч.-практ. конфер. (Уфа, 28 ноября 2014 г.) : в 2 ч. Ч.1. Уфа : РИО МЦИИ ОМЕГА САЙНС, 2014. С.226-228.
  14. Кудамасов А.А., Похоруков О.Ю., Свинаренко В.Г. Специфика детерминации, детализации и верификации качества организации педагогической деятельности в модели профессиональной подготовки будущего педагога по физической культуре // Современные научные исследования и инновации. 2015. № 9. URL: http://web.snauka.ru/issues/2015/09/57650
  15. Похоруков О. Ю., Козырева О. А. Технология системно-педагогического моделирования в структуре подготовки будущего педагога по ФК // Инновации в науке, производстве и образовании : сб. тр. Междун. науч.-практ. конфер., 14–16 окт. 2013 г. Рязань : изд-во Ряз. гос. ун-т им. С. А. Есенина, 2013. С.334-338.
  16. Похоруков О. Ю., Козырева О. А., Иванова А. И. Возможности и проблема моделирования дефиниций категории «воспитание» как результат формирования культуры самостоятельной работы будущего педагога // Актуальные вопросы современной педагогики: материалы Междунар. заоч. науч. конф. (Уфа, июнь 2011 г.). ; под общ. ред. Г. Д. Ахметовой. – Уфа: Лето, 2011. – С. 25-27.
  17. Похоруков О.Ю., Домилложоннов Х.Б., Шварцкопф Е.Ю. Некоторые возможности детерминации категории «воспитание» в структуре подготовки будущих учителей физической культуры // Современная педагогика. 2015. № 11. URL: http://pedagogika.snauka.ru/2015/11/5008
  18. Похоруков О.Ю., Дробышев В.В., Свинаренко В.Г. Некоторые возможности саморазвития будущего педагога по физической культуре в структуре изучения педагогических дисциплин // Современная педагогика. 2015. № 10. URL: http://pedagogika.snauka.ru/2015/10/4994
  19. Похоруков О.Ю., Омельченко М.Г., Свинаренко В.Г. Некоторые способы постановки и решения проблемных и продуктивных задач в структуре изучения курса «Введение в педагогическую деятельность» будущими педагогами по физической культуре // Психология, социология и педагогика. 2015. № 12. URL: http://psychology.snauka.ru/2015/12/6159
  20. Похоруков О.Ю., Содиков А.С., Шварцкопф Е.Ю. Особенности детерминации категории «обучение» в модели подготовки будущего педагога // Современная педагогика. 2015. № 12. URL: http://pedagogika.snauka.ru/2015/12/5137
  21. Свинаренко В.Г., Похоруков О.Ю., Содиков А.С. Педагогические технологии моделирования и проектирования анкет в структуре подготовки будущих педагогов по физической культуре // Современная педагогика. 2016. № 8. URL: http://pedagogika.snauka.ru/2016/08/5906
  22. Свинаренко В.Г., Содиков А.С., Похоруков О.Ю. Некоторые особенности использования исторического подхода в изучении социально-педагогического знания // Психология, социология и педагогика. 2016. № 8. URL: http://psychology.snauka.ru/2016/08/7016
  23. Свинаренко В.Г., Содиков А.С., Похоруков О.Ю. Педагогические условия социализации и самореализации личности в карате // Гуманитарные научные исследования. 2016. № 8. URL: http://human.snauka.ru/2016/08/16002
  24. Сулло Н. А., Похоруков О. Ю., Козырева О. А. Некоторые особенности и возможности продуктивной самореализации личности педагога по ФК // Экономика. Теория и практика: матер. Междун. науч.-практ. конфер. (24 апреля 2014 г.) ; в 3х ч. Ч.3. ; отв. ред. А. А. Зарайский. Саратов : Академия Бизнеса, 2014.  С. 56-57.
  25. Сулло Н. А., Похоруков О. Ю., Козырева О. А. Результативность моделирования в структуре изучения курса «Теоретическая педагогика» // Социализация и воспитание подростков и молодежи в институтах общего и профессионального образования: теория и практика, содержание и технологии : матер. Междун. науч.-практ. конфер. 28–29 окт. 2013 года. Прага: Sociosféra-CZ, 2013. С.95-96.
  26. Чернопазов Р. В., Похоруков О. Ю., Платоненко А. И. Возможности продуктивного самосовершенствования в постановке и верификации задач самореализации будущего педагога по ФК // Актуальные проблемы психологии и педагогики: сб. стат. Междун. науч.-практ. конфер. (Уфа, 10 сентября 2014 г.). Уфа: Аэтерна, 2014. С.104-106.
  27. Шеянов П. А., Похоруков О. Ю., Платоненко А. И. Возможности педагогического моделирования в детерминации основ педагогического взаимодействия // Актуальные проблемы современной науки : сб. стат. Междун. науч.-практ. конфер. (Уфа, 15 сентября 2014 г.). Уфа : Аэтерна, 2014. С.228-230.
  28. Свинаренко В.Г., Похоруков О.Ю., Содиков А.С. Некоторые детерминанты развития и саморазвития личности в модели современного образования // Современные научные исследования и инновации. 2016. № 8. URL: http://web.snauka.ru/issues/2016/08/70186
  29. Зиновьев К.О., Зубанов В.П., Свинаренко В.Г. Особенности детерминации категорий «развитие» и «саморазвитие» в системе изучения основ педагогического знания // Гуманитарные научные исследования. 2016. № 2. С.116-121.
  30. Зубанов В.П., Аксенов Г.А., Свинаренко В.Г. Возможности детерминации категории «саморазвитие» в конструктах педагогики физической культуры и спорта // Современная педагогика. 2016. № 6. URL: http://pedagogika.snauka.ru/2016/06/5647
  31. Зубанов В.П., Свинаренко В.Г., Сырбу В.П. Педагогические условия оптимального саморазвития педагога по физической культуре: проблемы и возможности исследования // Гуманитарные научные исследования. 2016. № 2. С.82-89.
  32. Козырева О.А., Козырев Н.А. Саморазвитие личности в системе непрерывного образования. Электронный мультидисциплинарный научный журнал // Интернетнаука. 2016 №9. С.63-71. DOI:10.19075/2414-0031-2016-9-51-59
  33. Саломатин А.Г., Саломатина Е.Б. Некоторые особенности детерминации категорий «социализация», «самореализация», «саморазвитие» в профессиональной подготовке будущего педагога по физической культуре // Наука и молодежь: проблемы, поиски, решения : тр. Всеросс. науч. конфер. студ., аспир. и молодых ученых. Новокузнецк: Изд. центр СибГИУ, 2016. Вып. 20. Ч. II. Гуманитарные науки. С.296-298.
  34. Старченко Д.В., Зубанов В.П., Свинаренко В.Г. Основы социализации обучающегося в модели развития и саморазвития, здоровьесбережения и самореализации // Современная педагогика. 2016. № 2. С.101-108.
  35. Сырбу В.П., Свинаренко В.Г., Зубанов В.П. Специфика детерминации категории «саморазвитие» в структуре подготовки будущего педагога по физической культуре // Психология, социология и педагогика. 2016. № 2. С.17-27.
  36. Тюрякова О. А. Специфика детерминации категории «саморазвитие» в работе педагога // Синтез науки и общества в решении глобальных проблем современности: сб. ст. Межд. науч.-пр. конф. (Уфа, 28 июля 2016 г.) : в 2-х ч. Ч.1. Уфа : ОМЕГА САЙНС, 2016. С.230-232.
  37. Эмекова Н.П. Некоторые аспекты детерминации категории «саморазвитие» в модели подготовки будущих педагогов по физической культуре // Наука и молодежь: проблемы, поиски, решения : тр. Всеросс. науч. конфер. студ., аспир. и молодых ученых ; под общ. ред. М.В. Темлянцева. – Новокузнецк: Изд. центр СибГИУ, 2016. Вып. 20. Ч. II. Гуманитарные науки. С.351-352.
  38. Свинаренко В.Г., Козырева О.А. Научное исследование по педагогике в структуре вузовского и дополнительного образования: учеб. пособ. для пед. вузов и системы ДПО. М.: НИЯУ МИФИ, 2014. 92с. ISBN 978-5-7262-2006-2.


Количество просмотров публикации: Please wait

Все статьи автора «FFK NIF KemSU»

Самоактуализация

Самоактуализация — заключительный этап развития иерархии потребностей Абрахама Маслоу. Эта стадия наступает, когда человек может в полной мере использовать свои таланты, не забывая при этом о своих ограничениях.

Термин также используется в разговорной речи для обозначения просвещенной зрелости, характеризующейся достижением целей, принятием самого себя и способностью к самооценке реалистичным и позитивным образом. Самоактуализацию можно исследовать в терапии.

Что такое самореализация?

Процесс самоактуализации у всех разный, и не все люди достигают всех уровней иерархии на протяжении своей жизни. Хотя Маслоу считал, что достижение самоактуализации является довольно редким явлением, и утверждал, что только около 1% взрослого населения реализовал себя, текущие исследования показывают, что это число может быть выше. Кроме того, самоактуализация не коррелирует с возрастом, полом, уровнем дохода или расой.

Считается, что самореализация лучше всего концептуализируется как сумма ее частей, а не как отдельные черты характера.Например, человек, обладающий творческим духом, что является одной из черт самоактуализации, может еще не полностью реализовать себя. Некоторые эксперты говорят, что теория самоактуализации больше касается того, насколько человек открыт для роста и здоровья, а не достижения таких идеалов, как совершенство, успех или счастье.

Кроме того, те, которые действительно реализуются, не обязательно останутся в этом состоянии. Люди могут перемещаться между несколькими уровнями иерархии в течение своей жизни в зависимости от жизненных обстоятельств, индивидуального выбора и психического здоровья.

Иерархия потребностей Маслоу

Хотя концепция самоактуализации первоначально обсуждалась гештальт-психологом Куртом Гольдштейном, чаще всего она связана с гуманистической психологией, особенно с гуманистическим психологом Маслоу, который использовал самоактуализацию как вершину своей иерархии потребностей.

Маслоу разработал концепцию иерархии потребностей для удовлетворения как основных, так и эзотерических потребностей человеческого существования. Его этапы включают физиологические потребности, потребности в безопасности, потребность в любви и принадлежности, потребность в уважении и, наконец, в самоактуализации.

Как только самые основные потребности человека в выживании удовлетворены, за ним следуют желания, касающиеся безопасности и привязанности, а затем потребности в уважении. Как только удовлетворены потребности в уважении, такие как уверенность в себе и самоуважение, человек может начать самореализовываться. Иерархия также служит моделью развития, в которой младенцы начинают с самого нижнего уровня, пытаясь получить пищу, воду и кров.

Потребности, связанные с самоактуализацией, включают:

  • Принятие фактов
  • Отсутствие предрассудков
  • Умение решать проблемы
  • Чувство нравственности
  • Творчество
  • Спонтанность

Когда эти потребности удовлетворяются, человек может быть более открытым для процесса самоактуализации.

Характеристики и черты самоактуализации

По Маслоу, самоактуализация описывает желание, которое приводит к реализации всего потенциала: Самоактуализатор — это человек, достигший вершины человеческого существования. Другими словами, этот человек стал всем, чем он может стать. Эта реализация потенциала может происходить разными способами, но обычно включает в себя достижение крепкого психологического здоровья и сильное чувство удовлетворения.

В целом, самореализованных людей:

  • Принять себя и других
  • Обладают развитым чувством творчества, иногда называемым «творческим духом».
  • Поддерживать глубокие и значимые отношения
  • Может существовать автономно
  • Обладать чувством юмора, особенно умением находить юмор в собственных ошибках
  • Точно воспринимать реальность, относящуюся как к себе, так и к другим
  • Иметь целеустремленность и выполнять регулярные задачи, направленные на достижение этой цели
  • Испытывайте частые моменты глубокого счастья (то, что Маслоу называл «пиковые переживания»).
  • Демонстрируйте сочувствие и сострадание к другим
  • Постоянно цените добродетель жизни.Некоторые могут назвать эту черту детским чудом.

Поскольку самореализация включает в себя сильное чувство цели и самосознание, а также необходимость удовлетворения основных потребностей, достижение этой цели может оказаться сложной задачей. Однако люди, которые действительно реализуются в какой-то момент жизни, могут сохранить доступ к этому уровню, потому что они приобрели необходимые навыки для достижения самореализации.

Не все люди стремятся к самоактуализации как к цели, и разные люди или культуры могут иметь разные мнения о том, что составляет самореализованное состояние бытия.

Примеры самоактуализации

Самоактуализация может проявляться во многих формах, и то, как может выглядеть самореализовавшийся человек, может зависеть от его возраста, культуры и других факторов. Вот несколько примеров поведения, которое может продемонстрировать самореализовавшийся человек:

  • Находить юмор в данной ситуации
  • Получение удовольствия и удовлетворения от настоящего момента
  • Понимание того, что им нужно, чтобы обрести чувство удовлетворения
  • Склонность чувствовать себя в безопасности и не стыдиться того, кто они есть

Самореализация — не всегда простой процесс, и некоторым людям могут потребоваться годы, чтобы достичь самоактуализации.Чтобы узнать больше о том, как терапия может помочь вам стать более самореализованной, щелкните здесь.

Каталожные номера:

  1. Американская психологическая ассоциация. (2009). APA Краткий психологический словарь. Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация.
  2. Кауфман, С. Б. (7 ноября 2018 г.). Что значит быть самореализованным в 21 веке? Получено с https://blogs.scientificamerican.com/beautiful-minds/what-does-it-mean-to-be-self-actualized-in-the-21st-century
  3. .
  4. Ратнер, П.(2018, 10 декабря). 10 общих черт самореализованных людей. Получено с https://bigthink.com/mind-brain/10-characteristics-of-self-actualized-people
  5. .
  6. Самоактуализация. (2008). Международная энциклопедия социальных наук. Получено с http://www.encyclopedia.com/doc/1G2-3045302371.html
  7. .
  8. Вайнберг, Х. (2005). Эффективный скрепитель времени и «самореализующийся человек» Маслоу. Et Cetera, 62 (3), 313-317. Получено с http://search.proquest.com/docview/2040

    ?accountid=1229

(PDF) Роль настойчивости в самореализации студентов

(IJCRSEE) Международный журнал когнитивных исследований в науке, технике и образовании

Vol.5, No. 2, 2017.

www.ijcrsee.com

25

ССЫЛКИ

Ashton, M. C., & Lee, K. (2001). Теоретическая база

для основных измерений личности. Euro-

pean Journal of Personality, 15 (5), 327-353.

DOI: 10.1002 / per.417

Boekaerts, M. (1996). Саморегулируемое обучение на стыке

познания и мотивации. Евро-

психолог, 1 (2), 100-112. https: // doi.

орг / 10.1027 / 1016-9040.1.2.100

Батлер, Дж. К. (2000). Личность и эмоциональная кор-

относится к правому авторитаризму. Социальный

Поведение и личность: международный журнал

, 28 (1), 1-14. https://doi.org/10.2224/

sbp.2000.28.1.1

Чаморро-Премузич, Т., Фернхэм, А. и Акерман,

П. Л. (2006). Способности и личность соотносят

общих знаний. Личность и индивиды —

vidual Dierences, 41 (3), 419-429.https: // doi.

org / 10.1016 / j.paid.2005.11.036

Cheng, H., & Furnham, A. (2003). Личность, самооценка

и демографические прогнозы

несчастья и депрессии. Личность и индивидуальные особенности

визуальных различий, 34 (6), 921-942. https: // doi.

org / 10.1016 / S0191-8869 (02) 00078-8

Cheung, F. M., van de Vijver, F. J., & Leong, F. T.

(2011). К новому подходу к изучению

личности

в культуре.Американский психолог,

66 (7), 593. http://dx.doi.org/10.1037/a0022389

Двек К. С. (2000). Теории себя: их роль в мотивации, личности и развитии. Psychol-

ogy Press. https://goo.gl/mozQJ5

Хакими, С., Хиджази, Э., и Лавасани, М. Г. (2011). Связь

между личностными качествами и

студента отрицательно сказывается на академической успеваемости. Социально-процессуальные

и поведенческие науки, 29, 836-845.https: //

doi.org/10.1016/j.sbspro.2011.11.312

Коростылева Л.А. (2005). Психология самореализации:

сии личности: трудности в профессиональной сфере.

Петербург: Речь.

Крупнов А.И. (2006). Системно-диспозиционный подход

к изучению личности и

ее свойств. Вестник дружбы народов

Российский университет.- Серия: Психология и

Педагогика, 1, 63-73. https://elibrary.ru/item.

asp? Id = 9926464

Крупнов А.И., Новикова И.А. & Кожухова, Ю.В.

(2013). Системно-функциональная модель личностных черт

. Академический журнал междисциплинарных исследований

, 2 (9), 407-413. DOI: 10.5901 / ajis.2013.

v2n9p407

Кудинов С.И., Кудинов С.С. (2011). Психологический

Анализ самоактуализации российских и

иностранных студентов.Вестник друга народа —

Российский университет. Серия: Психология

и педагогика, 5, 72-79. http: //journals.rudn.

ru / психолого-педагогика / статья / взгляд / 7929;

https://elibrary.ru/item.asp?id=202

Кудинов С.И., Крупнов А.И. & Кудинов, С.С. (2012).

Самоактуализация личности как прекон-

проявление межэтнической толерантности-

в бывшем Советском Союзе.Вестник

Российский университет дружбы народов. — Серия

: Психология и педагогика, 1, 5-13.

http://journals.rudn.ru/psychology-pedagogics/

статья / просмотр / 7981; https://elibrary.ru/item.

asp? Id = 17560721

Кудинов С.И. (2013). Индивидуально-типологическая корреляция

особенностей личностной самодисциплины и

самореализации. Вестник

Российский университет дружбы народов.- Se-

ries: Психология и педагогика, 2, 14-19.

http://journals.rudn.ru/psychology-pedagogics/

статья / просмотр / 7746; https://elibrary.ru/item.

asp? Id = 1

40

Кудинов С.И., Кудинов С.С., Михайлова О.Б.,

Ручина М.А. (2015). Самореализация личности

: теоретические и эмпирические исследования:

Монография, Москва, 210. https://elibrary.ru/

item.asp? Id = 25158392

Маслоу А.H (1968). К психологии ближнего.

Нью-Йорк, 360.

Маслоу, А. Х. (1954). Мотивация и личность.

Нью-Йорк, Harpaer & Row, 334.

Михайлова, О. Б., Кудинов, С. И., и Херес, К. Г. М.

(2015). Ценностно-мотивационные характеристики

Инновационность как перспективы успешного самореализации

. Средиземноморский журнал социальных

наук, 6 (3 S2), 105. DOI: 10.5901 / mjss.2015.

v6n3s2p105

Михайлова, О.Б. (2015). Ценностно-мотивационная

структура инновационной молодежи.

Психология в России: современное состояние. 8 (1),

112-124. DOI: 10.11621 / pir.2015.0110

Майерс, Д. Г. (1992). Секреты счастья. Psychol-

ogy Сегодня, 25, 38-45. https://elibrary.ru/item.

asp? Id = 8779580

Новикова И. А., Замалдинова Г. Н. (2010). Самостоятельность —

Самоуверенность и уровень самореализации

сотрудников коммерческих

организаций.Вестник друга народов —

Российский университет кораблей. — Серия: Психология

и педагогика, 2, 21-26. http: //journals.rudn.

ru / психолого-педагогика / статья / взгляд / 8198;

https://elibrary.ru/item.asp?id=15114471

Новикова И.А., Шляхта Д.А., Баранова С.В.

(2013). Отношения индивидуально-типичных черт —

форм настойчивости и темперамента —

связей у студентов. Вестник друга народов —

Российский университет кораблей.- Серия: Психология

и педагогика, 3, 22-30. http: //journals.rudn.

ru / психолого-педагогика / статья / взгляд / 7800;

https://elibrary.ru/item.asp?id=202

Сти, Л. П., Шмидт, Дж. И Шульц, Дж. (2008). Rening

взаимосвязь между личностью и субъективным благополучием

Психологический бюллетень, 34,

138–161. https://prism.ucalgary.ca/jspui/bit-

stream / 1880/47915/1 / Steel_Psychological_Bul-

letin_2008_Postprint.pdf

Чжан, Тен (2013). Относительные характеристики производительности —

тиков самобытных китайских мужчин и женщин. Акме-

ология, 4 (48), 122-126. https://elibrary.ru/

item.asp? id = 20305062

Маслоу: 12 характеристик самореализованного человека

Авраам Маслоу — ведущая фигура в традициях гуманистической психологии и современной позитивной психологии. Психологическое движение в огромном долгу перед его теориями. Его «Иерархия потребностей» по-прежнему широко известна и используется.

Тем не менее, непрофессионал знает на удивление мало о вершине, которой Маслоу хочет, чтобы мы стремились к Самоактуализации. Кто этот Самоактуализированный человек и какими характеристиками он обладает? Портрет Маслоу подробен и сложен.

Маслоу описывает хорошую жизнь как жизнь, направленную на самореализацию, высшую потребность. Самореализация происходит, когда вы максимизируете свой потенциал, делая все возможное. Маслоу изучал людей, которых он считал самоактуализированными, включая Авраама Линкольна, Томаса Джефферсона и Альберта Эйнштейна, чтобы определить общие характеристики самореализовавшейся личности.Вот подборка наиболее важных характеристик из его книги Мотивация и личность :

1) Самореализованные люди принимают неизвестное и неоднозначное.

Им не угрожает и не боится этого; вместо этого они принимают это, им это комфортно, и они часто им нравятся. Они не цепляются за знакомое. Маслоу цитирует Эйнштейна:

«Самое прекрасное, что мы можем испытать, — это таинственное».

2) Они принимают себя со всеми своими недостатками.

Она воспринимает себя такой, какая она есть, а не такой, какой ей бы хотелось. Обладая высоким уровнем принятия себя, ей не хватает защиты, позы или искусственности. В конце концов, недостатки начинают восприниматься вовсе не как недостатки, а просто как нейтральные личные качества.

«Они могут принять свою собственную человеческую природу в стоическом стиле со всеми его недостатками, со всеми его несоответствиями с идеальным образом, не испытывая особого беспокойства […] Никто не жалуется на воду, потому что она мокрая, или о камнях, потому что они твердые […] просто замечая и наблюдая, что происходит, не аргументируя это и не требуя, чтобы все было иначе. » изменчивые недостатки и вредные привычки.

3) Они расставляют приоритеты и получают удовольствие от путешествия, а не только от пункта назначения.

«[Они] часто [считают] самоцелью многие переживания и действия, которые для других людей только значит.Наши испытуемые с большей вероятностью будут ценить само по себе и в абсолютном смысле само действие; они часто могут наслаждаться как прибытием в какое-то место, так и своим прибытием. Иногда они могут превратить самую тривиальную и рутинную деятельность в поистине приятную игру, танец или игру ».

4) Хотя они по своей природе нетрадиционны, они не стремятся шокировать или беспокоить.

В отличие от среднего бунтаря, самореализовавшийся человек узнает:

«…. мир людей, в котором он живет, не может понять или принять [его нестандартность], и, поскольку он не хочет причинять им боль или бороться с ними из-за каждой мелочи, он будет проходить церемонии и ритуалы условностей с добродушно пожимают плечами и с максимально возможной грацией [… Самореализованные люди] обычно ведут себя обычным образом просто потому, что в них нет серьезных проблем или потому, что они знают, что людям будет причинять боль или смущать любое другое поведение.»

5) Они мотивированы ростом, а не удовлетворением потребностей.
В то время как большинство людей все еще борются на нижних ступенях« Иерархии потребностей », самореализованный человек сосредоточен на личностном росте.

«Наши подданные больше не стремятся в обычном понимании, а скорее развиваются. Они пытаются достичь совершенства и все более и более полно развиваться в своем собственном стиле. Мотивация обычных мужчин — это стремление к удовлетворению основных потребностей, которых им не хватает.»

6) Самореализованные люди имеют цель.

» [У них] есть миссия в жизни, какая-то задача, которую нужно выполнить, какая-то проблема вне их самих, на что уходит большая часть их энергии. […] Это не обязательно задача, которую они предпочли бы или выбрали для себя; это может быть задача, которую они считают своей ответственностью, долгом или обязательством. […] В целом эти задачи неличностны или бескорыстны, они связаны, скорее, с благом человечества в целом ».

7) Их не беспокоят мелочи.

Вместо этого они сосредотачиваются на более широкой картине.

«Кажется, они никогда не подходят так близко к деревьям, чтобы не видеть лес. Они работают в рамках общих и не мелких, универсальных и не местных ценностей, и с точки зрения века, а не момент. […] Это впечатление нахождения над мелочами […], кажется, придает определенную безмятежность и отсутствие беспокойства о насущных проблемах, которые облегчают жизнь не только им самим, но и всем, кто с ними связан.

8) Самореализованные люди благодарны.
Они не принимают свои благословения как должное и, поступая так, сохраняют свежее чувство удивления по отношению к Вселенной.

«Самореализующиеся люди обладают чудесная способность ценить снова и снова, по-новому и наивно, основные блага жизни с трепетом, удовольствием, изумлением и даже экстазом, какими бы устаревшими ни стали эти переживания для других […] Таким образом, для такого человека любой закат может быть таким же прекрасным, как и первый, любой цветок может быть захватывающим красотой, даже после того, как он увидел миллион цветов.[…] Для таких людей даже повседневная будничная повседневная жизнь может быть захватывающей ».

9) Они разделяют глубокие отношения с некоторыми, но также чувствуют идентификацию и привязанность ко всем человеческая раса.

«Самоактуализирующиеся люди имеют более глубокие и глубокие межличностные отношения, чем любые другие взрослые […] Они способны к большему слиянию, большей любви, более совершенной идентификации, большему стиранию границ эго, чем другие люди сочтут возможным.[… Эта преданность] существует бок о бок с широко распространенной […] доброжелательностью, привязанностью и дружелюбием. Эти люди, как правило, добрые [и дружелюбные] почти ко всем […] подходящего характера, независимо от класса, образования, политических убеждений, расы или цвета кожи «.

10) Самореализованные люди скромны.

«Все они хорошо осведомлены о том, как мало они знают по сравнению с тем, что можно было бы знать и что известно другим. Из-за этого они могут без позы быть честно уважительными и даже скромными перед людьми, которые могут их чему-то научить.»

11) Самореализованные люди сопротивляются инкультурации.
Они не позволяют пассивно формироваться культурой — они обдумывают и принимают собственные решения, выбирая то, что они считают хорошим, и отвергая то, что они видят как плохие. Они не принимают всех, как овца, и не отвергают всех, как средний бунтарь. Самореализованные люди:

«принимают собственные решения, принимают собственные решения, являются самостоятельными предпринимателями, несут ответственность за себя». и свои судьбы.[…] слишком много людей не принимают самостоятельных решений, а принимают их за них продавцы, рекламодатели, родители, пропагандисты, телевидение, газеты и т. д. »

Из-за своего собственного решения , самореализованные люди имеют кодексы этики, которые индивидуализированы и автономны, а не диктуются обществом.

«Они наиболее этичны из людей, хотя их этика не обязательно такая же, как у людей вокруг них [. .. потому что] обычное этическое поведение среднего человека в значительной степени является условным поведением, а не истинно этичным поведением.»

12) Несмотря на все это, самореализованные люди не идеальны.

» Совершенных людей не бывает! Можно найти хороших людей, очень хороших, на самом деле, великих. […] И все же эти самые люди временами могут быть скучными, раздражающими, раздражительными, эгоистичными, злыми или подавленными. Чтобы избежать разочарования в человеческой природе, мы должны сначала отказаться от иллюзий относительно нее ».

Эта статья является частью серии статей о науке, лежащей в основе благополучия.Для получения дополнительной информации посетите веб-сайт Дэвида «Живые смыслы».

Границы | Истинное Я. Критика, природа и метод

Введение

Давайте начнем с цитаты: «Многим людям нравится думать, что у них есть внутреннее« истинное »я. Большинство социологов скептически относятся к таким представлениям. Если внутреннее «я» все время отличается от того, как человек действует, почему внутреннее «я» является «истинным»? » (Баумейстер, Бушман, 2013, с. 75). Так понятие истинного «я» вводится в недавнем учебнике по общественным наукам.Предполагается, что существует конфликт между народной психологией и наукой, где истинное Я — это понятие, не выдерживающее более тщательного изучения. Эта точка зрения была недавно подтверждена рядом исследований, проведенных Strohminger and Nichols (2014) и Strohminger et al. (2017), показывая, что вера в истинное «я» действительно распространена, хотя ставит под сомнение его реальное существование. Является ли представление о нашем «истинном я» просто отражением социокультурной среды, в которой мы существуем? И может ли кто-то иметь хорошее «истинное я», даже если он постоянно действует вредным образом?

Представление о химере изначально хорошего «истинного я», существующей настолько глубоко в структуре чьей-то психики, что она может никогда не появиться в реальности, может показаться совершенно необоснованным.Это не только выводит истинное «я» за пределы научного наблюдения, но и делает его безнадежно оптимистичным сном. Следовательно, хотя эмпирически ясно, что люди используют концепцию истинного Я — в смысле того, что не может измениться без того, чтобы кто-то стал меньше того, чем они на самом деле являются, — есть веские причины сомневаться в том, что истинное Я существует за пределами широко распространенная вера в это. Поскольку это убеждение настолько распространено, может ли оно быть основано на реальности?

Это вопрос, который мы рассмотрим далее, не только сделав предположение о том, какой может быть структура истинного «я», но и обрисовав в общих чертах метод ее исследования.При этом мы также предоставим контраргументы критике вышеупомянутого истинного «я». На наш взгляд, истинное «я» можно рассматривать как имеющее своего рода духовное существование. Он может появиться во времени, но также существует вне времени. Он может даже отсутствовать в разные моменты времени, не прекращая своего существования. Однако полное отсутствие истинного «я» сделало бы невозможным исследование. Мы полагаем, что имеем дело с сущностью гегелевского типа, то есть с сущностью, сущность которой должна проявиться (и действительно, может ли быть сущность, которая никогда не появляется?).Другими словами, истинное «я» не может быть настолько химерным, чтобы никогда не войти в стадию реальной жизни. Однако такой объект исследования не может быть адекватно исследован с использованием одних только общепринятых философских или психологических методов. Мы предполагаем, что к истинному «я» можно подойти с помощью метода от первого лица, сочетающего философское размышление и интроспективное наблюдение, как мы опишем в разделе «Схема комплексного метода изучения истинного« я »от первого лица». Перед тем, как познакомить с этим методом, мы рассмотрим историю и природу «я» и истинное «я» в философии и психологии (раздел «Введение»).Это последует ответом на критику истинного Я (раздел «Проблема радикальной субъективности и наблюдаемость истинного Я»).

Краткое историческое описание «Я» и истинного «Я»

«Я», одно из центральных, а также критически обсуждаемых понятий в философии и психологии, имеет долгую историю. Идея о том, что у человека есть лежащее в основе «я» в дополнение к поверхностной личности, может быть прослежена до представления о том, что у человека есть душа, которая потенциально бессмертна.В египетской культуре только фараон при жизни обладал бессмертной божественной душой (ах). Только в момент смерти другие египтяне могли получить такую ​​душу (Waage, 2008). В древнегреческой культуре Сократ был известен тем, что слышал внутренний голос, который указывал ему, что он должен ( Memorabilia 1.1.4, 4.3.12, 4.8.1, Apology 12) и не должен ( Apology ) 31c-d, 40a-b, Euthydemus 272e-273a). Это было частью того, что привело к его кончине, так как он был обвинен в следовании другим богам.Внутренним голосом был daimonion , божественное существо (особенное) для Сократа, а не один из богов, которым покровительствовал афинский город-государство. Такое частное божественное существо теперь обычно понимается как относящееся к совести в христианской традиции (Schinkel, 2007, стр. 97), которая связана с моральной сущностью — истинным «я» человека. Представление о нравственной сущности человека получило дальнейшее развитие в греческой мысли. Например, это было связано с проявлением Аристотелем определенных добродетелей.Аристотель также предположил, что «истинное Я каждого» — это божественный интеллект или nous (NE, 1178, a2).

Однако, отвечая на вопрос «кто ты?», Долгое время было принято называть своих предков. В Древнем Риме первенец был собственностью pater familias до самой смерти отца. Во время похоронной процессии на сыне была посмертная маска отца (Салемонсен, 2005). Можно отметить, что слово «маска» ( лат. persona) связано со словом «человек», предполагая, что мы можем принимать разные идентичности, но также что существует основная сущность.Август известен тем, что написал первую автобиографию, положив начало жанру, определяемому идеей о том, что определенные события и мысли более важны, чем другие, когда он пытается понять, кто такой человек. Возможно, иудео-христианские религии также внесли свой вклад в представление о том, что все люди имеют божественное ядро, независимо от происхождения: «Нет ни еврея, ни грека, нет ни уз, ни свободы, нет ни мужчины, ни женщины: ибо вы все одно во Христе Иисусе »(Галатам 3:28). В эпоху Возрождения Пико делла Мирандола подчеркивал понятие свободы воли в своей «Речи о человеческом достоинстве», заставляя Бога воскликнуть, что вопрос воли человека должен стать животным или божественным, смертным или бессмертным:

Я поместил вас в самый центр мира, чтобы с этой выгодной точки вы могли с большей легкостью оглядываться вокруг всего, что есть в этом мире.Мы сделали вас ни небесным, ни земным созданием, ни смертным, ни бессмертным, чтобы вы, как свободный и гордый создатель своего собственного существа, могли принять ту форму, которую пожелаете. В вашей власти будет спуститься к низшим, жестоким формам жизни; вы сможете своим собственным решением снова подняться до высших категорий, чья жизнь божественна (делла Мирандола, 1996, стр. 7).

Для Канта «я» — это то, что обеспечивает трансцендентное единство нашим мыслям и восприятиям, короче говоря, всему нашему опыту (Kant, 1904).Хотя «я» не может быть познано само по себе, в кантианской этике индивид полностью автономен, свободен, когда он действует в соответствии с рациональными принципами (Kant, 1968). Человек проявляет Царство Небесное на Земле в той мере, в какой соблюдаются этические принципы, как если бы они были законами природы. В качестве реакции на это некоторые философы, такие как Сартр, отмечают, что эта точка зрения игнорирует общинные и социальные аспекты личности, а также ее индивидуальность и подлинность (Sartre, 2014).Отвергая понятие подлинности Сартра, Фуко отрицал, что существует какое-либо «я», данное нам; утверждая, что мы должны рассматривать себя как произведение искусства:

Я думаю, что с теоретической точки зрения Сартр избегает идеи о себе как о чем-то, что нам дано, но через моральное понятие подлинности он возвращается к идее о том, что мы должны быть самими собой — чтобы быть истинными. наше истинное «я». Я думаю, что единственное приемлемое практическое следствие того, что сказал Сартр, — это связать его теоретическое понимание с практикой творчества, а не аутентичности.Из идеи, что «я» не дано нам, я думаю, что есть только одно практическое следствие: мы должны создавать себя как произведение искусства (Focault, 1997, p. 262).

Фуко указывает, что понятие подлинности Сартра вновь вводит определенную меру для чьей-то истинной сущности. Фуко считает, что нам следует более радикально отвергать любое данное содержание или меру того, что составляет истинное «я». Любой такой контент или показатель мы должны создавать сами. Можно заметить, что даже творческие действия содержат элемент или, по крайней мере, относятся к чему-то данному, например, вдохновение или рамки понимания.Идею создания себя не нужно рассматривать как чистое / произвольное изобретение чего-то непонятного. Вместо этого творческие действия можно понимать как встречу между чем-то данным и субъективной энергией. Частично субъект отождествляет себя с данным, подчиняется ему, а частично субъект признает данное как самого себя.

Если мы сделаем паузу и подведем итоги здесь, то увидим, что в западном каноне есть целый ряд идей, связанных с самостью (обсуждение счетов «я», «не-я» и истинного «я» в азиатских традициях см. В Siderits et al., 2010):

1. «Я» — это разновидность сущности, субстанции или души, которая может пережить или не пережить смерть

2. Я — голос совести, источник моральных или подлинных действий

3. Я божественно, возможно, создано Богом

4. «Я» связано с прошлым, происхождением и внешней идентичностью, например, с работой

5. С личностью связана история, которая может быть представлена ​​в биографии

6. Я обеспечивает единство познания и опыта

7.Я — это бесплатный, автономный агент

8. «Я» существенно связано с другими людьми и культурой

9. Должно быть создано «я»

Как мы видим из этого короткого и неполного списка, личность сложна и может восприниматься противоречивыми способами. Например: Самостоятельное создание Богом или индивидуумом? Является ли личность полностью автономной или полностью культурно детерминированной? Я — это сущность или это история? Ничто из этого не обязательно противоречит, но требуется большая работа, чтобы конкретизировать всеобъемлющую концепцию «я».Есть ли у всех этих характеристик что-то общее? На этот вопрос нелегко ответить. Если мы не можем найти общую характеристику во всех различных определениях, нам, возможно, придется признать, что «я» — это просто название множества не связанных между собой идей или аспектов человеческого существования. При более внимательном рассмотрении каждый элемент в списке потенциально можно назвать истинным «я». Можно утверждать, что даже внешнюю идентичность можно рассматривать как истинное «я». Представьте себе puer aeternus , существование в стиле Питера Пэна: человека, который вообще не хочет отождествлять себя с чем-либо, предпочитая оставаться подростком на неопределенный срок.Для такого человека фактическая идентификация с чем-либо может считаться реализацией его истинного «я» (его истинное «я» не обязательно будет конкретной внешней идентичностью, но может быть проявлено путем принятия конкретной, а не фантастической идентичности). Существует один способ представления о природе истинного «я», который мы подробно рассмотрим ниже, который не подразумевает, что мы должны делать выбор в отношении того, какое конкретное «я» представляет истинное. Это концепция истинного «я» в целом, объединяющая различные «я».Более того, истинное «я» можно рассматривать не только как единое целое, но и как проявление определенного морального «я», выросшего из прошлого. Истинное Я, согласно этой концепции, дистанцировалось от прошлого и интегрировало его, двигаясь к идеалу, который в одном смысле дан, внутренне и из прошлого, но в другом смысле также должен быть создан или только-только приближается. в существование из будущего.

Истинное Я в философии и психологии

Хотя существование самости в философии спорно (Metzinger, 2003; Siderits et al., 2010; Ganeri, 2012), есть ряд влиятельных философов, которые утверждают, что существует по крайней мере минимальное или стержневое «я». Такой взгляд можно найти как среди традиционных мыслителей, таких как Декарт, Лейбниц, Кант, Гегель, Гуссерль и др., Так и среди современных (MacIntyre, 1981; Taylor, 2012; Zahavi, 2017). Чарльз Тейлор специально обратился к понятию истинного «я» в контексте обсуждения негативной и позитивной свободы (Taylor, 1985; Sparby, 2014). Отрицательная свобода — это идея о том, что человек может реализовать свое истинное «я», поскольку для него нет внешних ограничений (и, возможно, нет внутренних ограничений, таких как страх).Но откуда приходит понимание того, что на самом деле считается истинным «я»? Если он исходит, например, из тоталитарного государства, тогда «истинное я» действительно может быть ложным, поскольку его определяет кто-то другой, а не я. Отсюда следует, что актуализация истинного «я» обычно включает самоопределение. Конечно, может быть, что содержание состояния, предписанного истинным «я», совпадает по совпадению с истинным «я», признанным человеком. Это не помешает человеку актуализировать истинное «я», пока признание внутренне конституируется через рефлексию и моральное обдумывание.Однако, если кто-то может определить себя радикально, не означает ли это, что содержание истинного «я» произвольно? Мы считаем, что такие проблемы могут быть решены с помощью таких идей, как «бытие с самим собой в ином» (Sparby, 2016). Например, действие в соответствии с истинным «я» не исключает действия в соответствии с принципами, если эти принципы признаны исходящими от истинного «я». Обретение истинного «я» может включать обнаружение себя в другом человеке, сообществе, культуре и т. Д.Это не означает, что истинное «я» — это просто что-то данное. Даже творческие процессы могут включать в себя что-то приближающееся к себе «извне», например, вдохновение. Опять же, истинное Я можно рассматривать как единое целое, как нечто, выходящее за рамки дихотомии субъект-объект, что допускает такие события, когда что-то приходит к Я, казалось бы, из внешнего источника (например, голоса совести), источника, который, однако , более адекватно воспринимаемое как принадлежащее самому себе в более глубоком, высшем или более всеобъемлющем смысле.Конечно, возможно, что голос совести может быть выражением внутренней догматической морали. Однако это не делает его в принципе ненадежным. Это означает, что то, что он диктует, следует рассматривать в свете исследования того, каким может быть его источник, с учетом конкретных культурных факторов.

Всегда ли человек действует в соответствии со своим истинным «я», если он действует в соответствии с самим собой? Проблема здесь в том, что «я» не только многогранно, но и противоречиво, учитывая, что различные аспекты находятся в конфликте друг с другом.Например, человек может действовать из принципа или в соответствии со своими желаниями. Оба могут рассматриваться или, по крайней мере, восприниматься как существенные части личности, хотя эти части не всегда гармонируют. Если один действует согласно своему желанию, другое желание может не исполниться. Если действовать нравственно, желания могут вообще не быть удовлетворены. Если кто-то действует в случае моральной дилеммы, истинное «я», кажется, конституируется этим действием. Но что, если я действую, основываясь на неверной информации, унаследованных культурных взглядах или заблуждении? В самом деле, как мы увидим, одна из главных критических замечаний истинного «я» — это его радикальная субъективность.Убеждения и действия, которые мы приписываем истинному «я», зависят от нашего мировоззрения, которое в конечном итоге является отражением культуры, к которой мы принадлежим.

Область психологии внесла свой вклад в наше понимание себя, собрав эмпирическую поддержку той точки зрения, что нами действительно управляют внешние силы, такие как бессознательные желания, предубеждения и социальная обусловленность. Было показано, что опыт осмысленной жизни связан с когнитивным доступом к своему истинному «я», и тем не менее психологические исследования по-прежнему скептически или агностически относятся к его существованию (Schlegel et al., 2013), несмотря на веру в истинное Я, кажется, не зависит от типа личности и культуры (De Freitas et al., 2018). Однако действительно можно встретить представителей представлений об истинном Я и в психологии. Истинное «я» иногда называют «я-я» или «я-как-процесс», в отличие от «я-я» или «я-как-объект» (Ryan and Rigby, 2015). Первый «касается концепций, образов, ролей, статусов и атрибутов, связанных с идентичностью», тогда как последний «касается неотъемлемых интегративных тенденций людей понимать, расти и создавать согласованность в своем опыте» (Ryan and Rigby, 2015 , п.246). Психоаналитик Винникотт явно использовал концепцию истинного «я», противопоставляя его ложному «я» (Winnicott, 1965). Его взгляд на истинное «я» можно резюмировать как «я», которое является спонтанным, живым и творческим — тогда ложное «я» будет личностью, лишенной этих характеристик (Рубин, 1998, стр. 102). Многочисленные другие термины используются для истинного «я», такие как реальное «я», идеальное «я», подлинное «я», внутреннее «я», сущностное «я» и глубокое «я» [см. Обзор источников в Strohminger et al.(2017)]. Strohminger et al. показали, что в среднем люди считают, что моральные качества являются наиболее важными для человека, помимо личности, воспоминаний и желаний, в то время как характеристики, связанные с перцептивными способностями (например, близорукость) и психическими качествами, воспринимаются как имеющие наименьшее влияние на то, кто кто-то, по сути, есть (Strohminger and Nichols, 2014). Существенные различия между собой и истинным «я» согласно Strohminger et al. состоят в том, что личность (1) охватывает весь спектр личных качеств, (2) не зависит от валентности (она по своей сути не является ни хорошей, ни плохой), но (3) зависит от перспективы (от первого или третьего лица) и (4) является кросс-культурно изменчивым, в то время как истинное Я делает акцент на (1) моральных качествах, (2) зависимо от валентности или положительно по умолчанию, (3) не зависит от точки зрения и (4) кросс-культурно стабильно (Strohminger et al. ., 2017, стр. 3).

Strohminger et al. также предоставили особенно мощную формулировку аргумента против истинного Я, который цитируется полностью, поскольку это критика, используемая в качестве фона для нашего предположения о том, что такое природа истинного Я и как его можно изучать:

Является ли истинное Я также научной концепцией, которая может быть использована для описания того, как на самом деле работает разум? Другими словами, существует ли истинное «я»? Рассмотренные здесь свидетельства указывают на два свойства, имеющих отношение к этому вопросу.Первый: истинное Я зависит от ценностей наблюдателя. Если кто-то считает, что гомосексуальные побуждения ошибочны, он скажет, что желание сопротивляться таким побуждениям представляет собой истинное «я» (Newman et al., 2014). И если у нее высокий балл по психопатии, она будет уделять меньше внимания моральным характеристикам в своей концептуализации личной идентичности (Strohminger and Nichols, 2014). То, что считается частью истинного «я», субъективно и тесно связано с тем, что каждый отдельный человек ценит больше всего.

Два: Истинное «я», скажем так, нечувствительно к свидетельствам.Каким бы великолепным ни было истинное «я», это также и застенчивая вещь. Тем не менее, людям не составляет труда наделить его множеством скрытых свойств. Действительно, заявления, сделанные от его имени, могут полностью противоречить всем имеющимся данным, например, когда безнадежно несчастные и лживые, тем не менее, считаются хорошими «в глубине души». Истинное «я» скорее постулируется, чем наблюдается. Это обнадеживающий призрак.

Эти две особенности — радикальная субъективность и непроверяемость — не позволяют истинному «я» быть научным понятием.Представление о том, что существуют особенно аутентичные части личности и что эти части могут оставаться скрытыми от взора на неопределенное время, граничит с суеверным. Это не означает, что мирская вера в истинное «я» дисфункциональна. Возможно, это полезная выдумка, сродни определенным явлениям в религиозном познании и принятии решений (Gigerenzer and Todd, 1999; Boyer, 2001). Но, на наш взгляд, это все же фикция (Strohminger et al., 2017, с. 7).

Повторюсь, проблема, стоящая перед истинным самооценкой, заключается в том, что это концепция, связанная с ценностями человека, которые определяются субъективно в соответствии со структурой его личности, а также культурой и социальной средой, в которой этот человек существует. .Однако не ясно, что авторы подразумевают под «радикальной субъективностью». Означает ли это, что ценности, которые человек использует для измерения того, соответствует ли он своему истинному Я, произвольны, что истинное Я основано на радикальном экзистенциальном выборе, ни на чем не основанном, или что оно определяется биологическими, культурными или социальные факторы, влияющие на человека? Это вопросы, которые необходимо распутать и найти ответы. Более того, требуется хороший ответ, когда утверждается, что истинное «я» не наблюдается и, следовательно, является вымышленным.В частности, имеет ли смысл говорить об истинном «я», если оно никогда не проявляется? Можно ли назвать человека добрым по своей природе, если он совершает чудовищные преступления и постоянно ведет себя вредно для других, получая удовольствие от своих страданий?

Чтобы аргументировать существование истинного «я», необходимо обратиться к критике за то, что это радикально субъективное понятие и что оно не поддается проверке. Поскольку мы придерживаемся точки зрения, что «я» — это не вещь с четко определенными границами, а скорее организующий принцип непрерывного процесса, разговор о «существовании» истинного «я» может вводить в заблуждение.Тем не менее, можно утверждать, что существует такой организующий принцип и что истинное Я не является ни радикально субъективным, ни непроверяемым. Прежде чем перейти к этому, мы дадим предварительное описание истинного «я», которое мы конкретизируем, когда будем обращаться к критике выше.

Тонкое и толстое представление об истинном Я и их единстве

Две концепции истинного Я подразумеваются в том, что было сказано выше, которые мы будем называть тонкими и толстыми концепциями истинного Я.Один из способов охарактеризовать их — сказать, что тонкая концепция статична: неизменна, вне времени, всегда одинакова. Толстая концепция динамична: развивается, растягивается на длительные периоды времени и постоянно возникает. Текущая цель ниже состоит в том, чтобы объединить эти две концепции (фактически, показать, как они взаимозависимы) и исследовать, как такой отчет может быть в состоянии ответить на критику, направленную против истинного Я, на которой мы сосредоточимся в разделе «Проблема радикальной субъективности и наблюдаемости истинного Я».

Тонкая концепция истинного «я» — это идея о том, что «я» имеет более глубокую и существенную природу; истинное «я» идентично этой существенной части «я». Некоторые свойства, присущие «я», случайны, а другие — существенны. Кто-то может сменить работу, и хотя он, возможно, идентифицировал себя со своей работой, на самом деле он не перестает быть тем, кем является на самом деле, когда меняет работу. Истинное «я» как сущностное «я» может состоять либо из одного существенного свойства, либо из набора свойств.Иногда это также называют минимальным «я», которое можно определить как простое качество субъективного опыта; самый фундаментальный опыт того, что значит быть тем или иным субъектом (Захави, 2017). Однако, как указал Фашинг, сущностная природа «я» может быть в точности голым существованием ; не узнаваема никаким имуществом. Это просто есть, и мы знаем это как нечто, что может идентифицировать себя с чем угодно, но никогда не может быть сведено к какому-либо конкретному свойству (Fasching, 2016).Похожую точку зрения представляет Рамм, который, используя эксперименты от первого лица, утверждает, что «я» само по себе лишено сенсорных качеств и единолично (Ramm, 2017).

Если мы представим себе истинное «я» в соответствии с этими принципами, результат будет довольно неопределенным. В нем не будет ничего, кроме того, что является общим для всех остальных «я»: простое и уникальное существование, потенциально осознающее себя как таковое. Любое отождествление себя с определенным свойством, например, быть человеком, действовать морально или быть рожденным в определенном месте, не будет иметь никакого отношения к истинному «я».Но это кажется неправильным — или, по крайней мере, слишком неопределенным. Это не только противоречило бы типичным представлениям об истинном «я», но и концептуализировало бы истинное «я» в форме призрака, не имеющего отношения к окружающей среде. Это приводит нас к толстой концепции истинного «я» [сравните концепцию «я» Галена Стросона, которая различает «я» как отдельную ментальную сущность и субъект опыта, и «я» как агента, личность и диахроническую непрерывность (Strawson, 1997). )].Толстая концепция истинного «я» связывает его с определенными существенными и моральными качествами, такими как способность формировать воспоминания или делать экзистенциальный выбор. Следовательно, толстая концепция, согласно которой истинное «я» состоит из более определенных характеристик, чем простое существование, соответствует тому, как истинное «я» обычно понимается в народной психологии. Есть ли определенное свойство или набор свойств, с которыми «я» может идентифицировать себя, чтобы стать истинным «я» или, по крайней мере, «более истинным» я? Можно ли сделать выбор или жить так, чтобы не представлять идеальную версию этого человека? Это, безусловно, так.Но какова мера, в соответствии с которой поступок или образ жизни могут быть оценены как соответствующие чьей-то истинной сущности? Кто или что решает, что считается правильной мерой? На чем это основано? Откуда исходит истинное «я»? Позже будет обсуждаться, как истинное Я по существу связано как с прошлым, так и с будущим. Также будет высказано предположение, что определенная концепция истинного «я» может объединить как тонкую, так и толстую его версии. Однако прежде чем перейти к этому, мы обратимся к некоторым дискуссиям, касающимся истинного Я в философии и психологии.

Проблема радикальной субъективности и наблюдаемости истинного Я

Здесь мы рассмотрим две проблемы, связанные с идеей истинного «я», выявленные Николсом и др. выше.

Радикальная субъективность

Как мы видели, проблема радикальной субъективности связана с представлением о том, что то, как кто-то представляет свое истинное «я», зависит от того, какими ценностями они обладают. Как мы заявляли ранее, существует больше способов интерпретации того, что означает утверждение о том, что истинное Я является «радикально субъективным».Это может означать, что истинное Я основано на: (1) чем-то совершенно произвольном, (2) необоснованном экзистенциальном выборе или (3) внешних факторах, таких как культура и биология. Хотя Strohminger et al. не указывают явно, какую интерпретацию они имеют в виду; мы думаем, основываясь на приведенных ими примерах (сексуальное предпочтение и психопатия), что третий вариант более вероятен. Сексуальные предпочтения человека редко рассматриваются как выбор, а скорее понимаются как основанные на биологии и культуре; психопатия вряд ли мыслима как выбор, но, опять же, широко считается, что она зависит от биологических, культурных или других факторов окружающей среды.

Это, однако, может показаться удивительным: не означает ли «радикальная субъективность» нечто, включающее произвол или некоторую форму творческого или спонтанного выбора? Поскольку Strohminger et al. Говоря о «радикальной субъективности» истинного «я», связанной с тем, что кто-то ценит или ценит, может быть некоторая заслуга в интерпретации ее как неопределенной в некотором роде (не основанной на факторах, внешних по отношению к «я»). Но опять же, примеры, которые они приводят, указывают в другом направлении. Так же и критика «истинного я» как радикально субъективная, основанная на (1) идее, что оно радикально произвольно, случайным или случайным (что кто-то ценит) или (2) на идее, что внешние факторы, которые человек подвергался воздействию из-за географического положения своей жизни, и его наследственность определила, что они ценят?

Маловероятно, чтобы кто-то придерживался мнения, что то, что кто-то ценит, является полностью произвольным, основанным на чем-то похожем на случайный результат броска кости.Например, мы ценим пищу из-за биологических потребностей, дружбу из-за социальных потребностей и определенные идеи, потому что мы находим их просветляющими. Однако, когда мы сталкиваемся с моральным выбором или дилеммой или когда перед нами встает задача разработать план наших следующих шагов в жизни, наш выбор может показаться субъективным в том смысле, что он является творческим или в конечном итоге зависит от решения. Но если он творческий, это не значит, что он произвольный — как мы утверждали выше в отношении Фуко. И если это в конечном итоге основано на решении, это не означает, что у нас нет веских причин для того, чтобы действовать так, как мы, хотя у нас могут быть причины действовать и другими способами.Таким образом, выбор сам по себе может быть спонтанным, но это не означает, что он произвольный в том смысле, что он не обоснован причинами. И поскольку нам неясно, какие причины являются лучшими при рассмотрении моральной дилеммы или выборе жизненного пути, мы можем рассматривать этот выбор как творческий — но опять же, такое творчество не должно быть произвольным. У нас остается представление о том, что чье-то представление о своей истинной сущности радикально субъективно, потому что оно основано на том, что они ценят, что, в свою очередь, основано на особенностях их личности.Мы рассмотрим это более подробно.

В зависимости от сексуальных предпочтений или наличия у него расстройства личности, такого как психопатия, можно по-разному воспринимать суть своей личности. Это сводится к утверждению, что существует множество различных концепций «я», и поэтому то, как кто-то определяет свое истинное «я», является субъективным. Однако такая точка зрения не учитывает возможность того, что кто-то может быть прав или неправ относительно своего истинного «я». Если бы было истинное «я», действительно можно было бы совершать такие ошибки.Мы не можем считать само собой разумеющимся, что не существует истинного «я», основанного просто на том факте, что люди по-разному оценивают вещи и соответственно представляют свою истинную природу. Даже если я ценю деньги и утверждаю, что я богат, я ошибаюсь в этом утверждении, если у меня нет денег. Даже несмотря на то, что люди ценят вещи по-разному и конкретные ценности, которыми кто-то обладает, влияют на то, как они воспринимают свою сущностную природу, из этого не следует, что истинное Я является просто продолжением того, что человек ценит.

Тем не менее, по-прежнему важно то, что представление о себе имеет тенденцию совпадать с культурным происхождением. Может быть, чье-то истинное «я» гармонирует с тем, что диктует конкретная культура, в то время как кто-то другой в этой культуре может иметь совершенно иное истинное «я»; тот, который противоречит общепринятым взглядам и ценностям? Как кто-то узнает, ошиблись ли они, то есть просто под влиянием своей культуры, когда дело доходит до понимания их истинной идентичности? Истинное Я действительно может быть полностью индивидуальным.Как это раскрыть? Возможно, это возможно именно благодаря ошибкам, принятию или испытанию идентичностей, которые не соответствуют истинной природе человека.

Кажется странным или даже неправильным утверждать, что, изменив личность или взяв на себя другую роль, человек внезапно живет согласно своей истинной сущности. Это действительно отождествляет истинное «я» с «я-я» — истинное «я» — это конкретная роль, личность, работа и т. Д., Что кажется нелогичным; не должно ли истинное «я» быть глубоким «я», «я как процесс»? Если я изменяю свою личность и считаю новую идентичность своим истинным «я», это подразумевает, что прежняя идентичность была ложной.Но разве не было так, что один аспект истинного «я» является в точности лежащей в основе идентичностью, которая не может измениться просто путем перехода от одной поверхностной идентичности к другой? Без такой лежащей в основе идентичности не имело бы смысла говорить, что прежняя идентичность была ложным «я», потому что нет ничего, что связывало бы эти две идентичности.

Действительно, истинное «я» можно представить себе как то, что объединяет различные концепции более конкретных «я» (самих себя) через повествование (Polkinghorne, 1991; Gallagher, 2000; Schechtman, 2011), где вариации и ошибки не обязательно простые ошибки, а скорее существенные части процесса.Проявляя единство в различных концепциях «я», истинное «я» также проявляется. Это проявление не обязательно связано с конкретным отождествлением, «я», правильным или неправильным, истинным или ложным. Мера степени проявления — это степень единства, созданного процессуальной самооценкой. Поскольку на «Я» также влияют и потенциально бросают вызов различные культуры, этические нормы и мировоззрения, единство возрастает по мере того, как охватываются разные культуры, т. Е.е. в той мере, в какой это различие осознается и интегрируется в истинное «я».

Эта способность единства может проявляться по-разному для разных аспектов истинного «я». Возьмем, к примеру, этическое «я», которое, как указывалось ранее, многие считают истинным «я». Даже если кто-то считает истинное «я» этическим «я», из этого не следует, что истинное «я» радикально субъективно. То, что я ценю, может зависеть от целого ряда факторов, но это не означает, что о ценностях нельзя судить объективно.Существует давняя традиция обсуждения вопроса о том, объективна ли этика. Однако, поскольку по этому поводу нет единого мнения, нельзя с уверенностью сказать, что ценности субъективны. Означает ли это, что истинное Я идентично определенному набору моральных убеждений? Здесь полезно различать различные потенциальные слои истинного (этического) «я»: (1) способность к моральному обдумыванию и действию, (2) конкретные моральные взгляды, (3) индивидуальный моральный или экзистенциальный выбор.На самом фундаментальном уровне моральное «я» состоит не из определенного набора моральных принципов и убеждений, а, скорее, из способности этики, то есть способности этического размышления. Даже если кто-то ошибается в отношении конкретного этического акта, способность обдумывать обеспечивает преемственность для истинного «я». Признание того, что предыдущий поступок неправильный, по своей сути является углублением нравственности. Однако определенные действия не обязательно связаны с универсальным этическим требованием; этический индивидуализм допускает, чтобы определенные действия считались этическими только индивидуально (Hegge, 1988).Например, в зависимости от таланта и интереса может быть правильным для одного человека вести жизнь художника, а для другого — неправильно. Кроме того, могут быть приняты во внимание как общие, так и индивидуальные модели этического развития. Единство таких паттернов, связь между хорошими и плохими действиями, неудачей и успехом — как внутренняя последовательность драмы — были бы тем, чем является истинное «я».

Доказательства-нечувствительность

Давайте еще раз посмотрим на аргумент против наблюдаемости:

Истинное «я», скажем так, нечувствительно к свидетельствам.Каким бы великолепным ни было истинное «я», это также и застенчивая вещь. Тем не менее, людям не составляет труда наделить его множеством скрытых свойств. Действительно, утверждения, сделанные от его имени, могут полностью противоречить всем имеющимся данным, например, когда безнадежно несчастные и лживые люди, тем не менее, считаются хорошими «в глубине души». Истинное «я» скорее постулируется, чем наблюдается. Это обнадеживающий призрак. […] Представление о том, что существуют особенно аутентичные части «я», и что эти части могут оставаться невидимыми до бесконечности, граничит с суеверным (Strohminger et al., 2017).

Есть два связанных, но не идентичных утверждения, которые, по-видимому, присущи этому аргументу: Первое заключается в том, что истинное «я» в принципе ненаблюдаемо, и, следовательно, это ненаучная (суеверная) концепция. Во-вторых, то, что истинное «я» не может быть пересмотрено на основе доказательств, исключая его из области науки. Обе претензии будут рассмотрены ниже.

Тот факт, что некоторые свойства могут быть скрыты, сам по себе не делает объект, связанный с этими свойствами, в принципе недоступным для науки.Действительно, научная деятельность состоит в том, чтобы сделать видимым то, что скрыто, например, с помощью таких изобретений, как микроскоп. Однако основание аргументации на контрасте «скрытое / видимое» неявно ограничивает диапазон исследования тем, что мы можем и не можем видеть , что неоправданно. Некоторые явления, особенно те, которые разворачиваются во времени, действительно конститутивно зависят от недоступности некоторых связанных свойств («скрытых») по мере проявления явления . Когда проявляется явление, что-то на предыдущей стадии должно быть удалено, чтобы новая стадия заменила это.Другими словами, чтобы что-то проявилось, то, что когда-то было, теперь должно быть «спрятано». Для того, чтобы кто-то сказал, например, «истинное я не наблюдаемо», требуется, чтобы слово «тот» не появлялось (не звучало), когда произносится «истинно». Фактически, все остальные слова также должны быть «спрятаны». Что является последовательным во всем предложении, так это подразумеваемое значение. Смысл частично вызывается каждым словом и только полностью вызывается целым предложением (которое не может быть представлено как единичный случай во времени, хотя, возможно, как сохраненное значение, то, что включает слова и их последовательность в своего рода конкретном универсальном, я.е., понятие, которое представляет собой целое, содержащее в себе свои части). Следовательно, изучение временных феноменов, таких как «я», требует иных методов, чем те, которые пытаются найти и измерить его в определенный момент времени. Последний подход может найти его, но только его части. Только повествование, которое принимает во внимание целое, может быть адекватным методом для изучения диахронических аспектов личности.

Утверждение о том, что кто-то «в глубине души хорош», несмотря на все доказательства обратного, сложнее опровергнуть.«Хороший» друг, который никогда не поддерживает своих друзей, не является настоящим другом. Но есть ли момент, когда кто-то теряет способность из-за нравственных действий или хорошего друга? Потеря этой способности также означала бы потерю агентства и права на то, чтобы быть виновным. Самость исчезнет или, по крайней мере, не проявится в основном смысле. Каким образом кто-то может представить доказательства того, что емкость действительно отсутствует? Если кто-то всегда действовал морально достойным порицания образом, то что мы могли бы сказать с научной точки зрения, т.е. на основании наблюдений, истинное «я» этого человека — зло. Однако одно хорошее действие опровергло бы то, что мы определили сущность. Трудно представить себе случай, когда человек последовательно действует предосудительно с моральной точки зрения. Это тот, кто всегда действует так, чтобы причинить как можно больше боли? Это кто-то неспособный к сотрудничеству? Такой человек больше походил бы на машину, чем на человека. Даже если бы мы могли представить себе такого человека, мы не видим причин отвергать метафизическую возможность того, что такой человек может изменить свой образ жизни.Может быть, можно было бы аргументировать существование злых истинных «я». Такой аргумент может быть очень интересным, но мы полагаем, что для большинства людей можно обнаружить хотя бы небольшие добрые дела, которые будут свидетельствовать о наличии способности к добру. Люди, которые действительно поступали предосудительно или проблемно и изменились, представляют собой особую область изучения в отношении истинного «я». Мы считаем само собой разумеющимся, что такие люди существуют. Люди, которые претерпевают фундаментальные изменения к хорошему, показывают, что простые формы наблюдения и измерений в определенные моменты времени недостаточны для изучения истинного «я».Скорее требуется подход, учитывающий длительные периоды времени. Учитывая, что существует способность к добру или, по крайней мере, элементарная сила, точка зрения, которая не принимает это во внимание, будет менее правдивой, то есть менее научной, чем точка зрения, которая это учитывает.

По-прежнему проблематично то, что точно так же, как всегда можно правильно постулировать способность к добру, можно также постулировать способность ко злу. То, что на самом деле является репрезентативным для истинного «я», тогда, по-видимому, зависит от того, какая тенденция проявляется больше всего.По этой причине кажется уместным иметь более абстрактную концепцию истинного Я, то есть как чего-то, что обеспечивает единство жизни и рассматривает взаимосвязь между хорошими и плохими действиями. Настоящие люди, вероятно, никогда не будут настолько плохими, чтобы проявлять исключительно злые действия, и, вероятно, никогда не будут настолько хорошими, чтобы никогда не сделать ничего достойного порицания. Рассмотрение того, что хорошо и что плохо, в конечном итоге требует исторической перспективы. Таким образом, научная точка зрения — это также точка зрения, которая постоянно развивается со временем.

Еще одно возражение против Strohminger et al. в том, что уже существуют надежные методы, которые объективно измеряют проблемы, относящиеся к истинному «я». Например, легкость, с которой люди описывают свое истинное «я», коррелирует со смыслом жизни (Schlegel et al., 2009). Однако такие исследования оценивают только веру людей в истинное «я», а не его существование. Точка зрения Стромингера и др. Состоит в том, что вера в истинное «я» нечувствительна к доказательствам в том смысле, что люди в принципе не желают пересматривать свое мнение о том, что они считают своим собственным или чьим-то истинным «я».Вера может быть только подтверждена, но не отвергнута; следовательно, истинное Я — это ненаучная концепция.

Другой ответ на скептицизм Строхимгера и др. Будет следовать той же линии аргументов, что и ответ Захави на утверждение Метцингера о том, что «я» — это иллюзия или модель, созданная мозгом. Ответ Захави состоит в том, что чувство «я» можно понять как составляющее «я», или, другими словами, существование «я» — это не что иное, как не что иное, как феноменальный опыт «я» (Захави, 2005a).Мы будем рассуждать аналогичным образом в отношении истинного «я», когда сталкиваемся с редуктивными аргументами. Ощущение, которое испытывают люди в отношении существования истинного «я», действительно может рассматриваться как составляющее истинного «я». Тем не менее, мы хотим расширить концепцию истинного Я, включив в него конкретные жизненные моменты или траектории развития, которые проявляют истинное Я, то есть ситуации или способы действия, в которых истинное Я является не просто чувством, а скорее чем-то, что возникает. . Это можно было бы сформулировать как актуализацию потенциального истинного «я».Как мы опишем в следующем разделе, ощущение истинного «я» простирается не только в прошлое, но и в будущее. Таким образом, существование истинного «я» выходит за рамки времени, хотя оно также может проявляться или проявляться, например, во время значительных жизненных событий, таких как суд над Сократом, где моральный облик человека подвергается испытанию.

Описание комплексного метода изучения истинного «я» от первого лица

Понимание истинного «я» как деятельности в процессе эволюции и процесса метаморфозы включает в себя концептуализацию его в формате, который, скорее всего, будет трудно закрепить с помощью обычных, внешне наблюдаемых методов исследования.Это per se феномен от первого лица и, следовательно, также требует режима исследования от первого лица, хотя он также потенциально включает поведенческие аспекты. Это может проявляться в конкретном поведенческом и даже биологическом воплощении. Однако это только внешняя подпись или коррелят квалиа явления. Эту сигнатуру можно изучить с помощью обычных (например, поведенческих или даже физиологических) методов исследования; однако истинное «я» в act как феномен от первого лица не может быть изучено таким образом.Об этом можно судить только косвенно, исходя из этого характерного способа появления. Подход, описанный ниже, можно рассматривать как расширение подходов к себе от первого лица, которые сосредоточены на его минимальном синхронном опыте, представленном Раммом (2017), который включает, например, направление внимания к той точке, с которой человек смотрит на мир. и феноменологически исследуя этот момент. Исследование показывает, что эта точка не имеет визуальных особенностей, а скорее прозрачна, единична и т. Д. В ходе дальнейших экспериментов можно получить опыт минимального синхронного объекта.Основное внимание здесь уделяется диахроническим аспектам «я», которые необходимо изучить, чтобы получить подробное представление о себе.

Можно подозревать, что истинное я может быть постигнуто больше тем, чем оно может стать (causa finalis), а не тем, чем оно стало (causa efficiens). Это имеет дальнейшие последствия для способа его изучения. В качестве аналогии возьмем пример изменения климата. Незначительное меньшинство людей (в основном климатологи) сделали первые указания, исследуя едва различимые и даже неоднозначные симптомы сложных погодных явлений.Чтобы они настаивали на своих требованиях и придерживались своего мнения, им требовалось хорошее чувство доверия при чтении и интерпретации данных и ранних указаний. Более того, им нужно было видение будущего, которое может развернуться, если все будет продолжаться так, как они развивались до сих пор. Это было в высшей степени необычно и анахронично в то время, когда изменение климата все еще выходило за рамки общепринятого стиля мышления.

В некотором смысле проблема, которую мы видим в этом, по общему признанию, надуманном примере, в некоторой степени связана со случаем исследования истинного «я».Для начала нам нужно исследовать тонкие и неуловимые симптомы и представить себе, как это истинное «я» могло бы раскрыться, если бы нам дали шанс проявиться и материализоваться в созвездии потенциалов и ситуационных факторов, которыми наделен человек. Требуется твердость в представлении о потенциальных возможностях этого истинного «я» и чувство доверия, которое оно может трансформировать из потенциала в реальность. В тот момент, когда он проявляется как реальность, которую нужно изучать тем или иным способом, она уже кристаллизовалась в заданную форму, чтобы считаться продуктом, а не процессом в действии .Это было бы указанием на подкомпонент истинного «я», а не на собственно истинное «я».

Метод, который мы описываем ниже, является расширением подходов от первого лица, которые мы разработали в другом месте, и состоит из небольших групп исследователей, изучающих свой опыт посредством серии встреч, заметок, сравнения результатов и многократного уточнения экспериментальных задач, которые выполняются. самими исследователями (Weger, Wagemann, 2015; Hackert et al., 2019). Для более глубокого и точного переживания, связанного с описанием событий и задач, описанных ниже, можно использовать микро-феноменологические интервью (Petitmengin, 2006) или самоанализ.

Мы предлагаем, чтобы метод от первого лица для изучения истинного «я» включал пять шагов:

1. Первым шагом является развитие концептуального понимания различных возможных объяснений того, чем могло бы быть истинное «я». Это включает в себя видение возможных миров и будущих реалий. Можно ли вызвать у человека чувство истинного «я», рассматривая сценарии ближе или дальше от текущей жизни и личности? Сфера истинного «я» — это не обязательно только то, что уже создано, но то, что еще предстоит.Без таких концептуальных указаний мы, вероятно, упустим более тонкие следы истинного «я» как простой фоновый шум.

2. Второй шаг — рассмотреть важные жизненные события (например, решения, моральный выбор, сложные ситуации, болезни, несчастные случаи и т. Д.), Когда у человека возникает чувство, что он либо живет, либо не соответствует своему истинному «я». Есть ли общие признаки управления и неспособности действовать в соответствии с истинным «я»? Что исследование смысла жизни в соответствии с истинным «я» раскрывает о возможной природе собственного истинного «я»?

3.Третий шаг — рассмотреть переживание истинного «я» в настоящий момент. Какие из моих нынешних качеств и идентичностей (пол, работа, цвет волос, национальность, интересы, философские взгляды и т. Д.) Относятся к моему истинному «я»? Используя версию эйдетической вариации (Giorgi, 2009), можно изменить любую или все эти идентичности, чтобы увидеть, что, возможно, можно изменить, прежде чем понимание того, кто он есть, кардинально изменится. Более того, эксперименты, подобные описанным Раммом (2017), могут быть использованы для доступа к основным аспектам синхронного субъекта.Похоже ли чувство этого предмета на чувство истинного «я», развившееся до наших дней? Кроме того, можно использовать различные медитативные техники, чтобы усилить осознание минимального «я», например, отвлекая внимание от осознания конкретных мыслей, чувств, телесных ощущений, чувства «я» и направляя их на осознание осознания. сам. В какой степени истинное «я» связано с минимальным «я» и чистым осознанием и как оно связано с конкретными свойствами фактического / личного «я»? Можно ли понять истинное «я» как интеграцию минимального и личного «я»?

4.Четвертый шаг — наблюдение за случаями в течение нескольких недель, когда человек чувствует себя более или менее единым с самим собой. Чем случаи, когда человек чувствует себя более единым с самим собой, отличаются от тех, в которых он менее похож на самого себя? Как такие моменты соотносятся со значительными жизненными событиями, связанными с истинным «я», которые были исследованы на втором этапе?

5. Пятый шаг — это «доверие» истинному я к становлению — или можно также сказать: отыгрывание его. Это отыгрывание имеет как продуктивную, так и восприимчивую сторону.Развертывание деятельности и знакомство с ней изнутри по своей сути предполагает участие в ее деятельности, а также развитие чувства восприимчивости к внутреннему эхо, которое эта деятельность производит. Этот пятый шаг — возможно, самая необычная форма научного исследования. Это напоминание о том, что любая форма исследования в конечном итоге направлена ​​на понимание и способность действовать (например, в форме воспроизведения эффекта, созданного природой в научном физико-химическом эксперименте).

Каждый шаг также включает в себя проверку своего понимания истинного «я», которое было развито на первом шаге.Приведут ли какие-либо из дальнейших шагов к углублению или изменению первоначального представления об истинном Я? Таким образом, этот метод включает в себя как философские аспекты, так и эксперименты от первого лица, а также данные от первого лица, собранные по памяти. Такой метод можно назвать «всеобъемлющим», поскольку он включает исследование больших траекторий развития, переживаний настоящего момента, а также того, как они соотносятся друг с другом. Он основан на различных методологиях от первого лица, которые кажутся адекватными для исследования истинного «я», как мы представили в предыдущих разделах.Можно отметить, что сам метод не обязательно предполагает какую-либо конкретную концепцию истинного «я». Поэтому частью метода является постоянное размышление о том, что истинное я означает концептуально. Хотя природа истинного Я, которую мы предложили, служила руководством для разработки шагов метода, описанного выше, вполне возможно, что фактические исследования истинного Я от первого лица в соответствии с этим методом, изложенным здесь, приведут к уточнению обоих из них. метод, а также учет истинного «я», от которого мы отстаивали.

Заключение

Основная функция личности — единство. Он соединяет события во времени и пространстве в единый континуум опыта. В той мере, в которой проявляется это единство, проявляется истинное «я». Это может происходить на разных уровнях: (1) основное Я — расширяющее непрерывность субъективного ощущения бытия — связывающее воедино ориентацию в пространстве, времени и ситуации, и (2) повествовательное самосоздающее единство на протяжении всех живых событий. Хотя мы можем сказать, что не может быть нарративного «я» без стержневого «я», верно и обратное: стержневое «я» на самом деле не может существовать — осознавать себя как единство — без объединения различных моментов времени во временной структуре.Следовательно, Захави частично ошибается, заявляя, что:

[…]… чтобы пережить свою жизнь как историю, нужно собственное «я». Чтобы начать рассказ о себе, рассказчик должен уметь различать «я» и «не-я», должен уметь приписывать себе действия и ощущать свободу действия, а также должен иметь возможность ссылаться на себя с помощью местоимение от первого лица. Все это предполагает, что рассказчик обладает перспективой от первого лица (Захави, 2005b, стр. 114).

Хотя это наполовину верно, можно сказать и обратное: нет «я» без минимальной истории, начала, середины и конца, разворачивающихся во времени и объединенных во времени.Однако верно и то, что в истории должно быть скрытое «я» (единство). Если не прошло времени, невозможно решить, действительно ли «я» является самостью, и, следовательно, история / повествование и минимальное феноменологическое «я» являются составными частями. Другими словами, повествование и основная сущность являются составными частями и, следовательно, неразделимы. Хотя последнее может становиться все более конкретным и углубленным, этого не может произойти без стержневого «я». Однако по мере того, как нарративное Я становится более конкретным в своих различных дифференциациях, ядро ​​Я расширяется, не теряя при этом никакой своей сущности: это то, что способно проявляться как все различные конкретные идентичности, не будучи полностью отождествленными ни с одной из них. из них.Это «я», истинное «я», потенциально можно исследовать с помощью методического подхода, изложенного выше.

Взносы авторов

TS написал большую часть рукописи. ИП принял участие в концептуальной разработке рукописи и прокомментировал ее. UW принял участие в концептуальной разработке рукописи, прокомментировал ее и написал ее части.

Финансирование

Это исследование получило финансирование от Software AG Stiftung. Спонсор не участвовал в разработке, сборе, анализе, интерпретации данных, написании этой статьи или решении представить ее для публикации.

Конфликт интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Список литературы

Баумейстер, Р. Ф., и Бушман, Б. Дж. (2013). Социальная психология и природа человека . Cengage Learning: Wadsworth.

Google Scholar

Бойер, П. (2001). Разъяснение религии . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: основные книги.

Google Scholar

De Freitas, J., Sarkissian, H., Newman, G.E., Grossmann, I., De Brigard, F., Luco, A., et al. (2018). Последовательная вера в хорошее истинное «я» у мизантропов и трех взаимозависимых культур. Cogn. Sci. 42 (Приложение 1), 134–160. DOI: 10.1111 / винтики.12505

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

делла Мирандола, Г. П. (1996). Речь о достоинстве человека . Вашингтон, округ Колумбия: Издательство Regenery Publishing.

Google Scholar

Fasching, W. (2016). Отсутствие множественности Я в вопросе о высшем субъекте опыта. J. Сознание. Stud. 23, 140–157.

Google Scholar

Фоко, М. (1997). Этика: субъективность и истина . Нью-Йорк: Новая пресса.

Google Scholar

Ганери, Дж. (2012). Самость: натурализм, сознание и взгляд от первого лица . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Google Scholar

Гигеренцер Г. и Тодд П. М. (1999). Простая эвристика, которая делает нас умными . Оксфорд, Англия: Издательство Оксфордского университета.

PubMed Аннотация | Google Scholar

Георгий А. (2009). Описательный феноменологический метод в психологии. Модифицированный гуссерлианский подход . Питтсбург: издательство Duquensne University Press.

Google Scholar

Hackert, B., Lumma, A. L., Menzel, P., Sparby, T., and Weger, U.(2019). Изучение качественной природы гнева: проблемы и сильные стороны интроспективного метода. Curr. Psychol. DOI: 10.1007 / s12144-019-00221-0

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хегге, Х. (1988). Frihet, индивидуальный и самфайн. En Moralfilosofisk, erkjennelsesteoretisk og sosialfilosofisk studie i menneskelig eksistens . Осло: Институт философии.

Google Scholar

Кант И. (1904). Kritik der reinen Vernunft .Берлин: Георг Реймер.

Google Scholar

Кант И. (1968). Kritik der Praktischen Vernunft . Берлин: Де Грюйтер.

Google Scholar

Макинтайр А. (1981). После добродетели . Нотр-Дам, Индиана: Университет Нотр-Дам Press.

Google Scholar

Метцингер, Т. (2003). Быть никем . Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Google Scholar

Петитменгин, К. (2006). Описание своего субъективного опыта во втором лице: метод интервью для науки о сознании. Phenomenol. Cogn. Sci. 5, 229–269. DOI: 10.1007 / s11097-006-9022-2

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Рамм Б. (2017). Самостоятельный опыт. J. Сознание. Stud. 24, 142–166.

Google Scholar

Рубин, Дж. Б. (1998). Психоанализ нашего времени: исследование слепоты зрения . Нью-Йорк: Издательство Нью-Йоркского университета.

Google Scholar

Райан Р. М. и Ригби С. С. (2015). «Было ли у Будды« я »?: не-я,« я »и внимательность в буддийской мысли и западной психологии» в Справочник по внимательности: теория, исследования и практика .ред. Браун, К. У., Кресвелл, Дж. Д., и Райан, Р. М. (Нью-Йорк: Гилфорд Пресс), 245–265. Доступно по адресу: https://paloaltou.idm.oclc.org/login?url=http://search.ebscohost.com/login.aspx?direct=true&db=psyh&AN=2015-10563-014

Google Scholar

Салемонсен, Х. (2005). Под Kunnskapens Tre . Осло: Видарфорлагет.

Google Scholar

Сартр, Ж.-П. (2014). Записная книжка по этике . Чикаго: Издательство Чикагского университета.

Google Scholar

Шехтман, М.(2011). «Повествовательная личность» в Оксфордский справочник личности . изд. Галлахер, С. (Оксфорд: издательство Оксфордского университета).

Google Scholar

Шинкель А. (2007). Совесть и отказ от военной службы по убеждениям . Амстердан: Публикации Паллас.

Google Scholar

Шлегель Р. Дж., Хикс Дж. А., Арндт Дж. И Кинг Л. А. (2009). Собственное Я: доступность истинной самооценки и смысл жизни. J. Pers. Soc. Psychol. 2, 473–490.DOI: 10.1037 / a0014060

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шлегель Р. Дж., Смит К. М. и Хирш К. А. (2013). «Исследование истинного« я »как источника смысла» в Опыт смысла жизни: классические перспективы, возникающие темы и противоречия . ред. Хикс, Дж. А. и Рутледж, К. (Дордрехт: Springer, Нидерланды).

Google Scholar

Сидериц М., Томпсон Э. и Захави Д. (2010). Самость, а не самость ?: Взгляды аналитических, феноменологических и индийских традиций .Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Google Scholar

Спарби, Т. (2014). «Гегель и основания права» в Современная философия: новый обзор . Vol. 12. изд. Флёйстад, Г. (Дордрехт: Спрингер).

Google Scholar

Спарби, Т. (2016). Рудольф Штайнерс идея свободы. Как видно на панораме диалектики Гегеля. Epoché 21, 173–196. DOI: 10.5840 / epoche201682970

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Стросон, Г.(1997). Самость. J. Сознание. Stud. 4, 405–428.

Google Scholar

Strohminger, N., Knobe, J., and Newman, G. (2017). Истинное «я»: психологическая концепция, отличная от «я». Перспектива. Psychol. Sci. 12, 551–560. DOI: 10.1177 / 17456

  • 689495

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Тейлор, К. (1985). «Что плохого в негативной свободе?» в Философия и гуманитарные науки. Философские статьи 2 .изд. Тейлор, К. (Кембридж, Массачусетс: Издательство Кембриджского университета).

    Google Scholar

    Тейлор, К. (2012). Источники самости. Создание современной идентичности . Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.

    Google Scholar

    Вааге, П. Н. (2008). Jeg: Individets Kulturhistorie . Осло: Шибстед.

    Google Scholar

    Вегер, У., Вагеманн, Дж. (2015). Проблемы и возможности исследования от первого лица в экспериментальной психологии. New Ideas Psychol. 36, 38–49. DOI: 10.1016 / j.newideapsych.2014.09.001

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Винникотт, Д. У. (1965). Процесс созревания и благоприятная среда. Исследования по теории эмоционального развития . Нью-Йорк: International Universities Press, Inc.

    Google Scholar

    Захави, Д. (2005b). Субъективность и самость. Исследование от первого лица . Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

    Google Scholar

    Захави, Д. (2017). «Тонкий, тонкий, самый тонкий: определение минимального я» в Воплощение, исполнение и культура: исследование конституции общего мира . ред. Дёрт К., Фукс Т. и Тьюс К. (Кембридж, Массачусетс: MIT Press).

    Google Scholar

    Целевые мотивы, благополучие и физическое здоровье: счастье и самореализация как психологические ресурсы под угрозой

  • Беньямини, Ю., Idler, E.L., Leventhal, H., & Leventhal, E.A. (2000). Положительные эмоции и функции как факторы, влияющие на самооценку здоровья: расширение нашего взгляда за пределы болезней и инвалидности. Геронтологический журнал: Психологические науки , 55B , 107–116.

    Google ученый

  • Берн, К. (1995). Бег на пустом месте: полное руководство по синдрому хронической усталости (CFIDS) . Аламеда, Калифорния: Hunter House Inc.

    Google ученый

  • Карвер, С. С., и Бэрд, Э. (1998). Возвращение к американской мечте: важно ли то, чего вы хотите, или почему вы этого хотите? Психологические науки , 9 , 289–292.

    Артикул Google ученый

  • Карвер, К. С., и Шайер, М. Ф. (1993). Бдительное и избегающее копирование в двух выборках пациентов. В Х. В. Кроне (Ред.), Внимание и избегание: стратегии совладания с отвращением (стр. 295–320). Сиэтл: Hogrefe & Huber.

    Google ученый

  • Карвер, К. С., Шайер, М. Ф., и Вайнтрауб, Дж. К. (1989). Оценка стратегий выживания: теоретически обоснованный подход. Журнал личности и социальной психологии , 56, 267–283.

    PubMed Статья Google ученый

  • Cimbolic Gunthert, K., Коэн, Л. Х., & Армели, С. (1999). Роль невротизма в повседневном стрессе и преодолении трудностей. Журнал личности и социальной психологии , 77 , 1087–1100.

    Артикул Google ученый

  • Коэн, С., Франк, Э., Дойл, У. Дж., Сконер, Д. П., Рабин, Б. С. и Гвалтни, Дж. М., младший (1998). Виды стрессоров, повышающих восприимчивость к простуде у здоровых взрослых. Психология здоровья , 17 , 214–223.

    PubMed Статья Google ученый

  • Коэн, С., Камарк, Т., и Мермельштейн, Р. (1983). Глобальный показатель воспринимаемого стресса. Журнал здоровья и социального поведения, 24, 385–396.

    PubMed Статья Google ученый

  • Коста, П. Т., и МакКрэй, Р. Р. (1987). Невротизм, соматические жалобы и болезни: кора хуже укуса? Журнал личности, 55, 299–316.

    PubMed Статья Google ученый

  • Коста, П. Т., и МакКрэй, Р. Р. (1989). Приложение к руководству NEO / FFI . Одесса, Флорида: Ресурсы психологической оценки.

    Google ученый

  • Коста, П. Т., и МакКрэй, Р. Р. (1992). Пересмотренное профессиональное руководство по инвентаризации личности NEO (NEO-PI-R) и пятифакторной инвентаризации NEO (NEO-FFI) .Одесса, Флорида: Ресурсы психологической оценки.

    Google ученый

  • Дэй, А. Л. и Ливингстон, Х. А. (2001). Хронические и острые стрессоры среди военнослужащих: смягчают ли стили преодоления их негативное влияние на здоровье? Журнал профессиональной психологии здоровья , 6 , 348–360.

    PubMed Статья Google ученый

  • Deci, E.Л. и Райан Р. М. (1985). Внутренняя мотивация и самоопределение в поведении человека . Нью-Йорк: Пленум.

    Google ученый

  • Деци Э. Л. и Райан Р. М. (2000). «Что» и «почему» достижения цели: потребности человека и самоопределение поведения. Психологический опрос , 11 , 227–268.

    Артикул Google ученый

  • Динер, Э., И Лукас Р. Э. (1999). Личность и субъективное благополучие. В Д. Канеман, Э. Динер и Н. Шварц (ред.), Благополучие: основы гедонической психологии (стр. 213–229). Нью-Йорк: Рассел-Сейдж.

    Google ученый

  • Дуа, Дж. К. (1994). Сравнительная прогностическая ценность атрибутивного стиля, негативного аффекта и позитивного аффекта в прогнозировании физического и психологического здоровья по самооценке. Журнал психосоматических исследований , 38 , 669–680.

    PubMed Статья Google ученый

  • Гослинг, С. Д., Рентфроу, П. Дж., И Суонн, В. Б., младший (2003). Очень краткая характеристика личностных сфер Большой пятерки. Журнал исследований личности , 37 , 504–528.

    Артикул Google ученый

  • Харниш, Дж. Д., Аселтин, Р. Х., & Гор, С. (2000). Разрешение стрессовых переживаний как индикатор эффективности совладания с молодыми людьми: анализ истории событий. Журнал здоровья и социального поведения , 41 , 121–136.

    Артикул Google ученый

  • Idler, E. L., & Benyamini, Y. (1997). Самостоятельная оценка здоровья и смертности: обзор двадцати семи исследований сообщества. Журнал здоровья и социального поведения , 38 , 21–37.

    PubMed Статья Google ученый

  • Йореског, К.Г. и Сёрбом Д. (1993). LISREL 8: Справочное руководство пользователя . Чикаго: Международное научное программное обеспечение.

  • Канеман Д., Динер Э. и Шварц Н. (1999). Благополучие: основы гедонической психологии . Нью-Йорк: Фонд Рассела Сейджа.

    Google ученый

  • Кассер Т. и Райан Р. М. (1993). Темная сторона американской мечты: корреляты финансового успеха как центрального жизненного стремления. Журнал личности и социальной психологии , 65 , 410–422.

    PubMed Статья Google ученый

  • Кассер Т. и Райан Р. М. (1996). Дальнейшее изучение американской мечты: дифференциальные корреляты внутренних и внешних целей. Бюллетень личности и социальной психологии , 22 , 280–287.

    Артикул Google ученый

  • Киз, К.Л. М., Шмоткин Д. и Рифф К. Д. (2002). Оптимизация благополучия: эмпирическая встреча двух традиций. Журнал личности и социальной психологии , 82 , 1007–1022.

    PubMed Статья Google ученый

  • Клайн Р. Б. (1998). Принципы и практика моделирования структурными уравнениями . Нью-Йорк: Гилфорд Пресс.

    Google ученый

  • Knäuper, B., Рабиу, М., Коэн, О., и Патрисиу, Н. (2004). Компенсирующие убеждения в отношении здоровья: теория и измерения. Психология и здоровье , 19 , 607–624.

    Артикул Google ученый

  • Кестнер, Р., Лекес, Н., Пауэрс, Т. А., и Чикоин, Э. (2002). Достижение личных целей: согласие с самим собой плюс стремление к реализации равняется успеху. Журнал личности и социальной психологии , 83 , 231–244.

    PubMed Статья Google ученый

  • Краузе Н. и Джей Г. (1994). Что измеряют предметы глобального здравоохранения? Медицинское обслуживание , 9 , 930–942.

    Артикул Google ученый

  • Ларсен, Дж. Т., Макгроу, А. П., Меллерс, Б. А., и Качиоппо, Дж. Т. (2004). Смешанные эмоциональные реакции на неутешительные победы и уменьшение потерь. Психологические науки , 15 , 325–330.

    PubMed Статья Google ученый

  • Lazarus, R. S., & Folkman, S. (1984). Стресс, оценка и преодоление . Нью-Йорк: Спрингер.

    Google ученый

  • Линдфорс П. и Лундберг У. (2002). Является ли низкий уровень кортизола показателем хорошего здоровья? Стресс и здоровье , 18 , 153–160.

    Артикул Google ученый

  • Литтл, Б.Р. (1993). Личные проекты и распределенное Я: аспекты конативной психологии. В J. Suls (Ed.), Психологические взгляды на себя, (том 4, стр. 157–181). Хиллсдейл, Нью-Джерси: Эрлбаум.

  • Никс, Дж., Райан, Р. М., Мэнли, Дж. Б., & Деси, Э. Л. (1999). Оживление через саморегуляцию: влияние автономной и контролируемой мотивации на счастье и жизнеспособность. Журнал экспериментальной социальной психологии , 35 , 266–284.

    Артикул Google ученый

  • O’Connor, B.P., & Vallerand, R.J. (1994). Мотивация, самоопределение и окружающая среда являются предикторами психологической адаптации обитателей домов престарелых. Психология и старение , 9 , 189–194.

    PubMed Статья Google ученый

  • Петтит, Дж. У., Клайн, Дж. П., Генкоз, Т., Генкоз, Ф., И Джойнер Т. Э. младший (2001). Счастливы ли люди здоровее? Особая роль положительного аффекта в прогнозировании симптомов здоровья, о которых сообщают сами. Журнал исследований личности , 35 , 521–536.

    Артикул Google ученый

  • Ratelle, C.F., Vallerand, R.J., Chantal, Y., & Provencher, P.J. (2004). Когнитивная адаптация и психическое здоровье: мотивационный анализ. Европейский журнал социальной психологии , 34 , 459–476.

    Артикул Google ученый

  • Ройсамб, Э., Тамбс, К., Райхборн-Кьеннеруд, Т., Нил, М.С., и Харрис, Дж. Р. (2003). Счастье и здоровье: экологический и генетический вклад в взаимосвязь между субъективным благополучием, воспринимаемым здоровьем и соматическим заболеванием. Журнал личности и социальной психологии , 85 , 1136–1146.

    PubMed Статья Google ученый

  • Райан Р.М., и Коннелл, Дж. П. (1989). Воспринимаемый локус причинности и интернализации: изучение причин действия в двух областях. Журнал личности и социальной психологии , 57 , 749–761.

    PubMed Статья Google ученый

  • Райан Р. М. и Деси Э. Л. (2000). Теория самоопределения и содействие внутренней мотивации, социальному развитию и благополучию. Американский психолог , 55 , 68–78.

    PubMed Статья Google ученый

  • Райан, Р. М., и Деци, Э. Л. (2001). О счастье и человеческом потенциале: обзор исследований гедонистического и эвдемонического благополучия. Ежегодный обзор психологии, 52, 141–166.

    PubMed Статья Google ученый

  • Райан, Р. М., Хута, В., и Деци, Э. Л. (в печати). Жить хорошо: перспектива теории самоопределения на эвдемонии. Журнал счастья .

  • Рифф, К. Д. (1989). Счастье — это все, или нет? Исследования о значении психологического благополучия. Журнал личности и социальной психологии , 57 , 1069–1081.

    Артикул Google ученый

  • Рифф, К. Д. и Киз, К. Л. М. (1995). Пересмотр структуры психологического благополучия. Журнал личности и социальной психологии , 69 , 719–727.

    PubMed Статья Google ученый

  • Рифф, К. Д., и Сингер, Б. (1998). Контуры позитивного здоровья человека. Психологический опрос , 9 , 1–28.

    Артикул Google ученый

  • Рифф, К. Д., Сингер, Б., и Лав, Г. Д. (2004). Положительное здоровье: связь благополучия с биологией. Философские труды Лондонского королевского общества , 359 , 1383–1394.

    PubMed Статья Google ученый

  • Шмук П., Кассер Т. и Райан Р. М. (2000). Связь благополучия с внутренними и внешними целями в Германии и США Social Indicators Research , 50 , 225–241.

    Артикул Google ученый

  • Селигман, М., и Чиксентмихайи, М. (2000). Позитивная психология: Введение. Американский психолог , 55 , 5–14.

    PubMed Статья Google ученый

  • Шарма С. (1996). Прикладные многомерные методы . Нью-Йорк: Вили.

    Google ученый

  • Шелдон К. М. и Эллиот А. Дж. (1999). Стремление к цели, удовлетворение потребностей и долгосрочное благополучие: модель самосогласования. Журнал личности и социальной психологии , 76 , 482–497.

    PubMed Статья Google ученый

  • Шелдон К. М. и Кассер Т. (1998). Достижение личных целей: навыки позволяют прогрессировать, но не всякий прогресс полезен. Бюллетень личности и социальной психологии , 24 , 1319–1331.

    Артикул Google ученый

  • Шелдон, К. М., Кассер, Т., Смит, К., & Шари, Т. (2002).Личные цели и психологический рост: тестирование вмешательства для улучшения достижения цели и интеграции личности. Журнал личности , 70 , 5–31.

    PubMed Статья Google ученый

  • Шелдон, К. М., Райан, Р. М., Деци, Э. Л., и Кассер, Т. (2004). Независимое влияние содержания цели и мотивов на благополучие: это то, что вы преследуете и , почему вы преследуете это. Бюллетень личности и социальной психологии , 30 , 475–486.

    PubMed Статья Google ученый

  • Степто А., Уордл Дж. И Мармот М. (2005). Положительно влияют и на связанные со здоровьем нейроэндокринные, сердечно-сосудистые и воспалительные процессы. Proceedings of the National Academy of Sciences USA , 102 , 6508–6512.

    Артикул Google ученый

  • Стоун, А. А., Бовбьерг, Д. Х., Нил, Дж.М., Наполи, А., Вальдимарсдоттир, Х., Кокс, Д. и др. (1992). Развитие симптомов простуды после экспериментальной риновирусной инфекции связано с предшествующими стрессовыми жизненными событиями. Поведенческая медицина , 18 , 115–120.

    PubMed Статья Google ученый

    ,
  • ,
  • ,

    , Табачник, Б.Г., и Фиделл, Л.С. (2001). Использование многомерной статистики , 4-е изд. Бостон: Аллин и Бэкон.

    Google ученый

  • Тейлор, С.Э. (1998). Стратегии выживания. В Д. Джон и Т. Кэтрин (ред.), MacArthur: Исследовательская сеть по социально-экономическому статусу и здоровью . Получено 6 декабря 2004 г. с http://www.macses.ucsf.edu/Research/Psychosocial/notebook/coping.html.

  • Валлеран Р. Дж. (1997). К иерархической модели внутренней и внешней мотивации. В М. П. Занна (ред.), Достижения экспериментальной социальной психологии (стр. 271–360). Нью-Йорк: Academic Press.

    Google ученый

  • Ванстенкисте, М., Саймонс, Дж., Ленс, У., Шелдон, К. М., и Деци, Э. Л. (2004). Мотивация к обучению, результативности и настойчивости: синергетические эффекты внутреннего содержания цели и контекстов, поддерживающих автономию. Журнал личности и социальной психологии , 87 , 246–260.

    PubMed Статья Google ученый

  • Уотерман, А. С. (1993). Две концепции счастья: контраст личной выразительности (эвдемония) и гедонистическое наслаждение. Журнал личности и социальной психологии , 64 , 678–691.

    Артикул Google ученый

  • Уотсон Д., Кларк Л. А. и Кэри Г. (1988). Положительная и отрицательная аффективность и их связь с тревожными и депрессивными расстройствами. Журнал аномальной психологии , 97 , 346–353.

    PubMed Статья Google ученый

  • Уотсон, Д., Кларк, Л. А., и Теллеген, А. (1988). Разработка и проверка кратких показателей положительного и отрицательного воздействия: шкалы PANAS. Журнал личности и социальной психологии , 54 , 1063–1070.

    PubMed Статья Google ученый

  • Смысл жизни между собой и нормативным процессом самореализации

    Самоисследование становится отправной точкой для вопроса о человеке в современных антропологических подходах.Соответственно, человеческая жизнь больше не рассматривается как теоретический объект философского исследования, а как конкретное перформативное исполнение жизни индивида. Следуя этой экзистенциальной парадигме, эта статья показывает на основе «аналитики Dasein» Хайдеггера и «герменевтики самости» Ангерна, что смысл жизни можно отождествить с процессом самореализации в гораздо большей степени, чем с любым возможным значимым достижения, обязательства или качества. Фактически, понимая человеческое существо как самоинтерпретирующее существо, Хайдеггер постигает человеческую жизнь на основе анализа «понимания», «ничтожности» и «потенциальности к бытию» как собственного рефлексивного процесса самоотнесения.Ангехрн раскрывает этот процесс как бесконечный процесс самопонимания, в ходе которого формируется самость, и определяет его как процесс, характеризующий человека. В этом смысле человек «обречен на смысл». В понимании человека как такого процесса выражается одна фундаментальная черта: его конститутивная непостижимость. Для задачи становления «я» исходит из «я», которым должно стать. Это означает, что «я» постоянно находится в процессе самосуществования и существует только как этот процесс и остается непостижимым для человека в его полноте.В этом бесконечном процессе самореализации, в этой задаче становления самим собой заключается смысл жизни. И здесь возникает его нормативно-рефлексивный характер. Ибо «должно» стать самим собой берет свое начало в самом себе, которым должно стать.

    Ссылки

    Angehrn, E. (1999). Selbstverständigung und Identität: zur Hermeneutik des Selbst. In B. Liebsch (Ed.), Hermeneutik des Selbst im Zeichen des Anderen: zur Philosophie Paul Ricoeurs (стр. 46-69). Фрайбург-им-Брайсгау: Карл Альбер.Искать в Google Scholar

    Angehrn, E. (2009). Selbstsein und Selbstverständigung: zur Hermeneutik des Selbst. В Э. Ангехрне (ред.), Die Vermessung der Seele: Konzepte des Selbst in Philosophie und Psychoanalyse (стр. 163-183). Weilerswist: Velbrück. Ищите в Google Scholar

    Angehrn, E. (2011). Die Fragwürdigkeit des Menschen: zwischen Anthropologie und Hermeneutik. В I. U. Dalferth & A. Hunziker (Eds.), Seinkönnen. Der Mensch zwischen Möglichkeit und Wirklichkeit (стр.3-18). Тюбинген: Мор Зибек. Искать в Google Scholar

    Angehrn, E. (2014). Zum Sinn verurteilt. Hermeneutische Spuren der Phänomenologie. Studia Philosophica 73, 201-219. Ищите в Google Scholar

    Gamm, G. (2004). Der unbestimmte Mensch. Zur medialen Konstruktion von Subjektivität Berlin: Philo. Искать в Google Scholar

    Gehlen, A. (1940/2016). Der Mensch. Seine Natur und seine Stellung in der Welt Berlin: Junker und Dünnhaupt.Искать в Google Scholar

    Grondin, J. (2013). Герменеутик. Das Gespräch mit Dilthey in der Vorlesung ‘Hermeneutik der Faktizität’ und in nachfolgenden Schriften. В D. Thomä (Ed.), Heidegger-Handbuch. Leben — Werk — Wirkung (стр. 45-58). Штутгарт: Дж. Б. Метцлер. Ищите в Google Scholar

    Heidegger, M. (1927/2001). Бытие и время (Дж. Маккуори и Э. Робинсон, пер.). Оксфорд, Великобритания и Кембридж, США: Блэквелл. Искать в Google Scholar

    Lafont, C.(2005). Герменевтика. В H. L. Dreyfus & M.A. Wrathall (Eds.), A companion to Heidegger (pp. 265-284). Молден, Оксфорд, Великобритания: Блэквелл. Искать в Google Scholar

    Plato (1979). Апология Сократа. В T. G. West & G. Starry West (Ed. And Trans.), Платон и Аристофан. Четыре текста о Сократе Платон «Евтифрон», «Апология» и «Критон и облака Аристофана» (стр. 16–23). Итака и Лондон: издательство Корнельского университета. Искать в Google Scholar

    Plessner, H.(1931/2018). Политическая антропология (Н. Ф. Шотт, Пер.). Эванстон, Иллинойс: Северо-Западный. Искать в Google Scholar

    Schürmann, V. (1997). Unergründlichkeit und Kritik-Begriff. Политическая антропология Plessners как Ansage an die Schulphilosophie. Deutsche Zeitschrift für Philosophie 45 (3), 345-361. Искать в Google Scholar

    Schürmann, V. (2014). Die Unergründlichkeit des Lebens: Lebens-Politik zwischen Biomacht und Kulturkritik Bielefeld: Transcript Verlag.Ищите в Google Scholar

    Taylor, C. (1985). Самоинтерпретирующие животные. Человеческая деятельность и язык. Философские статьи , т. 1. (стр. 45-76). Кембридж: Издательство Кембриджского университета. Искать в Google Scholar

    Опубликовано в Интернете: 2019-10-08

    Опубликовано в печати: 2019-10-25

    © 2019 Институт исследований в области социальных коммуникаций Словацкой академии наук

    Полное руководство по Самоактуализация (на основе выводов Маслоу)

    Что значит быть самоактуализирующейся личностью? Есть ли характеристики самоактуализации ? Вы самореализующийся человек?

    Чтобы ответить на эти вопросы, нам нужно провести краткую экскурсию по работе психолога Абрахама Маслоу.

    Что сделало Маслоу другим

    В эпоху Маслоу психология была сосредоточена на психических заболеваниях.

    Невроз и психоз были центральными темами, которые психологи стремились понять и потенциально излечить психические расстройства.

    Но Маслоу использовал другой подход. Вместо изучения психического заболевания он задал другой вопрос:

    «Как выглядит позитивное психическое здоровье?»

    Резюме его исследования этого вопроса на протяжении всей его жизни привело к оригинальной идее, которая все еще популярна более 60 лет спустя: самоактуализация .

    Маслоу не строил пирамиду

    Маслоу стал известен тем, что определил основные человеческие потребности, общие для всех людей:

    • Физиологические потребности (воздух, вода, еда, гомеостаз, секс)
    • Потребности в безопасности (кров, одежда, распорядок, привычки)
    • Принадлежность и потребности в любви (привязанность; связь с семьей, друзьями и коллегами)
    • Потребности в уважении: (самоуважение и уважение со стороны других, высокая оценка себя, достижений, репутации / престижа)
    • Потребности в самоактуализации: (саморазвитие, реализация врожденного потенциала)

    Большинство людей связывают работу Маслоу с иерархией человеческих потребностей.

    Пирамида или треугольник — это часто то, как мы видим эту иерархию:

    Но знаете ли вы, что Маслоу никогда не складывал эти потребности в пирамиду?

    Мне кажется, я прочитал все опубликованные работы Маслоу и припоминаю, что он использовал слово «иерархия» только один раз! (В его статье «Теория мотивации человека».)

    Маслоу просто сказал, что, в общем, эти потребности являются доминантными , что означает, что потребности более низкого уровня должны быть удовлетворены, прежде чем потребности более высокого уровня могут оказаться в центре внимания.

    Очень логично, правда? Вы не будете слишком зациклены на том, что люди думают о вас (потребности в уважении), если вы голодаете или испытываете жажду (физиологические потребности). Ваша гордость рано или поздно рушится, когда что-то угрожает вашему выживанию.

    Эта идея породила «иерархию человеческих потребностей», изображенную в треугольнике. Треугольник символизирует иерархию высших порядков и подъем или восхождение на вершину лестницы. Но реальность такова, что у нас есть , все из этих потребностей в большинстве случаев .

    Потребности роста по сравнению с основными потребностями

    Маслоу провел грань между людьми, мотивированными потребностями роста , и людьми, движимыми базовыми потребностями . Все потребности ниже самоактуализации являются базовыми потребностями. Маслоу также назвал их дефицитными потребностями .

    Когда эти потребности не удовлетворяются, мы чувствуем, что в нашей жизни чего-то не хватает, что заставляет нас испытывать напряжение и проявлять невротическое поведение.

    Например, без крыши над головой наша потребность в безопасности находится под угрозой.Пока мы не удовлетворим наши основные потребности, наше внимание будет преобладать над их удовлетворением.

    Но, получив удовлетворение, мы можем все больше и больше обращать внимание на потребности роста . В то время как основные потребности являются внешними, потребности роста составляют внутренних .

    С потребностями роста нас больше не мотивирует то, что думают другие люди — семья, друзья, коллеги или кто-либо еще. Вместо этого нами движет что-то более глубокое внутри нас.

    Определение самоактуализации

    Маслоу назвал этих стремящихся к росту людей самоактуализирующимися людьми.Он определил самоактуализацию как:

    • Текущая реализация потенциала, способностей и талантов,
    • Выполнение миссии (или призвания, судьбы, предназначения или призвания),
    • Более полное знание и принятие внутренней природы человека, и
    • Непрекращающаяся тенденция к единству, интеграции или синергии внутри человека.

    Думайте о самоактуализации как о потребности стать тем, кем у вас есть потенциал .

    Определения Маслоу для самоактуализации

    Человек осознает этот потенциал для собственного удовлетворения, а не для какой-либо внешней выгоды или беспокойства о том, что другие подумают или скажут (требуется внешнее уважение).

    Мы находим самореализующихся людей практически во всех сферах интересов, включая профессионалов бизнеса, художников, музыкантов, философов, художников, врачей, психологов, спортсменов и мастеров боевых искусств.

    Нужно ли нам удовлетворять все наши основные потребности, прежде чем мы сможем заниматься самоактуализацией?

    К счастью, нет.Но чем меньше вы чувствуете напряжения из-за своих основных потребностей, тем больше времени и энергии вы можете посвятить реализации своего потенциала.

    13 Характеристики самоактуализации

    Как узнать, что вы на пути к самореализации?

    В Мотивация и личность (1954) Маслоу включил статью под названием «Самоактуализирующиеся люди: исследование психологического здоровья.

    В этом содержательном отчете Маслоу выделяет 13 характеристик самореализующихся людей:

    1) Превосходное восприятие реальности

    Самореализующиеся люди обладают необычной способностью точно судить других и обнаруживать нечестность в своей личности.Превосходное восприятие дает возможность определять, что хорошо для человека, и принимать эффективные решения.

    2) Повышенное принятие себя, других и природы

    Маслоу обнаружил, что у этих психически здоровых людей было меньше навязчивой вины, ужасающего стыда и сильной тревоги. Самореализующиеся люди могут принять свою природу, в том числе свои недостатки и противоречия, не испытывая при этом настоящего беспокойства.

    3) Повышенная спонтанность

    Они более спонтанны в своем поведении, а также в своей жизни, мыслях и импульсах.Их поведение отличает естественность и простота.

    4) Повышение централизации проблем

    Они больше сосредоточены на проблемах вне себя, чем на личных (эгоцентричных). У них часто есть жизненные миссии и задачи, выполнение которых требует от них много энергии.

    5) Повышенная отстраненность и стремление к уединению

    Им комфортно быть в одиночестве без невротической потребности всегда быть рядом с людьми. Они положительно любят уединение и уединение в большей степени, чем средний человек.

    6) Повышенная автономность и устойчивость к инкультурации

    Они относительно независимы от своего социального окружения. Мотивированные стремлением к внутреннему росту, они больше сосредоточены на развитии своих возможностей. Напротив, средний человек зависит от социальных или культурных сил и мотивируется ими.

    7) Большая свежесть признательности и насыщенность эмоциональной реакции

    Они могут свежо и невинно ценить неотъемлемые элементы жизни с трепетом, удивлением и удовольствием еще долго после того, как эти вещи станут устаревшими для других.Например, они могут долго смотреть на дерево или закат, не скучая и не ища дополнительной стимуляции.

    8) Более высокая частота пиковых ощущений

    В своей книге «Религия, ценности и высший опыт» Маслоу назвал это «мистическим переживанием или океаническим чувством». Он обнаружил, что эти мистические переживания являются более интенсивными формами переживаний, когда происходит потеря себя или его преодоление. По словам Маслоу, каждый имеет доступ к пиковым переживаниям, но у самореализующихся людей они случаются чаще.

    9) Повышенная идентификация с человеческим видом

    Более поздние исследования в области психологии развития подтверждают наблюдения Маслоу.

    Люди развиваются от идентификации исключительно с самим собой (эгоцентрический) к идентификации с группой, будь то семейная, религиозная или политическая (социоцентрическая), к идентификации со всем человечеством (мироцентрическая).

    10) Улучшение межличностных отношений

    Способные к большей любви и большему стиранию границ эго, у них более глубокие отношения, чем у других взрослых.Но они могут формировать более глубокие связи только с несколькими избранными людьми, поддерживая относительно небольшой круг друзей.

    11) Более демократичная структура характера

    Они дружат с любым подходящим персонажем, независимо от класса, образования, политических убеждений, расы или цвета кожи. Отождествляясь более близко с человеческим видом, они в меньшей степени определяются (и часто не осознают) какой-либо из этих классификаций.

    12) Повышенная креативность

    Универсальной характеристикой всех самореализующихся людей, которых изучал Маслоу, было увеличение творческого самовыражения.Это творчество не является творчеством «особого таланта», для развития которого требуются годы постоянной практики, а скорее более невинным, игривым и спонтанным творческим выражением, присущим маленьким детям.

    13) Определенные изменения в системе ценностей

    С их философским принятием природы самих себя, человеческой природы и физической реальности они устанавливают прочную структуру ценностей.

    С пониманием и принятием человеческой природы многие из наших так называемых «проблем» рассматриваются как беспочвенные и исчезают.

    Маслоу приложил все усилия, чтобы выделить характеристики, которые он наблюдал у своих самоактуализирующихся субъектов, но он быстро указал, насколько взаимосвязаны эти качества.

    Вы самоактуализируетесь?

    Рассматривая эти характеристики самоактуализации, можете ли вы оценить прогресс в своем развитии?

    Например:

    • Вы более непосредственны, чем десять лет назад?
    • Теперь вы более автономны? Вам удобнее быть одному?
    • У вас более демократичный характер?
    • Вы улучшили свою способность формировать более глубокие связи?
    • Вы живете более творческой жизнью?

    Маслоу обнаружил, что самоактуализация происходит спонтанно, когда мы удовлетворяем наши основные потребности.

    Когда вы чувствуете себя небезопасным (потребность в безопасности), нелюбимым (потребность в принадлежности) или недостойным (потребность в уважении), ваша мотивация сосредоточена на удовлетворении этих потребностей.

    Когда вы находитесь вне центра, ваше стремление удовлетворять основные потребности берет верх.

    Однако, когда вы обращаетесь к своему центру в состоянии мастерства, больше нет чувства незавершенности. Вместо этого вы можете просто быть .

    Как добиться самоактуализации (5 шагов)

    Самореализация — ключевая тема многих моих руководств по личному развитию на этом сайте.

    Путь к самореализации может начаться в юном возрасте с любопытства и исследовательского духа.

    Но для большинства из нас (включая меня) это любопытство не культивировалось в юности; фактически, кто-то неосознанно раздавил его.

    Для многих взрослых самоактуализация происходит из чувства неудовлетворенности тем, как они живут или кем становятся.

    Возникает внутреннее осознание того, что мы способны на большее. (Возможно, именно так вы попали в это руководство?)

    Как только вы разожжете внутри себя огонь самоактуализации, ваше приключение начнется.Часто это начинается с большого чтения и в конечном итоге переходит в практику.

    Вы начинаете понимать, что существует бесконечное количество способов развить свои дары и интеллект.

    Вы можете сразу погрузиться в определенные упражнения или сначала скользить по поверхности в большом количестве прудов. Все разные.

    Вот пять шагов, которые вы можете предпринять прямо сейчас, чтобы ускорить самоактуализацию:

    Шаг 1. Узнайте свои сильные стороны.

    Знание своих сильных сторон поможет вам сэкономить время и сосредоточиться на том, что для вас естественно.

    Как сказал Джозеф Кэмпбелл: «Следуй за своим блаженством». Делайте то, что любите и что вам интересно.

    Найдите сильные стороны своей подписи>

    Шаг 2: Узнайте, как оставаться в своем центре.

    Это основополагающий навык для обучения чему-либо. Хотел бы я обнаружить это десять лет назад.

    Узнайте, как найти свой центр>

    (См. Также «Метод мастерства».)

    Шаг 3. Создайте личное видение человека, которым вы становитесь.

    Ясность, которую это приносит, неоспорима.

    Уточните свое личное видение>

    Шаг 4: Составьте базовый план личного развития.

    Четкий план поможет вам избавиться от отвлекающих факторов и сосредоточиться на самом важном для вас.

    Создайте свой личный план развития>

    Шаг 5: Идите своим путем к самообладанию.

    Важно понимать, что все мы боимся роста и сопротивляемся ему.

    Умение преодолевать сопротивление очень важно, если вы хотите реализовать свой потенциал.

    Научитесь управлять внутренним сопротивлением>

    Последние мысли о самореализации

    Самоактуализация, объясняет Маслоу, является признаком позитивного психического здоровья. Самореализация не для немногих одаренных. Это первородства каждого.

    Многие из нас сопротивляются самоактуализации из-за страха. Маслоу назвал это «прерванной самоактуализацией».

    Мы делаем это сами того не подозревая. Например, когда мы тратим большую часть ваших трудоемких медиа, мы сошли с нашего пути.

    Хорошая новость в том, что как только мы это осознаем, мы сможем начать все сначала, прямо здесь и сейчас.

    Следуйте за тем, что вы любите — за тем, что зажигает ваш огонь и пробуждает ваше любопытство, — и посмотрите, куда это вас приведет.

    Это потрясающее приключение открытий и роста.

    Далее: Практический всесторонний взгляд на иерархию потребностей Маслоу


    Пробуди свой разум с помощью цифрового приложения?

    Хорошо, то, что я собираюсь с вами сейчас поделиться, может звучать как научная фантастика.

    Эрик Томпсон — основатель науки о тонкой энергии. (Он также был соучредителем и главным технологическим офисом iAwake Technologies и создателем вышеупомянутой программы глубокой медитации.)

    Используя технологию квантового резонанса, Эрик разработал метод кодирования цифровых изображений и звуковых файлов с определенными энергетическими сигнатурами.

    В результате получилось то, что он назвал цифровыми мандалами или квантовыми энергетическими приложениями, которые объединяют прекрасное цифровое искусство со слоями различных звуковых технологий, связанных с энергией.

    Если вы открыты для изучения новых технологий для поддержки своего саморазвития, ознакомьтесь с Awaken the Mind .

    Эта цифровая медиапрограмма транслирует усиленную энергетическую подпись того, что называется «Пробуди разум».

    Образец мозговых волн, представленный в «Пробуди разум», — это редкий образец мозговых волн, впервые обнаруженный британским исследователем К. Максвеллом Кейдом.

    Кейд обнаружил, что этот паттерн представляет собой интеграцию медитативных состояний сознания с нормальным бодрствующим состоянием в едином состоянии ума.

    У меня всегда есть хотя бы одна из мандал Эрика, работающая на моем компьютере и других устройствах (обычно более одной).

    Так вот, если у вас нет чувствительности к энергии, вы можете сначала ничего не почувствовать. В таком случае Эрик предлагает различные способы усиления и оптимизации эффектов.

    Используйте код CEOSAGE30 для 30% скидки на Awaken the Mind . Подробности здесь.

    (отказ от ответственности: партнерская ссылка выше)


    Рекомендуемое чтение при самоактуализации

    Мастерство: ключи к успеху и долгосрочному исполнению
    Джордж Леонард

    Мягкая обложка | Разжечь

    Леонард — один из пионеров в области персонального коучинга и «движения за человеческий потенциал» (он ввел термин).Имея черный пояс третьей степени по айкидо, Леонард руководил школой айкидо и был президентом института Эсален. Эсален был рассадником новых идей в области человеческого потенциала в 70-х и 80-х годах.

    Вместе с основателем Esalen Майклом Мерфи он также написал «Жизнь, которую мы даны», еще одну замечательную книгу, в которой излагается комплексная программа личного развития.

    В Mastery Леонард демонстрирует свои знания и опыт как человек, идущий по пути к самообладанию и самоактуализации.Хотел бы я прочитать эту книгу в 20 лет. На мое руководство по самообучению сильно повлияла эта небольшая, но мощная книга.

    Самые дальние уголки человеческой природы
    Авраам Маслоу

    Мягкая обложка

    Маслоу, пожалуй, мой любимый психолог и один из самых влиятельных мыслителей прошлого века. Сильные стороны Маслоу заключались не в его работах, а в его наблюдениях за человечеством.

    Хотя он наиболее известен иерархией человеческих потребностей, его идеи выходят далеко за рамки этого.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.