Когнитивная психология структура личности – Структура личности в когнитивной психологии

Личность в когнитивной психологии

Общее представление о когнитивной теории личности

Основоположником когнитивного подхода к развитию личности является американский психолог Джон Келли. Согласно его теории, основным источником развития человеческой личности является окружающая его среда и социальное окружение.

Особенность именного когнитивного подхода заключается в том, что особое внимание уделяется влиянию интеллектуальных процессов на особенности поведения человека. В данной теории человек представляется в роли ученого, который проверяет возникающие у него гипотезы относительно природы вещей и делает в соответствии с этим прогноз на развитие событий в будущем.

Любое событие, которое происходит с человеком может быть интерпретировано неоднократно и выводы соответственно могут изменяться в зависимости о ситуации, в которой человек находится в данный конкретный момент.

Замечание 1

Главным понятием когнитивной теории личности является понятие конструкта, которое включает в себя имеющиеся особенности всех известных познавательных процессов. Именно благодаря сформированным конструктам человек приобретает возможность не только познавать мир, но и выстраивать межличностные отношения с другими людьми. Конструкт является своеобразным классификатором — шаблоном восприятия человеком других людей и самого себя.

Основные положения когнитивной теории личности по Дж. Келли

Именно Келли в своих исследованиях дал описание основным механизмам функционирования личностных конструктов. Им же был сформулирован основной постулат данной теории и следствия, которые наступают согласно этому постулату

Постулат утверждает, что личностные процессы психологически канализированы таким образом, чтобы обеспечить человеку максимальное предсказание событий. Все остальные возникающие следствия лишь уточняют этот основной постулат.

Человек может отличаться от другого не только количеством сформированных конструктов, но и их месторасположением. Существуют конструкты суперординатные, актуализирующиеся в сознании человека за короткий промежуток времени, и субординатные – более медленные.

Замечание 2

Система конструктов в личности человека не является статичной и находится в процессе постоянного изменения в связи с влиянием опыта, получаемого человеком в процессе роста и развития. Таким образом можно сказать, что личность человека формируется и развивается на протяжении всей жизни.

Ученый предполагал, что человеческая личность обладает ограниченной свободой воли и жизнедеятельности. Та система конструктов, которая сформировалась у той или иной личности содержит в себе определенные ограничения. Однако Келли не считал, что вся жизнь человека является полностью детерминированной. В любой ситуации человек способен сконструировать альтернативные предсказания.

Таким образом можно говорить о том, что внешний мир человека не является добрым или злым, он именно такой, каким человек конструирует его у себя в сознании.

В конечном итоге, по мнению когнитивистов, судьба человека находится в его руках.

Структура личности согласно когнитивной теории личности

Как уже говорилось выше конструкт является основным концептуальным элементом личности. Для каждого человека характерна своя индивидуальная система личностных конструктов, которая разделяется на два связанных друг с другом блока:

  • Блок «ядерных» конструктов, который имеет в своем составе около 50 основных конструктов, находящихся на вершине системы и в основном фокусе оперативного сознания человека. Конструктами, входящими в данный блок, человек пользуется чаще всего в процессе взаимодействия с окружающими людьми.
  • Второй блок — блок периферических конструктов, в который входят все остальные конструкты. Их количество является строго индивидуальным и может доходить до нескольких тысяч.

Целостные свойства личности выступают как результат совместного функционирования обоих блоков, всех конструктов.

Типы личности в когнитивной психологии

В когнитивной психологии выделяется два типа целостной личности человека:

  1. когнитивно сложная личность, для которой характерно большое количество сформированных конструктов;
  2. когнитивно простая личность, с небольшим набором конструктов.

Главными отличиями когнитивно сложной личности от когнитивно простой являются:

  1. когнитивно сложная личность характеризуется лучшим психическим здоровьем;
  2. для когнитивно сложной личности характерно более эффективное поведение в период стресса и борьбы с ним;
  3. она имеет более высокий уровень самооценки;
  4. процесс адаптации к новым внешним условиям для когнитивно сложной личности проходит более успешно и безболезненно.

Таким образом можно сделать вывод о том, что в соответствии с исследованиями когнитивной психологии в области личностного развития человека личность является определенной системой организованных личностных конструктов, которые служат для переработки, восприятия и интерпретации личного опыта человека, получаемого им в течение всей его жизни. Структура личности согласно теории данного подхода, состоит из индивидуальной своеобразной иерархии конструктов, сформированных у каждого человека в соответствии с его жизненным опытом.

Система конструктов в личности человека имеет изменчивый характер и находится в зависимости от особенностей жизнедеятельности человека, его опыта, поведенческих особенностей и социального окружения, что также подтверждает тот факто, что формирование человеческой личности процесс, длящийся на протяжении всей человеческой жизни.

Основным выводом когнитивной теории личности по Джону Келли является мысль о том, что основные процессы личности являются своеобразными каналами в психике человека, в русле которых человек приобретает способность к прогнозированию событий будущего. В соответствии с этим все поведение человека направлено на прогноз событий, которые произойдут с ним в будущем времени.

spravochnick.ru

Личность в контексте когнитивной психологии. Структура и свойства личности по К.Левину.

Свою теорию личности Левин разрабатывал в русле гештальт-психологии, дав ей название «теория психологического поля». Он исходил из того, что личность живет и развивается в психологическом поле окружающих ее предметов, каждый из которых имеет определенный заряд (валентность). Эксперименты Левина доказывали, что для каждого человека эта валентность имеет свой знак, хотя в то же время существуют такие предметы, которые для всех имеют одинаково притягательную или отталкивающую силу. Воздействуя на человека, предметы вызывают в нем потребности, которые Левин рассматривал как своего рода энергетические заряды, вызывающие напряжение человека. В этом состоянии человек стремится к разрядке, т.е. удовлетворению потребности.

Левин различал два рода потребностей — биологические и социальные (квазипотребности).

Потребности в структуре личности не изолированы, они находятся в связи друг с другом, в определенной иерархии. При этом те квазипотребности, которые связаны между собой, могут обмениваться находящейся в них энергией. Этот процесс Левин называл коммуникацией заряженных систем. Возможность коммуникации, с его точки зрения, ценна тем, что делает поведение человека более гибким, позволяет ему разрешать конфликты, преодолевать раз личные барьеры и находить удовлетворительный вы ход из сложных ситуаций. Эта гибкость достигается благодаря сложной системе замещающих действий, которые формируются на основе связанных, коммуницирующих между собой потребностей. Таким образом, человек не привязан к определенному действию или способу решения ситуации, но может менять их, разряжая возникшее у него напряжение. Это расширяет его адаптационные возможности.

В одном из исследований Левина детей просили выполнить определенное задание, например, помочь взрослому помыть посуду или убрать комнату. В качестве награды ребенок получал какой-то приз, значимый для него. Поэтому все дети дорожили возможностью выполнить задание. В контрольном эксперименте взрослый приглашал ребенка помочь ему, но в тот момент, когда ребенок приходил, оказывалось, что кто-то уже помыл всю по суду. Дети, как правило, расстраивались, особенно в том случае, если им говорили, что их опередил кто-то из сверстников. Частыми были и агрессивные высказывания в адрес возможных конкурентов. В этот момент экспериментатор предлагал выполнить другое задание, подразумевая, что оно тоже значимо. Большинство детей мгновенно переключалось. Происходила разрядка обиды и агрессии в новом виде деятельности. Однако некоторые дети не могли быстро сформировать новую потребность и приспособиться к новой ситуации, а потому их тревожность и агрессивность увеличивались.

Левин приходит к мнению, что не только неврозы, но и особенности когнитивных процессов (такие феномены, как сохранение, забывание) связаны с разрядкой или напряжением потребностей.

Исследования Левина доказывали, что не только существующая в данный момент ситуация, но и ее предвосхищение, предметы, существующие только в сознании человека, могут определять его деятельность. Наличие таких идеальных мотивов поведения дает возможность человеку преодолеть непосредственное влияние поля, окружающих предметов, «встать над полем», как писал Левин. Такое поведение он называл волевым, в отличие от полевого, которое возникает под влиянием непосредственного сиюминутного окружения. Таким образом, Левин приходит к важному для него понятию временной перспективы, которая определяет поведение человека в жизненном пространстве и является основой целостного восприятия себя, своего прошлого и будущего.

Появление временной перспективы дает возможность преодолеть давление окружающего поля, что особенно важно в тех случаях, когда человек находится в ситуации выбора. Демонстрируя трудность для маленького ребенка преодолеть сильное давление поля, Левин провел несколько экспериментов, которые вошли в его фильм «Хана садится на камень». В нем, в частности, был заснят сюжет о девочке, которая не могла отвести взгляд от понравившегося ей предмета, и это мешало ей достать его, так как нужно было повернуться к нему спиной.

Большое значение для формирования личности ребенка имеет система воспитательных приемов, в частности наказаний и поощрений. Левин считал, что при наказании за невыполнение неприятного для ребенка поступка дети попадают в ситуацию фрустрации, так как находятся между двумя барьерами (предметами с отрицательной валентностью). Для того чтобы произошла разрядка, ребенок может или принять наказание, или выполнить неприятное задание. Однако намного легче для него постараться выйти из поля (пусть даже в идеальном плане, в плане фантазии). Поэтому система наказаний, с точки зрения Левина, не способствует раз витию волевого поведения, но только увеличивает напряженность и агрессивность детей. Более позитивна система поощрений, так как в этом случае за барьером, т. е. за предметом с отрицательной валентностью, следует предмет, вызывающий положительные эмоции. Однако оптимальной является система, при которой детям дается возможность выстроить временную перспективу с тем, чтобы снять барьеры данного поля.

Левин создал серию интересных психологических методик. Первую из них подсказало наблюдение в одном из берлинских ресторанов за поведением официанта, который хорошо помнил сумму, причитавшуюся с посетителей, но сразу же забывал ее, после того как счет был оплачен. Полагая, что в данном случае цифры удерживаются в памяти благодаря «системе напряжения» и исчезают с ее разрядкой, Левин предложил своей ученице Б.В.Зейгарник экспериментально исследовать различия в запоминании незавершенных (когда «система напряжения» сохраняется) и завершенных действий. Эксперименты подтвердили левиновский прогноз. Первые запоминались приблизительно в два раза лучше1. Был изучен также ряд других феноменов. Все они объяснялись исходя из общего постулата о динамике напряжения в психологическом поле.

Принцип разрядки мотивационного напряжения объединял многие психологические школы. Он лежал в основе и бихевиористской концепции, и психоанализа Фрейда с его представлением о присущем каждому организму «квантуме» — стремящейся рас сеяться психической энергии.

Левиновский подход отличало два момента. Во-первых, он перешел от представления о том, что энергия мотива замкнута в пределах организма, к представлению о системе «организм-среда». Индивид и его окружение выступили в виде нераздельного динамического целого. Во-вторых, в противовес трактовке мотивации как биологически предопределенной константы, Левин полагал, что мотивационное напряжение может быть создано как самим индивидом, так и другими людьми (например, экспериментатором, который предлагает индивиду выполнить задание). Тем самым за мотивацией признавался собственно психологический статус. Она не сводилась более к биологическим потребностям, удовлетворив которые организм исчерпывает свой мотивационный потенциал.

Это открыло путь к новым методикам изучения мотивации, в частности уровня притязаний личности, определяемого по степени трудности цели, к которой она стремится. Уровень притязаний устанавливался самим испытуемым, принимающим решение взяться за задачу другой степени трудности, чем уже выполненная им (за которую он получил от экспериментатора соответствующую оценку). По его реакции на успех или неуспех, связанный с выполнением новой задачи и последующими выборами (когда он выбирает либо еще более трудные, либо, напротив, более легкие задачи), определяется динамика уровня притязаний. Эти опыты позволили подвергнуть экспериментальному анализу ряд важных психологических феноменов: принятие решения, реакцию на успех и неуспех, поведение в конфликт ной ситуации.

Левин показал необходимость не только целостного, но и адекватного понимания себя человеком. Открытие им таких понятий, как уровень притязаний и «аффект неадекватности», который проявляется при попытках доказать человеку неправильность его представлений о себе, сыграло огромную роль в психологии личности, в понимании причин отклоняющегося поведения. Левин подчеркивал, что отрицательное влияние на поведение имеет и завышенный, и заниженный уровень притязаний, так как и в том, и в другом случае нарушается возможность установления устойчивого равновесия со средой.

Открытие временней перспективы и уровня притязаний во многом сближает Девица с Адлером и с гуманистической психологией, которые также пришли к мысли о важности сохранения целостной личности, о необходимости осознания человеком структуры своей личности. Сходство этих концепций, к которым пришли ученые разных школ и направлений, говорит об актуальности данной проблемы, — о том, что, осознав влияние бессознательного на поведение, человечество приходит к мысли о необходимости провести границу между человеком и другими живыми существами, понять не только причины его агрессивности, жестокости, сладострастия (которые великолепно объяснил и психоанализ), но и основы его нравственности, доброты, культуры. Большое значение имело и стремление в новом мире, после второй мировой войны, показавшей хрупкость человека, преодолеть складывавшееся ощущение взаимозаменяемости людей, доказать, что люди — целостные уникальные системы, что каждый человек несет в себе свой внутренний мир.

Свои теоретические взгляды Левин изложил в книгах «Динамическая теория личности» (1935) и «Принципы топологической психологии» (1936). Эти книги вышли в Соединенных Штатах, где у Левина сложилась новая исследовательская программа, отразившая актуальные социальные запросы. От анализа мотивации поведения индивида, одиноко перемещающегося в своем психологическом пространстве, Левин переходит к исследованию группы, перенося на этот новый объект свои прежние схемы. Он становится инициатором разработки направления, названного «групповой динамикой». Теперь уже группа трактуется как динамическое целое, как особая система, компоненты которой (входящие в группу индивиды) сплачиваются под действием различных сил. «Сущность группы, — отмечал Левин, — не сходство или различие ее членов, а их взаимозависимость. Группа может быть охарактеризована как «динамическое целое». Это означает, что изменения в состоянии одной части изменяют состояния любой другой. Степень взаимозависимости членов группы варьирует от несвязной массы к компактному единству».

В США Левин занимался и проблемами групповой дифференциации, типологией стилей общения. Ему принадлежит описание наиболее распространенных стилей общения (демократический, авторитарный, попустительский), а также исследование условий, способствующих выделению в группах лидеров, звезд и отверженных. Эти исследования Левина явились основой целого направления в социальной психологии.

Таким образом, К.Левин стал создателем новых областей как в психологии личности, так и в социальной психологии.

students-library.com

Когнитивный подход к личности (Дж. Келли)

Когнитивное направление подчеркивает влияние интеллектуальных, или мыслительных, процессов на поведение человека. Джордж Келли (1905-1966), один из основателей этого направления, считал, что любой человек — это своеобразный исследователь, стремящийся понять, интерпретировать, предвидеть и контролировать мир своих личных переживаний, делающий вывод на основе своего прошлого опыта и строящий предположения о будущем. И хотя объективная реальность существует, люди осознают ее по-разному, поскольку любое событие можно рассматривать с разных сторон. Соответственно предоставляется большой набор возможностей в интерпретации внутреннего мира переживаний или внешнего мира практических событий.

Любой человек выдвигает гипотезы относительно реальности, с помощью которых пытается предвидеть события жизни и контролировать их, предугадывать будущее и строить планы, основанные на ожидаемых результатах. Точка зрения человека на жизнь преходяща, она редко бывает сегодня такой же, какой была вчера или окажется завтра. Люди способны активно формировать представление о своем окружении, а не просто пассивно реагировать на него. Келли полагал, что они воспринимают свой мир при помощи четких систем, или моделей, называемых конструктами.

Личностный конструкт — это идея или мысль, используемые человеком, чтобы осознать или интерпретировать, объяснить или предсказать свой опыт. Он представляет собой устойчивый способ, с помощью которого человек осмысливает какие-то аспекты действительности с позиции схожести или контраста.

Именно когнитивный процесс наблюдения сходства и различий между объектами, событиями приводит к формированию личностных конструктов. Для этого необходимы три элемента (явления или предмета): два из них должны быть похожими друг на друга, а третий — отличаться от этих двух. Поэтому все личностные конструкты биполярны и дихотомичны, мышление человека осознает жизненный опыт как черный или белый, без оттенков серого. Все конструкты имеют два противоположных полюса: сходство отражает то, в чем близки два предмета, а контраст показывает, в чем они противоположны третьему элементу. Примерами таких конструктов могут быть «умный — глупый», «хороший — плохой», «мужской — женский», «дружеский — враждебный» и т. п.

Конструкт затрагивает определенный диапазон явлений, имеет свой масштаб применимости, который включает в себя все события, при которых данный конструкт релевантен. Келли различает проницаемый и непроницаемый конструкт. Диапазон применимости первого предполагает элементы, еще не истолкованные в пределах его границ, он открыт для объяснения новых явлений. Второй, охватывая явления, которые составляют его первоначальную основу, остается закрытым для интерпретации нового опыта.

По предположению ученого, конструкты можно классифицировать следующим образом:

  1. Упредительные классификационные: то, что попало в одну классификацию, исключается из другой; т. е. упредительное мышление отвергает право пересмотра или иной интерпретации и других, и себя, не позволяя увидеть оцениваемое явление в новом свете.
  2. Констелляторные: когда явление относится к категории одного конструкта, другие его характеристики фиксированны (например, суждение «Если этот человек — продавец, то он, скорее всего, нечестен, жуликоват и умеет обращаться с клиентами»), т. е. если мы относим человека к данной категории, то наделяем его всеми соответствующими ей характеристиками.
  3. Предполагающие: открыты для нового опыта, восприятия альтернативных точек зрения, гибкие, могут меняться.

И упреждающие, и констелляторные, и предположительные формы мышления — конструкты — необходимы для объяснения явлений, вещей и людей.

Личностные конструкты представляют собой:

  • всесторонние конструкты, которые включают в себя широкий спектр явлений;
  • частные конструкты, которые включают узкий диапазон явлений и возможностей;
  • основные конструкты, которые регулируют основную деятельность человека;
  • периферические конструкты, которые могут меняться, не изменяя существенным образом основную структуру.

Каждый из нас воспринимает действительность благодаря собственным моделям, или конструктам, необходимым для создания непротиворечивой картины мира. Если эта модель помогает точно прогнозировать события, человек, вероятно, сохранит ее. И наоборот, если прогноз не подтвердится, конструкт, на основании которого он был сделан, скорее всего, подвергнется пересмотру или даже вообще может быть исключен. Валидность его проверяется как прогностическая эффективность, степень которой может меняться.

Каждый человек обладает уникальной системой подобных конструктов (личность), которую он использует для интерпретации жизненного опыта. Люди отличаются друг от друга тем, как они объясняют события. Два человека, будь они даже идентичными близнецами или имей схожие взгляды, по-разному интерпретируют происходящее. Каждый человек понимает действительность с «колокольни» своего уникального личностного конструкта. Любой из нас пытается объяснить ее, чтобы научиться предвосхищать события, влияющие на его жизнь, т. е. люди смотрят на настоящее так, чтобы предугадать будущее с помощью уникальной системы своих личностных конструктов. И поведение человека определяется тем, как он прогнозирует эти будущие события.

Келли считал, что данная система уникальна для определенного человека и люди расходятся во взглядах именно потому, что каждый действует в пределах своей системы конструктов. Все организуют их иерархически, чтобы свести до минимума несовместимость и несоответствия. Люди отличаются друг от друга не только по числу и типу конструктов, которые они используют в своих суждениях о мире, но и тем, как они их организуют. Конструкты выстраиваются в пирамиду так, что создаются отношения подчинения между ними.

Иерархия личностных конструктов различна у каждого человека: подчиняющие и подчинительные конструкты в системе у одного вовсе не обязательно занимают такое же положение в системе другого. Келли предположил, что если мы знаем, как они организованы личностью, можно правильно судить о ее поведении, т. е. узнать личность — значит узнать, как человек истолковывает свой личный опыт.

Личность и понимается как организованная система более или менее важных конструктов, которые используются для того, чтобы интерпретировать мир переживаний и предвидеть будущие события.

Всякий человек располагает несколькими моделями мышления, каждый день выбирая, какой конструкт и какой полюс использовать для прогноза событий. Если необходимо сделать выбор, то предпочтение отдается тому, что с большей вероятностью либо расширяет понимание человеком мира, либо уточняет структуру константов. Она разрабатывается в направлении или определения, или расширения.

Определение включает в себя выбор наиболее вероятной альтернативы, предполагает опору на прежний опыт, использование конструкта известным способом. Расширение — выбор такой альтернативы, которая позволит расширить понимание событий, увеличит диапазон применимости конструкта, использует его для прогноза события, которое ранее было человеку неизвестно. В новой или неопределенной ситуации личность осуществляет ряд действий: ориентировка — выбор — исполнение, т. е. последовательно обдумывает несколько возможных конструктов и выбирает тот из них, который окажется лучшим для интерпретации ситуации. Это происходит благодаря оценке того, какой альтернативный конструкт с наибольшей вероятностью приведет к расширению или к определению системы, и выбранная в результате этого модель определит поведение человека.

Отсюда следует, что если человек изменит свои конструкты, то другими станут его поведение и жизнь. Система меняется, если с ее помощью невозможно правильно прогнозировать порядок событий. Система личностных конструктов — это набор гипотез о нашем вечно меняющемся мире, которые постоянно проверяются опытом. Те, которые оказываются полезными, сохраняются, а остальные пересматриваются или отбрасываются. Чем более проницаемы (открыты) подчиняющие конструкты человека, тем больше возможность изменений внутри структур, к которым они относятся. Новации в отношениях со значимыми другими заставляют меняться и наши конструкты.

Если два человека разделяют общие взгляды на мир, схожи в интерпретации личного опыта, то они, вероятно, и вести себя будут сходным образом. Люди похожи друга на друга не потому, что пережили одинаковые события, и не потому, что их поведение сходно. Это происходит по той причине, что события для них имеют приблизительно одинаковое психологическое значение. Представители одной культуры похожи по поведению, конструктам. Культурные различия коренятся в неодинаковости этих моделей мышления, к которым прибегают люди.

Социальное взаимодействие состоит в первую очередь из попыток одного человека понять, как другой осознает действительность. Чтобы плодотворно с кем-либо взаимодействовать, необходимо интерпретировать хотя бы часть системы конструктов другого человека. Надо также поставить себя на место другого, чтобы лучше понимать и прогнозировать его настоящее и последующее поведение. Оптимальные отношения предполагают взаимное понимание жизненных представлений. Люди интерпретируют мир одинаково в той мере, в какой они используют схожие системы конструктов, и значимое социальное общение с кем-либо требует понимания того, как данный человек воспринимает мир. Воспринимающие мир сходным образом скорее обратят внимание друг на друга и в конце концов станут друзьями, чем те, кто видит мир по-разному.

Келли объяснял эмоциональные состояния с помощью понятия конструкты. Например, состояние тревоги, неопределенности, беспомощности возникает у человека, если тот осознает, что присущие ему конструкты не подходят для предсказания событий, с которыми он сталкивается. Система конструктов включает стержневые роли (это профессиональная роль, роль родителя, близкого друга), и их неадекватное исполнение может иметь неприятные последствия; возникнет чувство вины, стыда у человека, когда он осознает, что его поведение противоречит его восприятию самого себя. Эмоциональное состояние угрозы возникает в том случае, когда человек осознает, что его модели мышления могут быть существенно изменены вследствие их неминуемой «встряски». Враждебность, склонность вести себя мстительно по отношению к другим возникает в том случае, когда человек, не признавая, что его ожидания насчет других людей нереалистичны и нуждаются в пересмотре, пытается заставить окружающих вести себя так, чтобы удовлетворить свое предвзятое мнение. Изменить свои конструкты трудно, страшно и иногда даже невозможно, и поэтому человек пытается изменить мир, других людей, чтобы они соответствовали его предубеждениям и конструктам.

Психические расстройства — это личностный конструкт, который обычно повторяется, несмотря на очевидную его неполноценность. В этом случае проявляется непригодность системы конструктов для достижения целей человека, который не может прогнозировать события, терпит неудачу в познании мира и его овладении. Келли предполагал, что депрессия появляется обычно у того, чье перцептивное поле сокращено до минимума (так как сузились интересы), кто испытывает трудности в принятии даже самых незначительных решений, когда сокращается система конструктов.

Келли видел задачу психотерапии в том, чтобы помочь людям изменить эту систему, улучшить ее прогностическую эффективность, содействовать клиенту в развитии и апробировании новых гипотез и конструктов, сделать доступными факты, позволяющие проверить выдвинутые гипотезы, сформировать или реорганизовать систему в более прогностически эффективную. Тогда человек сможет осознать и проинтерпретировать и ситуации, и себя иначе и сам обретет большую эффективность.

Психолог использовал терапевтический метод фиксированной роли, который состоит из ряда этапов:

  1. Клиент пишет от третьего лица самохарактеристику, описывая свой характер как бы со стороны, благодаря чему выявляются конструкты, которые он использует в интерпретации себя и своих отношений с другими людьми.
  2. Психотерапевт разрабатывает модель, систему конструктов, полезную для клиента, и описывает ее в виде «фиксированной роли некоего человека».
  3. Клиента просят в течение определенного времени разыгрывать эту роль в своей жизни, стараясь думать и вести себя так, как требует эта «фиксированная роль», чтобы он смог открыть новые грани своей личности, внести коррективы в свои конструкты, изменить свое реальное поведение.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

pro-psixology.ru

Когнитивная теория личности — Мегаобучалка

За несколько лет до Второй мировой войны организовал программу передвижных психологических клиник, служивших базой для практики студентов. После войны, во время которой работал авиационным психологом, Келли занял пост профессора и руководителя программы клинической психологии в Государственном университете Огайо.

Основная работа Келли вышла в 1955 году — это «Психология личностных конструктов». В ней автор излагает авторскую концепцию психики человека. Согласно Келли, все психические процессы протекают по путям предсказания событий окружающего мира. Человек не раб своих инстинктов, не послушная игрушка стимулов и реакций и даже не самоактуализирующаяся самость. Человек в рамках теории личных конструктов — учёный, исследующий окружающий мир и самого себя. Наблюдая поведение окружающих людей, стремясь понять и спрогнозировать это поведение, человек строит свою индивидуальную систему личностных конструктов. Конструкт — основное понятие теории Джорджа Келли — это основное средство классификации объектов окружающего мира, биполярная шкала, например — «хороший-плохой», «умный-глупый», «пьяница-трезвенник». То, какие конструкты выделяет человек, и что является противоположностью полюса, характеризует человека и потому представляет интерес для терапии. С помощью приписывания объектам определённых полюсов конструктов и осуществляется прогнозирование.

Слайд №3

Конструктивный альтернативизм

Теперь, когда люди всех возрастов разрабатывают альтернативные стили жизни и способы мировосприятия, оказалось, что теория Джорджа Келли, появившаяся в 1955 году, необычайно опередила свое время. Лежащий в основе философии Келли конструктивный альтернативизм дает людям поразительное количество возможностей для выбора альтернативы банальному. Фактически эта философия даже требует, чтобы люди поступали таким образом.

 

Как доктрина конструктивный альтернативизм доказывает, «что все наше современное толкование мира нуждается в пересмотре или замене» (Kelly, 1955, р. 15). Ничто не свято и ничто не оставляет неизгладимого следа. Не существует политики, религии, экономических принципов, социальных льгот или даже внешней политики по отношению к странам третьего мира, которые были бы абсолютно и непреложно «верными». Все изменится, если люди просто посмотрят на мир с другой стороны. Келли утверждал, что не существует такой вещи в мире, относительно которой «не может быть двух мнений». Осознание человеком действительности – это всегда предмет для истолкования. По мнению Келли, объективная реальность, конечно, существует, но разные люди сознают ее по-разному. Следовательно, ничто не постоянно и не окончательно. Правда, как и красота, существует только в сознании человека.



 

Поскольку факты и события (как и весь человеческий опыт) существуют только в сознании человека, есть различные способы их истолкования. Для примера рассмотрим случай, когда девочка берет деньги из кошелька своей матери. Что это означает? Факт прост: деньги вынуты из кошелька. Однако, если мы попросим детского терапевта истолковать это событие, то он может дать детальное объяснение чувств девочки по поводу неприятия ее матерью, которое, возможно, возникло как результат фрустрации матери по поводу того, что она должна оставаться дома и растить дочь, а не делать свою личную карьеру. Если мы спросим у матери, та может сказать, что ее дочь «плохая» и ей не стоит доверять. Отец девочки может предположить, что она «недисциплинированная». Дедушка может рассматривать этот факт как детскую проказу. А сама девочка может считать это ответом на нежелание родителей давать ей достаточно денег на карманные расходы. В то время как само событие (присвоение денег) отрицать невозможно, его значение открыто для альтернативного истолкования. Следовательно, любое событие можно рассматривать с разных сторон. Людям предоставляется великолепный набор возможностей в интерпретации внутреннего мира переживаний или внешнего мира практических событий. Келли резюмировал свою приверженность конструктивному альтернативизму следующим образом: «…какова бы ни была природа или чем бы в конце концов ни обернулись поиски правды, мы сегодня сталкиваемся с фактами, которым можно дать столько объяснений, сколько в состоянии придумать наш разум»

Слайд №4

Когнитивная теория личности

Когнитивная теория личности близка к гуманистической, однако в ней имеется ряд существенных отличий. Основоположником этого подхода является Дж. Келли. По его мнению, единственное, что человек хочет знать в жизни, — это то, что с ним произошло и что с ним произойдет в будущем.

Главным источником развития личности, согласно Келли, являетсясреда, социальное окружение. Когнитивная теория личности подчеркивает влияние интеллектуальных процессов на поведение человека. В этой теории любой человек сравнивается с ученым, проверяющим гипотезы о природе вещей и делающим прогноз будущих событий. Любое событие открыто для многократного интерпретирования.

Слайд №5

Главным понятием в этом направлении является «конструкт» (от англ. construct — строить). Это понятие включает в себя особенности всех известных познавательных процессов (восприятия, памяти, мышления и речи). Благодаря конструктам человек не только познает мир, но и устанавливает межличностные отношения. Конструкты, которые лежат в основе этих отношений, называются личностными. Конструкт — это своеобразный классификатор-шаблон нашего восприятия других людей и себя.

Слайд №6

Келли открыл и описал главные механизмы функционирования личностных конструктов, а также сформулировал основополагающий постулат и 11 следствий. Постулат утверждает, что личностные процессы психологически канализированы таким образом, чтобы обеспечить человеку максимальное предсказание событий. Все остальные следствия уточняют этот основной постулат.

 

С точки зрения Келли, каждый из нас строит и проверяет гипотезы, одним словом, решает проблему, является ли данный человек спортивным или неспортивным, музыкальным или немузыкальным, интеллигентным или неинтеллигентным и т. д., пользуясь соответствующими конструктами (классификаторами). Каждый конструкт имеет «дихотомию» (два полюса): «спортивный — неспортивный», «музыкальный-немузыкальный» и т. д.

Человек выбирает произвольно тот полюс дихотомического конструкта, тот исход, который лучше описывает событие, т. е. обладает лучшей прогностической ценностью. Одни конструкты пригодны для описания лишь узкого круга событий, в то время как другие обладают широким диа­пазоном применимости. Например, конструкт «умный-глупый» вряд ли годится для описания погоды, а вот конструкт «хороший-плохой» пригоден фактически на все случаи жизни.

 

Люди отличаются не только количеством конструктов, но и их местоположением. Те конструкты, которые актуализируются в сознании быстрее, называются суперординатными, а которые медленнее — субординатными. Например, если, встретив ка­кого-то человека, вы сразу оцениваете его с точки зрения того, является ли он умным или глупым, и только потом — добрым или злым, то ваш конструкт «умный-глупый» является суперординатным, а конструкт «добрый-злой» — субординатным.

 

Дружба, любовь и вообще нормальные взаимоотношения между людьми возмож­ны только тогда, когда люди имеют сходные конструкты. Действительно, трудно пред­ставить себе ситуацию, чтобы успешно общались два человека, у одного из которых доминирует конструкт «порядочный-непорядочный», а у другого такого конструкта нет вообще.

 

Конструктная система не является статическим образованием, а находится в постоянном изменении под влиянием опыта, т. е. личность формируется и развивается в течение всей жизни. В личности доминирует преимущественно «сознательное». Бессознательное может относиться только к отдаленным конструктам, которыми при интерпретации воспринимаемых событий человек пользуется редко.

 

Келли полагал, что личность обладает ограниченной свободой воли. Конструктная система, сложившаяся у человека в течение жизни, содержит в себе известные ограничения. Однако он не считал, что жизнь человека полностью детерминирована. В любой ситуации человек способен сконструировать альтернативные предсказания. Внешний мир — не злой и не добрый, а такой, каким мы конструируем его в своей голове. В конечном итоге, по мнению когнитивистов, судьба человека находится в его руках. Внутренний мир человека субъективен и является, по мнению когнитивистов, его собственным порождением. Каждый человек воспринимает и интерпретирует внешнюю реальность через собственный внутренний мир.

Слайд № 7

Основным концептуальным элементом является личностный «конструкт». У каждого человека имеется своя собственная система личностных конструктов, которая делится на два уровня (блока):

1. Блок «ядерных» конструктов — это примерно 50 основных конструктов, которые находятся на вершине конструктной системы, т. е. в постоянном фокусе опера­тивного сознания. Этими конструктами человек пользуется наиболее часто при взаимодействии с другими людьми.

2. Блок периферических конструктов — это все остальные конструкты. Количество этих конструктов сугубо индивидуально и может варьировать от сотен до не­скольких тысяч.

Целостные свойства личности выступают как результат совместного функционирования обоих блоков, всех конструктов. Выделяют два типа целостной личности: когнитивно сложная личность (личность, у которой имеется большое количество кон­структов) и когнитивно простая личность (личность с небольшим набором конструктов).

Слайд № 8

Когнитивно сложная личность, по сравнению с когнитивно простой, отличается следующими характеристиками:

1) имеет лучшее психическое здоровье;

2) лучше справляется со стрессом;

3) имеет более высокий уровень самоооценки;

4) более адаптивна к новым ситуациям.

megaobuchalka.ru

Когнитивный подход в психологии | PSYERA

Слово «когнитивный» происходит от латинского глагола «знать». Психологи, которые придерживаются когнитивного подхода в психологии, утверждают, что человек — это не машина, слепо и механически реагирующая на внутренние факторы или на события во внешнем мире, напротив, разуму человека доступно большее: анализировать информацию о реальной действительности, проводить сравнения, принимать решения, разрешать проблемы, встающие перед ним каждую минуту. Швейцарский психолог Жан Пиаже (1896— 1980), поставив перед собой задачу выяснить, каким образом человек познает реальный мир, изучал закономерности развития мышления у ребенка и пришел к выводу, что когнитивное развитие представляет собой результат постепенного процесса, состоящего из последовательных стадий. Развитие интеллекта ребенка происходит в результате постоянных поисков равновесия между тем, что ребенок знает, и тем, что он стремится понять. Все дети проходят эти стадии развития в одной и той же последовательности.

Когнитивный подход в психологии исходит из понимания человека как «понимающего, анализирующего», поскольку человек находится в мире информации, которую надо понять, оценить, использовать. Поступок человека включает три компонента:

  1. само действие,
  2. мысли,
  3. чувства, испытываемые при выполнении определенного действия.

Внешне похожие поступки могут быть разными, т. к. мысли и чувства были иными.

Субъективная интерпретация ситуаций есть более истинный фактор принятия решения, чем объективное значение этих ситуаций. Разные люди по-разному видят, интерпретируют ситуации, в которых они действуют, поэтому, соответственно, они могут и реагировать не одинаково.

После реакции человек в той или иной степени осуществляет субъективный анализ своего поведения, степени его успешности, на основе чего осуществляет необходимую коррекцию или делает какие-то выводы на будущее. Психолог Эллис считает, что неправильное поведение человека вызвано прежде всего иррациональными мыслями, порождаемыми «активизирующей ситуацией». В этом случае необходимо анализировать вместе с человеком ситуацию, в которой он оказался, и выводы, которые он из нее извлек. В задачи терапевта входит изучение мыслительных процессов клиента и доведение до его сознания иррациональных моментов, содержащихся в его мыслях. Выработка у человека более объективного восприятия событий приводит его к поиску новых действенных решений. Таким образом, неадаптивные формы поведения мало-помалу будут замещаться новыми, более эффективными формами, т. е. модификация мыслей приводит к изменению поведения.

Американский психолог Аарон Бек указывал, что:

«то, как люди думают, определяет то, что они чувствуют и как действуют». Патологические эмоциональные состояния и неадекватное поведение есть результат «неадаптивных когнитивных процессов», поэтому цель когнитивной терапии заключается в «модификации дисфункциональных убеждений и ошибочных способов переработки информации».

Когнитивный подход в психологии подчеркивает влияние интеллектуальных или мыслительных процессов на поведение человека, Джордж Келли (1905—1966) — один из основателей этого направления, считал, что любой человек -это своеобразный исследователь, стремящийся понять, интерпретировать, предвидеть и контролировать мир своих личных переживаний, делающий вывод на основе своего прошлого опыта и строящий предположения о будущем. И хотя объективная реальность существует, но разные люди осознают ее по-разному, поскольку любое событие можно рассматривать с разных сторон и людям предоставляется большой набор возможностей в интерпретации внутреннего мира переживаний или внешнего мира практических событий. Любой человек выдвигает гипотезы о реальности, с помощью которых он пытается предвидеть и контролировать события жизни, предвидеть будущее и строить планы, основанные на ожидаемых результатах.

Келли полагал, что люди воспринимают свой мир при помощи четких систем или моделей, называемых конструктами. Личностный конструкт — это идея или мысль, которую человек использует, чтобы осознать или интерпретировать, объяснить или предсказать свой опыт. Он представляет собой устойчивый способ, которым человек осмысляет какие-то аспекты действительности в терминах схожести и контраста.

Каждый из нас воспринимает действительность путем собственных моделей или конструктов, необходимых для создания непротиворечивой картины мира. Если конструкт помогает точно прогнозировать события, человек, вероятно, сохранит его. И наоборот, если прогноз не подтвердится, конструкт, на основании которого он был сделан, вероятно, подвергнется пересмотру или даже вообще может быть исключен. Валидность конструкта проверяется с точки зрения его прогностической эффективности, степень которой может меняться. Каждый человек обладает уникальной конструктной системой, которую он использует для интерпретации жизненного опыта. Люди отличаются друг от друга тем, как они интерпретируют события. Два человека, будь они даже идентичными близнецами и имей схожие взгляды, обращаются к событию и интерпретируют его по-разному. Каждый человек по-нимает действительность с «колокольни» своего уникального личностного конструкта. Разница между людьми состоит в том, что они интерпретируют события под разным углом зрения. Человек пытается объяснить действительность, чтобы научиться предвосхищать события, влияющие на его жизнь, т. е. люди смотрят на настоящее так, чтобы предвидеть будущее с помощью уникальной системы своих личностных конструктов. И поведение человека определяется тем, как он прогнозирует будущие события. Келли предположил, что если мы знаем, как человек организует свои конструкты, мы можем правильно судить о его поведении, т. е. узнать личность — значит узнать, как человек истолковывает свой личный опыт. Личность понимается как организованная система более или менее важных конструктов, которые человек использует, чтобы интерпретировать мир переживаний и предвидеть будущие события.

Социальное взаимодействие состоит, в первую очередь, из попыток одного человека понять, как другой человек осознает действительность. Чтобы плодотворно с кем-либо взаимодействовать, человеку необходимо интерпретировать какую-то часть конструктной системы другого человека, надо чтобы один человек поставил себя на место другого, чтобы лучше понимать и прогнозировать его на-стоящее и последующее поведение.

Основу когнитивной социальной психологии составляют теории когнитивного соответствия. Это класс теорий, разработанных в западной социальной психологии.

Цель — дать объяснение соотношения логичного и алогичного в поведении человека. Фундаментальная идея всех теорий когнитивного соответствия состоит в том, что когнитивная структура человека не может быть несбалансированной, дисгармоничной. Если же это возникает (например, в результате противоречивой информации об одном и том же объекте), то немедленно возникает тенденция изменить это состояние и вновь восстановить внутреннее соответствие когнитивной системы. Данная идея развивается такими учеными, как Ф. Хайдер, Т. Ньюком, Ч. Осгуд, П. Танненбаум, Л. Фестингер.

Теория структурного баланса Ф. Хайдера основывается на идее соответствия и идее каузальной атрибуции. Каузальная атрибуция (от лат. causa — причина и attribuo — придаю, наделяю) — интерпретация субъектом межличностного восприятия причин и мотивов поведения других людей. В теории структурного баланса рассматривается состояние сбалансированности когнитивной структуры человека в ситуации восприятия им другого человека и построения двух рядов отношений: к этому человеку и к объекту, общему для двух партнеров по общению.

В теории коммуникативных актов Т. Ньюкома основной является идея о том, что средством преодоления дискомфорта, вызванного несоответствием между отношением человека к другому человеку и его отношением к общему для них объекту, является развитие коммуникации. Коммуникация (от лат. communico — делаю общим, связываю, общаюсь) — смысловой аспект социального взаимодействия. Одна из основных функций коммуникации состоит в достижении социальной общности при сохранении индивидуальности каждого из партнеров. По ходу коммуникации возможно изменение отношений к другому человеку или к объекту. Тем самым восстанавливается соответствие.

Ч. Осгуд, П. Танненбаум — авторы теории конгруэнтности (соответствия), считают, что для достижения соответствия в когнитивной структуре человека субъект должен одновременно изменить свое отношение как к другому человеку, так и к тому объекту, который они оба оценивают.

Л. Фестигеру принадлежит создание теории когнитивного диссонанса. Диссонанс есть отрицательное состояние, возникающее в ситуации, когда человек имеет разные, противоречащие друг другу сведения, мнения или знания об одном и том же объекте. Состояние диссонанса субъективно переживается как дискомфорт, от которого человек стремится избавиться. Для этого есть два выхода: изменить свое мнение относительно объекта либо получить новую информацию, которая бы устранила противоречие и согласовывалась с прежними представлениями.

psyera.ru

Когнитивно-личностное развитие ребенка в процессе его социализации

Понятия «социализация» и «когнитивное развитие» используются практически во всех работах, посвященных исследованию закономерностей онтогенеза и проблемам личности. И, несмотря на то, что содержание этих понятий пока расплывчато и нет четких общепринятых определений в соотнесении их друг к другу, они являются активно «рабочими» в профессиональной деятельности психологов и сохраняют в целом общепринятый смысл. Однако расширение поля исследований и углубление проблем изучения человека ставят много новых задач, в том числе теоретико-методологического плана.

Для того чтобы познать закономерности взаимодействия человека с миром, ребенку требуется определенный когнитивный баланс, который может быть получен и расширен только в процессе общения с окружающими людьми.

Социально-когнитивный подход в психологии явился следствием соединения поведенческого и когнитивного подходов. Если в центре когнитивного подхода стояли вопросы социального познания людьми друг друга и окружающего мира, то новая теория должна была соединить в себе две основные сферы психики человека – личностную и когнитивную, позволяя реализовать принцип целостного подхода исследования, а также рассматривать личность как субъект познания и поведения.

В истории зарубежной и отечественной психологии существует несколько точек зрения на проблему соотношения социальной и когнитивной линий в развитии человеческой психики. Психоаналитические взгляды сводят роль социальных влияний к ограничению поведения человека, в котором врожденное вытесняется из сознания, создавая напряжение и конфронтацию между сознательным и подсознательным, т.е. врожденным. Бихевиористы видят основное соотношение данных двух линий в социальном научении, где новые формы реакций приобретаются с помощью подражания поведения других людей или наблюдения за ними. Наиболее известными представителями данного направления является A. Bandura [1]. Он подчеркивал обоюдное взаимодействие событий окружения, поведения и познавательных процессов как личностных факторов, что позволило ему расширить и усовершенствовать свою теорию социального научения, дав ей свое название – социально-когнитивная теория. Ее суть заключается в том, что, наблюдая за своим собственным поведением, поведением окружающих и последствиями своего и чужого поведения, дети формируют мнение о себе, окружающих и на основе этого строят свое собственное поведение.

Теория социального научения J. Rotter [2] подчеркивает значение мотивационных и когнитивных факторов для объяснения поведения в контексте социальных ситуаций. Согласно взглядам социально-когнитивных теоретиков, поведение человека частично определено событиями среды, но также определено и когнитивными процессами, которые являются уникальными для каждого. Сначала человек чувствует каждую ситуацию в рамках собственных воспоминаний, знаний, ожиданий, персональных стандартов, правил и ценностей. Затем ситуацию можно изменять, чтобы удовлетворить потребности и желания. Вместо просто пассивной реакции происходит активная трансформация среды. Таким образом, социально-когнитивные теоретики подчеркивают значение когнитивных процессов.

Однако наиболее ярким исследователем данной проблемы, который внес огромный вклад в ее развитие, был Жан Пиаже. Он считал, что первичным является когнитивное развитие, а социальная функция проявляется исключительно к концу старшего дошкольного возраста, основным показателем которой является преодоление эгоцентризма мышления у ребенка [3].

Взаимосвязь морального и умственного развития стала объектом изучения выдающегося представителя когнитивной психологии Лоуренса Колберга [4]. Он поставил вопрос о том, какие познавательные схемы и структуры описывают некоторые моральные категории, например, ложь, страх, воровство. В качестве критериев развития Л.Колберг взял три вида ориентаций (ориентацию на автономию, на обычаи и на принципы). Однако из шести разработанных им стадий эмпирическая проверка в некоторых странах подтвердила ее кросскультурную валидность только на трех стадиях морального развития.

Когнитивное развитие ребенка в социальном контексте как отдельное направление в отечественной психологии было основано Л. С. Выготским [5]. Оно вплетено в социальный и культурный контексты жизни. Л. С. Выготского интересовало не только развитие интеллекта и психики в социальных условиях, но и историческое развитие знаний. Он подчеркивал важность социального взаимодействия в когнитивном развитии ребенка. Его идеи служат своего рода мостом между теориями когнитивного развития (включая развитие языка) и теории социального развития. С его точки зрения, все, что делает ребенка человеческим существом — овладение понятиями, языком, произвольным вниманием и логической памятью — вырастает из социального взаимодействия. Дети используют психические структуры и язык своей культуры как инструментальные средства воздействия на социальный мир в процессе социального взаимодействия.

М. И. Лисина, развивая идею Л. С. Выготского, в своих работах показала положительное влияние общения со взрослыми на эмоциональное и когнитивное развитие младенцев и доказала, что общение есть необходимое условие полноценного развития ребенка [6].

Свой научный вклад Л. И. Божович видела в распространении идей Л.С. Выготского о развитии высших психических функций на аффективно-потребностную сферу и личность в целом. Она приходит к выводу, что «развитие этой сферы происходит принципиально по тем же самым законам, что и развитие познавательных процессов. Первоначально элементарные, непосредственные потребности ребенка, опосредствуясь социально приобретаемым опытом, вступают в определенные связи и отношения с различными психическими функциями, в результате чего возникают совершенно особые психологические новообразования» [7, с. 294-295]. «Идея о том, что развитие аффективно-потребностной сферы проходит тот же путь культурно-исторического развития, что и познавательные процессы, а также последовательное эмпирическое исследование тех психических систем, которые Л.С.Выготский считал стоящими в особом отношении к личности и распад которых связывал с ее распадом, позволили нам несколько приблизиться к изучению содержания, строения и формирования детской личности. Стало ясным, что в центре ее формирования стоит процесс «интеллектуализации» и «волюнтаризации» аффективно-потребностной сферы и возникновение на этой основе высших психических систем, являющихся источником особой побудительной силы, специфичной только для человека». [Там же, с 299-300].

До недавнего времени теории когнитивного и социального развития существовали как две отдельные области. Новый подход должен попытаться связать в единую теоретическую модель когнитивные, мотивационные и социально-аффективные линии развития.

Проявления психического развития и социального поведения личности чрезвычайно разнообразны и динамичны. За всем этим многообразием стоят сложные детерминанты, выявление которых позволит исследователям не только в области психологии развития, но и представителям многих других наук (педагогам, социологам, этнографам и др.) понять и объяснить трудно объяснимые, а иногда и противоречивые проявления человека среди людей. Однако одни и те же детерминанты, преломляясь через общие механизмы и закономерности психического развития, приводят к различным личностным образованиям и поведению, поскольку их проявление и функционирование опосредуется осознанием социальной ситуацией развития. Но признание детерминированности психического развития социальными факторами не отрицает особой логики индивидуального развития определенных функций и состояний. Как подчеркивал А. В. Запорожец, «каждая новая ступень психического развития ребенка следует за предыдущей, и переход от одной ступени к другой обусловлен не только внешними, но и внутренними причинами» [8, с. 232].

В настоящее время предпринимаются усиленные попытки интеграции всех данных об онтогенезе человека с позиций системного подхода Б. Ф. Ломова. Развитие при этом интерпретируется как процесс, протекающий на разных уровнях и включающий как макро-, так и микрогенетические изменения. Это позволит «объяснить источники реальных противоречий, основания качественных преобразований в психологическом развитии человека, системный характер психических явлений и их детерминант, рассмотреть психическое в его динамике» [9, с.10].

Важно подчеркнуть, что формирование целостной человеческой личности как индивидуальности не может быть сведено к закономерностям развития одного иерархического уровня. Индивидуальные особенности, на каком бы уровне они ни проявлялись, не являются рядоположенными признаками, они находятся в сложной, иерархически соподчиненной системе отношений [10].

Основной целью исследования явилось теоретическое и экспериментальное обоснование концепции когнитивно-личностного развития как системного психического процесса на протяжении от дошкольного до подросткового возраста.

Диагностические исследования были проведены на детях в возрасте от 4-5 до 16-17 лет детских садов городов Минск, Пинск, Мозыря, Витебска, Воложина, Барановичей, Полоцка, СШ и гимназий г.Минска, а также детях из детского дома №4, Клецкого детского дома, детей из детской деревни и приемных детях. Общая выборка составила 1178 детей.

Проведенное исследование дает основание для следующих выводов:

1. Когнитивно-личностное развитие ребенка, понимаемое как взаимосвязанный процесс развития когнитивных структур и социально-коммуникативных качеств личности, включает в себя возникновение в психике ребенка психологических новообразований и их дальнейшее совершенствование. В структурно-динамические характеристики психологических новообразований когнитивно-личностного развития входят мотивационные, аффективные, интеллектуальные и коммуникативные показатели и изменения их атрибутивных свойств, а именно — инвариантных (системообразующих), вариативных (вероятностных) и относительно автономных (производных). На разных этапах онтогенеза данные атрибутивные свойства изменяются относительно содержательной стороны.

2. Структурно-динамические параметры и их атрибутивные свойства представляют собой системные качества, отражающие как общевозрастные, специфические для данного возраста, так и индивидуальные закономерности психического развития ребенка. Интеллектуальные и коммуникативные параметры в общем являются инвариантными, а мотивационные более автономными на протяжении от дошкольного до подросткового возраста.

3. Для дошкольного возраста большую инвариантность сохраняют аффективные компоненты. Эмоциональная сфера человека представляет собой особый феномен, который можно рассматривать как показатель целостности человеческой сущности. Одним из показателей этой сущности является принцип единства интеллекта и аффекта (Л. С. Выготский). Эмоциональные механизмы межличностного восприятия как особые когнитивные схемы на первых этапах онтогенеза (дошкольный и начало младшего школьного возраста) приобретают большую значимость в межличностном взаимодействии, в то время как общие когнитивные структуры приобретают значимость в начале подросткового возраста. Социальная активность как вариант коммуникативных параметров является вариативным. Развитие мотивационно-потребностного и операционально-технического компонентов познавательной активности рассматривается в контексте взаимодействия личности ребенка с другими детьми и взрослыми, а также является как условием совершенствования когнитивных структур, так и следствием их дальнейшего совершенствования. Формирование социальной активности различных видах деятельности в детском возрасте обусловлено в широком плане сложившейся в обществе системой требований, которые реализуются через агенты социализации и непосредственное общение. Однако сам генезис уровня социальной активности характеризуется неравномерностью в различных видах деятельности. Эта неравномерность определяется степенью созревания когнитивных структур, в первую очередь мнемическими процессами, как инструментальными средствами реализации познавательной потребности.

4. При переходе от дошкольного к младшему школьному возрасту системообразующим свойством является мотивация, связанная с интеллектом. Ребенок постепенно «окунается» в учебную деятельность и мотивы учебного характера начинают доминировать над игровыми. Именно поэтому для детей данного возраста характерно наличие связи между высоким уровнем интеллектуального развития и потребностью в общении, а для детей, у которых смена ведущего вида деятельности еще не началась, характерно наличие связи между низким уровнем интеллектуального развития и сильной мотивацией игровой деятельности. Следовательно, высокое развитие интеллекта соответствует яркому выражению потребности в общении и высокому статусному положению в группе. Связь между показателями статусного положения и потребностью в игровой деятельности носит обратный характер: чем ниже статусное положение ребенка, тем больше у него выражена потребность в игре, поскольку именно в игре ребенок продолжает реализовывать свой интеллектуальный потенциал. Таким образом, хорошо умственно развитые дети реализуют свои потребности в общении, а дети низкого умственного развития — в игре. Интеллект начинает выступать важным фактором, влияющим на характер межличностного взаимодействия. Однако в младшем школьном возрасте данная связь имеет односторонний характер. Высокий интеллект связан с высоким статусным положением и качественными характеристиками общения, но сформированность общего интеллекта на низком (в пределах нормативности) и ниже среднего уровнях не определяет отрицательных характеристик межличностного взаимодействия. Влияние внутренне обусловленных когнитивных факторов при взаимодействии с личностными характеристиками приводит к становлению социальности ребенка. Интеллект через проявление личностных переменных оказывается связанным с социальным поведением. Ребенок использует мыслительные процессы и операции в других целях: для решения проблем социального контекста, а не для решения мыслительной задачи. Устойчивая связь когнитивных структур с личностными параметрами является основным показателем социальной зрелости ребенка.

Наиболее автономными на протяжении основных этапов онтогенеза является система ценностных ориентаций. Структура ценностей не отличается у детей с разным уровнем интеллектуального развития. Сам характер ценностных ориентаций зависит от ближайшего социального микроокружения, а динамика – от возрастного периода. В кризисный период (например, подростковый) имеет место кардинальная перестройка системы ценностей в течение года. Однако существуют, хотя и не совсем кардинальные различия, в системе значимых и не очень значимых ценностей: индивидуальные и материальные ценности больше характерны для детей с низким и ниже среднего уровнем интеллектуального развития. Следовательно, с понижением интеллекта идет снижение духовности и альтруизма.

5. Когнитивно-личностное развитие ребенка происходит в определенных микросоциальных условиях, способом организации и упорядочивания которых выступают основные механизмы межличностного взаимодействия. Семья признана первым и главным агентом социализации. Главная особенность семейного воспитания состоит в его эмоциональном характере. Эмоциональный комфорт ребенка в семье является важным условием его нормального развития и благополучного вхождения в мир культуры и социальных отношений в обществе. Эмоциональный дискомфорт не способствует позитивному взаимодействию ребенка с окружающей его действительностью. Именно в раннем детстве формируется либо изначально доверчивое отношение к миру и людям, либо ожидание неприятных переживаний, угрозы со стороны мира и других людей. Эмоции есть форма когниций (часть знания). Поведенческий механизм в семейной ситуации одновременно активизируется двумя параллельными системами: когнитивной и эмоциональной. В силу различной эмоциональной содержательности исходная перцептивная стадия поведения по-разному влияет на стадию «планирования» поведения, т.е. собственно когнитивную. Эмоция связана с простыми перцептивными сигналами, она в то же время «вмонтирована» и интегрирована в систему значений, несмотря на то, что имеет место определенная степень независимости между эмоциональной и когнитивной переработкой информации. Эмоциональные состояния обеспечивают не только взаимодействие между разными уровнями репрезентативных знаний, но и вмешиваются в их переработку. Включение эмоционального компонента в какое-либо сообщение социального характера либо стимулирует мыслительное действие, направленное на позитивный эффект, либо тормозит (в определенной степени) когнитивную работу с информацией.

При восприятии другого человека ребенку приходится применять особую систему умственных действий для воссоздания в его сознании психологических характеристик воспринимаемого человека. Многие принципы, которые приемлемы в общем когнитивном развитии, здесь также имеют место. Существующие типы когнитивных процессов — мышление, оперирующее предметными, образными или абстрактными понятиями или разными системами знаний (осознаваемыми или неосознаваемыми), – помогают перерабатывать социальную информацию на разном уровне в зависимости от возрастной зрелости и функционирования мыслительных процессов. Сами умственные действия в процессе межличностного взаимодействия преобразовываются и становятся социальными.

Влияние семьи на познавательное развитие ребенка зависит и от ее структуры. Так, механизмы социальной перцепции своих родителей и педагогов у детей из неполных семей имеют свои особенности по сравнению с детьми, воспитывающимися в полной семье. При восприятии детьми из неполных семей своих педагогов наблюдается тенденция описывать их по эталону материнских качеств. При этом они чаще видят в них авторитарного субъекта, но стремятся к общению именно с ними, а не со сверстниками. Отсутствие отца в семье, а также потребность общения с ним осознаются как мальчиками, так и девочками, но дефицит этого общения в большей степени ощущается мальчиками и сказывается для них негативно. Мальчики и девочки, растущие без отца, склонны выделять и описывать в матерях маскулинные качества, а в отцах — феминные. Для детей обоего пола характерна идеализация образа отца и его отношения к себе.

Воздействие семьи на когнитивное развитие ребенка происходит через механизм функционирования детско-родительских отношений. Если имеет место отклонение в семейном воспитании, тем сложнее формируются мыслительные процессы у ребенка. Связь отклонения в семейном воспитании со стороны матерей и умственного развития у девочек не имеет сильного отрицательного результата. Мышление как социально обусловленный процесс возникает и развивается на основе практического взаимодействия не только с реальным миром вещей, но и с миром взрослых. Общим для семьи по сравнению с остальными агентами социализации, которые оказывают положительное влияние на когнитивное и личностное развитие ребенка, является то, что она способствует появлению и поддерживает познавательную активность, а это, в свою очередь, дает возможность совершенствовать развитие когнитивных структур.

Наиболее сложная система связей интеллектуального и личностного развития как показатель целостности и системности развития психики весьма динамична и неустойчива у детей, которые воспитываются в социальных условиях, не отличающихся постоянством детско-родительского взаимодействия.

7. Связь когнитивных структур и социально-психологических качеств личности на протяжении от 4-5 до 16-17 лет имеет гендерные различия. Семейные отношения играют важнейшую роль в формировании и функционировании эмоциональных состояний у мальчиков в большей степени, чем у девочек. Чем сильнее у мальчиков привязанность к маме, тем выше состояние настороженности, которое свойственно ориентировочным эмоциям, повышению внимания и активности, а также способствует спокойному устойчивому состоянию, оптимальному для различных видов деятельности, не требующей напряжения. Теплые и тесные отношения с мамой содействуют отсутствию выраженных переживаний.

Предпочтительные отношения с отцом у мальчиков в старшем дошкольном возрасте снижают доминирование отрицательных эмоций (печаль, тоска), а также сокращают диапазон отрицательных эмоциональных изменений. Отклонения в семейном воспитании со стороны мамы не сказываются столь пагубно на умственном развитии девочек по сравнению с мальчиками как в дошкольном, так и в младшем школьном возрасте.

У девочек аффективное возбуждение и аффективное торможение, которые не являются позитивными для детей старшего дошкольного возраста, положительно связаны с их умственным развитием. У мальчиков, наоборот, положительное эмоциональное состояние соответствует высокому интеллектуальному развитию.

Гендерный аспект связи между показателями статусного положения и потребностью в игровой деятельности в начале младшего школьного возраста проявился в том, что для мальчиков характерно соответствие высокого статуса и более высокого уровня интеллектуального развития, у девочек ярче выражена связь умственного развития и потребности в общении.

Отрицательная статистически значимая связь статуса и интеллекта у младших школьников имеет место только у мальчиков. Следовательно, роль когнитивной функции для мальчиков в межличностном взаимодействии не является главной. Скорее всего, в этом возрасте на первом месте стоят личностные качества, поскольку интеллектуальные функции как ценность и источник межличностного взаимодействия детьми не осознаются. Это касается и характеристик общения, так как у мальчиков связь интеллекта и характеристик общения носит обратный характер. У девочек связь между двумя данными показателями прямая, очень слабая и не является статистически значимой.

Всего в исследовании было получено 33,6% статистически значимых коэффициентов из всех подсчитанных. У мальчиков их больше, чем у девочек - 19,9% и 13,7% (табл. 1).

Но в разных возрастах это соотношение меняется. Статистическая значимость  различий по критерию χ²-Пирсона подтвердилась как в суммарном показателе всех возрастов, так и в возрасте 8-10 м 11-12 лет. Следовательно, различия в социально-когнитивном развитии между мальчиками и девочками имеют закономерный характер (табл.2).

На основании вышеизложенного можно сделать вывод, что модель социально-когнитивного развития имеет сложную схему развития, в которой когнитивные структуры функционируют и совершенствуются на основе потенциала направляемыми личностными характеристиками и микро-социальными условиями.

8. Реализация когнитивного потенциала в реальных межличностных достижениях предполагает сложное взаимодействие когнитивных структур и личностных факторов. Это взаимодействие характеризуется гибкой, динамичной системой гетерархических отношений – на разных этапах онтогенеза доминирующую роль играют различные аспекты психической организации. Так, роль когнитивных структур наиболее велика при сформированности более сложных форм мышления, т.е. в подростковом возрасте. В младшем школьном возрасте это соотношение, скорее всего, равнозначное. В дошкольном возрасте большую роль играют эмоциональные состояния, а роль когнитивных структур сведена к минимуму. Скорее всего, личностные характеристики в межличностном взаимодействии являются регуляторными средствами, а когнитивные – целевыми. Сам механизм психической регуляции в процессе социального взаимодействия заключается в том, что дети с высоким интеллектом социализируются с помощью когнитивных структур, в дети с низким и ниже среднего – с помощью социально-личностных характеристик.

psyjournals.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о