Когнитивная схема в психологии – Понятие когнитивной схемы. » Психология | Самопознание, Саморазвитие | Эзотерика

Понятие когнитивной схемы. » Психология | Самопознание, Саморазвитие | Эзотерика



Само введение этого понятия имеет значение разработки основной проблемы организации знания. Это понятие появляется на фоне других более общих. Например, в прошлый раз мы говорили о когнитивных картах. Понятия типа карт появляются при создании т.н. ИИ.
Исследователь из МТИ – Минский, вводит понятие «frame» («рамка »). Или даже лучше сказать рамочная структура, иногда переводят как рамочная сеть. Суть понятия – это попытка объединить процессы переработки информации с помощью некоторого целостного понятия, даже некой категории. Рамка предполагает наличие некоторого контекста. Скажем, опознать объект или ситуацию, отнести к некоторой категории помогает контекст, т.е. рамка.
Здесь же мы должны упомянуть понятие образ мира, введенное Леонтьевым. Когнитивная карта, рамка учитывающая контекст и, наконец, образ мира (самое широкое понятие). Помимо того, что есть частные конкретные образы каждого объекта или ситуации есть и целостный образ мира, который позволяет сформировать каждый конкретный образ.
С.Д.Смирнов разрабатывает идею Леонтьева. Одна из его статей называется «Мир образов и образ мира». Мир образов предполагает некую совокупность конкретных, частных, индивидуально-конкретных отображений объектов и событий. А целостный образ мира – суть контекст, рамка, когнитивная карта, которая позволяет идентифицировать каждый конкретный объект или событие.
Уже собственно когнитивные психологи не занимаются абстрактными трудно-исследуемыми категориями как образ мира, они стремятся выделить понятие, которое можно точно операционально определить. Для каждого объекта или ситуации появляется понятие когнитивная схема.
В самом общем виде. В одном из последних словарей 1990г., редактором и автором которого является М.Айзенк, определяется схема так. Используется не единственное число схема, а множественное. Предполагается, что сами схемы упорядочены в более общие структуры.

Когнитивные схемы содержат структурированные группы понятий, которые включают базовые знания о событиях, действиях, сценариях поведения, сформированные в прошлом опыте. Таким образом мы догадываемся, что понятие когнитивных схем впервые появляется при исследовании памяти.
Когнитивные психологи считают автором понятия схема человека, который исследовал память уже в нашем веке. Он интерпретировал классические исследования памяти. Ф. Бартлетт 1932г. Основная идея Бартлетта. Он занимается так называемым избирательным или селективным запоминанием. Основная его идея состоит в том, что при работе с материалом, для его запоминания и затем воспроизведения этот материал активно преобразуется. Бартлетт противопоставляет свою идею о преобразовании материала классическим исследованиям.

Первые исследователи памяти были психологами сознания, даже точнее представителями ассоцианизма. Основной исследователь памяти, работавший в конце прошлого века – Г. Эббингауз. Привычные закономерности памяти открыл именно он. Но о какой памяти говорил Эббингауз? Он пытался, как психолог сознания, исследовать чистую собственно память (подобно чистым ощущениям, собственно мышлению). Сегодня бы её назвали механическим запоминанием или репродуктивным, без помощи каких-либо специальных средств. По существу это напоминает заучивание какого-то текста или списка слов. Это запоминание в идеале должно быть направлено на бессмысленный материал. Субъект не должен понимать смысла материала. И Эббингауз изобрел такой материал – специальные трехбуквенные слоги согласная-гласная-согласная.
Бартлетт не отрицает Эббингауза. Он говорит, что подобного рода чистую память мы не используем в жизни. В жизни предполагается не механическая репродуктивная работа, а работа продуктивная. Запоминаемый материал преобразуется при работе с ним. Известный эксперимент Бартлетта в большой аудитории. Избирательное запоминание или преобразование материала предполагает передачу его другому лицу, передачу материала несколько раз и на каждом шаге материал изменяется. Немножко напоминает испорченный телефон. Скажем, фразу с деталями или картину жанровую нужно описать или пересказать другому участнику. Пусть картина находится перед глазами одного испытуемого, а другой её не видит. Задача того кто видит картину – как можно подробнее описать картину, дать детальное изображение и пересказать для второго человека для того, чтобы второй пересказал третьему и так далее несколько раз.
Провести этот опыт интересно, п.ч. результат противоречит обыденным ожиданиям. Казалось бы всё ясно в инструкции: перескажи для другого. Тем не менее, уже на втором и третьем шаге резко, быстро исчезают второстепенные детали. Перед тем как исчезнуть эти детали подчас меняют места. То, что было вверху, может оказаться внизу и т.д. Могут исчезать также и детали значимые. Скажем, стоит стол, на столе клетка, в клетке птица, к клетке тянется кошка. Так вот в пересказе даже такая деталь как кошка может исчезать и исчезает. И уже через 5-6 шагов остаётся 3-4 значимых объекта. Например, стол и клетка. А затем, сколько не пересказывай, это содержание будет уже оставаться без изменений.
Это и есть когнитивная схема ситуации. Отражает ли она саму ситуацию? Пожалуй, нет, она её существенно огрубляет. Но одна из функций строго выполняется – схема позволяет опознать ситуацию. Если схема, прежде всего, относится к памяти, т.е. к прошлому, то следующий шаг от памяти от прошлого к будущему опыту, к воображению, к процессу предвосхищения или прогнозирования.
У.Найссер 1981г. рассматривает схему уже не только как средство памяти, а как средство, позволяющее сформировать ожидание, точнее образ, картину ожидаемого результата действия. Схема позволяет предвосхищать. Главное, что Найссер фиксирует, что схема – это одновременно и результат и средство познания. Т.о. первоначально слово схема – это своеобразная упаковка для получения знания, которая позволяет его перерабатывать и предвосхищать.
В наших лекциях часто используются когнитивные схемы. Если отрефлексировать наш собственный опыт по конспекту можно увидеть типовую схему 2х2. Значит, получаются четыре каких-то класса или категории, которые затем можно наполнять любым материалом, но схема остается неизменной. Схема – это ещё и форма, позволяющая работать с любым материалом. Далее, наиболее удобная схема состоит из шести единиц – двух столбцов и трех строчек. Т.о. мы, например, различали особенности житейской и научной психологии и ещё не один раз. Данная схема не просто позволяет упаковать опыт, но создать его определенное понимание. Схема включает важные различения дифференциации. Схема работает не только с памятью, но и с мышлением.
Преобразование материала это его осмысление, понимание. И когда материал уходит в смысловую долговременную семантическую память, он осмыслен и подлежит категоризации. Наконец в каком-то смысле предел, для того чтобы строить схемы в указанном смысле. Это схема 3х3 состоящая из девяти клеток. Вспомним о Дж. Миллере, который зафиксировал объем рабочей памяти 7 +/- 2.
И вот тогда от схемы памяти переходим к интеллектуальной схеме. В этом смысле слово схема имеет давнюю историю. В названном значении слово схема используется часто философами, скажем у Канта.
Здесь основным именем будет имя швейцарского психолога Жана Пиаже. По сути, мы впервые знакомимся с этим автором именно в данном разделе, хотя какие-то сведения о нем уже есть. Пиаже сложнейший автор и наиболее интересный. В строгом смысле Пиаже не относится к когнитивным психологам. Он используется когнитивными психологами, но он автор совершенно самостоятельного направления.
Познакомимся с основными понятиями Ж.Пиаже. Слово схема появляется у него не сразу, а когда понадобилось определить единицу интеллекта. Но что для Пиаже интеллект в общем виде? Два определения интеллекта. Одно определение интеллекта использует понятия из биологии, а другое – из логики. Один современный автор учебника О.К.Тихомиров в своей работе «Психология мышления» остроумно и показывает визитную карточку Пиаже как био-логическую концепцию.
Первое определение с использованием биологических метафор. Исследователи личности тоже использовали понятие организма из биологии. Используется понятие развивающегося организма. Интеллект – это высшая форма адаптации субъекта к окружающей среде. Пиаже заметит, что среда и приспособление к ней требует её определенного отражения. В среде мы встречаем значимые для субъекта объекты или ситуации. Пиаже уточняет первое определение. Интеллект – это высшая форма равновесия между субъектом и объектом. Уточнение слова среда, словом объект требует определенного представления об объекте.
Сначала слово схема не более как слово языка для Пиаже. Вначале он слово схема вводит, популяризует. Схема – есть представление об объекте. Заметим, что представление об объекте, зависящее от способа оперирования с ним.
Развернутое шире определение схемы в контексте изучения интеллекта. Если интеллект это адаптация к среде, то у него есть два аспекта. И термины вновь из биологии, но с новым смыслом. Первый аспект адаптации – это ассимиляция , это процесс присвоения любого материала посредством наличных, имеющихся у субъекта представлений, наличных схем. Это означает, что ассимиляция – суть такой процесс, где сами схемы не меняются, меняется материал, но представление объектов и ситуаций остаются прежними. Если представить себе человека только с ассимилятивным процессом. Это крайность, когда у человека ригидное жесткое сознание, представление не меняется, несмотря на постоянно меняющийся материал. Это будет расстройство мышления, которое Блейлер назвал аутизмом или аутистическим мышлением. Только в процессе ассимиляции происходит ориентирование на внутреннее, на себя. Любая ситуация для такого условного человека будет выступать как типовая, как вообще не требующая мышления.

Второй аспект, название второго процесса – аккомодация. Пиаже имеет в виду изменение, преобразование наличных схем при встрече с новым материалом. Вновь представим условного субъекта, у которого есть только аккомодация. В строгом смысле у такого человека вообще нет схем, п.ч. каждая ситуация представляется настолько новой, что представление о ней нужно строить заново. Такой субъект попадет в неловкое положение в том смысле, что раз нет собственных схем, значит нужно пользоваться чьей-то чужой схемой, такой субъект вынужден подражать другим, вынужден что-то имитировать. Нередко две этих условных крайности сходятся в шизофрении. Это патология, получаемая при разделении этих двух процессов.
Подлинная схема, адекватное представление об объекте – есть равновесие между ассимиляцией и аккомодацией. Раз Пиаже занимается развитием интеллекта, то это равновесие не будет устойчивым. Противоречие между этими двумя процессами создает движение, благодаря которому интеллект развивается. Противоречие намечает идеал развития интеллекта.

Второе определение интеллекта по Пиаже. Интеллект – система логико-математических операций. Каждое слово здесь требует разъяснения. Прежде всего, слово система. И Пиаже и многие основатели когнитивной психологии испытали на себе влияние системного подхода. Идея состоит в том, что части (логические операции) взаимозависимы. Они, грубо говоря, не появляются по отдельности, а только в системе, координировано. Эти части оказываются сгруппированными в понятия и операции.
Кстати говоря, когда мы во введении получали представление о концепции Выготского, то встречали слово система как одного из свойств высшей психической функции. ВПФ построена на материале многих функций. Каждая стадия развития интеллекта это всегда координация каких-то частей. Практическое действие, наглядное представление об объекте или логическая операция.
Теперь к слову логическая операция. Применимо к конкретному материалу логические операции появляются далеко не сразу. А об интеллекте Пиаже хочет говорить даже тогда, когда, скажем, ребенок ещё не владеет речью. Пиаже – генетический психолог хочет найти источник логических операций и находит его в практических действиях с объектами. Эти действия уже содержат свою логику в своей разумности. Раз действия скоординированы, значит, развитие интеллекта уже началось. Логическая операция когда-то была практическим действием. Но действие внешнее, а логическое оперирование – это внутренняя работа. Логическая операция – суть интериоризованное, вращенное внутрь практическое действие.
У Пиаже четыре этапа. Если интеллект есть в действии в логике, то эти два вида так и будут называться практический и понятийный интеллект. И тогда надо посмотреть, что такое схема объекта в этих двух видах интеллекта. Маленькие примеры из Пиаже и Выготского. Первая книга Пиаже была переведена в 1932г. и называлась «Речь и мышление ребенка», а книга Выготского вышла в 1934г. и называлась «Мышление и речь». Совпадение не случайно эти книги перекликаются.
Какова схема в практическом интеллекте. Для нас это интеллект животных, интеллект без речи. Часто исходим из того, что схема объекта образ представление о нем уже есть у животного. На перцептивной стадии можно наблюдать, как животное демонстрирует экстраполяционный рефлекс . Тележка с приманкой въезжает в тоннель и собака бежит к выходу из тоннеля. Представление о приманке устойчиво. Пиаже говорит, что такая схема появляется далеко не сразу, есть процесс развития.
От рождения до появления речи в первые полтора-два года мы найдем свидетельство того, что схема объекта пока отсутствует, нет постоянства схемы объекта, а значит, нет разумного действия с ним.
Типовая ситуация. Ребенок в кроватке, над ним висит погремушка, ребенок дергает за шнурок и погремушка гремит. Казалось бы, есть координация, причинно-следственная связь (дернул за шнур и погремушка гремит). Но Пиаже говорит, что здесь-то схемы, пожалуй, ещё нет. Если снять погремушку и греметь рядом с ребенком, то ребенок начинает, как бы дергать за шнур по привычке. Эти два события совпадают, близки во времени, но здесь пока нет причинно-следственной связи.
Связь появится только тогда, когда ребенок станет активно экспериментировать с объектом. Например, когда в коляске ребенок бросает объект раз за разом. Здесь происходит, говорит Пиаже, активная аккомодация схем, моторных практических схем. Ребенок каждый раз отслеживает траекторию объекта и соотносит её с выполненным движением. И здесь-то и возникают моторные схемы или моторные понятия. Не просто моторные, а сенсомоторные понятия, п.ч. у данного ребенка как у активного экспериментатора соотносится восприятие предмета и действие с ним.
Пример из патологии. Человек с мозговым нарушением так отвечает на вопрос о предмете. Ему показывают мяч и спрашивают: «Что это такое?» И он не может опознать объект. Нет понятийной схемы. А когда мяч перед ним ударяет об пол и мяч несколько раз отскакивает, то больной сразу опознал и сказал что это мяч.
И вот когда ребенок заговорил. Каждое слово ребенка – это потенциально представление об объекте, это схема объекта. И если подниматься к высшим формам мышления, то каждое слово суть понятие. Очевидно, что для когнитивных психологов слова – суть понятия, категориальная сеть.
Пиаже и Выготский заметят и обогатят когнитивную психологию. Ребенок заговорил? Да, слова есть. Ребенок как может, спрашивает о словах, желая их узнать. Показывает пальцем и слушает, расширяет словарный запас. Однако, должен быть период, когда слова есть, а понятий нет. Речь уже появилась, а понятийное мышление возникнет далеко не скоро. Такой период будет иметь название у Пиаже дооперациональным.
Можно ли тут говорить о схеме? Можно, но в широком смысле. Ведь представление об объекте всё-таки есть. Будущий понятийный интеллект, где знаковая речь используется в своей главной функции. Знак замещает, именует конкретный объект. Есть связь знак-объект. Эта связь должна появиться. А мы посмотрим на представления до понятий.

Когда ребенок говорит, взрослый думает, что за словами ребенка стоит понятие взрослых. И тут взрослый оказывается в ситуации центризма. Здесь возможность ошибки думать о ребенке как о маленьком взрослом. Пиаже боролся с этим представлением. Он говорил о том, что ребенок – это качественно особое образование. Это он заимствовал у Л.Леви-Брюля. Была острая дискуссия о первобытном мышлении.
Так что же стоит за словом ребенка? Понятие, будущее содержание каждого слова обладает важным качеством – это обобщение по определенным признакам. Если вы что-то обобщили в понятие, то сказали, что есть какой-то общий признак, принадлежащий всем таким объектам или ситуациям. Но сначала общего признака нет.
И тогда как это назвать? Синкретическое образование (синкрет) . За словом ребенка тоже стоит обобщение, но обобщение без объективных оснований. Синкрет – это хаос или неструктурированный набор. Когнитивный психолог едва ли будет изучать синкрет, его интересует понятие. А Пиаже использует и синкрет. В содержание синкрета входит объект, эмоциональное отношение к нему, ситуации, в которых этот объект наблюдался, люди которые при этом присутствовали и само звучание слова.
Во второй теме введения, говоря о Фрейде, пояснялось, что было для Фрейда раннее детство 2-3 года. Этот возраст затем, когда ребенок станет взрослым, забывается. Человек начинает помнить себя с 3-4 лет. А почему спросим у когнитивных психологов? А п.ч. до этого у него нет когнитивных схем как чисто понятийных. Ребенок начинает строить эти схемы тогда, когда вступает в активный диалог с взрослым. А до этого это синкреты. Пример из Выготского. Простолюдин из далекого села приезжает в университетский город и студент рассказывает ему о звездах. Узнает о формах, о размерах об удаленности звезд и т.д. Простолюдин благодарит студента и замечает, что осталось не ясным с помощью каких стекол узнали названия звезд, как могли этого увидеть? Это признак синкретического мышления. Ребенка спрашивают, может ли собака называться коровой? Ребенок скажет, что, наверное, может. Но собака должна иметь рога и давать молоко.
Между прочим, сегодня материал в когнитивной психологии это т.н. когнитивная психотерапия. Коротко её смысл. Он в том, что между каким-то травмирующим событием и его последствием (тревогой депрессией) есть важный переход – интерпретация события неверная. Расширяется область когнитивных схем, это теперь не только схемы упаковки, не только понятия, но это теперь и двигательные схемы и прежде всего схемы понимания ситуации, которое может быть и неверным.
Теперь все равно верна схема или нет. Важно, что схема дает понимание или представление картины в целом. Отдельная схема как представление об объекте предполагает представление того мира, в котором действует человек. Действия в буквальном смысле. Должен быть некоторый фундамент понимания мира для его познания.
В психологии личности говорилось об оппозиции природа / культура. В мифе такой оппозиции нет. Часто где говорят о культуре подчеркивается природная нужда и образуются аффективные комплексы. И что делается Пиаже? Он одно определение интеллекта биологическое, природное. А другое определение интеллекта относится к культуре мышления, к логике. И субъект проделывает историю, проходит сложнейший путь от природы к культуре, он развивается как природный механизм. Он вынужден приспособиться к логическим формам. Развитие интеллекта – есть своеобразное вращивание природного организма в культурную форму.
Такое вращивание проходит не безболезненно. Поэтому не всегда удается в терапевтических концепциях. Но Пиаже показал адекватный путь от природы к культуре.

Видео Лекции по общей психологии Петухов В.В. (Лекции 1-30)
Видео Лекции по общей психологии Петухов В.В. (Лекции 31-54)
Общая психология: Лекции по общей психологии. Конспект курса лекций (Оглавление)

neo-humanity.ru

Второй вопрос. Понятие когнитивной схемы.

Само введение этого понятия имеет значение разработки основной проблемы организации знания. Это понятие появляется на фоне других более общих. Например, в прошлый раз мы говорили о когнитивных картах. Понятия типа карт появляются при создании т.н. ИИ.

Исследователь из МТИ – Минский, вводит понятие «frame» («рамка418»). Или даже лучше сказать рамочная структура, иногда переводят как рамочная сеть. Суть понятия – это попытка объединить процессы переработки информации с помощью некоторого целостного понятия, даже некой категории. Рамка предполагает наличие некоторого контекста. Скажем, опознать объект или ситуацию, отнести к некоторой категории помогает контекст, т.е. рамка.

Здесь же мы должны упомянуть понятие образ мира, введенное Леонтьевым. Когнитивная карта, рамка учитывающая контекст и, наконец, образ мира (самое широкое понятие). Помимо того, что есть частные конкретные образы каждого объекта или ситуации есть и целостный образ мира, который позволяет сформировать каждый конкретный образ.

С.Д.Смирнов разрабатывает идею Леонтьева. Одна из его статей называется «Мир образов и образ мира». Мир образов предполагает некую совокупность конкретных, частных, индивидуально-конкретных отображений объектов и событий. А целостный образ мира – суть контекст, рамка, когнитивная карта, которая позволяет идентифицировать каждый конкретный объект или событие.

Уже собственно когнитивные психологи не занимаются абстрактными трудно-исследуемыми категориями как образ мира, они стремятся выделить понятие, которое можно точно операционально определить. Для каждого объекта или ситуации появляется понятие когнитивная схема.

В самом общем виде. В одном из последних словарей 1990г., редактором и автором которого является М.Айзенк, определяется схема так. Используется не единственное число схема, а множественное. Предполагается, что сами схемы упорядочены в более общие структуры.

Когнитивные схемы содержат структурированные группы понятий, которые включают базовые знания о событиях, действиях, сценариях поведения, сформированные в прошлом опыте. Таким образом мы догадываемся, что понятие когнитивных схем впервые появляется при исследовании памяти.

Когнитивные психологи считают автором понятия схема человека, который исследовал память уже в нашем веке. Он интерпретировал классические исследования памяти. Ф. Бартлетт1932г.Основная идея Бартлетта. Он занимается так называемым избирательным или селективнымзапоминанием. Основная его идея состоит в том, что при работе с материалом, для его запоминания и затем воспроизведения этот материал активно преобразуется. Бартлетт противопоставляет свою идею о преобразовании материала классическим исследованиям.

Первые исследователи памяти были психологами сознания, даже точнее представителями ассоцианизма. Основной исследователь памяти, работавший в конце прошлого века – Г. Эббингауз. Привычные закономерности памяти открыл именно он. Но о какой памяти говорил Эббингауз? Он пытался, как психолог сознания, исследовать чистую собственно память (подобно чистым ощущениям, собственно мышлению). Сегодня бы её назвалимеханическим запоминаниемили репродуктивным, без помощи каких-либо специальных средств. По существу это напоминает заучивание какого-то текста или списка слов. Это запоминание в идеале должно быть направлено на бессмысленный материал. Субъект не должен понимать смысла материала. И Эббингауз изобрел такой материал – специальные трехбуквенные слоги согласная-гласная-согласная.

Бартлетт не отрицает Эббингауза. Он говорит, что подобного рода чистую память мы не используем в жизни. В жизни предполагается не механическая репродуктивная работа, а работа продуктивная. Запоминаемый материал преобразуется при работе с ним. Известный эксперимент Бартлетта в большой аудитории. Избирательное запоминание или преобразование материала предполагает передачу его другому лицу, передачу материала несколько раз и на каждом шаге материал изменяется. Немножко напоминает испорченный телефон. Скажем, фразу с деталями или картину жанровую нужно описать или пересказать другому участнику. Пусть картина находится перед глазами одного испытуемого, а другой её не видит. Задача того кто видит картину – как можно подробнее описать картину, дать детальное изображение и пересказать для второго человека для того, чтобы второй пересказал третьему и так далее несколько раз.

Провести этот опыт интересно, п.ч. результат противоречит обыденным ожиданиям. Казалось бы всё ясно в инструкции: перескажи для другого. Тем не менее, уже на втором и третьем шаге резко, быстро исчезают второстепенные детали. Перед тем как исчезнуть эти детали подчас меняют места. То, что было вверху, может оказаться внизу и т.д. Могут исчезать также и детали значимые. Скажем, стоит стол, на столе клетка, в клетке птица, к клетке тянется кошка. Так вот в пересказе даже такая деталь как кошка может исчезать и исчезает. И уже через 5-6 шагов остаётся 3-4 значимых объекта. Например, стол и клетка. А затем, сколько не пересказывай, это содержание будет уже оставаться без изменений.

Это и есть когнитивная схема ситуации. Отражает ли она саму ситуацию? Пожалуй, нет, она её существенно огрубляет. Но одна из функций строго выполняется – схема позволяет опознать ситуацию. Если схема, прежде всего, относится к памяти, т.е. к прошлому, то следующий шаг от памяти от прошлого к будущему опыту, к воображению, к процессу предвосхищения или прогнозирования.

У.Найссер1981г.рассматривает схему уже не только как средство памяти, а как средство, позволяющее сформировать ожидание, точнее образ, картину ожидаемого результата действия. Схема позволяет предвосхищать. Главное, что Найссер фиксирует, что схема – это одновременно и результат и средство познания. Т.о. первоначально слово схема – это своеобразная упаковка для получения знания, которая позволяет его перерабатывать и предвосхищать.

В наших лекциях часто используются когнитивные схемы. Если отрефлексировать наш собственный опыт по конспекту можно увидеть типовую схему 2х2. Значит, получаются четыре каких-то класса или категории, которые затем можно наполнять любым материалом, но схема остается неизменной. Схема – это ещё и форма, позволяющая работать с любым материалом. Далее, наиболее удобная схема состоит из шести единиц – двух столбцов и трех строчек. Т.о. мы, например, различали особенности житейской и научной психологии и ещё не один раз. Данная схема не просто позволяет упаковать опыт, но создать его определенное понимание. Схема включает важные различения дифференциации. Схема работает не только с памятью, но и с мышлением.

Преобразование материала это его осмысление, понимание. И когда материал уходит в смысловую долговременную семантическую память, он осмыслен и подлежит категоризации. Наконец в каком-то смысле предел, для того чтобы строить схемы в указанном смысле. Это схема 3х3 состоящая из девяти клеток. Вспомним о Дж. Миллере, который зафиксировал объем рабочей памяти 7 +/- 2.

И вот тогда от схемы памяти переходим к интеллектуальной схеме. В этом смысле слово схема имеет давнюю историю. В названном значении слово схема используется часто философами, скажем у Канта.

Здесь основным именем будет имя швейцарского психолога Жана Пиаже. По сути, мы впервые знакомимся с этим автором именно в данном разделе, хотя какие-то сведения о нем уже есть. Пиаже сложнейший автор и наиболее интересный. В строгом смысле Пиаже не относится к когнитивным психологам. Он используется когнитивными психологами, но он автор совершенно самостоятельного направления.

Познакомимся с основными понятиями Ж.Пиаже. Слово схема появляется у него не сразу, а когда понадобилось определить единицу интеллекта. Но что для Пиаже интеллект в общем виде? Два определения интеллекта. Одно определение интеллекта использует понятия из биологии, а другое – из логики. Один современный автор учебника О.К.Тихомиров в своей работе «Психология мышления» остроумно и показывает визитную карточку Пиаже как био-логическую концепцию.

Первое определение с использованием биологических метафор. Исследователи личности тоже использовали понятие организма из биологии. Используется понятие развивающегося организма. Интеллект– это высшая форма адаптации субъекта к окружающей среде. Пиаже заметит, что среда и приспособление к ней требует её определенного отражения. В среде мы встречаем значимые для субъекта объекты или ситуации. Пиаже уточняет первое определение.Интеллект– это высшая форма равновесия между субъектом и объектом. Уточнение слова среда, словом объект требует определенного представления об объекте.

Сначала слово схема не более как слово языка для Пиаже. Вначале он слово схема вводит, популяризует. Схема – есть представление об объекте. Заметим, что представление об объекте, зависящее от способа оперирования с ним.

Развернутое шире определение схемы в контексте изучения интеллекта. Если интеллект это адаптация к среде, то у него есть два аспекта. И термины вновь из биологии, но с новым смыслом. Первый аспект адаптации – это ассимиляция419, это процесс присвоения любого материала посредством наличных, имеющихся у субъекта представлений, наличных схем. Это означает, что ассимиляция – суть такой процесс, где сами схемы не меняются, меняется материал, но представление объектов и ситуаций остаются прежними. Если представить себе человека только с ассимилятивным процессом. Это крайность, когда у человека ригидное жесткое сознание, представление не меняется, несмотря на постоянно меняющийся материал. Это будет расстройство мышления, которое Блейлер назвал аутизмом или аутистическим мышлением. Только в процессеассимиляциипроисходит ориентирование на внутреннее, на себя. Любая ситуация для такого условного человека будет выступать как типовая, как вообще не требующая мышления.

Второй аспект, название второго процесса – аккомодация. Пиаже имеет в виду изменение, преобразование наличных схем при встрече с новым материалом. Вновь представим условного субъекта, у которого есть только аккомодация. В строгом смысле у такого человека вообще нет схем, п.ч. каждая ситуация представляется настолько новой, что представление о ней нужно строить заново. Такой субъект попадет в неловкое положение в том смысле, что раз нет собственных схем, значит нужно пользоваться чьей-то чужой схемой, такой субъект вынужден подражать другим, вынужден что-то имитировать. Нередко две этих условных крайности сходятся в шизофрении. Это патология, получаемая при разделении этих двух процессов.

Подлинная схема, адекватное представление об объекте – есть равновесие между ассимиляцией и аккомодацией. Раз Пиаже занимается развитием интеллекта, то это равновесие не будет устойчивым. Противоречие между этими двумя процессами создает движение, благодаря которому интеллект развивается. Противоречие намечает идеал развития интеллекта.

Второе определение интеллекта по Пиаже. Интеллект– система логико-математических операций. Каждое слово здесь требует разъяснения. Прежде всего, словосистема. И Пиаже и многие основатели когнитивной психологии испытали на себе влияние системного подхода. Идея состоит в том, что части (логические операции) взаимозависимы. Они, грубо говоря, не появляются по отдельности, а только в системе, координировано. Эти части оказываются сгруппированными в понятия и операции.

Кстати говоря, когда мы во введении получали представление о концепции Выготского, то встречали слово система как одного из свойств высшей психической функции. ВПФ построена на материале многих функций. Каждая стадия развития интеллекта это всегда координация каких-то частей. Практическое действие, наглядное представление об объекте или логическая операция.

Теперь к слову логическая операция. Применимо к конкретному материалу логические операции появляются далеко не сразу. А об интеллекте Пиаже хочет говорить даже тогда, когда, скажем, ребенок ещё не владеет речью. Пиаже – генетический психолог хочет найти источник логических операций и находит его в практических действиях с объектами. Эти действия уже содержат свою логику в своей разумности. Раз действия скоординированы, значит, развитие интеллекта уже началось. Логическая операция когда-то была практическим действием. Но действие внешнее, а логическое оперирование – это внутренняя работа. Логическая операция – суть интериоризованное, вращенное внутрь практическое действие.

У Пиаже четыре этапа. Если интеллект есть в действии в логике, то эти два вида так и будут называться практический и понятийный интеллект. И тогда надо посмотреть, что такое схема объекта в этих двух видах интеллекта. Маленькие примеры из Пиаже и Выготского. Первая книга Пиаже была переведена в 1932г.и называлась «Речь и мышление ребенка», а книга Выготского вышла в1934г.и называлась «Мышление и речь». Совпадение не случайно эти книги перекликаются.

Какова схема в практическом интеллекте. Для нас это интеллект животных, интеллект без речи. Часто исходим из того, что схема объекта образ представление о нем уже есть у животного. На перцептивной стадии можно наблюдать, как животное демонстрирует экстраполяционный рефлекс420. Тележка с приманкой въезжает в тоннель и собака бежит к выходу из тоннеля. Представление о приманке устойчиво. Пиаже говорит, что такая схема появляется далеко не сразу, есть процесс развития.

От рождения до появления речи в первые полтора-два года мы найдем свидетельство того, что схема объекта пока отсутствует, нет постоянства схемы объекта, а значит, нет разумного действия с ним.

Типовая ситуация. Ребенок в кроватке, над ним висит погремушка, ребенок дергает за шнурок и погремушка гремит. Казалось бы, есть координация, причинно-следственная связь (дернул за шнур и погремушка гремит). Но Пиаже говорит, что здесь-то схемы, пожалуй, ещё нет. Если снять погремушку и греметь рядом с ребенком, то ребенок начинает, как бы дергать за шнур по привычке. Эти два события совпадают, близки во времени, но здесь пока нет причинно-следственной связи.

Связь появится только тогда, когда ребенок станет активно экспериментировать с объектом. Например, когда в коляске ребенок бросает объект раз за разом. Здесь происходит, говорит Пиаже, активная аккомодация схем, моторных практических схем. Ребенок каждый раз отслеживает траекторию объекта и соотносит её с выполненным движением. И здесь-то и возникают моторные схемы или моторные понятия. Не просто моторные, а сенсомоторные понятия, п.ч. у данного ребенка как у активного экспериментатора соотносится восприятие предмета и действие с ним.

Пример из патологии. Человек с мозговым нарушением так отвечает на вопрос о предмете. Ему показывают мяч и спрашивают: «Что это такое?» И он не может опознать объект. Нет понятийной схемы. А когда мяч перед ним ударяет об пол и мяч несколько раз отскакивает, то больной сразу опознал и сказал что это мяч.

И вот когда ребенок заговорил. Каждое слово ребенка – это потенциально представление об объекте, это схема объекта. И если подниматься к высшим формам мышления, то каждое слово суть понятие. Очевидно, что для когнитивных психологов слова – суть понятия, категориальная сеть.

Пиаже и Выготский заметят и обогатят когнитивную психологию. Ребенок заговорил? Да, слова есть. Ребенок как может, спрашивает о словах, желая их узнать. Показывает пальцем и слушает, расширяет словарный запас. Однако, должен быть период, когда слова есть, а понятий нет. Речь уже появилась, а понятийное мышление возникнет далеко не скоро. Такой период будет иметь название у Пиаже дооперациональным.

Можно ли тут говорить о схеме? Можно, но в широком смысле. Ведь представление об объекте всё-таки есть. Будущий понятийный интеллект, где знаковая речь используется в своей главной функции. Знак замещает, именует конкретный объект. Есть связь знак-объект. Эта связь должна появиться. А мы посмотрим на представления до понятий.

Когда ребенок говорит, взрослый думает, что за словами ребенка стоит понятие взрослых. И тут взрослый оказывается в ситуации центризма. Здесь возможность ошибки думать о ребенке как о маленьком взрослом. Пиаже боролся с этим представлением. Он говорил о том, что ребенок – это качественно особое образование. Это он заимствовал у Л.Леви-Брюля. Была острая дискуссия о первобытном мышлении.

Так что же стоит за словом ребенка? Понятие, будущее содержание каждого слова обладает важным качеством – это обобщение по определенным признакам. Если вы что-то обобщили в понятие, то сказали, что есть какой-то общий признак, принадлежащий всем таким объектам или ситуациям. Но сначала общего признака нет.

И тогда как это назвать? Синкретическоеобразование (синкрет)421. За словом ребенка тоже стоит обобщение, но обобщение без объективных оснований. Синкрет – это хаос или неструктурированный набор. Когнитивный психолог едва ли будет изучать синкрет, его интересует понятие. А Пиаже использует и синкрет. В содержание синкрета входит объект, эмоциональное отношение к нему, ситуации, в которых этот объект наблюдался, люди которые при этом присутствовали и само звучание слова.

Во второй теме введения, говоря о Фрейде, пояснялось, что было для Фрейда раннее детство 2-3 года. Этот возраст затем, когда ребенок станет взрослым, забывается. Человек начинает помнить себя с 3-4 лет. А почему спросим у когнитивных психологов? А п.ч. до этого у него нет когнитивных схем как чисто понятийных. Ребенок начинает строить эти схемы тогда, когда вступает в активный диалог с взрослым. А до этого это синкреты. Пример из Выготского. Простолюдин из далекого села приезжает в университетский город и студент рассказывает ему о звездах. Узнает о формах, о размерах об удаленности звезд и т.д. Простолюдин благодарит студента и замечает, что осталось не ясным с помощью каких стекол узнали названия звезд, как могли этого увидеть? Это признак синкретического мышления. Ребенка спрашивают, может ли собака называться коровой? Ребенок скажет, что, наверное, может. Но собака должна иметь рога и давать молоко.

Между прочим, сегодня материал в когнитивной психологии это т.н. когнитивная психотерапия. Коротко её смысл. Он в том, что между каким-то травмирующим событием и его последствием (тревогой депрессией) есть важный переход – интерпретация события неверная. Расширяется область когнитивных схем, это теперь не только схемы упаковки, не только понятия, но это теперь и двигательные схемы и прежде всего схемы понимания ситуации, которое может быть и неверным.

Теперь все равно верна схема или нет. Важно, что схема дает понимание или представление картины в целом. Отдельная схема как представление об объекте предполагает представление того мира, в котором действует человек. Действия в буквальном смысле. Должен быть некоторый фундамент понимания мира для его познания.

В психологии личности говорилось об оппозиции природа / культура. В мифе такой оппозиции нет. Часто где говорят о культуре подчеркивается природная нужда и образуются аффективные комплексы. И что делается Пиаже? Он одно определение интеллекта биологическое, природное. А другое определение интеллекта относится к культуре мышления, к логике. И субъект проделывает историю, проходит сложнейший путь от природы к культуре, он развивается как природный механизм. Он вынужден приспособиться к логическим формам. Развитие интеллекта – есть своеобразное вращивание природного организма в культурную форму.

Такое вращивание проходит не безболезненно. Поэтому не всегда удается в терапевтических концепциях. Но Пиаже показал адекватный путь от природы к культуре.

studfiles.net

Когнитивные схемы | Блог 4brain

Схема – это общее представление, заложенное в нас, когнитивная структура, выполняющая функцию организации и трактовки информации. Схемы полезны, поскольку позволяют находить и использовать кратчайший путь для интерпретации огромного объема сообщений окружающего мира.

Однако иногда эти ментальные конструкты заставляют нас игнорировать важную информацию, сосредотачивают внимание на тех вещах, которые подтверждают уже имеющиеся идеи и убеждения. Тем самым они способствуют формированию стереотипов, затрудняют усвоение новых знаний, несоответствующих нашему, уже сложившемуся мировоззрению.

История исследования

Впервые схема в качестве базовой концепции, была использована британским психологом Фредериком Бартлеттом как часть его теории обучения. Теория предполагала, что наше понимание мира формируется сетью абстрактных ментальных структур. Первым же кто ввел термин «схема», был швейцарский психолог Жан Пиаже. Согласно его теории когнитивного развития, дети проходят несколько этапов интеллектуального роста, и схема  относится как к категории знаний, так и к процессу приобретения данного знания. Он считал, что люди, получая новую информацию и обучаясь чему-то, находятся в состоянии постоянного приспосабливания к окружающему миру. По мере возникновения новоприобретенных знаний и опыта – разрабатываются новые или подвергаются изменению старые конструкции. Широко используя данный термин в собственных работах, Пиаже, дал небывалый толчок для его популяризации.

Примеры схем

Ребенок, изначально разрабатывая схему для лошади, знает, что она большая, у нее есть четыре ноги и хвост. И когда маленький мальчик впервые встречает корову, то с легкостью может идентифицировать ее как лошадь. Ведь, в конце концов, она вписывается в его конструкт характеристик для лошади – это большое животное, у него четыре ноги и хвост. Как только ему говорят, что это другое животное – корова, он изменяет существующую схему лошади и создает новую – для коровы. Теперь давайте представим, что этот мальчик впервые встречает миниатюрного коня и ошибочно идентифицирует его как собаку. Родители объясняют ему, что животное перед ним – это очень маленький тип лошади и, следовательно, ребенку необходимо изменить существующую конструкцию относительно него. Теперь он понимает, что хоть некоторые лошади большие, есть и очень маленькие. Благодаря новому опыту уже существующие схемы модифицируются, и познается новая информация.

Несмотря на то, что Пиаже сосредоточился на этапах развития в детстве, схемами обладают все люди. Они продолжают формироваться и меняться на протяжении всей нашей жизни. К примеру – относительно объектов. Это тот тип конструкций, который фокусируется на том, что является неодушевленным объектом и как он работает. У большинства людей из промышленно-развитых стран имеется в наличии схема – что такое автомобиль. Включает в себя множество подкатегорий для различных типов автомобилей, таких как, универсал, седан или пикап. И с течением времени под воздействием внешнего мира, данная схема постоянно изменяется и обновляется.

Какие же еще существуют типы схем, присущие людям:

  • Личностные схемы – ориентированы на конкретных людей. Например, схема для вашего друга может включать информацию о его внешности, его поведении, его личности и его предпочтениях.
  • Социальные схемы – включают общие знания о том, как люди ведут себя в определенных социальных ситуациях.
  • Самосхемы – сфокусированы на знании о себе. Включают в себя как то, что вы знаете о своем нынешнем Я, так и идеи о своем идеализированном или будущем Я.
  • Схемы событий – сосредоточены на моделях поведения, которые должны соблюдаться при определенных инцидентах. Действуют подобно сценарию, информирующему нас о том, что нам следует делать, как действовать, и что говорить в конкретной ситуации.

Как схемы влияют на процесс обучения?

Схемы играют заметную роль в процессе обучения. Приведем примеры:

  • Они влияют на то, на что мы обращаем внимание. Люди с большей вероятностью обращают внимание на то, что соответствует их нынешним схемам.
  • Влияют на скорость обучения. Человек легче познает информацию, когда она вписывается в уже имеющиеся схемы.
  • Помогают в упрощении мира. Часто позволяют человеку легче узнавать окружающий мир, так как новая информация может быть классифицирована в сравнении нового опыта с существующими схемами по аналогии.
  • Схемы позволяют нам быстрее думать. В условиях мгновенного изменения вещей и стремительного потока информации человеку не приходится тратить много времени на их интерпретацию. Благодаря схемам, возможна быстрая и автоматическая ассимиляция этой информации.
  • Изменяют способ интерпретации поступающей информации. При изучении новых сведений, не соответствующих схемам, иногда происходит процесс искажения или изменения новой информации – ради придания ей соответствия базе знаний человека.
  • Трудно подвергаются изменениям. Люди часто цепляются за свои существующие схемы, особенно перед лицом противоречивой информации.

В большинстве случаев использование схем при обучении происходит автоматически или с использованием минимальных усилий, но могут возникнуть и затруднения в процессе овладения новыми знаниями. Один из таких ярких примеров – предрассудки, мешающие видеть мир человеку таким, какой он есть. Соблюдая определенные убеждения в отношении, например, конкретной группы людей, данная схема влияет на неправильную интерпретацию различных ситуаций. Когда происходит событие, бросающее вызов этим существующим убеждениям, человек склонен предложить альтернативное объяснение, поддерживает текущую схему вместо того, чтобы приспособить или изменить ее.

Подобный момент можно ярко проследить при гендерных ожиданиях. В различных культурах у каждого человека присутствует схема относительно того, что считается мужским, а что женским. И такие схемы, возможно, приведут к возникновению стереотипа о том, как мужчины и женщины будут вести себя в той или иной ситуации, проявлять ту или иную роль, характерную для них.

В одном исследовании детям продемонстрировали ряд картинок, соответствующих гендерным ожиданиям (мужчина за рулем автомобиля, женщина, моющая посуду). Другие изображения были несовместимы с гендерными стереотипами (мужчина, моющий посуду, и женщина за рулем автомобиля). Позже, когда их попросили вспомнить, что они видели, дети, имеющие довольно четкие представления в вопросах половой принадлежности, часто неверно называли пол людей на гендерно-несогласованных изображениях. Тоесть женщину за рулем автомобиля они в большинстве случаев путали с мужчиной.

Возможно ли изменение в схемах?

Процессы, посредством которых происходят изменения или коррекция в схемах, известны как ассимиляция и аккомодация. При ассимиляции – новая информация включается в уже ранее существовавшие конструкции. При аккомодации – мы, узнавая новую информацию и приобретая опыт, подвергаем преобразованию или формируем новые схемы. Изменения, как правило, легче проистекают в детстве, а по мере взросления становятся более сложными для преобразования. И часто сохраняются даже тогда, когда человеку предъявляются факты, кардинально противоречащие его убеждениям. Однако под воздействием непрерывного потока доказательств, сигнализирующих и указывающих на необходимость изменения, мы постепенно меняемся. Благодаря таким процессам как адаптация и аккомодация мы создаем, изменяем и расширяем наши схемы, обеспечивая основу для понимания окружающего мира.

Автор: Денис Варяница

Понравилась статья? Присоединяйтесь к нашим сообществам в соцсетях или каналу в Telegram и не пропускайте выход новых полезных материалов: