Когнитивность это что: Когнитивность — это… Что такое Когнитивность?

Содержание

Когнитивность — это… Что такое Когнитивность?

В этой статье не хватает ссылок на источники информации. Информация должна быть проверяема, иначе она может быть поставлена под сомнение и удалена.
Вы можете отредактировать эту статью, добавив ссылки на авторитетные источники.
Эта отметка установлена 12 мая 2011.

Когнити́вность (лат. cognitio, «познание, изучение, осознание») — способность к умственному восприятию и переработке внешней информации. В психологии это понятие применяется по отношению к психическим процессам личности и особенно к так называемым «психическим состояниям» (убеждениям, желаниям и намерениям).

Термин «когнитивность» также используется в более широком смысле, обозначая акт познания или само знание. В этом контексте он может быть интерпретирован в культурно-социальном смысле как обозначающий появление и «становление» знания и концепций, связанных с этим знанием, выражающих себя как в мысли, так и в действии.

Когнитивность в господствующих направлениях психологии

Изучение типов психических процессов, называемых когнитивными (собственно когнитивных процессов), находится под серьёзным влиянием тех исследований, которые успешно использовали парадигму «когнитивности» в прошлом. Понятие «когнитивные процессы» часто применяли к таким процессам как память, внимание, восприятие, действие, принятие решений и воображение. Эмоции традиционно не относят к когнитивным процессам. Вышеприведенное деление теперь считается во многом искусственным, проводятся исследования, изучающие когнитивную составляющую эмоций. Наряду с этим часто также личностные способности к «осознанию» стратегий и методов когнитивности, известные как «метакогнитивность».

Эмпирические исследования когнитивности обычно пользуются научной методологией и количественным методом, иногда включают также построение моделей какого-то отдельного типа поведения.

Хотя практически никто не отрицает, что природа когнитивных процессов управляется мозгом, теория когнитивности далеко не всегда рассматривает эти процессы в их связи с мозговой деятельностью или какими-либо иными биологическими проявлениями (ср.

нейрокогнитивность). Теория когнитивности часто всего лишь описывает поведение индивида в терминах информационного потока или функционирования. Сравнительно недавние исследования в таких областях, как когнитология (в общем смысле, наука о мышлении) и нейропсихология, стремятся перешагнуть этот пробел между информационными и биологическими процессами, используя парадигмы когнитивности для понимания того, каким именно образом человеческий мозг осуществляет функции переработки информации, а также каким образом системы, занимающиеся исключительно переработкой информации (к примеру, компьютеры) могут имитировать когнитивные процессы (см. также искусственный интеллект).

Теоретическую школу, изучающую мышление с позиции когнитивности, обычно называют «школой когнитивизма» (англ. 

cognitivism).

Огромный успех когнитивного подхода может объясняться, прежде всего, его превалированием как фундаментального в современной психологии. В этом качестве он заменил бихевиоризм, господствовавший вплоть до 1950-х гг.

В свою очередь, когнитивная теория, будучи весьма эклектичной в своем самом общем смысле, заимствует знания из следующих областей:

Нерешённые проблемы когнитивной теории

В этом разделе не хватает ссылок на источники информации. Информация должна быть проверяема, иначе она может быть поставлена под сомнение и удалена.
Вы можете отредактировать эту статью, добавив ссылки на авторитетные источники.
Эта отметка установлена 12 мая 2011.
  • Насколько сильное сознательное вмешательство человека требуется для выполнения когнитивного процесса?
  • Какое влияние оказывает на когнитивный процесс индивидуальность?
  • Почему в настоящий момент настолько сложнее распознать компьютеру человеческую внешность, чем коту — своего хозяина?
  • Почему «горизонт понятий» у некоторых людей шире, чем у других?

Когнитивная онтология

На уровне индивидуального живого существа, вопросы онтологии хоть и изучаются различными дисциплинами, но здесь объединяются в один подтип дисциплин — когнитивную онтологию, что, во многом, противоречит предыдущему, лингвистически-зависимому, подходу к онтологии. При «лингвистическом» подходе бытие, восприятие и деятельность рассматриваются без учитывания природных ограничений человека, человеческого опыта и привязанностей, которые могут заставить человека «знать» (см. также квалиа) что-либо из того, что для других остается под большим вопросом.

На уровне индивидуального сознания, неожиданно возникающая поведенческая реакция, «всплывающая» из-под сознания, может служить толчком к формированию нового «понятия», идеи, ведущей к «знанию». Простое объяснение этому заключается в том, что живые существа стремятся сохранить свое внимание к чему-либо, стараясь избежать прерывания и отвлечения на каждом из уровней восприятия. Такого рода когнитивной специализации примером может служить неспособность взрослых человеческих особей улавливать на слух отличия языков, в которые они не были погружены с молодости.

Ссылки

См. также

Когнитивные расстройства: как вовремя распознать и помочь близкому человеку?

 

ВОЗ признает деменцию одним из приоритетных направлений общественного здравоохранения. Прогнозы, которые дают эксперты, настораживают. Так, по данным Всемирной организации здравоохранения, в 2030-му году в мире общее число людей с деменцией составит около 82 млн, а к 2050-му году их может стать уже около 152 млн.

Деменция «помолодела», и сегодня она проявляется не только у очень пожилых людей, а в 9% встречается у людей в возрасте моложе 65 лет. С этим заболеванием связано немало заблуждений. Не все знают, что причиной когнитивных расстройств могут быть не только наследственность, но и ведение неправильного образа жизни, вредные привычки, лишний вес. Раньше считалось, что снижение когнитивных функций с возрастом – процесс нормальный: человек стареет, и поэтому становится забывчивым, раздражительным, растерянным. Но сегодня специалисты пришли к другому мнению: процессы старения мозга, которые являются необратимыми, можно затормозить и помочь близкому человеку дольше прожить в ясном уме.  

Подробно о причинах и механизмах появления когнитивных расстройств рассказала врач-психиатр Ставропольской краевой психиатрической больницы №1, кандидат психологических наук Анастасия Василенко.

– Что такое когнитивные расстройства?

– Когниция – это познание. Когнитивный означает все, что относится к познавательным процессам – восприятие, мышление, память, внимание, способность строить планы и оценить последствия своих действий. Проще говоря, это то, что относится к уму и интеллекту.

– Люди какого возраста находятся в группе риска?

– Если говорить о возрастной динамике, то понятно, что мы всегда разные. Каждый год мы отличаемся от того, кем были прежде. Есть, так называемое, здоровое старение, а есть расстройства и болезни. При здоровом старении у человека нет грубых нарушения памяти, и он не делает каких-то нелепостей. Когда эти нарушения появляются, мы говорим о том, что начинает развиваться старческое слабоумие или какой-то другой вид слабоумия. К сожалению, такие когнитивные нарушения бывают не только в старческом возрасте. Вообще сейчас расстройства интеллектуального спектра могут начинаться уже после 40 лет.

– Деменция или слабоумие: что это такое и почему оно начинает прогрессировать?

– Слабоумие – утрата возможности правильно думать, запоминать и вспоминать. Когда у человека начинаются расстройства интеллектуального спектра, первое, что становится заметным – нарушения памяти. Он становится забывчивым. Иногда такие нарушения возникают очень рано. Я встречала в своей практике развитие деменции и в 36 лет, и в 27. Если вы замечаете, что с памятью возникают проблемы, стоит обратиться к врачу.

Почему мозг начинает работать по-другому?

– Существует две основных формы слабоумия. Первая обусловлена генетическими предпосылками. Это болезнь Альцгеймера, болезнь Паркинсона и некоторые другие. И есть слабоумие, которое развивается без такой генетической предрасположенности, а в результате того, что мозг страдает по другим причинам. Никогда это не бывает «вдруг», никогда это не начинается внезапно. Развитию деменции может способствовать образ жизни, наличие заболеваний и негативные факторы среды, в которой живет человек. Здесь уместно использовать такое понятие, как гигиена мозга. В 17-20 лет, если нет каких-либо заболеваний, мозг находится в прекрасном состоянии.

И если молодой человек не пьет алкоголь, не курит, не употребляет наркотики, занимается спортом, не имеет лишнего веса, следит за здоровьем, его мозг будет долгое время оставаться в хорошей форме. И велика вероятность дожить до 70, 80, 90 лет с ясным умом.

Анастасия Василенко рассказал, что причиной развития слабоумия до 30-40 лет может быть хронический алкоголизм, запущенные эндокринологические заболевания, гипертония, курение, малоподвижный образ жизни, лишний вес, черепно-мозговые травмы. По этим причинам нарушается кровоснабжение мозга, и он постепенно начинает умирать. Если не приступить к лечению, слабоумие будет развиваться катастрофически быстро.

Врач-психиатр также напомнила, что на фоне перенесенной тяжелой инфекции или какого-то другого заболевания, может появиться временное расстройство памяти и утрата внимания. Но это происходит из-за того, что организм ослаблен. Стоит вылечиться, выспаться, отдохнуть, и интеллектуальные способности восстановятся.

Появление каких симптомов должно насторожить и заставить пойти к врачу?

– Даже от сидячего образа жизни мозг страдает. Первыми симптомами, на которые нужно обращать внимание, являются головные боли, головокружения, тошнота. При их появлении необходимо обращаться к неврологам. В этом случае еще нет нарушений памяти, внимания, когнитивных функций, но человек чувствует тяжесть в голове, быстро устает, плохо соображает в конце рабочего дня, активно реагирует на изменения погоды. Это говорит о недостаточном кровоснабжении мозга.

К нарушению питания нервной ткани могут также привести анорексия, неграмотное вегетарианство, сахарный диабет, любые эндокринологические заболевания. Важно! Если вы будете здоровым физически, если будете вести активный образ жизни и вовремя обращаться к врачу, а не просто бездумно принимать таблетки, то у вас и мозг будет здоровым. Но это не касается болезни Альцгеймера и Паркинсона.

Как заметить первые симптомы болезни Альцгеймера?

– Очень быстро нарастают расстройства памяти, расстройства интеллекта, которые при болезни Альцгеймера выражены ярче, чем при старческом слабоумии. Человек вдруг становится растерянным, не может понять, что происходит, потому что плохо запоминает текущие события. Буквально, если он отвернется от вас и повернется снова, то будет думать, что увидел вас впервые. У таких пациентов всегда удивленный, растерянный вид. Также наблюдаются нарушения речи и привычного порядка действий. Пациенты путают слова и не могут, например, выполнить простой тест: разобрать и собрать шариковую ручку.

Как отметила Анастасия Олеговна, до определенного момента человек может понять сам, что у него развивается деменция. Он жалуется на расстройство кратковременной памяти и забывает то, что было день или час назад. Будет ли вовремя назначено лечение, как будет протекать расстройство – все это зависит от окружения пациента. Именно близкие должны вовремя забить тревогу и не игнорировать симптомы.

– Деменция может быть с психотическими нарушениями: с бредом, галлюцинациями, агрессией, яркими поведенческими нарушениями и без них. Понятно, если человек вдруг высказывает бредовые идеи (например, «вы хотите меня убить и забрать квартиру») и ведет себя агрессивно, то родственники обращаются к психиатру. Но когда таких ярких нарушений нет, а память и интеллект угасают постепенно, к сожалению, за помощью обращаются очень поздно. И зачастую родственники говорят, что все было нормально “буквально до вчерашнего дня”. Но когда начинаешь задавать вопросы, выясняется, что пять лет назад у пациентки была забывчивость, а два года назад она потерялась на улице, а последний год боится выходить из дома, потому что не уверена, что найдет дорогу назад. Тогда становится понятным, что симптомы появились давно. Пациенты с деменцией часто помнят до мелочей события далекого прошлого, а текущие не закрепляются в памяти. Многие говорят: да у моей бабушки такая память, ни у кого в семье такой нет, она “Евгения Онегина” читает наизусть. А на самом деле это грозный симптом того, что текущие события из памяти уже стираются. 

– Вылечить эти расстройства нельзя, но возможно ли как-то продлить ясность ума?

– И родственники, и врачи, и сами пациенты понимают, что процесс необратим. И это иногда заставляет их отказываться от лечения, что неправильно. Чем больше внимания будет уделено болезни, чем лучше будут выполняться назначения врача, тем дольше пациент останется самостоятельным в простых бытовых ситуациях. 

Медикаменты существуют, их действие эффективно, но они не дают обратного развития, потому что умершая нервная ткань не восстанавливается. Лекарства помогают нейронам начать работать активнее: они меньше устают, и у человека дольше сохраняется высокий уровень функционирования. Медикаментозное лечение необходимо, но его одного недостаточно. Нужны поддерживающие социальные мероприятия. Человек, страдающий деменцией, должен хорошо ориентироваться там, где они живет. Для этого в его комнате необходимо поддерживать порядок (у каждой вещи – свое место), разместить на стенах часы и календарь. Важно держать таблетки в таблетнице и контролировать, как пациент их принимает. И главное – тренировать навыки, которые нужны постоянно: ходить в магазин за хлебом, самостоятельно одеваться, чистить зубы. Важно не стараться делать то, что человек еще может делать сам.

– Чтобы мозг дольше продолжал функционировать, нужно тренировать те функции, которые вы хотите сохранить. Мозг делает хорошо то, что он делает каждый день. Для того, чтобы он оставался «свежим», нужно постоянно учиться. Танцевать, учить иностранные языки, разучивать стихи, читать книги. Постоянно обучение держит мозг в тонусе!   

Полную версию интервью в эфире телеканала Своё ТВ можно посмотреть по ссылке  

 

Смотрите и читайте нас в соцсетях                

 

Иллюстрация к данной публикации взята из общедоступной библиотеки изображений https://www.freepik.com/ и из открытых источников.
Об использовании иллюстраций из библиотеки Freepik подробно можно прочесть здесь

 

 

Когнитивная дисфункция

Высшие мозговые или иначе когнитивные функции являются наиболее сложными функциями головного мозга, с помощью которых осуществляется процесс рационального познания мира и обеспечивается целенаправленное взаимодействие с ним.

К таким функциям относятся:

  • память,
  • праксис
  • гнозис- способности программировать и осуществлять сложные действия,
  • речь
  • исполнительные функции.
Как вы понимаете они важны для нас не только в рамках нашей профессиональной но и бытовой деятельности.

Можно рассмотреть, как мы применяем их в повседневной жизни на простом примере. Стоит взять  в зону восприятия  любой предмет как тут же наш мозг включает весь спектр своих возможностей для его анализа и составления необходимой программы действий.

Так, например, мы видим объект яйцо — мы обращаем внимание на его характеристики, в частности,на то, что объект круглый, твердый, белый, мы воспринимаем и идентифицируем его как яйцо. Память подсказывает, что оно съедобно, мышление подсказывает, что  яйцо можно разбить.  Мы можем благодаря праксисуприготовить его, а с помощью речи сообщить об этом окружающим.

Видите, сколько различных функций наш мозг применил для выполнения такой простой, казалось бы, задачи. Одним словом, даже самые элементарные на первый взгляд моменты нашей жизни требуют высшей мозговой активности. Потеря даже одной из когнитивных функций грозит значительным снижением качества жизни и возможности самообслуживания, не говоря об утрате каких-то более сложных навыков, таких как, например, профессиональные.

Полная или частичная утрата когнитивных функций называется когнитивный дефицитом, степень его может варьироваться от легких малозаметных нарушений до глубокого  слабоумия с полным распадом личности.

В спектре когнитивных нарушений самым легким вариантом является легкий когнитивный дефицит, его выделяет в отдельную категорию научная школа Академика Яхно. Эти расстройства  носят преимущественно нейродинамический характер. Страдают такие характеристики как:

  • скорость обработки информации,
  • способность быстро переключаться с одного вида деятельности на другой̆,
  • оперативная память,
  • концентрация внимания.

Данный вид нарушений является наиболее доброкачественным, может встречаться в виде легко снижения когниции у пожилых в рамках естественного процесса старения. У молодых людей эти нарушения так же могут встречаться по ряду причин, однако легкий когнитивный дефицит интересует нас в меньшей степени, так как он не представляет серьезной угрозы и часто может уходить самостоятельно.

Надо отметить, что данный вид нарушений выделяется преимущественно  в российской научной школе, в западной литературе ему уделяется меньше внимания. Наибольший интерес   представляет умеренный когнитивный дефицит признаваемый как серьезная проблема и западными и российскими неврологами.

Синдром умеренных когнитивных нарушений или mildcognitiveimpairment — когнитивные нарушения, отчетливо выходящие за рамки возрастной нормы, но не достигающие масштаба деменции. Значимый интерес для докторов он представляет как самостоятельное состояние, довольно ощутимо влияющее на качество жизни и как неблагоприятный прогностический фактор — до 80% пациентов у которых выявляется УКР в течение 5 лет имеетсязначительное прогрессирование состояние до деменции. Иными словами у большинства пациентов УКР не стоит на месте и переходит в деменцию. Поэтому важно выявить это состояние и начать его своевременное лечение, чтобы затормозить этот процесс.

Что такое деменция?

Деменция — это наиболее тяжёлые когнитивные расстройства, которые приводят к дезадаптации пациента в профессиональной̆ и социально-бытовой̆ сфере.

Иными словами, при деменции теряется способность нормально взаимодействовать с окружающим нас миром, будь то бытовые простые задачи или сложные профессиональные навыки.

Деменции бывают разных видов и происхождений:

  • Деменция  Альцгеймеровского типа,
  • Сосудистая деменция,
  • Деменция с тельцами Леви,
  • лобно-височная деменция
  • и так далее.

Всех их объединяет общий признак — драматическое снижение когнитивных функций,а различаются по особенностям нарушений, возрасту начала заболевания и скорости прогрессирования.

Так Болезнь Альцгеймера может быть сенильного типа (старческого) и пресенильного, т.е. с ранним началом. Однако после клинического дебюта заболевания скорость распада когнитивных функций может быть достаточно велика.Именно поэтому очень важно выявить расстройства на том этапе, когда они не достигли стадии деменции и их лавинообразный ход можно задержать.

Нужно отметить, что причины когнитивных расстройств в молодом возрасте отличаются от таковых в пожилом.

У молодых причинами зачастую могут быть патология перинатального периода или периода рождения. У пожилых причиной снижения может являться легкое снижение памяти и прочих функций в рамках нормального хода старения, однако степень этих изменений в таком случае  очень незначительна.

Помимо упомянутых причин, снижение когнитивных функций может наблюдаться в результате:

  • Черепно-мозговых травм,
  • Сосудистых заболеваний,
  • Демиелинизирующих заболеваний,
  • Инфекционных заболеваний,
  • Нарушений метаболизма и работы гормональной системы,
  • Опухолей,
  • Нейродегенеративных заболеваний ЦНС.

Нужно помнить, что применение различных психоактивных средств может влиять на когнитивные функции. У пожилых обязательно нужно учитывать применение лекарственных  средств, причем не только неврологического профиля, так для довольно большого числа препаратов описан эффект негативного влияния на концентрацию внимания, память и прочие Высшие психические функции. Наконец, важным фактором,  способным нарушать память и внимание, является эмоциональный фон и уровень тревожности, который корректно можно оценить лишь со стороны при помощи клинического интервьюирования и применения специальных шкал.

Для определения наличия когнитивных расстройств основными методиками является клиническое интервьюирование и применение тестов. Вспомогательными методиками являются электрофизиологический методы, такие  как «вызванные когнитивные потенциалы».

Способы выявления причины имеющихся расстройств  крайне разнообразны, к ним относятся:

  • методы лабораторной диагностики, определяющие отклонения в крови и прочих биологически материалах.
  • методы лучевой диагностики и МРТ, выявляющие структурные изменения в строении органов,
  • методы функциональной диагностики, позволяющие оценить функцию того или иного отдела нашего организма.

Однако, при таком разнообразии инструментов, осью, вокруг которой собираются жалобы, объективные данные, результаты обследований — является контакт врача и пациента, потому именно доктор должен определить показания к нужным видам обследования, поставить диагноз а затем назначить лечение.

Ученые выяснили, что у перенесших COVID-19 снижаются когнитивные способности

У тех, кто переболел COVID-19, уровень интеллекта снижается по сравнению с не болевшими, выяснили британские специалисты. Наибольшая разница обнаружилась при решении заданий, требующих концентрации и рассуждений. Чем тяжелее протекала болезнь, тем хуже переболевшие справлялись. Как именно вирус влияет на когнитивные навыки, еще предстоит выяснить, но в целом ничего неожиданного в этом ученые не видят — SARS-COV-2 способен поражать мозг, приводя к психическим и неврологическим проблемам, поэтому вполне логично, что он может повлиять и на когнитивные способности.

SARS-CoV-2 способен проникать в мозг, приводя к различным психическим и неврологическим нарушениям, от помутнения сознания до галлюцинаций и паралича. И, похоже, список осложнений пополнился еще одним — снижением уровня интеллекта. Как выяснили специалисты Имперского колледжа Лондона,

перенесенный COVID-19 отрицательно сказывается на когнитивных способностях.

«Результаты поиска по терминам «COVID-19», «затяжной COVID-19», «SARS-CoV-2», «когнитивные способности» и «помутнение сознания» свидетельствуют о растущем количестве исследований, сообщающих об изменениях в состоянии здоровья, которые сохраняются и после перенесенной болезни, — пишут исследователи. — Но большая часть работ — небольшие исследования и самоотчеты, которые не позволяют сделать выводы о том, связана ли инфекция с объективно измеренными когнитивными нарушениями».

Чтобы проверить это, авторы работы проанализировали результаты тестов на уровень интеллекта у тысяч добровольцев, некоторые из которых прошли тест до и после болезни. Подробнее об этом они рассказали в статье в журнале EClinicalMedicine.

«По случайному совпадению, пандемия обострилась в Великобритании как раз тогда, когда я активно собирал данные о когнитивных способностях и психическом здоровье в очень больших масштабах в рамках «Большого британского теста на интеллект» (исследование, призванное выяснить, как изменение поведения и образа жизни может повлиять на работу мозга — «Газета.Ru»), — рассказывает ведущий автор исследования Адам Хэмпшир. — Тест состоял из набора заданий, предназначенных для измерения различных аспектов когнитивных способностей. Несколько моих коллег параллельно связались со мной, чтобы указать, что это дает возможность собрать важные данные о том, как пандемия и сам вирус влияют на психическое здоровье и когнитивные способности».

Исследователи проанализировали данные 81 337 участников, которые прошли тест на интеллект в период с января по декабрь 2020 года. Из всей выборки 12 689 человек сообщили, что они перенесли COVID-19 различной степени тяжести. 275 человек прошли тест до болезни и после.

После поправок на такие факторы, как возраст, пол, родной язык, уровень образования и т. д., команда обнаружила:

люди, перенесшие COVID-19, как правило, хуже справлялись с тестом на интеллект по сравнению с теми, кто не переболел.

Наибольшая разница наблюдалась в заданиях, требующих рассуждений, планирования и принятия решений. Это соответствовало более ранним сообщениям о том, что после COVID-19 людям сложно сосредоточиться и что-то обдумать, отмечают авторы работы.

Степень ухудшения мышления также оказалась связана с тяжестью заболевания, наибольшие проблемы наблюдались у тех, кто попал в больницу и находился на ИВЛ. В среднем их интеллект ухудшился на 7 пунктов — больше, чем у людей, перенесших инсульт.

«Люди перенесшие COVID-19, в том числе те, кто оставался дома и не получал медицинской помощи, показывают результаты по ряду когнитивных тестов худшие, чем можно было бы ожидать, учитывая их возраст и демографические характеристики», — пишут авторы работы.

«Нам нужно быть осторожными, поскольку вирус, очевидно, может влиять на познавательную деятельность, — говорит Хэмпшир. — Мы не до конца понимаем, как, почему и как долго, но нам срочно нужно это выяснить. А пока не рискуйте понапрасну и сделайте прививку».

Исследование не говорит о строгой причинно-следственной связи между болезнью и ухудшением когнитивных способностей, отмечают исследователи — пока что нельзя исключить какие-то иные возможные факторы. Тем не менее, сведения о нередких психических и неврологических осложнениях после COVID-19 говорят в пользу такой связи.

«Важно иметь в виду, что мы пока не знаем, какова основа наблюдаемой ассоциации между COVID-19 и когнитивными способностями, — подчеркивает Хэмпшир. — Мы также не знаем, как долго может длиться этот эффект».

Исследователи надеются, что их работа подтолкнет других ученых к более тщательному изучению связи между COVID-19 и состоянием мозга.

КОГНИТИВНЫЕ РАССТРОЙСТВА – ГАУЗ СО «Полевская центральная городская больница»

Когнитивные расстройства личности – это специфические нарушения, происходящие в познавательной сфере индивида и включающие следующие симптомы: снижение памяти, интеллектуальной работоспособности и снижение других когнитивных процессов мозга в сравнении с персональной нормой (исходным уровнем) каждого индивида. Познавательными или когнитивными функциями называют наиболее сложные процессы, проистекающие в головном мозге. При помощи этих процессов осуществляется рациональное постижение окружающего мира, взаимосвязь и взаимодействие с ним, характеризующееся целенаправленностью.

К познавательным функциям следует отнести: восприятие (прием) информации, обработку и анализ данных, их запоминание и последующее хранение, обмен данными, выработка и реализация плана действий. Причинами когнитивных расстройств может быть множество недугов, отличающихся по механизмам и условиям возникновения, течения болезни.

ПРИЧИНЫ КОГНИТИВНЫХ РАССТРОЙСТВ

Когнитивные нарушения по своей природе бывают функциональными и органическими. Функциональные нарушения в познавательной сфере формируются в отсутствии прямого поражения головного мозга. Переутомление, стрессы и постоянное перенапряжение, отрицательные эмоции – все это может являться причиной функциональных познавательных расстройств. Функциональные нарушения познавательной сферы могут развиться в любом возрасте. Такие расстройства не считаются опасными и всегда исчезают или существенно уменьшаются их проявления после ликвидации причины нарушений. Однако в отдельных случаях может потребоваться применение медикаментозной терапии.

Органические состояния в когнитивной сфере возникают вследствие повреждения головного мозга в результате заболеваний. Они чаще наблюдаются у людей старшего возраста и носят обычно более устойчивые черты. Однако правильная терапия даже в этих случаях помогает добиться улучшения в состоянии и препятствует нарастанию нарушений в дальнейшем.

Наиболее частыми причинами органических патологий в когнитивной сфере считаются: недостаточность кровоснабжения мозга и возрастное понижение массы мозга или атрофия.

Недостаточность кровоснабжения мозга может наступать вследствие гипертонической болезни, сердечнососудистой патологии и инсультов. Поэтому очень важным является своевременное диагностирование перечисленных заболеваний и правильное их лечение. В противном случае могут возникнуть серьезные осложнения. Артериальному давлению, поддержанию уровня сахара в норме и холестерина в крови следует уделять особое внимание. Выделяют также сосудистые когнитивные расстройства, которые развиваются вследствие хронической ишемии головного мозга, повторных инсультов или их сочетания. Такие патологии делятся на два варианта: расстройства, возникающие как результат патологии мелких сосудов, и нарушения вследствие патологии крупных сосудов. Нейропсихологические особенности обнаруженных состояний, отражающие их взаимосвязь с нарушением в работе лобных долей мозга, будут свидетельствовать о сосудистой этиологии когнитивных расстройств.

Сосудистые когнитивные расстройства личности сегодня довольно распространены в практике неврологических патологий.

При атрофии головного мозга, вследствие возрастных изменений, формируются более выраженные патологии когнитивных функций. Такое патологическое состояние именуется болезнью Альцгеймера и считается прогрессирующим заболеванием. Однако темпы нарастания патологий в когнитивной сфере могут значительно варьироваться. Преимущественно, симптомы характеризуются медленным нарастанием, вследствие чего больные могут на протяжении многих лет сохранять независимость и самостоятельность. Огромным значением для таких больных обладает адекватная терапия. Современные методы терапии помогают добиться улучшения в состоянии больного и длительной стабилизации проявлений.

Также причинами патологий в когнитивной сфере могут быть другие заболевания головного мозга, сердечно-сосудистая недостаточность, заболевания внутренних органов, нарушение в обмене веществ, злоупотребление алкогольными напитками или другие отравления.

СИМПТОМЫ КОГНИТИВНЫХ РАССТРОЙСТВ

Расстройство когнитивных функций характеризуется специфической симптоматикой, которая зависит от того, в какой степени выраженности находится патологический процесс, и какие отделы мозга он затрагивает. Поражение отдельных участков обуславливает нарушения отдельных когнитивных функций, однако все же чаще встречается расстройство нескольких сразу или всех функций.

Расстройство когнитивных функций вызывает снижение умственной работоспособности, ухудшение памяти, трудности с выражением собственных мыслей или осмыслением чужой речи, ухудшение концентрации внимания. При тяжелых нарушениях пациенты могут ни на что не жаловаться вследствие потери критичности к собственному состоянию.

Среди патологий познавательной сферы самым частым симптомом считается ухудшение памяти. Вначале возникают прогрессирующие нарушения в запоминании недавних событий, а постепенно и отдаленных событий. Наряду с этим может снижаться умственная активность, нарушаться мышление, вследствие чего человек не может правильно оценить информацию, ухудшается способность обобщать данные, делать выводы. Еще одним не менее распространенным проявлением познавательных нарушений является ухудшение концентрации внимания. Индивидам с такими проявлениями сложно поддерживать энергичную умственную деятельность, концентрироваться на конкретных задачах.

Под понятием умеренные когнитивные расстройства личности обычно подразумевают нарушение работы одного либо нескольких когнитивных процессов, выходящих за границы возрастной нормы, но при этом не доходящих до выраженности деменции. Умеренные когнитивные нарушения, главным образом, считаются патологическим состоянием, результатом которого трансформации на данной стадии не исчерпываются только лишь возрастными инволютивными процессами.

В соответствии с данными ряда исследований, синдром умеренных познавательных расстройств наблюдается у 20% индивидов старше 65 лет. Также исследования свидетельствуют о том, что деменция развивается у 60% индивидов с данной патологией в течение пяти лет.

Умеренные когнитивные расстройства в 20-30% случаев носят устойчивый или вяло прогрессирующий характер, другими словами не преобразуются в деменцию. Такие расстройства способны в течение довольно длительного времени оставаться незамеченными индивидами. Однако если обнаружено наличие нескольких симптомов за короткий срок, то стоит обратиться к специалистам за консультацией.

О наличии расстройства когнитивной сферы свидетельствуют следующие симптомы: сложности в выполнении обычных счетных операций, трудности с повторением только что полученных сведений, нарушение ориентации в малознакомой местности, трудности в запоминании имен людей, новых в окружении, очевидные сложности в подборе слов при обычном разговоре.

Умеренные когнитивные расстройства, выявленные на ранних фазах своего развития, довольно успешно поддаются коррекции при помощи лекарственных препаратов и различных психологических методик.

С целью оценки выраженности нарушений когнитивной сферы применяются специальное нейропсихологическое тестирование, которое заключается в ответе на ряд вопросов и выполнении некоторых заданий пациентом. В соответствии с результатами тестирования становится возможным определить наличие отклонений определенных когнитивных функций, а также их выраженность. Задания теста могут быть в виде простых математических действий, таких как прибавление или вычитание, написания чего-нибудь на бумаге, повторения нескольких слов, определения показанных предметов и др.

ДЕМЕНЦИЯ (СЛАБОУМИЕ)

Деменцией называется состояние головного мозга, которое приводит к постепенному снижению мыслительной способности; иными словами острота мышления неуклонно «притупляется». Деменция чаще всего поражает именно пожилых людей — развивается старческая деменция (старческое слабоумие). Чем старше мы становимся, тем выше риск развития деменции. У людей в возрасте 65 лет деменция встречается в 5% случаев, а после 80 лет — уже у каждого пятого. Тем не менее очень важно понимать, что деменция вовсе не является нормальной частью процесса старения, это состояние нельзя путать с распространенной «старческой забывчивостью». Помните, что диагноз «деменция» устанавливает только врач и он же определяет причину её возникновения.

КАК ПРОЯВЛЯЕТСЯ ДЕМЕНЦИЯ?

Человек, у которого развивается деменция, постепенно теряет способность к ясному мышлению. У него «путается» память — на начальных стадиях он не может вспомнить события, которые происходили недавно, но зато очень ярко помнит события своей молодости и детства. Также очень характерны снижение интеллекта и плохая концентрация внимания, которая выражается в невозможности на чём-либо сосредоточиться и выполнить запланированное дело до конца. Постепенно человек утрачивает ориентацию в окружающем (перестаёт понимать, где он находится, не узнаёт родных и близких) и теряет способность к самообслуживанию. При этом состояние организма и всех его систем зачастую остаётся удовлетворительным, что приводит к необходимости длительного (иногда продолжающегося годами) ухода за таким больным.

Особые беспокойства для ухаживающих причиняют изменения его характера. Поначалу это обычно проявляется в виде угрюмости и раздражительности, однако позднее человек может стать агрессивным и пытаться причинить вред себе и окружающим. При тяжелых формах деменции возможно серьёзное нарушение психики.

КАКОВЫ ПРИЧИНЫ ДЕМЕНЦИИ?

Деменция обычно связана со множеством различных причин. Наиболее часто она развивается из-за болезни Альцгеймера или по причине атеросклероза сосудов, снабжающих кровью головной мозг.

  • Болезнь Альцгеймера чаще всего становится причиной деменции (более чем в 60% случаев). При болезни Альцгеймера головной мозг по непонятной причине повреждается и в нём уменьшается количество нервной ткани, благодаря которой осуществляется мышление.
  • Сосудистая деменция — вторая по частоте после болезни Альцгеймера причина деменции (около 20% случаев). В этой ситуации деменция развивается в результате закупорки множества мелких сосудов, питающих наш головной мозг, и как следствие, возникает повреждение нервной ткани.
  • Существуют и другие, более редкие причины деменции, например алкогольная деменция или деменция после перенесённых тяжёлых инфекционных заболеваний, поражающих головной мозг (например, сифилиса).

КАК БЫСТРО РАЗВИВАЕТСЯ ДЕМЕНЦИЯ?

Как правило, деменция прогрессирует медленно, на протяжении нескольких лет, скорость её развития зависит от причины заболевания и индивидуальных особенностей человека. У пациентов, страдающих болезнью Альцгеймера, время от лёгких нарушений памяти до полной неспособности к самообслуживанию обычно занимает около 8-10 лет, однако, подчеркнём ещё раз, скорость развития болезни может быть неодинаковой у разных людей.

ЧТО ВАЖНО ЗНАТЬ О ЛЕЧЕНИИ ДЕМЕНЦИИ?

— Существуют лекарственные средства, замедляющие развитие заболевания. Помните, что выбор лекарства и его доза зависят от многих факторов и должны подбираться индивидуально. Деменцию нужно начинать лечить как можно раньше!

Поддержка и уход за человеком, страдающим деменцией, — важнейшая часть лечения, которая ложится на родных и близких больного.

Мозг, когнитивные системы, искусственный интеллект

Мозг, когнитивные системы, искусственный интеллект

    Официальный сайт научно-образовательной школы МГУ «Мозг, когнитивные системы, искусственный интеллект»

    Важнейшим вызовом науке XXI века является раскрытие природы когнитивных систем. Что принципиально отличает такие системы от всех остальных? По каким законам они возникают? Что придает им свойства памяти, эмоций, интеллекта, сознания? Возможно ли воспроизвести такие свойства у искусственных систем? Решение этих вопросов, обеспечиваемое революцией в науках о мозге и искусственном интеллекте, способно преобразить исследования во многих естественнонаучных и гуманитарных дисциплинах, науках об обществе, существенно ускорить научно-технический прогресс и улучшить когнитивные возможности и здоровье человека. Все это потребует с одной стороны обширных исследований, с другой — подготовки специалистов нового поколения, образование которых будет преодолевать барьеры между традиционными естественнонаучными и гуманитарными знаниями, охватывать разные аспекты когнитивных систем. Миссия Школы состоит обеспечении прогресса в решении этих задач.

    Перспективные направления научно-образовательной деятельности:

    1. Физико-математические подходы к изучению мозга (Physics and mathematics of the brain) — разработка и применение методов математических наук, экспериментальной и теоретической физики к исследованию и математическому моделированию мозга как сложной динамической системы.
    2. Нейробиология когнитивных систем (Neurobiology of cognitive systems) — исследование молекулярных, клеточных и системных механизмов когнитивных функций мозга в норме и при патологии с помощью методов и инструментов современной нейронауки.
    3. Когнитивные функции человека и животных (Human and animal cognition) — фундаментальные и прикладные исследования процессов и механизмов поведения, интеллекта, когнитивного развития, организации языковых систем, обучения, памяти и других когнитивных функций у человека и животных.
    4. Интерфейсы естественных и искусственных интеллектуальных систем (Interfaces between natural and AI systems) — исследования и разработки в области взаимодействия человека с искусственными интеллектуальными системами, разработка новых технологий и применений интерфейсов между человеком и робототехническими устройствами, интерфейсов мозг — компьютер, мозг — искусственный интеллект.
    5. Разработка перспективных технологий искусственного интеллекта (Development of advanced AI technologies) — поиск и разработка перспективных приложений, новых математических методов и технологий искусственного интеллекта, в том числе основанных на принципах работы головного мозга.
    6. Аппаратно-программные реализации технологий искусственного интеллекта (Hardware-software implementations of AI technologies) — исследование, разработка и применение аппаратно-программных систем для анализа, хранения, обработки больших разнородных объемов данных, в том числе фундаментальных основ теории программирования в применении к технологиям искусственного интеллекта.
    7. Теория интеллектуального управления (Intelligent control theory) — разработка и применение технологий искусственного интеллекта для решения задач управления автономными системами, группами автономных объектов, технологическими процессами.
    8. Извлечение знаний из данных (Data science) — разработка методов извлечения знаний из больших объемов данных разной природы, методов анализа данных, исследование фундаментальных математических основ таких методов.
       

     

    Почему когнитивные вычисления стали поворотным моментом в области управления рисками | «Делойт», СНГ

    Повышение эффективности и оптимизация бизнес-решений

    Объем внутренних и внешних данных, используемых компаниями и организациями государственного сектора для принятия превентивных мер, минимизирующих риски, растет. С ростом объема данных снижается эффективность традиционных методов анализа. Когнитивные возможности, включая машинное обучение, обработку естественного языка и многие другие виды когнитивных технологий, предлагают современный альтернативный вариант аналитики, применяемый к большим объемам данных для выявления индикаторов известных и неизвестных рисков

    Почему когнитивные вычисления завоевывают все большую популярность? Компьютеры всегда были способны производить механические расчеты быстрее людей. Но главным отличием когнитивных вычислений является способность к обучению. Исторически компьютеры уступали людям в вопросах, не имеющих однозначного решения, однако наступившая эра когнитивных технологий несет с собой большие перемены.

    Когнитивные вычисления особенно эффективны при обработке и оценке неструктурированных данных — информации, которая сложно поддается структурированию по строкам или столбцам. В когнитивных технологиях, таких как обработка естественного языка, семантические вычисления, а также распознавание рукописного текста и изображений, используются передовые алгоритмы для анализа данных с целью выявления ценной информации и определения тональности текста. Согласно исследованию, проведенному International Data Group в 2015 году, почти 90% данных, получаемых сегодня, являются неструктурированными. Таким образом, использование когнитивных вычислений может способствовать выходу компаний на лидирующие позиции в своей отрасли.

    Именно на данном этапе возникает связь между когнитивными вычислениями и управлением рисками. Когнитивные вычисления способны помочь компаниям в выявлении и оценке возникающих стратегических рисков — угроз, возникающих в некоторых или даже всех областях, которые представляют наибольший интерес для руководства — еще до того, как эти риски нанесут существенный ущерб или приведут к росту расходов или инвестиций. Когнитивные вычисления также способствуют выявлению новых тенденций, принятию решений, увеличивающих стоимость компаний и при этом сбалансированных с точки зрения рисков и выгод, а также усовершенствованию процесса принятия решений в отношении финансирования и распределения ресурсов. Руководители, использующие возможности когнитивных технологий, способны получить конкурентное преимущество и воспользоваться рисками для повышения эффективности деятельности своих предприятий

    Что такое познание и когнитивное поведение — Cambridge Cognition

    Сводка

    • Познание относится к ряду умственных процессов, связанных с получением, хранением, манипулированием и поиском информации.
    • Он лежит в основе многих повседневных действий, связанных со здоровьем и болезнями, в любом возрасте.
    • Познание можно разделить на несколько отдельных функций, зависящих от конкретных цепей мозга и нейромодуляторов.
    • Компьютеризированное когнитивное тестирование было разработано и подтверждено как подключение к определенным областям мозга, имеющее множество преимуществ по сравнению со старыми методами «ручка / бумага».
    • Возможность тестировать, измерять и контролировать когнитивные способности на протяжении всей жизни дает возможность пациентам быть идентифицированными раньше, быстрее получить доступ к лечению и дольше оставаться здоровыми, улучшая качество жизни и сокращая расходы.
    Прочтите наши статьи
    Основы

    Познание определяется как «умственное действие или процесс приобретения знания и понимания посредством мысли, опыта и чувств.«В Cambridge Cognition мы смотрим на это как на психические процессы, связанные с вводом и хранением информации, а также на то, как эта информация затем используется для управления вашим поведением. По сути, это способность воспринимать и реагировать, обрабатывать и понимать, хранить и извлекать информацию, принимать решения и давать соответствующие ответы. Современное слово «познание» на самом деле восходит к латинскому языку — слову «cognoscere», которое означает «узнавать». Имея это в виду, когнитивные функции имеют решающее значение для повседневной жизни, управляя нашими мыслями и действиями.Нам необходимо познание, чтобы помочь нам понять информацию об окружающем мире и безопасно взаимодействовать с окружающей средой, поскольку сенсорная информация, которую мы получаем, обширна и сложна: познание необходимо для выделения всей этой информации до ее основных элементов.

    Какую роль играет познание?

    Познание имеет физическую основу в мозге с более чем 100 миллиардами нервных клеток в здоровом человеческом мозге. Каждый из них может иметь до 10 000 соединений с другими нервными клетками, называемыми нейронами.Все это делает его невероятно сложным органом. Чтобы начать понимать мозг, мы иногда полагаемся на упрощенные научные модели, некоторые из которых были разработаны на основе исследований на грызунах и нечеловеческих приматах. Эти исследования помогают нам лучше понять определенные части нашего познания, например, как мы изучаем язык, а также стали основой для многих достижений в лечении распространенных расстройств познания, таких как болезнь Альцгеймера.

    Познание в основном контролирует наши мысли и поведение, и они регулируются дискретными цепями мозга, которые поддерживаются рядом систем нейротрансмиттеров.В мозге есть ряд химических веществ, которые играют важную роль в регулировании когнитивных процессов; включая дофамин, норадреналин (норадреналин), серотонин, ацетилхолин, глутамат и ГАМК. Чтобы лучше понять, что движет определенным поведением как в здоровом, так и в болезненном состоянии, важно учитывать когнитивные способности и лежащую в основе нейробиологию, лежащую в основе этого поведения. Наши отдельные когнитивные функции возникают из-за процессов, происходящих в определенных частях нашего мозга, но только некоторые из них в конечном итоге проникают в наше сознание.

    Сводка когнитивных функций / областей

    Познание не является единым понятием, и были определены различные когнитивные функции или когнитивные «домены», ответственные за регулирование определенного поведения или действий. Эти функции часто запутаны и действуют синергетически, что затрудняет измерение отдельных когнитивных процессов. Однако современные батареи когнитивных тестов, такие как CANTAB, способны различать отдельные когнитивные функции (см. Рисунок 1), которые, как было показано, зависят от различных нейронных схем.

    Рисунок 1. Доменная специфика познания и примеры компонентных когнитивных процессов, лежащих в основе этих механизмов

    Хотя мы можем разделить познание на эти составляющие процессы, отображение их непосредственно на коре намного сложнее. В то время как исследования локализовали определенные области мозга, которые активно участвуют в различных когнитивных функциях, таких как нижняя лобная извилина для подавления реакции, картирование конечных областей мозга для всех аспектов познания проблематично, поскольку человеческая изменчивость и лежащая в основе нейробиология Среднее значение коры головного мозга, отображающее отдельные области коры для различных когнитивных процессов, невозможно.Что мы можем сделать, так это думать о мозге как о регионах, отвечающих за более общие концепции познания. На рисунке 2 показано, как мозг разделен на пять отдельных областей, каждая из которых имеет разные основные обязанности.

    Рис. 2. Нейроанатомия человеческого мозга

    Как это влияет на нас и почему это важно

    Познание постоянно меняется и приспосабливается к новой информации, регулируя наше поведение на протяжении всей жизни и опирается как на генетические факторы, так и на факторы окружающей среды.Эти факторы окружающей среды могут возникать даже до рождения, например, алкогольный синдром плода, который связан с серьезным нарушением когнитивных функций. В младенчестве, детстве и подростковом возрасте наши когнитивные функции постоянно развиваются, и по мере того, как мы переходим к более поздней взрослой жизни, в рамках нормального процесса старения некоторые из этих функций начинают снижаться, поскольку нейроны умирают, а механизмы, заменяющие эти нейроны, становятся недостаточными. Понимание познавательной способности важно не только для здорового когнитивного развития, но и при ряде нейропсихологических расстройств возникают дефициты.Многие из самых серьезных проблем глобального здравоохранения связаны с основными когнитивными проблемами; эти дефициты представляют собой ключевые терапевтические цели для раннего вмешательства. Возможность измерять и контролировать когнитивные способности может позволить нам изменить образ жизни и гарантировать, что наши когнитивные способности не увеличивают скорость снижения из-за нормального процесса старения.


    Примеры обесценения

    Когда мы думаем о когнитивных нарушениях, одним из наиболее распространенных расстройств, о котором многие думают, является деменция, однако когнитивные нарушения могут быть обнаружены по отношению ко многим другим расстройствам.Например, повреждение головного мозга в результате травмы головы или травмы (называемой черепно-мозговой травмой или ЧМТ) может привести к значительному когнитивному ухудшению, которое иногда проявляется в изменении личности. Примером этого является случай Финеаса Гейджа, он был строителем железной дороги, у которого было обильное повреждение лобной доли (рис. 3), ему удалось оправиться от этого через много месяцев, но когда он вернулся к своей нормальной жизни, его друзья и Семья сообщила, что его изменение в познании настолько глубоко изменило его личность, что он больше не был тем человеком, которого они знали до аварии.

    Более того, лучшее понимание когнитивных функций и нейронных схем также важно при таких заболеваниях, как ожирение. Во всем мире у нас есть свободный доступ к все более дешевым продуктам питания, часто с высоким содержанием жиров и сахара, которые мы биологически подготовлены к поиску и потреблению. Всемирная организация здравоохранения подчеркнула, что ожирение является одной из основных причин ранней смерти во всем мире, поскольку ожирение приводит к сердечно-сосудистым заболеваниям, приводящим к сердечным приступам, механическим проблемам, таким как остеоартрит, и некоторым видам рака.Пациенты с ожирением часто проявляют когнитивные проблемы с точки зрения регулирования поведения или «импульсивности», и это внесло свой вклад в модель «пищевой зависимости», в которой ожирение рассматривается с точки зрения дисфункциональной схемы вознаграждения мозга. Эта модель прямо предложила ряд новых направлений лечения, которые в настоящее время исследуются как фармацевтическими компаниями, так и учеными.

    Формы измерения

    Когнитивная оценка относится к объективному измерению различных когнитивных способностей, таких как рабочая память, торможение, когнитивная гибкость, психомоторная скорость и устойчивое внимание.Познание можно измерить с помощью множества методов, каждый из которых отличается уровнем объективности и чувствительности. Первоначально когнитивная оценка основывалась на тестах с карандашом и бумагой, что затрудняло выделение различных когнитивных способностей, а также затрудняло точную запись. Но с появлением компьютерных технологий были разработаны различные батареи компьютеризированных когнитивных тестов.

    Компьютеризированная когнитивная оценка в настоящее время является золотым стандартом, имеющим множество преимуществ по сравнению с более традиционными тестами.Помимо разделения различных когнитивных функций, сбор данных можно автоматизировать, что сводит к минимуму вероятность ошибок и предвзятости администратора. Компьютеры также могут обеспечивать очень точную запись измерений, например высокоточное измерение задержек ответа.

    Тесты

    CANTAB — это компьютеризированные когнитивные оценки, которые выигрывают от независимости от языка и культуры, с использованием абстрактных визуальных стимулов и автоматизированного администрирования тестов для минимизации субъективности, вызванной культурными предубеждениями или отклонениями администратора.Было показано, что оценки CANTAB не только являются объективной мерой познания, но и напрямую соответствуют определенным нейронным системам, таким как управляющая функция, внимание, эпизодическая память и зрительное восприятие.

    Тесты

    CANTAB позволяют исследовать фундаментальную науку, лежащую в основе когнитивных функций, понимать нарушения когнитивных процессов, оценивать лечение или вмешательства и контролировать когнитивную безопасность новых терапевтических средств, которые могут привести к клинической практике, контролировать когнитивное здоровье и производительность на протяжении всей жизни для оптимизации умственного развития. здоровье на протяжении всей жизни.

    Задать вопрос

    Теги: Познание | когнитивные функции | психическое здоровье | нейробиология | когнитивное тестирование

    Определение когнитивного мышления по Merriam-Webster

    винтик | \ ˈKäg-nə-tiv \

    1 : , относящиеся к сознательной интеллектуальной деятельности (например, мышление, рассуждение или запоминание), существующая или включающая в себя ее когнитивные нарушения

    2 : основаны на эмпирических фактических знаниях или могут быть сведены к ним

    Cognition — обзор | Темы ScienceDirect

    1 Основы теории диссонанса

    Теория когнитивного диссонанса элегантно проста: она утверждает, что несоответствие между двумя когнициями создает отвращающее состояние, подобное голоду или жажде, которое порождает мотивацию уменьшить несоответствие.Согласно Леону Фестингеру (1957), познания — это элементы знаний, которые люди имеют о своем поведении, своих отношениях и окружающей среде. Таким образом, набор познаний может быть несвязанным, созвучным или диссонирующим друг с другом. Два познания считаются диссонирующими, если одно следует из лицевой стороны другого. Результирующая мотивация к уменьшению диссонанса прямо пропорциональна величине и важности несовпадающих познаний и обратно пропорциональна величине и важности последовательных познаний.Это напряжение обычно снижается путем изменения одного из познаний или добавления новых познаний до тех пор, пока не будет достигнута ментальная «созвучность». Первоначальная формулировка Фестингера оказалась одной из самых надежных, влиятельных и противоречивых теорий в истории социальной психологии. Несмотря на то, что был предложен ряд проблем и изменений, базовые поведенческие наблюдения остаются неоспоримыми и продолжают стимулировать новые исследования.

    Применение этой теории дало много неожиданных и неинтуитивных предсказаний.Например, общепринятое мнение предполагает, что поведение следует из отношения; Теория диссонанса, однако, определяет условия, при которых происходит прямо противоположное. Один из первых и часто повторяемых экспериментов демонстрирует силу и противоречивость теории. Фестингер и Карлсмит (1959) просили людей выполнить 30 минут утомительно утомительного действия, а затем убедить ожидающего участника в том, что это действительно интересное занятие.Эта ситуация вызвала когнитивный диссонанс у большинства людей — они считали задачу скучной, но по необъяснимым причинам стали спорить с точностью до наоборот. Половине участников был предоставлен повод для лжи — им заплатили за это 20 долларов — в то время как другая половина, заплатившая всего 1 доллар, не имела такого оправдания. Те, у кого было четкое оправдание своему странному поведению, не испытали диссонанса и, как и следовало ожидать, позже сообщили, что задание было довольно скучным. Другая половина, однако, из-за недостаточного обоснования своего поведения испытала диссонанс между осознанием того, что задание было скучным, и тем фактом, что они вводили в заблуждение другого участника, заставляя его поверить в обратное.Вместо того, чтобы терпеть неприятный опыт, когда они верят в одно, а говорят другое, эти люди изменили свое мнение и убедили себя, что задача действительно интересна. Другими словами, их отношение было сформировано их поведением.

    Последующие исследования подтвердили основную теорию когнитивного диссонанса и продемонстрировали ее далеко идущие последствия. Например, когнитивный диссонанс объясняет повышенную приверженность, так часто наблюдаемую после серьезного посвящения в группу.Теория также объясняет, почему, сталкиваясь с выбором из нескольких желаемых вариантов, мы наблюдаем тенденцию подчеркивать положительные аспекты выбранного варианта и отрицательные аспекты отклоненных альтернатив после (и только после) того, как выбор был сделан. В ходе таких исследований мы многое узнали о граничных условиях, связанных с теорией, и определили аномалии, которые нелегко объяснить исходной теорией. С 1960-х годов был проведен ряд теоретических пересмотров, направленных на объединение этих ограничений в единую теорию.В этой статье кратко излагаются основные переформулировки теории диссонанса и обсуждаются будущие направления.

    Влияние возраста на познание

    Семин Хир. 2015 Авг; 36 (3): 111–121.

    Дэниел Л. Мурман

    1 Отделение неврологических наук, Медицинский центр Университета Небраски, Омаха, Небраска

    1 Отделение неврологических наук, Медицинский центр Университета Небраски, Омаха, Небраска

    Адрес для корреспонденции Дэниел Л.Мурман, д.м.н., М.С. Департамент неврологических наук, Медицинский центр Университета Небраски, 988440 Медицинский центр Небраски, Омаха, NE 68198-8440, [email protected] Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

    Abstract

    В этой статье рассматриваются когнитивные изменения, которые происходят при нормальном старении, структурные и функциональные корреляты этих когнитивных изменений, а также распространенность и когнитивные эффекты возрастных заболеваний. Понимание этих возрастных изменений познавательных способностей важно, учитывая наше растущее пожилое население и важность познания для поддержания функциональной независимости и эффективного общения с другими людьми.Наиболее важные изменения в когнитивных способностях при нормальном старении — это снижение производительности при выполнении когнитивных задач, требующих быстрой обработки или преобразования информации для принятия решения, включая показатели скорости обработки, рабочей памяти и исполнительной когнитивной функции. Накопительные знания и практические навыки сохраняются и в пожилом возрасте. Структурные и функциональные изменения мозга коррелируют с этими возрастными когнитивными изменениями, включая изменения в структуре нейронов без гибели нейронов, потерю синапсов и дисфункцию нейронных сетей.Возрастные заболевания ускоряют скорость нейрональной дисфункции, потери нейронов и когнитивного снижения, при этом у многих людей развиваются когнитивные нарушения, достаточно серьезные, чтобы нарушить их повседневные функциональные способности. Появляются доказательства того, что здоровый образ жизни может снизить скорость снижения когнитивных функций, наблюдаемых при старении, и помочь отсрочить появление когнитивных симптомов при возрастных заболеваниях.

    Ключевые слова: Познание, старение, нейродегенерация

    Результаты обучения: В результате этого упражнения участник сможет (1) описать тип когнитивных способностей, которые снижаются с нормальным старением, и те, которые не ухудшаются, и назвать несколько структурных и функциональных изменений в мозге, которые коррелируют с этими изменениями в познании и (2) перечисляют несколько связанных с возрастом состояний, которые приводят к усилению нейродегенерации, измеряемой размером гиппокампа, и суммируют факторы образа жизни, которые могут улучшить нейропластичность и ограничить эту нейродегенерацию.

    Познание имеет решающее значение для функциональной независимости с возрастом, в том числе для того, чтобы человек мог жить самостоятельно, управлять финансами, правильно принимать лекарства и безопасно водить машину. Кроме того, неповрежденное познание жизненно важно для эффективного общения людей, включая обработку и интеграцию сенсорной информации и адекватное реагирование на других. Когнитивные способности часто снижаются с возрастом. Важно понимать, какие типы когнитивных изменений ожидаются в рамках нормального старения и какие изменения могут указывать на начало заболевания мозга.

    Крайне важно понимать влияние возраста на познавательные способности из-за быстро растущего числа взрослых старше 65 лет и возрастающей распространенности нейродегенеративных деменций, связанных с возрастом. За последнее столетие продолжительность жизни как мужчин, так и женщин резко увеличилась. Например, в 1910 году продолжительность жизни мужчины составляла 48 лет, а женщины — 52 года. В 2010 году он увеличился до 76 лет для мужчин и 81 года для женщин. По прогнозам, число американцев старше 65 лет более чем удвоится в течение следующих 40 лет, увеличившись с 40 миллионов в 2010 году до 89 миллионов в 2050 году. 1 Поскольку многие люди живут дольше, число людей с возрастным нейродегенеративным деменцией также быстро увеличивается. По оценкам Ассоциации Альцгеймера, 5,2 миллиона человек в Соединенных Штатах имели клинический диагноз болезни Альцгеймера (БА) в 2014 году, а количество людей с диагнозом БА, по прогнозам, увеличится до 13,8 миллиона человек в 2050 году, если не будут приняты эффективные профилактические меры или разработаны стратегии лечения. 2 Таким образом, жизненно важно понять, как возраст влияет на познавательные способности и какие профилактические или лечебные стратегии могут способствовать сохранению познания в пожилом возрасте.Любые подходы, которые могут уменьшить негативное влияние возраста на познание или снизить риск развития нейродегенеративной деменции, окажут огромное влияние на качество жизни миллионов пожилых людей в Соединенных Штатах.

    Изменения познания при нормальном старении

    Чтобы понять, как познавательные способности меняются при нормальном старении, необходимо понимание некоторых ограничений, присущих изучению познания и старения. 3 4 5 Исследования познания на протяжении всей жизни подвержены нескольким предубеждениям, некоторые из которых применяются в целом, а некоторые специфичны для дизайна исследования.Общие систематические ошибки включают систематическую ошибку при найме и ошибочную классификацию. Набор субъектов для любого клинического исследования может быть предвзятым в зависимости от того, какие субъекты готовы участвовать (систематическая ошибка при приеме на работу). Например, тем, кто слишком болен или имеет более ограниченную социальную и финансовую поддержку, может быть трудно принять участие. Предвзятость при приеме на работу, как правило, недооценивает степень когнитивного снижения, наблюдаемого с возрастом, потому что в исследование включены только самые здоровые или наиболее благополучные. Ошибка классификации — это неправильная классификация объекта в исследовании, например, классификация объекта как нормального, когда это не так.Например, ошибочно классифицируя субъекта как нормального, когда у него действительно есть ранние признаки и симптомы дегенеративной деменции, результаты когнитивных тестов этого субъекта будут переоценивать степень когнитивного снижения, связанного с нормальным старением, и добавят к исследованию ошибочную систематическую ошибку.

    Ошибки дизайна исследования включают систематическую ошибку когорт, систематическую ошибку эффекта (обучения) и ошибку отсева (выживаемость). Когортная систематическая ошибка возникает в проектах перекрестных исследований, в которых сравниваются группы субъектов (когорты) в определенных возрастных группах по их результатам в когнитивных тестах.Когортная ошибка — это разница между группами, которая не связана со старением, а связана с другими различиями, часто неизмеримыми, между возрастными когортами. Например, при сравнении когорты субъектов, родившихся в 1990-х годах, с субъектами, родившимися в 1940-х годах, эти две когорты могут значительно различаться по параметрам питания, полученному в детстве образовательному опыту, воздействию токсинов окружающей среды или социальных стрессоров, знанию новых технологий и другие неизмеряемые переменные. Эти другие факторы могут повлиять на результаты теста помимо нормального когнитивного старения.В лонгитюдных исследованиях изучается, как человек выполняет когнитивные тесты с течением времени, чтобы понять, как старение влияет на познание. Одним из ограничений лонгитюдных исследований является предвзятость практического эффекта (или обучения). Тестирование субъектов на аналогичных батареях тестов с течением времени дает возможность улучшить результаты тестов за счет практического эффекта. Вторая ошибка, обнаруженная в лонгитюдных исследованиях, — это систематическая ошибка выбытия или выживаемости. Если с течением времени происходит выборочное отсечение субъектов, результаты остальных субъектов не могут быть распространены на других пожилых людей.Например, если подгруппа пациентов выборочно остается в исследовании (например, самые здоровые или наиболее образованные), их изменение познавательной способности может неточно отражать изменение познавательной способности при нормальном старении для многих пожилых людей. Как систематическая ошибка обучения, так и систематическая ошибка истощения, как правило, недооценивают степень когнитивного снижения, наблюдаемого с возрастом.

    Несмотря на эти ограничения в изучении нормального когнитивного старения, существуют исследования, свидетельствующие о предсказуемых и воспроизводимых изменениях когнитивных функций, которые происходят при нормальном старении. 3 4 6 7 Наиболее распространенная терминология, используемая для описания того, какие когнитивные способности меняются с возрастом, а какие нет, разделяет когнитивные способности на кристаллизованные способности и подвижные способности. Кристаллизованные способности — это совокупные навыки и воспоминания, которые являются результатом когнитивной обработки, имевшей место в прошлом, обычно в форме приобретенных знаний. Тесты общих знаний (например, понимание прочитанного, математика, естественные науки), исторической информации и словарного запаса будут отражать кристаллизованные способности.Гибкие способности требуют когнитивной обработки во время оценки и отражают манипуляции и преобразование информации для завершения теста. Тесты на подвижные способности требуют, чтобы испытуемый внимательно относился к своему окружению и быстро обрабатывал новую информацию для решения проблем. Множественные поперечные исследования показали, что наблюдается улучшение кристаллизованных способностей примерно до 60 лет, за которым следует плато до 80 лет, и наблюдается неуклонное снижение жидкостных способностей с 20 до 80 лет (см.).Например, в одном очень большом исследовании наблюдается почти линейное снижение скорости обработки, текучести, со снижением стандартного отклонения -0,02 в год. 4

    Изменение «кристаллизованных» когнитивных способностей, представленных здесь как словарный запас, и «текучих» когнитивных способностей, представленных здесь как скорость обработки, с возрастом у нормальных субъектов. График основан на данных, представленных Т.А. Солтхаус и коллеги. 4 Нулевая линия представляет собой среднюю или среднюю производительность по этим показателям, тогда как значения выше нуля представляют производительность лучше, чем средняя, ​​а ниже линии — хуже, чем средняя производительность.

    Когнитивные способности можно разделить на несколько конкретных когнитивных областей, включая внимание, память, исполнительную когнитивную функцию, язык и зрительно-пространственные способности. В каждой из этих областей наблюдается заметное снижение с возрастом. 6 Для каждой из этих областей субъект должен сначала воспринять стимул, обработать информацию, а затем отреагировать. Как сенсорное восприятие, так и скорость обработки данных снижаются с возрастом, что влияет на производительность тестов во многих когнитивных областях. Например, острота слуха начинает снижаться после 30 лет, и до 70% субъектов в возрасте 80 лет имеют ощутимую потерю слуха.Кроме того, в преклонном возрасте уменьшаются различение речи и локализация звука. Помимо этих изменений в сенсорном восприятии, наблюдается явное снижение скорости обработки информации с возрастом, когда пожилые люди выполняют эти действия медленнее, чем молодые люди. 4 Это замедление скорости обработки приводит к ухудшению производительности тестов для многих типов задач, требующих отклика по времени.

    Наиболее заметные изменения внимания, которые происходят с возрастом, — это снижение способности выполнять сложные задачи на внимание, такие как выборочное или разделенное внимание. 6 Избирательное внимание — это способность сосредоточиться на конкретной информации в окружающей среде, в то же время игнорируя несущественную информацию. Разделенное внимание — это способность одновременно сосредоточиться на нескольких задачах, таких как преодоление полосы препятствий и ответы на вопросы. Нормальная успеваемость по этим более сложным задачам на внимание постепенно снижается с возрастом. Однако простые задачи на внимание, такие как размах пальцев, сохраняются у нормальных субъектов до 80 лет. 6

    Некоторые аспекты памяти остаются стабильными при нормальном старении, но с возрастом наблюдается постоянное снижение новых способностей к обучению и некоторое снижение поиск только что изученного материала. 6 Непосредственная или «сенсорная память» остается стабильной с возрастом, но тесты, требующие от субъектов превышения нормальной емкости первичной памяти (например, от шести до семи элементов), более трудны для пожилых людей. Исторические воспоминания о публичных событиях и автобиографические воспоминания (эпизодическая память) относительно стабильны с возрастом, но точность исходной памяти (то есть точное знание источника известной информации) снижается с возрастом, как и уровень детализации вспоминаемых эпизодических воспоминаний. воспоминания.Новое обучение, измеряемое по отсроченному свободному воспоминанию, также снижается с возрастом. У пожилых людей обучение еще более затрудняется, если тест требует мысленных манипуляций с изучаемым материалом (рабочая память) или если субъекты должны выполнять более одного действия во время обучения (разделенное внимание). Рабочая память требует активного манипулирования материалом, чтобы усвоить ее, и с возрастом она снижается. Сохранение недавно усвоенной информации относительно стабильно с возрастом, но для поиска информации может потребоваться больше подсказок или формат распознавания, чтобы оставаться стабильным в пожилых возрастных группах.Перспективная память, особенно напоминание о том, что в будущем нужно совершить намеченное действие (например, принимать лекарства после завтрака), с возрастом ухудшается. Процедурные воспоминания, такие как воспоминания о том, как играть на пианино или ездить на велосипеде, сохраняются с возрастом.

    Исполнительная когнитивная функция включает в себя принятие решений, решение проблем, планирование и определение последовательности ответов, а также многозадачность. Каждая из этих областей исполнительной когнитивной функции снижается с возрастом. 6 Исполнительная когнитивная функция особенно важна для новых задач, для которых набор привычных реакций не обязательно является наиболее подходящей реакцией и критически зависит от префронтальной коры.Эффективность тестов, которые являются новыми, сложными или рассчитанными по времени, неуклонно снижаются с возрастом, как и производительность в тестах, которые требуют подавления одних ответов, но не других, или предусматривают различение релевантной и нерелевантной информации. Кроме того, формирование концепций, абстракция и умственная гибкость снижаются с возрастом, особенно у субъектов старше 70 лет. 6

    Речевая и языковая функция остается в основном неизменной с возрастом. 6 Словарный запас, вербальные рассуждения и понимание речи при нормальном разговоре остаются стабильными и в пожилом возрасте.Понимание речи в условиях фонового шума и неоднозначного содержания речи снижается с возрастом. Понимание речи включает в себя как чувствительность периферической нервной системы к восприятию, так и когнитивные способности центральной нервной системы, связанные с речью. 8 Эти когнитивные способности центральной нервной системы особенно важны в менее благоприятных условиях прослушивания и чувствительны к изменениям с возрастом. Недавняя работа предполагает, что связанные со старением изменения в структурах левой лобной доли коррелируют с результатами теста «речь в шуме». 9 Устная беглость, вербальный поиск и некоторые конфронтационные задачи называния с возрастом несколько снижаются. Кричли заметил, что в пожилом возрасте пожилые люди менее многословны, более повторяются и менее специфичны в выборе слов при спонтанной речи по сравнению с молодыми людьми. 10

    Наблюдается возрастной спад в аспектах визуально-пространственной обработки и конструктивной практики. 6 Визуальное распознавание предметов, форм, жестов и условных знаков остается стабильным в пожилом возрасте.Однако зрительно-восприятие и способность воспринимать пространственную ориентацию снижаются с возрастом. Способность человека копировать простую фигуру не зависит от возраста, но способность копировать сложный рисунок (например, фигуру Рей) с возрастом снижается. По стандартным показателям IQ, таким как блочное проектирование и сборка объектов, большая часть снижений с возрастом происходит из-за времени, но если не учитывать время, производительность тестов с возрастом все равно снижается. В задачах бесплатного рисования изображения, нарисованные пожилыми людьми, с возрастом становятся более упрощенными и менее четкими.

    Возрастные изменения в структуре и функциях мозга

    Размер мозга уменьшается с возрастом. 3 За последние 20 лет наша способность количественно оценить эту атрофию улучшилась с помощью технологии структурной визуализации мозга (компьютерной томографии и магнитно-резонансной томографии [МРТ]). Мозг часто делится на серое и белое вещество в зависимости от внешнего вида мозга при вскрытии. Серое вещество используется для описания коры головного мозга и мозжечка, а также подкорковых ядер, в каждом из которых преобладают клеточные тела и дендриты. Белое вещество относится к областям мозга с преобладанием миелинизированных аксонов, которые соединяют структуры серого вещества. Не все области мозга одинаково атрофируются при старении, но при старении страдают как области серого, так и белого вещества. Потеря объема серого вещества наиболее заметна в префронтальной коре. 11 12 Височные доли, особенно медиальная височная доля, которая включает гиппокамп, также демонстрируют умеренное уменьшение объема с возрастом. Объемы белого вещества также уменьшаются с возрастом. 13 Наибольшие потери объема белого вещества наблюдаются в белом веществе лобной доли и в основных трактах белого вещества, таких как мозолистое тело. 12 В дополнение к возрастному уменьшению объема белого вещества, есть доказательства ухудшения целостности тракта белого вещества с возрастом с использованием МРТ-визуализации с тензором диффузии. 14

    Предполагалось, что потеря объема серого вещества была вызвана потерей нейронов, но с улучшением методов подсчета нейронов теперь ясно, что это не так.Многие исследования демонстрируют, что потеря нейронов во время нормального старения ограничивается определенными областями нервной системы и что эта потеря составляет не более 10% нейронов, обнаруживаемых у молодых людей. 15 16 Потеря кортикальных нейронов наиболее заметна в дорсальной боковой префронтальной коре и гиппокампе, а большая потеря подкорковых нейронов может быть замечена в черной субстанции и мозжечке. Возрастные нейродегенеративные заболевания, такие как AD, связаны с гораздо большей потерей нейронов, особенно в гиппокампе и энторинальной коре. 16 При нормальном старении значительное количество нейронов изменяет структуру, но не умирает. Эти связанные со старением структурные изменения нейронов включают уменьшение количества и длины дендритов, потерю дендритных шипов, уменьшение количества аксонов, увеличение аксонов с сегментарной демиелинизацией и значительную потерю синапсов. 15 Синаптическая потеря является ключевым структурным маркером старения нервной системы. 17 18

    Число нейрональных синапсов теперь можно измерить с помощью методов иммуногистохимии, которые маркируют пресинаптические белки, такие как синаптофизин.Используя антитела к синаптофизину для количественной оценки пресинаптических окончаний в верхней, префронтальной извилине, можно наблюдать неуклонное снижение числа синапсов на протяжении всей жизни. Результаты исследований деменции показывают, что симптоматическая деменция возникает при потере неокортикальных синапсов на 40% или больше по сравнению с нормальными взрослыми. 17 Используя скорость изменения корковых синапсов, наблюдаемую при нормальном старении, и порог потери синапсов 40%, Терри и Кацман предсказали, что деменция из-за старения (дряхлость) может возникнуть примерно в возрасте 130 лет, не требуя развития болезненного состояния, такого как как AD. 19 Они также обсудили концепцию когнитивного резерва с точки зрения корковой синаптической плотности и обсудили, как синаптический резерв, старение и развитие нейродегенеративного заболевания могут повлиять, когда человек пересекает симптоматический порог потери 40% корковых синапсов. и развиваются признаки и симптомы деменции. 19 20 21 Например, люди с дефицитом синаптической плотности при рождении (например, низкий синаптический резерв из-за неонатального гипоксического повреждения головного мозга) пересекли бы 40% синаптический порог раньше в жизни с такой же скоростью синаптической потери. со старением.Точно так же развитие нейродегенеративного заболевания, такого как AD, ускорит скорость потери синапсов. Возраст появления симптомов деменции будет определяться сочетанием того, насколько близко человек был к 40% -ному синаптическому порогу во время начала заболевания и как быстро синапсы были потеряны из-за болезни. В качестве альтернативы, если бы существовал превентивный образ жизни или лечение, которое замедляло скорость потери корковых синапсов, вызванной старением, то 40% -ный синаптический порог был бы достигнут в более позднем возрасте, и у этого человека был бы больший синаптический резерв для компенсации синаптических синапсов, связанных с дегенеративными заболеваниями. потеря (см.).

    Изменение плотности синапсов с возрастом в четырех группах. Когда синаптическая плотность снижается до 60% от максимальной, можно ожидать появления симптомов деменции (т. Е. Пороговой линии деменции). Кто-то с нормальным резервом и нормальной скоростью синаптической потери с возрастом (то есть с нормальным старением) может пересечь пороговую линию деменции в возрасте около 130 лет. Вмешательство, которое замедлит скорость синаптической потери с возрастом (более медленное старение), сохранит синаптическую плотность выше допустимой. порог деменции старше 150 лет.Тем не менее, тот, кто в возрасте 25 лет начал с на 30% меньшей синаптической плотности, чем обычно, пересечет пороговую линию намного раньше даже при нормальном старении (62 года), как и человек с нормальной плотностью, у которого развилось дегенеративное заболевание, такое как болезнь Альцгеймера, которое увеличило частоту потери синапсов с возрастом (то есть в возрасте 72 лет). График и концепции, основанные на данных и гипотезах, представленных Р.Д. Терри и Р. Кацманом. 19

    Возрастные изменения в структуре и функции синапсов и изменения в нейронных сетях коррелируют с когнитивными изменениями со старением.Моррисон и Бакстер рассмотрели возрастные изменения, происходящие в кортикальных синапсах в дорсальной боковой префронтальной коре, области, важной для рабочей памяти и исполнительных функций, а также в гиппокампе, области, жизненно важной для обучения и памяти. 22 Они обобщили морфологические и функциональные изменения, которые происходят в этих синапсах, и то, как эти изменения могут коррелировать с изменениями когнитивной функции. Например, в дорсальной боковой префронтальной коре происходит 46% -ная потеря одного подтипа дендритных шипов кортикальных нейронов (т.э., тонкие колючки). Эти шипы являются наиболее пластичными, и их потеря вызывает потерю динамической пластичности в постоянно меняющихся цепях, которые важны для когнитивной гибкости, рабочей памяти и исполнительной когнитивной функции. Интересно, что в дорсальной латеральной префронтальной коре имеется относительная стабильность второго типа дендритного шипа (то есть грибовидного шипа), который опосредует более стабильные цепи, которые могут быть связаны с поддержанием кристаллизованных когнитивных способностей (т. Е. Опытным опытом).Функциональная МРТ в состоянии покоя (rs-fMRI) может идентифицировать функциональную связь между различными областями мозга. 14 Был идентифицирован ряд внутренних сетей связи, в том числе сети, важные для памяти, организации и координации нейронной активности, подготовки мозга к скоординированным ответам и сети режима по умолчанию (DMN), которая активна в отсутствие задачи. Считается, что DMN важна для консолидации памяти. Связь и целостность сети, по-видимому, снижаются при нормальном старении. 14 При нейродегенеративных заболеваниях, таких как AD, эти спады и нарушения ускоряются, особенно в DMN, и могут влиять на исследования нормального старения rs-fMRI, которые включают субъектов с доклиническим AD. 23 Корреляция структурных изменений в головном мозге и измеренных возрастных когнитивных изменений была скромной и временами непоследовательной, но включение функциональных показателей, таких как кровоток, метаболизм глюкозы и rs-fMRI, или сочетание функциональных и структурных меры могут обеспечить более сильную корреляцию. 14 24 25

    Возрастные заболевания и познание

    Множество факторов могут вызвать кумулятивное повреждение мозга с возрастом и вызвать когнитивные нарушения. Эти факторы включают повреждение мозга из-за церебральной ишемии, травмы головы, токсинов, таких как алкоголь, избыток гормонов стресса или развитие дегенеративной деменции, такой как AD. Дегенеративная деменция — наиболее частая причина значительного снижения когнитивных функций в пожилом возрасте, но часто встречается комбинация факторов.Серии аутопсий на базе сообщества пациентов, умерших от деменции, показали, что наиболее частой причиной деменции была АД, за которой следовала сосудистая деменция, а затем деменция с тельцами Леви. 26 Однако смешанное слабоумие или слабоумие, вызванное более чем одной патологией, было очень распространенным явлением. 27 Эти же патологические изменения очень часто встречаются у пожилых людей без деменции. В большом клинико-патологическом исследовании пожилых людей без деменции, объединяющем участников из Rush Memory and Aging Project и Religious Orders Study, 100% имели нейрофибриллярные клубки, 82% имели амилоидные бляшки, 29% имели макроскопические инфаркты, 25% микроскопические инфаркты, и у 6% были неокортикальные тельца Леви. 28 Из-за очень частого совпадения патологии, связанной с заболеванием, и снижения когнитивных функций у пожилого населения трудно отделить снижение познавательной способности, связанное с заболеванием, от снижения, связанного с нормальным старением. Недавнее более крупное исследование, проведенное на основе тех же продольных исследований, показало, что более быстрые темпы снижения когнитивных функций были связаны с патологией БА, макроскопическими инфарктами и неокортикальными тельцами Леви, но комбинация всех этих патологий объясняет только 41% вариации скорости снижения это образец пожилых людей без деменции. 29 Таким образом, эти поздние заболевания вызывают ускорение когнитивного снижения, которое приводит к развитию деменции у многих пациентов, но у некоторых пожилых людей без деменции действительно наблюдается когнитивное снижение, не вызванное этими патологическими изменениями.

    нашей эры — наиболее частая причина снижения когнитивных функций у пожилых людей. Распространенность клинически диагностированной болезни Альцгеймера экспоненциально увеличивается с возрастом. В возрасте 65 лет менее 5% населения имеют клинический диагноз БА, но после 85 лет это число увеличивается до более 40%. 2 30 У пациентов, у которых развивается БА, большинство сначала демонстрируют незначительное снижение памяти и нового обучения, за которым следуют легкие изменения исполнительной когнитивной функции, а затем изменения языка и визуально-пространственной обработки. Многие из этих когнитивных изменений аналогичны нормальным когнитивным изменениям старения, но различаются по степени тяжести. 31 32 Начало когнитивного снижения незаметно, и его трудно определить. Прогрессирование постепенное и может быть более очевидным для членов семьи, чем для пациента.Клинически у большинства пациентов сначала развивается легкое когнитивное нарушение (MCI), которое определяется как синдром когнитивных жалоб, умеренное умеренное снижение познавательной способности, но без изменения функциональных способностей, включая инструментальную повседневную деятельность. MCI может включать один или несколько когнитивных доменов, но MCI, относящийся только к домену памяти (то есть амнестический MCI), чаще всего наблюдается у пациентов, у которых развивается AD. Если когнитивные нарушения продолжают прогрессировать и у пациента появляются признаки функционального нарушения, вызванного этими когнитивными нарушениями, тогда ему или ей будет поставлен диагноз деменции.Если пациент соответствует клиническим критериям БА, то ему или ей будет поставлен диагноз вероятной БА. Продольные исследования показывают, что скорость превращения амнестической MCI в вероятную AD составляет ~ 15% в год. 33

    Разработка биомаркеров AD улучшила нашу способность понимать временную последовательность изменений, которые происходят в мозге человека с AD. Разработка изображений амилоидной позитронно-эмиссионной томографии (ПЭТ) (например, Pittsburgh Compound B / PiB) позволила исследователям обнаружить наличие отложений амилоидных бляшек у живых субъектов.Исследования с участием субъектов с генетическими формами БА показывают, что амилоидные бляшки могут быть обнаружены за 15 лет до появления клинических симптомов, а отложение амилоида в кортикальном слое является самым ранним маркером патологии БА. 34 ПЭТ-визуализация метаболизма глюкозы использует фтордезоксиглюкозу (ФДГ-ПЭТ) в качестве маркера нейрональной активности и нейродегенерации. Метаболизм глюкозы, обнаруженный с помощью FDG-PET, снижается в задней поясной извилине и ассоциативной коре височной и теменной долей ближе ко времени измеримого когнитивного снижения.Дополнительные маркеры нейродегенерации включают измерения объемной МРТ гиппокампа и измерения уровней в спинномозговой жидкости белка тау. Эти биомаркеры начинают показывать изменения до того, как появляются очень легкие когнитивные симптомы, и их можно измерить. Недавно были предложены новые диагностические классификации БА, которые включают эти биомаркеры. 35 36 Эта система классификации включает определение наличия свидетельств отложения амилоида, нейродегенерации или того и другого, а также того, являются ли когнитивные функции и функции нормальными или ненормальными.Пациенты с 1 стадией заболевания имеют только церебральный амилоидоз; у пациентов со стадией 2 заболевания амилоидоз плюс нейродегенерация, но без когнитивного снижения; у тех, у кого болезнь 3 стадии, есть амилоидоз, нейродегенерация, незначительный когнитивный спад, но нет функционального спада; а у пациентов с болезнью 4 стадии — амилоидоз и нейродегенерация с ощутимым когнитивным и функциональным снижением. Доступность этих новых биомаркеров и новой системы классификации была полезна для определения доклинической БА для профилактических испытаний; у лиц с доклинической БА есть доказательства отложения амилоида на амилоидных ПЭТ-изображениях, но нормальные когнитивные функции и функции (т.е., стадия 1 и 2 AD), а биомаркеры AD предсказывают случайное когнитивное нарушение у когнитивно нормальных субъектов, наблюдаемых в долгосрочном плане. 37

    Недавно Джек и др. Исследовали большую когорту субъектов с нормальным когнитивным развитием в возрасте от 50 до 89 лет на предмет отложения амилоида с помощью ПЭТ-визуализации и доказательств нейродегенерации с использованием МРТ-измерений гиппокампа и измерений гипометаболизма с помощью FDG-PET. 38 Он разделил когорту на четыре группы на основе результатов биомаркеров, в частности классифицируя результаты визуализации амилоида на положительные (A +) или отрицательные (A-) и классифицируя комбинированные результаты биомаркеров нейродегенерации на положительные (N +) или отрицательные (N-).С этой классификацией группа A − N− будет классифицирована как имеющая нормальные биомаркеры, группа A − N + будет иметь подозрение на патологию, не связанную с болезнью Альцгеймера (SNAP), с нейродегенерацией, а группы A + N− и A + N + будут иметь доказательства различных стадий патологии АД (т. е. 1 и 2 стадии АД соответственно). В этом исследовании популяционная частота A-N- (нормальные биомаркеры) составляла 100% в возрасте 50 лет и снижалась до 17% к 89 годам. Частота A + N + (БА с нейродегенерацией) увеличивалась до 42% к 89 годам.Частота A-N + (SNAP) увеличилась до 24% к 89 годам. Таким образом, патология AD с нейродегенерацией и SNAP с нейродегенерацией становятся все более распространенными с возрастом и затрагивают до 66% людей к 89 годам, несмотря на нормальные когнитивные способности. тестирование.

    Изменение возраста и влияния болезней на познание

    С возрастом происходит динамическое взаимодействие между факторами, ведущими к нейродегенерации и когнитивным нарушениям, и факторами, ведущими к нейропластичности и улучшению когнитивных функций.Все большее количество исследований использует автоматизированные МРТ-измерения размера гиппокампа с высоким разрешением в качестве практического и надежного метода измерения этого динамического баланса. 39 Размер гиппокампа связан с памятью и когнитивной функцией у нормальных людей, а атрофия гиппокампа связана с деменцией из-за БА и переходом от амнестической MCI к клинической AD. В последнее время появляется все больше данных, свидетельствующих о том, что с уменьшением размера гиппокампа связаны различные факторы, включая сахарный диабет, гипертензию, ожирение, гипоксическое повреждение головного мозга, обструктивное апноэ во сне, клиническую депрессию, биполярное расстройство, алкоголизм и травмы головы. 39 Важно отметить, что гиппокамп обладает высокой способностью к нейропластичности. В последние несколько лет растет число интервенционных исследований, изучающих способность вмешательства замедлять скорость атрофии гиппокампа или обращать вспять такую ​​атрофию, вызванную дегенеративными, цереброваскулярными, метаболическими или травматическими причинами. 39

    Было предложено множество клеточных механизмов нейродегенерации и нейропластичности, и они активно исследуются на предмет того, как они могут опосредовать здоровье нейронов, размер гиппокампа и, в конечном итоге, когнитивную функцию.Микрососудистая ишемия, воспаление, окислительный стресс, эксайтотоксичность и апоптоз являются обычным механизмом нейродегенерации, и существует несколько общих сигнальных путей, которые важны для нейропластичности, включая пути, важные для дифференцировки нейронов, пластичности и выживания. 39 40 В конечном итоге уменьшение присутствия или воздействия нейродегенерации и повышение активности сигнальных путей, важных для нейропластичности, может уменьшить атрофию гиппокампа и снижение когнитивных функций, которые так часто встречаются при старении.Появляются доказательства того, что выбор здорового образа жизни улучшает динамический баланс в направлении нейропластичности и устраняет нейродегенерацию, включая здоровое питание; отказ от чрезмерного употребления алкоголя; регулярно заниматься спортом; участие в познавательной стимулирующей деятельности; управление эмоциональным стрессом, которое может включать медитацию; и решение медицинских проблем, таких как гипертония, диабет, депрессия и синдром обструктивного апноэ во сне. 39

    Наблюдательные исследования и предварительные клинические испытания повысили вероятность того, что физические упражнения и когнитивные тренировки или стимуляция могут улучшить когнитивные функции у пожилых людей с нормальными когнитивными функциями и, возможно, у людей с БА и другими формами деменции. 41 42 Предыдущие обзоры суммировали литературу, касающуюся физической активности, улучшения физической формы и когнитивной функции у пожилых людей без когнитивных нарушений, и пришли к выводу, что преобладающие данные свидетельствуют о том, что физическая активность полезна для когнитивной функции у пожилого населения. но что большинство доказательств основано на исследованиях с потенциальными методологическими проблемами и умеренным риском систематической ошибки. 41 42 Эти исследования не определили, какие виды упражнений наиболее эффективны в целом или для определенных типов когнитивных функций.В крупном, хорошо контролируемом исследовании пожилых людей с нормальным познанием изучалось влияние когнитивной тренировки на когнитивные способности и функциональные результаты в течение 5 лет наблюдения. 43 Когнитивная тренировка привела к улучшению когнитивных способностей, характерных для обучаемых способностей, и эти улучшения сохранялись в течение 5 лет после первоначального вмешательства. Подгруппа, прошедшая обучение мышлению, имела меньшее функциональное снижение к 5 годам, что измерялось по самооценке способности выполнять инструментальные действия в повседневной жизни.

    Подобно пожилым людям с нормальным познанием, физической активностью и когнитивной стимуляцией может принести пользу тем, кто подвержен риску болезни Альцгеймера, или тем, у кого есть диагноз деменции. Недавнее обсервационное исследование показало, что нормальные субъекты среднего возраста, которые были более физически активными, демонстрировали меньше отклонений биомаркеров БА, чем те, кто был физически неактивен, включая меньшую нагрузку на амилоид при визуализации амилоидного ПЭТ и меньшую нейродегенерацию на основе измерений объема гиппокампа и ФДГ-ПЭТ. измерения метаболизма глюкозы. 44 Систематический обзор исследований, в которых использовалась когнитивная стимуляция для улучшения когнитивного функционирования у людей с деменцией, обнаружил, что во многих исследованиях были убедительные доказательства того, что программы когнитивной стимуляции приносят пользу когнитивным функциям у людей с легкой и умеренной деменцией сверх любых лекарств. 45 Однако многие исследования имели небольшие размеры выборки и методологические проблемы.

    Выводы

    Важно понимать, как познавательные способности меняются с возрастом, учитывая наше растущее пожилое население и важность познания в поддержании функциональной независимости и эффективном общении с другими.Измеримые изменения в познании происходят при нормальном старении. Наиболее важные изменения — это снижение когнитивных задач, требующих быстрой обработки или преобразования информации для принятия решения, включая показатели скорости обработки, рабочей памяти и исполнительной когнитивной функции. Накопительные знания и практические навыки сохраняются и в пожилом возрасте. В мозге происходят структурные и функциональные изменения, которые коррелируют с этими возрастными когнитивными изменениями, включая изменения в структуре нейронов без гибели нейронов, потерю синапсов и дисфункцию нейронных сетей.Возрастные заболевания ускоряют скорость нейрональной дисфункции, потери нейронов и когнитивного снижения, при этом у многих людей развиваются когнитивные нарушения, достаточно серьезные, чтобы нарушить их повседневные функциональные способности, определение деменции. Появляется все больше доказательств того, что здоровый образ жизни может снизить скорость снижения когнитивных функций, наблюдаемых при старении, и помочь отсрочить появление когнитивных симптомов при возрастных заболеваниях. Эти факторы здорового образа жизни могут включать физическую активность, умственную стимуляцию, избегание чрезмерного воздействия нейротоксинов (например,ж., алкоголь), лечения депрессии и стресса, а также контроля распространенных заболеваний, таких как гипертония, диабет и обструктивное апноэ во сне. Таким образом, мы уже можем владеть ключами к проведению успешной кампании по минимизации пагубного воздействия возраста на познавательные способности и отсрочке начала деменции у пожилых людей.

    Ссылки

    1. Винсент Г. К. Велкофф В. А. Бюро U SC Следующие четыре десятилетия: пожилые люди в США: с 2010 по 2050 гг. Вашингтон, округ Колумбия: Департамент США.Управления торговли, экономики и статистики Бюро переписи населения США; 2010. Доступно по адресу: http://purl.access.gpo.gov/GPO/LPS126596. Проверено 3 июня 2015 г. [Google Scholar] 2. Болезнь Альцгеймера A; Ассоциация Альцгеймера. Факты и цифры о болезни Альцгеймера, 2014 г. Alzheimers Dement 2014102e47 – e92. [PubMed] [Google Scholar] 5. Леви Р. Снижение когнитивных функций, связанное со старением. Рабочая группа Международной психогериатрической ассоциации в сотрудничестве со Всемирной организацией здравоохранения. Int Psychogeriatr.1994. 6 (1): 63–68. [PubMed] [Google Scholar] 6. Лезак М. Д., Ховисон Д. Б., Биглер Д. Д., Транел Д. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета; 2012. Нейропсихологическая оценка. 5-е изд. [Google Scholar] 8. Соммерс М. С. Восприятие речи у пожилых людей: важность речевых когнитивных способностей. J Am Geriatr Soc. 1997. 45 (5): 633–637. [PubMed] [Google Scholar] 9. Вонг П. К., Эттлингер М., Шеппард Дж. П., Гунасекера Г. М., Дхар С. Нейроанатомические характеристики и восприятие речи в условиях шума у ​​пожилых людей.Ухо Слушай. 2010. 31 (4): 471–479. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 10. Кричли М. И все дочери музыки будут унижены. Языковая функция у пожилых людей. Arch Neurol. 1984. 41 (11): 1135–1139. [PubMed] [Google Scholar] 11. Раз Н., Ганнинг Ф. М., Хед Д. и др. Избирательное старение коры головного мозга человека, наблюдаемое in vivo: дифференциальная уязвимость префронтального серого вещества. Cereb Cortex. 1997. 7 (3): 268–282. [PubMed] [Google Scholar] 12. Салат Д. Х., Кей Дж. А., Яновски Дж. С. Объемы префронтального серого и белого вещества при здоровом старении и болезни Альцгеймера.Arch Neurol. 1999. 56 (3): 338–344. [PubMed] [Google Scholar] 13. Мэдден Д. Дж., Испанец Дж., Костелло М. С. и др. Целостность белого вещества мозга опосредует возрастные различия в когнитивных способностях взрослых. J Cogn Neurosci. 2009. 21 (2): 289–302. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 14. Деннис Э. Л., Томпсон П. М. Функциональная связь мозга с использованием фМРТ при старении и болезни Альцгеймера. Neuropsychol Rev.2014; 24 (1): 49–62. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 15. Паннесе Э. Морфологические изменения нервных клеток при нормальном старении.Функция структуры мозга. 2011. 216 (2): 85–89. [PubMed] [Google Scholar] 16. Моррисон Дж. Х., Хоф П. Р. Жизнь и смерть нейронов в стареющем мозге. Наука. 1997. 278 (5337): 412–419. [PubMed] [Google Scholar] 17. Терри Р. Д., Маслиах Э., Салмон Д. П. и др. Физические основы когнитивных изменений при болезни Альцгеймера: потеря синапсов является основным коррелятом когнитивных нарушений. Энн Нейрол. 1991. 30 (4): 572–580. [PubMed] [Google Scholar] 18. Маслия Э., Мэллори М., Хансен Л., ДеТереза ​​Р., Терри Р. Д. Количественные синаптические изменения в неокортексе человека во время нормального старения.Неврология. 1993. 43 (1): 192–197. [PubMed] [Google Scholar] 19. Терри Р. Д. Кацман Р. Продолжительность жизни и синапсы: будет ли первичная старческая деменция? Neurobiol Aging 2001223347–348., Обсуждение 353–354 [PubMed] [Google Scholar] 20. Стерн Ю. Что такое когнитивный резерв? Теория и исследовательское применение концепции заповедника. J Int Neuropsychol Soc. 2002. 8 (3): 448–460. [PubMed] [Google Scholar] 21. Ричардс М., Дири И. Дж. Подход к когнитивному резерву на протяжении всей жизни: модель когнитивного старения и развития? Энн Нейрол.2005. 58 (4): 617–622. [PubMed] [Google Scholar] 22. Моррисон Дж. Х., Бакстер М. Г. Старение коркового синапса: признаки и последствия когнитивного снижения. Nat Rev Neurosci. 2012. 13 (4): 240–250. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 23. Брайер М. Р., Томас Дж. Б., Снайдер А. З. и др. Непризнанная доклиническая болезнь Альцгеймера затрудняет исследования нормального старения с помощью rs-fcMRI. Неврология. 2014. 83 (18): 1613–1619. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 24. Штеффенер Дж., Брикман А.М., Хабек К.Г., Солтхаус Т.А., Стерн Ю.Церебральный кровоток и ковариация объема серого вещества при старении. Hum Brain Mapp. 2013. 34 (12): 3267–3279. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 25. Maillet D, Rajah M N. Связь между префронтальной активностью и изменением объема в префронтальных и медиальных височных долях при старении и деменции: обзор. Издание Aging Res Rev.2013; 12 (2): 479–489. [PubMed] [Google Scholar] 26. Соннен Дж. А., Ларсон Е. Б., Крейн П. К. и др. Патологические корреляты деменции в продольной популяционной выборке старения.Энн Нейрол. 2007. 62 (4): 406–413. [PubMed] [Google Scholar] 27. Шнайдер Дж. А., Арванитакис З., Банг В., Беннетт Д. А. Смешанные патологии головного мозга являются причиной большинства случаев деменции у пожилых людей, проживающих в общинах. Неврология. 2007. 69 (24): 2197–2204. [PubMed] [Google Scholar] 28. Бойл П. А., Ю. Л., Уилсон Р. С., Шнайдер Дж. А., Беннетт Д. А. Связь невропатологии с когнитивным снижением среди пожилых людей без деменции. Front Aging Neurosci. 2013; 5: 50. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 29. Бойл П.А., Уилсон Р.С., Ю.Л.и др. Снижение когнитивных функций в пожилом возрасте происходит не из-за распространенных нейродегенеративных патологий. Энн Нейрол. 2013. 74 (3): 478–489. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 30. Эванс Д. А., Функенштейн Х. Х., Альберт М. С. и др. Распространенность болезни Альцгеймера среди пожилых людей. Выше, чем сообщалось ранее. ДЖАМА. 1989. 262 (18): 2551–2556. [PubMed] [Google Scholar] 31. Фьелл А. М. Макэвой Л. Холланд Дейл А. М. Валховд К. Б; Инициатива по нейровизуализации болезни Альцгеймера. Что нормально при нормальном старении? Влияние старения, амилоида и болезни Альцгеймера на кору головного мозга и гиппокамп Prog Neurobiol 201411720–40.[Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 32. Моррис Дж. С., Прайс Дж. Л. Патологические корреляты недемлемого старения, легких когнитивных нарушений и ранней стадии болезни Альцгеймера. J Mol Neurosci. 2001. 17 (2): 101–118. [PubMed] [Google Scholar] 33. Готье С., Райсберг Б., Заудиг М. и др. Легкие когнитивные нарушения. Ланцет. 2006. 367 (9518): 1262–1270. [PubMed] [Google Scholar] 34. Бейтман Р. Дж., Ксион С., Бензингер Т. Л. и др. Клинические и биомаркерные изменения при доминантно наследуемой болезни Альцгеймера. N Engl J Med.2012. 367 (9): 795–804. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 35. Сперлинг Р. А., Айсен П. С., Беккет Л. А. и др. К определению доклинических стадий болезни Альцгеймера: рекомендации рабочих групп Национального института старения-Ассоциации Альцгеймера по диагностическим руководствам по болезни Альцгеймера. Демент Альцгеймера. 2011. 7 (3): 280–292. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 36. Дюбуа Б., Фельдман Х. Х., Якова С. и др. Расширение исследовательских диагностических критериев болезни Альцгеймера: критерии IWG-2.Lancet Neurol. 2014. 13 (6): 614–629. [PubMed] [Google Scholar] 37. Роу С. М., Фаган А. М., Грант Е. А. и др. Визуализация амилоида и биомаркеры спинномозговой жидкости в прогнозировании когнитивных нарушений на срок до 7,5 лет. Неврология. 2013. 80 (19): 1784–1791. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 38. Джек С. Р. Мл., Вист Х. Дж., Вейганд С. Д. и др. Возрастные популяционные частоты церебрального β-амилоидоза и нейродегенерации среди людей с нормальной когнитивной функцией в возрасте 50–89 лет: перекрестное исследование. Lancet Neurol.2014; 13 (10): 997–1005. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 39. Фотухи М., До Д., Джек С. Модифицируемые факторы, которые изменяют размер гиппокампа с возрастом. Nat Rev Neurol. 2012. 8 (4): 189–202. [PubMed] [Google Scholar] 40. Бано Д., Агостини М., Мелино Дж., Никотера П. Старение, нейрональная связь и нарушения мозга: нерешенный волновой эффект. Mol Neurobiol. 2011. 43 (2): 124–130. [PubMed] [Google Scholar] 41. Анджеварен М., Ауфдемкампе Г., Верхаар Х. Дж., Алеман А., Ванхис Л. Физическая активность и улучшенная физическая форма для улучшения когнитивных функций у пожилых людей без известных когнитивных нарушений.Кокрановская база данных Syst Rev.2008; (2): CD005381. [PubMed] [Google Scholar] 42. Карвалью А., Реа И. М., Паримон Т., Кьюсак Б. Дж. Физическая активность и когнитивные функции у лиц старше 60 лет: систематический обзор. Clin Interv Aging. 2014; 9: 661–682. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 43. Уиллис С. Л., Теннштедт С. Л., Марсиск М. и др. Долгосрочные эффекты когнитивных тренировок на повседневные функциональные результаты у пожилых людей. ДЖАМА. 2006. 296 (23): 2805–2814. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 44.Оконкво О. С., Шульц С. А., О Дж М. и др. Физическая активность ослабляет связанные с возрастом изменения биомаркеров при доклинической БА. Неврология. 2014. 83 (19): 1753–1760. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 45. Вудс Б., Агирре Е., Спектор А. Е., Оррелл М. Когнитивная стимуляция для улучшения когнитивных функций у людей с деменцией. Кокрановская база данных Syst Rev.2012; 2: CD005562. [PubMed] [Google Scholar]

    Социальное познание

    Philos Trans R Soc Lond B Biol Sci. 12 июня 2008 г .; 363 (1499): 2033–2039.

    Chris D Frith

    1 Wellcome Trust Center for Neuroimaging, University College London, 12 Queen Square, London WC1N 3BG, UK

    2 Центр функциональной интегративной неврологии, Университет Орхуса, 8000 Орхус, Дания

    1 Wellcome Trust Center for Neuroimaging, University College London, 12 Queen Square, London WC1N 3BG, UK

    2 Центр функциональной интегративной неврологии, Университет Орхуса, 8000 Åarhus C, Дания

    * Адрес для корреспонденции : Проект Нильса Бора «Взаимодействие разума», Университетская больница Орхуса — Орхус Сигехус, Nørrebrogade 44, Building 30, 8000 Орхус C, Дания ([email protected])

    Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии правильного цитирования оригинальной работы.

    Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

    Abstract

    Социальное познание касается различных психологических процессов, которые позволяют людям пользоваться преимуществом принадлежности к социальной группе. Большое значение для социального познания имеют различные социальные сигналы, которые позволяют нам познавать мир.К таким сигналам относятся выражения лица, такие как страх и отвращение, которые предупреждают нас об опасности, и направление взгляда, указывающее, где можно найти интересные вещи. Такие сигналы особенно важны для развития ребенка. Социальная референция, например, относится к феномену, при котором младенцы обращаются к выражению лица своей матери, чтобы определить, подходить ли ему к новому объекту или нет. Мы можем многому научиться, просто наблюдая за другими. Большая часть этих сигналов, кажется, происходит автоматически и бессознательно как со стороны отправителя, так и со стороны получателя.Мы можем научиться бояться стимула, наблюдая за реакцией другого в отсутствие осознания этого стимула. Напротив, обучение посредством инструкции, а не наблюдения, похоже, действительно зависит от осознания стимула, поскольку такое обучение не распространяется на ситуации, когда стимул предъявляется подсознательно. Обучение по инструкции зависит от метакогнитивного процесса, посредством которого и отправитель, и получатель распознают, что сигналы должны быть сигналами. Примером могут служить «мнимые» сигналы, указывающие на то, что последующее является преднамеренным общением.Младенцы узнают больше по сигналам, которые они считают поучительными. Я предполагаю, что именно эта способность распознавать и учиться на основе инструкций, а не простое наблюдение, позволила этой продвинутой способности извлекать пользу из культурного обучения, которое кажется уникальным для человеческой расы.

    Ключевые слова: социальное, познание, сигналы, метапознание, культура, наблюдение

    1. Что такое социальное познание?

    Используемый в настоящее время термин «познание» относится к множеству различных процессов, с помощью которых существа понимают и осмысливают мир.Этот термин выполняет во многом ту же работу, что и термин «обработка информации», и на него сильно повлияли разработки в области вычислительной техники, начиная с 1940-х годов. Восприятие, внимание, память и планирование действий — все это примеры когнитивных процессов. Все эти процессы важны в социальных взаимодействиях, и изучение обработки информации в социальной среде называется социальным познанием. «Цель социального познания — предоставить механистические, ориентированные на процесс объяснения сложных социальных явлений» (Winkielman & Schooler в печати).В этой статье я хочу рассмотреть, есть ли аспекты познания, которые являются специфически социальными и специфически человеческими.

    Когда мы взаимодействуем с окружающей средой, психологи традиционно исходят из входных данных. На нас воздействуют сигналы, исходящие из окружающей среды. Ощущения улавливаются нашими органами чувств, такими как глаза. Ощущения (например, свет определенной длины волны) превращаются в восприятия (например, цвет плода) на основе предварительных знаний и текущего контекста.Затем принимаются решения о том, что лучше всего сделать в ответ на это восприятие (например, спел ли фрукт? Должен ли я его съесть?). Действия планируются, и, наконец, инициируется результат в виде двигательных движений (например, хватание плода). В рамках этой общей структуры стимула и реакции мы можем иметь подмножество процессов, связанных с социальными стимулами (например, чтение выражений лица), социальными решениями (следует ли мне доверять этому человеку?) И социальными реакциями (выражение лица)

    (a) Зеркальные системы и социальные стимулы

    В настоящее время большой интерес вызывают зеркальные системы в мозге.Зеркальная система определяется как совокупность областей мозга, которые активны, когда мы что-то делаем или переживаем сами, а также когда мы наблюдаем, как кто-то другой делает то же самое или переживает то же самое. Эта концепция возникла из наблюдения за нейронами во фронтальной коре головного мозга обезьяны, которые реагируют, когда обезьяна выполняет определенное действие (например, поднимает арахис), а также когда обезьяна наблюдает за кем-то другим, выполняющим то же действие (Rizzolatti & Craighero 2004). . Эти нейроны теперь известны как зеркальные нейроны.У людей зеркальные системы были идентифицированы для эмоций (Singer et al , 2004; Botvinick et al , 2005) и прикосновения (Blakemore et al , 2005), а также действия (Rizzolatti & Craighero 2004). Кажется правдоподобным, что системы, которые связывают действия и переживания в себе с действиями и опытом других, вероятно, будут играть важную роль в социальном познании. Мы могли бы даже определить один класс социальных стимулов как те стимулы, которые активируют зеркальные системы.Однако нам также необходимо подумать о том, какую ценность могут иметь такие стимулы, помогая нам успешно ориентироваться в социальном мире.

    2. Социальные стимулы, которые рассказывают нам о мире

    (a) Как избежать опасности

    Физическое отвращение — это инстинктивная эмоциональная реакция на вид и запахи, которая помогает нам избежать пищевого отравления или инфекции. Вид человека с выражением отвращения — сигнал о том, что он находится в контакте с чем-то, чего нам следует избегать. Есть зеркальная система отвращения (Wicker et al .2003). Когда мы видим лицо с отвращением, мы сами чувствуем отвращение и можем автоматически предпринять действия, чтобы уклониться, прежде чем сознательно распознаем выражение или обнаружим причину отвращения.

    Мы можем рассказать похожую историю, опасаясь, что есть свидетельства наличия зеркальной системы (Моррис и др. . 1996). Вид испуганного лица — сигнал о том, что нам есть чего бояться, и, как и отвращение, вызывает у наблюдателя страх. В случае выражений страха есть несколько экспериментов, демонстрирующих, что представление испуганного лица вызывает физиологические признаки страха у наблюдателей, даже если они не осознают, что видят это лицо (например,грамм. Whalen и др. . 1998). Элизабет Фелпс и ее коллеги (Olsson & Phelps 2004) показали, что люди могут научиться бояться объекта (например, синего квадрата), просто наблюдая за тем, как кто-то другой приучен бояться этого объекта, потому что каждый раз, когда человеку предъявляют синий квадрат. Наблюдал получает болезненный шок. Это обучение посредством наблюдения происходит даже тогда, когда условный стимул (синий квадрат) замаскирован, и наблюдатель не может сообщить, когда этот стимул возникает.Наиболее вероятный механизм, лежащий в основе этого подсознательного обучения посредством наблюдения, — это классическая Павловская обусловленность. Мы знаем (Ohman & Mineka 2001), что кто-то может быть обусловлен, когда условный стимул (CS, например, синий квадрат) предъявляется подсознательно, а за ним следует шок (безусловный стимул, US). В случае подсознательного обучения посредством наблюдения безусловным стимулом является вид лица человека, испытывающего боль, поскольку этот стимул вызывает у наблюдателя «боль».

    Отвращение и страх — это сигналы, исходящие от лиц других людей, которые указывают на то, что в их ближайшем окружении есть чего-то, чего следует избегать.Однако лицо также может служить сигналом о том, что этого человека следует избегать. При столкновении с неизвестными людьми существует высокий уровень межпредметного согласия о том, что одни лица выглядят заслуживающими доверия, а другие — ненадежными. Представление ненадежных лиц вызывает активность миндалины, что является физиологическим признаком того, что следует избегать действий. Это кажется автоматическим ответом, поскольку он возникает, если испытуемых явно просят оценить лица на предмет достоверности или они обращают внимание на нерелевантный аспект лиц, такой как пол (Winston et al .2002). В отличие от прочтения выражения страха на лице, наше прочтение выражения лица ненадежности кажется примером предубеждения. Хотя между людьми существует значительное согласие относительно того, как выглядит ненадежное лицо, нет никаких доказательств того, что это прочтение имеет какое-либо значение. Предположительно наше представление о том, как выглядит ненадежное лицо, было получено через культуру. Тем не менее, этот сигнал по-прежнему обрабатывается автоматически, как сигналы страха.

    (b) Изучение того, что хорошо, а что неприятно: социальные ссылки

    Тесно связанные механизмы могут объяснить феномен социальных ссылок (Feinman et al .1992). Узнавать мир от других людей особенно важно в младенчестве, когда так много нового. Столкнувшись с новым предметом или ситуацией, младенец будет смотреть на свою мать. Улыбка заставит ребенка приблизиться, а хмурый взгляд вызовет избегание. Таким образом, младенец может узнать об основном свойстве вещей в мире: хороши они или противны. Однако младенец ничего не узнает и ни от кого. В ходе эволюционной истории мозг заранее подготовлен к более быстрому изучению угрожающих стимулов, таких как змеи (Mineka & Ohman 2002).Младенцы обезьян быстро учатся бояться змей, наблюдая страх на модели, но не учатся бояться цветка с помощью такого наблюдения (Cook & Mineka 1989). Первоначально человеческие младенцы узнают о мире, наблюдая за своими матерями, а не за незнакомцами (Zarbatany & Lamb 1985). Однако через 14 месяцев они будут учиться у знакомого незнакомца (Klinnert et al , 1986), а через 24 месяца незнакомцы будут использоваться в качестве источника для обучения (Walden & Kim 2005).

    Как и все сигналы, сигналы, используемые в социальных ссылках, по своей сути неоднозначны.По умолчанию предполагается, что признаки страха говорят нам, что объект неприятен и его следует избегать. Но вместо того, чтобы рассказывать нам об объекте, сигнал мог рассказывать нам о человеке, проявляющем страх. Возможно, у этого человека ненормальное отношение к этому объекту, например, фобия. Четырнадцатимесячные младенцы, кажется, не делают этого различия. Они ведут себя так, как будто сигналы говорят нам только об объекте, а не о сигнале человека (Gergely et al .2007). Однако к 18 месяцам младенцы могут это различать.Я вернусь к этой проблеме сигнала и сигнальщика в § 6.

    (c) Поиск интересных мест

    Чтобы узнать по выражению лица своей матери, приятный или неприятный предмет, младенец должен знать, на какой предмет смотрит его или ее мать. Младенец может делать это, принимая во внимание направление взгляда своей матери. Мы очень точно определяем направление взгляда (Анстис и др. , 1969). Более того, когда мы видим человека отведенным взглядом, мы автоматически стремимся смотреть туда, куда он смотрит.Мы ожидаем, что в этом месте будет что-то интересное. Бейлисс и Типпер (2006) использовали направление взгляда на разных лицах в качестве подсказок в задаче на пространственное внимание. Некоторые лица давали правильные сигналы, некоторые нейтральные, а некоторые неверные. Известно, что сигналы взгляда имеют сильный эффект достоверности (Driver et al , 1999). Субъекты намного медленнее распознают объекты, которые появляются в месте, противоположном тому, которое указано направлением взгляда (неверный сигнал). Бейлисс и Типпер обнаружили, что этот эффект проявляется даже для лиц, которые постоянно смотрели в неправильном направлении.Субъекты, похоже, не подозревали об этих непредвиденных обстоятельствах. Однако после тестирования испытуемые оценили лица, дающие неверные пространственные сигналы, как менее заслуживающие доверия. Здесь мы видим два социальных процесса, которые кажутся в значительной степени автоматическими и бессознательными. Во-первых, смещение внимания, вызванное наблюдением за направлением взгляда человека, и, во-вторых, узнавание того, насколько полезны люди по их поведению.

    3. Социальные реакции отражают социальные стимулы

    С точки зрения стимула и реакции социальное познание очень симметрично.Стимул одного человека — это реакция другого человека. Эта симметрия наиболее очевидна на различных примерах зеркальной системы. Я наблюдаю ваше испуганное выражение лица (социальный стимул), которое заставляет меня выражать страх (социальная реакция). Социальные взаимодействия обычно включают цепочки таких стимулов и ответов. Например, Keltner & Buswell (1997) рассматривают случай выражения смущения. Наш главный герой совершил социальную ошибку faux pas , и его товарищи выражают гнев.Он отвечает, выражая смущение. Его товарищи выражают печаль как эмпатический ответ на его дискомфорт. Его умиротворение сработало, и каждый выражает свое счастье.

    В этом примере мимические движения участников не только выражают эмоции, но и играют коммуникативную роль. Чтобы умиротворение нашего главного героя сработало, достаточно, чтобы он выразил эмоцию смущения. Ему не нужно это чувствовать. Доказательства того, что выражение эмоций играет важную коммуникативную роль, получены из наблюдения, что присутствие других заметно влияет на величину лицевых реакций (Parkinson 2005).Например, Bavelas et al . (1986) продемонстрировали, что наблюдатель проявляет гораздо большие признаки симпатии (через моторную мимикрию), когда человек, которого он наблюдает, смотрит ему в глаза. Циник может заключить, что эти движения лица отражают не симпатию, а скорее управление репутацией. Отправитель хочет убедить наблюдателя в том, что он, как отправитель, симпатичный человек. Однако такая интерпретация требует, чтобы выражение симпатии было преднамеренным и сознательно контролируемым.Мне кажется, и это мнение должно быть проверено экспериментально, что большинство этих движений лица автоматические и происходят без сознательного контроля. В §6 b я рассмотрю те особые сигналы, которые являются преднамеренно коммуникативными.

    (а) Отражение ответов

    Когда мы взаимодействуем с кем-то, мы часто отражаем движения и манеры друг друга, что приводит к синхронному скрещиванию ног, кивкам и так далее. Это известно как эффект хамелеона (Chartrand & Bargh, 1999).Мы не осознаем этого отражения, но когда оно происходит, создается ощущение, что у нас хорошие отношения друг с другом. Это хорошее чувство направлено не только на нашего спутника, но и на весь мир в целом (van Baaren et al , 2004). Кажется, мы учимся не столько тому, что это хороший человек, сколько тому, что мир — хорошее место. Это бессознательное отражение можно рассматривать как следствие активности зеркальной системы мозга. Простое наблюдение за движением другого человека активирует те же движения у наблюдателя.В самом деле, трудно сделать движение отличным от того, которое вы наблюдаете (Килнер и др. , 2003). Все эти эффекты, о которых мы до сих пор упоминали, являются автоматическими и бессознательными. Ни отправитель, ни получатель не должны знать, что они обмениваются сигналами. Действительно, раппорт, связанный с эффектом хамелеона, может быть нарушен, если мы узнаем, что нас имитируют (Lakin & Chartrand 2003). Вместо этого мы можем чувствовать, что над нами издеваются.

    4. Социальные сигналы, передающие информацию

    Мы можем использовать социальные сигналы, чтобы помочь нам достичь наших целей.Если я ищу напиток на стойке регистрации, я могу использовать плотность людей в разных частях комнаты или направление их движения в качестве сигналов, указывающих на вероятное местоположение стола с напитками. Чаще всего мы используем такие социальные сигналы, которые исходят от людей (наших сородичей). Но мы также можем использовать такие сигналы от других видов, кроме нашего собственного. Мы обучаем собак указывать на добычу, например, зайцев и дичь, а римляне использовали гусей, чтобы предупредить их об опасности. И это не только мы. Многие виды используют сигналы других видов, чтобы помочь им достичь своих целей (Danchin et al .2004 г.). Важным аспектом этих сигналов является то, что они излучаются агентами, а не объектами. Поэтому важно уметь обнаруживать возбудителей.

    (a) Обнаружение агентов

    Мы используем очень простые подсказки для обнаружения агентов. Основное различие между самоходными и несамоходными объектами. Младенец воспринимает причинность, когда движение несамоходного объекта изменяется другим объектом. Он или она воспринимает намерение, когда самоходный объект меняет движение (Premack 1990).Младенцы относятся к самоходным объектам как к агентам с целями (Luo & Baillargeon 2005). Еще один важный признак свободы воли — условное поведение. Младенцы будут относиться к неодушевленному объекту как к агенту, обладающему коммуникативными способностями и целенаправленным поведением, если объект случайно взаимодействует с ними или другим человеком (Johnson 2003). Взрослые также, даже зная, что они наблюдают неодушевленные объекты, такие как треугольники, движущиеся на экране, непреодолимо склонны интерпретировать движения этих объектов с точки зрения целей и намерений (Heider & Simmel 1944).Такое обнаружение и интерпретация агентов по движениям, по-видимому, зависит от автоматической системы восприятия, сильно управляемой стимулами (Scholl & Tremoulet 2000).

    5. За пределами психологии стимул-реакция: цели и действия

    В последнее время психологи начали думать, что взаимодействие между человеком и окружающей средой следует описывать наоборот. Вместо того, чтобы начинать со стимула в окружающей среде, отправная точка находится внутри меня и касается моих целей.Какая моя цель сейчас самая важная? Как лучше всего достичь этой цели, учитывая мои предыдущие знания и текущий контекст? На основе ответов на эти вопросы я совершаю действие с миром (инженеры называют это вводом). Это действие вызовет новые сигналы, поразившие мои чувства (инженеры называют это выходом), и я узнаю, приблизил ли это действие меня к моей цели. Разница между тем, что я ожидал, и тем, что произошло на самом деле, — это сигнал об ошибке, который управляет системой и позволяет мне приближаться к моим целям (Sutton & Barto 1998).В рамках этой структуры мы также можем определить подмножества процессов со специфическими социальными функциями. В частности, мы можем определять социальные цели. Социальные цели — это общие цели, поэтому в них участвуют как минимум два человека. Общие цели наиболее очевидно связаны с совместными действиями, когда для выполнения задачи требуются как минимум два человека или когда задача может быть выполнена двумя людьми лучше, чем одним человеком в одиночку. Успешные совместные действия выигрывают от общения, а также от доверия. Общая цель также подразумевается, когда один человек работает на благо других.Однако социальные цели также могут быть соревновательными, например, когда один человек пытается обмануть другого.

    (a) Согласованность в совместных действиях

    Различные виды согласованности между двумя участниками необходимы для преследования совместных действий. Нам нужен общий словарный запас, чтобы мы могли общаться, и общие цели, чтобы мы могли участвовать в совместной деятельности. Кларк (1996) назвал эту точку соприкосновения. Это совместное использование должно происходить на многих уровнях представительства. Например, мы должны разделять восприятие мира друг другом.Отправной точкой для того, чтобы делиться миром, который мы воспринимаем, является выравнивание фокуса нашего внимания. Этот процесс называется совместным вниманием и обычно достигается указанием на объект. Это приводит к триадным отношениям, в которых два человека сосредотачивают свое внимание на одном и том же объекте. Фон и передний план в их двух перцептивных мирах теперь выровнены. Желание разделить внимание таким образом можно наблюдать у младенцев в возрасте 12 месяцев (Tomasello et al , 2005). Многие аспекты согласования достигаются путем сознательного общения.Младенец указывает на желаемый предмет. Взрослые устно договариваются об общей цели, на достижение которой направлено их действие. Однако есть много аспектов выравнивания, которые происходят автоматически.

    (b) Автоматическое согласование целей

    Когда мы выполняем задачу с кем-то, мы развиваем общее представление всей задачи, даже если мы выполняем только ее часть. В одной из парадигм (Себанс и др. , 2003) пара участников выполнила задание «го-го», сидя рядом друг с другом.Несмотря на то, что межличностная координация не требовалась, каждый участник интегрировал альтернативные действия соучастника в свое собственное планирование действий. Это приводило к конфликту выбора действия, когда стимул требовал разных действий от каждого действующего лица (например, ответ «нет» от одного действующего лица и ответ «иди» от другого; Tsai et al .2006). Этот эффект кажется автоматическим.

    Для такой настройки простой имитации действия системы зеркал недостаточно.Наличие общих целей не всегда означает, что мы должны отражать действия друг друга (Себанс и др. , 2006). Например, когда два человека несут тяжелый предмет, один может идти назад, а другой — вперед. Эта дополнительная форма контроля часто позволяет совместным действиям быть более эффективными, чем одно и то же действие, выполняемое одним человеком (Reed et al , 2006).

    Автоматические процессы при совместном действии наиболее подробно изучены в отношении разговорного диалога (например,грамм. Пикеринг и Гаррод 2004). Например, говорящие в основном бессознательно подают взглядом сигналы, чтобы контролировать очередность в разговоре (Hedge et al .1978). Точно так же они используют такие междометия, как «ах» и «гм», чтобы сигнализировать о предстоящих меньших или больших задержках в разговоре, чтобы избежать преждевременного прерывания (Clark & ​​Fox Tree 2002). Два динамика также стали более похожими в использовании синтаксиса. Браниган и др. . (2000) попросили пары говорящих по очереди описывать друг другу картинки.Один из выступавших был сообщником экспериментатора и давал описания, которые систематически менялись по синтаксической структуре. Это создало аналогичную синтаксическую структуру в последующем описании другого говорящего.

    Все эти сигналы, которые так сильно влияют на наши вербальные взаимодействия, в значительной степени бессознательны, и их роль часто оказывается неожиданной, когда они обнаруживаются с помощью умных экспериментов. В следующем разделе я рассмотрю преднамеренное использование и интерпретацию сигналов.

    6.Интерпретация сигналов

    (a) Обучение посредством наблюдения и обучение посредством инструкций

    Большинство когнитивных процессов, которые я обсуждал до сих пор, функционируют без осознания. Люди демонстрируют эмоциональную реакцию на испуганные лица, даже если они не осознают, что видели это лицо (Моррис и др. , 1999). Люди также проявляют эмоциональную реакцию на ненадежные лица, даже когда они обращают внимание на некоторые другие аспекты лица, такие как секс (Winston et al , 2002).Мы также видели, что автоматическая имитация, включающая эффект хамелеона, работает только тогда, когда участники не знают, что им имитируют (Lakin & Chartrand 2003). Во всех этих примерах участники не подозревают, что они отправляют или получают сигналы. Таким образом, многие социальные процессы могут происходить без осознания. Однако гораздо меньше доказательств того, что определенные социальные процессы не могут происходить без осознания.

    Единственным исключением является исследование Olsson & Phelps (2004) по изучению страха посредством обучения.Мы уже видели, что люди могут научиться ассоциировать страх с невидимым стимулом во время классического Павлова обусловливания, а также наблюдая за тем, как кто-то еще подвергается условию. Люди также могут учиться с помощью инструкций (Phelps et al , 2001), то есть, говоря, что за стимулом (например, синий квадрат) последует болезненный шок. Однако это обучение по инструкции не вызывает реакции, когда стимул невидим. Моя интерпретация этого результата состоит в том, что, обучаясь по инструкции, мы узнаем, что синий квадрат — это сигнал, который означает, что скоро грядет шок.Мы не можем извлечь значение этого сигнала, когда он обрабатывается ниже уровня сознания. Реакция на подсознательный сигнал страха может быть получена только через более примитивный процесс долговременных ассоциаций.

    (b) Преднамеренная передача сигналов и знаний

    Такое же важное различие применяется, когда мы рассматриваем отправителя сигналов. Это контраст между сигналами, возникающими в результате непроизвольных ответов на объект, и сигналами, отправляемыми с намеренным коммуникативным намерением.Например, мать может намеренно имитировать страх, которого она не испытывает, чтобы держать ребенка подальше от опасного объекта. Однако в большинстве случаев преднамеренные сигналы не обманчивы. Направленные на младенцев, преднамеренные сигналы обычно предназначены для обучения (Csibra & Gergely 2006). Обучение — это особый вид передачи знаний, то есть передача по инструкции. Это резко отличается от передачи знаний путем наблюдения. Мать может продемонстрировать свои знания, просто занимаясь какой-нибудь квалифицированной деятельностью.Младенец может учиться, наблюдая за этим занятием. В самом деле, это может быть единственный способ, которым детеныши обезьян получают знания от своих матерей (например, Maestripieri et al .2002). При обучении передаче знаний посредством обучения мать явно демонстрирует свои знания и гарантирует, что ребенок находится в состоянии восприятия для получения этих знаний.

    (c) Ostention

    Типичный сценарий обучения выглядит следующим образом. Мать сначала устанавливает зрительный контакт с младенцем, затем мать смотрит на объект и указывает на него, а мать дает ему имя.Первый сигнал в этом процессе — мать, смотрящая на младенца, — это не только средство привлечения внимания младенца, но и явный жест (Sperber & Wilson, 1995). Мнимый жест указывает на то, что последующий сигнал будет преднамеренным сообщением о чем-то, имеющем отношение к получателю: «Я собираюсь сказать вам кое-что полезное».

    Младенцы проявляют особую чувствительность к «мнимым» сигналам, которые сигнализируют о коммуникативном намерении учителя проявить новое и актуальное знание о референтном объекте.Этот вид сигналов возникает, когда предполагается обучение по инструкции. Например, быстрое заучивание названий вещей, происходящее в младенчестве, по-видимому, зависит от распознавания младенцем референциальных намерений других людей (Bloom 2002). Другими словами, младенец запоминает имя, когда он или она осознают, что взрослый намеренно называет объект для его или ее блага. Пример роли демонстративных жестов в обучении можно найти в исследовании, в котором младенцы учились новому действию на предмет.Младенцы быстро научились включать свет, дотрагиваясь головой до коробки (Meltzoff 1988), когда демонстрации этого действия предшествовал зрительный контакт. Но вряд ли кто-либо из младенцев научился имитировать это действие, если ему не предшествовал зрительный контакт (Király et al , 2004).

    Помимо зрительного контакта, очень распространенным показательным сигналом является то, что вас называют по имени. Младенцы очень чувствительны к тому, что их называют по имени, начиная с возраста 4,5 месяцев (Mandel et al . 1995). Еще один очевидный сигнал — это использование «моторез» при разговоре с младенцами.Младенцы обращают больше внимания на моторику, чем на нормальную речь взрослых (Fernald, 1985), потому что они знают, что моторез нацелен на них.

    Есть некоторые свидетельства того, что этот особый вид обучения посредством обучения может быть исключительно человеческим (Maestripieri et al . 2002). В то время как обезьяны могут учиться путем наблюдения, существует мало доказательств того, что целенаправленное обучение использованию и распознаванию явных сигналов о том, что обучение будет готово, мало. Обучение через наблюдение, безусловно, может привести к распространению знаний через группу, создающую форму культуры, но этот механизм будет гораздо менее эффективным, чем механизм, основанный на преднамеренном обучении.

    (г) Что мы узнаем о мире из инструкций?

    Показательный сигнал указывает на то, что последующие сигналы представляют собой инструкции, которые откроют нам что-то важное о мире. Но как узнать, действительны ли эти сигналы? Похоже, что по умолчанию мы предполагаем, что эти сигналы будут действительными. Однако мы знаем, что связисты иногда могут ошибаться или намеренно вводить в заблуждение. Csibra и Gergely (2006) предполагают, что в 14 месяцев младенцы предполагают, что сигналы после показного жеста (т.е. инструкции) всегда действительны. В результате они объединяют информацию из разных источников, чтобы получить наилучшую оценку того, на что на самом деле похож референтный объект. Они не понимают, что разные сигнальщики могут по-разному относиться к одному и тому же объекту. К 18 месяцам младенцы понимают, что разные люди по-разному относятся к одному и тому же объекту. В этом же возрасте младенцы начинают проявлять понимание притворства (Friedman & Leslie 2007), признавая, что их мать особенно относится к банану, притворяясь, что это телефон.

    Но когда мы понимаем, что разные сигнальщики по-разному относятся к объектам, как мы решаем, какое отношение является «правильным»? Как бы мы ни принимали это решение, сам факт того, что мы его приняли, приводит к всевозможным интересным социальным процессам. Правильное отношение зависит от контекста? Являются ли некоторые люди привилегированными связистами, чьи инструкции всегда считаются действительными? На ранних стадиях младенчества мать обычно имеет этот привилегированный статус. Есть ли стандартное или нормальное отношение к объектам, от которых отклоняются несколько человек? Вот почему мы можем называть некоторых людей фобиками, потому что их отношение к объектам (например,грамм. птицы) нестандартно. Определяем ли мы чужие группы как людей с систематически отличающимся от нас отношением к объектам?

    Я хочу сказать, что, когда мы приобретаем знания из сигналов, преднамеренно предназначенных для обучения, мы попадаем в мир гораздо более богатой культуры, чем можно получить, обучаясь через наблюдение. Именно эта способность сознательно делиться знаниями делает человеческий разум уникальным. Когнитивная сущность этой способности состоит в том, чтобы распознавать, что определенные сигналы посылаются намеренно и предназначены для обучения.Этот вид познания иногда называют метапознанием. Это требует, чтобы мы размышляли о собственном познании, в данном случае о процессе выражения и получения сигналов. Мета-познание тесно связано с самосознанием.

    Эти сигналы, которые мы можем отразить, не ограничиваются вокализацией или жестами. Метки и расположение неодушевленных предметов также могут использоваться как преднамеренные сигналы. Таким образом, материал становится частью культуры. Возможно, именно эта способность отражать наши собственные сигналы послужила основой для выдающихся достижений человечества за последние несколько тысяч лет.Это развитие зависело не от изменений в основном когнитивном аппарате, присутствующем в человеческом мозге, а от знаний, приобретенных другими и переданных нам посредством сознательных инструкций.

    Благодарности

    C.F. поддерживается Wellcome Trust и Датским национальным исследовательским фондом.

    Footnotes

    Один вклад из 14 в тематический выпуск «Разумный разум: археология встречается с нейробиологией».

    Ссылки

    • Anstis S.М., Мэйхью Дж. У., Морли Т. Восприятие того, куда смотрит лицо или телевизионный «портрет». Являюсь. J. Psychol. 1969; 82: 474–489. doi: 10.2307 / 1420441 [PubMed] [Google Scholar]
    • Бавелас Дж. Б., Блэк А., Лемери К. Р., Маллетт Дж. Я показываю, что вы чувствуете — двигательная мимика как коммуникативный акт. J. Pers. Soc. Psychol. 1986; 50: 322–329. doi: 10.1037 / 0022-3514.50.2.322 [Google Scholar]
    • Бейлисс А.П., Типпер С.П. Прогностические сигналы взгляда и личностные суждения: должен ли вам доверять глаз? Psychol. Sci. 2006; 17: 514–520.doi: 10.1111 / j.1467-9280.2006.01737.x [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
    • Blakemore SJ, Bristow D, Bird G, Frith C, Ward J. Соматосенсорные активации во время наблюдения за прикосновением и случай зрительно-сенсорной синестезии. Головной мозг. 2005; 128: 1571–1583. doi: 10.1093 / brain / awh500 [PubMed] [Google Scholar]
    • Блум П. Чтение мыслей, общение и изучение названий вещей. Mind Lang. 2002; 17: 37–54. [Google Scholar]
    • Botvinick M, Jha A.P, Bylsma L.M, Fabian S.А, Соломон П.Е., Пркачин К.М. Наблюдение за мимикой боли затрагивает области коры головного мозга, которые непосредственно испытывают боль. Нейроизображение. 2005. 25: 312–319. doi: 10.1016 / j.neuroimage.2004.11.043 [PubMed] [Google Scholar]
    • Браниган Х.П., Пикеринг М.Дж., Клеланд А.А. Синтаксическая согласованность в диалоге. Познание. 2000; 75: B13 – B25. DOI: 10.1016 / S0010-0277 (99) 00081-5 [PubMed] [Google Scholar]
    • Chartrand T.L, Bargh J.A. Эффект хамелеона: связь между восприятием и поведением и социальное взаимодействие.J. Pers. Soc. Psychol. 1999; 76: 893–910. DOI: 10.1037 / 0022-3514.76.6.893 [PubMed] [Google Scholar]
    • Clark H.H. Cambridge University Press; Кембридж, Великобритания: 1996. Использование языка. [Google Scholar]
    • Кларк Х. Х., Фокс Три Дж. Э. Использование э-э и э-э в спонтанной речи. Познание. 2002. 84: 73–111. doi: 10.1016 / S0010-0277 (02) 00017-3 [PubMed] [Google Scholar]
    • Кук М., Минека С. Наблюдательная обусловленность страха стимулами, релевантными для страха, и стимулами, не имеющими отношения к страху, у макак-резусов.J. Abnorm. Psychol. 1989; 98: 448–459. doi: 10.1037 / 0021-843X.98.4.448 [PubMed] [Google Scholar]
    • Csibra G, Gergely G. Социальное обучение и социальное познание: аргументы в пользу педагогики. В: Munakata Y, Johnson M.H, редакторы. Процессы изменения мозга и когнитивного развития: внимание и производительность XXI. Издательство Оксфордского университета; Оксфорд, Великобритания: 2006. С. 249–274. [Google Scholar]
    • Данчин Э., Жиральдо Л.А., Валоне Т.Дж., Вагнер Р.Х. Публичная информация: от любопытных соседей к культурной эволюции.Наука. 2004. 305: 487–491. doi: 10.1126 / science.1098254 [PubMed] [Google Scholar]
    • Драйвер Дж., Дэвис Дж., Риччиарделли П., Кидд П., Максвелл Е., Барон-Коэн С. Восприятие взгляда запускает рефлексивную зрительно-пространственную ориентацию. Vis. Cogn. 1999; 6: 509–540. doi: 10.1080 / 135062899394920 [Google Scholar]
    • Фейнман С., Робертс Д., Сие К.Ф., Сойер Д., Суонсон К. Критический обзор социальных ссылок в младенчестве. В: Фейнман С., редактор. Социальная референция и социальное конструирование реальности в младенчестве.Пленум Пресс; Нью-Йорк, Нью-Йорк: 1992. С. 15–54. [Google Scholar]
    • Фернальд А. Четырехмесячные младенцы предпочитают слушать моторезов. Младенческое поведение. Dev. 1985. 8: 181–195. DOI: 10.1016 / S0163-6383 (85) 80005-9 [Google Scholar]
    • Фридман О., Лесли А.М. Концептуальные основы притворства: притворство — это не познание «как если бы». 2007. 105: 103–124. doi: 10.1016 / j.cognition.2006.09.007 [PubMed] [Google Scholar]
    • Гергели Г., Эгид К., Кирали И. О педагогике. Dev. Sci. 2007. 10: 139–146.doi: 10.1111 / j.1467-7687.2007.00576.x [PubMed] [Google Scholar]
    • Hedge B.J, Everitt B.S, Frith C.D. Роль взгляда в диалоге. Acta Psychol. (Amst.) 1978; 42: 453–475. doi: 10.1016 / 0001-6918 (78) -1 [PubMed] [Google Scholar]
    • Heider F, Simmel M. Экспериментальное исследование кажущегося поведения. Являюсь. J. Psychol. 1944; 57: 243–249. doi: 10.2307 / 1416950 [Google Scholar]
    • Johnson S.C. Обнаружение агентов. Фил. Пер. R. Soc. Б. 2003. 358: 549–559. doi: 10.1098 / rstb.2002.1237 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
    • Keltner D, Buswell B.N. Смущение: его особая форма и функции умиротворения. Psychol. Бык. 1997. 122: 250–270. doi: 10.1037 / 0033-2909.122.3.250 [PubMed] [Google Scholar]
    • Килнер Дж. М., Полиньян И., Блейкмор С. Дж. Влияние наблюдаемого биологического движения на действие. Curr. Биол. 2003. 13: 522–525. doi: 10.1016 / S0960-9822 (03) 00165-9 [PubMed] [Google Scholar]
    • Кирали И., Чибра Г. и Гергей Г. 2004 Роль коммуникативно-референциальных сигналов в наблюдательном обучении во время второго год. Документ, представленный на 14-й Международной биеннале. Конф. on Infant Studies, Чикаго, Иллинойс, США
    • Клиннерт, доктор медицины, Эмде Р.Н., Баттерфилд П., Кампос Дж. Дж. Социальная референция — младенцы используют эмоциональные сигналы от дружелюбного взрослого в присутствии матери. Dev. Psychol. 1986; 22: 427–432. DOI: 10.1037 / 0012-1649.22.4.427 [Google Scholar]
    • Lakin J.L., Chartrand T.L. Использование бессознательной поведенческой мимикрии для создания аффилированности и взаимопонимания. Psychol. Sci. 2003. 14: 334–339. DOI: 10.1111 / 1467-9280.14481 [PubMed] [Google Scholar]
    • Luo Y, Baillargeon R. Может ли самоходная коробка иметь цель? Психологические рассуждения у 5-месячных младенцев. Psychol. Sci. 2005; 16: 601–608. doi: 10.1111 / j.1467-9280.2005.01582.x [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
    • Maestripieri D, Ross S.K, Megna N.L. Взаимодействие матери и ребенка у западных равнинных горилл ( Gorilla gorilla gorilla ): пространственные отношения, общение и возможности для социального обучения. J. Comp. Psychol.2002. 116: 219–227. DOI: 10.1037 / 0735-7036.116.3.219 [PubMed] [Google Scholar]
    • Mandel D.R, Jusczyk P.W, Pisoni D.B. Распознавание младенцами звуковых паттернов своих имен. Psychol. Sci. 1995; 6: 314–317. doi: 10.1111 / j.1467-9280.1995.tb00517.x [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
    • Meltzoff A.N. Подражание младенцу после недельного опоздания — долговременная память на новые действия и множественные стимулы. Dev. Psychol. 1988. 24: 470–476. doi: 10.1037 / 0012-1649.24.4.470 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
    • Mineka S, Ohman A.Фобии и готовность: избирательная, автоматическая и инкапсулированная природа страха. Биол. Психиатрия. 2002; 52: 927–937. DOI: 10.1016 / S0006-3223 (02) 01669-4 [PubMed] [Google Scholar]
    • Моррис Дж. С., Фрит К. Д., Перретт Д. И., Роуленд Д., Янг А. В., Колдер А. Дж., Долан Р. Дж. Дифференциальная нейронная реакция миндалины человека на испуганные и счастливые выражения лица. Природа. 1996; 383: 812–815. DOI: 10.1038 / 383812a0 [PubMed] [Google Scholar]
    • Моррис Дж. С., Оман А., Долан Р. Дж. Подкорковый путь к правой миндалине, опосредующий «невидимый» страх.Proc. Natl Acad. Sci. СОЕДИНЕННЫЕ ШТАТЫ АМЕРИКИ. 1999; 96: 1680–1685. doi: 10.1073 / pnas.96.4.1680 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
    • Оман А., Минека С. Страхи, фобии и готовность: к эволюционному модулю обучения страху и страху. Psychol. Ред. 2001; 108: 483–522. doi: 10.1037 / 0033-295X.108.3.483 [PubMed] [Google Scholar]
    • Olsson A, Phelps E.A. Выученный страх перед «невидимыми» лицами после Павлова, наблюдательный и наставленный страх. Psychol. Sci. 2004. 15: 822–828. DOI: 10.1111 / j.0956-7976.2004.00762.x [PubMed] [Google Scholar]
    • Паркинсон Б. Выражают ли движения лица эмоции или передают мотивы? Pers Soc. Psychol. Ред. 2005; 9: 278–311. doi: 10.1207 / s15327957pspr0904_1 [PubMed] [Google Scholar]
    • Фелпс Э.А., О’Коннор К.Дж., Гатенби Дж. К., Гор Дж. К., Грильон С., Дэвис М. Активация левой миндалины для когнитивного представления страха. Nat. Neurosci. 2001; 4: 437–441. doi: 10.1038 / 86110 [PubMed] [Google Scholar]
    • Пикеринг М.Дж., Гаррод С. К механистической психологии диалога.Behav. Brain Sci. 2004. 27: 169–190. [PubMed] [Google Scholar]
    • Премак Д. Младенческая теория самоходных объектов. Познание. 1990; 36: 1–16. DOI: 10.1016 / 0010-0277 (90)

      -K [PubMed] [Google Scholar]
    • Рид К., Пешкин М., Хартманн М.Дж., Грабовецкий М., Паттон Дж., Виштон П.М. Тактильно связанные диады: две системы управления моторикой лучше, чем одна? Psychol. Sci. 2006. 17: 365–366. doi: 10.1111 / j.1467-9280.2006.01712.x [PubMed] [Google Scholar]
    • Rizzolatti G, Craighero L.Система зеркало – нейрон. Анну. Rev. Neurosci. 2004. 27: 169–192. doi: 10.1146 / annurev.neuro.27.070203.144230 [PubMed] [Google Scholar]
    • Scholl B.J., Tremoulet P.D. Перцептивная причинность и одушевленность. Trends Cogn. Sci. 2000. 4: 299–309. doi: 10.1016 / S1364-6613 (00) 01506-0 [PubMed] [Google Scholar]
    • Себанс Н., Кноблих Г., Принц В. Представление действий других: точно так же, как и свои собственные? Познание. 2003; 88: B11 – B21. DOI: 10.1016 / S0010-0277 (03) 00043-X [PubMed] [Google Scholar]
    • Sebanz N, Bekkering H, Knoblich G.Совместное действие: тело и разум движутся вместе. Trends Cogn. Sci. 2006; 10: 70–76. doi: 10.1016 / j.tics.2005.12.009 [PubMed] [Google Scholar]
    • Сингер Т., Сеймур Б., О’Догерти Дж., Каубе Х., Долан Р.Дж., Фрит К.Д. Сочувствие к боли включает аффективные, но не сенсорные компоненты боли. Наука. 2004. 303: 1157–1162. DOI: 10.1126 / science.1093535 [PubMed] [Google Scholar]
    • Спербер Д., Уилсон Д. 2 изд. Блэквелл; Оксфорд, Великобритания: 1995. Актуальность: общение и познание. [Google Scholar]
    • Саттон Р.S, Barto A.G. MIT Press; Кембридж, Массачусетс: 1998. Обучение с подкреплением: введение. [Google Scholar]
    • Томаселло М., Карпентер М., Колл Дж., Бене Т., Молл Х. Понимание и совместное использование намерений: истоки культурного познания. Behav. Brain Sci. 2005. 28: 675–691. doi: 10.1017 / S0140525X05000129 [PubMed] [Google Scholar]
    • Tsai C.C., Kuo W.J., Jing J.T, Hung D.L, Tzeng O.J. Общая структура кодирования во взаимодействии между собой и другими людьми: свидетельство задачи совместных действий. Exp. Brain Res. 2006; 175: 353–362.doi: 10.1007 / s00221-006-0557-9 [PubMed] [Google Scholar]
    • ван Баарен Р. Б., Холланд Р. В., Каваками К., ван Книппенберг А. Мимикрия и просоциальное поведение. Psychol. Sci. 2004; 15: 71–74. doi: 10.1111 / j.0963-7214.2004.01501012.x [PubMed] [Google Scholar]
    • Уолден Т.А., Ким Г. Социальный взгляд младенцев на матерей и незнакомцев. Int. J. Behav. Dev. 2005. 29: 356–360. [Google Scholar]
    • Уэлен П.Дж., Раух С.Л., Эткофф Н.Л., Макинерни С.К., Ли М.Б., Дженике М.А. Маскированные эмоциональные выражения лица модулируют активность миндалины без явного знания.J. Neurosci. 1998. 18: 411–418. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
    • Wicker B, Keysers C, Plailly J, Royet J.P, Gallese V, Rizzolatti G. Нам обоим было отвращение в My insula: общая нейронная основа видения и чувства отвращения. Нейрон. 2003. 40: 655–664. DOI: 10.1016 / S0896-6273 (03) 00679-2 [PubMed] [Google Scholar]
    • Winkielman, P. & Schooler, J. In press. Бессознательное, сознательное и метасознание в социальном познании. В Социальное познание: основа человеческого взаимодействия (ред.Strack & J. Förster). Филадельфия, Пенсильвания: Psychology Press.
    • Уинстон Дж. С., Стрэндж Б. А., О’Догерти Дж., Долан Р. Дж. Автоматические и преднамеренные реакции мозга при оценке достоверности лиц. Nat. Neurosci. 2002. 5: 277–283. doi: 10.1038 / nn816 [PubMed] [Google Scholar]
    • Зарбатани Л., Лэмб М.Э. Социальные ссылки как функция источника информации — матери против незнакомцев. Младенческое поведение. Dev. 1985. 8: 25–33. doi: 10.1016 / S0163-6383 (85) 80014-X [Google Scholar]

    Frontiers | Как наше познание формируется и формируется с помощью технологий: общая основа для понимания взаимодействий человека с использованием инструментов в прошлом, настоящем и будущем

    Введение

    Вы уже задавались вопросом, как исследователи, жившие 70 лет назад, могли связаться с редактором, чтобы узнать, находится ли их рукопись на рецензировании через 5 месяцев? Им обязательно нужно было написать письмо и ждать ответа, возможно, через 5 недель.В настоящее время мы отправляем электронные письма и ожидаем ответа в течение 2 или 3 дней. Возможно, через 1000 лет исследователям просто нужно будет подумать об этом, и они мгновенно получат ответ. Эти различные способы взаимодействия иллюстрируют постоянное изменение наших технологий с течением времени, явление, которое характеризует наш вид (Boyd and Richerson, 1985). Конечная цель исследования по этой теме — выявить ключевые когнитивные процессы, участвующие в этих различных способах взаимодействия. В качестве первого шага к достижению этой цели мы предлагаем первую попытку создания общей структуры, основанной на идее, что люди формируют технологии, которые, в свою очередь, также формируют нас.

    Предлагаемая структура состоит из трех уровней, описывающих, как мы взаимодействуем при использовании физических (Прошлое), сложных (Настоящее) и симбиотических (Будущее) технологий. Введенный здесь временной градиент подразумевает, что на уровне видов физические технологии предшествуют сложным технологиям, которые предшествуют симбиотическим, так что теоретическая доля использования каждого вида технологий должна со временем эволюционировать (рисунок 1). . Различие, проводимое между этими различными видами технологий, также теоретизируется здесь на когнитивном уровне, основываясь на идее, что наши модификации в мире сначала руководствуются намерением, а затем требуют выбора практического решения (т.д., практический уровень), и, наконец, выбор и применение технического действия (т. е. технический уровень; рисунок 2). Защищаемый здесь тезис состоит в том, что техническая эволюция от физических к сложным и симбиотическим технологиям имеет тенденцию постепенно подавлять технический и практический уровни.

    РИСУНОК 1. Теоретическая пропорция физических, сложных и симбиотических технологий, используемых с течением времени. Основная идея состоит в том, что на уровне видов физические технологии предшествуют сложным технологиям, которые также предшествуют симбиотическим технологиям.Со временем физические технологии (например, каменные орудия, ножи, молотки) имеют тенденцию к уменьшению и могут полностью отсутствовать в далеком будущем. Сложные технологии появились позже и сейчас составляют значительную часть технологий, которые мы используем (т. Е. Технологии на основе интерфейсов). Опять же, можно предположить, что такого рода технологии будут использоваться все реже и реже. Наконец, сейчас развиваются симбиотические технологии, даже если они по-прежнему используются редко (например, интерфейсы мозг-компьютер). Можно подумать, что в далеком будущем люди будут широко и уникально использовать эти технологии.Три цветные панели соответствуют трем периодам времени (прошлое, настоящее и будущее). Цвет, связанный с каждым видом технологий, соответствует цвету периода, когда данная технология является доминирующей (Прошлое: господство физических технологий; Настоящее: господство сложных технологий; Будущее: господство симбиотических технологий).

    РИСУНОК 2. Нейрокогнитивные процессы, связанные с физическими, сложными и симбиотическими технологиями. Основная идея заключается в том, что люди разрабатывают технологии для удовлетворения своих намерений (I).Для этого они должны выбрать подходящее практическое решение (S), что приведет к выбору и применению технических действий (A). В случае физических технологий намерение может заключаться в передаче информации (I 1 ). Это может быть достигнуто либо путем проецирования информации на широкую поверхность (S 1 ), либо путем написания документа (S 2 ). Между «областью» намерений и «областью» практических решений нет взаимного противоречия в том смысле, что данное намерение может быть достигнуто с помощью двух различных практических решений, и, наоборот, одни и те же практические решения могут быть полезны для достижения данного намерения.На этом практическом уровне люди должны представить наиболее подходящее практическое решение. Затем, как только данное практическое решение выбрано (например, S 1 ), оно должно быть приведено в действие путем выбора и применения технического действия (например, A 1 ). Например, если практическим решением является проецирование информации на широкую поверхность, техническое решение может быть начерчено карандашом на стене. Опять же, нет взаимного противоречия между «областью» практических решений и «областью» технических действий.Что касается физических технологий, люди должны провести технические рассуждения, чтобы выбрать и применить соответствующие технические действия. Однако для сложных технологий этот технический уровень подавляется, людям нужно просто изучить процедуру, разработанную производителем / дизайнером для взаимодействия с технологией (например, нажатие кнопки для активации данной функции). Интересно, что как для физических, так и для сложных технологий люди по-прежнему свободны рассуждать на практическом уровне, чтобы выбрать, какие практические решения выбрать.Для симбиотических технологий этот практический уровень подавляется с идеей, что намерение реализуется напрямую, без необходимости выбирать между различными практическими решениями и, как следствие, техническими действиями. Жирные и тонкие линии обозначают, соответственно, использование и неправильное использование, то есть обычный или необычный путь, по которому пользователь может следовать, чтобы удовлетворить свое намерение. Сложные технологии имеют тенденцию пресекать неправильное использование на техническом уровне, потому что у людей нет других возможностей, кроме нажатия кнопок, например, для PowerPoint.Тем не менее, они по-прежнему могут отклонить заранее установленное использование PowerPoint (т. Е. Устройства связи) для выполнения другого намерения (т. Е. Внешней памяти). Для симбиотических инструментов как технические рассуждения, так и практические рассуждения пользователя могут быть подавлены, потому что пользователь не вмешивается ни на техническом, ни на практическом уровне.

    Здесь необходимо сделать три предостережения. Во-первых, в литературе нет обзора когнитивных процессов, участвующих в различных взаимодействиях с инструментами и технологиями.Основная причина этого отсутствия состоит в том, что это требует критического, эпистемологического развития в отношении способа организации поля, чтобы исследователи из разных тем (например, каменные инструменты, взаимодействие мозга и компьютера) могли общаться в рамках единой и всеобъемлющей структуры. Цель данной статьи — восполнить этот пробел, пытаясь предоставить структурированный способ организации литературы, основанный на эволюции нашей технологии с течением времени. Эта попытка может стать хорошей отправной точкой для разработки такой структуры в будущем.Во-вторых, в нашем взаимодействии с инструментами и технологиями задействованы многие когнитивные процессы. Здесь мы не могли рассмотреть все из них и предпочли сосредоточить наше внимание на двух ключевых когнитивных процессах, а именно, технических рассуждениях и практических рассуждениях. Конечно, для завершения нашего анализа потребуются дальнейшие теоретические разработки. В-третьих, как и с другими людьми, наше взаимодействие с инструментами и технологиями может принимать разные формы в зависимости от роли, которую играет технология (например, конкуренция, сотрудничество).Эти различные уровни взаимодействия, которые непосредственно связаны с «социальным» аспектом, будут частично рассмотрены в этой статье, особенно в третьем разделе. Тем не менее, мы признаем, что более всесторонний обзор, основанный на этом уровне анализа, мог бы завершить настоящий обзор, обсуждая потенциальную параллель между нашими взаимодействиями с социальными (например, людьми) и несоциальными (например, технологии) агентами.

    Прошлое: физические инструменты

    Физические инструменты можно определить как те инструменты, которые увеличивают наши сенсомоторные способности (Virgo et al., 2017). Хотя мы по-прежнему используем широкий спектр физических инструментов (например, молоток, нож), можно считать, что они соответствуют первым инструментам, которые люди сделали и использовали в истории с до годов. На когнитивном уровне использование всех физических инструментов разделяет потребность пользователя в понимании физических принципов (например, перкуссии, резки). Характеристики ранних каменных орудий показывают, что производители продемонстрировали доказательства базового понимания механики разрушения камня (Hovers, 2012). Использование физических инструментов современными людьми также требует такой формы физического понимания (Bril et al., 2010).

    Некоторые пациенты могут столкнуться с трудностями при использовании повседневных инструментов после повреждения левого полушария (Osiurak and Rossetti, 2017). Сложности связаны не только с выбором подходящего инструмента, но и с выполняемым механическим воздействием (например, забивание гвоздя путем его трения о гвоздь вместо того, чтобы забивать им молоток). Те же трудности можно наблюдать, когда их просят решать механические проблемы с помощью новых инструментов (Goldenberg and Hagmann, 1998; Jarry et al., 2013). Взятые вместе, эти результаты показывают, что использование физических инструментов основано на способности рассуждать о физических свойствах инструментов и объектов на основе механических знаний.Это то, что мы называем «техническими рассуждениями» (Osiurak et al., 2010; Osiurak and Badets, 2016). Это рассуждение имеет решающее значение для формирования мысленного представления о предполагаемом механическом действии. Это также ключевой процесс, позволяющий нам генерировать примеры «технического неправильного использования» (рис. 2), также называемого «сползанием функций», что соответствует использованию инструмента необычным способом (Osiurak et al., 2009). Такие случаи можно наблюдать относительно рано у людей. Например, двухлетний ребенок может с помощью чайной ложки вбить кусок сыра в пюре из моркови, называя ложку «молотком».Этот ребенок знает, что ложка — не молоток, но находит забавным забивать сыр молотком и в это время удобно использовать ложку.

    Технические аргументы могут быть уникальными для людей (например, Penn et al., 2008), объясняя определенное количество наших особенностей, таких как использование одного инструмента для создания другого (например, камнедрение) или использование сложных инструментов, которые преобразуют нашу двигательную энергию в различные механические энергии (Осюрак, 2017). Конвергентные данные нейропсихологии и когнитивной нейробиологии показывают, что технические рассуждения могут задействовать область PF в левой нижней теменной коре головного мозга (Goldenberg and Spatt, 2009; Reynaud et al., 2016), чего нет у макак и других приматов, кроме человека (Orban and Caruana, 2014).

    Прежде чем перейти к следующему разделу, необходимо рассмотреть один важный аспект. Техническое обоснование имеет решающее значение для создания любой технологии (физической, сложной, симбиотической). Для физических технологий нет реального расстояния между производителем и пользователем, поскольку пользователю необходимо мысленно создать технологию перед использованием (Osiurak and Heinke, 2017). Если вы собираетесь разрезать помидор, вы можете выбрать самые разные инструменты.Тем не менее, ваш выбор основан на физических свойствах помидора, поэтому вам следует выбрать инструмент с соответствующими физическими свойствами по сравнению с помидором. В некотором смысле, вы сначала создаете свой инструмент мысленно (например, думая о чем-то достаточно остром и твердом), а затем соответственно выбираете его на самом деле . Иначе обстоит дело со сложными технологиями, которые в основном соответствуют интерфейсным технологиям (например, компьютеры). Ключевой характеристикой этих технологий является то, что производитель / дизайнер облегчил взаимодействие, так что пользователю больше не нужно понимать физические принципы, лежащие в основе их использования.В этом случае пользователь не создает мысленно инструмент перед использованием, а изучает произвольную взаимосвязь между двигательной реакцией и ее воздействием. Отсюда следует, что сложные технологии могут требовать не на техническом уровне (рис. 2) навыков технического мышления, а более базовых когнитивных процессов, таких как ассоциативное обучение и процедурная память (Osiurak and Heinke, 2017). По крайней мере, две линии доказательств подтверждают эту точку зрения. Во-первых, технологии на основе интерфейсов (например, сенсорные экраны) могут легко использоваться младенцами, несмотря на умеренные навыки использования физических инструментов (Beck et al., 2011). Аналогичным образом, многие животные, не относящиеся к человеку, включая пользователей инструментов (например, бабуинов), могут очень быстро использовать сенсорные экраны при отсутствии каких-либо признаков использования физических инструментов (Claidière et al., 2014). Во-вторых, пациенты с повреждением левой нижней теменной коры не могут использовать физические инструменты, но не интерфейсные технологии. Противоположная картина наблюдается у пациентов с дефицитом процедурной памяти (например, с болезнью Паркинсона), что указывает на двойную диссоциацию между способностью использовать физические и сложные технологии (см. Osiurak, 2014, 2017).

    Настоящее: сложные инструменты

    Выключение будильника после пробуждения, использование трамвая, вождение автомобиля, взаимодействие со смартфоном, подъем на лифте и т. Д. С развитием инструментов и появлением когнитивных инструментов (например, компьютерных таблиц) расстояние между созданием и использованием резко увеличилось, поэтому мы используем множество инструментов, которые никогда не смогли бы создать за всю жизнь. Это не меняет способа взаимодействия с инструментами: цель инструмента не в самом инструменте, а в намерениях пользователя.Экран компьютера можно использовать для заметок, как визуальный барьер, как зеркало и т. Д. (Т. Е. Техническое неправильное использование). Этот факт остается неизменным независимо от характера рассматриваемого инструмента, от очень простого каменного инструмента до самого продвинутого смартфона (например, отражающего солнечный свет). Однако есть предел в отсутствии свободы, предлагаемой сложными инструментами пользователям на техническом уровне, потому что для использования этих инструментов для их обычных функций необходимо овладеть заранее установленными процедурами (см. Выше).

    Некоторые изощренные инструменты, часто называемые автоматизацией, не стремятся расширить людей, а скорее заменяют их (Young et al., 2007). Те инструменты, которые нас заменяют, обычно плохо воспринимаются людьми (Navarro et al., 2011). При разработке этих инструментов также возникает вопрос о роли человека в нашем обществе и о том, что следует автоматизировать, а что нет (Hancock, 2014). Например, высокоавтоматизированное выполнение задачи часто считается бесчеловечным (Coeckelbergh, 2015). Люди также выбирают автоматическое завершение задачи только в том случае, если оно намного эффективнее ручного выполнения (Osiurak et al., 2013; Navarro and Osiurak, 2015, 2017), как будто люди стремятся избежать потери свободы, связанной с использованием сложных инструментов (рис. 2).

    Использование инструмента не является нейтральным для пользователей. Конечно, инструменты меняют способ работы людей, но инструменты меняют и самих людей (Hancock, 2007). Все данные, доступные в Интернете, предоставляют значительные преимущества, легко предоставляя информацию. Но это также изменяет способ запоминания информации людьми в пользу того, чтобы вспомнить, где к ней получить доступ. Sparrow et al.(2011). К лучшему или к худшему? Это не новый вопрос, по крайней мере, в области когнитивной эргономики. Парасураман и Райли (1997) заявили, что автоматизация « меняет характер работы, которую делают люди, часто непреднамеренными и непредвиденными способами разработчиками автоматизации » (стр. 231). Использование описывается здесь как склонность человека активировать автоматизацию, когда это возможно. Помимо правильного использования автоматизации, сообщалось о неправильном использовании (т. Е. Чрезмерном использовании автоматизации) и неиспользовании (т. Е. Недостаточном использовании автоматизации).Таким образом, человек рассуждает о своем взаимодействии со сложными инструментами для корректировки своего поведения в соответствии с контекстом и своими собственными целями (Leplat, 1990). Например, было обнаружено, что использование автоматизации связано с балансом между доверием к автоматизации и уверенностью пользователя в себе (Lee and Moray, 1994). Эти данные можно интерпретировать как человеческую природу продолжать рассуждать на основе внутренних и внешних оценок (то есть практических рассуждений). Это то, что мы называем практическим неправильным использованием, то есть способность отклонить заранее установленное использование инструмента (например,g., PowerPoint как устройство связи) для выполнения другого намерения (например, хранения информации; рисунок 2). Задача исследования — это нейронные базы, поддерживающие это «практическое рассуждение». Есть ли (а) частично то же самое, что требуется по техническим соображениям? б) Скорее обычным для тех, кто связан с логическими рассуждениями? Или (c) подразумевающие области, о которых известно, что они участвуют во взаимодействиях с другими людьми, которые будут использоваться для рассуждений о человеко-машинных взаимодействиях?

    Еще один аспект, характерный для сложных инструментов, заключается в том, что восприятие или вывод функций инструмента иногда может быть затруднено из-за расстояния между производителем и пользователем, что способствует возникновению ненадлежащего и неэффективного использования.Чтобы противостоять этому явлению, был предложен дизайн, ориентированный на человека (Billings, 1991). Этот процесс проектирования, широко используемый в различных областях (François et al., 2016), основан на том, что разработчики инструментов должны в максимально возможной степени учитывать логику и характеристики пользователей в процессе разработки инструментов. В некотором смысле учет пользователя в процессе проектирования направлен на сокращение расстояния между производителем и пользователем. Тем не менее, если мы предположим, что люди увлечены практическими рассуждениями, этот поиск неизбежно вводит в заблуждение, поскольку не существует универсального процесса рассуждений и, следовательно, нет ни универсального взаимодействия человека с инструментом, ни естественного взаимодействия со сложными инструментами.И наоборот, взаимодействие человека и инструмента является довольно искусственным, поскольку основано на уловке (т. Е. Сложном инструменте), для которого пользователь игнорирует, по крайней мере, часть философии дизайна и принципа работы.

    Будущее: Симбиотические инструменты

    Ребенок №1 : « Вы имеете в виду, что вам нужно использовать руки?

    Ребенок №2 : « Это как детская игрушка!

    Назад в будущее, часть II

    Предсказание будущего наших технологий могло бы стать делом гадалки, если бы не было нескольких завораживающих фильмов и книг, рассказывающих о великих изобретениях, основанных на современной науке, чаяниях общества и поддержке компаний, стремящихся их разработать: таких изобретений, как Бегущий по лезвию, летающий на автономных автомобилях, или пользовательский интерфейс на основе жестов от Minority Report — это прообраз инструментов будущего.Некоторые из них могут никогда не быть созданы, некоторые могут стать частью нашей повседневной жизни через 30 лет, поскольку видеозвонки из первого фильма «Бегущий по лезвию» стали частью нашей современной жизни. Этот предварительный взгляд в будущее показывает, что все эти инструменты имеют одну общую черту: кажется, что ими легко и удобно управлять пользователем, уменьшая или отменяя четыре основных ограничения: механику, пространство, время и усилия (Osiurak, 2014). Хотя изображенное видение нашего будущего мира всегда больше ориентировано на технологии, машины никогда не подавляют пользователя, который становится частью системы человек-машина в качестве «главнокомандующего».”

    Большинство обещанных футуристических и фантастических инструментов управляются мыслью, голосом или жестами. Поскольку взаимодействие человека с машиной с помощью таких устройств, как мышь или клавиатура, происходит медленно, неэффективно, а иногда даже невозможно, появилась возможность общаться с машинами непосредственно из наших мыслей (Schalk, 2008). Затем область интерфейса мозг-компьютер (BCI) (Wolpaw et al., 2002) быстро вызвала интерес, во-первых, потому что его можно было использовать в программах двигательной реабилитации (Chaudhary et al., 2016), поскольку цель BCI — преобразовать активность мозга («мысли») в команды, понятные машине. Для этого активность мозга фиксируется сенсорами, предварительно обрабатывается и назначается соответствующему действию, которое должно выполняться искусственной системой через адаптивный алгоритм, который учится различать классы в записанных сигналах мозга (Mitchell, 1997; Епископ, 2006). Успешное взаимодействие BCI очень часто включает этап обучения, на котором технология адаптируется к специфике когнитивной системы пользователя.Структурная межиндивидуальная неоднородность самого мозга, функциональные различия, даже внутрииндивидуальные различия от времени к другому, подталкивают к необходимости в высокой степени адаптации алгоритмов обучения к конкретному человеку, если не к его особому настроению. .

    Вслед за этим соблазнительные обещания инструментов, управляемых телом и разумом, эффективно реагирующих на намерения пользователя, сопровождаются необходимостью индивидуализации технологии, управляющей машиной.Коммуникация мозг-машина должна быть действительно адаптирована к каждому конкретному человеку, чтобы мозговые паттерны успешно преобразовывались в мысли. В этой сверхиндивидуализированной технологии человек и инструмент затем образуют систему в тесной взаимосвязи, в зависимости друг от друга, чтобы «работать» должным образом. Затем инструмент воплощается внутри пользователя, и система, которую они формируют, может быть обозначена как «симбиотический инструмент» (Licklider, 1960; Brangier and Hammes-Adelé, 2011). В рамках этого тесного взаимодействия человек имеет намерение, затем инструмент оперирует техническим и практическим выбором (т.е. подавление технического и практического уровней; Фигура 2).

    На пути в будущее, в котором технология и человек образуют симбиотическую систему, еще предстоит решить несколько вопросов. Первый — это проблема принятия (Дэвис, 1989). Разработаны ли мы для сопряжения с синтетическими устройствами? Можем ли мы и можем ли мы согласиться на то, чтобы стать частью человеко-машинной системы? Инструменты настоящего требуют, чтобы пользователь их принял. Мы предполагаем, что будущие симбиотические инструменты потребуют от пользователя их включения. Второй момент — исследовать пределы когнитивной системы человека с точки зрения производительности BCI.Чтобы работать так же плавно и идеально, как, например, в фильме «Аватар», производитель должен решить множество технических проблем: датчики должны быть имплантированы, уменьшены в размерах; алгоритмы должны быть быстрыми и надежными и т. д. (Лебедев, Николелис, 2006). Если проблемы, связанные с машинами, без всякого сомнения, будут решены в какой-то момент, только несколько исследований затронули проблему, связанную с человеком. Достаточно ли конкретны и надежны нейронные сигналы, кодирующие наши мысли, чтобы их можно было преобразовать в кристально чистую команду? Как долго мы можем поддерживать нейронное состояние, соответствующее постоянной команде? Созданы ли мы (все), чтобы всегда быть хорошими командующими BCI? Исследования неграмотности BCI показывают, что 20% населения не могут воспроизводить мозговые паттерны, необходимые для правильного функционирования системы BCI (Vidaurre and Blankertz, 2010).Их мозг ошибочен или методы незрелы?

    Эти вопросы относятся к фундаментальной загадке когнитивной системы: как наши сложные мысли, сны, чувства, творческие способности, инстинкты и т. Д. Могут быть закодированы в менее чем 10 15 сигналов? Как может бесконечный и неизведанный ментальный мир быть создан с помощью конечной и определенной материальной опоры? Рождение нейроэргономики (Hancock and Szalma, 2003; Parasuraman, 2003), безусловно, поможет начать поиск ответов на эти вопросы и разработать эффективные каналы связи с технологиями.

    Заключение

    В этом обзоре мы описываем различные когнитивные способы взаимодействия с физическими, сложными и симбиотическими инструментами. Ключевая идея состоит в том, что может существовать тенденция к постепенному подавлению нашего участия на техническом и практическом уровнях (рис. 2). Интересно отметить, что при рассмотрении симбиотических инструментов пользователи могут быть в течение дня ограничены только тем, чтобы производить только намерения, и делегируют все оставшиеся усилия и выбор машинам. Ключевой вопрос заключается в том, следует ли рассматривать это ограничение как источник свободы или нет? В конце концов, если этот сценарий верен, что люди будут делать, чтобы занять доступное им время? Мы также осознаем, что этот обзор основан на нашей способности предвидеть будущие инструменты и то, как технологии будут развиваться в далеком будущем.Возможно, наша концепция симбиотических инструментов ограничена, поскольку мы рассматриваем только те инструменты, которые трансформируют наши сознательные намерения в реакции. Однако, возможно, мы сможем разработать технологии, которые будут вызывать реакции, основанные на бессознательных мыслях, тем самым предвосхищая наши потребности, даже если мы не можем их правильно сгенерировать — или даже до того, как мы их сгенерируем (например, отправив электронное письмо редактору до того, как мы намерены это сделать). В этом отношении важнейшим вопросом для будущих исследований является определение того, достигнет ли наша технологическая культурная эволюция асимптоты, как предлагается здесь, или же в далеком будущем возникнут другие формы технологических взаимодействий, которые в свою очередь снова будут формировать наше познание.

    Авторские взносы

    Все перечисленные авторы внесли существенный, прямой и интеллектуальный вклад в работу и одобрили ее к публикации.

    Финансирование

    Эта работа была поддержана грантами ANR (Национальное агентство по исследованиям; Проект «Познание и экономия жизни в процессе использования / Познание и экономика использования инструментов» ECOTOOL; ANR-14-CE30-0015-01) и была выполнена в рамках LABEX CORTEX (ANR-11-LABX-0042) Лионского университета в рамках программы «Investissements d’Avenir» (ANR-11-IDEX-0007), проводимой Национальным исследовательским агентством Франции (ANR).

    Заявление о конфликте интересов

    Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

    Сноски

    1. Термины «инструмент» и «технология» в дальнейшем будут использоваться взаимозаменяемо и в широком смысле для обозначения любого объекта окружающей среды, полезного для увеличения сенсомоторных или когнитивных способностей пользователя (Osiurak et al., 2010).

    Список литературы

    Бек С. Р., Апперли И. А., Чаппелл Дж., Гатри К. и Каттинг Н. (2011). Изготовление инструментов — это не детская игра. Познание 119, 301–306. DOI: 10.1016 / j.cognition.2011.01.003

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Биллингс, К. Э. (1991). Автоматизация самолетов, ориентированная на человека: концепция и руководство. Технологический меморандум НАСА № 103885, Моффетт Филд, Калифорния: Исследовательский центр НАСА-Эймс.

    Google Scholar

    Бойд Р. и Ричерсон П. (1985). Культура и эволюционный процесс. Чикаго, Иллинойс: Издательство Чикагского университета.

    Google Scholar

    Brangier, Э., и Хаммес-Аделе, С. (2011). «Помимо модели принятия технологий: элементы для проверки модели симбиоза технологии человека», в Ergonomics and Health Aspects, HCII 2011 , LNCS 6779, ed. М. М. Робертсон (Берлин: Springer-Verlag), 13–21. DOI: 10.1007 / 978-3-642-21716-6_2

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Бриль, Б., Рейн Р., Нонака Т., Венбан-Смит Ф. и Дитрих Г. (2010). Роль опыта в использовании инструментов: различия в навыках функциональной адаптации действий к ограничениям задачи. J. Exp. Psychol. Гм. Восприятие. Выполнять. 36, 825–839. DOI: 10.1037 / a0018171

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Чаудхари, У., Бирбаумер, Н., Рамос-Мургиалдай, А. (2016). Мозг — компьютерные интерфейсы для общения и реабилитации. Nat. Ред. 12, 513–525.DOI: 10.1038 / nrneurol.2016.113

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Клэйдьер, Н., Смит, К., Кирби, С., и Фагот, Дж. (2014). Культурная эволюция систематически структурированного поведения у нечеловеческих приматов. Proc. R. Soc. Лондон. В 281: 20141541. DOI: 10.1098 / rspb.2014.1541

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Дэвис, Ф. (1989). Воспринимаемая полезность, воспринимаемая простота использования и принятие пользователями информационных технологий. MIS Q. 13, 319–340. DOI: 10.2307 / 249008

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    François, M., Osiurak, F., Fort, A., Crave, P., and Navarro, J. (2016). Автомобильный дизайн HMI и активное участие пользователей: обзор и перспективы. Эргономика 139, 1–12. DOI: 10.1080 / 00140139.2016.1188218

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Гольденберг, Г., и Хагманн, С. (1998). Использование инструментов и решение механических проблем при апраксии. Neuropsychologia 36, 581–589. DOI: 10.1016 / S0028-3932 (97) 00165-6

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Хэнкок, П. А., и Сальма, Дж. Л. (2003). Будущее нейроэргономики. Теор. Проблемы Ergon. Sci. 4, 238–249. DOI: 10.1080 / 1463922021000020927

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ховерс, Э. (2012). «Изобретения, переизобретения и инновации: основы олдованской каменной технологии», в Origins of Human Innovation and Creativity , ed.С. Элиас (Амстердам: Elsevier), 51–68. DOI: 10.1016 / B978-0-444-53821-5.00005-1

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Джарри К., Осиурак Ф., Делафуйс Д., Шовире В., Этчарри-Буикс Ф. и Ле Галл Д. (2013). Апраксия использования инструментов: больше доказательств в пользу гипотезы технических рассуждений. Cortex 49, 2322–2333. DOI: 10.1016 / j.cortex.2013.02.011

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ли, Дж. Д. и Морей, Н. (1994).Доверие, уверенность в себе и адаптация операторов к автоматизации. Внутр. J. Hum. Comput. Stud. 40, 153–184. DOI: 10.1006 / ijhc.1994.1007

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Леплат, Дж. (1990). Отношения между задачей и деятельностью: элементы для разработки структуры для анализа ошибок. Эргономика 33, 1389–1402. DOI: 10.1080 / 001401325340

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ликлидер, Дж. К. Р. (1960). Симбиоз человека и компьютера. IRE Trans. Гм. Факторы Электрон. HFE 1, 4–11. DOI: 10.1109 / THFE2.1960.4503259

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Наварро Дж., Марс Ф. и Янг М. С. (2011). Боковое управление при вождении автомобиля: классификация, обзор и перспективы на будущее. IET Intell. Трансп. Syst. 5, 207–220. DOI: 10.1049 / iet-its.2010.0087

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Наварро, Дж., И Осиурак, Ф. (2015). Когда использовать автоматические инструменты, а не выполнять задачу вручную? Влияние автоматической скорости инструмента. Am. J. Psychol. 128, 77–88. DOI: 10.5406 / amerjpsyc.128.1.0077

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Наварро, Дж., И Осиурак, Ф. (2017). Чем умнее люди, тем больше они используют инструменты. Psychol. Пт. 62, 85–91. DOI: 10.1016 / j.psfr.2015.11.002

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Осюрак, Ф. (2014). Что нейропсихология говорит нам об использовании инструментов человеком? Теория четырех ограничений (4CT): механика, пространство, время и усилие. Neuropsychol. Ред. 24, 88–115. DOI: 10.1007 / s11065-014-9260-y

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Осюрак, Ф. (2017). Когнитивная палеоантропология и технология: к скупой теории (PATH). Rev. Gen. Psychol. 21, 292–307. DOI: 10.1037 / gpr0000129

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Осюрак, Ф., Хейнке, Д. (2017). В поисках нетерпимости: единая структура для когнитивного исследования использования человеческих инструментов и технологий. Am. Psychol. doi: 10.1037 / amp0000162 [Epub перед печатью].

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Osiurak, F., Jarry, C., Allain, P., Aubin, G., Etcharry-Bouyx, F., Richard, I., et al. (2009). Необычное использование предметов после одностороннего повреждения мозга: модель технических рассуждений. Cortex 45, 769–783. DOI: 10.1016 / j.cortex.2008.06.013

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Осюрак, Ф., Джарри, К., и Ле Галл, Д. (2010). Понимание возможностей, понимание рассуждений: к диалектической теории использования человеческого инструмента. Psychol. Ред. 117, 517–540. DOI: 10.1037 / a0019004

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Осиурак, Ф., Вагнер, К., Джерби, С., и Наварро, Дж. (2013). Сделать это или позволить автоматическому инструменту сделать это: приоритет контроля над усилием. Exp. Psychol. 60, 453–468. DOI: 10.1027 / 1618-3169 / a000219

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Парасураман, Р.(2003). Нейроэргономика: исследования и практика. Теор. Проблемы Ergon. Sci. 4, 5–20. DOI: 10.1080 / 14639220210199753

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Пенн, Д. К., Холиоук, К. Дж., И Повинелли, Д. Дж. (2008). Ошибка Дарвина: объяснение разрыва между человеческим и нечеловеческим разумом. Behav. Brain Sci. 31, 109–130. DOI: 10.1017 / S0140525X08003543

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Рейно, Э., Лесур, М., Наварро, Дж., И Осиурак, Ф. (2016). О нейрокогнитивном происхождении использования человеком орудий. критический обзор данных нейровизуализации. Neurosci. Biobehav. Ред. 64, 421–437. DOI: 10.1016 / j.neubiorev.2016.03.009

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Воробей Б., Лю Дж. И Вегнер Д. М. (2011). Влияние Google на память: когнитивные последствия наличия информации у нас под рукой. Science 333, 776–778. DOI: 10.1126 / наука.1207745

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Дева, Дж., Пиллон, Дж., Наварро, Дж., Рейно, Э., и Осиурак, Ф. (2017). Вы уверены, что используете когнитивный инструмент быстрее? Am. J. Psychol. 130, 493–503. DOI: 10.5406 / amerjpsyc.130.4.0493

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Wolpaw, J., Birbaumer, N., McFarland, D., Pfurtscheller, G., and Vaughan, T. (2002). Интерфейсы мозг-компьютер для общения и управления. Clin. Neurophysiol. 113, 767–791. DOI: 10.1016 / S1388-2457 (02) 00057-3

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Янг, М.С., Стэнтон, Н.А., и Харрис, Д. (2007). Автоматизация вождения: уроки авиации о философии дизайна. Внутр. J. Veh. Des. 45, 323–338. DOI: 10.1504 / IJVD.2007.014908

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Когнитивные нарушения 1 | Институт неврологии семьи Пикап

    Когнитивные нарушения могут быть вызваны практически любым плохо контролируемым хроническим заболеванием. заболевание головного мозга или органов тела, в том числе гипертония, высокий холестерин, болезни сердца, инсульт, заболевания периферических сосудов, гипотиреоз, диабет, хроническая обструктивная болезнь легких, заболевание почек, инфекции, тяжелые болевые синдромы, ожирение, апноэ во сне, депрессия, беспокойство, биполярное расстройство, обсессивно-компульсивное расстройство, синдром дефицита внимания, рассеянный склероз, эпилепсия и алкоголь, седативные средства, опиаты или другие химические вещества зависимость.Одиночные или повторяющиеся травмы головы могут ухудшить познавательные способности. Определенный лекарства, которые попадают в мозг, могут ухудшить познавательные способности, например транквилизаторы, противосудорожные препараты, нейролептики, старые антидепрессанты, обезболивающие, и более старые лекарства от недержания мочевого пузыря. Большинство из этих условий поддается лечению, особенно при раннем обнаружении когнитивных расстройств памяти путем ежегодного мониторинга познания после 50 лет.

    Дегенеративные заболевания головного мозга составляют менее 50% всех людей с когнитивными расстройствами памяти в медицинских учреждениях первичного звена.Эти включают болезнь Альцгеймера (БА), болезнь Паркинсона, болезнь Леви Заболевания тела, болезни лобной височной доли и прионная болезнь.

    Недавние исследования показывают, что, хотя болезнь Альцгеймера неизлечима, его можно эффективно лечить, чтобы в значительной степени сохранить независимость и устранить институционализация у большинства людей.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *