Куда этот мир катится: Куда катится мир — четыре опасных направления

Содержание

Куда катится мир — четыре опасных направления

Главная » Каким будет конец света

Просмотров 8.2к. Обновлено

Содержание

  1. Куда катится мир — четыре опасных направления
  2. Часть 1 — Общество потребления — Игра по правилам
  3. Часть 2 — Куда скатится мир без нефти и газа
  4. Часть 3 — Религиозный фанатизм — болезнь человечества
  5. Часть 4 — Глобальное потепление и человеческий фактор
  6. В качестве заключения

Куда катится мир — четыре опасных направления

Австралийский профессор, именитый эпидемиолог Франк Феннер заявил, что мировое сообщество не доживет до XXII века. Причина в том, что древние общества людей отличались повышенной стабильностью, а сегодняшняя глобальная цивилизация — нет. По мнению Феннера, основную угрозу существованию человечества представляют безудержное потребление, резкий рост численности населения земли, быстрое изменение климата в связи с глобальным потеплением.
Куда катится мир?

Куда катится мир? Для подавляющего большинства сидящих на уютных диванах обывателей этот вопрос покажется странным. Разве с миром что-то не так? Ведь у нас есть работа с перспективой карьерного роста; семья, которую вполне получается обеспечить; банк готов нам предоставить кредит на автомобиль и на ближайшее будущее построены вполне определенные планы. Казалось бы, откуда взяться такой опасности, которая может угрожать сразу всему миру? Все очаги напряженности, будь то Ближний Восток или Корейский полуостров, находятся где-то далеко и не влияют на нашу повседневную жизнь. Конфликты в этих регионах длятся годами и мы уже привыкли к новостям об очередных жертвах или об очередном политическом кризисе. Даже охлаждение отношений России и Запада не выглядит чем-то фатальным, ведь мы это уже все проходили не раз и не два.

Настоящая опасность едва различима на фоне относительного достатка и безопасности. Разве вызывает у кого-нибудь тревогу тот факт, что современное общество является «обществом потребления»? Пожалуй об этом задумываются лишь единицы. Мы уже смирились с тем, что жизнь на уровне «потребляй — испражняйся — размножайся» является нормой. Мы думаем о том, как следовать моде, как вкусно поесть, как не пропустить веселое мероприятие и как не умереть с похмелья. А ведь в будущем человечество ждут серьезные испытания и кому-то придется их преодолевать. Будем ли мы к этому готовы? Пригодятся ли для выживания в трудный период наши способности «потреблять»? Например когда мир столкнется с дефицитом энергоресурсов…

Куда катится мир

Ведь ресурсы на планете стремительно истощаются, тогда как альтернативных источников энергии либо недостаточно, либо они являются слишком опасными. Или когда под окнами наших домов прогремят взрывы, раздадутся выстрелы, а толпы молодчиков будут призывать к убийству христиан, мусульман или иудеев… Ведь религиозный фанатизм захватывает умы все большего числа людей, конфликты на религиозной почве стали обыденностью на Ближнем Востоке, в Азии, Африке. Самым страшным в истории человечества может стать тот день, когда начнется открытое противостояние христианского и исламского миров. А что мы будем делать, когда наметившееся глобальное потепление и последующее поднятие уровня мирового океана, подведет мир к черте, за которой жизненное пространство станет дефицитом? Это повлечет за собой новый передел мира со всеми вытекающими отсюда последствиями, включая уничтожение мира. Предлагаю вкратце рассмотреть эти угрозы и выяснить, куда катится мир.

Часть 1 — Общество потребления — Игра по правилам

Флэшмоб «Слепые»

Первая часть статьи называется «Общество потребления». Здесь мы выясним — к чему оно, а соответственно и весь мир, катится. Многие из нас считают себя свободными людьми, принимающими самостоятельные решения в собственных интересах. Мы уверены, что покупаем именно то, что нам нравится и пользуемся услугами более всего удовлетворяющими нашим интересам… Читать далее

Часть 2 — Куда скатится мир без нефти и газа

Религиозный фанатизм

Вторая часть называется «Мир без нефти и газа». Главный ресурс, благодаря которому только и стала возможной современная цивилизация — нефть, стремительно истощается. Эксперты во всем мире пытаются выяснить — на сколько лет хватит нефти мировому сообществу? Например, по некоторым оценкам, при текущих объемах доказанных запасов человечеству хватит нефти не более чем на 50 лет… Читать далее

Часть 3 — Религиозный фанатизм — болезнь человечества

Религиозный фанатизм

Третья часть статьи называется «Религиозный фанатизм». Этот пережиток прошлого, во все времена приносящий человечеству только боль и страдание, еще соберет свою кровавую жатву. Рано или поздно он станет причиной настоящего конца света — одной из самых кровопролитных войн, в результате которой погибнет большая часть человечества… Читать далее

Часть 4 — Глобальное потепление и человеческий фактор

Всемирный потоп

Четвёртая часть статьи называется «Глобальное потепление». На сегодняшний день имеется достаточное количество доказательств, подтверждающих вывод о том, что именно человеческая деятельность привела к глобальному изменению климата. В части последствий, эти изменения обернутся для человечества, впрочем как и для всего живого на планете, настоящей глобальной катастрофой… Читать далее

В качестве заключения

Друзья, не стоит отчаиваться. Ко всем этим ужасам наш мир ещё не скатился, а только КАТИТСЯ. Это значит, что у нас есть время всё исправить. Мы можем остановится и подумать — а всё ли мы правильно делаем в этой жизни? И делаем ли вообще хоть что-нибудь?

Конец Света Куда катится мир

Друзья, если вам понравилась статья, фото или сайт в целом — отметьте нас в любой социальной сети:

Оцените автора

Оззи Осборн цитата: Куда катится этот мир?

—  Оззи Осборн

англ. What is the world coming to?.

Взято из Wikiquote. Последнее обновление 25 мая 2021 г.

Темы
мир, мир

Оззи Осборн
44британский вокалист 1948

Похожие цитаты

„Мне плевать, что планета движется по орбите с колебаниями, когда весь мир катится в ад.“

—  Жак Фреско американский производственный инженер, промышленный дизайнер и футуролог 1916 — 2017

„Есть два типа людей: одни катят мир, а другие бегут рядом и кричат: «Боже, куда катится этот мир?»“

—  Жюль Ренар французский писатель 1864 — 1910

„Мир, говорят, катится к катастрофе. Но единственная известная мне катастрофа – это возбужденный ум…“

—  Сандо Кайсен

„Банка пива, сигарета в руке, любовь за деньги — мир катится по наклонной. От всей души хочется, чтобы модно было иметь ребёнка, быть естественным и вести здоровый образ жизни.“

—  Майк Тайсон американский профессиональный боксёр 1966

„Мир катится в тартарары. Не знаю, как это будет воспринято сейчас, но я должен сказать как священник, честно то, что я думаю. Потому что, если вы разрушаете нравственную основу человека, его внутреннюю жизнь разрушаете, переформатируете, человек перестает быть человеком.“

—  Кирилл (Патриарх Московский) лидер Русской православной церкви, патриарх (ранее митрополит) Московский 1946

Собственные
Источник: «Мир катится в тартарары»: на НТВ — интервью патриарха Кирилла. http://www.ntv.ru/novosti/1625137/

„Он с дальних катится нагорий,
К морям могучим рвется рьяно,
Привет от гор несет он морю,
Привет от моря — океану. Он, безоглядный, знать не зная
Ни принужденья, ни присмотра,
Мир обнимая, в край из края
Летит размашисто и бодро. Мчит без дорог, как конь упрямый,
Живет, как хочет, — нет управы!
Чему завидовать на свете?
Достоин зависти лишь ветер.“

—  Левон Мириджанян

„Кто может сказать, единственное ли то устройство мира, в котором мы существуем? Оно предстает данностью, но, может, это нечто текучее, приобретающее ту форму, которую ему создает человек? Стереотипы предписывают поведение и даже мысли, те создают путь, по которому мчится жизнь. В этой данности у женщины есть десять, пятнадцать, ну даже двадцать лет ощущения себя женщиной, а потом все катится вниз, с каждым годом только отбирая что-то, ничего не давая взамен. Но путь мог бы быть и другим, а с ним — и устройство мира. Бесконечность смены красок, страстей, фантазий, набирающих силу с каждым годом, наполняющие жизнь женщины новыми ощущениями. Из них можно мять, лепить, менять и сам мир, выбрасывать из него отжившее, как хлам из кладовки.

—  Елена Викторовна Котова российский экономист, писательница 1954

„Я и есть мир. Но мир — это не я.“

—  Даниил Иванович Хармс русский писатель и поэт 1905 — 1942

„Мир между мужчиной и женщиной так же хрупок, как и мир во всем мире.“

—  Голди Хоун американская актриса 1945

Интервью газете «Известия», 2005 г.

„Открытый миру, ты открываешь мир для себя.“

—  Андрей Владимирович Лаврухин

„Если бы все требовали мира, а не другой телевизор, то мира не было бы.“

—  Джон Леннон британский рок-музыкант, певец, поэт, композитор, художник, писатель 1940 — 1980

„Или ты создаёшь мир, или мир создаёт тебя.“

—  Джек Николсон американский актёр 1937

„Я люблю мир. Мы все любим мир.“

—  Муаммар Каддафи ливийский государственный и военный деятель 1942 — 2011

„Раз пришёл в этот мир, так и живи с миром“

—  MiyaGi 1990

Источник: о мире

„Мир мужчины и мир женщины — два параллельных мира, пересекающихся в плоскости постели.

—  Аркадий Филиппович Давидович писатель, афорист 1930

„Свободные и независимые государства невозможны без свободных, уважающих себя и самодостаточных граждан. Нет гарантий мира в мире без мира внутреннего, мира между самими гражданами и мира между гражданами и государством.“

—  Вацлав Гавел чешский писатель, драматург, диссидент, правозащитник и государственный деятель, последний президент Чехословакии (1989… 1936 — 2011

„Каждый мир — сказка для другого мира.“

—  Майкл Муркок английский писатель-фантаст 1939

Джерри-а-Конель
Трилогия «Повелители мечей. Хроника Корума», «Королева мечей»

Этот перевод ждет рассмотрения. Правильный ли перевод?

„Что новое в мире? Ничего. Что старое в мире? Ничего. Всё всегда было и всегда будет.“

—  Саи Баба из Ширди 1835 — 1918

„Наш мир — лучший из всех возможных миров.“

—  Готфрид Вильгельм Лейбниц немецкий философ, логик, математик, физик, юрист, историк, дипломат, изобретатель и языковед; основатель и первый прези… 1646 — 1716

Без источников

„Если бы я потерял мир из-за тебя, я не потерял бы тебя ради мира.

—  Джордж Гордон Байрон английский поэт-романтик 1788 — 1824

Связанные темы

  • Мир
  • Мир

Куда катится мир. Диагноз доктора Мюллера

Дмитрий Косырев, политический обозреватель РИА Новости.

Когда самый уважаемый в США, а то и в мире журнал по международным делам – Foreign Affairs – выносит на обложку выходящего сейчас мартовского номера рецензию на книгу, то это как минимум необычно. О чем книга?

А вот о чем. Лучшие умы человечества не могут точно определить: что у нас за глобальный кризис такой, при котором богатые становятся богаче, а прочие устраивают стотысячные демонстрации как минимум по всей Европе. Что вообще происходит и что будет?

Совсем не 1929-й год

Книга называется «Капитализм и неравенство», автор – Джерри Мюллер, человек до сей поры бывший не очень известным.

О важности темы: давайте начнем с разрозненных фактов. Что сейчас творится в мире? Кризис – это понятно, но какой?

Пока ключевые страны мира, они же – «группа двадцати», где Россия сейчас председательствует, видят прежде всего финансовую катастрофу, ее же и предотвращают. То есть происходит своего рода переигрывание финансового кризиса 1929 года, но на этот раз без тогдашних ошибок.

Тот кризис начинался с того, что буквально за сутки разорилось множество банков и акционерных компаний, богатый и средний классы лишились денег, а о бедных и говорить было нечего. Денег в мире просто стало гораздо меньше. Глобальные потрясения удалось успокоить очень своеобразным способом – Второй мировой войной…

А сейчас «двадцатка» решила, что во всем виноваты заигравшиеся финансисты, их надо взять под контроль, деньги должны быть, торговля должна идти, глядишь, все и успокоится.

Но как тогда быть с маленькими странностями происходящего, которые делают наши дни совсем не похожими на 1929 год? Их даже сначала не замечаешь: например, мелькнувшая информация о том, что проблема республиканской партии в США, с ее давней верой в «чистый капитализм», в том, что в США забуксовали «социальные лифты», пробиться из бедных в богатые стало труднее. В книге Мюллера – масса статистических иллюстраций к тому.

Или – о Китае, уже три десятилетия строящем капитализм. Там, как оказалось, разрыв между бедными и богатыми за это время вырос больше, чем в США! У верхушечного 1% населения Китая – 41,4% национального богатства.

Ну, а что касается России – тут все известно. Менее года назад Владимир Путин, тогда глава правительства, заявил, выступая с отчетом в Госдуме, что в нашей стране доходы обеспеченных граждан превышают доходы бедных в 16 раз. В то время как в Европе — не более чем в 5-7 раз.

Но вернемся к кризису. Приходилось слышать, что по итогам его начала (2008-2009 гг) пострадали те, кто производил товары в дешевом сегменте, но остались целы производители роскоши.

Наконец, в мир вернулись «левые» (кто бы мог подумать – после краха советского коммунизма и «восточного блока» в целом!). Левые стали другими, они уже скорее из среднего, чем из рабочего класса, но ненавидят все, что их окружает, не меньше. Они разные, от зовущих к бунту радикалов до тех, кто до последнего держится за терпящий финансовый крах европейский социализм, с его беспощадным перераспределением денег. Сбежавший от новых налогов во Франции в российское гражданство Жерар Депардье – один из симптомов европейской болезни.

Вот в этих координатах и предлагает читать свою книгу Джерри Мюллер. Он левый или правый? Ни то, ни другое: профессор Католического университета Америки.

Умная экономика выгодна умным

Ход мысли Мюллера примерно таков: финансы финансами, но вся политическая борьба в США и Европе развивается вокруг того, что делать с растущим неравенством.

Популярные призывы (и попытки) ограничить доходы финансистов – только часть картины. Одни (левые) требуют высоких налогов для богатых и раздачи денег бедным. Другие (правые) требуют избавиться от высоких налогов и раздачи социальных пособий, потому что так можно породить общество иждивенцев, не желающих работать (и это уже происходит по всему миру).

Мюллер констатирует: капитализм порождает неравенство, а такая ситуация требует диктатуры. В XX веке ответом было создание «социально-ориентированного» государства, оно позволило капитализму мирно сосуществовать с демократией. Однако развитие технологий (особенно информационных) поломало эту систему, отчего и возник кризис 2008-го. А поломало потому, что позволило обогащаться как никогда раньше, но не всем. С тех пор «правые» и «левые» требуют друг от друга вернуться в старое доброе время.

Наш век порождает невероятные возможности для производства и продажи интеллектуального продукта, в области знаний и развлечений. Денег поэтому стало больше. Но прежде всего у тех, кто производит интеллектуальный продукт.

Личности изначально, биологически не равны, в условиях свободы одним всегда достанется больше, чем другим. А в век, когда больше доходов приносит интеллектуальный продукт, как никогда раньше выигрывают дети умных и процветающих, желательно – полных семей. Любое образование – элитарный процесс, оно отбирает лучших. Кстати, замечает автор, типично американский ответ на все вопросы – образование. Но неравенство образованием не устранишь, как раз наоборот.

Кризис чаще возникает в умах, чем на производстве. Мировая экономика развивалась и осваивала невиданные ранее пространства; денег хватало и на систему перераспределения богатства. В наши дни, считает автор, росту такой экономики мешают страх и гнев. Верхушка, наконец, испугалась за свой образ жизни (и становится страшно консервативной), низы завидуют и хотят перемен.

Автор переходит к ответу на вопрос «что делать». И получается, что особого ответа у него и нет. Сохранять сильную социальную политику – ну, конечно, а то общество взорвется. И убеждать левых, что радикальный передел имущества никогда до добра не доводил. Держать баланс.

Это все? Да, все. Что ж, спасибо Мюллеру за то, что он хотя бы обозначил проблему.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Куда катится мир, куда катимся мы и что с этим делать? Но ответ на эти вопросы боюсь никто не знает. — Обсуждай

Куда катится мир, куда катимся мы и что с этим делать? Но ответ на эти вопросы боюсь никто не знает. — Обсуждай

GN

G. b. Nickiforov

Куда катится мир, куда катимся мы и что с этим делать? Но ответ на эти вопросы боюсь никто не знает. вопрос мир ответ

1571

185

0

Ответы

Ксюша Бронская

Мы катимся в пропасть, но некоторые из нас продолжают цепляться, пытаться выкарабкаться, заверяя о своём высокодуховном воспитании, нравственности и образовании, но остальные те, кто не имеет этого, цепляются за них и под своим весом тянут вниз. Спастись от падения в пропасть можно только если все будут цепляться за стены и держаться за самих себя, а не за других людей.

0

Вера Артемьева

Ответ на этот вопрос может дать тот человек,кто незаслуженно испытал на себе унижения, оскорбления обман Кажется порой что родилась ты не ко времени Эта волна всеобщего хаоса наживы легкой захлестнуло человечество люди прошу Вас остановитесь На минуту встаньте Слышите-это раздается колокольный звон Он летит летит над всей землею

0

Татьяна .

В пропость мы катимся и спасибо В.Путину у нас кризис затянулся ,о у него все прекрасно яхты вилы загородные котетджи ,дети загран учатся и говорит красиво а делает в день по чайной ложке ,нужно уберать такого призедента мы имеем с хитрым и коварным человеком коропция процветает.

0

GN

G.b. Nickiforov

Танюша, с чьего голоса поешь? Откуда инфа??

1

Татьяна .

Да я сама это вижу и инфор не откуда не беру …а вы так не считаете это ваша права .

1

GN

G.b. Nickiforov

Вы где то видели его яхты, коттеджи? Это какой же у вас допуск, крутая вы однако.

1

Татьяна .

Я не крутая а то что он не бедный человек он это не скрывает не давно показывали спец выпуск и там все показывали сам Путин давал интервью.

1

GN

G.b. Nickiforov

А с какого перепугу он должен быть бедным, президент страны ?

1

Татьяна .

Да вы правы ,он не вор он все это заработал самому не смешно он все это на воровал за счет людей ,он детские и пенсий копеишн установил согласны живите своей правдой я лично за чтоб его по быстрее убрали с кресла призидента .

1

ЛГ

Лариса Гуртуева

Мир катится к своему концу. Люди катятся в разные стороны: одни — в объятия Бога, другие — в вечную смерть (каждый — в соответствии со своим добровольным выбором). Что с этим делать? Каяться самому и рассказать о Боге другим. Больше ничего поделать нельзя да и не надо.

0

Irina Bogomolova

Да уж.эти загвоздки с дипломатией—считаю ошибочными.я б никого не стала высылать.понятно что обидно и тп…но мне не нравится этот тупик.какой то топорный тупик.нецивильный и малоперспективный для всех русских и россиян.

0

Марина П.

Мир катится в соответствии с человеческим падением.И ,объективно говоря,Мир какой есть такой и есть.Мы,своим падением,убиваем этот Мир.Остановить свое личностное падение и с Миром всё будет в порядке.

0

ВБ

Валерий Баранов

Должен материализоваться кто то, который за шиворот возьмет всех дешевеньких политиканов всего мира, трахнет их лбами и задаст им тот же вопрос, но! Ответы то известны. Не надо врать, в первую очередь.

0

Сергей Медведев

Мир катится в бездну! А что с этим делать? Надо начать с себя, вести правильный образ жизни, если хочешь что бы тебя любили и относились к тебе хорошо поступай также и ты

0

GN

G.b. Nickiforov

Молодец, Сергей Медведев, ещё все бы так мыслили как Вы, тогда и такой вопрос не у кого не возникал.

1

Евгения Жидкова

Этот вопрос задавали во многие века и с этим делать ничего не надо.Надо жить и радоваться каждому прожитому дню,мы счастливы тем,что не знаем,что с нами будет завтра.

0

Владимир Чигарев

К форматированию и перезагрузке и, к нашему сожалению, сделать уже ни кто ничего не сможет, механизм уже запущен в каждом человеке и в человечестве в целом.

0

Елена Данилова

К чему говорить об общем? Это пустое. Общее — это миллионы маленьких «частных». Надо начать с себя. И как говорят японцы:»Делай, что должен, и будь что будет».

0

AS

Areg Simonyan

Жизнь будет продолжаться, но роль России в мире будет минимальной, так как страна без развития экономики пропускает вперёд другие неамбициозные страны.

0

ПЕ

Пётр Ермаков

Мир как жил, так и будет житьмы — будем жить так как нас воспитали родители и при чём здесь «катимся»? При чём здесь «…что с этим делать…»… и с чем «этим?»

1

Екатерина

Но что же нам, о друг любезный,
Осталось делать в жизни сей,
Когда не можем быть полезны,
Не можем пременить людей?

0

Владимир Муратов

Ответы знают все. А вот методы и способы решения никто не знает, или знать не хочет, или знает. но только как лучше для себя.

0

AT

Artur Tavrov

действительно.. по этому зачем париться.. живи если живётся, и получай от жизни удовольствие … счастье в неведении

0

ЕВ

Елена Ведрусса

мы должны работать над собой и совершенствовать себя , и тогда изменится и мир вокруг и никуда не покатится…

0

GN

G.b. Nickiforov

Вашими бы устами да мед пить.

1

Евгения Русалина

Страшно подумать куда катится мир и все мы, но ничего хорошего, я думаю, нас, а вернее уже наших детей, не ждет

0

GN

G. b. Nickiforov

Боюсь вы правы, ничего хорошего ни с одной стороны не просматривается, как говорится » в воздухе пахнет грозой», собственно сколько живу столько ей же и пахнет, но здесь ко всему этому добавился новый фактор — такое впечатление, что в Мире у людей крыша поехала, причем почти что повсюду.

1

Евгения Русалина

Насчет того, что в мире у людей поехала крыша, полностью с вами согласна, у меня точно такое же ощущение.Иногда просто кажется, что все это страшный сон. Все человеческие ценности перевернуты вверх ногами,практически этих ценностей уже нет.Все «съели» деньги.

1

ME

Marina Enina

Почему не знает? Мы катимся в небытие. Любые цивилизации имеют своё начало и конец Наша не исключение

0

GN

G. b. Nickiforov

Все это так, конечно, но все таки рановато…

1

ME

Marina Enina

А Вы то откуда знаете

1

GN

G.b. Nickiforov

Просто знаю и все тут.

1

Николай Молодкин

Мы не катимся ! Мы живем при мировом плутократическом коммунизме , который продолжает свое развитие !

0

Следующая страница

«Куда катится мир?» — Яндекс Кью

Популярное

Сообщества

Стать экспертом Кью

ОбществоФилософия+3

Гриша С.

  ·

468

На Кью задали 7 похожих вопросовОтветитьУточнить

Виктор Руденко

12,8 K

Всё, что не противоречит физическим законам, будет создано.  · 31 мар 2016

Могу точно ответить на этот ни разу не размытый вопрос: наш мир вместе с планетой Земля катится по эллиптической орбите на расстоянии около 150 млн км со средней скоростью 29,765 км/с вокруг звезды по имени Солнц.е Ось вращения Земли отклонена от перпендикуляра к плоскости её орбиты на 23,5 градуса, скорость вращения  примерно 15 градусов в час (против часовой стрелки).

Комментировать ответ…Комментировать…

Андрей Шабалин

72

Свободный писатель, наемный видеопродюсер. Преподаватель обществознания.  · 1 апр 2016

Если понимать мир, как совокупность данных из реальности, полученных вашими органами чувств и переработанными мозгом, в котором собственно и выстраивается картина мира, то катится он туда же куда и вы.

Комментировать ответ…Комментировать…

Вы знаете ответ на этот вопрос?

Поделитесь своим опытом и знаниями

Войти и ответить на вопрос

Ответы на похожие вопросы

Куда катится мир? — 3 ответа, задан 

Владимир Козлов

1,8 K

Разработчик встроенных систем.  · 8 нояб 2021

IMHO, одни люди катят мир, куда им вздумается (например, масоны или олигархи), а другие сидят на диване перед компом и рассуждают: «и куда это катится мир?».

)

Комментировать ответ…Комментировать…

Куда катится мир? — 3 ответа, задан 

Сергей Глумаков

442

https://zen.yandex.ru/id/5cbf79061d497b00af3f8e40 https://vk. com/id28912895 Интересы:…  · 8 нояб 2021

Мир — никуда не катится. Но все объекты Вселенной — включая и нашу Землю — находятся в свободном пространстве постоянно расширяющейся Вселенной. Это — является причиной того факта, что мир (наша Земля)- всё время — как колобок из сказки — куда-то движется. Кружится по своей орбите — но благодаря расширению Вселенной он ещё вдобавок куда-то летит. Он «едет» по космосу. Как некий космический корабль. А вот куда — не очень ясно. Идёт на сближение с Галактикой под названием «Туманность Андромеды», по всей вероятности. Или — на отдаление от неё. В том случае, если траектория расширения Вселенной — решила отдалять Землю от Андромеды, приближая её — к каким-то другим Галактикам.

Комментировать ответ…Комментировать…

Куда катится мир? — 1 ответ, задан 

Olga Whittington

2,7 K

Я живу в США ( Хьюстон). Образование — химик ( МГУ), увлекаюсь политикой — республиканка…  · 11 нояб 2015

Мир развивается. Не люблю эти страшилки о глобальном потеплении, исчезновении ресурсов, катаклизмах и так далее.

Полагаю лет через 100 будут нормальными путешествия на Марс и другие планеты. Человек станет дольше жить, не будет войн. Нарисовала какое-то коммунистическое будущее, хотя в отличие от коммунистических идеалов, человеку все равно нужно будет много трудиться, только мечты будут другие, заработать деньги не на поездку в Европу, а в космос.

Правда, бедные и бездельники будут всегда.

Комментировать ответ…Комментировать…

Куда катится мир? — 3 ответа, задан 

Georgiy Morichev

1,8 K

Георгий пенсионер. Интересует жизнь людей и их взгляды на существующее бытие.  · 10 нояб 2021

Разумеется знаю, но очень объемный материал. Черт с ним с этим миром!

Меня больше интересует мой родной мир под названием Россия. Куда мы катимся для меня тоже не секрет, но не хочу всех расстраивать на ночь глядя. Пока предлагаю осколочек из моих грустных дум.

***

Куда идешь, моя Россия?

Чем дальше — больше бед.

Все та же в гать и колея!

И шлейфом стелется кровавый след!

В болоте зыбком колея.

В пучину, в топь, в тупик.

Чужая дорога, не твоя —

Заворожил бесовский лик.

Печатью твой в тумане след.

Из дней уродливых и сонных.

И властвует юдоль сует,

На твердь просвета нет и нет!

И смрад, и гнус, и пустота!

Поводырей и упырей глумление.

Грабеж, разруха, нищета —

Извечное твое Россия унижение!

А если заструится робкий свет,

В болотной жиже вмиг угаснет.

И лента чёрная на алый цвет —

Живое все в трясине чахнет!

Куда ж твой путь Россия?

Куда несешь в щербинах крест?

И нет пророка, ни мессии.

Лишь жутко тяжкий пресс!

Но вечна ли в болоте колея,

Увязнешь ль ты в болотистой пучине?

Взойдет ли, полыхнет заря,

И сгинут тля и пауки, исчезнет паутина.

Комментировать ответ…Комментировать…

Куда катится этот мир? Куда катится мир? Три противоречивых сценария от лучших аналитиков планеты Куда катится этот мир девушки пора одуматься

Мир катится, сползает, а может быть правильнее будет сказать медленно дрейфует примерно туда же, куда и Россия, а именно — в направлении днища капитализма, на котором эффективной и хорошо оплачиваемой работой будет обеспечено менее 10% населения, а остальные 90% в рамках существующей экономической системы окажутся просто не нужны.

Более 90% населения превратится в нищих иждивенцев, живущих либо на пособия, либо натуральным хозяйством, либо за счет неэффективной и соответственно низко оплачиваемой работы, которая порой вообще никому не будет нужна и будет поддерживаться государством лишь для того, чтобы снизить официальный показатель безработицы.

Никакого золотого миллиарда, живущего за счет эксплуатации остальных миллиардов на днище капитализма уже не будет. Золотой миллиард — это промежуточный этап. На днище капитализма золотым будет едва ли 1% населения планеты, то есть менее 100 миллионов.

Около 500 миллионов будут условным средним классом, составленным из специалистов, занятых на эффективной и достойно оплачиваемой работе. Половина будет приходиться на Европу и США, остальные будут распределены по другим странам.

Менее четверти населения Европы и США будут обеспечены эффективной и высоко оплачиваемой работой, обеспечивающей соответствующий высокий уровень жизни, все остальные будут жить в большей или меньшей бедности. В других регионах ситуация будет еще хуже.

Разные страны и регионы идут к этой ситуации с разной скоростью и немного разными путями.

Россия движется к днищу капитализма по пути сырьевой экономики, для обслуживания и охраны которой достаточно около 10% населения страны. Советская промышленность, наука и система образования, в которой была занята большая часть населения, в значительной части разрушена и продолжает разрушаться, потому что для сырьевой экономики она оказалась не нужна.

После ликвидации СССР процесс разрушения советской промышленности пошел ускоренными темпами из-за разрушения производственных цепочек, глубокого экономического кризиса, возникшего в результате разрушения советской экономической и административной системы, а также из-за варварской приватизации, в результате которой собственниками предприятий становились барыги, заинтересованные лишь в скорейшем обогащении, а не в работе на перспективу. Быстрое поступление на российский рынок импортных товаров тоже подкосило многие предприятия и не позволило адаптироваться к новым условиям — времени и средств на адаптацию просто не было.

В результате произошла ускоренная деиндустриализация и возникла сырьевая экономика, вследствие чего Россия осуществила рывок в направлении днища капитализма, обогнав в этом Европу и лишь немного отставая от Украины.

Однако Европа и США постепенно движутся в том же направлении. Многие страны Восточной и Южной Европы не так уж сильно отстают от России. Там тоже идет процесс деиндустриализации и рост безработицы — как реальной, так и скрытой, когда работа формально есть, но она не отличается эффективностью и не обеспечивает достойный уровень жизни.

Яркий пример — Греция — европейская страна, член Евросоюза. Несколько лет назад Греция оказалась на грани дефолта и с тех пор экономическая ситуация остается крайне сложной, сохраняется высокий уровень безработицы. В прошлом в Греции было развито судостроение и ряд других отраслей, но они не выдержали конкуренции в условиях глобального рынка и сильно сократились. По сути Греция пережила ту же самую деиндустриализацию, что и Россия, просто этот процесс шел дольше и медленней.

Похожая ситуация в Испании и многих других странах. Гданьская судоверфь, в прошлом одно из крупнейших предприятий Польши, на котором в свое время возникла Солидарность Леха Валенсы, сократилась в несколько раз и сейчас является убыточным предприятием, которое власти спасают от банкротства только из-за его исторической ценности. И таких примеров очень много.

Есть примеры деиндустриализации и экономического упадка даже в США. Один из самых ярких — это Детройт, в прошлом центр автомобилестроения, а в наше время город, официально признанный банкротом. Население Детройта сократилось в три раза и в некоторые районы даже перестали выезжать пожарные и полиция, эти районы фактически оказались заброшены. Причина этого — сокращение заводов и возникшая в результате безработица, больше 2/3 населения потеряло работу, что и привело к оттоку жителей.

Еще один интересный факт — единственный американский штат, который никогда не имел дефицита бюджета — это Техас, все остальные штаты пользуются государственными дотациями. Но за счет чего Техасу удается избегать дефицита? За счет того, что в Техасе много нефтедобывающих компаний. Это значит, что даже в США идет процесс деиндустриализации, промышленность сокращается, растет реальная и скрытая безработчица, все больше населения начинает жить на пособия.

Уже сейчас в Европе и США около половины населения либо заняты неэффективной работой, либо живут на пособия, то есть являются иждивенцами с точки зрения существующей экономической системы.

Сокращение среднего класса в США и Европе отмечается на протяжении нескольких десятилетий.

Про Ближний Восток и Африку не приходится даже говорить — большинство стран в этих регионах давно уже находятся на днище капитализма и средний класс там составляет меньше 10% населения. Исключения составляют Израиль, ОАЭ и может быть еще пара-тройка стран, но эти исключения лишь подтверждают правило. Да и население этих стран составляет едва ли 1/10 от населения регионов, так что эти страны сами по себе являются своеобразным средним классом, который составляет примерно 10% региона.

Таким образом, все страны мировой капиталистической системы, в которую не входят разве что Куба, КНДР и Иран, где проживает всего 2-3% населения планеты — можно разделить на тех, кто уже достиг днища капитализма или максимально приблизился к нему и тех, кто движется в этом направлении.

Большинство стран Африки, Ближнего Востока и Латинской Америки, многие страны Азии и страны бывшего СССР, включая Россию — уже находятся либо на днище, либо очень близко к нему.

Страны ЕС, США и Канада — постепенно движутся туда же, причем Греция, Испания и еще ряд стран движутся заметно быстрее других, отдельные американские штаты и города, такие как Детройт — тоже.

Стран, которые двигались бы в обратном направлении, то есть всесторонне развивались бы, в которых уровень жизни рос не среди узкой группы лиц, а по стране в целом, чтобы увеличивался средний класс — практически нет.

Исключения составляют разве что Монако, Швейцария, Израиль, ОАЭ и еще несколько стран, но это, как уже было сказано — исключения, лишь подтверждающие правило. Население всех этих стран вместе взятых — те же 2-3% от населения планеты, что и население Кубы, КНДР и Ирана. Поэтому в мировом масштабе эти страны картину не меняют.

Можно констатировать, что мир в целом, его большая часть, страны с совокупным населением порядка 90-95% от населения планеты — либо уже приблизились к днищу капитализма, либо движутся к нему, отличаясь лишь скоростью этого движения — Греция быстрее, Германия медленнее, Детройт быстрее, Нью-Йорк медленнее, Украина впереди, Россия чуть позади и так далее.

Мне могут возразить про Китай, который якобы является исключением и успешно развивается, демонстрирует уверенный рост и даже дороги начал солнечными батареями мостить.

На самом деле в Китае тоже наблюдается множество экономических проблем и средний уровень жизни, несмотря на весь показанный ранее рост, остается не таким уж высоким. Но главное — причины этого роста. Причинами экономического роста Китая за последние 20-30 лет является перенос промышленности из Европы и США, а также ликвидация СССР, в результате чего Китай стал своего рода «фабрикой мира».

Рост индустриализации в Китае и связанный с этим рост доходов населения и рост уровня жизни — это результат деиндустриализации в Европе, США и России. И этот рост постепенно заканчивается, потому что большая часть производства уже перенесена в Китай, больше переносить становится нечего.

Китай уже стал «фабрикой мира» и захватил большую часть рынка ТНП в США, Европе, России и других странах. Поэтому потенциал роста практически исчерпан, скоро этот рост прекратится и начнутся те же процессы, которые уже идут в большинстве других стран.

Почему так происходит?

Причина заключается в самом устройстве экономической системы, основанной на принципах капитализма, свободного рынка, конкуренции и глобализации.

Транснациональным корпорациям выгодно размещать производства там, где дешевле рабочая сила, лучше климат и логистика — именно поэтому многие производства мигрируют из Европы и США в Китай и другие страны Азии.

В Китае и других азиатских странах дешевая рабочая сила и теплый климат, который позволяет экономить на отоплении складов и производственных помещений. Близость незамерзающих портов позволяет круглый год отгружать продукцию и отправлять ее во все страны мира самым дешевым транспортом — большими морскими контейнеровозами.

Одна из главных причин деиндустриализации в Европе и США и роста экономики в Китае — банальный перенос производства.

В этом же причина деиндустриализации России и других стран бывшего СССР и соцблока — заниматься производством на просторах бывшего СССР менее выгодно, чем в Китае и других странах Азии. В России и других странах бывшего СССР более высокие климатические и логистические (транспортные) издержки — они даже выше, чем в Европе, не говоря уже о Китае.

Другой фактор — это конкуренция.

Конкуренция приводит к тому, что число производителей постоянно уменьшается, они укрупняются, упрощают и унифицируют производство, как следствие — сокращают персонал.

Производитель, получив конкурентные преимущества тем или иным способом (за счет местоположения, лучшей организации производства, конструктивных решений, за счет государственных субсидий или как-то еще) будет пользоваться этим, чтобы наращивать свое превосходство, увеличивать долю рынка и поглощать конкурентов.

Конкуренция производителей похожа на систему плей-офф в спорте, когда после каждого раунда половина участников выбывает из дальнейших соревнований. Но в спорте по окончании плей-офф начинается новый сезон, в котором все участники предыдущего розыгрыша могут играть снова, а в глобальной бизнес-системе сезонности нет, поглощение и банкротство практически необратимо и если какой-то производитель проиграл и выбыл из борьбы, то это уже навсегда, случаи воскрешения крайне редки.

Процесс сокращения числа производителей идет медленно и поэтому не очень заметно, но он идет постоянно. Порой транснациональная корпорация, поглотившая местного производителя, сохраняет его торговую марку и даже какую-то часть производства, поэтому покупателю может еще долгое время казаться, что ничего не изменилось.

К примеру, шоколадная фабрика Россия давно уже принадлежит корпорации Nestle, но на выпускаемой продукции остался логотип Россия и многим покупателям может казаться, что это по-прежнему российский производитель. Нет, это давно уже не российский производитель. Точнее не совсем российский.

То же самое можно сказать про АвтоВАЗ — этот завод перешел под контроль корпорации Рено-Ниссан и последняя модель — Lada Xray — собирается на платформе Рено Сандеро из импортных комплектующих. Поэтому завод АвтоВАЗ уже не совсем российский завод. И сам концерн Рено-Ниссан является примером объединения двух производителей из разных стран.

Подобные примеры можно приводить бесконечно. Производитель телефонов Nokia был поглощен корпорацией Microsoft. В 80-е годы с рынка был выбит крупный производитель вычислительной техники корпорация DEC. В 90-е годы исчез еще целый ряд производителей процессоров, которые не смогли конкурировать с Intel, но не потому, что их разработки были хуже технически — наоборот, они превосходили Intel с инженерной точки зрения, однако производственные и финансовые возможности Intel были так велики, что не позволили конкурентам закрепиться на рынке.

Сокращение числа производителей и их укрупнение ведет к закрытию заводов и сокращению персонала, потому что одному производителю не нужны заводы во всех странах — достаточно одного завода где-нибудь в Китае или в крайнем случае двух-трех заводов в нескольких регионах мира. Точно так же одному производителю не нужны конструкторские бюро в разных странах и городах — достаточно одного КБ где-нибудь в Калифорнии.

Растет автоматизация как производственных процессов, так и сферы услуг, торговли и транспорта.

Один цех современного завода может обслуживать один-два специалиста вместо нескольких десятков рабочих, работавших в аналогичном цехе сто лет назад. При этом производительность современного цеха, в котором работают автоматы, намного выше, чем аналогичного цеха столетней давности.

Автоматизация торговли ведет к тому, что сокращается число продавцов, потому что в интернет-магазинах покупатели сами выбирают товар, сами его оплачивают и от магазина требуется лишь обеспечить доставку. Доставка тоже постепенно автоматизируется, поэтому количество персонала, работающего в сфере торговли, неуклонно сокращается. Вместо десятка или даже сотни магазинов с продавцами, кассирами, бухгалтерами, товароведами, охранниками и грузчиками постепенно остается один интернет-магазин, персонал которого в конечном итоге в несколько раз меньше.

Автоматизация в сфере услуг сводится к тому, что многие виды услуг клиент может оказывать себе сам, купив то или иное оборудование и инструкцию по его использованию. А там, где без специалистов пока не обойтись — автоматизируется их работа, в результате чего один специалист может обслужить больше клиентов.

Автоматизируется даже транспорт — на смену множеству таксопарков приходят глобальные сервисы вроде Uber и национальные вроде Яндекс.Такси. Кроме этого, ведутся разработки автомобилей, которые смогут обходиться без водителей, поэтому со временем число профессиональных водителей тоже сократится.

Даже в сфере строительства растет производительность труда и появляются технологии, которые позволяют сократить число строителей, задействованных на объекте. Технология быстровозводимых каркасных домов позволяет бригаде из двух-трех человек построить больше строений, чем раньше строили десятеро. Разрабатываются «строительные принтеры», которые позволят печатать дома так же, как сейчас 3d-принтеры печатают различные предметы.

Это называется прогресс.

Прогресс сам по себе процесс позитивный, однако при существующей экономической системе, предполагающей конкуренцию и обязательное получение прибыли от любой деятельности, прогресс ведет к тому, что было описано изначально — к ситуации, когда более 90% населения будет лишено эффективной работы, а значит и достойной оплаты.

Сегодня в сельском хозяйстве Европы и США один работник обеспечивает продукцией от 50 до 100 человек. Это значит, что 2% населения может обеспечить сельхозпродукцией всех остальных.

Постепенно рост автоматизации и укрупнение производителей в результате конкурентной борьбы с выбыванием приведет к тому, что 2% населения планеты будут обеспечивать всех остальных любыми промышленными товарами, бытовой техникой и автомобилями.

Затем автоматизация в строительстве приведет к тому, что 2% населения сможет обеспечить всех жильем. Затем автоматизация торговли приведет к тому, что 2% населения будут обслуживать продажу и доставку всех существующих товаров. И автоматизация сферы услуг приведет к тому, что 2% населения будут обеспечивать все остальное.

Один фермер будет обеспечивать сельхозпродукцией от 100 человек и больше, один строитель будет обеспечивать жильем от 100 человек и больше, один администратор интернет-магазина будет обслуживать больше 100 покупателей. Один учитель будет учить больше 100 человек по дистанционной системе, один доктор будет лечить больше 100 человек и так далее.

Так и получится, что примерно 500 миллионов человек, возможно даже меньше, сможет обеспечить весь мир всеми основными продуктами и услугами.

Возникает вопрос: чем 7 миллиардов человек будут платить за те самые товары и услуги, которые производит для них 500 миллионов человек?

Если 90% населения окажется вне сферы производства товаров и услуг, то кто и за что будет платить этому населению деньги, чтобы оно могло покупать производимые товары и услуги?

Если все или почти все товары и услуги будет производить 10% населения планеты, либо автоматика, созданная этими же самыми десятью процентами населения — значит все или почти все деньги будут у тех же 10% населения, которые участвуют в эффективном производстве товаров и услуг.

Фактически 10% населения будут производить абсолютное большинство товаров и услуг и обмениваться ими между собой, а остальные 90% будут получать пособия и гуманитарную помощь, размер которой будет зависеть от доброты и щедрости местного правительства.

Именно к этому движется (катится, ползет, дрейфует) мир, живущий в рыночно-капиталистической парадигме, которая предполагает обязательное получение прибыли и конкурентную борьбу, критерием которой является та же самая прибыль и которая приводит к необратимому выбыванию игроков и сокращению числа производителей товаров и услуг в глобальном масштабе.

Однако при сокращении эффективно задействованного в производстве населения будет сокращаться и число платежеспособных покупателей, которые могут приносить производителям дальнейшую прибыль. Какое-то время система будет жить за счет сокращения числа производителей, но в конце-концов их останется так мало, что сокращать будет уже некуда и получать дальнейшую прибыль за счет уничтожения конкурентов станет невозможно.

Когда капиталистическая система достигнет дна, она не сможет дальше существовать, потому что будет утрачена возможность получать прибыль в рамках прежней модели.

Прибыль можно будет получать только виртуально, на уровне манипуляций цифрами, но реальной прибыли уже не будет.

Без прибыли нельзя будет выплачивать дивиденды акционерам и это приведет к тому, что акции обесценятся. Без прибыли нельзя будет платить проценты по кредитам и коммерческие банки обанкротятся из-за невозвратов старых кредитов и невозможности компенсировать убытки выдачей новых кредитов — их просто некому станет выдавать. Станет невозможна инвестиционная деятельность в ее современном виде.

Капиталистическая система выродится, коллапсирует.

На смену капиталистической системе придет другая, которая сможет обеспечить население планеты эффективной и продуктивной работой, а также справедливым распределением производимых товаров и услуг.

На смену капиталистической системе придет такая, которая не требует обязательного получения прибыли с необратимым выбыванием тех, кто не может выполнить это условие. В новой системе не будет места ссудному проценту и финансовому капитализму.

В новой системе будет действовать принцип от каждого по способностям, каждому будет предоставлена возможность свободно трудиться и каждому будет обеспечен достойный уровень жизни.

Что это будет за система — вы наверное уже догадались.

Это значит, что мир движется (катится, ползет, дрейфует) к мировой революции, о которой сто лет назад говорили большевики, но которая не могла случиться сто лет назад ввиду того, что капиталистическая система сто лет назад еще не изжила себя, наоборот — она была на подъеме и только сейчас подходит к моменту своего вырождения.

Этот момент на самом деле не так далек, потому что многие страны уже достигли днища капитализма или приблизились к нему. России до этого днища остались считанные годы «развития», Европа и США примерно на полпути — там около половины населения уже лишены эффективной работы и процент нищих ненамного меньше, чем в России.

Центробанк Японии уже понизил ключевую ставку до отрицательных значений, ключевая ставка ЕЦБ достигла нуля, ключевая ставка ФРС приближается к нулю — это значит, что банковская система уже перестала генерировать прибыль. Нулевая ключевая ставка — это фактически конец ссудного процента на высшем банковском уровне.

Очень показателен финансовый кризис 2008 года — он является результатом того, что строительный рынок в США достиг предела возможностей по извлечению прибыли и рост доходности прекратился, прибыль стала виртуальной и привела к возникновению так называемого пузыря.

Кризис 2008 года был мини-коллапсом капиталистической системы в ограниченном масштабе.

Впереди — глобальный коллапс.

Мир движется к глобальному и неразрешимому кризису перепроизводства, коллапсу банковской, финансовой и капиталистической системы в целом, за которым последует мировая экономическая революция. А вслед за экономической революцией случится и политическая, потому что политика — надстройка над экономикой.

Как скоро это случится — предсказать очень сложно, потому что мир очень большой и поэтому дрейфует к днищу капитализма довольно медленно.

Но учитывая, что капиталистическая система уже прошла пик своего развития и многие страны уже скатились на дно, либо достигнут его в ближайшие годы — ждать осталось не очень долго. Ключевая ставка центробанков развитых стран, достигшая или приближающаяся к нулю, тоже говорит о том, что коллапс не слишком далеко.

Однако ввиду большого масштаба всей системы период ее упадка и даже сам процесс коллапса и революции может растянуться на многие годы и случиться не за один раз.

Прежде, чем исчезнуть насовсем, капиталистическая система еще будет биться в конвульсиях, которые могут принимать формы финансовых кризисов, вооруженных конфликтов, государственных переворотов и даже мировой войны.

Вот ко всему этому и движется (катится, сползает, дрейфует — как угодно) наш многострадальный мир вместе с Россией. В определенном смысле даже во главе с ней, потому что среди всех европейских стран Россия катится одной из первых, лишь немного отставая от Украины.

Мир бодро катился в тар-тарары – в этом многие были просто уверены.

Тар-тарары – это такое страшное ме­сто, где никто не был, но все знают, что если уж туда кто-то попал, то совсем и навсегда. Вот туда и катился мир.

Вы спросите, почему он катился имен­но в тар-тарары, а не в какое-то более приятное место? Так это же очевидно: потому что слишком многие люди в это поверили. Да и как не поверить, если тебе со всех сторон нашептывают, говорят, кричат: «Мир катится в тар­тарары!».

– Наступает Конец Света! – неслось из газет, журналов, с экранов, и многие в это поверили.

– Апокалипсис не за горами! – провоз­глашали пророки, и многие верили, что да, не за горами, буквально вон за той многоэтажкой, притаился и только ждет сигнала.

– Будет Третья мировая война! – обе­щали другие, и у них находились по­следователи, верящие, что этого ну уж никак не избежать.

– Куда катится мир? – переговарива­лись старушки, глядя на молодежь, – руки в тату, носы в пирсинге, волосы в три цвета крашены…

– Куда катится мир? – ахали покупате­ли, глядя на цены, которые со вчера выросли, как будто их всю ночь из ле­ечки удобрением поливали.

– Куда катится мир? – вздыхали пенсио­неры, пряча в кошельки пенсии, кото­рые, конечно, тоже росли, но за цена­ми угнаться стабильно не могли.

– Куда катится мир? – ужасались ро­дители, отчаявшись оторвать детей от компьютеров и выгнать погулять, или хоть книжку почитать, что ли.

– Куда катится мир? – горестно вопро­шал депутат, глядя из-за тонированно­го стекла служебной машины на двух
бомжей, дерущихся из-за пустой бу­тылки.

А мир тем временем, нерешительно покачавшись, силой мысли многих людей был направлен. куда? – пра­вильно, в тар-тарары! Тут ведь главное первоначальное ускорение придать, а там дело само пойдет.

И тут откуда ни возьмись появилась девочка, которая встала у катящегося в тар-тарары мира на пути. Он, конечно, мог ее смять и раздавить, но не стал, потому что очень удивился. А девочка взялась за мир руками, уперлась в зем­лю ногами и стала толкать его совсем в другую сторону.

– Детка, что ты делаешь? – спросили ее.

– Я качу мир! – сообщила девочка.

– В Счастливое Будущее. Туда, где солн­це, радость, цветы и Большая Детская Площадка, Где Все Для Всех Всегда Есть.

– Ах, какое же ты забавное дитя! – снис­ходительно засмеялись взрослые. – Придумала какое-то Счастливое Буду­щее. Всем известно, что мир катится в тар-тарары!

– А мне неизвестно! – упрямо сказала де­вочка. – Мой мир катится в совершенно противоположную сторону! И я все равно его буду туда катить!

– Ну, кати-кати, — разрешили взрослые. – Поиграй хоть напоследок.

– А я тоже буду катить мир в Счастливое

Будущее! – заявил маленький мальчик. – Хочу туда, где Детская Площадка!

И он, невзирая на протесты своих ро­дителей, встал рядом с девочкой и стал толкать мир. И другие дети следом за ним побежали, всем захотелось на Детскую Площадку.

– Да ладно, надо помочь мелюзге, — ле­ниво бросил своей компании рэпер в жутких шароварах и поплевал на ладони, примериваясь к миру. И вся его компа­ния тоже поплевала на ладони и встала рядышком с ним.

– Не бросим же мы нашего малыша? – спросили друг друга родители мальчика и встали слева и справа от сына.

И еще нашлись взрослые, которым вдруг захотелось отложить на время свои Очень Важные Дела и присоединиться. Ну, хотя бы попробовать!».

И мир вздрогнул и стронулся с места. Не в тар-тарары, а совсем в другом направ­лении. Потому что миру, в принципе, все равно, куда катиться, куда толкают – туда и катится.

– Куда катится мир? – спрашивают друг друга те, кто все еще сидит на лавочках, на диванах и у телевизоров.

А те, кто катит, ничего не отвечают. Неког­да им отвечать – дело делать надо. Ну их, эти самые тар-тарары, еще неизвестно, что там. А вот Счастливое Будущее – дру­гое дело, туда и мир катить приятно. Осо­бенно если всем миром!

Аналитики Deutsche Bank убеждены, что через 15 лет Китай и Индия войдут в тройку ведущих мировых держав. В частности, Китай, по мнению авторов, займет нишу «всемирного сборочного цеха» и превратится во вторую по значимости супердержаву. Третье место достанется Индии. Правда, для этого ей потребуется более агрессивно проводить реформы, отмечают в Deutsche Bank. «Продолжение реформ позволит Индии оставаться на высоких показателях роста — на уровне 6 % ежегодно в следующие 10-15 лет. Если бы реформы проводились более настойчиво, то реальный рост валового внутреннего продукта мог бы достигнуть 7-8 %», — заявил Норберт Вальтер на семинаре индийско-немецкой Торговой палаты.

Вместе с тем роль объединенной Европы будет и дальше снижаться, говорится в исследовании. Более того, в нем самоуничижительно утверждается, что экономики некоторых стран Евросоюза, включая Францию и Германию, окончательно потеряют свои позиции в мире.

Темпы развития Испании и Ирландии благодаря открытости их рынков будут опережать среднеевропейские. Кроме того, позитивным фактором в развитии этих стран станет динамизм инвесторов, благоприятные демографические перспективы и сбалансированная иммиграционная политика.

В политическом плане эксперты пришли к выводу о том, что европейским государствам необходимо разработать такую структурно-политическую систему, которая стала бы гарантом их дальнейшей интеграции. Для того чтобы преодолеть негативные тенденции, необходимы глубокие изменения — как в экономической инфраструктуре, так и в социальной системе европейских стран.

Неизвестно, было ли что-нибудь в исследовании Deutsche Bank о судьбе России. Когда нам удастся ознакомится с оригиналом доклада, мы обязательно проинформируем об этом наших читателей.

Нельзя не отметить, что исследование Deutsche Bank идет вразрез с прогнозом, разработанным в другом известном европейском аналитическом центре Европы. Напомним, в марте этого года инвестгруппа обнародовала своего главного экономиста о будущем мировой экономики — в том числе и российской. О»Нил – это легендарный экономист, который прославился на весь мир после того, как сбылся главный прогноз его жизни – обвал доллара по отношению к евро.

По мнению О»Нила, к 2050г. по уровню жизни Россия обгонит Италию и Германию, а по валовому внутреннему продукту — еще и Францию с Великобританией.
О»Нил считает, что по совокупному долларовому ВВП четыре развивающиеся страны — Китай, Бразилия, Россия и Индия, которые эксперт объединил в акроним BRIC (Brazil — Russia — India — China), опередят к середине столетия шестерку крупнейших индустриальных государств мира.

«К 2050 г., по нашим оценкам, совокупный ВВП четырех стран BRIC превзойдет совокупный ВВП стран G6 (“большая семерка” без Канады). Китай может обогнать США еще раньше, к 2040 г. Индия может обогнать Японию к 2035 г., а Россия любую западноевропейскую страну — к 2030 г.», — считает О»Нил.

Быстрее всего, по мнению Джима О»Нила, будет расти удельный вес экономик стран BRIC в энергетическом секторе: уже в ближайшие 15 лет они обгонят ЕС и США по потреблению энергии. Чуть дольше будет расти удельный вес этих стран на мировом рынке автомобилей: на лидирующие позиции в мире они выйдут в 2025-2030 гг. Доля “четверки” в мировом рынке капитала тоже может быть весьма велика, но это зависит от того, какую политику будут проводить правительства стран BRIC.

Джим О»Нил больше не считает США локомотивом экономического роста. Он считает, что сейчас в качестве стабильного ускорителя мировой экономики куда более значительную роль играют Китай и другие страны BRIC, которые в 2003-2004 гг. обеспечили 40-50% прироста мировой экономики.

Противоположная мысль о судьбе России содержится в долгосрочном стратегическом прогнозе мирового развития на 2020 год, сделанном ЦРУ. Согласно этим данным, Россия к 2020г. может войти в число стран со стремительно растущей экономикой, но не сумеет стать ведущей экономической державой. В докладе отмечается, что Россия войдет в число таких стран, как Бразилия, ЮАР и Индонезия, где экономика будет расти быстрыми темпами, но при этом будет сильно отставать от мировых лидеров — Китая и США.

По мнению авторов «Проекта-2020», Россия не сможет войти в число экономических супердержав из-за хронической неспособности страны решить множество социальных проблем: в частности, переломить неблагоприятную демографическую ситуацию, распространение СПИДа, а также из-за замедления демократических преобразований. Серьезной угрозой для благополучного развития России будут оставаться организованная преступность и исламский терроризм.

Однако эти проблемы отчасти будут нивелированы способностью России «изменить вектор экономической мощи». В докладе указывается, что причиной этого будет статус России как ведущего поставщика энергоносителей: Россия может покрыть треть энергетических потребностей Европы. При этом экспорт энергоносителей станет важной составляющей внешней политики России.

В докладе также прогнозируется масштабная, но не выходящая из-под контроля миграция из Центральной Азии в Россию: до миллиона человек в год могут перебираться в Россию, снижая социальную напряженность в Азии и восполняя нехватку в России рабочей силы из-за старения населения страны.

Отдел экономики

Многие говорят: куда катится мир, задумайтесь , но ведь мы сами создаем этот мир своими мыслями, желаниями и поступками. Если вы недовольны чем-то, то перекладываете всю ответственность на кого-то другого. Таким образом, вы отдаете свою судьбу и будущее другим людям, которые с радостью сделают все для своей пользы, а не для вашей. Если хотите изменить мир к лучшему – начните с себя.

В статье вы узнаете, куда и почему катится мир , задумайтесь, так как многие бояться ответственности, особенно за свою жизнь. Человеку проще обвинить в своих бедах кого-то другого, но только не себя. Только тогда, когда человек начнет нести ответственность за свою жизнь и за свое будущее, он сможет изменить мир вокруг себя и стать лучше, успешнеесчастливее.

Эгоизм

Основной причиной, почему многие говорят: куда катится мир , задумайтесь, является эгоизм. Люди привыкли все делить и присваивать, встречаться только из-за выгоды и делать все, что принесет счастье и успех себе, а не окружающим. Но когда люди научаться контролировать себя, управлять своей судьбой и делиться с окружающими, мир измениться в лучшую сторону. Чтобы помогать ближнему человеку, не обязательно быть богатым, успешным или умным человеком. Нужно просто проявлять любовь к ближнему и стараться помочь тем, кто не в состоянии помочь себе.

Человек не может жить счастливо и успешно, когда его окружают несчастные, бедные и беспомощные люди. Поэтому чтобы стать счастливым, нужно помогать не только себе, своей семье, но и всем людям, которые вас окружают и встречаются вам на пути в жизни.

Начните с перестройки своих мыслей, обратитесь к психологам, которые помогут сконцентрироваться на главном и выбросить из своей головы ненужный мусор, мешающий думать и развиваться. Цели, создают правильные мысли и желания, а мысли и желания, создают наши действия, поступки и судьбу в целом. Измените, свои мысли в нужном для вас и окружающих направлении, тогда мы сможем управлять миром только взаимными чувствами, эмоциями и мыслями.

Куда катится мир? Австралийский профессор, именитый эпидемиолог Франк Феннер заявил, что мировое сообщество не доживет до XXII века. Причина в том, что древние общества людей отличались повышенной стабильностью, а сегодняшняя глобальная цивилизация — нет. По мнению Феннера, основную угрозу существованию человечества представляют безудержное потребление, резкий рост численности населения земли, быстрое изменение климата в связи с глобальным потеплением.

Куда катится мир ? Для подавляющего большинства сидящих на уютных диванах обывателей этот вопрос покажется странным. Разве с миром что-то не так? Ведь у нас есть работа с перспективой карьерного роста; семья, которую вполне получается обеспечить; банк готов нам предоставить кредит на автомобиль и на ближайшее будущее построены вполне определенные планы. Казалось бы, откуда взяться такой опасности, которая может угрожать сразу всему миру? Все очаги напряженности, будь то Ближний Восток или Корейский полуостров, находятся где-то далеко и не влияют на нашу повседневную жизнь. Конфликты в этих регионах длятся годами и мы уже привыкли к новостям об очередных жертвах или об очередном политическом кризисе. Даже охлаждение отношений России и Запада не выглядит чем-то фатальным, ведь мы это уже все проходили не раз и не два.
Настоящая опасность едва различима на фоне относительного достатка и безопасности. Разве вызывает у кого-нибудь тревогу тот факт, что современное общество является «обществом потребления»? Пожалуй об этом задумываются лишь единицы. Мы уже смирились с тем, что жизнь на уровне «потребляй — испражняйся — размножайся» является нормой. Мы думаем о том, как следовать моде, как вкусно поесть, как не пропустить веселое мероприятие и как не умереть с похмелья. А ведь в будущем человечество ждут серьезные испытания и кому-то придется их преодолевать. Будем ли мы к этому готовы? Пригодятся ли для выживания в трудный период наши способности «потреблять»? Например когда мир столкнется с дефицитом энергоресурсов…

Куда катится мир

Ведь ресурсы на планете стремительно истощаются, тогда как альтернативных источников энергии либо недостаточно, либо они являются слишком опасными. Или когда под окнами наших домов прогремят взрывы, раздадутся выстрелы, а толпы молодчиков будут призывать к убийству христиан, мусульман или иудеев… Ведь религиозный фанатизм захватывает умы все большего числа людей, конфликты на религиозной почве стали обыденностью на Ближнем Востоке, в Азии, Африке. Самым страшным в истории человечества может стать тот день, когда начнется открытое противостояние христианского и исламского миров. А что мы будем делать, когда наметившееся глобальное потепление и последующее поднятие уровня мирового океана, подведет мир к черте, за которой жизненное пространство станет дефицитом? Это повлечет за собой новый передел мира со всеми вытекающими отсюда последствиями, включая . Предлагаю вкратце рассмотреть эти угрозы и выяснить, куда катится мир .

Часть 1 — Общество потребления — Игра по правилам

Первая часть статьи называется «Общество потребления». Здесь мы выясним — к чему оно, а соответственно и весь мир, катится . Многие из нас считают себя свободными людьми, принимающими самостоятельные решения в собственных интересах. Мы уверены, что покупаем именно то, что нам нравится и пользуемся услугами более всего удовлетворяющими нашим интересам…

Часть 2 — Куда скатится мир без нефти и газа

Вторая часть называется «Мир без нефти и газа». Главный ресурс, благодаря которому только и стала возможной современная цивилизация — нефть, стремительно истощается. Эксперты во всем мире пытаются выяснить — на сколько лет хватит нефти мировому сообществу? Например, по некоторым оценкам, при текущих объемах доказанных запасов человечеству хватит нефти не более чем на 50 лет…

Часть 3 — Религиозный фанатизм — болезнь человечества

Третья часть статьи называется «Религиозный фанатизм». Этот пережиток прошлого, во все времена приносящий человечеству только боль и страдание, еще соберет свою кровавую жатву. Рано или поздно он станет причиной настоящего конца света — одной из самых кровопролитных войн, в результате которой погибнет большая часть человечества…

Добро пожаловать в 2030 год: три видения того, как мир может выглядеть через десять лет

Добро пожаловать в 2030 год

Три видения того, как мир может выглядеть через десять лет

Автор Мэтью Берроуз и Анка Агачи

Пандемии часто оказывались поворотными моментами в истории. Черная смерть 1300-х годов помогла подорвать феодализм, а некоторые считают испанский грипп склонил чашу весов в пользу дела союзников в последние дни Первой мировой войны. Тем не менее, текущий был меньше разрушитель , чем ускоритель тенденций, которые уже разрушали ткань международной системы после окончания холодной войны задолго до вспышки SARS-CoV-2.

За два изнурительных года пандемии кажется, что мы уже все это видели. Но, может быть, мы просто еще ничего не видели. Многие из воздействий COVID-19 на человеческую цивилизацию двадцать первого века, по сути, еще не видны. Большая часть незападного мира все еще ждет достаточного количества вакцин, и последствия экономического спада, вызванного пандемией, будут проявляться в течение многих лет, как и последствия глобального финансового кризиса 2008 года. Между тем китайско-американская враждебность, усугубляемая кризисом в области общественного здравоохранения, вызывает призрак крупномасштабного конфликта после десятилетий относительного мира между самыми могущественными государствами мира. Также терпит серьезные и чрезвычайно серьезные неудачи: марш глобализации и многосторонняя архитектура, разработанная после Второй мировой войны для поддержания мира.

Так что же ждет впереди? Вплоть до 2020-х годов COVID-19 бросит длинную тень на сообщества, рабочие места, рынки, поля сражений и переговорные комнаты. Но даже если центробежные силы, толкающие мир от многосторонности к многополярности, ускоряются, будущее не определено. Мы, люди, можем влиять на его формирование.

Здесь, основываясь на нашей работе по стратегическому прогнозированию и анализу глобальных тенденций в разведывательном сообществе США и за пределами правительства, мы представляем себе три альтернативных мира в 2030 году. Намерение состоит не в том, чтобы предсказать, что будет дальше, а в том, чтобы выделить факторы, которые могут вести мир в том или ином направлении и, таким образом, предоставлять информацию, которая может побудить стратегов подготовиться к возможным вызовам, спланировать потенциальные возможности и стремиться к более светлому будущему, принимая разумные решения в настоящем. Вместо хрустального шара мы предлагаем порталы в разные вселенные.

Сценарии в этом десятилетнем прогнозе основаны на десяти важных тенденциях, описанных ниже, которые уже трансформируют сегодняшний мир и, вероятно, будут формировать мир через десять лет.

Десять тенденций, формирующих современный и будущий мир

1. Чудо вакцины — и предостережение

Разработка вакцин против COVID-19 была удивительно быстрой, причем наиболее уязвимые к вирусу вакцины находились в богатых странах привиты в течение года после начала пандемии. Если бы разработка и распространение вакцины шли медленнее, число погибших от болезни сейчас было бы в несколько раз выше. Однако трагедия заключается в том, что в более бедных странах по-прежнему не хватает вакцин; хотя незначительное большинство населения мира в настоящее время получило хотя бы одну дозу, охват остается крайне неравномерным; в Африке, например, по состоянию на декабрь менее 12 процентов населения получили хотя бы одну дозу. Чем дольше значительная часть населения мира остается непривитой, тем выше риск появления более заразных вариантов, таких как Дельта и Омикрон.

Если бы не вакцины, глобальная рецессия могла бы стать гораздо более глубокой. Западные страны влезли бы в большие долги, чтобы покрыть расходы на здравоохранение и безработицу, и им пришлось бы прилагать больше усилий, чтобы выйти из кризиса. Всемирный банк ожидает, что экономический рост в странах с развитой экономикой в ​​2021 году будет почти в два раза быстрее, чем после Великой рецессии. Тот факт, что многие западные политики были вовлечены или внимательно наблюдали за реакцией на мировой финансовый кризис, был преимуществом: они настаивали на более высоких стимулах, чем в 2008–2009 годах..

Принесет ли нынешний кризис такую ​​же мудрость для последующих? Масштабы этой пандемии, сравнимой разве что с испанским гриппом столетней давности, не должны убаюкивать мир, думая, что в ближайшем будущем не возникнет еще одна. Существует опасность упустить эту возможность повысить глобальную устойчивость, особенно для тех, у кого нет средств, чтобы пережить такие бедствия. Будут ли извлечены уроки из несправедливого распределения вакцин? Получит ли развивающийся мир производственные мощности, чтобы в следующий раз обеспечить более быстрое распространение вакцин? В борьбе с вакцинами не должно быть «проигравших». Однако кто хочет поспорить, что развитые страны усвоили этот урок или осознали долгосрочный ущерб, уже нанесенный их репутации в остальном мире?

2. Технологический обоюдоострый меч

Если наука вышла из пандемии победителем, то технологии оказались на втором месте. Без компьютеров и связи блокировки могли бы остановить большую часть экономической деятельности. Руководителей удивила продуктивность удаленной работы. Однако некоторые виды работ нельзя было перенести в онлайн. Те, кто работал в сфере обслуживания, в том числе многие этнические и расовые меньшинства, не могли оставаться дома и, таким образом, несоразмерно пострадали от COVID-19.кризис.

Будущее работы будет смешанным, с личным и удаленным аспектами. Хотя удаленная работа существует уже несколько десятилетий, потребовалось преобразующее событие, чтобы вызвать смену парадигмы. В той мере, в какой работники могут извлечь выгоду из более гибкого режима работы, это может стать положительным моментом для удержания большего числа людей на рынке труда, помогая убедить работающих матерей (на которых непропорционально сильно повлияли экономические последствия пандемии) вернуться на работу, а пожилых людей вернуться на работу. оставаться на работе. Но другие проблемы, в том числе долгосрочная нестабильность работы по мере развития автоматизации, предложат больше тестов, но мало простых решений.

3. А вот и деглобализация

Развивающийся мир утратил многие преимущества глобализации — по крайней мере, на данный момент. Значительная часть некогда растущего мирового среднего класса снова скатилась в нищету в результате пандемии и ее экономических последствий, что, возможно, свело на нет самое большое достижение человечества за последние десятилетия. Без целенаправленных политических вмешательств мир близок к возвращению к миру с двумя скоростями, состоящему из «имущих» и «неимущих». Поскольку пандемия все еще бушует в развивающихся странах, полный масштаб ущерба для этого нового глобального среднего класса остается неизвестным. Некоторые страны наберутся сил, преодолев вызовы, связанные с пандемией, но самые слабые, вероятно, столкнутся с растущей политической нестабильностью и даже несостоятельностью государства.

Для многих бедных стран восстановление после дислокаций деглобализации еще больше осложняется другими проблемами. Например, возросла угроза продовольственных кризисов для стран, страдающих от хронических конфликтов, а также возросла нагрузка, вызванная пандемией и глобальным экономическим спадом. По оценкам, в 2020 году не менее 155 миллионов человек в 55 странах и территориях столкнутся с серьезной или худшей угрозой нехватки продовольствия (примерно на двадцать миллионов человек больше, чем в 2019 году) из-за катастрофических условий в таких странах, как Афганистан, Йемен, Буркина-Фасо. , Южный Судан и Демократическая Республика Конго.

Еще одним вызовом в преодолении последствий деглобализации является изменение климата. По данным Экономической комиссии для Африки, валовой внутренний продукт Африки, например, может сократиться на 15 процентов к 2030 году в результате стихийных бедствий, связанных с климатом, и расходов на усилия по адаптации к глобальному потеплению. Африканские лидеры, стремящиеся преодолеть эти проблемы, могут воспользоваться возможностями торговли и экономических реформ. Африканская континентальная зона свободной торговли официально начала торговлю 1 января 2021 года, и, по оценкам, либерализация торговли может увеличить реальный доход африканских стран на 450 миллиардов долларов к 2035 году. Такое развитие событий может смягчить ущерб, нанесенный COVID-19.и помочь ускорить восстановление экономики континента после пандемии.

4. Углубление бытовых неурядиц

Сегодня наблюдается усиление неравенства не только между развитыми и развивающимися странами, но и внутри самих многих из этих стран. Это второй крупный глобальный экономический кризис за немногим более десяти лет, ударивший по тем, кто уже потерпел неудачу в построении своей карьеры или кто только недавно оправился от финансового кризиса 2008 года. В Соединенных Штатах, например, многие женщины оставили работу во время пандемии, чтобы заботиться о своих детях, когда детские сады закрылись, а школы перешли на дистанционное обучение, в то время как этнические и расовые меньшинства продолжали страдать от более высокого уровня безработицы, чем работающее население, поскольку целое.

В странах с развитой экономикой относительно быстрое восстановление является обнадеживающим признаком для тех, кто экономически пострадал от пандемии. Тем не менее, будущее работы останется неспокойным, особенно для неквалифицированных и полуквалифицированных работников. Пандемия побудила работодателей в некоторых отраслях больше инвестировать в робототехнику и автоматизацию, а не в набор и обучение работников. На самом деле, даже до кризиса с коронавирусом было много прогнозов о том, что грядет большая автоматизация. Эта практика может теперь ускориться, еще больше увеличивая неравенство и отсутствие гарантий занятости.

Интернет и социальные сети, столь важные для поддержания экономической активности, также высвободили силы, угрожающие демократии. С одной стороны, новые цифровые платформы поддерживают свободу выражения мнений, предлагают новые возможности для демократического участия и предоставляют доступ к разнообразной информации. Для авторитарных лидеров распространение информационных и коммуникационных технологий может быть угрозой, поскольку предоставляет гражданам мощные инструменты для мобилизации против режима. С другой стороны, новые технологические платформы порождают информационные пузыри и поляризацию, повышают эффективность дезинформации и дезинформации и способствуют культуре дебатов без согласия. Разжигание ненависти и теории заговора представляют все большую опасность для гражданского доверия и демократического политического порядка. В демократиях экстремистские и популистские партии смогли извлечь выгоду из этой динамики. Эти технологии также позволяют корпоративным и государственным организациям использовать новые мощные формы наблюдения и манипулирования информацией.

Технологические компании выступают против правительственных мер по решению этих проблем, которые противоречат их бизнес-моделям, в то время как сами правительства беспокоятся о влиянии таких мер на инновации и национальную конкурентоспособность. В связи с тем, что в западных странах появляется все больше нормативных актов, направленных на предотвращение причинения вреда детям и более эффективную защиту конфиденциальности, насущный вопрос заключается в том, как сбалансировать эти потенциально противоречивые цели.

5. Встречайте Новый Мировой Порядок 2.0

Пандемия могла стать катализатором возрождения глобального сотрудничества, но вместо этого она показала, насколько изношены многосторонние структуры мира. Это в значительной степени оказалось временем, когда национальное государство взяло на себя ответственность, поскольку страны закрыли границы, ввели карантин и заботились о своих интересах.

Учитывая, сколько взаимного недоверия посеяла пандемия между Китаем и Западом, им будет трудно прийти к консенсусу по реформированию Всемирной организации здравоохранения. Такое же недоверие наблюдается и в других международных институтах. Совет Безопасности ООН был парализован из-за того, что Россия и Китай совместно используют свое право вето. Хотя администрация Байдена вновь подтвердила приверженность Соединенных Штатов Парижскому соглашению по климату, ей еще предстоит продвинуться вперед в усилиях европейских стран по реформированию Всемирной торговой организации, которая имеет решающее значение для функционирования торговой системы, основанной на правилах. Мы живем в эпоху многополярности без многосторонности.

После окончания «холодной войны» Джорджа Буша-старшего. Администрация Буша говорила о «новом мировом порядке». Он предусматривал возврат к первоначальной концепции многостороннего глобального порядка после Второй мировой войны, который так и не сформировался из-за разногласий между Советским Союзом и Соединенными Штатами. В таком мире, как считалось в то время, страны будут сотрудничать для решения общих проблем и стремиться к западным ценностям, таким как демократия и либеральные рынки.

Три десятилетия спустя маятник качнулся в другую сторону. Напряженность между Китаем и США делает возможным военный конфликт между великими державами впервые после окончания холодной войны. Администрация Байдена решила не обращать вспять и даже не умерять растущую враждебность США по отношению к Китаю, которая была отличительной чертой администрации Трампа. Тем временем Китай спешит заявить о своих предполагаемых правах великой державы, преисполненный решимости поставить под сомнение любые претензии США на непревзойденное мировое лидерство.

За внешней тревогой США скрываются страхи перед миром, в котором Китай вытеснит Соединенные Штаты в качестве доминирующего политического и экономического игрока. По словам президента Джо Байдена, у Китая есть «общая цель — стать ведущей страной в мире, самой богатой страной в мире и самой могущественной страной в мире. Этого не произойдет в мои часы».

Китай, вероятно, обгонит Соединенные Штаты в конце этого десятилетия или в начале следующего и станет крупнейшей экономикой мира по рыночной стоимости. По данным Pew Research Center, большинство европейцев считают, что Китай уже является доминирующим экономическим игроком. Но американское общество не готово признать эту исключительную позицию, которая предполагает, что, как только сдвиг произойдет, он нанесет психологический удар американцам, что приведет к выбиванию ковра из-под «исключительной» судьбы нации. Также поразительным в опросе Pew является то, что ни возраст, ни принадлежность к политической партии не были важным фактором в том, имело ли американское общество неблагоприятное отношение к Китаю, что усиливало ощущение объединенной Америки, вовлеченной в соревнование с Китаем, в котором предполагаемое поражение было бы остро ощущаться. Для европейцев, которые некоторое время назад потеряли империи, идея о том, что Соединенные Штаты будут защищены от относительного экономического спада, кажется нереалистичной.

Соединенные Штаты и Китай вполне могут найти прагматичную основу для сотрудничества по избранным взаимным интересам. Значительные успехи — например, повестка дня Хельсинкских соглашений в области прав человека и соглашения о контроле над вооружениями — были достигнуты во время холодной войны, когда это устраивало Вашингтон и Москву. Не следует отбрасывать такие возможности. Тем не менее, шансы на то, что лидеры США и Китая будут сотрудничать в построении более многостороннего мира, выглядят призрачными, по крайней мере, в течение следующего десятилетия.

Байден надеется установить демократический порядок с союзниками и партнерами США, за исключением Китая, России и других авторитарных стран. В большинстве глобальных проблем это было бы неосуществимо и, возможно, опасно. Версальское мирное урегулирование после Первой мировой войны игнорировало Советский Союз и Германию, что имело катастрофические последствия. Жизнеспособный глобальный порядок невозможен без участия всех крупных держав, включая Россию и Китай.

Китай не имеет в виду какой-либо многосторонний план глобального порядка и не хочет, чтобы разработанные Западом глобальные институты устанавливали правила международных отношений. Китайские лидеры знают, что прорыв страны в мировую державу наравне с Соединенными Штатами не будет гладким. Чего хочет Китай, так это мира, который не будет препятствовать его государственному капитализму и авторитарному правлению. Как восходящая держава и бывшая жертва колониальной эксплуатации в девятнадцатом и начале двадцатого веков, Китай чувствителен к любым предполагаемым ограничениям своего суверенитета, полагая, что его статус великой державы дает ему право на региональное, если не глобальное влияние. Китайские лидеры хотят найти способы обойти (и, возможно, со временем даже вытеснить) Соединенные Штаты, которые использовали сеть многосторонних институтов для закрепления своей глобальной власти.

6. Изменение климата: там, где некоторая китайско-американская конкуренция может быть полезной

Даже в таких вопросах, как изменение климата, где у Китая и Соединенных Штатов очевидные общие интересы, сотрудничество и конкуренция, вероятно, будут иметь место. На самом деле это может быть лучшим исходом.

Байден говорил о том, что Соединенные Штаты производят необходимые технологии для борьбы с изменением климата, однако, как Financial Times отмечает, что Китай «доминирует в поиске, производстве и переработке ключевых полезных ископаемых для чистой энергии во всем мире» и является мировым лидером в производстве чистых технологий. Он контролирует около 70 процентов металлов литий-ионных аккумуляторов и перерабатывает 90 процентов редкоземельных элементов, используемых в высокотехнологичных системах вооружения и оффшорных ветряных турбинах, при этом изготавливая три четверти солнечных панелей планеты, согласно статье. Если Соединенные Штаты введут тарифы или санкции против китайских технологий, связанных с климатом, подобно тому, как они пытались бороться с китайской телекоммуникационной компанией Huawei, то глобальная борьба с изменением климата пострадает. В то же время Китай является вопиющим источником выбросов парниковых газов и с трудом отказывается от угля, несмотря на свои обещания сделать это. Для всех развивающихся стран, включая Китай и Индию, выбор между ростом, подпитываемым дешевым, грязным топливом, и более дорогими экологически чистыми источниками энергии является сложной задачей. Соединенным Штатам и Европейскому союзу придется использовать кнут и пряник, чтобы заставить Китай, другие развивающиеся страны и, возможно, даже некоторые союзные страны с развитой экономикой, такие как Австралия, сократить потребление грязного топлива, если мир хочет достичь и ускорить свой график сокращения выбросов углерода. нейтральный мир.

Изменение климата — слишком важная глобальная проблема, чтобы подвергать ее опасности соперничество между Китаем и США, но было бы наивно полагать, что ни одна из сторон не ухватится за этот вопрос, чтобы получить преимущество перед другой. Некоторая торговля лошадьми между Пекином и Вашингтоном неизбежно должна произойти, если они хотят достичь своих климатических целей. Китайско-американское соперничество за то, какая страна является мировым лидером в борьбе с изменением климата, может быть даже полезным, если это соперничество не перерастает в военный конфликт.

7. Уравновешивание средних держав против биполярного мира

В то время как китайско-американские отношения все больше вырисовываются в будущем международных отношений, средние державы, тем не менее, нашли способы играть решающую роль (хорошо это или плохо) ) в мире, в котором власть продолжает рассеиваться. Несмотря на множество предсказаний о его появлении, наш мир не является биполярным — по крайней мере, пока. Даже азиатские страны, которые экономически сильно зависят от Китая, подстраховываются, поскольку многие из них расширяют свое сотрудничество в области безопасности с Соединенными Штатами. Европейские союзники разделяют опасения США по поводу кражи интеллектуальной собственности Китая, принудительной передачи технологий и захвата предприятий в стратегических секторах с секретными технологиями. Но они по-прежнему хотят сотрудничать с Пекином, а не просто конкурировать, и выступают против любого экономического разрыва между Западом и Китаем. Эти азиатские и европейские партнеры стремятся предотвратить военный конфликт между США и Китаем, который может разрушить глобальную систему. Они реализуют свои политические программы независимо от Вашингтона и Пекина.

Для Соединенных Штатов такое положение дел имеет свои преимущества и недостатки. Хотя Вашингтон не может рассчитывать на то, что его союзники и партнеры автоматически будут следовать его повестке дня, эти союзники и партнеры могут взять на себя инициативу в достижении общих целей, когда Соединенные Штаты будут заняты чем-то другим. Европейский союз и Япония, например, стремились поддерживать пламя свободной торговли, когда Соединенные Штаты отказались от этих усилий в годы правления Трампа. Всего за четыре года ЕС заключил крупные торговые сделки с Японией и Южной Кореей, достигнув дополнительных соглашений с Канадой, Сингапуром, Вьетнамом и Китаем. Бывший премьер-министр Японии Синдзо Абэ не дал умереть идее Транстихоокеанского партнерства, когда Дональд Трамп вывел Соединенные Штаты из торгового соглашения, переделав его во Всеобъемлющее и прогрессивное соглашение о Транстихоокеанском партнерстве (CPTPP) в надеется на присоединение посттрамповской Америки. Япония также присоединилась к Всеобъемлющему региональному экономическому партнерству (ВРЭП). Другие крупные азиатские страны, включая Австралию, Новую Зеландию и Сингапур, подписали как CPTPP, так и RCEP.

8. Стремление Европы к стратегической автономии

Хотя «стратегическая автономия» долгое время была целью многих европейцев, президентство Трампа и презрение, которое прежняя администрация проявляла к союзникам Америки, вдохновили европейцев на возрождение интереса к независимости. — не только из Соединенных Штатов, но и из растущей мощи Китая. Защита цифрового суверенитета Европейского союза путем применения нормативных стандартов к иностранным технологическим компаниям, работающим в Европе, оказалась для Европы одним из наиболее многообещающих способов увеличить свою стратегическую автономию. Не имея технологических гигантов, сравнимых с США и Китаем, ЕС стремился использовать свою мощь в качестве одного из крупнейших мировых рынков для установления нормативных стандартов для остальной части планеты. Брюссель инициировал протоколы конфиденциальности данных для Интернета, которые уже повлияли на стандарты конфиденциальности или законы, принятые в Калифорнии и Китае. Сейчас он пытается установить стандарты искусственного интеллекта (ИИ). Наряду с торговыми сделками эти усилия повысили экономический вес ЕС.

В военной сфере возобновились усилия по развитию европейской оборонной идентичности вместе с НАТО. Однако без крупных новых инвестиций в оборону европейские лидеры по-прежнему будут полагаться на Соединенные Штаты в сдерживании России. Тем не менее европейцы могут взять на себя больше ответственности за другие оборонительные задачи, такие как охрана внешних границ Европы от потоков нелегальной миграции и преступной деятельности. Подобно Соединенным Штатам после ухода из Афганистана, европейские правительства не желают больше участвовать в государственном строительстве. Реальность такова, что государства-члены ЕС будут зависеть от Вашингтона в плане разведывательных данных и возможностей по переброске по воздуху даже для интервенции среднего масштаба, такой как контртеррористическая миссия, которую Франция сворачивает в Сахеле.

9. Новая стратегия хеджирования в Азиатско-Тихоокеанском регионе

В значительной степени зависящие от Китая как экономического двигателя региона, некоторые страны Азиатско-Тихоокеанского региона рассматривают Соединенные Штаты как важный противовес Пекину. Для них китайско-американская напряженность, перерастающая в открытый конфликт, будет столь же тревожной, как уход США из региона.

Агрессивность Китая в последние годы возродила и расширила фокус четырехстороннего диалога по вопросам безопасности, или четырехстороннего диалога, в котором участвуют Австралия, Индия, Япония и Соединенные Штаты. В то время как эксперты подчеркивают, что Quad не является азиатским НАТО, официальные лица США считают, что он может играть важную координирующую роль в дипломатии; морская безопасность; безопасность цепочки поставок; и технологический дизайн, разработка, управление и использование. Квадрат, например, недавно поставил совместную цель распространить один миллиард COVID-19.доз вакцины в Азии к концу 2022 года. Если и когда это произойдет, Китаю будет трудно противостоять такому предоставлению общественных благ, и это станет для Соединенных Штатов и их партнеров способом продемонстрировать лидерство.

Коллективные усилия, подобные этим, необходимы в то время, когда азиатские страны по отдельности не могут сравниться с мощью Китая. Это включает в себя Индию, чья экономика, пострадавшая от пандемии, согласно индексу мощности Азии Института Лоуи, как ожидается, будет на 13 процентов меньше в 2030 году, чем прогнозировалось до COVID-19.вспышка — единственная страна Индо-Тихоокеанского региона, пережившая такой крупный экономический спад. Несмотря на то, что Индия в конечном итоге превзойдет Китай по валовому внутреннему продукту из-за растущего населения, до этого момента еще несколько десятилетий. Институт Лоуи характеризует Японию как «квинтэссенцию умной силы», способной наносить удары выше своего веса, но, тем не менее, находящуюся в упадке. В то время как другие, такие как Австралия, Вьетнам и Тайвань, набирают силу, измеряемую индексом, никто не может надеяться противостоять Китаю в одиночку. По данным Института Лоуи, Соединенные Штаты по-прежнему занимают первое место в регионе, но «в 2020 году было зафиксировано самое большое падение относительной силы среди всех стран Индо-Тихоокеанского региона».

В атмосфере, в которой ни одна из сверхдержав (пока) не одержала верх, средние силы региона могут оказывать большее влияние. Хотя сейчас многие азиатские державы кажутся более намеренными, чем в прошлом, противодействовать агрессивному Китаю, они опасаются, что Соединенные Штаты примут чрезмерно милитаризованный подход к этому начинанию. Эти страны будут склонны сдерживать Вашингтон, если соперничество с Пекином обострится и может перерасти в открытый конфликт.

10. Растущая интернационализация конфликта 

Риск конфликта выходит за рамки растущей напряженности между Китаем и США. В сегодняшнем многополярном порядке правительства рассматривают поля сражений как благодатную почву для формирования баланса сил, продвижения своих экономических планов или оказания помощи сторонам в конфликте, которые больше соответствуют их интересам национальной безопасности. Турция, Россия и Иран, например, борются за расширение влияния в таких конфликтах. Отчасти из-за этой интернационализации внутригосударственных конфликтов боевые действия становятся все более затяжными, интенсивными и сложными в ущерб гражданскому населению.

Поля сражений тоже менее традиционны. Считается, что с 2005 года тридцать четыре государства спонсировали кибероперации, при этом считается, что Китай, Россия, Иран и Северная Корея спровоцировали 77 процентов всех предполагаемых действий. Государства могут использовать кибератаки как в качестве асимметричного инструмента для уменьшения дисбаланса сил в обычных военных возможностях (например, Северная Корея), так и в качестве симметричного инструмента, интегрированного по всему спектру операций и доменов (например, Китай). В то время как ранее кибератаки были в основном изолированными инцидентами, направленными на нарушение работы определенных систем, они все чаще становятся стратегическим инструментом. Например, Соединенные Штаты использовали наступательные кибероперации для нанесения ударов по силам ИГИЛ, ответственным за прозелитизм, вербовку и проведение атак.

Заглядывая вперед, эксперты и политики обеспокоены тем, что новые технологии, такие как ИИ, биотехнологии и 5G, или новые системы, такие как Интернет вещей (IoT) или облачные вычисления, усугубят небезопасность Интернета, выявив новые уязвимости и предоставив дополнительные инструменты для гнусных актеров. Например, в отчете Атлантического совета, посвященном альтернативному будущему в киберпространстве, обозначены три потенциальные вселенные: одна, в которой кибервозможности широко используются, а конкуренты из числа великих держав имеют преимущество; другой, в котором Интернет разделен на правительственные, культурные и деловые линии; и еще одна, в которой новые технологии, такие как ИИ, ведут к гонке вооружений и общей незащищенности.

Три альтернативных мира в 2030 году

Мэтью Берроуз  является директором отдела прогнозирования Стратегической инициативы Скоукрофта и содиректором Новой американской инициативы взаимодействия в Центре стратегии и безопасности Скоукрофта Атлантического совета.

Анка Агачи — заместитель директора Инициативы трансатлантической безопасности в Центре стратегии и безопасности Скоукрофта.

Связанный контент

Каким будет мир после коронавируса? Четыре возможных варианта будущего

Где мы будем через шесть месяцев, год, десять лет? Я не сплю по ночам, гадая, что ждет моих близких в будущем. Мои уязвимые друзья и родственники. Интересно, что будет с моей работой, хотя мне повезло больше многих: я получаю хорошие больничные и могу работать удаленно. Я пишу это из Великобритании, где у меня все еще есть друзья, работающие не по найму, которые месяцами сидят без зарплаты, друзья, которые уже потеряли работу. Контракт, по которому выплачивается 80% моей зарплаты, истекает в декабре. Коронавирус сильно бьет по экономике. Будет ли кто-нибудь нанимать, когда мне нужна работа?

Существует несколько вариантов будущего, и все они зависят от того, как правительства и общество отреагируют на коронавирус и его экономические последствия. Надеюсь, мы воспользуемся этим кризисом, чтобы перестроиться, создать что-то лучшее и более гуманное. Но мы можем скатиться к чему-то худшему.

Я думаю, что мы можем понять наше положение и то, что может лежать в нашем будущем, взглянув на политическую экономию других кризисов. Мои исследования сосредоточены на основах современной экономики: глобальных цепочках поставок, заработной плате и производительности. Я смотрю на то, как экономическая динамика способствует возникновению таких проблем, как изменение климата и низкий уровень психического и физического здоровья среди рабочих. Я утверждал, что нам нужна совсем другая экономика, если мы хотим построить социально справедливое и экологически безопасное будущее. Перед лицом COVID-19, это никогда не было более очевидным.

Реакция на пандемию COVID-19 — это просто усиление динамики, которая вызывает другие социальные и экологические кризисы: приоритет одного типа ценностей над другими. Эта динамика сыграла большую роль в глобальном ответе на COVID-19. Итак, по мере развития реакции на вирус, как может развиваться наше экономическое будущее?

С экономической точки зрения есть четыре возможных варианта будущего: скатывание к варварству, крепкий государственный капитализм, радикальный государственный социализм и преобразование в большое общество, построенное на взаимопомощи. Версии всех этих вариантов будущего вполне возможны, если не одинаково желательны.


Вы можете прослушать аудиоверсию этой статьи.


Что может быть в нашем будущем? Хосе Антонио Гальего Васкес/Unsplash, FAL

Небольшие изменения не помогут

Коронавирус, как и изменение климата, отчасти является проблемой нашей экономической структуры. Хотя обе проблемы кажутся «экологическими» или «природными», они обусловлены социальными факторами.

Да, изменение климата вызывается некоторыми газами, поглощающими тепло. Но это очень поверхностное объяснение. Чтобы действительно понять изменение климата, нам нужно понять социальные причины, которые заставляют нас выделять парниковые газы. Так же и с COVID-19. Да, прямая причина — вирус. Но управление его последствиями требует от нас понимания человеческого поведения и его более широкого экономического контекста.

Борьба с COVID-19 и изменением климата будет намного проще, если вы сократите второстепенную экономическую деятельность. Для изменения климата это связано с тем, что если вы производите меньше продуктов, вы потребляете меньше энергии и выделяете меньше парниковых газов. Эпидемиология COVID-19 стремительно развивается. Но основная логика так же проста. Люди смешиваются друг с другом и распространяют инфекции. Это происходит и в домашнем хозяйстве, и на работе, и в поездках. Сокращение этого смешения, вероятно, уменьшит передачу инфекции от человека к человеку и приведет к меньшему количеству случаев в целом.


Эта статья является частью Conversation Insights
Команда Insights создает подробные журналистские материалы на основе междисциплинарных исследований. Команда работает с учеными из разных областей, которые участвовали в проектах, направленных на решение социальных и научных проблем.


Сокращение контактов между людьми, вероятно, также помогает с другими стратегиями контроля. Одной из распространенных стратегий борьбы со вспышками инфекционных заболеваний является отслеживание контактов и изоляция, при которых выявляются контакты инфицированного человека, а затем изолируются для предотвращения дальнейшего распространения болезни. Это наиболее эффективно, когда вы отслеживаете большой процент контактов. Чем меньше контактов у человека, тем меньше вам нужно отследить, чтобы получить более высокий процент.

Из Ухани мы видим, что подобные меры социального дистанцирования и блокировки эффективны. Политическая экономия помогает нам понять, почему они не были введены ранее в европейских странах и США.

Хрупкая экономика

Блокировка оказывает давление на мировую экономику. Нас ждет серьезная рецессия. Это давление побудило некоторых мировых лидеров призвать к ослаблению карантинных мер.

Несмотря на то, что 19 стран находились в состоянии изоляции, президент США Дональд Трамп и президент Бразилии Жаир Болсонару призвали отказаться от мер по смягчению последствий. Трамп призвал американскую экономику вернуться к нормальной жизни через три недели (теперь он признал, что социальное дистанцирование необходимо будет поддерживать гораздо дольше). Болсонару сказал: «Наша жизнь должна продолжаться. Рабочие места должны быть сохранены… Да, мы должны вернуться к нормальной жизни».

Тем временем в Великобритании за четыре дня до призыва к трехнедельной изоляции премьер-министр Борис Джонсон был лишь немногим менее оптимистичен, заявив, что Великобритания может переломить ситуацию в течение 12 недель. Тем не менее, даже если Джонсон прав, дело в том, что мы живем с экономической системой, которая будет угрожать крахом при следующих признаках пандемии.

Экономика коллапса довольно проста. Бизнес существует для того, чтобы получать прибыль. Если они не могут производить, они не могут продавать вещи. Это означает, что они не будут получать прибыль, а значит, у них будет меньше возможностей нанять вас. Предприятия могут и делают (в течение коротких периодов времени) удерживать работников, которые им не нужны немедленно: они хотят иметь возможность удовлетворить спрос, когда экономика снова восстановится. Но если все станет совсем плохо, то этого не произойдет. Таким образом, все больше людей теряют работу или боятся потерять работу. Поэтому они покупают меньше. И весь цикл начинается снова, и мы скатываемся в экономическую депрессию.

Лондонский Сити, пустой. Юи Мок/PA Wire/PA Images

При обычном кризисе рецепт решения этой проблемы прост. Правительство тратит, и тратит до тех пор, пока люди снова не начнут потреблять и работать. (Этот рецепт известен экономисту Джону Мейнарду Кейнсу).

Но обычные интервенции здесь не сработают, потому что мы не хотим восстановления экономики (по крайней мере, не сразу). Весь смысл карантина в том, чтобы люди не ходили на работу, где они распространяют болезнь. Одно недавнее исследование показало, что слишком ранняя отмена карантинных мер в Ухане (включая закрытие рабочих мест) может привести к тому, что в конце 2020 года Китай испытает второй пик заболеваемости9.0007

Как писал экономист Джеймс Мидуэй, правильный ответ на COVID-19 — это не экономика военного времени, а массовое расширение производства. Скорее, нам нужна «антивоенная» экономика и массовое сокращение производства. И если мы хотим быть более устойчивыми к пандемиям в будущем (и избежать худших последствий изменения климата), нам нужна система, способная сокращать производство таким образом, чтобы это не означало потерю средств к существованию.

Так что нам нужно другое экономическое мышление. Мы склонны думать об экономике как о том, как мы покупаем и продаем вещи, в основном потребительские товары. Но это не то, чем экономика является или должна быть. По своей сути экономика — это то, как мы используем наши ресурсы и превращаем их в то, что нам нужно для жизни. С этой точки зрения мы можем начать видеть больше возможностей жить по-другому, что позволит нам производить меньше вещей, не увеличивая страдания.

Меня и других экономистов-экологов уже давно волнует вопрос о том, как производить меньше социально справедливым способом, потому что задача сокращения производства также является центральной в борьбе с изменением климата. При прочих равных условиях, чем больше мы производим, тем больше парниковых газов выбрасываем. Так как же сократить количество вещей, которые вы производите, сохраняя при этом людей на работе?

Предложения включают сокращение продолжительности рабочей недели, или, как рассматривалось в некоторых моих недавних работах, вы могли бы позволить людям работать медленнее и с меньшим давлением. Ни один из них не применим напрямую к COVID-19., где целью является сокращение контактов, а не результатов, но суть предложений одна и та же. Вы должны уменьшить зависимость людей от заработной платы, чтобы иметь возможность жить.

Нас могут ожидать долгосрочные изменения. EPA-EFE/Махмуд Халед

Для чего нужна экономика?

Ключом к пониманию реакции на COVID-19 является вопрос о том, для чего нужна экономика. В настоящее время основной целью мировой экономики является облегчение денежного обмена. Это то, что экономисты называют «меновой стоимостью».

Доминирующая идея современной системы, в которой мы живем, состоит в том, что меновая стоимость — это то же самое, что и потребительная стоимость. По сути, люди тратят деньги на вещи, которые им нужны или нужны, и этот акт траты денег говорит нам о том, насколько они ценят их «использование». Вот почему рынки считаются лучшим способом управления обществом. Они позволяют вам адаптироваться и достаточно гибки, чтобы сопоставить производственную мощность с потребительской ценностью.

Что COVID-19 бросает в резкое облегчение, так это то, насколько ложны наши представления о рынках. Во всем мире правительства опасаются, что критические системы будут нарушены или перегружены: цепочки поставок, социальная помощь, но в основном здравоохранение. Этому способствует множество факторов. Но возьмем два.

Во-первых, довольно сложно заработать на многих самых важных социальных услугах. Отчасти это связано с тем, что основной движущей силой прибыли является рост производительности труда: делать больше с меньшим количеством людей. Люди являются важным фактором затрат во многих компаниях, особенно в тех, которые полагаются на личное взаимодействие, например в здравоохранении. Следовательно, рост производительности в секторе здравоохранения, как правило, ниже, чем в остальной экономике, поэтому его затраты растут быстрее, чем в среднем.

Во-вторых, рабочие места во многих критически важных службах не являются теми, которые обычно высоко ценятся в обществе. Многие из наиболее высокооплачиваемых рабочих мест существуют только для облегчения обмена; зарабатывать. Они не служат более широкой цели для общества: это то, что антрополог Дэвид Грэбер называет «дерьмовой работой». Тем не менее, поскольку они зарабатывают много денег, у нас много консультантов, огромная рекламная индустрия и огромный финансовый сектор. Между тем у нас кризис в области здравоохранения и социального обеспечения, когда люди часто вынуждены увольняться с полезной работы, которая им нравится, потому что эта работа не приносит им достаточно средств для жизни.

Бредовых профессий не счесть. Хесус Санс/Shutterstock.com

Бессмысленная работа

Тот факт, что так много людей работают на бессмысленной работе, отчасти объясняет, почему мы так плохо подготовлены к реагированию на COVID-19. Пандемия показывает, что многие рабочие места не являются жизненно важными, но нам не хватает ключевых работников, чтобы реагировать, когда дела идут плохо.

Люди вынуждены выполнять бессмысленную работу, потому что в обществе, где меновая стоимость является руководящим принципом экономики, основные жизненные блага в основном доступны на рынках. Это означает, что вы должны их покупать, а для их покупки вам нужен доход, который исходит от работы.

Другая сторона этой медали заключается в том, что наиболее радикальные (и эффективные) меры реагирования на вспышку COVID-19, которые мы наблюдаем, бросают вызов доминированию рынков и обменной стоимости. Правительства всего мира предпринимают действия, которые еще три месяца назад казались невозможными. В Испании частные больницы были национализированы. В Великобритании перспектива национализации различных видов транспорта стала вполне реальной. А Франция заявила о готовности национализировать крупный бизнес.

Точно так же мы наблюдаем развал рынков труда. Такие страны, как Дания и Великобритания, предоставляют людям доход, чтобы они не ходили на работу. Это неотъемлемая часть успешной блокировки. Эти меры далеки от совершенства. Тем не менее, это отход от принципа, согласно которому люди должны работать, чтобы получать доход, и переход к идее о том, что люди заслуживают того, чтобы иметь возможность жить, даже если они не могут работать.

Это меняет доминирующие тенденции последних 40 лет. В течение этого времени рынки и меновая стоимость рассматривались как лучший способ управления экономикой. Следовательно, государственные системы испытывают все большее давление со стороны маркетологов, которым необходимо управлять так, как если бы они были предприятиями, которые должны зарабатывать деньги. Точно так же работники становятся все более и более открытыми для рынка — контракты с нулевым рабочим днем ​​и гиг-экономика убрали слой защиты от рыночных колебаний, который раньше предлагала долгосрочная и стабильная занятость.

Рабочие Deliveroo из Бельгии и Нидерландов протестуют против условий труда, январь 2018 г. Стефани Лекок/EPA-EFE

COVID-19, по-видимому, обращает вспять эту тенденцию, выводя с рынка медицинские и трудовые товары и передавая их в руки государства. Штаты производят по многим причинам. Некоторые хорошие и некоторые плохие. Но, в отличие от рынков, они не должны производить только ради меновой стоимости.

Эти изменения дают мне надежду. Они дают нам шанс спасти множество жизней. Они даже намекают на возможность более долгосрочных изменений, которые сделают нас счастливее и помогут справиться с изменением климата. Но почему мы так долго добирались сюда? Почему многие страны были так плохо подготовлены к замедлению производства? Ответ кроется в недавнем отчете Всемирной организации здравоохранения: у них не было правильного «менталитета».

Наше экономическое воображение

В течение 40 лет существует широкий экономический консенсус. Это ограничило способность политиков и их советников видеть бреши в системе или придумывать альтернативы. Это мышление основано на двух взаимосвязанных убеждениях:

  • Рынок — это то, что обеспечивает хорошее качество жизни, поэтому его необходимо защищать
  • Рынок всегда будет возвращаться к нормальной жизни после коротких периодов кризиса

Эти взгляды характерны для многих западных стран. Но сильнее всего они проявляются в Великобритании и США, которые оказались плохо подготовленными к реагированию на COVID-19..

В Великобритании участники частной встречи, как сообщается, резюмировали подход самого старшего помощника премьер-министра к COVID-19 как «коллективный иммунитет, защита экономики, и если это означает, что некоторые пенсионеры умирают, очень плохо». Правительство это отрицает, но если это правда, то неудивительно. На правительственном мероприятии в начале пандемии высокопоставленный государственный служащий сказал мне: «Стоит ли экономический спад? Если вы посмотрите на казначейскую оценку жизни, вероятно, нет».

Этот вид зрения является эндемичным для определенного элитного класса. Его хорошо представляет официальный представитель Техаса, который утверждал, что многие пожилые люди с радостью умрут, а не увидят, как США погрузится в экономическую депрессию. Эта точка зрения подвергает опасности многих уязвимых людей (и не все уязвимые люди — пожилые), и, как я пытался здесь изложить, это ложный выбор.

Кризис COVID-19 может привести к расширению этого экономического воображения. По мере того, как правительства и граждане предпринимают шаги, которые три месяца назад казались невозможными, наши представления о том, как устроен мир, могут быстро измениться. Давайте посмотрим, куда может нас завести это переосмысление.

Четыре варианта будущего

Чтобы помочь нам посетить будущее, я собираюсь использовать метод из области изучения будущего. Вы берете два фактора, которые, по вашему мнению, будут играть важную роль в будущем, и представляете, что произойдет при различных сочетаниях этих факторов.

Факторы, которые я хочу взять, это ценность и централизация. Ценность относится ко всему, что является руководящим принципом нашей экономики. Используем ли мы наши ресурсы для максимизации обмена и денег, или мы используем их для максимизации жизни? Централизация относится к тому, как вещи организованы либо множеством небольших подразделений, либо одной большой командной силой. Мы можем организовать эти факторы в сетку, которая затем может быть заполнена сценариями. Таким образом, мы можем подумать о том, что может произойти, если мы попытаемся ответить на коронавирус четырьмя крайними комбинациями:

1) Государственный капитализм : централизованное реагирование, приоритет меновой стоимости
2) Варварство : децентрализованный ответ приоритет меновой стоимости
3) Государственный социализм : централизованное реагирование, приоритет защиты жизни
4) Взаимная помощь 1

8 : децентрализованный ответ с приоритетом защиты жизни.

Четыре будущего. © Саймон Мэйр, автор предоставлен

Государственный капитализм

Государственный капитализм — это доминирующая реакция, которую мы сейчас наблюдаем во всем мире. Типичными примерами являются Великобритания, Испания и Дания.

Государственное капиталистическое общество продолжает преследовать меновую стоимость как путеводную звезду экономики. Но он признает, что рынки в условиях кризиса нуждаются в поддержке со стороны государства. Учитывая, что многие работники не могут работать из-за болезни и страха за свою жизнь, государство вмешивается, предоставляя расширенные пособия. Он также применяет массивные кейнсианские стимулы, предоставляя кредиты и производя прямые выплаты предприятиям.

Ожидается, что это будет ненадолго. Основная функция предпринимаемых шагов — позволить как можно большему количеству предприятий продолжать торговлю. В Великобритании, например, продукты питания по-прежнему распределяются по рынкам (хотя правительство смягчило законы о конкуренции). Там, где работникам оказывается непосредственная поддержка, это делается таким образом, чтобы свести к минимуму нарушение нормального функционирования рынка труда. Так, например, как и в Великобритании, выплаты работникам должны запрашиваться и распределяться работодателями. И размер выплат производится исходя из меновой стоимости, которую работник обычно создает на рынке, а не полезности его труда.

Может ли это быть успешным сценарием? Возможно, но только если COVID-19 окажется под контролем в течение короткого периода времени. Поскольку для поддержания функционирования рынка избегают полной блокировки, передача инфекции, вероятно, продолжится. В Великобритании, например, второстепенное строительство все еще продолжается, в результате чего рабочие смешиваются на стройплощадках. Но ограниченное государственное вмешательство будет все труднее поддерживать, если число погибших возрастет. Рост заболеваемости и смертности спровоцирует беспорядки и усугубит экономические последствия, вынуждая государство предпринимать все более и более радикальные действия, чтобы попытаться сохранить рыночное функционирование.

Варварство

Это самый мрачный сценарий. Варварство — это будущее, если мы продолжим полагаться на меновую стоимость как на наш руководящий принцип и при этом откажемся оказывать поддержку тем, кто не может выйти на рынок из-за болезни или безработицы. Он описывает ситуацию, которую мы еще не видели.

Предприятия терпят неудачу, а рабочие голодают, потому что нет механизмов, способных защитить их от суровых реалий рынка. Больницы не поддерживаются чрезвычайными мерами и поэтому становятся перегруженными. Люди умирают. Варварство – это в конечном счете нестабильное состояние, заканчивающееся крахом или переходом в один из других участков сетки после периода политической и социальной разрухи.

Возможно ли такое? Беспокойство вызывает то, что это могло произойти либо по ошибке во время пандемии, либо намеренно после пика пандемии. Ошибка заключается в том, что правительство не может вмешаться достаточно масштабно в разгар пандемии. Поддержка может быть предложена предприятиям и домохозяйствам, но если этого недостаточно для предотвращения краха рынка перед лицом широко распространенной болезни, наступит хаос. Больницам могут быть отправлены дополнительные средства и люди, но если этого недостаточно, больным будет отказано в массовом порядке.

Потенциально не менее важной является возможность массовой экономии после того, как пандемия достигла своего пика и правительства стремятся вернуться к «нормальной жизни». Это было под угрозой в Германии. Это было бы катастрофой. Не в последнюю очередь потому, что прекращение финансирования критически важных услуг во время жесткой экономии повлияло на способность стран реагировать на эту пандемию.

Последующий крах экономики и общества вызовет политические и социальные волнения, что приведет к краху государства и краху как государственной, так и общественной системы социального обеспечения.

Государственный социализм

Государственный социализм описывает первое будущее, которое мы могли бы увидеть, с культурным сдвигом, который ставит в основу экономики другой вид ценности. Это будущее, к которому мы придем с расширением мер, которые мы сейчас наблюдаем в Великобритании, Испании и Дании.

Суть здесь в том, что такие меры, как национализация больниц и выплаты работникам, рассматриваются не как инструменты защиты рынков, а как способ защиты самой жизни. В таком сценарии государство вмешивается, чтобы защитить те части экономики, которые необходимы для жизни: например, производство продуктов питания, энергии и жилья, так что основные условия жизни больше не зависят от прихотей рынка. Государство национализирует больницы и предоставляет бесплатное жилье. Наконец, он предоставляет всем гражданам средства доступа к различным товарам — как к предметам первой необходимости, так и к любым потребительским товарам, которые мы можем производить с сокращенной рабочей силой.

Граждане больше не полагаются на работодателей как на посредников между собой и основными жизненными материалами. Платежи осуществляются всем напрямую и не связаны с создаваемой ими меновой стоимостью. Вместо этого выплаты одинаковы для всех (на основании того, что мы заслужили возможность жить, просто потому, что мы живы), или они основаны на полезности работы. Работники супермаркетов, водители, грузчики, медсестры, учителя и врачи — новые руководители.

Возможно, государственный социализм возникает как следствие попыток государственного капитализма и последствий затянувшейся пандемии. Если произойдет глубокая рецессия и произойдет сбой в цепочках поставок, так что спрос не сможет быть спасен с помощью стандартной кейнсианской политики, которую мы наблюдаем сейчас (печать денег, облегчение получения кредитов и т. д.), государство может взять на себя производство.

Такой подход сопряжен с риском — мы должны быть осторожны, чтобы избежать авторитаризма. Но если все сделано правильно, это может быть нашей лучшей надеждой против экстремальной вспышки COVID-19. Сильное государство, способное мобилизовать ресурсы для защиты основных функций экономики и общества.

Взаимопомощь

Взаимопомощь — это второе будущее, в котором мы принимаем защиту жизни в качестве руководящего принципа нашей экономики. Но в этом сценарии государство не играет определяющей роли. Скорее, отдельные лица и небольшие группы начинают организовывать поддержку и заботу в своих сообществах.

Опасность этого будущего заключается в том, что небольшие группы не смогут быстро мобилизовать ресурсы, необходимые, например, для эффективного увеличения возможностей здравоохранения. Но взаимная помощь может обеспечить более эффективное предотвращение передачи за счет создания сетей поддержки сообщества, которые защищают уязвимых и полицейских правил изоляции. В самой амбициозной форме этого будущего возникают новые демократические структуры. Группы сообществ, способные относительно быстро мобилизовать значительные ресурсы. Люди собираются вместе, чтобы планировать региональные ответные меры, чтобы остановить распространение болезни и (если у них есть навыки) лечить пациентов.

Волонтеры покупают продукты во время изоляции в Арезе, Италия, 24 марта 2020 года. Серджио Понториери/EPA-EFE

Такой сценарий может возникнуть из любого другого. Это возможный выход из варварства или государственного капитализма, и он мог бы поддержать государственный социализм. Мы знаем, что реакция сообщества сыграла ключевую роль в борьбе со вспышкой лихорадки Эбола в Западной Африке. И мы уже сегодня видим корни этого будущего в группах, организующих пакеты помощи и поддержку сообщества. Мы можем рассматривать это как отказ от ответов состояния. Или мы можем рассматривать это как прагматичную, сострадательную реакцию общества на разворачивающийся кризис.

Надежда и страх

Эти видения представляют собой экстремальные сценарии, карикатуры и могут перетекать одно в другое. Я боюсь скатывания от государственного капитализма к варварству. Я надеюсь, что это смесь государственного социализма и взаимопомощи: сильное, демократическое государство, которое мобилизует ресурсы для создания более сильной системы здравоохранения, уделяет первостепенное внимание защите уязвимых от капризов рынка и реагирует и позволяет гражданам создавать группы взаимопомощи, а не работать на бессмысленной работе.

Что, надеюсь, ясно, так это то, что все эти сценарии оставляют некоторые основания для страха, но также и для надежды. COVID-19 выявляет серьезные недостатки в нашей существующей системе. Эффективный ответ на это, вероятно, потребует радикальных социальных изменений. Я утверждал, что это требует решительного отказа от рынков и использования прибыли в качестве основного способа организации экономики. Положительной стороной этого является возможность создания более гуманной системы, которая делает нас более устойчивыми перед лицом будущих пандемий и других надвигающихся кризисов, таких как изменение климата.

Социальные изменения могут исходить из многих мест и иметь множество влияний. Ключевой задачей для всех нас является требование, чтобы формирующиеся социальные формы исходили из этики, которая ценит заботу, жизнь и демократию. Центральная политическая задача в это кризисное время состоит в том, чтобы жить и (фактически) организовываться вокруг этих ценностей.


Для вас: больше из нашей серии Insights:

  • Как моделировать пандемию

  • Конец света: история о том, как безмолвный космос заставил людей бояться худшего

  • Для устойчивого будущего нам необходимо восстановить связь с тем, что мы едим, и друг с другом

Чтобы узнать о новых статьях Insights, присоединяйтесь к сотням тысяч людей, которые ценят научно обоснованные новости The Conversation. Подпишитесь на нашу рассылку .

Колонка: Конец света грядет, даже если вы слышали все это раньше

Периодические отчеты Международной группы ООН по изменению климата превращаются в самопародию.

Говорят, это твое последнее предупреждение. Торопиться. Не сидите сложа руки. Устраните проблему сейчас.

Мы серьезно!

Меня постоянно удивляет, что ученые МГЭИК не разводят коллективными руками с отвращением к неспособности человечества пробудиться ото сна и вообще прекратить публиковать отчеты.

Вместо этого они продолжают давать слабые проблески надежды и ободрения, что, может быть, может быть, может быть, мы будем на высоте. Я не могу не задаться вопросом, не просто ли это потому, что любое другое сообщение немыслимо.

Согласно последнему докладу комиссии, опубликованному в понедельник, мир находится на правильном пути к достижению критически важной цели по ограничению глобального потепления до 1,5 градусов по Цельсию или 2,7 градусов по Фаренгейту — цели, поставленной почти десять лет назад в парижском климате. соглашение. Ученые давно говорят, что если нам не удастся удержать потепление на таком уровне, то избежать многих из наиболее ужасных последствий изменения климата уже будет невозможно.

Нет большого секрета в параде катастроф, которые последуют, если выбросы будут продолжать неуклонно расти: новые неконтролируемые ураганы, опасные волны тепла, ужасные наводнения, бушующие пожары и другие «экстремальные явления, беспрецедентные в истории наблюдений».

И это только начало. Нехватка воды и тепла приведут к нехватке продовольствия и недоеданию. Изменение моделей ведения сельского хозяйства вызовет массовую миграцию десятков миллионов людей. Конфликты и войны будут результатом обострения конкуренции за полезные ископаемые и воду. Экономика рухнет.

Это сюжет апокалиптических книг и научно-фантастических фильмов о катастрофах.

Тем не менее, люди во всем мире в основном реагируют, как дети, затыкающие уши пальцами и кричащие «Нья-ня-ня», чтобы заглушить плохие новости. Мы заламывали руки, но изменили свое поведение лишь постепенно. Мы предприняли действия, которые могли бы изменить ситуацию 25 лет назад, но сейчас слишком мало, слишком поздно, после десятилетий упрямого, безответственного пренебрежения, отрицания и пассивности.

Вам больше не нужно быть сумасшедшим, чтобы залезть на мыльницу и заявить, что конец света близок. Насколько я могу судить от самых ярких научных умов мира (даже если я не понимаю всех технических деталей, я верю в процесс, который привел их к их выводам), только радикальные, трансформационные изменения в том, как мы жизнь и работа могут предотвратить катастрофу.

Защитить нас может только вложение огромных сумм денег в решение проблемы и широкомасштабное изменение поведения. Необходимо ускорить отказ от нашей зависимости от угля, газа, нефти и других ископаемых видов топлива, потому что у нас заканчивается время и альтернативы.

Определенные подвижки были, чтобы быть уверенным, что объясняет проблеск надежды МГЭИК. Технологии чистой энергии продвинулись вперед. Хотя общие выбросы углерода продолжают расти, темпы роста замедлились. Использование возобновляемых источников энергии расширилось, но недостаточно. Соединенные Штаты на данный момент вернулись в лоно Парижского соглашения по климату.

Но решений недостаточно для решения проблемы.

Почему мы не смогли ответить должным образом?

Нейробиологи, психологи и исследователи человеческого поведения пытались ответить на эти вопросы. Профессор психологии из Гарварда Дэниел Гилберт утверждает, что мы инстинктивно реагируем, чтобы защитить себя, если бейсбольный мяч мчится к нашим головам, но мы биологически не запрограммированы, чтобы подготовиться к большим, медленно движущимся угрозам.

Здесь, в Соединенных Штатах, наша демократическая политическая система плохо подходит для проведения политики, которая требует жертв и боли сегодня в обмен на будущие выгоды; политиков, поддерживающих такие стратегии, выгоняют из офиса.

Наша экономическая система вознаграждает корпоративное поведение, которое максимизирует краткосрочную прибыль для акционеров, а не долгосрочное планирование лучшего и более стабильного мира.

Хотя изменение климата представляет собой медленную и часто незаметную угрозу, это не означает, что оно не является неизбежным. Это не далекий кризис для внуков наших внуков. Он прямо сейчас мчится к нам. На самом деле, это на нас.

И все же мы постоянно не справляемся с вызовом.

Ученым известно с конца 19века, что добавление углекислого газа в атмосферу может привести к повышению глобальной температуры. Полвека назад таяние льдов в Антарктиде уже было задокументировано. К 1970-м Exxon Mobil осознала свою роль в потеплении океана и таянии полярных льдов. Первая международная конференция, посвященная изменению климата, состоялась в Стокгольме 50 лет назад.

Когда я увидел статью о последнем отчете МГЭИК, я почти проигнорировал ее, потому что, как и все остальные, я читал ее миллион раз — и писал ее тысячу раз. Я знал, что это напугает меня, заставит чувствовать себя бессильным.

Вот почему такие отчеты могут показаться контрпродуктивными: люди привыкают. Они разделяют. Они впадают в депрессию, дают обет не рожать детей.

Или они листают спортивные страницы, рассказывая себе другие новости, более срочные: шесть человек застрелены в Сакраменто; Украинцы убиты, когда российские солдаты уходили из Бучи; подчеркивает Грэмми.

Но не будем себя обманывать. Мы можем пройти мимо отчета МГЭИК, но факты остаются. Приближаются серьезные проблемы, и мы почти не делаем достаточно, чтобы их остановить.

@Nick_Goldberg

Мир впереди 2022 | The Economist


Взгляд в будущее, прогнозы и предположения

Добро пожаловать в The World Ahead 2022 , наш путеводитель по наступающему году. Наши корреспонденты и сторонние эксперты рассматривают новую реальность, формирующуюся на волне пандемии коронавируса, и задаются вопросом, что она значит для политики, экономики, бизнеса, науки и культуры. На этой странице статьи сгруппированы по темам, или вы можете предпочесть полный список содержания. The World Ahead 2022 — флагманское издание нашей франшизы, посвященной будущему, в которую также входит The World Ahead: What If? , дополнение к нашим сценариям, публикуемое каждый июль. Если вы еще не подписаны на The Economist , вы можете разблокировать часть нашего контента, зарегистрировавшись.

Климат

Мир впереди | Борьба с изменением климата требует действий, а не слов

Ключевым словом нового года станет «Реализация»

Мир впереди | Обещания компаний выйти на нулевой уровень будут проверены

Много шума из ничего


Мир впереди | Выборы в Бразилии дают надежду тропическим лесам

Амазонка превратилась из поглотителя углерода в источник углерода


Мир впереди | Самой большой проблемой коммерческой недвижимости является не пандемия

Арендодателям грозит ужесточение регулирования из-за изменения климата

Мир впереди | Уголь постепенно прекращается — в британских домах по крайней мере

2022 – последний год, когда в британских домашних очагах можно будет сжигать уголь

Мир впереди | Мир просыпается от бедствия незаконного рыболовства

Незаконные, незарегистрированные и нерегулируемые рыбацкие суда — новые пираты

Мир впереди | Ближневосточные активисты говорят, что климат может превзойти политику



Демократия против автократии

Мир впереди | Автократы продолжат преследовать диссидентов за границей

Они знают, что это сделали и западные страны

Мир впереди | Владимир Путин возобновит атаки на выборы и интернет

Но сможет ли он укротить YouTube?


Мир впереди | Лидеры оппозиции будут изо всех сил пытаться обуздать Нарендру Моди

Местные выборы покажут, вероятен ли третий срок


Мир впереди | Латинская Америка находится под угрозой возврата к старому нормальному состоянию

Экономический застой, социальное недовольство и угрозы демократии вырисовываются

Мир впереди | Одри Тан о том, как технологии укрепляют демократию

Министр цифровых технологий Тайваня говорит, что граждане, фирмы и правительство должны сотрудничать

Мир впереди | Африка продолжит страдать от переворотов и гражданских войн в 2022 году

Из 15 самых нестабильных государств мира 11 находятся в Африке к югу от Сахары

Мир впереди | Почему стендап-комедии набирают популярность в авторитарных странах

Мир впереди | Филиппинская оппозиция пытается дать отпор авторитаризму



Covid-19

Мир впереди | Чего ожидать на третий год пандемии

Готовятся новые антитела и противовирусные препараты, а также улучшенные вакцины

Мир впереди | Последствия пандемии сделают политику более турбулентной

Политические беспорядки достигают своего пика через два года после начала эпидемии


Мир впереди | Вернется ли когда-нибудь допандемическое поведение?

Наш глобальный индекс нормальности предполагает, что некоторые изменения не исчезнут


Мир впереди | Не за горами тесты и методы лечения «затяжного ковида»

Они помогут и тем, кто страдает от других заболеваний

Мир впереди | Китай вряд ли откроет свои границы в 2022 году

Это последняя крупная страна с политикой нулевого коронавируса

Мир впереди | В 2022 г.

появятся новые методы лечения целого ряда состояний

Гемофилия, заболевания головного мозга и малярия станут целевыми

Мир впереди | Туристическая карта Юго-Восточной Азии в 2022 году будет выглядеть совсем иначе

Мир впереди | Как пандемия подстегнула творчество художников



Что ожидать в экономике

Мир впереди | Число людей, живущих в условиях крайней нищеты, снова сокращается

Но часть ущерба, нанесенного за последние два года, будет невозможно исправить

Мир впереди | Крупнейшие экономики Африки столкнутся с трудностями в 2022 году

Меньшие соседи будут мчаться вперед


Мир впереди | Перспективы долга стран с формирующимся рынком в 2022 году

Развивающиеся рынки пострадают от «фискальных шрамов» разной степени


Мир впереди | Что будет с инфляцией в 2022 году?

Он вернулся, но ненадолго. Опасений по поводу инфляции станет меньше

Мир впереди | Феномен мем-акций может остаться навсегда

Чистая сила воли мелких трейдеров может поддерживать рост цен на акции

Мир впереди | Центральные банки приближаются к выпуску собственных цифровых денег

Они готовятся к выпуску «цифровых валют центрального банка»

Мир впереди | Экономика Америки вернется к доковидной тенденции

Мир впереди | Началась трехсторонняя борьба за формирование будущего цифровых финансов



Новая технология

Мир впереди | Ли Цзинь о будущем экономики создателей

Совместное владение и контроль над онлайн-платформами — путь вперед

Мир впереди | Китайские фирмы незаметно реализуют новую глобальную стратегию

Они незаметно для себя завоевывают долю рынка посредством небольших сделок


Мир впереди | Тарек Амин об открытом будущем мобильных телекоммуникаций

Сети на основе OpenRAN могут сократить расходы и решить проблемы безопасности


Мир впереди | Кардинальные сдвиги в полупроводниковой промышленности продолжатся

Геополитика и проекты с открытым исходным кодом меняют производство микросхем

Мир впереди | Антимонопольные регуляторы сталкиваются с жесткой конкуренцией — друг с другом

Гонка за звание лучшего регулятора в области технологий требует высокой конкуренции. Насколько уместно

Мир впереди | Цифровая пандемия атак программ-вымогателей будет продолжаться

Чтобы бороться с ними, компаниям необходимо правильно понять основы



Политическое будущее Америки

Мир впереди | Президентство Байдена, вероятно, зайдет в тупик

Президент может прибегнуть к другим способам обеспечения перемен

Мир впереди | Почему республиканцы, скорее всего, одержат победу в Конгрессе

Опросы показывают, что избиратели идеологически далеки друг от друга, как никогда раньше Зачисление в государственные школы в Америке вряд ли вернется к норме

Потеря успеваемости будет по-прежнему вызывать беспокойство, особенно среди самых молодых


Мир впереди | Южная граница Америки останется политической точкой возгорания

В 2021 году число прибывающих мигрантов было самым высоким за два десятилетия

Мир впереди | Фрэнсис Фукуяма о конце американской гегемонии

Влияние за границей зависит от решения проблем дома

Мир впереди | Второе пришествие Дональда Трампа

Многие правые любят его больше, чем демократию



Топ-10 Тома

Мир впереди | Китай надеется выставить напоказ достоинства своей политической системы по сравнению с американской

Съезд Коммунистической партии будет контрастировать с промежуточными выборами в Америке

Мир впереди | Covid-19, скорее всего, исчезнет в 2022 году

Но за укрощением коронавируса скрываются провалы в здравоохранении


Мир впереди | Вернется ли мировая экономика к нормальному состоянию в 2022 году?

Если этого не произойдет, надвигается болезненная экономическая корректировка


Мир впереди | Как сделать так, чтобы будущее работы было справедливым для всех

Гибридное рабочее место будет неравным, если только начальство не спроектирует его так, чтобы оно было

Мир впереди | Наступление Си Цзиньпина на китайские технологические компании продолжится

Переписывая правила, президент переустанавливает всю отрасль

Мир впереди | Децентрализованные финансы переживают бум, но им еще предстоит найти свою цель

DeFi теперь является ареной, где происходят самые захватывающие инновации

Мир впереди | Инвестиции в энергетику должны увеличиваться, поэтому счета и налоги должны расти

Мир впереди | Международные поездки станут проще, но ограничения останутся

Мир впереди | В 2022 году будет запущено несколько амбициозных космических миссий

Мир впереди | Китай избегает олимпийских протестов, запрещая иностранным зрителям





Введение редактора

Мир впереди | Десять трендов, за которыми стоит следить в наступающем году

Письмо Тома Стэндиджа, редактора журнала «The World Ahead 2022»

Коронавирус навсегда изменит мир.

Вот как.

Правительство становится большой фармацевтической компанией.
Стеф Стерлинг — вице-президент по защите интересов и политике в Институте Рузвельта и соавтор готовящегося к публикации документа «В интересах общества: демократизация лекарственных средств через государственную собственность».

Коронавирус обнажил недостатки нашей дорогостоящей, неэффективной рыночной системы разработки, исследования и производства лекарств и вакцин. COVID-19 — одна из нескольких вспышек коронавируса, которые мы наблюдали за последние 20 лет, однако логика нашей нынешней системы — ряд дорогостоящих государственных стимулов, направленных на стимулирование развития частного сектора — привела к 18-месячному окну, которое мы сейчас предвидеть до широкой доступности вакцины. Частные фармацевтические фирмы просто не будут уделять приоритетное внимание вакцине или другим контрмерам в случае будущей чрезвычайной ситуации в области общественного здравоохранения, пока не будет обеспечена их прибыльность, а это слишком поздно, чтобы предотвратить массовые потрясения. Реальность хрупкости цепочек поставок активных фармацевтических ингредиентов в сочетании с возмущением общественности по поводу злоупотреблений патентами, которые ограничивают доступность новых методов лечения, привела к формирующемуся двухпартийному консенсусу в отношении того, что государственный сектор должен взять на себя гораздо более активную и непосредственную ответственность за разработку и производство лекарственных средств. лекарства. Этот более эффективный и гораздо более устойчивый государственный подход заменит наш неудачный 40-летний эксперимент рыночными стимулами для удовлетворения основных потребностей в области здравоохранения.

Наука снова во власти.
Соня Траусс — исполнительный директор YIMBY Law.

Правда и ее самый популярный эмиссар, наука, теряют доверие уже не одно поколение. Как сказал нам Оби-Ван Кеноби в «Возвращение джедая »: «Вы обнаружите, что многие истины, за которые мы цепляемся, во многом зависят от нашей собственной точки зрения». В 2005 году, задолго до Дональда Трампа, Стивен Колберт ввел термин «правдивость» для описания политического дискурса, который становится все более основанным на фактах. Нефтегазовая промышленность ведет многолетнюю войну против истины и науки, продолжая ту же борьбу, что и табачная промышленность. В совокупности это привело к тому, что республиканцы могли утверждать, что сообщения о коронавирусе вовсе не наука, а чистая политика, и это звучало разумно для миллионов людей. Однако быстро американцы заново знакомятся с такими научными понятиями, как теория микробов и экспоненциальный рост. В отличие от употребления табака или изменения климата, сомневающиеся в науке смогут сразу увидеть последствия коронавируса. По крайней мере, в течение следующих 35 лет, я думаю, мы можем ожидать, что общественное уважение к экспертным знаниям в области общественного здравоохранения и эпидемий будет хотя бы частично восстановлено.

Правительство

Конгресс наконец-то может стать виртуальным.
Итан Цукерман — адъюнкт-профессор практики медиаискусства и науки в Массачусетском технологическом институте, директор Центра гражданских медиа и автор книги Digital Cosmopolitans: почему мы думаем, что Интернет нас соединяет, почему это не так и как перенастроить Это .

Коронавирус заставит многие учреждения стать виртуальными. Одним из тех, кто извлечет большую выгоду из этого изменения, является Конгресс США. Нам нужно, чтобы Конгресс продолжал работать в условиях этого кризиса, но, учитывая рекомендации ограничить собрания до 10 человек или меньше, собираться в зале Палаты представителей сейчас не особенно разумный вариант; по крайней мере, два члена Конгресса уже дали положительный результат на вирус.

Напротив, это прекрасное время для конгрессменов вернуться в свои округа и начать процесс виртуального принятия законов — навсегда. В настоящее время этот шаг не только необходим с медицинской точки зрения, но и имеет дополнительные преимущества. Законодатели будут ближе к избирателям, которых они представляют, и с большей вероятностью будут чутко относиться к местным перспективам и проблемам. Виртуальный Конгресс труднее лоббировать, поскольку бесконечные вечеринки и приемы, которые лоббисты устраивают в Вашингтоне, будет труднее воспроизвести по всей стране. Партийное соответствие также может ослабнуть, если представители будут помнить о местной лояльности, а не о партийных связях.

В долгосрочной перспективе виртуализированный Конгресс мог бы помочь нам решить одну из главных проблем современной Палаты представителей: перераспределение и расширение. Палата не увеличилась в размерах с 1920-х годов, а это означает, что представитель в среднем говорит от имени 770 000 избирателей, а не 30 000, как было предписано отцами-основателями. Если мы продемонстрируем, что виртуальный Конгресс может выполнять свою работу так же хорошо или даже лучше, используя технологии 21-го века, а не технологии 18-го века, возможно, мы сможем вернуть дом к соотношению 30 000: 1, предписанному Джорджем Вашингтоном.

Большое правительство возвращается.
Маргарет О’Мара — профессор истории Вашингтонского университета и автор книги Код: Силиконовая долина и переделка Америки .

Борьба с коронавирусом уже сделала правительство — федеральное, штатное и местное — гораздо более заметным для американцев, чем обычно. Когда мы настраиваемся на ежедневные брифинги представителей органов здравоохранения, прислушиваемся к указаниям наших губернаторов и ищем помощи и надежды у наших национальных лидеров, мы видим решающую роль, которую «большое правительство» играет в нашей жизни и нашем здоровье. Мы также видим смертельные последствия четырех десятилетий сокращения инвестиций в государственную инфраструктуру и отказа от государственной экспертизы. Мало того, что Америке понадобится массивная доза большого правительства, чтобы выйти из этого кризиса — как показывает быстрое принятие Вашингтоном гигантского пакета экономической помощи, — но нам будет нужно большое и мудрое правительство больше, чем когда-либо после него.

Государственная служба восстанавливает свою репутацию.
Лилиана Мейсон — адъюнкт-профессор государственного управления и политики Университета Мэриленда в Колледж-Парке и автор книги « Негражданское соглашение: как политика стала нашей идентичностью».

Эпоха Рейгана закончилась. Широко распространенная идея о том, что правительство по своей природе плохо, не сохранится после коронавируса. Это событие является глобальным свидетельством того, что функционирующее правительство имеет решающее значение для здорового общества. Больше не «страшно» слышать слова «я из правительства, и я здесь, чтобы помочь». На самом деле, это то, что большинство людей отчаянно надеются услышать прямо сейчас. Мы увидим возрождение патриотической чести работать на правительство.

Новый гражданский федерализм.
Архонт Фунг — профессор гражданства и самоуправления в Школе государственного управления им. Джона Ф. Кеннеди Гарвардского университета.

Точно так же, как травма, полученная во время Второй мировой войны, заложила основу для более сильного американского правительства и национальной солидарности, коронавирусный кризис может посеять семена нового гражданского федерализма, в котором штаты и населенные пункты станут центрами справедливости, солидарности и взаимопомощи. дальновидное демократическое решение проблем. Многие американцы теперь оплакивают провал национального руководства перед лицом этой беспрецедентной проблемы. Оглянувшись назад, мы увидим, что некоторые сообщества справились с кризисом намного лучше, чем другие. Мы вполне можем обнаружить, что успех пришел в государствах, где лидеры правительства, гражданского общества и частного сектора объединили свои усилия в духе самопожертвования ради общего блага.

Учтите, что вирусологическая лаборатория Вашингтонского университета намного превзошла Центры по контролю и профилактике заболеваний (CDC) и другие лаборатории в проведении серьезного тестирования на COVID-19 на раннем этапе, когда оно было больше всего необходимо. Некоторые губернаторы, мэры, органы управления образованием и работодатели первыми добились соблюдения социального дистанцирования, закрытия кампусов и других мест и направления ресурсов на поддержку наиболее уязвимых слоев населения. А гражданская структура некоторых сообществ способствовала развитию ответственности и альтруизма миллионов простых граждан, которые остались дома, потеряли доход, держат своих детей дома, самоизолировались, воздерживались от накопления, поддерживали друг друга и даже объединяли медикаменты и другие средства. ресурсов для поддержки работников здравоохранения. Коронавирус — самый неотложный вызов человечеству в этом столетии. Воспользовавшись новым чувством солидарности, граждане штатов и городов поднимутся, чтобы противостоять грядущим огромным вызовам, таким как изменение климата и превращение нашей эпохи исторического неравенства в эпоху экономической интеграции.

Не все правила, по которым мы жили, применимы.
Астра Тейлор — режиссер и автор книги «Демократии может не быть, но нам ее будет не хватать, когда она исчезнет».

Реакция Америки на пандемию коронавируса раскрыла простую истину: многие политики, которые наши выборные должностные лица долгое время называли невозможными и непрактичными, были в высшей степени возможными и практичными с самого начала. В 2011 году, когда активисты движения «Захвати Уолл-стрит» потребовали списания долгов по студенческим кредитам и медицинскому обслуживанию, многие в основных СМИ высмеяли их. В последующие годы мы продолжали продвигать этот вопрос, и нам постоянно говорили, что наши требования нереалистичны. Теперь мы знаем, что «правила», по которым мы жили, были ненужными и просто делали общество более хрупким и неравным.

Все это время выселения можно было избежать; бездомных можно было разместить и приютить в правительственных зданиях; воду и электричество не нужно было отключать для тех, кто не оплатил счета; оплачиваемый отпуск по болезни мог быть правом всех работников; несвоевременная выплата ипотеки не обязательно должна была привести к потере права выкупа; и должники могли получить помощь. Президент Дональд Трамп уже заморозил проценты по федеральным студенческим кредитам, а губернатор Нью-Йорка Эндрю Куомо приостановил выплату всех медицинских и студенческих долгов перед штатом Нью-Йорк. Демократы и республиканцы обсуждают приостановку сбора — или полную отмену — студенческих ссуд в рамках более крупного пакета экономических стимулов.

Понятно, что во время кризиса правила не действуют, и это заставляет задуматься, почему они вообще правила. Это беспрецедентная возможность не просто нажать кнопку паузы и временно облегчить боль, но и навсегда изменить правила, чтобы неисчислимые миллионы людей не были так уязвимы с самого начала.

Возрождение доверия к учреждениям.
Митико Какутани — автор бестселлера 2018 года « Смерть правды » и бывший главный книжный критик 907:34 Нью-Йорк Таймс.

Мы надеемся, что пандемия коронавируса подтолкнет американцев к осознанию того, что институты и ценности, на которые Дональд Трамп нападал во время своего президентства, необходимы для функционирования демократии и ее способности эффективно бороться с национальным кризисом. Признание того, что государственные учреждения, в том числе те, на которые возложена защита нашего здоровья, защита наших свобод и надзор за нашей национальной безопасностью, должны быть укомплектованы экспертами (а не политическими лоялистами), что решения должны приниматься в рамках обоснованного политического процесса и основываться на доказательствах. основанной на науке и исторических и геополитических знаниях (а не на «альтернативных фактах» Трампа, политической целесообразности или том, что Томас Пинчон назвал в Gravity’s Rainbow , «хаос раздражений, капризов, галлюцинаций и всеобщего мудака»). Вместо внешней политики Трампа «Америка прежде всего» нам нужно вернуться к многосторонней дипломатии и к пониманию того, что сотрудничество с союзниками — и противниками — особенно необходимо, когда речь идет о решении глобальных проблем, таких как изменение климата и вирусные инфекции. пандемии.

Прежде всего, мы должны помнить, что общественное доверие имеет решающее значение для управления, и это доверие зависит от того, говорите ли вы правду. Как писал историк Джон М. Барри в своей книге 9 2004 г.0734 Великий грипп — душераздирающая хроника пандемии гриппа 1918 года, унесшей жизни около 50 миллионов человек во всем мире, — главный урок этой катастрофы состоит в том, что «те, кто находится у власти, должны сохранить доверие общества», и «чтобы сделать это, ничего не искажать, ничего не приукрашивать, никем не пытаться манипулировать».

Ожидайте политического восстания.
Кэти О’Нил — основатель и генеральный директор алгоритмической аудиторской компании ORCAA и автор книги « Оружие математического разрушения: как большие данные увеличивают неравенство и угрожают демократии».

Последствия коронавируса, вероятно, будут включать новое политическое восстание — «Захвати Уолл-Стрит 2.0», но на этот раз гораздо более массовое и яростное. Как только чрезвычайная ситуация в области здравоохранения закончится, мы увидим, в какой степени о богатых, имеющих хорошие связи и ресурсы сообщества будут заботиться, в то время как условные, бедные и стигматизированные сообщества будут полностью уничтожены. Более того, мы увидим, как возможны политические действия — можно быстро мобилизовать помощь и проекты на несколько триллионов долларов, — но только в том случае, если дело считается неотложным. Это несоответствие долго игнорируемого населения, наконец, получающего сообщение о том, что его потребности не только хронически остаются без внимания, но и хронически игнорируются как политически необходимые, вероятно, будет иметь радикальные, виловые последствия.

Выборы

Электронное голосование становится мейнстримом.
Джо Бразертон является председателем Democracy Live, стартапа, который предоставляет электронные бюллетени.

Одной из жертв COVID-19 станет старая модель ограничения голосования избирательными участками, где люди должны собираться в непосредственной близости в течение длительного периода времени. Мы постепенно отходим от этой модели с 2010 года, когда Конгресс принял закон, требующий электронного голосования для военных и иностранных избирателей, а в некоторых штатах теперь требуется доступное домашнее голосование для слепых и инвалидов. В долгосрочной перспективе, пока должностные лица избирательных комиссий пытаются решить, как обеспечить безопасное голосование в разгар пандемии, более вероятным будет внедрение более передовых технологий, включая безопасное, прозрачное и экономичное голосование с наших мобильных устройств. В ближайшем будущем в избирательном цикле 2020 года в некоторых юрисдикциях появится гибридная модель — голосование по мобильным телефонам с бумажными бюллетенями для подсчета голосов. Следует ожидать, что этот вариант получит более широкое распространение. Чтобы было ясно, в настоящее время существуют проверенные технологии, которые предлагают мобильное голосование на дому, но при этом генерируют бумажные бюллетени. Эта система не является идеей; это реальность, которая использовалась нашими зарубежными военными и избирателями-инвалидами на более чем 1000 выборах в течение почти десяти лет. Это должно стать новой нормой.

День выборов станет месяцем выборов.
Ли Друтман — старший научный сотрудник New America и автор книги «Разорвать двухпартийную гибельную петлю: аргументы в пользу многопартийной демократии в Америке».

Как провести выборы во время коронавируса? Упрощая голосование, когда граждане хотят и где они хотят, чтобы день выборов не стал риском для здоровья из-за большого скопления людей и длинных очередей. Изменения произойдут за счет расширенного досрочного голосования и голосования по почте без каких-либо уважительных причин, что фактически превратит день выборов в месяц выборов (или, возможно, месяцы, в зависимости от близости к выборам и снисходительности к опоздавшим бюллетеням, проштемпелеванным в день выборов). Этот переход требует тщательного обдумывания и планирования, чтобы обеспечить равное отношение ко всем сообществам и предотвратить мошенничество. Но столкнувшись с перспективой переполненных избирательных участков, укомплектованных работниками из группы риска (которые, как правило, старше), штаты окажутся под огромным давлением, чтобы разработать планы, чтобы выборы могли продолжаться в любом случае. Это будет означать постоянное изменение. Как только граждане ощутят удобство досрочного голосования и/или голосования по почте, они не захотят от него отказываться. Дополнительные удобства приведут к более высокой явке избирателей, что потенциально изменит партийную конкуренцию в Америке.

Голосование по почте станет нормой.
Кевин Р. Косар — вице-президент по партнерским исследованиям в R Street Institute.

На сегодняшний день пять штатов — Джорджия, Кентукки, Луизиана, Мэриленд и Огайо — отложили свои президентские праймериз. За этим вполне могут последовать и другие штаты. Но эти выборы нельзя откладывать на неопределенный срок. Партии должны провести свои съезды и выбрать кандидата в президенты до осенних всеобщих выборов. По некоторым данным, коронавирус может продолжать угрожать американцам до июня или даже до конца лета. В большинстве штатов это означает, что избирательная политика ведет к краху избирательного поезда. Часы тикают.

К счастью, у страны есть проверенный временем способ избежать выбора между защитой общественного здоровья и возможностью избирателям реализовать свое право голоса: голосование по почте. Военнослужащие за границей десятилетиями голосовали по почте. Некоторые штаты, такие как Вашингтон, Орегон и Юта, уже позволяют всем голосовать дома. Они отправляют каждому избирателю бюллетень, а затем дают ему возможность отдать его либо по почте, либо на избирательном участке. К сожалению, большинство штатов установили переключатель на личное голосование и требуют, чтобы люди запрашивали голосование по почте. Избиратели уже получают по почте регистрационные карточки и справочники по выборам. Почему не бюллетени? Учитывая риски, связанные с личным голосованием, у штатов теперь есть срочная причина для немедленной модернизации своих закоснелых систем — и мы должны ожидать, что они скоро это сделают.

Дейл Хо — директор проекта избирательных прав Американского союза гражданских свобод.

Пандемия COVID-19 представляет собой беспрецедентную угрозу способу голосования большинства людей: лично в день выборов. Но есть несколько очевидных шагов, которые мы можем предпринять, чтобы никому не пришлось выбирать между своим здоровьем и правом голоса.

Во-первых, каждому избирателю, имеющему право голоса, следует отправить по почте бюллетень для голосования и самозапечатывающийся обратный конверт с предоплатой почтовых расходов. Все бюллетени со штемпелем дня выборов должны быть приняты и подсчитаны. Бюллетени, отправленные по почте, не должны быть отклонены из-за ошибок или технических деталей без предварительного уведомления избирателей о любых недостатках и предоставления им возможности исправить их. В то же время штаты могут сохранить возможности личного голосования для людей, которые в них нуждаются, таких как избиратели с ограниченными возможностями, с ограниченным знанием английского языка, с ограниченным доступом по почте или которые регистрируются после того, как бюллетени для голосования были разосланы по почте.

Администраторы выборов должны получить дополнительные ресурсы для найма более молодых сотрудников избирательных участков, для обеспечения их здоровья и безопасности для здоровья и безопасности избирателей, а также для расширения возможностей для быстрой и точной обработки того, что, вероятно, станет беспрецедентным объемом голосов, отправленных по почте. Кроме того, штаты должны отменить ограничения, запрещающие должностным лицам избирательных комиссий обрабатывать бюллетени, доставленные по почте, до дня выборов (в настоящее время такие ограничения действуют в 15 штатах). И средства массовой информации должны помочь сформировать общественные ожидания, что в условиях рекордного количества голосований по почте подведение итогов и прогнозирование победителей может занять больше времени, чем мы привыкли.

Если состояние не может сделать все вышеперечисленное, оно должно предпринять как можно больше из этих шагов. Нынешний кризис делает эти изменения еще более необходимыми и тем более вероятными.

Мировая экономика

Больше ограничений на массовое потребление.
Соня Шах является автором книги Пандемия: отслеживание инфекций от холеры до лихорадки Эбола и далее и предстоящей книги Следующая великая миграция: красота и ужас жизни в движении.

В лучшем случае травма от пандемии заставит общество принять ограничения в отношении культуры массового потребления как разумную цену, которую нужно заплатить, чтобы защитить себя от будущих инфекций и климатических катастроф. Десятилетиями мы утоляли свои непомерные аппетиты, вторгаясь в постоянно расширяющуюся полосу планеты своей промышленной деятельностью, вынуждая дикие виды втискиваться в оставшиеся фрагменты среды обитания в непосредственной близости от нас. Именно это позволило животным микробам, таким как SARS-COV2 — не говоря уже о сотнях других от Эболы до Зика — проникать в организм человека, вызывая эпидемии. Теоретически мы могли бы решить сократить наше промышленное присутствие и сохранить среду обитания диких животных, чтобы вместо этого животные микробы оставались в телах животных. Скорее всего, мы увидим менее релевантные преобразования. Универсальный базовый доход и обязательный оплачиваемый отпуск по болезни переместятся с периферии в центр политических дебатов. Окончание массового карантина вызовет неудовлетворенный спрос на близость и мини-бэби-бум. Ажиотаж вокруг онлайн-образования будет прекращен, поскольку поколение молодых людей, вынужденных жить в изоляции, изменит культуру вокруг противоположного отношения к общественной жизни.

Укрепление внутренних цепочек поставок.
Тодд Н. Такер — директор отдела исследований в области управления в Институте Рузвельта.

В далекие времена 2018 года эксперты раскритиковали администрацию Трампа за введение тарифов на импортную сталь на глобальной основе по соображениям национальной безопасности. Как президент тогда написал в Твиттере: «ЕСЛИ У ВАС НЕТ СТАЛИ, У ВАС НЕТ СТРАНЫ!» Но для большинства экономистов настоящей причиной сбоев на рынке металлов был Китай, и вводить дополнительные тарифы для союзников США было бессмысленно, аргумент гласил: в конце концов, даже если Америка вообще лишится своей сталелитейной промышленности, мы все равно сможем рассчитывать на поставках от союзников в Северной Америке и Европе.

Перенесемся в 2020 год. Буквально на этой неделе союзники США рассматривают возможность существенных пограничных ограничений, включая закрытие портов и ограничение экспорта. Хотя нет никаких признаков того, что коронавирус как таковой передается через торговлю, можно представить себе идеальный шторм, в котором глубокая рецессия плюс растущая геополитическая напряженность ограничивают доступ Америки к ее обычным цепочкам поставок, а отсутствие собственных мощностей на различных товарных рынках ограничивает возможности правительства. умение быстро реагировать на угрозы. Разумные люди могут расходиться во мнениях относительно того, были ли тарифы Трампа на сталь правильным ответом в нужное время. Однако в предстоящие годы ожидается усиление поддержки со стороны демократов, республиканцев, ученых и дипломатов идеи о том, что правительство должно играть гораздо более важную роль в создании адекватной избыточности в цепочках поставок, устойчивых даже к торговым потрясениям со стороны союзников. Это будет существенная переориентация даже из самого недавнего прошлого.

Дамбиса Мойо — экономист и писатель.

Пандемия коронавируса заставит корпорации сопоставлять эффективность и затраты/выгоды глобализированной системы цепочек поставок с надежностью цепочек поставок внутри страны. Переход на более надежную внутреннюю цепочку поставок снизит зависимость от все более раздробленной глобальной системы поставок. Но хотя это лучше гарантировало бы, что люди получают товары, в которых они нуждаются, этот сдвиг, вероятно, также увеличил бы затраты для корпораций и потребителей.

Разрыв в неравенстве будет увеличиваться.
Теда Скокпол — профессор государственного управления и социологии в Гарварде.

Дискуссии о неравенстве в Америке часто сосредотачиваются на растущем разрыве между нижними 99 процентами и верхним 1 процентом. Но другой разрыв, который увеличился, — это разрыв между пятой частью лучших и всеми остальными, и этот разрыв будет усугубляться этим кризисом.

Пятая часть самых богатых американцев за последние десятилетия добилась большего прироста доходов, чем те, кто ниже их в иерархии доходов. Чаще это члены супружеских, высокообразованных пар. Будучи высокооплачиваемыми профессионалами или менеджерами, они живут в готовых к Интернету домах, где можно работать удаленно, и где у детей есть собственные спальни, и они не так сильно нарушают график работы на дому. В этом кризисе большинство из них будут получать стабильный доход, доставляя предметы первой необходимости на дом.

Остальным 80 процентам американцев не хватает этой финансовой подушки. Некоторые будут в порядке, но многие будут бороться с потерей работы и семейным бременем. Чаще всего это родители-одиночки или домохозяйства с одним доходом. Они в меньшей степени могут работать из дома и, скорее всего, заняты в сфере услуг или доставки на работах, которые подвергают их большей опасности контакта с коронавирусом. Во многих случаях их дети не получат образования дома, потому что родители не смогут их учить, или в их домохозяйствах может не быть доступа к высокоскоростному Интернету, который позволяет дистанционное обучение.

Образ жизни

Жажда развлечений.
Мэри Фрэнсис Берри — профессор американской социальной мысли, истории и африканских исследований Пенсильванского университета.

Некоторые уже существующие тенденции, вероятно, будут ускоряться, например, использование голосовых технологий для управления входами, безопасностью и т.п. В краткосрочной перспективе университеты добавят курсы по пандемиям, а ученые разработают исследовательские проекты для улучшения прогнозирования, лечения и диагностики. Но история подсказывает и другой исход. После катастрофического 1918-19 лет испанского гриппа и окончания Первой мировой войны многие американцы искали беззаботных развлечений, чему способствовало появление автомобилей и радио. Молодые женщины, недавно получившие право голосовать в соответствии с 19-й поправкой, стригли волосы, часто посещали бары и танцевали чарльстон. Экономика быстро восстановилась и процветала около 10 лет, пока иррациональные инвестиции не привели Соединенные Штаты и весь мир к Великой депрессии. Вероятно, учитывая прошлое поведение, когда эта пандемия закончится, люди ответят тем же чувством облегчения и поиском сообщества, избавлением от стресса и удовольствия.

Меньше общих обедов, но, может быть, больше готовки.
Пол Фридман — профессор истории в Йельском университете и автор недавно вышедшей книги «Американская кухня : и как это получилось».

За последние несколько лет американцы тратят больше денег на еду, приготовленную вне дома, чем на покупку и приготовление еды. Но теперь, когда рестораны в основном закрыты, а изоляция усиливается, многие люди будут учиться или заново учиться готовить в течение следующих недель. Может быть, они снова полюбят готовить, хотя я не буду задерживать дыхание, а может быть, доставка возьмет верх над всем остальным. Сидячие рестораны также могут закрыться навсегда, поскольку люди посещают их реже; вполне вероятно, что в Европе и Соединенных Штатах будет гораздо меньше сидячих ресторанов. Мы будем менее общительны, по крайней мере, какое-то время.

Возрождение парков.
Александра Ланге — архитектурный критик Curbed.

Люди часто рассматривают парки как место для чего-то конкретного, например, футбольных полей, барбекю или игровых площадок, и теперь следует избегать всех этих функций. Но это не делает парки менее ценными. Я укрываюсь в Бруклине со своей семьей, и каждый день мы выходим на улицу, чтобы пройтись по петле на север через парк Бруклин-Бридж и на юг по набережной Бруклин-Хайтс. Я вижу, как люди просят парк «Золотые Ворота» закрыть дороги, чтобы было еще больше места для людей. В Великобритании Национальный фонд пытается открыть больше садов и парков бесплатно. Городские парки, в которые за последнее десятилетие вложили значительные средства большинство крупных городов, достаточно велики, чтобы вместить обе толпы.0734 и социальное дистанцирование. Помогает то, что в северном полушарии весна.

Общество может выйти из пандемии, еще больше оценив эти большие пространства не только как фон для крупных мероприятий и активного использования, но и как возможность визуально побыть вместе. Я писал книгу о торговых центрах, и я бы точно не рекомендовал их посещать прямо сейчас (все эти зараженные вирусом поверхности). Но в пригородах торговые центры исторически выполняли ту же функцию: куда-то пойти, где-то побыть вместе. Сейчас у нас есть парки. После того, как все это закончится, я бы хотел, чтобы государство инвестировало больше средств в открытые, доступные, всепогодные места для собраний, даже после того, как нам больше не нужно оставаться на расстоянии шести футов друг от друга.

Изменение в нашем понимании «изменения».
Мэтью Континетти — научный сотрудник Американского института предпринимательства.

«Смена парадигмы» — одна из самых часто используемых фраз в журналистике. Тем не менее, пандемия коронавируса может быть одним из случаев, когда это применимо. Американскому обществу знакома специфическая модель перемен, действующая в рамках существующих параметров наших либерально-демократических институтов, в основном свободного рынка и общества выраженного индивидуализма. Но коронавирус поражает не только иммунную систему. Подобно Гражданской войне, Великой депрессии и Второй мировой войне, она может заразить основы свободного общества. Государственные и местные органы власти движутся с разной, а иногда и противоположной скоростью, чтобы справиться с кризисом глубоких масштабов. Мировая экономика вступила в начальную стадию рецессии, которая может перерасти в депрессию. Уже сейчас большая часть Америки полностью закрыта. Американцы мгновенно попрощались с обществом легкомыслия и непрекращающейся активности, а федеральное правительство предпринимает шаги, чаще всего наблюдаемые в военное время. Наши коллективные представления о возможном уже изменились. Если опасность, которую коронавирус представляет как для индивидуального здоровья, так и для потенциала общественного здравоохранения, сохранится, мы будем вынуждены пересмотреть саму нашу концепцию «изменений». Парадигма изменится.

Больше нет тирании привычки.
Вирджиния Хеффернан — автор книги «Магия и потеря: Интернет как искусство».

Люди, как правило, не склонны к радикальным отклонениям от повседневной жизни. Но недавняя фантазия об «оптимизации» жизни — для максимальной производительности, производительности, эффективности — создала надомную индустрию, которая пытается сделать самые унылые жизни кажутся героическими. Джордан Петерсон уже много лет приказывает заблудшим мужским душам заправлять свои постели. «Четырехчасовая рабочая неделя», «Сила привычки» и «Атомные привычки» призывают читателей автоматизировать определенное поведение, чтобы они покорно перерабатывали и недоедали.

Но COVID-19 предполагает, что Петерсон (или любой другой солдафон, проповедующий привычки) не является лидером нашего времени. Вместо этого рассмотрим Альбера Камю, который в « Чума » винит в уничтожении вымышленного алжирского города эпидемией одну вещь: постоянство. «Правда в том, — пишет Камю о сокрушительно скучном портовом городе, — что всем скучно, и они посвящают себя развитию привычек». Горожанам с привычками не хватает воображения. Им требуется слишком много времени, чтобы осознать, что смерть преследует их, и давно пора перестать ездить на трамваях, работать за деньги, играть в боулинг и ходить в кино.

Может быть, как и во времена Камю, двойственные призраки автократии и болезни заставят нас прислушаться к нашему здравому смыслу, нашему воображению, нашей эксцентричности, а не нашему программированию. Более широкий и смелый подход к повседневному существованию сейчас имеет решающее значение, чтобы мы не попали в ряды трамповской тирании, лицемерия и ортодоксальности, а также экологически и физиологически разрушительного поведения (включая наши любимые: вождение автомобиля, поедание мяса, сжигание электричества). ). Это нынешнее время чумы может привести к перезарядке приверженности более близкому к сути мировоззрению, которое признает, что у нас есть короткое время на земле, часы Судного дня находятся в минуте от полуночи, а мирная и осмысленная совместная жизнь займет гораздо больше времени. чем застилать постель и хитрые вложения. Сила отсутствия привычек.

Назад к навигации

Когда наступит конец света (если не в 2022 году)?

Конец света снова близок! На протяжении веков предсказатели конца света пророчили апокалипсис. Но есть небольшая загвоздка: ни одно из предсказаний о конце света никогда не сбывается.

На протяжении веков были сотни пророчеств о конце света, но ни одно из них так и не сбылось.

©iStockphoto.com/DNY59

Предсказания апокалипсиса на 2022 год

Каждый год новые апокалиптические предсказания проносятся через темные края Интернета и бульварных СМИ. За последние пару лет было предсказано, что мир закончится ядерной войной, столкновением с астероидом и новым ледниковым периодом, и это лишь некоторые из наиболее популярных пророчеств конца света.

Надо ли говорить, что ни одно из них не сбылось. Пандемия и другие недавние события могут показаться апокалиптическими, но все это не является чем-то из ряда вон выходящим с исторической точки зрения. И, несмотря на все недавние горести, человечество все еще живо и процветает!

Тем не менее, нет недостатка в свежих пророчествах о конце света на грядущий год. Следующие прогнозы на 2022 год в настоящее время особенно популярны среди энтузиастов конца света:

Компьютерный мозг

Компьютеры захватывают мир и подчиняют себе человеческую расу? С появлением искусственного интеллекта и многими из нас, постоянно приклеенными к экранам наших мобильных устройств, вам простительно думать, что это предсказание уже сбылось!

Итак, давайте отдадим должное источнику этого пророчества, знаменитому провидцу Нострадамусу, хотя бы частично. Но опять же, в подбрюшье интернета оно приукрашено всевозможными фантастическими подробностями об армии роботов, управляемых единым сверхинтеллектуальным компьютерным мозгом буквально порабощает нас. Учитывая, что мы все еще работаем над совершенствованием чат-ботов, вряд ли это произойдет в ближайшее время.

Великий огонь с неба

Нострадамус также предсказывает, что большой метеорит или астероид упадет на Землю в 2022 году. Точно так же, как он сделал это в 2021 году. И за несколько лет до этого. Скажем так, его послужной список по предсказанию крупных столкновений с космическим роком… немного поверхностен.

Конечно, в 2022 году с неба упадет немало космических камней, но не бойтесь: это метеоры, они совершенно безвредны, и на них приятно смотреть. Наслаждаться!

Извержение супервулкана

Нет никаких оснований полагать, что Йеллоустонский супервулкан вот-вот извергнется. Так говорят эксперты. Но это не мешает Интернету выкрикивать случайные предсказания, что именно это и произойдет в 2022 году, погрузив Землю в ад с миллионами смертей. Итак, вы хотите верить людям, которые что-то знают, или людям, которые борются за клики? Вам решать.

Лучшие предсказания Судного дня, которые провалились

Если все это вас обеспокоило, взгляните на некоторые из наиболее известных сценариев Судного дня в истории, которые не сбылись, как и сотни других пророчеств на протяжении веков. Хотя некоторые из перечисленных событий имели трагические последствия для многих участников, взгляд на послужной список пророков и пророчеств является хорошим напоминанием о том, что не нужно паниковать. В конце концов, предсказывать конец света — дело непростое.

Календарь майя

Конец света был предсказан 21 декабря 2012 года, когда подошёл к концу один из великих циклов календаря майя. В преддверии дня интернет изобиловал предсказаниями об апокалипсисе, который произойдет 21.12.12. Столкнувшись с обилием алармистской информации, доступной во всемирной паутине, даже НАСА было вынуждено опубликовать информационную страницу о том, почему 21 декабря 2012 года не наступит конец света.

Подробнее о «12/21/12»

Смотрите наш обратный отсчет до конца календаря майя

Кемпинг и Вознесение

Конец света также должен был наступить 21 октября 2011 года. Американский радиоведущий Гарольд Кемпинг прибыл к дате апокалипсиса через серию расчеты, которые он утверждал, были основаны на еврейских праздниках и лунном календаре. В дополнение к своим заявлениям о конце света, он также предсказал, что 21 мая 2011 года, ровно в 18:00, избранный Богом народ будет вознесен на небеса в событии, которое он назвал Восхищением. По его словам, те, кто не будут восхищены, должны будут остаться на Земле и ждать своей гибели пять месяцев спустя. По сообщениям СМИ, некоторые из его последователей уволились с работы, продали дома и вложили большие суммы денег в обнародование предсказаний Кемпинга. Когда Восхищение не произошло, Кемпинг пересмотрел свои предсказания, заявив, что это событие произойдет одновременно с концом света. После 21 октября 2011 года самопровозглашенный пророк заявил, что «никто не может знать точно, когда придет время апокалипсиса».

Посмотрите, сколько времени прошло после апокалипсиса в Кемпинге

Черная дыра из Женевы

Ученые используют Большой адронный коллайдер (БАК) недалеко от Женевы, Швейцария, для организации контролируемых столкновений частиц на очень высоких скоростях. Эксперименты заставили некоторых поверить в то, что энергия, высвободившаяся в результате столкновений, сформирует черную дыру, достаточно мощную, чтобы поглотить Землю и все живое на ней. Такой черной дыры еще не наблюдалось, и несколько громких исследований пришли к выводу, что таких опасностей, связанных с экспериментами, проводимыми на БАК, нет.

Y2K и ошибка тысячелетия

К концу второго тысячелетия люди во всем мире опасались, что конец света наступит одновременно с началом 2000 года, или Y2K. Это предсказание было основано на практике компьютерных программистов сокращать числа года двумя цифрами при разработке программного обеспечения. Например, «1999» будет закодировано как «99». На рубеже веков компьютеры возвращались к «00», предполагая, что дата была 1900 вместо 2000, что приводило к программным ошибкам. Согласно распространенному мнению, эта так называемая «Ошибка тысячелетия» угрожала банковским системам, самолетам и даже безопасности систем вооружения, приводя к всепоглощающему хаосу на планете Земля. Однако в полночь 1 января 2000 года мир праздновал Новый год, и ни один самолет не упал с неба.

Третье тысячелетие началось в 2000 или 2001 году?

Посмотрите, сколько времени прошло с 2000 года

Нострадамус и король ужаса

Известный провидец Нострадамус предсказал 250 лет назад, что в 1999 году с неба придет «король ужаса». Австрийский геолог и любитель Нострадамуса Александр Толлманн решил чтобы перестраховаться, отсидевшись в самодельном бункере в Австрии. Толлманн был убежден, что апокалипсис должен был наступить в начале августа, и этот страх усилился после полного солнечного затмения 11 августа 19 года.99.

Великий потоп и летающая тарелка

Чикагская домохозяйка Дороти Мартин (также известная как Марион Кич) утверждала, что в начале 1950-х годов она получила сообщение с планеты Кларион: мир должен был закончиться великим потопом еще до рассвета 21 декабря. , 1954. Мартин и группа последователей были убеждены, что летающая тарелка спасет истинно верующих перед неминуемой гибелью Земли.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.