Муж татарин: Казанский инновационный университет / ieml.ru

Содержание

Главные блюда и застольные традиции татар Поволжья • Arzamas

Сколько слоев в свадебной губадие, кого зовут на аш и легенда о чак-чаке

Автор Людмила Губаева

В культуре татар Поволжья объединены традиции нескольких народов: булгар, которые построили здесь государство в X веке, среднеазиатских тюрков, кото­рые принесли на эти земли ислам, и пестрого многонацио­нального войска (его мы при­выкли называть татаро-монгольским), которое уничтожило Волжскую Булгарию в XIII столетии и построило на ее террито­рии новое государство.

Татарская кухня испытала на себе влияние практически всех соседей: и рус­ских, и чувашей, и марийцев, и башкир. Бойкая международная торговля тоже приносила свои плоды — новые продукты, специи, блюда. И, конечно, важную роль в татарской кухне всегда играли традиции ислама.

Аш — ритуальное застолье

В переводе с татарского слово аш значит «еда» и, в частности, «суп». А еще так называют традицию ритуального застолья.

Современные татары-мусульмане проводят аш в честь никаха (обряда бракосочетания), рождения ребенка, в па­мять о родствен­никах, во время священных праздников. Обычно аш проходит в семейном кругу. Каждая мусуль­манская семья сама решает, когда его прове­сти, но начинается он всегда одинаково — с чтения Корана.

Обязательный участник любого аша — пожилая женщина, уважаемая в общине (например, абыстай — супруга муллы, мусульманского священника), или муж­чина, умеющий читать Коран на араб­ском языке. Иногда, по особым случаям, это сам мулла, который может произнести небольшую пропо­­ведь. Коран и хадисы (предания о словах, действиях и по­ступках Мухаммада) слушают перед началом трапезы, но уже сидя за накры­тым столом. В комнате стоит тишина, которую прерывает только чтение на арабском языке. Это самая важная часть аша, его основной смысл.

Татарская женщина. XVIII век
Wikimedia Commons

Алкоголя на аше нет: это запрещено шариатом. Вся еда халяльная  То есть это пища, разрешенная мусульманам., но что подавать, каждая хозяйка решает само­стоятельно. Скорее всего, на столе обязательно будет чак-чак, кош-теле (дословно «птичьи язычки» — хворост из теста, обжаренный в масле), различные пирожки из дрожжевого теста, сухофрукты. Может присутствовать коймак (блинчики).

Стол должен быть обильным, его готовят заранее. К моменту, когда гости рас­са­живаются, на нем уже стоят фрукты, ягоды, свежие или засоленные овощи, выпечка, сладости. Современная традиция допускает наличие рыбных и мяс­ных закусок, напри­мер копченой рыбы или казы, то есть конской колбасы.

До нынешних времен аш, как и любое татарское застолье, начинался с чая. Сейчас до подачи горячих блюд на стол ставят компоты, соки или воду.

Горячий обед начинается с супа, и чаще всего это токмач — лапша в курином бульоне. Лапша должна быть очень тонкой. Сейчас традиция уходит, но когда-то считалось, что хорошая невеста обязана уметь нарезать лапшу «в паутинку». Более того, из двух невест могли выбрать ту, что режет лапшу тоньше. Традиция учить девочек с самого раннего детства раскаты­вать и резать лапшу была характерна и для мусульман, и для кряшен — крещеных татар.

После супа на стол выносят второе, в роли которого часто выступает большой пирог губадия (тат. гөбәдия) или зур-бэлеш (тат. зур бәлеш). Зур-бэлеш начиняется карто­фелем, мясом (гусятиной или говядиной) и луком. До конца XIX века, когда картофеля татары не знали, в зур-бэлеш клали крупу, чаще всего полбу. Это сытный и очень нарядный пирог.

Есть бэлеш полагается ложкой: поскольку теста в нем значительно меньше, чем обильной начинки, то сначала с него снимают верхнюю «крышку», и эти кусочки теста раскладываются по тарелкам порционно вместо хлеба. Рядом накладывают начинку. После этого раздают нижний слой бэлеша, мягкий и пропитанный соком от начинки; многие считают его самой вкусной частью пирога. Низ бэлеша получают пожилые гости, например абыстай.

В заключительной части аша, перед тем, как подать чай, на столы могут вынести картофель и мясо (говядину или курятину, вареную или тушеную). Картофель — современное нововведение, дань привычке есть мясо только с гарниром. До XX века на стол ставили просто нарезанное кусками мясо, которое раздавали гостям; самые жирные части доставались самым уважаемым из присутствующих.

Заканчивается аш чаепитием. Тут вступают в дело многочисленные сладости, которые стоят на столе с самого начала трапезы.

Смысл аша заключается не только в том, чтобы сытно и вкусно накормить гостей, но и в соблюдении религиозных традиций. Поэтому еще одна обяза­тельная часть аша — раздача каждому гостю садака, подарков в честь Аллаха: это могут быть платки, отрезы ткани, куски мыла или другие мелочи. Чтецы Корана получают более весомые подарки, чем осталь­ные.

Кроме того, каждый гость уносит с собой гостинец со стола (тат. күчтәнәч). Аш накры­вается с таким расчетом, что после него всегда остается достаточное количество еды, чтобы раздать уходящим. Поэтому вернуться с аша можно с куском пирога, фруктами, чак-чаком или кош-теле — с тем, что завернет с собой хозяйка.

Татарское чаепитие

Считается, что чай в Поволжье привезли еще монголы, когда завоевывали Великую Булгарию, в XIII веке, но по-настоящему этот напиток закрепился в XVII веке, когда Российская империя наладила торговые связи с Китаем. В начале XVIII века чай в России можно было купить только в Москве, Петер­бурге и Казани.

В XIX веке в Казани было уже пять крупных чайных домов и 27 лавок, где продавали спрессованные плитки из Китая. И если в XVII веке чай был очень дорог и пили его только в зажиточных семьях, а простые люди употреб­ляли его как лекарство или по празд­никам, то к XIX веку чаепитие прочно вошло в татар­ский быт, а самовар стал едва ли не главным предметом в доме. Этно­граф Николай Воробьев писал о том, что если семья продает или закла­дывает самовар, то это значит, что она дошла до полной нищеты и готова лишиться самого дорогого.

Чаепитие в доме муллы. Уфимская губерния, 1911 год
Сообщество «Старинные татарские фотографии \ Иске сүрәтләр» / «Вконтакте» 

Татары всегда пили чай очень горячим, практически кипящим. Эта традиция сохранилась и сегодня. Молоко в чай тоже было принято добавлять подогре­тым — чтобы температура в чашке оставалась высокой. Часто, чтобы сэкономить заварку и добавить чаю аромата, вместе с чайной плиткой заваривали травы: душицу (тат. мәтрүшкә, в некоторых диалек­тах йылыут), чабрец и зверобой. Сахар в чай не клали: его ели только вприкуску, чтобы не портить вкус напитка.

Традиционный чайный стол очень обилен: масло, мед, кабартма (пышки из дрожжевого теста), уже упоминавшиеся кош-теле и чак-чак, орехи, сухо­фрукты, пастила из яблок и ягод. По правилам гостеприимства, любого человека, пришедшего в дом, надо накормить, но при этом трапеза может ограничиться бесконечно длинным чаепитием с подачей сладостей и выпечки.

Чай сам по себе тоже входит в любую традиционную трапезу. Татарский писатель Рабит Батулла в своем исследовании татарской кухни  «Татар дәстарханы», 2009 приводит такой порядок блюд в старинных застольях:

Чай
Бэлеш
Шулпа (токмач)
Какое-нибудь второе блюдо, например жареная курица
Калжа (крупные вареные куски мяса конины, говядины)
Рисовая или пшенная похлебка
Какое-нибудь второе блюдо, например жареная рыба
Карта (вареные внутренности коня)
Бешбармак

Чай
Жареная баранина
Куллама с салмой
Фрукты
Кумыс (мед или буза  Буза — слабоалкогольный напиток из проса, гречихи, ячменя и т. п.)

Через большую паузу снова подается чай

По словам Батуллы, такой порядок подачи блюд сохранился в мишарских деревнях  Мишари — субэтнос татар Поволжья и Приуралья.  до сих пор.

Народная любовь к чаю отразилась в татарских пословицах и поговорках, например «Чаю выпил — на душе лето настало» или «Когда женщина узнала чай, то забыла о пряже».

Губадия

Это огромный пирог из пресного теста с несколькими слоями начинок, кото­рый традиционно пекли на свадьбу. Есть разные виды губадии: сладкую подают к чаю, мясную — как второе блюдо. Сегодня губадию делают с рисом, а до XX века в составе многослойной сладкой начинки были в основном ягоды и сухофрукты. Впрочем, сухофрукты были непременным ингредиентом и мяс­ной губадии тоже. Некоторые этнографы упоминают, что их считали оберегом, способным уберечь молодоженов от дурных предзнаменований.

Обязательный ингредиент

губадии сегодня — это корт, специальным образом подготовленный творог: его на протяжении четырех-семи часов томят на огне, смешивая с сахаром и сливочным маслом. Получается коричневая рассыпчатая сладкая масса, которая очень долго хранится и имеет характерный привкус топленого молока. Несколько веков назад корт было принято брать в долгие путешест­вия: он очень сытный и долго не портится.

 Губадия с кортом, рисом, яйцом и изюмом © Егор Алеев / ТАСС

Количество слоев в свадебной губадии не слу­чайно: оно символизировало коли­чество дней, которые молодой муж может оставаться в доме жены и ее родителей после бракосочетания. Дело в том, что во многих деревнях жена переезжала к мужу не сразу: сначала муж оставался на несколько дней в доме ее родителей, потом несколько недель приезжал по четвергам, и только после этого жена переезжала в дом мужа. Такое раздельное проживание имело в том числе экономическое значение:

калым за невесту родители жениха не всегда могли выплатить сразу. Так что жена отправлялась к ним в дом только после того, как ее семья получит все, что полагалось по предсвадебному договору.

Татарские женщины на кухне. 1860 годBritish Library

Таким образом, в губадии могло быть от пяти до девяти слоев. На свадьбе ее торжест­венно разрезал кто-либо со стороны жениха (обычно отец). Делалось это одним медленным движением, чтобы открыть сразу все начинки и прове­рить, как пропекся пирог. Пропечь все слои равномерно в деревенской печи было непро­стой задачей. Если внутри губадия оставалась сыроватой, то прямо во время свадьбы начинали печь новую. После праздничного застолья ее делили по числу гостей и давали им с собой в качестве гостинца. Если же губадия получалась с первого раза, то ее сначала делили на четыре части, одну из которых посылали в дом жениха (для тех родственников, кото­рые не смогли прийти на свадьбу), а остальные съедали на свадебном застолье.

Перед тем как разрезать губадию, отец жениха должен был накрыть ее поло­тенцем и положить на него деньги — совершить своеобразный обряд выкупа пирога.

Сегодня татары воспринимают губадию как лакомство к чаю, а начинка в ней состоит из слоя корта и сладкого риса с сухофруктами. Но ни одна свадьба по-прежнему без нее не обходится. Как и без чак-чака.

Чак-чак

Чак-чак — крохотные кусочки сдобного теста, обжаренные в масле и склеен­ные между собой медовой глазурью, самое известное татарское блюдо.

По мнению большинства этнографов, татары унаследовали рецепт чак-чака от булгар. Для его изготовления нужны только локальные продукты: в нем нет ни сухофруктов (которые везут из Средней Азии), ни специальных пряностей. Только мед, масло, яйца, молоко и мука.

Татарский этнограф Каюм Насыри в XIX веке приводил булгар­скую легенду, согласно которой хан заказал придумать к свадьбе сына новое угощение. Но не простое, а праздничное, легкое в приготовлении, непортя­щееся, вкусное, сытное и такое, чтобы воины могли есть его на ходу. По легенде, блюдо, отвечающее всем условиям, изобрела жена одного пастуха.

Девочки с чак-чаком. Болгарский музей-заповедник, 2017 год © Егор Алеев / ТАСС

На свадьбе хан наделил чак-чак всевозможными символическими значениями: обилие шариков из теста обозначало многочисленное потомство, которое появится у молодоженов; склеенные между собой кусочки олицетворяли связь между супругами; золотистый цвет блюда — сияние монет; речи супругов должны были быть такими же сладкими, как мед, а форма блюда — горка — была пожеланием того, чтобы дела у молодых шли только вверх.

Возможно, Насыри что-то добавил от себя, но чак-чак прочно вошел именно в свадебную традицию — современная татарская свадьба без него не обходится. Чак-чак играет в ней и роль русского каравая: после обряда бракосочетания молодым выносят чак-чак на полотенце, и они кусают его с двух сторон. У кого во рту окажется больший кусок, тот и будет руководить в доме.

В то время как губадию для свадьбы в разных деревнях могли готовить как в доме невесты, так и в доме жениха, чак-чак всегда делали у невесты. Он считается женским блюдом. Его, как губадию, тоже делили на четыре части, и четверть отправляли родственникам жениха, не присут­ствовавшим на свадьбе.

Название чак-чак некоторые специалисты воз­водят к имени персонажа поли­теи­стического пантеона древних булгар. Оно произносится как Чагы или Чага, и этот персонаж якобы отвечает за семейный очаг и достаток. Но это непод­твержденная информация — большинство этнографов все-таки склонны считать, что название блюда происходит от сходного по звучанию татарского слова, которое переводится как «чуть» (кусочки теста очень маленькие, чак-чак собран из множества мелких «чуть-чутей»).

Казы и другие блюда из конины

Конина (тат. җылкы) в традиционной татарской кухне имела очень важное значе­ние. Ислам запрещает есть свинину, поэтому основные виды мяса для татар-мусульман — это баранина, говядина и конина. В отличие от сви­нины, баранины и говядины, поедание конины в исламе четко не регламен­тировано, поэтому разные мусульманские народы решают этот вопрос по-разному. Конину едят не только татары, но и казахи, киргизы, башкиры, узбеки и многие другие народы, которые изначально были кочевыми и жили в степи. Конь давал им все — и пищу, и одежду, и сбрую, и дом (шкурами лошадей укрывали юрты) — был источ­ником жизни во всех смыслах. А вот арабы и турки конину не едят: для них конь — это в первую очередь соратник по битве, употреблять его в пищу зазорно.

Казы © Sara Yeomans / CC BY 2.0

Степняки, в том числе и татары, всегда четко разделяли коней для скачек, для войн, для работы и для пищи. Разумеется, скакунов и тягловых коней не ели. Для стола выращивали особых лошадей (их и называли җылкы). Как пра­вило, в пищу шла молодая кобыла от двух до четырех лет. Из подгрив­ного пласта жира делали аналог соленого сала, мясо шло на тушение, жарку, его вялили, из него варили похлебку. Внутренности тоже подготавли­вали особым способом и ели.

Татары. Английская гравюра. Около 1880 года Getty Images

На современном татарском столе конины стало немного: все-таки говядина и мясо птицы в Поволжье более доступны и распространены. Но татары продолжают готовить из нее бешбармак, тушить мясо и делать знаменитую казы — конскую колбасу. Многие называют ее казылык, но это не совсем корректно: казылык — это только начинка для приготовления колбасы.

Традиционные рецепты предполагают исполь­зование мяса брюшины с добав­лением кусков филе. Мясо должно быть очень жирным — примерно на 30–40 %. Готовится настоящая казы долго: ее вялят примерно три месяца. Всего век назад казы ели постоянно, по крайней мере в зажиточных домах, — сегодня это скорее деликатес.

Гусь

Мясо гуся и утки в татарской кухне очень попу­лярно. Его добавляют в начинки для мясных пирогов, жарят, варят и запекают. Праздничные варианты эчпочмака (знаменитых треугольных пирожков с мясом и картошкой) вклю­чают гусятину или утятину, а вовсе не говядину. Некоторые этнографы утверждают, что водо­плавающие птицы имеют в татарской культуре сакральное значение.

Татарский праздник Гусиного пера. Сахаево, 1998 год © Виктор Воног / ТАСС / Diomedia

Очень важную роль гусь играл на свадьбе. Его подавали как заключительное блюдо основного застолья, перед финальным чаепитием. Гусь символизировал достаток; в некоторых деревнях деньги для молодых и сегодня собирают именно при выносе гуся.

Разделкой гуся занимался специально назна­ченный человек: это мог быть только мужчина, и выбирала его сторона жениха. Ему вручался специальный ритуальный нож (длинный и широкий), и мужчина должен был разделить птицу на части таким образом, чтобы не повре­дить кости (это считалось плохой приметой).

Процесс разделки часто сопровождался комментариями. Например: «Невеста, ты много летала, обрезаю тебе крылышки. Когда придут родственники — не стой с опущенными руками (отрезается левое крыло). Жених, чтобы руки не были длинными — отрезаю тебе их (отрезается правое крыло гуся). Чтобы глаза твои не смотрели в другое место — обрезаю тебе шею (отделяется шейка птицы). Чтобы без жены не ходил никуда — обрезаю тебе ноги». И так далее.

После этого участникам застолья раздавали птицу в строго определенной последовательности: каждая часть тушки имела свое значение. В разных деревнях есть разные интерпретации того, какую роль будут играть в семейной жизни разные части птицы. Например, в одной из деревень голову гуся отре­зали, «чтобы жена не перешагнула через голову мужа», а крылья — «чтобы муж был верен в семье». Очень часто крыло должна была съесть невеста: как и в рус­ской ритуальной традиции, это символизировало уход девушки из родного дома.

Современную татарскую свадьбу тоже сложно представить себе без гуся, запеченного целиком. Но сегодня это просто дань традиции и дорогое торжественное блюдо.  
 

Курс создан при поддержке компании «Татнефть»

Татарская грамота: нужно ли русским школьникам учить национальный язык

  • Всеволод Бойко
  • Русская служба Би-би-си

Подпись к фото,

Для одних в Татарстане обязательное изучение татарского в школах — обуза, для других — инструмент сохранения языка и символ самостоятельности республики

«Мои родители считали, что красивая русская речь, умение выступать на хорошем русском языке гораздо важнее знания татарского», — говорит совладелец небольшой IT-компании Олег Халилов. Его мать и отец — татары, но никакого пиетета к национальному наследию они не испытывали. И даже детей назвали русскими именами.

Дома отец и мать не разговаривали с Олегом на родном языке, хотя между собой общались по-татарски. Насколько помнит Олег, в школе уроков татарского у него тоже не было (он закончил учебу в 1994-м году). Так он и вырос, не зная родного языка.

Но из-за этого совсем не переживает. «Если честно, это почти не важно. Потому что для IT-специалистов самое главное сделать правильный продукт, настроить его, чтобы он работал, не глючил, не ломался», — говорит Олег. Среди приоритетов в образовании дочери на первое место он ставит знание английского языка, на второе — психологии. «Чтобы ребенок реализовал свой врожденный потенциал, потребность в знании татарского — ноль», — считает Халилов.

У дочери Олега, четвероклассницы Полины, в неделю татарского языка и чтения — шесть уроков, а русского языка и чтения — пять.

На одном из недавних уроков дети играли с учителем в интерактивную игру. На экране проектора появлялись татарские слова, а дети угадывали их значение с помощью приложения на своих телефонах. Полина заняла в игре 5-е место. В награду за это преподаватель нарисовал ей в дневнике вместо оценки смайлик.

Подпись к фото,

В семье Халиловых мнения о необходимости изучения татарского разошлись. Глава семьи Олег и его дочь Полина обязательные уроки не одобряют. Мама, Ксения, с оговорками поддерживает

Этот веселый, молодой учитель очень запомнился Полине. Проблема только в том, что больше он не вел у ее класса занятия. Это был преподаватель на замену. Обычные уроки у девочки восторга не вызывают. Она считает, что татарский язык в школе изучать не нужно, потому что у него нет применения в реальной жизни, и жалуется, что на занятиях по татарскому языку звучит больше русской речи, чем татарской.

При этом Олег не желает, чтобы уроки татарского замещали уроками русского, и вообще считает, что модернизация нужна всей системе образования: занятия должны быть более интерактивными, а детям стоит больше времени проводить не в классах, а на свежем воздухе.

Жена Олега и мама Полины — Ксения — этническая русская. Она, хоть и с некоторыми оговорками, поддерживает обязательное изучение татарского. Она выросла в русской семье, в старшей школе ей уже преподавали татарский на обязательной основе. Но в начале 90-х власти еще не успели разработать технологию обучения для русскоязычных детей. Поэтому их, подростков, учили по методикам для татарской младшей школы. «Три года изучения татарского языка — это бесконечный гогот в классе, это абсолютно одни и те же учебники каждый год, абсолютно одни и те же диалоги. Менялись только преподаватели», — вспоминает Ксения. Из-за этого, по ее словам, «успехи были паршивые».

Несмотря на этот печальный опыт, в отличие от мужа, Ксения одобряет обязательное изучение татарского. Этот язык вовсе не бесполезен для человека, который делает карьеру в Татарстане, считает она. По ее словам, знание татарского в республике может помочь и в ведении бизнеса, и при работе в государственных органах (сама она работает директором по маркетингу в IT-компании).

Подпись к фото,

И русскоязычные и татароязычные активисты соглашаются, что с методикой преподавания родного языка в Татарстане есть проблемы

Но больше Ксению волнуют отношения ее дочери с дедушкой и бабушкой со стороны отца. Родители Олега, хоть и не учили сына татарскому, сами его не забыли. Поэтому Ксения жалуется, что ее дочь «не может так тепло поблагодарить бабушку и дедушку, как она могла бы сделать это на их родном языке».

«Я вижу, что для родителей, для пожилых людей это важно. Им было бы приятнее, если бы она по-татарски сказала что-то за столом, нежели блеснула английским, которого они не знают. Тут речь не идет о будущем ребенка и его перспективах. Это приятно исключительно душевно здесь и сейчас за столом во время семейного общения», — эмоционально объясняет она.

Пока же об общении дочери с дедушкой и бабушкой на их родном языке Ксения говорит лишь в сослагательном наклонении. «Проблема одна: дети долбят правила грамматики. А сохранение культуры, наследия, традиций построено на разговорной речи. Бабушки и дедушки в деревнях — да они не знают эту грамматику, они просто разговаривают!» — возмущается Ксения. По ее словам, преподавание татарского в школе не достигает главной цели — включения детей в татарскую языковую среду.

В 9-м классе ее дочери предстоит сдавать республиканский экзамен по татарскому языку. По словам родителей в Татарстане, с которыми побеседовал корреспондент Русской службы Би-би-си, многие дети подходят к экзамену объективно не подготовленными. В школах это понимают и либо подсказывают ответы, либо закрывают глаза на то, что дети «заболевают» на время экзамена. Некоторые татары даже переводят детей в группы для русскоязычных, у которых экзаменационные задания легче.

Язык политики

В XIX веке на территории современного Татарстана образование можно было получить двумя способами: в религиозных школах и колледжах — мектебах и медресе или в государственной школе или гимназии. В религиозных школах преподавание велось на арабском, а в государственных на русском. Ни там, ни там татарский не изучался.

Первым образовательным институтом, где начали учить татарскому, стали так называемые «новометодные» школы, появившиеся в конце XIX века.

Октябрьская революция оказала неоднозначное влияние на татарский язык. С одной стороны, начался и процесс обрусения и ассимиляции татар. Если до войны национальное образование было востребовано у советских татар, то после нее татарские школы начали закрываться. К концу 80-х на всю Казань осталась одна национальная школа.

Кроме того, за первые 20 лет советской власти татарский язык пережил две смены письменности. Сначала от арабской вязи отказались в пользу латиницы, а затем латиницу сменила кириллица. Это сделало недоступным для молодых советских татар корпус текстов, написанных арабской графикой.

Подпись к фото,

В ранний советский период татарский язык пережил две смены графики. Сначала арабскую вязь заменили латиницей, а затем латиницу — кириллицей

С другой стороны, советская власть закрепила за национальными меньшинствами право на получение образования на родном языке и перевела национальные школы в разряд государственных. А те татары, которые учились в русскоязычных школах, посещали уроки родного языка.

Впрочем, режиссер и администратор сообщества «Татароязычные родители» Айназ Мухаметзянов, который окончил советскую школу, вспоминает об этих уроках со скепсисом: «Это были как раз те самые факультативные уроки, на которые шли татары. Соответственно, не-татары уходили пораньше. А татарские дети старались убегать, не ходить. Самое интересное, что преподавателем татарского языка был башкир по национальности, который сам плохо знал татарский язык».

После распада СССР ситуация резко поменялась, и татарское образование пережило короткий, но яркий период ренессанса. В 1992 году была принята Конституция Татарстана. Документ закрепил за татарским языком статус государственного наравне с русским. В том же году вышел республиканский закон о языках. Он сделал изучение татарского языка в общеобразовательных школах обязательным и для татар, и для русских, и для представителей других национальностей, проживающих в республике. В законе оговаривалось, что русский и татарский языки изучаются в равных объемах. В Татарстан начало возвращаться преподавание на национальном языке, стали снова открываться татарские школы. Татарский язык стал одним из главных символов особого статуса республики.

Подпись к фото,

Чулпан Хамидова училась в татарской школе и хочет, чтобы у двух ее дочерей (на фото — Ясмин) тоже была такая возможность

Мой язык — моё знамя

Еще один администратор сообщества «Татароязычные родители» Чулпан Хамидова настаивает: вопрос о преподавании языка неотделим от вопроса о государственном устройстве Российской Федерации. Если отдельная республика, входящая в федерацию, легитимно установила, что на ее территории государственными считаются два языка, то это снимает всякие сомнения в том, должны ли жители их изучать. «Мне не нужен стопроцентный суверенитет в виде независимого Татарстана, но при условии, что проводится нормальная, адекватная национальная политика. То есть я хочу быть россиянином, но при этом татаркой. И чтобы мои права как татарки соблюдали. И это нормально!» — объясняет Хамидова.

В группе, которую администрируют Хамидова и Мухаметзянов, состоят почти 10 000 человек. На аватаре сообщества изображение мальчика с зашитым ртом, прижимающего к груди татарскую азбуку. Девиз группы — строчка из песни певицы TATARKA: «Минем тел — минем байрак», что переводится с татарского, как «Мой язык — мое знамя».

Борьба за татарский язык стала ярким проявлением спора о пределах самостоятельности между Москвой и Казанью. И Татарстан терпел в ней одно поражение за другим. Сначала республика безуспешно пыталась перевести татарский язык на латинскую графику. В 2002 году Госдума приняла закон, запрещающий такие действия, а Конституционный суд поддержал ее решение. А в 2009 году Москва запретила жителям национальных регионов сдавать ЕГЭ на национальных языках. Жительница Казани при поддержке властей Татарстана пыталась оспорить этот запрет, но Верховный суд не удовлетворил ее жалобу.

«Запрет на сдачу ЕГЭ, ГИА на родных языках — это сильный удар по системе национального образования», — жалуется Айназ Мухаметзянов. По его словам, ограничение сильно пошатнуло позиции татарских национальных школ: «Даже в татарских деревнях, где не живет никого, кроме татар, многие перешли на русский язык преподавания».

Подпись к фото,

Режиссер Айназ Мухаметзянов уверен, что изучение татарского не мешает школьникам успешно сдавать государственные экзамены

Дети Мухаметзянова ходят в татарскую школу в Казани, при этом старшие сын и дочь режиссера успешно справились с ЕГЭ и ГИА соответственно. Дочь сдала русский язык на «отлично», сыну, по его словам, не хватило до «пятерки» «буквально балла». Мухаметзянов особо подчеркивает, что его дети не занимались с репетиторами, а готовились к экзаменам самостоятельно.

Мухаметзянов опасается, что если татарский язык перестанут преподавать в общеобразовательных школах, вернутся «времена, когда на всю Казань была лишь одна татарская школа».

«Можно обсуждать, сколько должно быть часов татарского языка, сколько часов русского языка, достаточно или недостаточно. Но когда идет вот эта истерия: «принудительно, насильно, ненужный язык», это ведет к тому, что не только в школе, но и в целом в обществе возникает межнациональная напряженность», — уверен Мухаметзянов.

«Смотрят с каким-то презрением»

Русскоязычная активистка Екатерина Беляева переехала в Казань из Иркутска в 2002-м году. В Татарстане, утверждает Беляева, она впервые столкнулась с проявлением с национализма: «Заходишь в больнице в кабинет и знаешь, что перед тобой разговаривали на русском, [а там], зная, что ты татарский не понимаешь, категорически переходят на татарский».

Сын Беляевой Алеша начал учить татарский еще в детском саду. «Он мог с соседями поздороваться, ответить, как у него дела. У нас был сосед, который знал русский язык, но ему нравилось, что Алеша общается с соседями на татарском языке. Это, действительно, приятно. В общем, это было ненавязчиво. Он знал названия животных, в принципе, наверное, в магазине мог хлеба попросить, молока», — рассказывает Беляева.

Подпись к фото,

Активистка Екатерина Беляева жалуется, что ее сын Алексей из-за перекоса в преподавании языков в школе вынужден дополнительно заниматься русским дома

В школе татарскому учат больше, а вот результата это не приносит — сейчас Алеша на татарском почти не разговаривает. «[Если обращаются на татарском], в основном я отвечаю вежливо на татарском, что я не понимаю. И либо люди просто обрывают разговор, либо переходят на русский. В большинстве случаев обрывают, на самом деле. И смотрят на меня с каким-то презрением, что ли», — признается он.

Беляева утверждает, что уроки татарского не только не приносят пользы, но и наносят ущерб изучению русского языка. «Если нам нужно ввести татарский, мы либо его ставим сверх нагрузки, либо мы начинаем что-то вытеснять. Вытеснить по тем планам, которые предусмотрены, можно только русский. Потому что по математике, по окружающему миру есть четко определенное количество часов. А по русскому можно плавать», — объясняет Беляева. Она вспоминает, что у сына было 5-6 часов татарского в неделю, а русским языком приходилось заниматься дополнительно дома.

А вот чем активистка категорически недовольна, так это ажиотажем вокруг проблемы языка: «Я считаю, что этот шум был лишним. Можно было просто делать это тихо. Главное, что срок этот был бы, может быть, даже короче. Мы не получили бы такого острого сопротивления, такой шумихи в татароязычной прессе, мы не получили того, что мы видели на митинге [татарских националистов в поддержку в татарского языка 14 октября]».

Другой казанский активист, Эдуард Носов, наоборот, считает, что проблему изучения татарского нужно предавать максимальной огласке: «Заниматься я этой проблемой начал, когда у меня старший ребенок пошел в школу. Это было восемь лет назад. Мне тогда казалось, что это просто какая-то ошибка, что на всех распространяется это обязательное изучение. Что нужно просто написать, и ее исправят».

Сейчас Носов смущенно смеется, вспоминая, как переживал, выходя на первый одиночный пикет к министерству образования Татарстана. С тех пор он успел написать множество обращений властям, поучаствовать не в одном круглом столе, а еще создать Комитет русскоязычных родителей Татарстана. По данным этого комитета, к середине октября заявления на выбор учебного плана без преподавания татарского языка написали почти 3000 родителей по всей республике.

Подпись к фото,

Русскоязычный активист Эдуард Носов показывает представление прокуратуры в адрес одной из школ, где констатируется преподавание татарского языка в ущерб русскому

Решение проблемы активист видит в том, чтобы родители могли сами выбирать учебный план для своих детей — с обязательным изучением татарского языка или без. Если следовать логике Носова, выходит, что прекращение обязательных уроков татарского в школах благотворно повлияет на межнациональные отношения. «Я призываю, что не было принуждения, а была добровольность. Я не понимаю… для чего нужно кого-то заставить изучать их язык? Чтобы сохранить язык свой, сами пусть изучают его, тогда и сохранят его», — говорит Носов, уверяя, что в русскоязычных семьях татарский язык, в любом случае, не будет передаваться из поколения в поколение.

Сейчас свои основные надежды активист возлагает президента России Владимира Путина, который недавно обратил внимание на проблему.

«Сейчас начнется»

В июле этого года на заседании совета по межнациональным отношениям Путин подчеркнул, что изучать национальные языки — это добровольное право. По его словам, «заставлять человека учить язык, который для него родным не является, так же недопустимо, как и снижать уровень и время преподавания русского». Путин также назвал русский язык «естественным духовным каркасом всей нашей многонациональной страны».

Спустя месяц президент поручил Генпрокуратуре и Рособрнадзору проверить, как в регионах соблюдаются права граждан на добровольное изучение родных языков и государственных языков республик. В сентябре в школах Татарстана начались прокурорские проверки, а в октябре в социальных сетях и СМИ стали появляться ответы и представления прокуроров. Во всех этих документах утверждалось, что школы в Казани, Набережных Челнах, селе Высокая Гора вопреки нормам федерального законодательства обязывали учеников изучать татарский язык.

Министерство образования Татарстана все это время хранило молчание. Лишь в начале сентября на сайте ведомства появилось «Разъяснение по вопросу обучения татарскому языку». В нем говорилось, что «татарский язык как обязательный предмет подлежит изучению во всех общеобразовательных учреждениях Татарстана». «Распространяемые в социальных сетях призывы (и образцы заявлений) по отказу от изучения татарского языка противоречат действующему законодательству и вводят в заблуждение родителей учащихся», — подчеркивалось в заявлении министерства (на просьбу Русской службы Би-би-си об интервью в ведомстве не ответили).

Впрочем, учителей татарского языка это не успокоило. В конце октября они обратились с открытым письмом к Госсовету Татарстана. Авторы обращения пожаловались, что по школам ходят слухи о переводе уроков татарского языка на факультативную основу. «В случае сокращения уроков татарского языка в Татарстане, как минимум, 2800 учителей останутся без работы», — предупредили авторы обращения и потребовали сохранить обязательное преподавание языка «во имя будущего».

Подпись к фото,

Школьная тетрадь для занятий по татарскому языку

«Когда я услышала это заявление Путина, то подумала: «Сейчас начнется». Я так и знала. Горче всего осознавать, что вопрос языка сейчас выльется в национальное противостояние. В то, чего уже в Татарстане давно нет, слава богу. После 90-х годов все успокоилось, и как все мирно, дружно жили. Ну, видимо, какой-то черт, шурале [злой персонаж татарских сказок], вылезает», — говорит русскоязычная мама Екатерина Белова.

Белова на собственном примере объясняет, что межнациональное согласие для Татарстана — не пустое словосочетание. Будучи русской, она провела детство и юность бок-о-бок с татарами — в деревне и в институтском общежитии. «Когда я работала журналистом, меня даже направили на обучение толерантной журналистике. Целые курсы я проходила, чтобы в любом материале были учтены мнения всех национальностей, чтобы никого не обидеть, чтобы все было очень деликатно», — вспоминает она.

При этом сама Белова не довольна объемами преподавания татарского языка. Родители из класса, где учится ее младший сын, в сентябре написали заявление об отказе от обязательного изучения татарского. Но руководство школы их петицию отклонило. Для Беловой это был предсказуемый результат. Она считает, что максимум, которого могут добиться русскоязычные родители — это уменьшение количества уроков татарского для русскоязычных детей и их перевод на факультативную основу. По ее словам, татары «порвутся, но не дадут убрать [татарский] язык [из школы]».

Подпись к фото,

Екатерина Белова с дочерью Златой. Злата рассказывает, что в год у нее 90 часов занятий по татарскому. Но практического применения полученным знаниям она не находит

Когда появились первые результаты прокурорских проверок, проведенных по поручению Путина, о проблеме впервые за несколько месяцев высказался президент Татарстана Рустам Минниханов. Глава региона подчеркнул, что, с его точки зрения, преподавание татарского должно остаться обязательным, но выразил готовность «работать над методикой, над количеством часов».

«Как можно было сделать так, чтобы общество разделить, когда у нас никаких вопросов по межнациональным отношениям не было?!» — возмущался Минниханов.

«Зачем терроризировать директоров школ? К директорам школ так относиться нельзя. Завтра я с ними должен организовать выборы. В преддверии выборов разве можно такие вещи делать?» — объснил свое беспокойство глава республики. По его словам, «сейчас уже оппозиционные структуры пытаются быть сторонниками татарского языка, чтобы был раздрай между русскими и татарами».

При этом власти Татарстана предложили перевести на добровольную основу уроки татарского языка в 10-11 классах при условии сохранения обязательных уроков в начальной средней школе. «Безусловно, это компромисс, безусловно, мы отступаем. Но, наверное, это сегодня нужно», — сказала в интервью Радио Азатлык зампред Госсовета Татарстана Римма Ратникова.

Правда, есть в Татарстане и те, кого этот компромисс не устроит.

Бойкот Путину

На октябрьском митинге националистов в защиту обязательного преподавания татарского языка в Казани полицейский пытается прогнать митингующих с плакатами с деревянного помоста, опасаясь, что тот проломится под их весом. Активисты уходить отказываются. Один из них начинает выталкивать полицейского из толпы: «Это наша территория — что хотим, то и делаем! Вы на татарской земле живете, понимаете, вы, Россия?» Полицейский отвечает, что он тоже родился в Татарстане и всего лишь пытается обеспечить безопасность. «Ну и веди себя, как татарин! Чего ты парашу эту одел?!» — не унимается активист, указывая на форму полицейского с нашивкой цветов российского флага.

Подпись к фото,

Требование сохранить обязательное преподавание татарского в школах стало главным на митинге татарских националистов, который прошел 14 октября и собрал около 300 участников

Между тем, в резолюции митинга, который собрал около 300 участников, содержался призыв «сделать все, чтобы сохранить традиционные мир и согласие между народами Татарстана». При этом, как и их русскоязычные оппоненты, татарские активисты сетовали, что «есть силы, которые хотят посеять вражду между народами Татарстана». Но из резолюции следовало, что татарские националисты, в отличие, например, от активиста Носова считают залогом межнациональной стабильности сохранение обязательного преподавания татарского в школах республики.

Тем же вечером в Казани прошло учредительное собрание Координационного совета народов Поволжья и Урала, где, помимо татар, присутствовали представители марийского и чувашского народов. На нем татарские активисты призвали ответить на инициированные Владимиром Путиным проверки бойкотом его кандидатуры на грядущих президентских выборах.

«Во время выборов надо не выбирать ни Путина, ни «Единую Россию». Надо так и написать [в резолюции собрания]: раз Путин дал поручение об отмене национальных языков, нерусские народы России призывают не выбирать такого президента, который против нашего языка», — заявила основатель татарской партии национальной независимости Фаузия Байрамова.

А депутат республиканского Госсовета глава республиканской телерадиокомпании «Татарстан — новый век» Ильшат Аминов в своей телепрограмме сравнил противников изучения татарского языка с «малограмотными людьми, которые не могут поднять голову от своей, простите, миски и посмотреть чуть дальше своих сиюминутных интересов».

Далеко не мертвый язык

Языку, чтобы сохраниться, нужна языковая среда, а не политическая шумиха, уверен актер татарского театра имени Тинчурина Зульфат Закиров. «Кричать с позиции «Вы не должны!», «Мы не должны!» может любой. Об этом нужно кричать, но кричать, не надрывая глотки. За этим криком должно быть что-то, что убедило народ», — говорит он.

Мы знакомимся с Закировым на спектакле «Гора влюбленных», где он по стечению обстоятельств играет популяризатора национальной культуры. Он признает, что с преподаванием татарского в школе есть проблемы. «Я сидел на уроке татарского языка и литературы в классе, где учились русскоязычные дети. Им вдалбливали эту татарскую литературу. Конечно же, у детей возникает противоречие. Тем более, это переходный возраст, то ли 7-й, то ли 8-й класс», — рассказывает Закиров.

Актер считает, что важно обратить внимание не только на школьные уроки татарского, но и на то, как язык сохраняется в молодых татарских семьях. «В семье со своим ребенком я общаюсь по-татарски. Были противоречия со стороны родственников: «Как? Зачем? Почему? Это мертвый язык!». Далеко не мертвый. Если мы внутри себя его не уничтожим, то тогда мой ребенок будет тащить его дальше», — уверен актер.

Подпись к фото,

Актер татарского театра им. Тинчурина Зульфат Закиров считает, что татарский язык должен сохраняться, в первую очередь, в татарских семьях

Айназ Мухаметзянов называет главной проблемой для татарского языка большую группу татар, которые знают язык, но не говорят на нем. По его словам, это происходит по разным причинам. Во-первых, из-за отсутствия языковой среды. Во-вторых, потому что люди стесняются своих ошибок. В-третьих, из-за того, что у некоторых татарский ассоциируется с «колхозом» и «деревенщиной». Однако, подчеркивает Мухаметзянов, есть молодое поколение татар, которое пытается снова сделать родной язык популярным, в частности, в интернете.

Один из таких людей — 31-летний блогер Ринат Галиахметов. Он ведет аккаунт в Instagram tatar_malay, где пишет преимущественно на татарском языке. У Галиахметова — больше 60 тысяч подписчиков. Блогер уверен, что обязательное изучение татарского для русскоязычных детей неэффективно.Он рассказывает, что специально расспрашивал своих русских знакомых, что они запомнили на уроках татарского. Выяснилось, что их словарный запас насчитывает от силы десяток слов.

Сам Галиахметов вырос в татарской семье, с первого по девятый класс получал образование на татарском языке. Потом родная речь на долгое время исчезла из его жизни. К 29 годам в татарском лексиконе Галиахметова осталось 30-40 слов, которые позволяли общаться в быту. «Только благодаря тому, что я веду блог, я разговариваю на хорошем татарском языке», — признается он.

Поэтому блогер считает, что популяризацией татарского должны заниматься, прежде всего, рядовые татары: «Это только от нас зависит: если мы будем разговаривать, то все будет хорошо». «Когда я прихожу в магазин, я всегда пытаюсь начать разговаривать на татарском языке с человеком. Если человек поздоровался на татарском, я начинаю у него вытягивать [татарские слова]. Я вижу, что он знает татарский, и просто мотивирую его с собой разговаривать», — говорит Галиахметов.

На фестивале «Джазовая Казань», проходившем в городе в октябре, певица Римма Шайхелова представила программу «Татарский джаз». Вокалистка исполняла на татарском языке джазовые хиты, например, What a wonderful world.

Идеей перевести с английского на татарский джазовые композиции Шайхелова загорелась еще несколько лет назад.

Подходящую переводчицу — Альфию Шайдуллину — она нашла только с четвертой попытки. «Когда я сказала, что я хочу переводить джаз, некоторые вообще крутили пальцем у виска — с ума сошла?», — признается певица. Самой сложной задачей, по ее словам, было ритмически уложить татарский текст в рамки оригинальной мелодии.

Подпись к фото,

Певица Римма Шайхелова исполняет джазовые хиты на татарском языке

Первый раз Шайхелова обкатывала программу в джаз-клубе «Старый рояль». «Сначала тишина, потом слышно, как кладутся вилки на тарелки, люди тянутся за телефонами и начинают снимать», — вспоминает она. В поисках площадки, где татарский джаз могла бы услышать более широкая публика, она обратилась в министерство культуры Татарстана. Там предложили выступить на джазовом фестивале в казанской филармонии. Шайхелова говорит, что после концерта зрители благодарили ее со словами: «Продолжайте, только не останавливайтесь!»

Зулейха открывает глаза (2019, сериал, 1 сезон) — отзывы и рецензии — КиноПоиск

сортировать:
по рейтингу
по дате
по имени пользователя

показывать: 1025

1—10 из 14

Реклама на этот фильм лилась из каждого утюга. Ну… Сколько ни закачивай денег в продвижение, но развесистая клюква — она и в Африке клюква. Станиславский умер. И уже некому крикнуть на репе ‘НЕ ВЕРЮ!’ и невероятные приключения Зулейхи просочились на экран. Хаматова в роли Зули успешно сыграла биоробота, у которого маска вместо лица. Эмоции? Помилуйте! Она с одинаковым выражением и секасом с мужем занимается (ну куды ж нам без писсуальной правды!) и моет полы. И вообще она в этой маске живёт. И вот этот ‘вой на болотах’, который зовётся песней… Думаете это ‘народные песни’? Ан нет — это, вероятно народные деньги (или деньги инвестора), которые потрачены для того, чтобы серия длиньше была. Вишенка на торте: тупые русские красноармейцы, которые застрелили татарина (от русских все беды! очень рукопожатно!) — по совместительству мужа Зули, который зачем то бросился на них с топором.

Сценарий фильма явно состряпан на основе тех штампов, которые обеспечивают автору высшую степень рукопожатности и признательность тех, для кого художественная значимость фильма ассоциируется с количеством помоев, выливаемых на российскую историю и её народ: тупые и жестокие НКВДшники, ‘кровавыйсталин’, сусальные образы ‘сирых и убогих’, которых в ‘ГУЛАГ’ тащат на расправу. До слезинки страдальца нетрадиционной сексуальной ориентации я не досмотрел — стошнило и без неё. Я не профессиональный критик, а потому имел право отказаться от дальнейшего просмотра. Общее впечатление от фильма: тьфу.

прямая ссылка

14 апреля 2020 | 17:47

p-julka

Очередное русофобское, антисоветское поделие

Фильм — откровенный лубок со всеми штампами антисоветской и русофобской пропаганды. Русские — вечно пьяные извращенцы, руководство и власть — садисты и трусы, и только неполживая Хаматова в роли татарской женщины — вся в белом. Вообще фильм разжигает национальную рознь похуже иных националистов, еще не утихли скандалы по поводу насильного изучения татарского языка в Татарстане, такое ощущение, что фильм некий ответ на ущемление тамошних хотелок. Актеры как в японском театре (где все эмоции на маске), характеры не прописаны, а не, что это я, прописаны как раз, но только в черно белом цвете. Власть есть и спать не может, только и думает о том, как бы избирательно раскулачить именно работяг-татар и отправить их куда подальше, по пути умертвив всех, до кого дотянется (ну это авторы, видимо, так пытаются натянуть сову на глобус в рамках исторической справки о национальном составе и составах преступлений людей, осужденных на отбывание в лагерях). В общем, фильм ничего кроме омерзения не вызывает, настолько топорно воспроизводится на экране вся эта либерастная желчь. Выпустить это кино в преддверии празднования Дня победы — плевок в адрес людей, чьи современники показаны в фильме.

прямая ссылка

15 апреля 2020 | 12:12

Прямо скажем, фильм по своему гениален. Потому что это ж надо ТАК умудриться сделать низкопошибную ‘клюкву’ для всех целевых аудиторий разом. Первые же серии ‘убили’ наповал.

Во-первых, с точки зрения татарской аутентики. Ни писательница ни сценарист, ни режиссёр явно не были в татарской деревне. В русской, впрочем, тоже. Ни вышитых полотенец, ни предметов народного промысла… Деревенский дом для его хозяев это — не просто их место жительства, это их всё. И он — глубоко индивидуален. Дом, это даже не крепость, это — душа, да не просто человеческая, а всей семьи! А здесь… Хибара хибарой. Снимай хоть драму, хоть хоррор, хоть очередные ‘Особенности чего-то обо что-то’.

Во-вторых. Я, конечно. всё понимаю, у Яхиной и других создателей фильма — феминизм восприятия действительности, но изображать татарскую женщину 30 лет бессловесным ‘мясом’ … простите, большое станиславское ‘Не верю!’.

В-третьих, логика действий в фильме не ночевала. Ощущение такое, что сначала Яхина, а потом — сценарист с режиссёром решили переснять ‘Злой, плохой. хороший’, только с ‘непонятно-национальным колоритом’. Пустой гроб с ‘сокровищем’ — зерном, идиот кидающийся с топором на конного человека с огнестрелом… Леоне нервно курит в сторонке, поминая недобрым словом Куросаву. Кстати, а мешок на кой обратно потащили? Его-сухой да вощёный вообще-то по уму положено использовать, чтоб зерно лучше в гробу сне гнило: гроб он как бы для амбара не особо приспособлен. Кстати! А кто позволил хоронить пустой гроб на кладбище? За это и в русской и в татарской деревне — спросят даже сейчас. А уж тогда, когда большевики ещё религиозную идеологию не выбили…

Дальше, если ЭТО будет по книге, будет ещё грустнее: Яхина не только в деревне не жила, она и ‘во глубине сибирских тайг’, которые описывает — не была ни разу. От этого клюква становится всё развесистее.

На голубом глазу Яхина рассказывала, что писала свою ‘Зулейху’ по мотивам реальных событий. Простите, но — какого чёрта делают в одном вагоне ‘раскулаченные’ и интеллигенция? Каких расстрелов боится её Большое Советское Чувство-Освободитель от Постылого Мужа? И интеллигенцию эту начали репрессировать и ‘чистки’ в органах начались лет через 3-5 после описываемых событий.

Далее — кто врёт? Яхина или Шаламов? У Яхиной на фоне рассказов Шаламова ‘чекисты’ — просто отцы родные: радуются, когда конвоируемых повкуснее накормить удаётся. А — ещё феерические раздолбаи: семья сбежала и всем — по барабану… Господа ‘не любители Сталина’, вы уж договоритесь как-нибудь: или ‘кровавая гэбня’ или ‘милые и славные чекисты’…

И так можно разбирать весь текст по строчкам.

На редкость постыдная и бесталанная русофобская и антитатарская писанина и тележвачка для людей с IQ, сравнимым с нормальной температурой тела.

прямая ссылка

16 апреля 2020 | 01:08

Kraiser

Зулейха, открой личико!

После того как поднялась народная волна возмущения в многочисленных социальных сетях и перелилась на телевидение я решил ознакомиться с этим фильмом, только для того чтобы иметь представление о том, что буду описывать предметно. Естественно моё ожидание оправдалось, ничего нового, только в ещё более трешовом варианте, особенно в первых двух сериях. Первая пилотная серия тупо бьёт сразу по всем точкам залпом, тут тебе и русофобия, тут тебе и межнациональная рознь с антисоветчиной, полный благоухающий дерьмом букет.

Должен отметить, что после того как людей выкинули в глухую тайгу, в кино появился некий драматизм, на целую серию не стало пропаганды и антисоветчины, потом она вновь появилась но драматизм не был потерян. В отличии от первых двух убогих серий тут проявился смысл и некое подобие кино-рассказа.

Ну давайте рассмотрим, что из себя представляют эти две первые серии, которые должны быть завлекающими, а получилось наоборот отталкивающими. В центре сюжета татарская семья, очень необычная семья в доколхозной деревне, молодые муж с женой и престарелой матерью мужа, детей нет, четыре девочки все умерли. Семья по сюжету кулацкая имеет одну лошадь и одну корову. В фильме идёт постоянно отсылка на недалёкое светлое прошлое в котором ещё живы четыре девочки, но они выглядят примерно одного возраста, что с ними произошло к пятой серии так и не понятно, но судя по разговору они умерли не насильственным образом.

Будь я татарином, я бы оскорбился тем, как в фильме изображён татарский народ и почему он вообще изображён, не понятно. Ну скорее понятно, как же межнациональную рознь возбудить если там все русские будут. Героиня татарка попадает в ‘русский мир’ и пытается там выжить, и если это не преднамеренная провокация на межнациональную рознь, то не вижу смысла на заострении в национальности главной героини. Замени её на русскую и ничего не изменится, не будет только национального вопроса.

Вернёмся к странностям семьи, получается если это кулацкая семья с одним мужчиной, то все остальные семьи в деревне и того не имеют? Какое-то явное несоответствие реальности. Вот этот глава ‘кулацкой’ семьи из трёх человек, после непонятных угроз односельчан, сначала истерически забивает единственную корову, потом решает спрятать три мешка зерна в зимнем лесу. Естественно прятать отправляется он с Зулейхой на санях в самое что ни на есть светлое время дня, в чистую и ясную погоду на глазах у всех своих недоброжелателей. Схрон организован на кладбище с четырьмя надгробиями, видимо на месте захоронения дочерей. На обратном пути, вот незадача, им попадаются сталинские опричники на лошадях верхом, сплошь русские и интересуются откуда это они путь держат и не закопали ли они чего. ‘Кулак’ не находит ничего другого как взяться за топор.

Сейчас на время сделаем отступление. Так как вся канва фильма это кулацкий вопрос, нужно поподробней на этом остановиться. В чём тут откровенная ложь и фальсификация.

А кто такой был кулак при Советской власти во время коллективизации? В ходе разрушительных революционных процессов и последующей НЭП, зажиточные семейные кланы в деревне превращаются в сельскую буржуазию, они монополизируют производство и торговлю сельхоз-продукции, они устанавливают цены, они занимаются ростовщичеством и нанимают рабочую силу, они уверенно срастаются с новой властью на местах и разлагают коррупцией её изнутри. Т.е получается большие семьи прошедшие беды гражданской войны относительно без потерь, подчиняют себе всё и вся вокруг и нещадно начинают всё это эксплуатировать. Рано или поздно это входит в сопротивление с политикой коллективизации- индустриализации, колхозы поддерживаемые государством становятся реальным конкурентом новоиспечённым сельским буржуа. Кулаки начинают саботировать производство и ценообразование сельхоз-продуктов, уничтожать урожай и срывать поставки зерна государству и т. д и т. п

Является ли семья показанная в фильме кулацкой? Да нет конечно. Этот глава семьи пытался спрятать то чего у него никто не собирался отнимать, а речь идёт о двух-трёх мешках зерна, коровушке и лошадёнке. Я сильно подозреваю, одни мужские руки конечно на селе прокормят себя и двух женщин, но думаю они часто скооперируются с другими соседскими мужскими руками или семьями братьев, ну т. е получается та же коллективная кооперация, тот же колхоз. Этой семье прямой путь в колхоз, они ничего не потеряют, а только приобретут. Почему в фильме они кулаки понятно, это ложь, враньё и провокация. Были ли примеры, что репрессировали и ссылали семьи, которые совсем не являлись крупными сельскими буржуа? Да конечно были, на это могли иметься и другие причины — их просто репрессировали под одну гребёнку с кулаками, что было потом названо как — ‘перегибы на местах’ или ‘головокружение от успехов’. А так же сюда попадали все антисоветские элементы на селе, обиженных советской властью было не мало, чего нельзя отрицать, происходил коренной, запоздалый перелом села на новые индустриальные рельсы.

Всё что мы видим в первой серии всё это несусветное враньё и махровая неприкрытая антисоветчина, не потому что СССР плох по той или иной причине, а потому что это СССР, а значит это плохо.

Кто раскулачивает татарских ‘кулаков’? А сплошь не местные и все русские, создаётся впечатление, что все татары советскую власть не поддержали, только русские тут свои порядки диктуют. И эти опричники на лошадях разъезжают и наводят страху на бедных сельских татар, чего только у опричников нет так это собачьих голов на сёдлах, а всё остальное вылитые подручные Ивана Грозного.

Авторы нарисовали два женских противоположных образа, традиционную татарскую женщину ‘забитую’ и угнетённую, и прогрессивную привлекательную русскую женщину, которая свободна во всём и готова править и подчинять. Какая цель этой задумки, вбить клин между русским и татарским народом, якобы русская развратная деваха без комплексов и ограничений пытается подчинить и доминировать над традиционной верующей татаркой. А то что русский и татарин живут вместе несчётное количество веков и кто ещё больше из них русский или татарин не поймёшь, это опять не учитывается.

В последующих сериях персонажи разделены классически по Солженицыну на два лагеря, сталинских упырей — те кто охраняет, и тех кого охраняют — светлых, чудесных представителей городской интеллигенции и эффективных крестьянских тружеников. Тут особо раскрывать нечего, всё стандартно.

Хотел бы отметить только две актёрские работы, это Юлия Пересильд, играющая Настасью и Романа Мадянова играющего ОГПУшника Кузнеца.

Никогда не считал Чулпан Хаматову хорошей актрисой и тут она ярко показала всю свою бесцветность.

За антисоветчину 1 из 10

прямая ссылка

18 апреля 2020 | 17:50

morison-1971

Очередной антисоветский киношлак

Коммерческий проект ‘Гузель Яхина’ окупился, его говорящая голова, специалистка по пиару, стала известной и зашла в литературную массовку таких же как она(с перспективой войти в какой-либо Общественный совет и претензией именоваться властительницей дум). В общем, все счастливы, всем хорошо. Книгу я думаю сразу написали под сериал и чтобы фильм взлетел, была придумана такая история. Ну кто будет смотреть про ее бабушку, семилетнюю девочку, сосланную с родителями, выросшую на казенных харчах, вышедшую замуж и проработавшую всю жизнь в ненавистном советском ‘мордоре’? Но вот стоит изобразить из девочки забитую девушку, добавить сюда кровавых гэбэшников, оплеванного интеллигентика (не ясно как попавшего в поезд с кулаками), приправить мужем-извергом и снохой-ведьмой, аккуратно задеть национальные и религиозные чувства зрителей, накидать грязи на вентилятор и все — продукт готов. Вот только такой одноразовый суррогат я ни с чем иным, как с контрацептивом сравнить не могу — воспользуются и выкинут и забудут. Главное — чтобы такое не занесли в школу.

И не надо мне говорить о том, что фильм про чувства, а на остальное внимание обращать не стоит. Хорошо, давайте я напишу роман про героя, жившего в Польше времен Пилсудского, изображу из польской семьи клуб зоофилов, из польских правоохранителей — конченных извергов, добавлю оргию в костеле, а потом скажу, что книга посвящена ломке мировоззрения и внутренней борьбе юного пана и обидеть я никого не хотел. А потом буду праведно удивляться — и чего это польская общественность так на меня злится? Надеюсь хоть это понятно ценителям слога, которые вне политики.

А создатели и актеры делают вид, что их невинно осудили в духе ‘нас-то за щщо?’

прямая ссылка

08 мая 2020 | 15:52

Начну несколько издали, потому что в упор писать о сериале получается либо коротко, либо нецензурно. Поэтому для начала, хочется отметить, что я не понимаю, с чем это связано, но подобных лент в последнее время снимается все больше и больше. Нечто подобное происходило в начале 90-х, когда к нам в стране хлынуло огромное количество низкопробного дерьма с Запада, включая откровенные фейки, перемешанные с западной пропагандой, а также творчество таких одиозных типов, как Солженицын и Ко. Все это дало потрясающий эффект в плане разложения общества и разрушения государства. Но тогда не было интернета, не было средств массовой коммуникации, и в принципе вкатить могло любое пропагандистское дерьмо, поданное в красивой упаковке, на зарубежной качественной пленке и с профессиональными актерами. Это было тогда? А что происходит сейчас?

Сериал ‘Зулейха открывает глаза’ — это очередная попытка убедить зрителя, что вся наша история, а точнее, ее советский период — это время прожитое почем зря. Этот сериал — очередная дешевая и лживая пропагандистская поделка снятая непонятно на чьи деньги. В картине представлен весь набор антисоветских штампов, которые приелись еще тогда, в 90-е. Все партийные и советские работники по мнение ‘режиссера’ — сволочи и мрази, половые извращенцы и дегенераты. Ни одного адекватного персонажа — только быдло, алкоголики, мерзавцы и латентные убийцы. Разумеется, в таком сериале вы не увидите солнца, вообще света, все плохо, тягостно и тоскливо. Никакого развития персонажей нет, все сбросили в кучу и вылили на голову зрителю. Но даже это не все, режиссер, судя по всему, еще и националист — глядя на сцены раскулачивания невольно бросается в глаза тот факт, что татарских крестьян раскулачивают исключительно русские коммунистические мясники, которые для полного блезиру не хватает окровавленных топоров с серпом и молотом за поясами. Межрелигиозная и межнациональная рознь разжигается очень профессионально и с увлечением, посредством сцен секса в мечети и т.д.

Режиссер, вероятно, не в курсе, что революцию поддерживали все национальные движения в России и бывшей Российской империи. Из честных и достойных персонажей в сериале, естественно, только ‘побежденные’, они лучи света, просвещения среди этого быдла, коими считает режиссер советский народ того времени. Ну и, естественно, лагеря ссыльных, вагоны, теплушки, ну куда же без них. Все по классике пропагандистских клише ‘половина сидела, другая половина охраняла’. Ни одного положительного впечатления, ни одного достижения вы в сериале не обнаружите. Вольно или невольно вспоминается такая же поделка от НТВ, ‘Служу Советскому Союзу’ — те же посылы, те же образы, та же ненависть к советскому прошлому.

Очень отвратительное впечатление произвел актерский состав. Я не ожидал, что подобного рода омерзительной чернухе снимутся уважаемые актеры: Мадянов, Маковецкий и любимый мною еще со времен ‘Ассы’ Баширов. Но больше всех разочаровала Чулпан Хаматова. Это моя любимая актриса, за всю историю ее жизни в кино у нее не было ни одной плохой роли, она всегда тщательно выбирала фильмы. Я от нее такого не ожидал. Очень печально и грустно после этого становится. Я понимаю, почему этот фильм пиарят все наши СМИ, но я не могу понять, почему актеры, пережившие безвременье 90-х, невостребованность и безработицу согласились сниматься в этой пропагандистской поделке. Радует разве что тот факт, что это кино забудут уже через месяц и уж более не вспомнит никто, кроме руководителей каналов в Останкино и наших СМИ. Это их правда, а к народу это все никакого отношения не имеет.

Единственный положительный момент во всем сериале — это музыкальная составляющая. Я специально выделю отдельно этот момент, потому что больше не на что опереться. Дина Гарипова замечательный исполнитель, ей все похвалы и награды должны быть.

Рецензию хотелось бы закончить одной избитой, как весь сериал истиной: каждый антисоветчик — есть русофоб. Раньше мне это изречение казалось абсурдным, но глядя на то, как пиарят подобного рода ‘кина’, начинаешь убеждаться в этом.

1 из 10

прямая ссылка

04 мая 2020 | 16:20

Ещё в 1929 году гениальные сатирики Илья Ильф и Евгений Петров в фельетоне «1001-я деревня» поднимали на смех широко распространённые в то время идеологические штампы. В том небольшом, но ярком произведении, речь шла об избитости и изрядной затасканности клише о кулаках, батраках и прочем, и крайне малом соответствии их окружающей действительности: 1. кулак, толстый как афишная тумба… 2. его жена, самая толстая женщина в СССР, отвратительная морда, 3. его друзья, толстые рябые негодяи, выражение лиц контрреволюционное. Всего двенадцать лет после революции, и этого времени хватило, чтобы примитивные агитационные листовки, изображающие капиталистов непременно с огромными шарообразными животами и цилиндрами на головах, потеряли актуальность и надоели. Использование таких художественных приёмов начало восприниматься как признак дурного вкуса, отсутствия таланта и нарочитая халтурность.

Совсем иного мнения казённые творцы придерживаются сегодня. Штампы и клише, можно сказать, выдержаны и проверены временем. За последние полвека, как начали активно бороться с давно минувшей эпохой 30х годов, а потом и с самим союзом, ничего нового так и не придумали. Набор приемов остался тот же: орущие и истерящие НКВД-шники — обязательно омерзительные изрядно выпивающие дегенераты, озверевшие коммунисты, комсомольцы-развратники, налаживающие беспорядочные половые связи, желательно, с ударниками или партийцами. Беспросветные мрак, тлен и тоска. И конечно же вся страна, где на людей плевать, свобода личности безжалостно попрана и растоптана кованным сапогом безликого интернационала. Ну и к ним плюс-минус чего-нибудь для приправы. Единственные достойные представители той эпохи – «бывшие» люди, потерявшие свои привилегии. Только они исключительно несут в себе свет гуманизма, частицы разумного, доброго, вечного, но увы…обречены.

В представленном сериале всё это есть и будет, как и в книге, лежащей в основе. В изрядном количестве. Под тягостную унылую музыку, зрителю на голову опрокинут еще один ушат мутной и дурно пахнущей субстанции, и скажут, что это искусство, и в нем есть правда. Та самая правда, которую так тяжело принять и осознать. И можно было бы простить все огрехи и протертые до дыр киноприемы, если бы речь в самом деле велась о некой правде. Так ведь дырка от бублика, вместо отражения реальности, глупый вымысел и густо намешанная масса киноштампов. И ни слова о контексте того времени. Кто такие кулаки, и почему с ними боролись? Какие события предшествовали коллективизации, и почему её пытались ускорить? Почему были категории для ссыльных и как они применялись? И т.д. А ведь если вникнуть в суть всего этого, так станет видна нищета и глупость этого произведении. А чтобы зрителю (читателю) лучше зашло надо давить на эмоции. Верный прием, всегда помогает, когда надо оглушительный вздор впарить. А для пущей надежности добавить немного от того, что было в действительности. Были кулаки? – были, были ссылки? – были, может и невинно пострадавшие были? – и такие тоже были. И трагичные судьбы были. Вот только не об этом расскажут. А будет конъектурный вымысел, грязь и чернуха, картонные шаблонные герои, высосанные из пальца диалоги, и несчастная сова, которую с треском натягивают на глобус. «Побольше мерзости коммунистам, чекистам и партийным деятелям, Киса, людям такое может понравится! И навоза на площади перед Казанским университетом насыпьте, да потолще, мы ведь знаем этих татар, как они живут! Наша задача – оскорбить всех, и русских, и татар, и тех, кто просто рядом проходил. Это ведь не наша страна, не наша история, не наши предки… и не было в рядах коммунистов, партийных и чекистов ни русских, ни татар, ни представителей других народов, одни пришельцы только, всякая нечисть инопланетная».

С задачей сериал справляется. Оскорбил если и не всех, то многих. К тому же, на наши налоги. То ли еще будет…

В общем, не искусство, а сплошная искусственность. Ощущение, что меня окунули в чан с помоями – сугубо идеологическими помоями, а не абы какими! Не стоит этот «шедевр» ни минуты просмотра, как и книга не стоит спиленных деревьев.

З.Ы. Если так случилось, что оголтелый антисоветизм является главным идеологическим стержнем сегодняшнего дня, то может министерству ‘непонятно чьей’ культуры стоит позаботится о повышении качества антисоветчины и русофобии? А то в самом деле, уже даже не смешно становится, а просто тошно.

прямая ссылка

27 апреля 2020 | 21:37

Для начала: я считаю, что на историю своего народа и своей страны можно и нужно смотреть критически и замалчивать тёмные пятна своей истории нельзя. Потому что, не научившись на своих ошибках, мы всегда обречены повторять и усугублять их. И 30-40 годы прошлого столетия, пожалуй, самое противоречивое время в истории нашей страны. Это время как огромных достижений, так и огромных жертв. И говорить о трагедиях того времени, повторюсь, можно и даже нужно, точно также, как и о достижениях. Но у любой критики должен быть предел. Нельзя критиковать однобоко, не учитывая общей картины происходящего, не оценив ситуацию полностью, и тем более нельзя открыто лгать, прикрывая свою ложь некой ‘священной войной’. Любая критика должна быть взвешана.

Но сериал ‘Зулейха открывает глаза’ не пытается быть честным. Он не ставит себе целью рассказать о трагедии человека, вместо этого он создаёт демонический образ Советского Союза и социализма, точнее того Советского Союза и социализма, которого в реальности никогда не существовало. И для достижения цели он не стесняется ничем, даже открытым враньём.

Начнём с того, что определённую часть крестьян действительно записывали в кулаки не совсем справедливо. Раскулачивали не только тех, кто брал на работу батраков или сдавал скот под проценты, но и просто зажиточных середняков с обширным семейным хозяйством. Это правда. Вот только это была инициатива не абстрактной ‘советской власти’, а конкретных представителей власти на местах. Именно они решали, кого раскулачить, а кого не трогать. И да, вчерашние бедняки и середняки, почувствовавшие свою власть, стали и сводить личные счёты, и обогащаться за счёт более удачливых соседей. Да, это ужасно, и никто бы не захотел оказаться на месте потенциального кулака. Но винить в произошедшем нужно в первую очередь конкретных людей, которые отдавали на местах приказы о раскулачивании. Потому что приказы правительства были направлены в первую очередь на борьбу с социальным расслоением и подготовку почвы для будущей коллективизации. И да, понять людей на местах я тоже могу. Одобрить — нет, а понять — да. Люди, которые всю жизнь прожили в подчинении, зависимости и постоянной зависти, получив в свои руки власть, неизбежно использовали бы её против своих угнетателей, или тех, кого они считают таковыми. Так уж выглядит классовая борьба.

Что же мы видим в сериале? Бедных татарских крестьян раскулачивают сплошь белобрысые русские коммунисты, скорее напоминающие нацистов. Без всякого стыда, совести, без капли сострадания, считающие крестьян чуть ли не за животных. А единственный вроде бы адекватный красноармеец — пьяница и психопат с промытыми мозгами, который не способен ни возразить, ни хоть как-то повлиять на ситуацию, и при этом он на полном серьёзе считает, что любить можно только партию, революцию и Сталина. Хотя бестолковый как дерево миф об отсутствии у социалистов семейных ценностей опровергали уже миллионы раз. Все, абсолютно все персонажи сериала — клишированные ‘злые красные орки’, вобравшие в себя все возможные мифы и заблуждения о коммунистах, которые только можно было вспомнить. Сериал не объясняет, почему они ненавидят кулаков, ограничиваясь только одним фактом — ‘они злые и не считают их за людей, как и нацисты’.

‘Кого это ты назвал людьми? Кулаков, что-ли’ (с) — таким образом в очередной раз пытаются прировнять коммунизм к нацизму. Хотя это совершенно противоположные по своей сути вещи.

Весь остальной сюжет сериала выполнен в том же духе — бесконечное давление на жалость в исковерканных или полностью выдуманных ситуациях. Да, депортируемых кулаков (которых, кстати, депортировали далеко не всех и не только в Сибирь, но кому это интересно) действительно заставляли строить деревни, но никто не стал бы бросать ценные строительные кадры на полгода без еды, одежды и инструментов. В этом не было ни малейшего смысла, наоборот, было выгодно задействовать как можно большее количество людей в строительстве и добыче леса.

Причём сериал не просто игнорирует любые, хотя бы теоретические достижения той эпохи, но и прямым текстом, устами одного из персонажей заявляет, что никаких достижений не было. То есть совсем. Ни одного. Кроме этого профессор (вроде как несправедливо репрессированный интеллигент, которому мы должны сопереживать) на полном серьёзе сравнивает колхозы с рабовладением Древнего Египта и заявляет, что между ними нет разницы. Я думаю, не нужно пояснять, как обстоят дела на самом деле.

Иными словами, весь сериал, от начала и до конца — это давление на жалость и попытка вызвать у зрителя шок, чтобы даже у самого циничного человека на планете проснулась ненависть к Советскому Союзу. Справедливости ради стоит отметить, что и с технической точки зрения, и с точки эмоциональной точки зрения сериал выполнен если не отлично, то как минимум очень хорошо. Музыка очень красивая (не знаю, насколько она соответствует татарскому колориту, но всё равно красивая), съёмка хорошая, актёры играют неплохо (вопрос лишь в том, что). Но от этого лишь ещё больнее. Здесь та же ситуация, что и с сериалом ‘Чернобыль’ от НВО, хороший с художественной точки зрения сериал с ужасающим содержанием. И да, справедливости ради, в ‘Чернобыле’ вранья было в разы меньше.

2 из 10

Всем же, кто дочитал до этого момента, могу сказать только одно: не смотрите сериал ‘Зулейха открывает глаза’. Почитайте научные труды на эту тему, мемуары, поспрашивайте своих родственников о ваших прабабушках и прадедушках, узнайте правду. Потому что из этого сериала вы её точно не узнаете.

прямая ссылка

19 апреля 2020 | 22:43

STEAUA

Лучше бы Зулейха глаза не открывала

В 99 случаев и 100 я бы прошёл мимо этого ‘шедевра’ отечественных киноделов. Но не сейчас. Почему? А потому что снимали его в моём родном городе Лаишево недалеко от Казани. Пытался я книгу Гузель Яхиной вначале прочесть, да не осилил: чтиво, мягко говоря, своеобразное и на редкость безвкусное. Поэтому и иллюзий по поводу экранизации не питал. Хоть в душе и надеялся, что будет хотя бы на ‘троечку’. Но телеканал ‘Россия’ вновь пробил дно.

Во-первых, логики в сюжете ноль целых ноль десятых. Почему отряд ОГПУ в 1930 году действует да и выглядит, как махновцы в 1918-ом? Почему эти серые и убогие избушки на курьих ножках выдают за татарскую деревню? Почему три десятка довольно здоровых и взрослых людей за несколько месяцев не сподобились построить хоть какой-то сруб и обустроить быт в тайге? Инструменты-то у них были! Но нет, эти лбы в полном составе будут ждать прихода катера с провиантом как мессии и надеяться, что товарищ Игнатов подстрелит зверя в лесу. Да и вообще, как власти могут просто умолчать о гибели сотен ссыльных во время транспортировки? Неужели никто не спросит о том, куда делся экипаж затонувшего судна и само судно, имеющее порт приписки? Через неделю или через месяц со ‘всесильного’ Зиновия Кузнеца бы спросили, и тогда полетела бы его головушка с плеч… И таких вопросов можно задавать ещё очень и очень много.

Во-вторых, не интересна сама Зулейха в исполнении Чулпан Хаматовой. От слова ‘совсем’. Не спорю, что у неё хватает отличных работ, но не в этот раз. Играла она совсем уж деревянно и совершенно без эмоций. Может, она хотела показать безмолвную и покорную женщину, но как сказал бы Станиславский, не верю. Её Зулейха — абсолютно скучный и унылый персонаж, которому не сопереживаешь.

Тут вообще нет интересных, сильных героев, которые цепляют. Где-то просто не попали в типаж, как в случае с Упырихой: ну не тянет Роза Хайруллина на столетнюю старуху! А в остальном это заштампованные, изъезженные типажи, которые кочуют из одного фильма в другой. Сергей Маковецкий вновь играет чудаковатого интеллигента, к которому временами возвращается рассудок. Александр Баширов — дерзкий уголовник, как и в десятке других фильмов. Роман Мадянов — типичный хамоватый начальничек с чувством собственного величия. Разве что Юлия Пересильд немного выделяется из этой массы.

В-третьих, нужно было постараться разжечь межнациональную и межрелигиозную вражду таких масштабов. Но Гузель Яхина и команда сценаристов с этим блестяще справились. Никто не спорит, что времена коллективизации были одними из самых тяжёлых в истории страны. Я и не сомневался, что сторонников Советской власти покажут недалёкими тупыми алкашами. Но этого было мало. Даёшь чернухи, побольше и погрязнее! Секс в мечети? Да пожалуйста! Ссыльные ‘кулаки’, которым ‘случайно’ дали имена религиозных деятелей современности? Легко! Убийство ребёнка? Наслаждайтесь! Но это не передаёт суть той жестокой эпохи, это просто вызывает омерзение. Почитайте Солженицына, Можаева, Шишкова и многих других. Будет больше погружения в атмосферу 1930-х годов в Советском Союзе.

В-четвёртых, сама постановка слабая. Складывалось впечатление, будто сценаристы вырывали страницы из книги, которые потом ложились в основу сценария. Зритель не успел проникнуться в атмосферу татаркой деревни и познакомиться с семьёй Зулейхи, как уже к ней в дом врываются злые коммунисты. Через пару минут она уже в поезде вместе с другими ссыльными. Пока пытаешься проникнуться жесточайшими условиями выживания в холодном вагоне, как герои уже на корабле плывут в неизвестность. И так далее. С пятого на десятое, а с десятого на двадцать пятое. Сериалу катастрофически не хватает ни цельности повествования, ни динамичности. Это просто какие-то зарисовки, отрывки из воспоминаний, наспех склеенные в единое целое. Из-за этого начинаешь мучаться, зевать, скучать, плеваться, отвлекаться на телефон. А это уже верный признак низкосортного кино.

Есть, конечно, пара хороших моментов. Кроме вышеупомянутой Юлии Пересильд я бы выделил песню в исполнении Дины Гариповой — одной из самых недооценённых певиц на российской сцене. Ну и увидеть пейзажи родных мест было довольно приятно. На этом всё, увы.

Государственный телеканал ‘Россия’ сделал ‘замечательный’ подарок к юбилею Великой Победы и 100-летию Татарской АССР, сумев вбить клин между русским и татарским народами, которые столетиями жили дружно. Отдельное вам ‘спасибо’.

2 из 10.

прямая ссылка

19 апреля 2020 | 22:47

Гипертрофированно раскрученный сериал, реклама которого вещает разве что не из каждой розетки.

Хвалебные оды и крики ‘да вам не нравится, потому что вы ничего не понимаете’ и прочие возгласы пробудили огромный интерес и споры.

Я не стану затрагивать историческую сторону вопроса — тут уже есть целый комплекс разборов от профессионалов, по пунктам агрументировавших что за клюква и русофобская/антисоветская ложь здесь собрана.

Я затрону драматическую сторону. Хотя вот именно драмы тут и нет. Любое произведение подразумевает рост персонажа, его раскрытие с новых сторон, для чего автор проводит своего героя через ряд испытаний. Здесь даже заглавие подразумевает мощный прорыв прекрасной Зулейхи.

Но это все так и осталось только в заглавии.

Рост духовный — его нет. Развитие персонажа — его нет. Может ‘антиразвитие’ (есть же фильмы, где герои наоборот из хороших становятся плохими) — тут тоже этого нет. Из серии в серию слюнявое пережовывание на тему ‘жизнь плохая, а я хорошая’.

Вся популярность фильма основана лишь на том, что персонажей поместили в сложные исторический период, дополнительно ‘художественно’ усилив весь негатив внешней среды, даже порой скатываясь в банальную подтасовку фактов, чтобы более драматично и слезливо все выглядело.

А выглядит это как хайп на историческую тему. Дешевый, плоский, примитивный.

Отдельно об актерской игре — знаете, я могла бы простить такую игру неграм из какого-н глухого племени. Они белых людей видят 1-2 раза за жизнь, а уж о России/СССР и не слышали никогда.

Но как так надо исхитриться, чтоб человеку ‘рожденному в СССР’ сделать вид, что он не знает, как должен выглядеть, вести себя, как говорить должен советский человек того времени…

‘Не верю’ Станиславского здесь хочется кричать на каждый жест, каждый поворот головы, на каждое слово.

В общем — очередное одноразовое нечто, собранное крайне халтурно и пытающееся набить рейтинг на скандале и шуме вокруг.

прямая ссылка

26 апреля 2020 | 22:35

показывать: 1025

1—10 из 14

Фарид Мухаметшин озаботился тем, как татар и русских будут учитывать при переписи населения

Спикер Госсовета Татарстана Фарид Мухаметшин выразил беспокойство о том, как будет организована перепись населения 2020 года на территории республики. Об этом на заявил, отчитываясь о работе парламента 5-го созыва.

— Вот сейчас перепись начнется. Еще там начнем по предложению [научного руководителя Института этнологии и антропологии] Тишкова Валерия Александровича переписывать: муж — татарин, жена — русская, или наоборот, дважды подписывать, трижды заверять. Мы начнем раскалывать наши семьи, — сказал Мухаметшин.

Он добавил, что Татарстан свои предложения в Институт этнологии передал. При этом выразил беспокойство, что в ситуацию может вмешаться федеральный центр, как это было с изучением языков.

— Если еще прокуратуре поручат этим делом заниматься. Сложно будет. Надо сначала с прокурором очень серьезную воспитательную работу провести, как это делать и сделать. Задача повысить численность россиян — не главная задача, а честно правдиво переписать количество живых россиян, но если надо, национальность тоже учитывать, — указал Мухаметшин.

Спикер Госсовета также вспомнил, как «жаркие споры велись вокруг языков многонациональной России, в том числе и в Татарстане по поводу преподавания и изучения государственных языков». Он подчеркнул, что для депутатов республики важен «многонациональный мир, что недопустимо по языковой проблеме раскалывать многонациональную страну, Татарстан в частности».

— Помогала прокуратура очень сильно по указанию прокуратуры России в этом деле. Я бы ее не считал весьма положительным делом, аккуратным выравниваем, сейчас это дело выруливаем. Мы обязательно добьемся того, чтобы каждый человек изучал, имел возможность изучать язык своего отца и матери, своих предков, еще лучше знал русский язык, при этом знал английский, французский и немецкий языки, — отметил Мухаметшин.

Он напомнил, что по инициативе госсоветника РТ Минтимера Шаймиева, начиная с этого года будут строиться полилингвальные школы.

— Прокуратура, надеюсь, поймет, что это крайне важная задача, не просто слово в слово, букву в букву переписывать федеральный закон. Потому что учителя очень ранимые люди. После этих всех процедур сколько людей осталось без работы, сколько людей разочаровались во всех этих делах, — заключил спикер.

Бойтесь равнодушия — оно убивает.​ Подписывайтесь на наш канал в Telegram.

15 глупых вопросов о татарах

В научной терминологии понятие «иго» уже не актуально: российские ученые отказались от него, а в школьных учебниках термин отсутствует около пяти лет. Это понятие больше литературное и появилось в начале XIX века благодаря людям, которые описывали национальную историю. Последние не были настоящими учеными в этой области: например, термин однажды применил Карамзин (к слову, тоже не профессиональный историк) — так понятие попало в советские учебники.

Татары, проживающие в РТ — одна из самых больших групп потомков средневековых татар, а казанские имеют историческую взаимосвязь с булгарами. Те в свою очередь пострадали от завоевания хана Батыя: его полководцы захватили Булгар и окрестности — это были смерти, порабощение, лишение булгаров своей государственности. Для казанских татар, их предков, произошедшее тоже трагическая страница истории.

Какое-то время Булгар был ставкой Золотой Орды, и государство татаризировалось в течение 70-80 лет: они не только стали называться татарами, но и начали говорить на их языке.

Есть расхожие стереотипы: одни считают, что татары маленькие, «черненькие», с узкими глазами, а их типаж близок к монгольскому, другие же описывают их светловолосыми. На самом деле татары — многокомпонентный народ, который вобрал в себя различные этнические группы Поволжья. В них есть и большой финно-угорский элемент, и кровь булгар, половцев, ногайцев.

Смуглость некоторых татар обуславливают местами расселения — большая часть их предков жила в предгорье Кавказа. Также это связывают с близким проживанием к Черному морю из-за торговой деятельности — татары обменивались товарами почти со всем европейским миром.

«Тюбетейка украшает всех: и седины мудреца, и косы невесты», — есть такая восточная поговорка. Это самый распространенный головной убор у всех тюркских народов. У казанских татар она была домашним аксессуаром — поверх нее надевали различные войлочные и меховые шапки и шляпы. Существуют два вида татарской тюбетейки: такыя и каляпуш. Такыя считается более древней — это небольшая шапочка из ткани (шелк, парча, хлопок, бархат), остов которой скроен из четырех клиньев. Она украшалась вышивкой, канителью, пайетками, позументом и другими способами. Каляпуш же представлял собой низкий усеченный цилиндр с плоским верхом. Первоначально он получил распространение у городских казанских татар, потом стал популярным и в селах.

Это степной цветок, к тому же тюльпан часто используется в исламе — его можно увидеть в оформлении мечетей разных стран. Его называют цветком ислама и Всевышнего, потому что у него пять лепестков — столько же и букв в слове «Аллах». Кроме того, мусульманская религия ограничивает в изображении некоторых символов: например, нельзя рисовать людей и животных, а что-то растительное — разрешается.

Считается, что из Багдада приехал посол ибн Фадлан, при участии которого в 922 году ислам признали официальной религией в городе Булгар. Однако, согласно историческим записям, предки булгар исповедовали ислам еще до этой даты. Вероятно, они были знакомы с религией мусульман с VII-VIII веков, потому что на тот момент жили в предгорье Кавказа на территории хазарского каганата. Так, через город Дербент они могли знать об исламе с начала его возникновения.

Эта религия в течение двух веков стала для жителей Булгар основной: сначала проникла в среду элит, а за ней потянулся простой народ. Здесь есть еще и политический подтекст: хазарский каганат принял иудаизм, а булгарам, которые находились под его влиянием, надо было что-то противопоставить. Также выбор в пользу ислама во многом зависел и от географического положения татарского народа.

Многоженство в Татарстане перестает быть редкостью

Институт брака у поволжских мусульман может трансформироваться

До создания гаремов дело не дойдет, но полигамия может стать нормой семейно-брачных отношений. Кадр из фильма «Белое солнце пустыни». 1970

Исторически практика многоженства среди татар и башкир была редкой. Сохранившиеся в трудах дореволюционных этнографов описания семейно-брачных отношений у татар хоть и сообщают о фактах полигамии среди зажиточных слоев мусульман Поволжья, однако явление это было малораспространенным в широких слоях населения. В советское время случаев и без того непопулярного среди татар многоженства не было зафиксировано: и дело не только в том, что государство это запрещало, но и сама полигамия воспринималась ими как нечто противоестественное: семейная этика татар была такова, что только моногамия виделась нормой.

Постсоветский период исламского возрождения у татар привел постепенно к изменению отношения к браку мужчины с двумя и более женщинами одновременно. Тем более что ислам разрешает мусульманину иметь до четырех жен при условии равного материального обеспечения последних со стороны супруга.

Несмотря на допустимость полигамии в исламе, эта форма семейно-брачных отношений первые два десятилетия постсоветской эпохи не встречала массового распространения даже среди верующих татар. «У нас это широко не распространено. Почему? Потому что у нас условия жизни сложные. В Аравии, к примеру, взял двух жен, поставил две палатки, дал им по одному платью, накормил – этого достаточно. А здесь ведь у нас каждой надо построить теплый дом, купить шубу», – объяснял непопулярность многоженства главный казый (духовный судья) Татарстана Джалиль Фазлыев.

В представлении татарских женщин идеальный брак должен быть моногамным, а появление второй жены трактуется как узаконенная религиозными предписаниями измена первой жене. Не только светская, но и активно верующая татарка или башкирка желает быть не первой, второй или какой-нибудь по счету женой, а единственной. Характерен в этой связи скандал, который произошел в 2009 году в Казани, когда на исламском интернет-сайте знакомств www.nikahrt.ru, который должен был содействовать созданию мусульманских семей, стали регистрироваться женатые мужчины. Именно это и возмутило татарских мусульманок, которые увидели в происходящем легализацию многоженства. Тогда председатель Союза мусульманок Татарстана Наиля Зиганшина гневно заявила, что «наши традиции не могут принять полигамию. Наш менталитет не готов его принять. Это и не нужно». Администрации сайта пришлось оправдываться, в конечном счете сайт перестал функционировать.

В 2010-е годы примеров многоженства становилось все больше, о чем периодически сообщали казанские СМИ: постепенно члены полигамных семей не стеснялись рассказывать о своем опыте жизни.

По мере распространения практики многоженства в Татарстане вторые жены сталкивались с ситуацией, когда они, заключая никах (религиозный обряд бракосочетания, совершаемый имамом), были обмануты супругом, поскольку он оказывался уже женатым, а о наличии первой жены не сообщал. А та тоже была не в курсе, что муж заводит себе вторую жену. Нетрудно догадаться, что это приводило к трагическим последствиям для таких женщин. Решить эту проблему попытались в Духовном управлении мусульман Татарстана в 2014 году, в муфтияте инициировали введение строгого учета всех заключаемых в регионе религиозных браков среди исповедующих ислам. Для этого в каждой мечети должны были заводиться метрические книги для фиксации всех проводимых духовенством браков. Причем декларировалось, что сделано это специально, чтобы обезопасить женщин от заключения брака с теми мужчинами, которые не предупредили их о том, что уже женаты. Записи о религиозном браке должны были заноситься не только в метрические книги, планировалось создать электронную базу всех, кто прошел религиозный обряд бракосочетания.

Эта в целом позитивная мера на практике не заработала. Ярче всего это проиллюстрировал имам казанской мечети «Туган авылым» Ильнар Зиннатуллин, которому не раз приходилось проводить никах, где мужчина женился на второй жене при наличии первой, о чем он сам поведал журналистам. При заключении таких браков бывает, что мужчина скрывает от первой жены, что заключает брак с другой женщиной, рассчитывая либо вообще не рассказывать первой жене о наличии второй жены, либо намереваясь после поставить ее перед фактом, полагая, что первой жене придется смириться с этим.

Во всех случаях многоженства мужчина живет на две семьи: жены живут в отдельных квартирах, а не вместе. Первой жене, если она, после того как узнала, что муж женился еще на второй женщине, не подала на развод, приходится принять такую ситуацию как данность. Как правило, нежелание разводиться с мужем у первой жены продиктовано тем, что она не хочет разваливать семью и материально не готова растить одна детей. А потому вынуждена терпеть. В идеале по закону шариата мужчина должен предупредить первую жену о своем намерении завести вторую жену и получить ее согласие, но, поскольку на это он рассчитывать не может, заключает никах со второй женой и без одобрения первой супруги. Такой никах даже при отсутствии согласия первой жены считается действительным с точки зрения норм мусульманского права. Вторые жены – это либо молодые и влюбчивые девушки, либо одинокие многодетные женщины за 40 лет, которые согласны на такой статус из-за нежелания оставаться одинокими или по материальным причинам. Их мотивация – найти финансовую поддержку для себя и своих детей (нередко это дети от предыдущего мужа).

Многоженство остается одним из вопросов внутренней жизни мусульманской уммы Татарстана, о чем ярко свидетельствует специально проведенная в марте этого года в казанской мечети «Марджани» ее имамом Мансуром Залялетдиновым встреча с татарской молодежью на тему религиозного брака, где имам привел следующий пример: «В последнее время ко мне приходит много молодых людей и мужчин постарше. Они ищут себе вторую жену. Те, кто ищет третью, встречаются реже. В то же время есть много девушек, которые готовы стать вторыми женами. Есть и такие, у которых умерли мужья и они остались одни с детьми на руках. Выхода не остается, да и детям нужен отец. Что же этой женщине остается делать?»

С точки зрения российского государства, религиозный брак не имеет юридической силы, тем более когда мужчина заводит себе вторую жену. Однако это и существующее негативное отношение татарского общества к полигамии не останавливают верующих мусульман. О многоженстве приходится говорить вслух даже в высших эшелонах светской и духовной власти Татарстана. Президент Татарстана Рустам Минниханов выступил против практики многоженства, а муфтий Татарстана Камиль Самигуллин пусть и уклончиво, но также не рекомендовал такую форму семейно-брачных отношений. В этой истории любопытно не то, что оба не поддержали полигамию, а то, что такие вопросы вообще задаются. Это говорит о том, что есть определенное лоббирование многоженства со стороны тех мусульман, которые рассчитывают получить одобрение полигамии у светской и религиозной элиты Татарстана.

Их цель заключается в том, чтобы сделать полигамию такой же нормой для семейно-брачных отношений в обществе, как и моногамия. И если сегодня татарское население в своей широкой массе не приемлет многоженство, осуждая его, и разговоры о легализации полигамии воспринимает как потворство нафсу (похотливым чувствам) некоторых мужчин, которые используют религию для его прикрытия, а моногамия видится как естественная и допустимая с точки зрения доминирующей сегодня в обществе морали форма брака, это не означает, что институт брака не может трансформироваться со временем.

По нашим оценкам, численность полигамных семей среди активно верующих мусульман в Татарстане составляет не больше 1% общего количества. Цифра крайне незначительная на первый взгляд, однако число случаев многоженства будет постепенно возрастать по мере усиления исламизации в регионе. 

Любовь – интернациональна. А дети? | 74.ru

Поэтому глупо думать, что, женившись на русской девушке, татарин получит детей-татар. То же самое – наоборот. Мы жили с мужем первые три года, не замечая различия в наших национальностях, пока не родился сын. Вот тут началось. Каждая бабушка старалась «тянуть одеяло» в свою сторону. В этой маленькой необъявленной войне мы вдруг стали замечать, что мы очень разные. Оказалось, что я совсем не знаю, как можно обращаться к своему ребенку ласково на русском языке, хотя проблем с русским языком за собою никогда не замечала. У меня просто автоматически происходило так, что я обращалась к своему ребенку на татарском языке, хотя в обычной жизни никогда много на татарском и не говорила – все больше на русском. Оказалось, что я не помню ни одной колыбельной песни на русском языке, а на татарском вдруг вспомнила целых три. Спрашивается: «Откуда? Мне часто вспоминался эпизод из фильма «17 мгновений весны», как радистка Кэт на родильном столе закричала по-русски: «Мама!» Хочу пожелать всем, кто состоит в смешанном браке, терпения и мудрости. Это труд, большой каждодневный труд. Пусть у вас все получится».

«Как и любой нормальный адекватный человек, я считаю, что все зависит от воспитания, и национальность никак не влияет на характер, – отстаивает свое мнение Антон. – Негритенок, выращенный в украинской семье, вести себя будет не как украинец, не как негр, а как люди, которые его воспитали. Не важно, какой ты национальности, генетически тебе может передаться не только цвет кожи, но и темперамент, с этим я абсолютно согласен. Но нормы морали, ограничивающие действия каждого – и русского, и нерусского – прививаются при рождении. Если в смешанной семье грузин – русская вырастает насильник или в смешанной семье русский – грузинка вырастает алкоголик, то это не потому что все грузины – насильники, а русские– алкоголики. А потому что родители так воспитали их. Кстати, когда говорят, что вот русские ведут себя нормально, а грузины, например, ненормально – появляется резонный вопрос: какие положительные качества есть в характере русских людей, которых нет в характере людей не-русских? И с молоком ли матери появляются в человеке эти качества? По-моему все это бред, разделяющий общество».

«Я не хотела бы говорить именно о специфике межнациональных семей, – говорит психолог Марина Звягинцева.– Я хотела бы говорить о том, что, так или иначе, в браке важно: насколько внушаемы, эгоистичны и уперты в плане религии люди. Если и отец, и мать глубоко внутренне убежденные, и стоят на своем, то какой бы они национальности ни были, они все время будут бороться за свое право, за некий свой вклад в ребенка. А если люди по натуре уступчивые и действительно счастливы своим браком, то нет никаких национальностей в этом, есть только то, что они хотят быть счастливой семьей, хотят правильно воспитать своих детей. Это не вопрос национальности, а вопрос личности. И подобные рассуждения доступны каждому».

Отложим в сторону религиозные каноны. Если двое заключили брак по любви, и при этом оба достаточно открытые и гибкие люди, готовые идти друг другу навстречу, то у каждого из таких родителей есть надежда, что ребенок впитает в себя две культуры. Будет одинаково хорошо говорить на двух языках, чувствовать принадлежность к двум нациям сразу, и, следует заметить, только обогатится от этого, и ни в коей мере ничего не потеряет. А часто ли в реальной жизни у ребенка формируется так называемая биэтническая идентичность – ощущение своего сходства сразу с двумя этническими группами, ощущение компетентности в двух культурах? Слишком ли это распространенный случай?

«Конечно, это весьма распространенный случай, если брать именно тот пример счастливой семьи,– подтверждает социолог Елена Насырова. – Но так или иначе в любой семье ребенок больше тянется к одному из родителей, такова жизнь. Или к папе, или к маме, и как правило, главенствующей он все же выбирает ту культуру, к какому родителю он ближе. Если он ближе к отцу, и, например, который исповедует православие и живет по церковным традициям, то, скорее всего, отпрыску это тоже будет ближе. Или, например, если дочка тянется к матери, то будет наоборот».

«В этом вопросе очень важен вот какой момент, – настаивает психолог Марина Звягинцева, – нужно чтобы родители очень тщательно следили за тем, чтобы их разногласия не отражались на ребенке. Ведь, будем откровенны, межнациональная семья, где никогда не возникает трений по этому поводу – утопия. Ссоры между родителями бывают в любых семьях, тем не менее факт: сами друг друга выбирали. Со старшим поколением, с родителями своей половины, мне кажется, в случае межнациональных браков обходиться сложнее. Наши родители менее гибкие психологически, а это способно довольно сильно повлиять на ощущение разницы в культурах, привычках и традициях. Но молодым рекомендую слушать друг друга, а не «доброжелательные» советы родственников».

Главное – любить

 «Я крестила первенца втайне от мужа – мусульманина, – раскрывает секреты Софья. – Знаю, что поступила, скорее всего, не слишком хорошо по отношению к нему, но я против обрядов, на которых настаивала его мать. Теперь я, по крайней мере, знаю, что мой ребенок и духовно мой!» «Крайне негативно воспринимаю тех женщин, которые так поступают! Это же неуважение ко второй половине, ведь можно, все равно можно, придти к какому-то компромиссу, самое простое – позволить ребенку самому выбрать веру при достижении осознанного возраста, – негодует Надежда. – Мы, к примеру, с мужем так и поступили. Религия не повод для разлада. У нас в семье просто вдвое больше праздников, мы уважаем веру друг друга, и наши сыновья тоже! Это делает атмосферу дома теплее, а не превращает детей в предмет религиозных войн».

 «Я русская, муж у меня татарин, – улыбаясь, рассказывает Марина. – К браку мы шли с ним долго, с 17 лет, сначала встречались, потом расходились. Потом он женился на татарке, но не смог жить с ней. Как он сам говорит, он всегда любил меня. Я замуж не выходила, но жила с русским. Все эти годы мы жили, мечтая друг о друге, а когда встретились снова, уже не смогли расстаться. Сейчас нам обоим по 29 лет, у нас два сына, которых мы одинаково воспитываем, не пытаясь привить любовь к той или иной религии. За семь лет, что мы в браке, мы ни разу не ругались, так были лишь минутные размолвки. Это любовь. Муж мне часто говорит, что без меня жил разумом, а со мной наконец-то узнал, что значит любить! Для меня мой муж – это все! Я его обожаю. У настоящей любви нет национальности! А когда счастливы родители – счастливы и дети!»

Жизнь, как и любовь, не знает границ и условностей, и этому остается только порадоваться! Говорят, наиболее интересные и талантливые личности вырастают именно в семьях, где родители несут в себе традиции разных народов и религий.

Жена узника совести крымскотатарского Эмира-Усеина Куку Мерием рассказывает о своем муже и борьбе за его свободу

Крым, украинский полуостров, окруженный Черным морем, перешел под контроль России после событий февраля-марта 2014 года. Согласно сообщениям, российские регулярные вооруженные силы, действующие без знаков различия, появились на полуострове уже 20 февраля. В последующие дни ключевые административные здания по всему Крыму были оккупированы российскими войсками и вооруженными формированиями.18 марта в Кремле в Москве был подписан «договор» о присоединении Крыма к Российской Федерации. Эти события имели драматические последствия для тех, кто в Крыму выступал против его оккупации и аннексии. Все несогласные немедленно подвергались преследованиям и притеснениям.

Четыре года назад, 11 февраля 2016 года, сотрудники российских спецслужб ворвались в дом крымскотатарского правозащитника Эмира-Усеина Куку, надели на него наручники и доставили в следственный изолятор.В ноябре 2019 года он был приговорен к 12 годам колонии строгого режима по обвинению в участии в движении «Хизб ут-Тахрир», исламистской группировке, запрещенной как «террористическая» в России, но свободно действующей в Украине. Вместе с ним к длительному заключению были приговорены еще пятеро крымских татар: Муслим Алиев, Энвер Бекиров, Вадим Сирюк, Арсен Джеппаров и Рефат Алимов. Amnesty International считает всех шестерых узниками совести, лишенными свободы за осуществление права на свободу религии. В годовщину ареста Амира-Усейна его жена Мерием написала это открытое письмо.

Одиннадцать февраля стал днем, который, казалось, катапультировал всех нас в другую вселенную, полностью изменив жизнь нашей семьи. Это был ужасно холодный день, с тех первых минут раннего темного утра, когда сотрудники ФСБ начали выламывать наши двери, когда они сковали Эмира наручниками, когда они поставили его на пол, когда они ворвались в комнату, где находились дети. спали, с автоматами — было очень сыро и холодно.

Сломанная дверь ударилась о стену, она не закрывалась, ох, холод, грязь, те странные и ужасные люди, которые перевернули весь дом вверх дном.

Эмир целый день провел в наручниках. В наручниках он разобрал диван, чтобы его можно было обыскать. Я спросил его: «Почему ты сам это делаешь? Это очень больно ». Он ответил: «Если вы хотите, чтобы диван остался нетронутым, я лучше сделаю это сам». Смеялись даже сотрудники ФСБ.

У нас есть небольшая пасека с широкими ульевыми ящиками, закрытыми металлическими крышками.Они тяжелые, но Эмир в наручниках открывал каждую коробку, чтобы было видно изнутри. Рой пчел вылетел из одного из ульев, несмотря на холодную погоду, потому что их потревожили.

Все происходящее было абсурдным. Теперь я смотрю на это с юмором.

В тот день мне сказали: «Вы будете сбиты с толку вечером». Я попросил их объяснить, что это значит. Они сказали: «Ты сам поймешь». И они забрали его. С тех пор прошло четыре года.

Когда арестовали Эмира и потом, все эти четыре года, когда меня и детей встречают на улице соседи и сослуживцы Эмира, все растеряны и спрашивают, как все это произошло — не только крымские татары. В то время, несколько лет назад, когда все ждали всеобщего подъема, прямо на их глазах по абсурдным обвинениям в тюрьму был посажен солидный семьянин. Он до сих пор получает поддержку людей, что для него означает счастье, и никто из коллег и соседей не верит в эту ложь.

Когда все началось, многие крымские татары сплотились вокруг тех, кто попал в ту же проблему, что и я, чтобы оказать моральную поддержку словом и делом. К сожалению, нашим людям это известно. Этот путь уже прошли предыдущие поколения, наши деды, родители Эмира — они были детьми от старших родителей, его отцу было двенадцать, а его матери четыре года, когда их депортировали. Эта боль объединяет людей. В 1944 году нас заклеймили как предателей, все мы, дети, матери, старики, мужчины были на фронте.В эти дни поднялась новая волна лжи, и все понимают, что эта несправедливость касается всего нашего народа. Это знакомо и близко нам, внукам и детям ссыльных.

Татар в школе, где учатся наши дети, немного. Большинство детей там русские, как и в Ялте. Их родители очень приветствовали крымскую весну, в том числе учитель, который обучал моего старшего сына Бекира, которого я позже решил обучать мою младшую дочь Сафи.

Для нее то, что с нами случилось, было большим беспорядком.Она знала нас как родителей, и она знала нас как семью. После всего этого я однажды видел, как она обнимала и целовала макушку наших детей. Когда в марте 2016 года к нашему сыну Бекиру после школы подошел сотрудник ФСБ и запугал его, мы с моим адвокатом решили отдать его под суд за то, что он посмел прийти в школу для наших детей. Но вместо этого на нас обратил внимание инспектор по делам несовершеннолетних и потребовал рекомендации из школы. Наш учитель посмотрел на нашу ситуацию с большим пониманием и дал нам очень хорошие рекомендации для нас и наших детей, которые вызвали у меня слезы, когда я их прочитал.«Я не написала ничего неправдивого, я просто описала тебя такой, какая ты есть», — рассказывала она мне позже.

Дети, конечно же, потеряли детство 11 февраля 2016 года, когда все произошло на глазах у всех. Они были свидетелями как обыска, так и судебных процессов. Мы не позволили им присутствовать на самом первом судебном процессе, в порядке исключения, потому что ожидали, что все наладится и Эмир вернется домой. Дети ходили на каждую встречу с отцом, они даже не спрашивали, когда папа вернется домой.

В январе этого года мы были на очередной встрече с Эмиром в Новочеркасске. Эмир не видел детей год. Раньше на тюремных собраниях мы веселились и веселились, мы могли посмеяться и поговорить о домашних делах. Но на этот раз все было иначе. Он был шокирован тем, как дети изменились и выросли, он не сводил с них глаз. Я еле сдерживал слезы. Я надеялся, что к тому времени он уже привык к ситуации, но нет.

Эмир всегда был активным человеком.Он успевал работать и заниматься домашними делами, заботиться о пчелах и детях. Я не помню ни одного момента, когда бы мой муж брал отпуск за все десять лет нашей совместной жизни. Он помогал всем во всем, независимо от того, что это было — убирать кладбище или рядом с мечетью, или на субботниках (волонтерская неоплачиваемая работа в России). Казалось, он всегда ожидал, что его позовут на помощь. Его знали все в Большой Ялте.

После первого обыска 20 апреля 2015 г. Эмир был жестоко избит.Я ему сказал: «Может, тебе лучше уехать отсюда?» Он удивленно посмотрел на меня, как бы спрашивая: зачем мне уезжать? Я сделал что-то не так? Я виноват в том, что сделал что-то не так? Он был уверен, что не сделал ничего плохого. Конечно, он понимал, что может случиться что-то плохое, но не до такой степени — нам, обычным и простым людям, было сложно представить такой масштаб нарушений прав человека, как легко можно называть «террористом».

Но как бы они ни пытались использовать этот ярлык, он никогда не приживется.На примере мужа могу рассказать обо всех арестованных. С годами мы стали ближе к их семьям. Нас объединила эта новая реальность, когда арестовали наших братьев, мужей и отцов. Все эти семьи такие же, как наша, где отец, глава семьи — порядочный, активный человек, заплативший цену свободы за свои убеждения. Все могли это засвидетельствовать. Любой человек на улице Ростова-на-Дону, где проходил судебный процесс, мог присутствовать на одном из открытых судебных заседаний, сидеть там пятнадцать минут и понимать все: что это за люди и за что их судили.

К сожалению, несправедливость сейчас творится не только в Крыму. Взгляните на новостную ленту Facebook. Он полон новостей о судебных заседаниях и арестах: Москва, Башкирия, Татарстан. Столько судебных процессов происходит только в Москве — людей судят как за митинги, так и за экстремизм. Все это, к сожалению, похоже на наш случай: когда человека лишают права на свободу слова. Как сказал Эмир, ему и его товарищам было предъявлено обвинение в преступлении за свои убеждения.Это касается всех этих случаев: люди не сделали ничего плохого, никого не обидели даже словом. Это ваши мысли — преступление.

Я хотел бы сказать всем, кто это прочитает: вы не должны молчать, когда вы становитесь свидетелями несправедливости, причиненной другим, потому что эта несправедливость может случиться с каждым.

Я очень хочу, чтобы человеческая жизнь и свобода были более ценными в этой стране. У каждого человека должна быть возможность быть свободным, не боясь воспользоваться своей свободой.Я говорю о своем муже, но я также знаю его как человека, который никогда не делал зла, который всегда был свободен. Вся его деятельность, все его желания были связаны со свободой: жить на своей земле, земле своих предков, жить со своей семьей и жить так, как он считает нужным, жить согласно своей религии, согласно своей культуре. Солидарность всех людей вокруг нас, с ним и с нами, свидетельствует о том, что он ценит его образ жизни.

Мы получаем десятки писем солидарности. Когда я был в Киеве, я пошел в офис Amnesty International, чтобы поблагодарить всю команду за эти письма и открытки.Это было что-то такое волшебное. Я почувствовал невероятную силу и поддержку совершенно неизвестных людей, которые пишут такие добрые слова. Дети удивляются: «Почему они так нас любят, почему?» Эмир также получил большие пакеты писем. Сначала они ему не доставлялись. Но когда его перевели в СИЗО, ему сразу выдали огромный узелок. Во время каждой встречи он сообщает, кто ему писал и откуда. Письма приходят не только из Украины и России, но и из других стран.Это тепло и свет людей, рассеивающий мрак тюрьмы.

Жена крымскотатарского лидера в изгнании заявила: «Дайте нам свободу»

БАХЧИСАРАЙ, Украина — Мустафе Джемилеву, давнему лидеру крымских татар, запретили въезд на полуостров после аннексии Россией украинского региона в марте 2014 года. Но его жена Сафинар Джемилева остается в Крыму, живет в большом доме. в Бахчисарае, традиционной столице крымскотатарского народа.

Она приветствовала Мумина Шакирова из РСЕ / РС в своем доме, указав на стопки документов в кабинете ее мужа и одно из ценных вещей пары — радио, подаренное ее мужу в изгнании советским диссидентом Андреем Сахаровым.

RFE / RL: Каковы перспективы того, что вы снова сможете увидеть своего мужа здесь, в Бахчисарае?

Сафинар Джемилева: Это полностью зависит от [президента России Владимира] Путина. [Когда моему мужу запретили въезд в Крым], ему даже не дали никаких документов.Ни суда, ни расследования не было. Его просто не пустили. Ребята с автоматами, в масках. Вы даже не могли видеть их лица.

RFE / RL: Ваш муж сейчас депутат украинского парламента, Верховной Рады, в Киеве. Что он оттуда может сделать для крымских татар?

Джемилева: Там несколько человек [т.е. депутаты, представляющие Крым в украинском парламенте]. Он путешествует по всему миру. Он протолкнул закон, в котором говорилось, что мы коренные жители Крыма и что без разрешения, согласия коренных народов Крыма никто не имеет права брать власть или считать эту землю своей.Крымские татары знают, что любая аннексия, любой захват чужой территории — это военный акт. Это то, что мы видим на Донбассе и то, что здесь произошло, когда они аннексировали Крым. Мы думали, что нас депортируют или убьют, но они выбрали другую тактику. Здесь создают настолько плохие условия, что люди сами сбегают, чтобы спасти своих детей. Но лишь очень небольшой процент крымских татар уехал из Крыма на материк. Здесь большинство из нас сидит и ждет.

RFE / RL: Каковы отношения между крымскими татарами и де-факто властями Крыма сейчас, через год после аннексии полуострова Россией? Вы чувствуете их присутствие?

Джемилева: Нас подслушивают. И они следят за нами. Если где-то разговаривают трое, ФСБ сразу все знает. Они активировали своих информаторов, спрятанных по всему Крыму. И их очень много.

RFE / RL: Информаторы? Изнутри крымскотатарской общины?

Джемилева: Они активировали людей, которые в период Украины были уличены в делах [незаконных]. И эти люди очень помогают [им]. Они на крючке, и теперь их можно использовать в различных целях, чтобы разделить наш народ и создать впечатление, что какая-то часть [крымскотатарской общины] поддерживает российские власти.

RFE / RL: Почти два десятилетия вы возглавляете неправительственную организацию под названием Лига крымскотатарских женщин.Вы отказались зарегистрировать свою организацию в российских властях. Он все еще работает?

Джемилева: Работа нашей организации основывалась на ее связях с общественными организациями Украины, Турции …. Мы работали с Красным Полумесяцем; мы работали с диаспорами в Румынии и Болгарии. Мы работали с [американским агентством международного развития] USAID. Тогда весь Крым получал иностранную помощь. Теперь все отрезано. Если из Крыма невозможно приехать и уехать, как мы можем работать? Теперь я прихожу на работу, и мы просто ведем один и тот же разговор: когда они уедут?

RFE / RL: Вы следите за ситуацией в России?

Джемилева: Мы очень внимательно за этим следим.Мы следим за рублем, долларом, ценой на нефть. Все это говорит о том, что у России достаточно собственных проблем. Крым для них — обуза. Желаем россиянам процветания, экономического развития, счастья, чтобы они не завидовали другим странам, не хотели захватывать чужие территории. Мы хотим, чтобы они процветали и жили. Мы любим их. Но мы любим их там — дома, в России. Не в Крыму.

RFE / RL: И, наконец, что сейчас больше всего нужно крымским татарам, чтобы существовать в нынешних условиях?

Джемилева: Ничего не надо.Мы готовы жить на хлеб и воду, без электричества и газа. Мы готовы сидеть здесь вообще ни с чем. Просто дай нам свободу.

Крымскотатарский активист описывает шесть лет под властью России

Шесть лет назад Россия захватила Крымский полуостров Украины. С тех пор крымские татары, которые почти единодушно выступали против и сопротивлялись российскому захвату власти, стали объектом репрессий. Согласно отчету Human Rights Watch за 2015 год, большинство из 63 крымчан, содержащихся в российских тюрьмах и тюрьмах, были крымскими татарами.

Ранее в этом месяце украинский уполномоченный по правам человека Людмила Денисова объявила, что 86 крымских татар включены в правительственный список из примерно 200 имен для переговоров с Россией о следующем обмене пленными.

Корреспондент Русской службы Радио «Свобода» Александра Вагнер поговорила с крымскотатарской активисткой Мумине Салиевой, чей муж Сейран Салиев был арестован вместе с пятью другими крымскими татарами в октябре 2017 года. В настоящее время ему предъявлены обвинения в терроризме и попытке насильственного свержения правительства.Суд над ним проходит в российском городе Ростов-на-Дону, и в случае признания его виновным он может быть приговорен к 20 годам лишения свободы.

Салиева основала группу под названием «Крымское детство», которая оказывает помощь почти 200 детям крымских татар, которые в настоящее время содержатся в России.

Она рассказала RFE / RL о ситуации в Крыму и о тактике мирного сопротивления крымских татар, направленной на противодействие репрессиям против них.

RFE / RL: Прошло шесть лет с момента аннексии Крыма Россией.Вы помните, что чувствовали в то время? Как вы отреагировали на события тех дней?

Мумине Салиева: Большинство жителей Крыма называют это время «крымской весной», но для всех крымских татар это была совсем другая весна. Сначала никто не знал, как ответить. Люди говорили о войне, о революции, об устранении правительства. Это побудило крымских татар объединиться и организовать мини-бригады для защиты небольших территорий, где мы жили, для защиты наших домов.Мужчины стояли на страже по очереди, потому что никто не знал, чего ожидать от [появившихся] вооруженных людей. Ситуация накалилась 26 февраля [2014 г.], когда в Симферополе начались беспорядки и пострадавших пришлось вывозить на машинах скорой помощи.

Но первый удар, направленный именно по крымским татарам, был нанесен 3 марта, когда Решат Аметов провел одиночную акцию протеста. Позже его нашли изувеченным. Человек, который ничего не делал, кроме выражения своего мнения, был найден мертвым, зверски убитым. Конечно, это всех напугало, и они поняли, что это не закончится ни за день, ни за неделю, ни за месяц.Мы начали понимать, что случаи похищений и пыток — не исключение. Мы видели, как люди бесследно исчезали. Например, [председатель Всемирного конгресса крымских татар] Эрвин Ибрагимов. Или сын и племянник правозащитника Абдурешита Джеппарова. Крым превратился в серую зону, потому что независимых журналистов почти не осталось.

Сейран Салиев может быть приговорен к лишению свободы сроком до 20 лет.

Затем последовали первые аресты, и крымскотатарская община, которая до 2014 года жила мирно и была в значительной степени убеждена в том, что лучше оставаться вне политики, изменилась.Когда пришли аресты, люди поняли, что любое право, любая точка зрения, любое мнение, противоречащее линии тоталитарного правительства, будет наказано. И жизнь многих людей изменилась. Люди, которые никогда не думали о сопротивлении или защите своего сообщества или друг друга, начали делать именно это.

RFE / RL: Что случилось с вашей семьей в результате аннексии?

Салиева: Наша семья, конечно, тоже сильно пострадала.Мы с мужем долгое время жили вместе, воспитывали детей. Я учился и написал диссертацию по экономике. Мой муж — педагог, проводил экскурсии для туристов. Он также работал с детьми и собирал деньги, чтобы помочь детям, больным раком. Мы были вынуждены отказаться от всего этого и заняться исключительно правозащитной и журналистской деятельностью.

Мы начали ходить на судебные заседания, которые развернулись в Крыму как по конвейеру. Были дела с участием «Хизб ут-Тахрир» [мусульманской организации, которая запрещена в России как «экстремистская», но которая легальна в Украине и заявляет, что она ненасильственная], дела, связанные с 26 февраля [столкновения 2014 года].Мы начали высказываться в социальных сетях, потому что, как я упоминал ранее, независимых журналистов не осталось, и нам нужно было передавать информацию из Крыма тем журналистам, которые работают за пределами полуострова. Мы с мужем знали, что любой, кто выполняет эту работу, привлечет внимание, но он сказал, что это наш долг перед нашим народом и вопрос справедливости, честности и даже чести.

RFE / RL: Ваш муж обвиняется в терроризме и попытке насильственного свержения правительства в связи с так называемой второй бахчисарайской группировкой «Хизб ут-Тахрир».Еще с момента аннексии стало известно, что «Хизб ут-Тахрир» запрещена в России, и многие члены этой организации бежали на материковую Украину. Почему ваша семья решила остаться?

Салиева: Мы не думаем, что имеет значение, были ли задержанные членами «Хизб ут-Тахрир» или нет. Это не главная причина их преследований. Мы понимаем, что крымские татары по своей вере являются мусульманами, которые жили в Крыму и исповедовали здесь свою веру. Теперь пришло новое правительство, и мы должны переписать историю и отказаться от своих убеждений и взглядов? В этом нет никакого смысла и неправильно, потому что крымскотатарская идентичность сформирована вокруг религии, которую мы исповедуем.А теперь обвиняют людей, которые живут и исповедуют свою религию в Крыму более 20 лет — это совершенно незаконно. Это означает, что они атакуют нашу культуру. И есть много других случаев, не имеющих ничего общего с Хизб ут-Тахрир … показательных и используемых в Крыму для преследования [крымских татар].

Мы видим общую картину — за что арестовывают и что происходит. Человеку достаточно явиться на суд и проявить некоторую солидарность, чтобы он начал возбуждать против него административные дела.После этого, если он не откажется от своей деятельности, его административное дело плавно трансформируется в уголовное дело. Вот что случилось с моим мужем.

До того, как этот механизм был отработан, происходило следующее: люди появлялись в домах во время обысков со стороны властей; они начали транслировать происходящее в прямом эфире на свои телефоны; полицейские выбивали телефоны у них из рук, а иногда били их дубинками по голове. Итак, мы видим, что… в Крыму арестовывают не людей за принадлежность к «Хизб ут-Тахрир», а просто за то, что они имеют определенную точку зрения, владеют определенной религиозной литературой или говорят о религии.Севастопольцев «Хизб ут-Тахрир» арестовали за разговоры на кухне. Первую бахчисарайскую группу арестовали за разговоры в подсобке. Вторую бахчисарайскую группу, в которую входил мой муж, арестовали за разговоры в мечети. Следует отметить, что мечеть — это общественное место. Туда может пойти любой желающий, независимо от веры. Это открытое место. И естественно, что когда люди идут в мечеть, они говорят о религии. Но это стало предлогом для ареста людей и вынесения им приговоров к тюремному заключению, которые они даже не выносят убийцам.

Итак, мы понимаем, что их основной мотивацией являются наши политические и религиозные взгляды, а также наша общественная деятельность. В России нет закона против журналистики. Нет закона, запрещающего правозащитную деятельность. Нет закона против общественной деятельности. Но есть удобные законы о так называемом терроризме, которые позволяют арестовывать десятки людей, исповедующих свою религию. Есть закон об экстремизме, который позволил им просто запретить представительный орган крымских татар — Меджлис — и выгнать его руководство из Крыма без права на возвращение.Это законы, которые, к сожалению, используются властями Крыма исключительно как репрессивный инструмент.

RFE / RL: Организация «Крымская солидарность» возникла как реакция на эти репрессии.

Салиева: Многие понимали, что репрессии были направлены на то, чтобы обезглавить активную часть нашего общества, чтобы было легче превратить оставшуюся часть в пассивный организм, который соглашался бы на все. Цель заключалась в том, чтобы в конечном итоге показать международному сообществу, что в Крыму все хорошо; что все довольны новой властью; что строятся новые дороги, школы и детские сады; Одним словом, жизнь прекрасна!

СМОТРЕТЬ: Жертва депортации 1944 года: «Мы попрощались с нашим домом»

Но пока в Крыму есть люди, которые предоставляют другую информацию, и пока эта информация выходит за пределы Крыма, трудно нарисовать такую ​​«красивую» картину.Именно поэтому власти предприняли такие усилия, чтобы прекратить вещание из Крыма и заблокировать любую утечку информации оттуда.

Это продолжилось, когда все судебные разбирательства были закрыты [для СМИ и общественности]. Такова практика по сей день, так что никакая информация не выходит за пределы стен зала суда, и у общественности нет возможности узнать, какие извращенные контраргументы используют судьи, прокуроры и следователи, чтобы применить статьи [Уголовного кодекса], которые привести к самым бесчеловечным тюремным срокам.

На данный момент более 10 арестованных являются гражданскими журналистами; другие — правозащитники и юристы Крымской солидарности. Любой может видеть, что сегодня в Крыму идет война против активизма, против людей, которые выражают религиозную или политическую точку зрения. Мы наблюдаем репрессии на основе религии и этнической принадлежности.

Крымские татары это понимают, и это понимание сплотило людей. Я никогда раньше не видел такой солидарности. Эта консолидация — уникальное явление в Крыму за последние шесть лет, потому что все эти годы мы поддерживаем друг друга.Наше единство помогает нам преодолевать все трудности. И эти трудности коснулись не одного-двух-трех человек, а всего нашего этноса. Это сложная ситуация, потому что то, что происходит сегодня с крымскими татарами, — это репрессии против целого народа.

крымских татара живут в очень тесных семьях. Если учесть, что уже арестовано несколько десятков крымских татар и у каждого из них есть сотни или тысячи родственников, то можно увидеть, что беда обрушилась на каждый третий крымскотатарский дом.Поэтому можно сказать, что мы наблюдаем репрессии против целой нации.

Многие из нас видят в этом не что иное, как «гибридную депортацию». В 1944 году нас назвали преступниками и депортировали крымскотатарский народ из Крыма. Сегодня аналогичным образом навешивают на нас ярлык «преступников», называя нас «террористами», «экстремистами» и «сепаратистами». Сажают людей в полицейские фургоны и увозят в российские тюрьмы. Но даже несмотря на то, что мой муж сидел в тюрьме более двух лет, ему грозили серьезные обвинения и возможный тюремный срок на 20 лет, я действительно уважаю нашу способность консолидироваться и оказывать сопротивление — ненасильственное сопротивление.

RFE / RL: Журналистов все еще выгоняют из Крыма. Тарасу Ибрагимову, освещавшему аресты крымских татар, запретили въезд в Крым на 34 года.

Салиева: После 2014 года активисты «Крымской солидарности» занялись журналистикой, потому что все профессионалы были изгнаны, но кто-то должен был рассказать о ситуации. Я говорю о гражданских журналистах — мамах, строителях, учителях. Но они взяли на себя эту функцию — и мой муж был среди них.Были и те, кто рискнул приехать в Крым и работать здесь, в том числе журналист и фотограф Алина Смутко, журналисты Алена Савчук и Тарас Ибрагимов. Я думаю, что наложенный на него запрет был призывом к другим журналистам не говорить о ситуации в Крыму. А срок его запрета — десятки лет — это своего рода депортация. Это серьезный показатель того, насколько власти боятся освещения событий в Крыму в СМИ.

RFE / RL: Помимо гражданской журналистики, вы еще помогаете детям заключенных крымских татар.Сколько детей остались без отцов из-за арестов последних шести лет?

Салиева: В Крыму специально арестовывают самых знатных, отважных и морально сильных мужчин. Практически все арестованные — а их более 60 — это, например, чемпионы Европы по тхэквондо, политологи, юристы, реставраторы, бизнесмены, учителя. То есть самый сильный социальный слой крымскотатарского народа.

Мы не боимся за этих людей, особенно за мужчин.Но я также не особо беспокоюсь о женщинах. Но дети, попавшие в эту историю, — самые уязвимые и беззащитные создания. Они не могут понять или принять то, что видели своих любимых отцов лицом вниз на полу в наручниках. Это оказывает сильное влияние на детскую психику.

Когда за мужем закрыли дверь, я просто посмотрела на наших детей и поняла, что нужно что-то делать. В день похищения моего мужа были арестованы еще пятеро крымскотатарских мужчин.Количество привлеченных детей увеличилось на 100. Эта круглая цифра произвела на меня большое впечатление. В марте 2019 года было больше арестов, и эта цифра выросла. Сегодня речь идет о 198 детях, из которых 168 несовершеннолетних. Десять детей родились после ареста отцов — отцов они не знают и никогда их не видели.

Некоторые дети инвалиды; у некоторых серьезные болезни. Я понял, что нам нужно работать с этими детьми, чтобы помочь им адаптироваться и, по крайней мере, преодолеть свою боль, вывести их из ситуации и объединить их — показать им, что они не одиноки в своей боли.

RFE / RL: Ваши дети видятся со своим отцом? Можете ли вы его навестить? Или вы пытаетесь защитить детей от травмы, которую они увидели, увидев их отца за решеткой?

Салиева: Мы с мужем обсуждали такие вещи еще до его ареста. Ведь мужа уже вызывали по административному делу и штрафовали. Только позже его арестовали. Мой муж сказал, что у нас была возможность изолировать наших детей, уехав. Но если мы останемся вместе с нашими людьми, живя здесь, то нереально думать, что мы сможем изолировать и защитить их.

Мой муж сказал: «Объясните им это простым языком. Говорите им почаще. Пригласите их в гости к другим семьям, чтобы наши дети могли увидеть, что есть другие дети, чьи отцы сидят в тюрьме ». Я не жалею, что послушалась совета мужа и объяснила все это нашим детям. Когда [власти] пришли к нам в дом вооруженными до зубов, дети не испытали максимального шока, потому что видели примеры других семей. Я не изолирую своих детей от возможных свиданий с мужем, потому что они им нужны.И как бы им ни было тяжело, эти визиты доставляют положительные эмоции. Каждый визит уникален и запоминается.

СМОТРЕТЬ: думая о Крыме, думайте о крымских татарах. Вот почему.

К сожалению, мы не могли навестить его полтора года, потому что власти не давали разрешения, как форму давления на подсудимых и на их семьи. Они даже не объяснили, почему отклоняют наши запросы. Мы с детьми могли видеться с мужем полтора года.У нас был только один шанс поговорить с ним в коридоре на судебном заседании. Я видел его еще два раза в Крыму.

В сентябре прошлого года его привезли в Ростов-на-Дону, и я видел его еще раз. Вы только представьте — путь от Крыма до Ростова составляет 700 километров. Прошло 12 часов. Несколько месяцев назад я рискнула и поехала туда с детьми. Поездка была очень сложной — 12 часов сидения, но дети справились. Я видел, как им было тяжело — они ерзали и пытались лечь.Но никто из них не сказал ни слова.

В конце концов, отец увидел своих детей, и теперь они живут за счет этих воспоминаний. Поэтому я считаю, что изолировать их было бы неправильно. Если бы я думал, что через год или два все закончится, возможно, я поступил бы по-другому. Но когда ты не знаешь будущего и не знаешь, как долго все будет тянуться, но жизнь продолжается, и тебе нужно жить… С одной стороны, у вас есть дети. С другой стороны, ваш муж, о котором вы тоже должны думать.Эти посещения очень важны для него. Поэтому мы стараемся ехать, когда можем — присутствовать на слушаниях или договариваться о визите.

RFE / RL: Вы сказали, что рассматриваете свою деятельность как форму ненасильственного сопротивления. Несмотря на ваши проблемы, вы все еще думаете, что ненасильственное сопротивление может положить конец репрессиям, начавшимся после аннексии?

Салиева: Я пытаюсь смотреть на картину в целом. Я понимаю, что фундаментальные изменения требуют политической воли. Или должны быть какие-то серьезные международные переговоры.Обычные люди не собираются решать эти вопросы. Чтобы кардинально изменить ситуацию в Крыму и положение политзаключенных, потребуется политическая воля народов, глав правительств. Нам тяжело на это повлиять. Это одно.

Но с другой точки зрения, крымские татары обладают огромным опытом. Если вы посмотрите, как были депортированы крымские татары и как даже в изгнании они искали механизм, позволяющий им вернуться в Крым, и люди действительно вернулись на свою родину.А потом они боролись и добились своих прав, потому что объединились и оказали мирное сопротивление. Так что я верю в это всем сердцем. Наши бабушки и дедушки вернулись в Крым и думали, что построят счастливое будущее для следующего поколения. Но затем ситуация изменилась, и все мы испытали дежавю. Наши старейшины начали вспоминать, что с ними случилось, и поделились этим опытом с нами. Это изменило отношения между старшим и младшим поколением.Такой близости не было раньше, такой симпатии. Моя свекровь откопала несколько старых бумаг, и мы с ужасом узнали, что дед моего мужа был застрелен по трем уголовным обвинениям, аналогичным тем, с которыми столкнулся мой муж. Иная формулировка, и другие цифры, но по сути трибунал НКВД [сталинской тайной полиции] вынес абсолютно сопоставимые приговоры.

Люди делятся своим опытом и все нам рассказывают. И это очень вдохновляет.Поэтому я верю, что наше мирное сопротивление неизбежно приведет к результатам. Фактически, это уже так. Уже сегодня мы видим, что когда сотни людей оштрафованы за защиту нации, и все люди дают по 10 рублей, и штрафы выплачиваются — это результат. Когда женщины выходят из роддома со своими новорожденными, а их мужья в тюрьме, нация встречает этих женщин. Это результат, и эти женщины не чувствуют себя такими одинокими. Когда люди каждый месяц пишут сотни и сотни писем в рамках инициативы под названием «Пишите, мои люди!» и сидящим в тюрьме в ожидании суда мужчинам раздают пакеты писем — это тоже результат.Таких инициатив много. «Наши дети» — это социальная группа, которая ежемесячно собирает деньги для детей политзаключенных и раздает им. Это тоже результат. Все это формы ненасильственного сопротивления.

Когда арестовали моего мужа, люди по всему Крыму вышли и уже на следующий день провели одиночные акции протеста. Более 100 акций протеста за один день. Люди вышли с табличками: «Наши дети не террористы. Крымские татары не террористы ». И это ответ на репрессии, которые происходят в Крыму.Это тоже результат. Мы видим, что помогаем людям преодолеть эти трудности. Конечно, я без сомнений верю, что это в конечном итоге приведет к победе и наши люди выйдут из тюрьмы. Почему я часто говорю, что мой муж для меня олицетворение мирного сопротивления? Потому что он никогда не забывает напоминать мне, что я борюсь не за него, а за свободу всех заключенных. И я говорю: «Конечно». Когда я говорю ему быть сильным и что он будет освобожден, он поправляет меня.»Не я. Все мы.» Я улыбаюсь и говорю: «Да, да. Вы все.»

Я знаю, что мое сердце не успокоится, даже если его отпустят, если кто-то еще останется.

Переведено старшим корреспондентом Радио Свобода Робертом Колсоном

татар сопротивляются запугиванию со стороны Москвы в Крыму

Цветение абрикоса уже покрывает залитые солнцем поля Бахчисарая, но Сафинар Джемилев не в настроении наслаждаться весной в древней столице крымских татар

«Раньше мы наслаждались природой и ландшафтом Крыма, Черным морем и теплым солнцем.Но не сейчас. Они еще не закрыли нам глаза и уши, но мы больше не можем наслаждаться этими вещами ».

Муж Джемилева, Мустафа, провел 15 лет в советских тюрьмах за то, что отстаивал стремление татар вернуться на свою родину из ссылки в Центральной Азии, и стал их лидером, когда крах Московской империи осуществил их мечту.

Жизнь была нелегкой в ​​независимой Украине — государстве, преследуемом коррупцией, бедностью и плохим управлением — но для нации, изгнанной из Крыма сначала Екатериной Великой, а затем Иосифом Сталиным, было благом быть дома, свободным и не управляемым Россией. .

В отличие от большей части двухмиллионного населения Крыма, многие татары поддержали прошлогоднюю прозападную революцию на Украине и решительно выступили против последующего военного захвата и аннексии полуострова Москвой после спорного референдума.

Перед голосованием, которое, по утверждениям Москвы, показало, что 97 процентов Крыма поддерживает присоединение к России, Мустафе Джемилеву позвонили из Кремля, во время которого президент Владимир Путин пообещал защищать права крымских татар и стремиться решить все проблемы, которые «остались нерешенными. Украинская власть на долгие годы ».

Год спустя крымские татары жалуются на запугивание и насилие со стороны государства, Джемилеву снова запретили выезд на родину, а его жена остается в Бахчисарае, чтобы «дать нашему народу надежду, силу и уверенность в том, что не все пойдут».

Возрождение страхов

«Мы вышли на акцию протеста с нашими украинскими и крымскотатарскими флагами, но никто не послушал.Мы были проблемой для Екатерины Великой, затем для Сталина, а теперь для Путина. Все они хотели избавиться от настоящих коренных жителей Крыма ».

Для Путина и его союзников, которые часто говорят о «русском мире» и праве Кремля руководить им и защищать его, Крым имеет особое значение, поскольку это место, где великий князь Владимир — древний славянский лидер — принял христианство в 988 году.

Греки, римляне и персы ранее колонизировали полуостров, и ханство крымских татар контролировало его в течение 300 лет под османским вассалитетом, пока Екатерина Великая не присоединила его к России в 1783 году.

Но Путин предъявил уникальные исторические и духовные притязания на Крым, заявив о его «неоценимом цивилизационном и даже сакральном значении для России, как Храмовая гора в Иерусалиме для последователей ислама и иудаизма».

С тех пор, как в феврале прошлого года боевики захватили парламент Крыма, регион возглавил российский националист Сергей Аксенов, партия которого набрала всего 4 процента голосов на выборах 2010 года, но местные жители считают, что все основные решения принимаются в Москве.

Татары заявляют, что их заставляют брать российские паспорта или с ними обращаются как с иностранцами на своей родине, и обвиняют власти в применении насилия и принуждения, чтобы заставить замолчать крымскотатарскую оппозицию аннексии.

Несколько крымских татар были похищены за последние месяцы и по крайней мере один был убит в результате инцидентов, в которых родственники и активисты обвиняют силы безопасности и местные российские военизированные формирования.

«Хуже всего сейчас то, что людей похищают, арестовывают, избивают и убивают», — говорит Сафинар. «И нам не к кому обратиться».

Немногие крымские татары верят властям или лидерам своей общины, которые принимают правление Москвы, и вместо этого ищут лидерство у Мустафы Джемилева и других пожилых государственных деятелей, ныне живущих в «изгнании» в Киеве.«Те, кто называет себя здесь лидерами, не пользуются уважением среди крымских татар», — говорит она. «В изгнании мы сделали все, что могли, чтобы защитить наш язык и культуру, но они не заинтересованы в этом — они хотят только зарабатывать деньги».

Оплот крымскотатарской культуры и общества — региональный телеканал ATR, вещающий в основном на татарском языке, но также на украинском и русском языках.

«Министерство информации контролирует все, и нам говорят не говорить о наших [крымскотатарских] лидерах или Украине, или критиковать региональных властей», — говорит главный редактор ATR Шевкет Меметов.

«Но мы продолжаем говорить правду и показываем, что дороги в ужасном состоянии, а полки наших магазинов порой пусты — мы просто не говорим, кто виноват».

Меметов и его коллеги сталкиваются с неопределенным будущим в преддверии официального решения о продлении лицензии ATR на вещание в следующем месяце. «Мы добавили несколько приложений, и каждый раз они говорят, что мы поставили запятую там, где должна быть точка или что-то подобное», — пожаловался он.

«В январе спецслужбы произвели обыск в моем офисе. Один офицер достал с полки Коран и спросил, нет ли в нем экстремистских материалов. Я достал экземпляр Нового Завета и спросил его, есть ли в нем экстремистские материалы.

Выдуманный враг

«Вот почему мы сейчас все время слышим чушь про« татарский экстремизм ».У нас здесь никогда не было исламского террора или фундаментализма, но теперь они отчаянно пытаются его найти ».

Татары настаивают, что они переживут свое последнее испытание, так же, как они пережили советское изгнание, и клянутся, что их не изгонят с земли, в которую они мечтали вернуться на протяжении десятилетий.

«Это закончится, когда Запад проснется и поймет, что должен защищаться от Путина — военного типа, который понимает только кулак под носом», — говорит Сафинар Джемилев, глядя на крыши Бахчисарая.«Мы только что приехали домой. Мы построили эти дома для наших детей и внуков. И мы никуда не денемся ».

(PDF) Взаимоотношения супругов в национальных и межнациональных русских, татарских семьях

147

Введение

Каждый человек в результате своего развития и социализации в обществе вырабатывает свою систему ценностей

( Сакаев, 2016).То, что важно для одного человека, может не иметь значения для другого. Поэтому при вступлении в брак

будущие супруги должны лучше узнать друг друга, понять ценностные ориентации партнера

и сравнить со своими.

Многие исследования показывают, что семейные ценности мужчин и женщин сильно различаются в результате социального

воспитания. Роль матери и быть образцом для подражания домохозяйки изначально предопределена женщине.

Традиционно девочек воспитывали в соответствии с этим образцом для подражания: помогали по дому, готовили, убирали,

и т. Д.С другой стороны, мальчиков учили быть защитником семьи, зарабатывать деньги, иметь карьеру

и т. Д. (Шахбанова, Загутин, Касьянов, Магомедова, Бинеева, Самыгин, 2018; Терещенко,

Закирова, Хамитова и Фролова , 2016).

Исследования показывают, что внутрисемейные отношения зависят именно от того, насколько последовательны семейные ценности супругов

, каковы их ролевые ожидания по отношению друг к другу (Юсупов, 2014).

Мы исходили из того, что конфликтные отношения супругов в межнациональных парах могут проявляться не только в результате несоответствия ценностей супругов и их взглядов, выявленных на момент заключения

брака, но и по исходя из их индивидуальных особенностей и специфики социального заказа

(Стефаненко, 2002).Причиной разрушения супружеских отношений в смешанных браках также могут быть противоречивые представления партнеров

, основанные на различиях в их этнических традициях и взглядах

(Юсупов, 2014).

Отношения в семье в основном зависят от традиций общения, экономического и социального состояния общества

, зависимости семьи от общества, участия супругов в домашних делах и типа

семьи: многодетные семьи или нет дети, лидирующая позиция супругов, личные качества

родственников (Сакаев, 2016).

Все эти аспекты связаны с национальной культурой и традициями каждого супруга. Русские и татары

человек давно живут рядом друг с другом, в современной России у обоих народов много общего в

. жизни и истории. Однако, как показывают многочисленные исследования, эти народы имеют довольно значительную специфику, в основном, в бытовой сфере. Эта специфика не может не сказаться на родстве семьи

(Юсупов, 2014).

Материалы и методы

Исследование проводилось авторами статьи на семьях города Набережные Челны в

Республике Татарстан в 2018 году.

Для достижения целей исследования авторами были выбраны диагностические инструменты. Для исследования системы

ценностей супругов и сфер жизни использовалась модифицированная версия анкеты терминальных ценностей

, разработанная И.Г. Сенина (TVQ-2) (Тихомиров, 2001), а для выявления ролевых ожиданий было применено

А.Методика Н. Волковой «Ролевые ожидания и претензии в браке» (РЭЦ) (Волкова, 1990). Затем авторы

собрали информацию, провели исследование, проанализировали полученные результаты и определили

этнопсихологических особенностей взаимоотношений супругов в национальных и межнациональных

браках.

Респондентам было предложено ответить на вопросы психологической методики (TVQ-2) по

по 5-балльной шкале следующим образом:

«1» — если лично для вас то, что написано в утверждении, не соответствует вообще имеет значение;

«2» — если для вас это мало важно;

«3» — если лично для вас это в какой-то мере важно;

«4» — если это действительно важно для вас;

Татарский муж — перевод на испанский — примеры английский

Эти примеры могут содержать грубые слова, основанные на вашем поиске.

Эти примеры могут содержать разговорные слова, основанные на вашем поиске.

Жена татарского мужа никогда не пойдет немытой.

Предложите пример

Другие результаты

Русская жена для Татарский муж никогда не бывает грязным.

Татарка женщина плачет на похоронах Решата Аметова, татарского проукраинского активиста и отца троих детей, пропавших без вести после участия в митинге 3 марта в Симферополе, Крым.

Una mujer tártara llora a Reshat Ametov, un activista tártaro partidario de Ucrania y padre de tres niños, que desapareció tras asistir a una manifestación en el Simfer de Mar, Крым.

В Крыму открылся Татарский национальный театр .

В Крыму se ha abierto un teatro nacional tártaro .

Эта политика спровоцировала татарское восстание г. в 1656 году.

У нас татарин , Герой Советского Союза.

Татарин продавец фасоли на Бахчисарайском рынке, 1920-е гг.

Vendedor tártaro de alubias en el mercado de Bajchisarái, 1920-е годы.

Было убито более сотни казаков, но их стрельба вынудила татар отступить и захватить две татарских орудия .

Alrededor de unos cien cosacos murieron, pero sus cañonazos declaron a la retirada tártara y Pero-Sus cañonazos Obligaron tártaros .

В 1906–1907 жил в Москве и Санкт-Петербурге, где издал татарский детский журнал .

Название Ям было заимствовано в большинстве западных языков от русского, где это, вероятно, татарское заимствованное слово (тюркское).

El nombre yam, luego acceptado en lenguas más occidentales como el ruso, es probablemente un préstamo lingüístico tártaro .

Милютин был даже вынужден отправить в плен своего сына Стефана Дечанского, чтобы предотвратить нападение татар .

Milutin se vio Obligado incluso a enviar a su hijo Esteban Dečanski como rehén con el fin de previr un ataque tártaro .

Он велел Шеину добавить к этому числу татарский из его свиты.

Le ordenó asimismo a Shein que includeyera además a un tártaro de su propia tropa.

В 1788 году Текели попал в аварию на лошадях, которых подарил ему татарский вождь .

En 1788 tuvo un accidente mientras montaba un semental que un jefe tártaro le dio como regalo.

После этого они разграбили Нижний Новгород и поплыли по Волге в Астрахань, где были уничтожены татарским генералом .

Después saquearon Nizhni Nóvgorod y recorrieron el río Volga hasta Astracán, donde fueron derrotados y aniquilados por un general tártaro .

а также мавзолей на татарскую княгиню .

Среди них создание татарского музея предпринял Усейн (Хусейн) Боданинский (1877-1938).

Entre oras cosas, la creación de un Museo tártaro fue emprendida por Useyn (Hussein) Bodaninsky (1877-1938).

В Чуфут-Кале сохранилась караимская кенасса … а также мавзолей татарской царевны .

Y allí permanece, en Chufut-Kale, una kenesa caraíta … así como el mausoleo de una princesa tártara .

После русской революции 1905 года татарам разрешили возродить Казань как татарский культурный центр .

Después de la Revolución Rusa de 1905, это разрешение на los tártaros de Kazán revivir como un centroultural tártaro .

В 1991 году его якобы заставили бросить работу юриста, потому что он был татарин и только узбеки могли работать в системе правосудия.

В 1991 году presuntamente fue Obligado aandonar su trabajo de abogado porque era tártaro y supuestamente solo los uzbekos podían trabajar en el sistema de justicia.

Похоже, что первоначально он был святым татарского племени в Крыму, которое эмигрировало в Баба Даг в Румынии, неся с собой свой культ.

Parece haber sido originalmente el santo de una tribu tártara en Crime, que emigró a Baba Dagh en Rumania, llevando consigo su culto.

некролог | Наоми (Бонни) Татар из Финливилля, Пенсильвания

Наоми «Бонни» Мэй Татар, 90 лет, из Финливилля, мирно прошла дома с любящей семьей в пятницу, 17 апреля 2020 года, после мужественной борьбы с раком.Она родилась 9 декабря 1929 года в Кэрролл Тауншип, дочери Джорджа и Анны Харрисон Макнотон.

Бонни была членом церкви Святого Франциска Ассизского в Финливилле. Позже она также любила посещать пресвитерианскую церковь Минго-Крик. Ей нравилось работать на различных должностях в US Steel, Koppers, Books Shoe Store, Avon и других.

У нее остался сын Джеральд Татар, доктор философии. и жена Дебби Карнеги; четыре дочери, Бев Уилсон и муж Дон Бентливилль, Джоне Герба и муж Джерри Мононгахела, Филлис Кейн и муж Ричард из Массачусетса, Кэти Рентон и муж Терри из Вирджинии; восемь внуков и одиннадцать правнуков.

Помимо родителей, ей предшествовал смерть ее муж, любовь всей ее жизни, Феликс, умерший 2 ноября 2018 г .; ее брат Джордж Макнотон; и четыре сестры, Милдред Браун, Фрэнсис Бабич, Марджори Комински и Джин Волкар.

Мысли семьи: Страсть мамы танцевала на кухне с нашим отцом Феликсом. Она ЛЮБИЛА Элвиса и песни той эпохи, которые затрагивали их жизнь на протяжении их семидесятилетнего брака. Во время ежедневных прогулок ей также нравилось тренировать свой мозг, запоминая адреса электронной почты и номера мобильных телефонов своих детей и внуков.Пока наши родители отдыхали в Польше, мама поддерживала связь, отправляя письмо с любовью своей семье. Во время курса химиотерапии ей нравилось работать с книгой для поиска слов с крупным шрифтом, пока она ела пакетик попкорна и пила имбирный эль со льдом. Персоналу всегда нравилось видеть ее одетой в такие же серьги; она сделала их день немного ярче.

Мама жила добротой, прощением, смехом и любовью. Эти качества она прививала своим детям. Она гордилась мелочами и содержала организованный дом для своей семьи.

Бонни очень заслуживает красивого празднования ее жизни. К сожалению, из-за текущего кризиса со здоровьем посещение и обслуживание будут частными. Она будет похоронена вместе со своим мужем Феликсом на кладбище Мононгахела. Памятные пожертвования можно сделать онлайн на сайте www.stjude.org или отправить по почте в Детскую исследовательскую больницу Св. Джуда, 501 Сент-Джуд-Плейс, Мемфис, TN 38105.

ОБРАТИТЕ ВНИМАНИЕ: МОЛИТВЕННЫЕ КАРТЫ для мамы размещены в разделе ФОТОАЛЬБОМ. сайта.

Если вы хотите получить МОЛИТВЕННУЮ КАРТУ для мамы, , пожалуйста, нажмите на изображение, чтобы загрузить ее на свой компьютер / телефон / планшет.

В какой-то момент в будущем — когда будет безопасно собираться — если вы захотите посетить Праздник жизни мамы, , пожалуйста, отправьте электронное письмо татарской семье на следующий адрес электронной почты: [электронная почта защищена] с наилучшей информацией для свяжемся с вами для уточнения деталей.

Отправить цветочную композицию или посадить деревья в память о Наоми (Бонни) Татарка , пожалуйста, нажмите здесь, чтобы посетить наш магазин симпатий.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.