Мышление человека это: Мышление: что это такое и каким оно бывает

Содержание

Мышление: что это такое и каким оно бывает

Мышление – это осознанное восприятие окружающего мира во всех проявлениях, создание представлений о предмете и явлениях, поиск связей и решений задач, а также умение абстрагироваться.

Главные характерные черты мышления:

  • мы воспринимаем мир посредственно, наше познание о новых предметах и явлениях формируется через уже знакомую нам информацию;
  • в процессе обдумывания мы всегда определяем новый предмет или явление через его общие и специфические характеристики по отношению к другим известным нам объектам.

Цель мышления человека – осмыслять полученную информацию, распознавать глубинные связи и свойства предметов и явлений, отслеживать их причинно-следственные связи, находить решения проблем и генерировать новые идеи.

По своей природе мышление человека является причинно-следственным – на протяжении жизни мы осознанно и неосознанно создаем модели ситуаций, которые дают нам ощущение, что мы понимаем, как что-то происходит.

Мышление тесно взаимосвязано с функциями памяти – мы не только помним о множестве вещей, явлений и событий, но благодаря процессу осмысления мы можем анализировать, абстрагироваться и создавать новые значения в процессе познания. Несмотря на множество ограничений природы и недостатков причинного мышления, о которых в своей книге «Иллюзия знания» рассказывают Стивен Сломан и Филип Фернбах, именно этот тип мышления считается базовой познавательной способностью человека. [Стивен Сломан, Филип Фернбах, «Иллюзия знания», 2017].

Безусловно, в большинстве случаев в жизни мы мыслим причинно-следственными шаблонами, однако для эффективного познания окружающего мира и функционирования в нем мы можем и должны развивать другие типы мышления, и о них мы поговорим в нашей статье.

Как работает мышление

Главные задачи мышления человека – это не только восприятие сложной и многогранной реальности, но и интерпретация ее, понимание глубины и взаимосвязей разных процессов.

В большинстве случаев в процессе мышления мы задействуем такие логические операции для работы с информацией:

Тот или иной мыслительный процесс помогает нам осмыслять новую информацию, сравнивать ее с известными нам фактами и получать при этом новое знание. Таким образом, осуществляя мыслительную операцию, мы прибегаем к трем базовым формам мышления: понятию, суждению и умозаключению.

Виды или степени развития мышления

Мышление как форму познания действительности сегодня изучают ученые из разных областей науки –  психологии, философии, когнитивистики, логики, педагогики и компьютерного программирования. Несмотря на разные подходы и интересы, все эти направления придерживаются мнения, что мышление человека состоит из трех видов или стадий развития познания:

  1. Предметное-действительное мышление – непосредственное восприятие объекта.
  2. Наглядно-образное мышление – возможность оперировать образами в уме, вспоминать объект.
  3. Абстрактное или словесно-логическое мышление – возможность выполнять логические операции с понятиями в уме.

Все эти виды мышления присущи каждому человеку и развиваются в процессе его взросления и обучения.

Быстрое и медленное мышление

Прежде всего, хочется начать с фундаментального понимания того, как мы мыслим, а точнее с того, какими режимами мышления обладает каждый человек. Нобелевский лауреат и когнитивный психолог Даниэль Канеман сформулировал теорию того, как мы воспринимаем окружающий мир и принимаем собственные решения при помощи двух режимов мышления – быстрого и медленного.

Быстрое, эвристическое мышление или Система I – это неосознанное принятие решений, которое происходит на основании жизненного опыта, инстинктивных и интуитивных импульсов. Такой тип мышления работает автоматично. Но такой режим принятия решений далеко не всегда приведет к правильному выбору. Обычно эвристическое мышление человека во многом зависит от эмоций, неосознанных стереотипов, предубеждений и предвзятости.

С другой стороны, каждый человек обладает медленным, рациональным мышлением или Системой II. В отличие от эвристического мышления, рациональное мышление Даниэль Канеман называет ленивым и требующим специального фокусирования и умственных усилий. И именно эта часть отвечает за наше критическое мышление. Ее главное правило – не спешить и проанализировать любую информацию, осознанно отсеять возможные когнитивные искажения и предвзятости. К самым распространенным когнитивным искажениям ученые

обычно относят:

  • аффективную эвристику – использование упрощенной схемы принятия решений, основанное на сильной эмоциональной реакции;
  • эвристику доступности – оценка значимости фактора на основании того, насколько легко вы о чем-то вспомнили;
  • эффект новизны – это искажение, в результате которого мы переоцениваем значимость событий из-за свежего образа в нашей памяти;
  • эффект фокусировки – состоит в том, что из-за чрезмерного внимания к какому-либо аспекту, мы недооцениваем важность других релевантных факторов;
  • стереотипы – это стойкое и неосознанное представление о предмете, всегда одностороннее и упрощенное;
  • эффект фреймига – это подача одной и той же информации под разными углами зрения с намеренной целью вызвать позитивные или негативные эмоции.

Таким образом, любую ситуацию можно воспринять при помощи как быстрого мышления, так и медленного. Все зависит от того, насколько вы готовы «включить» свою рациональность [Даниэль Канеман, «Думай медленно, решай быстро», 2014].

Логическое и аналитическое мышление

Логическое мышление – это базовая способность человека доказывать что-либо. Именно благодаря этому типу мышления мы можем формировать наши наблюдения в четкую систему понимания знаний о мире. Базовыми инструментами логического мышления являются:

Более того, все рассуждения должны соответствовать четырем законам логики, три из которых принадлежат Аристотелю, а один – Готфриду Лейбницу.

Хотя в свое время Аристотель оценивал логические операции превыше всего, в современном мире одним логическим мышлением не обойтись. Не менее важным мыслительным навыком является аналитическое мышление – способность интерпретировать, находить закономерности и принимать решения на основании доступной информации.

Более подробно узнать о логическом мышлении и научиться его развивать вы можете, пройдя наш курс «Логическое мышление», а аналитическому мышлению у нас посвящена хорошая статья «Что такое аналитическое мышление и как его развивать».

Критическое и некритическое мышление

Некритическое мышление – это принятие на веру всего услышанного и увиденного. В этом случае человек не задумывается о достоверности информации, о важности воспринятого и его цели. Именно такое неумение читать между строк и является главной причиной фишинга или манипуляции людьми.

В отличие от некритического восприятия мира и чрезмерного доверия, критическое мышление – это навык человека осмыслять все вокруг. Хорошо развитая способность критически мыслить позволяет человеку не стать жертвой риторики, манипуляций и недостоверной информации. Современный британский философ Том Чатфилд называет критическое мышление навыком метапознания, который позволяет:

  • быстро обучаться, совершенствоваться и адаптироваться;
  • избирательно и взвешенно относиться к информации, уметь ее верифицировать;
  • четко и логично объяснять свою точку зрения;
  • лучше понимать собеседника;
  • контролировать эмоции;
  • выборочно работать с потоками информации;
  • замечать и не попадать под влияние шаблонов и стереотипов;
  • всесторонне осмыслять происходящее.

Таким образом, цель критического мышления – поиск наилучшего объяснения всего происходящего в мире. Чтобы быть максимально критичным, нужно помнить о таких важных аспектах когнитивного познания:

  • здоровый скептицизм;
  • объективность;
  • осознание предвзятости;
  • устранение когнитивных искажений;
  • использование логического мышления.

Также Том Чатфилд сформулировал 10 заповедей критического мышления:

  1. Не торопиться и обдумать информацию.
  2. Беречь умственные силы. Сила воли, энергия и внимание – это очень ограниченные ресурсы.
  3. Если сомневаетесь, нужно выждать.
  4. Осознать собственные ограничения.
  5. Помнить о невозвратных затратах и взвешивать, нужно ли их делать.
  6. Оценивать стратегию, а не результаты. Это поможет минимизировать риски в долгосрочных планах.
  7. Помнить о возвращении к среднему. Мы все ярко помним либо успешные, либо плохие результаты, и в то же время забываем, что количественно обычных, посредственных результатов в жизненных ситуациях превышает взлеты и падения.
  8. Искать не подтверждение, а опровержение. Ваши аргументы будут намного убедительнее, если их не только подтвердить множество раз, но и если включить противоречия и обосновать их несостоятельность.
  9. Знать свою систему ориентиров, ценностей и уровень выносливости.
  10. Все предложенные варианты могут быть ошибочными.

Навык мыслить критически поможет вам не только лучше выражать собственные мысли, но и не стать жертвой клипового мышления из-за преизбытка информации в Интернете [Том Чатфилд, «Критическое мышление», 2019]. А развить свое критическое мышление до высокого уровня вам поможет наш курс «Критическое мышление», который мы настоятельно рекомендуем вам пройти.

Научное мышление

Помимо способности мыслить в повседневной жизни, которою мы приобретаем в процессе социальной коммуникации и жизненного опыта, существует также научное мышление – особый способ познания мира и интерпретации действительности.

В научном мышлении, в отличии от повседневного мышления, существует жесткий алгоритм сбора, систематизации и проверки информации с последующими этапами ее обработки с целью получить новые знания о предмете.

Для научного мышления важно минимизировать уровень субъективного интереса, личного детерминизма, использовать разные формы анализа, теоретического обоснования проблемы и методов достижения цели. Также важной характеристикой научного мышления является решение какой-либо проблемы или переосмысление существующего знания.

Больше о важных аспектах и специфике научного мышления можно почитать в статье «Научное мышление: значение, особенности и методы».

Типы мышления в глобальной перспективе

В современном мире все больше ученых, философов и писателей пытаются задать новые рамки обществу – как развиваться в период глобализации, воспринимать всевозможные потоки информации и успевать за прогрессом. Профессор когнитивной психологии Говард Гарднер, известный благодаря своей теории множественного интеллекта и новых форм обучения, уверен: наше время требует новых и позитивных типов мышления, которые будут важны не только для личности, но и для общества.

Первые три типа мышления Гартнер относит к формам познания, а два последние – к области человеческих взаимоотношений:

  1. Дисциплинарный тип мышления. Освоив это мышление, любой из нас может назвать себя экспертом в любой дисциплине, ремесле или профессии. Говард Гарднер утверждает, что в современном мире многие пренебрегают качеством своего профессионализма, не осознают масштабов избранной профессии или призвания. Кроме того, что на обучение любому ремеслу уходит в среднем до 10 лет, процесс совершенствования навыков должен длиться всю жизнь, а мы должны следить за технологическими и инновационными изменениями. Таким образом, люди, которые не овладели хотя бы одной дисциплиной, не смогут в будущем быть успешными.
  2. Синтезирующий тип мышления. Помогает не утонуть в потоках информации, умело ее систематизировать, выделять особенности и видеть тенденции. Такой навык мышления очень полезен не только для руководителей, менеджеров и аналитиков, но и для творческих людей, которые стремятся изменять мир вокруг. А если не освоить синтезирующий тип мышления, человек будет тонуть под нескончаемым потоком информации и ему будет очень тяжело принимать важные решения как карьерного, так и личностного плана.
  3. Креативный тип мышления. По мнению Говарда Гарднера, он органически дополняет предыдущие. Человек, у которого хорошо развито креативное мышление, имея хорошие знания в нескольких областях и сферах жизни, может развить оригинальные идеи, которые будут менять общество. Креативность особенно важна в современном мире, ибо компьютеры во всю заменяют человеческий труд во многих областях обслуживания и делопроизводстве.
  4. Респектологический тип мышления. Помогает разумно формировать собственные границы с окружающим миром, уважать и ценить различия между людьми и группами. Обучаясь этому типу мышления, человек перестает слепо верить стереотипам и другим когнитивным искажениям, которые часто перенимаются неосознанно. Человек, обладающий хорошим респектологическим мышлением, способен принимать людей такими, какие они есть, уважать их, не осуждать и не недооценивать из-за культурных, расовых и других отличий. Именно уважая других людей, мы сознаем положительный климат вокруг себя и содействуем хорошему рабочему процессу. Гарднер уверен, что истинное уважение человека к другим проявляется в обыденных жизненных ситуациях, когда никто за человеком не наблюдает. Человек, у которого развито респектологическое мышление, пытается позитивно оценивать каждого, не учитывая социальных характеристик и предвзятостей, а также он всегда готов признать свою вину и изменить решение если получит новую информацию.
  5. Этический тип мышления. Относится к более высокому мировоззрению, освоив который, человек может не только размышлять о желаниях, потребностях и тенденциях в обществе, но и аргументированно и авторитетно влиять на ход событий. Концепция этого типа рассуждений намного шире, чем респектологического мышления, в основании которого лежит идея толерантности и уважения. Этический тип мышления – это взгляд сверху, который помогает оценить поступки каждого человека с точки зрения полезности для общества. Таким образом, развивая этическое мышление, мы развиваем гражданское общество. Но Говард Гарднер напоминает, что важный аспект этического типа мышления в том, что универсальной этики не существует – всегда нужно отталкиваться от контекста, истории и культурной памяти каждого общества.

Все предложенные Гарднером типы мышления не являются отдельными мыслительными способностями, а представляют собой скорее комплекс всесторонне развитого человека, который ощущает свою значимость и общественный долг. Именно поэтому Гарднер предлагает развивать все типы мышления с как можно более раннего возраста, хотя и не отбрасывает возможности учить этим способностям и взрослых [Говард Гарднер, «Мышление будущего», 2015].

Творческое мышление

Творческое мышление еще принято называть креативным. Главная цель такого подхода мышления – генерирование идей и создание новых открытий. Его особенность состоит в том, что для активации креативности нужно задействовать не только левую часть мозга, ответственную за логико-словесные образы, но и правое полушарие, творческое.

Эксперт по креативности Майкл Микалко утверждает, что невозможно создать ничего нового, если использовать только уже известные знания о чем-либо. Он убежден – секрет всех новых и увлекательных идей – в концептуальном смешивании.

Концептуальное смешивание – это процесс творческого мышления, во время которого две и больше концепций смешиваются ради изобретения новой, а предпочтение отдается не логическому мышлению во время работы, а воображению. Такой способ мышления был свойственен многим гениям прошлого: Исааку Ньютону, Вольфгангу Моцарту, Зигмунду Фрейду, Ван Гогу, Пабло Пикассо. Все эти люди не боялись выйти за рамки принятого мышления и нарушать правила. Леонардо да Винчи называл такую мыслительную стратегию многообразных перспектив наблюдения «saper vedere» или «умение видеть», а Альберт Эйнштейн – комбинаторной игрой.

Микалко убежден, что придумывать что-либо новое нам часто мешают общепринятые модели мышления (или линейное мышление), которые мы воспринимаем неосознанно в процессе обучения в школе. Но также он уверен – развить креативность может каждый [Майкл Микалко, «Креативный взрыв», 2013]. Кстати, на тему развития творческого мышления у нас есть хороший курс «Творческое мышление: развитие креативности». Советуем вам с ним познакомиться.

Визуальное мышление

Визуальное мышление – это еще один тип творческого мышления, который будет полезным во многих жизненных ситуациях. Визуальное мышление поможет:

  • составить идеальный план или маршрут поездки;
  • решить проблему;
  • структурировать информацию.

Также оно помогает в организации проектов и любых событий и позволяет образно объяснять суть новых идей.

Главная черта визуального мышления – воздействие больше на наглядное и образное восприятие людей, нежели на словесно-абстрактное [Роэм Дэн, «Визуальное мышление: как продавать свои идеи при помощи визуальных образов», 2013].

Самая известная форма визуального мышления была разработана британским психологом Тони Бьюзеном, которую он назвал «интеллект-картами» (mind-map, или ментальная карта).

Суть использования интеллект-карт – в успешном запоминании большого количества информации, генерации разных вариантов решения проблем и умении видеть ключевые идеи в потоках информации. Эффективность такой методики заключается в использовании не столько линейного мышления, сколько образного.

Тони Бьюзен называет такой способ генерации идей радиальным мышлением, которое основывается на использовании ассоциативной логики, фокусировании на деталях и видении перспективы. Сама интеллект-карта имеет древообразную структуру и предусматривает поэтапное развитие иерархии важности информации [Тони Бьюзен, «Интеллект-карты. Полное руководство по мощному интеллекту», 2018].

Чтобы глубже вникнуть в суть применения ментальных карт, обязательно почитайте нашу статью «Как можно использовать ментальные карты» и, конечно же, книгу самого создателя этих карт Тони Бьюзена – «Карты памяти».

Дизайн-мышление

Менее творческим, но не менее эффективным считается дизайн-мышление. Его главный принцип состоит в поэтапном структурировании информации, рассмотрении возможных перспектив развития проблемы с целью прогнозирования наилучшего варианта. Главное отличие дизайн-мышления от традиционного аналитического мышления заключается комбинировании творческого и аналитического подхода.

Этапы дизайн-мышления:

  1. Четко определить проблему, изучить мнения других людей.
  2. Исследовать характерные закономерности и особенности проблемы.
  3. Сформировать идеи и принципы решения проблемы.
  4. Создать черновик – первый вариант решения проблемы.
  5. Оценить результаты.
  6. Усовершенствовать план решения проблемы, дополнить новыми методами.

Таким образом, главные инструменты дизайн-мышления – это логика, воображение и интуиция. Такой подход помогает правильно осознать и расставить приоритеты, а также переосмыслить некоторые убеждения, которые мешают достичь желаемого [Билл Бернетт, Дейв Эванс, «Дизайн вашей жизни. Живите так, как нужно именно вам», 2018].

Если вам хочется разобраться в дизайн-мышлении лучше, для вас у нас есть статьи «Что такое дизайн-мышление» и «Дизайн-мышление: что это такое и как его применять», а также очень интересный курс по дизайн-мышлению, пройдя который вы научитесь применять множество интересных техник и методик в любой сфере своей жизни.

Теории креативности Джоя Пола Гилфорда

Психолог Джой Пол Гилфорд известен как разработчик двух моделей мышления и концепций креативности. Он выделил четыре главных принципа креативных решений:

  • оригинальность – продуцирование новых идей с помощью ассоциативного мышления;
  • семантическая гибкость – способность определять особенности предмета или явления, развивать новые альтернативы свойств, усовершенствовать идеи;
  • образная адаптивная гибкость – способность изменять форму, признаки или возможности объекта;
  • семантическая спонтанная гибкость – возможность продуцировать идеи в ограниченное время и срочных ситуациях.

Также Джою Полу Гилфорду принадлежит описание двух креативных систем мышления: конвергентной и дивергентной.

Дивергентному мышлению свойственно видеть несколько вариантов решения задачи, используя одни и те же исходные данные. Развитие дивергентного мышления основано на использовании воображения в четко заданных параметрах (например, нужно придумать как можно больше способов применения разных предметов).

Конвергентное мышление позволяет найти среди большого количества информации единое правильное решение. Главный подход в применении этого типа мышления – использование выученных раньше стратегий и алгоритмов для решения задач. Таким образом, дивергентное мышление по своей сути считается более творческим типом познания.

Больше о развитии дивергентного и конвергентного мышления можно почитать в нашей статье «Дивергентное мышление: особенности, способы развития».

Системное мышление

Системное мышление помогает видеть взаимосвязи между предметами и явлениями, понимать контекст, корреляцию и каузальность событий.

Системное мышление обычно применяется для эффективного решения каких-либо проблем. Суть такого мышления состоит в том, что чтобы понять, как решить проблему, нужно не только осознать саму проблему, как следствие, а понять, что привело к ее возникновению, какие явления и факторы были причиной ее возникновения. Такой подход к решению проблемы заключается в том, что системное мышление развивается нелинейно, а во многих направлениях одновременно [Донелла Медоуз, «Азбука системного мышления», 2018].

Сильная сторона системного мышления в том, что оно помогает выйти за рамки линейности и формальной логики, увидеть малозаметные взаимосвязи между предметами и явлениями. Именно поэтому системное мышление является более надёжным инструментом, позволяющим найти причину той или иной проблемы, нежели характерное всем людям причинно-следственное мышление. Его просто нужно научиться использовать. Системное мышление позволяет увидеть алгоритмы взаимосвязей и структуру любого предмета или явления более достоверно [Иан Макдермотт, Джозеф О’Коннор, «Искусство системного мышления», 2018].

Стратегическое и тактическое мышление

Стратегическое мышление является умением, позволяющим достичь желаемого результата в будущем. Все мы в той или иной степени стратеги, поскольку строим планы и предполагаем, как достичь целей. Но некоторые люди планируют не интуитивно и причинно-следственно, опираясь на опыт, а владеют важными техниками и инструментами мышления. Именно таких людей называют стратегами.

Стратеги знают, как вести себя сейчас, чтобы получить желаемое потом, даже если оно маловероятно, стратеги будут мыслительно просчитывать возможные варианты достижения цели. Таким образом они строят тактику.

Поэтому тактическое и стратегическое мышление тесно взаимосвязаны: стратегия – это долгосрочные цели, а тактика – это конкретные и понятные действия, которые должны привести к желаемым долгосрочным целям. Стратегия обычно отвечает на вопрос «Что?», а тактика – на вопрос «Как?».

Стратегическое мышление – это нечто больше, чем быть на два шага впереди противника, это возможность просчитать не один исход событий, а несколько – будь это пути к соперничеству или сотрудничеству. Поэтому из-за множества возможных вариантов и при невысоком проценте осуществления каждого из них профессора экономики и бизнес-тренеры Барри Нейлбафф и Авинаш Диксит, считают стратегию больше искусством, нежели строгим познавательным процессом, которому свойственны четкие шаги для достижения цели [Барри Дж. Нейлбафф, Авинаш Диксит, «Теория игр. Искусство стратегического мышления в бизнесе и жизни», 2018].

Таким образом, мыслить стратегически – это не столько познание мира, сколько умение реализовать свои мысли и идеи даже при не высокой определенности. Знание стратегических принципов помогает принимать решения и действовать наиболее эффективно, стать сильнее и достичь преимущества. Стратегическое мышление помогает развивать память, концентрацию и многовекторный анализ любой ситуации в жизни, бизнесе или политике.

Чтобы освоить данный тип мышления, вы можете почитать наши статьи «Как развить стратегическое мышление», «Советы как думать стратегически», «Семь столпов стратегического мышления» и «Как стать стратегическим гением». А мы подводим итог статье, и хотим дать еще несколько полезных советов.

Как развивать мышление

Как можно было понять из нашей статьи, мышление – это навык, который можно и нужно развивать постоянно. Чтобы улучшить свои аналитические, творческие и стратегические способности, нужно, прежде всего, поставить перед собой четкие цели. Полезные советы по развитию мышления вы найдете в наших статьях «Как изменить мышление» и «Развитие мышления: способы тренировки мозга».

Более того, у нас есть отличные курсы для развития разных типов мышления. В курсе «Когнитивистика» мы подготовили более 20 методик, которые научат вас эффективно и логично рассуждать, быстро принимать решения и находить нестандартные решения разных задач, а программа «Нейробика» улучшит вашу память, визуальное мышление и способность к концентрации.

Также обязательно обратите внимание на программы, статьи и курсы, ссылка на которые мы давали, а ниже вы найдете ссылки на материалы, использованные при написании статьи – они тоже могут вам пригодиться:

  1. Мария Фаликман, «Виды мышления».
  2. Роэм Дэн, «Визуальное мышление: как продавать свои идеи при помощи визуальных образов», 2013.
  3. Барри Бьюзен, «Супермышление. Измените свою жизнь с помощью интеллект-карт», 2016.
  4. Билл Бернетт, Дейв Эванс, «Дизайн вашей жизни. Живите так, как нужно именно вам», 2018.
  5. Донелла Медоуз, «Азбука системного мышления», 2018.
  6. Иан Макдермотт, Джозеф О’Коннор, «Искусство системного мышления. Необходимые знания о системах и творческом подходе к решению проблем», 2018.
  7. Барри Дж. Нейлбафф, Авинаш Диксит, «Теория игр. Искусство стратегического мышления в бизнесе и жизни», 2018.
  8. Павел Авраамов, «Стратегия Го. Древняя игра и современный бизнес, или как победить в конкурентной борьбе», 2016.
  9. Стивен Сломан, Филип Фернбах, «Иллюзия знания. Почему мы никогда не думаем в одиночестве», 2017.
  10. Даниэль Канеман, «Думай медленно, решай быстро», 2014.
  11. Том Чатфилд, «Критическое мышление. Анализируй, сомневайся, формируй свое мнение», 2019.
  12. Говард Гарднер, «Мышление будущего. Пять видов интеллекта, ведущих к успеху жизни», 2015.
  13. Майкл Микалко, «Креативный взрыв», 2013.
  14. Тони Бьюзен, «Интеллект-карты. Полное руководство по мощному интеллекту», 2018.

Желаем удачи!

Мозг — дело тонкое: тип мышления влияет на скорость решений | Статьи

Специалисты Института психологии РАН исследовали людей с разными типами мышления — аналитическим и холистическим (интуитивным). Первый, как считается, чаще свойственен жителям Востока, второй больше распространен на Западе. Оказалось, что аналитики успешнее справляются с индивидуальными задачами, зато интуитивисты эффективнее проявляют себя в коллективной работе.

Не всё поддается анализу

Ученые давно выяснили, что существует два основных типа мышления, отличных по характеру протекания познавательных процессов: аналитическое и холистическое. Обладатели первого типа рассматривают объекты как постоянные и изменяющиеся согласно своим внутренним законам, а не при взаимодействии с внешней средой. Холисты, напротив, понимают мир как сложную структуру, где одна вещь влияет на другую, и потому уделяют повышенное внимание связям между объектами и явлениями.

Например, если европейская (аналитическая) медицина построена на методах анализа работы каждого органа в отдельности, то восточная (холистическая) оценивает организм в целом — отсюда и другой подход к лечению.

— Изучение аналитичности и холистичности мышления проводилось в основном на данных кросс-культурных исследований, — рассказал «Известиям» профессор Института психологии РАН Виктор Знаков. — Ранее это направление активно исследовалось учеными, описывались особенности мировоззрения и мышления представителей различных народов во всем мире. Мы же попытались найти различия между холистами и аналитиками при решении конкретных задач.

Проверка на скорость

Для начала с помощью специального теста ученые определили, какой тип мышления характерен для каждого испытуемого. Затем попросили добровольцев выполнить простое задание. Им показывали на экране компьютера один из двух столбиков высотой 3 или 5 см в случайном порядке. Человек должен был как можно быстрее определить, какой перед ним столбик, и нажать соответствующую клавишу.

Всего провели три серии экспериментов: индивидуальную, кооперативную и конкурентную.

В первой серии испытуемый решал задачу по скоростной идентификации высоты столбика самостоятельно. При правильном ответе на экране высвечивался знак плюс, при ошибочном — минус.

В кооперативной серии добровольцы работали парами, но были расположены так, чтобы не видеть друг друга и экран напарника. При этом они понимали, когда оба ответили правильно, а когда кто-то ошибся. В первом случае на экране высвечивался плюс, во втором — минус, то есть результат зависел от их совместных действий, от того, насколько хорошо выполнит работу каждый член этого небольшого коллектива.

В третьей, конкурентной, серии люди также работали в парах, не видя друг друга. Но каждый участник был проинструктирован, что плюс на экране после выполнения задания означает, что он ответил быстрее или правильнее напарника, минус — что ответил медленнее или ошибся.

Восточный коллективизм vs западный индивидуализм

Во время эксперимента исследователи проводили измерения деятельности мозга испытуемых с помощью электроэнцефалографа. Данные с него выводились на экран в виде графика, отражающего мозговую активность. По этому графику ученые анализировали время возникновения пика, называемого компонентом P300, который связан с процессом принятия решения. Чем быстрее испытуемый определял высоту столбика, тем быстрее появлялся этот пик.

В конкурентном задании задержка появления пика P300 у холистов была значительно больше, чем у аналитиков. То есть люди с восточным типом мышления медленнее думали в соревновательных условиях, когда итог зависел от качества индивидуально сделанной работы, и быстрее принимали решение в кооперативной серии экспериментов, где вместе работали на результат. Здесь задержка появления пика P300, напротив, чаще фиксировалась у аналитиков.

Судя по результатам исследований, люди восточных культур интенсивнее работают в группах, чем представители западных. Зато вторые показывают более высокие результаты по скорости мышления во время решения индивидуальных задач, склонны к большему индивидуализму и независимости.

Мыслить шире

Авторы работы также отмечают, что в проведенных ранее экспериментах, связанных с решением логических задач, холисты демонстрировали более широкий диапазон принятия решений. При выполнении конкретных заданий люди с интуитивным мышлением давали куда более разнообразные ответы, чем обладатели аналитического склада ума.

— Возможно, это связано с тем, что аналитики ищут решение «по формуле», четкому алгоритму, а холисты предпочитают более свободный поиск ответов, — поясняет один из авторов работы, Владимир Апанович. — И тут успех зависит от того, какая задача перед людьми стоит. Например, аналитикам лучше даются логические задачи, где требуется применять пошаговое решение, а холисты показывают более высокие результаты там, где для получения правильного ответа необходим учет общего контекста.

Впрочем, по словам профессора факультета психологии МГУ им. М.В. Ломоносова Татьяны Корниловой, разница в мышлении проявляется только в так называемых житейских ситуациях. Если речь идет, например, о серьезной научной работе, мышление представителей Запада и Востока мало чем отличается. Татьяна Корнилова отмечает, что, согласно результатам проведенных ранее исследований, в целом культурно обусловленные особенности мышления проявляются именно у людей, не занятых интеллектуальных трудом.

В дальнейшем ученые планируют изучить различия во влиянии острой алкогольной интоксикации на поведение холистов и аналитиков.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Системное мышление — это не рациональное, не критическое, не логическое и т.д.: ailev — LiveJournal

Наталия Андреева в https://www.facebook.com/natallia.andreeva/posts/3706835186078986 спрашивает, учат ли в университетах системному мышлению (и гипотеза в том, что не учат). Дальше выяснилось, что мы оба считаем, что гипотеза верна: системному мышлению не учат. Но вот сам предмет, чему не учат, понимаем абсолютно по-разному. Наталия IMHO описала логичное/рациональное/научное мышление, а я-то имел ввиду системное мышление, как использование системного подхода. Спор о терминах, понятное дело, бесперспективный, но проклятье учителя системного мышления в том, что его предмет ему даже не позволяют определить. Вот что такое матан или сопромат в голову никому не придёт определять, а вот что такое системное мышление — полно бытовых пониманий. Увы, системное мышление в народном представлении неотличимо от логичного, рационального, критического, научного и всех прочих мышлений, которые за всё хорошее и против всего плохого. Так что вынесу свои комментарии:

[топикстартер предлагаем определение: человек обладает системным мышлением, если он умеет а) находить неочевидные причинно-следственные связи между явлениями окружающей реальности, б) агрегировать, т.е. делать выводы о состоянии объекта / системы на основании слабо упорядоченных факторов, в) моделировать, т.е., как минимум, описывать объект / систему по ряду каких-то ключевых для этого объекта / системы свойств… и всё на этом.]
Это описано логичное/онтологичное мышление. Онтологика (работа с типами: не ставим через запятую кресты металлические и кресты католические), логика (правила вывода, в том числе вероятностного), научное мышление (эпистемология: есть я, мир, мои модели мира, чужие модели мира и разная степень соответствия всех этих моделей самому миру). Собственно системности тут ноль. Слово «системное» тут воткнуто для красоты, по-бытовому как эпитет «онто/эпистемо/логической сложности».

Системное мышление — это мышление, использующее набор понятий системного подхода. Прежде всего это мыслительная работа с системными уровнями, выделяемыми вниманием объектами окружающего мира по отношениям часть-целое. Нет системных уровней и непонятно, зачем их выделять — нет системного мышления. Их для разных целей выделяют по-разному, потому как разным деятельностным ролям удобно работать с разными этих уровней выделенями. И если речь идёт о проекте, то команда должна договориться об этом выделении уровней. Поэтому системное мышление даже не мышление одного человека (разные роли очень редко играет один человек).

Можно поглядеть, что такое настоящее (из инженерных и менеджерских стандартов, а не по-бытовому понимаемое) системное мышление в моём онлайн-курсе: https://system-school.ru/systems-thinking или книжке https://ridero.ru/books/sistemnoe_myshlenie/.

И да, без хорошего владения онтологикой (того, что написано в этом посте: все эти разбирательства с причинными связями, внимание к типам объектов и т.д.) системное мышление в голову не заходит. Системное мышление — это надстройка над онтологией, логикой, эпистемологией, коммуникацией. Поэтому мы сделали дополнительный курс онтологики, тут можно поглядеть его программу (хорошо видно, что это не системное мышление, можно сравнить с программой курса системного мышления): https://system-school.ru/united

[а почему нельзя как в математике, каждому самому дать определение системного мышления? Сказал, что это — и всё, нет проблемы!]
Системное мышление существует само по себе и не зависит от определений. Просто как-то трудно разговаривать о том самом сложном мире, если каждый будет сам изобретать определения для столов, атомных электростанций, логики, системного мышления.

[Ха, но ведь Левенчук даёт определение системного мышления! Почему ему можно, а нам нельзя?!]
1. системное мышление совсем не моё (не я его придумал! не я выбирал, что это такое!), и речь идёт не о «бытовом системном мышлении» (такого вообще нет), а бытовом понимании термина «системный». Владимир Алейник любил говорить о таком понимании как о способе разговора «система кошка зашла за систему угол» — просто добавляем слово «системный» как указание на что-то большее, чем просто указываемый объект. В этом плане «система угол» и «системное мышление» ничем не различаются: указывается на то, что «чуть круче, чем просто мышление». Не само системное мышление бытовое, а понимание термина бытовое!

Удивительно, но мы обнаружили, что онтологии-логике-эпистемологии-коммуникации не учат, отдельно как трансдисциплина это не воспринимается, своего имени нет. Вот я назвал это «онтологика» — предварительно посовещавшись со многими онтологами и логиками, которые вполне признают, что логика и онтология неразрывны, это одна дисциплина по факту, но я добавил ещё научное мышление/эпистемологию в этот компот, впрочем это тоже не моё изобретение. Вот что говорит John Sowa на эту тему (https://groups.google.com/g/ontolog-forum/c/xwFwCa0j8qI/m/iufObRmbAAAJ):

The three kinds of value judgments are Beauty, Goodness, and Truth. They determine the three kinds of normative science: Aesthetics, Ethics, and Normative logic. Peirce equated normative logic with logic as semiotic. But all sciences, including the normative sciences, depend on mathematics and mathematical logic (AKA formal logic).

All empirical sciences, including the normative sciences, depend on phenomenology for the analysis and interpretation of perception. The three parts of normative logic (AKA logic as semiotic) are (1) Critic, which is formal logic; (2) Grammar; and (3) Methodeutic, which is Peirce’s name for the methodology of science.

All these issues were discussed and analyzed in detail by Aristotle, debated for centuries by the Greeks, Romans, and Arabs, and developed to a high level of sophistication by the medieval Scholastics. The books called «logic» from the 13th to the 19th centuries discussed all these issues. But the 20th c. logicians ignored all but the formal logic. They did a lot of good work on logic, but they also lost a great deal.

That is why I said that they wasted too much time studying Frege — who ignored everything except the formal part.

И вот это всё «онтологика», и об этом IMHO печётся топикстартер, и я полностью согласен. Я понимаю, что споры о терминах непродуктивны. Но я просто замечаю, что системное мышление — это другой набор понятий, другие свойства мышления. Это умение выделить своим вниманием главное среди множества объектов окружающего мира и их свойств, структурировать все возможные логичные высказывания. Если корова Маргарита имеет хвост как часть, а стадо коров (не множество, а стадо! физический объект!) имеет частью корову Маргариту, то логика считает «у стада коров есть хвост, тот самый — коровы Маргариты» правильным логически, а системное мышление — неправильным системно, ибо пропускается системный уровень, нет осмысленных операций с хвостом стада (но есть с хвостом у коровы и с коровой у стада).

Если уж заниматься мышлением, то хотя бы логичность от системности отличать — и не терминологически, но по сути. Вот и весь мой пойнт.

[но проблема топикстартера ведь есть? Можем обсуждать эту проблему, почему вдруг упёрлись в терминологию?]
Для меня пост топикстартера состоит из 1. описания некоторого мышления X (которое в мире обычно называется логическим мышлением: логический вывод/рассуждения по правилам, онтология как работа с типами и эпистемология как отношения между миром и моделями плюс причинность, которая размазана между ними всеми, но чаще всё-таки относится к эпистемологии — теории-объяснения ведь там). Вопрос поста: как вы пришли к тому, что это важно? И ещё 2. мышление X называется вдруг «системным мышлением». И тут мой вопрос: зачем? Почему? Откуда именно это название? Почему вдруг вместо «ты нелогично рассуждаешь» оказывается «ты несистемно рассуждаешь»? Вместо «у тебя тут логическая ошибка» появляется «у тебя тут системная ошибка» (если есть мышление X, то есть и X-ошибки мышления )?

Для меня важно, что логичность мышления признают и узнают. А о системности мышления часто даже не знают, что это «сверху логичности». И что для разбирательства со сложностью окружающего мира нужно именно системное мышление вдобавку к логичному. Вот я и написал свой коммент.

[Но если отвлечься от именно «системности», то как удалось научиться «хорошему мышлению»? В университете, или после?]
Я автор курса/учебника системного мышления, но сам, увы, понял только в 2007 году осенью, что «системный архитектор», «системный инженер» и т.д. — это связано с системным мышлением, а «архитектор системы», «инженер системы» — это совсем другое (http://www. hitchins.net/profs-stuff/profs-blog/systems-engineering-vs.html). Тогда Петр Щедровицкий попросил меня разобраться с тем, как удерживается целостность такого сложного проекта, как атомная станция: кто отвечает, чтобы все самые разные работы для проектирования и изготовления примерно 6 миллионов индивидуальных деталей вдруг собрались в одно работающее сложное целое? Я обратился к западному опыту, и оказалось, что там для этого есть специально обученные люди — системные инженеры. И это «просто инженеры, которых учат системному мышлению». Дальше я с этим разобрался, но в 2012 году я начал преподавать системную инженерию, и мне пришлось для этого вытащить системное мышление из системной инженерии и давать его студентам отдельно от собственно инженерных практик. А затем в 2015 году обобщить и для менеджмента.

С онтологикой у меня другая история: я попал на работу к Гарегину Карапетовичу Тер-Григорянцу в отдел прикладных задач ВЦ РГУ, сразу после университета в 1980 году. И он задавал вроде как невинные вопросы, например про трегульник Соссюра (как я сейчас знаю. А тогда это звучало как очень невинная просьба разобраться с разницей между объектом, понятием и знаковым его описанием — и вопрос был типа «так что там знаком описывается: объект или понятие?»), и я приходил в ярость, ибо «у меня три объекта для размышления, почему я уже пять дней не могу ответить на простейшие вопросы?!». И так было два года. После этого тренинга я по факту стал «когнитологом», как тогда говорили, занимался я в этом отделе прикладных задач «представлением знаний», как сейчас бы сказали. Но это логика-онтология-эпистемология, а с системным мышлением абсолютно другая ситуация! Между ними — три десятка лет (1982 год моё знакомство с логикой и 2007 год — знакомство с современным системным мышлением.

При этом ещё было в 1987 году знакомство с системным мышлением в исполнении СМД-методологов, но в том варианте оно было малоприменимо к жизненным реалиям — почему, как я понимаю, и случилась ко мне просьба разобраться с целостностью атомной станции. Про «целостность и эмерджентность» и множество методов описания СМД-методологи знали, но вот какие именно это описания и как это связано с инженерией — нет, там были только догадки про «морфологию, процессы и всё такое».

Университет не повилял ни на логичность/научность мышления, ни на системность. В университете меня учили на химика-исследователя, но я вышел обычным человеком. Ещё раз подчеркну: логичность/научность мышления мне поставили за пару лет сразу после университета, а системность появилась только ещё через тридцать лет — после того, как я нашёл, что это такое и начал с этим специально разбираться. До этого я гордо называл себя, например, системным архитектором — но понятия не имел, что речь идёт о системном подходе и системном мышлении (то есть на уровне двух минут разговора о «сложности», «эмерджентности» и «целое больше суммы его частей» я мог продержаться, но что там знаний именно по системности из системного подхода хватает на учебник в 700 страниц не представлял вообще).

Если поворачиваться к университетам, то они никаким трансдисциплинам не учат нормально (ибо не подозревают об их существовании, и даже в философии учат не философской логике, например, а истории философии — то есть не учат мышлению, а учат истории в формате «жизнь замечательных людей в философии»). У меня на эту тему есть опять же курс/книжка «Образование для образованных 2020», после неё люди меняют как раз отношение к образованию (https://system-school.ru/uptodate, https://ridero.ru/books/obrazovanie_dlya_obrazovannykh/). Я хочу летом переписать этот курс и книжку, ибо мы много чего нового и интересного узнали про все эти мышления. Эта книжка не учит мышлению, она учит думать об образовании: ставит вопрос о том, какое образование усиливает интеллект, а какое просто учит каким-то прикладным практикам и на уровень интеллекта не влияет. И там упражнения, которые помогаю взглянуть честно на себя и своё образование.

У меня в очень дальних планах было написать и книжку для образователей (ОдО — это книжка для абитуриентов, которые хотят образования для себя, а для образователей нужны другие тексты, и у меня черновичок этих текстов есть уже на 300 страниц книжки, но нет времени это всё переписать. Да и кто это будет читать, кроме преподов нашей школы?! Остальных и так неплохо кормят).

[Но компании-то пишут, что они хотят «системное мышление»! На что же тогда ориентироваться университетам, если не на удовлетворение запросов компаний?!]
Если говорить о том, чего хотят компании, то они часто хотят критического мышления (на мой взгляд, это ещё одно кривое название для логичного/научного мышления, и не более того. Но там и предмета нет, оно уж точно «за всё хорошее и против всего плохого в мышлении, думайте больше и будет вам счастье!»). Вот это уж точно попса попсовая, несуществующий в жизни предмет. Как проверить, что в жизни не существует? Ну, интерес в google.trends появляется к критическому мышлению циклически: в ритме студенческих сессий с ярко выраженными пиками дат начала сессии. А во время каникул люди перестают этим интересоваться. Если же интерес есть в жизни, то ритм студенческих сессий в google.trends у таких предметов не виден.Отдельно можно обсудить и рациональное мышление, и научное мышление, и логичное мышление. Но все эти мышления — не системное. Например, проектное управление родом из системного мышления, а не логичного, критического, рационального, научного (подробней про это в https://ailev.livejournal.com/1475729.html.

[дискуссия в фейсбуке до этого вопроса не дошла, ибо системность там не обсуждалась, а больше обсуждался вопрос из «Образования для образованных 2020» — как стать умным. Но всё-таки: а какой главный признак системного мышления? Можно ли быстро определить, системно ли мыслить человек, или нет?]
Да, простейший критерий есть: использование системных уровней. Если внимание человека надёжно и устойчиво выделяет какие-то уровни в разбиении объектов на части (разные виды этих разбиений дающие разные наборы частей: функциональные, конструктивные, размещения и т.д.), а дальше меняет практики работы на каждом из этих уровней, то это системное мышление. Нет системных уровней — нет системности в мышлении. И первый ход по этим уровням всегда вверх (система в составе надсистемы), а не вниз (подсистемы в составе системы — это всегда потом, когда разобрались с окружением).

UPDATE: обсуждение в фейсбуке — https://www.facebook.com/ailevenchuk/posts/10220521117391990, https://www.facebook.com/groups/771940449578453/permalink/3472174529555018/,

что это, значение, свойства и признаки, примеры

Каждый человек воспринимает окружающий мир по-своему. Для гармоничного существования в нем необходимо обладать системным мышлением. Оно обеспечивает целостное восприятие явлений и предметов, а также позволяет упорядочить информацию, поступающую извне.

В статье мы рассмотрим понятие системного мышления, в чем его особенности, характеристики, признаки и свойства, область и необходимость применения в современном мире, примеры из жизни.


Хотите, что бы ваш ребенок был успешным? Подарите ему курс «Системное мышление». Стоимость от 2 до 5 т.р.


Что означает системное мышление

Системное мышление представляет собой способность понимать причинно-следственные связи между явлениями и окружающими предметами. Благодаря этому человек может целостно воспринимать все происходящее вокруг. Термин получил свое распространение во второй половине ХХ века. К этому времени обычного логического мышления стало недостаточно для решения многогранных современных задач.

Любой объект является частью большой системы. Все ее составные элементы связаны между собой одинаковыми задачами. Например, система человеческого организма состоит из органов дыхания, пищеварения, кроветворения и т. д. При патологиях одного органа наблюдаются нарушения в работе других. Сам человек, в свою очередь, является составным элементом отдельных ячеек общества.

Выхватывание отдельных деталей системы для формирования окончательного вывода – это локальное восприятие. Системное мышление предполагает, что человек видит сразу всю картину целиком. Оно позволяет решать достаточно сложные жизненные проблемы.

Согласно исследованиям, системное мышление подразумевает активную работу всех способов запоминания – моторного, зрительного, обонятельного, слухового, эмоционального и осязательного. Люди с системным мышлением легко сосредотачиваются и умеют переключать внимание с одного объекта на другой.

Обладание системным мышлением разделяют на несколько уровней:
  1. Нулевой уровень предполагает интуитивные действия. В этом случае человек не умеет анализировать окружающую действительность и прогнозировать события. Представители этого уровня часто принимают спонтанные решения.
  2. Первый уровень системного мышления свойственен людям, умеющим структурировать информацию. Они легко устанавливают причинно-следственные связи в тех областях, в которых хорошо разбираются.
  3. Второй уровень предполагает, что человек умеет брать во внимание сразу несколько мелких деталей. Представителям этой категории легко дается анализ ситуаций, не касающихся их профессиональной деятельности. Они способны мыслить вариативно. Сталкиваясь с проблемами, такие люди легко находят обходные пути.
  4. Третий уровень системного мышления позволяет справляться с трудными задачами. Он обеспечивает умение достраивать недостающие звенья цепочки. Люди этой категории умеют прогнозировать события.

Основные свойства и признаки системного мышления

Умение мыслить системно помогает анализировать окружающую действительность в глобальных масштабах. В этом случае выводы делаются на основе совокупности разных деталей. Развитое системное мышление хорошо прослеживается в реакциях и поведении человека. Оно способствует реализации как в науке, так и в творческих областях.

К основным свойствам системного мышления относят:

  • достоверность умозаключений;
  • объективность оценки;
  • адекватность восприятия;
  • логичность выводов;
  • четкость суждений.

Противоположность системного мышления – предметное восприятие. Оно характеризуется анализом каждого отдельного объекта без учета взаимосвязи между ними. В этом случае человек не видит всю систему целиком. Он приписывает ей свойства отдельных ее частей.

Человека, обладающего развитым системным мышлением, можно определить по следующим признакам:

  1. Гибкость мышления. Оно помогает быстро анализировать поступающую информацию и удачно вписывать ее в имеющуюся картину мира.
  2. Реалистичное восприятие действительности без субъективных искажений.
  3. Независимость. Человек не поддается на психологические уловки и манипуляции. Любая информация подвергается критике. Только после этого делаются окончательные выводы.
  4. Способность налаживать обратные связи. Тот, кто обладает системным мышлением, может предугадывать факторы, влияющие на поведение людей.
  5. Умение принимать неизбежность разнообразных взаимодействий и закономерностей.

Хотите прокачать свои мозги и учиться эффективно? Приходите на онлайн-курс «Системное мышление».


Зачем нужен и где применяется системный образ мышления

Для чего нужно системное мышление, становится понятно не сразу. Может показаться, что этот тип восприятия необходим лишь руководителям и представителям творческих профессий. На самом деле системное мышление может пригодиться и в жизни обычного человека. Оно способно значительно повысить качество жизни.

Польза системного образа мышления заключается в следующем:

  • помощь в создании новых организационных систем;
  • возможность прогнозировать события;
  • повышение качества принимаемых решений;
  • развитие навыка фильтрации информации, поступающей из окружающей среды;
  • возможность понять устройство любой системы;
  • разработка навыка грамотного построения целей и их достижения;
  • возникает умение объединения знаний из разных научных теорий;
  • человека с развитым системным мышлением сложно обвести вокруг пальца.

Системный тип мышления ценится в менеджменте, искусстве, политике, бизнесе и образовании. В качестве эффективного инструмента его могут применять в логистике, инженерии и физике. Системный подход позволяет успешно ориентироваться в многогранном устройстве современного мира. Он сводит до минимума количество возможных ошибок. Личность, обладающую таким складом ума, практически невозможно ввести в заблуждение.

Если системный склад мышления сочетается с талантом, для человека открываются широкие возможности для реализации. Такие люди четко идут к намеченной цели, не видя никаких препятствий. Они не ограничены рамками и стереотипами, что позволяет использовать свои силы по максимуму.

Помимо прочего, системное мышление помогает извлекать пользу из ошибок. В этом случае у человека не опускаются руки при возникновении каких-либо препятствий. Он использует полученный опыт для достижения новых целей.

Системное мышление: примеры из жизни

Ярким примером работы системного мышления считают уничтожение воробьев в Китае в 1958 году. Основываясь на подсчетах специалистов по сельскому хозяйству, Мао Цзэдун призвал уничтожать воробьев. За год эти птицы съедали такое количество зерна, которого хватило бы накормить 35 млн китайцев. В первый год после уничтожения воробьев агрокомплексы заметили увеличение урожая. Однако еще через год было зафиксировано увеличение вредителей – саранчи и гусениц.

В описанной ситуации использовался предметный тип мышления. Если бы китайцы сразу предусмотрели, как истребление воробьев скажется на состоянии экосистемы, они бы не столкнулись с массовым голодом. Этот исторический факт стал для них хорошим уроком.


Как системное мышление помогает развивать бизнес? Хотите узнать? Приходите на онлайн-курс.


Системное мышление считают главным признаком зрелой личности. Оно открывает неограниченные возможности для самосовершенствования и помогает в достижении жизненных целей. Главная особенность системного мышления заключается в возможности его развития. Для этого нужно выполнять особые упражнения и расширять свой кругозор.


Рекомендованный список литературы:

  1. Искусство системного мышления. Необходимые знания о системах и творческом подходе к решению проблем. Иан Макдермотт, Джозеф О’Коннор
  2. Азбука системного мышления. Донелла Х. Медоуз

Полезно? Поделись статьей в Вконтакте или Фейсбук в 1 клик!

Мышление. Мышление как познавательный процесс

Общее представление о мышлении

Мышление — это высшая форма познавательной деятельности человека, социально обусловленный психический процесс опосредованного и обобщенного отражения действительности, процесс поисков и открытия существенно нового.

Если выразиться короче, то можно сказать, что мышление — это психический познавательный процесс отражения существенных связей и отношений предметов и явлений объективного мира.

На основании мышления человек, познавая мир, может связывать воедино отдельные события и явления логическими связями. При этом он обобщает результаты чувственного опыта, отражает общие свойства вещей. На этой обобщенной основе человек решает конкретные познавательные задачи. Например, мы знаем, нельзя курить на автозаправочной станции, и даже не пробуем этого делать. Наше сознание выстроило логическую связь между взрывоопасностью бензина и курением и дало прогноз того, что может произойти в случае нарушения правил техники безопасности.

Мышление дает ответ на такие вопросы, которые нельзя разрешить путем непосредственного, чувственного отражения. Благодаря мышлению человек правильно ориентируется в окружающем мире, используя ранее полученные обобщения в новой, конкретной обстановке.

Главными особенностями протекания процесса мышления являются:

  1. Обобщенное и опосредованное отражение действительности.
  2. Связь с практической деятельностью.
  3. Неразрывная связь с речью.
  4. Наличие проблемной ситуации и отсутствие готового ответа.

Обобщенное отражение действительности означает, что в процессе мышления мы обращаемся к тому общему, что объединяет сходный ряд предметов и явлений. Например, когда мы говорим о мебели, то подразумеваем под этим словом столы, стулья, диваны, кресла, шкафы и т. д.

Опосредованное отражение действительности можно увидеть на примере арифметической задачи на сложение нескольких яблок или на определение скорости двух поездов, движущихся навстречу друг другу. «Яблоки», «поезда» — это лишь символы, условные образы, за которыми вовсе не должны стоять конкретные фрукты или составы.

Мышление возникает на основе практической деятельности, из чувственного познания, но выходит далеко за его пределы. В свою очередь, его правильность проверяется в ходе практики.

Мышление неразрывно связано с речью. Оно оперирует понятиями, которые по своей форме являются словами, а по сути — результатом мыслительных операций. В свою очередь, в результате мышления может происходить уточнение словесных понятий.

Мышление имеет место только тогда, когда имеется проблемная ситуация. Если же можно обойтись старыми способами действия, то мышление не требуется.

В настоящее время в науке нет единой теории, объясняющей такой сложный психический процесс как мышление. Каждое крупное направление в психологии имеет свою точку зрения на этот познавательный процесс.

Так с точки зрения гештальт-психологии основа мышления — это способность психики формировать и преобразовывать образы («гештальты»). При этом мышление развивается в замкнутой сфере сознания, и представляет собой интуитивное нахождение нужного результата в виде озарения.

В бихевиоризме мышление есть субъективное отражение сложных связей между стимулом и реакцией.

Ассоциативная психология сводит мышление к сложным ассоциациям между следами прошлого опыта.

Представители деятельностного подхода в психологии рассматривают мышление как особый вид познавательной деятельности, который постепенно формируется у детей в результате социализации и обучения.

С точки зрения ученых, работающих в рамках этого направления, мышление — прижизненно формирующаяся способность к решению разнообразных практических и теоретических задач, связанных с преобразованием действительности.

Качественные характеристики мышления

Мышление, как и другие познавательные процессы человека, обладает рядом специфических качеств (табл. 9.1).

Таблица 9.1. Основные качества (свойства) мышления

Качество(свойство) мышления Содержание качества мышления
Быстрота Способность находить правильные решения в условиях дефицита времени
Гибкость Умение изменять намеченный план действий, при изменении обстановки или изменении критериев правильного решения
Глубина Степень проникновения в сущность изучаемого явления, способность выявлять существенные логические связи между компонентами задачи
Комплексный характер Оптимальное сочетание абстрактно-логического и образного мышления
Критичность Способность находить недостатки в собственном мыслительном процессе или способность адекватно реагировать на критику своего мышления со стороны
Самостоятельность Умение собственными силами разглядеть проблемную ситуацию и разрешить ее своим оригинальным способом, не поддаваясь влиянию стереотипов и авторитетов
Целенаправленность Способность не отклоняться в сторону от намеченной цели в процессе мышления
Широта Способность интегрировать знания из различных областей человеческой деятельности
Интуитивный характер Способность решать задачи при недостатке исходных данных
Экономичность Число логических ходов (рассуждений), посредством которых усваивается новая закономерность

Эти качества в разной степени присутствуют у различных людей и в разной степени важны при решении различных проблемных ситуаций. Какие-то из этих качеств более значимы при решении теоретических задач, какие-то — при решении практических вопросов.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Страницы статьи: 1 2 3 4 5 6 7

Мышление — это, что такое, какие, определение, значение, доклад, реферат, конспект, сообщение, вики — WikiWhat

Возникновение мышления

Что послужило стимулом, вывело дремлющее первобытное сознание из состояния оцепенения, за­ставило его производить мысль? Философы всегда полагали, что толчком к мыслительной деятельности должно быть какое-то сильное чувство, выводящее человека из равновесия. Платон считал, что такой провокацией является удивление. Современные авторы утверждают, что таким стимулом был страх и тревога, иногда уточняют, что страх смерти и тревога о будущем. Сильные чувства заставляют человека выйти за пределы инстинктивного решения за­дач, свойственного и животным. Последователи психоаналитических теорий убеждены, что способность к мышлению является врожден­ной, представляет собой своего рода специфический инстинкт. Они предполагают, что существуют некие бессознательные процессы, побуждающие мыслить, являющиеся импульсом к познавательной деятельности.

Если мы полагаем, что мышление имеет врожденные, инстин­ктивные основания, то должны предположить, что оно наличествует и у животных. В принципе, современные эксперименты биологов подтверждают данное предположение. Основной вопрос антрополо­гии о границах человеческого и животного мира не находит решения посредством простого приписывания субъекту сознания в качестве важнейшего антропологического свойства. Похоже, и способность к мышлению не является определяющим фактором развития homo sapiens. Невозможно проверить, существует ли у животных спо­собность сознания создавать образы. Но вот уж точно они не могут образы своего сознания облечь в какую-либо форму, как это делает человек, что, собственно, и называется культурой.

Творческое мышление

см. Творчество Материал с сайта http://wikiwhat.ru

Только человек способен вовлекать в свою деятельность беско­нечное количество природных объектов, в том числе и бесполезных, превращая их в систему знаков. Только человек способен произволь­но менять естественные формы природных знаков на искусственно обработанные. Только человек может сам изобретать и создавать по своему усмотрению знаки, не существующие в природе. Условность позволяет придать знаку добавочный смысл и даже создать новое значение. Оперирование знаками, создание искусственных зна­ков открывает в человеческой деятельности новый антрополо­гический аспект — способность к творчеству.

Вопросы к этой статье:
  • Существуют ли способы достижения состояния мышления?

  • Назовите причины и стимулы мышления: версии, гипотезы, предположе­ния.

  • Каковы эмоциональные ис­токи мышления?

  • Какие человеческие эмоции могут быть толчком к началу мыш­ления?

  • Бывает ли мышление нетворческим?

  • Расскажите о творческой природе мышления.

10 неочевидных признаков того, что у человека мышление уже замочной скважины / AdMe

«Что в лоб, что по лбу», — с отчаянием говорим мы о человеке, которому бесполезно что-либо объяснять и доказывать. И — странное дело — узколобость и зашоренность взглядов такого экспоната замечают все, но только не он сам. Иметь дело с подобными людьми трудно, а вразумить их практически невозможно.

Мы в AdMe.ru решили выяснить, какие особенности поведения с головой выдают человека с ограниченным мышлением. О них наша сегодняшняя статья.

Считает себя умнее всех

Одним из основных признаков недалекого ума является твердолобая уверенность человека в том, что он все знает лучше остальных и не может ни в чем ошибаться. Никакие, даже самые красноречивые факты не заставят упрямца признать, что его взгляды устарели или просто в корне неверны.

По сути, узкое мышление — это типичный пример эффекта Даннинга-Крюгера, когда люди, имеющие низкий уровень квалификации, считают себя крутыми профессионалами и не способны оценить не только собственную некомпетентность, но и профессионализм кого-то другого. Люди с широкими взглядами, наоборот, зачастую полны сомнений и нерешительности.

Поражение в споре считает концом света

Вступать в дискуссию с узколобым собеседником себе дороже. Неважно, насколько обоснованными будут ваши доводы, — оппонент все равно их не услышит. Ему нет никакого дела до ваших взглядов, а уж тем более до истины. Главное — выйти из спора победителем.

Попытку переубедить себя ограниченный человек принимает как посягательство на унижение его чести и достоинства, а потому сделает все, чтобы даже конструктивный диалог превратить в словесную перепалку.

Видит мир в черном цвете

Неблагодарная работа, завистливые коллеги, непослушные дети — люди с ограниченным мышлением только и говорят о том, как плохо все вокруг. Сами того не замечая, они фокусируют внимание на том, что их не устраивает, а потому чувствуют себя разочарованными и недооцененными.

Зашоренность взглядов не дает им взглянуть на проблему под другим углом. Считая себя кругом правыми, такие люди не допускают мысли о том, что причина всех бед кроется в их собственном поведении, и продолжают винить в них кого угодно, но только не себя.

Принимает в штыки то, что кажется странным

Обладатель узких взглядов не только боится показаться неправым, но и болезненно стремится контролировать происходящее вокруг. Провозгласив себя всеведущим мудрецом, он не потерпит, чтобы кто-то подвергал сомнению его упрощенную, но привычную картину мира. А потому к тем, кто не соответствует его установкам и верованиям, такой человек будет относиться заведомо враждебно.

Чаще утверждает, чем задает вопросы

Человек, находящийся в плену у собственных предрассудков, заблуждений и заезженных стереотипов, так ограничен собственным незнанием, что даже не стремится узнать что-то новое. Его не интересует, что думает и чувствует собеседник, — достаточно знать то, что думает и чувствует он сам.

Человек широких взглядов, напротив, активно интересуется жизнью и другими людьми, постоянно ищет возможность развития. Любопытство, открытость всему новому, готовность обсудить разные точки зрения — качества, которые характерны только для людей с открытым мышлением.

Любит раздавать непрошеные советы

За узостью мышления всегда стоит чувство внутреннего превосходства и самодовольство. Вот почему недалекие люди так любят раздавать непрошеные советы, отпускать язвительные замечания и с особым удовольствием тыкать носом других в их ошибки.

Такое поведение помогает обладателям не самого большого ума лишний раз самоутвердиться и почувствовать себя лучше на фоне «жалких неудачников». На деле же это не что иное, как проекция их собственных проблем, страхов и комплексов на кого-то другого. Но из-за отсутствия склонности к самоанализу подобные невежды об этом вряд ли когда-то узнают.

Думает, что разбирается в людях

Еще один яркий признак того, что кругозор человека не шире замочной скважины, — это поляризованное, или «черно-белое», мышление. Идя на поводу у своих предрассудков и заблуждений, человек утрачивает способность тонко чувствовать ситуацию и начинает мыслить крайностями. Люди и вещи для него либо плохие, либо хорошие, а мир либо черный, либо белый.

В итоге человек не задумываясь навешивает ярлыки на окружающих: «современные дети бестолковые», «женщины глупее мужчин», «все мужчины изменяют» — список можно продолжать бесконечно. А убедить их в обратном практически невозможно.

Употребляет фразу «Я могу ошибаться, но…»

Американский финансист, миллиардер Рэй Далио пишет в своей книге «Принципы», что тревожным звоночком является повторяющаяся в речи фраза: «Я могу ошибаться, но… Вот такое мое мнение». Человек, произносящий эти слова, больше заинтересован в поддержании собственного мнения, чем в изучении вопроса. И, по сути, просто маскирует по-настоящему ограниченный кругозор под открытость взглядов.

Постоянно перебивает

Человек с зашоренным взглядом на мир категорически не терпит проявления других убеждений и точек зрения, а потому в любом разговоре пытается перетянуть одеяло на себя.

Неважно, находитесь вы на рабочем совещании или сидите в кругу друзей, такой человек всегда найдет способ вставить в разговор свои пять копеек и закрыть рот остальным. Обрывая собеседника на полуслове, он просто-напросто лишает его возможности высказать свое мнение, закончить мысль. Для него это отличный способ проявить свое доминирование и удивительную осведомленность по любому вопросу.

Никогда не изменяет своим привычкам

Узость мышления — это в первую очередь страх перед чем-то новым. Человеку с ограниченным кругозором трудно выйти за жесткие рамки собственных предрассудков и психологических установок. Он держится за них, как за спасательный круг, и потому годами сидит на нелюбимой работе, терпит неподобающее поведение супруга и не делает ничего, что может изменить его жизнь.

Даже в мелочах такой человек верен себе: ходит в одни и те же магазины, покупает одни и те же продукты, ездит на одни и те же курорты. «Синица в руках» для такого человека всегда лучше, чем перспектива иметь дело с чем-то неизвестным, угрожающим его стабильности.

А вам приходилось иметь дело с недалекими, ограниченными людьми? Что далось труднее всего в общении с ними?

Оптимально ли человеческое мышление? | Психология сегодня

Эйнштейн якобы сказал: «Две вещи бесконечны: вселенная и человеческая глупость; и я не уверен насчет вселенной ». Напротив, такие философы, как Аристотель и Дональд Дэвидсон, утверждали, что люди по своей природе рациональны. Более того, некоторые эволюционные психологи и разработчики байесовских моделей полагают, что человеческое мышление оптимально. Благодаря естественному отбору наш вид выработал в мозгу процессы, которые невозможно улучшить.

Напротив, Гэри Маркус в своей книге Kluge утверждает, что человеческий разум — это просто случайная конструкция, созданная эволюционным процессом, который не дает никаких гарантий оптимальности. Клудж — это неуклюжее или неэлегантное, но иногда эффективное решение проблемы. Многие биологи-эволюционисты указали, что естественный отбор производит только те организмы, которые достаточно хороши для выживания и воспроизводства, без гарантии оптимальности. Для этих целей может хватить клуджей.

Маркус дает краткий обзор многих психических функций, которые полагаются на клуджи, причуды и идиосинкразии, а не на оптимальные процессы. Наша память склонна к искажению, слиянию и простым сбоям, в отличие от компьютеров, память которых может хранить вводимые данные с неограниченной точностью. Человеческая память управляется контекстными сигналами, которые иногда хорошо работают, но их также легко спутать, например, когда вы пытаетесь вспомнить, что ели вчера на завтрак. Воспоминания часто сливаются воедино, и эксперименты показали, что людям легко насаждать ложные воспоминания в случае показаний очевидцев.Даже когда память правильно понимает, что произошло, ей трудно сопоставить это с тем, когда это произошло.

Если бы мышление было оптимальным, люди были бы чрезвычайно хороши в формировании верных и полезных убеждений. Но многие психологические эксперименты показывают, что убеждения и суждения легко могут быть искажены нерелевантной информацией. Искажения и формирование убеждений включают закрепление и корректировку, эффект знакомства, предвзятость подтверждения и мотивированный вывод. Люди должны быть достаточно хороши в формировании убеждений, чтобы выжить и размножаться, но для этого не требуется ничего, близкого к оптимальному во все более сложном и быстро меняющемся мире.

Многие экономисты и даже некоторые политологи все еще полагают, что люди делают рациональный выбор, принимая оптимальные решения. Но эксперименты и повседневные наблюдения демонстрируют множество иррациональностей в человеческих решениях. Люди делают разный выбор в зависимости от того, описана ли ситуация с точки зрения прибылей или убытков, даже если выплаты одинаковы. Люди склонны оставаться в плохих ситуациях, потому что их эмоции фиксируют их на невозвратных расходах, а не просто думают о будущем.Лица, принимающие решения, в конечном итоге оказываются в отчаянии из-за своей восприимчивости к рекламе, которая приводит к импульсивным покупкам, которые они не могут себе позволить. Люди очень плохо справляются с неопределенностью, особенно когда она касается далекого будущего, что приводит к частым отказам от накопления на пенсию и старость.

Человеческий язык далек от оптимального, поскольку он пронизан идиосинкразиями, двусмысленностями, дублированием и расплывчатостью. Язык часто достаточно хорошо подходит для общения, но также поддается неверному толкованию и конфликтам.

Мозг содержит нейронные механизмы для оценки и поиска счастья, но часто они не работают очень хорошо. Многие люди в конечном итоге впадают в депрессию на долгие периоды своей жизни. Люди часто следуют таким практикам, как алкоголь, наркотики, прокрастинация и плохие отношения, которые делают их скорее менее, чем более счастливыми. Эти неудачи согласуются с представлением об эволюции как ведущей к довольно хорошим возможностям, но противоречат предположению, что она произвела оптимальный мозг.

Итак, философия и психология должны отказаться от предположений, что человеческий разум в любом случае оптимален или рациональнен, и вместо этого сосредоточиться на двух важнейших вопросах.Во-первых, как на самом деле работает мозг, то есть какие нейронные механизмы делают нас хорошими, но несовершенными в запоминании, формировании убеждений, принятии решений, речи и стремлении к счастью? Во-вторых, как мы можем использовать то, что известно о психологии, научном методе и критическом мышлении, чтобы помочь людям лучше рассуждать? К счастью, развитие человеческой культуры за последние несколько тысяч лет дало нам много способов улучшить наше нечеткое эволюционное наследие. Нам не нужно быть тупее и тупее, если мы над этим работаем.

заметок для человеческого мышления: новый вид науки

‹ ›
Мозг История [идей о мышлении] Будущее [машинного мышления] Спать Кодировка указателя [и память] Хеширование [Определение] похожих слов [Аналоги памяти с] числовыми данными Коды с исправлением ошибок Матричные воспоминания Модели нейронных сетей [Человеческая] память [Познавательное] развитие ребенка Компьютерные интерфейсы Бесконтекстные языки [Компьютерные и человеческие] языки Свободное владение компьютерным языком Головоломки Человеческое поколение случайности Теория игры Игры между программами

Внешние ресурсы, связанные с этой страницей:

    Основной текст из раздела Скачать программы Скачать PDF ✖ Загрузить заметки к главе
    Загрузить все заметки

    От Стивена Вольфрама: Новый вид науки [цитата]

    Роль культуры в человеческом мышлении и рассуждении

    Было проведено множество исследований, показывающих культурные различия в мышлении и рассуждениях.Это научное развитие в основном основано на контрастах между аналитическим познанием западных людей и целостным познанием жителей Востока и / или линейным мышлением западных людей и диалектическим мышлением жителей Востока. Текущие исследования …

    Было проведено множество исследований, показывающих культурные различия в мышлении и рассуждениях. Это научное развитие в основном основано на контрастах между аналитическим познанием западных людей и целостным познанием жителей Востока и / или линейным мышлением западных людей и диалектическим мышлением жителей Востока.Текущие исследования не только описывают различия, но и обсуждают, как каждый стиль мышления может быть адаптирован к своей культуре, как он сформирован его философской традицией и как люди создают культурные системы и правила для решения своих адаптивных проблем. Более того, сравнение проводится не только между жителями Запада и Востока, но и между многочисленными странами и внутри стран. С учетом социоэкологических факторов стиля мышления эти исследования могут внести свой вклад в сложную историю формирования современного культурного разнообразия.

    Цель данной темы исследования — дать объяснения культурных различий в мышлении и рассуждениях и связать их с дальнейшим объяснением того, как культурное разнообразие возникло в мире. Мышление и рассуждение не только находятся под влиянием культуры (культурные ценности, культурные обычаи, мораль, религия, обычаи и т. Д.), Но и создали культуру, включая правовые и экономические системы, и сыграли важную роль в передаче культурных ценностей. Однако доказательная база того, как взаимодействуют культура и мышление, имеет большой простор для развития.Возможно, существует множество объяснений культурных различий в мышлении: факторы группового уровня, такие как индивидуалистическая культура жителей Запада и коллективистская культура жителей Востока, факторы философской традиции, а также географические и экологические факторы. Между тем, необходимо продолжить сбор новых данных о культурных различиях в мышлении и тем самым расширить возможности для культурного обмена в наших все более глобализированных обществах.

    Для достижения вышеуказанной цели мы приветствуем эмпирические, теоретические или обзорные исследования познания, когнитивной науки, культурной психологии, эволюционной психологии, психологии развития, теоретической и философской психологии, психологии коренных народов и антропологической психологии.Основной вопрос заключается в том, как люди (или животные) думают и рассуждают в данной культуре, о культурном продукте (правилах, морали и / или религии) или о создании культурных систем. Приветствуются кросс-культурные исследования, включая сравнение культурного содержания (например, правовая система, телевизионные рекламные ролики, школьные учебники и т. Д.), Но это не является обязательным условием. Авторам предлагается обсудить, в каком смысле человеческое (или животное) мышление и рассуждение может быть адаптивным в культурном отношении и иметь значение для истории или культурного разнообразия.

    Ключевые слова : рассуждение, кросс-культурное исследование, диалектическое мышление, теория двойственного процесса, социоэкологический подход

    Важное примечание : Все материалы по данной теме исследования должны находиться в рамках того раздела и журнала, в который они были отправлены, как это определено в их заявлениях о миссии.Frontiers оставляет за собой право направить рукопись, выходящую за рамки объема, в более подходящий раздел или журнал на любом этапе рецензирования.

    Mind vs. Machine — The Atlantic

    Брайтон, Англия, сентябрь 2009 г. Я просыпаюсь в номере отеля в 5000 милях от моего дома в Сиэтле. После завтрака я выхожу на соленый воздух и гуляю по береговой линии страны, которая изобрела мой язык, хотя я обнаруживаю, что не могу понять значительную часть знаков, которые я проезжаю на своем пути. крупным шрифтом, и для меня это ничего не значит.

    Я делаю паузу и на мгновение тупо смотрю на море, разбирая и заново разбирая знак. Обычно такие лингвистические курьезы и культурные пробелы меня интригуют; Однако сегодня они в основном вызывают беспокойство. Через два часа я сяду за компьютер и проведу серию пятиминутных чатов в мгновенных сообщениях с несколькими незнакомцами. На другом конце этих чатов будут психолог, лингвист, ученый-компьютерщик и ведущий популярного британского технологического шоу. Вместе они составляют судейскую коллегию, оценивающую мою способность делать одну из самых странных вещей, которые меня когда-либо просили сделать.

    Я должен убедить их, что я человек.

    К счастью, я человек; К сожалению, не ясно, насколько это поможет.

    Каждый год на протяжении последних двух десятилетий сообщество искусственного интеллекта собиралось для самого ожидаемого и противоречивого события в этой области — собрания, чтобы вручить премию Лебнера победителю конкурса под названием Тест Тьюринга. Тест назван в честь британского математика Алана Тьюринга, одного из основоположников информатики, который в 1950 году попытался ответить на один из самых первых вопросов в этой области: могут ли машины думать? То есть, возможно ли когда-нибудь сконструировать компьютер настолько сложный, что можно было бы сказать, что он действительно думает, что он умен, имеет разум? И если действительно когда-нибудь появится такая машина: как мы узнаем?

    Вместо того, чтобы обсуждать этот вопрос на чисто теоретической основе, Тьюринг предложил эксперимент.Каждый из нескольких судей задает вопросы через компьютерный терминал нескольким парам невидимых корреспондентов, один из которых является человеком, «сообщником», а другой — компьютерной программой, и пытаются определить, что есть что. Диалог может варьироваться от светской беседы до пустяковых вопросов, от сплетен о знаменитостях до тяжелой философии — всего диапазона человеческого разговора. Тьюринг предсказал, что к 2000 году компьютеры смогут обмануть 30 процентов судей-людей после пяти минут разговора, и что в результате можно будет «говорить о машинах, думающих, не ожидая, что им будут возражать.

    Предсказание Тьюринга не сбылось; однако на конкурсе 2008 года компьютерная программа, набравшая наибольшее количество баллов, не достигла этой отметки всего одним голосом. Когда я прочитал новости, я сразу понял, что тест 2009 года в Брайтоне может стать решающим. Я никогда не был на мероприятии, но чувствовал, что должен пойти — и не только как зритель, но и как часть защиты человека. Стальной голос поднялся внутри меня, казалось, из ниоткуда: Не в мои часы. Я решил стать сообщником.

    Мысль о том, чтобы сойтись лицом к лицу (лицом к лицу с материнской платой?) Против некоторых из лучших в мире программ искусственного интеллекта наполнила меня романтическим представлением о том, что, как сообщник, я буду защищать человеческую расу , à Шахматный матч Гарри Каспарова против Deep Blue.

    Во время соревнования каждый из четырех судей будет печатать разговор с одним из нас в течение пяти минут, затем с другим, а затем будет 10 минут, чтобы поразмышлять и решить, кто из нас — человек. Судьи также ранжируют всех участников — это частично используется для определения тай-брейков.Компьютерная программа, получившая наибольшее количество голосов и высшую оценку от судей (независимо от того, прошла ли она тест Тьюринга, обманув 30 процентов из них), получает титул «Самый человеческий компьютер». Именно за этим титулом охотятся все исследовательские группы, с денежным призом (обычно 3000 долларов), с которым в основном озабочены большинство участников конкурса. Но есть также, что интересно, еще один титул, присвоенный конфедерату , который является наиболее убедительным: награда «Самая человечность».

    Одним из первых победителей в 1994 году стал журналист и писатель-фантаст Чарльз Платт. Как он это сделал? «Быть ​​капризным, раздражительным и неприятным», как он объяснил в журнале Wired , что мне кажется не только смешным и мрачным, но, в некотором более глубоком смысле, призывом к оружию: как, на самом деле, мы максимально человечными мы можем быть — не только в условиях испытания, но и в жизни?

    ВАЖНОСТЬ БЫТЬ САМОМ

    С 1991 года тест Тьюринга проводился на так называемом конкурсе на приз Лебнера, мероприятии, спонсором которого является яркая фигура: бывший барон пластиковых складных переносных диско-танцевальных площадок, Хью Лебнер.Отвечая на вопрос о мотивах организации этого ежегодного теста Тьюринга, Лёбнер ссылается на лень: его утопическое будущее, по-видимому, таково, в котором уровень безработицы составляет почти 100 процентов, а практически все человеческие усилия и промышленность переданы на аутсорсинг интеллектуальным машинам.

    Чтобы узнать, как стать единомышленником, я разыскал самого Лёбнера, который связал меня с организаторами конкурса, которым я объяснил, что я писатель научной и философской литературы, увлеченный наградой за самый человечный.Вскоре я был в списке конфедератов. Меня проинформировали о логистике соревнований, но не более того. «На самом деле вам не так уж много нужно знать», — сказали мне. «Ты человек, так что будь собой».

    Просто будь самим собой стало, по сути, девизом конфедератов, но мне это кажется несколько наивным самоуверенным человеческим инстинктом — или, в худшем случае, решающим сражением. Многие из программ искусственного интеллекта, против которых мы выступаем, являются результатом десятилетий работы. Опять же, мы тоже.Но исследовательские группы ИИ имеют огромные базы данных тестовых прогонов для своих программ, и они провели статистический анализ этих архивов: программы знают, как ловко вести разговор от своих недостатков к своим сильным сторонам, знают, какие разговорные маршруты ведут к глубокий обмен, а какие не срабатывают. Инстинкты среднестатистического единомышленника — или судьи, если на то пошло — вряд ли будут такими хорошими. Это странный и очень интересный момент, убедительно доказанный постоянным спросом в нашем обществе на тренеров по свиданиям и уроки публичных выступлений.Стенограммы конкурса 2008 года показывают, что люди выглядят такими мокрыми одеялами, что судьи прямо извиняются за то, что не смогли спровоцировать лучший разговор: «Мне жаль людей за экраном, я считаю, что им, должно быть, немного скучно говорить о погода », — пишет один; другой смиренно предлагает: «Извините за такую ​​банальность». Между тем, компьютер, кажется, очаровывает одного судью, который в мгновение ока хлестает LOL s и смайлики. Мы можем лучше.

    Таким образом, я с самого начала намеревался полностью не подчиняться совету просто появиться и быть самим собой — я потратил месяцы на подготовку, чтобы отдать все, что у меня было.

    Обычно это понятие было бы совсем не странным, конечно — мы тренируемся и готовимся к соревнованиям по теннису, орфографическим пчелам, стандартным тестам и тому подобному. Но учитывая, что тест Тьюринга предназначен для оценки , насколько я человек , подразумевается, что быть человеком (и быть самим собой) — это больше, чем просто проявить себя.

    Чтобы понять, почему наше человеческое самоощущение так связано с историей компьютеров, важно понять, что компьютеры, бывшие до , были человеческими . В начале 20-го века, до того, как «компьютер» стал одним из устройств цифровой обработки, пронизывающим нашу жизнь в 21-м веке, это было нечто другое: описание работы.

    Начиная с середины 18 века компьютеры, многие из которых были женщинами, находились в ведомостях корпораций, инженерных фирм и университетов, выполняя вычисления и численный анализ, иногда с использованием элементарного калькулятора.Эти оригинальные человеческие компьютеры лежали в основе расчетов всего: от первого точного предсказания в 1757 году возвращения кометы Галлея — раннего доказательства теории гравитации Ньютона — до Манхэттенского проекта в Лос-Аламосе, где физик Ричард Фейнман руководил исследованием. группа человеческих компьютеров.

    Удивительно оглядываться на некоторые из самых ранних работ по информатике и видеть, как авторы пытаются объяснить, что именно представляют собой эти новые устройства. В статье Тьюринга, например, описывается неслыханный «цифровой компьютер», проводя аналогии с компьютером человека :

    Идею цифровых компьютеров можно объяснить, сказав, что эти машины предназначены для выполнения любых операций, которые могут быть сделано человеческим компьютером.

    Конечно, в последующие десятилетия мы знаем, что кавычки мигрировали, и теперь термин «цифровой компьютер» является не только термином по умолчанию, но и термином , буквальным, . В середине 20-го века о передовом математическом устройстве говорили, что он «похож на компьютер». В 21 веке именно математик-математик «похож на компьютер». Странный поворот: мы , как , то, что раньше было , как нас. Мы подражаем нашим старым подражателям в одном из странных переворотов длинной саги о человеческой уникальности.

    Философы, психологи и ученые ломали голову над основным определением человеческой уникальности с самого начала записанной истории. Гарвардский психолог Дэниел Гилберт говорит, что каждый психолог в какой-то момент своей карьеры должен написать версию того, что он называет «приговором». В частности, Приговор читается так:

    Человек — единственное животное, которое ______.

    История самоощущения людей — это, можно сказать, история неудачных, опровергнутых версий Приговора.Но сейчас мы беспокоимся не только о животных.

    Когда-то мы думали, что люди уникальны в использовании языка, но с каждым годом это кажется менее очевидным; когда-то мы думали, что люди уникальны в использовании инструментов, но это утверждение также подрывается продолжающимися исследованиями поведения животных; когда-то мы думали, что люди уникальны тем, что умеют заниматься математикой, а теперь едва ли можем себе представить, что можем делать то, что умеют наши калькуляторы.

    Мы могли бы спросить себя: уместно ли допустить, чтобы наше определение нашей собственной уникальности было в каком-то смысле реактивным перед передовыми технологиями? И почему мы вообще так вынуждены чувствовать себя уникальными?

    «Иногда кажется, — говорит Дуглас Хофштадтер, ученый-когнитивист, удостоенный Пулитцеровской премии, — что каждый новый шаг к ИИ вместо того, чтобы производить что-то, что, по общему мнению, является настоящим интеллектом, просто показывает, что такое настоящий интеллект , а не .Хотя поначалу это кажется утешительной позицией — той, которая сохраняет неприкосновенность нашего уникального притязания на мысли, — она ​​все же имеет неприятный вид постепенного отступления, как средневековая армия, уходящая из замка в крепость. Но отступление не может продолжаться бесконечно. Подумайте: если все , которое, как мы думали, основано на мышлении, оказывается, не связано с ним, тогда… что такое мышление? Казалось бы, это сводится либо к эпифеномену — своего рода «выхлопу», выбрасываемому мозгом, либо, что еще хуже, к иллюзии.

    Где хранится наша личность ?

    История 21 века будет отчасти историей прорисовки и перерисовки этих боевых линий, историей Homo sapiens , пытающегося заявить права на изменяющуюся землю, в окружении зверя и машины, зажатого между мясо и математика.

    Это отступление — хорошо или плохо? Например, тот факт, что компьютеры настолько хороши в математике в некотором смысле , лишает арены человеческой деятельности, или освобождает нас от необходимости заниматься нечеловеческой деятельностью, освобождая нас для более человеческой жизни? Последняя точка зрения кажется более привлекательной, но менее привлекательной, когда мы начинаем представлять себе момент в будущем, когда количество «человеческих видов деятельности», оставшихся нам для «освобождения», стало непривычно малым.Что тогда?

    Алан Тьюринг предложил свой тест как способ измерения прогресса технологий, но он так же легко позволяет нам измерить наши собственные. Оксфордский философ Джон Лукас, например, говорит, что если мы не сможем предотвратить прохождение машин через тест Тьюринга, это будет «не потому, что машины такие умные, а потому, что люди, по крайней мере многие из них, такие деревянные».

    Помимо использования в качестве технологического эталона, тест Тьюринга, по сути, связан с актом коммуникации.Я рассматриваю его самые глубокие вопросы как практические: как мы можем осмысленно соединяться друг с другом, настолько осмысленно, насколько это возможно, в пределах языка и времени? Как работает сочувствие? Каков процесс, в результате которого кто-то входит в нашу жизнь и начинает что-то значить для нас? Для меня это самые главные вопросы теста — самые главные вопросы человеческого бытия.

    В изучении программ, хорошо зарекомендовавших себя на тесте Тьюринга, отчасти интересно наблюдать, как беседа может работать при полном отсутствии эмоциональной близости.Честно говоря, взгляд на стенограммы прошлых тестов Тьюринга — это отрезвляющий тур по различным способам, которыми мы возражаем, уклоняемся от вопроса, поднимаем настроение, меняем тему, отвлекаем, сжигаем время: что не должно считаться реальным разговором на тесте Тьюринга, вероятно, тоже нельзя допускать, чтобы он проходил за реальный разговор в повседневной жизни.

    Когда тест Тьюринга был впервые предложен в 1950 году, он был гипотетическим: технология была далека от того момента, когда стала возможной практическая проверка.Но, как мы знаем, он попал туда; Первой диалоговой компьютерной программой, привлекшей значительное внимание и внимание, была Элиза, написанная в 1964 и 1965 годах Джозефом Вейценбаумом из Массачусетского технологического института. Созданная по образцу роджерианского терапевта, Элиза работала по очень простому принципу: извлекала ключевые слова из собственного языка пользователей и возвращала им их утверждения. («Я несчастен». «Как ты думаешь, приход сюда поможет тебе не быть несчастным?») Если есть сомнения, можно использовать несколько общих фраз, например: «Пожалуйста, продолжай.Эта техника подгонки высказываний пользователей в предопределенные шаблоны и ответа с помощью заданной собственной формулировки — так называемое «сопоставление с шаблоном» — была единственной способностью Элизы.

    Взгляд на расшифровку стенограммы Элизы показывает, насколько искусно такой обедненный набор правил может в правильном контексте пройти с первого взгляда для понимания:

    Пользователь: Все мужчины похожи.

    Элиза: Каким образом?

    Пользователь: Нас всегда что-то беспокоит.

    Элиза: Вы можете привести конкретный пример?

    Пользователь: Ну, мой парень заставил меня приехать сюда.

    Элиза: Твой парень заставил тебя приехать сюда.

    Пользователь: Он говорит, что я большую часть времени в депрессии.

    Элиза: Мне жаль слышать, что вы в депрессии.

    Пользователь: Это правда. Я несчастлив.

    Элиза: Как вы думаете, приезд сюда поможет вам не быть несчастным?

    Пользователь: Мне нужна помощь, это кажется очевидным.

    Элиза: Что будет для вас значить, если вам будет оказана помощь?

    Пользователь: Возможно, я смогу научиться ладить с моей мамой.

    Элиза: Расскажите мне больше о своей семье.

    Результаты были ошеломляющими: многие люди, впервые поговорившие с Элайзой, были убеждены, что у них был настоящий человеческий обмен. В некоторых случаях даже само настойчивое утверждение Вейценбаума об обратном было бесполезно. Люди просили, чтобы их оставили одних, чтобы поговорить «наедине», иногда часами, и возвращались с сообщениями о значительном терапевтическом опыте.Между тем, ученые пришли к выводу, что Элиза представляет собой «общее решение проблемы компьютерного понимания естественного языка».

    Однако одним из самых странных поворотов истории Элизы стала реакция сообщества медицинских специалистов , которое решило, что Вайценбаум наткнулся на нечто блестящее и полезное. Журнал нервных и психических заболеваний , например, сказал об Элизе в 1966 году:

    Компьютерная система, разработанная для этой цели, могла обрабатывать несколько сотен пациентов в час.Человека-терапевта, участвовавшего в разработке и эксплуатации этой системы, не заменили бы, но он стал бы гораздо более эффективным человеком.

    Знаменитый ученый Карл Саган в 1975 году согласился:

    Я могу представить себе развитие сети компьютерных психотерапевтических терминалов, что-то вроде массивов больших телефонных будок, в которых мы могли бы за несколько долларов за сеанс поговорить с внимательным, проверенным и в значительной степени недирективным психотерапевтом.

    Что касается потрясенного и напуганного Вайценбаума, он совершил нечто неслыханное: переворот во всей своей карьере.Он перекрыл проект Элизы, поддержал собственных критиков и стал одним из самых яростных противников исследований искусственного интеллекта. Но джинн вылетел из бутылки, и пути назад не было. С тех пор базовый каркас и подход Элизы к «сопоставлению шаблонов» были переработаны и реализованы в той или иной форме почти в каждой чат-программе, включая участников конкурса на приз Лебнера 2009 года. Энтузиазм — равно как и беспокойство — по поводу этих программ только рос.

    Первый розыгрыш премии Лебнера прошел 8 ноября 1991 года в Бостонском компьютерном музее.В первые несколько лет конкурс требовал, чтобы каждая программа и участник-человек выбирали тему, чтобы ограничить разговор. Одной из соучастниц в 1991 году была шекспировская эксперт Синтия Клэй, которую, как известно, три разных судьи сочли компьютером после разговора о драматурге. Казалось, что консенсус был таким: «Никто так много не знает о Шекспире». (По этой причине Клэй воспринял ее неверную классификацию как комплимент.)

    Программист Джозеф Вайнтрауб выбрал «Причудливый разговор» для своего PC Therapist III и получил самую первую награду за самый человеческий компьютер.Поскольку программа практиковала это, «причудливый разговор» был вовсе не темой, а способом — решающим различием. Вайнтрауб сумел разом разыграть слабость в правилах конкурса, естественные модели поведения чат-ботов и стереотипы людей о компьютерах и людях. Со стратегической точки зрения это было великолепно.

    Послушно и скрупулезно предоставляя информацию в ответ на заданные вопросы, Клэй продемонстрировала свои знания и понимание — но иногда фактическим, энциклопедическим способом, обычно связанным с компьютерными системами.Вот образец разговора Клея:

    Судья: Что вы думаете о пьесах Шекспира?

    Confederate: Это довольно обобщенно; не могли бы вы быть более конкретными? В противном случае я просто скажу, что они мне нравятся.

    Компьютер в терминале «Причудливый разговор» резко контрастировал:

    Судья: Это был долгий день! Теперь я думаю, что готов повеселиться. Погода сегодня не очень приятная. Есть ли у вас какие-нибудь шутки, которые могли бы развеять облака?

    Компьютер: Все говорят о погоде, но, кажется, никто не особо с этим справляется.Зачем тебе говорить мне, что ты готов повеселиться? Гроаннннн……………

    Судья: Каково определение причудливого разговора?

    Компьютер: Вы все равно не хорошо сказали, что я могу представить себе причудливую беседу как серию ходов коня в шахматах — скорее зигзагообразных, чем следование какой-либо конкретной линии.? [Программа Вайнтрауба, как и многие другие последовавшие за ней, содержала фальшивые опечатки. Все непреднамеренные опечатки в следующих расшифровках стенограммы были исправлены.] Почему вы спрашиваете? Это был умный комментарий или что? Вы много думаете о таких вопросах?

    Судья: Мне нравится изображение коней, хаотично движущихся по шахматной доске, значит ли это, что нет мысли о причудливой беседе?

    Компьютер: Могу поклясться, вы только что сказали, как вы определяете причудливое ?? Как yku определяет причудливое? Вы всегда были такими больными, больными? Зачем тебе говорить, что тебе нравится изображение коней, хаотично движущихся по шахматной доске?

    «Я действительно думал, что [ПК-терапевт] был человеком, потому что это… было странно и забавно, в обычном смысле этого слова», — сказал один из судей, аспирант Гарварда.Программа Вайнтрауба, дико меняющая темы и извергающая бессвязные разговоры и консервированные остроты, выглядела глупым шутником, гораздо более «человечным» типом личности. По крайней мере, раньше я так думал — до того, как узнал, насколько легко это имитировать.

    Как объясняет Ричард Уоллес, трехкратный обладатель награды «Самый человеческий компьютер» (’00, ’01 и ’04):

    Опыт работы с [чат-ботом Уоллеса] ALICE показывает, что в большинстве случаев повседневный разговор «ведется без состояния, »То есть каждый ответ зависит только от текущего запроса, без каких-либо сведений об истории разговора, необходимого для формулирования ответа.

    Многие человеческие разговоры функционируют таким образом, и исследователям ИИ надлежит определить, какие типы разговоров не имеют состояния (каждое замечание зависит только от последнего), и попытаться создать именно такие взаимодействия. Наша работа как союзников и людей — противостоять им.

    Один из классических типов разговоров без сохранения состояния — это разновидность нелепого свободно-ассоциативного риффа, который использовала программа Вайнтрауба, PC Therapist III. Другой вариант — словесные оскорбления.

    В мае 1989 года Марк Хамфрис, 21-летний студент Дублинского университетского колледжа, выложил в Интернет написанную им программу в стиле Элизы под названием «MGonz» и покинул здание на день.Пользователь (псевдоним «Кто-то») из Университета Дрейка в Айове предварительно отправил сообщение «палец» в учетную запись Хамфриса — раннюю интернет-команду, которая действовала как запрос базовой информации о пользователе. К чьему-то удивлению, тут же последовал ответ: «Сократите это загадочное дерьмо, говорите полными предложениями». Так начался спор между Someone и MGonz, который длился почти полтора часа. (Лучшая часть, несомненно, была, когда Кто-то сказал: «Ты говоришь как проклятый робот, который все повторяет.”)

    Вернувшись на следующее утро в лабораторию, Хамфрис был ошеломлен, обнаружив бревно, и испытал странные, двойственные эмоции. Его программа, возможно, только что показала, как пройти тест Тьюринга, подумал он, но доказательства были настолько нечестивыми, что он боялся их опубликовать.

    Поворот Хамфриса к парадигме Элизы заключался в отказе от психотерапевта в пользу жестокого придурка; когда ему не хватало четкой подсказки, что сказать, MGonz не прибегал к терапевтическим клише вроде «Как это тебя заставляет?» но на такие вещи, как «Ты, очевидно, засранец» или «Ах, типа что-нибудь интересное или заткнись.Это гениальный ход, потому что, как становится до боли ясно из расшифровки стенограммы MGonz, аргумент не имеет состояния, то есть не привязан к любому контексту, своего рода марковская цепь ответных, мета-ответных, мета-мета-ответных действий. Каждое замечание после первого касается только предыдущего. Если программа может заставить нас опуститься до этого уровня, конечно, она может пройти тест Тьюринга.

    И снова вопрос о том, какие типы человеческого поведения могут имитировать компьютеры, проливает свет на то, как мы ведем нашу собственную человеческую жизнь.Словесные оскорбления просто менее сложны , чем другие формы разговора. Фактически, с тех пор, как я прочитал статьи о MGonz и стенограммы его разговоров, я обнаружил, что гораздо более способен конструктивно вести горячие разговоры. Зная о безразличном, резком характере краткого замечания, которое я хочу выпалить, я понимаю, что это замечание имеет гораздо большее отношение к рефлекторной реакции на самое последнее предложение беседы, чем к обсуждаемой проблеме или человек, с которым я разговариваю.Внезапно абсурдность и нелепость такого рода эскалации становятся количественно очевидными, и, презрительно не желая действовать как бот, я склоняюсь к более «сдержанному» ответу: лучше жить с помощью науки.

    Войдя в Брайтонский центр, я попал в комнату для проведения конкурса призов Лебнера. Я видел ряды сидений, на которых уже собралась горстка зрителей, а впереди, что могло быть только программисты-боты, торопились, запутывая путаницу проводов и делая последние шквалы нажатий клавиш.Прежде чем я смог рассмотреть их слишком внимательно, организатор тестирования в этом году Филип Джексон поприветствовал меня и провел за бархатным занавесом в зону конфедерации. За прямоугольным столом, вне поля зрения зрителей и судей, четверо из нас, конфедератов, сидели за ноутбуком, установленным для теста: Дуг, канадский исследователь лингвистики; Дэйв, американский инженер, работающий в Sandia National Laboratories; Ольга, аспирант по изучению речи из ЮАР; и я. Когда мы представились, мы могли слышать, как медленно входят судьи и зрители, но не могли видеть их за занавесом.Мимо проезжал мужчина в зеленой рубашке с цветочным принтом, разговаривая со скоростью милю в минуту и ​​пожирая бутерброды. Хотя я никогда раньше с ним не встречался, я сразу понял, что он может быть только одним человеком: Хью Лёбнером. Он сказал нам, что между укусами все было на месте, и сразу же начнется первый раунд теста. Мы, четверо конфедератов, притихли, глядя на мигающие курсоры на своих ноутбуках. Мои руки были зажаты над клавиатурой, как нервный стрелок над его кобурой.

    Курсор мигает.Я, не мигая. Затем внезапно начали материализоваться буквы и слова:

    Привет, как дела?

    Тест Тьюринга начался.

    Я узнал, читая прошлые стенограммы Премии Лебнера, что судьи бывают двух типов: светские болтуны и следователи. Последние напрямую связаны с проблемами со словами, вопросами пространственного мышления, преднамеренными орфографическими ошибками. Они проложили словесную полосу препятствий, и вы должны ее преодолеть. Программистам чрезвычайно сложно подготовиться к такому типу беседы, потому что все идет, и именно поэтому Тьюринг имел в виду язык и беседу в качестве своего теста, потому что они на самом деле являются проверкой всего.Обратной стороной подхода «дай им третью степень» является то, что он не оставляет много места для самовыражения с точки зрения личности.

    Подход светской беседы имеет то преимущество, что облегчает понимание того, кто такой человек, если вы действительно разговариваете с человеком. И такой стиль разговора более естественен для непрофессиональных судей. По той или иной причине светские беседы явно и неявно поощрялись среди судей премии Лебнера. Это стало известно как парадигма «незнакомцев в самолете».Обратной стороной является то, что эти разговоры в некотором смысле единообразны — знакомы таким образом, что позволяет программисту предвидеть ряд вопросов.

    Я снова начал печатать.

    Конфедерация: Привет!

    Конфедерация: Я в порядке, рад, что на самом деле набираю

    Конфедерация: как дела?

    Я мог представить, как весь тусклый разговор развернулся передо мной: Хорошо. Откуда ты? / Сиэтл.Как насчет тебя? / Лондон.

    Осталось четыре минуты 43 секунды. Мои пальцы тревожно постучали и задрожали.

    Я просто чувствовал, как шли часы, пока мы задерживались над любезностями. Я почувствовал это отчаянное желание уйти от сценария, прекратить дерьмо и перейти к делу — потому что я знал, что компьютеры могут вести светскую беседу, что напрямую повлияло на их подготовку. Когда передо мной зловеще простиралась общая вежливость, я понял, что именно этот тип разговорного шаблона был врагом, в равной степени с ботами. Как , думал я, набирая очередную непритязательную шутку, могу ли я получить явно человеческую связь?

    Частично мне нужно было выяснить, как использовать необычную среду «живой печати», предложенную премией Лебнера. Используемый протокол отличался от электронной почты, текстовых сообщений и стандартных систем обмена мгновенными сообщениями в очень важном отношении: он передавал наши нажатия клавиш при печати. Судья и я смотрели друг на друга, печатая, опечатки, отступы и все такое.Я помню, как в 90-х некоторые программы интернет-чата пытались использовать этот подход по принципу «по очереди», но люди по большей части отвергали его. Это было слишком навязчиво, было ощущение: в письме людям нравится время и место, чтобы составить и отредактировать сообщение, прежде чем поделиться им с другим человеком. Однако преимущество поэтапной передачи состоит в том, что она гораздо ближе подходит к состоянию речи, с ее плавностью очередности и изменчивой грамматикой: то, что теряется в красноречии, компенсируется ловкостью.

    Это также позволяет нам увидеть «негативное пространство» печати: колебания. В чате, где текст передается при каждом возврате каретки, только очень длинные паузы считаются частью взаимодействия. Благодаря более плавной и немедленной обратной связи тишина приобретает смысл. Например, неспособность быстро ответить на вопрос в личной беседе во многих случаях равносильна ответу на него. Я помню, как спросил своего друга, как дела с женщиной, с которой он начал встречаться; um и крошечная пауза, в которой он искал нужные слова, дали понять, что у них проблемы.

    Так что же необычные (и недавно реализованные) протоколы премии Лебнера включали и отключали по сравнению со стандартным стилем очередной рации? Длинные послания не сработали, как в предыдущие годы, когда программы могли сбивать судей с толку, съедая время и давая смехотворно многословные ответы. Если две стороны строго следуют друг за другом в условиях нехватки времени, они полностью зависят от продолжительности очередей друг друга. Вот, например, стенограмма разговора одной программы за 1996 год:

    Компьютер: Как насчет того, чтобы рассказать мне анекдот?

    Судья: No.

    Компьютер: Вот моя любимая шутка … Собака хромает в бар с окровавленной повязкой на ноге. На нем 10-галлонная шляпа, шестизарядные патроны в кобуре и наручники. Он прорычал: «Я ищу человека, который прострелил мне лапу».

    «Шутка не смешная…» — пишет судья, давая программе возможность рассказать другую — что она и делает («Узловатая, изношенная старая веревка заходит в перекладину…»). Между тем прошло три полных минуты. Если компьютер (или его партнер) начал слишком долго бездельничать в соответствии с новыми протоколами набора текста в реальном времени, судья мог и просто отключил бы его.

    И вот еще одна часть моей конфедеративной стратегии встала на место. Я бы относился к странной и незнакомой текстовой среде теста Тьюринга больше как разговорный английский, а не как к письменной речи. Я бы попытался нарушить схему очередности «подождать и проанализировать», которую понимают компьютеры, и создать единый плавный дуэт вербального поведения с упором на время. Если компьютеры мало понимают словесную «гармонию», они еще меньше понимают ритм.

    Если на моем экране ничего не происходило, независимо от того, была ли моя очередь, я бы немного уточнил свой ответ, или добавил скобки, или задал вопрос судье — так же, как мы предлагаем и / или заполняем слышимая тишина, когда мы говорим вслух.Если судья слишком долго обдумывал следующий вопрос, я продолжал говорить. Мне (в отличие от ботов) будет что доказывать. Если бы я знал, что собирается написать судья, я бы избавил его от нажатия клавиш и прыгнул бы.

    Конечно, есть компромисс между количеством возможностей для подачи и залпа и сложностью самих ответов. . Первое процветает в краткости, второе — в длине. Однако мне казалось, что большая часть нюансов (или трудностей) в разговоре возникает из-за понимания (или непонимания) вопроса и предложения подходящего (или несоответствующего) ответа — таким образом, имело смысл максимизировать количество обменов.

    Некоторые судьи, как я обнаружил, были поражены или сбиты с толку этим прыжком пистолета, и я видел, как они останавливались, колебались, уступали, даже начинали отступать от того, что они наполовину написали. Другие судьи тут же подхватили и прыгнули вслед за мной.

    В первом туре конкурса 2009 года судья Шалом Лаппин — специалист по вычислительной лингвистике Королевского колледжа Лондона — поговорил с компьютерной программой Cleverbot, а затем со мной. Моя стратегия многословия явно прослеживалась: я сделал 1089 нажатий клавиш за пять минут (3.6 нажатий клавиш в секунду) против 356 (1,2 / сек) Cleverbot, а Лаппин сделал 548 нажатий клавиш (1,8 / сек) в моем разговоре по сравнению с 397 (1,3 / сек) с Cleverbot. Я не только сказал втрое больше, чем мой кремниевый противник, но и стал больше привлекать судью, на 38 процентов больше печатая у Лаппина.

    Тем не менее, просматривая журналы позже, я искал способ количественно оценить плавность взаимодействия человека с человеком по сравнению с жесткостью взаимодействия человека с машиной. Мне пришло в голову, что можно подсчитать изменения — назовем их «свопами» — той стороны, которая ввела последнее нажатие клавиши.Мне удалось набрать втрое больше, чем Cleverbot, но настоящая история, как выясняется, заключается в обменах. В разговоре Лаппина с Cleverbot было 33; его разговоров со мной было 492, почти в 15 раз больше.

    Гамбит Конфедерации

    Вы не разговариваете с Google или с большинством компьютерных систем; вы низложите им. Есть принципиальная разница. Интересно, что многие судьи премии Лебнера подходят к тесту Тьюринга как к перекрестному допросу; как ни странно, некоторые конфедераты, похоже, также подходят к этому с учетом этой динамики.В одном из разговоров между людьми в 2008 году так и не удалось выйти из этого жесткого режима вопросов и ответов:

    Судья: У вас долгая поездка?

    Конфедерация: довольно длинная

    Судья: Я тоже 🙁 а, а как вы думаете, вы могли бы пользоваться общественным транспортом?

    Конфедерация: Я мог бы иметь

    Судья: а почему бы и нет ?

    Confederate: Я выбрал не

    Судья: это справедливо.Как вы думаете, у нас сегодня на дорогах слишком много машин или недостаточно?

    Конфедерация: Не мне говорить

    Зевайте! Но компьютер в этой паре с самого начала шутит с судьей:

    Судья: HI

    Компьютер: Аминь.

    Судья: довольно евангелист

    Компьютер: Наш Отец, живущий в киберпространстве, дает нам сегодня нашу ежедневную пропускную способность.

    Судья: евангелист / ботаник лол.Так как у тебя дела сегодня?

    И тем самым программа своим вторым приговором практически укрепила уверенность судьи в ее человечности. Заметьте, что жесткие ответы конфедерата вызывают более жаркий и принудительный разговор — каково ваше мнение по такой-то политической теме? Но что касается компьютера, судья, введенный в заблуждение начальными шутками и заставивший предположить, что это настоящий человек, остается совершенно небрежным: , как дела? Это упрощает соревнование для компьютера и усложняет конфедерацию.

    Меня удивило то, что некоторые конфедераты скромничают со своими судьями. На вопрос, что он за инженер, Дэйв слева от меня ответил: «Хороший. 🙂 »И Дуг, справа от меня, ответил на вопрос о том, что привело его в Брайтон:« Если я скажу вам, вы сразу узнаете, что я человек 😉 »За мои деньги остроумие очень удачно, но скромность — палка о двух концах. Вы проявляете чувство юмора, но заглушаете винтики разговора. Вероятно, самое опасное, что может сделать конфедерат в тесте Тьюринга, — это срыв.Это подозрительно — поскольку виноватая, как правило, опаздывает на время, — и он растрачивает ваш самый ценный ресурс: время.

    Люди в тесте Тьюринга — незнакомцы, ограниченные средой, которая медленна, не имеет вокальной тональности и не имеет много времени. Пятисекундный тест Тьюринга станет легкой победой для машин: судьи, едва в состоянии даже сказать «привет», просто не смогут получить от своих респондентов достаточно данных, чтобы вынести какое-либо суждение. Пятичасовой тест был бы легкой победой для людей.Организаторы премии Лебнера пробовали разные временные рамки с самого начала конкурса, но в последние годы они в основном придерживались первоначального предписания Тьюринга о пяти минутах: примерно в тот момент, когда разговор начинает становиться интересным.

    Большая часть того, что мне нужно было сделать как соучастнику, заключалась в том, чтобы за эти минуты осуществить как можно больше взаимодействия, насколько я мог физически и морально. Вместо того, чтобы принять краткость рассказчика, я предложил многословность писателя. Другими словами, я много говорил о .Я прекращал печатать только тогда, когда продолжать работу казалось явно невежливым или явно подозрительным. Все остальное время мои пальцы двигались. Я изо всех сил старался воплотить в жизнь изречение: «Зануда — это человек, который, когда меня спрашивают:« Как дела? », Начинает рассказывать вам, как он себя чувствует».

    Судья: Привет, как дела?

    Конфедерация: Привет

    Конфедерация: Все хорошо

    Конфедерация: много ожидания, но…

    Конфедерация: Хорошо, что сейчас вернемся и продолжаем

    Конфедерация: как дела?

    Когда мы закончили, и мой судья разговаривал с одним из моих компьютерных коллег, я прошелся вокруг стола, чтобы посмотреть, чем занимаются мои товарищи.Посмотрев на экран моего товарища-соратника Дейва, я заметил, что его разговор начался так, как будто он был на допросе, и он отвечал как бы минимальным отрывистым голосом:

    Судья: Вы из Брайтона?

    Конфедерация: Нет, из США

    Судья: Что вы делаете в Брайтоне?

    Конфедерация: По делу

    Судья: Как вы попали в конкурс?

    Конфедерация: Я ответил на электронное письмо.

    Как хороший свидетель, он позволил спрашивающему делать всю работу. Когда я увидел, насколько жестким был Дэйв, признаюсь, я почувствовал определенную уверенность — я, будучи худшим свидетелем в мире, был, возможно, в довольно хорошей форме в том, что касалось награды «Самый человеколюбивый».

    Эта уверенность длилась примерно 60 секунд, или достаточно времени для меня, чтобы продолжить вокруг стола и посмотреть, что говорили другой соучастник, Дуг, и его судья.

    Судья: Привет, братан, я из ТО.

    Конфедерация: круто

    Конфедерация: Листья сосут

    Конфедерация: 😉

    Судья: Я только что вернулся из творческого отпуска в Департаменте CS на U of T.

    Конфедерация: здорово!

    Судья: Я помню, когда они были отличной командой.

    Судья: Этот углерод датирует меня, а?

    Конфедерация: ну, хабы тоже когда-то были отличной командой…

    Конфедерация: * вздох *

    Судья: Ага, они тоже отстают.

    Конфедерация: (я из Монреаля, если вы не догадались)

    Дуг и его судья только что обнаружили, что оба они канадцы. Они позволяют копировать аббревиатуры, ники, сленг и местные ссылки. А потом заговорили о хоккее.

    У меня были проблемы.

    Через шесть месяцев после конкурса 2009 года на YouTube появилось видео, на котором мужчина ведет шокирующе убедительный разговор с ботом о шекспировском « Гамлет ». Некоторые подозревали, что это может означать новую эру чат-ботов и искусственного интеллекта.На других, включая меня, это не произвело впечатления. Сложное поведение не обязательно указывает на ум . Это может указывать только на память . Как так знаменито выразился Дали: «Первым мужчиной, который сравнил щеки молодой женщины с розой, очевидно, был поэт; Возможно, первым это повторил идиот ».

    Например, Ричард Уоллес, трехкратный победитель конкурса «Самый человеческий компьютер», рассказывает о «городской легенде ИИ», в которой

    известный исследователь естественного языка был смущен… когда его аудитории из техасских банкиров стало очевидно, что робот был последовательно отвечая на вопрос , следующий , который он собирался задать… [Его] демонстрация понимания естественного языка… на самом деле была не чем иным, как простым сценарием.

    Мораль истории: демонстрации недостаточно. Только взаимодействия подойдет. В конкурсе 1997 года одного судью катает Кэтрин, которая проявляет политическую активность и действительно участвует в злободневном разговоре, который «она» была запрограммирована вести о Клинтонах и Уайтуотере. На самом деле, все идет гладко до самого конца, пока судья не отпишется:

    Судья: , похоже, мне пора, Кэтрин. было приятно поговорить с вами

    Судья: вам нужна вода или что-то в этом роде перед 5-минутными раундами?

    В этот момент программа превращается в тарабарщину.

    Компьютер: Хорошо, да, баланс… Пора сойти с этого, я думаю, и заняться чем-то более приземленным!

    Судья: как что?

    Компьютер: Почти наверняка! Давайте перейдем к

    Computer: Я полагаю, это зависит от того, откуда вы, но, как говорится в песне My Fair Lady: «Почему женщина не может больше походить на мужчину?»

    Поражение из пасти победы.

    Мы так часто думаем об интеллекте, об ИИ с точки зрения изощренности или сложности поведения.Но во многих случаях невозможно сказать много с уверенностью о самой программе, потому что любое количество различных программ — с сильно различающимся уровнем «интеллекта» — могло вызвать такое поведение.

    Нет, я считаю изощренность, сложность поведения, это совсем не то. Например, нельзя судить об интеллекте оратора по красноречию его подготовленных замечаний; вы должны дождаться вопросов и ответов и посмотреть, как он отвечает на вопросы. Теоретик вычислений Хава Зигельманн однажды описал интеллект как «своего рода чувствительность к вещам.Эти программы теста Тьюринга могут дать интересный результат, но они жесткие и негибкие. Другими словами, они бесчувственны — иногда очаровательные болтуны, которые не умеют слушать.

    По мере того, как вычислительные технологии в 21 веке все больше перемещаются в сторону мобильных устройств, мы наблюдаем стремительный рост скорости процессоров в 1990-х годах, и разработка продукта стала меньше ориентироваться на вычислительные мощности, а не на общий дизайн продукта и его гибкость. , реактивность и простота использования.Этот увлекательный сдвиг в акцентах на вычислениях может быть причиной, следствием или коррелятором более здорового взгляда на человеческий интеллект — понимания, не столько того, что он сложен и мощный сам по себе, сколько того, что он реактивен, отзывчив, чувствителен, ловок. . Наши компьютеры, являющиеся дефектными зеркалами, помогли нам понять это в самих себе.

    Премия «Самый человеческий компьютер» в 2009 году была присуждена Дэвиду Леви и его программе Do-Much-More. Леви, который также выиграл в 97-м вместе с Кэтрин, — интригующий парень: он был одной из первых фигур на цифровой шахматной сцене 70-х и 80-х годов и был одним из организаторов турнира Мэрион Тинсли. Матчи в шашки Chinook, которые предшествовали схваткам Каспарова и Deep Blue в 90-х.Он также является автором недавней научно-популярной книги «Любовь и секс с роботами» , чтобы дать вам представление о том, о чем он думает, когда не борется за приз Лебнера.

    Леви встает под аплодисменты, принимает награду от Филипа Джексона и Хью Лебнера и произносит короткую речь о важности ИИ для светлого будущего и важности премии Лебнера для ИИ. Я знаю, что дальше на повестке дня, и у меня узел в животе. Я уверен, что Дуг понял; он и судья разговаривали с Канадой 30 секунд после начала разговора.

    Нелепые канадцы и их хоккей , я думаю. Тогда я думаю, как это смешно, что я даже позволяю себе волноваться из-за какой-то глупой награды. Тогда я думаю, как это нелепо пролететь 5000 миль только для того, чтобы поговорить на несколько минут в мгновенном обмене сообщениями. Затем я думаю, как, может быть, было бы здорово оказаться на втором месте; Я могу снова соревноваться в 2010 году, в Лос-Анджелесе, с культурным преимуществом домашнего поля, и, наконец, доказать —

    «И результаты здесь также показывают идентификацию людей, — объявляет Джексон, — и из рейтингового списка мы можем видите, что «Конфедерат 1», которым является Брайан Кристиан, был самым человечным.

    И он вручает мне сертификат на получение награды «Самая человечность».

    Я точно не знал, как себя чувствовать. Казалось странным относиться к награде как к бессмысленной или тривиальной, но действительно ли победа отражала что-то обо мне как о личности? Больше всего на свете я чувствовал, что вместе, мои единомышленники и я решительно отомстили за ошибки 2008 года. В том году 12 судей пять раз решили, что компьютерные программы более человечны, чем соратники. В трех из этих случаев судью обманула программа под названием Elbot, разработанная компанией Artificial Solutions, одной из многих новых компаний, использующих технологию чат-ботов.Еще один обман, и Элбот обманул бы 33 процента из дюжины судей того года, превысив 30-процентную отметку Тьюринга, и вошел бы в историю. После победы Elbot на премии Loebner Prize и последовавшей за этим огласки компания, похоже, решила сделать приоритетными коммерческие приложения Elbot; во всяком случае, он не участвовал в конкурсе 2009 года как вернувшийся чемпион.

    В некотором смысле более близкий бой был бы более драматичным. Между нами, мы, конфедераты, не допустили, чтобы ни один голос пошел вразрез с машинами.В то время как 2008 год был сокрушительным, 2009 год стал разгромом. Мы думаем о науке как о неумолимом и неутомимом прогрессе. Но в контексте теста Тьюринга люди — как всегда динамичные — не допускают такого повествования. Мы не предоставляем тот эталон, который остается неизменным.

    Что касается перспектив искусственного интеллекта, некоторые люди представляют будущее вычислений как своего рода рай. Поддерживая идею под названием «Сингулярность», такие люди, как Рэй Курцвейл (в книге «Сингулярность близка к ») и его когорта верующих представляют себе момент, когда мы создадим машины умнее нас, которые сделают машины умнее самих себя, и т. Д. дальше, и все это экспоненциально ускоряется в сторону огромного сверхразума, который мы едва можем вообразить.По их мнению, такое время станет своего рода техно-восторгом, в котором люди смогут загрузить свое сознание в Интернет и принять — если не телесно, то, по крайней мере, мысленно — в вечную, нетленную загробную жизнь в мире. электричества.

    Другие представляют компьютерное будущее как ад. Машины затемняют солнце, выравнивают наши города, запечатывают нас в барокамерах и навсегда откачивают тепло нашего тела.

    Я не футурист, но полагаю, что предпочитаю думать о долгосрочном будущем ИИ как о некоем чистилище: месте, куда ошибочные, но добросердечные люди отправляются для очищения — и проверки — и лучше выходи с другой стороны.

    Кто бы мог подумать, что самые ранние достижения компьютера будут в области логического анализа, способности, которая когда-то считалась тем, что отличает нас от всего остального на планете? Что он мог летать на самолете и наводить ракету раньше, чем ездил на велосипеде? Что он может создать правдоподобные прелюдии в стиле Баха, прежде чем сможет создать правдоподобную светскую беседу? Что он мог переводить раньше, чем перефразировать? Что он может написать полуразличимые эссе по теории постмодерна до того, как ему покажут стул и скажут, как большинство малышей, «стул»?

    Поскольку компьютеры освоили разреженные области, которые когда-то считались исключительно человеческими, они одновременно не смогли овладеть базовыми основами человеческого опыта — пространственной ориентацией, распознаванием объектов, естественным языком, адаптивным целеполаганием — и при этом, показали нам, насколько впечатляющими с точки зрения вычислений и других аспектов являются такие ежеминутные основы.

    Мы забываем, насколько мы впечатляющие. Компьютеры напоминают нам.

    Один из моих лучших друзей был бариста в старшей школе. В течение дня она вносила бесчисленное количество тонких корректировок в приготовленный эспрессо, чтобы учесть все, от свежести зерен до температуры машины и влияния атмосферного давления на объем пара, при этом манипулируя кофемашиной с помощью ловкость осьминога и подшучивания над всеми клиентами на любые темы.Затем она поступила в колледж и нашла свою первую «настоящую» работу: строго процедурный ввод данных. Она с тоской вспомнила дни бариста, когда работа требовала от нее ума.

    Возможно, фетишизация аналитического мышления и сопутствующее очернение тварных, то есть животных, и телесных аспектов жизни — это две вещи, которые мы должны были бы оставить позади. Возможно, наконец, в начале эры искусственного интеллекта, мы снова начинаем центрировать на самих себя, после нескольких поколений, живущих немного в стороне — логической стороне левого полушария.Добавьте к этому, что презрение людей к «бездушным» животным, наше нежелание думать о себе как о потомках наших собратьев «зверей» сейчас бросают вызов на всех фронтах: растущий секуляризм и эмпиризм, растущее понимание когнитивных и поведенческих способностей организмов кроме нас самих, и, что не случайно, выход на сцену сущности со значительно меньшей душой, чем мы ощущаем у обычных шимпанзе или бонобо, — таким образом ИИ может даже оказаться благом для защиты прав животных.

    В самом деле, вполне возможно, что мы видели высшую точку нашего предубеждения в отношении левого полушария. Я думаю, что возвращение более сбалансированного взгляда на мозг и разум — и на человеческую идентичность — это хорошо, поскольку приносит с собой меняющийся взгляд на сложность различных задач.

    Я верю, что только переживание и понимание по-настоящему бестелесного познания — только видение холодности, мертвости и разобщенности чего-то, что на самом деле имеет дело с в чистой абстракции, оторванной от чувственной реальности, — может вырвать нас из нее.Только это может вернуть нас в буквальном смысле слова.

    В статье 2006 года о тесте Тьюринга соучредитель премии Лебнера Роберт Эпштейн пишет: «Одно можно сказать наверняка: в то время как участники соревнования никогда не станут умнее, компьютеры будут». Я согласен с последним и не могу не согласиться с первым.

    Когда чемпион мира по шахматам Гарри Каспаров довольно убедительно победил Deep Blue в их первой встрече в 1996 году, он и IBM с готовностью согласились вернуться в следующем году для реванша.Когда Deep Blue обыграл Каспарова (менее убедительно) в 1997 году, Каспаров предложил еще один матч-реванш на 98-й, но IBM не согласилась. Компания закрыла Deep Blue, который больше никогда не играл в шахматы.

    Очевидное значение состоит в том, что — поскольку технологическая эволюция, кажется, происходит намного быстрее, чем биологическая эволюция (измеряется годами, а не тысячелетиями), — как только вид Homo sapiens будет вытеснен, он не сможет догнать. Проще говоря: однажды пройденный тест Тьюринга считается пройденным навсегда.Я не куплюсь на это.

    Скорее, странное стремление IBM уйти из Dodge после матча 1997 года предполагает некоторую неуверенность с ее стороны, что, как я думаю, подтверждает мою точку зрения. Дело в том, что человечество добилось своего, став самым адаптивным, гибким, инновационным и быстро обучающимся видом на планете. Мы не собираемся терпеть поражение лежа.

    Нет, я думаю, что, хотя первый год, когда компьютеры пройдут тест Тьюринга, безусловно, будет историческим, он не станет концом истории.Действительно, тест Тьюринга года в следующем году действительно будет тем, что стоит посмотреть — тот, где мы, люди, сбитые с толку, должны подтянуться; тот, где мы учимся быть лучшими друзьями, художниками, учителями, родителями, любовниками; тот, куда мы вернемся. Более человечен, чем когда-либо.

    По данным нового исследования, у людей за один день возникает около 6200 мыслей.

    В течение дня в нашей голове возникают тысячи мыслей. Многие люди даже жалуются, что не могут заснуть сразу после того, как ложатся спать, поскольку их мозг не перестает думать.Новое исследование показало, что в среднем у человека возникает 6200 мыслей в день.

    Исследование, опубликованное в журнале Nature Communications, было проведено психологами Королевского университета в Кингстоне, Канада.

    При проведении исследования психологи использовали метод, который определяет начало и конец мысли. Исследователи выделили конкретные моменты, когда человек сосредоточен на одной идее. Они описали это состояние сфокусированного мышления как «мысленный червь».”

    «То, что мы называем мысленными червями, — это соседние точки в упрощенном представлении паттернов активности мозга. Мозг в каждый момент времени занимает разные точки в этом «пространстве состояний», — сказал Джордан Поппенк, руководитель канадского кафедры когнитивной нейробиологии.

    Он добавил, что когда человек переходит к новой мысли, он создает нового мысленного червя. Он возникает с новыми событиями. Исследование процесса создания помогло психологам подтвердить идею о том, что появление нового мысленного червя соответствует мыслительному переходу.

    Исследование проводилось, когда испытуемые смотрели фильмы. Во время каждого фильма 184 участника смотрели три или четыре клипа, разбросанных с 20-секундными периодами отдыха. Испытуемые также видели 84-секундный валидационный ролик, повторяющийся в конце каждого прогона.

    Во время просмотра фильмов исследователи выполняли функциональную магнитно-резонансную томографию для каждого объекта. Согласно этому методу, активность мозга измеряется по изменениям кровотока.

    «Возможность измерить появление новых мыслей дает нам возможность заглянуть в« черный ящик »покоящегося ума — исследовать время и темп мыслей, когда человек просто мечтает об обеде и в остальном держится в себе , — сказал Поппенк.

    Понимание эволюции человеческой мысли | Evernote

    Как они думали? Были ли они осведомлены о себе? Как они взаимодействовали с другими? Обладали ли они способностями к творчеству? Могут ли они спорить? Они мечтали? Могли они представить? Как мы перешли оттуда в современность?

    Говорят, мертвецы не рассказывают сказок.

    «Достаточно сложно сказать, каковы когнитивные способности человека, стоящего перед вами», — говорит Элисон Брукс, археолог из Университета Джорджа Вашингтона.«Так что это действительно сложно сказать тому, кто умер полмиллиона лет или четверть миллиона лет назад».

    Evolution — продукт медленного, постоянно меняющегося процесса, вызванного множеством факторов окружающей среды. Таким образом, мы почти наверняка можем согласиться с тем, что то, как мы представляем, решаем проблемы, думаем и создаем, сегодня должно сильно отличаться от того, что было во времена наших палеолитических родственников.

    На протяжении веков наши двоюродные братья-неандертальцы и homo sapiens оставались двумя отдельными семейными линиями, окутанными тайной — одна, основанная на ограниченных технологиях (за годы до одноименного Дарвина Орден видов , ученые вылизывали окаменелости, чтобы определить их происхождение) и архаичный, широкий — подметающие, иногда уничижительные суждения, основанные на находках окаменелостей и человеческих останках.Другими словами, большая часть науки тогда была основана на предположениях и убеждениях.

    Только недавно новое исследование показало, что у нас с этими неандертальцами гораздо больше общего, чем мы предполагали. И именно это исследование ставит точку в дискуссии о том, что действительно делает нас людьми. Это сочетается с большим количеством исследований, выходящих за рамки антропологии, включая множество областей исследований, включая эволюционную биологию, философию и нейробиологию.

    Чтобы понять основы мышления раннего человека, нам нужно начать с одного из самых запутанных принципов человеческого мышления: истоков человеческого сознания. То есть, когда мы стали осознающими, творческими и внимательными?

    Хронология эволюции человека

    Первый из современных людей — Homo Sapiens — появился около 200 000 лет назад. Генетический сдвиг в мозгу Homo Sapien появился относительно недавно в пантеоне эволюционной истории. Но не было молнии, когда люди появились и начали думать осознанно и рационально.

    Вот несколько подсказок, которые помогли ученым разгадать загадку того, как, когда и почему люди начали думать иначе, и как это повлияло на нашу эволюцию:

    • 150 000 лет: Ракушки, некоторые со сложной геометрической формой и иконографией, показывают, что люди думали о предметах вокруг себя для украшения или украшения.
    • 140 000 лет: Первое свидетельство торговли на дальние расстояния — охра и украшения из бисера передаются в эстафетном стиле от группы к группе.
    • 110 000 лет: Бусы, состоящие из раковин морских улиток, показали, что первые люди начали создавать вещи, предназначенные для того, чтобы их можно было увидеть. Ученые предполагают, что эти бусы из ракушек, некоторые из которых, возможно, были привезены издалека, были первым случаем, когда люди думали символически. Бусинки также могли использоваться для различения и определения принадлежности групп.
    • 50 000 лет: Ученые считают, что это период, когда люди делают рывок вперед.Быстрее, чем когда-либо прежде, люди начинают проявлять признаки, которые отличаются от их родственников-приматов: люди начинают хоронить своих мертвецов в ритуальных церемониях, а охота переходит на сложные и хорошо продуманные техники, включая ловушки.
    • 30 000 лет: Самые старые пещерные искусства были связаны с этим периодом, а фрески во Франции были связаны с художниками каменного века.
    • 18 000 лет: Развитие каменных орудий напрямую связано с видом первых людей, которых в Индонезии называют «людьми хоббитов».Исследования связали инструменты с Homo Floresiensis, датируя слои пепла и кальцита по находкам окаменелостей. Эта группа, одна из последних первых людей до Homo Sapiens, могла использовать инструменты между 50 000 и 190 000 лет назад.
    • 10 000 лет: Возникают сельскохозяйственные деревни, и люди начинают приручать животных, в том числе собак.
    • 5 500 лет: Люди начинают развивать металлургию — плавить медь и олово и использовать их в каменных орудиях.
    • 5000 лет: Появляются самые ранние признаки письменности.

    По словам Женевьев фон Петцингер, эти ключи помогли ученым идентифицировать и классифицировать современное мышление ранних людей в том, что касается артефактов или процессов, которые они использовали:

    «Поскольку мы ищем свидетельства психических изменений, произошедших в мягких тканях мозга, мы не можем идентифицировать их напрямую, но, к счастью, есть другие способы оценить, как могло развиваться сознание наших предков.С этой целью исследователи составили список практик и типов артефактов, которые убедительно намекают на то, что работают символические мыслительные процессы. Доказательства включают выбор и подготовку определенных оттенков охры, захоронения с инвентарем, личные украшения и создание геометрических или иконографических изображений. Если большинство или все эти элементы присутствуют, велики шансы, что вы имеете дело с полностью современными людьми ».

    Когда археологи обнаружили раковину морского морского ушка при раскопках пещеры в 2008 году в Южной Африке, в ней были обнаружены следы краски цвета ржавчины.Ранние люди использовали краски, но это открытие показало нечто гораздо более захватывающее. Выяснилось, что более 100000 лет назад создателям этого предмета приходилось добывать ингредиенты и делать краску. Оболочка была просто сосудом для хранения. Это открытие дало глубину знания о человеческом мышлении, выходящем далеко за рамки простого факта, который они рисовали. Это доказало, что они были способны к передовому мышлению и планированию. Фактически, это может быть один из первых моментов демонстрации инноваций.

    Несмотря на то, что ученым трудно прийти к соглашению о том, что делает человеческую мысль особенной, эти открытия являются основой для эволюции современного познания.

    Примечателен тот факт, что все мы, живущие сегодня, являемся конечным продуктом невероятной истории успеха вопреки всему: каждый из нас несет в себе ДНК, которая непрерывной линией тянется к истокам человечества и за его пределами. — Женевьева фон Петцингер

    Письмо изменило все

    Единственное, что отличает нас от других млекопитающих, — это наша способность конструировать и использовать язык.

    Большая часть нашего понимания раннего человека и эволюции похоронена в земле, нацарапана на стенах пещер и высечена в каменных орудиях.Тем не менее, эта загадка остается источником интенсивных, затяжных научных дебатов. Некоторые ученые считают, что первые люди общались устно еще 50 000 лет назад, а другие полагают, что более ранние предки человека говорили два миллиона лет назад. В отсутствие аудиомагнитофонов и iPhone язык более ранних версий человечества стал одной из самых больших загадок в истории эволюции.

    Одна из самых ранних известных письменностей, найденных на территории современного Ирана, язык, до сих пор не поддающийся расшифровке, напечатанный на глиняных табличках, датируется 5000 лет назад — недавняя отметка на геологическом радаре.Все, что было до этого, можно интерпретировать только в контексте отсутствия языка и письма.
    Что делает человеческое мышление уникальным?
    Память — одна из отличительных черт животных в царстве животных. Без памяти видам было бы трудно эволюционировать.

    В памяти три компонента:

    Процедурный — напоминание о связях с реакцией и стимулами

    Semantic — запоминание вещей, которые не присутствуют по своей сути, и обеспечение создания визуальной, ментальной модели чего-либо.

    Эпизод — Вызов отдельных событий в том порядке, в котором они произошли.

    Люди — одно из немногих существ на планете, у которых есть эпизодическая память, и это, вероятно, причина того, что мы, как вид, смогли развиваться, извлекать уроки из прошлого и быстро развиваться. Хотя у животных явно есть память, она, похоже, семантическая — способность понимать отрывки из «кто», «что» и «где».

    Но как насчет нашей способности перемещаться по воспоминаниям, как в кино, — перемещаться вперед и назад во времени и вызывать события, людей и места?

    Эта форма памяти — мысленное путешествие во времени — может быть единственным важным компонентом человеческого интеллекта, который не имеет себе равных в дикой природе.Концепция способности нашего разума перемещаться во времени была выдвинута доктором Энделем Тулвингом, который назвал это хронестезией, способностью человека осознавать прошлое, а также будущее, приобретенную в ходе эволюции. На данный момент он кажется уникальным для людей, но недавние исследования показали, что некоторые птицы обладают этой уникальной умственной чертой.

    Доктор Талвинг отметил, что эта форма памяти необходима для эволюции. Хотя вы можете вызывать уравнения или факты с помощью семантического мышления или приобретать опыт и воспоминания с помощью «эпизодического» мышления, нет способа выжить как вид без способности вспоминать определенные моменты из нашего прошлого или предсказывать, что может произойти в будущем. на основе опыта.

    По словам Тулвинга, вспоминание и воспроизведение событий прошлого помогли нам развиваться, позволив нам обновлять важную информацию, продолжая справляться с быстрыми изменениями и хаосом в мире вокруг нас.

    Сознание человека

    Майкл Томаселло, глава исследовательской группы Института эволюционной антропологии Макса Планка в Лейпциге, занимается анализом мышления человека в сравнении с мышлением наших родственников-приматов. Его открытия привели к прогрессу в нашем понимании эволюции человека.

    Его лаборатория доказала, что из трех основных компонентов сознания (коллективного, индивидуального и совместного) только индивидуальная интенциональность — способность вообразить результат в качестве награды, например, забраться на дерево, чтобы захватить пищу, — присуща обезьянам.

    Собираем части вместе

    Спустя тысячи лет у всех нас схожие потребности в еде и размножении, но только современные люди обладают врожденной способностью к общению.

    «У нас есть фундаментальное желание объединить наши умы», — отмечает Томас Саддендорф, эволюционный психолог из Университета Квинсленда в Австралии.

    Возможность сетевого взаимодействия, в свою очередь, создает уникальное конкурентное преимущество, которое ставит людей на вершину цепочки. «Это позволяет нам использовать сильные стороны других», — говорит он.

    Таким образом, мы смогли перейти от охотников-собирателей к виду, основанному на накоплении знаний и способности сотрудничать и создавать совместный опыт, творения и воображение. Множество животных работают вместе стаями, а у птиц и пчел очень сложный ум.У пчел очень организованная иерархия ульев, но нет никаких доказательств того, что они обращаются к своей личной памяти.

    Мы — единственный вид, который одновременно пытается понять, почему мы прибыли туда, где мы находимся сегодня, как мы сюда попали, и в то же время иметь возможность создать результат по нашему выбору. . Вот почему мы можем представить себе мир, который выходит за рамки нашего самого смелого воображения — мир беспилотных автомобилей, летательных аппаратов, роботов и космических путешествий.

    Есть свидетельства того, что мы не закончили развиваться.Некоторые предсказания нашего будущего пугают, но некоторые указывают на то, что технологии и культура влияют на то, как будут выглядеть наши внуки и правнуки. С развитием медицины и появлением большего числа людей, доживающих до зрелого возраста, теория Дарвина о выживании наиболее приспособленных улетает в прошлое. Вместо этого люди могут выбирать себе пару на основе интеллектуальных способностей для большей зарабатывания денег, а технический прогресс может создать людей, которые будут лучше питаться и, следовательно, выше своих предков. Одно можно сказать наверняка: с современными достижениями в области технологий у следующей итерации людей не будет недостатка в местах, где можно узнать о жизни и о том, как мы сюда попали.

    Когда человеческий разум превратился в то, чем он является сегодня? | Наука

    Наскальное искусство появилось в Европе 40 000 лет назад. Археологи рассудили, что это искусство было знаком того, что люди могут использовать символы для представления своего мира и самих себя. Любезно предоставлено Wikimedia Commons

    Не так давно археологи, раскапывающие пещеру на побережье Южной Африки, обнаружили необычный панцирь морского морского ушка. Внутри было ржаво-красное вещество. Проанализировав смесь и находящиеся рядом каменные шлифовальные инструменты, исследователи пришли к выводу, что они нашли самую раннюю известную в мире краску, сделанную 100 000 лет назад из древесного угля, измельченных костей животных, богатой железом породы и неизвестной жидкости.Раковина морского ушка была контейнером для хранения — доисторической банкой с краской.

    Находка показала не только тот факт, что люди так давно использовали краски. Это позволило заглянуть в умы первых людей. Комбинирование материалов для создания продукта, не похожего на исходные ингредиенты, и сохранение смеси на потом говорит о том, что люди в то время были способны к абстрактному мышлению, инновациям и планированию на будущее.

    Это одни из умственных способностей, которые, по мнению многих антропологов, отличают людей Homo sapiens от других гоминидов.Тем не менее, у исследователей нет единого определения того, что именно делает человеческое познание таким особенным.

    «Достаточно сложно сказать, каковы когнитивные способности человека, стоящего перед вами, — говорит Элисон Брукс, археолог из Университета Джорджа Вашингтона и Смитсоновского института в Вашингтоне, округ Колумбия. был мертв полмиллиона лет или четверть миллиона лет назад ».

    Поскольку археологи не могут проводить психологические тесты с древними людьми, им приходится исследовать оставленные артефакты.Когда в археологической летописи появляются новые технологии или образ жизни, антропологи пытаются определить, какое новое мышление потребовалось, чтобы сделать копье, скажем, смешать краски или собрать моллюсков. Последнее десятилетие было особенно плодотворным для поиска таких доказательств. И теперь археологи собирают воедино модели поведения, зафиксированные в археологических данных за последние 200000 лет, чтобы реконструировать траекторию того, как и когда люди начали думать и действовать как современные люди.

    Было время, когда они думали, что уже все выяснили. В 1970-е годы консенсус был прост: современное познание возникло в Европе 40 000 лет назад. Именно тогда, казалось, впервые появились наскальные рисунки, украшения и скульптурные фигурки. Искусство было знаком того, что люди могут использовать символы для представления своего мира и самих себя, рассуждали археологи, и, следовательно, вероятно, тоже имеют язык. Неандертальцы, живущие поблизости, похоже, не занимались искусством, и поэтому символическое мышление и язык сформировали разделительную линию между умственными способностями двух видов.(Сегодня археологи спорят о том, были ли неандертальцы символическими существами и в какой степени).

    Одна проблема с этим анализом заключалась в том, что самые ранние окаменелости современных людей пришли из Африки и датируются 200 000 лет назад — примерно за 150 000 лет до того, как люди стали изображать бизонов и лошадей на стенах пещер в Испании. Ричард Кляйн, палеоантрополог из Стэнфордского университета, предположил, что генетическая мутация произошла 40 000 лет назад и вызвала резкую революцию в образе мышления и поведения людей.

    Однако в последующие десятилетия археологи, работавшие в Африке, опровергли представление о том, что между моментом эволюции человеческого тела и появлением современного мышления существует определенный промежуток времени. «По мере того как исследователи начали более интенсивно исследовать регионы за пределами Европы, свидетельства символического поведения становились все старше и старше», — говорит археолог Эйприл Новелл из Университета Виктории в Канаде.

    Например, артефакты, обнаруженные за последнее десятилетие в Южной Африке — такие как пигменты, сделанные из красной охры, перфорированные бусины из ракушек и страусиные панцири с выгравированными геометрическими узорами — отодвинули истоки символического мышления на более чем 70000 лет назад и в в некоторых случаях до 164 000 лет назад.Многие антропологи соглашаются, что современное познание, вероятно, существовало, когда возникло Homo sapiens .

    «Всегда имело смысл, что истоки современного человеческого поведения, полная совокупность современной уникальности, должны были происходить в точке происхождения родословной», — говорит Кертис Марин, палеоантрополог из Университета штата Аризона в Темпе.

    Мариан считает, что символическое мышление было решающим изменением в эволюции человеческого разума. «Когда у вас есть это, у вас есть способность развивать язык.У вас есть возможность обмениваться технологическими рецептами », — говорит он. Это также способствовало формированию обширных социальных и торговых сетей на большом расстоянии, которых не хватало другим гоминидам, таким как неандертальцы. Эти достижения позволили людям распространиться в новых, более сложных средах, таких как прибрежные районы, а в конечном итоге и по всей планете. «Мир был их устрицей», — говорит Марин.

    Важные артефакты, найденные в пещерах Сибуду и Бломбос в Африке, включают бусины из ракушек, красные пигменты, гравюры и наконечники снарядов.Предоставлено М. Малиной, Тюбингенский университет, Королевское общество Наскальное искусство появилось в Европе 40 000 лет назад. Археологи рассудили, что это искусство было знаком того, что люди могут использовать символы для представления своего мира и самих себя. Любезно предоставлено Wikimedia Commons Артефакты, найденные в пещере Бломбос в Южной Африке.Предоставлено Викимедиа

    Но символическое мышление не может объяснить все изменения в человеческом разуме, говорит Томас Винн, археолог из Университета Колорадо. Винн и его коллега, психолог из Университета Колорадо Фредерик Кулидж, предполагают, что продвинутая «рабочая память» была последним важным шагом на пути к современному познанию.

    Рабочая память позволяет мозгу извлекать, обрабатывать и удерживать в памяти несколько фрагментов информации одновременно для выполнения задачи. Особо сложный вид рабочей памяти «включает способность удерживать что-то во внимании, пока вы отвлекаетесь», — говорит Винн. В некотором смысле это похоже на многозадачность. И это необходимо для решения проблем, разработки стратегии, инноваций и планирования. В шахматах, например, мозг должен отслеживать фигуры на доске, предвидеть несколько следующих шагов соперника и готовить (и запоминать) контрдействия для каждого возможного исхода.

    Найти доказательства такого рода познания сложно, потому что люди не так часто используют развитую рабочую память. «Это требует больших усилий», — говорит Винн. «Если нам не нужно его использовать, мы и не будем». Вместо этого во время рутинных задач мозг работает как бы на автопилоте, например, когда вы едете на работу на машине. Вы на самом деле не думаете об этом. Если судить только по частоте, то поведение, требующее рабочей памяти, с меньшей вероятностью будет сохранено, чем обычные действия, в которых она не нужна, например изготовление простых камнедробилок и топоров.

    Тем не менее, есть артефакты, которые, похоже, связаны с расширенной рабочей памятью. Изготовление инструментов, состоящих из отдельных частей, таких как рукоять копья или лук и стрелы, — это примеры, которые датируются более чем 70 000 лет назад. Но наиболее убедительным примером могут быть ловушки для животных, — говорит Винн. В пещере Сибуду в Южной Африке Лин Уодли, археолог из Университета Витватерсранда, нашла ключи к разгадке того, что люди охотились на большое количество мелких, а иногда и опасных лесных животных, включая кустарниковых свиней и миниатюрных антилоп, называемых голубыми дукерами.Единственный реальный способ поймать таких тварей — это силки и ловушки.

    С ловушкой вы должны придумать устройство, которое может поймать и удержать животное, а затем вернуться позже, чтобы посмотреть, сработало ли оно. «Вот что делает для нас рабочая память», — говорит Винн. «Это позволяет нам решать подобные проблемы, имея в виду всю необходимую информацию».

    Может быть слишком просто сказать, что символическое мышление, язык или рабочая память — это единственное, что определяет современное познание, — говорит Марин.И все же могут быть важные компоненты, которые еще не определены. Винн добавляет, что сейчас нужно больше экспериментальной археологии. Он предлагает пригласить людей в психолабораторию, чтобы оценить, какие когнитивные процессы задействованы, когда участники создают и используют инструменты и технологии первых людей.

    Еще одна область, требующая дополнительных исследований, — это то, что произошло после развития современного познания. По словам Брукса, закономерность в археологических данных показывает постепенное накопление новых и более сложных форм поведения.Изготовление сложных инструментов, переход в новую среду, участие в торговле на дальние расстояния и ношение личных украшений — все это не сразу проявилось на заре современного мышления.

    Появление медленного и неуклонного наращивания может быть просто следствием причуды сохранения. Органические материалы, такие как дерево, часто разлагаются бесследно, поэтому некоторые признаки поведения могут быть слишком эфемерными, чтобы их можно было обнаружить. Также трудно обнаружить новые формы поведения, пока они не станут широко распространенными, поэтому археологи вряд ли когда-нибудь найдут самые ранние образцы нового образа жизни.

    Сложный образ жизни, возможно, не понадобился бы на ранних этапах истории Homo sapiens , даже если бы люди были способны к сложному мышлению. Салли МакБриарти, археолог из Университета Коннектикута в Сторрсе, указывает в книге 2007 года Rethinking the Human Revolution , что определенные события могли быть вызваны необходимостью поиска дополнительных ресурсов по мере увеличения населения. Для охоты и сбора новых видов пищи, например, голубых дукеров, требовались новые технологии.

    Некоторые видят медленный прогресс в накоплении знаний, в то время как другие видят, что современное поведение развивается урывками. Археолог Франсо д’Эррико из Университета Бордо во Франции предполагает, что определенные достижения обнаруживаются на ранних этапах археологических раскопок только для того, чтобы исчезнуть на десятки тысяч лет, прежде чем это поведение — по какой-либо причине — навсегда станет частью человеческого репертуара около 40 тысяч лет назад. . «Вероятно, это связано с климатическими изменениями, изменчивостью окружающей среды и размером популяции», — говорит д’Эррико.

    Он отмечает, что некоторые инструментальные технологии и аспекты символического выражения, такие как пигменты и гравированные артефакты, похоже, исчезли после 70 000 лет назад. Время совпадает с глобальным похолоданием, сделавшим Африку суше. Население, вероятно, сократилось и раздробилось в ответ на изменение климата. Инновации могли быть потеряны в доисторической версии Темных веков. По словам д’Эррико, различные группы, вероятно, по-разному отреагировали в зависимости от культурных различий.«Некоторые культуры, например, более открыты для инноваций».

    Возможно, лучший способ решить, было ли нарастание современного поведения устойчивым или прерывистым, — это найти больше археологических памятников, чтобы заполнить пробелы. Например, существует лишь несколько сайтов, посвященных началу истории человечества. «Нам нужны те [места], которые датируются периодом от 125 000 до 250 000 лет назад», — говорит Марин. «Это действительно золотая середина».

    Эрин Уэйман ведет блог Homind Hunting на Smithsonian.com.

    Эволюция Социальные науки

    Рекомендованные видео

    .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *