Наследственная предрасположенность к развитию аддикций – Наследственная предрасположенность к развитию аддикций — Запой и его лечение

Содержание

Наследственная предрасположенность к развитию аддикций — Запой и его лечение

Аддикция – термин, произошедший от английского слова «addiction», обозначающий непреодолимую зависимость. В широком значении аддикция – это наличие у субъекта пагубной привычки, иррациональной и неконтролируемой навязчивой потребности в приеме каких-либо веществ или выполнении определенных деяний.

Содержание статьи:

Общая информация

В клинической медицинской практике термин «аддикция» ранее применялся, как собирательное наименование явлений субстанциональных зависимостей, также называемых химической или физической. В этой группе присутствуют:

  • алкоголизм;
  • токсикомания;
  • наркомания;
  • курение;
  • лекарственная зависимость.

Однако следует учитывать, что вышеуказанные состояния также сопряжены с развитием психической зависимости.

В современной психиатрии разновидностями аддикций признаны явления несубстанциональных зависимостей, именуемых также психической, поведенческой или психологической. В эту группу включены пристрастия:

В медицинском понимании, аддикция подразумевает наличие у субъекта навязчивой потребности использовать конкретные внешние стимулы для достижения определенного состояния психики. Пагубная зависимость характеризуется увеличением толерантности к объему получаемых стимулов – постепенному привыканию к величине «поощрительных объектов». Это формирует потребность постоянно увеличивать количество принимаемых веществ или частоту выполняемых действий. Аддикция сопровождается ярко выраженными соматическими, неврологическими, психологическими и поведенческими симптомами.

В Международном классификаторе болезней 10-го пересмотра расстройства, которые развились на фоне употребления психоактивных веществ описаны под кодами F10-F19. Расстройства привычек и влечений представлены в группе F63, дефекты пищевого поведения изложены в классе F50. Ряд авторов относит аддикции к разновидностям обессивно-компульсивных расстройств, поскольку зависимости сопровождаются стойким наличием у больного навязчивых мыслей и проводимых для улучшения состояния своеобразных ритуальных действий.

Для понимания сути аддикций следует уточнить следующие термины.

Аддикция– комплекс физиологических явлений, поведенческих мер и умственных деяний, при которомдостижение предмета привязанности (например: общение в Сети) или прием конкретной субстанции (например: алкоголя) занимает ведущее место средижизненных ценностей личности. Патологический синдром условно подразделяют на две категории: психическая и физическая зависимость.

Психическая (психологическая, поведенческая) зависимость – потребность, ощущаемая на уровне психической деятельности, подразумевающая непреодолимую тягу субъекта достигнуть определенного состояния. Такая привязанность выражается в постоянных размышлениях субъекта о каком-либо веществе или действии, чувстве подавленности, угнетенности, раздражительности в отсутствие предмета зависимости, улучшении настроения и приливе сил в предвкушении осуществления деяния. Психическая зависимость – трудно выявляемый феномен, поскольку у подавляющего большинства больных присутствует личная установка на сознательное скрытие симптомов аддикции.

В психиатрии разделяют позитивную и негативную психологическую зависимость. Позитивная привязанность означает стремление индивида выполнить какое-то действие или принять какое-то средства для получения благоприятного эффекта: достижения состояния эйфории, улучшения самочувствия, обретения приподнятого настроения. Негативная привязанность – склонность субъекта к каким-то действиям, направленным на избавление от отрицательных ощущений, апатии, тоски, устранения психического напряжения.

Физическая (химическая) зависимость – это появление у зависимого лица крайне тягостных, болезненных, изматывающих ощущений при перерыве или пропуске приема привычной дозы вещества. При резком прекращении употреблении определенных средств субъект испытывает крайне мучительные симптомы «ломки» – абстинентного состояния (синдрома отмены).

Причины

Нынешний уровень развития медицины позволяет утверждать, что аддикции, независимо от их разновидностей, не являются следствием какого-то одного дефекта, а формируются на фоне совокупности разнообразных врожденных и приобретенных факторов. Озвучены разнообразные теории о происхождении патологических зависимостей. Опишем наиболее изученные и клинически подтвержденные гипотезы.

Причина 1. Генетическая предрасположенность

Установлено, что существуют определенные генетические факторы на уровне структуры ДНК

, которые отвечают за склонность к аддикциям. Такая предрасположенность к той или иной зависимости передается от предка к потомку. Также в семейном анамнезе прослеживается наличие определенных качеств, которые влияют на принятие решений и поведение человека. Однако наличие в семье родственника с патологическими привычками является лишь почвой для развития аддикций, но не выступает неизбежной закономерностью, что ребенок будет иметь те же проблемы.

Причина 2. Социальные факторы

Причиной формирования аддикций является неблагоприятное влияние окружающей среды, которое принуждает субъекта прибегнуть к определенным формам поведения. Взросление в асоциальной семье, взаимодействие с аморальным контингентом, конфликты в сообществах, тяжелые условия жизни, несправедливое отношение со стороны окружающих нередко приводит к изменению восприятия реальности и деструктивному поведению.

Причина 3. Биологическая версия

Установлен биологический механизм формирования аддикций, в котором немаловажная роль отведена дофамину, чрезмерное высвобождение которого обеспечивает ощущение человеком удовольствия неестественным путем. Некоторые химические вещества действуют как натуральные нейромедиаторы, обеспечивая эффект эйфории.

Также причиной аддиктивного поведения являются изменения в предфронтальной коре мозга, функции которой – управление за суждениями человека, контроль над импульсивностью, прием решения: рисковать или нет.

Причина 4. Нарушения в личностном развитии

Частая причина формирования пагубных пристрастий – неудовлетворенность потребностей человека. При этом довольно часто следствия ущемления личных интересов и игнорирование нужд ребенка проявляется в зрелом возрасте. Аддиктивное поведение – стремление защитить собственное «Я», проба вернуть состояние психологического комфорта, попытка восполнить неудовлетворенные потребности, способ устранить накопившееся напряжение.

Механизм развития аддикций

Следует учесть, что любая пагубная зависимость – хроническое, прогрессирующее и часто рецидивирующее расстройство, финалом которого, помимо тяжелых физиологических нарушений, является полный распад личности – деградация. В своем развитии практически всегда патологические зависимости проходят несколько фазных ступеней, которые также можно трактовать как степень тяжести аддикции. В зависимости от вида аддикций симптомы каждой стадии различаются как по существу, так и по их интенсивности. Однако механизм развития патологического пристрастия – одинаковый.

Первый стадия– этап первых проб новых веществ и не совершаемых ранее действий. В сознании субъекта прочно фиксируются испытанные приятные ощущения.

Вторая стадия – формирование определенного ритма, когда единичный эпизод постепенно трансформируется в некую цикличность деяний. В этой стадии постепенно снижаются защитные реакции, исчезает ощущение, что поведение – нелогично и опасно.

Третья стадия стартует с развития психической зависимости, когда субъект уже не мыслит своего существования без объекта своего влечения, утрачивает контроль над своим поведением. На этом отрезке возникает толерантность к химическим агентам – человеку требуется все больше вещества для достижения состояния эйфории. При недоступности «спасательного средства» наблюдается состояние абстиненции.

Четвертая стадия – фаза полного истощения ресурсов организма, возникновения необратимых сбоев в работе органов и систем, деградации личности.

Клинические признаки аддикций

Распознать симптомы некоторых разновидностей аддикций неспециалисту довольно проблематично, поскольку на начальных стадиях зависимостей больные вполне умело маскируют признаки аномалии. Однако при внимательном изучении личности больного, его образа жизни, поведения и взаимоотношений с социумом становятся очевидными особенности пациентов, страдающих зависимостями. В некоторых ситуациях с химическими зависимостями, например: при наркомании и алкоголизме, наличие аддикции у человека не вызывает сомнений, поскольку демонстрируются явные «странности» человека: как и во внешнем облике, так и в поведении.

Ведущие симптомы аддикций, которые характерны практически для всех аномальных пристрастий:

  • Зависимый человек не способен самостоятельно, без химических агентов или ритуальных действий, преодолеть состояние навязчивой тревоги, иррационального страха, предвкушения неминуемой угрозы.
    Не осуществив определенных деяний или не получив объект своей зависимости персона ощущает сильнейшее беспокойство, становится крайне раздражительной и агрессивной, утрачивает способность контролировать внешнее проявление эмоций. Лишение субъекта предмета своего пристрастия приводит к глубоким душевным страданиям: ощущениям пустоты, дискомфорта, апатии, тоскливого настроения. Субъект чувствует непреодолимую усталость, нехватку сил. Налицо снижение работоспособности и ухудшения качества выполняемых обязанностей.
  • У человека с аддикцией часто значительно занижена самооценка, однако внешне он нередко демонстрирует собственное превосходство над окружающими. Человек утрачивает общечеловеческие интересы, перестает интересоваться событиями в окружающей среде. Он игнорирует потребности и желания близких людей, отказывается выполнять родительские обязанности. Персону, страдающую от пагубной зависимости, выдает аддиктивное поведение – навязчивые действие, направленные на удовлетворение патологической потребности, достижение объекта своей цели. Индивида с аддикцией отличает его суетливые, беспокойные действия, отсутствие логики и последовательности в мышлении и поведении.
  • Не стремится адаптироваться к условиям социума допустимыми способами. Нередко зависимое лицо обвиняет окружающих в собственном нездоровом состоянии, стремится манипулировать близкими людьми, отказывается от ответственности за свои поступки. Субъект начинает хитрить, обманывать, прибегать к асоциальным манипуляциям, лишь бы удовлетворить свою тягу. При этом аморальное поведение является нередко и проявлением аддикции, и способом достижения объекта зависимости. Например: при клептомании, воровство – и социально порицаемое деяние, и метод достижения удовольствия, и непосредственно проявление аддикции.

Способы преодоления

В рамках данной статьи невозможно описать методы лечения аддикций, поскольку программа терапии избирается в зависимости от разновидности зависимости. Однако основой в лечении любых пагубных пристрастий является психотерапевтическая работа.

Одним из эффективных мероприятий в преодолении аддикций выступает активное участие больного в анонимной группе, которую составляют лица с идентичными проблемами. На встречах члены сообщества открыто обсуждают свои переживания, анализируют ошибки прошлого, делятся личным опытом, поддерживают друг друга, обучаются жизни по новым правилам. Успех таких собраний объясним тем, что общение в коллективе и свободное изложение своих тревог улучшает психоэмоциональное состояние участника. Взаимодействие с товарищами «по несчастью» уменьшает значимость проблемы, мотивирует на веру в собственные силы. В процессе таких встреч у каждого члена сообщества активизируется работа системы «поощрения», человек получает удовольствие естественным путем, без присутствия объекта его зависимости.

В лечении любых форм аддикций отлично зарекомендовали себя техники гипноза, способные устранить зависимость без применения медикаментозных средств. Погружение пациента в гипнотический транс открывает доступ к подсознанию, в сфере которого записана программа аддиктивного поведения. Отсутствие контроля сознания дает возможность установить психологические аспекты, которые оказали негативное действие на личность человека и способствовали развитию пристрастия. Путем внушения новых конструктивных форм мышления и поведения человек обретает мощные рычаги для контроля над своими желаниями и эмоциями. Это позволяет без страданий и физического дискомфорта отказаться от губительной тяги.

В лечении химических зависимостей основной акцент сделан на применение средств фармацевтической отрасли, помогающих предотвратить «ломку» и ослабить интенсивность синдрома отмены. Сегодня также проводятся обширные исследования в плане изучения, насколько эффективен метод стимуляции определенных зон головного мозга в лечении аддикций.

ПОДПИШИСЬ НА ГРУППУ ВКонтакте посвященную тревожным расстройствам: фобии, страхи, навязчивые мысли, ВСД, невроз.

Source: fobiya.info

Почитайте еще:

zapoy.uef.ru

Факторы, способствующие развитию аддиктивного поведения


ТОП 10:

⇐ ПредыдущаяСтр 5 из 6Следующая ⇒

Процессу появления и развития аддиктивного поведения могут способствовать биологические, психологические и социальные влияния (Короленко Ц.П. Дмитриева Н.В., 2000 г.)

Под биологическими предпосылками подразумевается определенный, своеобразный для каждого способ реагирова­ния на различные воздействия, например, на алкоголь. Заме­чено, что лица, изначально реагирующие на алкоголь, как на вещество, резко изменяющее психическое состояние, более предрасположены к развитию алкогольной аддикции. Американские ученые также выделяют такой фактор как генетическая предрасположенность к различным формам аддиктивного поведения, передающаяся по наследству.

Под социальными факторами, влияющими на развитие аддиктивного поведения, понимаются дезинтеграция обще­ства и нарастание изменений с невозможностью к ним сво­евременно адаптироваться. Большое значение в возникновении аддикций имеет такой фактор, как психологические травмы детского возраста и насилие над детьми, отсутствие заботы с предоставлением детей самих себе. Большинство отклонений в поведении: безнадзорность, правонарушения, употребление психоактивных веществ, имеют в своей основе один ис­точник — социальную дезадаптацию, корни которой лежат в дезадаптированной семье. Социально дезадаптирован­ный ребенок, подросток, находясь в трудной жизненной ситуации, является жертвой, чьи права на полноценное развитие грубо нарушили. Семьи, для которых характерны наиболее глубокие де­фекты социализации, вольно или невольно провоцируют детей на раннее употребление психоактивных веществ и совершение правонарушений.

Псевдоблагополучная семья отличается ярко выраженным деспотическим харак­тером, безоговорочным доминированием одного из роди­телей, полным подчинением ему остальных членов семьи, наличием жестоких взаимоотношений, применением физического наказа­ния.

Неполная семья. Дефекты в структуре родительской семьи в современных условиях могут отрицательным об­разом сказаться на формировании личности ребенка, по­дростка и также способствуют его десоциализации.

Проблемная семья характеризуется соперничеством между родителями за главенствующее по­ложение в семье, отсутствием всякого сотрудничества между членами семьи, разобщенностью, изоляцией между родителями и детьми.

Аморальная семья. В ней наблюдаются такие отрицате­льные факторы, как правонарушения, совершаемые роди­телями и иными членами семьи, пьянство и алкоголизм, систематические конфликты, выливающиеся в скандалы и драки, развратное поведение родителей.

Криминогенная семья. Такая семья, члены которой со­вершают преступления. Иногда приходится констатиро­вать, что криминальная деятельность является основным видом деятельности конкретного лица или семьи в целом.

К психологическим факторам относятся личностные осо­бенности, отражение в психике психологических травм в раз­личных периодах жизни. Провоцирующими факторами аддиктивного поведения считаются нервно-психическая не­устойчивость, акцентуации характера (гипертимный, неу­стойчивый, конформный, истероидный, эпилептоидный типы), поведенческие реакции группирования, реакции эмансипации, незрелость личностной идентифи­кации, слабость или недостаточность способности к внут­реннему диалогу, низкая переносимость психологических стрессов и ограниченность совладающего поведения, вы­сокая потребность в изменении состояний сознания как средстве разрешения внутренних конфликтов и другие особенности личности.

Алкоголизм — хроническая психическая болезнь, раз­вивающаяся вследствие длительного злоупотребления спиртными напитками. Такая болезнь сама по себе — рас­стройство не психическое, но при ней могут возникнуть психозы. Алкогольное опьянение может стать провокато­ром эндогенных психозов. На последней стадии этой бо­лезни развивается деменция (слабоумие).

Психологическая зависимость от алкоголя строится на фик­сации ощущения, что алкоголь вызывает желаемый эффект. Эффекты употребления алкоголя многосторонни, а их выде­ление носит упрощенный и условный характер. Выделяют основные дифференцированные эффекты алко­голя. К ним относится эйфоризирующий эффект, вызывающий повышенное настроение; транквилизирующий (атарактический), способность алкоголя вызывать релакс, кайф-эф­фект, состояния, сопровождающиеся стимуляцией вообра­жения, уход в сферу мечтаний, отрыв от реальности, отрешенность.

Алкоголь способен вызвать не только психологическую, но и физическую зависимость, становясь компонентом об­мена. В развитии зависимости имеет значение особенность употребления алкоголя, стили употребления, способствую­щие более быстрому формированию зависимости. Имеется в виду употребление уже в начале больших доз алкоголя, превышающих его переносимость. Физическая зависимость имеет следующие признаки: потеря контроля, неудержимое (биологическое) влечение, подчеркивающее влияние драйва, не имеющее психологического со­держания, симптомы отнятия, невозможность воздержаться от приема алкоголя. В процессе развития алкогольного аддиктивного поведе­ния представляется возможным выделить аддиктивные мо­тивации, ведущие часто к развитию определенной формы ал­коголизма.

Наркомания — болезненное состояние, характеризую­щееся явлениями психической и физической зависимо­сти, настоятельной потребностью в повторном много­кратном употреблении психоактивных средств, принима­ющей форму непреодолимого влечения. В международ­ной классификации болезней (МКБ-10) наркомания — это «психические и поведенческие расстройства вследст­вие употребления психоактивных веществ». Сильную психическую зависимость способны вызывать все нарко­тики, но физическая зависимость к одним бывает выраже­на (препараты опия), к другим — остается неясной, сомни­тельной (марихуана), в отношении третьих вообще отсут­ствует (кокаин).

Токсикомания — заболевание, проявляющееся психи­ческой и физической зависимостью от вещества, не включенного в официальный список наркотиков. Психоактивные токсические вещества обладают теми же свой­ствами, что и наркотик (Ц. П. Короленко, 2000, М. В. Коркина, Лакосина, А. Е. Личко, 1995).

При употреблении веществ, изменяющих психическое со­стояние, также можно встретить симптом потери контроля, угрожающий жизни. К нему относится злоупотребление снотворными. Основными причинами распространения и употребле­ния наркотических и других психоактивных токсических веществ являются сложившиеся социаль­но-экономические условия, доведение до крайне низкого состояния жизненного уровня подавляющей части насе­ления.

Мотивации к употреблению наркотических веществ очень сходны с мотивациями при алкогольной аддикции, так как механизм действия очень схож: стремление к устранению или смягчению явлений эмоционального дискомфорта, получению удовлетворения, эйфории, а также невозможность отказаться от предлагаемого вещества и следование определенному стилю жизни, имиджу, «изысканности вкуса» и т.п.

Табакокурение (никотинизм)

Наряду с алкоголем табак — самое распространенное средство получения удовольствие. По классификации та­бачной зависимости по МКБ (международной классифи­кации болезней), нюханье, жевание и другие формы по­требления табака значительно уступают курению. Куре­ние сигарет по распространенности и опасности стоит на первом месте по сравнению с курением сигар и трубки. Никотин оказывает многостороннее действие на нейрове-гетативные функции и обменные процессы. Центральное действие начинается спустя несколько секунд от начала курения. Никотин это психофармакологическое вещест­во. Психотропное его действие по сравнению с другими психофармакологическими веществами менее интенсив­но, но, без сомнения, заметнее. Речь идет об эмоциональ­ном выравнивании и успокаивающим эффекте.

Никотин — алкалоид, который содержится, главным образом, в листьях и семенах различных видов табака. Ни­котин является жидкостью с неприятным запахом и жгучим вкусом. При курении табака никотин проникает с ды­мом в дыхательные пути, всасываясь слизистыми оболоч­ками, оказывает сначала возбуждающее (состояние при­ятного расслабления, релаксации), а затем, при примене­нии больших доз, парализующее действие. Никотин вы­зывает аддиктивное поведение с явлениями физической зависимости, абстинентные симптомы при прекращении употребления, достаточно тяжелые. (Гоголева А.В., 2002 г.)

Табакокурение — это хроническая интоксикация орга­низма. Никотин, содержащийся в табаке, относится к классу наркотических соединений. Он не вызывает состо­яния эйфории, свойственного другим наркотическим ве­ществам, но способность оказывать физическое и психи­ческое привыкание у него такая же, как и у других нарко­тиков. Поэтому в Международной классификации болез­ней табачная зависимость, наряду с алкогольной и нарко­тической, включена в категорию «Умственные и поведен­ческие расстройства, обусловленные использованием психоактивных соединений». Развитие табачной зависи­мости связано с характером курения (возраст, в котором начинают курить, стаж, частота курения), с особенностя­ми организма и характера курильщика.

Важную роль играют пси­хосоциальные условия — курение родителей, учителей и других взрослых (тенденция к идентификации) и особен­но влияние курящих друзей (солидарность). Продолжение однажды начатого курения зависит от многих факторов. Курильщик научается определять действие сигарет на психические функции, особенно на чувство неудовольст­вия и напряженности (оперантное обуславливание), это­му способствуют часто повторяемые однотипные манипу­ляции прикуривания, вдыхания и т. д. Дальнейшее куре­ние к тому же обусловлено фармакологически: соматиче­ское привыкание, необходимость повышения дозы, прео­доление проявлений абстиненции (в основном вегетатив­ного характера) в результате повторного курения. Страстное курение близко к алкогольному и барбитуратному типу зависимо­сти. Поэтому неудивительно, что курение коррелирует с алкоголизацией, а также с наркотической зависимостью.

Любовная аддикция — это аддикция отношений с фикса­цией на другом человеке, для которой характерны отноше­ния, возникающие между двумя аддиктами. Поэтому отно­шения, в которые вступает любовный аддикт, называются соаддиктивными. Наиболее типичным для них вариантом являются отношения любовного аддикта с аддиктом избега­ния. Соаддиктивные отношения между двумя аддиктами ос­нованы на нездоровых эмоциях. Термин «здоровые» подразу­мевает разные эмоциональные реакции с широкой представленностью эмоций. При соаддиктивных отношениях на первый план выступает интенсивность эмоций и их экстремальность как в положительном, так и в отрицательном от­ношении. Эти отношения могут возникать, например, между мужем и женой, между родителями и ребенком, между дру­зьями, профессионалом и клиентом, реально существующим человеком и популярной социальной фигурой, с которой у человека не было личных контактов.

Аддикт избегания так же обладает эмоциональными нару­шениями, ему так же присущ страх, но представленность страха носит обратный, по сравнению с любовным аддиктом, характер. На уровне сознания, «на поверхности» у аддикта из­бегания присутствует страх интимности, репрессированный в подсознание у любовных аддиктов. Это происходит потому, что аддикт избегания боится, что при вступлении в интимные отношения он потеряет свободу. Негативная интенсивность начинается с появления у ад­дикта избегания чувства внедрения в его жизнь, ограничения его свободы, контроля его поступков и начинающегося процес­са его «поглощения» любовным аддиктом. Он испытывает нарастание отрицательных эмоций в связи с требовательнос­тью любовного аддикта. Аддикт избегания начинает уходить от этих отношений, пытаясь уменьшать их интенсивность, ис­пользуя при этом разумные доводы типа «Я очень занят». На­ступающее освобождение временно смягчает страх.

Сексуальные аддикции относятся к скрытым, замаскиро­ванным аддикциям. Трудность в получении прямых ответов на вопрос, касающийся этой проблемы, связана с социальны­ми табу, представленными в ряде обществ. Сексуальных аддикции в действительности больше, чем кажется, но в общественном сознании создается впечатле­ние об исключительности такого поведения.

По механизму возникновения сексуальные аддикции под­разделяются на глубокий, протрагированный вид, который начинает формироваться очень рано на фоне общего аддик­тивного процесса, и поздно возникающие сексуальные аддикции, пришедшие на смену другой формы аддиктивного поведения, например, работоголизма. Сексуальные аддикции начинаются с формирования осо­бой системы, называемой системой верований и убеждений. Аксиальной осью системы являются верования адцикта о себе, отношение его к себе, которое пронизывает всю окру­жающую его реальность, приводя к своеобразному, специфи­ческому мышлению. Система верований любого адцикта содержит некоторые основные верования, оказывающиеся неправильными, оши­бочными, создающими фундамент для развития аддикции. У сексуальных аддиктов возникает вера, что секс является для них наиболее важной потребностью, и что это — единственная сфера, в которой они могут проявить свою состоятельность.. Эта основная убежденность является точкой кристаллизации сексуальной аддикции. Система ве­рований, складывающаяся вокруг этой установки, представ­ляет собою систему искаженной реальности, в которой существенное место занимает отрицание.

Работоголизм. Современный работоголизм неразрывно связан с аддиктивными свойствами организаций, в которых работают работоголики. Проблема работоголизма выходит как на аддиктивность общества, так и аддиктивность отдельных организаций, существующих в социальных системах. Под системой понимается единица, включающая свойственное ей определенное содержание, а также определенные роли, идеи и процессы. Система предполагает определенную за­конченность и ограниченность.

Все системы требуют от людей, участвующих в ней, оп­ределенного поведения, соответствующего структуре систе­мы, которая награждает человека в случае совпадения его поведения с принятыми в системе нормами.

Организация сама по себе может функционировать как аддиктивная субстанция. Этот процесс может проявляться в постановке цели и месте, которое организация занимает в жизни каждого из сотрудников, например, в отношении к работоголизму, как к социально приемлемому и приветствуемому феномену. Таким образом, работоголизм выглядит в рамках этой системы продуктивным и желательным.

Одной из характеристик аддиктивной системы является стремление занять время человека, чтобы он не думал и не стремился разобраться в происходящем и в себе. С этой це­лью используются дополнительные формы непосредственно не связанной с производственным процессом активности (совместное проведение времени, общественная работа и др.). Для аддиктивной системы характерна тенденция всячес­ки ограничивать реализацию способностей, таланта сотруд­ников. Это связано со страхом всего, что нельзя полностью контролировать. В результате создаются условия для застоя, задержки развития. Аддиктивные организации объективно инвалидизируют людей, задерживая их профессиональное развитие. Аддиктивная организация игнорирует открытия, интуицию, новые идеи. То, что трудно измерить и проконтролировать, оценива­ется как не представляющее интереса. Для аддиктивной организации характерна фабрикация личностных конфликтов, при которой возникающие пробле­мы переводятся в другую плоскость с использованием в ка­честве механизма психологической защиты перемещения.

Аддиктивные организации непосредственно стимулиру­ют работоголизм, поощряют постоянную занятость людей в рамках организации, даже если она не касается работы. Цель работоголизма, направленная на работу как на сред­ство ухода от проблемы, коварна, так как она не замечается человеком, легко убеждающим себя в том, что он работает для зарабатывания денег или для реализации какой-то дру­гой абстрактной цели. Такая психологическая защита, к со­жалению, акцентируется многими членами общества. Чело­век не понимает, что такой способ «затрачивания» себя приводит к остановке развития, к не использованию потенци­альных возможностей, что является тупиковым и губитель­ным.

Переедание. Аддикция к еде возникает тогда, когда еда ис­пользуется в виде аддиктивного агента, применяя который, человек уходит от не устраивающей его субъективной реальности. В момент раздражения, неудовлетворенности, неуда­чи и скуки возникает стремление «заесть» неприятность, ис­пользуя для этого процесс еды. И это часто удается сделать, так как во время приема пищи происходит фиксация на при­ятных вкусовых ощущениях и вытеснение в подсознание ма­териала, имеющего психологически неприятное содержание. Такой способ ухода от реальности может оказаться достаточно эффективным способом контроля своего настроения, прово­цируя, таким образом, быстрое формирование зависимости. Аддикция к еде — особый способ зависимости. С одной стороны — это психологическая зависимость, а с другой — происходит «игра» на удовлетворении голода. По мере того, как еда начинает использоваться уже не как средство утоле­ния голода, а как средство психологического ухода от про­блем, происходит определенное влияние на драйв удовлетво­рения голода с искусственным его стимулированием.

Этот процесс носит психофизиологический характер, потому что переедающий человек входит в зону другого обменного ба­ланса. Таким образом, процесс осложняется тем, что на каком-то этапе переедания наряду с психологическими механизмами использования еды как средства ухода начинают реализовы­ваться физиологические механизмы, и человек начинает стремиться к еде потому, что ему хочется есть.

Голодание. Механизм возникновения голодания может быть объяс­нен двумя причинами. Первый вариант медицинский, обусловлен использовани­ем разгрузочной диетотерапии. Разгрузочная диетотерапия применялась у пациентов с очень разными нарушениями. Фаза вхождения в зону голода характеризуется трудно­стью, связанной с необходимостью справиться с аппетитом. Через какое-то время происходит изменение состояния, появ­ляются новые силы, аппетит исчезает (в прежнем смысле это­го слова), повышается настроение, усиливается двигательная активность, голод переносится легко. Такое состояние выдерживается в течение определенного времени, и постепенно человек выводится из него. Некоторые пациенты стремятся продолжить это состояние, так как оно их устраи­вает, ибо происходящее субъективно им нравится. На уровне достигнутой эйфории про­исходит потеря контроля и человек продолжает голодать даже тогда, когда голодание становится опасным для жизни.

Помимо медицинского варианта голодания существует и немедицинский вариант. Этим вариантом начинают при­стально интересоваться в связи с учащением такого рода голодания в странах с высоким уровнем жизни. Голодание обычно регистрируется у девочек-подростков, воспитывающихся в достаточно обеспеченных и внешне благополучных семьях. Голодание начинается с ограничения количества принимаемой пищи, нередко придумывается специальная схема. Одним из психологических механизмов, провоцирую­щих голодание, является желание изменить себя физически, выглядеть «лучше».

Зависимости от азартных игр. Азартные игры как форма досуга или развлечения существуют повсеместно, и подавляющее большинство людей иногда играет в казино, на игровых автоматах, ходят на бега, бьются об заклад, покупают лотерейные билеты. Однако число тех, кого считают патологическими игроками, в большинстве стран, где проводились соответствующие исследования, постоянно. Проблема усугубляет­ся тем, что в процессе игры в ряде случаев возникают рас­слабление, снятие эмоционального напряжения, отвлечение от неприятных проблем и игра рассматривается как прият­ное проведение времени. По этому механизму постепенно наступает втягивание и развивается зависимость. Существует большое разнообразие игр, став­ших демократичными и доступными практически для каж­дого человека. Аддикция к игре начинается тогда, когда после участия в ней человек продолжает с большим посто­янством думать об игре и стремится снова участвовать в ней. В связи с восторженностью он поначалу рассказывает об этом, приглашает посетить это действо. Постепенно этот способ проведения времени все более часто повторяется, становясь не самым лучшим способом проведения времени, предпочитаемым всем другим, тем самым, оказывая на человека деструктивное влияние.

 

Контрольные вопросы:

1. Что такое психосоматическое заболевание?

2. Какие болезни относят к психосоматическим?

3. Факторы формирования психосоматических заболеваний.

4. Патогенез психосоматических заболеваний.

5. Перечислите основные теории психосоматических заболеваний.

6. В чем суть теории Александера?

7. Теория двухфазного вытеснения Митчерлиха.

8. Принципы диагностики психосоматических больных.

9. Основные методики диагностики психосоматических больных.

10. Что такое зависимое (аддиктивное) поведение?

11. Назовите и дайте характеристику факторам, способствующим формированию аддиктивного поведения.

12. Этапы формирования аддиктивного поведения.

13. Классификации аддиктивного поведения.

14. Цикличность аддиктивного поведения.

15. Характеристика химических аддикций.

16. Характеристика пищевых аддикций.

17. Работоголизм как форма аддикции.

18. Сексуальные аддикции.

19. Игровая зависимость.

 

Контрольные задания:

Задание 1. Тест дифференциальной самооценки функционального состояния (САН)

Опросник состоит из 30 строк, в каждой из которых представлены два полярных утверждения, из них 10 строк характеризуют самочувствие испытуемого (1, 2, 7, 8, 13, 14, 19, 20, 25, 26), 10 — активность (3, 4, 9, 10, 15, 16, 21, 22, 27, 28), 10 — настроение (5, 6, 11, 12, 17, 18, 23, 24, 29, 30).

Строки сгруппированы попарно: 1, 2 — самочувствие (С), 3, 4 — активность (А), 5, 6 — настроение (Н), и т. д.

Пациенту предлагается следующая инструкция: перед Вами представлены два ряда слов, обозначающие те или иные особенности психического состояния. Каждый признак имеет два противоположных полюса. Вам необходимо критически оценить своё состояние в настоящий момент. Для этого сначала выберите полюс, к которому Вы относите своё состояние. Чем ближе к полюсу Вы зачеркнёте цифру, тем сильнее выражено у Вас данное качество в настоящий момент.

«3» — зачёркивайте в том случае, если оно выражено сильно;

«2» — если выражено умеренно;

«1» — если выражено в наименьшей степени;

«0» — неопределённое положение, когда Вы не можете решить, к какому полюсу отнести своё состояние.

Долго не раздумывайте, отвечайте быстро.

Имейте в виду, что в каждом ряду должна быть зачёркнута только одна цифра!

 

Самочувствие хорошее Самочувствие плохое
Чувствую себя сильным Чувствую себя слабым
Пассивный Активный
Малоподвижный Подвижный
Весёлый Грустный
Хорошее настроение Плохое настроение
Работоспособный Разбитый
Полный сил Обессиленный
Медлительный Быстрый
Бездеятельный Деятельный
Счастливый Несчастный
Жизнерадостный Мрачный
Напряжённый Расслабленный
Здоровый Больной
Безучастный Увлечённый
Равнодушный Взволнованный
Восторженный Унылый
Радостный Печальный
Отдохнувший Усталый
Свежий Изнурённый
Сонливый Возбуждённый
Желание отдохнуть Желание работать
Спокойный Озабоченный
Оптимистичный Пессимистичный
Выносливый Утомляемый
Бодрый Вялый
Соображать трудно Соображать легко
Рассеянный Внимательный
Полный надежд Разочарованный
Довольный Недовольный

 

Показатели самочувствия, активности и настроения вычисляются следующим образом.

Вначале необходимо перевести зачёркнутые цифры в соответствующие им оценочные баллы.

Для показателей самочувствия и настроения они шифруются по шаблону № 1:

цифры опросника — 3 2 1 0 1 2 3




infopedia.su

Наследственная предрасположенность к злоупотреблению ПАВ

Наркомания — НаркоЗависимость

О наличии генетической предрасположенности к злоупотреблению ПАВ (психоактивные вещества) свидетельствуют экспериментальные данные. Многочисленными исследованиями было показано, что различные животные (мыши, крысы, обезьяны, мини-свиньи) в условиях свободного доступа к алкоголю или наркотикам разделяются на три группы: с высоким уровнем добровольного потребления алкоголя или наркотиков, низким уровнем или полным отказом от добровольного потребления и умеренным потреблением ПАВ.

Путем скрещивания животных с однородным уровнем потребления ПАВ удалось получить чистые генетические линии крыс и мышей с врожденной высокой или низкой мотивацией потребления алкоголя и наркотиков. Эти факты несомненно доказывают наличие генетического контроля склонности к потреблению ПАВ.

Анализ и сопоставление результатов нейрохимических исследований позволяют сделать вывод о принципиальном единстве центральных механизмов зависимости от различных ПАВ. В связи с этим можно думать, что генетические механизмы предрасположенности могут быть также общими.

Изложенное выше свидетельствует о необходимости разработки новой стратегии дифференцированной профилактики алкоголизма и наркомании, которая включает общие социально-психологические и воспитательно-образовательные программы для всего населения и специальные программы для лиц, особенно детей, с наследственной предрасположенностью к этим заболеваниям, которые могут включать в себя медико-биологические методы коррекции, в том числе и методы генной инженерии.

Таблица 1. Скрытый период (мс) волны Р300 у подростков из групп НРЗА (низкий риск заболевания алкоголизмом) и ВРЗА (высокий риск заболевания алкоголизмом)

Группа

Корковые зоны

ассоциативная

центральная

слева

справа

p

слева

справа

p

НРЗА

324 ± 20

290 ± 10

300 ± 12

280 ± 10

ВРЗА

350 ± 2

360 ± 10

< 0,001

344 ± 9

359 ± 12

< 0,01

26

70

44

79

Таблица 2. Амплитуда (мкв) волны Р300 у подростков из групп НРЗА и ВРЗА

Группа

Корковые зоны

ассоциативная

центральная

слева

справа

p

слева

справа

p

НРЗА

10,1 ± 1,0

8,9 ± 0,4

11,0 ± 1,3

10,3 ± 0,4

ВРЗА

8,5 ± 0,2

4,7 ± 0,2

< 0,001

9,0 ± 0,2

7,1 ± 0,1

< 0,01

1,6 p

4,2 p

2 p

3,3 p

Таблица 3. Частота аллелей в гене дофаминового рецептора 4-го типа в контрольной группе, среди больных алкоголизмом в целом и в подгруппах с различной семейной отягощенностью алкоголизмом

Группа

Аллель (число повторов)

2R

3R

4R

7R

Больные алкоголизмом в целом

0,107

0,036

0,666

0,191

Больные алкоголизмом с наследственной отягощенностью

0,0833

0,021

0,6044

0,292

Больные алкоголизмом без наследственной отягощенности

0,139

0,056

0,749

0,056

Контроль

0,105

0,053

0,710

0,132

Таблица 4. Частота (%) встречаемости DAT-генотипов 9/10, 10/10, 9/9, 11/9 у больных алкоголизмом и контрольных субъектов

Генотипы

9/10

10/10

9/9

11/9

Контроль (n = 106)

24,55

67,9

6,6

1,0

Больные алкоголизмом в целом (n = 71)

36,6

56,3

5,6

1,4

Больные алкоголизмом с семейной отягощенностью (n = 46)

41,3

50,0

6,5

2,2

Больные алкоголизмом без семейной отягощенности (n = 25)

28,0

68,0

4,0

0,0

Однако для реализации этих предложений необходимо иметь надежные методы диагностики, в первую очередь «маркеры», для выявления лиц с наследственной биологической предрасположенностью к злоупотреблению психоактивными веществами, так как наличие наследственной отягощенности не означает высокий риск алкоголизма и наркомании для всех членов семьи. Влияние наркотиков и алкоголя на организм человека, его жизнедеятельность и функции проявляется в 3 различных направлениях.

Во-первых, наркотики и алкоголь специфически влияют на определенные системы и структуры мозга, вызывая таким образом развитие синдрома зависимости. Именно этот синдром является ведущим, стержневым, в клинической картине наркологических заболеваний.

Во-вторых, наркотики и алкоголь обладают токсическим воздействием практически на все внутренние органы и системы организма.

Наконец, в-третьих , сегодня уже представляется несомненным влияние наркологической патологии родителей на потомство. Многочисленными исследованиями доказано, что у детей, родившихся от больных алкоголизмом или наркоманиями существенно повышен риск развития этих заболеваний. Кроме того, у большинства из них выступают те или иные характерологические и поведенческие расстройства: повышенная возбудимость, агрессивность, склонность к риску, развитию депрессивных состояний и т.д. Потребление наркотиков матерью в период беременности может стать причиной рождения ребенка со сформировавшейся наркотической зависимостью, а использование алкоголя – к развитию «алкогольного синдрома плода».

Нейрофизиологические механизмы развития зависимости от наркотиков базируются в стволовых и лимбических структурах мозга, в тех его областях, где располагается так называемая система подкрепления. Эта система участвует в обеспечении регуляции эмоционального состояния, настроения, мотивационной сферы, психофизического тонуса, поведения человека в целом, его адаптации к окружающей среде. В свое время было показано, что если при вживлении в данные зоны мозга микроэлектродов животное получает возможность произвольно раздражать их электрическим током, то оно делает это безостановочно в течение длительного времени – вплоть до полного истощения. Несомненно, что ПАВ, обладающие наркогенным потенциалом, т.е. способные привести к развитию зависимости, также воздействуют химическим путем на указанную систему подкрепления, активируя ее и влияя на метаболизм нейромедиаторов.

Результаты многочисленных исследований позволяют сделать заключение, что влияние алкоголя и наркотиков на нейрохимические процессы мозга являются основой развития синдрома зависимости. При этом следует отметить, что массивное воздействие наркотических препаратов приводит к дисфункции почти всех нейрохимических систем мозга, однако далеко не все из этих нарушений имеют связь с развитием синдрома зависимости. Изучение механизмов действия ПАВ, показало, что каждый из них имеет свой фармакологический спектр действия. Однако у всех веществ, способных вызвать синдром зависимости, имеется общее звено фармакологического действия – это характерное влияние на катехоламиновую (КА) нейромедиацию, в первую очередь на функции дофамина (ДА) в лимбических структурах мозга, в частности в системе подкрепления.

Воздействие ПАВ приводит к интенсивному выбросу нейромедиаторов из группы КА, в том числе ДА из депо, а следовательно – к значительно более сильному возбуждению системы подкрепления. Такое возбуждение нередко сопровождается положительно окрашенными эмоциональными переживаниями. Свободные КА подвергаются действию ферментов метаболизма и быстро разрушаются. Повторные приемы наркотиков приводят к истощению запасов нейромедиаторов, что проявляется недостаточно выраженным возбуждением системы подкрепления при поступлении «нормального» импульса. Психофизически у человека это выражается падением настроения, ощущением вялости, слабости, переживаниями скуки, эмоционального дискомфорта, депрессивными симптомами. Прием ПАВ на этом фоне вновь вызывает дополнительное высвобождение нейромедиаторов из депо, что временно компенсирует их дефицит в синаптической щели и нормализует деятельность лимбических структур мозга. Этот процесс сопровождается субъективным ощущением улучшения состояния, эмоциональным и психическим возбуждением и т.д. Однако свободный ДА вновь быстро разрушается, что приводит к дальнейшему падению его содержания, ухудшению психоэмоционального состояния и, соответственно, к стремлению вновь использовать наркотик.

Этот «порочный круг» лежит в основе формирования психической зависимости от алкоголя и наркотических препаратов. Описанные механизмы являются ведущими, но они сопровождаются и многими другими расстройствами функций мозга и поведения.

При длительном употреблении алкоголя и наркотиков может развиться дефицит ДА, причем угрожающий жизнедеятельности организма. В качестве компенсации этого явления выступает усиленный синтез КА и подавление активности ферментов их метаболизма, в первую очередь моноаминоксидазы (МАО) и ДА-бета-гидроксилазы (ДБГ), контролирующий превращение ДА в норадреналин (НА). Таким образом, стимулируемый очередным приемом ПАВ выброс ДА и его ускоренное, избыточное разрушение сочетаются с компенсаторно-усиленным синтезом этих нейромедиаторов. Происходит формирование ускоренного кругооборота ДА. Теперь при прекращении приема наркотика, т.е. абстиненции, усиленное высвобождение КА из депо не происходит, но остается ускоренный их синтез. Вследствие изменения активности ферментов в биологических жидкостях и тканях (главным образом, в мозге) накапливается ДА. Именно этот процесс обусловливает развитие основных клинических признаков абстинентного синдрома: высокой тревожности, напряженности, возбуждения, подъема артериального давления, ускорения пульса, появления других вегетативных расстройств, нарушений сна, психотических состояний и т.п.

Описанные выше изменения нейрохимических функций мозга вызывают формирование физической зависимости от ПАВ (И.П.Анохина и соавт., 1976; 1988; 1999).

Учитывая, что изменения ДА-нейромедиации являются основным звеном формирования алкогольной и наркотической зависимости, есть основания думать, что именно в этой системе следует вести поиск маркеров врожденной предрасположенности к злоупотреблению ПАВ.

Клинико-психологическое исследование наряду с другими отклонениями выявило следующие преморбидные расстройства у подростков из семей, отягощенных злоупотреблением ПАВ, которые, как правило, также встречались в анамнезе больных алкоголизмом и опийными наркоманиями: 1. Патология раннего и позднего постнатального периода (гипервозбудимость, плаксивость, двигательное беспокойство, нарушение сна и др.) – 93%. 2. Энурез – 30%. 3. Симптомы минимальной мозговой дисфункции – 56%. 4. Тяжелый пубертат – 46%. 5. Эмоциональная нестабильность и склонность к депрессиям – 94%. 6. Психический инфантилизм – 62%. 7. Дефицит внимания – 70%. 8. Поиск новизны и склонность к рискованному поведению – 62%. 9. Склонность к антисоциальному поведению – 50%. 10. Раннее начало курения и употребления алкоголя – 72%.

В целом подростки из отягощенных алкоголизмом семей характеризуются более высоким уровнем напряженности и возбужденности. Они постоянно испытывают чувство неудовлетворенности. Снятие внутренней напряженности является одним из побудительных мотивов обращения к ПАВ.

К числу нарушений, свойственных только больным с наследственными формами алкоголизма, относятся значительное снижение концентрации свободного ДА в плазме крови, тенденция к снижению содержания НА, что сопровождается резким снижением коэффициента ДА/НА, низкой концентрацией предшественника синтеза ДА-ДОФА и высоким уровнем продукта разрушения ДА диоксифенилуксусной кислоты – ДОФУК (рис. 1, 2). Наряду с данными изменениями у этих больных снижен показатель соотношения свободных и связанных форм ДА (рис. 3).

У больных с наследственной отягощенностью алкоголизмом в период ремиссии была обнаружена также низкая активность ДБГ в крови (рис. 4).

В моче здоровых подростков из семей отягощенных алкоголизмом отмечено резкое снижение концентрации свободных КА, в том числе ДА и их предшественника в цепи синтеза (ДОФА).

Анализ этих данных позволяет заключить, что у больных алкоголизмом с семейной отягощенностью этим заболеванием, а также у их детей имеется системное нарушение функций ДА-системы. В первую очередь это – дефицит свободных форм ДА, который выполняет нейромедиаторные функции. Причиной этого дефицита, вероятно, является сниженный синтез ДА и усиленное его дезаминирование (низкая концентрация ДОФА и высокая – ДОФУК). С другой стороны, низкая активность ДБГ, которая выявляется даже в период ремиссии, свидетельствует о нарушении и других звеньев функционирования ДА-системы. Значительное снижение коэффициента ДА/НА (свободные формы) говорит о дисбалансе Снижение коэффициента свободный ДА/конъюгированный ДА, возможно, свидетельствует о подавлении механизмов высвобождения этого нейромедиатора из депо.

Соотношение деятельности периферических и центральных нейромедиаторных КА-процессов дискутируется. Однако, известно, что в области гипоталамуса периферические КА проникают в мозг. Кроме того, длительная алкогольная интоксикация повышает проницаемость гематоэнцефалического барьера. Нами в экспериментах на животных неоднократно была показана параллельность изменений КА-нейромедиации в крови и гипоталамусе при длительной алкоголизации. Таким образом, можно предположить, что выявленные изменения деятельности ДА-системы у больных алкоголизмом с наследственной отягощенностью на периферии отражают нарушения ДА-нейромедиации в мозге, причем в первую очередь в лимбических структурах.

Тот факт, что активность фермента ДБГ остается значительно сниженной у больных с наследственной отягощенностью в период длительной ремиссии, свидетельствует, что нарушения КА-нейромедиации у них скорее всего являются врожденными, генетически детерминированными.

Данные литературы (Ю.Л.Арзуманов и соавт., 1981; Porjers и соавт., 1985) свидетельствуют, что надежным объективным показателем целого ряда функций мозга могут являться поздние волны вызванной электрической активности головного мозга человека. В первую очередь это относится к позднему положительному компоненту с латентным периодом около 300 мс (250–500 мс) – так называемой волне Р300, параметры которой определенным образом изменяются в соответствии со значимостью раздражителя и состоянием функций головного мозга, обеспечивающих состояние мотивационной сферы, мыслительных процессов, способность человека выделять существенные признаки предметов, явлений, уровень критичности мышления (табл. 1 и 2).

У подростков из группы ВРЗА (высокий риск заболевания алкоголизмом) обнаружены редукция волны Р300, снижение амплитудных характеристик и увеличение ее скрытых периодов, свидетельствующее об ослаблении корковой активности мозга. Кроме того, у них обнаруживается большая выраженность выявленных изменений в правом полушарии.

Анализ полученных в целом результатов позволяет сделать вывод о том, что сходство изменений параметров поздней волны Р300 вызванного потенциала коры мозга – ее редукция и большая выраженность нарушений в правом полушарии – больных с зависимостью от алкоголя и у подростков из группы высокого риска, т.е. имеющих отцов, больных алкоголизмом, но не употребляющих ПАВ, свидетельствует о генетической природе этих изменений волны Р300. Выявление указанных изменений у детей из группы ВРЗА указывает на то, что такие дети уже рождаются с дефектами функционирования мозга, выявляемыми по волне Р300. Это позволяет считать правомерным рассмотрение указанных изменений параметров волны Р300 в качестве маркеров предрасположенности к развитию зависимости от ПАВ.

В настоящее время становится все более очевидным тот факт, что в основе предрасположенности к алкоголизму и наркоманиям лежат полигенные изменения. В течение последних десяти лет ведется активный направленный поиск генов, изменения в структуре которых могли бы коррелировать с повышенным риском развития заболевания. Стратегия этого поиска основана на ранее полученных результатах нейрохимических и психофармакологических исследований.

В последние годы были клонированы и активно изучаются гены, кодирующие D1 — , D3 — , D4 — , D5-подтипы ДА-рецепторов.

Согласно современным данным сочетание определенных изменений в структуре генов, кодирующих D2 — , D4 — и D5-рецепторы, может лежать в основе формирования особенностей темперамента и поведения личности. Вероятно, для выявления генетических маркеров предрасположенности к алкоголизму нужно вести поиск комбинаций структурных особенностей генов. Мы предполагаем, что среди потенциальных кандидатов должны рассматриваться не только гены рецепторов, но и ферментов синтеза медиатора, а также гены, кодирующие транспортные белки.

Одним из важнейших функциональных белков ДА-системы является ДА-транспортный белок (DAT), который отвечает за обратный захват медиатора пресинаптической терминалью. Ген, кодирующий человеческий DAT, был впервые клонирован в 1992 г. Особое внимание исследователей привлек 40-нуклеотидный повтор в нетранслируемой области гена. Число таких повторов может колебаться от 3 до 11.

В наших исследованиях частоты аллелей А1 и В1 в гене ДА-рецептора 2-го типа (DRD2) были 0,393 и 0,191 среди алкоголиков и 0,204 и 0,138 среди здоровых контрольных индивидов. Эти различия статистически значимы для аллеля А1 (c 2 = 3,45, р < 0,001).

Было также отмечено, что частота аллеля А1 имела статистически значимые различия при сравнении больных с позитивной и негативной семейной историей алкоголизма (0,250) [c 2 = 3,33; p < 0,001]. Различия в частотах аллеля В1 между тремя изучаемыми группами не были статистически значимы.

Частота генотипов A1/A1 и B1/B1 была выше среди алкоголиков с семейной отягощенностью (0,208 и 0,125 соответственно), чем у алкоголиков из благополучных семей (0,111 и 0,056 соответственно). Для обоих генотипов различия между частотами у больных с позитивной семейной историей не имели статистически значимых различий при сравнении с алкоголиками с негативной семейной историей (c 2 = 0,92; p < 0,05 и c 2 = 0,71; p < 0,05 соответственно). Аллель DRD4* 7R был найден значительно чаще у алкоголиков с позитивной (0,292), чем с негативной семейной историей (0,056) [c 2 = 3,42; p < 0,001] (табл. 3).

Таким образом, частота встречаемости аллеля А1 была значительно выше у алкоголиков с позитивной семейной историей алкоголизма по сравнению с алкоголиками с негативной семейной историей (c 2 = 3,33; p < 0,001). Частоты аллелей Taq1 «B» системы в гене DRD2 и гена DRD4 не отличались у больных алкоголизмом в целом от контрольных индивидов. Тем не менее аллель гена DRD4, содержащий семь тандемных повторов, значительно более часто встречался среди больных алкоголизмом с наследственной отягощенностью по сравнению с пациентами с негативной алкогольной семейной историей (c 2 = 3,42; p < 0,01).

Был исследован также полиморфизм гена DAT у больных алкоголизмом с семейной отягощенностью и без нее. Как у лиц с алкогольной зависимостью, так и у контрольных субъектов наиболее часто представлен гомозиготный вариант с аллелями с десятикратным повтором (10/10), реже встречается гетерозиготный вариант 9/10. Результаты исследования представлены в табл. 4.

Из табл. 4 видно, что у больных алкоголизмом с семейной отягощенностью генотип 9/10 представлен в 41,3% популяции по сравнению с 24,5% случаев в контрольной группе и 28% у больных без наследственного отягощения. В то же время снижается число генотипов 10/10 до 50%.

Таким образом, как показывают исследования, аллель А1 DRD2, а также особенно частота аллеля DRD4*7R и гетерозиготного генотипа 9/10 DAT значительно превалировали среди больных алкоголизмом с семейной отягощенностью по сравнению с больными с негативной семейной историей.

Интересно, что в литературе также имеются сведения о связи структурных особенностей генов DRD2 и DRD4 с зависимостью от кокаина и опиатов, что еще раз подтверждает общность биологических механизмов предрасположенности к злоупотреблению различными ПАВ (M.Kotler и соавт., 1997; Е.Noble и соавт., 1998).

Таким образом, результаты нейрохимических исследований свидетельствуют о недостаточности и качественных сдвигах функции ДА-системы, а молекулярно-генетические исследования – о дефекте генетической регуляции рецепторного звена и механизма обратного захвата нейромедиаторов в этой системе у больных с наследственной предрасположенностью к алкоголизму.

Учитывая сведения литературы о наличии таких же структурных особенностей генов DRD2 — и DRD4-рецепторов и у лиц с опийной и кокаиновой зависимостью, а также экспериментальные данные об идентичности отклонений функций ДА-нейромедиаторной системы у животных с предрасположенностью к потреблению алкоголя или наркотиков, можно сделать вывод о единстве биологических механизмов предрасположенности к потреблению различных ПАВ, конкретный выбор которых субъектом, очевидно, определяется рядом других обстоятельств. Изложенные данные свидетельствуют также о ведущей роли индивидуальных структурных и функциональных особенностей ДА нейромедиаторной системы в предрасположенности к злоупотреблению ПАВ.

Как упоминалось выше, зависимость от ПАВ и индивидуальная предрасположенность к злоупотреблению ПАВ, несомненно, имеют полигенную природу.

Если останавливаться только на ДА-нейромедиаторной системе, то в основе дефицита ее функций в лимбических отделах мозга могут быть замедленный синтез ДА, ускоренное его разрушение, активация обратного захвата ДА, низкая чувствительность и малая плотность ДА-рецепторов, неадекватный ответ аденилатциклазы на нейромедиаторы и др. Каждый из этих процессов регулируется специфическим геном. Таким образом, только на уровне регуляции функции ДА-системы речь может идти о полигенной патологии. Считая, что основным звеном предрасположенности к злоупотреблению ПАВ является дефицит ДА-нейромедиации в лимбических отделах мозга, мы совершенно не исключаем при этом роли и других нейрохимических систем – серотониновой, ГАМК, опиатной, ферментов метаболизма этанола и др., что еще больше расширяет возможность участия и других генов.

Из сказанного следует, что не может существовать единственного маркера для диагностики предрасположенности к злоупотреблению ПАВ – это всегда комплекс маркеров, причем состав его может варьировать у различных субъектов.

На основании проведенных исследований предлагаются следующие маркеры для диагностики индивидуальной предрасположенности к злоупотреблению ПАВ:

1. Наличие 2 кровных родственников или более, страдающих алкоголизмом или наркоманиями. 2. Синдром минимальной мозговой дисфункции в детстве. 3. Эмоциональная нестабильность, повышенная возбудимость, склонность к депрессиям. 4. Трудный пубертат с преобладанием психического инфантилизма. 5. Дефицит внимания. 6. Раннее курение и злоупотребление алкоголем. 7. Чувство неудовлетворенности, постоянный поиск новизны. 8. Низкая амплитуда или отсутствие волны Р300 в вызванном слуховом корковом электрическом потенциале. 9. Низкая концентрация в моче и крови ДА, чему, как правило, сопутствует низкий уровень ДОФА и высокое содержание ДОФУК. 10. Низкая активность ДА-бета-гидроксилазы. 11. Повышенная частота встречаемости аллеля А1 гена DRD2 (А1/А2 > 1) и гетерозиготного генотипа 9/10 ДАТ (> 35%). 12. Выявление участка семи тандемных повторов в гене DRD4.

Наличие более пяти из этих признаков (среди которых должно быть не менее 2–3 биологических) дает основание отнести обследуемого субъекта к группе высокого биологического риска в отношении алкогольной и наркотической зависимости.

влияние, генетика, зависимость, исследования, наркомания, наследственность, ПАВ, потомство, предрасположенность, профилактика, риск, токсичность





addiction.su

3. Генетика аддиктивного поведения. Преступность и наследственность. Психогенетика отклоняющегося поведения

Похожие главы из других работ:

Аддиктивное поведение

Виды аддиктивного поведения

Виды аддиктивного поведения имеют свои специфические особенности и проявления, они не равнозначны и по своим последствиям. При вовлеченности в какую-то деятельность развивается психологическая зависимость, более мягкая по своему характеру…

Аддиктивное поведение в подростковом и раннем юношеском возрастах

1.1 Понятие аддиктивного поведения и его критерии

Аддиктивное поведение — один из типов девиантного (отклоняющегося) поведения с формированием стремления к уходу от реальности путем искусственного изменения своего психического состояния с помощью приема некоторых веществ или постоянной…

Аддиктивное поведение в подростковом и раннем юношеском возрастах

Глава 2. Профилактика аддиктивного поведения. Диагностика аддиктивного поведения

Аддиктивное поведение в подростковом и раннем юношеском возрастах

2.1 Профилактика аддиктивного поведения

Профилактика — это направленная на предупреждение наркомании, алкоголизма и табакокурения работа (по воспитанию и просвещению) с населением (детьми, родителями, педагогами), включающая действия со стороны местной власти…

Аддиктивное поведение в подростковом и раннем юношеском возрастах

2.2 Диагностика аддиктивного поведения

На данный момент в современной науке не существует уникальной методики диагностирования аддикции. Существует большое количество различных конкретных опросников для определенных типов аддикции: алкоголизм, табакокурение, наркомания и т.д…

Аддиктивное поведение молодежи и его профилактика

1.1 Характеристика аддиктивного поведения

Рассмотрев положение молодежи в России, мы переходим к сущности аддиктивного поведения. Прежде чем обратиться к аддиктивному поведению, определимся с термином аддикция. Происхождение термина аддикция восходит к рабской зависимости…

Аддиктивные формы поведения личности и их профилактика

3. Деструктивная сущность аддиктивного поведения

Разрушительный характер аддикции проявляется в том, что в этом процессе устанавливаются эмоциональные отношения, связи не с другими людьми, а с неодушевленными предметами или явлениями…

Девиантное поведение и наследственность

psy.bobrodobro.ru

факторы риска и условия формирования – тема научной статьи по математике читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

УДК 316.624

АДДИКТИВНОЕ ПОВЕДЕНИЕ: ФАКТОРЫ РИСКА И УСЛОВИЯ ФОРМИРОВАНИЯ

© М.С. Симонов, Д.Л. Симонова

Ключевые слова: аддиктивное поведение; факторы риска; условия формирования; значение для здоровья. Рассматриваются факторы риска и условия формирования патологических зависимостей в основном среди подростков и молодежи. Утверждается, что аддиктивное поведение является основным фактором в снижении уровня здоровья подрастающего поколения. Выделяются условия, при которых патологические зависимости приносят наибольший вред молодежи.

Для определения аддиктивного поведения требуется рассмотреть такие термины, как поведенческая норма, поведенческая патология и девиантное поведение.

Отсутствие зависимости предполагает, что индивид соответствует понятиям поведенческой нормы. Норма же (по мнению К.К. Платонова) — это явление группового сознания в виде разделяемых группой представлений и наиболее частных суждений членов группы о требованиях к поведению с учетом их социальных ролей, создающих оптимальные условия бытия, с которыми эти нормы взаимодействуют и, отражая, формируют его.

Поведенческая патология (по П.Б. Ганнушкину) подразумевает наличие в поведении человека таких признаков, как склонность к дезадаптации, тотальность, стабильность. Под склонностью к дезадаптации понимается существование шаблонов поведения, не способствующих полноценной адаптации человека в обществе, в виде конфликтности, неудовлетворенности, противостояния или противоборства реальности, социально-психологической изоляции. Признак тотальности указывает на то, что патологические поведенческие стереотипы способствуют дезадаптации в большинстве ситуаций, в которых оказывается человек, т. е. они проявляются «везде». Стабильность отражает длительность проявления дезадаптивных качеств. Поведенческая патология может быть обусловлена психопатологическими факторами, а также базироваться на патологии характера, сформированной в процессе социализации.

Девиантным поведением человека можно обозначить систему поступков или отдельные поступки, противоречащие принятым в обществе нормам и проявляющиеся в виде несбалансированности психических процессов, неадаптивности, нарушении процесса самоактуализации или в виде уклонения от нравственного и эстетического контроля над собственным поведением (В.Д. Менделевич, 2003).

Аддиктивное поведение (от англ. addiction — пагубная, порочная склонность) — одна из форм деструктивного, девиантного, поведения, которая выражается в стремлении к уходу от реальности посредством изме-

нения своего психического состояния (Большой психологический словарь, 2003).

Наличие аддиктивного поведения указывает на нарушенную адаптацию к изменившимся условиям мик-ро- и макросреды. Аддиктивное поведение, по определению Короленко и Сигала (1991), характеризуется стремлением к уходу от реальности посредством изменения своего психического состояния.

Определение аддиктивного поведения относится ко всем его многочисленным формам. Уход от реальности путем изменения психического состояния может происходить при использовании разных способов. В жизни каждого человека бывают моменты, связанные с необходимостью изменения своего психического состояния, не устраивающего его в данный момент. Для реализации этой цели человек «вырабатывает» индивидуальные подходы, становящиеся привычками, стереотипами. Проблема аддикций начинается тогда, когда стремление ухода от реальности, связанное с изменением психического состояния, начинает доминировать в сознании, становясь центральной идеей, вторгающейся в жизнь, приводя к отрыву от реальности. Происходит процесс, во время которого человек не только не решает важных для себя проблем, но и останавливается в своем духовном развитии (Ц.П. Короленко, Н.В. Дмитриева, 2001).

Механизм ухода от реальности выглядит следующим образом. Выбранный человеком способ подействовал, понравился и зафиксировался в сознании как наконец-то найденное действующее средство, обеспечивающее хорошее состояние.

В дальнейшем встреча с трудностями, требующими принятия решения, автоматически заменяется приятным уходом от проблемы с переносом ее решения «на завтра». Постепенно волевые усилия снижаются, т. к. аддиктивные реализации «бьют» по волевым функциям, способствуя выбору тактики наименьшего сопротивления. Снижение переносимости трудностей, уход от их преодоления приводит к накоплению нерешенных проблем.

Процессу появления и развития аддиктивного поведения могут способствовать биологические, психо-

логические и социальные влияния (Ц.П. Короленко,

Н.В. Дмитриева, 2000).

Под биологическими предпосылками подразумевается определенный, своеобразный для каждого способ реагирования на различные воздействия, например, на алкоголь. Замечено, что лица, изначально реагирующие на алкоголь как на вещество, резко изменяющее психическое состояние, более предрасположены к развитию алкогольной аддикции. Американские ученые также выделяют такой фактор, как генетическая предрасположенность к различным формам аддиктив-ного поведения, передающаяся по наследству.

Под социальными факторами, влияющими на развитие аддиктивного поведения, понимаются дезинтеграция общества и нарастание изменений с невозможностью к ним своевременно адаптироваться.

Большое значение в возникновении аддикций имеет такой фактор, как психологические травмы детского возраста и насилие над детьми, отсутствие заботы с предоставлением детей самих себе.

Большинство отклонений в поведении несовершеннолетних: безнадзорность, правонарушения, употребление психоактивных веществ, имеют в своей основе один источник — социальную дезадаптацию, корни которой лежат в дезадаптированной семье. Социально дезадаптированный ребенок, подросток, находясь в трудной жизненной ситуации, является жертвой, чьи права на полноценное развитие грубо нарушили. Семьи, для которых характерны наиболее глубокие дефекты социализации, вольно или невольно провоцируют детей на раннее употребление психоактивных веществ и совершение правонарушений. Криминологи выделяют следующие типы дисфункциональных, неблагополучных семей.

Псевдоблагополучная семья отличается ярко выраженным деспотическим характером, безоговорочным доминированием одного из родителей, полным подчинением ему остальных членов семьи, наличием жестоких взаимоотношений, применением физического наказания.

Неполная семья. Дефекты в структуре родительской семьи в современных условиях могут отрицательным образом сказаться на формировании личности ребенка, подростка и также способствуют его десоциализации.

Проблемная семья характеризуется соперничеством между родителями за главенствующее положение в семье, отсутствием всякого сотрудничества между членами семьи, разобщенностью, изоляцией между родителями и детьми.

Аморальная семья. В ней наблюдаются такие отрицательные факторы, как правонарушения, совершаемые родителями и иными членами семьи, пьянство и алкоголизм, систематические конфликты, выливающиеся в скандалы и драки, развратное поведение родителей.

Криминогенная семья. Такая семья, члены которой совершают преступления. Иногда приходится констатировать, что криминальная деятельность является основным видом деятельности конкретного лица или семьи в целом.

К психологическим факторам относятся личностные особенности, отражение в психике психологических травм в различных периодах жизни.

Провоцирующими факторами отклоняющегося, ад-диктивного поведения считаются нервно-психическая неустойчивость, акцентуации характера (гипертимный, неустойчивый, конформный, истероидный, эпилепто-идный типы), поведенческие реакции группирования, реакции эмансипации и другие особенности подросткового возраста (А.Е. Лично, 1986, В. А. Жмуров, 1994, Я.Д. Шабанов, О.Ю. Штакельберг, 2000, Р.В. Овчаро-ва, 2000 и др.). К этим факторам необходимо отнести особенности, обусловленные характерными для этого периода реакциями: эмансипации, группирования, увлечения (хобби) и формирующимися сексуальным влечениям (А.Е. Личко, 1986).

Основным мотивом поведения подростков,

склонных к аддиктивным формам поведения, является бегство от невыносимой реальности. Но чаще встречаются внутренние причины, такие как переживание стойких неудач в школе и конфликты с родителями, учителями, сверстниками, чувство одиночества, утрата смысла жизни, полная невостребованность в будущем и личная несостоятельность во всех видах деятельности и мн. др.

За последнее время увеличилось число синдромов, относящихся к аддиктивному и компульсивному поведению. Под компульсивным поведением подразумевается поведение или действие, предпринимаемое для интенсивного возбуждения или эмоциональной разрядки, трудно контролируемое личностью и в дальнейшем вызывающее дискомфорт (А.В. Гоголева, 2002). Такие паттерны поведения могут быть внутренними (мысли, образы, чувства) или внешними (работа, игра). Ком-пульсивное поведение дает возможность имитации хорошего самочувствия на короткий период, не разрешая внутриличностных проблем. Такое поведение можно считать патологическим, если оно отражает единственный способ совладения со стрессом (С. А. Кулаков, 2000).

Анализируя особенности аддиктивной личности, В.Д. Менделевич ссылается на Э. Берна и через призму его теории раскрывает сущность аддиктивной личности. По мнению Э. Берна, у человека существует шесть видов голода: голод по сенсорной стимуляции, голод по признанию, голод по контакту и физическому поглаживанию, сексуальный голод, структурный голод или голод по структурированию времени, голод по инициативе.

У аддиктивной личности каждый вид голода обостряется. Они не находят удовлетворения чувству голода в реальной жизни и стремятся снять дискомфорт и неудовлетворение реальностью стимуляцией тех или иных видов деятельности. Таким образом, основным в поведении аддиктивной личности является стремление к уходу от реальности, страх перед обыденной, наполненной обязательствами и регламентациями «скучной» жизнью, склонность к поиску эмоциональных запредельных переживаний даже ценой серьезного риска для жизни и неспособность быть ответственным за свои поступки.

Гемблинг (лудомания) — патологическая склонность к азартным играм (F63.0 по МКБ-10), «заключается в частых повторных эпизодах участия в азартных играх, что доминирует в жизни субъекта и ведет к снижению социальных, профессиональных, материальных и се-

мейных ценностей, не уделяется должного внимания обязанностям в этой сфере» (МКБ-10, 1994).

С развитием компьютерных технологий и расширением рынка игрового программного обеспечения растет число людей, увлекающихся компьютерными играми. Об этом можно судить по нескольким объективно наблюдаемым факторам: активное развитие игрового компьютерного бизнеса, расширение рынка игрового программного обеспечения, увеличение игровых компьютерных журналов и газет, рост количества игровых веб-серверов в сети Интернет. Игровые аддикты испытывают устойчивую потребность в игре, но вместе с тем не могут полностью удовлетворить ее, т. е. находятся в состоянии фрустрации, хотя и имеют возможность удовлетворять потребность.

Ключом к пониманию этого парадокса может стать разделение психической реальности аддиктов на виртуальный мир и реальный мир. В процессе игры их настроение существенно улучшается, а наблюдения показывают, что в процессе игры у человека присутствуют положительные эмоции. Положительные эмоции, сопровождающиеся подъемом настроения, бывают, по словам аддиктов, также в ситуации «предвкушения» компьютерной игры. Но после выхода из виртуального мира настроение снова ухудшается, быстро возвращаясь на исходный уровень, оставаясь на нем до следующего «вхождения» в виртуальный мир.

Понижение настроения при окончании игры объясняется самими причинами игровой потребности — уход от реальности и принятие роли. Для игрового аддикта реальный мир скучен, неинтересен и полон опасностей, т. к. большинство аддиктов — люди, плохо адаптирующиеся в социуме. Вследствие этого человек пытается жить в другом мире — виртуальном, где все дозволено, где он устанавливает правила игры. Логично предположить, что выход из виртуальной реальности болезнен для аддикта — он вновь сталкивается с ненавистной для него реальностью, что и вызывает снижение настроения и активности, ощущение ухудшения самочувствия. Таким образом, одна из возможных причин снижения настроения у аддиктов — это наличие постоянной потребности в компьютерной игре и, одновременно с этим, невозможность полного удовлетворения этой потребности.

Другая возможная причина отклонений в эмоциональной сфере аддиктов — это, по мнению профессора М.А. Шапкина, субъективное переживание аддиктами на сознательном уровне практической бесполезности увлечения компьютерными играми и, вследствие этого, собственной бесполезности наряду с невозможностью прекращения увлечения в силу психологической зависимости.

Наблюдения показали, что игровые аддикты не нормально адаптируются в социуме. К проблеме высокой тревожности у аддиктов может быть два подхода: высокая тревожность как причина зависимости от компьютерных игр и высокая тревожность как следствие этой зависимости.

В последнее время проблема азартных игр приобрела исключительно большее значение в связи с включением в ее сферу все более распространяющихся денежных игровых автоматов и повсеместного открытия казино. Разнообразное, привлекающее внимание своим

красивым видом, мелькающими огоньками, приятными акустическими эффектами оборудование оказывает сильное суггестивное влияние на многих людей. Имеет немаловажное значение также кажущаяся легкой возможность выиграть значительную сумму денег в течение очень короткого времени.

Игровые автоматы чрезвычайно широко распространились во многих странах, успешно вытесняя другие виды развлечений. Так, например, уже в конце 70-х гг. ХХ в. в Великобритании, особенно в небольших городах, возникла проблема низкой посещаемости кинотеатров, вплоть до необходимости их закрытия, за счет возрастающей популярности залов игровых автоматов. В США, по данным Conrad (1978), количество «проблемных гэмблеров» — аддиктивных игроков, зависимых от игровых автоматов настолько, что их жизнь оказывалась полностью подчиненной этой страсти, колебалось от 4 до 10 млн.

Азартные игры как форма досуга или развлечения существуют повсеместно, и подавляющее большинство людей иногда играет в казино, на игровых автоматах, ходят на бега, бьются об заклад, покупают лотерейные билеты. Однако число тех, кого считают патологическими игроками, в большинстве стран, где проводились соответствующие исследования, постоянно. Оно составляет 3,7 % населения.

Существует большое разнообразие игр, ставших демократичными и доступными практически для каждого человека. Аддикция к игре начинается тогда, когда после участия в ней человек продолжает с большим постоянством думать об игре и стремится снова участвовать в ней. В связи с восторженностью он поначалу рассказывает об этом, приглашает посетить это действо. Постепенно этот способ проведения времени все более часто повторяется, становясь самым лучшим способом проведения времени, предпочитаемым всем другим, тем самым, оказывая на человека деструктивное влияние.

Ц.П. Короленко и Т.А. Донских (1990) выделяют ряд признаков, характерных для азартных игр как одного из видов аддиктивного поведения. К ним относятся следующие.

1. Постоянная вовлеченность, увеличение времени, проводимого в игре.

2. Изменение круга интересов, вытеснение прежних мотиваций игровой, постоянные мысли об игре, преобладание в воображении ситуаций, связанных с игровыми комбинациями.

3. «Потеря контроля», выражающаяся в неспособности прекратить игру как после большого выигрыша, так и после постоянных проигрышей.

4. Состояния психологического дискомфорта, раздражения, беспокойства, развивающиеся через сравнительно короткие промежутки времени после очередного участия в игре, с труднопреодолимым желанием снова приступить к игре. Такие состояния по ряду признаков напоминают состояния абстиненции у наркоманов, они сопровождаются головной болью, нарушением сна, беспокойством, сниженным настроением, нарушением концентрации внимания.

5. Характерно постепенное увеличение частоты участия в игре, стремление к все более высокому риску.

6. Периодически возникают состояния напряжения, сопровождающиеся игровым «драйвом», все преодолевающим стремлением найти возможность участия в азартной игре.

7. Быстро нарастающее снижение способности сопротивляться соблазну, что выражается в том, что лица, решившие раз и навсегда покончить с играми, при малейшей провокации (встреча со старыми знакомыми по игре, разговор на эту тему, участие в обычной, неазартной игре и др.), как правило, возобновляют участие в азартных играх.

Поступила в редакцию 12 ноября 2010 г.

Simonov M. S, Simonova D.L. Addictive behavior: risk factors and formation conditions

The risk factors and conditions of formation of pathological dependences basically among teenagers and youth are considered. It is affirmed that abusing is a major factor in decrease in level of health of rising generation. The conditions at which pathological dependences do the greatest harm of youth are allocated.

Key words: addictive behavior; risk factors; formation conditions; value for health.

cyberleninka.ru

Генетическая предрасположенность

Мы часто слышим словосочетание «генетическая предрасположенность». Знаем, что некоторые заболевания и состояния связаны с наследственностью. И почему-то кажется, что раз кто-то из предков болел чем-то страшным, то и для нас это неизбежно. Но всё не так плохо, как кажется.

Генетическая предрасположенность

Генетика изучает закономерности наследования и изменчивости признаков у человека. Наследоваться могут цвет глаз и волос, предрасположенность организма к тем или иным реакциям на раздражители, факторам воздействия и многое другое.

Чаще всего говоря о наследственной предрасположенности, люди подразумевают болезни, полноту, склонность к вредным привычкам и девиантному поведению.

Заболевания к которым склонны люди

  • сахарный диабет;
  • бронхиальная астма;
  • язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки;
  • болезнь Альцгеймера;
  • шизофрения;
  • пороки развития;
  • ожирение;
  • атеросклероз и другие.

Наследственность не значит, что человек непременно заболеет. Болезни или врождённые аномалии проявляются только в случае совокупления неблагоприятных средовых и генетических факторов. Неблагоприятные генетические факторы — «неудачная» комбинация обычных генов человека.

Если у кого-то из родителей, например, сахарный диабет, то у ребёнка он может возникнуть, только когда сумма неблагоприятных факторов превышает критический порог.

Полнота

Всё, что написано про «наследственные» заболевания касается и ожирения. В случае неблагоприятной комбинации генов подобная предрасположенность не приговор, поскольку развитие заболевания во многом зависит от образа жизни человека.

Генетическая предрасположенность к полноте не препятствует потере веса, если подойти к решению проблемы индивидуально. Дело в том, что по наследству передаётся склонность к ожирению, а не лишний вес. Поэтому необходимо всегда следить за питанием и вести активный образ жизни.

Речь не идёт о голодании и изнуряющих тренировках. Иногда достаточно скорректировать свой рацион, убрав из него лишнее количество мучного, жирного и сладкого. Активный образ жизни подразумевает ежедневные пешие прогулки, бег, плаванье, танцы, тренировки и прочее.

Для успеха важны только ваше желание и настрой на результат, поскольку ожирение может привести к развитию сердечно-сосудистых заболеваний, диабету, варикозному расширению вен и другим неприятностям.

Вредные привычки

Зависимость человека от алкоголя, табака и наркотиков давно перешла в разряд медицинских проблем, поскольку в 70% случаев развивается за счёт генетической предрасположенности. Однако и в этом случае «наследственность» решает не всё. Многое зависит от окружения человека и его воспитания.

Дети, растущие в семье, где у одного или двух родителей присутствует аддиктивное поведение, склонны стать зависимыми. Это происходит не только из-за комбинации генов, но и в связи с наглядным примером и желанием подражать старшим. В таком случае надо исключить негативное влияние на ребёнка и организовать работу с психологом.

Взрослый человек, стремящийся нивелировать результат подобной предрасположенности, должен при необходимости общаться с психологом и избегать попадания в соответствующую среду.

Важнейший фактор, мешающий развитию зависимости — желание человека быть здоровым.

Генетическое тестирование

Не всегда болезни, изменённые состояния организма и вредные привычки развиваются вследствие наследственной предрасположенности. Но если хотите знать есть ли у вас склонность к перечисленному, проведите тестирование.

Генетический скрининг позволяет определить наличие неблагоприятных комбинаций генов, которые могут вызвать развитие тех или иных заболеваний, изменённых состояний, пороков.

Чаще всего подобные исследования проводятся на этапе планирования беременности и во время неё. Но тестирование может пройти любой человек, который хочет знать возможность развития у себя недугов.

Тестирование включает в себя анализ крови и полный сбор врачом-генетиком анамнеза пациента и его родственников. Доктор назначит обследование крови на выявление конкретных мутаций и изменений с учётом истории заболеваний родственников. Результат анализа расшифровывается только генетиком исходя из полученной ранее информации.

Наследственность не приговор

Если результаты скрининга свидетельствуют о предрасположенности к болезни, полноте и другим состояниям, вероятность развития патологии 10-20% при учёте негативного влияния различных факторов.

Например, если существует вероятность заболеть сахарным диабетом, ведите здоровый образ жизни и следите за уровнем сахара в крови.

Важно понимать, что семейные заболевания не всегда носят наследственный характер, несмотря на генетическую предрасположенность к ним. Важны образ жизни и позитивный настрой.

Часто люди оправдывают нежелание делать что-либо генетикой: «Зачем я буду ограничивать себя в сладком, если и так потолстею? Зачем пытаться бросить курить, если это нереально из-за наследственности?» и т.д.

Плохая наследственность не приговор, если следить за собой, своим здоровьем, вовремя проходить профилактические обследования, позитивно мыслить и хотеть быть здоровым и счастливым!

www.krasivaja-popa.ru

Что такое аддикция. Этапы развития, особенности личности и профилактика

Аддикция – пристрастие к изменяющим сознание веществам или навязчивая потребность в определённых действиях, не достигающая уровня физической зависимости. Соответственно аддиктивное поведение основывается на постоянной потребности в каких-либо препаратах, алкоголе, курении, навязчивом поведении (переедание, стойкие паттерны поведения), целью которой является изменение эмоционального состояния и восприятия окружающей действительности. Аддиктивное поведение широко распространено и отличается высокой устойчивостью к лечению и малой обратимостью.

Этапы развития аддикции

В эволюции патологических пристрастий выделяют следующие ступени, их же можно рассматривать в качестве степеней тяжести проявлений аддиктивного поведения:

  1. Этап первых проб.
  2. Этап «аддиктивного ритма», на котором учащаются эпизоды аддикции и вырабатывается соответствующая привычка.
  3. Этап явного аддиктивного поведения – аддикция становится единственным вариантом реагирования на жизненные неурядицы, при этом стойко отрицается её наличие, имеется дисгармония между представлением человека о себе и действительностью.
  4. Этап физической зависимости – аддиктивное поведение становится преобладающим, управляет всеми сферами жизни человека, эффект повышения настроения исчезает.
  5. Этап полной физической и психической деградации – из-за постоянного употребления психоактивных веществ или пагубного поведения нарушается работа всех органов и систем, резервы организма истощаются, появляется множество тяжелых заболеваний в сочетании с выраженной зависимостью. На этом этапе аддикт может совершать правонарушения, проявлять насилие.

Классификация аддикций

Выделяют следующие виды аддиктивного поведения:

  1. Химическая зависимость (наркомания, токсикомания, курение, алкоголизм).
  2. Нарушения пищевого поведения (анорексия, голодание, булимия).
  3. Нехимические типы зависимостей (игровая, компьютерная, сексуальная, навязчивые покупки, трудоголизм, пристрастие к громкой музыке, и т.д.).
  4. Крайние степени увлечения каким-либо видом деятельности, приводящие к игнорированию имеющихся жизненных проблем и их усугублению (религиозный фанатизм, сектантство, МЛМ).

Данная классификация аддиктивного поведения учитывает максимальное количество его видов, однако такое разделение достаточно условно – группы нехимических зависимостей и чрезмерных увлечений весьма близки и разделяются в основном по наличию или отсутствию соответствующей нозологической группы в номенклатуре болезней.

Последствия разных видов аддикций для человека и общества существенно отличаются, поэтому к части из них отношение нейтральное (курение) или даже одобрительное (религиозность).

Формирование аддиктивной личности

Ряд особенностей главных общественных институтов способствует формированию аддикций. Рассмотрим их подробнее.

Семья

Дисфункциональная семья – один из определяющих факторов в появлении девиантного поведения. К ним относятся семьи, в которых один из членов страдает химической зависимостью, а также семьи эмоционально-репрессивного типа, в которых имеется сходный тип отношений.

Для этой группы семей характерны двойные стандарты в общении, отрицание явных проблем, культивирование иллюзий, отсутствие помощи со стороны родителей, вследствие чего ребёнок привыкает лгать и недоговаривать, становится подозрительным и злым.

Дети в таких семьях испытывают сильный дефицит положительных эмоций, родительской поддержки и участия. Обращение с ребёнком часто жестокое, семейные роли устойчивые, родители авторитарные, общение сопровождается частыми конфликтами. Отсутствуют определённые границы личностей, личное пространство. Дисфункциональные семьи очень закрыты, информация о внутренних проблемах скрывается, при этом внутри семьи полностью отсутствует определённость, не выполняются обещания. Возможны случаи сексуального насилия. Дети в таких семьях вынуждены рано взрослеть.

Система образования

Школьная система поощряет непрерывную напряженную работу по обучению, полностью игнорируя межличностные отношения. В результате у детей не остаётся свободного времени для самопознания, общения, что приводит к отсутствию опыта реальных житейских ситуаций, умения жить в текущем моменте. Ребёнок боится трудностей и всеми силами избегает их. Сохраняя после окончания школы привычные модели избегания трудностей, дети, хорошо учившиеся в школе, часто приобретают тяжелое девиантное поведение. Аддиктивное реагирование особенно легко развивается у учеников школ для одарённых детей, которых помимо школы записывают на дополнительные занятия и в кружки. У них отсутствует всякая возможность инициативы, из-за чего при столкновении с реальной жизнью они реагируют чувством страха и паники вместо мобилизации и поиска выигрышных стратегий. Кроме знаний школьное обучение прививает устаревшие, негибкие убеждения, взгляды, способы реагирования, неприменимые в жизни.

Также немаловажна личность учителя, каковые в сегодняшних условиях не всегда являются достойным примером, особенно в силу профессиональной деформации.

Религия

С одной стороны, религия помогла спастись, избавиться от зависимостей и дала смысл жизни многим людям. С другой, религия сама по себе может стать сильным аддиктивным агентом. Человек может не заметить постепенного вовлечения в секту, деструктивную по отношению к жизни её членов. Даже традиционное христианство отчасти способствует формированию аддиктивного поведения – идеи смирения, терпения, принятия близки созависимым личностям и аддиктам отношений.

Характеристика аддиктивных личностей

Все больные с девиантным поведением имеют ряд особенностей, часть из которых являются причиной, а часть следствием аддикции. К ним относятся:

  • Уверенность и хорошее самочувствие в сложных обстоятельствах наряду с плохой переносимостью обычной житейской рутины. Эта особенность считается одной из основных причин аддиктивного поведения – именно стремление к комфортному самочувствию заставляет таких людей искать острых ощущений.
  • Аддиктивные личности предпочитают говорить неправду, обвинять окружающих в собственных ошибках.
  • Для них характерны яркие внешние проявления превосходства в сочетании с заниженной самооценкой.
  • Страх глубоких эмоциональных контактов.
  • Избегание ответственности.
  • Тревожность и зависимость.
  • Манипулятивное поведение.
  • Стремление к уходу от повседневной реальности и поиск интенсивных чувственных и эмоциональных переживаний, которое осуществляется путём своеобразного «бегства» — в работу, фантазии, в самосовершенствование, в миры наркотиков или алкоголя.

Профилактика аддиктивного поведения

Для эффективной профилактики аддиктивного поведения крайне важно раннее её начало. Поэтому значительное внимание уделяется первичной профилактике – предупреждению возникновения зависимого поведения. Она включает следующие этапы:

  • Диагностический – выявление детей, личностные особенности которых свидетельствуют о возможности аддиктивного поведения с помощью наблюдения и психологических методик. Для уточнения состава группы риска возможен сбор информации о моделях поведения детей, составе семьи, интересах ребёнка у педагогов. Наблюдение за ребёнком поможет выявить в их речи негативные высказывания о себе, обвинения окружающих, отсутствие личного мнения и интересов.
  • Информационный – распространение среди детей информации о вредных привычках, сексуальном поведении, методиках борьбы со стрессом, технологиях общения.
  • Коррекционный – направлен на исправление негативных привычек и взглядов, формирование конструктивного подхода к жизненным трудностям, прививание навыка работы над собой, эффективного общения.

Вторичная профилактика аддиктивного поведения направлена на выявление и лечение людей с ранними стадиями аддикции, а третичная – на социализацию излеченных от зависимостей личностей.

Аддиктивное поведение: профилактика и реабилитация

onevroze.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о