Нейтральное настроение: Нейтральное настроение это как — Отношения

Содержание

(определения приводятся в именительном падеже)

Настроение — это мистический термин в нейропсихологии, приводящий к спорам и неизученный до конца.Разберёмся, что кроется под его определением. Среди всех человеческих чувств, настроение самое загадочное и изменчивое — радость сменяется грустью и печалью, раздражение стихает, и на его место приходит спокойствие.

Некоторые авторы описывают этот феномен душевным состоянием, другие считают его долгосрочным эмоциональным процессом. Психологи объясняют настроение как форму, возникающую под воздействием реальных событий, это в некоторой степени ответ человеческого организма на происходящее.

Рассмотрим характеристики настроения, которые помогут разобраться в его сути:

  • Порой виновники душевных порывов не известны. На протяжении дня на смену жизнеощущения влияют многие факторы.
  • Воздействие на поступки индивида. Эмоции — это рычаг для поведения в обществе.
  • Долгосрочное влияние. Грусть и тоска могут тянуться часами, иногда негативные эмоции продолжают влиять на нас в течение нескольких дней.

Если за основу взять конкретные чувства, то вариантов определений настроения будет насчитываться более семидесяти. Начнем с простой классификации: настроение подразделяется на положительное или отрицательное. Первый вариант характеризуется бодростью, оптимизмом и жизнерадостностью, второй наоборот приводит к апатии, недовольству или злости.

Положительное настроение

Положительный настрой — залог огромного успеха, с помощью которого можно в корне поменять собственную жизнь. Радостная и счастливая личность располагает к себе других людей, за ним хочется тянуться.

Виды положительного настроения:

  • Благополучное. Характеризуется слабой эмоциональностью, индивид не переживает по пустякам, к любой проблеме подходит со здравым смыслом и адекватно ищет пути решения. Иными словами, назовем такое расположение духа нейтральным.
  • Воодушевленное. Таких личностей сложно вывести из себя. Воодушевление сродни эйфории, помогает найти человеку силы, мотивацию и вдохновение для будущих свершений.
  • Радостное. Это такое состояние души, которому присущи ощущения счастья и позитива. Индивид чувствует себя благоприятно и удовлетворенно, готов решать поставленные задачи, он не боится будущего, не опасается и не тревожится за него.

Позитивный настрой тесно связан со здоровым образом жизни. Учёные доказали, что наш эмоциональный фон сильно отражается на самочувствии. Например, переживания приводят к нежелательным последствиям, в то время как искренняя улыбка помогает расслабиться и отвлечься от грустных мыслей.

Склонение существительного настроение (какой падеж)

Склонение слова по падежу в единственном и множественном числах.

ПадежВопросЕд.числоМн. число
Именительный(кто, что?)настроениенастроения
Родительный(кого, чего?)настроениянастроений
Дательный(кому, чему?)настроениюнастроениям
Винительный(кого, что?)настроениенастроения
Творительный(кем, чем?)настроениемнастроениями
Предложный(о ком, о чём?)настроениинастроениях

Сфера употребления

Пословица Деловая лексика Майкрософт Искусство Дипломатический термин

Плохое настроение

Последствия уныния и неудовлетворенности огорчают. Например, опасения заставляют людей чувствовать панику, которая провоцирует учащенное сердцебиение, повышенное давление и потливость. Длительное пребывание в депрессии, вероятно, начнёт разрушать человека изнутри, что повлечет необходимость медицинского вмешательства.

Классификация отрицательного настроения:

  • Грусть. Характеризуется излишней чувствительностью и ранимостью. Грусть возникает, когда человек не доволен собственными аспектами жизни, не редко наводит людей на размышления. В таких случаях человеку полезно побыть одному.
  • Тоска. Это самочувствие называют тяжелым случаем грусти, выражающим горькое сожаление о происходящем. Характеризуется сильными переживаниями и ухудшением самочувствия. Людям свойственно тосковать о близких, о любимых, о родине.
  • Меланхолия. Тяжелое эмоциональное состояние, по сравнению с грустью и тоской. Меланхолии присущи апатичность, полный упадок сил и мрачные мысли.
  • Раздражение. Это мятежность души, когда нет сил управлять собой, недовольством от происходящего и негодованием на окружающих. Раздражение бывает мучительным и болезненным, бурным и злобным, беспомощным и немым. К такому расположению духа приводит неприятная мелочь или тяжелое потрясение. Раздражение в последнем случае переходит в резкую озлобленную реакции.
  • Тревожность. Тревога делает человека мнительным, ощущается внутренний дискомфорт от неопределенности. Тревогу еще называют дурным предчувствием. Индивида переполняет чувство страха, он ждёт, что случится напасть. Причём такие опасения в значительной степени преувеличены, потому как часто связаны не с угрозой, а с вероятностью её проявления.

Как помочь себе при грусти или гневе, как взрастить внутри чувство удовлетворенности, спокойствия или даже радости. Для начала разберитесь, в чем причина негодования, и постарайтесь исключить факторы, влияющие на эмоциональный фон.

основные виды и как повысить

Человек – существо эмоциональное, это означает, что внутри каждого из нас происходит постоянный непрерывный эмоциональный процесс, который и называют настроением.

Оно может быть веселым, романтичным, раздраженным, сонным или равнодушным. Чтобы понять, какое бывает настроение и с чем это связано, нужно заглянуть в себя. За редким исключением болезненного состояния, наше настроение находится в наших руках!

Настроение или эмоции?

Несмотря на то, что и настроение, и эмоции являются эмоциональными процессами, их следует различать. Наши эмоции носят кратковременный и скоротечный характер. В таких случаях мы часто говорим: попал под горячую руку, наговорил сгоряча и т.д. Эмоции всегда более выражены: понять, что незнакомый нам человек находится в гневе, не составит для нас труда. Однако, эмоции – плохие или хорошие, быстро проходят, и даже самый разгневанный человек быстро успокаивается, а любая эйфория сменяется умеренной радостью.

Настроение же длится намного дольше: меланхоличное настроение может преобладать неделями, а то и годами. При этом настроение не выражается ярко и бурно. Мы можем даже не догадываться о том, что близкий нам человек находится в подавленном настроении.

А все потому, что наше настроение возникает не по конкретной причине, а в целом по отношению к жизни. Другими словами, пессимистическое настроение можно объяснить длительным недосыпом,

утомленностью, хроническим стрессом на работе, но его причиной никак не может быть сломанный ноготь или пролитый кофе.

Виды настроения

  • Положительное настроение — это наиболее естественное состояние для людей. При этом, человек не испытывает эйфории или ликования, но общий фон настроения – приподнятый.
  • Отрицательное настроение – не является типичным для человека. Более того, продолжительное негативное настроение относят к болезненному состоянию и лечат медикаментозными методами. Депрессия – очень плохое настроение, которое затянулось по времени. При этом жизнь воспринимается как мучение, боль, а окружающий мир воспринимается через призму негативизма.

  • Нейтральное настроение – не означает, что у человека нет настроения, просто такие люди (интроверты) предпочитают держать свои эмоции внутри себя, не показывая их внешне.

Секреты настроения

Причины нашего настроения не всегда нами осознаются, скорее наоборот – они скрыты в нашем подсознании, и только сеансы психолога или самостоятельный самоанализ подскажет истинную причину плохого настроения. Именно поэтому, медикаментозное лечение депрессии не дает продолжительного результата, и при прекращении приема антидепрессантов – подавленное настроение возвращается вновь.

Помимо этого, на наше настроение оказывают влияние различные гормоны и ферменты. Резкие перепады настроения у женщин могут быть связаны с физиологическими процессами, происходящими в организме. Причиной может оказаться беременность, предменструальный синдром или гормональный сбой.

Как повысить себе настроение?

Бороться с плохим настроением не только можно, но и НУЖНО! Ведь наше плохое настроение влияет на наши решения, наш выбор, а значит и на всю нашу жизнь! В подавленном настроении человек воспринимает окружающий мир с позиции рисков и опасностей, а значит, упускает возможности улучшить или наладить свою жизнь.

  • Первым делом следует убедиться, что вы не истощены физически и морально. Проконтролируйте, сколько времени вы тратите на сон, отдых и работу. В этом вопросе не должно быть дисбаланса. Также уделите внимание своему питанию – зачастую причиной подавленного настроения может оказаться нехватка того или иного витамина, микро и макроэлементов.
  • Позвольте себе расслабиться и получить удовольствие: сходите в кино, устройте СЕБЕ романтический ужин, съешьте лишнюю дольку шоколада, в которой так давно себе отказывали.

  • Узнайте свое хобби или увлечение, ведь у каждого человека есть занятие, которое ему по душе. Если вы еще не знаете, какое у вас хобби – экспериментируйте! Начните вышивать, вязать, рисовать картины, выпекать торты или играть в шахматы. Занимаясь любимым делом, вы скорее восстановите силы после трудового дня и зарядитесь позитивом.
  • Если долго улыбаться, вам рано или поздно, станет весело. Начните улыбаться, даже через силу. Впрочем, можно помочь себе в этом просмотром веселой комедии, юмористической передачи или чтением анекдотов.

  • Переключите свое внимание на близких вам людей. Сделайте сюрприз для ребенка, мужа, подруги. Принося радость другим, мы заряжаемся положительными эмоциями, ведь когда дорогие нам люди счастливы – мы радуемся вместе с ними.
  • Устройте посиделки с подругой. Зачастую, именно близкая подруга является лучшим психологом, которой можно излить свою душу, не боясь получить порицание в ответ. Не зря говорят: одна голова хорошо, а две лучше! Воспользуйтесь мудростью предков и разделите бремя своих проблем с другими: даже если проблемы не исчезнут полностью, они станут заметно легче.

Видео по теме

womee.ru

Как поднять настроение?

Способы улучшения настроения:

  • Улыбка. Современные исследования показали, что наша мимика напрямую контролирует мозг.
  • Перенос гнева на неодушевленные предметы. Если это возможно, громко кричите, топайте ногами, бейте по боксерской груше или по подушке. Другими словами, выплескивайте негатив не на людей, а на косвенные предметы.
    После чего вы ощутите прилив спокойствия, который был так необходим.
  • Спорт. Занятие физкультурой помогает наладить сон, аппетит, придаёт сил и настраивает на оптимизм.
  • Прослушивание музыки. Стать счастливее поможет любимая песня, желательно веселого характера. Эффективны композиции, которые навевают радостные воспоминания.
  • Просмотр комедий, танцы.
  • Уборка. Негатив создаёт сумбур в голове, поэтому специалисты советуют привести в порядок мысли. Сделать это легко, если просто прибраться дома. Уборка поможет отвлечься и разобраться с чувствами.
  • Вкусная еда. Источником счастья послужат шоколад и бананы.

Избежать грусти и печали можно множеством способов, но, если постараться изначально настраивать себя на позитивный лад и оптимистично смотреть в будущее, сложностей с настроем удастся избежать.

Почувствовав, что земля уходит из-под ног, немедленно остановитесь и попробуйте разобраться, как выйти из ситуации с наименьшими потерями. Подумайте, не раздута ли проблема, возможно её решение очевидно.

Ловите волну оптимизма и не теряйте самоконтроль.

Психология цвета в интерьере | блог ДЭФО

Человеческая психика интересна и непредсказуема! Иногда на то, как человек себя чувствует и как он воспринимает мир, могут влиять факторы, о которых мы даже не задумываемся – например, цвета в интерьере. При этом психологи давно подметили, что преобладающий в окружении цвет напрямую влияет на настроение и даже здоровье человека. На этих знаниях построены методы цветотерапии.

Цвет может улучшить настроение, повысить продуктивность, создать оптическую иллюзию большого пространства или оказать другой любопытный эффект. Зная этот феномен, можно использовать его осознанно, обустраивая комфортные пространства для отдыха и работы.

Секреты влияние цвета хорошо известны дизайнерам. Обычно они выбирают один цвет в качестве доминирующего для 60% пространства. Чаще всего это один из нейтральных цветов. Затем они выбирают дополнительный (который занимает примерно 30% площади) и акцентный цвет – для ярких деталей. Каждый оттенок в интерьере оказывает свое воздействие на психику присутствующих в помещении людей, а все вместе они создают ту самую продуктивную и комфортную атмосферу, ради которых и работал специалист.

Влияние цвета на эмоции и деятельность

Цвета можно условно разделить на теплые и холодные. К теплым относятся красный, желтый и оранжевый – они вызывают чувство активности и страсти, в большом количестве способны даже вызвать гнев. К условно холодным цветам относится синий, зеленый и фиолетовый. Они ассоциируются со спокойствием, гармонией и миром, но также и с бездействием и грустью.

Опытные дизайнеры хорошо знают про влияние цвета и их комбинаций и используют их, чтобы достичь желаемого эффекта. И хотя люди воспринимают цвета по-разному (например, определенный цвет может пробудить в одном воспоминания или чувства, а другого оставить равнодушным), есть и общие свойства цветов, справедливые для большинства людей.

Белый цвет

Белый цвет в интерьере вызывает ассоциации с чистотой, воздухом, легкостью и свободным пространством. Он может сделать помещение визуально больше, а в качестве акцента внести в интерьер бодрящую свежесть.

Желтый цвет

Желтый – самый яркий и оптимистичный цвет палитры! Его эффекты варьируются в зависимости от оттенка. Бледно-желтый цвет стен или потолка может добавить в интерьер солнечного света. Ярко-желтый отлично подойдет для акцентного декора, он добавит в интерьер энергии и драйва.

Репродукция “Лиссабонский трамвай

Красный

Самый “горячий” из всех цветов палитры. Этот цвет стимулирует и бодрит, но может также спровоцировать эмоции гнева и раздражения. Красный цвет незаменим, если нужно внести импульс и настроение азарта, в том же время его не должно быть много, чтобы не вызвать тревогу и внутренний протест. Оранжевый, веселый и стимулирующий цвет, следует воспринимать аналогичным образом.

В целом яркие теплые цвета внушают оптимизм и способствуют позитивному настрою. Тем не менее, использовать их нужно умеренно, выбирая оттенок, приятный для глаз.

Кресла Hit с яркой обивкой оживят даже “холодный” интерьер в стиле лофт

Коричневый цвет

Коричневый цвет создает ощущение естественности и комфорта в интерьере. Этот цвет считается нейтральным, вызывает ассоциации с природной, практичностью и надежностью, традициями и прочной опорой. Не случайно отделка мебели природных коричневых оттенков считается примером хорошего вкуса.

Коричневый может быть очень приятным и аппетитным, если обретает оттенок шоколада, кофе или какао. Мебель с облицовкой натуральным шпоном, например как в серии Taurus – оттенка “дуб монтенегро”, способна добавить интерьеру основательности, тепла и глубины, сделать кабинет более гостеприимным.

Синий цвет

Синий очень разнообразен, имеет множество вариаций, но в целом он производит впечатление ясности, порядка и спокойствия. Это идеальный цвет для помещений, в которых много размышлений или тяжелой работы. Ощущение тишины и покоя, которое может придать синий, делает его хорошим выбором для офисной комнаты отдыха или лаунж-зоны.

Зеленый

Благородный зеленый дает схожий с синим эффект, также вызывая ассоциации с природой, гармонией, только он еще больше успокаивает и умиротворяет. Здесь тоже важно не перестараться – обилие зеленого может сделать настроение подавленным, как и много синего может усилить депрессивные чувства.

Репродукция “Бамбук”

Розовый цвет

Его можно использовать, чтобы создать свежую и неординарную атмосферу в доме, добавить креативности и уюта. В менталитете большинства людей розовый цвет считается женским, но в небольших количествах он может внесет умиротворение и комфорт даже в строгую офисную среду.

Репродукция “Рассвет над Нью-Йорком”

Фиолетовый цвет

Психологический эффект пурпурного цвета помогает создать роскошную и дорогую обстановку в офисе или в доме. Фиолетовый с преобладанием синего может быть безмятежным и спокойным, создавать атмосферу таинственности. Более близкий к красному спектру оттенок фиолетового привлекает больше внимания и доминируют в интерьере.

Нейтральные цвета

Цветовая психология – это больше, чем теплые и холодные цвета, есть еще и, так называемые, нейтральные оттенки. Нейтральные цвета имеют тенденцию уходить на задний план и не оказывают сильного воздействия на эмоции. Например, при входе в офис со стенами белого цвета, человек можете вообще не заметить присутствия цвета.

К нейтральным относится светло-коричневая палитра, кремовые оттенки серого и беж, любые оттенки белого (например, светло-светло-голубой). Черный цвет тоже считается нейтральным, но он имеет свои уникальные психологические эффекты. Так, черный хорош для создания контрастов и эффекта драмы, привлечения внимания, создает атмосферу серьезности и весомости. В интерьерах кафе, бьюти-сфере, кабинетах руководителей черный цвет может внести элемент утонченности и элегантности. В больших же количествах он угнетает, навевая ассоциации с трауром.

Цвет в офисном интерьере

Цвет – это фундаментальная часть дизайна любого рабочего пространства, способная влиять на настроение, концентрацию и здоровье сотрудников. Поскольку в офисе мы проводим большую часть дня, и предсказать персональное воздействие цвета на каждого из работников сложно, поэтому дизайнеры часто выбирают в качестве базы нейтральные цвета, разбавляя их яркими деталями (акцентная стена, картины, экраны и перегородки, цветные декоры мебельных фасадов).

Вот неполный список цветов, которые окажут хорошее влияние на продуктивную деятельность в офисе:

  • разные оттенки белого;
  • чирок;
  • серый;
  • голубой;
  • коричневый;
  • желтый;
  • зеленый;
  • оранжевый.

1. Не слишком белый

Степень белизны обоев или краски может сильно различаться, каждый оттенок имеет свое название. Палитра некоторых брендов включает сотни условно белых цветов. В офисах не стоит использовать ультрабелый цвет – он слишком интенсивный и яркий, и хорош только для потолка. Для стен подойдут нейтрально-белые цвета, они хорошо комбинируются с другими цветами, не создают чрезмерный контраст.

2. Светлый чирок

Поскольку чирок – это сочетание синего и зеленого, он может превратить любое рабочее пространство в машину для повышения производительности! Главное не переборщить с его количеством в интерьере.

Офисные перегородки Angle

3. Серый

Серый – это средний цвет между черным и белым, что создает нейтральное настроение. Его легко комбинировать с другими цветами, создавай нужный эмоциональный посыл.

4. Голубой

Мягкий светло-голубой цвет успокаивает нервы, снимает стресс и создает гармоничную рабочую атмосферу. Особенно хорошо организовать интерьер в голубых тонах в открытых офисах или клиентских зонах.

5. Коричневый

Коричневый цвет хорошо работает в пространстве, в котором нужны уверенность, энергия и сила. В сочетании с роскошной деревянной офисной мебелью цвет подарит комфорт и приятное тепло.

Президент-кабинет Trevizo – итальянская классика с благородным звучанием цветовой палитры ореха каналетто.

6. Пастельно-желтый цвет

Для маркетинговых агентств, компаний творческой индустрии, пастельно-желтый цвет добавит сотрудникам креатива. Желтый с оттенком золота создает красивые сочетания с белым и коричневым цветами.

7. Зеленый

Насыщенный, темный, бархатисто-зеленый оттенок идеально подойдет для финансовой индустрии и сферы здравоохранения. Выбирая зеленый для офиса, важно учитывать расположение окон. Под прямыми лучами солнца даже сдержанные оттенки зеленого могут превратиться в ослепительный лайм.

8. Оранжевый

Покраска всех стен оранжевым цветом будет выглядеть чересчур ярко, но если сделать одну акцентную зону, добавить элементы мебели или декор цвета апельсина, это внесет прилив свежести в интерьер и поднимет энергетический уровень сотрудников в конце утомительного дня.

Модульная мягкая мебель Mega легко трансформируется под нужды офиса и придает интерьеру неординарность и шарм

Если вы хотите создать офис, который будет создавать нужную атмосферу, поднимать работоспособность, наполнять энергией и мотивировать на новые победы – доверьте эту задачу профессионалам ДЭФО! Вы можете заказать у нас бесплатный дизайн-проект.

EI+AI — формула будущего | Банковское обозрение

— Дмитрий, какие тенденции наблюдаются на рынке AI-технологий?

— Основной тренд текущего года — автоматизация бизнес-процессов в различных отраслях с помощью роботизированных технологий. Кроме того, стремительными темпами развивается эмоциональный интеллект (EI). Умение анализировать эмоции и управлять ими в ближайшем будущем станет весомым конкурентным преимуществом. Чем выше уровень EI, тем больше шансов выстроить качественную эффективную коммуникацию c клиентами и партнерами. Именно поэтому вектор развития IT-компаний сегодня лежит в плоскости обучения искусственного интеллекта диагностике эмоций. AI+EI — формула ближайшего будущего. Компания «АБК» одной из первых в России разработала модуль распознавания эмоций (Speech Emotion Recognition — SER). 

Кроме того, для многих компаний в этом году актуальной будет тема, связанная с масштабной цифровой трансформацией. В связи с этим «АБК» приняла стратегическое решение развивать направление речевых технологий под отдельным брендом. С апреля все продукты в данном направлении реализуются под новым торговым знаком — Voice Systems Robotics (VSR, VS Robotics).

— Расскажите подробнее, в чем принцип работы системы распознавания эмоций?

— В основе модели лежит сверточная нейронная сеть, которая позволяет по голосу идентифицировать различные типы эмоций — злость, раздражение, удивление, печаль, страх, радость, нейтральное настроение.  

Эмоциональный окрас речи — это дополнительная информация, которая отсутствует в текстовом представлении. Для эффективной коммуникации недостаточно просто расшифровать речь и превратить ее в текст — может быть потеряна важная составляющая. К примеру, слово «да» в зависимости от контекста и интонации может иметь противоположные значения.

— Как возникла идея создания подобной технологии? 

— Работа над проектом ведется около полутора лет. Идея возникла, когда появилась необходимость оценить работу нашего контакт-центра и принять управленческие решения. Первым шагом стал анализ телефонных переговоров в направлении взыскания. Разметчики прослушали около 1 млн записей разговоров операторов с должниками, разложили данные на семь эмоций и увидели сильный перевес в сторону двух типов эмоций — нейтральной и раздражения, а оставшиеся пять присутствовали в заметно меньшем процентном соотношении. Это вполне логично для сферы взыскания, но разбалансированные данные не подходят для обучения модуля. Тогда к исходным показателям стали подгружать аудиодорожки из фильмов, телепередач, stand up-шоу, театральных постановок.

Сегодня мы имеем две модели распознавания эмоций, обученные на разных данных. Первая умеет классифицировать полученный звук по трем эмоциям (негативные/нейтральные/позитивные), а вторая — по семи эмоциям (злость, раздражение, удивление, печаль, страх, радость, нейтральная). 

— В чем эффективность подобной технологии? Где она может работать? 

— Используя технологию распознавания эмоций, можно составить более полный портрет клиента, выявить степень его удовлетворенности, пики эмоционального градуса, использовать оптимальные сценарии диалога в зависимости от состояния клиента в конкретном кейсе. Кроме того, разработка позволяет оценивать интонации сотрудников, заранее выявлять выгорание или переутомление и предпринимать соответствующие меры. SER легко интегрируется в систему речевой аналитики контакт-центров организаций.

Инновационная разработка уже внедрена и успешно функционирует в Сбербанке, помогая ежедневно повышать качество взаимодействия с клиентами по вопросам урегулирования задолженности. Технология доказала свою эффективность, и в мае этого года Сбербанк и «АктивБизнесКонсалт» стали победителями в номинации «Практика клиентской аналитики» в рамках ежегодной премии CX WORLD AWARDS 2020.

В ближайших планах компании — адаптация решения под различные сферы деятельности: подбор персонала, маркетинг, логистика, техническая поддержка, ретейл. 

— Как вы видите дальнейшее развитие продукта?

— Одно из приоритетных направлений — совмещение системы с решением «Робот-оператор», а также увеличение точности определения каждой эмоции. Сейчас модель, различающая семь эмоций, демонстрирует результат с точностью около 53%, а модель, фиксирующая три эмоции, — с точностью 78%. До конца года мы планируем существенно повысить метрики качества для модели из семи эмоций. Кстати, на нашем сайте посетители могут протестировать технологию, воспользовавшись демоверсией в разделе «Распознавание речи».

Разработка позволяет оценивать интонации сотрудников, заранее выявлять выгорание или переутомление и предпринимать соответствующие меры

Следующий этап — обучение модели распознаванию эмоций по видео и тексту и развитие мобильного приложения по распознаванию эмоций в онлайн- и офлайн-режимах. «Пилот» уже активно тестируется внутри компании.

Одним из значимых направлений развития технологии для «АБК» является социальная составляющая. Уже сейчас мы ведем работы по модификации технологии для медицины. Это колоссальная инвестиция в будущее. Она позволит на ранних этапах диагностировать развитие серьезных недугов — депрессии, аортокоронарных заболеваний, болезней Паркинсона и Альцгеймера. 

Если смотреть глобально, то любой успешный бизнес строится на умении понимать, слышать, чувствовать клиентов и вовремя реагировать на их потребности. Наша технология основана именно на этом. Внедрение механизмов работы с эмоциями в скором времени станет must have для компаний, которые стремятся повысить уровень эффективности.  

СПРАВКА

«АктивБизнесКонсалт» ( «АБК») — это инновационная компания, разработчик передовых IT-решений, в основе которых лежат сложные математические алгоритмы, искусственный интеллект и речевые технологии. Компания ежедневно совершенствует продукты и сервисы, делает их еще более удобными и эффективными под потребности бизнеса клиентов. С апреля 2020 года «АБК» развивает собственные разработки в сфере речевых технологий под брендом Voice Systems Robotics (VSR, VS Robotics).

Общество организовано в апреле 2013 года, учредителем является Сбербанк. 

Как избавиться от плохого настроения: 10 способов

Здравствуйте,

уважаемые читатели и гости моего блога! 

В наше время хорошее настроение стало практически бесценным.

Причины просты: ускоренный темп жизни, стрессы, высокие эмоциональные нагрузки и неудачи в делах.

Они многих выбивают их житейской колеи и лишают красок жизни. 

Даже у тех, кто хорошо умеет противостоять рабочим нагрузкам, организовывать свои дела и личную жизнь,

постоянно ощущается нехватка позитивного настроя и не знают, как зарядиться энергией для выполнения дел. 

Подавленное настроение ухудшает качество жизни, окрашивает ее в тусклые тона, оно есть мощнейший источник

низкой мотивации и лени, из-за него часто все валится из рук, и разрушаются самые смелые жизненные планы.

В этой статье я отвечу на вопрос как избавиться от плохого настроения.

А также представлю несколько рекомендаций, позволяющих поднять настроение на весь день и эффективно управлять им.

Содержание этой статьи:

Что такое настроение?

Как найти и удержать хорошее настроение?

Давайте, для начала, определимся с терминами.

 

Что такое настроение?  

 

Если очень просто и коротко, то настроение – это эмоциональное состояние человека, устойчиво сохраняющееся более-менее длительный промежуток времени.


Можно различать четыре основных уровня настроения:

1. Негативное 

Главным образом характеризуется устойчивым отрицательным эмоциональным фоном.

В этом случае человек ощущает грусть, печаль, тоску, подавленность, уныние, тревогу, упадок сил, обеспокоенность, нежелание что-либо предпринимать.

Его могут раздражать окружающие люди и обстановка.       

2. Нейтральное 

Эмоциональный фон ровный, без отчётливых проявлений каких-либо эмоций.

3. Рабочее или активное 

Данный уровень настроения характеризуется бодростью и активным настроем на выполнение той или иной деятельности, уверенностью в себе, устойчивой мотивацией и глубоким интересом к выполняемой работе

(именно такой разновидности настроения многим недостает на рабочем месте).        

4. Хорошее или позитивное настроение

В данном случае доминируют сильные положительные эмоции: радость, восторг, ликование, восхищение и т.п. Человеке чувствует себя счастливым

Кажется очевидным, что 3 и 4 уровни настроения наиболее предпочтительны, и очень хочется, чтобы именно они были у нас всегда.

Но действительно ли это так? Давайте разберемся!  

На самом деле, постоянно пребывать на уровне предельного позитивного настроения невозможно.

Вы просто не сможете сосредоточиться на работе, на решении задач, требующих серьезного подхода и внимательности.

Этот уровень настроения, скорее, подходит для активного отдыха, особенно в хорошей компании.

Рабочее и активное настроение, наоборот, подходит для сосредоточенной работы, для решения сложных профессиональных и жизненных задач, но едва ли подойдет для тихого спокойного отдыха.

Для этого существует нейтральное настроение.

Уравновешенный эмоциональный фон которого очень хорош для медитаций, размышлений, отвлечения от повседневных дел, спокойного восстановления сил.

«Но плохое-то настроение, чем может быть полезно?» – спросите вы.     

Конечно же, постоянное устойчиво плохое настроение грозит психологическим нездоровьем.

Оно часто связано с соматическими заболеваниями и нарушениями в эмоционально-волевой сфере.

Близки к этой теме статьи:

Вы здоровы психологические? Как узнать?

Все болезни от нервов! А вы уверены? 

Но согласитесь, и без плохого настроения не обойтись. Представьте себе человека, который ни как не реагирует на мрачную сторону жизни, не способен переживать трагичность нашего бытия.

Не очень-то приятная представляется картина. Ведь отрицательные эмоции и чувства – это неотъемлемая часть нашей жизни.  

Поэтому не следует бояться плохого настроения, и как только оно наступить, сразу начинать принимать успокоительные или антидепрессанты.

Может быть, это знак того, что настало время для самопознания и работы над собой? 

Тем не менее, для большинства из нас подавленное настроение не слишком приятное состояние.

Поэтому существует множество способов и техник его улучшения.

Ниже я расскажу о некоторых из них. Но для начала очень важное и серьёзное отступление.

Прибегая к использованию различных способов повышения настроения, очень важно помнить, что попытка решить проблему плохого настроения без определения круга всех его возможных причин, как правило, не приводит к положительному результату

Пытаться поймать хорошее настроение, не найдя причин плохого – все-равно, что пытаться носит воду в сите.

Плохие эмоции и переживания будут возвращаться вновь и вновь.

Ведь основная их причина всякий раз запускает механизм возникновения плохого настроения.

Поэтому, нижеприведенный комплекс мер по созданию хорошего настроения очень эффективен, если плохое настроение вас посещает время от времени и длится лишь несколько часов или пару дней.

Но если оно носит устойчивый характер и длится больше недели, то перечисленные ниже меры едва ли вам помогут.

В этом случае лучше обратиться к психологу или врачу психотерапевту.

Специалисты помогут вам отыскать эти причины и решить вашу проблему наиболее приемлемым способом.      

Кроме того, следует помнить, что все лекарственные средства, применяемые для коррекции настроения при депрессии и стрессах, не всегда эффективны.

Они влияют лишь на симптомы, но не на саму причину плохого настроения.

Плохое настроение может быть симптомом глубокого внутреннего неблагополучия, внутренних конфликтов, неудовлетворенных потребностейОно может быть сигналом к тому, что пришла пора что-то поменять в жизни или в самом себе   

Итак, вот 10 способов того, как поднять настроение и зарядиться позитивной энергией.  

 

 Как избавиться от плохого настроения 

 

  1. Устранение причин и условий плохого настроения...

Повторюсь, что это наиболее продуктивный подход.

Поскольку, только в том случае, если вы устранили причину плохого и подавленного настроения, вы открываете себе пути к обретению хорошего и позитивного. 

Конечно же, возникает вопрос: как и посредством чего это сделать?

Ответ очевиден – нужно либо обратиться к специалисту-психологу, либо попробовать сделать это самостоятельно.

Например, используя креативные техники решения проблем, о которых вы можете прочитать в статье 3 и в статье 2.   

  1. Выплеск эмоций...

Проблема многих людей заключается в том, что они не могут дать выход своим эмоциям и чувствам, более того, подавляют их и изолируют в своем внутреннем мире.

Причем, это касается как негативных, так и позитивных эмоций. А это делает таких людей очень восприимчивыми к болезням и стрессам.

Чтобы избежать этого, следует разряжать скопленные эмоции и чувства с помощью специальных техник и упражнений. 

Одним из способов регуляции психоэмоционального состояния, который дан нам природой, является плач.

Слезы позволяют в буквальном смысле выплеснуть эмоции.

Другой природный регулятор эмоций – это смех.

Как правило, эмоции скапливаются в теле, например, в напряженных мышцах шеи и поясницы, поэтому освободить их помогают различные физические и психологические упражнения. 

О них вы можете прочитать в этих статьях:  

Борьба с агрессией и гневом: техника 5 шагов

Грусть, печаль и тоска: как избавиться от этих заноз

Как избавиться от негатива, гнева и душевного мусора

 

  1. Повышение уровня самопонимания...

Часто бывает, что причиной отсутствия хорошего настроения является непонимание человеком самого себя.

Он может не знать своих целей, приоритетов, жизненных принципов и основных мотивов поведения.

Он может руководствоваться убеждениями, которые мешают жить

Кроме того, в этом могут быть повинны и различные внутренние конфликты.

Такое состояние обычно обозначается выражением: «я запутался в самом себе и в своей жизни».

Что делать, если вы с этим столкнулись?

Так же, как и в способе № 1, вам нужно либо обратиться к специалисту-психологу.

Либо попробовать разобраться в себе самостоятельно.

Например, используя технику, которая называется «Шаг к самому себе». Она описана в этой статье

Повысить уровень самопонимания, разобрать причины своих отрицательных эмоций и чувств хорошо помогает и ведение дневника.

Практические рекомендации по ведению которого вы можете найти в статье «Как вести личный дневник...».   

  1. Общение с природой...

Был и остается одним из лучших способов улучшения настроения и отличных вариантов того, как зарядиться энергией и избавиться от стрессов, тоски и уныния.

Ведь общаясь с природой, мы хотя бы на время оставляем позади груз и проблемы цивилизации и соприкасаемся с миром изначального.     

  1. Физические нагрузки...

Здесь подойдут любые упражнения и виды спорта, которые через интенсивные движения позволяют освободиться от лишних эмоций

и дарят нам бодрящий энергетический заряд и хороший тонус для тела, что уже само по себе повышает настроение.

Иногда для этого достаточно даже небольшой прогулки на лоне природы.

А для того, чтобы поднять настроение на весь день и с утра зарядиться бодростью, очень полезна утренняя гимнастика.

Кроме физической зарядки, получить мощный прилив мотивации и сделать день успешным вам поможет и утренняя психологическая зарядка.            

  1. Домашняя уборка... 

Можно попробовать и это.

Многие женщины отмечают, что домашняя уборка – это хороший способ успокоиться и поднять настроение. 

Дело в том, что наше жилище в определенной степени есть отражение нашей личности и нашего внутреннего мира.

А, значит, приводя его в порядок, мы символически упорядочиваем и свой внутренний мир, так сказать, «все в нем раскладываем по полочкам».

Кстати, приготовление пищи тоже способно хорошо снять стресс и снабдить позитивным настроем.

  1. Общение с друзьями и близкими людьми...

Очевидно, что  речь идет об искреннем общении.

В нем вы можете разделить с другим человеком свои эмоции и переживания, высказаться ему.

Общение с друзьями – это хороший способ не только отвлечься от проблем, но и проговорить их и, быть может, совместно найти их эффективное решение.

  1. Хобби и творчество...

Любимое творческое занятие всегда наполняет позитивной энергией.

Оно хорошо переключает внимание и силы с жизненных проблем и затруднений на творческую самореализацию, и позволяет сполна зарядиться энергией творчества.

Хобби – это наша вторая жизнь, дарующее отдохновение и вдохновение.

Если у вас нет хобби, или вы почти не уделяете ему времени, то не удивительно, что у вас частенько подавленное настроение.

Как не странно это звучит, но тем самым «вы крадете себя у самого себя». И ваша жизнь — это не ваша жизнь

  1. Просмотр мотивирующих фильмов, чтение книг, прослушивание музыки...

Данные способы хороши и как варианты отвлечения от повседневности с ее проблемами, и как варианты получения позитивных эмоций и разрядки скопившихся чувств посредством специфического переживания произведений искусства.

  1. Баня, контрастный душ, медитация, аутогенная тренировка, йога, дыхательные упражнения...

Это группа способов обретения хорошего настроения, в первую очередь направлены на релаксацию и снятие стресса.

Они содействуют улучшению нашего психологического состояния и поднятию настроения посредством изменения физиологических процессов в организме.  

(О технике дыхательных упражнений, снимающих стресс, читайте здесь).  


    

Итак, надеюсь, я дал ответы на вопрос как избавиться от плохого настроения. Конечно же, это не все способы. 

Но я выбрал наиболее эффективные. 

К тому же, их очень удобно совмещать и комбинировать, выбрав наиболее подходящие для себя.  

На этом пока все. В следующих статьях я продолжу знакомить вас с методами и техниками достижение психологического и душевного благополучия.

Следите за обновлениями блога!

Желаю всем хорошего настроения!  

© Денис Крюков

Автор сайта

https://formaetsensum.ru/

Психолог в Чите и психолог онлайн


Вместе с этой статьей читайте:


 

Helix

Выпуск 113

Здравствуйте!
Вы получили 113-й выпуск рассылки Лабораторной службы Хеликс.

Напоминаем, вы всегда можете обратиться с любыми вопросами, касающимися работы Хеликс, с помощью формы обратной связи на сайте.
Также мы ждем вас в соцсетях: ВКонтакте, Фэйсбук, Одноклассники, Твиттер
Присоединяйтесь!

Настроение пациента влияет на результат медицинских процедур

Эффективность медицинских процедур зависит не только от квалификации врача или медсестры. Важную роль играет настроение пациента. Правда, это относится преимущественно к лечебным процедурам. В современной лабораторной диагностике от настроения пациента ничего не зависит. Результат все равно будет точным.

Исследователи опросили более трех сотен участников перед выполнением малоинвазивных медицинских процедур, в ходе которых им вводился катетер в кровеносный сосуд. Пациенты оценивали свое настроение: хорошее, плохое или нейтральное.

Читать дальше

Министр здравоохранения: тест на ВИЧ надо проходить каждый год

Министр здравоохранения Вероника Скворцова рекомендует россиянам проходить тестирование на ВИЧ каждый год. Игнорирование простейших профилактических мер приводит к тому, что число инфицированных в России растет с каждым годом.

По словам руководителя Минздрава, россияне в подавляющем большинстве проявляют беспечность и недооценивают опасность заражения ВИЧ. Уровень настороженности у населения должен быть, наоборот, максимальным. Вероника Скворцова призвала российских граждан регулярно делать тест на ВИЧ.

Читать дальше

Из-за компьютеров дети слабеют

Дети младшего школьного возраста, которые проводят много времени с планшетным компьютером или смартфоном, не могут научиться держать в руке карандаш. Это одно из следствий того, что современным воспитанникам детских садов не хватает физической активности.

В Великобритании в младших классах школы учителя все чаще сталкиваются с новой проблемой – мышцы рук маленьких детей оказываются недостаточно развиты для выполнения простейших операций. Педагоги и детские врачи связывают это с тем, что в последние годы широкое распространение получили планшеты и смартфоны, которые родители дают детям вместо того, чтобы гулять вместе с ними на улице.

Читать дальше
 

Декабрь. Месяц проверки гормонального фона

У гормональных нарушений много разнообразных признаков: резкое похудение или, наоборот, набор веса, ухудшение самочувствия, проблемы с кожей.

Для женщин гормональный дисбаланс опасен болезнями репродуктивной системы. При подозрении на сбой в производстве гормонов имеет смысл провести лабораторное обследование.

Каждый месяц в 2015 году Лабораторная служба Хеликс предлагает скидку 15% на определенную группу анализов.

Читать дальше

Лечение бессонницы - Частная клиника «Семья»

Бессоница, также известная как инсомния расстройство сна, которое характеризуется недостаточной продолжительностью или неудовлетворительным качеством сна либо сочетанием этих явлений на протяжении значительного периода времени. При этом абсолютная продолжительность (количество часов) сна не имеет решающего значения, так как у разных людей нормальная, достаточная длительность сна может сильно отличаться.

Причины нарушения сна:

  • Нарушение гормонального фона. 
  • Стрессовые ситуации. К ним относятся ссоры в семье, конфликты на работе, неустройства личной жизни. 
  • Перемены в жизни. Это смена места работы, переезд на новое место жительства.
  • Наличие внешних раздражителей, таких как жара или холод в помещении, посторонние шумы.
  • Синдромы, связанные с затруднением дыхания: Апноэ, Пиквика. 
  • Употребление веществ, возбуждающих центральную нервную систему. Злоупотребление спиртными напитками, кофе вызывает расстройство сна. 
  • Скачки во времени, например, смена часового пояса при перелетах, работа в разные смены, посещение ночных заведений.
  • Заболевания и расстройства неврологического характера: болезни Альцгеймера, Паркинсона, рассеянный склероз. 
  • Переедание перед сном. Тяжелая пища не способствует засыпанию, так как организму необходимо время на ее переваривание, а не на сон.
  • Дискомфорт при неправильно подобранных матрасе или подушке. 
  • Боли, вызванные расстройством ЖКТ, чрезмерной физической активностью.

Симптомы бессонницы

  • Соловьиные глаза». Ощущение сонного состояния на протяжении всего дня. 
  • Нейтральное настроение. Безразличие по отношению ко всему происходящему. 
  • Слабость в мышцах.
  • Плохая концентрация внимания. 
  • Эмоциональная неустойчивость, стрессы. 
  • Отечность кожных покровов лица. Синева под глазами. Понижение трудовой активности. 
  • Замедление двигательных функций.
  • Сложность повторного засыпания. 
  • Отсутствие самостоятельного сна, без приема каких-либо препаратов.

Диагностика бессонницы

Для диагностики причин расстройств сна необходимо проводить комплексное обследование больного, которое включает в себя[7]:

  • Сбор подробного анамнеза
  • Ведение дневника сна
  • Опрос по органам и системам
  • Физикальный осмотр
  • Лабораторное исследование (по показаниям)
  • Полисомнография (по показаниям)

Лечение бессонницы

Перед тем, как прибегать к лекарствам, нужно постараться наладить сон немедикаментозными средствами.

  1. Занятия с психотерапевтом постепенно изменяют отношение ко сну, снимая излишнее напряжение в ожидании засыпания.
  2. Психологические методы направлены на общее расслабление.
  3. Водные процедуры повышают иммунитет, успокаивают нервную систему.
  4. Ароматерапия и массаж расслабляют напряженные мышцы, настраивают на позитивный лад, умиротворяют.
  5. Специально подобранная диета, состоящая из легкоусвояемых продуктов, не оказывающих возбуждающего действия на организм.
  6. Травяные чаи, настои, отвары по народным рецептам успешно заменяют чай, кофе.
  7. Физиотерапия, гипноз, лечебная гимнастика облегчают процесс засыпания, нормализуя кровоток.

В лечении хронической бессонницы у пожилых людей самым эффективным будет комплексный подход, совмещающий поведенческую терапию с минимальным применением медикаментов, назначенных врачом. Комплексный подход к лечению бессонницы гарантирует возвращение полноценного сна.

Советы для крепкого сна

Чтобы быстро заснуть и спокойно спать всю ночь, можно использовать маленькие житейские хитрости:

  • в любую погоду проветривать комнату;
  • обеспечить в помещении комфортную температуру;
  • вечером принять теплую ванну или душ;
  • убрать из спальни телевизор, компьютер, мобильные устройства;
  • позаботиться об удобстве кровати;
  • провести медитацию или использовать один из методов психологического расслабления;
  • найти в прошедшем дне положительные моменты.

Утро принесет с собой новые знакомства, события, эмоции. Хорошо отдохнув ночью, можно с головой окунуться в удивительный мир, где нет места бессоннице.

Настроение кота: как понять и определить

В статье рассматривается несколько способов определения настроения кошки по выражению мордочки, характеру телодвижений и положению хвоста, а также некоторым другим признакам. Приведенная информация поможет установить более тесный эмоциональный контакт хозяина с животным.

Несмотря на то, что кошки очень эмоциональны, они не так уж часто бурно проявляют свои чувства. Чтобы разобраться, в каком настроении пребывает животное в данный момент, потребуется наблюдательность и знание основных способов определения настроения кошки. Научившись распознавать мимику, значение движений тела и хвоста, хозяину будет гораздо проще достичь полного взаимопонимания с домашним питомцем.

Как узнать настроение кошки по выражению мордочки

Выразительные большие глаза, подвижные ушки, умеющие поворачиваться на 180° и усы способны передать полную гамму эмоций животного. В зависимости от настроения, кошачья мордочка может выглядеть следующим образом:

  • Состояние покоя – ушки подняты вертикально, ушная раковина развернута вперед, взгляд внимательный и спокойный.
  • Игривое настроение – настороженные ушки, широко открытые глаза.
  • Злость, гнев, недовольство – уши находятся в напряженном состоянии и развернуты назад, зрачки сужены, усы направлены вперед.
  • Удовлетворение, симпатия – мимические мышцы расслаблены, а глаза наполовину прикрыты.
  • Готовность к атаке, агрессия или страх – широко открытые глаза, расширенные зрачки, зачастую «остекленевший» взгляд, уши и усы прижаты к голове.

О чем говорят движения хвоста

Иногда создается впечатление, что хвост живет отдельной от кота жизнью. Животное может находиться в полностью неподвижном или напряженном состоянии, в то время как хвост будет выписывать замысловатые кренделя, мотаться из стороны в сторону или напряженно постукивать по полу. Как понять настроение кота по движениям хвоста можно узнать, опираясь на следующие наблюдения:

  • Спокойное, нейтральное настроение – хвост расслаблен и опущен вниз или расположен параллельно земле.
  • Дружелюбное настроение, радость при появлении хозяина – хвост резко поднимается вверх и остается в положении «хвост трубой».
  • Любопытство, заинтересованность – при наблюдении за потенциальной добычей или просто за интересными кошке событиями наблюдается легкое подергивание кончика хвоста.
  • Игривость, азарт – резкие движения хвостом из стороны в сторону.
  • Внимание, наблюдение за чем-либо – более плавные движения хвостом в горизонтальной плоскости.
  • Недовольство, раздражение – резкое виляние хвостом с загнутым кончиком из стороны в сторону.
  • Агрессия, угроза, ярость – вертикально поднятый, распушенный хвост.

Язык движений тела

Приведем несколько советов, как понять настроение кошки по позе, манере передвижения или положению гибкого, грациозного тела:

  • Удовольствие от поглаживаний и ласки выражает прогнутая спинка.
  • Угрозу, опасность, ярость, испуг – выгнутая дугой спина с вздыбленной шерстью.
  • Игривое настроение, охота за игрушкой – тело «стелется» по полу, лапки полусогнуты, передвижения плавные и грациозные.
  • Радость встречи хозяина, дружелюбие – спинка выгнута, кошка «путается» под ногами, стараясь привлечь к себе внимание.
  • Полное доверие – кошка лежит на спинке, лапки раскинуты в стороны, живот ничем не защищен.
  • Благодарность, удовольствие, доброжелательное настроение – кошка слегка «бодает» хозяина головой или топчется по нему передними лапками, слегка выпуская коготки.

Каждая кошка обладает собственными, неповторимыми особенностями характера и может выражать эмоции своими, отличными от описанных выше, способами. Наблюдательность хозяина и умение распознать все оттенки настроения животного, помогут наладить эмоциональный контакт и добиться полного взаимопонимания.

границ | Существует ли нейтральный эффект? Как сложные три убеждения о нейтральном аффекте могут способствовать развитию аффективных исследований

Введение

Существует ли нейтральный аффект? Исследователи, интересующиеся аффектом, часто не рассматривают этот вопрос, потому что они сосредоточены на понимании наличия чувств, а не предполагаемого их отсутствия. Тем не менее, то, как исследователи думают о возможности нейтрального аффективного состояния, представляет собой интересное упражнение, поскольку оно раскрывает фундаментальные убеждения исследователей относительно природы аффекта.Эта статья ставит под сомнение три мнения исследователей о существовании нейтрального аффекта. Для каждого убеждения мы представляем доказательства, которые ставят его под сомнение и даем новый способ осмыслить природу аффекта. В последнем разделе статьи мы обсуждаем, как эти новые перспективы потенциально могут привести к теоретическим и методологическим инновациям.

Прежде чем обсуждать, каких убеждений могут придерживаться исследователи относительно существования нейтрального аффекта, необходимо определить некоторые термины.Аффект определяется как чувственное состояние (Schimmack and Crites, 2005; Barrett and Bliss-Moreau, 2009). Традиционно аффект обладает как минимум двумя ключевыми качествами: валентностью (приятность / неприятность) и возбуждением (Wundt, 1897; Clore and Schnall, 2005; Barrett and Bliss-Moreau, 2009). Люди могут воспринимать свои аффективные состояния как реакцию на все, о чем они сейчас думают (Clore and Schnall, 2005). Например, положительный или отрицательный аффект может восприниматься как положительная или отрицательная оценка объекта, человека или темы (Clore and Schnall, 2005).Люди также могут воспринимать аффект как качество или особенность самого стимула, например, когда кто-то считает американские горки пугающими. Однако, как указали Барретт и Блисс-Моро (2009), то, что заставляет каботажное судно казаться пугающим, - это не каботажное судно как таковое , а скорее опыт людей. То есть аффект по-прежнему воспринимается как индикатор собственных оценочных реакций людей на мир. Аффект - это общий термин, охватывающий аффективные черты, настроения и эмоции. Настроение и эмоции - это аффективные состояния.Однако настроение обычно менее интенсивное и более продолжительное, чем эмоции. Кроме того, в отличие от эмоций, которые часто имеют четкий объект (например, я тревожусь, когда вижу змею), у настроений обычно отсутствует явная причина (например, я просыпаюсь с чувством небольшого беспокойства; Ekman and Davidson, 1994; Beedie et al. ., 2005).

Мы определяем нейтральный аффект как чувство безразличия, ничего особенного и отсутствие предпочтений тем или иным образом. Обратите внимание: когда мы используем термин «безразличный», мы не используем его для обозначения неприязни к чему-либо, потому что это будет означать скорее негативную, чем нейтральную реакцию.Также важно помнить, что нейтральный аффект теоретически может сочетаться с положительным и / или отрицательным аффектом. Например, родитель может расслабиться на диване, когда его ребенок спрашивает, могут ли они вместе поиграть в парке. Родители могут относиться к потенциальному клиенту нейтрально, поскольку они не особо хотят идти в парк, но они также не против того, чтобы пойти в парк. Несмотря на то, что родитель нейтрально относится к походу в парк, он также может чувствовать себя счастливым, потому что их ребенок хочет проводить с ними время.Таким образом, нейтральный аффект определяется как наличие нейтрального аффекта, а не отсутствие или низкий уровень положительного или отрицательного аффекта. В следующих разделах мы предоставим дополнительные сведения о нейтралитете, в том числе о том, как его концептуализировать и измерить.

В этой статье мы исследуем три основных убеждения исследователей о природе нейтрального аффекта. Вот эти убеждения: (1) невозможно чувствовать себя нейтральным, потому что люди всегда что-то чувствуют; (2) нейтральность не является аффективным состоянием, потому что аффект должен иметь положительную или отрицательную валентность; и (3) нейтральный аффект не важен, потому что он не влияет на познание или поведение.В процессе обсуждения свидетельств, которые ставят под сомнение эти убеждения, мы проливаем свет на предположения исследователей о том, что такое аффект, и предлагаем альтернативные точки зрения, которые могут привести к теоретическим и методологическим открытиям.

Убеждение: невозможно чувствовать себя нейтральным, потому что люди всегда что-то чувствуют

Первое убеждение, которое мы хотим обсудить, - это представление о том, что нейтрального аффекта не существует, потому что люди всегда что-то чувствуют (Damasio, 2003; Izard, 2007).Дамасио (2003) указал, что «… все ваши переживания происходят в мире, полном эмоций. Дело в том, что мы живем не в нейтральном мире. Наш опыт всегда эмоционально нагружен… »(стр. 50). Изард (2007) заявил: «… не существует такого понятия, как ум без эмоций; аффект или эмоция присутствуют всегда »(с. 270). Хелсон (1964) писал: «Все переживания более или менее окрашены аффектами» (стр. 341). Поскольку аффект присутствует всегда, некоторые исследователи могут полагать, что люди не могут ничего не чувствовать.Следовательно, нейтрального аффекта не существует.

Более слабая версия этого убеждения состоит в том, что нейтральный аффект может иметь место, но это редкое или мимолетное явление. Например, Вундт (1897) признал существование нейтрального аффекта, но как редкое явление, заявив: «… мы, возможно, никогда не находимся в состоянии, полностью свободном от чувств, хотя общая природа чувств требует зоны безразличия». Точно так же Томкинс и Маккартер (1964) писали: «… люди чаще ощущают аффект, чем не чувствуют никакого аффекта» (стр.150). Брендл и Хиггинс (1996) проанализировали работу, указав, что отсутствие положительного воспринимается как отрицательное; тогда как отсутствие отрицательного воспринимается как положительное. Если так, то, возможно, нейтралитет будет встречаться редко. Другие исследователи задаются вопросом, можно ли когда-либо создать в лаборатории нейтральное настроение, потому что то, что обычно считается нейтральным, все еще остается вэйлансным. Действительно, Форгас (1999) отметил, что «… невозможно экспериментально вызвать действительно нейтральное настроение у участников» (стр.933). Другие исследователи назвали манипуляции нейтральным настроением «неправильным термином» (Albarracin and Hart, 2011) или «так называемым нейтральным настроением» (Gendolla, 2012), что отражает их скептицизм по отношению к ним.

Вера в то, что нейтрального аффекта не существует или что это очень редкое явление, может происходить из необоснованных предположений о природе нейтрального аффекта. Во-первых, вера в то, что нейтрального аффекта не существует, потому что мы всегда что-то чувствуем, часто проистекает из предположения, что нейтральный аффект отражает буквальное отсутствие чувства.Действительно, исследователи описали их нейтральные аффективные состояния как неаффективные состояния, при которых не возникает никаких эмоций (Fredrickson, 1998; Rotteveel et al., 2001; Evers et al., 2009). Но что, если чувство нейтральности - это не буквальное отсутствие аффекта, а, скорее, наличие нейтрального аффекта? Мы утверждаем, что нейтральный аффект не сродни буквально ничего не чувствуя, а скорее сродни , не чувствуя ничего в частности .

Во-вторых, некоторые исследователи предполагают, что если присутствует какое-либо валентное состояние, то человек не является нейтральным.Отчасти проблема с этим предположением «все или ничего» заключается в том, что люди часто ощущают сразу несколько состояний (Roseman, 2011). Например, даже после манипуляции с печальным настроением люди сообщают, что испытывают некоторое счастье (Samson et al., 2016). Счастье не отменяет чувства печали. Точно так же люди могут рассматривать свой опыт как нейтральный, но все же сообщать о наличии других аффективных состояний.

Третья причина, по которой на первый взгляд исследователи могут подумать, что нейтральный аффект не существует или встречается редко, заключается в том, что, по крайней мере, на английском языке, можно легко представить себе людей, говорящих, что они «счастливы», «грустны», «безумны, сумасшедшие». »И« тревожный », но не« нейтральный ».«Эвристика доступности предполагает, что если идея нелегко приходит в голову, мы думаем, что она менее вероятна (Tversky and Kahneman, 1973). Действительно, Watson et al. (1999) утверждали, что одна из причин, по которой они рассматривают аспект активации / возбуждения в исследованиях настроения как проблематичный, заключается в том, что «… оказалось, что трудно определить аффективно нейтральные термины, которые попадают непосредственно на предполагаемую ось активации» (стр. 829). Предполагается, что если люди не используют нейтральные термины для описания своих чувств, то нейтральные состояния не являются ни обычным, ни важным явлением.Неспособность определить подходящие нейтральные термины может свидетельствовать не о том, что это состояние встречается редко, а скорее в результате того, что исследователи не выбрали подходящие термины на английском языке. В английском языке есть термины, отражающие нейтральный аффект, например, когда люди говорят, что они чувствуют себя «так себе», «так себе» или «ничего особенного». Для аффективно основанных оценок, когда люди относятся к проблемам нейтрально, они могут сказать: «Я нейтрален», но они также могут сказать такие вещи, как «все равно», «мне все равно» или «у меня нет предпочтений». .«Люди выражают нейтральные эмоции с помощью выражений лица и даже отправляя текстовые сообщения с помощью смайликов с нейтральным лицом. Неспособность исследователей идентифицировать нейтральные государства может быть связана с их неправильной оценкой.

Четвертая причина, по которой некоторые исследователи могут не считать нейтральный аффект обычным состоянием, связана с культурой. Восточные культуры придают большее значение эмоциональному балансу, чем западные (Sims et al., 2015). Этот акцент на балансе может быть вызван тем, что восточноазиатские культуры, особенно находящиеся под влиянием конфуцианства, склонны ценить баланс, умеренность, равновесие и поиск «срединного пути» (Peng and Nisbett, 1999).Если это так, нейтральный аффект может быть более распространен в восточной, чем в западной культурах, потому что он может отражать восприятие себя как ничего особенного. В соответствии с этой гипотезой Мескита и Карасава (2002) попросили студентов американских и японских колледжей заполнять анкеты эмоций четыре раза в день. Первый вопрос заключался в том, испытывал ли человек эмоции за последние 3 часа. Процент студентов из американской выборки и японских студентов, обучающихся в Америке, которые выбрали, что они не испытывали никаких эмоций, составил 7.5 и 6,67% соответственно. Тем не менее, если посмотреть на японских студентов, обучающихся в Японии, этот процент увеличился до 22%. Важно помнить, что утверждение, что человек не испытывал эмоции, не обязательно сродни тому, что он чувствовал себя нейтральным, но это подтверждает, что культурные ожидания могут определять представление о том, что человек должен испытывать какую-то эмоцию, а не никакую конкретную эмоцию. Таким образом, культурные практики могут привести к тому, что западные участники сообщают о менее нейтральном аффекте по сравнению с некоторыми восточными культурами.

Но каковы эмпирические доказательства того, что люди действительно чувствуют нейтральный аффект? Один из способов собрать эти данные - попросить респондентов оценить интенсивность своих нейтральных чувств. Хотя эта практика еще не стала обычным явлением, когда исследователи ею занимались, респонденты сообщали о своих нейтральных реакциях (Storm and Storm, 1987; Zelenski and Larsen, 2000; Tay, 2011; Gasper and Hackenbracht, 2015; Gasper and Danube, 2016; Samson et al. др., 2016; Гальегос, Гаспер, 2018). В целом эти данные указывают на то, что респонденты часто испытывают нейтральные состояния и на уровнях, равных или чуть ниже переживаний положительного аффекта (Зеленский и Ларсен, 2000; Гальегос и Гаспер, 2018).Например, Гальегос и Гаспер (2018) исследовали, влияет ли социальное отторжение, принятие или ни одно из них на чувство нейтралитета людей (оценивается по степени, в которой люди чувствуют себя безразличными, ничто, безэмоционально, так себе, не испытывают сильных ощущений в одну сторону или другой, и meh) по шкале от 1 ( совсем не ) до 7 ( чрезвычайно ). В контрольных условиях средние уровни нейтрального аффекта (эксперименты 1-3 соответственно: M = 3,50, SD = 1,42; M = 3.02, SD = 1,12; M = 3,05, SD = 1,33) статистически больше или не отличалось от средних уровней положительного аффекта ( M = 2,69, SD = 1,24; M = 3,31, SD = 1,15; M = 3,31, SD = 1,36; t (54) = 3,06, p = 0,003; t (57) = 1,66, p = 0,10; t (186) = 1,68, p = 0,10). Более того, если нейтрального аффекта не существует, то его невозможно экспериментально вызвать в лаборатории.Тем не менее, несколько исследований, в которых изучалась эффективность манипуляций с нейтральным настроением путем непосредственной оценки нейтрального аффекта, показывают, что респонденты действительно сообщают о более нейтральном аффекте, чем о положительном или отрицательном, после просмотра стимулов, предназначенных для создания нейтрального настроения, таких как нейтральные фотографии (Гаспер и Хакенбрахт, 2015) и видео (Samson et al., 2016). Таким образом, люди сообщают о том, что испытывают нейтральный аффект на относительно высоком уровне, и можно вызвать нейтральные аффективные состояния. Эти данные явно ставят под сомнение веру в то, что нейтральный аффект никогда не возникает или возникает редко.

Даже если часто сообщается о нейтральном аффекте, каковы доказательства того, что нейтральный аффект является переживанием , ощущаемым ? Возможно, нейтральный аффект отражает отсутствие чувств и, следовательно, переживания нет. Один из способов проверить, является ли нейтральный аффект ощущаемым переживанием, - это выяснить, в какой степени нейтральные аффективные реакции занимают объем рабочей памяти. Такие теории, как гипотеза поглощения (Erber and Tesser, 1992) и гипотеза о простых ресурсах (Van Dillen and Koole, 2007), утверждают, что аффективные состояния создают мысли, связанные с аффектами.Эти мысли занимают объем рабочей памяти. Если для переживания аффекта необходима рабочая память, то интенсивность ощущаемых аффективных реакций можно снизить, попросив людей выполнять задачи, требующие познавательной способности, которые будут конкурировать за эти умственные ресурсы (Erber and Tesser, 1992; Rusting and Nolen-Hoeksema, 1998 ; Gerin et al., 2006; Joormann et al., 2007; Van Dillen, Koole, 2007; Kron et al., 2010). Гаспер и Хакенбрахт (2015) предположили, что если ощущается нейтральный аффект, то он также должен переживаться с меньшей интенсивностью, когда объем рабочей памяти обременен нагрузкой, чем когда это не так.Чтобы проверить эту идею, они попросили респондентов просмотреть положительные, отрицательные или нейтральные изображения, выполнить либо когнитивно сложную, либо нетребовательную задачу, а затем оценить свои положительные, отрицательные и нейтральные состояния. В соответствии с гипотезой о том, что нейтральный аффект занимает рабочую память, респонденты, которые видели нейтральные фотографии, сообщали о менее нейтральном аффекте, когда их рабочая память была истощена, чем когда это не так. Если бы нейтральные состояния просто ничего не чувствовали, тогда нельзя было бы ожидать, что на нейтральные чувства повлияет изменение умственных способностей, потому что не было бы никакого опыта, который можно было бы изменить.Ключевым следствием этой работы является то, что нейтральные состояния - это ощущаемый опыт, для поддержания которого требуются когнитивные ресурсы.

Кроме того, важно отметить, что нейтральный аффект отличается от других невалентных состояний, таких как чувство онемения или шока. Онемение возникает, когда люди переживают эмоциональную травму, чтобы помочь им справиться с болью. Подобно тому, как люди реагируют на физическую боль онемением тела, люди могут реагировать на психологическую боль, такую ​​как отказ, эмоциональным онемением (DeWall and Baumeister, 2006).Нейтральный аффект, когда нет ничего особенного, должен отличаться от онемения, то есть ощущения, что человек не может ответить эмоциями. Кроме того, когда происходит неожиданное событие, возникает шок, похожий на крайнюю форму неожиданности. Как и неожиданность, шок может быть хорошим или плохим (например, шок от беременности может быть хорошим или плохим в зависимости от обстоятельств). Ничего особенного (т. Е. Нейтральность) не должно отличаться от шока. Галлегос и Гаспер (2018) исследовали, отличается ли нейтральный аффект от онемения и шока, исследуя, вызывает ли переживания межличностного отторжения онемение, шок или нейтральные реакции.Они обнаружили, что по сравнению с контрольным условием отторжение приводило к тому, что люди чувствовали оцепенение (т. Е. Оцепенение, бесчувственность, отстраненность, бесчувственность и эмоциональную мертвость, d Коэна = 0,33, 95% доверительный интервал [0,16, 0,49]) и шок (т.е. , ошеломленный, шокированный, ошеломленный, удивленный, ошеломленный, все три эксперимента, d = 0,80, 95% ДИ [0,62, 0,97]), но не изменили нейтральный аффект (т. е. равнодушный, ничего, безэмоциональный, так- Итак, не чувствуй себя сильно, так или иначе, и meh, d = 0.06, 95% ДИ [-0,11, 0,22]). Это важный вывод, поскольку исследователи должны знать, что состояния, которые обычно описывались как невалентные, можно отличить друг от друга. Сгруппирование этих состояний вместе может привести к, возможно, неверным выводам, например, когда исследователи утверждают, что отторжение вызывает нейтральные реакции (Blackhart et al., 2009).

Таким образом, вера в то, что ставит под сомнение существование или возникновение нейтрального аффекта, может происходить из (1) неточного определения, что нейтральный аффект буквально ничего не чувствует, (2) заблуждения о том, что нейтральный аффект не может сочетаться с другими валентными состояниями, ( 3) ложное предположение о том, что английскому языку не хватает словарного запаса, чтобы напрямую описать состояние нейтрального чувства, и (4) культурные различия в выражении эмоциональности.Чтобы продемонстрировать, что эти предположения о нейтральном аффекте необоснованны, мы рассмотрели исследования, показывающие, что (1) люди действительно чувствуют себя нейтральными и интенсивность нейтрального аффекта варьируется, (2) чувство нейтральности - это ощущаемый опыт, требующий когнитивных ресурсов, и (3) нейтральный аффект сочетается с другими аффектами и отличается от других невалентных состояний, таких как онемение и шок.

Убеждение: нейтралитет не является аффективным состоянием, потому что аффект должен иметь положительную или отрицательную валентность

При обсуждении аффективной валентности важно четко понимать, как человек использует этот термин.Согласно Коломбетти (2005), среди прочего, валентность может относиться либо к оценочной валентности, либо к аффективной валентности. Оценочная валентность относится к тому, как оценивается окружающая среда. Например, человек может оценить ситуацию как ужасную, что приведет к страху. Аффективная валентность относится к гедонистическому качеству эмоционального состояния. Например, страх может восприниматься как отрицательный, если он мешает человеку говорить эффективно, но он может восприниматься как положительный, если действует как мотиватор.Здесь мы обсуждаем нейтральность как с точки зрения оценочной, так и аффективной валентности.

Оценочная валентность

Аффект по определению носит оценочный характер. Эмоциональная система помогает людям оценить биологическое значение стимулов, с которыми они сталкиваются (LeDoux, 1989). Валентность является важным компонентом аффекта (Russell, 2003; Peters et al., 2006), поскольку, помимо прочего, аффективная валентность предоставляет важную информацию о том, каково состояние окружающей среды - хорошее или плохое.Watson et al. (1999) писали: «Действительно, валентность - это такой важный аспект нашего процесса оценки, что люди почти мгновенно оценивают свое текущее состояние как приятное / положительное или неприятное / отрицательное…» (стр. 828). С эволюционной точки зрения эта гипотеза имеет смысл в том смысле, что людям необходимо знать, является ли что-то угрозой или возможностью, чтобы они могли избежать этого или приблизиться к нему (Nesse, 2004).

Тем не менее, размышляя о роли вэйланса в аффективных исследованиях, стоит помнить о различии между аффектом и эмоцией.Эмоции действуют как сигнальная система, захватывая и отвлекая внимание от того, что является важным (Simon, 1967). Валентность является такой ключевой чертой эмоций, что Ортони и Тернер (1990) писали: «… мы предполагаем, что эмоциональная валентность является необходимым условием для того, чтобы состояние было эмоцией. Из этой точки зрения исключена возможность того, что эмоция может быть аффективно нейтральной »(стр. 317). Точно так же Нессе (2004) писал: «Если ситуация не содержит ни угроз, ни возможностей, она не повлияет на приспособленность.Вот почему нейтральных эмоций мало, если они вообще есть »(с. 1338). Таким образом, некоторые исследователи утверждают, что эмоции должны иметь валентность, потому что главная функция эмоций - предупреждать людей о потенциально важных угрозах и возможностях. Поскольку нейтральная информация, вероятно, не имеет решающего значения, некоторые исследователи считают, что эмоции не могут быть нейтральными.

Даже если возможно, что эмоций не могут быть нейтральными, мы утверждаем, что эмоций могут быть нейтральными. Эмоции действуют как срочный сигнализатор.Поскольку, как правило, не важно знать, что ситуация нейтральна, мы признаем, что появление нейтральных эмоций может иметь меньшую вероятность. Но здесь мы не будем заходить так далеко, чтобы сказать, что нейтральных эмоций не существует. Например, нейтральные эмоции могут возникнуть в ситуациях, когда критически важно соблюдать нейтралитет, например, когда человек пытается быть справедливым и беспристрастным. Однако мы считаем проблематичным, если исследователи по ошибке распространят это рассуждение о возможности нейтральных эмоций до нейтральных аффектов .В частности, мы думаем, что ошибочно полагать, что, поскольку аффект предоставляет валентную информацию об окружающей среде, аффект не может быть нейтральным.

Мы утверждаем, что когда люди оценивают свое окружение, они не только хотят знать, что полезно или вредно, но также и то, что не является ни тем, ни другим. Внимание людей ограничено, поэтому точно так же, как знать, что хорошо, а что плохо, функционально, но также полезно знать, что ни то ни другое. Кажется, что чрезвычайно важно знать, о чем не нужно беспокоиться.Таким образом, нейтральный аффект дает информацию о валентности, сигнализируя о том, что немедленное внимание не требуется. В соответствии с этой точкой зрения, обсуждая, как думать о валентности, Хиггинс (2014) писал: «… природа валентности зависела от того, как определялась нейтральность: чтобы понять валентность, вам нужно понять« 0 »» (стр. 429; «0»). ”Относится к нейтралитету). Тем не менее, исследователи редко обсуждают нейтралитет как ключевой элемент валентности. При оценке нейтрального аффекта нейтральность часто представляет собой просто точку или небольшую область вдоль одного биполярного или двух униполярных валентных измерений (см. Cacioppo et al., 1999; Рассел, 2003; Ларсен и др., 2009). Нейтральный аффект редко концептуализируется или оценивается независимо от положительного или отрицательного аффекта. Мы считаем такой подход проблематичным. Карвер и Шайер (1990) хорошо проиллюстрировали наши опасения, когда они утверждали, что отсутствие одного государства не означает наличие другого. Они сказали:

… знание того, что человек не находится в депрессии, не дает оснований делать вывод о том, что человек счастлив. Знание того, что человек несчастен, не дает оснований делать вывод о том, что он плохо себя чувствует.Иногда люди эмоционально нейтральны (Carver and Scheier, 1990, стр. 27).

Точно так же мы утверждаем, что нейтральный аффект не может быть выведен из отсутствия других аффектов. Его следует оценивать отдельно от положительного и отрицательного воздействия. Более того, когда это делается, нейтральный аффект оказывается измерением, которое в некоторой степени не зависит от положительного и отрицательного аффекта.

Каковы доказательства того, что меры нейтрального аффекта фиксируют уникальную информацию, а меры позитивного и негативного аффекта - нет? Напомним, мы определили нейтральный аффект как наличие нейтрального аффекта, а не отсутствие положительного или отрицательного аффекта.Это определение допускает возможность возникновения нейтральных реакций независимо от положительных и / или отрицательных реакций и одновременно с ними. Недостаточно сделать вывод о нейтральном аффекте из отсутствия положительного и отрицательного аффекта, потому что нейтральность может возникнуть, когда присутствуют оба. В соответствии с этой точкой зрения, в исследованиях, в которых изучаются как оценочная валентность, так и аффективная валентность, нейтральный аффект сочетается с положительным и отрицательным аффектом (Gasper and Hackenbracht, 2015; Gasper and Danube, 2016; Samson et al., 2016; Гальегос и Гаспер, 2018). Более того, самоотчеты людей о нейтральном аффекте не очень коррелируют с сообщениями о положительном и отрицательном аффекте (Gasper and Hackenbracht, 2015; Gasper and Danube, 2016), предполагая, что нейтральный аффект - это не просто состояние, которое усиливается при положительном / отрицательном аффекте. уменьшается. Кроме того, в отличие от гипотезы о том, что наличие положительного или отрицательного аффекта подразумевает менее нейтральный аффект, иногда эти корреляции являются положительными (Gasper and Hackenbracht, 2015; Gasper and Danube, 2016; Gallegos and Gasper, 2018).Факторный анализ аффективных состояний, представленных в пяти различных выборках, показал, что в дополнение к положительным и отрицательным факторам аффекта существует четкий и последовательный третий, нейтральный фактор аффекта (Gasper and Danube, 2016). Данные точечной диаграммы также показали, что некоторые участники сообщают, что чувствуют себя резко отрицательно, например, и в то же время нейтрально (Hu and Gasper, 2019, представлено). Таким образом, нейтральный аффект может быть независимым измерением, которое предоставляет релевантную для валентности информацию, которую нельзя уловить, просто оценив положительный и отрицательный аффект.

В целом, мы полагаем, что было бы ошибкой рассматривать только стимулы, оцениваемые как положительные или отрицательные. Валентность предоставляет людям информацию, которая может определять их действия. Таким образом, кажется важным знать, что хорошо, что плохо, а что нет. Учитывая ограниченные когнитивные способности людей, людям нужен не только способ расставить приоритеты в том, что важно, но и осознавать то, что не так важно. Ключевым выводом здесь является то, что исследователи должны рассмотреть возможность расширения своего взгляда на валентность, включив в него оценки стимулов как хороших, плохих и нейтральных.Действительно, рейтинги нейтральности могут возникать независимо от оценок положительности и отрицательности. Поэтому мы утверждаем, что нейтральный аффект действительно является аффектом, потому что он предоставляет важную информацию, относящуюся к валентности.

Аффективная валентность

До сих пор мы сосредоточились на оценочной валентности, но как насчет гедонистического опыта нейтрального аффекта? Люди воспринимают нейтральный аффект как нейтральный, приятный или неприятный? Испытывается ли то или иное аффективное состояние как гедонически приятное или болезненное, зависит от контекста (Barrett et al., 2007, 2011; Кондон и др., 2014). Например, даже если обычно считается, что счастье доставляет удовольствие для гедонизма, это не обязательно (Condon et al., 2014). С учетом этого взгляда, то, как переживается нейтральный аффект, также может быть предметом преднамеренного фокуса и интерпретации, в зависимости от эмоциональной цели и контекста, в котором возникает нейтральность (Barrett et al., 2007). Ниже мы рассмотрим несколько способов, которыми исследователи концептуализировали нейтральный аффект с учетом его гедонической валентности.

В теориях адаптации нейтральность отражает текущий уровень адаптации людей в том смысле, что это состояние возникает, когда люди адаптировались к своей среде.Адаптация не считается ни хорошей, ни плохой. Он служит ориентиром для оценки других государств (Helson, 1964). Например, удовольствие исходит не от попыток быть нейтральным, а скорее от «… несоответствия между стимуляцией и преобладающим уровнем адаптации» (Helson, 1964, стр. 49). Без какого-либо нейтрального состояния было бы трудно понять, что такое радость и печаль, потому что нет состояния, с которым можно было бы их сравнивать (Любомирский, 2011). С этой точки зрения нейтралитет - это не гедонически изысканное состояние, а, скорее, текущий стандарт, используемый для оценки того, увеличивает или уменьшает событие удовольствие или боль.

Подобно тому, как нейтральность может использоваться в качестве стандарта для оценки гедонических качеств других аффективных состояний, другие аффективные состояния потенциально могут определять гедонические качества нейтрального состояния. Нейтралитет может восприниматься как приятный или неприятный в зависимости от того, уменьшается ли боль или удовольствие. Например, переход от болезненного состояния к нейтральному, вероятно, ощущается как улучшение, тогда как переход от радостного состояния к нейтральному может восприниматься как упадок.Таким образом, нейтральный аффект можно было либо искать, либо избегать.

Идея о том, что ситуация может изменить то, как воспринимаются, казалось бы, нейтральные ситуации, очевидна в рамках теории регулятивного фокуса. Кто-то может возразить, что status quo - это нейтральный опыт - ничего не изменилось, поэтому должен быть нейтральный ответ. Тем не менее, значение status quo также зависит от ситуации. В теории регулятивного фокуса, в которой обсуждаются эмоциональные реакции людей на выигрыши и потери, достижение status quo (ни выгода, ни потеря) не должно восприниматься как нейтральное (Брендл и Хиггинс, 1996; Хиггинс, 2014; Хиггинс и Либерман, 2018).Напротив, то, как воспринимается статус-кво , зависит от того, сосредоточен ли человек на продвижении (сосредоточен на получении выгоды) или на профилактике (нацелен на избежание потерь), и испытывает ли он отсутствие выгоды или убытка. Когда человек сосредоточен на продвижении, он сосредоточен на том, чтобы что-то получить. Если они ничего не приобретают (не выигрывают), то они воспринимают статус-кво как разочарование, потому что это отражает отсутствие желаемой выгоды. И наоборот, когда человек сосредоточен на профилактике, он хочет сохранить статус-кво , а не потерпеть убытки.Если они не испытывают убытков (отсутствия убытков), то они воспринимают статус-кво как облегчение, потому что никаких потерь не произошло. Таким образом, status quo , которое некоторые могут рассматривать как создание нейтрального состояния, поскольку не произошло никаких изменений в обстоятельствах, может восприниматься как разочарование или облегчение, в зависимости от того, занимается ли человек продвижением или профилактикой в ​​данный момент.

Кроме того, личные и культурные теории людей о желательности нейтральных чувств могут определять, будет ли нейтральный аффект восприниматься как приятный или болезненный.Например, на таких сайтах, как Reddit, есть вопросы о том, что такое нейтральный аффект и является ли он нормальным. Если в обществе ценится позитивное чувство, то нейтральное чувство может восприниматься как ненормативное и, следовательно, негативное состояние по сравнению с предполагаемой позитивной нормой. Однако, если в обществе ценится чувство уравновешенности, а не излишне позитивное, то нейтральный аффект может восприниматься как нормативный и, следовательно, соответствующая реакция. Например, ключевым элементом буддизма является практика медитации, чтобы люди осознавали свой опыт.В буддизме люди, которые не обращают внимания на свои чувства, обычно реагируют на нейтральные чувства, игнорируя их. Буддийская философия утверждает, что, когда люди игнорируют свои нейтральные чувства, они с большей вероятностью испытают скуку и невежество, потому что все чувства, в том числе нейтральные, требуют внимания (Bodhi, 2000; Kudesia and Nyima, 2015). Дхаммадинна, монахиня, заявила, что, когда люди испытывают нейтральные чувства, игнорирование их и незнание может быть болезненным и неприятным, тогда как знание нейтрального чувства приятно (Аналайо, 2017).Тич Нхат Хан, вьетнамский буддийский монах, пошел еще дальше, говоря о практике внимательности в отношении нейтральных чувств:

В процессе практики мы обнаруживаем, что нейтральные чувства очень интересны. Когда мы сидим, возникает нейтральное ощущение. Когда мы привносим внимательность в нейтральное чувство, вы обнаруживаете, что это довольно приятно. Вы видите, что у вас уже достаточно условий для счастья с нейтральным чувством. Если вы внимательно посмотрите на нейтральное чувство, вы увидите, что оно чудесно.Когда вы видите, что ваши чувства текут, как река, вы видите, что 80% ваших нейтральных чувств довольно приятны. Благодаря внимательности наше нейтральное чувство превращается в счастье (Thich, 2011).

С этой точки зрения осознание и знание нейтральных чувств, а не самих чувств, может способствовать счастью и удовольствию.

Итак, мы утверждаем, что нейтральные чувства можно гедонически переживать как положительные, отрицательные или нейтральные. Это утверждение не означает, что нейтрального аффекта не существует, потому что мы аналогичным образом утверждаем, например, что счастье не обязательно должно быть позитивным, а страх не обязательно негативным (Condon et al., 2014). То, как переживаются чувства, зависит от человека и контекста. Нейтралитет может быть состоянием, которое люди используют в качестве ориентира, ищут, избегают или на котором сосредотачиваются, чтобы осознать. Нейтральные состояния не обязательно воспринимать как нейтральные, но этот вывод не отменяет их значимости и важности в аффективной сфере.

Убеждение: нейтральное влияние неважно, потому что оно не влияет на познание или поведение

Аффективные состояния влияют на поведение. С точки зрения аффекта как информации, это может происходить из-за того, что аффективные состояния предоставляют людям информацию или обратную связь, которые могут влиять на то, как люди думают или действуют (обзоры см. В Clore et al., 2001; Шварц и Клор, 2003; Гаспер и Исбелл, 2007; Гаспер и Спенсер, 2018). Некоторые исследователи могут считать, что нейтральный аффект не очень важен, потому что они полагают, что нейтральные состояния свободны от аффектов и, следовательно, предоставляют мало информации или обратной связи. Например, Коэн и Андраде (2004) обсуждали нейтральный аффект как менее информативный в оценочном процессе, чем другие настроения. Нейтральный аффект также используется в качестве условия контроля, предположительно потому, что нет никакого аффекта, способного изменить эксперимент (Gasper, 2018).Однако эти предположения могут быть необоснованными. Мы утверждаем, что, как и другие аффективные состояния, нейтральный аффект может влиять на познание и поведение, потому что он также предоставляет людям ценную аффективную информацию.

Итак, какой тип аффективной информации может предоставить нейтральный аффект? Одна ключевая информация, которую могут предоставить нейтральные государства, заключается в том, что они сигнализируют о том, что не нужно заботиться об окружающей среде, потому что в ней нет ничего особенно примечательного. Этот взгляд отражен в самых разных моделях.Например, в буддизме существует три основных режима чувств: приятное, болезненное и нейтральное (например, De Silva, 1995). Кудесиа и Ньима (2015) утверждали, что эти приятные, отталкивающие и нейтральные чувства соответственно вызывают «… тенденции к действию, продлевающие приятные восприятия, устраняющие неприятные восприятия и игнорирующие нейтральные восприятия» (стр. 916). То есть, поскольку нейтральные чувства не являются ни приятными, ни болезненными, их часто не замечают, и люди игнорируют эти реакции или остаются в неведении (Bodhi, 2000; Kudesia and Nyima, 2015).Нейтральный аффект сигнализирует о том, что ситуация не требует внимания, потому что она не заслуживает внимания или важна. Похожая точка зрения возникает в перспективе основного аффекта (Russell, 2003), поскольку нейтральный аффект может не ощущаться сознательно, отчасти потому, что он отходит на задний план из-за отсутствия необходимости уделять ему внимание.

В дополнение к нейтральному аффекту, который, возможно, сигнализирует о том, что человеку не нужно заботиться об окружающей среде, нейтральный аффект также может сигнализировать о том, что человек понимает окружающую среду.В модели аффективной адаптации AREA Уилсон и Гилберт (2008) утверждали:

Люди анализируют поступающую информацию, имея в виду два вопроса: «Это важно для меня?» и "Достаточно ли я понимаю?" Если событие считается одновременно релевантным для себя и необъяснимым, люди уделяют ему внимание, и событие вызывает аффективную реакцию. И наоборот, если событие считается неважным или достаточно объясненным, люди не обращают на него внимания, и событие не вызывает аффективной реакции (Wilson and Gilbert, 2008, p.372).

Таким образом, как и буддийская точка зрения, эта точка зрения подразумевает, что нейтральный аффект может указывать на то, что событие неважно. Но он также основан на буддийском воззрении, поскольку нейтральный аффект может сигнализировать о том, что человек понимает, знает или понимает событие.

В дополнение к сигналу понимания, нейтральный аффект может сигнализировать о том, что ситуация нормальная. Взгляд Любомирского и его коллег на гедонистическую адаптацию утверждает, что адаптация происходит, когда восприятие людьми чего-либо как положительного или отрицательного становится нейтральным (Любомирский, 2011; Armenta et al., 2014). События, к которым трудно адаптироваться, - это те, которые привлекают внимание, они разнообразны / динамичны и новы / удивительны, предполагая, что нейтральные события не привлекают внимания, не являются динамическими и нормативными. Брендл и Хиггинс (1996) также обсуждали нейтралитет как потенциально отражающий норму. Они писали: «… нормальные события не должны восприниматься как причинные, и, следовательно, не должны ни поддерживать, ни препятствовать достижению цели; то есть их следует оценивать как нейтральные по валентности и качеству »(Brendl and Higgins, 1996, p.128). В частности, используя теорию нормы (Канеман и Миллер, 1986), Брендл и Хиггинс (1996) утверждали, что объекты, отношения и события, которые являются примером нормы, вызывают нейтральные реакции. Более того, поскольку норма легко приходит на ум, они также утверждали, что легкость, с которой приходит знание, может служить сигналом нейтралитета. Например, они обсуждали исследование Острома и Апшоу (1968), в котором изучали, насколько легко / сложно людям записать убеждение, отражающее различные точки шкалы отношений.В соответствии с представлением о том, что нейтральный аффект может отражать то, что легко понять, респонденты посчитали, что легче всего думать о средних и конечных точках. Таким образом, нейтральные государства могут сигнализировать о том, что ситуация не требует внимания, потому что она не заслуживает внимания, понятна и нормальна.

Наконец, нейтралитет также может сигнализировать о том, что никто не думает об окружающей среде так или иначе. Этот опыт может иметь ряд потенциальных последствий, в том числе помочь людям справиться с ситуацией.Эта возможность хорошо проиллюстрирована притчей из другой восточной философии / религии, даосизма. В притче убегает фермерская лошадь. Соседи говорят, что это невезение, но фермер отвечает: «Может быть». На следующий день лошадь возвращается с тремя другими дикими лошадьми. Соседи комментируют, насколько прекрасна эта новостройка. Фермер отвечает: «Может быть». Затем сын фермера ломает ногу, пытаясь оседлать дикую лошадь. Соседи сочувствуют этому негативному событию.В ответ фермер отвечает «возможно». История продолжается, но ее критический посыл заключается в том, что фермер понимает, что мы никогда не можем точно знать, будет ли ситуация хорошей или плохой. Фермер придерживается нейтральной точки зрения, поскольку валентность еще не определена. История отражает мнение о том, что иногда важно быть беспристрастным и непредвзятым.

В настоящее время существует не так много исследований, которые эмпирически проверяют, действительно ли нейтральные государства сигнализируют о том, что ситуация не требует внимания, что ее понимают, что она нормативна и что никто не чувствует того или иного.Тем не менее, есть несколько направлений работы, которые подтверждают гипотезу о том, что нейтральные аффективные состояния могут влиять на познание и поведение. Например, в модели саморегуляции Карвера и Шейера (1998) нейтральный аффект дает информацию о том, что заслуживает действия. В модели положительный аффект сигнализирует о том, что человек приближается к своей цели быстрее, чем ожидалось; отрицательно сказывается то, что человек приближается к нему медленнее, чем ожидалось; а нейтральный аффект указывает на то, что человек приближается к своей цели с соответствующей скоростью.Следовательно, нет необходимости менять свое ориентированное на цель поведение. Нейтральный аффект сигнализирует о том, что следует придерживаться выбранного курса. Идея о том, что нейтральный аффект побуждает людей продолжать делать то, что они делают, может проистекать из того, что он сигнализирует о том, что не нужно уделять дополнительное внимание своим действиям, о том, что он достиг понимания, или о том, что он не чувствует того или иного. прочее, никаких настроек не требуется.

Недавнее исследование, проведенное Гаспером и Дунаем (2016), также поддерживает гипотезу о том, что нейтральный аффект сигнализирует об отсутствии предпочтений.Они выдвинули гипотезу о том, что нейтральный аффект сигнализирует о том, что никто не испытывает того или иного чувства к объекту суждения. Следовательно, люди могут полагаться на свои нейтральные чувства как на основу своих нейтральных суждений. В шести исследованиях они обнаружили, что положительный аффект является причиной наибольшей дисперсии положительных суждений, отрицательный аффект объясняет большую часть дисперсии отрицательных суждений, а нейтральный аффект (не положительный, отрицательный или даже амбивалентный аффект) объясняет большую часть дисперсии. в нейтральных суждениях.Таким образом, когда дело доходит до оценки того, придерживается ли кто-то нейтрального мнения о проблеме, люди полагаются на информацию, предоставляемую их нейтральным аффектом, сверх той, что предоставляется этими другими аффективными состояниями. В этой связи Гаспер и Дунай (2016) обнаружили, что нейтральное, но не отрицательное отношение было связано с отказом от поведения, которое люди должны делать, но часто не делают (например, есть пять порций фруктов или овощей в день).

Предполагается, что нейтральный аффект не только потенциально предоставляет информацию, которая изменяет познание, но и имеет важные последствия для межличностного поведения.В модели регулирования настроения, основанной на социальных ограничениях, Эрбер и Эрбер (2001) предположили, что нейтральные состояния полезны в определенных ситуациях из-за той гибкости, которую они предлагают. То есть людей иногда побуждают регулировать свои аффективные состояния в сторону нейтралитета, чтобы справиться с конкретными непредвиденными обстоятельствами. Например, Erber et al. (1996) пришли к выводу, что нейтральные состояния наиболее желательны при взаимодействии с незнакомцами, поскольку неизвестно, будут ли такие взаимодействия положительными или отрицательными. Соответственно, люди, которые ожидают взаимодействия с незнакомцами, скорее всего, будут сдерживать свое текущее настроение, независимо от того, является ли их настроение положительным или отрицательным.Точно так же Де Сильва (1976) концептуализировал нейтралитет как защиту от возникновения сентиментальных привязанностей. В соответствии с этим некоторые организации просили своих сотрудников сохранять свой эмоциональный опыт на работе в относительно нейтральном диапазоне (например, Hochschild, 1983; Judge, 1992; Morris and Feldman, 1996), возможно, из-за идеи, что нейтральное поведение демонстрирует способствует созданию рациональной рабочей среды. Таким образом, нейтральный аффект может иметь важные межличностные последствия, когда люди регулируют свой аффект так, чтобы он был нейтральным, чтобы иметь лучшие межличностные взаимодействия.

В итоге, нейтральные аффективные состояния могут предоставить людям различную информацию, в том числе о том, что ситуация не требует внимания, потому что она не заслуживает внимания, что она понятна, что это нормально, и что человек не ощущает ее. так или иначе. В настоящее время мало эмпирических исследований, подтверждающих эти утверждения, но существующие исследования показывают, что нейтральный аффект может формировать познание и поведение способами, отличными от положительных и отрицательных аффективных состояний.

Новые теоретические направления

Слишком долго исследователи, интересующиеся аффектом, игнорировали нейтральные состояния. Возможно, они сделали это, потому что человеческая природа сосредоточена на том, что кажется заметным, а не на незаметном. Тем не менее важно замечать то, что отсутствует. Например, в серии Hound of the Baskervilles Шерлок Холмс решил загадку, заметив, что собаки не лают. Чтобы понять, что такое аффект и как он функционирует, очень важно понимать, что значит не чувствовать ничего конкретного.С этой целью мы стремились понять нейтральный аффект путем критического изучения трех потенциальных убеждений исследователей о нейтральном аффекте. В частности, мы бросили вызов следующим убеждениям: (1) невозможно чувствовать себя нейтральным, потому что люди всегда что-то чувствуют, (2) нейтральный аффект не является аффективным состоянием, потому что аффект должен иметь положительную или отрицательную валентность, и (3) нейтральный аффект. неважно, потому что не влияет на познание или поведение. Мы считаем, что отказ от допущений, лежащих в основе этих убеждений, продвинет теорию и методы, касающиеся природы аффекта, в новом направлении.

Рассматривая альтернативы первому убеждению, есть несколько важных способов, которыми исследования могут продвинуться вперед. Во-первых, для некоторых исследователей это могло быть ключевым сдвигом парадигмы - думать о нейтральном аффекте не как об отсутствии аффекта, а как о наличии нейтрального аффекта. Если нейтральный аффект - это присутствие опыта, становится важным понять, на что это похоже и как оно действует. Нейтральный аффект теперь становится частью аффективной сферы, а не неаффективным условием контроля.Следовательно, исследователи должны осознавать, насколько нейтральный аффект укладывается в их теоретические рамки и предположения, которые они делают по этому поводу. Даже если модель аффекта исследователя не включает нейтральный аффект, важно, чтобы они хотя бы объяснили, почему, вместо того, чтобы просто игнорировать возможность нейтрального состояния. Рассмотрение этих вопросов может привести к тому, что исследователи пересмотрят свои вопросы относительно природы аффекта. Например, какие черты у нейтральных государств есть у других аффективных состояний? Что отличает нейтральный аффект от других аффектов? Может ли нейтральный аффект помочь людям справиться с ситуацией? Различаются ли люди по своей склонности к нейтральности? Если да, то как эти индивидуальные различия могут формировать мысли, действия и психическое благополучие? Кроме того, исследователям может потребоваться переосмыслить, что составляет соответствующее условие контроля (см. Gasper, 2018), потому что нейтральный аффект не всегда может быть подходящим условием контроля.

Во-вторых, если существует нейтральный аффект, чрезвычайно важно, чтобы исследователи разработали соответствующее определение конструкта. Как только это установлено, исследователи могут работать над разработкой соответствующих средств для его измерения. В этой статье мы представили конкретную точку зрения; однако другие исследователи могут по-разному концептуализировать нейтральный аффект (Gasper, 2018; Yih et al., 2019). Например, исследователь, изучающий регуляцию эмоций, может рассматривать нейтральный аффект как базовое состояние человека. Другие могут рассматривать нейтральный аффект как сродни аффективным терминам с низким уровнем возбуждения, таким как скука, расслабление или молчание (Зеленский и Ларсен, 2000).Если это так, то первостепенное значение приобретает четкое определение нейтрального аффекта. Также важно провести эксперименты, чтобы убедиться, что эти конструкции эквивалентны друг другу или отражают различные состояния. Подобно тому, как онемение может отличаться от нейтрального аффекта, мы подозреваем, что чувство типичного или слабого аффективного переживания, такого как скука или спокойствие, может отличаться от чувства нейтральности (как определено в этой статье). Мы поощряем исследования по этой теме, потому что надеемся, что такая работа прольет свет на сложный диапазон переживаний, из которых состоит повседневный, возможно, более приземленный эмоциональный опыт людей.

В-третьих, если нейтральные состояния сосуществуют с положительными и отрицательными состояниями, как они могут это сделать? Одна из возможностей состоит в том, что возникает более одного состояния, но они возникают из разных аспектов одной и той же ситуации. Например, человек может описать свои ощущения от обеда с бабушкой как счастливые и нейтральные. Счастье проистекает из того факта, что они наслаждаются обществом своей бабушки, тогда как нейтралитет может отражать тот факт, что еда была ничем не примечательной. Оба состояния ощущаются, но относятся к разным аспектам опыта.Возникают интересные вопросы о том, когда лучше всего сосредоточиться на каждом элементе (бабушка или еда) или когда лучше всего сосредоточиться на комбинированной аффективной реакции (обед с бабушкой). Вторая возможность состоит в том, что вместо каждого состояния, проистекающего из разных элементов одного и того же опыта, два состояния могут объединиться, чтобы сформировать независимый, уникальный, эмоциональный опыт. Например, счастье и нейтральный аффект можно воспринимать как беспечность - ситуация оценивается как положительная, и у человека нет предпочтений, потому что все хорошо.И наоборот, негативное и нейтральное состояние вместе могут восприниматься как апатия - ситуация оценивается как негативная, и у человека нет предпочтений, потому что все это плохо. Третья возможность - также подумать о том, могут ли нейтральные состояния в сочетании с другими состояниями вызывать амбивалентные реакции. Об амбивалентности часто думают как о позитивном и негативном чувстве одновременно. Однако может случиться так, что люди испытывают амбивалентность, когда они чувствуют положительный или отрицательный эффект нейтрального аффекта. Ху и Гаспер, 2019, представили.Например, при мысли об обеде с бабушкой может возникнуть амбивалентность, потому что он был одновременно позитивным и нейтральным. Если да, то каковы последствия того, как этот тип амбивалентности влияет на мысли, действия и психологическое благополучие?

Второе убеждение, на котором мы сосредоточились, касалось представления о том, что аффект должен иметь валентность. Мы обсуждали это убеждение как с точки зрения оценочной валентности, так и аффективной валентности. Что касается оценочной валентности, возникает ряд вопросов. Например, оценивают ли люди новые стимулы не только с точки зрения того, являются ли стимулы положительными или отрицательными, но и нейтральными? Если положительно валентные чувства обычно сигнализируют о приближении, а отрицательно валентные чувства - избегании, обязательно ли нейтральные чувства ни к чему другому? Или возможно, как в теориях, подобных модели оценочного пространства, что существует смещение позитивности, при котором нейтральные состояния продвигают мотивацию подхода, потому что в противном случае люди могут упустить потенциальные возможности в своей среде (Cacioppo et al., 2012)? Если что-то оценивается как нейтральное, насколько устойчивым или податливым будет этот опыт?

С точки зрения аффективной валентности, рассмотрение нейтрального аффекта как аффективной реакции порождает множество интересных гипотез относительно гедонистических последствий чувства нейтральности. В Соединенных Штатах счастье высоко ценится в том смысле, что люди ищут ситуации, в которых есть вероятность счастья (Mesquita and Markus, 2004). Действительно, многие социальные контексты в США продвигают счастье или положительные чувства в качестве своей основной цели, а также вопросы или комментарии, такие как «Вам весело?» и «Я рад, что ты счастлив.»Являются обычным явлением (Маркус и Китайма, 1994). Одним из следствий этого поощрения счастья может быть то, что некоторые люди обеспокоены, когда они испытывают нейтральные, а не счастливые чувства. Фактически, исследования показывают, что чрезмерная оценка счастья в выборках из США может привести к снижению благополучия (Mauss et al., 2011) и депрессии (Ford et al., 2014), а также к усилению одиночества и слабости у людей. социальные связи (Mauss et al., 2012). Люди могут рассматривать свои нейтральные чувства как указание на то, что они не достигли идеала счастья.Таким образом, эта сосредоточенность на чувстве счастья может иметь негативные психологические последствия. Возможно, люди могли бы стать психологически более здоровыми, если бы вместо сосредоточения на счастье и волнении они также сосредоточились на балансе и умеренности, которые могут возникнуть при нейтральном аффекте. Если Тхич Нат Хан прав, то внимание к нейтральным чувствам может привести к счастью. Таким образом, когда дело доходит до практических разветвлений, рассмотрение нейтрального аффекта как важного повседневного состояния может привести к признанию другого и потенциально более достижимого пути к психическому благополучию.

Третье убеждение, которое мы обсуждали, заключалось в том, что нейтральный аффект не важен, потому что он не влияет на мысли или действия. Ничего особенного не сигнализируя, нейтральный аффект может привести к тому, что человек ничего не сделает. Как мы уже отмечали, нейтральный аффект потенциально предоставляет ряд аффективной информации, которая может формировать мысли и действия. Нейтральный аффект может указывать на то, что внимание не требуется, что человек понимает ситуацию, что ситуация нормальная, и что у человека нет чувств, так или иначе (т.е., без предпочтений). Необходимо провести исследования, чтобы проверить эти предположения, но они могут иметь интересные последствия. Если нейтральный аффект сигнализирует, например, о том, что внимание не требуется, то нейтральный аффект потенциально может повлиять на память. Если люди не обращают внимания на нейтральные стимулы, они с меньшей вероятностью будут вспоминать. Кроме того, нейтральный аффект может сигнализировать о понимании, и если это так, то люди, которые чувствуют себя нейтральными, могут с большей вероятностью интерпретировать свой опыт как указание на то, что они понимают сложные, новые или нелогичные аргументы.Если нейтральный аффект сигнализирует о нормальности, то нейтральные аффективные реакции могут служить индикаторами прототипичности, что, возможно, приведет к тому, что люди будут более инклюзивными в своих точках зрения. Наконец, если нейтральный аффект означает отсутствие предпочтений, то нейтральный аффект может быть идеальным состоянием, когда требуются беспристрастность, баланс или справедливость, например, при работе в присяжных. Учитывая потенциальную информацию, которую может предоставить нейтральный аффект, существует множество вопросов, на которые можно будет ответить в будущих исследованиях, чтобы понять, как нейтральный аффект может формировать познание и поведение.

Coda

У исследователей есть убеждения относительно того, что они исследуют. Важно признать эти убеждения, изучить их обоснование и эмпирически проверить их. В этой статье мы бросили вызов трем представлениям исследователей о нейтральном аффекте, а именно, что нейтральный аффект не возникает, этот аффект должен быть валентным и что нейтральный аффект не имеет большого значения. В процессе мы предложили и обеспечили поддержку альтернативных концептуализаций.Мы признаем, что исследования нейтральных аффективных реакций немногочисленны, но мы надеемся, обсудив и развеяв некоторые неправильные представления об этом, исследователи расширит свои теоретические основы, методологию и практику, включив в них нейтральный аффект. Чтобы понять аффективный ландшафт, исследователи должны обращать внимание на все состояния, включая то, что происходит, когда человек ничего особенного не чувствует.

Заявление о доступности данных

Наборы данных, проанализированные в этой рукописи, не являются общедоступными.Запросы на доступ к наборам данных следует направлять в KG, [email protected]

Авторские взносы

KG написал первый черновик статьи и провел повторный анализ данных Гальегоса и Гаспера (2018). LS и DH пересмотрели первый вариант. KG, LS и DH провели исследование для статьи, отредактировали ее и проверили ссылки на точность.

Конфликт интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

Мы хотели бы поблагодарить Элизабет Пинель за то, что она обратила наше внимание на притчу о фермере.

Сноски

Список литературы

Альбаррасин Д. и Харт В. (2011). Положительное настроение + действие = отрицательное настроение + бездействие: влияние общих концепций действия и бездействия на решения и производительность как функция аффекта. Эмоция 11, 951–957. DOI: 10.1037 / a0024130

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Армента, С., Бао, К. Дж., Любомирский, С., Шелдон, К. М. (2014). «Возможны ли долговременные изменения? Уроки модели предотвращения гедонической адаптации »в Стабильность счастья: теории и доказательства того, может ли счастье измениться. ред. К. М. Шелдон и Р. Э. Лукас (Нью-Йорк: Academic Press), 57–74.

Google Scholar

Барретт, Л.Ф., Мескита, Б., и Гендрон, М. (2011). Контекст в восприятии эмоций. Curr. Реж. Psychol. Sci. 20, 286–290. DOI: 10.1177 / 0963721411422522

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Биди, К., Терри П. и Лейн А. (2005). Различия между эмоциями и настроением. Cognit. Эмот. 19, 847–878. DOI: 10.1080 / 02699930541000057

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Блэкхарт, Г. К., Нельсон, Б. К., Ноулз, М. Л., и Баумейстер, Р. Ф. (2009). Отвержение вызывает эмоциональные реакции, но не вызывает непосредственного беспокойства и не снижает самооценку: метааналитический обзор 192 исследований социальной изоляции. Персональный. Soc. Psychol. Ред. 13, 269–309.DOI: 10.1177 / 1088868309346065

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Бодхи, Б. (2000). Подробное руководство Абхидхаммы: Абхидхамматтха сангаха Ачарии Ануруддхи . 1st BPS Pariyatti Edn. Сиэтл: издание BPS Pariyatti.

Google Scholar

Брендл, К. М., Хиггинс, Э. Т. (1996). «Принципы оценки валентности: что делает события положительными или отрицательными?» в Успехи в экспериментальной социальной психологии .Vol. 28, изд. М. П. Занна (Сан-Диего, Калифорния, США: Academic Press), 95–160.

Google Scholar

Качиоппо, Дж. Т., Бернсон, Г. Г., Норрис, К. Дж., И Голлан, Дж. К. (2012). «Модель оценочного пространства» в Справочнике по теории социальной психологии. ред. П. А. М. Ван Ланге, А. В. Круглански и Э. Т. Хиггинс (Таузенд-Окс, Калифорния: Sage Publications Ltd), 50–72.

Google Scholar

Cacioppo, J. T., Gardner, W. L., and Berntson, G. G. (1999). Система аффекта имеет параллельные и интегрирующие компоненты обработки: форма следует за функцией. J. Pers. Soc. Psychol. 76, 839–855. DOI: 10.1037 / 0022-3514.76.5.839

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Карвер, С. С., и Шайер, М. Ф. (1990). Истоки и функции положительного и отрицательного аффекта: взгляд на процесс управления. Psychol. Ред. 97, 19–35. DOI: 10.1037 / 0033-295X.97.1.19

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Карвер К. С. и Шайер М. Ф. (1998). О саморегуляции поведения . Нью-Йорк, Нью-Йорк, США: Издательство Кембриджского университета.

Google Scholar

Клор, Г. Л., Гаспер, К., Гарвин, Э. (2001). «Аффект как информация» в Справочник по аффектам и социальному познанию . изд. Дж. П. Форгас (Махва, Нью-Джерси: Эрлбаум), 121–144.

Google Scholar

Клор, Г. Л., и Шналл, С. (2005). «Влияние аффекта на отношение» в Справочник отношений . ред. Д. Альбаррасин, Б. Т. Джонсон и М. П. Занна (Mahwah: Erlbaum), 437–489.

Google Scholar

Коэн, Дж.Б., и Андраде, Е. Б. (2004). Аффективная интуиция и регулирование аффекта, обусловленное конкретными задачами. J. Consum. Res. 31, 358–367. DOI: 10.1086 / 422114

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Коломбетти, Г. (2005). Оценка валентности. Дж. Сознание. Stud. 12, 103–126.

Google Scholar

Кондон П., Уилсон-Менденхолл К. Д. и Барретт Л. Ф. (2014). «Что такое положительная эмоция? Психологическая конструкция приятного страха и неприятного счастья »в Справочник положительных эмоций .ред. М. М. Тугаде, М. Н. Шиота и Л. Д. Кирби (Нью-Йорк, Нью-Йорк, США: Guilford Press), 60–81.

Google Scholar

Дамасио, А. (2003). Имея в виду добродетель. New Sci. 180, 49–51.

Google Scholar

Де Силва, П. (1976). Психология эмоций с буддийской точки зрения . Канди: Буддийское издательское общество.

Google Scholar

Де Силва, П. (1995). «Теоретические взгляды на эмоции в раннем буддизме» в Эмоции в восточноазиатской мысли: диалог в сравнительной философии. ред. Дж. Маркс и Р. Т. Эймс (Олбани, штат Нью-Йорк: Государственный университет Нью-Йорка), 109–122.

Google Scholar

ДеУолл, К. Н., и Баумейстер, Р. Ф. (2006). Один, но не чувствую боли: влияние социальной изоляции на переносимость физической боли и болевой порог, аффективное прогнозирование и межличностное сочувствие. J. Pers. Soc. Psychol. 91, 1–15. DOI: 10.1037 / 0022-3514.91.1.1

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Экман, П.и Дэвидсон Р. Дж. (1994). Природа эмоции: фундаментальные вопросы . Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Google Scholar

Эрбер Р. и Эрбер М. В. (2001). «Настроение и обработка: взгляд с точки зрения саморегуляции» в Теории настроения и познания: руководство пользователя . ред. Л. Л. Мартин и Г. Л. Клор (Махва, Нью-Джерси, США: издательство Lawrence Erlbaum Associates), 63–84.

Google Scholar

Эрбер Р., Тессер А.(1992). Задача усилия и регуляция настроения: гипотеза поглощения. J. Exp. Soc. Psychol. 28, 339–359. DOI: 10.1016 / 0022-1031 (92) -T

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Эрбер Р., Вегнер Д. М. и Террио Н. (1996). О том, что он крутой и собранный: регулирование настроения в ожидании социального взаимодействия. J. Pers. Soc. Psychol. 70, 757–766. DOI: 10.1037 / 0022-3514.70.4.757

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Форд, Б.К., Шеллкросс, А. Дж., Мосс, И. Б., Флорке, В. А., и Грубер, Дж. (2014). Отчаянно ищите счастье: оценка счастья связана с симптомами и диагнозом депрессии. J. Soc. Clin. Psychol. 33, 890–905. DOI: 10.1521 / jscp.2014.33.10.890

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Форгас, Дж. П. (1999). О хорошем самочувствии и грубости: аффективное влияние на использование языка и формулировки запросов. J. Pers. Soc. Psychol. 76, 928–939.DOI: 10.1037 / 0022-3514.76.6.928

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гаспер, К. (2018). Использование нейтральных аффективных состояний в исследованиях: теория, оценка и рекомендации. Эмот. Ред. 10, 255–266. DOI: 10.1177 / 1754073

5660

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гаспер, К., Дунай, К. Л. (2016). Объем наших аффективных влияний: когда и как естественные положительные, отрицательные и нейтральные факторы влияют на другие суждения. Персональный. Soc. Psychol. Бык. 42, 385–399. DOI: 10.1177 / 0146167216629131

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гаспер, К., Хакенбрахт, Дж. (2015). Слишком занят, чтобы чувствовать себя нейтральным: сокращение когнитивных ресурсов ослабляет нейтральные аффективные состояния. Мотив. Эмот. 39, 458–466. DOI: 10.1007 / s11031-014-9457-7

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гаспер, К., Исбелл, Л. М. (2007). «Ощущение, поиск и подготовка: как аффективные состояния влияют на поиск информации» в . Помогают ли эмоции или мешают принятию решений? Хеджфоксианская перспектива .ред. К. Вохс, Р. Ф. Баумейстер и Г. Левенштейн (Нью-Йорк: Пресса Фонда Рассела Сейджа), 93–116.

Google Scholar

Гаспер, К., Спенсер, Л. А. (2018). «Аффективные ингредиенты: рецепты для понимания того, как аффективные состояния влияют на когнитивные результаты» в «Справочник благополучия ». ред. Э. Динер, С. Оиши и Л. Тай (Солт-Лейк-Сити, Юта: DEF Publishers).

Google Scholar

Гендолла, Г. Х. Э. (2012). Влияние настроения на регуляцию аффекта. Swiss J. Psychol. 71, 59–65. DOI: 10.1024 / 1421-0185 / a000071

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Герин В., Дэвидсон К. В., Кристенфельд Н. Дж. С., Гойал Т. и Шварц Дж. Э. (2006). Роль гневных размышлений и отвлечения в восстановлении артериального давления после эмоционального возбуждения. Психосом. Med. 68, 64–72. DOI: 10.1097 / 01.psy.0000195747.12404.aa

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хелсон, Х.(1964). Теория уровня адаптации . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Харпер и Роу.

Google Scholar

Хиггинс, Э. Т. (2014). «Продвижение и предотвращение: как« 0 »может создать двойные мотивационные силы» в Теории двойного процесса социального разума . ред. С. Дж. Шерман, Б. Гавронски и Ю. Троп (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Guilford Press), 423–435.

Google Scholar

Хиггинс, Э. Т., и Либерман, Н. (2018). Утрата неприятие потерь: обращаем внимание на ориентиры. J. Consum. Psychol. 28, 523–532. DOI: 10.1002 / JPY.1045

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хохшильд, А. Р. (1983). Управляемое сердце . Беркли: Калифорнийский университет Press.

Google Scholar

Изард, К. Э. (2007). Основные эмоции, естественные виды, схемы эмоций и новая парадигма. Перспектива. Psychol. Sci. 2, 260–280. DOI: 10.1111 / j.1745-6916.2007.00044.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Джорманн, Дж., Симер М., Готлиб И. Х. (2007). Регулирование настроения при депрессии: различные эффекты отвлечения внимания и вспоминания счастливых воспоминаний на грустное настроение. J. Abnorm. Psychol. 116, 484–490. DOI: 10.1037 / 0021-843X.116.3.484

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Судья Т.А. (1992). «Диспозиционная перспектива в исследованиях человеческих ресурсов» в Исследования в области управления персоналом и человеческими ресурсами . ред. Г. Р. Феррис и К. М. Роуленд (Гринвич, Коннектикут: JAI Press), 31–72.

Google Scholar

Канеман Д. и Миллер Д. Т. (1986). Теория нормы: сравнение реальности с ее альтернативами. Psychol. Ред. 93, 136–153.

Google Scholar

Крон, А., Шуль, Ю., Коэн, А., и Хассин, Р. Р. (2010). Чувства доставляются нелегко: изучение природы чувств, требующих усилий. J. Exp. Psychol. Gen. 139, 520–534. DOI: 10.1037 / a0020008

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кудесиа, Р.С., Ньима В. Т. (2015). Осознанность в контексте: интеграция буддийского и нейропсихологического подходов к познанию. Внимательность 6, 910–925. DOI: 10.1007 / s12671-014-0337-8

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ларсен, Дж. Т., Норрис, К. Дж., МакГроу, А. П., Хокли, Л. К., и Качиоппо, Дж. Т. (2009). Сетка оценочного пространства: одноэлементная мера позитивности и негативности. Cognit. Эмот. 23, 453–480. DOI: 10.1080 / 02699930801994054

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Леду, Дж.Э. (1989). Когнитивно-эмоциональные взаимодействия в мозге. Cognit. Эмот. 3, 267–289. DOI: 10.1080 / 02699938

2709

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Любомирский, С. (2011). «Гедоническая адаптация к положительному и отрицательному опыту» в Оксфордский справочник стресса, здоровья и преодоления трудностей . изд. С. Фолкман (Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета), 200–224.

Google Scholar

Маркус, Х. Р. и Китайма, С. (1994). «Культурное формирование эмоций: концептуальные рамки» в Эмоции и культура: эмпирические исследования взаимного влияния .ред. С. Китайма и Х. Р. Маркус (Вашингтон, округ Колумбия, США: Американская психологическая ассоциация), 339–351.

Google Scholar

Мосс, И. Б., Савино, Н. С., Андерсон, К. Л., Вейсбух, М., Тамир, М., и Лауденслагер, М. Л. (2012). В погоне за счастьем может быть одиноко. Эмоция 12, 908–912. DOI: 10.1037 / a0025299

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мосс, И. Б., Тамир, М., Андерсон, К. Л., Савино, Н. С. (2011). Может ли поиск счастья сделать людей несчастными? Парадоксальные эффекты оценки счастья. Эмоция 11, 807–815. DOI: 10.1037 / a0022010

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мескита, Б., и Карасава, М. (2002). Разная эмоциональная жизнь. Cognit. Эмот. 16, 127–141. DOI: 10.1080 / 0269993014000176

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Мескита, Б., и Маркус, Х. Р. (2004). «Культура и эмоции: модели действия как источники культурных различий в эмоциях» в Исследования эмоций и социального взаимодействия.Чувства и эмоции: Амстердамский симпозиум . ред. А. С. Р. Мэнстед, Н. Фрайда и А. Фишер (Нью-Йорк, Нью-Йорк, США: издательство Кембриджского университета), 341–358.

Google Scholar

Моррис, Дж. А., и Фельдман, Д. К. (1996). Размеры, предшественники и последствия эмоционального труда. Acad. Manag. Ред. 21, 986–1010. DOI: 10.5465 / amr.1996.9704071861

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Остром, Т. М., и Апшоу, Х. С. (1968).«Психологическая перспектива и изменение отношения» в Психологические основы отношений. ред. А. Г. Гринвальд, Т. К. Брок и Т. М. Остром (Нью-Йорк: Academic Press), 217–242.

Google Scholar

Пэн К. и Нисбетт Р. Э. (1999). Культура, диалектика и рассуждения о противоречии. г. Psychol. 54, 741–754. DOI: 10.1037 / 0003-066X.54.9.741

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Петерс, Э., Вестфьялл, Д., Гэрлинг, Т., и Slovic, P. (2006). Аффект и принятие решения: «горячая» тема. J. Behav. Decis. Мак. 19, 79–85. DOI: 10.1002 / bdm.528

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Роземан И. Дж. (2011). Эмоциональное поведение, эмоциональные цели, эмоциональные стратегии: несколько уровней организации объединяют вариативные и последовательные реакции. Эмот. Ред. 3, 434–443. DOI: 10.1177 / 1754073

0744

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ржавчина, К.Л. и Нолен-Хуксема С. (1998). Регулирование реакции на гнев: влияние размышлений и отвлечения на гневное настроение. J. Pers. Soc. Psychol. 74, 790–803. DOI: 10.1037 / 0022-3514.74.3.790

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Самсон, А. К., Крейбиг, С. Д., Содерстром, Б., Уэйд, А. А., и Гросс, Дж. Дж. (2016). Выявление положительных, отрицательных и смешанных эмоциональных состояний: библиотека фильмов для аффективных ученых. Cognit. Эмот. 30, 827–856.DOI: 10.1080 / 02699931.2015.1031089

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Шиммак, У., и Крайтс, С. Л. мл. (2005). «Структура аффекта» в Справочник отношений . ред. Д. Альбаррасин, Б. Т. Джонсон и М. П. Занна (Махва, Нью-Джерси, США: издательство Lawrence Erlbaum Associates), 397–435.

Google Scholar

Шварц, Н., Клор, Г. Л. (2003). Настроение как информация: 20 лет спустя. Psychol. Inq. 14, 296–303. DOI: 10.1207 / S15327965PLI1403 и 4_20

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Симс, Т., Симс, Т., Цай, Дж. Л., Цай, Дж. Л., Цзян, Д., Цзян, Д. и др. (2015). Желание максимизировать положительное и минимизировать отрицательное: последствия для смешанного эмоционального опыта в американском и китайском контекстах. J. Pers. Soc. Psychol. 109, 292–315. DOI: 10.1037 / a0039276

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Сторм, К., и Сторм, Т. (1987).Таксономическое исследование словаря эмоций. J. Pers. Soc. Psychol. 53, 805–816. DOI: 10.1037 / 0022-3514.53.4.805

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Тай, С. С. (2011). Психометрические принципы аффекта: идеальны ли они? Докторская диссертация. Университет Иллинойса в Урбана-Шампейн.

Google Scholar

Томкинс, С.С., и Маккартер, Р. (1964). Что и где основные аффекты? Некоторые доказательства теории. Восприятие.Mot. Навыки 18, 119–158. DOI: 10.2466 / pms.1964.18.1.119

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Тверски А. и Канеман Д. (1973). Доступность: эвристика для оценки частоты и вероятности. Cogn. Psychol. 5, 207–232. DOI: 10.1016 / 0010-0285 (73)

-9

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Уотсон Д., Визе Д., Вайдья Дж. И Теллеген А. (1999). Две общие системы активации аффекта: структурные данные, эволюционные соображения и психобиологические данные. J. Pers. Soc. Psychol. 76, 820–838. DOI: 10.1037 / 0022-3514.76.5.820

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Йи, Дж., Уусберг, А., Цянь, В., и Гросс, Дж. Дж. (2019). Комментарий: оценка нейтральных аффективных состояний. Эмот. Rev. doi: 10.1177 / 17540738295 [Epub перед печатью].

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Зеленский, Дж. М., и Ларсен, Р. Дж. (2000). Распределение основных эмоций в повседневной жизни: состояние и черты характера на основе данных выборки опыта. J. Res. Чел. 34, 178–197. DOI: 10.1006 / jrpe.1999.2275

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Существует ли нейтральный эффект? Как сложные три убеждения о нейтральном аффекте могут способствовать развитию аффективных исследований

Front Psychol. 2019; 10: 2476.

Департамент психологии, Государственный университет Пенсильвании, Юниверсити-Парк, Пенсильвания, США

Отредактировал: Эрик А. Валле, Калифорнийский университет, Мерсед, США

Рецензировал: Фабрис Терони, Université de Женева, Швейцария; Оксана Иткес, Хайфский университет, Израиль

Эта статья была отправлена ​​в Emotion Science, раздел журнала Frontiers in Psychology

Поступила в редакцию 15 июля 2019 г .; Принята в печать 21 октября 2019 г.

Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License (CC BY). Использование, распространение или воспроизведение на других форумах разрешено при условии указания автора (авторов) и правообладателя (ов) и ссылки на оригинальную публикацию в этом журнале в соответствии с принятой академической практикой. Запрещается использование, распространение или воспроизведение без соблюдения этих условий.

Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

Abstract

Исследователи, интересующиеся аффектом, часто сомневаются в существовании нейтральных аффективных состояний. В этой статье мы рассматриваем и оспариваем три убеждения исследователей относительно нейтрального аффекта. Это следующие убеждения: (1) невозможно чувствовать себя нейтральным, потому что люди всегда что-то чувствуют, (2) нейтральность не является аффективным состоянием, потому что аффект должен иметь положительный или отрицательный валентность, и (3) нейтральный аффект не важен, потому что он имеет не влиять на познание или поведение.Мы рассматриваем причины, по которым эти убеждения могут существовать, и предоставляем эмпирические доказательства, которые ставят их под сомнение. В частности, мы утверждаем, что нейтральный аффект - это ощущаемый опыт, который предоставляет важную информацию, имеющую отношение к валентности, которая влияет на познание и поведение. Разрушая эти представления о нейтральном аффекте, мы надеемся пролить свет на предположения исследователей о природе аффекта и предоставить новые теоретические и методологические перспективы, которые помогут нам лучше понять аффективный ландшафт.

Ключевые слова: нейтральный аффект, вера, эмоция, аффект как информация, валентность

Введение

Существует ли нейтральный аффект? Исследователи, интересующиеся аффектом, часто не рассматривают этот вопрос, потому что они сосредоточены на понимании наличия чувств, а не предполагаемого их отсутствия. Тем не менее, то, как исследователи думают о возможности нейтрального аффективного состояния, представляет собой интересное упражнение, поскольку оно раскрывает фундаментальные убеждения исследователей относительно природы аффекта.Эта статья ставит под сомнение три мнения исследователей о существовании нейтрального аффекта. Для каждого убеждения мы представляем доказательства, которые ставят его под сомнение и даем новый способ осмыслить природу аффекта. В последнем разделе статьи мы обсуждаем, как эти новые перспективы потенциально могут привести к теоретическим и методологическим инновациям.

Прежде чем обсуждать убеждения исследователей относительно существования нейтрального аффекта, необходимо определить некоторые термины.Аффект определяется как чувственное состояние (Schimmack and Crites, 2005; Barrett and Bliss-Moreau, 2009). Традиционно аффект обладает как минимум двумя ключевыми качествами: валентностью (приятность / неприятность) и возбуждением (Wundt, 1897; Clore and Schnall, 2005; Barrett and Bliss-Moreau, 2009). Люди могут воспринимать свои аффективные состояния как реакцию на все, о чем они сейчас думают (Clore and Schnall, 2005). Например, положительный или отрицательный аффект может восприниматься как положительная или отрицательная оценка объекта, человека или темы (Clore and Schnall, 2005).Люди также могут воспринимать аффект как качество или особенность самого стимула, например, когда кто-то считает американские горки пугающими. Однако, как указали Барретт и Блисс-Моро (2009), то, что заставляет каботажное судно казаться пугающим, не само по себе каботажное судно , а, скорее, опыт людей. То есть аффект по-прежнему воспринимается как индикатор собственных оценочных реакций людей на мир. Аффект - это общий термин, охватывающий аффективные черты, настроения и эмоции. Настроение и эмоции - это аффективные состояния.Однако настроение обычно менее интенсивное и более продолжительное, чем эмоции. Кроме того, в отличие от эмоций, которые часто имеют четкий объект (например, я тревожусь, когда вижу змею), у настроений обычно отсутствует явная причина (например, я просыпаюсь с чувством небольшого беспокойства; Ekman and Davidson, 1994; Beedie et al. ., 2005).

Мы определяем нейтральный аффект как чувство безразличия, безразличия, ничего особенного и отсутствие предпочтений тем или иным образом. Обратите внимание: когда мы используем термин «безразличный», мы не используем его для обозначения неприязни к чему-либо, потому что это будет означать скорее негативную, чем нейтральную реакцию.Также важно помнить, что нейтральный аффект теоретически может сочетаться с положительным и / или отрицательным аффектом 1 . Например, родитель может расслабиться на диване, когда его ребенок спрашивает, могут ли они вместе поиграть в парке. Родители могут относиться к потенциальному клиенту нейтрально, поскольку они не особо хотят идти в парк, но они также не против того, чтобы пойти в парк. Несмотря на то, что родитель нейтрально относится к походу в парк, он также может чувствовать себя счастливым, потому что их ребенок хочет проводить с ними время.Таким образом, нейтральный аффект определяется как наличие нейтрального аффекта, а не отсутствие или низкий уровень положительного или отрицательного аффекта. В следующих разделах мы предоставим дополнительные сведения о нейтралитете, в том числе о том, как его концептуализировать и измерить.

В этой статье мы исследуем три основных убеждения исследователей о природе нейтрального аффекта. Вот эти убеждения: (1) невозможно чувствовать себя нейтральным, потому что люди всегда что-то чувствуют; (2) нейтральность не является аффективным состоянием, потому что аффект должен иметь положительную или отрицательную валентность; и (3) нейтральный аффект не важен, потому что он не влияет на познание или поведение.В процессе обсуждения свидетельств, которые ставят под сомнение эти убеждения, мы проливаем свет на предположения исследователей о том, что такое аффект, и предлагаем альтернативные точки зрения, которые могут привести к теоретическим и методологическим открытиям.

Убеждение: невозможно чувствовать себя нейтральным, потому что люди всегда что-то чувствуют

Первое убеждение, которое мы хотим обсудить, - это представление о том, что нейтрального аффекта не существует, потому что люди всегда что-то чувствуют (Damasio, 2003; Izard, 2007) .Дамасио (2003) указал, что «… все ваши переживания происходят в мире, полном эмоций. Дело в том, что мы живем не в нейтральном мире. Наш опыт всегда эмоционально нагружен… »(стр. 50). Изард (2007) заявил: «… не существует такого понятия, как ум без эмоций; аффект или эмоция присутствуют всегда »(с. 270). Хелсон (1964) писал: «Все переживания более или менее окрашены аффектами» (стр. 341). Поскольку аффект присутствует всегда, некоторые исследователи могут полагать, что люди не могут ничего не чувствовать.Следовательно, нейтрального аффекта не существует.

Более слабая версия этого убеждения состоит в том, что нейтральный аффект может иметь место, но это редкое или мимолетное явление. Например, Вундт (1897) признал существование нейтрального аффекта, но как редкое явление, заявив: «… мы, возможно, никогда не находимся в состоянии, полностью свободном от чувств, хотя общая природа чувств требует зоны безразличия». Точно так же Томкинс и Маккартер (1964) писали: «… люди чаще ощущают аффект, чем не чувствуют никакого аффекта» (стр.150). Брендл и Хиггинс (1996) проанализировали работу, указав, что отсутствие положительного воспринимается как отрицательное; тогда как отсутствие отрицательного воспринимается как положительное. Если так, то, возможно, нейтралитет будет встречаться редко. Другие исследователи задаются вопросом, можно ли когда-либо создать в лаборатории нейтральное настроение, потому что то, что обычно считается нейтральным, все еще остается вэйлансным. Действительно, Форгас (1999) отметил, что «… невозможно экспериментально вызвать действительно нейтральное настроение у участников» (стр.933). Другие исследователи назвали манипуляции нейтральным настроением «неправильным термином» (Albarracin and Hart, 2011) или «так называемым нейтральным настроением» (Gendolla, 2012), что отражает их скептицизм по отношению к ним.

Вера в то, что нейтрального аффекта не существует или что это очень редкое явление, может происходить из необоснованных предположений о природе нейтрального аффекта. Во-первых, вера в то, что нейтрального аффекта не существует, потому что мы всегда что-то чувствуем, часто проистекает из предположения, что нейтральный аффект отражает буквальное отсутствие чувства.Действительно, исследователи описали их нейтральные аффективные состояния как неаффективные состояния, при которых не возникает никаких эмоций (Fredrickson, 1998; Rotteveel et al., 2001; Evers et al., 2009). Но что, если чувство нейтральности - это не буквальное отсутствие аффекта, а, скорее, наличие нейтрального аффекта? Мы утверждаем, что нейтральный аффект не сродни буквально ничего не чувствуя, а скорее сродни , не чувствуя ничего в частности .

Во-вторых, некоторые исследователи предполагают, что если присутствует какое-либо валентное состояние, то человек не является нейтральным.Отчасти проблема с этим предположением «все или ничего» заключается в том, что люди часто ощущают сразу несколько состояний (Roseman, 2011). Например, даже после манипуляции с печальным настроением люди сообщают, что испытывают некоторое счастье (Samson et al., 2016). Счастье не отменяет чувства печали. Точно так же люди могут рассматривать свой опыт как нейтральный, но все же сообщать о наличии других аффективных состояний.

Третья причина, по которой на первый взгляд исследователи могут подумать, что нейтральный аффект не существует или встречается редко, заключается в том, что, по крайней мере, на английском языке, можно легко представить, что люди говорят, что они «счастливы», «грустят», «злятся». , »И« тревожный », но не« нейтральный ».«Эвристика доступности предполагает, что если идея нелегко приходит в голову, мы думаем, что она менее вероятна (Tversky and Kahneman, 1973). Действительно, Watson et al. (1999) утверждали, что одна из причин, по которой они рассматривают аспект активации / возбуждения в исследованиях настроения как проблематичный, заключается в том, что «… оказалось, что трудно определить аффективно нейтральные термины, которые попадают непосредственно на предполагаемую ось активации» (стр. 829). Предполагается, что если люди не используют нейтральные термины для описания своих чувств, то нейтральные состояния не являются ни обычным, ни важным явлением.Неспособность определить подходящие нейтральные термины может свидетельствовать не о том, что это состояние встречается редко, а скорее в результате того, что исследователи не выбрали подходящие термины на английском языке. В английском языке есть термины, отражающие нейтральный аффект, например, когда люди говорят, что они чувствуют себя «так себе», «так себе» или «ничего особенного». Для аффективно основанных оценок, когда люди относятся к проблемам нейтрально, они могут сказать: «Я нейтрален», но они также могут сказать такие вещи, как «все равно», «мне все равно» или «у меня нет предпочтений». .«Люди выражают нейтральные эмоции через выражения лица и даже отправляя текстовые сообщения через смайликов с нейтральным лицом. Неспособность исследователей идентифицировать нейтральные государства может быть связана с их неправильной оценкой.

Четвертая причина, по которой некоторые исследователи могут не рассматривать нейтральный аффект как обычно переживаемое состояние, связана с культурой. Восточные культуры придают большее значение эмоциональному балансу, чем западные (Sims et al., 2015). Этот акцент на балансе может быть вызван тем, что восточноазиатские культуры, особенно находящиеся под влиянием конфуцианства, склонны ценить баланс, умеренность, равновесие и поиск «срединного пути» (Peng and Nisbett, 1999).Если это так, нейтральный аффект может быть более распространен в восточной, чем в западной культурах, потому что он может отражать восприятие себя как ничего особенного. В соответствии с этой гипотезой Мескита и Карасава (2002) попросили студентов американских и японских колледжей заполнять анкеты эмоций четыре раза в день. Первый вопрос заключался в том, испытывал ли человек эмоции за последние 3 часа. Процент студентов из американской выборки и японских студентов, обучающихся в Америке, которые выбрали, что они не испытывали никаких эмоций, составил 7.5 и 6,67% соответственно. Тем не менее, если посмотреть на японских студентов, обучающихся в Японии, этот процент увеличился до 22%. Важно помнить, что утверждение, что человек не испытывал эмоции, не обязательно сродни тому, что он чувствовал себя нейтральным, но это подтверждает, что культурные ожидания могут определять представление о том, что человек должен испытывать какую-то эмоцию, а не никакую конкретную эмоцию. Таким образом, культурные практики могут привести к тому, что западные участники сообщают о менее нейтральном аффекте по сравнению с некоторыми восточными культурами.

Но каковы эмпирические доказательства того, что люди действительно чувствуют нейтральный аффект? Один из способов собрать эти данные - попросить респондентов оценить интенсивность своих нейтральных чувств. Хотя эта практика еще не стала обычным явлением, когда исследователи ею занимались, респонденты сообщали о своих нейтральных реакциях (Storm and Storm, 1987; Zelenski and Larsen, 2000; Tay, 2011; Gasper and Hackenbracht, 2015; Gasper and Danube, 2016; Samson et al. др., 2016; Гальегос, Гаспер, 2018). В целом эти данные указывают на то, что респонденты часто испытывают нейтральные состояния и на уровнях, равных или чуть ниже переживаний положительного аффекта (Зеленский и Ларсен, 2000; Гальегос и Гаспер, 2018).Например, Гальегос и Гаспер (2018) исследовали, влияет ли социальное отторжение, принятие или ни одно из них на чувство нейтралитета людей (оценивается по степени, в которой люди чувствуют себя безразличными, ничто, безэмоционально, так себе, не испытывают сильных ощущений в одну сторону или другой, и meh) по шкале от 1 ( совсем не ) до 7 ( крайне ). В контрольных условиях средние уровни нейтрального аффекта (эксперименты с 1 по 3, соответственно: M = 3,50, SD = 1,42; M = 3.02, SD = 1,12; M = 3,05, SD = 1,33) были больше или не отличались статистически от средних уровней положительного аффекта ( M = 2,69, SD = 1,24; M = 3,31, SD = 1,15; M = 3,31, SD = 1,36; t (54) = 3,06, p = 0,003; t (57) = 1,66, p = 0,10; t (186) = 1,68, p = 0,10). Более того, если нейтрального аффекта не существует, то его невозможно экспериментально вызвать в лаборатории.Тем не менее, несколько исследований, в которых изучалась эффективность манипуляций с нейтральным настроением путем непосредственной оценки нейтрального аффекта, показывают, что респонденты действительно сообщают о более нейтральном аффекте, чем о положительном или отрицательном, после просмотра стимулов, предназначенных для создания нейтрального настроения, таких как нейтральные фотографии (Гаспер и Хакенбрахт, 2015) и видео (Samson et al., 2016). Таким образом, люди сообщают о том, что испытывают нейтральный аффект на относительно высоком уровне, и можно вызвать нейтральные аффективные состояния. Эти данные явно ставят под сомнение веру в то, что нейтральный аффект никогда не возникает или возникает редко.

Даже если часто сообщается о нейтральном аффекте, каковы доказательства того, что нейтральный аффект - это ощущение переживания ? Возможно, нейтральный аффект отражает отсутствие чувств и, следовательно, переживания нет. Один из способов проверить, является ли нейтральный аффект ощущаемым переживанием, - это выяснить, в какой степени нейтральные аффективные реакции занимают объем рабочей памяти. Такие теории, как гипотеза поглощения (Erber and Tesser, 1992) и гипотеза о простых ресурсах (Van Dillen and Koole, 2007), утверждают, что аффективные состояния создают мысли, связанные с аффектами.Эти мысли занимают объем рабочей памяти. Если для переживания аффекта необходима рабочая память, то интенсивность ощущаемых аффективных реакций можно снизить, попросив людей выполнять задачи, требующие познавательной способности, которые будут конкурировать за эти умственные ресурсы (Erber and Tesser, 1992; Rusting and Nolen-Hoeksema, 1998 ; Gerin et al., 2006; Joormann et al., 2007; Van Dillen, Koole, 2007; Kron et al., 2010). Гаспер и Хакенбрахт (2015) предположили, что если ощущается нейтральный аффект, то он также должен переживаться с меньшей интенсивностью, когда объем рабочей памяти обременен нагрузкой, чем когда это не так.Чтобы проверить эту идею, они попросили респондентов просмотреть положительные, отрицательные или нейтральные изображения, выполнить либо когнитивно сложную, либо нетребовательную задачу, а затем оценить свои положительные, отрицательные и нейтральные состояния. В соответствии с гипотезой о том, что нейтральный аффект занимает рабочую память, респонденты, которые видели нейтральные фотографии, сообщали о менее нейтральном аффекте, когда их рабочая память была истощена, чем когда это не так. Если бы нейтральные состояния просто ничего не чувствовали, тогда нельзя было бы ожидать, что на нейтральные чувства повлияет изменение умственных способностей, потому что не было бы никакого опыта, который можно было бы изменить.Ключевым следствием этой работы является то, что нейтральные состояния - это ощущаемый опыт, для поддержания которого требуются когнитивные ресурсы.

Кроме того, важно отметить, что нейтральный аффект отличается от других невалентных состояний, таких как чувство онемения или шока. Онемение возникает, когда люди переживают эмоциональную травму, чтобы помочь им справиться с болью. Подобно тому, как люди реагируют на физическую боль онемением тела, люди могут реагировать на психологическую боль, такую ​​как отказ, эмоциональным онемением (DeWall and Baumeister, 2006).Нейтральный аффект, когда нет ничего особенного, должен отличаться от онемения, то есть ощущения, что человек не может ответить эмоциями. Кроме того, когда происходит неожиданное событие, возникает шок, похожий на крайнюю форму неожиданности. Как и неожиданность, шок может быть хорошим или плохим (например, шок от беременности может быть хорошим или плохим в зависимости от обстоятельств). Ничего особенного (т. Е. Нейтральность) не должно отличаться от шока. Галлегос и Гаспер (2018) исследовали, отличается ли нейтральный аффект от онемения и шока, исследуя, вызывает ли переживания межличностного отторжения онемение, шок или нейтральные реакции.Они обнаружили, что по сравнению с контрольным условием отторжение приводило к тому, что люди чувствовали оцепенение (т. Е. Оцепенение, бесчувственность, отстраненность, бесчувственность и эмоциональную мертвость, d Коэна = 0,33, 95% доверительный интервал [0,16, 0,49]) и шок (т.е. , ошеломленный, шокированный, ошеломленный, изумленный, ошеломленный, все три эксперимента, d = 0,80, 95% ДИ [0,62, 0,97]), но не изменили нейтральный аффект (т. е. безразличный, ничего, безэмоциональный, так- Итак, не чувствуй себя сильно, так или иначе, и я, d = 0.06, 95% ДИ [-0,11, 0,22]). Это важный вывод, поскольку исследователи должны знать, что состояния, которые обычно описывались как невалентные, можно отличить друг от друга. Сгруппирование этих состояний вместе может привести к, возможно, неверным выводам, например, когда исследователи утверждают, что отторжение вызывает нейтральные реакции (Blackhart et al., 2009).

В целом, вера в то, что ставит под сомнение существование или возникновение нейтрального аффекта, может происходить из (1) неточного определения, что нейтральный аффект буквально ничего не чувствует, (2) заблуждения о том, что нейтральный аффект не может сочетаться с другими валентными состояниями, (3) ложное предположение, что английскому языку не хватает словарного запаса, чтобы напрямую описать состояние нейтрального чувства, и (4) культурные различия в выражении эмоциональности.Чтобы продемонстрировать, что эти предположения о нейтральном аффекте необоснованны, мы рассмотрели исследования, показывающие, что (1) люди действительно чувствуют себя нейтральными и интенсивность нейтрального аффекта варьируется, (2) чувство нейтральности - это ощущаемый опыт, требующий когнитивных ресурсов, и (3) нейтральный аффект сочетается с другими аффектами и отличается от других невалентных состояний, таких как онемение и шок.

Убеждение: нейтральность не является аффективным состоянием, потому что аффект должен иметь положительную или отрицательную валентность

При обсуждении аффективной валентности важно четко понимать, как человек использует этот термин.Согласно Коломбетти (2005), среди прочего, валентность может относиться либо к оценочной валентности, либо к аффективной валентности. Оценочная валентность относится к тому, как оценивается окружающая среда. Например, человек может оценить ситуацию как ужасную, что приведет к страху. Аффективная валентность относится к гедонистическому качеству эмоционального состояния. Например, страх может восприниматься как отрицательный, если он мешает человеку говорить эффективно, но он может восприниматься как положительный, если действует как мотиватор.Здесь мы обсуждаем нейтральность как с точки зрения оценочной, так и аффективной валентности.

Оценочная валентность

Влияние, по определению, носит оценочный характер. Эмоциональная система помогает людям оценить биологическое значение стимулов, с которыми они сталкиваются (LeDoux, 1989). Валентность является важным компонентом аффекта (Russell, 2003; Peters et al., 2006), поскольку, помимо прочего, аффективная валентность предоставляет важную информацию о том, каково состояние окружающей среды - хорошее или плохое.Watson et al. (1999) писали: «Действительно, валентность - это такой важный аспект нашего процесса оценки, что люди почти мгновенно оценивают свое текущее состояние как приятное / положительное или неприятное / отрицательное…» (стр. 828). С эволюционной точки зрения эта гипотеза имеет смысл в том смысле, что людям необходимо знать, является ли что-то угрозой или возможностью, чтобы они могли избежать этого или приблизиться к нему (Nesse, 2004).

Тем не менее, размышляя о роли валентности в аффективных исследованиях, стоит помнить о различии между аффектом и эмоцией.Эмоции действуют как сигнальная система, захватывая и отвлекая внимание от того, что является важным (Simon, 1967). Валентность является такой ключевой чертой эмоций, что Ортони и Тернер (1990) писали: «… мы предполагаем, что эмоциональная валентность является необходимым условием для того, чтобы состояние было эмоцией. Из этой точки зрения исключена возможность того, что эмоция может быть аффективно нейтральной »(стр. 317). Точно так же Нессе (2004) писал: «Если ситуация не содержит ни угроз, ни возможностей, она не повлияет на приспособленность.Вот почему нейтральных эмоций мало, если они вообще есть »(с. 1338). Таким образом, некоторые исследователи утверждают, что эмоции должны иметь валентность, потому что главная функция эмоций - предупреждать людей о потенциально важных угрозах и возможностях. Поскольку нейтральная информация, вероятно, не имеет решающего значения, некоторые исследователи считают, что эмоции не могут быть нейтральными.

Хотя возможно, что эмоции не могут быть нейтральными, мы утверждаем, что эмоции могут быть нейтральными. Эмоции действуют как срочный сигнализатор.Поскольку, как правило, не важно знать, что ситуация нейтральна, мы признаем, что появление нейтральных эмоций может иметь меньшую вероятность. Но здесь мы не будем заходить так далеко, чтобы сказать, что нейтральных эмоций не существует. Например, нейтральные эмоции могут возникнуть в ситуациях, когда критически важно соблюдать нейтралитет, например, когда человек пытается быть справедливым и беспристрастным. Однако мы считаем проблематичным, если исследователи ошибочно расширили это рассуждение о возможности нейтральных эмоций до нейтральных эмоций .В частности, мы думаем, что ошибочно полагать, что, поскольку аффект предоставляет валентную информацию об окружающей среде, аффект не может быть нейтральным.

Мы утверждаем, что когда люди оценивают свое окружение, они не только хотят знать, что полезно или вредно, но также и то, что не является ни тем, ни другим. Внимание людей ограничено, поэтому точно так же, как знать, что хорошо, а что плохо, функционально, но также полезно знать, что ни то ни другое. Кажется, что чрезвычайно важно знать, о чем не нужно беспокоиться.Таким образом, нейтральный аффект дает информацию о валентности, сигнализируя о том, что немедленное внимание не требуется. В соответствии с этой точкой зрения, обсуждая, как думать о валентности, Хиггинс (2014) писал: «… природа валентности зависела от того, как определялась нейтральность: чтобы понять валентность, вам нужно понять« 0 »» (стр. 429; «0»). ”Относится к нейтралитету). Тем не менее, исследователи редко обсуждают нейтралитет как ключевой элемент валентности. При оценке нейтрального аффекта нейтральность часто представляет собой просто точку или небольшую область вдоль одного биполярного или двух униполярных валентных измерений (см. Cacioppo et al., 1999; Рассел, 2003; Ларсен и др., 2009). Нейтральный аффект редко концептуализируется или оценивается независимо от положительного или отрицательного аффекта. Мы считаем такой подход проблематичным. Карвер и Шайер (1990) хорошо проиллюстрировали наши опасения, когда они утверждали, что отсутствие одного государства не означает наличие другого. Они сказали:

… знание того, что человек не находится в депрессии, не дает оснований делать вывод о том, что человек счастлив. Знание того, что человек несчастен, не дает оснований делать вывод о том, что он плохо себя чувствует.Иногда люди эмоционально нейтральны (Carver and Scheier, 1990, стр. 27).

Точно так же мы утверждаем, что нейтральный аффект не может быть выведен из отсутствия других аффектов. Его следует оценивать отдельно от положительного и отрицательного воздействия. Более того, когда это делается, нейтральный аффект оказывается измерением, которое в некоторой степени не зависит от положительного и отрицательного аффекта.

Каковы доказательства того, что меры нейтрального аффекта фиксируют уникальную информацию, а меры позитивного и негативного аффекта - нет? Напомним, мы определили нейтральный аффект как наличие нейтрального аффекта, а не отсутствие положительного или отрицательного аффекта.Это определение допускает возможность возникновения нейтральных реакций независимо от положительных и / или отрицательных реакций и одновременно с ними. Недостаточно сделать вывод о нейтральном аффекте из отсутствия положительного и отрицательного аффекта, потому что нейтральность может возникнуть, когда присутствуют оба. В соответствии с этой точкой зрения, в исследованиях, в которых изучаются как оценочная валентность, так и аффективная валентность, нейтральный аффект сочетается с положительным и отрицательным аффектом (Gasper and Hackenbracht, 2015; Gasper and Danube, 2016; Samson et al., 2016; Гальегос и Гаспер, 2018). Более того, самоотчеты людей о нейтральном аффекте не очень коррелируют с сообщениями о положительном и отрицательном аффекте (Gasper and Hackenbracht, 2015; Gasper and Danube, 2016), предполагая, что нейтральный аффект - это не просто состояние, которое усиливается при положительном / отрицательном аффекте. уменьшается. Кроме того, в отличие от гипотезы о том, что наличие положительного или отрицательного аффекта подразумевает менее нейтральный аффект, иногда эти корреляции являются положительными (Gasper and Hackenbracht, 2015; Gasper and Danube, 2016; Gallegos and Gasper, 2018).Факторный анализ аффективных состояний, представленных в пяти различных выборках, показал, что в дополнение к положительным и отрицательным факторам аффекта существует четкий и последовательный третий, нейтральный фактор аффекта (Gasper and Danube, 2016). Данные точечной диаграммы также показали, что некоторые участники сообщают, что чувствуют себя резко отрицательно, например, и в то же время нейтрально (Hu and Gasper, 2019, представлено). Таким образом, нейтральный аффект может быть независимым измерением, которое предоставляет релевантную для валентности информацию, которую нельзя уловить, просто оценив положительный и отрицательный аффект.

В целом, мы полагаем, что было бы ошибкой рассматривать только стимулы, оцениваемые как положительные или отрицательные. Валентность предоставляет людям информацию, которая может определять их действия. Таким образом, кажется важным знать, что хорошо, что плохо, а что нет. Учитывая ограниченные когнитивные способности людей, людям нужен не только способ расставить приоритеты в том, что важно, но и осознавать то, что не так важно. Ключевым выводом здесь является то, что исследователи должны рассмотреть возможность расширения своего взгляда на валентность, включив в него оценки стимулов как хороших, плохих и нейтральных.Действительно, рейтинги нейтральности могут возникать независимо от оценок положительности и отрицательности. Поэтому мы утверждаем, что нейтральный аффект действительно является аффектом, потому что он предоставляет важную информацию, относящуюся к валентности.

Аффективная валентность

До сих пор мы сосредоточились на оценочной валентности, но как насчет гедонистического опыта нейтрального аффекта? Люди воспринимают нейтральный аффект как нейтральный, приятный или неприятный? Испытывается ли то или иное аффективное состояние как гедонически приятное или болезненное, зависит от контекста (Barrett et al., 2007, 2011; Кондон и др., 2014). Например, даже если обычно считается, что счастье доставляет удовольствие для гедонизма, это не обязательно (Condon et al., 2014). С учетом этого взгляда, то, как переживается нейтральный аффект, также может быть предметом преднамеренного фокуса и интерпретации, в зависимости от эмоциональной цели и контекста, в котором возникает нейтральность (Barrett et al., 2007). Ниже мы рассмотрим несколько способов, которыми исследователи концептуализировали нейтральный аффект с учетом его гедонической валентности.

В теориях адаптации нейтральность отражает текущий уровень адаптации людей в том смысле, что это состояние возникает, когда люди адаптировались к своей среде.Адаптация не считается ни хорошей, ни плохой. Он служит ориентиром для оценки других государств (Helson, 1964). Например, удовольствие исходит не от попыток быть нейтральным, а скорее от «… несоответствия между стимуляцией и преобладающим уровнем адаптации» (Helson, 1964, стр. 49). Без какого-либо нейтрального состояния было бы трудно понять, что такое радость и печаль, потому что нет состояния, с которым можно было бы их сравнивать (Любомирский, 2011). С этой точки зрения нейтралитет - это не гедонически изысканное состояние, а, скорее, текущий стандарт, используемый для оценки того, увеличивает или уменьшает событие удовольствие или боль.

Подобно тому, как нейтралитет может использоваться в качестве стандарта для оценки гедонистических качеств других аффективных состояний, другие аффективные состояния потенциально могут определять гедонические качества нейтрального состояния. Нейтралитет может восприниматься как приятный или неприятный в зависимости от того, уменьшается ли боль или удовольствие. Например, переход от болезненного состояния к нейтральному, вероятно, ощущается как улучшение, тогда как переход от радостного состояния к нейтральному может восприниматься как упадок.Таким образом, нейтральный аффект можно было либо искать, либо избегать.

Идея о том, что ситуация может изменить то, как воспринимаются, казалось бы, нейтральные ситуации, очевидна в теории регулятивного фокуса. Кто-то может возразить, что статус-кво - это нейтральный опыт - ничего не изменилось, поэтому должен быть нейтральный ответ. Тем не менее, значение status quo также зависит от ситуации. В теории регулятивного фокуса, в которой обсуждаются эмоциональные реакции людей на выигрыши и потери, достижение статус-кво (ни выгода, ни потеря) не должно восприниматься как нейтральное (Brendl and Higgins, 1996; Higgins, 2014; Higgins and Liberman, 2018).Напротив, то, как воспринимается статус-кво , зависит от того, сосредоточен ли человек на продвижении (сосредоточен на получении выгоды) или на предотвращении (сосредоточен на предотвращении потерь), и испытывает ли он отсутствие выгоды или убытка. Когда человек сосредоточен на продвижении, он сосредоточен на том, чтобы что-то получить. Если они ничего не получают (невыгодность), то они воспринимают статус-кво как разочарование, потому что это отражает отсутствие желаемой выгоды. И наоборот, когда человек сосредоточен на профилактике, он хочет сохранить статус-кво , а не потерпеть убытки.Если они не испытывают убытков (отсутствия убытков), то они воспринимают статус-кво как облегчение, поскольку потери не произошло. Таким образом, статус-кво , который некоторые могут рассматривать как создающий нейтральное состояние, поскольку не произошло никаких изменений в обстоятельствах, может быть воспринят как разочарование или облегчение, в зависимости от того, занимается ли человек продвижением или профилактикой в ​​данный момент.

Кроме того, личные и культурные теории людей о желательности нейтральных чувств могут определять, будет ли нейтральный аффект восприниматься как приятный или болезненный.Например, такие сайты, как Reddit, содержат вопросы о том, что такое нейтральный аффект 2 и является ли он нормальным 3 . Если в обществе ценится позитивное чувство, то нейтральное чувство может восприниматься как ненормативное и, следовательно, негативное состояние по сравнению с предполагаемой позитивной нормой. Однако, если в обществе ценится чувство уравновешенности, а не излишне позитивное, то нейтральный аффект может восприниматься как нормативный и, следовательно, соответствующая реакция. Например, ключевым элементом буддизма является практика медитации, чтобы люди осознавали свой опыт.В буддизме люди, которые не обращают внимания на свои чувства, обычно реагируют на нейтральные чувства, игнорируя их. Буддийская философия утверждает, что, когда люди игнорируют свои нейтральные чувства, они с большей вероятностью испытают скуку и невежество, потому что все чувства, в том числе нейтральные, требуют внимания (Bodhi, 2000; Kudesia and Nyima, 2015). Дхаммадинна, монахиня, заявила, что, когда люди испытывают нейтральные чувства, игнорирование их и незнание может быть болезненным и неприятным, тогда как знание нейтрального чувства приятно (Аналайо, 2017).Тич Нхат Хан, вьетнамский буддийский монах, пошел еще дальше, говоря о практике внимательности в отношении нейтральных чувств:

В процессе практики мы обнаруживаем, что нейтральные чувства очень интересны. Когда мы сидим, возникает нейтральное ощущение. Когда мы привносим внимательность в нейтральное чувство, вы обнаруживаете, что это довольно приятно. Вы видите, что у вас уже достаточно условий для счастья с нейтральным чувством. Если вы внимательно посмотрите на нейтральное чувство, вы увидите, что оно чудесно.Когда вы видите, что ваши чувства текут, как река, вы видите, что 80% ваших нейтральных чувств довольно приятны. Благодаря внимательности наше нейтральное чувство превращается в счастье (Thich, 2011).

С этой точки зрения осознание и знание нейтральных чувств, а не самих чувств, может способствовать счастью и удовольствию.

Итак, мы утверждаем, что нейтральные чувства можно гедонически переживать как положительные, отрицательные или нейтральные. Это утверждение не означает, что нейтрального аффекта не существует, потому что мы аналогичным образом утверждаем, например, что счастье не обязательно должно быть позитивным, а страх не обязательно негативным (Condon et al., 2014). То, как переживаются чувства, зависит от человека и контекста. Нейтралитет может быть состоянием, которое люди используют в качестве ориентира, ищут, избегают или на котором сосредотачиваются, чтобы осознать. Нейтральные состояния не обязательно воспринимать как нейтральные, но этот вывод не отменяет их значимости и важности в аффективной сфере.

Убеждение: нейтральное влияние неважно, потому что оно не влияет на познание или поведение.

Аффективные состояния влияют на поведение. С точки зрения аффекта как информации, это может происходить из-за того, что аффективные состояния предоставляют людям информацию или обратную связь, которые могут влиять на то, как люди думают или действуют (обзоры см. В Clore et al., 2001; Шварц и Клор, 2003; Гаспер и Исбелл, 2007; Гаспер и Спенсер, 2018). Некоторые исследователи могут считать, что нейтральный аффект не очень важен, потому что они полагают, что нейтральные состояния свободны от аффектов и, следовательно, предоставляют мало информации или обратной связи. Например, Коэн и Андраде (2004) обсуждали нейтральный аффект как менее информативный в оценочном процессе, чем другие настроения. Нейтральный аффект также используется в качестве условия контроля, предположительно потому, что нет никакого аффекта, способного изменить эксперимент (Gasper, 2018).Однако эти предположения могут быть необоснованными. Мы утверждаем, что, как и другие аффективные состояния, нейтральный аффект может влиять на познание и поведение, потому что он также предоставляет людям ценную аффективную информацию.

Итак, какой тип аффективной информации может предоставить нейтральный аффект? Одна ключевая информация, которую могут предоставить нейтральные государства, заключается в том, что они сигнализируют о том, что не нужно заботиться об окружающей среде, потому что в ней нет ничего особенно примечательного. Этот взгляд отражен в самых разных моделях.Например, в буддизме существует три основных режима чувств: приятное, болезненное и нейтральное (например, De Silva, 1995). Кудесиа и Ньима (2015) утверждали, что эти приятные, отталкивающие и нейтральные чувства соответственно вызывают «… тенденции к действию, продлевающие приятные восприятия, устраняющие неприятные восприятия и игнорирующие нейтральные восприятия» (стр. 916). То есть, поскольку нейтральные чувства не являются ни приятными, ни болезненными, их часто не замечают, и люди игнорируют эти реакции или остаются в неведении (Bodhi, 2000; Kudesia and Nyima, 2015).Нейтральный аффект сигнализирует о том, что ситуация не требует внимания, потому что она не заслуживает внимания или важна. Похожая точка зрения возникает в перспективе основного аффекта (Russell, 2003), поскольку нейтральный аффект может не ощущаться сознательно, отчасти потому, что он отходит на задний план из-за отсутствия необходимости уделять ему внимание.

Помимо нейтрального аффекта, который, возможно, сигнализирует о том, что человеку не нужно заботиться об окружающей среде, нейтральный аффект также может сигнализировать о том, что человек понимает окружающую среду.В модели аффективной адаптации AREA Уилсон и Гилберт (2008) утверждали:

Люди анализируют поступающую информацию, имея в виду два вопроса: «Это важно для меня?» и "Достаточно ли я понимаю?" Если событие считается одновременно релевантным для себя и необъяснимым, люди уделяют ему внимание, и событие вызывает аффективную реакцию. И наоборот, если событие считается неважным или достаточно объясненным, люди не обращают на него внимания, и событие не вызывает аффективной реакции (Wilson and Gilbert, 2008, p.372).

Таким образом, как и в буддийской перспективе, эта точка зрения подразумевает, что нейтральный аффект может указывать на то, что событие неважно. Но он также основан на буддийском воззрении, поскольку нейтральный аффект может сигнализировать о том, что человек понимает, знает или понимает событие.

Помимо сигнала понимания, нейтральный аффект может сигнализировать о том, что ситуация нормальная. Взгляд Любомирского и его коллег на гедонистическую адаптацию утверждает, что адаптация происходит, когда восприятие людьми чего-либо как положительного или отрицательного становится нейтральным (Любомирский, 2011; Armenta et al., 2014). События, к которым трудно адаптироваться, - это те, которые привлекают внимание, они разнообразны / динамичны и новы / удивительны, предполагая, что нейтральные события не привлекают внимания, не являются динамическими и нормативными. Брендл и Хиггинс (1996) также обсуждали нейтралитет как потенциально отражающий норму. Они писали: «… нормальные события не должны восприниматься как причинные, и, следовательно, не должны ни поддерживать, ни препятствовать достижению цели; то есть их следует оценивать как нейтральные по валентности и качеству »(Brendl and Higgins, 1996, p.128). В частности, используя теорию нормы (Канеман и Миллер, 1986), Брендл и Хиггинс (1996) утверждали, что объекты, отношения и события, которые являются примером нормы, вызывают нейтральные реакции. Более того, поскольку норма легко приходит на ум, они также утверждали, что легкость, с которой приходит знание, может служить сигналом нейтралитета. Например, они обсуждали исследование Острома и Апшоу (1968), в котором изучали, насколько легко / сложно людям записать убеждение, отражающее различные точки шкалы отношений.В соответствии с представлением о том, что нейтральный аффект может отражать то, что легко понять, респонденты посчитали, что легче всего думать о средних и конечных точках. Таким образом, нейтральные государства могут сигнализировать о том, что ситуация не требует внимания, потому что она не заслуживает внимания, понятна и нормальна.

Наконец, нейтралитет также может сигнализировать о том, что человек так или иначе не относится к окружающей среде. Этот опыт может иметь ряд потенциальных последствий, в том числе помочь людям справиться с ситуацией.Эта возможность хорошо проиллюстрирована притчей из другой восточной философии / религии, даосизма. В притче убегает фермерская лошадь. Соседи говорят, что это невезение, но фермер отвечает: «Может быть». На следующий день лошадь возвращается с тремя другими дикими лошадьми. Соседи комментируют, насколько прекрасна эта новостройка. Фермер отвечает: «Может быть». Затем сын фермера ломает ногу, пытаясь оседлать дикую лошадь. Соседи сочувствуют этому негативному событию.В ответ фермер отвечает «возможно». История продолжается, но ее критический посыл заключается в том, что фермер понимает, что мы никогда не можем точно знать, будет ли ситуация хорошей или плохой. Фермер придерживается нейтральной точки зрения, поскольку валентность еще не определена. История отражает мнение о том, что иногда важно быть беспристрастным и непредвзятым.

В настоящее время существует не так много исследований, которые эмпирически изучают, действительно ли нейтральные государства сигнализируют о том, что ситуация не требует внимания, что ее понимают, что она нормативна и что никто не чувствует того или иного.Тем не менее, есть несколько направлений работы, которые подтверждают гипотезу о том, что нейтральные аффективные состояния могут влиять на познание и поведение. Например, в модели саморегуляции Карвера и Шейера (1998) нейтральный аффект дает информацию о том, что заслуживает действия. В модели положительный аффект сигнализирует о том, что человек приближается к своей цели быстрее, чем ожидалось; отрицательно сказывается то, что человек приближается к нему медленнее, чем ожидалось; а нейтральный аффект указывает на то, что человек приближается к своей цели с соответствующей скоростью.Следовательно, нет необходимости менять свое ориентированное на цель поведение. Нейтральный аффект сигнализирует о том, что следует придерживаться выбранного курса. Идея о том, что нейтральный аффект побуждает людей продолжать делать то, что они делают, может проистекать из того, что он сигнализирует о том, что не нужно уделять дополнительное внимание своим действиям, о том, что он достиг понимания, или о том, что он не чувствует того или иного. прочее, никаких настроек не требуется.

Недавнее исследование, проведенное Гаспером и Дунаем (2016), также поддерживает гипотезу о том, что нейтральный аффект сигнализирует об отсутствии предпочтений.Они выдвинули гипотезу о том, что нейтральный аффект сигнализирует о том, что никто не испытывает того или иного чувства к объекту суждения. Следовательно, люди могут полагаться на свои нейтральные чувства как на основу своих нейтральных суждений. В шести исследованиях они обнаружили, что положительный аффект является причиной наибольшей дисперсии положительных суждений, отрицательный аффект объясняет большую часть дисперсии отрицательных суждений, а нейтральный аффект (не положительный, отрицательный или даже амбивалентный аффект) объясняет большую часть дисперсии. в нейтральных суждениях.Таким образом, когда дело доходит до оценки того, придерживается ли кто-то нейтрального мнения о проблеме, люди полагаются на информацию, предоставляемую их нейтральным аффектом, сверх той, что предоставляется этими другими аффективными состояниями. В этой связи Гаспер и Дунай (2016) обнаружили, что нейтральное, но не отрицательное отношение было связано с отказом от поведения, которое люди должны делать, но часто не делают (например, есть пять порций фруктов или овощей в день).

Предполагается, что нейтральный аффект не только потенциально предоставляет информацию, которая изменяет познание, но и имеет важные последствия для межличностного поведения.В модели регулирования настроения, основанной на социальных ограничениях, Эрбер и Эрбер (2001) предположили, что нейтральные состояния полезны в определенных ситуациях из-за той гибкости, которую они предлагают. То есть людей иногда побуждают регулировать свои аффективные состояния в сторону нейтралитета, чтобы справиться с конкретными непредвиденными обстоятельствами. Например, Erber et al. (1996) пришли к выводу, что нейтральные состояния наиболее желательны при взаимодействии с незнакомцами, поскольку неизвестно, будут ли такие взаимодействия положительными или отрицательными. Соответственно, люди, которые ожидают взаимодействия с незнакомцами, скорее всего, будут сдерживать свое текущее настроение, независимо от того, является ли их настроение положительным или отрицательным.Точно так же Де Сильва (1976) концептуализировал нейтралитет как защиту от возникновения сентиментальных привязанностей. В соответствии с этим некоторые организации просили своих сотрудников сохранять свой эмоциональный опыт на работе в относительно нейтральном диапазоне (например, Hochschild, 1983; Judge, 1992; Morris and Feldman, 1996), возможно, из-за идеи, что нейтральное поведение демонстрирует способствует созданию рациональной рабочей среды. Таким образом, нейтральный аффект может иметь важные межличностные последствия, когда люди регулируют свой аффект так, чтобы он был нейтральным, чтобы иметь лучшие межличностные взаимодействия.

В целом, нейтральные аффективные состояния могут предоставить людям различную информацию, в том числе о том, что ситуация не требует внимания, потому что она не заслуживает внимания, что она понятна, что это нормально и что человек не чувствует себя так или другой. В настоящее время мало эмпирических исследований, подтверждающих эти утверждения, но существующие исследования показывают, что нейтральный аффект может формировать познание и поведение способами, отличными от положительных и отрицательных аффективных состояний.

Новые теоретические направления

Слишком долго исследователи, интересующиеся аффектом, игнорировали нейтральные состояния. Возможно, они сделали это, потому что человеческая природа сосредоточена на том, что кажется заметным, а не на незаметном. Тем не менее важно замечать то, что отсутствует. Например, в фильме « Собака Баскервилей» Шерлок Холмс решил загадку, заметив, что собаки не лают. Чтобы понять, что такое аффект и как он функционирует, очень важно понимать, что значит не чувствовать ничего конкретного.С этой целью мы стремились понять нейтральный аффект путем критического изучения трех потенциальных убеждений исследователей о нейтральном аффекте. В частности, мы бросили вызов следующим убеждениям: (1) невозможно чувствовать себя нейтральным, потому что люди всегда что-то чувствуют, (2) нейтральный аффект не является аффективным состоянием, потому что аффект должен иметь положительную или отрицательную валентность, и (3) нейтральный аффект. неважно, потому что не влияет на познание или поведение. Мы считаем, что отказ от допущений, лежащих в основе этих убеждений, продвинет теорию и методы, касающиеся природы аффекта, в новом направлении.

Рассматривая альтернативы первому убеждению, можно выделить несколько важных способов продвижения исследований. Во-первых, для некоторых исследователей это могло быть ключевым сдвигом парадигмы - думать о нейтральном аффекте не как об отсутствии аффекта, а как о наличии нейтрального аффекта. Если нейтральный аффект - это присутствие опыта, становится важным понять, на что это похоже и как оно действует. Нейтральный аффект теперь становится частью аффективной сферы, а не неаффективным условием контроля.Следовательно, исследователи должны осознавать, насколько нейтральный аффект укладывается в их теоретические рамки и предположения, которые они делают по этому поводу. Даже если модель аффекта исследователя не включает нейтральный аффект, важно, чтобы они хотя бы объяснили, почему, вместо того, чтобы просто игнорировать возможность нейтрального состояния. Рассмотрение этих вопросов может привести к тому, что исследователи пересмотрят свои вопросы относительно природы аффекта. Например, какие черты у нейтральных государств есть у других аффективных состояний? Что отличает нейтральный аффект от других аффектов? Может ли нейтральный аффект помочь людям справиться с ситуацией? Различаются ли люди по своей склонности к нейтральности? Если да, то как эти индивидуальные различия могут формировать мысли, действия и психическое благополучие? Кроме того, исследователям может потребоваться переосмыслить, что составляет соответствующее условие контроля (см. Gasper, 2018), потому что нейтральный аффект не всегда может быть подходящим условием контроля.

Во-вторых, если существует нейтральный аффект, чрезвычайно важно, чтобы исследователи разработали соответствующее определение конструкции. Как только это установлено, исследователи могут работать над разработкой соответствующих средств для его измерения. В этой статье мы представили конкретную точку зрения; однако другие исследователи могут по-разному концептуализировать нейтральный аффект (Gasper, 2018; Yih et al., 2019). Например, исследователь, изучающий регуляцию эмоций, может рассматривать нейтральный аффект как базовое состояние человека. Другие могут рассматривать нейтральный аффект как сродни аффективным терминам с низким уровнем возбуждения, таким как скука, расслабление или молчание (Зеленский и Ларсен, 2000).Если это так, то первостепенное значение приобретает четкое определение нейтрального аффекта. Также важно провести эксперименты, чтобы убедиться, что эти конструкции эквивалентны друг другу или отражают различные состояния. Подобно тому, как онемение может отличаться от нейтрального аффекта, мы подозреваем, что чувство типичного или слабого аффективного переживания, такого как скука или спокойствие, может отличаться от чувства нейтральности (как определено в этой статье). Мы поощряем исследования по этой теме, потому что надеемся, что такая работа прольет свет на сложный диапазон переживаний, из которых состоит повседневный, возможно, более приземленный эмоциональный опыт людей.

В-третьих, если нейтральные состояния совпадают с положительными и отрицательными состояниями, как они могут это сделать? Одна из возможностей состоит в том, что возникает более одного состояния, но они возникают из разных аспектов одной и той же ситуации. Например, человек может описать свои ощущения от обеда с бабушкой как счастливые и нейтральные. Счастье проистекает из того факта, что они наслаждаются обществом своей бабушки, тогда как нейтралитет может отражать тот факт, что еда была ничем не примечательной. Оба состояния ощущаются, но относятся к разным аспектам опыта.Возникают интересные вопросы о том, когда лучше всего сосредоточиться на каждом элементе (бабушка или еда) или когда лучше всего сосредоточиться на комбинированной аффективной реакции (обед с бабушкой). Вторая возможность состоит в том, что вместо каждого состояния, проистекающего из разных элементов одного и того же опыта, два состояния могут объединиться, чтобы сформировать независимый, уникальный, эмоциональный опыт. Например, счастье и нейтральный аффект можно воспринимать как беспечность - ситуация оценивается как положительная, и у человека нет предпочтений, потому что все хорошо.И наоборот, негативное и нейтральное состояние вместе могут восприниматься как апатия - ситуация оценивается как негативная, и у человека нет предпочтений, потому что все это плохо. Третья возможность - также подумать о том, могут ли нейтральные состояния в сочетании с другими состояниями вызывать амбивалентные реакции. Об амбивалентности часто думают как о позитивном и негативном чувстве одновременно. Однако может случиться так, что люди испытывают амбивалентность, когда они чувствуют положительный или отрицательный эффект нейтрального аффекта. Ху и Гаспер, 2019, представили.Например, при мысли об обеде с бабушкой может возникнуть амбивалентность, потому что он был одновременно позитивным и нейтральным. Если да, то каковы последствия того, как этот тип амбивалентности влияет на мысли, действия и психологическое благополучие?

Второе убеждение, на котором мы сосредоточились, касалось понятия, что аффект должен быть валентным. Мы обсуждали это убеждение как с точки зрения оценочной валентности, так и аффективной валентности. Что касается оценочной валентности, возникает ряд вопросов. Например, оценивают ли люди новые стимулы не только с точки зрения того, являются ли стимулы положительными или отрицательными, но и нейтральными? Если положительно валентные чувства обычно сигнализируют о приближении, а отрицательно валентные чувства - избегании, обязательно ли нейтральные чувства ни к чему другому? Или возможно, как в теориях, подобных модели оценочного пространства, что существует смещение позитивности, при котором нейтральные состояния продвигают мотивацию подхода, потому что в противном случае люди могут упустить потенциальные возможности в своей среде (Cacioppo et al., 2012)? Если что-то оценивается как нейтральное, насколько устойчивым или податливым будет этот опыт?

С точки зрения аффективной валентности рассмотрение нейтрального аффекта как аффективной реакции порождает много интересных гипотез, касающихся гедонистических последствий чувства нейтральности. В Соединенных Штатах счастье высоко ценится в том смысле, что люди ищут ситуации, в которых есть вероятность счастья (Mesquita and Markus, 2004). Действительно, многие социальные контексты в США продвигают счастье или положительные чувства в качестве своей основной цели, а также вопросы или комментарии, такие как «Вам весело?» и «Я рад, что ты счастлив.»Являются обычным явлением (Маркус и Китайма, 1994). Одним из следствий этого поощрения счастья может быть то, что некоторые люди обеспокоены, когда они испытывают нейтральные, а не счастливые чувства. Фактически, исследования показывают, что чрезмерная оценка счастья в выборках из США может привести к снижению благополучия (Mauss et al., 2011) и депрессии (Ford et al., 2014), а также к усилению одиночества и слабости у людей. социальные связи (Mauss et al., 2012). Люди могут рассматривать свои нейтральные чувства как указание на то, что они не достигли идеала счастья.Таким образом, эта сосредоточенность на чувстве счастья может иметь негативные психологические последствия. Возможно, люди могли бы стать психологически более здоровыми, если бы вместо сосредоточения на счастье и волнении они также сосредоточились на балансе и умеренности, которые могут возникнуть при нейтральном аффекте. Если Тхич Нат Хан прав, то внимание к нейтральным чувствам может привести к счастью. Таким образом, когда дело доходит до практических разветвлений, рассмотрение нейтрального аффекта как важного повседневного состояния может привести к признанию другого и потенциально более достижимого пути к психическому благополучию.

Третье убеждение, которое мы обсуждали, заключалось в том, что нейтральный аффект не важен, потому что он не влияет на мысли или действия. Ничего особенного не сигнализируя, нейтральный аффект может привести к тому, что человек ничего не сделает. Как мы уже отмечали, нейтральный аффект потенциально предоставляет ряд аффективной информации, которая может формировать мысли и действия. Нейтральный аффект может указывать на то, что внимание не требуется, что человек понимает ситуацию, что ситуация нормальная, и что у человека нет чувств, так или иначе (т.е., без предпочтений). Необходимо провести исследования, чтобы проверить эти предположения, но они могут иметь интересные последствия. Если нейтральный аффект сигнализирует, например, о том, что внимание не требуется, то нейтральный аффект потенциально может повлиять на память. Если люди не обращают внимания на нейтральные стимулы, они с меньшей вероятностью будут вспоминать. Кроме того, нейтральный аффект может сигнализировать о понимании, и если это так, то люди, которые чувствуют себя нейтральными, могут с большей вероятностью интерпретировать свой опыт как указание на то, что они понимают сложные, новые или нелогичные аргументы.Если нейтральный аффект сигнализирует о нормальности, то нейтральные аффективные реакции могут служить индикаторами прототипичности, что, возможно, приведет к тому, что люди будут более инклюзивными в своих точках зрения. Наконец, если нейтральный аффект означает отсутствие предпочтений, то нейтральный аффект может быть идеальным состоянием, когда требуются беспристрастность, баланс или справедливость, например, при работе в присяжных. Учитывая потенциальную информацию, которую может предоставить нейтральный аффект, существует множество вопросов, на которые можно будет ответить в будущих исследованиях, чтобы понять, как нейтральный аффект может формировать познание и поведение.

Coda

У исследователей есть убеждения относительно того, что они исследуют. Важно признать эти убеждения, изучить их обоснование и эмпирически проверить их. В этой статье мы бросили вызов трем представлениям исследователей о нейтральном аффекте, а именно, что нейтральный аффект не возникает, этот аффект должен быть валентным и что нейтральный аффект не имеет большого значения. В процессе мы предложили и обеспечили поддержку альтернативных концептуализаций.Мы признаем, что исследования нейтральных аффективных реакций немногочисленны, но мы надеемся, обсудив и развеяв некоторые неправильные представления об этом, исследователи расширит свои теоретические основы, методологию и практику, включив в них нейтральный аффект. Чтобы понять аффективный ландшафт, исследователи должны обращать внимание на все состояния, включая то, что происходит, когда человек ничего особенного не чувствует.

Заявление о доступности данных

Наборы данных, проанализированные в этой рукописи, не являются общедоступными.Запросы на доступ к наборам данных следует направлять в KG, [email protected]

Вклад авторов

КГ написал первый черновик статьи и провел повторный анализ данных Гальегоса и Гаспера (2018). LS и DH пересмотрели первый вариант. KG, LS и DH провели исследование для статьи, отредактировали ее и проверили ссылки на точность.

Конфликт интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

Мы хотели бы поблагодарить Элизабет Пинель за то, что она обратила наше внимание на притчу о фермере.

Ссылки

  • Альбаррасин Д., Харт В. (2011). Положительное настроение + действие = отрицательное настроение + бездействие: влияние общих концепций действия и бездействия на решения и производительность как функция аффекта. Эмоции 11, 951–957. 10.1037 / a0024130, PMID: [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Аналайо Б. (2017).А как насчет нейтральных чувств? Инсайт Дж. 43, 1–10. Доступно по адресу: https://www.buddhismuskunde.uni-hamburg.de/pdf/5-personen/analayo/neutralfeelings.pdf [Google Scholar]
  • Armenta C., Bao KJ, Lyubomirsky S., Sheldon KM (2014) . «Возможны ли долговременные изменения? Уроки модели предотвращения гедонической адаптации »в книге« Стабильность счастья: теории и доказательства того, может ли счастье измениться ». ред. Шелдон К. М., Лукас Р. Э. (Нью-Йорк: Academic Press;), 57–74. [Google Scholar]
  • Барретт Л.Ф., Блисс-Моро Э. (2009). Воздействует как психологический примитив. Adv. Exp. Soc. Psychol. 41, 167–218. 10.1016 / S0065-2601 (08) 00404-8, PMID: [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Барретт Л. Ф., Мескита Б., Гендрон М. (2011). Контекст в восприятии эмоций. Curr. Реж. Psychol. Sci. 20, 286–290. 10.1177 / 0963721411422522 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Барретт Л. Ф., Мескита Б., Охснер К. Н., Гросс Дж. Дж. (2007). Переживание эмоций. Анну. Rev. Psychol.58, 373–403. 10.1146 / annurev.psych.58.110405.085709, PMID: [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Beedie C., Terry P., Lane A. (2005). Различия между эмоциями и настроением. Cognit. Эмот. 19, 847–878. 10.1080 / 02699930541000057 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Блэкхарт Г. К., Нельсон Б. К., Ноулз М. Л., Баумейстер Р. Ф. (2009). Отвержение вызывает эмоциональные реакции, но не вызывает непосредственного беспокойства и не снижает самооценку: метааналитический обзор 192 исследований социальной изоляции.Личное. Soc. Psychol. Ред. 13, 269–309. 10.1177 / 1088868309346065 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Бодхи Б. (2000). Подробное руководство Абхидхаммы: Абхидхамматтха сангаха Ачарии Ануруддхи . 1st BPS Pariyatti Edn. Сиэтл: издание BPS Pariyatti. [Google Scholar]
  • Брендл К. М., Хиггинс Э. Т. (1996). «Принципы оценки валентности: что делает события положительными или отрицательными?» in Успехи экспериментальной социальной психологии. Vol. 28, изд. Занна М. П.(Сан-Диего, Калифорния, США: Academic Press;), 95–160. [Google Scholar]
  • Качиоппо Дж. Т., Бернсон Г. Г., Норрис К. Дж., Голлан Дж. К. (2012). «Модель оценочного пространства» в Справочнике по теориям социальной психологии. ред. Ван Ланге П. А. М., Круглански А. В., Хиггинс Э. Т. (Таузенд-Оукс, Калифорния: Sage Publications Ltd;), 50–72. [Google Scholar]
  • Качиоппо Дж. Т., Гарднер В. Л., Бернсон Г. Г. (1999). Система аффекта имеет параллельные и интегрирующие компоненты обработки: форма следует за функцией.J. Pers. Soc. Psychol. 76, 839–855. 10.1037 / 0022-3514.76.5.839 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Карвер К. С., Шайер М. Ф. (1990). Истоки и функции положительного и отрицательного аффекта: взгляд на процесс управления. Psychol. Ред. 97, 19–35. 10.1037 / 0033-295X.97.1.19 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Карвер С. С., Шайер М. Ф. (1998). О саморегуляции поведения. Нью-Йорк, Нью-Йорк, США: Издательство Кембриджского университета. [Google Scholar]
  • Клор Г. Л., Гаспер К., Гарвин Э. (2001).«Аффект как информация» в Справочнике по аффектам и социальному познанию. изд. Форгас Дж. П. (Махва, Нью-Джерси: Эрлбаум;), 121–144. [Google Scholar]
  • Клор Г. Л., Шналл С. (2005). «Влияние аффекта на установку» в Справочнике установок. ред. Альбаррасин Д., Джонсон Б. Т., Занна М. П. (Mahwah: Erlbaum;), 437–489. [Google Scholar]
  • Коэн Дж. Б., Андраде Э. Б. (2004). Аффективная интуиция и регулирование аффекта, обусловленное конкретными задачами. J. Consum. Res. 31, 358–367. 10.1086 / 422114 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Коломбетти Г.(2005). Оценка валентности. J. Сознательное. Stud. 12, 103–126. [Google Scholar]
  • Кондон П., Уилсон-Менденхолл К. Д., Барретт Л. Ф. (2014). «Что такое положительная эмоция? Психологическое построение приятного страха и неприятного счастья »в Справочнике положительных эмоций. ред. Тугаде М. М., Шиота М. Н., Кирби Л. Д. (Нью-Йорк, Нью-Йорк, США: Guilford Press;), 60–81. [Google Scholar]
  • Corso J. J. (2014). Что на самом деле делает семиотический квадрат Греймаса? Мозаика 47, 69–89. 10.1353 / мес.2014.0006 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Дамасио А. (2003). Имея в виду добродетель. New Sci. 180, 49–51. [Google Scholar]
  • Де Силва П. (1976). Психология эмоций в буддийской перспективе. Канди: Буддийское издательское общество. [Google Scholar]
  • Де Силва П. (1995). «Теоретические взгляды на эмоции в раннем буддизме» в книге «Эмоции в восточноазиатской мысли: диалог в сравнительной философии». ред. Маркс Дж., Эймс Р. Т. (Олбани, штат Нью-Йорк: Государственный университет Нью-Йорка;), 109–122.[Google Scholar]
  • ДеУолл К. Н., Баумейстер Р. Ф. (2006). Один, но не чувствую боли: влияние социальной изоляции на переносимость физической боли и болевой порог, аффективное прогнозирование и межличностное сочувствие. J. Pers. Soc. Psychol. 91, 1–15. 10.1037 / 0022-3514.91.1.1, PMID: [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Экман П., Дэвидсон Р. Дж. (1994). Природа эмоции: фундаментальные вопросы. Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета. [Google Scholar]
  • Эрбер Р., Эрбер М. В.(2001). «Настроение и обработка информации: взгляд с точки зрения саморегуляции» в книге «Теории настроения и познания: руководство пользователя». ред. Мартин Л. Л., Клор Г. Л. (Махва, Нью-Джерси, США: издательство Lawrence Erlbaum Associates;), 63–84. [Google Scholar]
  • Эрбер Р., Тессер А. (1992). Задача усилия и регуляция настроения: гипотеза поглощения. J. Exp. Soc. Psychol. 28, 339–359. 10.1016 / 0022-1031 (92) -T [CrossRef] [Google Scholar]
  • Эрбер Р., Вегнер Д. М., Террио Н. (1996).О том, что он крутой и собранный: регулирование настроения в ожидании социального взаимодействия. J. Pers. Soc. Psychol. 70, 757–766. 10.1037 / 0022-3514.70.4.757, PMID: [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Эверс К., де Риддер Д. Т., Адрианс М. А. (2009). Оцените себя как эмоционального едока: миссия невыполнима? Health Psychol. 28, 717–725. 10.1037 / a0016700, PMID: [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Ford B.Q., Shallcross A.J., Mauss I.B., Floerke V.A., Gruber J. (2014).Отчаянно ищите счастье: оценка счастья связана с симптомами и диагнозом депрессии. J. Soc. Clin. Psychol. 33, 890–905. 10.1521 / jscp.2014.33.10.890, PMID: [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Форгас Дж. П. (1999). О хорошем самочувствии и грубости: аффективное влияние на использование языка и формулировки запросов. J. Pers. Soc. Psychol. 76, 928–939. 10.1037 / 0022-3514.76.6.928 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Фредриксон Б. Л. (1998). Что хорошего в положительных эмоциях? Ред.Gen. Psychol. 2, 300–319. 10.1037 / 1089-2680.2.3.300, PMID: [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Гальегос Дж. М., Гаспер К. (2018). Различные эффекты отвержения и принятия на чувство шока, оцепенения и нейтральности. Эмоции 18, 536–550. 10.1037 / emo0000366, PMID: [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Гаспер К. (2018). Использование нейтральных аффективных состояний в исследованиях: теория, оценка и рекомендации. Эмот. Ред. 10, 255–266. 10.1177 / 1754073

    5660 [CrossRef] [Google Scholar]

  • Гаспер К., Дунай К. Л. (2016). Объем наших аффективных влияний: когда и как естественные положительные, отрицательные и нейтральные факторы влияют на другие суждения. Личное. Soc. Psychol. Бык. 42, 385–399. 10.1177 / 0146167216629131, PMID: [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Гаспер К., Хакенбрахт Дж. (2015). Слишком занят, чтобы чувствовать себя нейтральным: сокращение когнитивных ресурсов ослабляет нейтральные аффективные состояния. Мотив. Эмот. 39, 458–466. 10.1007 / s11031-014-9457-7 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Гаспер К., Исбелл Л. М. (2007). «Ощущение, поиск и подготовка: как аффективные состояния влияют на поиск информации» в книге «Помогают ли эмоции или мешают принятию решений?» Хеджфоксианская перспектива. ред. Воос К., Баумейстер Р. Ф., Лёвенштейн Г. (Нью-Йорк: Пресса Фонда Рассела Сейджа;), 93–116. [Google Scholar]
  • Гаспер К., Спенсер Л. А. (2018). «Аффективные ингредиенты: рецепты для понимания того, как аффективные состояния влияют на когнитивные результаты» в Справочнике по благополучию. ред. Динер Э., Оиши С., Тай Л. (Солт-Лейк-Сити, Юта: DEF Publishers;).[Google Scholar]
  • Гендолла Г. Х. Э. (2012). Влияние настроения на регуляцию аффекта. Swiss J. Psychol. 71, 59–65. 10.1024 / 1421-0185 / a000071 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Герин В., Дэвидсон К. В., Кристенфельд Н. Дж. С., Гойал Т., Шварц Дж. Э. (2006). Роль гневных размышлений и отвлечения в восстановлении артериального давления после эмоционального возбуждения. Психосом. Med. 68, 64–72. 10.1097 / 01.psy.0000195747.12404.aa, PMID: [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Helson H.(1964). Теория уровня адаптации. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Харпер и Роу. [Google Scholar]
  • Хиггинс Э. Т. (2014). «Продвижение и предотвращение: как« 0 »может создавать двойные мотивационные силы» в теориях двойственного процесса социального разума. ред. Шерман С. Дж., Гавронски Б., Троп Ю. (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Guilford Press;), 423–435. [Google Scholar]
  • Хиггинс Э. Т., Либерман Н. (2018). Утрата неприятие потерь: обращаем внимание на ориентиры. J. Consum. Psychol. 28, 523–532. 10.1002 / jcpy.1045 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Хохшильд А.Р. (1983). Управляемое сердце. Беркли: Калифорнийский университет Press. [Google Scholar]
  • Изард К. Э. (2007). Основные эмоции, естественные виды, схемы эмоций и новая парадигма. Перспектива. Psychol. Sci. 2, 260–280. 10.1111 / j.1745-6916.2007.00044.x [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Джорманн Дж., Симер М., Готлиб И. Х. (2007). Регулирование настроения при депрессии: различные эффекты отвлечения внимания и вспоминания счастливых воспоминаний на грустное настроение. J. Abnorm. Psychol. 116, 484–490. 10.1037 / 0021-843X.116.3.484, PMID: [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Судья Т. А. (1992). «Диспозиционная перспектива в исследованиях человеческих ресурсов» в «Исследования в области управления персоналом и человеческими ресурсами». ред. Феррис Г. Р., Роуленд К. М. (Гринвич, Коннектикут: JAI Press;), 31–72. [Google Scholar]
  • Канеман Д., Миллер Д. Т. (1986). Теория нормы: сравнение реальности с ее альтернативами. Psychol. Ред. 93, 136–153. [Google Scholar]
  • Крон А., Шул Ю., Коэн А., Хассин Р. Р.(2010). Чувства доставляются нелегко: изучение природы чувств, требующих усилий. J. Exp. Psychol. Gen. 139, 520–534. 10.1037 / a0020008, PMID: [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Кудесиа Р. С., Ньима В. Т. (2015). Осознанность в контексте: интеграция буддийского и нейропсихологического подходов к познанию. Внимательность 6, 910–925. 10.1007 / s12671-014-0337-8 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Ларсен Дж. Т., Норрис К. Дж., МакГроу А. П., Хокли Л. С., Качиоппо Дж. Т. (2009). Сетка оценочного пространства: одноэлементная мера позитивности и негативности.Cognit. Эмот. 23, 453–480. 10.1080 / 02699930801994054 [CrossRef] [Google Scholar]
  • LeDoux J. E. (1989). Когнитивно-эмоциональные взаимодействия в мозге. Cognit. Эмот. 3, 267–289. 10.1080 / 02699938

    2709 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Любомирский С. (2011). «Гедоническая адаптация к положительному и отрицательному опыту» в Оксфордском справочнике по стрессу, здоровью и преодолению трудностей. изд. Фолкман С. (Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета;), 200–224. [Google Scholar]
  • Маркус Х. Р., Китайма С.(1994). «Культурное формирование эмоций: концептуальные рамки» в книге «Эмоции и культура: эмпирические исследования взаимного влияния». ред. Китайма С., Маркус Х. Р. (Вашингтон, округ Колумбия, США: Американская психологическая ассоциация;), 339–351. [Google Scholar]
  • Мосс И. Б., Савино Н. С., Андерсон К. Л., Вейсбух М., Тамир М., Лауденслагер М. Л. (2012). В погоне за счастьем может быть одиноко. Эмоции 12, 908–912. 10.1037 / a0025299, PMID: [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Маусс И. Б., Тамир М., Андерсон К. Л., Савино Н. С. (2011). Может ли поиск счастья сделать людей несчастными? Парадоксальные эффекты оценки счастья. Эмоции 11, 807–815. 10.1037 / a0022010, PMID: [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Мескита Б., Карасава М. (2002). Разная эмоциональная жизнь. Cognit. Эмот. 16, 127–141. 10.1080 / 0269993014000176 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Мескита Б., Маркус Х. Р. (2004). «Культура и эмоции: модели действия как источники культурных различий в эмоциях» в «Исследования эмоций и социального взаимодействия».Чувства и эмоции: Амстердамский симпозиум. ред. Мэнстед А. С. Р., Фриджда Н., Фишер А. (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк, США: издательство Кембриджского университета;), 341–358. [Google Scholar]
  • Моррис Дж. А., Фельдман Д. С. (1996). Размеры, предшественники и последствия эмоционального труда. Акад. Manag. Ред. 21, 986–1010. 10.5465 / amr.1996.9704071861 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Нессе Р. М. (2004). Естественный отбор и неуловимость счастья. Филос. Пер. R. Soc. Лондон. B Biol. Sci. 359, 1333–1347.10.1098 / rstb.2004.1511, PMID: [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Ортони А., Тернер Т. Дж. (1990). Что такое основные эмоции. Psychol. Ред. 97, 315–331. 10.1037 / 0033-295X.97.3.315, PMID: [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Остром Т. М., Апшоу Х. С. (1968). «Психологическая перспектива и изменение отношения» в Психологические основы отношений. ред. Гринвальд А. Г., Брок Т. К., Остром Т. М. (Нью-Йорк: Academic Press;), 217–242. [Google Scholar]
  • Пэн К., Нисбетт Р. Э. (1999). Культура, диалектика и рассуждения о противоречии. Являюсь. Psychol. 54, 741–754. 10.1037 / 0003-066X.54.9.741 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Петерс Э., Вестфьял Д., Гэрлинг Т., Слович П. (2006). Аффект и принятие решения: «горячая» тема. J. Behav. Decis. Мак. 19, 79–85. 10.1002 / bdm.528 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Роземан И. Дж. (2011). Эмоциональное поведение, эмоциональные цели, эмоциональные стратегии: несколько уровней организации объединяют вариативные и последовательные реакции.Эмот. Ред. 3, 434–443. 10.1177 / 1754073

    0744 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Rotteveel M., de Groot P., Geutskens A., Phaf R. (2001). Более сильное субоптимальное, чем оптимальное аффективное праймирование? Эмоции 1, 348–364. 10.1037 / 1528-3542.1.4.348, PMID: [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Рассел Дж. А. (2003). Основной аффект и психологическая конструкция эмоции. Psychol. Ред. 110, 145–172. 10.1037 / 0033-295X.110.1.145, PMID: [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Rusting C.Л., Нолен-Хуксема С. (1998). Регулирование реакции на гнев: влияние размышлений и отвлечения на гневное настроение. J. Pers. Soc. Psychol. 74, 790–803. 10.1037 / 0022-3514.74.3.790, PMID: [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Самсон А. К., Крейбиг С. Д., Содерстром Б., Уэйд А. А., Гросс Дж. Дж. (2016). Выявление положительных, отрицательных и смешанных эмоциональных состояний: библиотека фильмов для аффективных ученых. Cognit. Эмот. 30, 827–856. 10.1080 / 02699931.2015.1031089 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Schimmack U., Критики С. Л., младший (2005). «Структура аффекта» в Справочнике установок. ред. Альбаррасин Д., Джонсон Б. Т., Занна М. П. (Махва, Нью-Джерси, США: издательство Lawrence Erlbaum Associates;), 397–435. [Google Scholar]
  • Шварц Н., Клор Г. Л. (2003). Настроение как информация: 20 лет спустя. Psychol. Inq. 14, 296–303. 10.1207 / S15327965PLI1403 & 4_20 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Саймон Х. А. (1967). Мотивационный и эмоциональный контроль познания. Psychol. Ред. 74, 29–39. 10.1037 / h0024127, PMID: [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Симс Т., Симс Т., Цай Дж. Л., Цай Дж. Л., Цзян Д., Цзян Д. и др. . (2015). Желание максимизировать положительное и минимизировать отрицательное: последствия для смешанного эмоционального опыта в американском и китайском контекстах. J. Pers. Soc. Psychol. 109, 292–315. 10.1037 / a0039276, PMID: [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Storm C., Storm T. (1987). Таксономическое исследование словаря эмоций. J. Pers. Soc. Psychol. 53, 805–816. 10.1037 / 0022-3514.53.4.805 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Тай С.С. (2011). Психометрические принципы аффекта: идеальны ли они? Докторская диссертация. Университет Иллинойса в Урбана-Шампейн.
  • Тич Н. (2011). Счастье нейтральных чувств. Доступно по адресу: https://tnhaudio.org/2011/01/19/the-happiness-of-neutral-feelings/ (по состоянию на 15 июля 2019 г.).
  • Томкинс С. С., Маккартер Р. (1964). Что и где основные аффекты? Некоторые доказательства теории. Восприятие. Mot. Навыки и умения 18, 119–158. 10.2466 / pms.1964.18.1.119 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Тверски А., Канеман Д. (1973). Доступность: эвристика для оценки частоты и вероятности. Cogn. Psychol. 5, 207–232. 10.1016 / 0010-0285 (73)

    -9 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Ван Диллен Л. Ф., Кул С. Л. (2007). Очистка ума: рабочая модель памяти, позволяющая отвлечься от негативного настроения. Эмоции 7, 715–723. 10.1037 / 1528-3542.7.4.715, PMID: [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Уотсон Д., Визе Д., Вайдья Дж., Теллеген А. (1999). Две общие системы активации аффекта: структурные данные, эволюционные соображения и психобиологические данные.J. Pers. Soc. Psychol. 76, 820–838. 10.1037 / 0022-3514.76.5.820 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Уилсон Т. Д., Гилберт Д. Т. (2008). Объяснение: модель аффективной адаптации. Перспектива. Psychol. Sci. 3, 370–386. 10.1111 / j.1745-6924.2008.00085.x, PMID: [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Вундт В. М. (1897). Очерки психологии. (К. Хаббард Джадд, пер.) Лондон: Уильямс и Норгейт. Доступно по адресу: http://psychclassics.yorku.ca/Wundt/Outlines/sec7.htm. [Google Scholar]
  • Йих Дж., Уусберг А., Цянь В., Гросс Дж. Дж. (2019). Комментарий: оценка нейтральных аффективных состояний. Эмот. Ред. 10.1177 / 17540738295 [Epub перед печатью]. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Зеленски Дж. М., Ларсен Р. Дж. (2000). Распределение основных эмоций в повседневной жизни: состояние и черты характера на основе данных выборки опыта. J. Res. Чел. 34, 178–197. 10.1006 / jrpe.1999.2275 [CrossRef] [Google Scholar]

Существует ли нейтральный эффект? Как сложные три убеждения о нейтральном аффекте могут способствовать развитию аффективных исследований

Front Psychol.2019; 10: 2476.

Департамент психологии, Государственный университет Пенсильвании, Юниверсити-Парк, Пенсильвания, США

Отредактировал: Эрик А. Валле, Калифорнийский университет, Мерсед, США

Рецензировал: Фабрис Терони, Université de Женева, Швейцария; Оксана Иткес, Хайфский университет, Израиль

Эта статья была отправлена ​​в Emotion Science, раздел журнала Frontiers in Psychology

Поступила в редакцию 15 июля 2019 г .; Принято 21 октября 2019 г.

Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License (CC BY).Использование, распространение или воспроизведение на других форумах разрешено при условии указания автора (авторов) и правообладателя (ов) и ссылки на оригинальную публикацию в этом журнале в соответствии с принятой академической практикой. Запрещается использование, распространение или воспроизведение без соблюдения этих условий.

Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

Abstract

Исследователи, интересующиеся аффектом, часто сомневаются в существовании нейтральных аффективных состояний.В этой статье мы рассматриваем и оспариваем три убеждения исследователей относительно нейтрального аффекта. Это следующие убеждения: (1) невозможно чувствовать себя нейтральным, потому что люди всегда что-то чувствуют, (2) нейтральность не является аффективным состоянием, потому что аффект должен иметь положительный или отрицательный валентность, и (3) нейтральный аффект не важен, потому что он имеет не влиять на познание или поведение. Мы рассматриваем причины, по которым эти убеждения могут существовать, и предоставляем эмпирические доказательства, которые ставят их под сомнение. В частности, мы утверждаем, что нейтральный аффект - это ощущаемый опыт, который предоставляет важную информацию, имеющую отношение к валентности, которая влияет на познание и поведение.Разрушая эти представления о нейтральном аффекте, мы надеемся пролить свет на предположения исследователей о природе аффекта и предоставить новые теоретические и методологические перспективы, которые помогут нам лучше понять аффективный ландшафт.

Ключевые слова: нейтральный аффект, вера, эмоция, аффект как информация, валентность

Введение

Существует ли нейтральный аффект? Исследователи, интересующиеся аффектом, часто не рассматривают этот вопрос, потому что они сосредоточены на понимании наличия чувств, а не предполагаемого их отсутствия.Тем не менее, то, как исследователи думают о возможности нейтрального аффективного состояния, представляет собой интересное упражнение, поскольку оно раскрывает фундаментальные убеждения исследователей относительно природы аффекта. Эта статья ставит под сомнение три мнения исследователей о существовании нейтрального аффекта. Для каждого убеждения мы представляем доказательства, которые ставят его под сомнение и даем новый способ осмыслить природу аффекта. В последнем разделе статьи мы обсуждаем, как эти новые перспективы потенциально могут привести к теоретическим и методологическим инновациям.

Прежде чем обсуждать убеждения исследователей относительно существования нейтрального аффекта, необходимо определить некоторые термины. Аффект определяется как чувственное состояние (Schimmack and Crites, 2005; Barrett and Bliss-Moreau, 2009). Традиционно аффект обладает как минимум двумя ключевыми качествами: валентностью (приятность / неприятность) и возбуждением (Wundt, 1897; Clore and Schnall, 2005; Barrett and Bliss-Moreau, 2009). Люди могут воспринимать свои аффективные состояния как реакцию на все, о чем они сейчас думают (Clore and Schnall, 2005).Например, положительный или отрицательный аффект может восприниматься как положительная или отрицательная оценка объекта, человека или темы (Clore and Schnall, 2005). Люди также могут воспринимать аффект как качество или особенность самого стимула, например, когда кто-то считает американские горки пугающими. Однако, как указали Барретт и Блисс-Моро (2009), то, что заставляет каботажное судно казаться пугающим, не само по себе каботажное судно , а, скорее, опыт людей. То есть аффект по-прежнему воспринимается как индикатор собственных оценочных реакций людей на мир.Аффект - это общий термин, охватывающий аффективные черты, настроения и эмоции. Настроение и эмоции - это аффективные состояния. Однако настроение обычно менее интенсивное и более продолжительное, чем эмоции. Кроме того, в отличие от эмоций, которые часто имеют четкий объект (например, я тревожусь, когда вижу змею), у настроений обычно отсутствует явная причина (например, я просыпаюсь с чувством небольшого беспокойства; Ekman and Davidson, 1994; Beedie et al. ., 2005).

Мы определяем нейтральный аффект как чувство безразличия, безразличия, ничего особенного и отсутствие предпочтений тем или иным образом.Обратите внимание: когда мы используем термин «безразличный», мы не используем его для обозначения неприязни к чему-либо, потому что это будет означать скорее негативную, чем нейтральную реакцию. Также важно помнить, что нейтральный аффект теоретически может сочетаться с положительным и / или отрицательным аффектом 1 . Например, родитель может расслабиться на диване, когда его ребенок спрашивает, могут ли они вместе поиграть в парке. Родители могут относиться к потенциальному клиенту нейтрально, поскольку они не особо хотят идти в парк, но они также не против того, чтобы пойти в парк.Несмотря на то, что родитель нейтрально относится к походу в парк, он также может чувствовать себя счастливым, потому что их ребенок хочет проводить с ними время. Таким образом, нейтральный аффект определяется как наличие нейтрального аффекта, а не отсутствие или низкий уровень положительного или отрицательного аффекта. В следующих разделах мы предоставим дополнительные сведения о нейтралитете, в том числе о том, как его концептуализировать и измерить.

В этой статье мы исследуем три основных убеждения исследователей о природе нейтрального аффекта.Вот эти убеждения: (1) невозможно чувствовать себя нейтральным, потому что люди всегда что-то чувствуют; (2) нейтральность не является аффективным состоянием, потому что аффект должен иметь положительную или отрицательную валентность; и (3) нейтральный аффект не важен, потому что он не влияет на познание или поведение. В процессе обсуждения свидетельств, которые ставят под сомнение эти убеждения, мы проливаем свет на предположения исследователей о том, что такое аффект, и предлагаем альтернативные точки зрения, которые могут привести к теоретическим и методологическим открытиям.

Убеждение: невозможно чувствовать себя нейтральным, потому что люди всегда что-то чувствуют

Первое убеждение, которое мы хотим обсудить, - это представление о том, что нейтрального аффекта не существует, потому что люди всегда что-то чувствуют (Damasio, 2003; Izard, 2007) . Дамасио (2003) указал, что «… все ваши переживания происходят в мире, полном эмоций. Дело в том, что мы живем не в нейтральном мире. Наш опыт всегда эмоционально нагружен… »(стр. 50). Изард (2007) заявил: «… не существует такого понятия, как ум без эмоций; аффект или эмоция присутствуют всегда »(стр.270). Хелсон (1964) писал: «Все переживания более или менее окрашены аффектами» (стр. 341). Поскольку аффект присутствует всегда, некоторые исследователи могут полагать, что люди не могут ничего не чувствовать. Следовательно, нейтрального аффекта не существует.

Более слабая версия этого убеждения состоит в том, что нейтральный аффект может иметь место, но это редкое или мимолетное явление. Например, Вундт (1897) признал существование нейтрального аффекта, но как редкое явление, заявив: «… мы, возможно, никогда не находимся в состоянии, полностью свободном от чувств, хотя общая природа чувств требует зоны безразличия.Точно так же Томкинс и Маккартер (1964) писали: «… люди чаще испытывают аффект, чем не чувствуют никакого аффекта» (стр. 150). Брендл и Хиггинс (1996) проанализировали работу, указав, что отсутствие положительного воспринимается как отрицательное; тогда как отсутствие отрицательного воспринимается как положительное. Если так, то, возможно, нейтралитет будет встречаться редко. Другие исследователи задаются вопросом, можно ли когда-либо создать в лаборатории нейтральное настроение, потому что то, что обычно считается нейтральным, все еще остается вэйлансным.Действительно, Форгас (1999) отметил, что «… невозможно экспериментально вызвать действительно нейтральное настроение у участников» (стр. 933). Другие исследователи назвали манипуляции нейтральным настроением «неправильным термином» (Albarracin and Hart, 2011) или «так называемым нейтральным настроением» (Gendolla, 2012), что отражает их скептицизм по отношению к ним.

Вера в то, что нейтрального аффекта не существует или что это очень редкое явление, может происходить из необоснованных предположений о природе нейтрального аффекта. Во-первых, вера в то, что нейтрального аффекта не существует, потому что мы всегда что-то чувствуем, часто проистекает из предположения, что нейтральный аффект отражает буквальное отсутствие чувства.Действительно, исследователи описали их нейтральные аффективные состояния как неаффективные состояния, при которых не возникает никаких эмоций (Fredrickson, 1998; Rotteveel et al., 2001; Evers et al., 2009). Но что, если чувство нейтральности - это не буквальное отсутствие аффекта, а, скорее, наличие нейтрального аффекта? Мы утверждаем, что нейтральный аффект не сродни буквально ничего не чувствуя, а скорее сродни , не чувствуя ничего в частности .

Во-вторых, некоторые исследователи предполагают, что если присутствует какое-либо валентное состояние, то человек не является нейтральным.Отчасти проблема с этим предположением «все или ничего» заключается в том, что люди часто ощущают сразу несколько состояний (Roseman, 2011). Например, даже после манипуляции с печальным настроением люди сообщают, что испытывают некоторое счастье (Samson et al., 2016). Счастье не отменяет чувства печали. Точно так же люди могут рассматривать свой опыт как нейтральный, но все же сообщать о наличии других аффективных состояний.

Третья причина, по которой на первый взгляд исследователи могут подумать, что нейтральный аффект не существует или встречается редко, заключается в том, что, по крайней мере, на английском языке, можно легко представить, что люди говорят, что они «счастливы», «грустят», «злятся». , »И« тревожный », но не« нейтральный ».«Эвристика доступности предполагает, что если идея нелегко приходит в голову, мы думаем, что она менее вероятна (Tversky and Kahneman, 1973). Действительно, Watson et al. (1999) утверждали, что одна из причин, по которой они рассматривают аспект активации / возбуждения в исследованиях настроения как проблематичный, заключается в том, что «… оказалось, что трудно определить аффективно нейтральные термины, которые попадают непосредственно на предполагаемую ось активации» (стр. 829). Предполагается, что если люди не используют нейтральные термины для описания своих чувств, то нейтральные состояния не являются ни обычным, ни важным явлением.Неспособность определить подходящие нейтральные термины может свидетельствовать не о том, что это состояние встречается редко, а скорее в результате того, что исследователи не выбрали подходящие термины на английском языке. В английском языке есть термины, отражающие нейтральный аффект, например, когда люди говорят, что они чувствуют себя «так себе», «так себе» или «ничего особенного». Для аффективно основанных оценок, когда люди относятся к проблемам нейтрально, они могут сказать: «Я нейтрален», но они также могут сказать такие вещи, как «все равно», «мне все равно» или «у меня нет предпочтений». .«Люди выражают нейтральные эмоции через выражения лица и даже отправляя текстовые сообщения через смайликов с нейтральным лицом. Неспособность исследователей идентифицировать нейтральные государства может быть связана с их неправильной оценкой.

Четвертая причина, по которой некоторые исследователи могут не рассматривать нейтральный аффект как обычно переживаемое состояние, связана с культурой. Восточные культуры придают большее значение эмоциональному балансу, чем западные (Sims et al., 2015). Этот акцент на балансе может быть вызван тем, что восточноазиатские культуры, особенно находящиеся под влиянием конфуцианства, склонны ценить баланс, умеренность, равновесие и поиск «срединного пути» (Peng and Nisbett, 1999).Если это так, нейтральный аффект может быть более распространен в восточной, чем в западной культурах, потому что он может отражать восприятие себя как ничего особенного. В соответствии с этой гипотезой Мескита и Карасава (2002) попросили студентов американских и японских колледжей заполнять анкеты эмоций четыре раза в день. Первый вопрос заключался в том, испытывал ли человек эмоции за последние 3 часа. Процент студентов из американской выборки и японских студентов, обучающихся в Америке, которые выбрали, что они не испытывали никаких эмоций, составил 7.5 и 6,67% соответственно. Тем не менее, если посмотреть на японских студентов, обучающихся в Японии, этот процент увеличился до 22%. Важно помнить, что утверждение, что человек не испытывал эмоции, не обязательно сродни тому, что он чувствовал себя нейтральным, но это подтверждает, что культурные ожидания могут определять представление о том, что человек должен испытывать какую-то эмоцию, а не никакую конкретную эмоцию. Таким образом, культурные практики могут привести к тому, что западные участники сообщают о менее нейтральном аффекте по сравнению с некоторыми восточными культурами.

Но каковы эмпирические доказательства того, что люди действительно чувствуют нейтральный аффект? Один из способов собрать эти данные - попросить респондентов оценить интенсивность своих нейтральных чувств. Хотя эта практика еще не стала обычным явлением, когда исследователи ею занимались, респонденты сообщали о своих нейтральных реакциях (Storm and Storm, 1987; Zelenski and Larsen, 2000; Tay, 2011; Gasper and Hackenbracht, 2015; Gasper and Danube, 2016; Samson et al. др., 2016; Гальегос, Гаспер, 2018). В целом эти данные указывают на то, что респонденты часто испытывают нейтральные состояния и на уровнях, равных или чуть ниже переживаний положительного аффекта (Зеленский и Ларсен, 2000; Гальегос и Гаспер, 2018).Например, Гальегос и Гаспер (2018) исследовали, влияет ли социальное отторжение, принятие или ни одно из них на чувство нейтралитета людей (оценивается по степени, в которой люди чувствуют себя безразличными, ничто, безэмоционально, так себе, не испытывают сильных ощущений в одну сторону или другой, и meh) по шкале от 1 ( совсем не ) до 7 ( крайне ). В контрольных условиях средние уровни нейтрального аффекта (эксперименты с 1 по 3, соответственно: M = 3,50, SD = 1,42; M = 3.02, SD = 1,12; M = 3,05, SD = 1,33) были больше или не отличались статистически от средних уровней положительного аффекта ( M = 2,69, SD = 1,24; M = 3,31, SD = 1,15; M = 3,31, SD = 1,36; t (54) = 3,06, p = 0,003; t (57) = 1,66, p = 0,10; t (186) = 1,68, p = 0,10). Более того, если нейтрального аффекта не существует, то его невозможно экспериментально вызвать в лаборатории.Тем не менее, несколько исследований, в которых изучалась эффективность манипуляций с нейтральным настроением путем непосредственной оценки нейтрального аффекта, показывают, что респонденты действительно сообщают о более нейтральном аффекте, чем о положительном или отрицательном, после просмотра стимулов, предназначенных для создания нейтрального настроения, таких как нейтральные фотографии (Гаспер и Хакенбрахт, 2015) и видео (Samson et al., 2016). Таким образом, люди сообщают о том, что испытывают нейтральный аффект на относительно высоком уровне, и можно вызвать нейтральные аффективные состояния. Эти данные явно ставят под сомнение веру в то, что нейтральный аффект никогда не возникает или возникает редко.

Даже если часто сообщается о нейтральном аффекте, каковы доказательства того, что нейтральный аффект - это ощущение переживания ? Возможно, нейтральный аффект отражает отсутствие чувств и, следовательно, переживания нет. Один из способов проверить, является ли нейтральный аффект ощущаемым переживанием, - это выяснить, в какой степени нейтральные аффективные реакции занимают объем рабочей памяти. Такие теории, как гипотеза поглощения (Erber and Tesser, 1992) и гипотеза о простых ресурсах (Van Dillen and Koole, 2007), утверждают, что аффективные состояния создают мысли, связанные с аффектами.Эти мысли занимают объем рабочей памяти. Если для переживания аффекта необходима рабочая память, то интенсивность ощущаемых аффективных реакций можно снизить, попросив людей выполнять задачи, требующие познавательной способности, которые будут конкурировать за эти умственные ресурсы (Erber and Tesser, 1992; Rusting and Nolen-Hoeksema, 1998 ; Gerin et al., 2006; Joormann et al., 2007; Van Dillen, Koole, 2007; Kron et al., 2010). Гаспер и Хакенбрахт (2015) предположили, что если ощущается нейтральный аффект, то он также должен переживаться с меньшей интенсивностью, когда объем рабочей памяти обременен нагрузкой, чем когда это не так.Чтобы проверить эту идею, они попросили респондентов просмотреть положительные, отрицательные или нейтральные изображения, выполнить либо когнитивно сложную, либо нетребовательную задачу, а затем оценить свои положительные, отрицательные и нейтральные состояния. В соответствии с гипотезой о том, что нейтральный аффект занимает рабочую память, респонденты, которые видели нейтральные фотографии, сообщали о менее нейтральном аффекте, когда их рабочая память была истощена, чем когда это не так. Если бы нейтральные состояния просто ничего не чувствовали, тогда нельзя было бы ожидать, что на нейтральные чувства повлияет изменение умственных способностей, потому что не было бы никакого опыта, который можно было бы изменить.Ключевым следствием этой работы является то, что нейтральные состояния - это ощущаемый опыт, для поддержания которого требуются когнитивные ресурсы.

Кроме того, важно отметить, что нейтральный аффект отличается от других невалентных состояний, таких как чувство онемения или шока. Онемение возникает, когда люди переживают эмоциональную травму, чтобы помочь им справиться с болью. Подобно тому, как люди реагируют на физическую боль онемением тела, люди могут реагировать на психологическую боль, такую ​​как отказ, эмоциональным онемением (DeWall and Baumeister, 2006).Нейтральный аффект, когда нет ничего особенного, должен отличаться от онемения, то есть ощущения, что человек не может ответить эмоциями. Кроме того, когда происходит неожиданное событие, возникает шок, похожий на крайнюю форму неожиданности. Как и неожиданность, шок может быть хорошим или плохим (например, шок от беременности может быть хорошим или плохим в зависимости от обстоятельств). Ничего особенного (т. Е. Нейтральность) не должно отличаться от шока. Галлегос и Гаспер (2018) исследовали, отличается ли нейтральный аффект от онемения и шока, исследуя, вызывает ли переживания межличностного отторжения онемение, шок или нейтральные реакции.Они обнаружили, что по сравнению с контрольным условием отторжение приводило к тому, что люди чувствовали оцепенение (т. Е. Оцепенение, бесчувственность, отстраненность, бесчувственность и эмоциональную мертвость, d Коэна = 0,33, 95% доверительный интервал [0,16, 0,49]) и шок (т.е. , ошеломленный, шокированный, ошеломленный, изумленный, ошеломленный, все три эксперимента, d = 0,80, 95% ДИ [0,62, 0,97]), но не изменили нейтральный аффект (т. е. безразличный, ничего, безэмоциональный, так- Итак, не чувствуй себя сильно, так или иначе, и я, d = 0.06, 95% ДИ [-0,11, 0,22]). Это важный вывод, поскольку исследователи должны знать, что состояния, которые обычно описывались как невалентные, можно отличить друг от друга. Сгруппирование этих состояний вместе может привести к, возможно, неверным выводам, например, когда исследователи утверждают, что отторжение вызывает нейтральные реакции (Blackhart et al., 2009).

В целом, вера в то, что ставит под сомнение существование или возникновение нейтрального аффекта, может происходить из (1) неточного определения, что нейтральный аффект буквально ничего не чувствует, (2) заблуждения о том, что нейтральный аффект не может сочетаться с другими валентными состояниями, (3) ложное предположение, что английскому языку не хватает словарного запаса, чтобы напрямую описать состояние нейтрального чувства, и (4) культурные различия в выражении эмоциональности.Чтобы продемонстрировать, что эти предположения о нейтральном аффекте необоснованны, мы рассмотрели исследования, показывающие, что (1) люди действительно чувствуют себя нейтральными и интенсивность нейтрального аффекта варьируется, (2) чувство нейтральности - это ощущаемый опыт, требующий когнитивных ресурсов, и (3) нейтральный аффект сочетается с другими аффектами и отличается от других невалентных состояний, таких как онемение и шок.

Убеждение: нейтральность не является аффективным состоянием, потому что аффект должен иметь положительную или отрицательную валентность

При обсуждении аффективной валентности важно четко понимать, как человек использует этот термин.Согласно Коломбетти (2005), среди прочего, валентность может относиться либо к оценочной валентности, либо к аффективной валентности. Оценочная валентность относится к тому, как оценивается окружающая среда. Например, человек может оценить ситуацию как ужасную, что приведет к страху. Аффективная валентность относится к гедонистическому качеству эмоционального состояния. Например, страх может восприниматься как отрицательный, если он мешает человеку говорить эффективно, но он может восприниматься как положительный, если действует как мотиватор.Здесь мы обсуждаем нейтральность как с точки зрения оценочной, так и аффективной валентности.

Оценочная валентность

Влияние, по определению, носит оценочный характер. Эмоциональная система помогает людям оценить биологическое значение стимулов, с которыми они сталкиваются (LeDoux, 1989). Валентность является важным компонентом аффекта (Russell, 2003; Peters et al., 2006), поскольку, помимо прочего, аффективная валентность предоставляет важную информацию о том, каково состояние окружающей среды - хорошее или плохое.Watson et al. (1999) писали: «Действительно, валентность - это такой важный аспект нашего процесса оценки, что люди почти мгновенно оценивают свое текущее состояние как приятное / положительное или неприятное / отрицательное…» (стр. 828). С эволюционной точки зрения эта гипотеза имеет смысл в том смысле, что людям необходимо знать, является ли что-то угрозой или возможностью, чтобы они могли избежать этого или приблизиться к нему (Nesse, 2004).

Тем не менее, размышляя о роли валентности в аффективных исследованиях, стоит помнить о различии между аффектом и эмоцией.Эмоции действуют как сигнальная система, захватывая и отвлекая внимание от того, что является важным (Simon, 1967). Валентность является такой ключевой чертой эмоций, что Ортони и Тернер (1990) писали: «… мы предполагаем, что эмоциональная валентность является необходимым условием для того, чтобы состояние было эмоцией. Из этой точки зрения исключена возможность того, что эмоция может быть аффективно нейтральной »(стр. 317). Точно так же Нессе (2004) писал: «Если ситуация не содержит ни угроз, ни возможностей, она не повлияет на приспособленность.Вот почему нейтральных эмоций мало, если они вообще есть »(с. 1338). Таким образом, некоторые исследователи утверждают, что эмоции должны иметь валентность, потому что главная функция эмоций - предупреждать людей о потенциально важных угрозах и возможностях. Поскольку нейтральная информация, вероятно, не имеет решающего значения, некоторые исследователи считают, что эмоции не могут быть нейтральными.

Хотя возможно, что эмоции не могут быть нейтральными, мы утверждаем, что эмоции могут быть нейтральными. Эмоции действуют как срочный сигнализатор.Поскольку, как правило, не важно знать, что ситуация нейтральна, мы признаем, что появление нейтральных эмоций может иметь меньшую вероятность. Но здесь мы не будем заходить так далеко, чтобы сказать, что нейтральных эмоций не существует. Например, нейтральные эмоции могут возникнуть в ситуациях, когда критически важно соблюдать нейтралитет, например, когда человек пытается быть справедливым и беспристрастным. Однако мы считаем проблематичным, если исследователи ошибочно расширили это рассуждение о возможности нейтральных эмоций до нейтральных эмоций .В частности, мы думаем, что ошибочно полагать, что, поскольку аффект предоставляет валентную информацию об окружающей среде, аффект не может быть нейтральным.

Мы утверждаем, что когда люди оценивают свое окружение, они не только хотят знать, что полезно или вредно, но также и то, что не является ни тем, ни другим. Внимание людей ограничено, поэтому точно так же, как знать, что хорошо, а что плохо, функционально, но также полезно знать, что ни то ни другое. Кажется, что чрезвычайно важно знать, о чем не нужно беспокоиться.Таким образом, нейтральный аффект дает информацию о валентности, сигнализируя о том, что немедленное внимание не требуется. В соответствии с этой точкой зрения, обсуждая, как думать о валентности, Хиггинс (2014) писал: «… природа валентности зависела от того, как определялась нейтральность: чтобы понять валентность, вам нужно понять« 0 »» (стр. 429; «0»). ”Относится к нейтралитету). Тем не менее, исследователи редко обсуждают нейтралитет как ключевой элемент валентности. При оценке нейтрального аффекта нейтральность часто представляет собой просто точку или небольшую область вдоль одного биполярного или двух униполярных валентных измерений (см. Cacioppo et al., 1999; Рассел, 2003; Ларсен и др., 2009). Нейтральный аффект редко концептуализируется или оценивается независимо от положительного или отрицательного аффекта. Мы считаем такой подход проблематичным. Карвер и Шайер (1990) хорошо проиллюстрировали наши опасения, когда они утверждали, что отсутствие одного государства не означает наличие другого. Они сказали:

… знание того, что человек не находится в депрессии, не дает оснований делать вывод о том, что человек счастлив. Знание того, что человек несчастен, не дает оснований делать вывод о том, что он плохо себя чувствует.Иногда люди эмоционально нейтральны (Carver and Scheier, 1990, стр. 27).

Точно так же мы утверждаем, что нейтральный аффект не может быть выведен из отсутствия других аффектов. Его следует оценивать отдельно от положительного и отрицательного воздействия. Более того, когда это делается, нейтральный аффект оказывается измерением, которое в некоторой степени не зависит от положительного и отрицательного аффекта.

Каковы доказательства того, что меры нейтрального аффекта фиксируют уникальную информацию, а меры позитивного и негативного аффекта - нет? Напомним, мы определили нейтральный аффект как наличие нейтрального аффекта, а не отсутствие положительного или отрицательного аффекта.Это определение допускает возможность возникновения нейтральных реакций независимо от положительных и / или отрицательных реакций и одновременно с ними. Недостаточно сделать вывод о нейтральном аффекте из отсутствия положительного и отрицательного аффекта, потому что нейтральность может возникнуть, когда присутствуют оба. В соответствии с этой точкой зрения, в исследованиях, в которых изучаются как оценочная валентность, так и аффективная валентность, нейтральный аффект сочетается с положительным и отрицательным аффектом (Gasper and Hackenbracht, 2015; Gasper and Danube, 2016; Samson et al., 2016; Гальегос и Гаспер, 2018). Более того, самоотчеты людей о нейтральном аффекте не очень коррелируют с сообщениями о положительном и отрицательном аффекте (Gasper and Hackenbracht, 2015; Gasper and Danube, 2016), предполагая, что нейтральный аффект - это не просто состояние, которое усиливается при положительном / отрицательном аффекте. уменьшается. Кроме того, в отличие от гипотезы о том, что наличие положительного или отрицательного аффекта подразумевает менее нейтральный аффект, иногда эти корреляции являются положительными (Gasper and Hackenbracht, 2015; Gasper and Danube, 2016; Gallegos and Gasper, 2018).Факторный анализ аффективных состояний, представленных в пяти различных выборках, показал, что в дополнение к положительным и отрицательным факторам аффекта существует четкий и последовательный третий, нейтральный фактор аффекта (Gasper and Danube, 2016). Данные точечной диаграммы также показали, что некоторые участники сообщают, что чувствуют себя резко отрицательно, например, и в то же время нейтрально (Hu and Gasper, 2019, представлено). Таким образом, нейтральный аффект может быть независимым измерением, которое предоставляет релевантную для валентности информацию, которую нельзя уловить, просто оценив положительный и отрицательный аффект.

В целом, мы полагаем, что было бы ошибкой рассматривать только стимулы, оцениваемые как положительные или отрицательные. Валентность предоставляет людям информацию, которая может определять их действия. Таким образом, кажется важным знать, что хорошо, что плохо, а что нет. Учитывая ограниченные когнитивные способности людей, людям нужен не только способ расставить приоритеты в том, что важно, но и осознавать то, что не так важно. Ключевым выводом здесь является то, что исследователи должны рассмотреть возможность расширения своего взгляда на валентность, включив в него оценки стимулов как хороших, плохих и нейтральных.Действительно, рейтинги нейтральности могут возникать независимо от оценок положительности и отрицательности. Поэтому мы утверждаем, что нейтральный аффект действительно является аффектом, потому что он предоставляет важную информацию, относящуюся к валентности.

Аффективная валентность

До сих пор мы сосредоточились на оценочной валентности, но как насчет гедонистического опыта нейтрального аффекта? Люди воспринимают нейтральный аффект как нейтральный, приятный или неприятный? Испытывается ли то или иное аффективное состояние как гедонически приятное или болезненное, зависит от контекста (Barrett et al., 2007, 2011; Кондон и др., 2014). Например, даже если обычно считается, что счастье доставляет удовольствие для гедонизма, это не обязательно (Condon et al., 2014). С учетом этого взгляда, то, как переживается нейтральный аффект, также может быть предметом преднамеренного фокуса и интерпретации, в зависимости от эмоциональной цели и контекста, в котором возникает нейтральность (Barrett et al., 2007). Ниже мы рассмотрим несколько способов, которыми исследователи концептуализировали нейтральный аффект с учетом его гедонической валентности.

В теориях адаптации нейтральность отражает текущий уровень адаптации людей в том смысле, что это состояние возникает, когда люди адаптировались к своей среде.Адаптация не считается ни хорошей, ни плохой. Он служит ориентиром для оценки других государств (Helson, 1964). Например, удовольствие исходит не от попыток быть нейтральным, а скорее от «… несоответствия между стимуляцией и преобладающим уровнем адаптации» (Helson, 1964, стр. 49). Без какого-либо нейтрального состояния было бы трудно понять, что такое радость и печаль, потому что нет состояния, с которым можно было бы их сравнивать (Любомирский, 2011). С этой точки зрения нейтралитет - это не гедонически изысканное состояние, а, скорее, текущий стандарт, используемый для оценки того, увеличивает или уменьшает событие удовольствие или боль.

Подобно тому, как нейтралитет может использоваться в качестве стандарта для оценки гедонистических качеств других аффективных состояний, другие аффективные состояния потенциально могут определять гедонические качества нейтрального состояния. Нейтралитет может восприниматься как приятный или неприятный в зависимости от того, уменьшается ли боль или удовольствие. Например, переход от болезненного состояния к нейтральному, вероятно, ощущается как улучшение, тогда как переход от радостного состояния к нейтральному может восприниматься как упадок.Таким образом, нейтральный аффект можно было либо искать, либо избегать.

Идея о том, что ситуация может изменить то, как воспринимаются, казалось бы, нейтральные ситуации, очевидна в теории регулятивного фокуса. Кто-то может возразить, что статус-кво - это нейтральный опыт - ничего не изменилось, поэтому должен быть нейтральный ответ. Тем не менее, значение status quo также зависит от ситуации. В теории регулятивного фокуса, в которой обсуждаются эмоциональные реакции людей на выигрыши и потери, достижение статус-кво (ни выгода, ни потеря) не должно восприниматься как нейтральное (Brendl and Higgins, 1996; Higgins, 2014; Higgins and Liberman, 2018).Напротив, то, как воспринимается статус-кво , зависит от того, сосредоточен ли человек на продвижении (сосредоточен на получении выгоды) или на предотвращении (сосредоточен на предотвращении потерь), и испытывает ли он отсутствие выгоды или убытка. Когда человек сосредоточен на продвижении, он сосредоточен на том, чтобы что-то получить. Если они ничего не получают (невыгодность), то они воспринимают статус-кво как разочарование, потому что это отражает отсутствие желаемой выгоды. И наоборот, когда человек сосредоточен на профилактике, он хочет сохранить статус-кво , а не потерпеть убытки.Если они не испытывают убытков (отсутствия убытков), то они воспринимают статус-кво как облегчение, поскольку потери не произошло. Таким образом, статус-кво , который некоторые могут рассматривать как создающий нейтральное состояние, поскольку не произошло никаких изменений в обстоятельствах, может быть воспринят как разочарование или облегчение, в зависимости от того, занимается ли человек продвижением или профилактикой в ​​данный момент.

Кроме того, личные и культурные теории людей о желательности нейтральных чувств могут определять, будет ли нейтральный аффект восприниматься как приятный или болезненный.Например, такие сайты, как Reddit, содержат вопросы о том, что такое нейтральный аффект 2 и является ли он нормальным 3 . Если в обществе ценится позитивное чувство, то нейтральное чувство может восприниматься как ненормативное и, следовательно, негативное состояние по сравнению с предполагаемой позитивной нормой. Однако, если в обществе ценится чувство уравновешенности, а не излишне позитивное, то нейтральный аффект может восприниматься как нормативный и, следовательно, соответствующая реакция. Например, ключевым элементом буддизма является практика медитации, чтобы люди осознавали свой опыт.В буддизме люди, которые не обращают внимания на свои чувства, обычно реагируют на нейтральные чувства, игнорируя их. Буддийская философия утверждает, что, когда люди игнорируют свои нейтральные чувства, они с большей вероятностью испытают скуку и невежество, потому что все чувства, в том числе нейтральные, требуют внимания (Bodhi, 2000; Kudesia and Nyima, 2015). Дхаммадинна, монахиня, заявила, что, когда люди испытывают нейтральные чувства, игнорирование их и незнание может быть болезненным и неприятным, тогда как знание нейтрального чувства приятно (Аналайо, 2017).Тич Нхат Хан, вьетнамский буддийский монах, пошел еще дальше, говоря о практике внимательности в отношении нейтральных чувств:

В процессе практики мы обнаруживаем, что нейтральные чувства очень интересны. Когда мы сидим, возникает нейтральное ощущение. Когда мы привносим внимательность в нейтральное чувство, вы обнаруживаете, что это довольно приятно. Вы видите, что у вас уже достаточно условий для счастья с нейтральным чувством. Если вы внимательно посмотрите на нейтральное чувство, вы увидите, что оно чудесно.Когда вы видите, что ваши чувства текут, как река, вы видите, что 80% ваших нейтральных чувств довольно приятны. Благодаря внимательности наше нейтральное чувство превращается в счастье (Thich, 2011).

С этой точки зрения осознание и знание нейтральных чувств, а не самих чувств, может способствовать счастью и удовольствию.

Итак, мы утверждаем, что нейтральные чувства можно гедонически переживать как положительные, отрицательные или нейтральные. Это утверждение не означает, что нейтрального аффекта не существует, потому что мы аналогичным образом утверждаем, например, что счастье не обязательно должно быть позитивным, а страх не обязательно негативным (Condon et al., 2014). То, как переживаются чувства, зависит от человека и контекста. Нейтралитет может быть состоянием, которое люди используют в качестве ориентира, ищут, избегают или на котором сосредотачиваются, чтобы осознать. Нейтральные состояния не обязательно воспринимать как нейтральные, но этот вывод не отменяет их значимости и важности в аффективной сфере.

Убеждение: нейтральное влияние неважно, потому что оно не влияет на познание или поведение.

Аффективные состояния влияют на поведение. С точки зрения аффекта как информации, это может происходить из-за того, что аффективные состояния предоставляют людям информацию или обратную связь, которые могут влиять на то, как люди думают или действуют (обзоры см. В Clore et al., 2001; Шварц и Клор, 2003; Гаспер и Исбелл, 2007; Гаспер и Спенсер, 2018). Некоторые исследователи могут считать, что нейтральный аффект не очень важен, потому что они полагают, что нейтральные состояния свободны от аффектов и, следовательно, предоставляют мало информации или обратной связи. Например, Коэн и Андраде (2004) обсуждали нейтральный аффект как менее информативный в оценочном процессе, чем другие настроения. Нейтральный аффект также используется в качестве условия контроля, предположительно потому, что нет никакого аффекта, способного изменить эксперимент (Gasper, 2018).Однако эти предположения могут быть необоснованными. Мы утверждаем, что, как и другие аффективные состояния, нейтральный аффект может влиять на познание и поведение, потому что он также предоставляет людям ценную аффективную информацию.

Итак, какой тип аффективной информации может предоставить нейтральный аффект? Одна ключевая информация, которую могут предоставить нейтральные государства, заключается в том, что они сигнализируют о том, что не нужно заботиться об окружающей среде, потому что в ней нет ничего особенно примечательного. Этот взгляд отражен в самых разных моделях.Например, в буддизме существует три основных режима чувств: приятное, болезненное и нейтральное (например, De Silva, 1995). Кудесиа и Ньима (2015) утверждали, что эти приятные, отталкивающие и нейтральные чувства соответственно вызывают «… тенденции к действию, продлевающие приятные восприятия, устраняющие неприятные восприятия и игнорирующие нейтральные восприятия» (стр. 916). То есть, поскольку нейтральные чувства не являются ни приятными, ни болезненными, их часто не замечают, и люди игнорируют эти реакции или остаются в неведении (Bodhi, 2000; Kudesia and Nyima, 2015).Нейтральный аффект сигнализирует о том, что ситуация не требует внимания, потому что она не заслуживает внимания или важна. Похожая точка зрения возникает в перспективе основного аффекта (Russell, 2003), поскольку нейтральный аффект может не ощущаться сознательно, отчасти потому, что он отходит на задний план из-за отсутствия необходимости уделять ему внимание.

Помимо нейтрального аффекта, который, возможно, сигнализирует о том, что человеку не нужно заботиться об окружающей среде, нейтральный аффект также может сигнализировать о том, что человек понимает окружающую среду.В модели аффективной адаптации AREA Уилсон и Гилберт (2008) утверждали:

Люди анализируют поступающую информацию, имея в виду два вопроса: «Это важно для меня?» и "Достаточно ли я понимаю?" Если событие считается одновременно релевантным для себя и необъяснимым, люди уделяют ему внимание, и событие вызывает аффективную реакцию. И наоборот, если событие считается неважным или достаточно объясненным, люди не обращают на него внимания, и событие не вызывает аффективной реакции (Wilson and Gilbert, 2008, p.372).

Таким образом, как и в буддийской перспективе, эта точка зрения подразумевает, что нейтральный аффект может указывать на то, что событие неважно. Но он также основан на буддийском воззрении, поскольку нейтральный аффект может сигнализировать о том, что человек понимает, знает или понимает событие.

Помимо сигнала понимания, нейтральный аффект может сигнализировать о том, что ситуация нормальная. Взгляд Любомирского и его коллег на гедонистическую адаптацию утверждает, что адаптация происходит, когда восприятие людьми чего-либо как положительного или отрицательного становится нейтральным (Любомирский, 2011; Armenta et al., 2014). События, к которым трудно адаптироваться, - это те, которые привлекают внимание, они разнообразны / динамичны и новы / удивительны, предполагая, что нейтральные события не привлекают внимания, не являются динамическими и нормативными. Брендл и Хиггинс (1996) также обсуждали нейтралитет как потенциально отражающий норму. Они писали: «… нормальные события не должны восприниматься как причинные, и, следовательно, не должны ни поддерживать, ни препятствовать достижению цели; то есть их следует оценивать как нейтральные по валентности и качеству »(Brendl and Higgins, 1996, p.128). В частности, используя теорию нормы (Канеман и Миллер, 1986), Брендл и Хиггинс (1996) утверждали, что объекты, отношения и события, которые являются примером нормы, вызывают нейтральные реакции. Более того, поскольку норма легко приходит на ум, они также утверждали, что легкость, с которой приходит знание, может служить сигналом нейтралитета. Например, они обсуждали исследование Острома и Апшоу (1968), в котором изучали, насколько легко / сложно людям записать убеждение, отражающее различные точки шкалы отношений.В соответствии с представлением о том, что нейтральный аффект может отражать то, что легко понять, респонденты посчитали, что легче всего думать о средних и конечных точках. Таким образом, нейтральные государства могут сигнализировать о том, что ситуация не требует внимания, потому что она не заслуживает внимания, понятна и нормальна.

Наконец, нейтралитет также может сигнализировать о том, что человек так или иначе не относится к окружающей среде. Этот опыт может иметь ряд потенциальных последствий, в том числе помочь людям справиться с ситуацией.Эта возможность хорошо проиллюстрирована притчей из другой восточной философии / религии, даосизма. В притче убегает фермерская лошадь. Соседи говорят, что это невезение, но фермер отвечает: «Может быть». На следующий день лошадь возвращается с тремя другими дикими лошадьми. Соседи комментируют, насколько прекрасна эта новостройка. Фермер отвечает: «Может быть». Затем сын фермера ломает ногу, пытаясь оседлать дикую лошадь. Соседи сочувствуют этому негативному событию.В ответ фермер отвечает «возможно». История продолжается, но ее критический посыл заключается в том, что фермер понимает, что мы никогда не можем точно знать, будет ли ситуация хорошей или плохой. Фермер придерживается нейтральной точки зрения, поскольку валентность еще не определена. История отражает мнение о том, что иногда важно быть беспристрастным и непредвзятым.

В настоящее время существует не так много исследований, которые эмпирически изучают, действительно ли нейтральные государства сигнализируют о том, что ситуация не требует внимания, что ее понимают, что она нормативна и что никто не чувствует того или иного.Тем не менее, есть несколько направлений работы, которые подтверждают гипотезу о том, что нейтральные аффективные состояния могут влиять на познание и поведение. Например, в модели саморегуляции Карвера и Шейера (1998) нейтральный аффект дает информацию о том, что заслуживает действия. В модели положительный аффект сигнализирует о том, что человек приближается к своей цели быстрее, чем ожидалось; отрицательно сказывается то, что человек приближается к нему медленнее, чем ожидалось; а нейтральный аффект указывает на то, что человек приближается к своей цели с соответствующей скоростью.Следовательно, нет необходимости менять свое ориентированное на цель поведение. Нейтральный аффект сигнализирует о том, что следует придерживаться выбранного курса. Идея о том, что нейтральный аффект побуждает людей продолжать делать то, что они делают, может проистекать из того, что он сигнализирует о том, что не нужно уделять дополнительное внимание своим действиям, о том, что он достиг понимания, или о том, что он не чувствует того или иного. прочее, никаких настроек не требуется.

Недавнее исследование, проведенное Гаспером и Дунаем (2016), также поддерживает гипотезу о том, что нейтральный аффект сигнализирует об отсутствии предпочтений.Они выдвинули гипотезу о том, что нейтральный аффект сигнализирует о том, что никто не испытывает того или иного чувства к объекту суждения. Следовательно, люди могут полагаться на свои нейтральные чувства как на основу своих нейтральных суждений. В шести исследованиях они обнаружили, что положительный аффект является причиной наибольшей дисперсии положительных суждений, отрицательный аффект объясняет большую часть дисперсии отрицательных суждений, а нейтральный аффект (не положительный, отрицательный или даже амбивалентный аффект) объясняет большую часть дисперсии. в нейтральных суждениях.Таким образом, когда дело доходит до оценки того, придерживается ли кто-то нейтрального мнения о проблеме, люди полагаются на информацию, предоставляемую их нейтральным аффектом, сверх той, что предоставляется этими другими аффективными состояниями. В этой связи Гаспер и Дунай (2016) обнаружили, что нейтральное, но не отрицательное отношение было связано с отказом от поведения, которое люди должны делать, но часто не делают (например, есть пять порций фруктов или овощей в день).

Предполагается, что нейтральный аффект не только потенциально предоставляет информацию, которая изменяет познание, но и имеет важные последствия для межличностного поведения.В модели регулирования настроения, основанной на социальных ограничениях, Эрбер и Эрбер (2001) предположили, что нейтральные состояния полезны в определенных ситуациях из-за той гибкости, которую они предлагают. То есть людей иногда побуждают регулировать свои аффективные состояния в сторону нейтралитета, чтобы справиться с конкретными непредвиденными обстоятельствами. Например, Erber et al. (1996) пришли к выводу, что нейтральные состояния наиболее желательны при взаимодействии с незнакомцами, поскольку неизвестно, будут ли такие взаимодействия положительными или отрицательными. Соответственно, люди, которые ожидают взаимодействия с незнакомцами, скорее всего, будут сдерживать свое текущее настроение, независимо от того, является ли их настроение положительным или отрицательным.Точно так же Де Сильва (1976) концептуализировал нейтралитет как защиту от возникновения сентиментальных привязанностей. В соответствии с этим некоторые организации просили своих сотрудников сохранять свой эмоциональный опыт на работе в относительно нейтральном диапазоне (например, Hochschild, 1983; Judge, 1992; Morris and Feldman, 1996), возможно, из-за идеи, что нейтральное поведение демонстрирует способствует созданию рациональной рабочей среды. Таким образом, нейтральный аффект может иметь важные межличностные последствия, когда люди регулируют свой аффект так, чтобы он был нейтральным, чтобы иметь лучшие межличностные взаимодействия.

В целом, нейтральные аффективные состояния могут предоставить людям различную информацию, в том числе о том, что ситуация не требует внимания, потому что она не заслуживает внимания, что она понятна, что это нормально и что человек не чувствует себя так или другой. В настоящее время мало эмпирических исследований, подтверждающих эти утверждения, но существующие исследования показывают, что нейтральный аффект может формировать познание и поведение способами, отличными от положительных и отрицательных аффективных состояний.

Новые теоретические направления

Слишком долго исследователи, интересующиеся аффектом, игнорировали нейтральные состояния. Возможно, они сделали это, потому что человеческая природа сосредоточена на том, что кажется заметным, а не на незаметном. Тем не менее важно замечать то, что отсутствует. Например, в фильме « Собака Баскервилей» Шерлок Холмс решил загадку, заметив, что собаки не лают. Чтобы понять, что такое аффект и как он функционирует, очень важно понимать, что значит не чувствовать ничего конкретного.С этой целью мы стремились понять нейтральный аффект путем критического изучения трех потенциальных убеждений исследователей о нейтральном аффекте. В частности, мы бросили вызов следующим убеждениям: (1) невозможно чувствовать себя нейтральным, потому что люди всегда что-то чувствуют, (2) нейтральный аффект не является аффективным состоянием, потому что аффект должен иметь положительную или отрицательную валентность, и (3) нейтральный аффект. неважно, потому что не влияет на познание или поведение. Мы считаем, что отказ от допущений, лежащих в основе этих убеждений, продвинет теорию и методы, касающиеся природы аффекта, в новом направлении.

Рассматривая альтернативы первому убеждению, можно выделить несколько важных способов продвижения исследований. Во-первых, для некоторых исследователей это могло быть ключевым сдвигом парадигмы - думать о нейтральном аффекте не как об отсутствии аффекта, а как о наличии нейтрального аффекта. Если нейтральный аффект - это присутствие опыта, становится важным понять, на что это похоже и как оно действует. Нейтральный аффект теперь становится частью аффективной сферы, а не неаффективным условием контроля.Следовательно, исследователи должны осознавать, насколько нейтральный аффект укладывается в их теоретические рамки и предположения, которые они делают по этому поводу. Даже если модель аффекта исследователя не включает нейтральный аффект, важно, чтобы они хотя бы объяснили, почему, вместо того, чтобы просто игнорировать возможность нейтрального состояния. Рассмотрение этих вопросов может привести к тому, что исследователи пересмотрят свои вопросы относительно природы аффекта. Например, какие черты у нейтральных государств есть у других аффективных состояний? Что отличает нейтральный аффект от других аффектов? Может ли нейтральный аффект помочь людям справиться с ситуацией? Различаются ли люди по своей склонности к нейтральности? Если да, то как эти индивидуальные различия могут формировать мысли, действия и психическое благополучие? Кроме того, исследователям может потребоваться переосмыслить, что составляет соответствующее условие контроля (см. Gasper, 2018), потому что нейтральный аффект не всегда может быть подходящим условием контроля.

Во-вторых, если существует нейтральный аффект, чрезвычайно важно, чтобы исследователи разработали соответствующее определение конструкции. Как только это установлено, исследователи могут работать над разработкой соответствующих средств для его измерения. В этой статье мы представили конкретную точку зрения; однако другие исследователи могут по-разному концептуализировать нейтральный аффект (Gasper, 2018; Yih et al., 2019). Например, исследователь, изучающий регуляцию эмоций, может рассматривать нейтральный аффект как базовое состояние человека. Другие могут рассматривать нейтральный аффект как сродни аффективным терминам с низким уровнем возбуждения, таким как скука, расслабление или молчание (Зеленский и Ларсен, 2000).Если это так, то первостепенное значение приобретает четкое определение нейтрального аффекта. Также важно провести эксперименты, чтобы убедиться, что эти конструкции эквивалентны друг другу или отражают различные состояния. Подобно тому, как онемение может отличаться от нейтрального аффекта, мы подозреваем, что чувство типичного или слабого аффективного переживания, такого как скука или спокойствие, может отличаться от чувства нейтральности (как определено в этой статье). Мы поощряем исследования по этой теме, потому что надеемся, что такая работа прольет свет на сложный диапазон переживаний, из которых состоит повседневный, возможно, более приземленный эмоциональный опыт людей.

В-третьих, если нейтральные состояния совпадают с положительными и отрицательными состояниями, как они могут это сделать? Одна из возможностей состоит в том, что возникает более одного состояния, но они возникают из разных аспектов одной и той же ситуации. Например, человек может описать свои ощущения от обеда с бабушкой как счастливые и нейтральные. Счастье проистекает из того факта, что они наслаждаются обществом своей бабушки, тогда как нейтралитет может отражать тот факт, что еда была ничем не примечательной. Оба состояния ощущаются, но относятся к разным аспектам опыта.Возникают интересные вопросы о том, когда лучше всего сосредоточиться на каждом элементе (бабушка или еда) или когда лучше всего сосредоточиться на комбинированной аффективной реакции (обед с бабушкой). Вторая возможность состоит в том, что вместо каждого состояния, проистекающего из разных элементов одного и того же опыта, два состояния могут объединиться, чтобы сформировать независимый, уникальный, эмоциональный опыт. Например, счастье и нейтральный аффект можно воспринимать как беспечность - ситуация оценивается как положительная, и у человека нет предпочтений, потому что все хорошо.И наоборот, негативное и нейтральное состояние вместе могут восприниматься как апатия - ситуация оценивается как негативная, и у человека нет предпочтений, потому что все это плохо. Третья возможность - также подумать о том, могут ли нейтральные состояния в сочетании с другими состояниями вызывать амбивалентные реакции. Об амбивалентности часто думают как о позитивном и негативном чувстве одновременно. Однако может случиться так, что люди испытывают амбивалентность, когда они чувствуют положительный или отрицательный эффект нейтрального аффекта. Ху и Гаспер, 2019, представили.Например, при мысли об обеде с бабушкой может возникнуть амбивалентность, потому что он был одновременно позитивным и нейтральным. Если да, то каковы последствия того, как этот тип амбивалентности влияет на мысли, действия и психологическое благополучие?

Второе убеждение, на котором мы сосредоточились, касалось понятия, что аффект должен быть валентным. Мы обсуждали это убеждение как с точки зрения оценочной валентности, так и аффективной валентности. Что касается оценочной валентности, возникает ряд вопросов. Например, оценивают ли люди новые стимулы не только с точки зрения того, являются ли стимулы положительными или отрицательными, но и нейтральными? Если положительно валентные чувства обычно сигнализируют о приближении, а отрицательно валентные чувства - избегании, обязательно ли нейтральные чувства ни к чему другому? Или возможно, как в теориях, подобных модели оценочного пространства, что существует смещение позитивности, при котором нейтральные состояния продвигают мотивацию подхода, потому что в противном случае люди могут упустить потенциальные возможности в своей среде (Cacioppo et al., 2012)? Если что-то оценивается как нейтральное, насколько устойчивым или податливым будет этот опыт?

С точки зрения аффективной валентности рассмотрение нейтрального аффекта как аффективной реакции порождает много интересных гипотез, касающихся гедонистических последствий чувства нейтральности. В Соединенных Штатах счастье высоко ценится в том смысле, что люди ищут ситуации, в которых есть вероятность счастья (Mesquita and Markus, 2004). Действительно, многие социальные контексты в США продвигают счастье или положительные чувства в качестве своей основной цели, а также вопросы или комментарии, такие как «Вам весело?» и «Я рад, что ты счастлив.»Являются обычным явлением (Маркус и Китайма, 1994). Одним из следствий этого поощрения счастья может быть то, что некоторые люди обеспокоены, когда они испытывают нейтральные, а не счастливые чувства. Фактически, исследования показывают, что чрезмерная оценка счастья в выборках из США может привести к снижению благополучия (Mauss et al., 2011) и депрессии (Ford et al., 2014), а также к усилению одиночества и слабости у людей. социальные связи (Mauss et al., 2012). Люди могут рассматривать свои нейтральные чувства как указание на то, что они не достигли идеала счастья.Таким образом, эта сосредоточенность на чувстве счастья может иметь негативные психологические последствия. Возможно, люди могли бы стать психологически более здоровыми, если бы вместо сосредоточения на счастье и волнении они также сосредоточились на балансе и умеренности, которые могут возникнуть при нейтральном аффекте. Если Тхич Нат Хан прав, то внимание к нейтральным чувствам может привести к счастью. Таким образом, когда дело доходит до практических разветвлений, рассмотрение нейтрального аффекта как важного повседневного состояния может привести к признанию другого и потенциально более достижимого пути к психическому благополучию.

Третье убеждение, которое мы обсуждали, заключалось в том, что нейтральный аффект не важен, потому что он не влияет на мысли или действия. Ничего особенного не сигнализируя, нейтральный аффект может привести к тому, что человек ничего не сделает. Как мы уже отмечали, нейтральный аффект потенциально предоставляет ряд аффективной информации, которая может формировать мысли и действия. Нейтральный аффект может указывать на то, что внимание не требуется, что человек понимает ситуацию, что ситуация нормальная, и что у человека нет чувств, так или иначе (т.е., без предпочтений). Необходимо провести исследования, чтобы проверить эти предположения, но они могут иметь интересные последствия. Если нейтральный аффект сигнализирует, например, о том, что внимание не требуется, то нейтральный аффект потенциально может повлиять на память. Если люди не обращают внимания на нейтральные стимулы, они с меньшей вероятностью будут вспоминать. Кроме того, нейтральный аффект может сигнализировать о понимании, и если это так, то люди, которые чувствуют себя нейтральными, могут с большей вероятностью интерпретировать свой опыт как указание на то, что они понимают сложные, новые или нелогичные аргументы.Если нейтральный аффект сигнализирует о нормальности, то нейтральные аффективные реакции могут служить индикаторами прототипичности, что, возможно, приведет к тому, что люди будут более инклюзивными в своих точках зрения. Наконец, если нейтральный аффект означает отсутствие предпочтений, то нейтральный аффект может быть идеальным состоянием, когда требуются беспристрастность, баланс или справедливость, например, при работе в присяжных. Учитывая потенциальную информацию, которую может предоставить нейтральный аффект, существует множество вопросов, на которые можно будет ответить в будущих исследованиях, чтобы понять, как нейтральный аффект может формировать познание и поведение.

Coda

У исследователей есть убеждения относительно того, что они исследуют. Важно признать эти убеждения, изучить их обоснование и эмпирически проверить их. В этой статье мы бросили вызов трем представлениям исследователей о нейтральном аффекте, а именно, что нейтральный аффект не возникает, этот аффект должен быть валентным и что нейтральный аффект не имеет большого значения. В процессе мы предложили и обеспечили поддержку альтернативных концептуализаций.Мы признаем, что исследования нейтральных аффективных реакций немногочисленны, но мы надеемся, обсудив и развеяв некоторые неправильные представления об этом, исследователи расширит свои теоретические основы, методологию и практику, включив в них нейтральный аффект. Чтобы понять аффективный ландшафт, исследователи должны обращать внимание на все состояния, включая то, что происходит, когда человек ничего особенного не чувствует.

Заявление о доступности данных

Наборы данных, проанализированные в этой рукописи, не являются общедоступными.Запросы на доступ к наборам данных следует направлять в KG, [email protected]

Вклад авторов

КГ написал первый черновик статьи и провел повторный анализ данных Гальегоса и Гаспера (2018). LS и DH пересмотрели первый вариант. KG, LS и DH провели исследование для статьи, отредактировали ее и проверили ссылки на точность.

Конфликт интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

Мы хотели бы поблагодарить Элизабет Пинель за то, что она обратила наше внимание на притчу о фермере.

Ссылки

  • Альбаррасин Д., Харт В. (2011). Положительное настроение + действие = отрицательное настроение + бездействие: влияние общих концепций действия и бездействия на решения и производительность как функция аффекта. Эмоции 11, 951–957. 10.1037 / a0024130, PMID: [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Аналайо Б. (2017).А как насчет нейтральных чувств? Инсайт Дж. 43, 1–10. Доступно по адресу: https://www.buddhismuskunde.uni-hamburg.de/pdf/5-personen/analayo/neutralfeelings.pdf [Google Scholar]
  • Armenta C., Bao KJ, Lyubomirsky S., Sheldon KM (2014) . «Возможны ли долговременные изменения? Уроки модели предотвращения гедонической адаптации »в книге« Стабильность счастья: теории и доказательства того, может ли счастье измениться ». ред. Шелдон К. М., Лукас Р. Э. (Нью-Йорк: Academic Press;), 57–74. [Google Scholar]
  • Барретт Л.Ф., Блисс-Моро Э. (2009). Воздействует как психологический примитив. Adv. Exp. Soc. Psychol. 41, 167–218. 10.1016 / S0065-2601 (08) 00404-8, PMID: [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Барретт Л. Ф., Мескита Б., Гендрон М. (2011). Контекст в восприятии эмоций. Curr. Реж. Psychol. Sci. 20, 286–290. 10.1177 / 0963721411422522 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Барретт Л. Ф., Мескита Б., Охснер К. Н., Гросс Дж. Дж. (2007). Переживание эмоций. Анну. Rev. Psychol.58, 373–403. 10.1146 / annurev.psych.58.110405.085709, PMID: [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Beedie C., Terry P., Lane A. (2005). Различия между эмоциями и настроением. Cognit. Эмот. 19, 847–878. 10.1080 / 02699930541000057 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Блэкхарт Г. К., Нельсон Б. К., Ноулз М. Л., Баумейстер Р. Ф. (2009). Отвержение вызывает эмоциональные реакции, но не вызывает непосредственного беспокойства и не снижает самооценку: метааналитический обзор 192 исследований социальной изоляции.Личное. Soc. Psychol. Ред. 13, 269–309. 10.1177 / 1088868309346065 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Бодхи Б. (2000). Подробное руководство Абхидхаммы: Абхидхамматтха сангаха Ачарии Ануруддхи . 1st BPS Pariyatti Edn. Сиэтл: издание BPS Pariyatti. [Google Scholar]
  • Брендл К. М., Хиггинс Э. Т. (1996). «Принципы оценки валентности: что делает события положительными или отрицательными?» in Успехи экспериментальной социальной психологии. Vol. 28, изд. Занна М. П.(Сан-Диего, Калифорния, США: Academic Press;), 95–160. [Google Scholar]
  • Качиоппо Дж. Т., Бернсон Г. Г., Норрис К. Дж., Голлан Дж. К. (2012). «Модель оценочного пространства» в Справочнике по теориям социальной психологии. ред. Ван Ланге П. А. М., Круглански А. В., Хиггинс Э. Т. (Таузенд-Оукс, Калифорния: Sage Publications Ltd;), 50–72. [Google Scholar]
  • Качиоппо Дж. Т., Гарднер В. Л., Бернсон Г. Г. (1999). Система аффекта имеет параллельные и интегрирующие компоненты обработки: форма следует за функцией.J. Pers. Soc. Psychol. 76, 839–855. 10.1037 / 0022-3514.76.5.839 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Карвер К. С., Шайер М. Ф. (1990). Истоки и функции положительного и отрицательного аффекта: взгляд на процесс управления. Psychol. Ред. 97, 19–35. 10.1037 / 0033-295X.97.1.19 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Карвер С. С., Шайер М. Ф. (1998). О саморегуляции поведения. Нью-Йорк, Нью-Йорк, США: Издательство Кембриджского университета. [Google Scholar]
  • Клор Г. Л., Гаспер К., Гарвин Э. (2001).«Аффект как информация» в Справочнике по аффектам и социальному познанию. изд. Форгас Дж. П. (Махва, Нью-Джерси: Эрлбаум;), 121–144. [Google Scholar]
  • Клор Г. Л., Шналл С. (2005). «Влияние аффекта на установку» в Справочнике установок. ред. Альбаррасин Д., Джонсон Б. Т., Занна М. П. (Mahwah: Erlbaum;), 437–489. [Google Scholar]
  • Коэн Дж. Б., Андраде Э. Б. (2004). Аффективная интуиция и регулирование аффекта, обусловленное конкретными задачами. J. Consum. Res. 31, 358–367. 10.1086 / 422114 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Коломбетти Г.(2005). Оценка валентности. J. Сознательное. Stud. 12, 103–126. [Google Scholar]
  • Кондон П., Уилсон-Менденхолл К. Д., Барретт Л. Ф. (2014). «Что такое положительная эмоция? Психологическое построение приятного страха и неприятного счастья »в Справочнике положительных эмоций. ред. Тугаде М. М., Шиота М. Н., Кирби Л. Д. (Нью-Йорк, Нью-Йорк, США: Guilford Press;), 60–81. [Google Scholar]
  • Corso J. J. (2014). Что на самом деле делает семиотический квадрат Греймаса? Мозаика 47, 69–89. 10.1353 / мес.2014.0006 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Дамасио А. (2003). Имея в виду добродетель. New Sci. 180, 49–51. [Google Scholar]
  • Де Силва П. (1976). Психология эмоций в буддийской перспективе. Канди: Буддийское издательское общество. [Google Scholar]
  • Де Силва П. (1995). «Теоретические взгляды на эмоции в раннем буддизме» в книге «Эмоции в восточноазиатской мысли: диалог в сравнительной философии». ред. Маркс Дж., Эймс Р. Т. (Олбани, штат Нью-Йорк: Государственный университет Нью-Йорка;), 109–122.[Google Scholar]
  • ДеУолл К. Н., Баумейстер Р. Ф. (2006). Один, но не чувствую боли: влияние социальной изоляции на переносимость физической боли и болевой порог, аффективное прогнозирование и межличностное сочувствие. J. Pers. Soc. Psychol. 91, 1–15. 10.1037 / 0022-3514.91.1.1, PMID: [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Экман П., Дэвидсон Р. Дж. (1994). Природа эмоции: фундаментальные вопросы. Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета. [Google Scholar]
  • Эрбер Р., Эрбер М. В.(2001). «Настроение и обработка информации: взгляд с точки зрения саморегуляции» в книге «Теории настроения и познания: руководство пользователя». ред. Мартин Л. Л., Клор Г. Л. (Махва, Нью-Джерси, США: издательство Lawrence Erlbaum Associates;), 63–84. [Google Scholar]
  • Эрбер Р., Тессер А. (1992). Задача усилия и регуляция настроения: гипотеза поглощения. J. Exp. Soc. Psychol. 28, 339–359. 10.1016 / 0022-1031 (92) -T [CrossRef] [Google Scholar]
  • Эрбер Р., Вегнер Д. М., Террио Н. (1996).О том, что он крутой и собранный: регулирование настроения в ожидании социального взаимодействия. J. Pers. Soc. Psychol. 70, 757–766. 10.1037 / 0022-3514.70.4.757, PMID: [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Эверс К., де Риддер Д. Т., Адрианс М. А. (2009). Оцените себя как эмоционального едока: миссия невыполнима? Health Psychol. 28, 717–725. 10.1037 / a0016700, PMID: [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Ford B.Q., Shallcross A.J., Mauss I.B., Floerke V.A., Gruber J. (2014).Отчаянно ищите счастье: оценка счастья связана с симптомами и диагнозом депрессии. J. Soc. Clin. Psychol. 33, 890–905. 10.1521 / jscp.2014.33.10.890, PMID: [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Форгас Дж. П. (1999). О хорошем самочувствии и грубости: аффективное влияние на использование языка и формулировки запросов. J. Pers. Soc. Psychol. 76, 928–939. 10.1037 / 0022-3514.76.6.928 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Фредриксон Б. Л. (1998). Что хорошего в положительных эмоциях? Ред.Gen. Psychol. 2, 300–319. 10.1037 / 1089-2680.2.3.300, PMID: [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Гальегос Дж. М., Гаспер К. (2018). Различные эффекты отвержения и принятия на чувство шока, оцепенения и нейтральности. Эмоции 18, 536–550. 10.1037 / emo0000366, PMID: [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Гаспер К. (2018). Использование нейтральных аффективных состояний в исследованиях: теория, оценка и рекомендации. Эмот. Ред. 10, 255–266. 10.1177 / 1754073

    5660 [CrossRef] [Google Scholar]

  • Гаспер К., Дунай К. Л. (2016). Объем наших аффективных влияний: когда и как естественные положительные, отрицательные и нейтральные факторы влияют на другие суждения. Личное. Soc. Psychol. Бык. 42, 385–399. 10.1177 / 0146167216629131, PMID: [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Гаспер К., Хакенбрахт Дж. (2015). Слишком занят, чтобы чувствовать себя нейтральным: сокращение когнитивных ресурсов ослабляет нейтральные аффективные состояния. Мотив. Эмот. 39, 458–466. 10.1007 / s11031-014-9457-7 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Гаспер К., Исбелл Л. М. (2007). «Ощущение, поиск и подготовка: как аффективные состояния влияют на поиск информации» в книге «Помогают ли эмоции или мешают принятию решений?» Хеджфоксианская перспектива. ред. Воос К., Баумейстер Р. Ф., Лёвенштейн Г. (Нью-Йорк: Пресса Фонда Рассела Сейджа;), 93–116. [Google Scholar]
  • Гаспер К., Спенсер Л. А. (2018). «Аффективные ингредиенты: рецепты для понимания того, как аффективные состояния влияют на когнитивные результаты» в Справочнике по благополучию. ред. Динер Э., Оиши С., Тай Л. (Солт-Лейк-Сити, Юта: DEF Publishers;).[Google Scholar]
  • Гендолла Г. Х. Э. (2012). Влияние настроения на регуляцию аффекта. Swiss J. Psychol. 71, 59–65. 10.1024 / 1421-0185 / a000071 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Герин В., Дэвидсон К. В., Кристенфельд Н. Дж. С., Гойал Т., Шварц Дж. Э. (2006). Роль гневных размышлений и отвлечения в восстановлении артериального давления после эмоционального возбуждения. Психосом. Med. 68, 64–72. 10.1097 / 01.psy.0000195747.12404.aa, PMID: [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Helson H.(1964). Теория уровня адаптации. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Харпер и Роу. [Google Scholar]
  • Хиггинс Э. Т. (2014). «Продвижение и предотвращение: как« 0 »может создавать двойные мотивационные силы» в теориях двойственного процесса социального разума. ред. Шерман С. Дж., Гавронски Б., Троп Ю. (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Guilford Press;), 423–435. [Google Scholar]
  • Хиггинс Э. Т., Либерман Н. (2018). Утрата неприятие потерь: обращаем внимание на ориентиры. J. Consum. Psychol. 28, 523–532. 10.1002 / jcpy.1045 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Хохшильд А.Р. (1983). Управляемое сердце. Беркли: Калифорнийский университет Press. [Google Scholar]
  • Изард К. Э. (2007). Основные эмоции, естественные виды, схемы эмоций и новая парадигма. Перспектива. Psychol. Sci. 2, 260–280. 10.1111 / j.1745-6916.2007.00044.x [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Джорманн Дж., Симер М., Готлиб И. Х. (2007). Регулирование настроения при депрессии: различные эффекты отвлечения внимания и вспоминания счастливых воспоминаний на грустное настроение. J. Abnorm. Psychol. 116, 484–490. 10.1037 / 0021-843X.116.3.484, PMID: [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Судья Т. А. (1992). «Диспозиционная перспектива в исследованиях человеческих ресурсов» в «Исследования в области управления персоналом и человеческими ресурсами». ред. Феррис Г. Р., Роуленд К. М. (Гринвич, Коннектикут: JAI Press;), 31–72. [Google Scholar]
  • Канеман Д., Миллер Д. Т. (1986). Теория нормы: сравнение реальности с ее альтернативами. Psychol. Ред. 93, 136–153. [Google Scholar]
  • Крон А., Шул Ю., Коэн А., Хассин Р. Р.(2010). Чувства доставляются нелегко: изучение природы чувств, требующих усилий. J. Exp. Psychol. Gen. 139, 520–534. 10.1037 / a0020008, PMID: [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Кудесиа Р. С., Ньима В. Т. (2015). Осознанность в контексте: интеграция буддийского и нейропсихологического подходов к познанию. Внимательность 6, 910–925. 10.1007 / s12671-014-0337-8 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Ларсен Дж. Т., Норрис К. Дж., МакГроу А. П., Хокли Л. С., Качиоппо Дж. Т. (2009). Сетка оценочного пространства: одноэлементная мера позитивности и негативности.Cognit. Эмот. 23, 453–480. 10.1080 / 02699930801994054 [CrossRef] [Google Scholar]
  • LeDoux J. E. (1989). Когнитивно-эмоциональные взаимодействия в мозге. Cognit. Эмот. 3, 267–289. 10.1080 / 02699938

    2709 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Любомирский С. (2011). «Гедоническая адаптация к положительному и отрицательному опыту» в Оксфордском справочнике по стрессу, здоровью и преодолению трудностей. изд. Фолкман С. (Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета;), 200–224. [Google Scholar]
  • Маркус Х. Р., Китайма С.(1994). «Культурное формирование эмоций: концептуальные рамки» в книге «Эмоции и культура: эмпирические исследования взаимного влияния». ред. Китайма С., Маркус Х. Р. (Вашингтон, округ Колумбия, США: Американская психологическая ассоциация;), 339–351. [Google Scholar]
  • Мосс И. Б., Савино Н. С., Андерсон К. Л., Вейсбух М., Тамир М., Лауденслагер М. Л. (2012). В погоне за счастьем может быть одиноко. Эмоции 12, 908–912. 10.1037 / a0025299, PMID: [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Маусс И. Б., Тамир М., Андерсон К. Л., Савино Н. С. (2011). Может ли поиск счастья сделать людей несчастными? Парадоксальные эффекты оценки счастья. Эмоции 11, 807–815. 10.1037 / a0022010, PMID: [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Мескита Б., Карасава М. (2002). Разная эмоциональная жизнь. Cognit. Эмот. 16, 127–141. 10.1080 / 0269993014000176 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Мескита Б., Маркус Х. Р. (2004). «Культура и эмоции: модели действия как источники культурных различий в эмоциях» в «Исследования эмоций и социального взаимодействия».Чувства и эмоции: Амстердамский симпозиум. ред. Мэнстед А. С. Р., Фриджда Н., Фишер А. (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк, США: издательство Кембриджского университета;), 341–358. [Google Scholar]
  • Моррис Дж. А., Фельдман Д. С. (1996). Размеры, предшественники и последствия эмоционального труда. Акад. Manag. Ред. 21, 986–1010. 10.5465 / amr.1996.9704071861 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Нессе Р. М. (2004). Естественный отбор и неуловимость счастья. Филос. Пер. R. Soc. Лондон. B Biol. Sci. 359, 1333–1347.10.1098 / rstb.2004.1511, PMID: [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Ортони А., Тернер Т. Дж. (1990). Что такое основные эмоции. Psychol. Ред. 97, 315–331. 10.1037 / 0033-295X.97.3.315, PMID: [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Остром Т. М., Апшоу Х. С. (1968). «Психологическая перспектива и изменение отношения» в Психологические основы отношений. ред. Гринвальд А. Г., Брок Т. К., Остром Т. М. (Нью-Йорк: Academic Press;), 217–242. [Google Scholar]
  • Пэн К., Нисбетт Р. Э. (1999). Культура, диалектика и рассуждения о противоречии. Являюсь. Psychol. 54, 741–754. 10.1037 / 0003-066X.54.9.741 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Петерс Э., Вестфьял Д., Гэрлинг Т., Слович П. (2006). Аффект и принятие решения: «горячая» тема. J. Behav. Decis. Мак. 19, 79–85. 10.1002 / bdm.528 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Роземан И. Дж. (2011). Эмоциональное поведение, эмоциональные цели, эмоциональные стратегии: несколько уровней организации объединяют вариативные и последовательные реакции.Эмот. Ред. 3, 434–443. 10.1177 / 1754073

    0744 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Rotteveel M., de Groot P., Geutskens A., Phaf R. (2001). Более сильное субоптимальное, чем оптимальное аффективное праймирование? Эмоции 1, 348–364. 10.1037 / 1528-3542.1.4.348, PMID: [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Рассел Дж. А. (2003). Основной аффект и психологическая конструкция эмоции. Psychol. Ред. 110, 145–172. 10.1037 / 0033-295X.110.1.145, PMID: [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Rusting C.Л., Нолен-Хуксема С. (1998). Регулирование реакции на гнев: влияние размышлений и отвлечения на гневное настроение. J. Pers. Soc. Psychol. 74, 790–803. 10.1037 / 0022-3514.74.3.790, PMID: [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Самсон А. К., Крейбиг С. Д., Содерстром Б., Уэйд А. А., Гросс Дж. Дж. (2016). Выявление положительных, отрицательных и смешанных эмоциональных состояний: библиотека фильмов для аффективных ученых. Cognit. Эмот. 30, 827–856. 10.1080 / 02699931.2015.1031089 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Schimmack U., Критики С. Л., младший (2005). «Структура аффекта» в Справочнике установок. ред. Альбаррасин Д., Джонсон Б. Т., Занна М. П. (Махва, Нью-Джерси, США: издательство Lawrence Erlbaum Associates;), 397–435. [Google Scholar]
  • Шварц Н., Клор Г. Л. (2003). Настроение как информация: 20 лет спустя. Psychol. Inq. 14, 296–303. 10.1207 / S15327965PLI1403 & 4_20 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Саймон Х. А. (1967). Мотивационный и эмоциональный контроль познания. Psychol. Ред. 74, 29–39. 10.1037 / h0024127, PMID: [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Симс Т., Симс Т., Цай Дж. Л., Цай Дж. Л., Цзян Д., Цзян Д. и др. . (2015). Желание максимизировать положительное и минимизировать отрицательное: последствия для смешанного эмоционального опыта в американском и китайском контекстах. J. Pers. Soc. Psychol. 109, 292–315. 10.1037 / a0039276, PMID: [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Storm C., Storm T. (1987). Таксономическое исследование словаря эмоций. J. Pers. Soc. Psychol. 53, 805–816. 10.1037 / 0022-3514.53.4.805 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Тай С.С. (2011). Психометрические принципы аффекта: идеальны ли они? Докторская диссертация. Университет Иллинойса в Урбана-Шампейн.
  • Тич Н. (2011). Счастье нейтральных чувств. Доступно по адресу: https://tnhaudio.org/2011/01/19/the-happiness-of-neutral-feelings/ (по состоянию на 15 июля 2019 г.).
  • Томкинс С. С., Маккартер Р. (1964). Что и где основные аффекты? Некоторые доказательства теории. Восприятие. Mot. Навыки и умения 18, 119–158. 10.2466 / pms.1964.18.1.119 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Тверски А., Канеман Д. (1973). Доступность: эвристика для оценки частоты и вероятности. Cogn. Psychol. 5, 207–232. 10.1016 / 0010-0285 (73)

    -9 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Ван Диллен Л. Ф., Кул С. Л. (2007). Очистка ума: рабочая модель памяти, позволяющая отвлечься от негативного настроения. Эмоции 7, 715–723. 10.1037 / 1528-3542.7.4.715, PMID: [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Уотсон Д., Визе Д., Вайдья Дж., Теллеген А. (1999). Две общие системы активации аффекта: структурные данные, эволюционные соображения и психобиологические данные.J. Pers. Soc. Psychol. 76, 820–838. 10.1037 / 0022-3514.76.5.820 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Уилсон Т. Д., Гилберт Д. Т. (2008). Объяснение: модель аффективной адаптации. Перспектива. Psychol. Sci. 3, 370–386. 10.1111 / j.1745-6924.2008.00085.x, PMID: [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Вундт В. М. (1897). Очерки психологии. (К. Хаббард Джадд, пер.) Лондон: Уильямс и Норгейт. Доступно по адресу: http://psychclassics.yorku.ca/Wundt/Outlines/sec7.htm. [Google Scholar]
  • Йих Дж., Уусберг А., Цянь В., Гросс Дж. Дж. (2019). Комментарий: оценка нейтральных аффективных состояний. Эмот. Ред. 10.1177 / 17540738295 [Epub перед печатью]. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Зеленски Дж. М., Ларсен Р. Дж. (2000). Распределение основных эмоций в повседневной жизни: состояние и черты характера на основе данных выборки опыта. J. Res. Чел. 34, 178–197. 10.1006 / jrpe.1999.2275 [CrossRef] [Google Scholar]

Существует ли нейтральный эффект? Как сложные три убеждения о нейтральном аффекте могут способствовать развитию аффективных исследований

Front Psychol.2019; 10: 2476.

Департамент психологии, Государственный университет Пенсильвании, Юниверсити-Парк, Пенсильвания, США

Отредактировал: Эрик А. Валле, Калифорнийский университет, Мерсед, США

Рецензировал: Фабрис Терони, Université de Женева, Швейцария; Оксана Иткес, Хайфский университет, Израиль

Эта статья была отправлена ​​в Emotion Science, раздел журнала Frontiers in Psychology

Поступила в редакцию 15 июля 2019 г .; Принято 21 октября 2019 г.

Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License (CC BY).Использование, распространение или воспроизведение на других форумах разрешено при условии указания автора (авторов) и правообладателя (ов) и ссылки на оригинальную публикацию в этом журнале в соответствии с принятой академической практикой. Запрещается использование, распространение или воспроизведение без соблюдения этих условий.

Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

Abstract

Исследователи, интересующиеся аффектом, часто сомневаются в существовании нейтральных аффективных состояний.В этой статье мы рассматриваем и оспариваем три убеждения исследователей относительно нейтрального аффекта. Это следующие убеждения: (1) невозможно чувствовать себя нейтральным, потому что люди всегда что-то чувствуют, (2) нейтральность не является аффективным состоянием, потому что аффект должен иметь положительный или отрицательный валентность, и (3) нейтральный аффект не важен, потому что он имеет не влиять на познание или поведение. Мы рассматриваем причины, по которым эти убеждения могут существовать, и предоставляем эмпирические доказательства, которые ставят их под сомнение. В частности, мы утверждаем, что нейтральный аффект - это ощущаемый опыт, который предоставляет важную информацию, имеющую отношение к валентности, которая влияет на познание и поведение.Разрушая эти представления о нейтральном аффекте, мы надеемся пролить свет на предположения исследователей о природе аффекта и предоставить новые теоретические и методологические перспективы, которые помогут нам лучше понять аффективный ландшафт.

Ключевые слова: нейтральный аффект, вера, эмоция, аффект как информация, валентность

Введение

Существует ли нейтральный аффект? Исследователи, интересующиеся аффектом, часто не рассматривают этот вопрос, потому что они сосредоточены на понимании наличия чувств, а не предполагаемого их отсутствия.Тем не менее, то, как исследователи думают о возможности нейтрального аффективного состояния, представляет собой интересное упражнение, поскольку оно раскрывает фундаментальные убеждения исследователей относительно природы аффекта. Эта статья ставит под сомнение три мнения исследователей о существовании нейтрального аффекта. Для каждого убеждения мы представляем доказательства, которые ставят его под сомнение и даем новый способ осмыслить природу аффекта. В последнем разделе статьи мы обсуждаем, как эти новые перспективы потенциально могут привести к теоретическим и методологическим инновациям.

Прежде чем обсуждать убеждения исследователей относительно существования нейтрального аффекта, необходимо определить некоторые термины. Аффект определяется как чувственное состояние (Schimmack and Crites, 2005; Barrett and Bliss-Moreau, 2009). Традиционно аффект обладает как минимум двумя ключевыми качествами: валентностью (приятность / неприятность) и возбуждением (Wundt, 1897; Clore and Schnall, 2005; Barrett and Bliss-Moreau, 2009). Люди могут воспринимать свои аффективные состояния как реакцию на все, о чем они сейчас думают (Clore and Schnall, 2005).Например, положительный или отрицательный аффект может восприниматься как положительная или отрицательная оценка объекта, человека или темы (Clore and Schnall, 2005). Люди также могут воспринимать аффект как качество или особенность самого стимула, например, когда кто-то считает американские горки пугающими. Однако, как указали Барретт и Блисс-Моро (2009), то, что заставляет каботажное судно казаться пугающим, не само по себе каботажное судно , а, скорее, опыт людей. То есть аффект по-прежнему воспринимается как индикатор собственных оценочных реакций людей на мир.Аффект - это общий термин, охватывающий аффективные черты, настроения и эмоции. Настроение и эмоции - это аффективные состояния. Однако настроение обычно менее интенсивное и более продолжительное, чем эмоции. Кроме того, в отличие от эмоций, которые часто имеют четкий объект (например, я тревожусь, когда вижу змею), у настроений обычно отсутствует явная причина (например, я просыпаюсь с чувством небольшого беспокойства; Ekman and Davidson, 1994; Beedie et al. ., 2005).

Мы определяем нейтральный аффект как чувство безразличия, безразличия, ничего особенного и отсутствие предпочтений тем или иным образом.Обратите внимание: когда мы используем термин «безразличный», мы не используем его для обозначения неприязни к чему-либо, потому что это будет означать скорее негативную, чем нейтральную реакцию. Также важно помнить, что нейтральный аффект теоретически может сочетаться с положительным и / или отрицательным аффектом 1 . Например, родитель может расслабиться на диване, когда его ребенок спрашивает, могут ли они вместе поиграть в парке. Родители могут относиться к потенциальному клиенту нейтрально, поскольку они не особо хотят идти в парк, но они также не против того, чтобы пойти в парк.Несмотря на то, что родитель нейтрально относится к походу в парк, он также может чувствовать себя счастливым, потому что их ребенок хочет проводить с ними время. Таким образом, нейтральный аффект определяется как наличие нейтрального аффекта, а не отсутствие или низкий уровень положительного или отрицательного аффекта. В следующих разделах мы предоставим дополнительные сведения о нейтралитете, в том числе о том, как его концептуализировать и измерить.

В этой статье мы исследуем три основных убеждения исследователей о природе нейтрального аффекта.Вот эти убеждения: (1) невозможно чувствовать себя нейтральным, потому что люди всегда что-то чувствуют; (2) нейтральность не является аффективным состоянием, потому что аффект должен иметь положительную или отрицательную валентность; и (3) нейтральный аффект не важен, потому что он не влияет на познание или поведение. В процессе обсуждения свидетельств, которые ставят под сомнение эти убеждения, мы проливаем свет на предположения исследователей о том, что такое аффект, и предлагаем альтернативные точки зрения, которые могут привести к теоретическим и методологическим открытиям.

Убеждение: невозможно чувствовать себя нейтральным, потому что люди всегда что-то чувствуют

Первое убеждение, которое мы хотим обсудить, - это представление о том, что нейтрального аффекта не существует, потому что люди всегда что-то чувствуют (Damasio, 2003; Izard, 2007) . Дамасио (2003) указал, что «… все ваши переживания происходят в мире, полном эмоций. Дело в том, что мы живем не в нейтральном мире. Наш опыт всегда эмоционально нагружен… »(стр. 50). Изард (2007) заявил: «… не существует такого понятия, как ум без эмоций; аффект или эмоция присутствуют всегда »(стр.270). Хелсон (1964) писал: «Все переживания более или менее окрашены аффектами» (стр. 341). Поскольку аффект присутствует всегда, некоторые исследователи могут полагать, что люди не могут ничего не чувствовать. Следовательно, нейтрального аффекта не существует.

Более слабая версия этого убеждения состоит в том, что нейтральный аффект может иметь место, но это редкое или мимолетное явление. Например, Вундт (1897) признал существование нейтрального аффекта, но как редкое явление, заявив: «… мы, возможно, никогда не находимся в состоянии, полностью свободном от чувств, хотя общая природа чувств требует зоны безразличия.Точно так же Томкинс и Маккартер (1964) писали: «… люди чаще испытывают аффект, чем не чувствуют никакого аффекта» (стр. 150). Брендл и Хиггинс (1996) проанализировали работу, указав, что отсутствие положительного воспринимается как отрицательное; тогда как отсутствие отрицательного воспринимается как положительное. Если так, то, возможно, нейтралитет будет встречаться редко. Другие исследователи задаются вопросом, можно ли когда-либо создать в лаборатории нейтральное настроение, потому что то, что обычно считается нейтральным, все еще остается вэйлансным.Действительно, Форгас (1999) отметил, что «… невозможно экспериментально вызвать действительно нейтральное настроение у участников» (стр. 933). Другие исследователи назвали манипуляции нейтральным настроением «неправильным термином» (Albarracin and Hart, 2011) или «так называемым нейтральным настроением» (Gendolla, 2012), что отражает их скептицизм по отношению к ним.

Вера в то, что нейтрального аффекта не существует или что это очень редкое явление, может происходить из необоснованных предположений о природе нейтрального аффекта. Во-первых, вера в то, что нейтрального аффекта не существует, потому что мы всегда что-то чувствуем, часто проистекает из предположения, что нейтральный аффект отражает буквальное отсутствие чувства.Действительно, исследователи описали их нейтральные аффективные состояния как неаффективные состояния, при которых не возникает никаких эмоций (Fredrickson, 1998; Rotteveel et al., 2001; Evers et al., 2009). Но что, если чувство нейтральности - это не буквальное отсутствие аффекта, а, скорее, наличие нейтрального аффекта? Мы утверждаем, что нейтральный аффект не сродни буквально ничего не чувствуя, а скорее сродни , не чувствуя ничего в частности .

Во-вторых, некоторые исследователи предполагают, что если присутствует какое-либо валентное состояние, то человек не является нейтральным.Отчасти проблема с этим предположением «все или ничего» заключается в том, что люди часто ощущают сразу несколько состояний (Roseman, 2011). Например, даже после манипуляции с печальным настроением люди сообщают, что испытывают некоторое счастье (Samson et al., 2016). Счастье не отменяет чувства печали. Точно так же люди могут рассматривать свой опыт как нейтральный, но все же сообщать о наличии других аффективных состояний.

Третья причина, по которой на первый взгляд исследователи могут подумать, что нейтральный аффект не существует или встречается редко, заключается в том, что, по крайней мере, на английском языке, можно легко представить, что люди говорят, что они «счастливы», «грустят», «злятся». , »И« тревожный », но не« нейтральный ».«Эвристика доступности предполагает, что если идея нелегко приходит в голову, мы думаем, что она менее вероятна (Tversky and Kahneman, 1973). Действительно, Watson et al. (1999) утверждали, что одна из причин, по которой они рассматривают аспект активации / возбуждения в исследованиях настроения как проблематичный, заключается в том, что «… оказалось, что трудно определить аффективно нейтральные термины, которые попадают непосредственно на предполагаемую ось активации» (стр. 829). Предполагается, что если люди не используют нейтральные термины для описания своих чувств, то нейтральные состояния не являются ни обычным, ни важным явлением.Неспособность определить подходящие нейтральные термины может свидетельствовать не о том, что это состояние встречается редко, а скорее в результате того, что исследователи не выбрали подходящие термины на английском языке. В английском языке есть термины, отражающие нейтральный аффект, например, когда люди говорят, что они чувствуют себя «так себе», «так себе» или «ничего особенного». Для аффективно основанных оценок, когда люди относятся к проблемам нейтрально, они могут сказать: «Я нейтрален», но они также могут сказать такие вещи, как «все равно», «мне все равно» или «у меня нет предпочтений». .«Люди выражают нейтральные эмоции через выражения лица и даже отправляя текстовые сообщения через смайликов с нейтральным лицом. Неспособность исследователей идентифицировать нейтральные государства может быть связана с их неправильной оценкой.

Четвертая причина, по которой некоторые исследователи могут не рассматривать нейтральный аффект как обычно переживаемое состояние, связана с культурой. Восточные культуры придают большее значение эмоциональному балансу, чем западные (Sims et al., 2015). Этот акцент на балансе может быть вызван тем, что восточноазиатские культуры, особенно находящиеся под влиянием конфуцианства, склонны ценить баланс, умеренность, равновесие и поиск «срединного пути» (Peng and Nisbett, 1999).Если это так, нейтральный аффект может быть более распространен в восточной, чем в западной культурах, потому что он может отражать восприятие себя как ничего особенного. В соответствии с этой гипотезой Мескита и Карасава (2002) попросили студентов американских и японских колледжей заполнять анкеты эмоций четыре раза в день. Первый вопрос заключался в том, испытывал ли человек эмоции за последние 3 часа. Процент студентов из американской выборки и японских студентов, обучающихся в Америке, которые выбрали, что они не испытывали никаких эмоций, составил 7.5 и 6,67% соответственно. Тем не менее, если посмотреть на японских студентов, обучающихся в Японии, этот процент увеличился до 22%. Важно помнить, что утверждение, что человек не испытывал эмоции, не обязательно сродни тому, что он чувствовал себя нейтральным, но это подтверждает, что культурные ожидания могут определять представление о том, что человек должен испытывать какую-то эмоцию, а не никакую конкретную эмоцию. Таким образом, культурные практики могут привести к тому, что западные участники сообщают о менее нейтральном аффекте по сравнению с некоторыми восточными культурами.

Но каковы эмпирические доказательства того, что люди действительно чувствуют нейтральный аффект? Один из способов собрать эти данные - попросить респондентов оценить интенсивность своих нейтральных чувств. Хотя эта практика еще не стала обычным явлением, когда исследователи ею занимались, респонденты сообщали о своих нейтральных реакциях (Storm and Storm, 1987; Zelenski and Larsen, 2000; Tay, 2011; Gasper and Hackenbracht, 2015; Gasper and Danube, 2016; Samson et al. др., 2016; Гальегос, Гаспер, 2018). В целом эти данные указывают на то, что респонденты часто испытывают нейтральные состояния и на уровнях, равных или чуть ниже переживаний положительного аффекта (Зеленский и Ларсен, 2000; Гальегос и Гаспер, 2018).Например, Гальегос и Гаспер (2018) исследовали, влияет ли социальное отторжение, принятие или ни одно из них на чувство нейтралитета людей (оценивается по степени, в которой люди чувствуют себя безразличными, ничто, безэмоционально, так себе, не испытывают сильных ощущений в одну сторону или другой, и meh) по шкале от 1 ( совсем не ) до 7 ( крайне ). В контрольных условиях средние уровни нейтрального аффекта (эксперименты с 1 по 3, соответственно: M = 3,50, SD = 1,42; M = 3.02, SD = 1,12; M = 3,05, SD = 1,33) были больше или не отличались статистически от средних уровней положительного аффекта ( M = 2,69, SD = 1,24; M = 3,31, SD = 1,15; M = 3,31, SD = 1,36; t (54) = 3,06, p = 0,003; t (57) = 1,66, p = 0,10; t (186) = 1,68, p = 0,10). Более того, если нейтрального аффекта не существует, то его невозможно экспериментально вызвать в лаборатории.Тем не менее, несколько исследований, в которых изучалась эффективность манипуляций с нейтральным настроением путем непосредственной оценки нейтрального аффекта, показывают, что респонденты действительно сообщают о более нейтральном аффекте, чем о положительном или отрицательном, после просмотра стимулов, предназначенных для создания нейтрального настроения, таких как нейтральные фотографии (Гаспер и Хакенбрахт, 2015) и видео (Samson et al., 2016). Таким образом, люди сообщают о том, что испытывают нейтральный аффект на относительно высоком уровне, и можно вызвать нейтральные аффективные состояния. Эти данные явно ставят под сомнение веру в то, что нейтральный аффект никогда не возникает или возникает редко.

Даже если часто сообщается о нейтральном аффекте, каковы доказательства того, что нейтральный аффект - это ощущение переживания ? Возможно, нейтральный аффект отражает отсутствие чувств и, следовательно, переживания нет. Один из способов проверить, является ли нейтральный аффект ощущаемым переживанием, - это выяснить, в какой степени нейтральные аффективные реакции занимают объем рабочей памяти. Такие теории, как гипотеза поглощения (Erber and Tesser, 1992) и гипотеза о простых ресурсах (Van Dillen and Koole, 2007), утверждают, что аффективные состояния создают мысли, связанные с аффектами.Эти мысли занимают объем рабочей памяти. Если для переживания аффекта необходима рабочая память, то интенсивность ощущаемых аффективных реакций можно снизить, попросив людей выполнять задачи, требующие познавательной способности, которые будут конкурировать за эти умственные ресурсы (Erber and Tesser, 1992; Rusting and Nolen-Hoeksema, 1998 ; Gerin et al., 2006; Joormann et al., 2007; Van Dillen, Koole, 2007; Kron et al., 2010). Гаспер и Хакенбрахт (2015) предположили, что если ощущается нейтральный аффект, то он также должен переживаться с меньшей интенсивностью, когда объем рабочей памяти обременен нагрузкой, чем когда это не так.Чтобы проверить эту идею, они попросили респондентов просмотреть положительные, отрицательные или нейтральные изображения, выполнить либо когнитивно сложную, либо нетребовательную задачу, а затем оценить свои положительные, отрицательные и нейтральные состояния. В соответствии с гипотезой о том, что нейтральный аффект занимает рабочую память, респонденты, которые видели нейтральные фотографии, сообщали о менее нейтральном аффекте, когда их рабочая память была истощена, чем когда это не так. Если бы нейтральные состояния просто ничего не чувствовали, тогда нельзя было бы ожидать, что на нейтральные чувства повлияет изменение умственных способностей, потому что не было бы никакого опыта, который можно было бы изменить.Ключевым следствием этой работы является то, что нейтральные состояния - это ощущаемый опыт, для поддержания которого требуются когнитивные ресурсы.

Кроме того, важно отметить, что нейтральный аффект отличается от других невалентных состояний, таких как чувство онемения или шока. Онемение возникает, когда люди переживают эмоциональную травму, чтобы помочь им справиться с болью. Подобно тому, как люди реагируют на физическую боль онемением тела, люди могут реагировать на психологическую боль, такую ​​как отказ, эмоциональным онемением (DeWall and Baumeister, 2006).Нейтральный аффект, когда нет ничего особенного, должен отличаться от онемения, то есть ощущения, что человек не может ответить эмоциями. Кроме того, когда происходит неожиданное событие, возникает шок, похожий на крайнюю форму неожиданности. Как и неожиданность, шок может быть хорошим или плохим (например, шок от беременности может быть хорошим или плохим в зависимости от обстоятельств). Ничего особенного (т. Е. Нейтральность) не должно отличаться от шока. Галлегос и Гаспер (2018) исследовали, отличается ли нейтральный аффект от онемения и шока, исследуя, вызывает ли переживания межличностного отторжения онемение, шок или нейтральные реакции.Они обнаружили, что по сравнению с контрольным условием отторжение приводило к тому, что люди чувствовали оцепенение (т. Е. Оцепенение, бесчувственность, отстраненность, бесчувственность и эмоциональную мертвость, d Коэна = 0,33, 95% доверительный интервал [0,16, 0,49]) и шок (т.е. , ошеломленный, шокированный, ошеломленный, изумленный, ошеломленный, все три эксперимента, d = 0,80, 95% ДИ [0,62, 0,97]), но не изменили нейтральный аффект (т. е. безразличный, ничего, безэмоциональный, так- Итак, не чувствуй себя сильно, так или иначе, и я, d = 0.06, 95% ДИ [-0,11, 0,22]). Это важный вывод, поскольку исследователи должны знать, что состояния, которые обычно описывались как невалентные, можно отличить друг от друга. Сгруппирование этих состояний вместе может привести к, возможно, неверным выводам, например, когда исследователи утверждают, что отторжение вызывает нейтральные реакции (Blackhart et al., 2009).

В целом, вера в то, что ставит под сомнение существование или возникновение нейтрального аффекта, может происходить из (1) неточного определения, что нейтральный аффект буквально ничего не чувствует, (2) заблуждения о том, что нейтральный аффект не может сочетаться с другими валентными состояниями, (3) ложное предположение, что английскому языку не хватает словарного запаса, чтобы напрямую описать состояние нейтрального чувства, и (4) культурные различия в выражении эмоциональности.Чтобы продемонстрировать, что эти предположения о нейтральном аффекте необоснованны, мы рассмотрели исследования, показывающие, что (1) люди действительно чувствуют себя нейтральными и интенсивность нейтрального аффекта варьируется, (2) чувство нейтральности - это ощущаемый опыт, требующий когнитивных ресурсов, и (3) нейтральный аффект сочетается с другими аффектами и отличается от других невалентных состояний, таких как онемение и шок.

Убеждение: нейтральность не является аффективным состоянием, потому что аффект должен иметь положительную или отрицательную валентность

При обсуждении аффективной валентности важно четко понимать, как человек использует этот термин.Согласно Коломбетти (2005), среди прочего, валентность может относиться либо к оценочной валентности, либо к аффективной валентности. Оценочная валентность относится к тому, как оценивается окружающая среда. Например, человек может оценить ситуацию как ужасную, что приведет к страху. Аффективная валентность относится к гедонистическому качеству эмоционального состояния. Например, страх может восприниматься как отрицательный, если он мешает человеку говорить эффективно, но он может восприниматься как положительный, если действует как мотиватор.Здесь мы обсуждаем нейтральность как с точки зрения оценочной, так и аффективной валентности.

Оценочная валентность

Влияние, по определению, носит оценочный характер. Эмоциональная система помогает людям оценить биологическое значение стимулов, с которыми они сталкиваются (LeDoux, 1989). Валентность является важным компонентом аффекта (Russell, 2003; Peters et al., 2006), поскольку, помимо прочего, аффективная валентность предоставляет важную информацию о том, каково состояние окружающей среды - хорошее или плохое.Watson et al. (1999) писали: «Действительно, валентность - это такой важный аспект нашего процесса оценки, что люди почти мгновенно оценивают свое текущее состояние как приятное / положительное или неприятное / отрицательное…» (стр. 828). С эволюционной точки зрения эта гипотеза имеет смысл в том смысле, что людям необходимо знать, является ли что-то угрозой или возможностью, чтобы они могли избежать этого или приблизиться к нему (Nesse, 2004).

Тем не менее, размышляя о роли валентности в аффективных исследованиях, стоит помнить о различии между аффектом и эмоцией.Эмоции действуют как сигнальная система, захватывая и отвлекая внимание от того, что является важным (Simon, 1967). Валентность является такой ключевой чертой эмоций, что Ортони и Тернер (1990) писали: «… мы предполагаем, что эмоциональная валентность является необходимым условием для того, чтобы состояние было эмоцией. Из этой точки зрения исключена возможность того, что эмоция может быть аффективно нейтральной »(стр. 317). Точно так же Нессе (2004) писал: «Если ситуация не содержит ни угроз, ни возможностей, она не повлияет на приспособленность.Вот почему нейтральных эмоций мало, если они вообще есть »(с. 1338). Таким образом, некоторые исследователи утверждают, что эмоции должны иметь валентность, потому что главная функция эмоций - предупреждать людей о потенциально важных угрозах и возможностях. Поскольку нейтральная информация, вероятно, не имеет решающего значения, некоторые исследователи считают, что эмоции не могут быть нейтральными.

Хотя возможно, что эмоции не могут быть нейтральными, мы утверждаем, что эмоции могут быть нейтральными. Эмоции действуют как срочный сигнализатор.Поскольку, как правило, не важно знать, что ситуация нейтральна, мы признаем, что появление нейтральных эмоций может иметь меньшую вероятность. Но здесь мы не будем заходить так далеко, чтобы сказать, что нейтральных эмоций не существует. Например, нейтральные эмоции могут возникнуть в ситуациях, когда критически важно соблюдать нейтралитет, например, когда человек пытается быть справедливым и беспристрастным. Однако мы считаем проблематичным, если исследователи ошибочно расширили это рассуждение о возможности нейтральных эмоций до нейтральных эмоций .В частности, мы думаем, что ошибочно полагать, что, поскольку аффект предоставляет валентную информацию об окружающей среде, аффект не может быть нейтральным.

Мы утверждаем, что когда люди оценивают свое окружение, они не только хотят знать, что полезно или вредно, но также и то, что не является ни тем, ни другим. Внимание людей ограничено, поэтому точно так же, как знать, что хорошо, а что плохо, функционально, но также полезно знать, что ни то ни другое. Кажется, что чрезвычайно важно знать, о чем не нужно беспокоиться.Таким образом, нейтральный аффект дает информацию о валентности, сигнализируя о том, что немедленное внимание не требуется. В соответствии с этой точкой зрения, обсуждая, как думать о валентности, Хиггинс (2014) писал: «… природа валентности зависела от того, как определялась нейтральность: чтобы понять валентность, вам нужно понять« 0 »» (стр. 429; «0»). ”Относится к нейтралитету). Тем не менее, исследователи редко обсуждают нейтралитет как ключевой элемент валентности. При оценке нейтрального аффекта нейтральность часто представляет собой просто точку или небольшую область вдоль одного биполярного или двух униполярных валентных измерений (см. Cacioppo et al., 1999; Рассел, 2003; Ларсен и др., 2009). Нейтральный аффект редко концептуализируется или оценивается независимо от положительного или отрицательного аффекта. Мы считаем такой подход проблематичным. Карвер и Шайер (1990) хорошо проиллюстрировали наши опасения, когда они утверждали, что отсутствие одного государства не означает наличие другого. Они сказали:

… знание того, что человек не находится в депрессии, не дает оснований делать вывод о том, что человек счастлив. Знание того, что человек несчастен, не дает оснований делать вывод о том, что он плохо себя чувствует.Иногда люди эмоционально нейтральны (Carver and Scheier, 1990, стр. 27).

Точно так же мы утверждаем, что нейтральный аффект не может быть выведен из отсутствия других аффектов. Его следует оценивать отдельно от положительного и отрицательного воздействия. Более того, когда это делается, нейтральный аффект оказывается измерением, которое в некоторой степени не зависит от положительного и отрицательного аффекта.

Каковы доказательства того, что меры нейтрального аффекта фиксируют уникальную информацию, а меры позитивного и негативного аффекта - нет? Напомним, мы определили нейтральный аффект как наличие нейтрального аффекта, а не отсутствие положительного или отрицательного аффекта.Это определение допускает возможность возникновения нейтральных реакций независимо от положительных и / или отрицательных реакций и одновременно с ними. Недостаточно сделать вывод о нейтральном аффекте из отсутствия положительного и отрицательного аффекта, потому что нейтральность может возникнуть, когда присутствуют оба. В соответствии с этой точкой зрения, в исследованиях, в которых изучаются как оценочная валентность, так и аффективная валентность, нейтральный аффект сочетается с положительным и отрицательным аффектом (Gasper and Hackenbracht, 2015; Gasper and Danube, 2016; Samson et al., 2016; Гальегос и Гаспер, 2018). Более того, самоотчеты людей о нейтральном аффекте не очень коррелируют с сообщениями о положительном и отрицательном аффекте (Gasper and Hackenbracht, 2015; Gasper and Danube, 2016), предполагая, что нейтральный аффект - это не просто состояние, которое усиливается при положительном / отрицательном аффекте. уменьшается. Кроме того, в отличие от гипотезы о том, что наличие положительного или отрицательного аффекта подразумевает менее нейтральный аффект, иногда эти корреляции являются положительными (Gasper and Hackenbracht, 2015; Gasper and Danube, 2016; Gallegos and Gasper, 2018).Факторный анализ аффективных состояний, представленных в пяти различных выборках, показал, что в дополнение к положительным и отрицательным факторам аффекта существует четкий и последовательный третий, нейтральный фактор аффекта (Gasper and Danube, 2016). Данные точечной диаграммы также показали, что некоторые участники сообщают, что чувствуют себя резко отрицательно, например, и в то же время нейтрально (Hu and Gasper, 2019, представлено). Таким образом, нейтральный аффект может быть независимым измерением, которое предоставляет релевантную для валентности информацию, которую нельзя уловить, просто оценив положительный и отрицательный аффект.

В целом, мы полагаем, что было бы ошибкой рассматривать только стимулы, оцениваемые как положительные или отрицательные. Валентность предоставляет людям информацию, которая может определять их действия. Таким образом, кажется важным знать, что хорошо, что плохо, а что нет. Учитывая ограниченные когнитивные способности людей, людям нужен не только способ расставить приоритеты в том, что важно, но и осознавать то, что не так важно. Ключевым выводом здесь является то, что исследователи должны рассмотреть возможность расширения своего взгляда на валентность, включив в него оценки стимулов как хороших, плохих и нейтральных.Действительно, рейтинги нейтральности могут возникать независимо от оценок положительности и отрицательности. Поэтому мы утверждаем, что нейтральный аффект действительно является аффектом, потому что он предоставляет важную информацию, относящуюся к валентности.

Аффективная валентность

До сих пор мы сосредоточились на оценочной валентности, но как насчет гедонистического опыта нейтрального аффекта? Люди воспринимают нейтральный аффект как нейтральный, приятный или неприятный? Испытывается ли то или иное аффективное состояние как гедонически приятное или болезненное, зависит от контекста (Barrett et al., 2007, 2011; Кондон и др., 2014). Например, даже если обычно считается, что счастье доставляет удовольствие для гедонизма, это не обязательно (Condon et al., 2014). С учетом этого взгляда, то, как переживается нейтральный аффект, также может быть предметом преднамеренного фокуса и интерпретации, в зависимости от эмоциональной цели и контекста, в котором возникает нейтральность (Barrett et al., 2007). Ниже мы рассмотрим несколько способов, которыми исследователи концептуализировали нейтральный аффект с учетом его гедонической валентности.

В теориях адаптации нейтральность отражает текущий уровень адаптации людей в том смысле, что это состояние возникает, когда люди адаптировались к своей среде.Адаптация не считается ни хорошей, ни плохой. Он служит ориентиром для оценки других государств (Helson, 1964). Например, удовольствие исходит не от попыток быть нейтральным, а скорее от «… несоответствия между стимуляцией и преобладающим уровнем адаптации» (Helson, 1964, стр. 49). Без какого-либо нейтрального состояния было бы трудно понять, что такое радость и печаль, потому что нет состояния, с которым можно было бы их сравнивать (Любомирский, 2011). С этой точки зрения нейтралитет - это не гедонически изысканное состояние, а, скорее, текущий стандарт, используемый для оценки того, увеличивает или уменьшает событие удовольствие или боль.

Подобно тому, как нейтралитет может использоваться в качестве стандарта для оценки гедонистических качеств других аффективных состояний, другие аффективные состояния потенциально могут определять гедонические качества нейтрального состояния. Нейтралитет может восприниматься как приятный или неприятный в зависимости от того, уменьшается ли боль или удовольствие. Например, переход от болезненного состояния к нейтральному, вероятно, ощущается как улучшение, тогда как переход от радостного состояния к нейтральному может восприниматься как упадок.Таким образом, нейтральный аффект можно было либо искать, либо избегать.

Идея о том, что ситуация может изменить то, как воспринимаются, казалось бы, нейтральные ситуации, очевидна в теории регулятивного фокуса. Кто-то может возразить, что статус-кво - это нейтральный опыт - ничего не изменилось, поэтому должен быть нейтральный ответ. Тем не менее, значение status quo также зависит от ситуации. В теории регулятивного фокуса, в которой обсуждаются эмоциональные реакции людей на выигрыши и потери, достижение статус-кво (ни выгода, ни потеря) не должно восприниматься как нейтральное (Brendl and Higgins, 1996; Higgins, 2014; Higgins and Liberman, 2018).Напротив, то, как воспринимается статус-кво , зависит от того, сосредоточен ли человек на продвижении (сосредоточен на получении выгоды) или на предотвращении (сосредоточен на предотвращении потерь), и испытывает ли он отсутствие выгоды или убытка. Когда человек сосредоточен на продвижении, он сосредоточен на том, чтобы что-то получить. Если они ничего не получают (невыгодность), то они воспринимают статус-кво как разочарование, потому что это отражает отсутствие желаемой выгоды. И наоборот, когда человек сосредоточен на профилактике, он хочет сохранить статус-кво , а не потерпеть убытки.Если они не испытывают убытков (отсутствия убытков), то они воспринимают статус-кво как облегчение, поскольку потери не произошло. Таким образом, статус-кво , который некоторые могут рассматривать как создающий нейтральное состояние, поскольку не произошло никаких изменений в обстоятельствах, может быть воспринят как разочарование или облегчение, в зависимости от того, занимается ли человек продвижением или профилактикой в ​​данный момент.

Кроме того, личные и культурные теории людей о желательности нейтральных чувств могут определять, будет ли нейтральный аффект восприниматься как приятный или болезненный.Например, такие сайты, как Reddit, содержат вопросы о том, что такое нейтральный аффект 2 и является ли он нормальным 3 . Если в обществе ценится позитивное чувство, то нейтральное чувство может восприниматься как ненормативное и, следовательно, негативное состояние по сравнению с предполагаемой позитивной нормой. Однако, если в обществе ценится чувство уравновешенности, а не излишне позитивное, то нейтральный аффект может восприниматься как нормативный и, следовательно, соответствующая реакция. Например, ключевым элементом буддизма является практика медитации, чтобы люди осознавали свой опыт.В буддизме люди, которые не обращают внимания на свои чувства, обычно реагируют на нейтральные чувства, игнорируя их. Буддийская философия утверждает, что, когда люди игнорируют свои нейтральные чувства, они с большей вероятностью испытают скуку и невежество, потому что все чувства, в том числе нейтральные, требуют внимания (Bodhi, 2000; Kudesia and Nyima, 2015). Дхаммадинна, монахиня, заявила, что, когда люди испытывают нейтральные чувства, игнорирование их и незнание может быть болезненным и неприятным, тогда как знание нейтрального чувства приятно (Аналайо, 2017).Тич Нхат Хан, вьетнамский буддийский монах, пошел еще дальше, говоря о практике внимательности в отношении нейтральных чувств:

В процессе практики мы обнаруживаем, что нейтральные чувства очень интересны. Когда мы сидим, возникает нейтральное ощущение. Когда мы привносим внимательность в нейтральное чувство, вы обнаруживаете, что это довольно приятно. Вы видите, что у вас уже достаточно условий для счастья с нейтральным чувством. Если вы внимательно посмотрите на нейтральное чувство, вы увидите, что оно чудесно.Когда вы видите, что ваши чувства текут, как река, вы видите, что 80% ваших нейтральных чувств довольно приятны. Благодаря внимательности наше нейтральное чувство превращается в счастье (Thich, 2011).

С этой точки зрения осознание и знание нейтральных чувств, а не самих чувств, может способствовать счастью и удовольствию.

Итак, мы утверждаем, что нейтральные чувства можно гедонически переживать как положительные, отрицательные или нейтральные. Это утверждение не означает, что нейтрального аффекта не существует, потому что мы аналогичным образом утверждаем, например, что счастье не обязательно должно быть позитивным, а страх не обязательно негативным (Condon et al., 2014). То, как переживаются чувства, зависит от человека и контекста. Нейтралитет может быть состоянием, которое люди используют в качестве ориентира, ищут, избегают или на котором сосредотачиваются, чтобы осознать. Нейтральные состояния не обязательно воспринимать как нейтральные, но этот вывод не отменяет их значимости и важности в аффективной сфере.

Убеждение: нейтральное влияние неважно, потому что оно не влияет на познание или поведение.

Аффективные состояния влияют на поведение. С точки зрения аффекта как информации, это может происходить из-за того, что аффективные состояния предоставляют людям информацию или обратную связь, которые могут влиять на то, как люди думают или действуют (обзоры см. В Clore et al., 2001; Шварц и Клор, 2003; Гаспер и Исбелл, 2007; Гаспер и Спенсер, 2018). Некоторые исследователи могут считать, что нейтральный аффект не очень важен, потому что они полагают, что нейтральные состояния свободны от аффектов и, следовательно, предоставляют мало информации или обратной связи. Например, Коэн и Андраде (2004) обсуждали нейтральный аффект как менее информативный в оценочном процессе, чем другие настроения. Нейтральный аффект также используется в качестве условия контроля, предположительно потому, что нет никакого аффекта, способного изменить эксперимент (Gasper, 2018).Однако эти предположения могут быть необоснованными. Мы утверждаем, что, как и другие аффективные состояния, нейтральный аффект может влиять на познание и поведение, потому что он также предоставляет людям ценную аффективную информацию.

Итак, какой тип аффективной информации может предоставить нейтральный аффект? Одна ключевая информация, которую могут предоставить нейтральные государства, заключается в том, что они сигнализируют о том, что не нужно заботиться об окружающей среде, потому что в ней нет ничего особенно примечательного. Этот взгляд отражен в самых разных моделях.Например, в буддизме существует три основных режима чувств: приятное, болезненное и нейтральное (например, De Silva, 1995). Кудесиа и Ньима (2015) утверждали, что эти приятные, отталкивающие и нейтральные чувства соответственно вызывают «… тенденции к действию, продлевающие приятные восприятия, устраняющие неприятные восприятия и игнорирующие нейтральные восприятия» (стр. 916). То есть, поскольку нейтральные чувства не являются ни приятными, ни болезненными, их часто не замечают, и люди игнорируют эти реакции или остаются в неведении (Bodhi, 2000; Kudesia and Nyima, 2015).Нейтральный аффект сигнализирует о том, что ситуация не требует внимания, потому что она не заслуживает внимания или важна. Похожая точка зрения возникает в перспективе основного аффекта (Russell, 2003), поскольку нейтральный аффект может не ощущаться сознательно, отчасти потому, что он отходит на задний план из-за отсутствия необходимости уделять ему внимание.

Помимо нейтрального аффекта, который, возможно, сигнализирует о том, что человеку не нужно заботиться об окружающей среде, нейтральный аффект также может сигнализировать о том, что человек понимает окружающую среду.В модели аффективной адаптации AREA Уилсон и Гилберт (2008) утверждали:

Люди анализируют поступающую информацию, имея в виду два вопроса: «Это важно для меня?» и "Достаточно ли я понимаю?" Если событие считается одновременно релевантным для себя и необъяснимым, люди уделяют ему внимание, и событие вызывает аффективную реакцию. И наоборот, если событие считается неважным или достаточно объясненным, люди не обращают на него внимания, и событие не вызывает аффективной реакции (Wilson and Gilbert, 2008, p.372).

Таким образом, как и в буддийской перспективе, эта точка зрения подразумевает, что нейтральный аффект может указывать на то, что событие неважно. Но он также основан на буддийском воззрении, поскольку нейтральный аффект может сигнализировать о том, что человек понимает, знает или понимает событие.

Помимо сигнала понимания, нейтральный аффект может сигнализировать о том, что ситуация нормальная. Взгляд Любомирского и его коллег на гедонистическую адаптацию утверждает, что адаптация происходит, когда восприятие людьми чего-либо как положительного или отрицательного становится нейтральным (Любомирский, 2011; Armenta et al., 2014). События, к которым трудно адаптироваться, - это те, которые привлекают внимание, они разнообразны / динамичны и новы / удивительны, предполагая, что нейтральные события не привлекают внимания, не являются динамическими и нормативными. Брендл и Хиггинс (1996) также обсуждали нейтралитет как потенциально отражающий норму. Они писали: «… нормальные события не должны восприниматься как причинные, и, следовательно, не должны ни поддерживать, ни препятствовать достижению цели; то есть их следует оценивать как нейтральные по валентности и качеству »(Brendl and Higgins, 1996, p.128). В частности, используя теорию нормы (Канеман и Миллер, 1986), Брендл и Хиггинс (1996) утверждали, что объекты, отношения и события, которые являются примером нормы, вызывают нейтральные реакции. Более того, поскольку норма легко приходит на ум, они также утверждали, что легкость, с которой приходит знание, может служить сигналом нейтралитета. Например, они обсуждали исследование Острома и Апшоу (1968), в котором изучали, насколько легко / сложно людям записать убеждение, отражающее различные точки шкалы отношений.В соответствии с представлением о том, что нейтральный аффект может отражать то, что легко понять, респонденты посчитали, что легче всего думать о средних и конечных точках. Таким образом, нейтральные государства могут сигнализировать о том, что ситуация не требует внимания, потому что она не заслуживает внимания, понятна и нормальна.

Наконец, нейтралитет также может сигнализировать о том, что человек так или иначе не относится к окружающей среде. Этот опыт может иметь ряд потенциальных последствий, в том числе помочь людям справиться с ситуацией.Эта возможность хорошо проиллюстрирована притчей из другой восточной философии / религии, даосизма. В притче убегает фермерская лошадь. Соседи говорят, что это невезение, но фермер отвечает: «Может быть». На следующий день лошадь возвращается с тремя другими дикими лошадьми. Соседи комментируют, насколько прекрасна эта новостройка. Фермер отвечает: «Может быть». Затем сын фермера ломает ногу, пытаясь оседлать дикую лошадь. Соседи сочувствуют этому негативному событию.В ответ фермер отвечает «возможно». История продолжается, но ее критический посыл заключается в том, что фермер понимает, что мы никогда не можем точно знать, будет ли ситуация хорошей или плохой. Фермер придерживается нейтральной точки зрения, поскольку валентность еще не определена. История отражает мнение о том, что иногда важно быть беспристрастным и непредвзятым.

В настоящее время существует не так много исследований, которые эмпирически изучают, действительно ли нейтральные государства сигнализируют о том, что ситуация не требует внимания, что ее понимают, что она нормативна и что никто не чувствует того или иного.Тем не менее, есть несколько направлений работы, которые подтверждают гипотезу о том, что нейтральные аффективные состояния могут влиять на познание и поведение. Например, в модели саморегуляции Карвера и Шейера (1998) нейтральный аффект дает информацию о том, что заслуживает действия. В модели положительный аффект сигнализирует о том, что человек приближается к своей цели быстрее, чем ожидалось; отрицательно сказывается то, что человек приближается к нему медленнее, чем ожидалось; а нейтральный аффект указывает на то, что человек приближается к своей цели с соответствующей скоростью.Следовательно, нет необходимости менять свое ориентированное на цель поведение. Нейтральный аффект сигнализирует о том, что следует придерживаться выбранного курса. Идея о том, что нейтральный аффект побуждает людей продолжать делать то, что они делают, может проистекать из того, что он сигнализирует о том, что не нужно уделять дополнительное внимание своим действиям, о том, что он достиг понимания, или о том, что он не чувствует того или иного. прочее, никаких настроек не требуется.

Недавнее исследование, проведенное Гаспером и Дунаем (2016), также поддерживает гипотезу о том, что нейтральный аффект сигнализирует об отсутствии предпочтений.Они выдвинули гипотезу о том, что нейтральный аффект сигнализирует о том, что никто не испытывает того или иного чувства к объекту суждения. Следовательно, люди могут полагаться на свои нейтральные чувства как на основу своих нейтральных суждений. В шести исследованиях они обнаружили, что положительный аффект является причиной наибольшей дисперсии положительных суждений, отрицательный аффект объясняет большую часть дисперсии отрицательных суждений, а нейтральный аффект (не положительный, отрицательный или даже амбивалентный аффект) объясняет большую часть дисперсии. в нейтральных суждениях.Таким образом, когда дело доходит до оценки того, придерживается ли кто-то нейтрального мнения о проблеме, люди полагаются на информацию, предоставляемую их нейтральным аффектом, сверх той, что предоставляется этими другими аффективными состояниями. В этой связи Гаспер и Дунай (2016) обнаружили, что нейтральное, но не отрицательное отношение было связано с отказом от поведения, которое люди должны делать, но часто не делают (например, есть пять порций фруктов или овощей в день).

Предполагается, что нейтральный аффект не только потенциально предоставляет информацию, которая изменяет познание, но и имеет важные последствия для межличностного поведения.В модели регулирования настроения, основанной на социальных ограничениях, Эрбер и Эрбер (2001) предположили, что нейтральные состояния полезны в определенных ситуациях из-за той гибкости, которую они предлагают. То есть людей иногда побуждают регулировать свои аффективные состояния в сторону нейтралитета, чтобы справиться с конкретными непредвиденными обстоятельствами. Например, Erber et al. (1996) пришли к выводу, что нейтральные состояния наиболее желательны при взаимодействии с незнакомцами, поскольку неизвестно, будут ли такие взаимодействия положительными или отрицательными. Соответственно, люди, которые ожидают взаимодействия с незнакомцами, скорее всего, будут сдерживать свое текущее настроение, независимо от того, является ли их настроение положительным или отрицательным.Точно так же Де Сильва (1976) концептуализировал нейтралитет как защиту от возникновения сентиментальных привязанностей. В соответствии с этим некоторые организации просили своих сотрудников сохранять свой эмоциональный опыт на работе в относительно нейтральном диапазоне (например, Hochschild, 1983; Judge, 1992; Morris and Feldman, 1996), возможно, из-за идеи, что нейтральное поведение демонстрирует способствует созданию рациональной рабочей среды. Таким образом, нейтральный аффект может иметь важные межличностные последствия, когда люди регулируют свой аффект так, чтобы он был нейтральным, чтобы иметь лучшие межличностные взаимодействия.

В целом, нейтральные аффективные состояния могут предоставить людям различную информацию, в том числе о том, что ситуация не требует внимания, потому что она не заслуживает внимания, что она понятна, что это нормально и что человек не чувствует себя так или другой. В настоящее время мало эмпирических исследований, подтверждающих эти утверждения, но существующие исследования показывают, что нейтральный аффект может формировать познание и поведение способами, отличными от положительных и отрицательных аффективных состояний.

Новые теоретические направления

Слишком долго исследователи, интересующиеся аффектом, игнорировали нейтральные состояния. Возможно, они сделали это, потому что человеческая природа сосредоточена на том, что кажется заметным, а не на незаметном. Тем не менее важно замечать то, что отсутствует. Например, в фильме « Собака Баскервилей» Шерлок Холмс решил загадку, заметив, что собаки не лают. Чтобы понять, что такое аффект и как он функционирует, очень важно понимать, что значит не чувствовать ничего конкретного.С этой целью мы стремились понять нейтральный аффект путем критического изучения трех потенциальных убеждений исследователей о нейтральном аффекте. В частности, мы бросили вызов следующим убеждениям: (1) невозможно чувствовать себя нейтральным, потому что люди всегда что-то чувствуют, (2) нейтральный аффект не является аффективным состоянием, потому что аффект должен иметь положительную или отрицательную валентность, и (3) нейтральный аффект. неважно, потому что не влияет на познание или поведение. Мы считаем, что отказ от допущений, лежащих в основе этих убеждений, продвинет теорию и методы, касающиеся природы аффекта, в новом направлении.

Рассматривая альтернативы первому убеждению, можно выделить несколько важных способов продвижения исследований. Во-первых, для некоторых исследователей это могло быть ключевым сдвигом парадигмы - думать о нейтральном аффекте не как об отсутствии аффекта, а как о наличии нейтрального аффекта. Если нейтральный аффект - это присутствие опыта, становится важным понять, на что это похоже и как оно действует. Нейтральный аффект теперь становится частью аффективной сферы, а не неаффективным условием контроля.Следовательно, исследователи должны осознавать, насколько нейтральный аффект укладывается в их теоретические рамки и предположения, которые они делают по этому поводу. Даже если модель аффекта исследователя не включает нейтральный аффект, важно, чтобы они хотя бы объяснили, почему, вместо того, чтобы просто игнорировать возможность нейтрального состояния. Рассмотрение этих вопросов может привести к тому, что исследователи пересмотрят свои вопросы относительно природы аффекта. Например, какие черты у нейтральных государств есть у других аффективных состояний? Что отличает нейтральный аффект от других аффектов? Может ли нейтральный аффект помочь людям справиться с ситуацией? Различаются ли люди по своей склонности к нейтральности? Если да, то как эти индивидуальные различия могут формировать мысли, действия и психическое благополучие? Кроме того, исследователям может потребоваться переосмыслить, что составляет соответствующее условие контроля (см. Gasper, 2018), потому что нейтральный аффект не всегда может быть подходящим условием контроля.

Во-вторых, если существует нейтральный аффект, чрезвычайно важно, чтобы исследователи разработали соответствующее определение конструкции. Как только это установлено, исследователи могут работать над разработкой соответствующих средств для его измерения. В этой статье мы представили конкретную точку зрения; однако другие исследователи могут по-разному концептуализировать нейтральный аффект (Gasper, 2018; Yih et al., 2019). Например, исследователь, изучающий регуляцию эмоций, может рассматривать нейтральный аффект как базовое состояние человека. Другие могут рассматривать нейтральный аффект как сродни аффективным терминам с низким уровнем возбуждения, таким как скука, расслабление или молчание (Зеленский и Ларсен, 2000).Если это так, то первостепенное значение приобретает четкое определение нейтрального аффекта. Также важно провести эксперименты, чтобы убедиться, что эти конструкции эквивалентны друг другу или отражают различные состояния. Подобно тому, как онемение может отличаться от нейтрального аффекта, мы подозреваем, что чувство типичного или слабого аффективного переживания, такого как скука или спокойствие, может отличаться от чувства нейтральности (как определено в этой статье). Мы поощряем исследования по этой теме, потому что надеемся, что такая работа прольет свет на сложный диапазон переживаний, из которых состоит повседневный, возможно, более приземленный эмоциональный опыт людей.

В-третьих, если нейтральные состояния совпадают с положительными и отрицательными состояниями, как они могут это сделать? Одна из возможностей состоит в том, что возникает более одного состояния, но они возникают из разных аспектов одной и той же ситуации. Например, человек может описать свои ощущения от обеда с бабушкой как счастливые и нейтральные. Счастье проистекает из того факта, что они наслаждаются обществом своей бабушки, тогда как нейтралитет может отражать тот факт, что еда была ничем не примечательной. Оба состояния ощущаются, но относятся к разным аспектам опыта.Возникают интересные вопросы о том, когда лучше всего сосредоточиться на каждом элементе (бабушка или еда) или когда лучше всего сосредоточиться на комбинированной аффективной реакции (обед с бабушкой). Вторая возможность состоит в том, что вместо каждого состояния, проистекающего из разных элементов одного и того же опыта, два состояния могут объединиться, чтобы сформировать независимый, уникальный, эмоциональный опыт. Например, счастье и нейтральный аффект можно воспринимать как беспечность - ситуация оценивается как положительная, и у человека нет предпочтений, потому что все хорошо.И наоборот, негативное и нейтральное состояние вместе могут восприниматься как апатия - ситуация оценивается как негативная, и у человека нет предпочтений, потому что все это плохо. Третья возможность - также подумать о том, могут ли нейтральные состояния в сочетании с другими состояниями вызывать амбивалентные реакции. Об амбивалентности часто думают как о позитивном и негативном чувстве одновременно. Однако может случиться так, что люди испытывают амбивалентность, когда они чувствуют положительный или отрицательный эффект нейтрального аффекта. Ху и Гаспер, 2019, представили.Например, при мысли об обеде с бабушкой может возникнуть амбивалентность, потому что он был одновременно позитивным и нейтральным. Если да, то каковы последствия того, как этот тип амбивалентности влияет на мысли, действия и психологическое благополучие?

Второе убеждение, на котором мы сосредоточились, касалось понятия, что аффект должен быть валентным. Мы обсуждали это убеждение как с точки зрения оценочной валентности, так и аффективной валентности. Что касается оценочной валентности, возникает ряд вопросов. Например, оценивают ли люди новые стимулы не только с точки зрения того, являются ли стимулы положительными или отрицательными, но и нейтральными? Если положительно валентные чувства обычно сигнализируют о приближении, а отрицательно валентные чувства - избегании, обязательно ли нейтральные чувства ни к чему другому? Или возможно, как в теориях, подобных модели оценочного пространства, что существует смещение позитивности, при котором нейтральные состояния продвигают мотивацию подхода, потому что в противном случае люди могут упустить потенциальные возможности в своей среде (Cacioppo et al., 2012)? Если что-то оценивается как нейтральное, насколько устойчивым или податливым будет этот опыт?

С точки зрения аффективной валентности рассмотрение нейтрального аффекта как аффективной реакции порождает много интересных гипотез, касающихся гедонистических последствий чувства нейтральности. В Соединенных Штатах счастье высоко ценится в том смысле, что люди ищут ситуации, в которых есть вероятность счастья (Mesquita and Markus, 2004). Действительно, многие социальные контексты в США продвигают счастье или положительные чувства в качестве своей основной цели, а также вопросы или комментарии, такие как «Вам весело?» и «Я рад, что ты счастлив.»Являются обычным явлением (Маркус и Китайма, 1994). Одним из следствий этого поощрения счастья может быть то, что некоторые люди обеспокоены, когда они испытывают нейтральные, а не счастливые чувства. Фактически, исследования показывают, что чрезмерная оценка счастья в выборках из США может привести к снижению благополучия (Mauss et al., 2011) и депрессии (Ford et al., 2014), а также к усилению одиночества и слабости у людей. социальные связи (Mauss et al., 2012). Люди могут рассматривать свои нейтральные чувства как указание на то, что они не достигли идеала счастья.Таким образом, эта сосредоточенность на чувстве счастья может иметь негативные психологические последствия. Возможно, люди могли бы стать психологически более здоровыми, если бы вместо сосредоточения на счастье и волнении они также сосредоточились на балансе и умеренности, которые могут возникнуть при нейтральном аффекте. Если Тхич Нат Хан прав, то внимание к нейтральным чувствам может привести к счастью. Таким образом, когда дело доходит до практических разветвлений, рассмотрение нейтрального аффекта как важного повседневного состояния может привести к признанию другого и потенциально более достижимого пути к психическому благополучию.

Третье убеждение, которое мы обсуждали, заключалось в том, что нейтральный аффект не важен, потому что он не влияет на мысли или действия. Ничего особенного не сигнализируя, нейтральный аффект может привести к тому, что человек ничего не сделает. Как мы уже отмечали, нейтральный аффект потенциально предоставляет ряд аффективной информации, которая может формировать мысли и действия. Нейтральный аффект может указывать на то, что внимание не требуется, что человек понимает ситуацию, что ситуация нормальная, и что у человека нет чувств, так или иначе (т.е., без предпочтений). Необходимо провести исследования, чтобы проверить эти предположения, но они могут иметь интересные последствия. Если нейтральный аффект сигнализирует, например, о том, что внимание не требуется, то нейтральный аффект потенциально может повлиять на память. Если люди не обращают внимания на нейтральные стимулы, они с меньшей вероятностью будут вспоминать. Кроме того, нейтральный аффект может сигнализировать о понимании, и если это так, то люди, которые чувствуют себя нейтральными, могут с большей вероятностью интерпретировать свой опыт как указание на то, что они понимают сложные, новые или нелогичные аргументы.Если нейтральный аффект сигнализирует о нормальности, то нейтральные аффективные реакции могут служить индикаторами прототипичности, что, возможно, приведет к тому, что люди будут более инклюзивными в своих точках зрения. Наконец, если нейтральный аффект означает отсутствие предпочтений, то нейтральный аффект может быть идеальным состоянием, когда требуются беспристрастность, баланс или справедливость, например, при работе в присяжных. Учитывая потенциальную информацию, которую может предоставить нейтральный аффект, существует множество вопросов, на которые можно будет ответить в будущих исследованиях, чтобы понять, как нейтральный аффект может формировать познание и поведение.

Coda

У исследователей есть убеждения относительно того, что они исследуют. Важно признать эти убеждения, изучить их обоснование и эмпирически проверить их. В этой статье мы бросили вызов трем представлениям исследователей о нейтральном аффекте, а именно, что нейтральный аффект не возникает, этот аффект должен быть валентным и что нейтральный аффект не имеет большого значения. В процессе мы предложили и обеспечили поддержку альтернативных концептуализаций.Мы признаем, что исследования нейтральных аффективных реакций немногочисленны, но мы надеемся, обсудив и развеяв некоторые неправильные представления об этом, исследователи расширит свои теоретические основы, методологию и практику, включив в них нейтральный аффект. Чтобы понять аффективный ландшафт, исследователи должны обращать внимание на все состояния, включая то, что происходит, когда человек ничего особенного не чувствует.

Заявление о доступности данных

Наборы данных, проанализированные в этой рукописи, не являются общедоступными.Запросы на доступ к наборам данных следует направлять в KG, [email protected]

Вклад авторов

КГ написал первый черновик статьи и провел повторный анализ данных Гальегоса и Гаспера (2018). LS и DH пересмотрели первый вариант. KG, LS и DH провели исследование для статьи, отредактировали ее и проверили ссылки на точность.

Конфликт интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

Мы хотели бы поблагодарить Элизабет Пинель за то, что она обратила наше внимание на притчу о фермере.

Ссылки

  • Альбаррасин Д., Харт В. (2011). Положительное настроение + действие = отрицательное настроение + бездействие: влияние общих концепций действия и бездействия на решения и производительность как функция аффекта. Эмоции 11, 951–957. 10.1037 / a0024130, PMID: [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Аналайо Б. (2017).А как насчет нейтральных чувств? Инсайт Дж. 43, 1–10. Доступно по адресу: https://www.buddhismuskunde.uni-hamburg.de/pdf/5-personen/analayo/neutralfeelings.pdf [Google Scholar]
  • Armenta C., Bao KJ, Lyubomirsky S., Sheldon KM (2014) . «Возможны ли долговременные изменения? Уроки модели предотвращения гедонической адаптации »в книге« Стабильность счастья: теории и доказательства того, может ли счастье измениться ». ред. Шелдон К. М., Лукас Р. Э. (Нью-Йорк: Academic Press;), 57–74. [Google Scholar]
  • Барретт Л.Ф., Блисс-Моро Э. (2009). Воздействует как психологический примитив. Adv. Exp. Soc. Psychol. 41, 167–218. 10.1016 / S0065-2601 (08) 00404-8, PMID: [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Барретт Л. Ф., Мескита Б., Гендрон М. (2011). Контекст в восприятии эмоций. Curr. Реж. Psychol. Sci. 20, 286–290. 10.1177 / 0963721411422522 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Барретт Л. Ф., Мескита Б., Охснер К. Н., Гросс Дж. Дж. (2007). Переживание эмоций. Анну. Rev. Psychol.58, 373–403. 10.1146 / annurev.psych.58.110405.085709, PMID: [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Beedie C., Terry P., Lane A. (2005). Различия между эмоциями и настроением. Cognit. Эмот. 19, 847–878. 10.1080 / 02699930541000057 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Блэкхарт Г. К., Нельсон Б. К., Ноулз М. Л., Баумейстер Р. Ф. (2009). Отвержение вызывает эмоциональные реакции, но не вызывает непосредственного беспокойства и не снижает самооценку: метааналитический обзор 192 исследований социальной изоляции.Личное. Soc. Psychol. Ред. 13, 269–309. 10.1177 / 1088868309346065 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Бодхи Б. (2000). Подробное руководство Абхидхаммы: Абхидхамматтха сангаха Ачарии Ануруддхи . 1st BPS Pariyatti Edn. Сиэтл: издание BPS Pariyatti. [Google Scholar]
  • Брендл К. М., Хиггинс Э. Т. (1996). «Принципы оценки валентности: что делает события положительными или отрицательными?» in Успехи экспериментальной социальной психологии. Vol. 28, изд. Занна М. П.(Сан-Диего, Калифорния, США: Academic Press;), 95–160. [Google Scholar]
  • Качиоппо Дж. Т., Бернсон Г. Г., Норрис К. Дж., Голлан Дж. К. (2012). «Модель оценочного пространства» в Справочнике по теориям социальной психологии. ред. Ван Ланге П. А. М., Круглански А. В., Хиггинс Э. Т. (Таузенд-Оукс, Калифорния: Sage Publications Ltd;), 50–72. [Google Scholar]
  • Качиоппо Дж. Т., Гарднер В. Л., Бернсон Г. Г. (1999). Система аффекта имеет параллельные и интегрирующие компоненты обработки: форма следует за функцией.J. Pers. Soc. Psychol. 76, 839–855. 10.1037 / 0022-3514.76.5.839 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Карвер К. С., Шайер М. Ф. (1990). Истоки и функции положительного и отрицательного аффекта: взгляд на процесс управления. Psychol. Ред. 97, 19–35. 10.1037 / 0033-295X.97.1.19 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Карвер С. С., Шайер М. Ф. (1998). О саморегуляции поведения. Нью-Йорк, Нью-Йорк, США: Издательство Кембриджского университета. [Google Scholar]
  • Клор Г. Л., Гаспер К., Гарвин Э. (2001).«Аффект как информация» в Справочнике по аффектам и социальному познанию. изд. Форгас Дж. П. (Махва, Нью-Джерси: Эрлбаум;), 121–144. [Google Scholar]
  • Клор Г. Л., Шналл С. (2005). «Влияние аффекта на установку» в Справочнике установок. ред. Альбаррасин Д., Джонсон Б. Т., Занна М. П. (Mahwah: Erlbaum;), 437–489. [Google Scholar]
  • Коэн Дж. Б., Андраде Э. Б. (2004). Аффективная интуиция и регулирование аффекта, обусловленное конкретными задачами. J. Consum. Res. 31, 358–367. 10.1086 / 422114 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Коломбетти Г.(2005). Оценка валентности. J. Сознательное. Stud. 12, 103–126. [Google Scholar]
  • Кондон П., Уилсон-Менденхолл К. Д., Барретт Л. Ф. (2014). «Что такое положительная эмоция? Психологическое построение приятного страха и неприятного счастья »в Справочнике положительных эмоций. ред. Тугаде М. М., Шиота М. Н., Кирби Л. Д. (Нью-Йорк, Нью-Йорк, США: Guilford Press;), 60–81. [Google Scholar]
  • Corso J. J. (2014). Что на самом деле делает семиотический квадрат Греймаса? Мозаика 47, 69–89. 10.1353 / мес.2014.0006 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Дамасио А. (2003). Имея в виду добродетель. New Sci. 180, 49–51. [Google Scholar]
  • Де Силва П. (1976). Психология эмоций в буддийской перспективе. Канди: Буддийское издательское общество. [Google Scholar]
  • Де Силва П. (1995). «Теоретические взгляды на эмоции в раннем буддизме» в книге «Эмоции в восточноазиатской мысли: диалог в сравнительной философии». ред. Маркс Дж., Эймс Р. Т. (Олбани, штат Нью-Йорк: Государственный университет Нью-Йорка;), 109–122.[Google Scholar]
  • ДеУолл К. Н., Баумейстер Р. Ф. (2006). Один, но не чувствую боли: влияние социальной изоляции на переносимость физической боли и болевой порог, аффективное прогнозирование и межличностное сочувствие. J. Pers. Soc. Psychol. 91, 1–15. 10.1037 / 0022-3514.91.1.1, PMID: [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Экман П., Дэвидсон Р. Дж. (1994). Природа эмоции: фундаментальные вопросы. Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета. [Google Scholar]
  • Эрбер Р., Эрбер М. В.(2001). «Настроение и обработка информации: взгляд с точки зрения саморегуляции» в книге «Теории настроения и познания: руководство пользователя». ред. Мартин Л. Л., Клор Г. Л. (Махва, Нью-Джерси, США: издательство Lawrence Erlbaum Associates;), 63–84. [Google Scholar]
  • Эрбер Р., Тессер А. (1992). Задача усилия и регуляция настроения: гипотеза поглощения. J. Exp. Soc. Psychol. 28, 339–359. 10.1016 / 0022-1031 (92) -T [CrossRef] [Google Scholar]
  • Эрбер Р., Вегнер Д. М., Террио Н. (1996).О том, что он крутой и собранный: регулирование настроения в ожидании социального взаимодействия. J. Pers. Soc. Psychol. 70, 757–766. 10.1037 / 0022-3514.70.4.757, PMID: [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Эверс К., де Риддер Д. Т., Адрианс М. А. (2009). Оцените себя как эмоционального едока: миссия невыполнима? Health Psychol. 28, 717–725. 10.1037 / a0016700, PMID: [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Ford B.Q., Shallcross A.J., Mauss I.B., Floerke V.A., Gruber J. (2014).Отчаянно ищите счастье: оценка счастья связана с симптомами и диагнозом депрессии. J. Soc. Clin. Psychol. 33, 890–905. 10.1521 / jscp.2014.33.10.890, PMID: [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Форгас Дж. П. (1999). О хорошем самочувствии и грубости: аффективное влияние на использование языка и формулировки запросов. J. Pers. Soc. Psychol. 76, 928–939. 10.1037 / 0022-3514.76.6.928 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Фредриксон Б. Л. (1998). Что хорошего в положительных эмоциях? Ред.Gen. Psychol. 2, 300–319. 10.1037 / 1089-2680.2.3.300, PMID: [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Гальегос Дж. М., Гаспер К. (2018). Различные эффекты отвержения и принятия на чувство шока, оцепенения и нейтральности. Эмоции 18, 536–550. 10.1037 / emo0000366, PMID: [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Гаспер К. (2018). Использование нейтральных аффективных состояний в исследованиях: теория, оценка и рекомендации. Эмот. Ред. 10, 255–266. 10.1177 / 1754073

    5660 [CrossRef] [Google Scholar]

  • Гаспер К., Дунай К. Л. (2016). Объем наших аффективных влияний: когда и как естественные положительные, отрицательные и нейтральные факторы влияют на другие суждения. Личное. Soc. Psychol. Бык. 42, 385–399. 10.1177 / 0146167216629131, PMID: [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Гаспер К., Хакенбрахт Дж. (2015). Слишком занят, чтобы чувствовать себя нейтральным: сокращение когнитивных ресурсов ослабляет нейтральные аффективные состояния. Мотив. Эмот. 39, 458–466. 10.1007 / s11031-014-9457-7 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Гаспер К., Исбелл Л. М. (2007). «Ощущение, поиск и подготовка: как аффективные состояния влияют на поиск информации» в книге «Помогают ли эмоции или мешают принятию решений?» Хеджфоксианская перспектива. ред. Воос К., Баумейстер Р. Ф., Лёвенштейн Г. (Нью-Йорк: Пресса Фонда Рассела Сейджа;), 93–116. [Google Scholar]
  • Гаспер К., Спенсер Л. А. (2018). «Аффективные ингредиенты: рецепты для понимания того, как аффективные состояния влияют на когнитивные результаты» в Справочнике по благополучию. ред. Динер Э., Оиши С., Тай Л. (Солт-Лейк-Сити, Юта: DEF Publishers;).[Google Scholar]
  • Гендолла Г. Х. Э. (2012). Влияние настроения на регуляцию аффекта. Swiss J. Psychol. 71, 59–65. 10.1024 / 1421-0185 / a000071 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Герин В., Дэвидсон К. В., Кристенфельд Н. Дж. С., Гойал Т., Шварц Дж. Э. (2006). Роль гневных размышлений и отвлечения в восстановлении артериального давления после эмоционального возбуждения. Психосом. Med. 68, 64–72. 10.1097 / 01.psy.0000195747.12404.aa, PMID: [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Helson H.(1964). Теория уровня адаптации. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Харпер и Роу. [Google Scholar]
  • Хиггинс Э. Т. (2014). «Продвижение и предотвращение: как« 0 »может создавать двойные мотивационные силы» в теориях двойственного процесса социального разума. ред. Шерман С. Дж., Гавронски Б., Троп Ю. (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Guilford Press;), 423–435. [Google Scholar]
  • Хиггинс Э. Т., Либерман Н. (2018). Утрата неприятие потерь: обращаем внимание на ориентиры. J. Consum. Psychol. 28, 523–532. 10.1002 / jcpy.1045 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Хохшильд А.Р. (1983). Управляемое сердце. Беркли: Калифорнийский университет Press. [Google Scholar]
  • Изард К. Э. (2007). Основные эмоции, естественные виды, схемы эмоций и новая парадигма. Перспектива. Psychol. Sci. 2, 260–280. 10.1111 / j.1745-6916.2007.00044.x [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Джорманн Дж., Симер М., Готлиб И. Х. (2007). Регулирование настроения при депрессии: различные эффекты отвлечения внимания и вспоминания счастливых воспоминаний на грустное настроение. J. Abnorm. Psychol. 116, 484–490. 10.1037 / 0021-843X.116.3.484, PMID: [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Судья Т. А. (1992). «Диспозиционная перспектива в исследованиях человеческих ресурсов» в «Исследования в области управления персоналом и человеческими ресурсами». ред. Феррис Г. Р., Роуленд К. М. (Гринвич, Коннектикут: JAI Press;), 31–72. [Google Scholar]
  • Канеман Д., Миллер Д. Т. (1986). Теория нормы: сравнение реальности с ее альтернативами. Psychol. Ред. 93, 136–153. [Google Scholar]
  • Крон А., Шул Ю., Коэн А., Хассин Р. Р.(2010). Чувства доставляются нелегко: изучение природы чувств, требующих усилий. J. Exp. Psychol. Gen. 139, 520–534. 10.1037 / a0020008, PMID: [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Кудесиа Р. С., Ньима В. Т. (2015). Осознанность в контексте: интеграция буддийского и нейропсихологического подходов к познанию. Внимательность 6, 910–925. 10.1007 / s12671-014-0337-8 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Ларсен Дж. Т., Норрис К. Дж., МакГроу А. П., Хокли Л. С., Качиоппо Дж. Т. (2009). Сетка оценочного пространства: одноэлементная мера позитивности и негативности.Cognit. Эмот. 23, 453–480. 10.1080 / 02699930801994054 [CrossRef] [Google Scholar]
  • LeDoux J. E. (1989). Когнитивно-эмоциональные взаимодействия в мозге. Cognit. Эмот. 3, 267–289. 10.1080 / 02699938

    2709 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Любомирский С. (2011). «Гедоническая адаптация к положительному и отрицательному опыту» в Оксфордском справочнике по стрессу, здоровью и преодолению трудностей. изд. Фолкман С. (Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета;), 200–224. [Google Scholar]
  • Маркус Х. Р., Китайма С.(1994). «Культурное формирование эмоций: концептуальные рамки» в книге «Эмоции и культура: эмпирические исследования взаимного влияния». ред. Китайма С., Маркус Х. Р. (Вашингтон, округ Колумбия, США: Американская психологическая ассоциация;), 339–351. [Google Scholar]
  • Мосс И. Б., Савино Н. С., Андерсон К. Л., Вейсбух М., Тамир М., Лауденслагер М. Л. (2012). В погоне за счастьем может быть одиноко. Эмоции 12, 908–912. 10.1037 / a0025299, PMID: [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Маусс И. Б., Тамир М., Андерсон К. Л., Савино Н. С. (2011). Может ли поиск счастья сделать людей несчастными? Парадоксальные эффекты оценки счастья. Эмоции 11, 807–815. 10.1037 / a0022010, PMID: [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Мескита Б., Карасава М. (2002). Разная эмоциональная жизнь. Cognit. Эмот. 16, 127–141. 10.1080 / 0269993014000176 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Мескита Б., Маркус Х. Р. (2004). «Культура и эмоции: модели действия как источники культурных различий в эмоциях» в «Исследования эмоций и социального взаимодействия».Чувства и эмоции: Амстердамский симпозиум. ред. Мэнстед А. С. Р., Фриджда Н., Фишер А. (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк, США: издательство Кембриджского университета;), 341–358. [Google Scholar]
  • Моррис Дж. А., Фельдман Д. С. (1996). Размеры, предшественники и последствия эмоционального труда. Акад. Manag. Ред. 21, 986–1010. 10.5465 / amr.1996.9704071861 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Нессе Р. М. (2004). Естественный отбор и неуловимость счастья. Филос. Пер. R. Soc. Лондон. B Biol. Sci. 359, 1333–1347.10.1098 / rstb.2004.1511, PMID: [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Ортони А., Тернер Т. Дж. (1990). Что такое основные эмоции. Psychol. Ред. 97, 315–331. 10.1037 / 0033-295X.97.3.315, PMID: [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Остром Т. М., Апшоу Х. С. (1968). «Психологическая перспектива и изменение отношения» в Психологические основы отношений. ред. Гринвальд А. Г., Брок Т. К., Остром Т. М. (Нью-Йорк: Academic Press;), 217–242. [Google Scholar]
  • Пэн К., Нисбетт Р. Э. (1999). Культура, диалектика и рассуждения о противоречии. Являюсь. Psychol. 54, 741–754. 10.1037 / 0003-066X.54.9.741 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Петерс Э., Вестфьял Д., Гэрлинг Т., Слович П. (2006). Аффект и принятие решения: «горячая» тема. J. Behav. Decis. Мак. 19, 79–85. 10.1002 / bdm.528 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Роземан И. Дж. (2011). Эмоциональное поведение, эмоциональные цели, эмоциональные стратегии: несколько уровней организации объединяют вариативные и последовательные реакции.Эмот. Ред. 3, 434–443. 10.1177 / 1754073

    0744 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Rotteveel M., de Groot P., Geutskens A., Phaf R. (2001). Более сильное субоптимальное, чем оптимальное аффективное праймирование? Эмоции 1, 348–364. 10.1037 / 1528-3542.1.4.348, PMID: [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Рассел Дж. А. (2003). Основной аффект и психологическая конструкция эмоции. Psychol. Ред. 110, 145–172. 10.1037 / 0033-295X.110.1.145, PMID: [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Rusting C.Л., Нолен-Хуксема С. (1998). Регулирование реакции на гнев: влияние размышлений и отвлечения на гневное настроение. J. Pers. Soc. Psychol. 74, 790–803. 10.1037 / 0022-3514.74.3.790, PMID: [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Самсон А. К., Крейбиг С. Д., Содерстром Б., Уэйд А. А., Гросс Дж. Дж. (2016). Выявление положительных, отрицательных и смешанных эмоциональных состояний: библиотека фильмов для аффективных ученых. Cognit. Эмот. 30, 827–856. 10.1080 / 02699931.2015.1031089 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Schimmack U., Критики С. Л., младший (2005). «Структура аффекта» в Справочнике установок. ред. Альбаррасин Д., Джонсон Б. Т., Занна М. П. (Махва, Нью-Джерси, США: издательство Lawrence Erlbaum Associates;), 397–435. [Google Scholar]
  • Шварц Н., Клор Г. Л. (2003). Настроение как информация: 20 лет спустя. Psychol. Inq. 14, 296–303. 10.1207 / S15327965PLI1403 & 4_20 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Саймон Х. А. (1967). Мотивационный и эмоциональный контроль познания. Psychol. Ред. 74, 29–39. 10.1037 / h0024127, PMID: [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Симс Т., Симс Т., Цай Дж. Л., Цай Дж. Л., Цзян Д., Цзян Д. и др. . (2015). Желание максимизировать положительное и минимизировать отрицательное: последствия для смешанного эмоционального опыта в американском и китайском контекстах. J. Pers. Soc. Psychol. 109, 292–315. 10.1037 / a0039276, PMID: [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Storm C., Storm T. (1987). Таксономическое исследование словаря эмоций. J. Pers. Soc. Psychol. 53, 805–816. 10.1037 / 0022-3514.53.4.805 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Тай С.С. (2011). Психометрические принципы аффекта: идеальны ли они? Докторская диссертация. Университет Иллинойса в Урбана-Шампейн.
  • Тич Н. (2011). Счастье нейтральных чувств. Доступно по адресу: https://tnhaudio.org/2011/01/19/the-happiness-of-neutral-feelings/ (по состоянию на 15 июля 2019 г.).
  • Томкинс С. С., Маккартер Р. (1964). Что и где основные аффекты? Некоторые доказательства теории. Восприятие. Mot. Навыки и умения 18, 119–158. 10.2466 / pms.1964.18.1.119 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Тверски А., Канеман Д. (1973). Доступность: эвристика для оценки частоты и вероятности. Cogn. Psychol. 5, 207–232. 10.1016 / 0010-0285 (73)

    -9 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Ван Диллен Л. Ф., Кул С. Л. (2007). Очистка ума: рабочая модель памяти, позволяющая отвлечься от негативного настроения. Эмоции 7, 715–723. 10.1037 / 1528-3542.7.4.715, PMID: [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Уотсон Д., Визе Д., Вайдья Дж., Теллеген А. (1999). Две общие системы активации аффекта: структурные данные, эволюционные соображения и психобиологические данные.J. Pers. Soc. Psychol. 76, 820–838. 10.1037 / 0022-3514.76.5.820 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Уилсон Т. Д., Гилберт Д. Т. (2008). Объяснение: модель аффективной адаптации. Перспектива. Psychol. Sci. 3, 370–386. 10.1111 / j.1745-6924.2008.00085.x, PMID: [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Вундт В. М. (1897). Очерки психологии. (К. Хаббард Джадд, пер.) Лондон: Уильямс и Норгейт. Доступно по адресу: http://psychclassics.yorku.ca/Wundt/Outlines/sec7.htm. [Google Scholar]
  • Йих Дж., Уусберг А., Цянь В., Гросс Дж. Дж. (2019). Комментарий: оценка нейтральных аффективных состояний. Эмот. Ред. 10.1177 / 17540738295 [Epub перед печатью]. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Зеленски Дж. М., Ларсен Р. Дж. (2000). Распределение основных эмоций в повседневной жизни: состояние и черты характера на основе данных выборки опыта. J. Res. Чел. 34, 178–197. 10.1006 / jrpe.1999.2275 [CrossRef] [Google Scholar]

Существует ли нейтральный эффект? Как сложные три убеждения о нейтральном аффекте могут способствовать развитию аффективных исследований

Front Psychol.2019; 10: 2476.

Департамент психологии, Государственный университет Пенсильвании, Юниверсити-Парк, Пенсильвания, США

Отредактировал: Эрик А. Валле, Калифорнийский университет, Мерсед, США

Рецензировал: Фабрис Терони, Université de Женева, Швейцария; Оксана Иткес, Хайфский университет, Израиль

Эта статья была отправлена ​​в Emotion Science, раздел журнала Frontiers in Psychology

Поступила в редакцию 15 июля 2019 г .; Принято 21 октября 2019 г.

Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License (CC BY).Использование, распространение или воспроизведение на других форумах разрешено при условии указания автора (авторов) и правообладателя (ов) и ссылки на оригинальную публикацию в этом журнале в соответствии с принятой академической практикой. Запрещается использование, распространение или воспроизведение без соблюдения этих условий.

Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

Abstract

Исследователи, интересующиеся аффектом, часто сомневаются в существовании нейтральных аффективных состояний.В этой статье мы рассматриваем и оспариваем три убеждения исследователей относительно нейтрального аффекта. Это следующие убеждения: (1) невозможно чувствовать себя нейтральным, потому что люди всегда что-то чувствуют, (2) нейтральность не является аффективным состоянием, потому что аффект должен иметь положительный или отрицательный валентность, и (3) нейтральный аффект не важен, потому что он имеет не влиять на познание или поведение. Мы рассматриваем причины, по которым эти убеждения могут существовать, и предоставляем эмпирические доказательства, которые ставят их под сомнение. В частности, мы утверждаем, что нейтральный аффект - это ощущаемый опыт, который предоставляет важную информацию, имеющую отношение к валентности, которая влияет на познание и поведение.Разрушая эти представления о нейтральном аффекте, мы надеемся пролить свет на предположения исследователей о природе аффекта и предоставить новые теоретические и методологические перспективы, которые помогут нам лучше понять аффективный ландшафт.

Ключевые слова: нейтральный аффект, вера, эмоция, аффект как информация, валентность

Введение

Существует ли нейтральный аффект? Исследователи, интересующиеся аффектом, часто не рассматривают этот вопрос, потому что они сосредоточены на понимании наличия чувств, а не предполагаемого их отсутствия.Тем не менее, то, как исследователи думают о возможности нейтрального аффективного состояния, представляет собой интересное упражнение, поскольку оно раскрывает фундаментальные убеждения исследователей относительно природы аффекта. Эта статья ставит под сомнение три мнения исследователей о существовании нейтрального аффекта. Для каждого убеждения мы представляем доказательства, которые ставят его под сомнение и даем новый способ осмыслить природу аффекта. В последнем разделе статьи мы обсуждаем, как эти новые перспективы потенциально могут привести к теоретическим и методологическим инновациям.

Прежде чем обсуждать убеждения исследователей относительно существования нейтрального аффекта, необходимо определить некоторые термины. Аффект определяется как чувственное состояние (Schimmack and Crites, 2005; Barrett and Bliss-Moreau, 2009). Традиционно аффект обладает как минимум двумя ключевыми качествами: валентностью (приятность / неприятность) и возбуждением (Wundt, 1897; Clore and Schnall, 2005; Barrett and Bliss-Moreau, 2009). Люди могут воспринимать свои аффективные состояния как реакцию на все, о чем они сейчас думают (Clore and Schnall, 2005).Например, положительный или отрицательный аффект может восприниматься как положительная или отрицательная оценка объекта, человека или темы (Clore and Schnall, 2005). Люди также могут воспринимать аффект как качество или особенность самого стимула, например, когда кто-то считает американские горки пугающими. Однако, как указали Барретт и Блисс-Моро (2009), то, что заставляет каботажное судно казаться пугающим, не само по себе каботажное судно , а, скорее, опыт людей. То есть аффект по-прежнему воспринимается как индикатор собственных оценочных реакций людей на мир.Аффект - это общий термин, охватывающий аффективные черты, настроения и эмоции. Настроение и эмоции - это аффективные состояния. Однако настроение обычно менее интенсивное и более продолжительное, чем эмоции. Кроме того, в отличие от эмоций, которые часто имеют четкий объект (например, я тревожусь, когда вижу змею), у настроений обычно отсутствует явная причина (например, я просыпаюсь с чувством небольшого беспокойства; Ekman and Davidson, 1994; Beedie et al. ., 2005).

Мы определяем нейтральный аффект как чувство безразличия, безразличия, ничего особенного и отсутствие предпочтений тем или иным образом.Обратите внимание: когда мы используем термин «безразличный», мы не используем его для обозначения неприязни к чему-либо, потому что это будет означать скорее негативную, чем нейтральную реакцию. Также важно помнить, что нейтральный аффект теоретически может сочетаться с положительным и / или отрицательным аффектом 1 . Например, родитель может расслабиться на диване, когда его ребенок спрашивает, могут ли они вместе поиграть в парке. Родители могут относиться к потенциальному клиенту нейтрально, поскольку они не особо хотят идти в парк, но они также не против того, чтобы пойти в парк.Несмотря на то, что родитель нейтрально относится к походу в парк, он также может чувствовать себя счастливым, потому что их ребенок хочет проводить с ними время. Таким образом, нейтральный аффект определяется как наличие нейтрального аффекта, а не отсутствие или низкий уровень положительного или отрицательного аффекта. В следующих разделах мы предоставим дополнительные сведения о нейтралитете, в том числе о том, как его концептуализировать и измерить.

В этой статье мы исследуем три основных убеждения исследователей о природе нейтрального аффекта.Вот эти убеждения: (1) невозможно чувствовать себя нейтральным, потому что люди всегда что-то чувствуют; (2) нейтральность не является аффективным состоянием, потому что аффект должен иметь положительную или отрицательную валентность; и (3) нейтральный аффект не важен, потому что он не влияет на познание или поведение. В процессе обсуждения свидетельств, которые ставят под сомнение эти убеждения, мы проливаем свет на предположения исследователей о том, что такое аффект, и предлагаем альтернативные точки зрения, которые могут привести к теоретическим и методологическим открытиям.

Убеждение: невозможно чувствовать себя нейтральным, потому что люди всегда что-то чувствуют

Первое убеждение, которое мы хотим обсудить, - это представление о том, что нейтрального аффекта не существует, потому что люди всегда что-то чувствуют (Damasio, 2003; Izard, 2007) . Дамасио (2003) указал, что «… все ваши переживания происходят в мире, полном эмоций. Дело в том, что мы живем не в нейтральном мире. Наш опыт всегда эмоционально нагружен… »(стр. 50). Изард (2007) заявил: «… не существует такого понятия, как ум без эмоций; аффект или эмоция присутствуют всегда »(стр.270). Хелсон (1964) писал: «Все переживания более или менее окрашены аффектами» (стр. 341). Поскольку аффект присутствует всегда, некоторые исследователи могут полагать, что люди не могут ничего не чувствовать. Следовательно, нейтрального аффекта не существует.

Более слабая версия этого убеждения состоит в том, что нейтральный аффект может иметь место, но это редкое или мимолетное явление. Например, Вундт (1897) признал существование нейтрального аффекта, но как редкое явление, заявив: «… мы, возможно, никогда не находимся в состоянии, полностью свободном от чувств, хотя общая природа чувств требует зоны безразличия.Точно так же Томкинс и Маккартер (1964) писали: «… люди чаще испытывают аффект, чем не чувствуют никакого аффекта» (стр. 150). Брендл и Хиггинс (1996) проанализировали работу, указав, что отсутствие положительного воспринимается как отрицательное; тогда как отсутствие отрицательного воспринимается как положительное. Если так, то, возможно, нейтралитет будет встречаться редко. Другие исследователи задаются вопросом, можно ли когда-либо создать в лаборатории нейтральное настроение, потому что то, что обычно считается нейтральным, все еще остается вэйлансным.Действительно, Форгас (1999) отметил, что «… невозможно экспериментально вызвать действительно нейтральное настроение у участников» (стр. 933). Другие исследователи назвали манипуляции нейтральным настроением «неправильным термином» (Albarracin and Hart, 2011) или «так называемым нейтральным настроением» (Gendolla, 2012), что отражает их скептицизм по отношению к ним.

Вера в то, что нейтрального аффекта не существует или что это очень редкое явление, может происходить из необоснованных предположений о природе нейтрального аффекта. Во-первых, вера в то, что нейтрального аффекта не существует, потому что мы всегда что-то чувствуем, часто проистекает из предположения, что нейтральный аффект отражает буквальное отсутствие чувства.Действительно, исследователи описали их нейтральные аффективные состояния как неаффективные состояния, при которых не возникает никаких эмоций (Fredrickson, 1998; Rotteveel et al., 2001; Evers et al., 2009). Но что, если чувство нейтральности - это не буквальное отсутствие аффекта, а, скорее, наличие нейтрального аффекта? Мы утверждаем, что нейтральный аффект не сродни буквально ничего не чувствуя, а скорее сродни , не чувствуя ничего в частности .

Во-вторых, некоторые исследователи предполагают, что если присутствует какое-либо валентное состояние, то человек не является нейтральным.Отчасти проблема с этим предположением «все или ничего» заключается в том, что люди часто ощущают сразу несколько состояний (Roseman, 2011). Например, даже после манипуляции с печальным настроением люди сообщают, что испытывают некоторое счастье (Samson et al., 2016). Счастье не отменяет чувства печали. Точно так же люди могут рассматривать свой опыт как нейтральный, но все же сообщать о наличии других аффективных состояний.

Третья причина, по которой на первый взгляд исследователи могут подумать, что нейтральный аффект не существует или встречается редко, заключается в том, что, по крайней мере, на английском языке, можно легко представить, что люди говорят, что они «счастливы», «грустят», «злятся». , »И« тревожный », но не« нейтральный ».«Эвристика доступности предполагает, что если идея нелегко приходит в голову, мы думаем, что она менее вероятна (Tversky and Kahneman, 1973). Действительно, Watson et al. (1999) утверждали, что одна из причин, по которой они рассматривают аспект активации / возбуждения в исследованиях настроения как проблематичный, заключается в том, что «… оказалось, что трудно определить аффективно нейтральные термины, которые попадают непосредственно на предполагаемую ось активации» (стр. 829). Предполагается, что если люди не используют нейтральные термины для описания своих чувств, то нейтральные состояния не являются ни обычным, ни важным явлением.Неспособность определить подходящие нейтральные термины может свидетельствовать не о том, что это состояние встречается редко, а скорее в результате того, что исследователи не выбрали подходящие термины на английском языке. В английском языке есть термины, отражающие нейтральный аффект, например, когда люди говорят, что они чувствуют себя «так себе», «так себе» или «ничего особенного». Для аффективно основанных оценок, когда люди относятся к проблемам нейтрально, они могут сказать: «Я нейтрален», но они также могут сказать такие вещи, как «все равно», «мне все равно» или «у меня нет предпочтений». .«Люди выражают нейтральные эмоции через выражения лица и даже отправляя текстовые сообщения через смайликов с нейтральным лицом. Неспособность исследователей идентифицировать нейтральные государства может быть связана с их неправильной оценкой.

Четвертая причина, по которой некоторые исследователи могут не рассматривать нейтральный аффект как обычно переживаемое состояние, связана с культурой. Восточные культуры придают большее значение эмоциональному балансу, чем западные (Sims et al., 2015). Этот акцент на балансе может быть вызван тем, что восточноазиатские культуры, особенно находящиеся под влиянием конфуцианства, склонны ценить баланс, умеренность, равновесие и поиск «срединного пути» (Peng and Nisbett, 1999).Если это так, нейтральный аффект может быть более распространен в восточной, чем в западной культурах, потому что он может отражать восприятие себя как ничего особенного. В соответствии с этой гипотезой Мескита и Карасава (2002) попросили студентов американских и японских колледжей заполнять анкеты эмоций четыре раза в день. Первый вопрос заключался в том, испытывал ли человек эмоции за последние 3 часа. Процент студентов из американской выборки и японских студентов, обучающихся в Америке, которые выбрали, что они не испытывали никаких эмоций, составил 7.5 и 6,67% соответственно. Тем не менее, если посмотреть на японских студентов, обучающихся в Японии, этот процент увеличился до 22%. Важно помнить, что утверждение, что человек не испытывал эмоции, не обязательно сродни тому, что он чувствовал себя нейтральным, но это подтверждает, что культурные ожидания могут определять представление о том, что человек должен испытывать какую-то эмоцию, а не никакую конкретную эмоцию. Таким образом, культурные практики могут привести к тому, что западные участники сообщают о менее нейтральном аффекте по сравнению с некоторыми восточными культурами.

Но каковы эмпирические доказательства того, что люди действительно чувствуют нейтральный аффект? Один из способов собрать эти данные - попросить респондентов оценить интенсивность своих нейтральных чувств. Хотя эта практика еще не стала обычным явлением, когда исследователи ею занимались, респонденты сообщали о своих нейтральных реакциях (Storm and Storm, 1987; Zelenski and Larsen, 2000; Tay, 2011; Gasper and Hackenbracht, 2015; Gasper and Danube, 2016; Samson et al. др., 2016; Гальегос, Гаспер, 2018). В целом эти данные указывают на то, что респонденты часто испытывают нейтральные состояния и на уровнях, равных или чуть ниже переживаний положительного аффекта (Зеленский и Ларсен, 2000; Гальегос и Гаспер, 2018).Например, Гальегос и Гаспер (2018) исследовали, влияет ли социальное отторжение, принятие или ни одно из них на чувство нейтралитета людей (оценивается по степени, в которой люди чувствуют себя безразличными, ничто, безэмоционально, так себе, не испытывают сильных ощущений в одну сторону или другой, и meh) по шкале от 1 ( совсем не ) до 7 ( крайне ). В контрольных условиях средние уровни нейтрального аффекта (эксперименты с 1 по 3, соответственно: M = 3,50, SD = 1,42; M = 3.02, SD = 1,12; M = 3,05, SD = 1,33) были больше или не отличались статистически от средних уровней положительного аффекта ( M = 2,69, SD = 1,24; M = 3,31, SD = 1,15; M = 3,31, SD = 1,36; t (54) = 3,06, p = 0,003; t (57) = 1,66, p = 0,10; t (186) = 1,68, p = 0,10). Более того, если нейтрального аффекта не существует, то его невозможно экспериментально вызвать в лаборатории.Тем не менее, несколько исследований, в которых изучалась эффективность манипуляций с нейтральным настроением путем непосредственной оценки нейтрального аффекта, показывают, что респонденты действительно сообщают о более нейтральном аффекте, чем о положительном или отрицательном, после просмотра стимулов, предназначенных для создания нейтрального настроения, таких как нейтральные фотографии (Гаспер и Хакенбрахт, 2015) и видео (Samson et al., 2016). Таким образом, люди сообщают о том, что испытывают нейтральный аффект на относительно высоком уровне, и можно вызвать нейтральные аффективные состояния. Эти данные явно ставят под сомнение веру в то, что нейтральный аффект никогда не возникает или возникает редко.

Даже если часто сообщается о нейтральном аффекте, каковы доказательства того, что нейтральный аффект - это ощущение переживания ? Возможно, нейтральный аффект отражает отсутствие чувств и, следовательно, переживания нет. Один из способов проверить, является ли нейтральный аффект ощущаемым переживанием, - это выяснить, в какой степени нейтральные аффективные реакции занимают объем рабочей памяти. Такие теории, как гипотеза поглощения (Erber and Tesser, 1992) и гипотеза о простых ресурсах (Van Dillen and Koole, 2007), утверждают, что аффективные состояния создают мысли, связанные с аффектами.Эти мысли занимают объем рабочей памяти. Если для переживания аффекта необходима рабочая память, то интенсивность ощущаемых аффективных реакций можно снизить, попросив людей выполнять задачи, требующие познавательной способности, которые будут конкурировать за эти умственные ресурсы (Erber and Tesser, 1992; Rusting and Nolen-Hoeksema, 1998 ; Gerin et al., 2006; Joormann et al., 2007; Van Dillen, Koole, 2007; Kron et al., 2010). Гаспер и Хакенбрахт (2015) предположили, что если ощущается нейтральный аффект, то он также должен переживаться с меньшей интенсивностью, когда объем рабочей памяти обременен нагрузкой, чем когда это не так.Чтобы проверить эту идею, они попросили респондентов просмотреть положительные, отрицательные или нейтральные изображения, выполнить либо когнитивно сложную, либо нетребовательную задачу, а затем оценить свои положительные, отрицательные и нейтральные состояния. В соответствии с гипотезой о том, что нейтральный аффект занимает рабочую память, респонденты, которые видели нейтральные фотографии, сообщали о менее нейтральном аффекте, когда их рабочая память была истощена, чем когда это не так. Если бы нейтральные состояния просто ничего не чувствовали, тогда нельзя было бы ожидать, что на нейтральные чувства повлияет изменение умственных способностей, потому что не было бы никакого опыта, который можно было бы изменить.Ключевым следствием этой работы является то, что нейтральные состояния - это ощущаемый опыт, для поддержания которого требуются когнитивные ресурсы.

Кроме того, важно отметить, что нейтральный аффект отличается от других невалентных состояний, таких как чувство онемения или шока. Онемение возникает, когда люди переживают эмоциональную травму, чтобы помочь им справиться с болью. Подобно тому, как люди реагируют на физическую боль онемением тела, люди могут реагировать на психологическую боль, такую ​​как отказ, эмоциональным онемением (DeWall and Baumeister, 2006).Нейтральный аффект, когда нет ничего особенного, должен отличаться от онемения, то есть ощущения, что человек не может ответить эмоциями. Кроме того, когда происходит неожиданное событие, возникает шок, похожий на крайнюю форму неожиданности. Как и неожиданность, шок может быть хорошим или плохим (например, шок от беременности может быть хорошим или плохим в зависимости от обстоятельств). Ничего особенного (т. Е. Нейтральность) не должно отличаться от шока. Галлегос и Гаспер (2018) исследовали, отличается ли нейтральный аффект от онемения и шока, исследуя, вызывает ли переживания межличностного отторжения онемение, шок или нейтральные реакции.Они обнаружили, что по сравнению с контрольным условием отторжение приводило к тому, что люди чувствовали оцепенение (т. Е. Оцепенение, бесчувственность, отстраненность, бесчувственность и эмоциональную мертвость, d Коэна = 0,33, 95% доверительный интервал [0,16, 0,49]) и шок (т.е. , ошеломленный, шокированный, ошеломленный, изумленный, ошеломленный, все три эксперимента, d = 0,80, 95% ДИ [0,62, 0,97]), но не изменили нейтральный аффект (т. е. безразличный, ничего, безэмоциональный, так- Итак, не чувствуй себя сильно, так или иначе, и я, d = 0.06, 95% ДИ [-0,11, 0,22]). Это важный вывод, поскольку исследователи должны знать, что состояния, которые обычно описывались как невалентные, можно отличить друг от друга. Сгруппирование этих состояний вместе может привести к, возможно, неверным выводам, например, когда исследователи утверждают, что отторжение вызывает нейтральные реакции (Blackhart et al., 2009).

В целом, вера в то, что ставит под сомнение существование или возникновение нейтрального аффекта, может происходить из (1) неточного определения, что нейтральный аффект буквально ничего не чувствует, (2) заблуждения о том, что нейтральный аффект не может сочетаться с другими валентными состояниями, (3) ложное предположение, что английскому языку не хватает словарного запаса, чтобы напрямую описать состояние нейтрального чувства, и (4) культурные различия в выражении эмоциональности.Чтобы продемонстрировать, что эти предположения о нейтральном аффекте необоснованны, мы рассмотрели исследования, показывающие, что (1) люди действительно чувствуют себя нейтральными и интенсивность нейтрального аффекта варьируется, (2) чувство нейтральности - это ощущаемый опыт, требующий когнитивных ресурсов, и (3) нейтральный аффект сочетается с другими аффектами и отличается от других невалентных состояний, таких как онемение и шок.

Убеждение: нейтральность не является аффективным состоянием, потому что аффект должен иметь положительную или отрицательную валентность

При обсуждении аффективной валентности важно четко понимать, как человек использует этот термин.Согласно Коломбетти (2005), среди прочего, валентность может относиться либо к оценочной валентности, либо к аффективной валентности. Оценочная валентность относится к тому, как оценивается окружающая среда. Например, человек может оценить ситуацию как ужасную, что приведет к страху. Аффективная валентность относится к гедонистическому качеству эмоционального состояния. Например, страх может восприниматься как отрицательный, если он мешает человеку говорить эффективно, но он может восприниматься как положительный, если действует как мотиватор.Здесь мы обсуждаем нейтральность как с точки зрения оценочной, так и аффективной валентности.

Оценочная валентность

Влияние, по определению, носит оценочный характер. Эмоциональная система помогает людям оценить биологическое значение стимулов, с которыми они сталкиваются (LeDoux, 1989). Валентность является важным компонентом аффекта (Russell, 2003; Peters et al., 2006), поскольку, помимо прочего, аффективная валентность предоставляет важную информацию о том, каково состояние окружающей среды - хорошее или плохое.Watson et al. (1999) писали: «Действительно, валентность - это такой важный аспект нашего процесса оценки, что люди почти мгновенно оценивают свое текущее состояние как приятное / положительное или неприятное / отрицательное…» (стр. 828). С эволюционной точки зрения эта гипотеза имеет смысл в том смысле, что людям необходимо знать, является ли что-то угрозой или возможностью, чтобы они могли избежать этого или приблизиться к нему (Nesse, 2004).

Тем не менее, размышляя о роли валентности в аффективных исследованиях, стоит помнить о различии между аффектом и эмоцией.Эмоции действуют как сигнальная система, захватывая и отвлекая внимание от того, что является важным (Simon, 1967). Валентность является такой ключевой чертой эмоций, что Ортони и Тернер (1990) писали: «… мы предполагаем, что эмоциональная валентность является необходимым условием для того, чтобы состояние было эмоцией. Из этой точки зрения исключена возможность того, что эмоция может быть аффективно нейтральной »(стр. 317). Точно так же Нессе (2004) писал: «Если ситуация не содержит ни угроз, ни возможностей, она не повлияет на приспособленность.Вот почему нейтральных эмоций мало, если они вообще есть »(с. 1338). Таким образом, некоторые исследователи утверждают, что эмоции должны иметь валентность, потому что главная функция эмоций - предупреждать людей о потенциально важных угрозах и возможностях. Поскольку нейтральная информация, вероятно, не имеет решающего значения, некоторые исследователи считают, что эмоции не могут быть нейтральными.

Хотя возможно, что эмоции не могут быть нейтральными, мы утверждаем, что эмоции могут быть нейтральными. Эмоции действуют как срочный сигнализатор.Поскольку, как правило, не важно знать, что ситуация нейтральна, мы признаем, что появление нейтральных эмоций может иметь меньшую вероятность. Но здесь мы не будем заходить так далеко, чтобы сказать, что нейтральных эмоций не существует. Например, нейтральные эмоции могут возникнуть в ситуациях, когда критически важно соблюдать нейтралитет, например, когда человек пытается быть справедливым и беспристрастным. Однако мы считаем проблематичным, если исследователи ошибочно расширили это рассуждение о возможности нейтральных эмоций до нейтральных эмоций .В частности, мы думаем, что ошибочно полагать, что, поскольку аффект предоставляет валентную информацию об окружающей среде, аффект не может быть нейтральным.

Мы утверждаем, что когда люди оценивают свое окружение, они не только хотят знать, что полезно или вредно, но также и то, что не является ни тем, ни другим. Внимание людей ограничено, поэтому точно так же, как знать, что хорошо, а что плохо, функционально, но также полезно знать, что ни то ни другое. Кажется, что чрезвычайно важно знать, о чем не нужно беспокоиться.Таким образом, нейтральный аффект дает информацию о валентности, сигнализируя о том, что немедленное внимание не требуется. В соответствии с этой точкой зрения, обсуждая, как думать о валентности, Хиггинс (2014) писал: «… природа валентности зависела от того, как определялась нейтральность: чтобы понять валентность, вам нужно понять« 0 »» (стр. 429; «0»). ”Относится к нейтралитету). Тем не менее, исследователи редко обсуждают нейтралитет как ключевой элемент валентности. При оценке нейтрального аффекта нейтральность часто представляет собой просто точку или небольшую область вдоль одного биполярного или двух униполярных валентных измерений (см. Cacioppo et al., 1999; Рассел, 2003; Ларсен и др., 2009). Нейтральный аффект редко концептуализируется или оценивается независимо от положительного или отрицательного аффекта. Мы считаем такой подход проблематичным. Карвер и Шайер (1990) хорошо проиллюстрировали наши опасения, когда они утверждали, что отсутствие одного государства не означает наличие другого. Они сказали:

… знание того, что человек не находится в депрессии, не дает оснований делать вывод о том, что человек счастлив. Знание того, что человек несчастен, не дает оснований делать вывод о том, что он плохо себя чувствует.Иногда люди эмоционально нейтральны (Carver and Scheier, 1990, стр. 27).

Точно так же мы утверждаем, что нейтральный аффект не может быть выведен из отсутствия других аффектов. Его следует оценивать отдельно от положительного и отрицательного воздействия. Более того, когда это делается, нейтральный аффект оказывается измерением, которое в некоторой степени не зависит от положительного и отрицательного аффекта.

Каковы доказательства того, что меры нейтрального аффекта фиксируют уникальную информацию, а меры позитивного и негативного аффекта - нет? Напомним, мы определили нейтральный аффект как наличие нейтрального аффекта, а не отсутствие положительного или отрицательного аффекта.Это определение допускает возможность возникновения нейтральных реакций независимо от положительных и / или отрицательных реакций и одновременно с ними. Недостаточно сделать вывод о нейтральном аффекте из отсутствия положительного и отрицательного аффекта, потому что нейтральность может возникнуть, когда присутствуют оба. В соответствии с этой точкой зрения, в исследованиях, в которых изучаются как оценочная валентность, так и аффективная валентность, нейтральный аффект сочетается с положительным и отрицательным аффектом (Gasper and Hackenbracht, 2015; Gasper and Danube, 2016; Samson et al., 2016; Гальегос и Гаспер, 2018). Более того, самоотчеты людей о нейтральном аффекте не очень коррелируют с сообщениями о положительном и отрицательном аффекте (Gasper and Hackenbracht, 2015; Gasper and Danube, 2016), предполагая, что нейтральный аффект - это не просто состояние, которое усиливается при положительном / отрицательном аффекте. уменьшается. Кроме того, в отличие от гипотезы о том, что наличие положительного или отрицательного аффекта подразумевает менее нейтральный аффект, иногда эти корреляции являются положительными (Gasper and Hackenbracht, 2015; Gasper and Danube, 2016; Gallegos and Gasper, 2018).Факторный анализ аффективных состояний, представленных в пяти различных выборках, показал, что в дополнение к положительным и отрицательным факторам аффекта существует четкий и последовательный третий, нейтральный фактор аффекта (Gasper and Danube, 2016). Данные точечной диаграммы также показали, что некоторые участники сообщают, что чувствуют себя резко отрицательно, например, и в то же время нейтрально (Hu and Gasper, 2019, представлено). Таким образом, нейтральный аффект может быть независимым измерением, которое предоставляет релевантную для валентности информацию, которую нельзя уловить, просто оценив положительный и отрицательный аффект.

В целом, мы полагаем, что было бы ошибкой рассматривать только стимулы, оцениваемые как положительные или отрицательные. Валентность предоставляет людям информацию, которая может определять их действия. Таким образом, кажется важным знать, что хорошо, что плохо, а что нет. Учитывая ограниченные когнитивные способности людей, людям нужен не только способ расставить приоритеты в том, что важно, но и осознавать то, что не так важно. Ключевым выводом здесь является то, что исследователи должны рассмотреть возможность расширения своего взгляда на валентность, включив в него оценки стимулов как хороших, плохих и нейтральных.Действительно, рейтинги нейтральности могут возникать независимо от оценок положительности и отрицательности. Поэтому мы утверждаем, что нейтральный аффект действительно является аффектом, потому что он предоставляет важную информацию, относящуюся к валентности.

Аффективная валентность

До сих пор мы сосредоточились на оценочной валентности, но как насчет гедонистического опыта нейтрального аффекта? Люди воспринимают нейтральный аффект как нейтральный, приятный или неприятный? Испытывается ли то или иное аффективное состояние как гедонически приятное или болезненное, зависит от контекста (Barrett et al., 2007, 2011; Кондон и др., 2014). Например, даже если обычно считается, что счастье доставляет удовольствие для гедонизма, это не обязательно (Condon et al., 2014). С учетом этого взгляда, то, как переживается нейтральный аффект, также может быть предметом преднамеренного фокуса и интерпретации, в зависимости от эмоциональной цели и контекста, в котором возникает нейтральность (Barrett et al., 2007). Ниже мы рассмотрим несколько способов, которыми исследователи концептуализировали нейтральный аффект с учетом его гедонической валентности.

В теориях адаптации нейтральность отражает текущий уровень адаптации людей в том смысле, что это состояние возникает, когда люди адаптировались к своей среде.Адаптация не считается ни хорошей, ни плохой. Он служит ориентиром для оценки других государств (Helson, 1964). Например, удовольствие исходит не от попыток быть нейтральным, а скорее от «… несоответствия между стимуляцией и преобладающим уровнем адаптации» (Helson, 1964, стр. 49). Без какого-либо нейтрального состояния было бы трудно понять, что такое радость и печаль, потому что нет состояния, с которым можно было бы их сравнивать (Любомирский, 2011). С этой точки зрения нейтралитет - это не гедонически изысканное состояние, а, скорее, текущий стандарт, используемый для оценки того, увеличивает или уменьшает событие удовольствие или боль.

Подобно тому, как нейтралитет может использоваться в качестве стандарта для оценки гедонистических качеств других аффективных состояний, другие аффективные состояния потенциально могут определять гедонические качества нейтрального состояния. Нейтралитет может восприниматься как приятный или неприятный в зависимости от того, уменьшается ли боль или удовольствие. Например, переход от болезненного состояния к нейтральному, вероятно, ощущается как улучшение, тогда как переход от радостного состояния к нейтральному может восприниматься как упадок.Таким образом, нейтральный аффект можно было либо искать, либо избегать.

Идея о том, что ситуация может изменить то, как воспринимаются, казалось бы, нейтральные ситуации, очевидна в теории регулятивного фокуса. Кто-то может возразить, что статус-кво - это нейтральный опыт - ничего не изменилось, поэтому должен быть нейтральный ответ. Тем не менее, значение status quo также зависит от ситуации. В теории регулятивного фокуса, в которой обсуждаются эмоциональные реакции людей на выигрыши и потери, достижение статус-кво (ни выгода, ни потеря) не должно восприниматься как нейтральное (Brendl and Higgins, 1996; Higgins, 2014; Higgins and Liberman, 2018).Напротив, то, как воспринимается статус-кво , зависит от того, сосредоточен ли человек на продвижении (сосредоточен на получении выгоды) или на предотвращении (сосредоточен на предотвращении потерь), и испытывает ли он отсутствие выгоды или убытка. Когда человек сосредоточен на продвижении, он сосредоточен на том, чтобы что-то получить. Если они ничего не получают (невыгодность), то они воспринимают статус-кво как разочарование, потому что это отражает отсутствие желаемой выгоды. И наоборот, когда человек сосредоточен на профилактике, он хочет сохранить статус-кво , а не потерпеть убытки.Если они не испытывают убытков (отсутствия убытков), то они воспринимают статус-кво как облегчение, поскольку потери не произошло. Таким образом, статус-кво , который некоторые могут рассматривать как создающий нейтральное состояние, поскольку не произошло никаких изменений в обстоятельствах, может быть воспринят как разочарование или облегчение, в зависимости от того, занимается ли человек продвижением или профилактикой в ​​данный момент.

Кроме того, личные и культурные теории людей о желательности нейтральных чувств могут определять, будет ли нейтральный аффект восприниматься как приятный или болезненный.Например, такие сайты, как Reddit, содержат вопросы о том, что такое нейтральный аффект 2 и является ли он нормальным 3 . Если в обществе ценится позитивное чувство, то нейтральное чувство может восприниматься как ненормативное и, следовательно, негативное состояние по сравнению с предполагаемой позитивной нормой. Однако, если в обществе ценится чувство уравновешенности, а не излишне позитивное, то нейтральный аффект может восприниматься как нормативный и, следовательно, соответствующая реакция. Например, ключевым элементом буддизма является практика медитации, чтобы люди осознавали свой опыт.В буддизме люди, которые не обращают внимания на свои чувства, обычно реагируют на нейтральные чувства, игнорируя их. Буддийская философия утверждает, что, когда люди игнорируют свои нейтральные чувства, они с большей вероятностью испытают скуку и невежество, потому что все чувства, в том числе нейтральные, требуют внимания (Bodhi, 2000; Kudesia and Nyima, 2015). Дхаммадинна, монахиня, заявила, что, когда люди испытывают нейтральные чувства, игнорирование их и незнание может быть болезненным и неприятным, тогда как знание нейтрального чувства приятно (Аналайо, 2017).Тич Нхат Хан, вьетнамский буддийский монах, пошел еще дальше, говоря о практике внимательности в отношении нейтральных чувств:

В процессе практики мы обнаруживаем, что нейтральные чувства очень интересны. Когда мы сидим, возникает нейтральное ощущение. Когда мы привносим внимательность в нейтральное чувство, вы обнаруживаете, что это довольно приятно. Вы видите, что у вас уже достаточно условий для счастья с нейтральным чувством. Если вы внимательно посмотрите на нейтральное чувство, вы увидите, что оно чудесно.Когда вы видите, что ваши чувства текут, как река, вы видите, что 80% ваших нейтральных чувств довольно приятны. Благодаря внимательности наше нейтральное чувство превращается в счастье (Thich, 2011).

С этой точки зрения осознание и знание нейтральных чувств, а не самих чувств, может способствовать счастью и удовольствию.

Итак, мы утверждаем, что нейтральные чувства можно гедонически переживать как положительные, отрицательные или нейтральные. Это утверждение не означает, что нейтрального аффекта не существует, потому что мы аналогичным образом утверждаем, например, что счастье не обязательно должно быть позитивным, а страх не обязательно негативным (Condon et al., 2014). То, как переживаются чувства, зависит от человека и контекста. Нейтралитет может быть состоянием, которое люди используют в качестве ориентира, ищут, избегают или на котором сосредотачиваются, чтобы осознать. Нейтральные состояния не обязательно воспринимать как нейтральные, но этот вывод не отменяет их значимости и важности в аффективной сфере.

Убеждение: нейтральное влияние неважно, потому что оно не влияет на познание или поведение.

Аффективные состояния влияют на поведение. С точки зрения аффекта как информации, это может происходить из-за того, что аффективные состояния предоставляют людям информацию или обратную связь, которые могут влиять на то, как люди думают или действуют (обзоры см. В Clore et al., 2001; Шварц и Клор, 2003; Гаспер и Исбелл, 2007; Гаспер и Спенсер, 2018). Некоторые исследователи могут считать, что нейтральный аффект не очень важен, потому что они полагают, что нейтральные состояния свободны от аффектов и, следовательно, предоставляют мало информации или обратной связи. Например, Коэн и Андраде (2004) обсуждали нейтральный аффект как менее информативный в оценочном процессе, чем другие настроения. Нейтральный аффект также используется в качестве условия контроля, предположительно потому, что нет никакого аффекта, способного изменить эксперимент (Gasper, 2018).Однако эти предположения могут быть необоснованными. Мы утверждаем, что, как и другие аффективные состояния, нейтральный аффект может влиять на познание и поведение, потому что он также предоставляет людям ценную аффективную информацию.

Итак, какой тип аффективной информации может предоставить нейтральный аффект? Одна ключевая информация, которую могут предоставить нейтральные государства, заключается в том, что они сигнализируют о том, что не нужно заботиться об окружающей среде, потому что в ней нет ничего особенно примечательного. Этот взгляд отражен в самых разных моделях.Например, в буддизме существует три основных режима чувств: приятное, болезненное и нейтральное (например, De Silva, 1995). Кудесиа и Ньима (2015) утверждали, что эти приятные, отталкивающие и нейтральные чувства соответственно вызывают «… тенденции к действию, продлевающие приятные восприятия, устраняющие неприятные восприятия и игнорирующие нейтральные восприятия» (стр. 916). То есть, поскольку нейтральные чувства не являются ни приятными, ни болезненными, их часто не замечают, и люди игнорируют эти реакции или остаются в неведении (Bodhi, 2000; Kudesia and Nyima, 2015).Нейтральный аффект сигнализирует о том, что ситуация не требует внимания, потому что она не заслуживает внимания или важна. Похожая точка зрения возникает в перспективе основного аффекта (Russell, 2003), поскольку нейтральный аффект может не ощущаться сознательно, отчасти потому, что он отходит на задний план из-за отсутствия необходимости уделять ему внимание.

Помимо нейтрального аффекта, который, возможно, сигнализирует о том, что человеку не нужно заботиться об окружающей среде, нейтральный аффект также может сигнализировать о том, что человек понимает окружающую среду.В модели аффективной адаптации AREA Уилсон и Гилберт (2008) утверждали:

Люди анализируют поступающую информацию, имея в виду два вопроса: «Это важно для меня?» и "Достаточно ли я понимаю?" Если событие считается одновременно релевантным для себя и необъяснимым, люди уделяют ему внимание, и событие вызывает аффективную реакцию. И наоборот, если событие считается неважным или достаточно объясненным, люди не обращают на него внимания, и событие не вызывает аффективной реакции (Wilson and Gilbert, 2008, p.372).

Таким образом, как и в буддийской перспективе, эта точка зрения подразумевает, что нейтральный аффект может указывать на то, что событие неважно. Но он также основан на буддийском воззрении, поскольку нейтральный аффект может сигнализировать о том, что человек понимает, знает или понимает событие.

Помимо сигнала понимания, нейтральный аффект может сигнализировать о том, что ситуация нормальная. Взгляд Любомирского и его коллег на гедонистическую адаптацию утверждает, что адаптация происходит, когда восприятие людьми чего-либо как положительного или отрицательного становится нейтральным (Любомирский, 2011; Armenta et al., 2014). События, к которым трудно адаптироваться, - это те, которые привлекают внимание, они разнообразны / динамичны и новы / удивительны, предполагая, что нейтральные события не привлекают внимания, не являются динамическими и нормативными. Брендл и Хиггинс (1996) также обсуждали нейтралитет как потенциально отражающий норму. Они писали: «… нормальные события не должны восприниматься как причинные, и, следовательно, не должны ни поддерживать, ни препятствовать достижению цели; то есть их следует оценивать как нейтральные по валентности и качеству »(Brendl and Higgins, 1996, p.128). В частности, используя теорию нормы (Канеман и Миллер, 1986), Брендл и Хиггинс (1996) утверждали, что объекты, отношения и события, которые являются примером нормы, вызывают нейтральные реакции. Более того, поскольку норма легко приходит на ум, они также утверждали, что легкость, с которой приходит знание, может служить сигналом нейтралитета. Например, они обсуждали исследование Острома и Апшоу (1968), в котором изучали, насколько легко / сложно людям записать убеждение, отражающее различные точки шкалы отношений.В соответствии с представлением о том, что нейтральный аффект может отражать то, что легко понять, респонденты посчитали, что легче всего думать о средних и конечных точках. Таким образом, нейтральные государства могут сигнализировать о том, что ситуация не требует внимания, потому что она не заслуживает внимания, понятна и нормальна.

Наконец, нейтралитет также может сигнализировать о том, что человек так или иначе не относится к окружающей среде. Этот опыт может иметь ряд потенциальных последствий, в том числе помочь людям справиться с ситуацией.Эта возможность хорошо проиллюстрирована притчей из другой восточной философии / религии, даосизма. В притче убегает фермерская лошадь. Соседи говорят, что это невезение, но фермер отвечает: «Может быть». На следующий день лошадь возвращается с тремя другими дикими лошадьми. Соседи комментируют, насколько прекрасна эта новостройка. Фермер отвечает: «Может быть». Затем сын фермера ломает ногу, пытаясь оседлать дикую лошадь. Соседи сочувствуют этому негативному событию.В ответ фермер отвечает «возможно». История продолжается, но ее критический посыл заключается в том, что фермер понимает, что мы никогда не можем точно знать, будет ли ситуация хорошей или плохой. Фермер придерживается нейтральной точки зрения, поскольку валентность еще не определена. История отражает мнение о том, что иногда важно быть беспристрастным и непредвзятым.

В настоящее время существует не так много исследований, которые эмпирически изучают, действительно ли нейтральные государства сигнализируют о том, что ситуация не требует внимания, что ее понимают, что она нормативна и что никто не чувствует того или иного.Тем не менее, есть несколько направлений работы, которые подтверждают гипотезу о том, что нейтральные аффективные состояния могут влиять на познание и поведение. Например, в модели саморегуляции Карвера и Шейера (1998) нейтральный аффект дает информацию о том, что заслуживает действия. В модели положительный аффект сигнализирует о том, что человек приближается к своей цели быстрее, чем ожидалось; отрицательно сказывается то, что человек приближается к нему медленнее, чем ожидалось; а нейтральный аффект указывает на то, что человек приближается к своей цели с соответствующей скоростью.Следовательно, нет необходимости менять свое ориентированное на цель поведение. Нейтральный аффект сигнализирует о том, что следует придерживаться выбранного курса. Идея о том, что нейтральный аффект побуждает людей продолжать делать то, что они делают, может проистекать из того, что он сигнализирует о том, что не нужно уделять дополнительное внимание своим действиям, о том, что он достиг понимания, или о том, что он не чувствует того или иного. прочее, никаких настроек не требуется.

Недавнее исследование, проведенное Гаспером и Дунаем (2016), также поддерживает гипотезу о том, что нейтральный аффект сигнализирует об отсутствии предпочтений.Они выдвинули гипотезу о том, что нейтральный аффект сигнализирует о том, что никто не испытывает того или иного чувства к объекту суждения. Следовательно, люди могут полагаться на свои нейтральные чувства как на основу своих нейтральных суждений. В шести исследованиях они обнаружили, что положительный аффект является причиной наибольшей дисперсии положительных суждений, отрицательный аффект объясняет большую часть дисперсии отрицательных суждений, а нейтральный аффект (не положительный, отрицательный или даже амбивалентный аффект) объясняет большую часть дисперсии. в нейтральных суждениях.Таким образом, когда дело доходит до оценки того, придерживается ли кто-то нейтрального мнения о проблеме, люди полагаются на информацию, предоставляемую их нейтральным аффектом, сверх той, что предоставляется этими другими аффективными состояниями. В этой связи Гаспер и Дунай (2016) обнаружили, что нейтральное, но не отрицательное отношение было связано с отказом от поведения, которое люди должны делать, но часто не делают (например, есть пять порций фруктов или овощей в день).

Предполагается, что нейтральный аффект не только потенциально предоставляет информацию, которая изменяет познание, но и имеет важные последствия для межличностного поведения.В модели регулирования настроения, основанной на социальных ограничениях, Эрбер и Эрбер (2001) предположили, что нейтральные состояния полезны в определенных ситуациях из-за той гибкости, которую они предлагают. То есть людей иногда побуждают регулировать свои аффективные состояния в сторону нейтралитета, чтобы справиться с конкретными непредвиденными обстоятельствами. Например, Erber et al. (1996) пришли к выводу, что нейтральные состояния наиболее желательны при взаимодействии с незнакомцами, поскольку неизвестно, будут ли такие взаимодействия положительными или отрицательными. Соответственно, люди, которые ожидают взаимодействия с незнакомцами, скорее всего, будут сдерживать свое текущее настроение, независимо от того, является ли их настроение положительным или отрицательным.Точно так же Де Сильва (1976) концептуализировал нейтралитет как защиту от возникновения сентиментальных привязанностей. В соответствии с этим некоторые организации просили своих сотрудников сохранять свой эмоциональный опыт на работе в относительно нейтральном диапазоне (например, Hochschild, 1983; Judge, 1992; Morris and Feldman, 1996), возможно, из-за идеи, что нейтральное поведение демонстрирует способствует созданию рациональной рабочей среды. Таким образом, нейтральный аффект может иметь важные межличностные последствия, когда люди регулируют свой аффект так, чтобы он был нейтральным, чтобы иметь лучшие межличностные взаимодействия.

В целом, нейтральные аффективные состояния могут предоставить людям различную информацию, в том числе о том, что ситуация не требует внимания, потому что она не заслуживает внимания, что она понятна, что это нормально и что человек не чувствует себя так или другой. В настоящее время мало эмпирических исследований, подтверждающих эти утверждения, но существующие исследования показывают, что нейтральный аффект может формировать познание и поведение способами, отличными от положительных и отрицательных аффективных состояний.

Новые теоретические направления

Слишком долго исследователи, интересующиеся аффектом, игнорировали нейтральные состояния. Возможно, они сделали это, потому что человеческая природа сосредоточена на том, что кажется заметным, а не на незаметном. Тем не менее важно замечать то, что отсутствует. Например, в фильме « Собака Баскервилей» Шерлок Холмс решил загадку, заметив, что собаки не лают. Чтобы понять, что такое аффект и как он функционирует, очень важно понимать, что значит не чувствовать ничего конкретного.С этой целью мы стремились понять нейтральный аффект путем критического изучения трех потенциальных убеждений исследователей о нейтральном аффекте. В частности, мы бросили вызов следующим убеждениям: (1) невозможно чувствовать себя нейтральным, потому что люди всегда что-то чувствуют, (2) нейтральный аффект не является аффективным состоянием, потому что аффект должен иметь положительную или отрицательную валентность, и (3) нейтральный аффект. неважно, потому что не влияет на познание или поведение. Мы считаем, что отказ от допущений, лежащих в основе этих убеждений, продвинет теорию и методы, касающиеся природы аффекта, в новом направлении.

Рассматривая альтернативы первому убеждению, можно выделить несколько важных способов продвижения исследований. Во-первых, для некоторых исследователей это могло быть ключевым сдвигом парадигмы - думать о нейтральном аффекте не как об отсутствии аффекта, а как о наличии нейтрального аффекта. Если нейтральный аффект - это присутствие опыта, становится важным понять, на что это похоже и как оно действует. Нейтральный аффект теперь становится частью аффективной сферы, а не неаффективным условием контроля.Следовательно, исследователи должны осознавать, насколько нейтральный аффект укладывается в их теоретические рамки и предположения, которые они делают по этому поводу. Даже если модель аффекта исследователя не включает нейтральный аффект, важно, чтобы они хотя бы объяснили, почему, вместо того, чтобы просто игнорировать возможность нейтрального состояния. Рассмотрение этих вопросов может привести к тому, что исследователи пересмотрят свои вопросы относительно природы аффекта. Например, какие черты у нейтральных государств есть у других аффективных состояний? Что отличает нейтральный аффект от других аффектов? Может ли нейтральный аффект помочь людям справиться с ситуацией? Различаются ли люди по своей склонности к нейтральности? Если да, то как эти индивидуальные различия могут формировать мысли, действия и психическое благополучие? Кроме того, исследователям может потребоваться переосмыслить, что составляет соответствующее условие контроля (см. Gasper, 2018), потому что нейтральный аффект не всегда может быть подходящим условием контроля.

Во-вторых, если существует нейтральный аффект, чрезвычайно важно, чтобы исследователи разработали соответствующее определение конструкции. Как только это установлено, исследователи могут работать над разработкой соответствующих средств для его измерения. В этой статье мы представили конкретную точку зрения; однако другие исследователи могут по-разному концептуализировать нейтральный аффект (Gasper, 2018; Yih et al., 2019). Например, исследователь, изучающий регуляцию эмоций, может рассматривать нейтральный аффект как базовое состояние человека. Другие могут рассматривать нейтральный аффект как сродни аффективным терминам с низким уровнем возбуждения, таким как скука, расслабление или молчание (Зеленский и Ларсен, 2000).Если это так, то первостепенное значение приобретает четкое определение нейтрального аффекта. Также важно провести эксперименты, чтобы убедиться, что эти конструкции эквивалентны друг другу или отражают различные состояния. Подобно тому, как онемение может отличаться от нейтрального аффекта, мы подозреваем, что чувство типичного или слабого аффективного переживания, такого как скука или спокойствие, может отличаться от чувства нейтральности (как определено в этой статье). Мы поощряем исследования по этой теме, потому что надеемся, что такая работа прольет свет на сложный диапазон переживаний, из которых состоит повседневный, возможно, более приземленный эмоциональный опыт людей.

В-третьих, если нейтральные состояния совпадают с положительными и отрицательными состояниями, как они могут это сделать? Одна из возможностей состоит в том, что возникает более одного состояния, но они возникают из разных аспектов одной и той же ситуации. Например, человек может описать свои ощущения от обеда с бабушкой как счастливые и нейтральные. Счастье проистекает из того факта, что они наслаждаются обществом своей бабушки, тогда как нейтралитет может отражать тот факт, что еда была ничем не примечательной. Оба состояния ощущаются, но относятся к разным аспектам опыта.Возникают интересные вопросы о том, когда лучше всего сосредоточиться на каждом элементе (бабушка или еда) или когда лучше всего сосредоточиться на комбинированной аффективной реакции (обед с бабушкой). Вторая возможность состоит в том, что вместо каждого состояния, проистекающего из разных элементов одного и того же опыта, два состояния могут объединиться, чтобы сформировать независимый, уникальный, эмоциональный опыт. Например, счастье и нейтральный аффект можно воспринимать как беспечность - ситуация оценивается как положительная, и у человека нет предпочтений, потому что все хорошо.И наоборот, негативное и нейтральное состояние вместе могут восприниматься как апатия - ситуация оценивается как негативная, и у человека нет предпочтений, потому что все это плохо. Третья возможность - также подумать о том, могут ли нейтральные состояния в сочетании с другими состояниями вызывать амбивалентные реакции. Об амбивалентности часто думают как о позитивном и негативном чувстве одновременно. Однако может случиться так, что люди испытывают амбивалентность, когда они чувствуют положительный или отрицательный эффект нейтрального аффекта. Ху и Гаспер, 2019, представили.Например, при мысли об обеде с бабушкой может возникнуть амбивалентность, потому что он был одновременно позитивным и нейтральным. Если да, то каковы последствия того, как этот тип амбивалентности влияет на мысли, действия и психологическое благополучие?

Второе убеждение, на котором мы сосредоточились, касалось понятия, что аффект должен быть валентным. Мы обсуждали это убеждение как с точки зрения оценочной валентности, так и аффективной валентности. Что касается оценочной валентности, возникает ряд вопросов. Например, оценивают ли люди новые стимулы не только с точки зрения того, являются ли стимулы положительными или отрицательными, но и нейтральными? Если положительно валентные чувства обычно сигнализируют о приближении, а отрицательно валентные чувства - избегании, обязательно ли нейтральные чувства ни к чему другому? Или возможно, как в теориях, подобных модели оценочного пространства, что существует смещение позитивности, при котором нейтральные состояния продвигают мотивацию подхода, потому что в противном случае люди могут упустить потенциальные возможности в своей среде (Cacioppo et al., 2012)? Если что-то оценивается как нейтральное, насколько устойчивым или податливым будет этот опыт?

С точки зрения аффективной валентности рассмотрение нейтрального аффекта как аффективной реакции порождает много интересных гипотез, касающихся гедонистических последствий чувства нейтральности. В Соединенных Штатах счастье высоко ценится в том смысле, что люди ищут ситуации, в которых есть вероятность счастья (Mesquita and Markus, 2004). Действительно, многие социальные контексты в США продвигают счастье или положительные чувства в качестве своей основной цели, а также вопросы или комментарии, такие как «Вам весело?» и «Я рад, что ты счастлив.»Являются обычным явлением (Маркус и Китайма, 1994). Одним из следствий этого поощрения счастья может быть то, что некоторые люди обеспокоены, когда они испытывают нейтральные, а не счастливые чувства. Фактически, исследования показывают, что чрезмерная оценка счастья в выборках из США может привести к снижению благополучия (Mauss et al., 2011) и депрессии (Ford et al., 2014), а также к усилению одиночества и слабости у людей. социальные связи (Mauss et al., 2012). Люди могут рассматривать свои нейтральные чувства как указание на то, что они не достигли идеала счастья.Таким образом, эта сосредоточенность на чувстве счастья может иметь негативные психологические последствия. Возможно, люди могли бы стать психологически более здоровыми, если бы вместо сосредоточения на счастье и волнении они также сосредоточились на балансе и умеренности, которые могут возникнуть при нейтральном аффекте. Если Тхич Нат Хан прав, то внимание к нейтральным чувствам может привести к счастью. Таким образом, когда дело доходит до практических разветвлений, рассмотрение нейтрального аффекта как важного повседневного состояния может привести к признанию другого и потенциально более достижимого пути к психическому благополучию.

Третье убеждение, которое мы обсуждали, заключалось в том, что нейтральный аффект не важен, потому что он не влияет на мысли или действия. Ничего особенного не сигнализируя, нейтральный аффект может привести к тому, что человек ничего не сделает. Как мы уже отмечали, нейтральный аффект потенциально предоставляет ряд аффективной информации, которая может формировать мысли и действия. Нейтральный аффект может указывать на то, что внимание не требуется, что человек понимает ситуацию, что ситуация нормальная, и что у человека нет чувств, так или иначе (т.е., без предпочтений). Необходимо провести исследования, чтобы проверить эти предположения, но они могут иметь интересные последствия. Если нейтральный аффект сигнализирует, например, о том, что внимание не требуется, то нейтральный аффект потенциально может повлиять на память. Если люди не обращают внимания на нейтральные стимулы, они с меньшей вероятностью будут вспоминать. Кроме того, нейтральный аффект может сигнализировать о понимании, и если это так, то люди, которые чувствуют себя нейтральными, могут с большей вероятностью интерпретировать свой опыт как указание на то, что они понимают сложные, новые или нелогичные аргументы.Если нейтральный аффект сигнализирует о нормальности, то нейтральные аффективные реакции могут служить индикаторами прототипичности, что, возможно, приведет к тому, что люди будут более инклюзивными в своих точках зрения. Наконец, если нейтральный аффект означает отсутствие предпочтений, то нейтральный аффект может быть идеальным состоянием, когда требуются беспристрастность, баланс или справедливость, например, при работе в присяжных. Учитывая потенциальную информацию, которую может предоставить нейтральный аффект, существует множество вопросов, на которые можно будет ответить в будущих исследованиях, чтобы понять, как нейтральный аффект может формировать познание и поведение.

Coda

У исследователей есть убеждения относительно того, что они исследуют. Важно признать эти убеждения, изучить их обоснование и эмпирически проверить их. В этой статье мы бросили вызов трем представлениям исследователей о нейтральном аффекте, а именно, что нейтральный аффект не возникает, этот аффект должен быть валентным и что нейтральный аффект не имеет большого значения. В процессе мы предложили и обеспечили поддержку альтернативных концептуализаций.Мы признаем, что исследования нейтральных аффективных реакций немногочисленны, но мы надеемся, обсудив и развеяв некоторые неправильные представления об этом, исследователи расширит свои теоретические основы, методологию и практику, включив в них нейтральный аффект. Чтобы понять аффективный ландшафт, исследователи должны обращать внимание на все состояния, включая то, что происходит, когда человек ничего особенного не чувствует.

Заявление о доступности данных

Наборы данных, проанализированные в этой рукописи, не являются общедоступными.Запросы на доступ к наборам данных следует направлять в KG, [email protected]

Вклад авторов

КГ написал первый черновик статьи и провел повторный анализ данных Гальегоса и Гаспера (2018). LS и DH пересмотрели первый вариант. KG, LS и DH провели исследование для статьи, отредактировали ее и проверили ссылки на точность.

Конфликт интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

Мы хотели бы поблагодарить Элизабет Пинель за то, что она обратила наше внимание на притчу о фермере.

Ссылки

  • Альбаррасин Д., Харт В. (2011). Положительное настроение + действие = отрицательное настроение + бездействие: влияние общих концепций действия и бездействия на решения и производительность как функция аффекта. Эмоции 11, 951–957. 10.1037 / a0024130, PMID: [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Аналайо Б. (2017).А как насчет нейтральных чувств? Инсайт Дж. 43, 1–10. Доступно по адресу: https://www.buddhismuskunde.uni-hamburg.de/pdf/5-personen/analayo/neutralfeelings.pdf [Google Scholar]
  • Armenta C., Bao KJ, Lyubomirsky S., Sheldon KM (2014) . «Возможны ли долговременные изменения? Уроки модели предотвращения гедонической адаптации »в книге« Стабильность счастья: теории и доказательства того, может ли счастье измениться ». ред. Шелдон К. М., Лукас Р. Э. (Нью-Йорк: Academic Press;), 57–74. [Google Scholar]
  • Барретт Л.Ф., Блисс-Моро Э. (2009). Воздействует как психологический примитив. Adv. Exp. Soc. Psychol. 41, 167–218. 10.1016 / S0065-2601 (08) 00404-8, PMID: [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Барретт Л. Ф., Мескита Б., Гендрон М. (2011). Контекст в восприятии эмоций. Curr. Реж. Psychol. Sci. 20, 286–290. 10.1177 / 0963721411422522 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Барретт Л. Ф., Мескита Б., Охснер К. Н., Гросс Дж. Дж. (2007). Переживание эмоций. Анну. Rev. Psychol.58, 373–403. 10.1146 / annurev.psych.58.110405.085709, PMID: [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Beedie C., Terry P., Lane A. (2005). Различия между эмоциями и настроением. Cognit. Эмот. 19, 847–878. 10.1080 / 02699930541000057 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Блэкхарт Г. К., Нельсон Б. К., Ноулз М. Л., Баумейстер Р. Ф. (2009). Отвержение вызывает эмоциональные реакции, но не вызывает непосредственного беспокойства и не снижает самооценку: метааналитический обзор 192 исследований социальной изоляции.Личное. Soc. Psychol. Ред. 13, 269–309. 10.1177 / 1088868309346065 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Бодхи Б. (2000). Подробное руководство Абхидхаммы: Абхидхамматтха сангаха Ачарии Ануруддхи . 1st BPS Pariyatti Edn. Сиэтл: издание BPS Pariyatti. [Google Scholar]
  • Брендл К. М., Хиггинс Э. Т. (1996). «Принципы оценки валентности: что делает события положительными или отрицательными?» in Успехи экспериментальной социальной психологии. Vol. 28, изд. Занна М. П.(Сан-Диего, Калифорния, США: Academic Press;), 95–160. [Google Scholar]
  • Качиоппо Дж. Т., Бернсон Г. Г., Норрис К. Дж., Голлан Дж. К. (2012). «Модель оценочного пространства» в Справочнике по теориям социальной психологии. ред. Ван Ланге П. А. М., Круглански А. В., Хиггинс Э. Т. (Таузенд-Оукс, Калифорния: Sage Publications Ltd;), 50–72. [Google Scholar]
  • Качиоппо Дж. Т., Гарднер В. Л., Бернсон Г. Г. (1999). Система аффекта имеет параллельные и интегрирующие компоненты обработки: форма следует за функцией.J. Pers. Soc. Psychol. 76, 839–855. 10.1037 / 0022-3514.76.5.839 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Карвер К. С., Шайер М. Ф. (1990). Истоки и функции положительного и отрицательного аффекта: взгляд на процесс управления. Psychol. Ред. 97, 19–35. 10.1037 / 0033-295X.97.1.19 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Карвер С. С., Шайер М. Ф. (1998). О саморегуляции поведения. Нью-Йорк, Нью-Йорк, США: Издательство Кембриджского университета. [Google Scholar]
  • Клор Г. Л., Гаспер К., Гарвин Э. (2001).«Аффект как информация» в Справочнике по аффектам и социальному познанию. изд. Форгас Дж. П. (Махва, Нью-Джерси: Эрлбаум;), 121–144. [Google Scholar]
  • Клор Г. Л., Шналл С. (2005). «Влияние аффекта на установку» в Справочнике установок. ред. Альбаррасин Д., Джонсон Б. Т., Занна М. П. (Mahwah: Erlbaum;), 437–489. [Google Scholar]
  • Коэн Дж. Б., Андраде Э. Б. (2004). Аффективная интуиция и регулирование аффекта, обусловленное конкретными задачами. J. Consum. Res. 31, 358–367. 10.1086 / 422114 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Коломбетти Г.(2005). Оценка валентности. J. Сознательное. Stud. 12, 103–126. [Google Scholar]
  • Кондон П., Уилсон-Менденхолл К. Д., Барретт Л. Ф. (2014). «Что такое положительная эмоция? Психологическое построение приятного страха и неприятного счастья »в Справочнике положительных эмоций. ред. Тугаде М. М., Шиота М. Н., Кирби Л. Д. (Нью-Йорк, Нью-Йорк, США: Guilford Press;), 60–81. [Google Scholar]
  • Corso J. J. (2014). Что на самом деле делает семиотический квадрат Греймаса? Мозаика 47, 69–89. 10.1353 / мес.2014.0006 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Дамасио А. (2003). Имея в виду добродетель. New Sci. 180, 49–51. [Google Scholar]
  • Де Силва П. (1976). Психология эмоций в буддийской перспективе. Канди: Буддийское издательское общество. [Google Scholar]
  • Де Силва П. (1995). «Теоретические взгляды на эмоции в раннем буддизме» в книге «Эмоции в восточноазиатской мысли: диалог в сравнительной философии». ред. Маркс Дж., Эймс Р. Т. (Олбани, штат Нью-Йорк: Государственный университет Нью-Йорка;), 109–122.[Google Scholar]
  • ДеУолл К. Н., Баумейстер Р. Ф. (2006). Один, но не чувствую боли: влияние социальной изоляции на переносимость физической боли и болевой порог, аффективное прогнозирование и межличностное сочувствие. J. Pers. Soc. Psychol. 91, 1–15. 10.1037 / 0022-3514.91.1.1, PMID: [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Экман П., Дэвидсон Р. Дж. (1994). Природа эмоции: фундаментальные вопросы. Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета. [Google Scholar]
  • Эрбер Р., Эрбер М. В.(2001). «Настроение и обработка информации: взгляд с точки зрения саморегуляции» в книге «Теории настроения и познания: руководство пользователя». ред. Мартин Л. Л., Клор Г. Л. (Махва, Нью-Джерси, США: издательство Lawrence Erlbaum Associates;), 63–84. [Google Scholar]
  • Эрбер Р., Тессер А. (1992). Задача усилия и регуляция настроения: гипотеза поглощения. J. Exp. Soc. Psychol. 28, 339–359. 10.1016 / 0022-1031 (92) -T [CrossRef] [Google Scholar]
  • Эрбер Р., Вегнер Д. М., Террио Н. (1996).О том, что он крутой и собранный: регулирование настроения в ожидании социального взаимодействия. J. Pers. Soc. Psychol. 70, 757–766. 10.1037 / 0022-3514.70.4.757, PMID: [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Эверс К., де Риддер Д. Т., Адрианс М. А. (2009). Оцените себя как эмоционального едока: миссия невыполнима? Health Psychol. 28, 717–725. 10.1037 / a0016700, PMID: [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Ford B.Q., Shallcross A.J., Mauss I.B., Floerke V.A., Gruber J. (2014).Отчаянно ищите счастье: оценка счастья связана с симптомами и диагнозом депрессии. J. Soc. Clin. Psychol. 33, 890–905. 10.1521 / jscp.2014.33.10.890, PMID: [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Форгас Дж. П. (1999). О хорошем самочувствии и грубости: аффективное влияние на использование языка и формулировки запросов. J. Pers. Soc. Psychol. 76, 928–939. 10.1037 / 0022-3514.76.6.928 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Фредриксон Б. Л. (1998). Что хорошего в положительных эмоциях? Ред.Gen. Psychol. 2, 300–319. 10.1037 / 1089-2680.2.3.300, PMID: [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Гальегос Дж. М., Гаспер К. (2018). Различные эффекты отвержения и принятия на чувство шока, оцепенения и нейтральности. Эмоции 18, 536–550. 10.1037 / emo0000366, PMID: [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Гаспер К. (2018). Использование нейтральных аффективных состояний в исследованиях: теория, оценка и рекомендации. Эмот. Ред. 10, 255–266. 10.1177 / 1754073

    5660 [CrossRef] [Google Scholar]

  • Гаспер К., Дунай К. Л. (2016). Объем наших аффективных влияний: когда и как естественные положительные, отрицательные и нейтральные факторы влияют на другие суждения. Личное. Soc. Psychol. Бык. 42, 385–399. 10.1177 / 0146167216629131, PMID: [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Гаспер К., Хакенбрахт Дж. (2015). Слишком занят, чтобы чувствовать себя нейтральным: сокращение когнитивных ресурсов ослабляет нейтральные аффективные состояния. Мотив. Эмот. 39, 458–466. 10.1007 / s11031-014-9457-7 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Гаспер К., Исбелл Л. М. (2007). «Ощущение, поиск и подготовка: как аффективные состояния влияют на поиск информации» в книге «Помогают ли эмоции или мешают принятию решений?» Хеджфоксианская перспектива. ред. Воос К., Баумейстер Р. Ф., Лёвенштейн Г. (Нью-Йорк: Пресса Фонда Рассела Сейджа;), 93–116. [Google Scholar]
  • Гаспер К., Спенсер Л. А. (2018). «Аффективные ингредиенты: рецепты для понимания того, как аффективные состояния влияют на когнитивные результаты» в Справочнике по благополучию. ред. Динер Э., Оиши С., Тай Л. (Солт-Лейк-Сити, Юта: DEF Publishers;).[Google Scholar]
  • Гендолла Г. Х. Э. (2012). Влияние настроения на регуляцию аффекта. Swiss J. Psychol. 71, 59–65. 10.1024 / 1421-0185 / a000071 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Герин В., Дэвидсон К. В., Кристенфельд Н. Дж. С., Гойал Т., Шварц Дж. Э. (2006). Роль гневных размышлений и отвлечения в восстановлении артериального давления после эмоционального возбуждения. Психосом. Med. 68, 64–72. 10.1097 / 01.psy.0000195747.12404.aa, PMID: [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Helson H.(1964). Теория уровня адаптации. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Харпер и Роу. [Google Scholar]
  • Хиггинс Э. Т. (2014). «Продвижение и предотвращение: как« 0 »может создавать двойные мотивационные силы» в теориях двойственного процесса социального разума. ред. Шерман С. Дж., Гавронски Б., Троп Ю. (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Guilford Press;), 423–435. [Google Scholar]
  • Хиггинс Э. Т., Либерман Н. (2018). Утрата неприятие потерь: обращаем внимание на ориентиры. J. Consum. Psychol. 28, 523–532. 10.1002 / jcpy.1045 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Хохшильд А.Р. (1983). Управляемое сердце. Беркли: Калифорнийский университет Press. [Google Scholar]
  • Изард К. Э. (2007). Основные эмоции, естественные виды, схемы эмоций и новая парадигма. Перспектива. Psychol. Sci. 2, 260–280. 10.1111 / j.1745-6916.2007.00044.x [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Джорманн Дж., Симер М., Готлиб И. Х. (2007). Регулирование настроения при депрессии: различные эффекты отвлечения внимания и вспоминания счастливых воспоминаний на грустное настроение. J. Abnorm. Psychol. 116, 484–490. 10.1037 / 0021-843X.116.3.484, PMID: [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Судья Т. А. (1992). «Диспозиционная перспектива в исследованиях человеческих ресурсов» в «Исследования в области управления персоналом и человеческими ресурсами». ред. Феррис Г. Р., Роуленд К. М. (Гринвич, Коннектикут: JAI Press;), 31–72. [Google Scholar]
  • Канеман Д., Миллер Д. Т. (1986). Теория нормы: сравнение реальности с ее альтернативами. Psychol. Ред. 93, 136–153. [Google Scholar]
  • Крон А., Шул Ю., Коэн А., Хассин Р. Р.(2010). Чувства доставляются нелегко: изучение природы чувств, требующих усилий. J. Exp. Psychol. Gen. 139, 520–534. 10.1037 / a0020008, PMID: [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Кудесиа Р. С., Ньима В. Т. (2015). Осознанность в контексте: интеграция буддийского и нейропсихологического подходов к познанию. Внимательность 6, 910–925. 10.1007 / s12671-014-0337-8 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Ларсен Дж. Т., Норрис К. Дж., МакГроу А. П., Хокли Л. С., Качиоппо Дж. Т. (2009). Сетка оценочного пространства: одноэлементная мера позитивности и негативности.Cognit. Эмот. 23, 453–480. 10.1080 / 02699930801994054 [CrossRef] [Google Scholar]
  • LeDoux J. E. (1989). Когнитивно-эмоциональные взаимодействия в мозге. Cognit. Эмот. 3, 267–289. 10.1080 / 02699938

    2709 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Любомирский С. (2011). «Гедоническая адаптация к положительному и отрицательному опыту» в Оксфордском справочнике по стрессу, здоровью и преодолению трудностей. изд. Фолкман С. (Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета;), 200–224. [Google Scholar]
  • Маркус Х. Р., Китайма С.(1994). «Культурное формирование эмоций: концептуальные рамки» в книге «Эмоции и культура: эмпирические исследования взаимного влияния». ред. Китайма С., Маркус Х. Р. (Вашингтон, округ Колумбия, США: Американская психологическая ассоциация;), 339–351. [Google Scholar]
  • Мосс И. Б., Савино Н. С., Андерсон К. Л., Вейсбух М., Тамир М., Лауденслагер М. Л. (2012). В погоне за счастьем может быть одиноко. Эмоции 12, 908–912. 10.1037 / a0025299, PMID: [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Маусс И. Б., Тамир М., Андерсон К. Л., Савино Н. С. (2011). Может ли поиск счастья сделать людей несчастными? Парадоксальные эффекты оценки счастья. Эмоции 11, 807–815. 10.1037 / a0022010, PMID: [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Мескита Б., Карасава М. (2002). Разная эмоциональная жизнь. Cognit. Эмот. 16, 127–141. 10.1080 / 0269993014000176 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Мескита Б., Маркус Х. Р. (2004). «Культура и эмоции: модели действия как источники культурных различий в эмоциях» в «Исследования эмоций и социального взаимодействия».Чувства и эмоции: Амстердамский симпозиум. ред. Мэнстед А. С. Р., Фриджда Н., Фишер А. (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк, США: издательство Кембриджского университета;), 341–358. [Google Scholar]
  • Моррис Дж. А., Фельдман Д. С. (1996). Размеры, предшественники и последствия эмоционального труда. Акад. Manag. Ред. 21, 986–1010. 10.5465 / amr.1996.9704071861 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Нессе Р. М. (2004). Естественный отбор и неуловимость счастья. Филос. Пер. R. Soc. Лондон. B Biol. Sci. 359, 1333–1347.10.1098 / rstb.2004.1511, PMID: [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Ортони А., Тернер Т. Дж. (1990). Что такое основные эмоции. Psychol. Ред. 97, 315–331. 10.1037 / 0033-295X.97.3.315, PMID: [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Остром Т. М., Апшоу Х. С. (1968). «Психологическая перспектива и изменение отношения» в Психологические основы отношений. ред. Гринвальд А. Г., Брок Т. К., Остром Т. М. (Нью-Йорк: Academic Press;), 217–242. [Google Scholar]
  • Пэн К., Нисбетт Р. Э. (1999). Культура, диалектика и рассуждения о противоречии. Являюсь. Psychol. 54, 741–754. 10.1037 / 0003-066X.54.9.741 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Петерс Э., Вестфьял Д., Гэрлинг Т., Слович П. (2006). Аффект и принятие решения: «горячая» тема. J. Behav. Decis. Мак. 19, 79–85. 10.1002 / bdm.528 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Роземан И. Дж. (2011). Эмоциональное поведение, эмоциональные цели, эмоциональные стратегии: несколько уровней организации объединяют вариативные и последовательные реакции.Эмот. Ред. 3, 434–443. 10.1177 / 1754073

    0744 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Rotteveel M., de Groot P., Geutskens A., Phaf R. (2001). Более сильное субоптимальное, чем оптимальное аффективное праймирование? Эмоции 1, 348–364. 10.1037 / 1528-3542.1.4.348, PMID: [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Рассел Дж. А. (2003). Основной аффект и психологическая конструкция эмоции. Psychol. Ред. 110, 145–172. 10.1037 / 0033-295X.110.1.145, PMID: [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Rusting C.Л., Нолен-Хуксема С. (1998). Регулирование реакции на гнев: влияние размышлений и отвлечения на гневное настроение. J. Pers. Soc. Psychol. 74, 790–803. 10.1037 / 0022-3514.74.3.790, PMID: [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Самсон А. К., Крейбиг С. Д., Содерстром Б., Уэйд А. А., Гросс Дж. Дж. (2016). Выявление положительных, отрицательных и смешанных эмоциональных состояний: библиотека фильмов для аффективных ученых. Cognit. Эмот. 30, 827–856. 10.1080 / 02699931.2015.1031089 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Schimmack U., Критики С. Л., младший (2005). «Структура аффекта» в Справочнике установок. ред. Альбаррасин Д., Джонсон Б. Т., Занна М. П. (Махва, Нью-Джерси, США: издательство Lawrence Erlbaum Associates;), 397–435. [Google Scholar]
  • Шварц Н., Клор Г. Л. (2003). Настроение как информация: 20 лет спустя. Psychol. Inq. 14, 296–303. 10.1207 / S15327965PLI1403 & 4_20 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Саймон Х. А. (1967). Мотивационный и эмоциональный контроль познания. Psychol. Ред. 74, 29–39. 10.1037 / h0024127, PMID: [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Симс Т., Симс Т., Цай Дж. Л., Цай Дж. Л., Цзян Д., Цзян Д. и др. . (2015). Желание максимизировать положительное и минимизировать отрицательное: последствия для смешанного эмоционального опыта в американском и китайском контекстах. J. Pers. Soc. Psychol. 109, 292–315. 10.1037 / a0039276, PMID: [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Storm C., Storm T. (1987). Таксономическое исследование словаря эмоций. J. Pers. Soc. Psychol. 53, 805–816. 10.1037 / 0022-3514.53.4.805 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Тай С.С. (2011). Психометрические принципы аффекта: идеальны ли они? Докторская диссертация. Университет Иллинойса в Урбана-Шампейн.
  • Тич Н. (2011). Счастье нейтральных чувств. Доступно по адресу: https://tnhaudio.org/2011/01/19/the-happiness-of-neutral-feelings/ (по состоянию на 15 июля 2019 г.).
  • Томкинс С. С., Маккартер Р. (1964). Что и где основные аффекты? Некоторые доказательства теории. Восприятие. Mot. Навыки и умения 18, 119–158. 10.2466 / pms.1964.18.1.119 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Тверски А., Канеман Д. (1973). Доступность: эвристика для оценки частоты и вероятности. Cogn. Psychol. 5, 207–232. 10.1016 / 0010-0285 (73)

    -9 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Ван Диллен Л. Ф., Кул С. Л. (2007). Очистка ума: рабочая модель памяти, позволяющая отвлечься от негативного настроения. Эмоции 7, 715–723. 10.1037 / 1528-3542.7.4.715, PMID: [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Уотсон Д., Визе Д., Вайдья Дж., Теллеген А. (1999). Две общие системы активации аффекта: структурные данные, эволюционные соображения и психобиологические данные.J. Pers. Soc. Psychol. 76, 820–838. 10.1037 / 0022-3514.76.5.820 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Уилсон Т. Д., Гилберт Д. Т. (2008). Объяснение: модель аффективной адаптации. Перспектива. Psychol. Sci. 3, 370–386. 10.1111 / j.1745-6924.2008.00085.x, PMID: [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Вундт В. М. (1897). Очерки психологии. (К. Хаббард Джадд, пер.) Лондон: Уильямс и Норгейт. Доступно по адресу: http://psychclassics.yorku.ca/Wundt/Outlines/sec7.htm. [Google Scholar]
  • Йих Дж., Уусберг А., Цянь В., Гросс Дж. Дж. (2019). Комментарий: оценка нейтральных аффективных состояний. Эмот. Ред. 10.1177 / 17540738295 [Epub перед печатью]. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Зеленски Дж. М., Ларсен Р. Дж. (2000). Распределение основных эмоций в повседневной жизни: состояние и черты характера на основе данных выборки опыта. J. Res. Чел. 34, 178–197. 10.1006 / jrpe.1999.2275 [CrossRef] [Google Scholar]

Существует ли нейтральный эффект? Как сложные три убеждения о нейтральном аффекте могут способствовать развитию аффективных исследований

Front Psychol.2019; 10: 2476.

Департамент психологии, Государственный университет Пенсильвании, Юниверсити-Парк, Пенсильвания, США

Отредактировал: Эрик А. Валле, Калифорнийский университет, Мерсед, США

Рецензировал: Фабрис Терони, Université de Женева, Швейцария; Оксана Иткес, Хайфский университет, Израиль

Эта статья была отправлена ​​в Emotion Science, раздел журнала Frontiers in Psychology

Поступила в редакцию 15 июля 2019 г .; Принято 21 октября 2019 г.

Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License (CC BY).Использование, распространение или воспроизведение на других форумах разрешено при условии указания автора (авторов) и правообладателя (ов) и ссылки на оригинальную публикацию в этом журнале в соответствии с принятой академической практикой. Запрещается использование, распространение или воспроизведение без соблюдения этих условий.

Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

Abstract

Исследователи, интересующиеся аффектом, часто сомневаются в существовании нейтральных аффективных состояний.В этой статье мы рассматриваем и оспариваем три убеждения исследователей относительно нейтрального аффекта. Это следующие убеждения: (1) невозможно чувствовать себя нейтральным, потому что люди всегда что-то чувствуют, (2) нейтральность не является аффективным состоянием, потому что аффект должен иметь положительный или отрицательный валентность, и (3) нейтральный аффект не важен, потому что он имеет не влиять на познание или поведение. Мы рассматриваем причины, по которым эти убеждения могут существовать, и предоставляем эмпирические доказательства, которые ставят их под сомнение. В частности, мы утверждаем, что нейтральный аффект - это ощущаемый опыт, который предоставляет важную информацию, имеющую отношение к валентности, которая влияет на познание и поведение.Разрушая эти представления о нейтральном аффекте, мы надеемся пролить свет на предположения исследователей о природе аффекта и предоставить новые теоретические и методологические перспективы, которые помогут нам лучше понять аффективный ландшафт.

Ключевые слова: нейтральный аффект, вера, эмоция, аффект как информация, валентность

Введение

Существует ли нейтральный аффект? Исследователи, интересующиеся аффектом, часто не рассматривают этот вопрос, потому что они сосредоточены на понимании наличия чувств, а не предполагаемого их отсутствия.Тем не менее, то, как исследователи думают о возможности нейтрального аффективного состояния, представляет собой интересное упражнение, поскольку оно раскрывает фундаментальные убеждения исследователей относительно природы аффекта. Эта статья ставит под сомнение три мнения исследователей о существовании нейтрального аффекта. Для каждого убеждения мы представляем доказательства, которые ставят его под сомнение и даем новый способ осмыслить природу аффекта. В последнем разделе статьи мы обсуждаем, как эти новые перспективы потенциально могут привести к теоретическим и методологическим инновациям.

Прежде чем обсуждать убеждения исследователей относительно существования нейтрального аффекта, необходимо определить некоторые термины. Аффект определяется как чувственное состояние (Schimmack and Crites, 2005; Barrett and Bliss-Moreau, 2009). Традиционно аффект обладает как минимум двумя ключевыми качествами: валентностью (приятность / неприятность) и возбуждением (Wundt, 1897; Clore and Schnall, 2005; Barrett and Bliss-Moreau, 2009). Люди могут воспринимать свои аффективные состояния как реакцию на все, о чем они сейчас думают (Clore and Schnall, 2005).Например, положительный или отрицательный аффект может восприниматься как положительная или отрицательная оценка объекта, человека или темы (Clore and Schnall, 2005). Люди также могут воспринимать аффект как качество или особенность самого стимула, например, когда кто-то считает американские горки пугающими. Однако, как указали Барретт и Блисс-Моро (2009), то, что заставляет каботажное судно казаться пугающим, не само по себе каботажное судно , а, скорее, опыт людей. То есть аффект по-прежнему воспринимается как индикатор собственных оценочных реакций людей на мир.Аффект - это общий термин, охватывающий аффективные черты, настроения и эмоции. Настроение и эмоции - это аффективные состояния. Однако настроение обычно менее интенсивное и более продолжительное, чем эмоции. Кроме того, в отличие от эмоций, которые часто имеют четкий объект (например, я тревожусь, когда вижу змею), у настроений обычно отсутствует явная причина (например, я просыпаюсь с чувством небольшого беспокойства; Ekman and Davidson, 1994; Beedie et al. ., 2005).

Мы определяем нейтральный аффект как чувство безразличия, безразличия, ничего особенного и отсутствие предпочтений тем или иным образом.Обратите внимание: когда мы используем термин «безразличный», мы не используем его для обозначения неприязни к чему-либо, потому что это будет означать скорее негативную, чем нейтральную реакцию. Также важно помнить, что нейтральный аффект теоретически может сочетаться с положительным и / или отрицательным аффектом 1 . Например, родитель может расслабиться на диване, когда его ребенок спрашивает, могут ли они вместе поиграть в парке. Родители могут относиться к потенциальному клиенту нейтрально, поскольку они не особо хотят идти в парк, но они также не против того, чтобы пойти в парк.Несмотря на то, что родитель нейтрально относится к походу в парк, он также может чувствовать себя счастливым, потому что их ребенок хочет проводить с ними время. Таким образом, нейтральный аффект определяется как наличие нейтрального аффекта, а не отсутствие или низкий уровень положительного или отрицательного аффекта. В следующих разделах мы предоставим дополнительные сведения о нейтралитете, в том числе о том, как его концептуализировать и измерить.

В этой статье мы исследуем три основных убеждения исследователей о природе нейтрального аффекта.Вот эти убеждения: (1) невозможно чувствовать себя нейтральным, потому что люди всегда что-то чувствуют; (2) нейтральность не является аффективным состоянием, потому что аффект должен иметь положительную или отрицательную валентность; и (3) нейтральный аффект не важен, потому что он не влияет на познание или поведение. В процессе обсуждения свидетельств, которые ставят под сомнение эти убеждения, мы проливаем свет на предположения исследователей о том, что такое аффект, и предлагаем альтернативные точки зрения, которые могут привести к теоретическим и методологическим открытиям.

Убеждение: невозможно чувствовать себя нейтральным, потому что люди всегда что-то чувствуют

Первое убеждение, которое мы хотим обсудить, - это представление о том, что нейтрального аффекта не существует, потому что люди всегда что-то чувствуют (Damasio, 2003; Izard, 2007) . Дамасио (2003) указал, что «… все ваши переживания происходят в мире, полном эмоций. Дело в том, что мы живем не в нейтральном мире. Наш опыт всегда эмоционально нагружен… »(стр. 50). Изард (2007) заявил: «… не существует такого понятия, как ум без эмоций; аффект или эмоция присутствуют всегда »(стр.270). Хелсон (1964) писал: «Все переживания более или менее окрашены аффектами» (стр. 341). Поскольку аффект присутствует всегда, некоторые исследователи могут полагать, что люди не могут ничего не чувствовать. Следовательно, нейтрального аффекта не существует.

Более слабая версия этого убеждения состоит в том, что нейтральный аффект может иметь место, но это редкое или мимолетное явление. Например, Вундт (1897) признал существование нейтрального аффекта, но как редкое явление, заявив: «… мы, возможно, никогда не находимся в состоянии, полностью свободном от чувств, хотя общая природа чувств требует зоны безразличия.Точно так же Томкинс и Маккартер (1964) писали: «… люди чаще испытывают аффект, чем не чувствуют никакого аффекта» (стр. 150). Брендл и Хиггинс (1996) проанализировали работу, указав, что отсутствие положительного воспринимается как отрицательное; тогда как отсутствие отрицательного воспринимается как положительное. Если так, то, возможно, нейтралитет будет встречаться редко. Другие исследователи задаются вопросом, можно ли когда-либо создать в лаборатории нейтральное настроение, потому что то, что обычно считается нейтральным, все еще остается вэйлансным.Действительно, Форгас (1999) отметил, что «… невозможно экспериментально вызвать действительно нейтральное настроение у участников» (стр. 933). Другие исследователи назвали манипуляции нейтральным настроением «неправильным термином» (Albarracin and Hart, 2011) или «так называемым нейтральным настроением» (Gendolla, 2012), что отражает их скептицизм по отношению к ним.

Вера в то, что нейтрального аффекта не существует или что это очень редкое явление, может происходить из необоснованных предположений о природе нейтрального аффекта. Во-первых, вера в то, что нейтрального аффекта не существует, потому что мы всегда что-то чувствуем, часто проистекает из предположения, что нейтральный аффект отражает буквальное отсутствие чувства.Действительно, исследователи описали их нейтральные аффективные состояния как неаффективные состояния, при которых не возникает никаких эмоций (Fredrickson, 1998; Rotteveel et al., 2001; Evers et al., 2009). Но что, если чувство нейтральности - это не буквальное отсутствие аффекта, а, скорее, наличие нейтрального аффекта? Мы утверждаем, что нейтральный аффект не сродни буквально ничего не чувствуя, а скорее сродни , не чувствуя ничего в частности .

Во-вторых, некоторые исследователи предполагают, что если присутствует какое-либо валентное состояние, то человек не является нейтральным.Отчасти проблема с этим предположением «все или ничего» заключается в том, что люди часто ощущают сразу несколько состояний (Roseman, 2011). Например, даже после манипуляции с печальным настроением люди сообщают, что испытывают некоторое счастье (Samson et al., 2016). Счастье не отменяет чувства печали. Точно так же люди могут рассматривать свой опыт как нейтральный, но все же сообщать о наличии других аффективных состояний.

Третья причина, по которой на первый взгляд исследователи могут подумать, что нейтральный аффект не существует или встречается редко, заключается в том, что, по крайней мере, на английском языке, можно легко представить, что люди говорят, что они «счастливы», «грустят», «злятся». , »И« тревожный », но не« нейтральный ».«Эвристика доступности предполагает, что если идея нелегко приходит в голову, мы думаем, что она менее вероятна (Tversky and Kahneman, 1973). Действительно, Watson et al. (1999) утверждали, что одна из причин, по которой они рассматривают аспект активации / возбуждения в исследованиях настроения как проблематичный, заключается в том, что «… оказалось, что трудно определить аффективно нейтральные термины, которые попадают непосредственно на предполагаемую ось активации» (стр. 829). Предполагается, что если люди не используют нейтральные термины для описания своих чувств, то нейтральные состояния не являются ни обычным, ни важным явлением.Неспособность определить подходящие нейтральные термины может свидетельствовать не о том, что это состояние встречается редко, а скорее в результате того, что исследователи не выбрали подходящие термины на английском языке. В английском языке есть термины, отражающие нейтральный аффект, например, когда люди говорят, что они чувствуют себя «так себе», «так себе» или «ничего особенного». Для аффективно основанных оценок, когда люди относятся к проблемам нейтрально, они могут сказать: «Я нейтрален», но они также могут сказать такие вещи, как «все равно», «мне все равно» или «у меня нет предпочтений». .«Люди выражают нейтральные эмоции через выражения лица и даже отправляя текстовые сообщения через смайликов с нейтральным лицом. Неспособность исследователей идентифицировать нейтральные государства может быть связана с их неправильной оценкой.

Четвертая причина, по которой некоторые исследователи могут не рассматривать нейтральный аффект как обычно переживаемое состояние, связана с культурой. Восточные культуры придают большее значение эмоциональному балансу, чем западные (Sims et al., 2015). Этот акцент на балансе может быть вызван тем, что восточноазиатские культуры, особенно находящиеся под влиянием конфуцианства, склонны ценить баланс, умеренность, равновесие и поиск «срединного пути» (Peng and Nisbett, 1999).Если это так, нейтральный аффект может быть более распространен в восточной, чем в западной культурах, потому что он может отражать восприятие себя как ничего особенного. В соответствии с этой гипотезой Мескита и Карасава (2002) попросили студентов американских и японских колледжей заполнять анкеты эмоций четыре раза в день. Первый вопрос заключался в том, испытывал ли человек эмоции за последние 3 часа. Процент студентов из американской выборки и японских студентов, обучающихся в Америке, которые выбрали, что они не испытывали никаких эмоций, составил 7.5 и 6,67% соответственно. Тем не менее, если посмотреть на японских студентов, обучающихся в Японии, этот процент увеличился до 22%. Важно помнить, что утверждение, что человек не испытывал эмоции, не обязательно сродни тому, что он чувствовал себя нейтральным, но это подтверждает, что культурные ожидания могут определять представление о том, что человек должен испытывать какую-то эмоцию, а не никакую конкретную эмоцию. Таким образом, культурные практики могут привести к тому, что западные участники сообщают о менее нейтральном аффекте по сравнению с некоторыми восточными культурами.

Но каковы эмпирические доказательства того, что люди действительно чувствуют нейтральный аффект? Один из способов собрать эти данные - попросить респондентов оценить интенсивность своих нейтральных чувств. Хотя эта практика еще не стала обычным явлением, когда исследователи ею занимались, респонденты сообщали о своих нейтральных реакциях (Storm and Storm, 1987; Zelenski and Larsen, 2000; Tay, 2011; Gasper and Hackenbracht, 2015; Gasper and Danube, 2016; Samson et al. др., 2016; Гальегос, Гаспер, 2018). В целом эти данные указывают на то, что респонденты часто испытывают нейтральные состояния и на уровнях, равных или чуть ниже переживаний положительного аффекта (Зеленский и Ларсен, 2000; Гальегос и Гаспер, 2018).Например, Гальегос и Гаспер (2018) исследовали, влияет ли социальное отторжение, принятие или ни одно из них на чувство нейтралитета людей (оценивается по степени, в которой люди чувствуют себя безразличными, ничто, безэмоционально, так себе, не испытывают сильных ощущений в одну сторону или другой, и meh) по шкале от 1 ( совсем не ) до 7 ( крайне ). В контрольных условиях средние уровни нейтрального аффекта (эксперименты с 1 по 3, соответственно: M = 3,50, SD = 1,42; M = 3.02, SD = 1,12; M = 3,05, SD = 1,33) были больше или не отличались статистически от средних уровней положительного аффекта ( M = 2,69, SD = 1,24; M = 3,31, SD = 1,15; M = 3,31, SD = 1,36; t (54) = 3,06, p = 0,003; t (57) = 1,66, p = 0,10; t (186) = 1,68, p = 0,10). Более того, если нейтрального аффекта не существует, то его невозможно экспериментально вызвать в лаборатории.Тем не менее, несколько исследований, в которых изучалась эффективность манипуляций с нейтральным настроением путем непосредственной оценки нейтрального аффекта, показывают, что респонденты действительно сообщают о более нейтральном аффекте, чем о положительном или отрицательном, после просмотра стимулов, предназначенных для создания нейтрального настроения, таких как нейтральные фотографии (Гаспер и Хакенбрахт, 2015) и видео (Samson et al., 2016). Таким образом, люди сообщают о том, что испытывают нейтральный аффект на относительно высоком уровне, и можно вызвать нейтральные аффективные состояния. Эти данные явно ставят под сомнение веру в то, что нейтральный аффект никогда не возникает или возникает редко.

Даже если часто сообщается о нейтральном аффекте, каковы доказательства того, что нейтральный аффект - это ощущение переживания ? Возможно, нейтральный аффект отражает отсутствие чувств и, следовательно, переживания нет. Один из способов проверить, является ли нейтральный аффект ощущаемым переживанием, - это выяснить, в какой степени нейтральные аффективные реакции занимают объем рабочей памяти. Такие теории, как гипотеза поглощения (Erber and Tesser, 1992) и гипотеза о простых ресурсах (Van Dillen and Koole, 2007), утверждают, что аффективные состояния создают мысли, связанные с аффектами.Эти мысли занимают объем рабочей памяти. Если для переживания аффекта необходима рабочая память, то интенсивность ощущаемых аффективных реакций можно снизить, попросив людей выполнять задачи, требующие познавательной способности, которые будут конкурировать за эти умственные ресурсы (Erber and Tesser, 1992; Rusting and Nolen-Hoeksema, 1998 ; Gerin et al., 2006; Joormann et al., 2007; Van Dillen, Koole, 2007; Kron et al., 2010). Гаспер и Хакенбрахт (2015) предположили, что если ощущается нейтральный аффект, то он также должен переживаться с меньшей интенсивностью, когда объем рабочей памяти обременен нагрузкой, чем когда это не так.Чтобы проверить эту идею, они попросили респондентов просмотреть положительные, отрицательные или нейтральные изображения, выполнить либо когнитивно сложную, либо нетребовательную задачу, а затем оценить свои положительные, отрицательные и нейтральные состояния. В соответствии с гипотезой о том, что нейтральный аффект занимает рабочую память, респонденты, которые видели нейтральные фотографии, сообщали о менее нейтральном аффекте, когда их рабочая память была истощена, чем когда это не так. Если бы нейтральные состояния просто ничего не чувствовали, тогда нельзя было бы ожидать, что на нейтральные чувства повлияет изменение умственных способностей, потому что не было бы никакого опыта, который можно было бы изменить.Ключевым следствием этой работы является то, что нейтральные состояния - это ощущаемый опыт, для поддержания которого требуются когнитивные ресурсы.

Кроме того, важно отметить, что нейтральный аффект отличается от других невалентных состояний, таких как чувство онемения или шока. Онемение возникает, когда люди переживают эмоциональную травму, чтобы помочь им справиться с болью. Подобно тому, как люди реагируют на физическую боль онемением тела, люди могут реагировать на психологическую боль, такую ​​как отказ, эмоциональным онемением (DeWall and Baumeister, 2006).Нейтральный аффект, когда нет ничего особенного, должен отличаться от онемения, то есть ощущения, что человек не может ответить эмоциями. Кроме того, когда происходит неожиданное событие, возникает шок, похожий на крайнюю форму неожиданности. Как и неожиданность, шок может быть хорошим или плохим (например, шок от беременности может быть хорошим или плохим в зависимости от обстоятельств). Ничего особенного (т. Е. Нейтральность) не должно отличаться от шока. Галлегос и Гаспер (2018) исследовали, отличается ли нейтральный аффект от онемения и шока, исследуя, вызывает ли переживания межличностного отторжения онемение, шок или нейтральные реакции.Они обнаружили, что по сравнению с контрольным условием отторжение приводило к тому, что люди чувствовали оцепенение (т. Е. Оцепенение, бесчувственность, отстраненность, бесчувственность и эмоциональную мертвость, d Коэна = 0,33, 95% доверительный интервал [0,16, 0,49]) и шок (т.е. , ошеломленный, шокированный, ошеломленный, изумленный, ошеломленный, все три эксперимента, d = 0,80, 95% ДИ [0,62, 0,97]), но не изменили нейтральный аффект (т. е. безразличный, ничего, безэмоциональный, так- Итак, не чувствуй себя сильно, так или иначе, и я, d = 0.06, 95% ДИ [-0,11, 0,22]). Это важный вывод, поскольку исследователи должны знать, что состояния, которые обычно описывались как невалентные, можно отличить друг от друга. Сгруппирование этих состояний вместе может привести к, возможно, неверным выводам, например, когда исследователи утверждают, что отторжение вызывает нейтральные реакции (Blackhart et al., 2009).

В целом, вера в то, что ставит под сомнение существование или возникновение нейтрального аффекта, может происходить из (1) неточного определения, что нейтральный аффект буквально ничего не чувствует, (2) заблуждения о том, что нейтральный аффект не может сочетаться с другими валентными состояниями, (3) ложное предположение, что английскому языку не хватает словарного запаса, чтобы напрямую описать состояние нейтрального чувства, и (4) культурные различия в выражении эмоциональности.Чтобы продемонстрировать, что эти предположения о нейтральном аффекте необоснованны, мы рассмотрели исследования, показывающие, что (1) люди действительно чувствуют себя нейтральными и интенсивность нейтрального аффекта варьируется, (2) чувство нейтральности - это ощущаемый опыт, требующий когнитивных ресурсов, и (3) нейтральный аффект сочетается с другими аффектами и отличается от других невалентных состояний, таких как онемение и шок.

Убеждение: нейтральность не является аффективным состоянием, потому что аффект должен иметь положительную или отрицательную валентность

При обсуждении аффективной валентности важно четко понимать, как человек использует этот термин.Согласно Коломбетти (2005), среди прочего, валентность может относиться либо к оценочной валентности, либо к аффективной валентности. Оценочная валентность относится к тому, как оценивается окружающая среда. Например, человек может оценить ситуацию как ужасную, что приведет к страху. Аффективная валентность относится к гедонистическому качеству эмоционального состояния. Например, страх может восприниматься как отрицательный, если он мешает человеку говорить эффективно, но он может восприниматься как положительный, если действует как мотиватор.Здесь мы обсуждаем нейтральность как с точки зрения оценочной, так и аффективной валентности.

Оценочная валентность

Влияние, по определению, носит оценочный характер. Эмоциональная система помогает людям оценить биологическое значение стимулов, с которыми они сталкиваются (LeDoux, 1989). Валентность является важным компонентом аффекта (Russell, 2003; Peters et al., 2006), поскольку, помимо прочего, аффективная валентность предоставляет важную информацию о том, каково состояние окружающей среды - хорошее или плохое.Watson et al. (1999) писали: «Действительно, валентность - это такой важный аспект нашего процесса оценки, что люди почти мгновенно оценивают свое текущее состояние как приятное / положительное или неприятное / отрицательное…» (стр. 828). С эволюционной точки зрения эта гипотеза имеет смысл в том смысле, что людям необходимо знать, является ли что-то угрозой или возможностью, чтобы они могли избежать этого или приблизиться к нему (Nesse, 2004).

Тем не менее, размышляя о роли валентности в аффективных исследованиях, стоит помнить о различии между аффектом и эмоцией.Эмоции действуют как сигнальная система, захватывая и отвлекая внимание от того, что является важным (Simon, 1967). Валентность является такой ключевой чертой эмоций, что Ортони и Тернер (1990) писали: «… мы предполагаем, что эмоциональная валентность является необходимым условием для того, чтобы состояние было эмоцией. Из этой точки зрения исключена возможность того, что эмоция может быть аффективно нейтральной »(стр. 317). Точно так же Нессе (2004) писал: «Если ситуация не содержит ни угроз, ни возможностей, она не повлияет на приспособленность.Вот почему нейтральных эмоций мало, если они вообще есть »(с. 1338). Таким образом, некоторые исследователи утверждают, что эмоции должны иметь валентность, потому что главная функция эмоций - предупреждать людей о потенциально важных угрозах и возможностях. Поскольку нейтральная информация, вероятно, не имеет решающего значения, некоторые исследователи считают, что эмоции не могут быть нейтральными.

Хотя возможно, что эмоции не могут быть нейтральными, мы утверждаем, что эмоции могут быть нейтральными. Эмоции действуют как срочный сигнализатор.Поскольку, как правило, не важно знать, что ситуация нейтральна, мы признаем, что появление нейтральных эмоций может иметь меньшую вероятность. Но здесь мы не будем заходить так далеко, чтобы сказать, что нейтральных эмоций не существует. Например, нейтральные эмоции могут возникнуть в ситуациях, когда критически важно соблюдать нейтралитет, например, когда человек пытается быть справедливым и беспристрастным. Однако мы считаем проблематичным, если исследователи ошибочно расширили это рассуждение о возможности нейтральных эмоций до нейтральных эмоций .В частности, мы думаем, что ошибочно полагать, что, поскольку аффект предоставляет валентную информацию об окружающей среде, аффект не может быть нейтральным.

Мы утверждаем, что когда люди оценивают свое окружение, они не только хотят знать, что полезно или вредно, но также и то, что не является ни тем, ни другим. Внимание людей ограничено, поэтому точно так же, как знать, что хорошо, а что плохо, функционально, но также полезно знать, что ни то ни другое. Кажется, что чрезвычайно важно знать, о чем не нужно беспокоиться.Таким образом, нейтральный аффект дает информацию о валентности, сигнализируя о том, что немедленное внимание не требуется. В соответствии с этой точкой зрения, обсуждая, как думать о валентности, Хиггинс (2014) писал: «… природа валентности зависела от того, как определялась нейтральность: чтобы понять валентность, вам нужно понять« 0 »» (стр. 429; «0»). ”Относится к нейтралитету). Тем не менее, исследователи редко обсуждают нейтралитет как ключевой элемент валентности. При оценке нейтрального аффекта нейтральность часто представляет собой просто точку или небольшую область вдоль одного биполярного или двух униполярных валентных измерений (см. Cacioppo et al., 1999; Рассел, 2003; Ларсен и др., 2009). Нейтральный аффект редко концептуализируется или оценивается независимо от положительного или отрицательного аффекта. Мы считаем такой подход проблематичным. Карвер и Шайер (1990) хорошо проиллюстрировали наши опасения, когда они утверждали, что отсутствие одного государства не означает наличие другого. Они сказали:

… знание того, что человек не находится в депрессии, не дает оснований делать вывод о том, что человек счастлив. Знание того, что человек несчастен, не дает оснований делать вывод о том, что он плохо себя чувствует.Иногда люди эмоционально нейтральны (Carver and Scheier, 1990, стр. 27).

Точно так же мы утверждаем, что нейтральный аффект не может быть выведен из отсутствия других аффектов. Его следует оценивать отдельно от положительного и отрицательного воздействия. Более того, когда это делается, нейтральный аффект оказывается измерением, которое в некоторой степени не зависит от положительного и отрицательного аффекта.

Каковы доказательства того, что меры нейтрального аффекта фиксируют уникальную информацию, а меры позитивного и негативного аффекта - нет? Напомним, мы определили нейтральный аффект как наличие нейтрального аффекта, а не отсутствие положительного или отрицательного аффекта.Это определение допускает возможность возникновения нейтральных реакций независимо от положительных и / или отрицательных реакций и одновременно с ними. Недостаточно сделать вывод о нейтральном аффекте из отсутствия положительного и отрицательного аффекта, потому что нейтральность может возникнуть, когда присутствуют оба. В соответствии с этой точкой зрения, в исследованиях, в которых изучаются как оценочная валентность, так и аффективная валентность, нейтральный аффект сочетается с положительным и отрицательным аффектом (Gasper and Hackenbracht, 2015; Gasper and Danube, 2016; Samson et al., 2016; Гальегос и Гаспер, 2018). Более того, самоотчеты людей о нейтральном аффекте не очень коррелируют с сообщениями о положительном и отрицательном аффекте (Gasper and Hackenbracht, 2015; Gasper and Danube, 2016), предполагая, что нейтральный аффект - это не просто состояние, которое усиливается при положительном / отрицательном аффекте. уменьшается. Кроме того, в отличие от гипотезы о том, что наличие положительного или отрицательного аффекта подразумевает менее нейтральный аффект, иногда эти корреляции являются положительными (Gasper and Hackenbracht, 2015; Gasper and Danube, 2016; Gallegos and Gasper, 2018).Факторный анализ аффективных состояний, представленных в пяти различных выборках, показал, что в дополнение к положительным и отрицательным факторам аффекта существует четкий и последовательный третий, нейтральный фактор аффекта (Gasper and Danube, 2016). Данные точечной диаграммы также показали, что некоторые участники сообщают, что чувствуют себя резко отрицательно, например, и в то же время нейтрально (Hu and Gasper, 2019, представлено). Таким образом, нейтральный аффект может быть независимым измерением, которое предоставляет релевантную для валентности информацию, которую нельзя уловить, просто оценив положительный и отрицательный аффект.

В целом, мы полагаем, что было бы ошибкой рассматривать только стимулы, оцениваемые как положительные или отрицательные. Валентность предоставляет людям информацию, которая может определять их действия. Таким образом, кажется важным знать, что хорошо, что плохо, а что нет. Учитывая ограниченные когнитивные способности людей, людям нужен не только способ расставить приоритеты в том, что важно, но и осознавать то, что не так важно. Ключевым выводом здесь является то, что исследователи должны рассмотреть возможность расширения своего взгляда на валентность, включив в него оценки стимулов как хороших, плохих и нейтральных.Действительно, рейтинги нейтральности могут возникать независимо от оценок положительности и отрицательности. Поэтому мы утверждаем, что нейтральный аффект действительно является аффектом, потому что он предоставляет важную информацию, относящуюся к валентности.

Аффективная валентность

До сих пор мы сосредоточились на оценочной валентности, но как насчет гедонистического опыта нейтрального аффекта? Люди воспринимают нейтральный аффект как нейтральный, приятный или неприятный? Испытывается ли то или иное аффективное состояние как гедонически приятное или болезненное, зависит от контекста (Barrett et al., 2007, 2011; Кондон и др., 2014). Например, даже если обычно считается, что счастье доставляет удовольствие для гедонизма, это не обязательно (Condon et al., 2014). С учетом этого взгляда, то, как переживается нейтральный аффект, также может быть предметом преднамеренного фокуса и интерпретации, в зависимости от эмоциональной цели и контекста, в котором возникает нейтральность (Barrett et al., 2007). Ниже мы рассмотрим несколько способов, которыми исследователи концептуализировали нейтральный аффект с учетом его гедонической валентности.

В теориях адаптации нейтральность отражает текущий уровень адаптации людей в том смысле, что это состояние возникает, когда люди адаптировались к своей среде.Адаптация не считается ни хорошей, ни плохой. Он служит ориентиром для оценки других государств (Helson, 1964). Например, удовольствие исходит не от попыток быть нейтральным, а скорее от «… несоответствия между стимуляцией и преобладающим уровнем адаптации» (Helson, 1964, стр. 49). Без какого-либо нейтрального состояния было бы трудно понять, что такое радость и печаль, потому что нет состояния, с которым можно было бы их сравнивать (Любомирский, 2011). С этой точки зрения нейтралитет - это не гедонически изысканное состояние, а, скорее, текущий стандарт, используемый для оценки того, увеличивает или уменьшает событие удовольствие или боль.

Подобно тому, как нейтралитет может использоваться в качестве стандарта для оценки гедонистических качеств других аффективных состояний, другие аффективные состояния потенциально могут определять гедонические качества нейтрального состояния. Нейтралитет может восприниматься как приятный или неприятный в зависимости от того, уменьшается ли боль или удовольствие. Например, переход от болезненного состояния к нейтральному, вероятно, ощущается как улучшение, тогда как переход от радостного состояния к нейтральному может восприниматься как упадок.Таким образом, нейтральный аффект можно было либо искать, либо избегать.

Идея о том, что ситуация может изменить то, как воспринимаются, казалось бы, нейтральные ситуации, очевидна в теории регулятивного фокуса. Кто-то может возразить, что статус-кво - это нейтральный опыт - ничего не изменилось, поэтому должен быть нейтральный ответ. Тем не менее, значение status quo также зависит от ситуации. В теории регулятивного фокуса, в которой обсуждаются эмоциональные реакции людей на выигрыши и потери, достижение статус-кво (ни выгода, ни потеря) не должно восприниматься как нейтральное (Brendl and Higgins, 1996; Higgins, 2014; Higgins and Liberman, 2018).Напротив, то, как воспринимается статус-кво , зависит от того, сосредоточен ли человек на продвижении (сосредоточен на получении выгоды) или на предотвращении (сосредоточен на предотвращении потерь), и испытывает ли он отсутствие выгоды или убытка. Когда человек сосредоточен на продвижении, он сосредоточен на том, чтобы что-то получить. Если они ничего не получают (невыгодность), то они воспринимают статус-кво как разочарование, потому что это отражает отсутствие желаемой выгоды. И наоборот, когда человек сосредоточен на профилактике, он хочет сохранить статус-кво , а не потерпеть убытки.Если они не испытывают убытков (отсутствия убытков), то они воспринимают статус-кво как облегчение, поскольку потери не произошло. Таким образом, статус-кво , который некоторые могут рассматривать как создающий нейтральное состояние, поскольку не произошло никаких изменений в обстоятельствах, может быть воспринят как разочарование или облегчение, в зависимости от того, занимается ли человек продвижением или профилактикой в ​​данный момент.

Кроме того, личные и культурные теории людей о желательности нейтральных чувств могут определять, будет ли нейтральный аффект восприниматься как приятный или болезненный.Например, такие сайты, как Reddit, содержат вопросы о том, что такое нейтральный аффект 2 и является ли он нормальным 3 . Если в обществе ценится позитивное чувство, то нейтральное чувство может восприниматься как ненормативное и, следовательно, негативное состояние по сравнению с предполагаемой позитивной нормой. Однако, если в обществе ценится чувство уравновешенности, а не излишне позитивное, то нейтральный аффект может восприниматься как нормативный и, следовательно, соответствующая реакция. Например, ключевым элементом буддизма является практика медитации, чтобы люди осознавали свой опыт.В буддизме люди, которые не обращают внимания на свои чувства, обычно реагируют на нейтральные чувства, игнорируя их. Буддийская философия утверждает, что, когда люди игнорируют свои нейтральные чувства, они с большей вероятностью испытают скуку и невежество, потому что все чувства, в том числе нейтральные, требуют внимания (Bodhi, 2000; Kudesia and Nyima, 2015). Дхаммадинна, монахиня, заявила, что, когда люди испытывают нейтральные чувства, игнорирование их и незнание может быть болезненным и неприятным, тогда как знание нейтрального чувства приятно (Аналайо, 2017).Тич Нхат Хан, вьетнамский буддийский монах, пошел еще дальше, говоря о практике внимательности в отношении нейтральных чувств:

В процессе практики мы обнаруживаем, что нейтральные чувства очень интересны. Когда мы сидим, возникает нейтральное ощущение. Когда мы привносим внимательность в нейтральное чувство, вы обнаруживаете, что это довольно приятно. Вы видите, что у вас уже достаточно условий для счастья с нейтральным чувством. Если вы внимательно посмотрите на нейтральное чувство, вы увидите, что оно чудесно.Когда вы видите, что ваши чувства текут, как река, вы видите, что 80% ваших нейтральных чувств довольно приятны. Благодаря внимательности наше нейтральное чувство превращается в счастье (Thich, 2011).

С этой точки зрения осознание и знание нейтральных чувств, а не самих чувств, может способствовать счастью и удовольствию.

Итак, мы утверждаем, что нейтральные чувства можно гедонически переживать как положительные, отрицательные или нейтральные. Это утверждение не означает, что нейтрального аффекта не существует, потому что мы аналогичным образом утверждаем, например, что счастье не обязательно должно быть позитивным, а страх не обязательно негативным (Condon et al., 2014). То, как переживаются чувства, зависит от человека и контекста. Нейтралитет может быть состоянием, которое люди используют в качестве ориентира, ищут, избегают или на котором сосредотачиваются, чтобы осознать. Нейтральные состояния не обязательно воспринимать как нейтральные, но этот вывод не отменяет их значимости и важности в аффективной сфере.

Убеждение: нейтральное влияние неважно, потому что оно не влияет на познание или поведение.

Аффективные состояния влияют на поведение. С точки зрения аффекта как информации, это может происходить из-за того, что аффективные состояния предоставляют людям информацию или обратную связь, которые могут влиять на то, как люди думают или действуют (обзоры см. В Clore et al., 2001; Шварц и Клор, 2003; Гаспер и Исбелл, 2007; Гаспер и Спенсер, 2018). Некоторые исследователи могут считать, что нейтральный аффект не очень важен, потому что они полагают, что нейтральные состояния свободны от аффектов и, следовательно, предоставляют мало информации или обратной связи. Например, Коэн и Андраде (2004) обсуждали нейтральный аффект как менее информативный в оценочном процессе, чем другие настроения. Нейтральный аффект также используется в качестве условия контроля, предположительно потому, что нет никакого аффекта, способного изменить эксперимент (Gasper, 2018).Однако эти предположения могут быть необоснованными. Мы утверждаем, что, как и другие аффективные состояния, нейтральный аффект может влиять на познание и поведение, потому что он также предоставляет людям ценную аффективную информацию.

Итак, какой тип аффективной информации может предоставить нейтральный аффект? Одна ключевая информация, которую могут предоставить нейтральные государства, заключается в том, что они сигнализируют о том, что не нужно заботиться об окружающей среде, потому что в ней нет ничего особенно примечательного. Этот взгляд отражен в самых разных моделях.Например, в буддизме существует три основных режима чувств: приятное, болезненное и нейтральное (например, De Silva, 1995). Кудесиа и Ньима (2015) утверждали, что эти приятные, отталкивающие и нейтральные чувства соответственно вызывают «… тенденции к действию, продлевающие приятные восприятия, устраняющие неприятные восприятия и игнорирующие нейтральные восприятия» (стр. 916). То есть, поскольку нейтральные чувства не являются ни приятными, ни болезненными, их часто не замечают, и люди игнорируют эти реакции или остаются в неведении (Bodhi, 2000; Kudesia and Nyima, 2015).Нейтральный аффект сигнализирует о том, что ситуация не требует внимания, потому что она не заслуживает внимания или важна. Похожая точка зрения возникает в перспективе основного аффекта (Russell, 2003), поскольку нейтральный аффект может не ощущаться сознательно, отчасти потому, что он отходит на задний план из-за отсутствия необходимости уделять ему внимание.

Помимо нейтрального аффекта, который, возможно, сигнализирует о том, что человеку не нужно заботиться об окружающей среде, нейтральный аффект также может сигнализировать о том, что человек понимает окружающую среду.В модели аффективной адаптации AREA Уилсон и Гилберт (2008) утверждали:

Люди анализируют поступающую информацию, имея в виду два вопроса: «Это важно для меня?» и "Достаточно ли я понимаю?" Если событие считается одновременно релевантным для себя и необъяснимым, люди уделяют ему внимание, и событие вызывает аффективную реакцию. И наоборот, если событие считается неважным или достаточно объясненным, люди не обращают на него внимания, и событие не вызывает аффективной реакции (Wilson and Gilbert, 2008, p.372).

Таким образом, как и в буддийской перспективе, эта точка зрения подразумевает, что нейтральный аффект может указывать на то, что событие неважно. Но он также основан на буддийском воззрении, поскольку нейтральный аффект может сигнализировать о том, что человек понимает, знает или понимает событие.

Помимо сигнала понимания, нейтральный аффект может сигнализировать о том, что ситуация нормальная. Взгляд Любомирского и его коллег на гедонистическую адаптацию утверждает, что адаптация происходит, когда восприятие людьми чего-либо как положительного или отрицательного становится нейтральным (Любомирский, 2011; Armenta et al., 2014). События, к которым трудно адаптироваться, - это те, которые привлекают внимание, они разнообразны / динамичны и новы / удивительны, предполагая, что нейтральные события не привлекают внимания, не являются динамическими и нормативными. Брендл и Хиггинс (1996) также обсуждали нейтралитет как потенциально отражающий норму. Они писали: «… нормальные события не должны восприниматься как причинные, и, следовательно, не должны ни поддерживать, ни препятствовать достижению цели; то есть их следует оценивать как нейтральные по валентности и качеству »(Brendl and Higgins, 1996, p.128). В частности, используя теорию нормы (Канеман и Миллер, 1986), Брендл и Хиггинс (1996) утверждали, что объекты, отношения и события, которые являются примером нормы, вызывают нейтральные реакции. Более того, поскольку норма легко приходит на ум, они также утверждали, что легкость, с которой приходит знание, может служить сигналом нейтралитета. Например, они обсуждали исследование Острома и Апшоу (1968), в котором изучали, насколько легко / сложно людям записать убеждение, отражающее различные точки шкалы отношений.В соответствии с представлением о том, что нейтральный аффект может отражать то, что легко понять, респонденты посчитали, что легче всего думать о средних и конечных точках. Таким образом, нейтральные государства могут сигнализировать о том, что ситуация не требует внимания, потому что она не заслуживает внимания, понятна и нормальна.

Наконец, нейтралитет также может сигнализировать о том, что человек так или иначе не относится к окружающей среде. Этот опыт может иметь ряд потенциальных последствий, в том числе помочь людям справиться с ситуацией.Эта возможность хорошо проиллюстрирована притчей из другой восточной философии / религии, даосизма. В притче убегает фермерская лошадь. Соседи говорят, что это невезение, но фермер отвечает: «Может быть». На следующий день лошадь возвращается с тремя другими дикими лошадьми. Соседи комментируют, насколько прекрасна эта новостройка. Фермер отвечает: «Может быть». Затем сын фермера ломает ногу, пытаясь оседлать дикую лошадь. Соседи сочувствуют этому негативному событию.В ответ фермер отвечает «возможно». История продолжается, но ее критический посыл заключается в том, что фермер понимает, что мы никогда не можем точно знать, будет ли ситуация хорошей или плохой. Фермер придерживается нейтральной точки зрения, поскольку валентность еще не определена. История отражает мнение о том, что иногда важно быть беспристрастным и непредвзятым.

В настоящее время существует не так много исследований, которые эмпирически изучают, действительно ли нейтральные государства сигнализируют о том, что ситуация не требует внимания, что ее понимают, что она нормативна и что никто не чувствует того или иного.Тем не менее, есть несколько направлений работы, которые подтверждают гипотезу о том, что нейтральные аффективные состояния могут влиять на познание и поведение. Например, в модели саморегуляции Карвера и Шейера (1998) нейтральный аффект дает информацию о том, что заслуживает действия. В модели положительный аффект сигнализирует о том, что человек приближается к своей цели быстрее, чем ожидалось; отрицательно сказывается то, что человек приближается к нему медленнее, чем ожидалось; а нейтральный аффект указывает на то, что человек приближается к своей цели с соответствующей скоростью.Следовательно, нет необходимости менять свое ориентированное на цель поведение. Нейтральный аффект сигнализирует о том, что следует придерживаться выбранного курса. Идея о том, что нейтральный аффект побуждает людей продолжать делать то, что они делают, может проистекать из того, что он сигнализирует о том, что не нужно уделять дополнительное внимание своим действиям, о том, что он достиг понимания, или о том, что он не чувствует того или иного. прочее, никаких настроек не требуется.

Недавнее исследование, проведенное Гаспером и Дунаем (2016), также поддерживает гипотезу о том, что нейтральный аффект сигнализирует об отсутствии предпочтений.Они выдвинули гипотезу о том, что нейтральный аффект сигнализирует о том, что никто не испытывает того или иного чувства к объекту суждения. Следовательно, люди могут полагаться на свои нейтральные чувства как на основу своих нейтральных суждений. В шести исследованиях они обнаружили, что положительный аффект является причиной наибольшей дисперсии положительных суждений, отрицательный аффект объясняет большую часть дисперсии отрицательных суждений, а нейтральный аффект (не положительный, отрицательный или даже амбивалентный аффект) объясняет большую часть дисперсии. в нейтральных суждениях.Таким образом, когда дело доходит до оценки того, придерживается ли кто-то нейтрального мнения о проблеме, люди полагаются на информацию, предоставляемую их нейтральным аффектом, сверх той, что предоставляется этими другими аффективными состояниями. В этой связи Гаспер и Дунай (2016) обнаружили, что нейтральное, но не отрицательное отношение было связано с отказом от поведения, которое люди должны делать, но часто не делают (например, есть пять порций фруктов или овощей в день).

Предполагается, что нейтральный аффект не только потенциально предоставляет информацию, которая изменяет познание, но и имеет важные последствия для межличностного поведения.В модели регулирования настроения, основанной на социальных ограничениях, Эрбер и Эрбер (2001) предположили, что нейтральные состояния полезны в определенных ситуациях из-за той гибкости, которую они предлагают. То есть людей иногда побуждают регулировать свои аффективные состояния в сторону нейтралитета, чтобы справиться с конкретными непредвиденными обстоятельствами. Например, Erber et al. (1996) пришли к выводу, что нейтральные состояния наиболее желательны при взаимодействии с незнакомцами, поскольку неизвестно, будут ли такие взаимодействия положительными или отрицательными. Соответственно, люди, которые ожидают взаимодействия с незнакомцами, скорее всего, будут сдерживать свое текущее настроение, независимо от того, является ли их настроение положительным или отрицательным.Точно так же Де Сильва (1976) концептуализировал нейтралитет как защиту от возникновения сентиментальных привязанностей. В соответствии с этим некоторые организации просили своих сотрудников сохранять свой эмоциональный опыт на работе в относительно нейтральном диапазоне (например, Hochschild, 1983; Judge, 1992; Morris and Feldman, 1996), возможно, из-за идеи, что нейтральное поведение демонстрирует способствует созданию рациональной рабочей среды. Таким образом, нейтральный аффект может иметь важные межличностные последствия, когда люди регулируют свой аффект так, чтобы он был нейтральным, чтобы иметь лучшие межличностные взаимодействия.

В целом, нейтральные аффективные состояния могут предоставить людям различную информацию, в том числе о том, что ситуация не требует внимания, потому что она не заслуживает внимания, что она понятна, что это нормально и что человек не чувствует себя так или другой. В настоящее время мало эмпирических исследований, подтверждающих эти утверждения, но существующие исследования показывают, что нейтральный аффект может формировать познание и поведение способами, отличными от положительных и отрицательных аффективных состояний.

Новые теоретические направления

Слишком долго исследователи, интересующиеся аффектом, игнорировали нейтральные состояния. Возможно, они сделали это, потому что человеческая природа сосредоточена на том, что кажется заметным, а не на незаметном. Тем не менее важно замечать то, что отсутствует. Например, в фильме « Собака Баскервилей» Шерлок Холмс решил загадку, заметив, что собаки не лают. Чтобы понять, что такое аффект и как он функционирует, очень важно понимать, что значит не чувствовать ничего конкретного.С этой целью мы стремились понять нейтральный аффект путем критического изучения трех потенциальных убеждений исследователей о нейтральном аффекте. В частности, мы бросили вызов следующим убеждениям: (1) невозможно чувствовать себя нейтральным, потому что люди всегда что-то чувствуют, (2) нейтральный аффект не является аффективным состоянием, потому что аффект должен иметь положительную или отрицательную валентность, и (3) нейтральный аффект. неважно, потому что не влияет на познание или поведение. Мы считаем, что отказ от допущений, лежащих в основе этих убеждений, продвинет теорию и методы, касающиеся природы аффекта, в новом направлении.

Рассматривая альтернативы первому убеждению, можно выделить несколько важных способов продвижения исследований. Во-первых, для некоторых исследователей это могло быть ключевым сдвигом парадигмы - думать о нейтральном аффекте не как об отсутствии аффекта, а как о наличии нейтрального аффекта. Если нейтральный аффект - это присутствие опыта, становится важным понять, на что это похоже и как оно действует. Нейтральный аффект теперь становится частью аффективной сферы, а не неаффективным условием контроля.Следовательно, исследователи должны осознавать, насколько нейтральный аффект укладывается в их теоретические рамки и предположения, которые они делают по этому поводу. Даже если модель аффекта исследователя не включает нейтральный аффект, важно, чтобы они хотя бы объяснили, почему, вместо того, чтобы просто игнорировать возможность нейтрального состояния. Рассмотрение этих вопросов может привести к тому, что исследователи пересмотрят свои вопросы относительно природы аффекта. Например, какие черты у нейтральных государств есть у других аффективных состояний? Что отличает нейтральный аффект от других аффектов? Может ли нейтральный аффект помочь людям справиться с ситуацией? Различаются ли люди по своей склонности к нейтральности? Если да, то как эти индивидуальные различия могут формировать мысли, действия и психическое благополучие? Кроме того, исследователям может потребоваться переосмыслить, что составляет соответствующее условие контроля (см. Gasper, 2018), потому что нейтральный аффект не всегда может быть подходящим условием контроля.

Во-вторых, если существует нейтральный аффект, чрезвычайно важно, чтобы исследователи разработали соответствующее определение конструкции. Как только это установлено, исследователи могут работать над разработкой соответствующих средств для его измерения. В этой статье мы представили конкретную точку зрения; однако другие исследователи могут по-разному концептуализировать нейтральный аффект (Gasper, 2018; Yih et al., 2019). Например, исследователь, изучающий регуляцию эмоций, может рассматривать нейтральный аффект как базовое состояние человека. Другие могут рассматривать нейтральный аффект как сродни аффективным терминам с низким уровнем возбуждения, таким как скука, расслабление или молчание (Зеленский и Ларсен, 2000).Если это так, то первостепенное значение приобретает четкое определение нейтрального аффекта. Также важно провести эксперименты, чтобы убедиться, что эти конструкции эквивалентны друг другу или отражают различные состояния. Подобно тому, как онемение может отличаться от нейтрального аффекта, мы подозреваем, что чувство типичного или слабого аффективного переживания, такого как скука или спокойствие, может отличаться от чувства нейтральности (как определено в этой статье). Мы поощряем исследования по этой теме, потому что надеемся, что такая работа прольет свет на сложный диапазон переживаний, из которых состоит повседневный, возможно, более приземленный эмоциональный опыт людей.

В-третьих, если нейтральные состояния совпадают с положительными и отрицательными состояниями, как они могут это сделать? Одна из возможностей состоит в том, что возникает более одного состояния, но они возникают из разных аспектов одной и той же ситуации. Например, человек может описать свои ощущения от обеда с бабушкой как счастливые и нейтральные. Счастье проистекает из того факта, что они наслаждаются обществом своей бабушки, тогда как нейтралитет может отражать тот факт, что еда была ничем не примечательной. Оба состояния ощущаются, но относятся к разным аспектам опыта.Возникают интересные вопросы о том, когда лучше всего сосредоточиться на каждом элементе (бабушка или еда) или когда лучше всего сосредоточиться на комбинированной аффективной реакции (обед с бабушкой). Вторая возможность состоит в том, что вместо каждого состояния, проистекающего из разных элементов одного и того же опыта, два состояния могут объединиться, чтобы сформировать независимый, уникальный, эмоциональный опыт. Например, счастье и нейтральный аффект можно воспринимать как беспечность - ситуация оценивается как положительная, и у человека нет предпочтений, потому что все хорошо.И наоборот, негативное и нейтральное состояние вместе могут восприниматься как апатия - ситуация оценивается как негативная, и у человека нет предпочтений, потому что все это плохо. Третья возможность - также подумать о том, могут ли нейтральные состояния в сочетании с другими состояниями вызывать амбивалентные реакции. Об амбивалентности часто думают как о позитивном и негативном чувстве одновременно. Однако может случиться так, что люди испытывают амбивалентность, когда они чувствуют положительный или отрицательный эффект нейтрального аффекта. Ху и Гаспер, 2019, представили.Например, при мысли об обеде с бабушкой может возникнуть амбивалентность, потому что он был одновременно позитивным и нейтральным. Если да, то каковы последствия того, как этот тип амбивалентности влияет на мысли, действия и психологическое благополучие?

Второе убеждение, на котором мы сосредоточились, касалось понятия, что аффект должен быть валентным. Мы обсуждали это убеждение как с точки зрения оценочной валентности, так и аффективной валентности. Что касается оценочной валентности, возникает ряд вопросов. Например, оценивают ли люди новые стимулы не только с точки зрения того, являются ли стимулы положительными или отрицательными, но и нейтральными? Если положительно валентные чувства обычно сигнализируют о приближении, а отрицательно валентные чувства - избегании, обязательно ли нейтральные чувства ни к чему другому? Или возможно, как в теориях, подобных модели оценочного пространства, что существует смещение позитивности, при котором нейтральные состояния продвигают мотивацию подхода, потому что в противном случае люди могут упустить потенциальные возможности в своей среде (Cacioppo et al., 2012)? Если что-то оценивается как нейтральное, насколько устойчивым или податливым будет этот опыт?

С точки зрения аффективной валентности рассмотрение нейтрального аффекта как аффективной реакции порождает много интересных гипотез, касающихся гедонистических последствий чувства нейтральности. В Соединенных Штатах счастье высоко ценится в том смысле, что люди ищут ситуации, в которых есть вероятность счастья (Mesquita and Markus, 2004). Действительно, многие социальные контексты в США продвигают счастье или положительные чувства в качестве своей основной цели, а также вопросы или комментарии, такие как «Вам весело?» и «Я рад, что ты счастлив.»Являются обычным явлением (Маркус и Китайма, 1994). Одним из следствий этого поощрения счастья может быть то, что некоторые люди обеспокоены, когда они испытывают нейтральные, а не счастливые чувства. Фактически, исследования показывают, что чрезмерная оценка счастья в выборках из США может привести к снижению благополучия (Mauss et al., 2011) и депрессии (Ford et al., 2014), а также к усилению одиночества и слабости у людей. социальные связи (Mauss et al., 2012). Люди могут рассматривать свои нейтральные чувства как указание на то, что они не достигли идеала счастья.Таким образом, эта сосредоточенность на чувстве счастья может иметь негативные психологические последствия. Возможно, люди могли бы стать психологически более здоровыми, если бы вместо сосредоточения на счастье и волнении они также сосредоточились на балансе и умеренности, которые могут возникнуть при нейтральном аффекте. Если Тхич Нат Хан прав, то внимание к нейтральным чувствам может привести к счастью. Таким образом, когда дело доходит до практических разветвлений, рассмотрение нейтрального аффекта как важного повседневного состояния может привести к признанию другого и потенциально более достижимого пути к психическому благополучию.

Третье убеждение, которое мы обсуждали, заключалось в том, что нейтральный аффект не важен, потому что он не влияет на мысли или действия. Ничего особенного не сигнализируя, нейтральный аффект может привести к тому, что человек ничего не сделает. Как мы уже отмечали, нейтральный аффект потенциально предоставляет ряд аффективной информации, которая может формировать мысли и действия. Нейтральный аффект может указывать на то, что внимание не требуется, что человек понимает ситуацию, что ситуация нормальная, и что у человека нет чувств, так или иначе (т.е., без предпочтений). Необходимо провести исследования, чтобы проверить эти предположения, но они могут иметь интересные последствия. Если нейтральный аффект сигнализирует, например, о том, что внимание не требуется, то нейтральный аффект потенциально может повлиять на память. Если люди не обращают внимания на нейтральные стимулы, они с меньшей вероятностью будут вспоминать. Кроме того, нейтральный аффект может сигнализировать о понимании, и если это так, то люди, которые чувствуют себя нейтральными, могут с большей вероятностью интерпретировать свой опыт как указание на то, что они понимают сложные, новые или нелогичные аргументы.Если нейтральный аффект сигнализирует о нормальности, то нейтральные аффективные реакции могут служить индикаторами прототипичности, что, возможно, приведет к тому, что люди будут более инклюзивными в своих точках зрения. Наконец, если нейтральный аффект означает отсутствие предпочтений, то нейтральный аффект может быть идеальным состоянием, когда требуются беспристрастность, баланс или справедливость, например, при работе в присяжных. Учитывая потенциальную информацию, которую может предоставить нейтральный аффект, существует множество вопросов, на которые можно будет ответить в будущих исследованиях, чтобы понять, как нейтральный аффект может формировать познание и поведение.

Coda

У исследователей есть убеждения относительно того, что они исследуют. Важно признать эти убеждения, изучить их обоснование и эмпирически проверить их. В этой статье мы бросили вызов трем представлениям исследователей о нейтральном аффекте, а именно, что нейтральный аффект не возникает, этот аффект должен быть валентным и что нейтральный аффект не имеет большого значения. В процессе мы предложили и обеспечили поддержку альтернативных концептуализаций.Мы признаем, что исследования нейтральных аффективных реакций немногочисленны, но мы надеемся, обсудив и развеяв некоторые неправильные представления об этом, исследователи расширит свои теоретические основы, методологию и практику, включив в них нейтральный аффект. Чтобы понять аффективный ландшафт, исследователи должны обращать внимание на все состояния, включая то, что происходит, когда человек ничего особенного не чувствует.

Заявление о доступности данных

Наборы данных, проанализированные в этой рукописи, не являются общедоступными.Запросы на доступ к наборам данных следует направлять в KG, [email protected]

Вклад авторов

КГ написал первый черновик статьи и провел повторный анализ данных Гальегоса и Гаспера (2018). LS и DH пересмотрели первый вариант. KG, LS и DH провели исследование для статьи, отредактировали ее и проверили ссылки на точность.

Конфликт интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

Мы хотели бы поблагодарить Элизабет Пинель за то, что она обратила наше внимание на притчу о фермере.

Ссылки

  • Альбаррасин Д., Харт В. (2011). Положительное настроение + действие = отрицательное настроение + бездействие: влияние общих концепций действия и бездействия на решения и производительность как функция аффекта. Эмоции 11, 951–957. 10.1037 / a0024130, PMID: [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Аналайо Б. (2017).А как насчет нейтральных чувств? Инсайт Дж. 43, 1–10. Доступно по адресу: https://www.buddhismuskunde.uni-hamburg.de/pdf/5-personen/analayo/neutralfeelings.pdf [Google Scholar]
  • Armenta C., Bao KJ, Lyubomirsky S., Sheldon KM (2014) . «Возможны ли долговременные изменения? Уроки модели предотвращения гедонической адаптации »в книге« Стабильность счастья: теории и доказательства того, может ли счастье измениться ». ред. Шелдон К. М., Лукас Р. Э. (Нью-Йорк: Academic Press;), 57–74. [Google Scholar]
  • Барретт Л.Ф., Блисс-Моро Э. (2009). Воздействует как психологический примитив. Adv. Exp. Soc. Psychol. 41, 167–218. 10.1016 / S0065-2601 (08) 00404-8, PMID: [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Барретт Л. Ф., Мескита Б., Гендрон М. (2011). Контекст в восприятии эмоций. Curr. Реж. Psychol. Sci. 20, 286–290. 10.1177 / 0963721411422522 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Барретт Л. Ф., Мескита Б., Охснер К. Н., Гросс Дж. Дж. (2007). Переживание эмоций. Анну. Rev. Psychol.58, 373–403. 10.1146 / annurev.psych.58.110405.085709, PMID: [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Beedie C., Terry P., Lane A. (2005). Различия между эмоциями и настроением. Cognit. Эмот. 19, 847–878. 10.1080 / 02699930541000057 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Блэкхарт Г. К., Нельсон Б. К., Ноулз М. Л., Баумейстер Р. Ф. (2009). Отвержение вызывает эмоциональные реакции, но не вызывает непосредственного беспокойства и не снижает самооценку: метааналитический обзор 192 исследований социальной изоляции.Личное. Soc. Psychol. Ред. 13, 269–309. 10.1177 / 1088868309346065 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Бодхи Б. (2000). Подробное руководство Абхидхаммы: Абхидхамматтха сангаха Ачарии Ануруддхи . 1st BPS Pariyatti Edn. Сиэтл: издание BPS Pariyatti. [Google Scholar]
  • Брендл К. М., Хиггинс Э. Т. (1996). «Принципы оценки валентности: что делает события положительными или отрицательными?» in Успехи экспериментальной социальной психологии. Vol. 28, изд. Занна М. П.(Сан-Диего, Калифорния, США: Academic Press;), 95–160. [Google Scholar]
  • Качиоппо Дж. Т., Бернсон Г. Г., Норрис К. Дж., Голлан Дж. К. (2012). «Модель оценочного пространства» в Справочнике по теориям социальной психологии. ред. Ван Ланге П. А. М., Круглански А. В., Хиггинс Э. Т. (Таузенд-Оукс, Калифорния: Sage Publications Ltd;), 50–72. [Google Scholar]
  • Качиоппо Дж. Т., Гарднер В. Л., Бернсон Г. Г. (1999). Система аффекта имеет параллельные и интегрирующие компоненты обработки: форма следует за функцией.J. Pers. Soc. Psychol. 76, 839–855. 10.1037 / 0022-3514.76.5.839 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Карвер К. С., Шайер М. Ф. (1990). Истоки и функции положительного и отрицательного аффекта: взгляд на процесс управления. Psychol. Ред. 97, 19–35. 10.1037 / 0033-295X.97.1.19 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Карвер С. С., Шайер М. Ф. (1998). О саморегуляции поведения. Нью-Йорк, Нью-Йорк, США: Издательство Кембриджского университета. [Google Scholar]
  • Клор Г. Л., Гаспер К., Гарвин Э. (2001).«Аффект как информация» в Справочнике по аффектам и социальному познанию. изд. Форгас Дж. П. (Махва, Нью-Джерси: Эрлбаум;), 121–144. [Google Scholar]
  • Клор Г. Л., Шналл С. (2005). «Влияние аффекта на установку» в Справочнике установок. ред. Альбаррасин Д., Джонсон Б. Т., Занна М. П. (Mahwah: Erlbaum;), 437–489. [Google Scholar]
  • Коэн Дж. Б., Андраде Э. Б. (2004). Аффективная интуиция и регулирование аффекта, обусловленное конкретными задачами. J. Consum. Res. 31, 358–367. 10.1086 / 422114 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Коломбетти Г.(2005). Оценка валентности. J. Сознательное. Stud. 12, 103–126. [Google Scholar]
  • Кондон П., Уилсон-Менденхолл К. Д., Барретт Л. Ф. (2014). «Что такое положительная эмоция? Психологическое построение приятного страха и неприятного счастья »в Справочнике положительных эмоций. ред. Тугаде М. М., Шиота М. Н., Кирби Л. Д. (Нью-Йорк, Нью-Йорк, США: Guilford Press;), 60–81. [Google Scholar]
  • Corso J. J. (2014). Что на самом деле делает семиотический квадрат Греймаса? Мозаика 47, 69–89. 10.1353 / мес.2014.0006 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Дамасио А. (2003). Имея в виду добродетель. New Sci. 180, 49–51. [Google Scholar]
  • Де Силва П. (1976). Психология эмоций в буддийской перспективе. Канди: Буддийское издательское общество. [Google Scholar]
  • Де Силва П. (1995). «Теоретические взгляды на эмоции в раннем буддизме» в книге «Эмоции в восточноазиатской мысли: диалог в сравнительной философии». ред. Маркс Дж., Эймс Р. Т. (Олбани, штат Нью-Йорк: Государственный университет Нью-Йорка;), 109–122.[Google Scholar]
  • ДеУолл К. Н., Баумейстер Р. Ф. (2006). Один, но не чувствую боли: влияние социальной изоляции на переносимость физической боли и болевой порог, аффективное прогнозирование и межличностное сочувствие. J. Pers. Soc. Psychol. 91, 1–15. 10.1037 / 0022-3514.91.1.1, PMID: [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Экман П., Дэвидсон Р. Дж. (1994). Природа эмоции: фундаментальные вопросы. Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета. [Google Scholar]
  • Эрбер Р., Эрбер М. В.(2001). «Настроение и обработка информации: взгляд с точки зрения саморегуляции» в книге «Теории настроения и познания: руководство пользователя». ред. Мартин Л. Л., Клор Г. Л. (Махва, Нью-Джерси, США: издательство Lawrence Erlbaum Associates;), 63–84. [Google Scholar]
  • Эрбер Р., Тессер А. (1992). Задача усилия и регуляция настроения: гипотеза поглощения. J. Exp. Soc. Psychol. 28, 339–359. 10.1016 / 0022-1031 (92) -T [CrossRef] [Google Scholar]
  • Эрбер Р., Вегнер Д. М., Террио Н. (1996).О том, что он крутой и собранный: регулирование настроения в ожидании социального взаимодействия. J. Pers. Soc. Psychol. 70, 757–766. 10.1037 / 0022-3514.70.4.757, PMID: [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Эверс К., де Риддер Д. Т., Адрианс М. А. (2009). Оцените себя как эмоционального едока: миссия невыполнима? Health Psychol. 28, 717–725. 10.1037 / a0016700, PMID: [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Ford B.Q., Shallcross A.J., Mauss I.B., Floerke V.A., Gruber J. (2014).Отчаянно ищите счастье: оценка счастья связана с симптомами и диагнозом депрессии. J. Soc. Clin. Psychol. 33, 890–905. 10.1521 / jscp.2014.33.10.890, PMID: [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Форгас Дж. П. (1999). О хорошем самочувствии и грубости: аффективное влияние на использование языка и формулировки запросов. J. Pers. Soc. Psychol. 76, 928–939. 10.1037 / 0022-3514.76.6.928 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Фредриксон Б. Л. (1998). Что хорошего в положительных эмоциях? Ред.Gen. Psychol. 2, 300–319. 10.1037 / 1089-2680.2.3.300, PMID: [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Гальегос Дж. М., Гаспер К. (2018). Различные эффекты отвержения и принятия на чувство шока, оцепенения и нейтральности. Эмоции 18, 536–550. 10.1037 / emo0000366, PMID: [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Гаспер К. (2018). Использование нейтральных аффективных состояний в исследованиях: теория, оценка и рекомендации. Эмот. Ред. 10, 255–266. 10.1177 / 1754073

    5660 [CrossRef] [Google Scholar]

  • Гаспер К., Дунай К. Л. (2016). Объем наших аффективных влияний: когда и как естественные положительные, отрицательные и нейтральные факторы влияют на другие суждения. Личное. Soc. Psychol. Бык. 42, 385–399. 10.1177 / 0146167216629131, PMID: [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Гаспер К., Хакенбрахт Дж. (2015). Слишком занят, чтобы чувствовать себя нейтральным: сокращение когнитивных ресурсов ослабляет нейтральные аффективные состояния. Мотив. Эмот. 39, 458–466. 10.1007 / s11031-014-9457-7 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Гаспер К., Исбелл Л. М. (2007). «Ощущение, поиск и подготовка: как аффективные состояния влияют на поиск информации» в книге «Помогают ли эмоции или мешают принятию решений?» Хеджфоксианская перспектива. ред. Воос К., Баумейстер Р. Ф., Лёвенштейн Г. (Нью-Йорк: Пресса Фонда Рассела Сейджа;), 93–116. [Google Scholar]
  • Гаспер К., Спенсер Л. А. (2018). «Аффективные ингредиенты: рецепты для понимания того, как аффективные состояния влияют на когнитивные результаты» в Справочнике по благополучию. ред. Динер Э., Оиши С., Тай Л. (Солт-Лейк-Сити, Юта: DEF Publishers;).[Google Scholar]
  • Гендолла Г. Х. Э. (2012). Влияние настроения на регуляцию аффекта. Swiss J. Psychol. 71, 59–65. 10.1024 / 1421-0185 / a000071 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Герин В., Дэвидсон К. В., Кристенфельд Н. Дж. С., Гойал Т., Шварц Дж. Э. (2006). Роль гневных размышлений и отвлечения в восстановлении артериального давления после эмоционального возбуждения. Психосом. Med. 68, 64–72. 10.1097 / 01.psy.0000195747.12404.aa, PMID: [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Helson H.(1964). Теория уровня адаптации. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Харпер и Роу. [Google Scholar]
  • Хиггинс Э. Т. (2014). «Продвижение и предотвращение: как« 0 »может создавать двойные мотивационные силы» в теориях двойственного процесса социального разума. ред. Шерман С. Дж., Гавронски Б., Троп Ю. (Нью-Йорк, Нью-Йорк: Guilford Press;), 423–435. [Google Scholar]
  • Хиггинс Э. Т., Либерман Н. (2018). Утрата неприятие потерь: обращаем внимание на ориентиры. J. Consum. Psychol. 28, 523–532. 10.1002 / jcpy.1045 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Хохшильд А.Р. (1983). Управляемое сердце. Беркли: Калифорнийский университет Press. [Google Scholar]
  • Изард К. Э. (2007). Основные эмоции, естественные виды, схемы эмоций и новая парадигма. Перспектива. Psychol. Sci. 2, 260–280. 10.1111 / j.1745-6916.2007.00044.x [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Джорманн Дж., Симер М., Готлиб И. Х. (2007). Регулирование настроения при депрессии: различные эффекты отвлечения внимания и вспоминания счастливых воспоминаний на грустное настроение. J. Abnorm. Psychol. 116, 484–490. 10.1037 / 0021-843X.116.3.484, PMID: [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Судья Т. А. (1992). «Диспозиционная перспектива в исследованиях человеческих ресурсов» в «Исследования в области управления персоналом и человеческими ресурсами». ред. Феррис Г. Р., Роуленд К. М. (Гринвич, Коннектикут: JAI Press;), 31–72. [Google Scholar]
  • Канеман Д., Миллер Д. Т. (1986). Теория нормы: сравнение реальности с ее альтернативами. Psychol. Ред. 93, 136–153. [Google Scholar]
  • Крон А., Шул Ю., Коэн А., Хассин Р. Р.(2010). Чувства доставляются нелегко: изучение природы чувств, требующих усилий. J. Exp. Psychol. Gen. 139, 520–534. 10.1037 / a0020008, PMID: [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Кудесиа Р. С., Ньима В. Т. (2015). Осознанность в контексте: интеграция буддийского и нейропсихологического подходов к познанию. Внимательность 6, 910–925. 10.1007 / s12671-014-0337-8 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Ларсен Дж. Т., Норрис К. Дж., МакГроу А. П., Хокли Л. С., Качиоппо Дж. Т. (2009). Сетка оценочного пространства: одноэлементная мера позитивности и негативности.Cognit. Эмот. 23, 453–480. 10.1080 / 02699930801994054 [CrossRef] [Google Scholar]
  • LeDoux J. E. (1989). Когнитивно-эмоциональные взаимодействия в мозге. Cognit. Эмот. 3, 267–289. 10.1080 / 02699938

    2709 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Любомирский С. (2011). «Гедоническая адаптация к положительному и отрицательному опыту» в Оксфордском справочнике по стрессу, здоровью и преодолению трудностей. изд. Фолкман С. (Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета;), 200–224. [Google Scholar]
  • Маркус Х. Р., Китайма С.(1994). «Культурное формирование эмоций: концептуальные рамки» в книге «Эмоции и культура: эмпирические исследования взаимного влияния». ред. Китайма С., Маркус Х. Р. (Вашингтон, округ Колумбия, США: Американская психологическая ассоциация;), 339–351. [Google Scholar]
  • Мосс И. Б., Савино Н. С., Андерсон К. Л., Вейсбух М., Тамир М., Лауденслагер М. Л. (2012). В погоне за счастьем может быть одиноко. Эмоции 12, 908–912. 10.1037 / a0025299, PMID: [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Маусс И. Б., Тамир М., Андерсон К. Л., Савино Н. С. (2011). Может ли поиск счастья сделать людей несчастными? Парадоксальные эффекты оценки счастья. Эмоции 11, 807–815. 10.1037 / a0022010, PMID: [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Мескита Б., Карасава М. (2002). Разная эмоциональная жизнь. Cognit. Эмот. 16, 127–141. 10.1080 / 0269993014000176 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Мескита Б., Маркус Х. Р. (2004). «Культура и эмоции: модели действия как источники культурных различий в эмоциях» в «Исследования эмоций и социального взаимодействия».Чувства и эмоции: Амстердамский симпозиум. ред. Мэнстед А. С. Р., Фриджда Н., Фишер А. (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк, США: издательство Кембриджского университета;), 341–358. [Google Scholar]
  • Моррис Дж. А., Фельдман Д. С. (1996). Размеры, предшественники и последствия эмоционального труда. Акад. Manag. Ред. 21, 986–1010. 10.5465 / amr.1996.9704071861 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Нессе Р. М. (2004). Естественный отбор и неуловимость счастья. Филос. Пер. R. Soc. Лондон. B Biol. Sci. 359, 1333–1347.10.1098 / rstb.2004.1511, PMID: [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Ортони А., Тернер Т. Дж. (1990). Что такое основные эмоции. Psychol. Ред. 97, 315–331. 10.1037 / 0033-295X.97.3.315, PMID: [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Остром Т. М., Апшоу Х. С. (1968). «Психологическая перспектива и изменение отношения» в Психологические основы отношений. ред. Гринвальд А. Г., Брок Т. К., Остром Т. М. (Нью-Йорк: Academic Press;), 217–242. [Google Scholar]
  • Пэн К., Нисбетт Р. Э. (1999). Культура, диалектика и рассуждения о противоречии. Являюсь. Psychol. 54, 741–754. 10.1037 / 0003-066X.54.9.741 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Петерс Э., Вестфьял Д., Гэрлинг Т., Слович П. (2006). Аффект и принятие решения: «горячая» тема. J. Behav. Decis. Мак. 19, 79–85. 10.1002 / bdm.528 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Роземан И. Дж. (2011). Эмоциональное поведение, эмоциональные цели, эмоциональные стратегии: несколько уровней организации объединяют вариативные и последовательные реакции.Эмот. Ред. 3, 434–443. 10.1177 / 1754073

    0744 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Rotteveel M., de Groot P., Geutskens A., Phaf R. (2001). Более сильное субоптимальное, чем оптимальное аффективное праймирование? Эмоции 1, 348–364. 10.1037 / 1528-3542.1.4.348, PMID: [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Рассел Дж. А. (2003). Основной аффект и психологическая конструкция эмоции. Psychol. Ред. 110, 145–172. 10.1037 / 0033-295X.110.1.145, PMID: [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Rusting C.Л., Нолен-Хуксема С. (1998). Регулирование реакции на гнев: влияние размышлений и отвлечения на гневное настроение. J. Pers. Soc. Psychol. 74, 790–803. 10.1037 / 0022-3514.74.3.790, PMID: [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Самсон А. К., Крейбиг С. Д., Содерстром Б., Уэйд А. А., Гросс Дж. Дж. (2016). Выявление положительных, отрицательных и смешанных эмоциональных состояний: библиотека фильмов для аффективных ученых. Cognit. Эмот. 30, 827–856. 10.1080 / 02699931.2015.1031089 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Schimmack U., Критики С. Л., младший (2005). «Структура аффекта» в Справочнике установок. ред. Альбаррасин Д., Джонсон Б. Т., Занна М. П. (Махва, Нью-Джерси, США: издательство Lawrence Erlbaum Associates;), 397–435. [Google Scholar]
  • Шварц Н., Клор Г. Л. (2003). Настроение как информация: 20 лет спустя. Psychol. Inq. 14, 296–303. 10.1207 / S15327965PLI1403 & 4_20 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Саймон Х. А. (1967). Мотивационный и эмоциональный контроль познания. Psychol. Ред. 74, 29–39. 10.1037 / h0024127, PMID: [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Симс Т., Симс Т., Цай Дж. Л., Цай Дж. Л., Цзян Д., Цзян Д. и др. . (2015). Желание максимизировать положительное и минимизировать отрицательное: последствия для смешанного эмоционального опыта в американском и китайском контекстах. J. Pers. Soc. Psychol. 109, 292–315. 10.1037 / a0039276, PMID: [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Storm C., Storm T. (1987). Таксономическое исследование словаря эмоций. J. Pers. Soc. Psychol. 53, 805–816. 10.1037 / 0022-3514.53.4.805 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Тай С.С. (2011). Психометрические принципы аффекта: идеальны ли они? Докторская диссертация. Университет Иллинойса в Урбана-Шампейн.
  • Тич Н. (2011). Счастье нейтральных чувств. Доступно по адресу: https://tnhaudio.org/2011/01/19/the-happiness-of-neutral-feelings/ (по состоянию на 15 июля 2019 г.).
  • Томкинс С. С., Маккартер Р. (1964). Что и где основные аффекты? Некоторые доказательства теории. Восприятие. Mot. Навыки и умения 18, 119–158. 10.2466 / pms.1964.18.1.119 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Тверски А., Канеман Д. (1973). Доступность: эвристика для оценки частоты и вероятности. Cogn. Psychol. 5, 207–232. 10.1016 / 0010-0285 (73)

    -9 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Ван Диллен Л. Ф., Кул С. Л. (2007). Очистка ума: рабочая модель памяти, позволяющая отвлечься от негативного настроения. Эмоции 7, 715–723. 10.1037 / 1528-3542.7.4.715, PMID: [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Уотсон Д., Визе Д., Вайдья Дж., Теллеген А. (1999). Две общие системы активации аффекта: структурные данные, эволюционные соображения и психобиологические данные.J. Pers. Soc. Psychol. 76, 820–838. 10.1037 / 0022-3514.76.5.820 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Уилсон Т. Д., Гилберт Д. Т. (2008). Объяснение: модель аффективной адаптации. Перспектива. Psychol. Sci. 3, 370–386. 10.1111 / j.1745-6924.2008.00085.x, PMID: [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Вундт В. М. (1897). Очерки психологии. (К. Хаббард Джадд, пер.) Лондон: Уильямс и Норгейт. Доступно по адресу: http://psychclassics.yorku.ca/Wundt/Outlines/sec7.htm. [Google Scholar]
  • Йих Дж., Уусберг А., Цянь В., Гросс Дж. Дж. (2019). Комментарий: оценка нейтральных аффективных состояний. Эмот. Ред. 10.1177 / 17540738295 [Epub перед печатью]. [CrossRef] [Google Scholar]
  • Зеленски Дж. М., Ларсен Р. Дж. (2000). Распределение основных эмоций в повседневной жизни: состояние и черты характера на основе данных выборки опыта. J. Res. Чел. 34, 178–197. 10.1006 / jrpe.1999.2275 [CrossRef] [Google Scholar]

Euthymia - Definition of Euthymic Mood

Euthymic Definition

Euthymic - это состояние нахождения в эутимии, которое является относительно нейтральным настроением, которое не является ни чрезвычайно счастливым, ни чрезвычайно печальным. .Оно происходит от греческих слов eu, что означает добро, и thymos, что означает дух. Обычно он используется в контексте психического здоровья, особенно когда речь идет о биполярном расстройстве, которое представляет собой расстройство настроения, характеризующееся периодами депрессии и периодами мании (приподнятое настроение).

История Евфимии

Термин «эвфимия» использовался со времен древнегреческих философов, таких как Демокрит, который жил примерно с 460 по 370 год до нашей эры. Демокрит считал эутимию похожей на веселье, но не на удовольствие; вместо этого это была жизнь, прожитая спокойно и стабильно, без страха или других негативных сильных эмоций.Он также рассматривал эутимию как цель, к которой нужно стремиться в жизни.

Типы настроения

Настроение - это длительная эмоция, которая влияет на то, как человек смотрит на мир вокруг себя. Настроения включают в себя гнев, тревогу, депрессию и восторг, среди многих других. Эвтимия - лишь один из нескольких типов настроения. Другие типы настроения включают дисфорию и эйфорию. Дисфория - это сильное чувство дистресса и беспокойства, которое сопровождает тревогу и депрессию. Говорят, что люди, страдающие дисфорией, страдают дисфорией.С другой стороны, эйфория - это чувство сильного счастья и благополучия. Человек, испытывающий эйфорию, называется эйфорическим. Настроение также может быть подавленным или повышенным, что относится к эмоциям, которые не так сильны, как дисфория или эйфория, но также не являются эутимическими.

У эутимического человека нет ни приподнятого, ни подавленного настроения. В некоторых случаях это относится к удовлетворенности; однако это также может означать, что человек в данный момент не испытывает никаких сильных эмоций.Это может даже относиться к ангедонии, которая возникает, когда человек не испытывает приятных эмоций, и которая иногда связана со скукой или даже депрессией.

Биполярное расстройство

Биполярное расстройство - это расстройство настроения, которым страдают около 3 процентов населения США и примерно одинаковое количество мужчин и женщин. Люди с этим расстройством переживают периоды депрессии и приподнятого настроения. Есть два типа биполярного расстройства: биполярное расстройство I и биполярное расстройство II.

Люди с обоими этими типами испытывают депрессивные эпизоды.Это периоды, длящиеся несколько дней или недель, которые могут включать в себя чувство печали, раздражительности, безнадежности, отвращения к себе и суицидальные мысли. У людей с биполярным расстройством бывают маниакальные эпизоды, противоположные депрессивным эпизодам. Маниакальные эпизоды могут включать в себя чувство приподнятого или раздражительного настроения, а также быстрое говорение, скачкообразные мысли, неспособность сконцентрироваться и импульсивное поведение. У людей с биполярным расстройством II типа не бывает маниакальных эпизодов, но у них бывают эпизоды гипомании, которые менее серьезны, чем мания.Некоторые люди проявляют повышенную креативность во время эпизодов гипомании, в то время как другие становятся более раздражительными. У человека с биполярным расстройством также может быть смешанный эпизод, когда он одновременно испытывает некоторые симптомы мании и депрессии.

И при биполярном I, и при биполярном расстройстве II эутимия считается «нормальным» состоянием, при котором человек не переживает депрессивный или маниакальный (или гипоманиакальный) эпизод. Эвтимия - это цель лечения биполярного расстройства. Доступно лечение в виде лекарств, стабилизирующих настроение, и психотерапии.Другая форма лечения включает изменение образа жизни, например, получение достаточного количества сна, снижение стресса, обретение самосознания с помощью таких действий, как составление диаграммы настроения, и лечение расстройств, связанных со злоупотреблением психоактивными веществами, которые часто возникают в сочетании с биполярным расстройством.

Обследование психического статуса

Обследование психического статуса или обследование психического состояния (MSE) - это форма оценки, проводимая специалистами в области психического здоровья. Оцениваются многие аспекты поведения пациента - от его внешнего вида, речи и мыслей до настроения и аффекта.Euthymic - это настроение, которое может быть записано врачом во время MSE; другие настроения, среди прочего, включают дисфорическое, эйфорическое, тревожное или апатичное. Аффект описывает то, как настроение человека проявляется в невербальном поведении, а также его соответствие ситуации.

Разные люди могут быть здоровы с различными типами аффектов. Конгруэнтный аффект означает, что эмоции человека соответствуют ситуации, а неконгруэнтный аффект означает, что эмоции неуместны.Реактивный аффект означает, что аффект человека изменяется соответствующим образом в зависимости от предмета разговора. Притупленный / плоский аффект означает, что аффект человека не меняется в зависимости от ситуации или он может вообще не реагировать. Ограниченный аффект - это когда чувства человека немного ограничены и не полностью выражены.

На этом снимке психолог лечит пациента. Он слушает пациента и оценивает его мысли, чувства и эмоции.

  • Настроение - длительное эмоциональное состояние, которое влияет на мировоззрение человека.
  • Affect - Отображение эмоций, часто посредством невербальных действий, таких как мимика, жесты и тон голоса.
  • Дисфорический - Состояние дисфории, которое представляет собой чувство дискомфорта, беспокойства и неудовлетворенности, которое может сопровождаться тревогой и депрессией.
  • Эйфория - Состояние эйфории, которое представляет собой чувство сильного благополучия и счастья.

Тест

1. Что такое эутимия в контексте биполярного расстройства?
A. Период печали и раздражительности
B. Период повышенного настроения и быстрой речи
C. Период ни депрессии, ни повышенного настроения
D. Период с симптомами депрессии и приподнятое настроение

Ответ на вопрос № 1

C правильный. Эвтимия относится к «нормальному» состоянию, в котором человек не испытывает маниакального или депрессивного эпизода, и это цель лечения биполярного расстройства.Вариант A относится к дисфории (во время депрессивного эпизода), вариант B относится к эйфории (во время маниакального эпизода), а вариант D описывает смешанный эпизод.

2. Врач оценивает состояние пациента с помощью Обследования психического статуса. Она пишет, что пациент «эутимичен с конгруэнтным аффектом». Что это значит?
A. Настроение пациента не приподнято или подавлено, а его аффект соответствует ситуации.
B. Настроение пациента не приподнятое или подавленное, и его аффект не соответствует ситуации.
C. Настроение пациента не приподнято или подавлено, и его аффект не меняется в зависимости от ситуации.
D. Настроение пациента не приподнятое или подавленное, а его чувства кажутся ограниченными и выраженными не полностью.

Ответ на вопрос № 2

правильный. Если человек эутимичен, он чувствует себя относительно нейтрально и не очень счастлив или грустен. Конгруэнтный аффект означает, что их эмоции соответствуют ситуации.Вариант B - эутимический с неконгруэнтным аффектом, C - эутимический с притупленным аффектом, а D - эутимический с ограниченным аффектом.

3. Какие эпизоды не возникают у людей с биполярным расстройством II типа?
A.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *