Нигилизм и нигилисты в жизни и литературе писарев антонович тургенев – Нигилизм и нигилисты в романе И. С. Тургенева Отцы и дети (Отцы и дети Тургенев)

ДМИТРИЙ ПИСАРЕВ И «НИГИЛИЗМ»


ТОП 10:

⇐ ПредыдущаяСтр 18 из 33Следующая ⇒

После смерти Добролюбова и заточения в тюрьму Чернышевского самым влиятельным литературным критиком в России был Дмитрий Писарев (1840-1868)'. Хотя, подобно Добролюбову, Писарев развивал идеи, выдвинутые Чернышевским, он придал этим идеям отпечаток своей личности и пришел к выводам, которые сильно отличались от направления Добролюбова; Писарев однажды даже написал, что если бы он прежде встречал Добролюбова, то, вероятно, не согласился бы с ним ни по одному вопросу .

Идейное направление, которое представлял Писарев в своих ста­тьях, написанных для журнала «Русское слово», часто называли «нигилизмом». Это слово, получившее широкое распространение благодаря роману Тургенева «Отцы и дети», поначалу не заключало в себе оскорбления (abuse), хотя именно это значение навязала ему праворадикальная критика. Первоначально это слово означало про­сто отрицание всех существующих авторитетов, решимость не при­знавать ничего (nihil)

такого, что невозможно оправдать с точки зре­ния автономного, индивидуального разума. В «Отцах и детях» База­ров (который представляет поколение «детей») сам использовал обозначение «нигилист»; Писарев восхищался этим героем Тургене­ва и представил его как образец для молодого поколения. Подобно Базарову, Писарев считал, что освобождение индивида от иррацио­нальных уз, навязанных ему обществом, семьей и религией, должно в основном осуществиться (центральная мысль нигилизма) путем популяризации естественных наук. В то же время у Писарева была преувеличенная вера в утилитарную этику «разумного эгоизма». Он использовал свои статьи для пропаганды «мыслящих реалистов»

1 В отличие от Чернышевского и Добролюбова, Писарев происходил из дво­рян. В первых своих статьях он защищал «чистое искусство» и умеренный либе­рализм. Его взгляды стали более радикальными в 1861 г. Самая полная западная работа о Писареве: Coquart A. Dmitry Pisarev et Pideologie du nihilisme russe. Paris, 1946. В книге советского исследователя А.И. Новикова «Нигилизм и нигилисты» (Л., 1972) «нигилизм» 1860-х гг. анализируется в перспективе дальнейшего раз­вития нигилистических идей в русской и западной мысли.

2Писарев Д.И. Сочинения. М, 1955-1956. Т. 3. С. 35.

Анджей Валицкий. ИСТОРИЯ РУССКОЙ МЫСЛИ...

ГЛАВА 11. Николай Чернышевский и «просветители»... 229

(литературным прототипом которых был Базаров) и для нападок на «эстетику» - понимая под этим словом эстетствующие позирования дворян-либералов.

С течением времени, особенно под влиянием праворадикальной прессы, ярлык «нигилисты» был приклеен также к революционерам семидесятых годов (особенно к террористам), хотя последние упорно отвергали это определение, адресуя его исключительно «писаревцам». Это различие подчеркнул революционный народник Сергей Кравчин-ский, удачно осуществивший покушение на шефа полиции Мезенце­ва. В своей книге «Подпольная Россия» Кравчинский писал: «Трудно представить себе более резкую противоположность. Нигилист стре­мится во что бы то ни стало к собственному счастью, идеал которо­го - «разумная» жизнь «мыслящего реалиста». Революционер ищет счастья других, принося ему в жертву свое собственное. Его идеал -жизнь, полная страданий, и смерть мученика»

1. Это утверждение, ко­нечно, - явное упрощение; в другом месте своей книги Кравчинский подчеркивает, что нигилисты не были расчетливыми эгоистами и ци­тирует характерное заявление В. Зайцева, одного из ближайших со­ратников Писарева: «...мы были глубоко убеждены в том, что борем­ся за счастье всего человечества, и каждый из нас охотно пошел бы на эшафот и сложил свою голову за Молешотта и Дарвина»2. Тем не ме­нее, остается фактом, что нигилизм шестидесятых годов не был рево­люционным движением; он, несомненно, способствовал радикализа­ции общественного мнения, но он не пропагандировал революцион­ных методов борьбы и сам по себе не указывал революционных целей.

Этому выводу как будто противоречит внешне значительный эпи­зод биографии Писарева - четыре с половиной года заключения в Петропавловской крепости. В июне 1862 г. Писарев познакомился с Петром Баллодом - студентом, который пользовался незаконным печатным станком, - и попросил его напечатать написанную им про­кламацию. В ней Писарев защищал Герцена от нападок, содержав­шихся в двух памфлетах, написанных по-французски бароном Фирк-сом, царским агентом в Бельгии, который выступил под псевдонимом Шедо-Ферроти. Последние слова писаревской прокламации звучат как призыв к революции:

Династия Романовых и петербургская бюрократия должны по­гибнуть. Их не спасут ни министры, подобные Валуеву, ни литера­торы, подобные Шедо-Ферроти.

Степняк-Кравчинский С. Подпольная Россия. М.: ГИХЛ, 1960. С. 25. ! Там же. С. 21.

То, что мертво и гнило, должно само собой свалиться в могилу; нам останется только дать им последний толчок и забросать гря­зью их смердящие трупы1.

Баллода арестовали прежде, чем прокламация была напечатана, и Писарев тоже был задержан. Во время допросов Писарев пытался защищаться, ссылаясь на свое нервное состояние, вызванное разры­вом помолвки и реакционными мерами правительства (закрытие вос­кресных школ и временное закрытие «Современника» и «Русского слова»). Даже если принять эти объяснения за чистую монету, то вполне возможно, что при других обстоятельствах Писарев мог бы вступить в революционный лагерь. Как бы то ни было, прокламация Писарева так и осталась изолированным эпизодом в его биографии. В статьях, опубликованных и до и после ареста (в тюрьме ему было разрешено читать книги и писать статьи), Писарев однозначно выска­зывался в поддержку нереволюционных методов борьбы. Он был убежден, что, во всяком случае, в обозримом будущем трезвый, реа­листический взгляд на существующее ясно показывает, что успешная революция совершенно невозможна; и хотя при определенных обсто­ятельствах революция может стать неизбежной, но «мыслящие реали­сты должны прибегнуть к революционной форме борьбы только в крайнем случае. В своей программной статье «Реалисты» Писарев противопоставляет «механические влияния» (имея в виду револю­цию) «химическим влияниям» (то есть борьбе за новое, «реалистиче­ское» мировоззрение и последовательную легальную борьбу за ре­формы). Поэтому, в противоположность Добролюбову, Писарева можно назвать не революционером, но скорее радикальным поборни­ком терпеливой органической работы на благо прогресса.

Это различие станет вполне отчетливым, если проанализировать отношение Писарева к излюбленным литературным героям Добролю­бова. Например, тургеневского Инсарова (из романа «Накануне») Пи­сарев обвиняет в том, что персонаж этот нереалистичен, негибок и импульсивен. Писарев расходился с Добролюбовым также и в оценке Катерины в «Грозе» Островского, утверждая, что бунт Катерины чи­сто эмоционален и иррационален и потому лишен позитивной ценно­сти. Вследствие того что Добролюбов страстно превозносил Катери­ну, то он, по мнению Писарева, отказался от «реалистического» взгляда на действительность и невольно поддержал «эстетику».

Различие в мировоззрении двух этих людей коренилось в их фило­софских убеждениях. В своем общем взгляде на мир Добролюбов и Писарев оба - материалисты, но они были идеалистами в своем по-

1Писарев Д.И. Цит. изд. Т. 2. С. 126.

Анджей Валицкий. ИСТОРИЯ РУССКОЙ МЫСЛИ...

ГЛАВА 11. Николай Чернышевский и «просветители»...231

нимании истории. Материализм Писарева имел характерные элемен­ты позитивизма (например, его защита агностицизма как радикально­го средства борьбы против метафизики) и был столь же экстремист­ским, как и его исторический идеализм. Интересно отметить, к при­меру, что Писареву больше всего импонировал не материализм в духе Фейербаха, а его вульгаризованная натуралистическая версия, выдви­нутая Бюхнером, Фохтом и Молешоттом. В то же время довольно наивный рационалистический идеализм Писарева привел его к отож­дествлению прогресса с ростом научного знания, так что наука пре­вращалась прямо-таки в демиурга истории. Добролюбов тоже верил в науку, но свойственная ему идеализация простых людей, в которых он видел представителей неизменной человеческой природы, направ­ляла его внимание на историческую роль стихийных массовых дви­жений. Писарев же продолжил линию тех мыслителей в России, кото­рые считали, что единственной прогрессивной силой является образо­ванное меньшинство, а ко всем чисто «естественным» и спонтанным поступкам относились с большой долей скептицизма.

Интересной иллюстрацией взгляда Писарева на вопрос о «новых людях» и положительном герое является также статья о романе Чер­нышевского «Что делать?», опубликованная в 1865 г. под названием «Новый тип» (позднее перепечатанная под заглавием «Мыслящий пролетариат»). Удивительным в этой статье кажется, на первый взгляд, возвеличивание загадочного революционера Рахметова, кото­рого Писарев считает удачным изображением «необыкновенного че­ловека», который, по его мнению, бесконечно выше (за вычетом его аскетизма) тургеневского Инсарова. Не следует считать этот ход мыс­ли несовместимым с писаревской программой органических реформ; скорее Писарев хочет сказать, что «нереволюционный» не то же са­мое, что «антиреволюционный». Рахметов, писал Писарев, необыкно­венный человек, его деятельность может в полной мере раскрыться в необычных обстоятельствах, которые невозможно планировать или предвидеть; только далекое будущее сделает явным плоды деятельно­сти этого человека. В настоящее же время обыкновенные люди нуж­даются в своей повседневной жизни в образцах для подражания. Дру­гие ведущие персонажи романа Чернышевского - Лопухов, Кирсанов и Вера Павловна - дают такого рода образцы.

Любимым литературным героем Писарева - идеалом «мыслящего реалиста» - был тургеневский Базаров, которому он посвятил две ста­тьи: «Базаров» (написана в 1862 г.) и более пространную «Реалисты» (написана в тюрьме в 1864 г.). Различие позиций в той и другой рабо­тах бросается в глаза. В первой статье Писарев откровенно восхища­ется Базаровым как идеалом эмансипированной, твердо стоящей на собственных ногах личности и представляет его как человека, отвер-

тающего все «принципы» и нормы, думающего только о себе и неспо­собного к какому-либо самопожертвованию: «Им управляют только личная прихоть или расчет. Ни над собой, ни вне себя, ни внутри себя он не признает никакого регулятора, никакого нравственного закона. Никакого принципа. Впереди - никакой высокой цели; в уме - ника­кого высокого помысла, и при всем этом - силы огромные»'. Для Пи­сарева такая абсолютная эмансипация индивидуального «я» совпадает с эмансипацией личности, а потому достойна похвалы как необходи­мая предпосылка критического ума.

В «Реалистах» позиция Писарева резко модифицирована. На место имморалистского индивидуализма приходит утилитаризм, который, хотя и коренится в индивидуалистическом мировоззрении, тесно свя­зан с идеей труда ради общего блага. Внимательный анализ его соб­ственной позиции, утверждает теперь Писарев, показывает, что мыс­лящая личность всем обязана обществу и что чувство чести требует и от него заплатить свой долг: всякий честный человек должен внести свой посильный вклад в решение «неизбежного вопроса о голодных и раздетых людях»; «вне этого вопроса нет решительно ничего, о чем бы стоило заботиться, размышлять и хлопотать»2. В этом своем новом наброске характера Базарова Писарев делает акцент не на важности мотива удовольствия, а на общественных целях, не на радостном освобождении от ограничивающих мыслящую личность уз, а на осо­знанном подчинении строгой критической рефлексии и на вкусе к по­стоянному «общественно полезному» труду. Разумеется, этот свой новый взгляд Писарев не считал несовместимым с эгоизмом: мотивы Базарова, по его мнению, - мотивы эгоизма «мыслящего реалиста», а не «эстета».

Писарев, хотя он и ратует за необходимость усилий для того, что­бы улучшить судьбу «голодных и раздетых», все же не был социали­стом; «мыслящих реалистов», по его мнению, можно найти не только среди демократической интеллигенции, но и среди образованных ка­питалистов, которых он называл «мыслящими вождями труда среди масс». Такое отношение объясняется не только тем, что он возлагал мало надежд на массы, но еще и тем, что Писарев больше, чем Доб­ролюбов, был осведомлен об индустриализации и техническом про­грессе. Писарев чувствовал, что в современной ему России люди, по­добные Базарову, могут появиться только среди интеллигенции; мас­сы - это все еще пассивный сырой материал истории и, вероятно, останутся такими еще долгое время. Только образованные и в финан­совом отношении независимые слои общества в состоянии организо-

1 Там же. С. 11.

2 ук. соч. Т. 3. С. 195.

Анджен Валщкий. ИСТОРИЯ РУССКОЙ МЫСЛИ...

вать труд масс разумным образом и увеличить производительность труда за счет применения новейших научно-технических дости­жений.

В этой конструктивной и политически умеренной позитивистской программе, закладывающей основы будущего процветающего обще­ства, «нигилизм» играет второстепенную роль. За одним исключени­ем, однако: в отношении к искусству и «эстетике» Писарев занял в «Реалистах» позицию более крайнюю, чем в «Базарове». В «Базарове» критик не отождествлял себя с такими высказываниями своего люби­мого героя, как, например, заявление о том, что Пушкин недостоин чтения, или что «Рафаэль гроша медного не стоит». В «Реалистах» уже нет оговорки, что эти оценки следует понимать исторически, как реакцию на чрезмерный эстетизм поколения «отцов». Писарев про­возглашает теперь, в духе радикального пуританизма, что тратить че­ловеческую энергию на создание и потребление удовольствий, до­ставляемых искусством, - то же, что противоречить принципу «эко­номии материальных и умственных сил». Романы еще могут, допускает Писарев, иметь какую-то дидактическую ценность, но уже роль поэзии вызывает у него сильные сомнения, а бессмысленность музыки и изобразительного искусства для него вообще не подлежит никакому сомнению: «...я решительно не верю тому, чтобы эти ис­кусства каким бы то ни было образом содействовали умственному и нравственному совершенствованию человечества»1.

Эти мысли, характерные для общего направления журнала «Рус­ское слово», Писарев позднее развил в критическом эссе «Пушкин и Белинский» (1865), а также в статье под выразительным заголовком «Разрушение эстетики» (1865). Первая из этих работ представляет собой очень резкий, даже грубый выпад как против культа Пушкина, проводником которого был Аполлон Григорьев, так и против позиции «искусства для искусства», которую отстаивали либеральные крити­ки. Писарев также оспорил высокие оценки Белинским Пушкина, назвав Белинского «полуэстетом». Во второй статье - «Разрушение эстетики» - представлено одностороннее «нигилистическое» истол­кование эстетических взглядов Чернышевского.

Важной стороной творческой деятельности Писарева были его по­пулярные статьи о естественных науках; он считал эти науки самым эффективным орудием пропаганды «реализма». Он был одним из первых в России, кто писал о Дарвине и теории эволюции, и его вклад в этой области высоко оценивал К. Тимирязев, самый значительный в России представитель дарвинизма. Эти статьи Писарева, написанные очень живо, захватывающим и ярким стилем, читались студентами по

1 Там же. Т. 3. С. 114.

ГЛАВА 11. Николай Чернышевский и «просветители»... 233

всей России. В некоторых своих статьях о жизни животных Писареву удалось соединить популяризацию наук и материалистическую фило­софию с остроумными и сатирическими замечаниями (по аналогии) о человеческом обществе.

Есть основания полагать, что, если бы Писарев не умер в молодом возрасте, он пришел бы к более сбалансированной позиции, близкой к взглядам Чернышевского и сотрудников «Современника». Тон его последних статей, как кажется, делает весьма вероятным такое пред­положение. Другое свидетельство перемены в его мировоззрении -тот факт, что после освобождения из тюрьмы он делал попытки сбли­зиться с Некрасовым и Салтыковым-Щедриным, которые затеяли из­дание журнала «Отечественные записки» после запрещения «Совре­менника». К несчастью, Писареву не суждено было жить долго; в июне 1868 г. он утонул, купаясь в Балтийском море близ Риги.




infopedia.su

V. Нигилизм и реализм. Писарев

V. Нигилизм и реализм

В условиях тюремного режима продолжало формироваться мировоззрение Писарева. Друзья и сотрудники по «Русскому слову» часто навещали его, приносили ему книги, журналы, письма и вести с воли. В письмах к матери Писарев неоднократно упоминал, что, убедившись в невозможности избежать участи узника, он решил, как истинный реалист, и время заключения использовать по возможности рациональнее, с наибольшей пользой. Спустя почти год после заключения, Писареву удалось не без труда выхлопотать разрешение писать. И добившись предварительного разрешения печататься в «Русском слове», с которого уже был снят запрет, он усердно принялся за работу, не жалуясь и не впадая в пессимизм. Писарев считал, что для него в таком поведении «нет ничего искусственного» — это норма поведения реалиста в данных обстоятельствах.

В письмах из крепости он отмечал, что заключение, конечно, в определенной мере ограничило его деятельность, но в то же время явилось своеобразной встряской, которая обострила деятельность его мозга, привела в предельную ясность его мысли и более отчетливо определила его наклонности. Он подчеркивал, что его идеи в других условиях «не развивались бы с такой полнотой и правильностью, как это произошло теперь». Писарев даже находил, что период пребывания в крепости был одним из самых плодотворных в его жизни, ибо труд в условиях тюремного каземата сделался для него «потребностью, привычкой и наслаждением». В крепости были написаны его основные статьи: «Очерки из истории труда», «Реалисты», «Мыслящий пролетариат», «Посмотрим!», «Исторические идеи Огюста Конта», «Пушкин и Белинский», «Разрушение эстетики» и др.

Боевой дух Писарева сохраняется и в статьях, созданных в заключении. И, как прежде, статьи его оказывают глубокое влияние на умы. В неопубликованном предисловии к 1-му изданию сочинений Писарева Павленков сообщает любопытный факт: служивший в тюремной страже крепости молодой офицер Борисов, который читал статьи Писарева, прежде чем отдать их в высшие инстанции, под влиянием писаревских идей изменил свои взгляды и уволился со службы. Протоиерей Петропавловской крепости, как пишет П. Д. Баллод, сообщал, «какие возмутительные статьи пишет Писарев по рабочему вопросу. Если его статьи попадут в руки рабочего, то он пойдет на ножи» (27, стр. 55). Однако статьи Писарева проходили двойную цензуру, после которой они выходили сильно измененными и сокращенными. А многое из написанного им в крепости совсем не увидело света. Однако царскому правительству не удалось отгородить Писарева крепостной стеной от общественности. Комендант Петропавловской крепости и управляющий Третьим отделением генерал Потапов были недовольны работой, перепиской и особенно свиданиями Писарева с сотрудниками «Русского слова», известного «своим дурным и вредным направлением». Они много раз обращались к министру юстиции с записками, в которых высказывались за более суровый тюремный режим для Писарева. Одна из таких записок гласит: «Писарев по своему преступлению подлежит лишению всех прав состояния и ссылке в каторжную работу, а потому во избежание, чтоб статьи Писарева не произвели бы тех последствий, какие произошли от романа Чернышевского „Что делать?“, я полагал бы снестись с министром юстиции, не признает ли он нужным переместить Писарева в Алексеевский равелин, и тогда как выпуск его статей, так и неуместные свидания могут быть прекращены» (45). Но, встав однажды на путь писателя «отрицательного» направления, Писарев без колебаний продолжал идти по этому пути. Его статьи по-прежнему носили боевой, наступательный характер. Авторитет его и популярность теперь достигли кульминации. Это принесло небывалую славу «Русскому слову», каждый номер которого расценивался как целое событие.

Строки, выходящие из-под пера заточенного писателя, жадно читались и активно воспринимались не только молодежью Петербурга. Об этом свидетельствуют слова из письма Павленкову одного прапорщика, который сообщал: «Лет пять тому назад, среди провинциальной спячки и пошлости, встретился я впервые со статьею Писарева… какая-то сила приковала меня к ней; кругом шум, карточная игра, споры, все для меня закрылось туманом, и вдруг я почувствовал свое родство с духом статьи… Вот почему я думаю, что попадись кому книга Писарева — и конец: он направлен на новый, верный путь» (65, стр. 209). Даже ярые враги его вынуждены были признать, что «это был момент настоящего расцвета молодого журнала» и что «на поле журналистики „Русское слово“ могло считаться в то время лучшим выразителем стремлений молодого общества» (32, стр. 472).

Важной вехой в идейном развитии Писарева явилась его статья «Базаров», опубликованная незадолго до его ареста и посвященная роману Тургенева «Отцы и дети», вызвавшему такую бурную реакцию общества, какой, по утверждению Тимирязева, очевидца этих событий, не вызывало ни одно из произведений того времени. Полемика была похожа на ожесточенную схватку, где каждый считал своим долгом «отстоять или отделать» Базарова. Охотников «отделать» было подавляющее большинство. Утверждалось, что образ главного героя будто бы «нехарактерен» для эпохи 60-х годов и взят Тургеневым «не из русского общества», а ввезен контрабандой из-за границы. В России же такой тип мог быть разве что «в эмбрионе». Утверждалось также, что образ Базарова — это карикатура на молодое поколение и что этим образом Тургенев «погрешил» против жизненной правды. Не только явно реакционная, но и прогрессивная критика ошибочно дала отрицательный отзыв на этот роман, не поняв его. От имени «Современника» выступил Антонович, который говорил, что смысл романа сводится к тому, что «молодое поколение удалилось от истины, блуждает по дебрям заблуждения и лжи, которая убивает в нем всякую поэзию, приводит его к человеконенавидению, отчаянию и бездействию или к деятельности, но бессмысленной и разрушительной» (25, стр. 74). Большая часть общественности склонялась к точке зрения Антоновича.

Среди этого шума одиноко, но смело и внушительно прозвучал голос Писарева. Он занял совершенно иную позицию по отношению к образу тургеневского героя, дав своеобразное толкование образа Базарова с позиций реализма. По его мнению, Тургенев представил в романе глубоко жизненный тип, дал правдивый и яркий образ представителя молодого поколения, метко уловил тенденцию его развития и выявил живую связь с основным направлением новых стремлений эпохи. Писарев подчеркивал, что в романе воплощена «поразительная верность идеи», которой увлечена передовая молодежь, но у Тургенева не хватало материала, чтобы полнее обрисовать своего героя, носителя этой идеи, поэтому сторона отрицания оказалась несколько выпяченной.

Для Писарева было очень важно отстоять Базарова, так как вместе с ним он отстаивал, разъяснял и защищал свою идею реализма. Для Писарева «выйти на битву за Базарова, именем Базарова под флагом реалистического радикализма значило… сразиться за святыню своих пылких идейных влечений и страстей» (32, стр. 456, 457). Нигилиствующий реалист Базаров для Писарева был не только носителем, но и воинствующим проповедником его теории отрицания. И не без основания И. Иванов назвал Базарова своеобразным Магометом нигилизма. Писареву был очень хорошо понятен реалист Базаров, с которым он живет одними мыслями и чувствами. Это были родные братья «по духу, по жизни, по борьбе…» (72, стр. 128). Писаревское отрицание, положенное в основу реализма и основанное, с одной стороны, на широких социальных обобщениях, а с другой стороны, подготовленное всем ходом его личной жизни, осознанием необходимости безжалостно отвергнуть всю систему старых понятий и авторитетов, сходно с базаровским нигилизмом. Писарев прослеживает эволюцию формирования Базарова как реалиста. Он кончает университетский курс, проникается уважением к естественным наукам, видя в них силу, способную произвести переворот в сознании людей, обогатить его критическим началом. Под влиянием естествознания Базаров признает опыт, непосредственное наблюдение важнейшим критерием в научном исследовании. Как неутомимый труженик и «человек дела», он приходит к принципам практического реализма и не признает других. Уверовав в силу и правоту реализма, Базаров ненавидит пустую фразеологию. Чуждый пустой мечтательности, он убежден, что общее счастье всех людей можно приблизить только честным и упорным полезным обществу трудом. Базаров уверен, что трудиться для будущего — это заботиться в первую очередь об улучшении участи современных тружеников. В основе деятельности его — принцип общественной пользы, в основе морали — принцип «разумного эгоизма», который проявляется в том, что он вещи называет своими именами, никого не боится, ни под кого не подделывается, ни перед кем не заискивает, везде и во всем поступает только так, как считает правильным и нужным. Базаров отрицает наслаждения, в которых не видит «источника силы для работы». Первоочередную задачу видит он, как реалист, в распространении реальных знаний, а конечную цель — в переустройстве общества на демократических началах.

В Базаровых Писарев видел «мыслящих реалистов», представителей нового поколения, у которых еще не хватает сил, чтобы изменить существующий порядок, но которые не могут ужиться с окружающими условиями и отрицают все, что связано с существующими общественными устоями. Несмотря на перегибы в отрицании, они стоят «неизмеримо выше отрицаемого». Нигилизм их является не только их отличительной чертой, но и великим достоинством. Писарев утверждал, что именно Базарову, этому представителю «разрушительной силы настоящего», принадлежит будущее. Из людей, подобных ему, чуждых пессимизма, вечно молодых, деятельных, волевых, твердо верящих в правоту своих убеждений, не трусящих даже перед смертью, умеющих слить воедино мысль и дело, при соответствующих обстоятельствах могут выработаться великие исторические деятели.

Преднамеренно выбирая из романа все самое нужное и яркое для характеристики реалиста, тщательно подчеркивая и поясняя эти моменты, Писарев не удерживался порой от собственных добавлений. Поэтому в какой-то степени прав был Шелгунов, когда говорил, что «писаревский Базаров… не похож на Базарова тургеневского. Базаров Писарева есть его собственная идея и более зрелая мысль, очищенная и профильтрованная сквозь мировоззрение самого Писарева» (113, стр. 408). Многие современники даже отмечали, что не столько Тургенев, сколько Писарев заинтересовал общественность образом Базарова. Циолковский в годы своей юности, как сообщает В. Львов, буквально «благоговел» перед тем Базаровым, которого изобразил Писарев. Он считал, что именно Базаровы-шестидесятники должны вывести молодежь на прямую дорогу. Писаревское толкование тургеневского Базарова заставляло глубже и по-новому понимать этот образ. Тимирязев свое оригинальное понимание образа Базарова как реалиста дал через сравнение его с Петром I: «Если один был самым ярким положительным явлением на тусклом фоне русской истории, то не был ли другой единственной положительной, „героической“ фигурой на бесцветном поле русских литературных типов, этой бесконечной вереницы нытиков и жуиров. Тот и другой были прежде всего воплощением „вечного работника“, все равно „на троне“ или в мастерской науки… Оба властной рукой „втолкнули“ русского человека в круговорот… жизни… Оба, убежденные реалисты, ставили выше всего знание, науку и с каким-то умственным аскетизмом отталкивали от себя все смягчающее, скрашивающее жизнь во имя служения тому, что предоставлялось им настоятельной потребностью минуты» (103, стр. 53). Сам И. С. Тургенев подчеркивал, что только Писарев в то время сумел тонко проанализировать образ Базарова и дать ему интерпретацию, соответствующую замыслу автора. В одном из писем из Баден-Бадена он писал: «Мелькнула мысль нового романа. Вот она: есть романтики реализма… Они тоскуют о реальном и стремятся к нему, как прежние романтики к идеалу. — Они ищут в реальном не поэзии — эта им смешна — но нечто великое и значительное» (117, стр. 86–87). Эти люди выступают в роли «проповедников» и «пророков», и их появление в России, по мнению Тургенева, «полезно и необходимо». Может сначала показаться, что каждый из них эгоист. И «только наблюдательный глаз, — продолжает свою мысль Тургенев, — может видеть в нем струю социальную, гуманную, общечеловеческую: она сказывается в выборе его занятия, в сознании долга перед другими… во всем плебейском закале. — Натура грубая, тяжелая на слово, без всякого эстетического начала — но сильная и мужественная, нескучливая, с выдержкой. У него своя религия — торжество низшего класса, в котором он хочет участвовать. — Русский революционер…» (107, стр. 87). Эта же мысль проводилась им также и в письме к Случевскому. Здесь Тургенев прямо говорил, что, замышляя образ Базарова, он «хотел сделать из него лицо трагическое — тут было не до нежностей. Он честен, правдив и демократ до конца ногтей… Мне мечталась фигура сумрачная, дикая, большая, до половины выросшая из почвы, сильная, злобная, честная… мне мечтался какой-то странный pendant Пугачевым» (106, стр. 379, 381). «…И если, — писал Тургенев, — он называется нигилистом, то надо читать: революционером» (106, стр. 380). Итак, нигилист Базаров является воплощением идей Писарева. Но его программа, где делается ставка на практическую и научную деятельность, отличается от прежней программы нигилизма, в которой предписывалось бить направо и налево. Базаров дается Писаревым как личность, пробужденная к деятельности естественными науками, как человек настоящего, приближающий своим общеполезным трудом будущее. Не истощать свои силы в бесплодной борьбе, пока еще нет условий для победы, а трудиться, опираясь на естественные науки, и способствовать приближению перестройки общества на новых началах. Но в то же время Базаров и не мирно настроенный практик, а потенциальный революционер. Таким образом, Базаров — это «мыслящий реалист», который несет идею отрицания в новой исторической обстановке.

Идейные противники Писарева расценивали тот факт, что Писарев все чаще употребляет при характеристике своего направления термин «реализм», а не «нигилизм», как крах, как публичное раскаяние и отступление, свертывание программы зарвавшихся в своем отрицании нигилистов. Они обращали внимание на то, что Писарев, как лидер этого направления, верно подметил в нигилистическом лагере признаки быстрого разложения и подменил «умирающий нигилизм» реализмом, что означало, по их мнению, сведение его политической роли к «микроскопическим» размерам и переход к проблемам исключительно морального порядка.

На самом же деле все это было далеко не так, хотя изменения и в названии Писаревского направления, и отчасти в его программе действительно произошли. Что касается замены названия «нигилизм» «реализмом», то сам Писарев это объясняет таким образом. Нигилизм, выступивший с очень резко сформулированной программой коренной ломки старых социальных устоев, давал повод врагам облекать его идеи в карикатурные формы, что не могло не сказаться отрицательно на их успехе. Необходимо было, не отказываясь от самой идеи, несколько изменить название, т. е. заменить слишком броское слово «нигилизм» другим, менее вызывающим, но отражающим суть течения. Писарев считал, что именно «реализм» и есть то слово, которое сочетает в себе все необходимое. Поэтому в полемике с Антоновичем он так настойчиво отстаивал это новое название. «Термин реалист… — говорил он, — исчерпывает весь смысл нашего направления до самого дна, и в то же время он никого не пугает, не раздражает… Это слово тихое, кроткое и глубокое. Термин раскрывает обе стороны наших взглядов», основывающихся только на реальном в природе и обществе.

Причина же определенного изменения в программе нигилизма была более глубокой. Дело в том, что в это время в России произошли существенные изменения: наметился спад революционной ситуации и усилилась реакция. Хотя недовольные результатом реформы крестьяне продолжали выступать в последующие годы, было ясно, что движение в целом идет на убыль: в России не созрели еще ни объективные, ни субъективные условия для победы революции. Надежды Чернышевского на успешную революцию не осуществились.

Перед представителями передовой общественности в изменившейся социально-политической обстановке встала проблема поисков новых путей для решения социального вопроса. Но выдающиеся деятели революционной демократии по разным обстоятельствам выбыли из строя. В расцвете лет умер Добролюбов, был арестован и сослан в Сибирь Чернышевский, Герцен в эти годы уже не пользовался былой популярностью. Своеобразие и сложность обстановки увеличивали ответственность Писарева за решение проблемы путей общественного преобразования России.

Писарев обращается к критическому пересмотру теоретического наследия и приходит к выводу, что различные теории общественного переустройства, как прошлые, так и настоящие, представляют собой лишь красиво нарисованный идеал, непригодный в данных исторических условиях России. Он утверждает, что в жизни имеются вещи, возможные по законам природы, но неисполнимые при данных условиях места и времени. Поэтому можно выдвигать теории невероятного размаха, утешаться блестящими перспективами, а действительная жизнь, ограниченная внешними обстоятельствами и материальными трудностями, «будет по-прежнему тащиться по своей колее». Необходимо реально подходить к оценке явлений жизни. А отсюда вывод: поскольку в России еще не созрели условия для победы революции, то нужно изменить прежнюю, не имевшую успеха тактику непосредственного призыва к революции и, не отказываясь в принципе от революции, заменить тактику другой, реально осуществимой в данных исторических условиях. Вот в этом и состоит суть изменения в политической программе нигилизма. Но это не было принципиальным отходом от революции, а следовательно, и от нигилизма как революционного отрицания. Реализм, предлагавший программу длительной и основательной подготовки масс к революционному переустройству общества, тоже был отрицанием (только в другой форме) существующего общественно-политического уклада и всего, что с ним связано. Эту мысль о разнице и сходстве нигилизма и реализма метко выразил один из тогдашних авторов, сказав, что нигилизм — это «лобовая атака» самодержавия, а реализм — это его «длительная осада». И не зря «Русский вестник» называл писаревский реализм «красным реализмом», исходящим из недр «чистокровного красного нигилизма», родство между которыми не вызывает никаких сомнений (43, стр. 110–111).

К 1863 г. реализм во взглядах Писарева утвердился окончательно. В 1864 г. он уже говорит о реализме как об основе своих воззрений, заявляя о начале нового и «совершенно самостоятельного» течения мысли. И хотя сам термин «реализм» имел хождение и до 60-х годов, однако реализм Писарева, как подчеркивали современники, во многом не был похож на направления, ранее носившие это имя. Поэтому даже противники Писарева признавали оригинальность его учения. «Этим реализмом, — говорил Немировский, — проникнут каждый мыслящий человек, и только ум, сдерживаемый и опутываемый преданием, верованиями, симпатиями, не прозревает всей глубины и истинности такого направления» (79, стр. 11).

Писарев, определяя провозглашенный им реализм, говорил: «…сущность нашего направления заключает в себе две главные стороны, которые тесно связаны между собою, но которые, однако, могут быть рассматриваемы отдельно и обозначаемы различными терминами. Первая сторона состоит из наших взглядов на природу: тут мы принимаем в соображение только действительно существующие, реальные, видимые и осязаемые явления или свойства предметов. Вторая сторона состоит из наших взглядов на общественную жизнь: тут мы принимаем в соображение только действительно существующие, реальные, видимые и осязаемые потребности человеческого организма» (21, стр. 449–450).

Разъясняя реальное направление детальнее, Писарев подчеркивал, что оно исходит из необходимости разрешить целый ряд животрепещущих проблем современности, обусловливается окружающей жизнью, заимствуя из нее все то, что «находится в самой неразрывной связи с действительными потребностями» общества, что «несомненно важно, необходимо, действенно».

Реализм, по Писареву, — это связь с жизнью в широком понимании этого слова, глубокое понимание гуманности и свободы, полезность как разумное наслаждение жизнью и способность приносить пользу самому себе и народу. И наконец, трезвый анализ существующего, критика и умственный прогресс — вот основные наметки тенденций писаревского реализма, ведущие в конечном итоге к решению проблемы «голодных и раздетых». Последовательное проведение реалистических принципов в социологии, политике, философии, этике и эстетике и составляет в совокупности «теорию реализма», являющуюся как бы костяком мировоззрения Писарева.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

fil.wikireading.ru

Нигилизм и нигилисты в жизни и литературе (в романе «Отцы и дети»)

Оглавление:

  1. Что понимает под нигилизмом Тургенев?
  2. Что такое нигилизм в современном понимании?
  3. Нигилизм в России
  4. Нигилизм Ницше
  5. Последствия нигилизма

В России впервые термин «нигилизм» употребил Н. И. Надеждин в заметке «Сонмище нигилистов» в 1829 году. Несколько позже, в 1858 году была выпущена книга, которую написал казанский профессор В, В. Берви — в ней писатель употребил термин «нигилизм» в качестве синонима слову «скептицизм».

Однако настоящую популярность это слово приобрело, когда И. С. Тургенев в 1862 году написал свой известный роман «Отцы и дети». В произведении нигилистом был назван Базаров, который категорически отрицал взгляды «отцов». Этот роман произвёл большое впечатление на читателей, в результате чего термин «нигилист» стал крылатым словом. Сегодня нигилизм и нигилисты довольно часто встречаются как в жизни, так и в литературе.

Что понимает под нигилизмом Тургенев?

Тургенев, один из лучших писателей классиков русской литературы, вспоминает, что, после его возвращения в Петербург, когда только вышел в свет его роман, он обнаружил, что этот термин уже подхватили многие жители города. В то время, в 1862 году, в Петербурге разразились пожары, и первое, что услышал писатель, приехав в Питер, это употребление в адрес поджигателей термина «нигилисты».

Что понимает под нигилизмом Тургенев? Писать роман он начал в то время, когда еще не было отменено крепостное право, когда в обществе нарастало революционное настроение, и на этом фоне четко вырисовывались идеи отрицания и разрушения старого порядка, старых авторитетов и принципов. В романе ясно просматриваются идеи демократического движения, формирующегося и развивающегося под знаком отрицания порядков дворянско-крепостнического общества, дворянской культуры, старого мира.

Нигилизм, с точки зрения писателя — это отрицание старых принципов и устоев.

В своём произведении писатель освещает моральные, философские и политические проблемы и поднимает вечный вопрос взаимоотношения отцов с детьми. Подчеркивает значимость любви, дружбы, становления личности, а также важность для каждого человека выбора своего жизненного пути и самоопределения.

Образ Базарова в произведении наделён яркими чертами нигилиста, герой открыто противостоит всем старым принципам, что и становится причиной возникновения как внутреннего конфликта Базарова, так и враждебное непонимание его окружающими.

В романе Тургенев продемонстрировал, что нигилистическая философия является нежизнеспособной. Ним сознательно были обрисованы картины нищих российских крепостных деревень, чтобы показать существующее в стране социальное неравенство, несправедливое управление государством господствующего класса. Но вместе с тем нигилизм Базарова в романе «Отцы и дети» вместе с его героем остаётся в одиночестве, поскольку его идеи и мировоззрение не были приняты даже самыми близкими сторонниками — Кукшиным, Ситниковым и Аркадием, которые предали его идеалы.

Базаров, отрицавший существование любви, в итоге сам подвергся её испытаниям, которых не выдержал и сломался. Герой-нигилист, который утверждал, что загадочный женский взгляд является ничем иным, как художественной чепухой, влюбляется в Анну Одинцову и с ужасом обнаруживает присутствие романтики в самом себе. Вся трагичность ситуации заключается в том, что любовь Базарова оказалась невзаимной, обреченной.

Видео о нигилизме базарова в романе «Отцы и дети»

Роман завершается гибелью Базарова, который заразился тифом, вскрывая труп крестьянина. Перед смертью герой проявляет все свои лучшие качества: поэтическую любовь к Анне, нежные, добрые чувства по отношению к родителям, которые до этого были скрыты под внешней суровостью, мужество, сильный дух, жажду жизни.

Таким финалом Тургенев показывает читателю личность Базарова, как сильного духом человека, способного оказывать влияние на окружающих. Однако, поскольку общество оказалось еще неготовым принять его мировоззрение, этот герой оказался «лишним» — его время еще не пришло.

Таким образом, Тургенев довольно ярко раскрыл понятие «нигилизм» в романе «Отцы и дети» на примере своего героя Базарова. Героя всех времён и народов, который рождается в том месте, где отсутствует социальная справедливость и благополучие.

Что такое нигилизм в современном понимании?

Со времён Тургенева понятие «нигилизм» постепенно приобрело более расширенный смысл. Так, сегодня этот термин употребляется и в философии, и в политике, и в повседневной жизни. Однако на вопрос «Что такое нигилизм?» существует однозначное определение: это мировоззрение, позиция, которая не только ставит под сомнение, но и категорически отрицает общепринятые ценности: идеалы, моральные нормы, формы общественной жизни, общепринятые понятия нравственности. Существует несколько разновидностей нигилизма:

  • Моральный нигилизм.
  • Правовой нигилизм.
  • Мереологический нигилизм.
  • Эпистемологический.
  • Метафизический.
  • Философско-мировоззренческий нигилизм.

Нигилист — это человек, который не признаёт никаких авторитетов, не принимает какие-либо принципы на веру, критикует любую точку зрения, какой бы она ни была.

Моральные нигилисты имеют позицию отрицания как моральных, так и аморальных устоев.

Правовой нигилизм — отрицательное отношение к праву, которое может выражаться в различных степенях интенсивности. Так, выделяют пассивную и активную формы правового нигилизма.

  • Пассивная форма характеризуется неверием в правовые возможности. Правовые нигилисты не признают позитивную роль права в обществе.
  • Активная форма выражается во враждебном отношении к законам, пропаганде личного мировоззрения среди окружающих людей. Таких граждан можно также назвать анархистами.

Видео о правовом нигилизме

Правовой нигилизм может быть присущ как обществу в целом, так и социальной группе или отдельному гражданину, но никакая из перечисленных категорий сознательно не нарушает правовые нормы. То есть, правовые ниги

nazvania.net

Что понимает под «нигилизмом» И. С. Тургенев?

Рассказывая о Базарове отцу и дяде, Аркадий говорит, что Базаров - нигилист, т. е. человек, "который ко всему относится с критической точки зрения. Нигилист - это человек, который не склоняется ни перед какими авторитетами, который не принимает ни одного принципа на веру, каким бы уважением ни был окружён этот принцип. Базаров говорит: "В теперешнее время полезнее всего отрицание - мы отрицаем" . " Отец и дядя Аркадия считают, что нигилист-это слово, которое "означает человека, который... ничего не признаёт", "который ничего не уважает". Основной спор вокруг романа и был связан именно с образом Базарова и разным пониманием слова"нигилист". Сам Тургенев вкладывал в слово "нигилист" именно тот смысл, о котором говорит Аркадий. Но, анализируя образ Базарова, многие критики приходят к выводу, что нигилист - это не человек, критически ко всему относящийся, а человек, не уважающий чужую точку зрения, не желающий принимать то, чего он не знает или что ему не интересно.

<a rel="nofollow" href="https://lookatlink.com/MFJL" target="_blank">https://lookatlink.com/MFJL</a>

Нигилизм-это отрицание. Отрицание общетвенного порядка, государственного управления. Философия нигилистов основывалась на том, чтобы разрушить существующее законы, сделать революцию и искоренить всё зло. Сам Тургенев вначале написания романа негативно относился к нигилистам, но ближе к завершению начал понимать и поддерживать их точку зрения

touch.otvet.mail.ru

Нигилизм и нигилисты в романе И. С. Тургенева “Отцы и дети”

Нигилизм особое течение общественной мысли, возникшее в России середины XIX века. Отрицание традиционных ценностей было главной чертой целого поколения молодых людей, но в романе Тургенева нигилизм представлен, по сути, только одним человеком
Евгением Базаровым. Ситников и Кукшина лишь от
Теняют подлинность главного героя; их образы даны ав
Тором в откровенно сатирическом ключе. Причем в
Системе образов романа Базаров противопоставлен не
Только своим подражателям, но и всем остальным пер
Сонажам. Это вызвано убежденностью

автора в преждев
Ременности для России героя романа. Но сам Базаров
Считает себя представителем совершенно нового миро
Воззрения, объединившего людей, мечтающих в корне
Изменить русскую жизнь. Герой романа постоянно под
черкивает свою причастность духу времени, поколению
Ниспровергателей. Базаров верит, что для его поко
Ления еще придет время действовать, а пока задача ни
Гилизма революция сознания, уничтожение устарев
Ших ценностей. Но масштаб его личности, незаурядность характера и сила ума создают образ, не умещаю
Щийся в рамки типичного представителя поколения.
Сложное переплетение личного и общего определяет
Ту глубину, неоднозначность тургеневского героя, кото
Рая до сих пор вызывает ожесточенные споры.
У идейных оппонентов Базарова есть черта, объединяющая их в единый социальный образ, все они дворяне. А сын полкового врача с гордостью говорит о своей близости народу, и слово разночинец, ставшее синонимом нового поколения, превращается в символ исторического вызова одного сословия другому. Нигилизм лишь внешняя оболочка социального противостояния дворян и разночинцев; борьба идей основана на совершенно иных мотивах, чем споры ученых разных школ.
Базаров остро чувствует разницу между собой и обитателями Марьина и Никольского. Тургеневский герой человек труда, а те, у кого он гостит, баре. При чем для Базарова труд не только вынужденная необхо
Димость, но и основа его личного достоинства. Он ощу
Щает себя человеком дела, а профессия врача в оценке Базарова прекрасная возможность приносить конкретную пользу народу. Образ жизни и взгляды стареньких романтиков кажутся ему безнадежно устаревшими, не соответствующими духу времени. Дворяне для Базарова люди, умеющие только говорить, не способные к реальным действиям.
Нигилизм для Базарова единственно возможный в данных условиях способ борьбы с косностью своей страны. Подход к жизни либералов, их методы изменения действительности полностью себя исчерпали. Обличи-тельство ни к чему не приводит, на месте одного опозоренного чиновника тут же появляется другой, ничуть не лучше. Вера в принципы, в вечные основы человеческого поведения ничего не приносит России, либералы бессильны и перед инертностью народа, и перед эгоизмом властей. Тотальное отрицание способ изменения сознания, разрушения не оправдавших себя жизненных установок. Вместо веры разум, вместо теорий эксперимент, вместо искусства наука. Ничего не принимать на веру, все проверять опытом, доверять только фактам и своему разуму вот кредо его нигилизма. При этом Базаров с гордостью говорит, что он сам себя сделал, что он не зависит от обстоятельств, от среды, от времени. И вот здесь и начинаются те особенности главного героя романа, которые превращают его из типичного представителя поколения в личность, индивидуальность.
Давно замечено, что по силе ума и силе характера Базаров не встречает себе равных противников в романе. Исключение Одинцова, но между Базаровым и Одинцовой лишь внешне намечается идейный конфликт, на самом же деле перед нами история любви. И отец Базарова, и Аркадий, и сестры Одинцовы единодушно считают, что перед ними человек, которому суждено большое будущее. Причем судьба уездного врача слишком мала для личности такого масштаба. Да и сам Базаров постоянно ощущает себя лидером, а не рядовым участником событий. Жизнь родителей для него бессмысленна, она лишена самого главного борьбы с самим собой и внешними обстоятельствами. Он считает себя человеком, способным изменить и себя, и других. Взгляды Кирсановых для Базарова неправильны, потому что дворянская оценка народа не дает герою возможности стать творцом истории. Базаров чувствует в себе способности, дающие ему право претендовать на роль одного из преобразователей России. Страна стоит на пороге крупнейших перемен, а это всегда эпоха быстрого взлета талантливых людей. Честолюбие, сила воли и знания дают Базарову право на лидерство, на одно из первых мест в процессе реформ, будь то реформы сверху или реформы снизу.
Но драматизм романа в том и состоит, что ум, честолюбие и воля Базарова остаются невостребованными эпохой. Правительство не нуждается в союзниках, оно ни с кем не желает делить власть. Интересы России для высших кругов второстепенны по сравнению с собственным благополучием. Эгоизм власти толкает талантливых людей из низов в оппозицию, но и здесь у них не находится опоры. Для крестьян Базаров такой же барин, как и Кирсановы или отец героя. Ни внешняя простота, ни желание помочь народу не могут преодолеть недоверия, вековой отчужденности мужика от всех, кто образован, кто стоит выше на социальной лестнице. Да и сам Базаров отнюдь не преклоняется перед народом, наоборот, он именно себя считает тем, кто укажет массам правильный путь.
Гибель Базарова символична и по-своему закономерна. Герой романа не нужен своей эпохе, он лишний в мире, где господствуют традиции, сложившиеся веками. Герой романа словно оказался посередине двух сил народа и дворянства, почти одинаково не понятный и чуждый и тем и другим. Гибнет не нигилист, а человек, который мог бы занять достойное место в русской истории. В этом и состоит своеобразие тургеневского романа, представившего читателю в одном герое и типичного представителя поколения, и незаурядную лич-
Пость. Поэтомeу так нелегко оцепить героя романа, так неоднозначно его восприятие и так долговечна история Отцов и детей в русской литературе.

studentguide.ru

это... Русские нигилисты. Примеры из литературы :: SYL.ru

Слово «нигилист» в переводе с латинского буквально переводится как «ничто». Это человек, который не признает никаких авторитетов. Этот термин широко распространился в литературе и публицистике 60-х годов 19 века.

Течение общественной мысли

В России это течение получило максимальное распространение после того, как свет увидел роман И.С. Тургенева «Отцы и дети». Нигилизм проявил себя в качестве общественного настроения разночинцев, отрицавших устоявшиеся нормы морали. Эти люди опровергали все привычное. Соответственно, нигилист – это человек, который не признает ничего. Представители данного течения отвергали религиозные предрассудки, деспотизм в обществе, искусство, литературу. Нигилисты выступали за свободу личности женщины, ее равноправие в обществе, а также в определенной степени пропагандировали эгоизм. Программа этого течения была весьма схематична, а те, кто продвигал ее, были излишне прямолинейны.

Если говорить о нигилизме как о мировоззрении, то его нельзя назвать цельным. Нигилист – это человек, который отличался лишь выражением неприятия к окружающей действительности. Идеи этого общественного течения в то время выражал журнал «Русское слово».

Нигилизм до «Отцов и детей»

Как уже говорилось выше, сам термин получил распространение после того, как был опубликован роман «Отцы и дети». В данном произведении нигилист – это Евгений Базаров. У него были последователи, но об этом позже. Именно после публикации романа распространился термин "нигилизм". До этого в журналах подобные идеи назывались «отрицательным направлением», а его представители именовались «свистунами».

Для противников общественного течения нигилист – это тот, кто стремился разрушить моральные устои и пропагандировал аморальные принципы.

"Что такое Базаров?"

Именно с таким вопросом обращается П.П. Кирсанов к своему племяннику Аркадию. Слова о том, что Базаров – это нигилист, брата Павла Петровича изумили. Для представителей его поколения жизнь без принципов невозможна.

Стоит отметить, что нигилисты в литературе – это в первую очередь герои Тургенева. Наиболее ярким, конечно, является Базаров, у которого были последователи, Кукшина и Ситников.

Принципы нигилистов

Для представителей этого течения характерен главный принцип – отсутствие каких-либо принципов.

Наиболее ярко мировоззренческая позиция Базарова отражается в спорах с Павлом Петровичем Кирсановым.

Герои по-разному относятся к простому народу. Базаров считает этих людей «темными», Кирсанов умиляется патриархальности крестьянской семьи.

Природа для Евгения является своеобразной кладовой, в которой человек может хозяйничать. Павел Петрович любуется ее красотой.

Отрицательно относится главный нигилист в романе «Отцы и дети» к искусству. Чтение литературы для Базарова – пустое времяпрепровождение.

Евгений и Павел Петрович – представители разных социальных слоев. Базаров разночинец. Это во многом объясняет его отношение к народу и равнодушие ко всему прекрасному. Он представляет, насколько тяжела жизнь тех, кто возделывает землю. Русские нигилисты, как правило, действительно были разночинцами. Вероятно, этим вызвана их революционная настроенность и неприятие общественного строя.

Последователи Базарова

На вопрос о том, кто из героев был нигилистом в «Отцах и детях», можно, конечно, ответить, что учеником Базарова считал себя Аркадий Кирсанов. Кукшина и Ситников тоже выдают себя за его последователей. Однако можно ли их считать нигилистами?

Аркадий, хоть и пытается подражать Базарову, совершенно по-другому относится к искусству, природе, родным людям. Он перенимает лишь холодную манеру Базарова общаться, разговаривает низким голосом и держится развязно. Аркадий – воспитанный молодой человек. Он образован, искренен, неглуп. Младший Кирсанов рос в другой среде, ему не надо было зарабатывать себе на учебу.

Однако когда Евгений Базаров влюбляется в Анну Одинцову, то создается впечатление, что его поведение тоже несло оттенок наигранности. Конечно, он намного тверже Аркадия, глубже разделяет идеи нигилизма, но при этом он все-таки душой не мог отвергнуть все ценности. В конце романа, когда Базаров ожидает собственной смерти, он признает силу родительской любви.

Если говорить о Кукшиной и Ситникове, то они изображаются Тургеневым с такой иронией, что читатель сразу понимает: воспринимать из как «серьезных» нигилистов не стоит. Кукшина, конечно, «пружится», стараясь показаться не такой, какая она есть в действительности. Автор называет ее «существом», подчеркивая тем самым суетливость и глупость.

Ситникову писатель уделяет еще меньше внимания. Этот герой – сын трактирщика. Он недалек, держится развязно, копируя, вероятно, манеру Базарова. У него есть мечта сделать людей счастливыми, используя для этого деньги, заработанные отцом, в чем выражается неуважительное отношение к чужому труду и к родителям.

Что же хотел автор сказать таким ироничным отношением к этим персонажам? Во-первых, оба героя олицетворяют собой негативные стороны личности самого Базарова. Ведь и он не проявляет уважения к устоявшимся ценностям, которые были заложены много веков назад. Базаров также проявляет пренебрежение к родителям, которые живут лишь любовью к единственному сыну.

Второй момент, который хотел показать писатель, заключается в том, что время «базаровых» еще не наступило.

История происхождения термина «нигилизм»

Благодаря Тургеневу, понятие нигилизма получило широкое распространение, однако не он придумал этот термин. Есть предположение, что Иван Сергеевич заимствовал его у Н.И. Надежина, который в публикации применил его для негативной характеристики новых литературных и философских течений.

Тем не менее именно после распространения романа «Отцы и дети» термин получил общественно-политическую окраску и стал широко применяться.

Надо также сказать, что дословный перевод этого слова не передает содержания этого понятия. Представители течения вовсе не были лишены идеалов. Есть предположение, что автор, создав образ Базарова, выказывает осуждение революционно-демократического движения. В то же время Тургенев говорит, что его роман направлен против аристократии.

Итак, термин «нигилизм» первоначально задумывался как синоним слова «революция». Однако слово получило такую популярность, что нигилистом мог считать себя семинарист, отдавший предпочтение учебе в университете и отказавшийся от духовной карьеры, или девушка, выбравшая себе мужа по велению сердца, а не по указу родственников.

www.syl.ru

Реферат Нигилизм

скачать

Реферат на тему:

План:

    Введение
  • 1 История появления термина
  • 2 Разновидности нигилизма
  • 3 Нигилисты в России
  • 4 Нигилизм в исследованиях психологов
  • Примечания

Введение

Нигилизм (от лат. nihil — ничто) — мировоззренческая позиция, выражающаяся в отрицании осмысленности человеческого существования, значимости общепринятых нравственных и культурных ценностей; непризнание любых авторитетов.


1. История появления термина

В Средние века было учение нигилизм, преданное анафеме папой Александром II в 1179 г. Учение нигилизма, ложно приписанное схоластику Петру Ломбардскому, отвергало человеческое естество Христа.

В западной философской мысли термин «Нигилизм» ввёл немецкий писатель и философ Ф. Г. Якоби. Это понятие использовали многие философы. С. Кьеркегор источником нигилизма считал кризис христианства и распространение «эстетического» мироощущения. Ф. Ницше понимал под нигилизмом осознание иллюзорности и несостоятельности как христианской идеи надмирного Бога («Бог умер»), так и идеи прогресса, которую считал версией религиозной веры. О. Шпенглер нигилизмом называл черту современной европейской культуры, переживающей период «заката» и «старческих форм сознания», который в культурах других народов якобы неизбежно следовал за состоянием высшего расцвета. М. Хайдеггер рассматривал нигилизм как магистральное движение в истории Запада, которое может привести к мировой катастрофе.

Нигилисты придерживаются некоторых или всех из следующих утверждений:

  • Нет разумного доказательства наличия высшего правителя или создателя;
  • «Реальной нравственности» не существует;
  • Жизнь, в определённом смысле, не имеет истины, и никакое действие объективно не предпочтительнее любого другого.

2. Разновидности нигилизма

  • философская позиция, утверждающая, что бытие не имеет объективного смысла, причины, истины или ценности;
  • Мереологический нигилизм — философская позиция, согласно которой объекты, состоящие из частей, не существуют;
  • Метафизический нигилизм — философская теория, согласно которой существование объектов в реальности необязательно;
  • Эпистемологический нигилизм — отрицание знания;
  • Моральный нигилизм — метаэтическое представление о том, что ничто не является моральным или аморальным.

3. Нигилисты в России

В русской литературе слово «нигилизм» впервые было употреблено Н. И. Надеждиным в статье «Сонмище нигилистов» (журнал «Вестник Европы», 1829 год)[1]. В 1858 г. вышла книга казанского профессора В. В. Берви «Психологический сравнительный взгляд на начало и конец жизни». В ней тоже употребляется слово «нигилизм» как синоним скептицизма.

Критик и публицист Н. А. Добролюбов, осмеяв книжку Берви, подхватил это слово, но оно не стало популярным до тех пор, пока И. С. Тургенев в романе «Отцы и дети» (1862) не назвал «нигилистом» Базарова, отрицавшего взгляды «отцов». Огромное впечатление, произведённое «Отцами и детьми», сделало крылатым и термин «нигилист». В своих воспоминаниях Тургенев рассказывал, что когда он вернулся в Петербург после выхода в свет его романа — а это случилось во время известных петербургских пожаров 1862 г., — то слово «нигилист» уже было подхвачено многими, и первое восклицание, вырвавшееся из уст первого знакомого, встреченного Тургеневым, было: «Посмотрите, что ваши нигилисты делают: жгут Петербург!»

Таким образом, во второй половине XIX века нигилистами в Российской империи стали называть молодых людей, которые хотели изменить существовавший в стране государственный и общественный строй, отрицали религию, проповедовали материализм и атеизм, а также не признавали господствовавшие нормы морали (выступали за свободную любовь и т. п.). В частности, так называли революционеров-народников. Слово имело явную негативную коннотацию. Нигилисты изображались как лохматые, нечёсаные, грязные мужчины и женщины, утратившие всякую женственность девицы.

К концу 1860-х и началу 1870-х гг. слово «нигилист» почти исчезло из русской полемической литературы, но стало употребляться в западноевропейской литературе как обозначение русского революционного движения; его приняли и некоторые русские эмигранты, писавшие на иностранных языках о русском революционном движении. В 1884 году была издана повесть Софьи Ковалевской «Нигилистка».

В настоящее время широко распространен термин «правовой нигилизм» — неуважение к праву.


4. Нигилизм в исследованиях психологов

Эрих Фромм предложил подходить к нигилизму как к одному из механизмов психологической защиты. Он считал, что центральной проблемой человека является внутренне присущее человеческому существованию противоречие между бытием «вброшенного в мир помимо своей воли» и тем, что он выходит за пределы природы благодаря способности осознавать себя, других, прошлое и будущее. Фромм утверждает, что развитие человека, его личности происходит в рамках формирования двух основных тенденций: стремления к свободе и стремления к отчуждению. Развитие человека идет по пути увеличения «свободы», но не каждый человек может адекватно воспользоваться этим путем, вызывая ряд негативных психических переживаний и состояний, и это приводит его к отчуждению. В результате человек теряет свою самость(или Я). Возникает защитный механизм «бегства от свободы», для которого характерны: мазохистские и садистские тенденции, деструктивизм, стремление человека разрушить мир, чтобы тот не разрушил его самого, нигилизм, автоматический конформизм.

Понятие нигилизм также анализируется В. Райхом. Он писал о том, что телесные характеристики (сдержанность и напряженность) и такие особенности, как постоянная улыбка, пренебрежительное, ироничное и вызывающее поведение, — это остатки очень сильных защитных механизмов в прошлом, которые отделились от своих исходных ситуаций и превратились в постоянные черты характера. Они проявляются как «невроз характера», одной из причин которого и есть действие защитного механизма— нигилизма. «Невроз характера» — это тип невроза, при котором защитный конфликт выражается в отдельных чертах характера, способах поведения, т.е. в патологической организации личности в целом.


Примечания

  1. Зрячкин А. Н. Правовой нигилизм: причины и пути их преодоления (монография). — Саратов: СГАП, 2009. — 128 с. — 500 экз. — ISBN 978-5-7924-0753-4

wreferat.baza-referat.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о