Основной способ осознанного запоминания: Методы и способы эффективного запоминания информация

Содержание

Методы и способы эффективного запоминания информация

Содержание

  1. Способы запоминания информации
  2. Виды памяти по сенсорной модальности
  3. Условия эффективного запоминания
  4. В чём суть нашего подхода

Память — основа интеллекта, залог успешного обучения и карьерного роста. Крупные руководители, успешные предприниматели, известные учёные, художники, полководцы в большинстве имеют блестящую память и, как следствие, развитый интеллект.

Как и любые способности, хорошая память может быть дана человеку от природы. Дети, которые хорошо учатся в школе без особых усилий, — обладатели именно таких природных данных.

Но неверно думать, что если вам не посчастливилось иметь цепкую память, то с этим уже ничего не поделать. Навык быстро и прочно запоминать любую информацию можно сформировать в любом возрасте специальными техниками и регулярными активными тренировками. И наоборот, если не развивать природную память — как и любые другие способности — она теряет свой потенциал и в конечном счёте угасает.

Какие существуют методы тренировки памяти, читайте в нашей статье.

Способы запоминания информации

Про виды памяти мы уже подробно рассказывали, поэтому сейчас разберёмся, из каких «мышц» она состоит и как работает.

Преднамеренное и непреднамеренное запоминание

Другими словами — произвольная или непроизвольная память. Разница лишь в том, что произвольная память подчиняется нашей воле, когда мы заставляем себя что-либо запомнить, а непроизвольная память записывает информацию автоматически, и вам не приходится прикладывать никаких усилий.

Особенно ярко работу непроизвольной памяти можно проследить на воспоминаниях детства — мы часто со всей отчётливостью помним какие-то незначительные эпизоды, но не помним действительно важных событий.

Чтобы ваша память работала бесперебойно, важно понять, как именно происходят все процессы запоминания, а также овладеть специальными техниками и правильно её тренировать.

Механическое, аналитическое и мнемоническое запоминание

Давайте разберём три основных способа запоминания информации.

Механическое

Это запоминание путём многократных повторений. Та самая зубрёжка, которая до сих пор широко используется в школе и которую мы автоматически применяем в дальнейшем обучении: в вузе или на курсах.

Несмотря на распространённость, этот метод — не самый действенный, так как отнимает неоправданно много времени и не даёт по-настоящему прочного запоминания.

Именно благодаря зубрёжке школьный опыт оставил нам в наследство негативное отношение к любой учёбе. Вспомните, например, с каким трудом приходилось учить иностранные слова, как сложно было их выводить в разговорную речь и как быстро они стёрлись из памяти без практики. Неудивительно, что идея выучить английский во взрослом возрасте, мягко говоря, не вызывает энтузиазма. Но стоит только заменить зубрёжку на более эффективный способ запоминания — мнемотехнику — и нам начинает нравится сам процесс.

Мнемоническое

Это запоминание с опорой уже на имеющуюся в голове информацию, преимущественно образную.

Чтобы запомнить новый термин мнемотехникой, нужно связать его с яркой запоминающейся картинкой, которая ассоциировалась бы по звучанию. То есть через визуализацию опосредовать название термина с его содержанием.

Например, чтобы выучить, что такое синоним и никогда не путать его с антонимами или омонимами, представьте, что СИнонимы — это подружки, которые СИдят рядом на стульчиках и держатся за руки. Слова, похожие по значению (дружат), но разные по звучанию.

АНТОнимы соедините с образом АНТОшки из детской песенки, который на предложение пойти копать картошку всё время сопротивляется. Так мы запомним, что это слова, противоположные по значению.

А ОМОНимы — это парни из ОМОНА, которые в камуфляже выглядят одинаково, хотя это разные люди. Слова, одинаковые по звучанию, но разные по значению.

В отличие от зубрёжки, мнемотехническое запоминание увеличивает объёмы и скорость запоминания на порядки, то есть в десятки и даже сотни раз.

Аналитическое

Это запоминание, когда требуется вникнуть в содержание материала, проанализировать его.

Метод подразумевает, что нужно составить план, выделить микротемы, понять взаимосвязь логических блоков — это работа интеллекта при аналитическом запоминании. Так мы обычно учили теоретическую часть параграфов.

Виды памяти по сенсорной модальности

В зависимости от того, какой канал является ведущим при восприятии информации, память делится на слуховую, зрительную, вкусовую, обонятельную и тактильную (память в ощущениях).

Например, запах духов, которыми пользовалась ваша первая учительница, может неожиданно возродить цепочку детских воспоминаний. Это результат работы обонятельной памяти. А если вспоминается Новый год, когда вы едите мандарины, — значит, сработала вкусовая.

За редкими исключениями зрительный канал является ведущим. Но это не значит, что всё остальные можно упразднить. Их хорошо использовать в качестве вспомогательных.

Например, чтобы лучше запоминать иероглифы, можно не только присвоить им похожие образы (приём мнемотехники), но и «нарисовать» черты в воздухе широкими движениями руки или даже ног и головы. Так вы задействуете тактильную память — память тела.

Условия эффективного запоминания

Чтобы управлять процессом запоминания и добиться хороших результатов, применяйте следующие принципы:

  • не пускайте этот процесс на самотёк, применяйте осознанное запоминание;
  • укрепляйте память специальными упражнениями — их подборку мы сделали в отдельной статье ;
  • откажитесь от зубрёжки в пользу мнемотехники вкупе с аналитическим запоминанием. Например, сначала через образы выучите все термины, формулы и определения параграфа, а потом проанализируйте текст, составьте по нему майнд-карту и снова запомните с помощью мнемотехники.
  • помните, что состояние памяти тесно связано с нашим общим физическим состоянием: сбалансированное питание, полноценный сон, отсутствие стрессов и вредных привычек увеличивает способность к запоминанию даже без использования специальных методик.

В чём суть нашего подхода

Наш центр уже 11 лет разрабатывает технологии ускоренного обучения. За это время наши методисты создали более 50 курсов самых разной направленности: от языковых до программ личного развития.

Но в основе каждого из них — развитие навыков запоминания. Любой из курсов, будь то английский или эффективное чтение, прокачивает память, учит пользоваться приёмами мнемотехники и работе с информацией. Выпускники наших курсов отмечают приятные побочные эффекты в виде прокаченной памяти и внимания. Умея запоминать любую информацию быстро и надолго, вы будете учиться с удовольствием и результатом.

Это и есть наш подход, которым мы рекомендуем руководствоваться каждому: приступая к любому новому проекту, всегда начинайте с развития памяти. Удачи!

Типы памяти и техники эффективного запоминания

Одни люди запоминают текст сразу после прочтения, а другие неделю учат стихотворение и в итоге смогут воспроизвести лишь несколько строк.

Однако это не означает, что у первых память «хорошая», а у других — «плохая». Процесс запоминания во многом зависит от особенностей восприятия, вида памяти и используемых техник, а благодаря такому свойству мозга, как нейропластичность, память можно и нужно укреплять. Т&Р рассказывают, какие типы памяти бывают и как ее развивать.

Классификация памяти

По сенсорной модальности
  • Зрительная (визуальная) память

  • Моторная (кинестетическая) память

  • Звуковая (аудиальная) память

  • Вкусовая память

  • Обонятельная память

  • Эйдетическая память — феноменальный тип запоминания. Человек способен мысленно сфотографировать любой объект и затем воспроизвести его, учитывая все подробности.

В зависимости от того, какой канал восприятия является доминирующим, можно выбирать соответствующие методики для наиболее эффективного запоминания. Но это не означает, что другие способы запоминания не подходят.

Аудиалам лучше использовать аудиокниги и лекции, а также обсуждать новую информацию в группе. Необходимо вслух проговаривать услышанное и пересказывать для более эффективного запоминания.

Для визуалов будет эффективным конспектирование. Делать это можно различными способами: составлять mind maps, концептуальные карты, рисовать объекты, выделять цветами важные фрагменты в таблицах, графиках.

Кинестетикам следует развивать моторику и писать как можно больше от руки. Также можно связывать запоминание с физическими упражнениями — сжимать маленький предмет в руке, тем самым усиливая концентрацию.

По длительности хранения

Согласно модели Ричарда Аткинсона и Ричарда Шиффрина, существует три структуры памяти:

сенсорное хранилище, или сенсорная память, содержит информацию, поступающую из сенсорной системы, хранится в течение небольшого периода

кратковременное хранилище сохраняет ограниченный объем информации на более длительное время, в нем происходят процессы, которые регулируют обмен информацией с долговременной памятью

долговременная память способна сохранить наибольший объем информации в течение продолжительного периода

В хранилище долговременной памяти чаще поступает информация, которая закрепляется человеком несколько раз различными способами.

По наличию цели запоминания

Порой мы запоминаем то, что, казалось бы, совсем не нужно, и не можем уложить в голове важное. Незначимые для нас вещи проникают в сознание благодаря работе непроизвольной памяти. Она не регулируется определенной программой и, как правило, не имеет цели. Объект не прикладывает никаких усилий для запоминания. Забывание этих данных также является произвольным выборочным процессом. Его механика до сих пор неясна.

Произвольная память подразумевает контролируемый процесс, который осуществляется благодаря постановке конкретной цели и использованию специальных техник для запоминания.

По осознанности

Эксплицитная (декларативная) память подразумевает осознанное воспоминание. Ее также называют декларативной. Она включает в себя запоминание событий, слов, лиц. В отличие от имплицитной памяти, это осознанный процесс. Актуализация конкретного урока вождения — пример эксплицитной памяти, а повышение водительского мастерства в результате урока является примером имплицитной памяти.

При использовании имплицитной памяти происходит повторение без какого-либо волевого усилия. Люди, страдающие амнезией, утрачивают именно эксплицитную память, при этом имплицитная память продолжает функционировать.

Как развивать память

Во многом развитие памяти связано с тренировкой внимания и улучшением способности концентрироваться. Эти процессы взаимосвязаны, так как чем больше человек удерживает внимание на чем-либо, тем больше он способен запомнить.

Эффективность запоминания зависит от:

  • мотивации, стремления запомнить эту информацию

  • значимости, которая напрямую связана с практичностью

  • эмоциональным восприятием

  • глубины погружения в материал

  • количества повторений

  • психофизического состояния

  • комбинирования различных техник запоминания

Упражнения для развития памяти

Таблицы Шульте

Таблицы, разработанные немецким психиатром Вальтером Шульте, содержат случайно расположенные объекты. Упражнения позволяют улучшить не только зрительную память, но и периферическое зрение, которое важно для скорочтения. Таблицы могут иметь разные размеры — начать можно с 2×2. В течение 5 минут смотрите на таблицу и далее постарайтесь воспроизвести содержимое ячеек.

Тренироваться можно на специальном сайте или же скачать мобильное приложение.

Метод Айвазовского

Этот метод художник использовал для того, чтобы быть более внимательным к окружающему миру и воспроизводить значимые детали на своих картинах. Техника проста: выберите любой пейзаж, интерьер, посмотрите на него в течение 5 минут и воспроизведите на бумаге. Постепенно уменьшайте временной промежуток.

Обратная перемотка

Ежедневно прокручивайте перед сном ваш день и вспоминайте не только последовательность событий, но и воспроизводите ощущения, которые были у вас в тот или иной момент. Постарайтесь с точностью вспомнить диалоги или же проговорить новую информацию.

Еще один способ перемотки — считать наоборот, при этом выбирать только четные или нечетные числа. Или же называть числа, которые делятся на три.

Выстраивание ассоциаций

Напишите рандомно любые слова и разделите их на три столбца. Ваша задача — запомнить их в течение минуты и далее выписать их на чистый лист. Задача заключается не в зазубривании, а в выстраивании ассоциаций и взаимосвязей между словами, которые на первый взгляд могут показаться не связанными между собой.

Запоминание в режиме многозадачности

На самом деле, человек не может выполнять одновременно несколько задач, но он способен быстро переключать внимание с одного предмета на другой. Выберите стихотворение, которое будете учить, и попросите друзей в течение двух минут задавать вам самые разные вопросы и задачи. Например, описать любимую детскую сладость или же решить пример. Эта тренировка благодаря постоянному сопротивлению позволит усилить ваше внимание, направленное на заучивание стихотворения. В первый раз может не получиться, однако со временем вы будете запоминать все больше и больше.

Смена привычного пути

Измените привычный маршрут и попробуйте пойти новой дорогой. Далее вспомните все, что встретилось вам на пути, в том числе лица людей, лавочки, фонари и так далее.

Любовь Карась

Теги

#информация

#запоминание

#техники запоминания

#мозг

#память

Как запомнить сон — советы от Moltobene как запоминать сны!

Вы с наслаждением погружаетесь в волшебный сон, с яркими образами и захватывающим сюжетом. Как бы хотелось остаться в этой сказке навсегда…  И вдруг – резкий звонок будильника! О нет! Будильник продолжает звонить, и вы нехотя выбираетесь из постели. Сегодня столько дел… Как жаль, что волшебство рассеялось. Вы надеетесь, что воспоминания о прекрасных грёзах будут радовать вас весь день, и тут осознаете, что ничего не помните. Прошло всего несколько минут, а от сновидения ничего не осталось. Ни одного образа. Как обидно!

Согласитесь, вам очень хорошо знакома эта ситуация. К сожалению, все мы часто забываем сны сразу после пробуждения. Однако есть несколько способов научиться их запоминать. Попробуйте!

Наши сновидения состоят из мелких деталей, но именно их мы чаще всего упускаем даже в осознанном состоянии, а уж тем более – во сне, когда работает лишь подсознание. Воссоздание сюжета сна требует от человека концентрации и подготовки. Для начала подойдет простая тренировка, для которой потребуется лишь выглянуть в окно.

Отвлекитесь от дел на несколько минут и посмотрите в окно. Допустим, вы видите парк. Созерцайте его красоту, отмечайте цвета – зеленые листья, голубое небо,  желтые одуванчики или пестрые клумбы. Остановитесь на деталях:  постарайтесь различить разные виды деревьев, найти птиц среди ветвей. А какие в парке дорожки? Гравийные, асфальтированные, или просто вытоптанные в траве? Есть ли скамейки и декоративные элементы – статуи, фонтанчики, красивые указатели? Кружатся ли бабочки над цветами, прыгают ли белки? Чем занимаются люди в парке: гуляют с колясками, читают газету, или у них свидание?  Понаблюдайте за детьми, собаками, где они играют, как проводят время.

Выясните, катается ли кто-то на велосипеде, а может совершает ежедневную пробежку? Есть ли в парке постройки, какие они и для чего нужны?

Запомнив все эти детали, возьмите блокнот и зафиксируйте всё, что вам удалось увидеть. Это хороший способ тренировки на запоминание деталей, он будет полезен вам как в повседневной жизни, так и для сновидений.

Если вид из вашего окна не очень-то располагает к созерцанию, попробуйте другой способ: опишите свой день. Вначале зафиксируйте все факты, которые только сможете вспомнить, а затем выберите какое-то интересное или приятное для вас событие, и добавьте немного волшебства, как если бы всё происходило во сне. Пишите в настоящем времени, включайтесь в процесс, проживайте его заново. Например, возьмите простейшую ситуацию: вы собираетесь на работу или обедаете. Чтобы описание было детальным, задавайте себе вопросы:

  • Во сколько я выхожу из дома и приезжаю на работу?
  • Во что я одет?
  • Какая сейчас погода?
  • Какой сегодня день недели?
  • В каком я настроении?
  • Общаюсь ли я с кем-нибудь?
  • Какой транспорт мне нужен, чтобы добраться до пункта назначения?
  • Я один?

Не ограничивайте себя, описывайте столько событий, сколько вам захочется. Вспоминайте и фиксируйте любые мелочи, в этом и состоит суть упражнения. Такие основательные воспоминания очень помогают натренировать память.

Также неплохо работает самовнушение. Придумайте короткую позитивную формулировку своего желания: «Я легко запоминаю свои сны!» и говорите ее себе почаще в течение дня. Можно визуализировать ситуацию, где вы просыпаетесь и помните все до мелочей, или зарисовать что-нибудь, относящееся к теме вашего последнего сна, если вам удалось запомнить его хоть немного. Некоторые любители запоминать сны даже наклеивают стикеры – на зеркало, в машину, на стол, чтобы мотивирующая фраза всегда напоминала им о себе.

А теперь, давайте конкретно, какие действия нужно выполнять, что бы запомнить сон. Метод 1 — что нужно делать перед сном, что бы запомнить его:

  • Планируйте хорошо выспаться;
  • Положите блокнот и ручку или карандаш около кровати;
  • Держите будильник рядом с кроватью;
  • Не ешьте, не пейте алкоголь и не принимайте лекарства перед сном;
  • Успокойте свой ум и тело перед сном;
  • Примите сознательное решение запомнить сны;
  • Подумайте об одной из основных проблем или эмоциональном беспокойстве прямо перед сном.

Обычно сны запоминаются проще, когда мы просыпаемся не от будильника, а сами по себе. В этом случае они имеют больше шансов задержаться в сознании, т.к. выход из фазы быстрого сна происходит плавно. Если не можете жить без будильника – практикуйте запоминание снов на выходных или в отпуске, когда у вас больше шансов проснуться самостоятельно. Учитывая, что человек переходит в фазу быстрого сна примерно через 20 минут после засыпания, можно практиковаться и во время дневного сна.

Подготовка памяти к запоминанию снов – необходимый этап, но также не забывайте о теле. Те, кто практикует осознанные сновидения и их запоминание, убеждены, что положение тела во время сна имеет большое значение. Попробуйте следующее: если вы знаете, что обычно засыпаете на правом боку, а с утра проснулись на левом – осторожно перевернитесь в изначальное положение и полежите так некоторое время с закрытыми глазами. Есть шанс, что сон вернется и вы сможете его запомнить.

А вот теперь, Метод 2 — что делать для запоминания сна утром:

  • Сконцентрируйтесь на вспоминании снов, как только вы проснетесь
    — обычно, вы сможете вспомнить только тот сон, который видели прямо перед пробуждением;
  • Запишите свой сон в дневник сновидений — запишите как можно больше о вашем сне, начиная с основного наброска, который включает в себя такие вещи, как место, основной сюжет, персонажи, общие эмоции сна (то есть, были вы напуганы или счастливы во сне), и любые выдающиеся образы, которые вы сможете вспомнить;
  • Увеличьте количество снов, которые вы вспомните, чаще просыпаясь в течение ночи — ночью у человека есть несколько фаз сна, и к утру они становятся все дольше.

И конечно же, что нужно делать в течении дня, что бы запомнить сон — Метод 3

  • Держите блокнот или диктофон под рукой в течение дня — часто что-то, что вы услышите или увидите позднее в тот же день, вернет воспоминание о сне;
  • Вернитесь в свою кровать и лягте — бывает, что память может проснуться, когда вы обретаете такое же физическое положение, которое было у вас во время сна;
  • Попробуйте снова следующей ночью — для запоминание снов потребуется достаточно усилий и практики;
  • Обращайте внимание на факторы — так в итоге вы выясните, какие факторы помогают запоминать сновидения.

Пробуйте то, что больше всего Вам подходит, и обязательно все получится!

ПОЖАЛУЙСТА, ПОДЕЛИСЬ ЭТОЙ ЗАПИСЬЮ!

Развитие памяти у детей: упражнения, игры и способы

Память — это процесс сохранения, анализа и воспроизведения прошлого опыта. Благодаря способности запоминать информацию человек может накапливать знания и эволюционировать. В нашем сознании ежедневно откладывается множество деталей, благодаря чему нам становится легче принимать решения и находить выход из сложившейся ситуации.

Содержание статьи:

  • Виды памяти
  • Особенности памяти дошкольников
  • Способы развития памяти у детей
  • Игры и упражнения для развития памяти
  • Общие рекомендации по развитию памяти у дошкольников
  • Выводы
  • Заключение

Виды памяти

Различают несколько видов памяти, в зависимости от срока хранения информации, объекта запоминания, формы хранения информации в памяти и т. п.

По сроку хранения

  1. Мгновенная память — память-образ. Восприятие информации органами чувств, без какой-либо  обработки.
  2. Кратковременная. Быстрое запоминание информации на небольшой срок. Это могут быть номер телефона, дата, пароль, адрес.
  3. Долговременная. Глубокое запоминание важных деталей, способных оказывать влияние на последующую жизнь. Образуется путем выделения фрагментов из краткосрочной памяти и перемещения их усилием воли в долговременную.

По объекту запоминания

  1. Зрительная: удержание и воспроизведение при необходимости визуальных символов (память на лица и пр.).
  2. Слуховая: cохранение звуковых образов и впечатлений.
  3. Тактильная: удержание ощущений, полученных при прикосновении к чему-либо.
  4. Эмоциональная: сохранение ощущений, полученных при потрясении, всплеске чувств.
  5. Вкусовая: запоминание вкусовых ощущений.
  6. Обонятельная: восприятие запахов.
  7. Двигательная, или моторная: запоминание, сохранение и воспроизведение различных движений.

По форме хранения информации в памяти

  1. Образная: мозг обладает способностью собирать обрывки сенсорных впечатлений и создавать на их основании образы, дающие отсылку к необходимой информации.
  2. Словесно-логическая: запоминание и воспроизведение мыслей в процессе обдумываний, размышлений, чтения книг  и пр. 

По участию воли в процессах памяти

  1. Произвольная:  с приложением усилий и формированием определенной цели. Например, при подготовке к экзамену.
  2. Непроизвольная: когда информация откладывается в голове автоматически.

По участию мышления в процессах памяти

  1. Механическая: доскональное заучивание информации без собственных ассоциаций и без обращения к личному опыту.
  2. Логическая: главное — суть того, что требуется запомнить, без зубрежки.
  3. Ассоциативная: использование личного опыта для связи с новым опытом.

Вкратце информацию, приведенную выше, можно представить в виде таблицы.

Критерий Виды памяти
По сроку хранения информации
  1. Мгновенная (0,1 – 3 сек. )
  2. Кратковременная (3-30 сек.)
  3. Долговременная (срок хранения неограничен)
По объекту запоминания
  1. Зрительная
  2. Слуховая
  3. Тактильная
  4. Эмоциональная
  5. Вкусовая
  6. Обонятельная
  7. Двигательная
По форме хранения информации в памяти
  1. Образная
  2. Словесно-логическая
По участию воли в процессах памяти
  1. Произвольная (с приложением усилий)
  2. Непроизвольная (запоминание происходит само собой)
По участию мышления в процессах памяти
  1. Механическая (простое заучивание)
  2. Логическая (запоминание по смыслу)
  3. Ассоциативная (использование прошлого опыта)

Особенности памяти дошкольников

Развитие памяти у детей дошкольного возраста происходит непроизвольно. Как правило, дети не ставят себе цели что-то запомнить.

У школьников память уже достаточно развита для того, чтобы строить логические цепочки, анализировать информацию и  делать выводы.  

Восприятие информации напрямую зависит от возраста ребенка:

0-2 года. На первом году жизни происходит развитие моторной памяти: ребенок активно запоминает жесты, движения и старается их повторить. С 1 года до 2 лет развивается ЦНС, увеличивается объем запоминаемой информации;

2-4 года. В данный период происходит развитие механической памяти. После двух лет ребенок начинает запоминать больше слов, выстраивать логические цепочки;

5-6 лет. В данный период задействована преимущественно непроизвольная память: ребенок уже может отталкиваться от собственных впечатлений и личного опыта. Лучше всего он запоминает информацию, которая его заинтересовала;

6-12 лет. В этот период существенно улучшается долговременная память. Дети младшего школьного возраста способны к произвольному запоминанию и готовы приложить необходимые усилия, чтобы запомнить то, что им дают. Однако более интересная для них информация по-прежнему усваивается быстрее.

Способы развития памяти у детей

Лучше всего память помогают развивать специальные упражнения, которые можно преподнести  ребенку в виде увлекательной игры. В зависимости от информации, которую необходимо запомнить, такие упражнения обычно подразделяются на несколько видов:

  • На развитие зрительной памяти.
  • На развитие двигательной и тактильной памяти.
  • На развитие слуховой памяти.
  • На развитие эмоциональной памяти.
  • На развитие словесно-логической памяти.
  • На развитие образной памяти.
  • На развитие ассоциативной памяти.
  • На развитие логической памяти.

Важно помнить, что при выполнении упражнений главную роль играет возраст ребенка. У малышей внимания совсем мало. Постепенно мозг растет, и объем детской памяти увеличивается. Дети старшего дошкольного возраста могут хорошо запоминать информацию, которая им пригодится, однако для улучшения результата часто необходима мотивация.

Для тренировки произвольной памяти можно каждый день расспрашивать ребенка о том, что сегодня происходило, просить его составить рассказ по картинкам и т. п.

Бездумного заучивания, зубрежки лучше стараться избегать. Процесс запоминания можно упростить, проговаривая нужную информацию, рисуя картинки по теме и т. д.

Особое внимание нужно уделять повторению пройденного: чтобы информация закрепилась в долгосрочной памяти, необходимо возвращаться к ней в течение дня. Рекомендация родителям:  утром можно прочитать с ребенком стихотворение, вечером — повторить, через день — вернуться к прочитанному.

Также не следует забывать и об отдыхе: ребенку нужно устраивать перерывы, это усилит восприимчивость, и потом можно будет вернуться к занятиям с новыми силами.

Игры и упражнения для развития памяти

Ежедневно выполняя несложные упражнения в игровой форме, можно достичь хороших результатов. Ниже приведены примеры игр, подобранные для развития каждого вида памяти.

Для развития зрительной памяти

  1. «Какой игрушки не хватает?». Разложите перед ребенком несколько игрушек, затем попросите его отвернуться, уберите одну или две и спросите, что изменилось.
  2. «В чем отличия?».  Находить разницу между двумя картинками очень полезно не только для развития памяти, но и для усиления внимательности.
  3. «Опиши товарища». Это игра для группы малышей. Малышей просят посмотреть внимательно на соседа, запомнить, как он выглядит, во что одет, а потом отвернуться и рассказать про его внешность.

Для развития двигательной и тактильной памяти

  1. «Восстанови последовательность». На стол выкладываются 5-6 кусочков тканей. Ребенку с завязанными глазами предлагают пощупать их. Затем кусочки тканей перемешивают и предлагают ребенку выложить их на столе в той последовательности, в которой они были изначально.
  2.  «Повтори движения».   В эту игру можно играть как с одним малышом, так и с группой. Детям нужно показать танцевальные движения, двигаясь от простых к сложным, и попросить их повторить.
  3.  «Остановись вовремя!». Перед началом игры нужно договориться с ребенком или с группой, какое движение под запретом (например, хлопок в ладоши). Игра заключается в повторении движений вслед за ведущим. Когда ведущий делает запрещенное движение, все должны остановиться. Тот, кто не среагирует вовремя, выбывает из игры.

Для развития слуховой памяти

  1. «Повтори мелодию». Для этой игры понадобится фортепиано или игрушечный синтезатор. Можно предложить малышу отвернуться и сыграть ему 3-4 ноты, после чего попросить повторить, найдя их на клавиатуре и воспроизведя в нужной последовательности.
  2. «Найди лишнее». Нужно зачитать малышу несколько несвязанных между собой слов — четко, делая небольшие паузы (например, яблоко, пальто, кровать и т. п.). Потом попросить его повторить те слова, которые он запомнил. Зачитать еще раз те же самые слова, но добавить в список пару новых. Спросить у малыша, какие слова в первый раз не были произнесены.
  3. «Угадай мультфильм». Упражнение заключается в попытке ребенка угадать, песенку из какого мультфильма он сейчас слышит. Также можно попросить малыша пересказать сюжет этого мультфильма.

Для развития эмоциональной памяти

  1. «Веселый-грустный». Малышу нужно показать карточки с изображениями леденцов, воздушных шаров, пышного торта — всего, что может вызвать положительные эмоции. И изображения, которые вызовут негативные чувства — разбитую чашку, серые тучи, закрывающие солнце, болеющего человека с градусником под мышкой. Показывая каждую карточку по очереди, нужно попросить малыша сказать, что он чувствует при взгляде на картинку. Какие эмоции вызывает у него рисунок? Главная задача — вовлечь ребенка в процесс восприятия, в котором сознательно включается эмоциональный фактор.
  2. «Выбери эмоцию». Для этой игры понадобятся карточки с изображением эмоций — радость, грусть, гнев и т. п. Малыш должен выбрать карточку, а потом попытаться рассказать о том, какую эмоцию он выбрал и почему. Например: «Сегодня я злой, потому что…».
  3. «Угадай по голосу». Еще одна форма игры — угадывание эмоций по голосу. Можно произносить простые фразы, например: «Сегодня утром я снова ел кашу». Постарайтесь передать голосом эмоцию, которую испытываете, и пусть ребенок попробует отгадать, что это за эмоция.

Для развития словесно-логической памяти

  1. «Назови второе слово». Для игры необходимо подготовить 10 пар слов, связанных по смыслу. Например: мышь-сыр, зима-санки. Прочитать все пары слов ребенку, не торопясь, давая время запомнить. Потом объяснить, что основная задача — вспомнить и назвать второе слово после того, как будет названо первое в паре.
  2. «Свяжи слова, близкие по смыслу». В этой игре задача обратная: нужно подготовить пары слов таким образом, чтобы они не были связаны по смыслу, но при этом среди других пар должно найтись слово, которое можно объединить с первым названным. Пример: изначальный вариант — яблоко-море. Другая пара слов: груша-лодка. Яблоки и груши можно съесть, а на лодке можно плавать по морю.
  3. «Третий — лишний!». Для игры необходимо подготовить несколько цепочек из трех слов. В каждой из цепочек два слова должны быть связаны по смыслу, а третье — нет. Задачей ребенка будет определить, какое слово является лишним в смысловой цепочке.

Для развития образной памяти

  1. «Опиши предмет». Нужно выбрать какой-то предмет — например, игрушку, или машину, если вы на прогулке — и предложить ребенку вспомнить как можно больше отличительных признаков. Признаки нужно называть по очереди. Проигрывает тот, кто не сможет назвать признак, когда придет его очередь.
  2.  «Угадай героя». Здесь цель вспомнить героя мультфильма или книги, которого ребенок точно знает, называя ему отличительные признаки этого персонажа.
  3.  «Вспомни детали». Ребенку показывается коллаж из нескольких рисунков. Например, это могут быть герои мультфильмов. Затем коллаж убирается, и ребенка просят назвать все, что он сумел разглядеть и запомнить.

Для развития ассоциативной памяти

  1. «Придумай ассоциацию». Нужно прочитать ребенку небольшое стихотворение, а затем предложить ему нарисовать картинку к каждой фразе. По этим картинкам ребенок должен будет  попытаться повторить стихотворение. Это упражнение — хорошая тренировка не только ассоциативного мышления, но также и логики.
  2. «Запомни слово к знаку-символу». Ребенку показывают несколько символов, изображенных на отдельных карточках. Показывая каждый символ, взрослый называет слово. Далее ребенка нужно попросить вспомнить, какое слово к какому символу относилось, показывая ему карточки в произвольном порядке.
  3. «Я знаю пять…». Смысл игры заключается в том, чтобы повторять названия чего-либо или имена, отбивая мяч. Например, «Я знаю пять имен девочек: Маша — раз, Даша — два…» и т. д.

Для развития логической памяти

  1. «Поеду на море!». В игре могут участвовать несколько человек, а можно играть вдвоем с ребенком. Первый игрок начинает словами «Я поеду на море и возьму с собой…» — и говорит то, что возьмет (один предмет). Второй продолжает начатую цепочку, упоминая предмет, который уже называли, и добавляя свой. И так до тех пор, пока кто-то не собьется.
  2. «Продолжи смысловой ряд». Взрослый называет слово — например, «школа». Ребенок должен продолжить смысловой ряд (например, «дети», «учитель», «книга» и т. п.).
  3. «Закончи предложение». Взрослый начинает предложение, а ребенок должен закончить его так, чтобы все совпадало по смыслу. Например: «Машина не может ехать дальше, потому что у нее… (сломан двигатель)».

Общие рекомендации по развитию памяти у дошкольников

Игры и упражнения, несомненно, помогают развивать память ребенка. Однако развитая память — это не только ежедневные упорные занятия. Не следует забывать и о самых простых вещах, от которых также зависит результат:

  • о правильном питании;
  • о полноценном, здоровом сне;
  • о прогулках;
  • о соблюдении режима дня;
  • о физической активности.

Все эти пункты крайне важны для усиления концентрации внимания на занятиях и  стимулирования умственной деятельности.

Выводы

Память ребенка постоянно трансформируется и совершенствуется: поначалу это механическое  запоминание, которое с течением времени становится все более и более осознанным. Для ускорения и улучшения результатов можно использовать игры, приведенные выше, как упражнения, способствующие максимальному раскрытию способностей.

Заключение

В детских центрах и садах «Бэби-клуб» ребенок дошкольного возраста в игровой форме познает окружающий мир, попутно развивая навыки, которые пригодятся ему в дальнейшей жизни. Здесь не только  подготовят вашего ребенка к школе, но и научат его свободно мыслить, чувствовать себя уверенно в любом окружении, дадут совет, в каком направлении ему лучше развиваться дальше. Самое надежное инвестирование — это вложение в образование.

Метод интервальных повторений — эффективный способ запоминания иностранных слов

О языках

Грамматика Лайфхаки Экспертность

Интересно

Лексика О ВКС-IH Языковой СМАК

Лайфхаки 15. 05.2019

«Память у меня превосходная, но короткая» — гласит народная мудрость. Знакомо? Вы давно учите английский и отлично знаете, что знать пару тысяч слов полезно, но ваша память так не считает. Она частенько вас подводит, вспоминая совсем простые слова вместо сложных, соответствующих продвинутому уровню или вообще отказывается вспоминать слова, которые вы казалось бы уже выучили. После этого вам кажется, что вы никогда не выучите язык? В этой статье мы поговорим о том, как же все-таки действовать, чтобы свободно извлекать из памяти изученные важные слова и выражения.

Немного о разновидностях памяти и кривой забывания

Конечно, за бессонную ночь перед экзаменом можно вызубрить необходимую информацию, воспользовавшись механической памятью. Главный недостаток этого действия в том, что оно бессмысленно. Да-да, механическая память позволяет мозгу сохранять практически любую информацию без изменений, «исходник», но совершенно не позволяет производить над ним какие-то еще действия, кроме воспроизведения. Системное усвоение новой информации возможно только с помощью смысловой памяти.

Разновидности памяти: какая подойдет для учебы?

В первую очередь нужно понять, как происходит градация памяти на виды и чем эти виды друг от друга отличаются. Первая — мгновенная память — длится не более 0,5 секунд. Тем не менее, за это время органы чувств успевают отразить информацию; картина мира становится полной и детальной. Следующая называется кратковременной, такая память не превышает 20 секунд. Этот вид памяти используется во время разговора или обсуждения, новая информация сохраняется лишь в обобщенном виде. Очевидно, что если вы хотите запомнить новую лексику, эти виды памяти не стоит использовать — ведь нужные слова и выражения из нее просто физически не достать. И это не метафора: мозг «экономит» место для той информации, которую относит к действительно важной. Если он посчитает, что вам действительно нужно ее запомнить, он задействует долговременную память. Объем кратковременной памяти ограничен 5-7 единицами, поэтому рассчитывать, что вы на переменке повторите список нужных слов к контрольной просто наивно.

Когда вы изучаете новый материал, то задействуете оперативную память. Она отличается от кратковременной тем, что способна дольше сохранять промежуточные цели и знания. Оперативная память действует при работе с книгой, рефератом или исследованием: она хранит информацию столько, сколько сам человек решил. Что же происходит со знаниями после того, как дела закончены? Они могут как стереться, так и перенестись в долговременную память.

Долговременная память позволяет хранить информацию неограниченное время, именно поэтому она наиболее важна для учебы. В обучении иностранным языкам часто используется метод интервальных повторений. Его «отцом» косвенно можно считать немецкого психолога Генриха Эббингауза.

«Кривая Эббингауза» и успехи в английском

На картинке справа — знаменитая кривая Эббингауза. В своей работе, написанной еще в 1885 году, Эббингауз исследовал «чистую память», то есть память, на которую не влияют процессы осознанного мышления. С целью эксперимента он заучивал бессмысленные слоги из двух согласных и одной гласной буквы. Выборка производилась так, чтобы ни сам слог, ни их порядок не вызывали у испытуемого ассоциаций. Из графика, отражающего результаты исследований, видно, что забывание усвоенного материала идет очень быстро уже в течение первого часа. То есть, повторять материал сразу перед экзаменом — вредно! Есть риск, что вы вообще ничего не вспомните, еще и растерявшись в стрессовой обстановке. Эббингауз показал: в течение первого часа люди забывают 60% информации. Это больше половины, тогда как за следующие 10 часов теряется всего 5% информации. Постепенно процесс забывания замедляется и через 6-7 дней в памяти остается 1/5 материала. Как же вернуть остальные 80%?

Метод интервальных повторений для изучения английских слов

При разговоре о методе интервальных повторений сразу возникает ассоциация с интервальными тренировками и упражнениями — безусловными составляющими спортивной подготовки. Смысл их заключается в чередовании этапов занятия с низкой нагрузкой и этапов, которые требуют серьезных усилий. Такая технология заметно сокращает время тренировки, но качество занятия заметно возрастает. Мозг, конечно, не мышца, но тоже нуждается в регулярных тренировках. Весь секрет — в выборе правильного интервала между тренировками. Согласно методу, лучше всего мы вспоминаем, когда вот-вот готовы полностью забыть. Парадокс, но это работает.

Метод интервальных повторений на практике: советы студентам

Итак, как понять, что настал тот самый момент, когда нужно извлечь из памяти слово и «обновить» его? Специалисты считают, что интервалы между повторами должны быть как можно длиннее (на стороне студента будет статистический эффект распределения) и, в то же время, достаточно короткими, чтобы окончательно не забыть информацию. Попробуем на практике?

К примеру, вам нужно выучить слово «foal». Первый раз необходимо повторить его примерно через пару минут после первого прочтения и осознания перевода термина (задействуем смысловую память — это важно!). Через час вы понимаете, что не уверены в произношении? Вернитесь к слову. Затем — через 24 часа, 5 суток, неделю и далее, в зависимости от потребностей. Американские исследователи памяти журналист Боб Салливан и математик Хью Томпсон предлагают следующий алгоритм повторений:

5 секунд — 25 секунд — 2 минуты — 10 минут — 1 час — 5 часов — 5 суток — 25 дней — 4 месяца.

Метод Лейтнера

Хорошо, про частоту повторений понятно. Но что делать, если они малоэффективны, поскольку плохо развита визуальная память? Еще в 1970-е гг. ученый и журналист Себастьян Лейтнер придумал систему карточек, которую потом с успехом воплотили в разных компьютерных программах по обучению иностранным языкам. Обычные бумажные флэш-карточки превратились в электронные, а метод остался прежним.

Итак, заготовьте карточки с необходимой лексикой, рассортируйте их по коробкам. Помимо самого английского слова пишите перевод на русский и транскрипцию. В первую очередь определите, сколько коробок будет в вашей собственной системе. Но считается, что оптимальное количество коробок не должно превышать пять: в ином случае вы просто не будете успевать использовать их все. Лучше всего использовать три коробки: самую сложную коробку, самую легкую коробку и коробку с «ошибками». Одну коробку с наиболее сложными для запоминания словами нужно повторять ежедневно. Вторую — раз в двое суток, третью — один раз в неделю и так далее.

Если вы знаете, что выучили одну карточку, ее нужно перекладывать в следующую коробку, к примеру, из стопки для ежедневного повторения она может перейти в коробку номер два. Что делать, если вы не верно перевели или произнесли слово из любой коробки, помимо первой? Нужно вернуть ее — как бы то ни было обидно — в первую коробочку и повторять каждый день.

Этот метод можно модифицировать: например, записывать на карточку не перевод, а картинку или любой другой образ (знак), помогающий запомнить слово. Важно не останавливаться, а превратить набор знаний в единую систему, некую «картину мира».

Лучшие приложения для изучения иностранных слов

Компьютер значительно облегчает сейчас наш труд и позволяет создавать карточки онлайн. Ниже приведен перечень полезных программ, которые помогут вам значительно продвинуться в английском.

  • Anki занимает первое место в топе программ для запоминания иноязычной лексики. Карточки организованы в тематические колоды, а помимо общей информации о слове даются примеры употребления в разных контекстах, что невероятно полезно;
  • Tinycards имеет доступный интерфейс. В нем, как и в предыдущем приложении, пользователь может создавать собственные подборки слов. Милая инфографика привлекает молодежь, поэтому наибольшей популярностью приложение пользуется у юных пользователей;
  • Quizlet имеет шесть режимов, по сути, обучение в нем выстроено на забавных мини-играх. Но в нем есть и режим с карточками. Бесплатное приложение отлично помогает в краткие сроки запоминать большие объемы информации;
  • LinguaLeo требует специального плагина для браузера, чтобы система с карточками начала работать. Функция пользуется спросом, потому что LinguaLeo позволяет сохранять все в личный словарик, к которому можно возвращаться в любой момент;
  • Flashcards+ позволяет добавлять картинки и создавать двухсторонние карточки, есть возможность работать со словами учителя: вы можете скачивать чужие наборы карточек. Другой плюс заключается в том, что приложение синхронизирует устройства.

 

Интервальное повторение направлено лишь на одну из граней изучения языка — запоминание. После того, как вы освоили его, стоит искать новые решения и расширять зоны использования метода интервальных повторений во всем образовательном процессе.

Предлагаем посмотреть полезное и занятное видео про метод интервальных повторений:

28.07.2022

Билингвальная среда в начальной школе

Билингвальная среда в начальной школе

27. 07.2022

Начальное образование в Великобритании

Начальное образование в Великобритании

18.07.2022

Билингвальный детский сад

Деткий сад

Комментарии для сайта Cackle

Секреты мнемотехники: метод сжатия информации

 

Процессом запоминания и развития речи можно управлять сознательно. Запись образов в память реализуется простой мыслительной операцией «Соединение образов».

Мнемотехника предназначена для запоминания точной информации, экономии времени при запоминании, сохранения информации в памяти, тренировки внимания и мышления.

Актуальность проблемы заключается в том, что эта техника применяется давно и во многих областях, но в плане методологии русского языка она остро нуждается в изучении.

На протяжении всей человеческой истории люди пытались придумать способы, с помощью которых они могли бы по возможности прочно усвоить какие-либо знания. С древнейших времён тема и техника запоминания занимала пытливые умы, рассматривалась и систематизировалась великими людьми прошлого. Появился специальный термин, заимствованный из греческого «мнемо́ника» — искусство запоминания [5].

Слово «мнемоника» имеет однокоренное слово — Мнемозина. В греческой мифологии Мнемозина является богиней памяти и матерью 9 муз, а переносный смысл этого существительного — память.

Искусство запоминания было особенно важным в дописьменные периоды человеческой истории. Так жрецы, шаманы, сказители должны были запоминать огромные объёмы информации. Даже после появления письменности искусство запоминания не утратило своей актуальности. Малое количество книг, дорогие материалы для письма, большие масса и объём написанной книги — всё это побуждало запоминать текст [3].

Первые известные нам тексты по мнемонике создавали древние греки. Искусство запоминания также развивалось средневековыми монахами, которым нужно было помнить огромное количество богослужебных текстов. В эпоху Возрождения, когда знания стали считаться силой, способность держать знания в голове также ценилась очень высоко [6].

Письменность значительно облегчила оперирование информацией во всех странах мира. Среди самых видных учёных, работавших над этим вопросом, — Джордано Бруно (XVI век).

Последняя серьёзная веха истории мнемотехники — создание двух самых авторитетных на настоящий момент систем — визуальной методики «Джордано», автор Владимир Козаренко и метод речевых способов Самвела Гарибяна [4].

В советский период в нашей стране эту тему изучали лишь отдельные ученые-психологи: А. Р. Лурия, Л. С. Выготский, А. Н. Леонтьев, П. И. Зинченко. Причем их научные работы вышли в свет в 30-е годы, а затем только в 60-е годы.

К сожалению, у советских методистов, дидактов, учителей мнемо-приемы относились к разряду «противоречащих осознанному научному освоению учебного материала». Поэтому учителя не афишировали свои «искусственные запоминания», быть может, по этой причине до сих пор нет хорошей мнемонической копилки «классических приемов».

В конце 90-х только некоторые авторы уже осознанно стали выделять мнемоматериал наряду с другими. И эти уникальные находки по крупицам разбросаны в книгах, журналах, на уроках учителей-словесников. Как правило, это небольшие по объему книги или статьи в методических изданиях.

Что же такое мнемотехника? Обратимся к понятию «мнемотехника».

Слова «мнемотехника» и «мнемоника» обозначают одно и то же — техника запоминания. Они происходят от греческого «mnemonikon» — искусство запоминания.

Современные энциклопедические словари, справочники, глоссарии дают следующие определения мнемотехники.

В Психологическом словаре И. Кондакова и в статье «Понятие мнемотехника и различные ее значения» мнемотехника рассматривается как искусство запоминания с её широким спектром использования, вплоть до циркового и эстрадного номера, а также как запоминание на основе визуального мышления и системы внутреннего письма.

–                    Мнемоника — искусство запоминания, совокупность приемов и способов, облегчающих запоминание и увеличивающих объем памяти путем образования искусственных ассоциаций.

–                    Мнемотехника: 1) то же, что мнемоника; 2) цирковой и эстрадный номер, основанный на искусстве запоминания («отгадывание» чисел, предметов, дат и имен).

–                    Мнемотехника система внутреннего письма, позволяющая последовательно записывать в мозг информацию, преобразованную в комбинации зрительных образов [7].

–                    Мнемотехника — система различных приемов, облегчающих запоминание и увеличивающих объем памяти путем образования искусственных ассоциаций [1, с. 266].

–                    Мнемотехника — это методы запоминания какой-либо информации, они основаны на психологии человека и на восприимчивости. Знание и использование мнемотехник поможет вам лучше запоминать имена, фамилии, адреса, цифры и так далее. Мнемоника или мнемотехника — это разработанные методы, приемы и способы, которые помогают лучше запомнить информацию [9].

Для нас же наибольший интерес представляет понятие «мнемотехника» как система (совокупность) специальных приёмов, методов и технологии запоминания какой-либо информации и развития памяти.

Анализ литературы позволяет нам выделить следующий подход в определении понятия «мнемотехника». Мнемотехника — это возможность накапливать в памяти большое количество точной информации; экономия времени при запоминании; сохранение информации в памяти; тренировка внимания и мышления; возможность пользоваться информацией.

По результатам анкетирования среди учащихся 7-ых классов было выявлено, какие виды работ при заучивании вызывают у них наибольшие затруднения; подобраны наиболее оптимальные приёмы мнемотехники при изучении русского языка.

На рис.1 изображены результаты ответа на вопрос: «Какие виды работ при заучивании вызывают у вас наибольшие затруднения?»

Рис. 1. Трудности в запоминании

 

70 % респондентов ответили, что пересказ текста для них является наиболее трудным при заучивании. Для 35 % заучивание правил также вызывает наибольшие затруднения. Исходя из данных результатов, мы предприняли попытку выявить приёмы мнемотехники по следующим видам работ: пересказ текста, заучивание правил.

В мнемотехнике вся запоминаемая информация условно делится на 3 вида: образная, речевая (текстовая) и точная. К образной информации относятся воспринимаемые человеком зрительные образы. К речевой — воспринимаемая устная речь и читаемые тексты. К точной информации относятся сведения, которые должны запоминаться со 100 %-й точностью (например, номера, даты, адреса и др.).

Для нас представляет особый интерес речевая (текстовая) информация. Почему же речь запоминается хуже, чем образы? Во-первых, в речи содержится намного меньше слов-образов, чем в реально воспринимаемом нами мире. Во-вторых, эти образы, создаваемые нашим мозгом на основе слов, не такие мощные, как образы, воспринимаемые через зрительный анализатор. Поэтому при восприятии информации на слух или посредством текста в мозгу образуется меньше взаимосвязей, чем при работе зрения. И эти взаимосвязи намного слабее [2].

Метод сжатия информации. Этот метод применяется для запоминания энциклопедических сведений и текстов небольшого объема (в пределах параграфа учебника). При запоминании текстовой информации существуют две основные проблемы. Первая — как запомнить последовательность изложения текстового материала, не перепутать порядок следования абзацев в тексте. Вторая — как запомнить содержащуюся в текстовом материале точную информацию.

Рассмотрим метод сжатия информации на простом текстовом сообщении — упражнении из учебника русского языка за 7 класс [8, с. 124–125].

Рис. 2. Текстовое сообщение

 

Схема метода сжатия информации проста. Из логически законченного отрывка текста выделяется смысл (главная мысль этого отрывка), которая обозначается образом и запоминается в последовательности с другими образами, обозначающими смысл других отрывков (то есть информация кодируется).

Преобразование отрывка в текст. Запоминание последовательности абзацев.

Выделим смысл этого текста. Смысл в том, что при устном общении человек получает большое количество информации с помощью несловесных (невербальных) средств общения.

Наша задача — обозначить смысл информационного сообщения очень сжато и коротко, в одном предложении. Например, «Человек общается». Обозначим смысл зрительным образом, который должен быть очень информативным, чтобы мы в дальнейшем могли по нему воспроизвести главную мысль и сам текст. У каждого из нас присутствует в памяти близкий человек, который с нами общается. Этим образом и обозначим «общающегося человека». Это и будет словесной опорой. Этот же образ мы легко можем запомнить в последовательности с другими образами.

Запоминать связный текст сложнее, чем отдельные логически завершенные текстовые отрывки. Основная трудность при запоминании связного текста заключается в выделении из текста логически самостоятельных отрывков (абзацев). К сожалению, некоторым учащимся трудно выявить последовательное развитие мысли автора, что сильно затрудняет запоминание.

Первой задачей в развитии навыков запоминания текстов является деление текста на логически завершенные отрывки. Это позволит запоминать тексты известным вам способом — выделением смысловой опоры, обозначением ее словом-образом, запоминанием последовательности словесных опор и запоминанием всей точной информации отдельно в каждом выделенном отрывке текста.

Итак, первый абзац — это образ близкого общающегося человека (в абзаце речь идёт о несловесных (невербальных) средствах общения).

Второй абзац — образ комедийного актёра с яркой мимикой, например, Луи Фюнес (в абзаце речь идёт о несловесных средствах общения: мимике, взгляде, жестах, телодвижениях, позе).

Третий абзац — образ актёра российского кино Вячеслава Тихонова кинофильм «Семнадцать мгновений весны» (в абзаце речь идёт об уместном использовании несловесных средств, например, во время общения в официальной обстановке).

Четвёртый абзац — образ себя, выступление перед классом (в абзаце речь идёт о том, что, чтобы быть уверенным в себе, успешным в общении, следует репетировать выступления, следить за собой).

Теперь можно пересказать текст своими словами с четким соблюдением последовательности абзацев.

Приём «Цепочка». Этим приемом запоминаются горизонтальные взаимосвязи, например, последовательность точных сведений в отрывке текста. Образы связываются в ассоциации попарно. Размеры образов примерно одинаковые в каждой паре. Когда вы образовали связь между первым и вторым образом, первый образ убирается из сознания переносом внимания на второй. После этого образуется взаимосвязь между вторым и третьим образом и т. д. Когда цепочка образов припоминается, в сознании возникают сразу по три-пять образов.

Таким образом, мы изучили историю мнемотехники; провели теоретический анализ понятия «мнемотехника»; выявили, что данная техника запоминания применяется давно и во многих областях, но в плане методологии русского языка она остро нуждается в изучении.

Мы предприняли попытку выявить приёмы мнемотехники по следующим видам работ: пересказ текста, заучивание правил и определили, что самый трудный для запоминания вид информации речевая (текстовая) информация может не вызывать трудностей у школьников, если будут сформированы начальные навыки кодирования и образования ассоциаций.

 

Литература:

 

  1.                Большой психологический словарь. Сост. Мещеряков Б., Зинченко В. Олма-пресс, 2004г. c. 266.
  2.                Виды запоминаемой информации. [Электронный ресурс] http://www.braintools.ru/article/1702. (Дата обращения: 03.02.2019 г.).
  3.                Возникновение и развитие мнемоники. [Электронный ресурс] http://ped.bobrodobro.ru/36209. (Дата обращения: 02.02.2019 г.).
  4.                История мнемотехники. [Электронный ресурс] http://mnemotehnik.blogspot.com/ (Дата обращения: 10.02.2019 г.).
  5.                Память как основа психической деятельности человека [Электронный ресурс] https://studopedia.ru/11_93853_pamyat-kak-osnova-psihicheskoy-deyatelnosti-cheloveka.html (Дата обращения: 04.02.2019 г.).
  6.                Первые тексты. [Электронный ресурс] https://ru.wikipedia.org/wiki/ (Дата обращения: 10.02.2019 г.).
  7.                Понятие мнемотехника и различные ее значения [Электронный ресурс] https://studwood.ru/1840072/psihologiya/ponyatie_mnemotehnika_razlichnye_znacheniya (Дата обращения: 03.02.2019 г.).
  8.                Русский язык. 7 класс: учеб. для общеобразоват. учреждений. [М. Т. Баранов, Т. А. Ладыженская, Л. А. Тростенцова и др.; науч. ред. Н. М. Шанский]. — М.: Просвещение, 2013. — 223 с.
  9.                Статья. https://cepia.ru/mnemotekhnika-dlya-razvitiya-pamyati (Дата обращения: 10.02.2019 г.).

Общая основа памяти и сознания: представление о мозге как о головке записи-чтения, взаимодействующей с вездесущим фоновым полем

  • Список журналов
  • Фронт Психол
  • PMC6966770

Передний психол. 2019; 10: 2968.

Опубликовано в сети 10 января 2020 г. doi: 10.3389/fpsyg.2019.02968

Информация об авторе Примечания к статье Информация об авторских правах и лицензиях Отказ от ответственности

Основная цель этой статьи состоит в рассмотрении двух фундаментальных вопросов исследования сознания и когнитивной науки. а именно вопрос о том, почему декларативные функции памяти неразрывно связаны с феноменальным осознанием и вопрос о физической основе следов памяти. Представленный подход предполагает, что когнитивные процессы высокого уровня, включающие сознание, используют универсальный механизм, с помощью которого они получают доступ и модулируют вездесущее фоновое поле, которое отождествляется с полем нулевой точки (ZPF), определяемым стохастической электродинамикой (SED), ветвью физики, которая имеет дело с универсальными принципами, лежащими в основе квантовых систем. Предполагается, что в дополнение к своим известным физическим свойствам и объему памяти ZPF является имманентно разумной средой. Утверждается, что подключение к определенной полевой моде ZPF активирует особый феноменальный нюанс, подразумевающий, что фазовая синхронизация набора полевых мод, т. е. формирование так называемого информационного состояния ZPF, представляет собой соответствующее механизм слияния элементарных оттенков сознания в сложное состояние сознания. Поскольку квантовые системы основаны именно на этом механизме, ожидается, что сознательные процессы памяти в мозгу будут отличаться от бессознательных процессов наличием типичных черт квантовых систем многих тел, в частности дальнодействующей когерентностью и формированием аттракторов, которые поддерживаются огромное количество эмпирических данных. На этой основе концептуальная основа, изложенная в этой статье, прокладывает путь к новому пониманию мозга как головки записи-чтения, взаимодействующей с ZPF, что приводит к самосогласованным интерпретациям нейронных коррелятов формирования и извлечения памяти и объясняя, почему эти процессы памяти тесно переплетены с феноменальным осознанием. В частности, нейронные корреляты предполагают, что мозг создает сознательно воспринимаемые следы памяти, записывая последовательности информационных состояний в ZPF, и извлекает сознательно переживаемые следы памяти, считывая последовательности информационных состояний из ZPF. Используя эти теоретические основы, измененные состояния сознания и расстройства памяти можно проследить до нарушений механизма записи-чтения ZPF. Механизм должен проявить себя через характерное испускание фотонов, что приведет к проверяемым предсказаниям.

Ключевые слова: декларативная память, формирование памяти, поиск памяти, сознательное восприятие, самореферентное сознание, стохастическая электродинамика, нулевое поле, сверхлучистые фазовые переходы

Наша память наделяет нас совершенно удивительными способностями. Мы постоянно подвергаемся воздействию потока внешних раздражителей, которые мы обрабатываем и сознательно воспринимаем. Сразу после прохождения цепочки событий мы можем вспомнить последовательность наших переживаний, наполненных богатым спектром феноменальных качеств. И даже спустя месяцы или годы мы часто живо помним все детали.

Каждому из нас знакома эта способность, относящаяся к категории автобиографической памяти, подвиду эпизодической памяти. В сочетании с нашей семантической памятью, которая, например, связана с хранением слов, эпизодическая память образует особый класс высокоуровневых когнитивных функций, называемых декларативной памятью. Множество эмпирических данных указывает на то, что декларативная память связана с сознанием, или, точнее, что как формирование, так и восстановление эпизодических и семантических воспоминаний неразрывно связаны с феноменальным осознанием.0026 (Tulving, 1985; Behrendt, 2013), предполагая, что нейронные корреляты формирования памяти (NCMf) конгруэнтны нейронным коррелятам сознательного восприятия (NCCp), в то время как можно ожидать, что нейронные корреляты извлечения памяти (NCMr) находятся в соответствии с нейронными коррелятами самореферентного сознания (NCCsr). Однако, несмотря на то, что, как мы увидим, эти однозначные соответствия хорошо подтверждаются огромным массивом нейробиологических данных, задействованные нейронные механизмы не дают конкретных указаний и удовлетворительного объяснения того, почему декларативные функции памяти всегда сопровождаются феноменальными качества (квалиа). Таким образом, остается серьезный объяснительный пробел (Левин, 1983; Chalmers, 1995, 1996), в связи с тем, что феноменальные свойства системы нельзя просто свести к структурным, функциональным или организационным принципам, о каком бы типе структуры, функции или организации речь ни шла. Это приводит к проблеме интеграции квалиа в современное научное мировоззрение и объяснения возникновения феноменальных свойств в когнитивных функциях высокого уровня.

С механизмами, лежащими в основе памяти и сознания, тесно связан вопрос о месте и субстрате памяти. В этом контексте концепция 9След памяти 0025 или инграмма обычно используются для обозначения физического представления воспоминаний (Lashley, 1950; Hübener and Bonhoeffer, 2010; Eichenbaum, 2016; Poo et al. , 2016). Согласно общепринятой доктрине, инграмма связана со структурными изменениями в вовлеченных областях мозга, или, точнее, первичным механизмом считается устойчивая модификация нейронных связей посредством долговременной потенциации (ДП) и длительной депрессии (ДД). формирование памяти (Hübener and Bonhoeffer, 2010; Poo et al., 2016). Однако исследования искусственных нейронных сетей показывают, что это широко распространенное мнение страдает серьезными противоречиями. В конце концов, формирование памяти не следует путать с обучением, когда перепрограммирование нейронных сетей служит механизмом адаптации к новым или изменяющимся сенсорным данным. В таких обучающих задачах сеть выполняет функцию сложной адаптивной системы распознавания образов с целью отображения входящих сигналов на паттерны нейронной активности таким образом, чтобы сходные входные сигналы представлялись сходными паттернами нейронной активности (Kohonen, 19).82). Центральным аспектом процесса обучения является представление последовательности различных входных сигналов в сеть. После завершения процесса обучения нейронная сеть позволяет проводить мелкозернистую дискриминацию входных сигналов. Нельзя отрицать, что нейронные сети очень эффективны и эффективны при выполнении таких задач классификации, в которых шаблоны должны быть разделены или дополнены, чтобы различать отдельные входные данные. Но решающим моментом является то, что последовательность входных сигналов (событий), которые сеть видела в процессе обучения, нигде в сети не сохраняется, а это означает, что сама нейронная сеть не имеет эпизодической памяти. Применительно к мозгу трудно себе представить, чтобы одна и та же сетевая архитектура могла действовать как высокопроизводительный дискриминатор сенсорных входов и система долговременного хранения эпизодических воспоминаний. Это ставит под сомнение нейронную основу памяти и поднимает вопрос об истинной физической основе инграмм.

Основная цель этой работы состоит в решении двух фундаментальных проблем исследования сознания и когнитивной науки, указанных выше. Во-первых, возникает вопрос, почему функции декларативной памяти тесно переплетаются с феноменальным осознанием. Задача здесь состоит в том, чтобы разработать концептуальную структуру, способную раскрыть общие механизмы, лежащие в основе памяти и сознательных процессов, тем самым раскрывая более глубокую связь между записью событий и привязкой феноменальных качеств к этим событиям. Во-вторых, необходимо уточнить, на каком носителе хранится след памяти, что приводит к требованию указать физическую основу инграмм.

Для решения этих двух основных вопросов применяется новый подход, основанный на предыдущих работах (Keppler, 2012, 2013, 2016, 2018a,b; Shani and Keppler, 2018). Он принимает сознание как онтологически фундаментальное, то есть нередуцируемое свойство конечной реальности, и постулирует, что вся феноменальная цветовая палитра основана на вездесущем, изменяемом фоновом поле, функционирующем как космический носитель информации (субстрат). Следуя этому направлению мысли, предполагается, что когнитивные процессы высокого уровня, включающие сознание, используют универсальный механизм, с помощью которого они получают доступ к этому вездесущему, имманентно чувственному субстрату и модулируют его. Как окажется, здание современной физики может предложить не только многообещающего кандидата на роль фонового поля, но и подходящий механизм модуляции. На этом основании совокупность эмпирических данных может быть интерпретирована таким образом, что в режиме работы, ориентированном на стимулы, мозг создает сознательно воспринимаемые следы памяти, запечатлевая последовательности информационных состояний на субстрате. В независимом от стимулов режиме работы мозг восприимчив к ранее сгенерированным информационным состояниям, составляющим запись сознательного опыта, предполагая, что следы памяти извлекаются путем считывания последовательностей информационных состояний с субстрата. Делается вывод, что представленный подход прокладывает путь к новому пониманию мозга как головки записи-чтения, взаимодействующей со всепроникающим фоновым полем, что приводит к непротиворечивым интерпретациям нейронных коррелятов памяти и сознания и объясняет, почему декларативность процессы памяти всегда связаны с феноменальным осознанием. Помимо своей объяснительной силы, этот подход дает новый импульс развитию когнитивной науки, позволяя определить новую исследовательскую программу, направленную на прямое подтверждение фундаментальных механизмов, лежащих в основе памяти и сознания.

Статья организована таким образом, что в следующем разделе излагаются концептуальные рамки сознания и памяти. Эта схема формирует теоретическую основу для всех последующих соображений. После этого мы приступаем к интерпретации эмпирических данных, сначала рассматривая NCMf и NCCp, затем обращаясь к NCMr и NCCsr. В последующем обсуждении мы делаем некоторые дополнительные выводы, вытекающие из представленного подхода, обращаемся к рабочей памяти и измененным состояниям сознания, а также затрагиваем другие вопросы, выходящие за рамки настоящей статьи. Последний раздел посвящен будущим перспективам и проверяемым прогнозам.

Чтобы встроить сознание в непротиворечивую концептуальную структуру, совместимую со всеми законами физики, кажется естественным и разумным прибегнуть к квантовой теории поля (КТП). Актуальность КТП для исследования сознания основана в более широком смысле на том факте, что теории поля как таковые составляют основу нашего нынешнего понимания Вселенной, а в более узком смысле на том факте, что КТП является ключом к более глубокому пониманию Вселенной. динамика биологических систем. Последнее утверждение противоречит широко распространенному мнению, что классической физики должно быть достаточно для объяснения динамических свойств таких систем. Однако сторонники классических подходов полностью игнорируют тот факт, что явления дальнего порядка и диссипативные структуры, характерные для живой материи в целом и паттернов нейронной активности в частности, не могут быть объяснены без теоретического обоснования КТП (Del Giudice et al., 19).85; Фримен и Витиелло, 2006 г.; Ллойд, 2011). Здесь важно подчеркнуть, что КТП выходит далеко за рамки обычной квантовой механики. В то время как квантовая механика ограничена особым классом систем, в основном стационарными системами с фиксированным числом частиц, КТП предлагает полный формализм для описания всех типов сложных систем, особенно систем, в которых заряженные компоненты взаимодействуют с электромагнитным полем. . Именно это взаимодействие материи и поля обуславливает коллективное поведение компонентов системы и ответственно за формирование макроскопические квантовые системы , которые следует понимать не как простые скопления микроскопических квантовых систем (атомов и молекул), а скорее как интегрированные целые, макроскопические свойства которых подчиняются законам квантовой физики, что проявляется в виде дальнодействующих когерентность, формирование паттернов и фазовые переходы. Как мы увидим, эти макроскопические организационные явления играют решающую роль в механизмах, лежащих в основе процессов памяти и сознания, что обуславливает важную роль КТП в исследованиях сознания.

Используемый здесь подход основан на области исследований, которая в основном касается основ КТП. Короче говоря, конечной целью этой ветви, известной как стохастическая электродинамика (СЭД), является понимание возникновения квантовых явлений и поведения квантовых систем на основе универсальных принципов, тем самым раскрывая более глубокий уровень реальности, стоящий за формализмом теории электродинамики. QFT (Маршалл, 1963, 1965; Бойер, 1969, 1975; Де ла Пенья-Ауэрбах и Сетто, 1977; Де ла Пенья и Сетто, 1994, 1995, 1996, 2001, 2006; Сетто и др., 2012 г.; Де ла Пенья и др., 2009, 2015). Таким образом, SED обеспечивает уникальное представление о фундаментальных механизмах, лежащих в основе нашего мира.

Важным краеугольным камнем SED является поле нулевой точки (ZPF), которое рассматривается как реальное, всепроникающее электромагнитное фоновое поле, отвечающее всем основным требованиям симметрии, таким как однородность, изотропность и масштабная инвариантность (De la Пенья и Четто, 1994, 1995). Иллюстративно, ZPF можно рассматривать как живой, вездесущий океан энергии, исходное состояние которого полностью неупорядочено, а это означает, что отдельные моды поля, т. е. отдельные компоненты частотного спектра, не коррелируют друг с другом. В этой форме ZPF функционирует как вездесущий субстрат, постоянно взаимодействующий с электрически заряженными составляющими любой материальной системы. Из-за их непрерывной связи с энергетическим полем составляющие ведут себя как управляемые стохастические осцилляторы, каждая система характеризуется определенным набором резонансных частот, отфильтрованных из полного спектра ZPF (De la Peña et al., 2015). Если система в достаточной степени защищена от возмущающих воздействий и динамика системы определяется взаимодействием ее составляющих с ПЗФ, достигается состояние аттрактора и устанавливается устойчивое энергетическое равновесие, при котором средняя мощность, излучаемая системой, точно равна компенсируется средней мощностью, подаваемой полем в систему. Оказывается, эти состояния аттрактора соответствуют стационарным состояниям, описываемым квантовой физикой (Де ла Пенья и Сетто, 19).95, 2001, 2006). Другими словами, своеобразное поведение квантовой системы обусловлено ее взаимодействием с фоновым полем, которое накладывает на систему динамические граничные условия, отраженные в правилах квантования. Таким образом, ZPF действует как закулисный дирижер, способствуя формированию и стабилизации аттракторов . Для систем многих тел эта оркестровка приводит к дальней когерентности и коллективному поведению системы (De la Peña and Cetto, 2001), как показано на рис.

Открыть в отдельном окне

Универсальные принципы, лежащие в основе квантовых систем. (A) Каждая материальная система встроена в поле нулевой точки (ZPF), которое представляет собой вездесущий океан энергии. Из-за их постоянной связи с ZPF электрически заряженные строительные блоки системы ведут себя как управляемые генераторы. При достаточной защите от возмущающих воздействий система переходит в квантовый режим и попадает в устойчивый аттрактор, причем каждая система характеризуется определенным набором резонансных частот, отфильтрованных из полного спектра ZPF. Для систем многих тел резонансное взаимодействие с ZPF приводит к дальней когерентности и коллективному поведению системы. (B) Хотя в основном состоянии ZPF представляет собой полностью неупорядоченное поле с некоррелированными полевыми модами, резонансное взаимодействие с квантовой системой оказывает влияние на ее внутреннюю структуру. Формирование аттрактора сопровождается фазовой синхронизацией набора мод поля, соответствующих резонансным частотам системы, в результате чего информационное состояние ZPF имеет более высокую информативность, чем неупорядоченное основное состояние ZPF.

В настоящее время крайне важно, что динамическое взаимодействие между квантовой системой и фоновым полем влияет на внутреннюю структуру поля. Точнее, достижение состояния динамического равновесия связано с фазовой синхронизацией набора мод поля, соответствующих резонансным частотам системы (De la Peña and Cetto, 2006; De la Peña et al., 2009).). Следовательно, образование аттрактора всегда связано с повышением порядка в ZPF, т. е. каждому аттрактору сопутствует частично упорядоченное состояние ZPF, обладающее большей информативностью, чем неупорядоченное основное состояние ZPF. Поэтому в дальнейшем такое специфическое для аттрактора состояние ZPF называется информационным состоянием ZPF (Keppler, 2012, 2016). Что касается многочастичных систем, то можно резюмировать, что благодаря динамическому взаимодействию материи и поля каждое когерентное состояние дальнего действия связано с конкретным информационным состоянием ZPF (см. ).

Более того, более пристальный взгляд на уравнение движения для системы, встроенной в фоновое поле, раскрывает его немарковский характер, а это означает, что стохастические процессы, лежащие в основе квантовых систем, являются процессами с долговременной памятью (Де ла Пенья-Ауэрбах и Четто , 1977). Этот вывод подтверждается экспериментальными и теоретическими исследованиями систем с пилотной волной, показывающими, что память пути имеет решающее значение для возникновения квантовых явлений (Fort et al., 2010; Bush, 2015). Эти выводы подчеркивают важность памяти для объяснения динамики квантовых систем и подтверждают вывод о том, что Информационные состояния ZPF, возникающие из аттракторных образований, являются устойчивыми состояниями .

Вышеупомянутые уникальные свойства ЗПФ дают веские основания предполагать, что это вездесущее фоновое поле, помимо своих функций неисчерпаемого энергохранилища и субстрата памяти, могло также играть роль космического поля сознания (Кеплер, 2012, 2016; Шани и Кепплер, 2018). Эта гипотеза основана на идее, что ZPF является имманентно чувствующим посредником, или, точнее, двуаспектной сущностью с внешним физическим проявлением и внутренней феноменальной сущностью. Таким образом, ЗПФ в своем невозмущенном основном состоянии можно понимать как бесформенное, недифференцированное море сознания, которому присущи все мыслимые феноменальные оттенки. Таким образом, то, что проявляется внешне как полевая мода с определенной частотой и энергией, предположительно заряжено особым сознательным опытом. , а это означает, что выбор определенного режима поля активирует определенный феноменальный нюанс. Таким образом, универсальный механизм квантовых систем, описанный выше, идеально подходит для подключения к космическому полю сознания и слияния выборочно отфильтрованных элементарных оттенков сознания в сложные состояния сознания, что приводит к гипотезе о том, что каждое информационное состояние ZPF, т. е. каждый набор режимов ZPF с фазовой синхронизацией, связано с состоянием сознания, которое сохраняется в поле (Keppler, 2012, 2013, 2016, 2018b). Как следствие, существенное требование, которому должна удовлетворять сознательная система, состоит в том, что она должна быть способна формировать временно устойчивые когерентные состояния (аттракторы), каждое из которых сопровождается характерным для аттрактора информационным состоянием ZPF. Согласно этому рассуждению, все сознательные системы обязательно являются квантовыми системами, поскольку классические системы не связаны с ZPF и, следовательно, не могут влиять на внутреннюю структуру ZPF. Другими словами, представленный подход предполагает, что основной принцип сознательных систем, оснащенных памятью, состоит в модификации вездесущего фонового поля сознания . При этом сознательные процессы памяти в мозге должны отличаться от бессознательных наличием типичных характеристик многочастичных квантовых систем, в первую очередь формированием временно стабильных аттракторов, проявляющих дальнодействующую когерентность (Keppler, 2012, 2013, 2016). , 2018б).

Преимущество этого взгляда заключается в бесшовной интеграции сознания в причинно-следственную сеть отношений, лежащих в основе динамики квантовых систем, и, таким образом, в устранении пробела в объяснении. В традиционных материалистических подходах разрыв возникает из-за того, что определенные паттерны нейронной активности считаются ответственными за генерацию сознания 9.0025 per se , что влечет за собой онтологическую прерывность. Ибо возникновение системного сознания из неодушевленных компонентов системы, несомненно, подразумевает таинственный механизм созидания, совершенно непрозрачный в своем способе действия. Напротив, в представленном здесь сценарии организационные принципы, лежащие в основе сознательных процессов, ответственны не за генерацию сознания как такового , а за модуляцию и избирательное ограничение космического поля сознания (Шани и Кепплер, 2018). Предлагаемый механизм модуляции понятен и полностью прозрачен.

Основываясь на концептуальной основе, изложенной в предыдущем разделе, мы переходим к обсуждению NCMf и NCCp.

Начиная с NCMf, эмпирические данные свидетельствуют о том, что успешное кодирование памяти зависит от значительного увеличения тета- и гамма-мощности, что указывает на синхронность тета- и гамма-фаз (Klimesch et al. , 1996; Axmacher et al., 2006). Это относится к формированию семантической и эпизодической памяти, обе из которых коррелируют с усиленной крупномасштабной синхронизацией активности корковых сетей в тета- и гамма-диапазонах частот (Weiss and Rappelsberger, 2000; Sederberg et al., 2003), демонстрируя также Связь тета-фазы с гамма-амплитудой (Friese et al., 2013). Кроме того, оказывается, что кодирование памяти основано на динамическом взаимодействии между неокортексом и гиппокампом. Точнее, формирование декларативной памяти связано со значительным увеличением гамма-мощности неокортекса и гиппокампа (Sederberg et al., 2007) и корково-гиппокампальными тета-осцилляциями (Lega et al., 2012), при этом определяются характеристики эпизодической и семантической памяти. по степени тета-синхронизации (Климеш, 1999). Взятые в целом, экспериментальные данные подразумевают, что след эпизодической памяти разбит на последовательность событий. Кодирование каждого отдельного события зависит от временной гамма-фазовой синхронизации гиппокампа и областей коры, в то время как периодическая интеграция и распад синхронизированных паттернов активности отражается в тета-ритме (Nyhus and Curran, 2010), что указывает на то, что синхронизированное взаимодействие между корковыми области и гиппокамп объединяют различные сенсорно-специфические аспекты события в когерентное представление памяти (Werkle-Bergner et al. , 2006).

Переходя к индуцированному стимулом сознательному восприятию и, следовательно, к ключевым характеристикам NCCp, эмпирические данные показывают, что наши потоки феноменального осознания основаны на повторяющемся формировании и растворении высокосинхронизированных крупномасштабных паттернов активности в коре. . Фазовая синхронизация клеточных ансамблей, участвующих в паттернах активности, лежит в диапазоне гамма-частот, а частота повторения этих временно стабильных паттернов соответствует тета-циклу (Desmedt and Tomberg, 19).94; Родригес и др., 1999 г.; Энгель и Сингер, 2001 г .; Меллони и др., 2007 г.; Дусбург и др., 2009 г.; Гайяр и др., 2009). Взятые вместе, экспериментальные выводы предполагают, что поток сознательного восприятия представлен последовательностью сознательных моментов, причем каждый отдельный сознательный момент связан с временной гамма-фазовой синхронизацией широко разнесенных областей коры и периодической интеграцией и дезинтеграцией синхронизированной активности. паттерны, отражающиеся в тета-ритме (Doesburg et al., 2009).; Зингер, 2015).

Таким образом, совокупность данных подтверждает высокую степень конгруэнтности между NCMf и NCCp и позволяет сделать вывод о том, что как формирование декларативных воспоминаний, так и сознательное осознание сенсорных стимулов основаны на рекуррентной гамма-синхронизации распределенных нейронных групп. Axmacher et al., 2006; Jensen et al., 2007). Принимая во внимание роль тета-ритма и значение гиппокампа в обоих процессах, кажется естественным сделать вывод, что сознательное восприятие представляет собой формирование эпизодической памяти «в действии» (Behrendt, 2013).

Более глубокий анализ данных показывает, что наблюдаемые паттерны долгосрочной когерентной сетевой динамики представляют собой аттракторы в ландшафте аттракторов с поразительной характеристикой, заключающейся в том, что огромное количество нейронов одновременно и резко переключается между последовательными аттракторами (Freeman, 1991, 2005, 2007). Существование таких безмасштабных нейронных лавин ясно указывает на то, что процессы формирования макроскопических паттернов обусловлены критическими явлениями, т. е. фазовыми переходами второго рода, происходящими с тета-скоростями (Freeman et al., 2003; Freeman, 2004, 2005, 2007; Freeman and Vitiello, 2006, 2007; Cocchi et al., 2017). Каждый тета-цикл происходит таким образом, что соответствующий сенсорный стимул запускает реорганизацию фоновой активности, достигая кульминации почти мгновенно в связной модели активности. Этот паттерн растворяется через несколько сотен миллисекунд и сменяется коротким периодом беспорядка, который, в свою очередь, создает предпосылки для следующего фазового перехода и, таким образом, формирования последующего аттрактора (Freeman, 2009).). Бесспорно, что для правильного описания таких фазовых переходов и критических явлений требуется формализм КТП (Zinn-Justin, 1996; Freeman and Vitiello, 2006, 2007).

Возвращаясь к изложенной выше концептуальной структуре, основанной на SED, которая дает представление о более глубокой реальности, стоящей за формализмом КТП, и включает сознание в форме вездесущего, изначально разумного фонового поля, мы приходим к самосогласованной интерпретации NCMf и NCCp, подразумевая, что ZPF играет решающую роль в формировании временно стабильных аттракторов, что каждый аттрактор сопровождается устойчивым, специфичным для аттрактора информационным состоянием ZPF и что каждое информационное состояние ZPF связано с определенным состоянием сознания. Соответственно, NCMf и NCCp предполагают, что в режиме работы, ориентированном на стимулы, мозг создает сознательно воспринимаемые следы памяти, записывая последовательности информационных состояний в ZPF , что показано на рис.

Открыть в отдельном окне

Стимулно-ориентированный режим работы мозга. Огромный объем эмпирических данных свидетельствует о том, что формирование декларативной памяти и сознательное восприятие основаны на одном и том же фундаментальном механизме. Конкретно след эпизодической памяти разбивается на последовательность событий. Кодирование каждого отдельного события основано на временной гамма-фазовой синхронизации гиппокампа и коры, в то время как периодическая интеграция и дезинтеграция синхронизированных паттернов активности (аттракторов) отражается в тета-ритме. С точки зрения концептуальной основы, основанной на SED, каждое формирование аттрактора сопровождается постоянным, специфичным для аттрактора информационным состоянием ZPF, которое связано с определенным состоянием сознания. Соответственно, экспериментальные данные подтверждают гипотезу о том, что в режиме работы, ориентированном на стимулы, мозг создает сознательно воспринимаемые следы памяти, записывая последовательности информационных состояний в ZPF.

Обсудив более глубокую связь между формированием памяти и сознательным восприятием, мы проведем аналогичный анализ независимых от стимулов когнитивных процессов, относящихся к сознанию, отраженных в НКМр и НКЦр.

Глядя на NCMr, эмпирические данные указывают на участие сетей в состоянии покоя, в частности сети режима по умолчанию (DMN), которая включает несколько распределенных областей коры, таких как медиальная префронтальная кора (MPFC), задняя поясная кора. (PCC) и предклинье (Raichle et al., 2001; Greicius et al., 2003). Оказывается, активация DMN связана с автобиографической памятью (Spreng, Grady, 2010; Peters et al., 2013). Чтобы быть более точным, и DMN, и гиппокамп проявляют повышенную активность во время успешного извлечения эпизодической памяти (Huijbers et al. , 2011), при этом тесная связь теменной DMN и областей гиппокампа становится очевидной из исследований, изучающих функциональную связность (Sestieri et al. , 2011). В целом имеются убедительные доказательства того, что роль гиппокампа в воспроизведении эпизодической памяти заключается в мультимодальном связывании, означающем, что гиппокамп объединяет отдельные аспекты события в целостную репрезентацию памяти, или, точнее говоря, что повторное переживание события зависят от формирования аттрактора с участием гиппокампа (Horner et al., 2015). Что касается нейрофизиологических характеристик соответствующих паттернов активности, то данные показывают, что восстановление семантических долговременных воспоминаний связано с колебаниями в альфа-диапазоне частот (Klimesch, 19).99) и что автобиографическое запоминание связано со значительным увеличением мощности альфа-канала, наблюдаемым в DMN, гиппокампе и контент-специфических областях коры (Князев и др., 2015).

Обращаясь к независимому от стимула мышлению и самореферентному сознательному опыту и, следовательно, к основным характеристикам NCCsr, экспериментальные данные указывают на значительную активацию DMN (Gusnard et al. , 2001; Buckner and Carroll, 2007; Mason et al., 2007) и подтверждают, что, в частности, PCC и MPFC в сочетании с гиппокампом являются ключевыми структурами, участвующими в самореферентных психических процессах (Behrendt, 2013). Как было показано, эти процессы связаны с повышенной альфа-активностью и дальней альфа-синхронией, а также увеличением мощности гамма-излучения и гамма-синхронности в областях DMN (Mantini et al., 2007; Jann et al., 2009).; Князев и др., 2011; Князев, 2013).

Таким образом, совокупность эмпирических данных подтверждает высокую степень конгруэнтности между NCMr и NCCsr и поддерживает вывод о том, что самореферентное сознательное осознание представляет собой эпизодическое извлечение памяти «в действии» (Behrendt, 2013). Следовательно, экспериментальные выводы предполагают, что поток самореферентного сознания, равносильный извлечению декларативных воспоминаний, разделен на последовательности событий. Воспоминание о каждом отдельном событии основано на временной синхронизации гамма-фазы DMN и областей гиппокампа, в то время как периодическая интеграция и распад синхронно колеблющихся клеточных ансамблей отражается в альфа-ритме. Другими словами, альфа-цикл возникает в результате повторяющегося образования и растворения временно стабильных аттракторов, называемых микросостояниями, которые претерпевают быстрые переходы и демонстрируют безмасштабную динамику (Lehmann et al., 19).87, 1998; Бритц и др., 2010; Ван де Виль и др., 2010). Более глубокий анализ этих паттернов крупномасштабной когерентной сетевой активности указывает на расходящуюся длину корреляции с увеличением размера паттерна (Fraiman and Chialvo, 2012) и демонстрирует, что их динамические свойства характерны для систем, близких к критической точке второго порядка. фазовый переход (Tagliazucchi et al., 2012; Cocchi et al., 2017).

Как и в случае процессов формирования памяти и сознательного восприятия, вызванного стимулом, эти результаты показывают, что глубокое понимание процессов извлечения памяти и самореферентных сознательных процессов требует теоретических основ КТП и объяснительной основы СЭД. Соответственно, NCMr и NCCsr можно интерпретировать таким образом, что в самореферентном режиме работы мозг восприимчив к ранее сгенерированным последовательностям информационных состояний ZPF, которые составляют существующие следы памяти. Каждое информационное состояние ZPF вызывает фазовый переход, который приводит к крупномасштабному когерентному паттерну активности DMN-гиппокампа. Следовательно, NCMr и NCCsr предполагают, что в независимом от стимула режиме работы мозг извлекает сознательно переживаемые следы памяти, считывая последовательности информационных состояний из ZPF , которая изображена на рис.

Открыть в отдельном окне

Стимул-независимый режим работы мозга. Экспериментальные выводы предполагают, что извлечение декларативных воспоминаний, а также поток и самореферентное сознание основаны на одном и том же фундаментальном механизме. Говоря конкретно, припоминание каждого отдельного события следа памяти основано на временной гамма-фазовой синхронизации DMN и областей гиппокампа, в то время как повторяющаяся интеграция и распад синхронно колеблющихся клеточных ансамблей отражается в альфа-ритме. Интерпретируя с точки зрения концептуальной основы, основанной на SED, мозг восприимчив к ранее сгенерированным последовательностям информационных состояний ZPF, которые составляют существующие следы памяти, при этом каждое информационное состояние ZPF вызывает фазовый переход, который приводит к крупномасштабному когерентному DMN-гиппокампальному состоянию. паттерн активности (аттрактор). Соответственно, совокупность эмпирических данных поддерживает гипотезу о том, что в независимом от стимулов режиме работы мозг извлекает сознательно переживаемые следы памяти, считывая последовательности информационных состояний из ZPF.

В двух словах, представленный подход предполагает, что когнитивные процессы высокого уровня, включающие сознание, используют универсальный механизм, с помощью которого они получают доступ к вездесущему субстрату и модулируют его. Этот субстрат идентифицируется с ZPF, который, в дополнение к его известным физическим свойствам и возможностям памяти, предположительно является основой всех мыслимых оттенков феноменального осознания. Утверждается, что соединение с определенным режимом ZPF активирует определенный феноменальный нюанс, подразумевая, что синхронизированное по фазе соединение набора полевых режимов составляет соответствующий функциональный принцип для слияния элементарных оттенков сознания в сложную, многогранную систему. -гранное состояние сознания. Поскольку квантовые системы основаны именно на этом функциональном принципе, ожидается, что сознательные процессы памяти в мозгу будут отличаться от бессознательных процессов наличием типичных черт квантовых систем многих тел, в частности дальнодействующей когерентностью и формированием аттракторов, что поддерживается огромное количество эмпирических данных.

На этой основе концептуальная основа, изложенная в этой статье, прокладывает путь к новому пониманию мозга как головки записи-чтения, взаимодействующей с ZPF , что приводит к самосогласованным интерпретациям NCMf и NCMr и объяснению почему эти процессы памяти неразрывно связаны с феноменальным осознанием. В частности, появляется новая точка зрения, согласно которой мозг создает сознательно воспринимаемые следы памяти, записывая последовательности информационных состояний в ZPF, и извлекает сознательно переживаемые следы памяти, считывая последовательности информационных состояний из ZPF. Что касается носителя следов памяти, то картина складывается так, что физической основой инграмм является ZPF и что инграмма состоит из последовательности информационных состояний ZPF . На очень абстрактном уровне это приводит к аналогии с магнитофоном, в котором перед записывающей головкой (посредством магнитного выравнивания) стоит задача генерировать упорядоченные состояния на магнитной ленте, которые можно восстановить в режиме чтения. В случае сознательных процессов памяти ZPF играет роль ленты, а генерация порядка осуществляется за счет синхронизированной по фазе связи наборов мод ZPF.

Существование двух четко разделенных и взаимоисключающих режимов работы головного мозга, а именно стимул-индуцированного восприятия, с одной стороны, и стимул-независимого мышления, с другой стороны, было подтверждено многочисленными исследованиями. Основные подсказки, указывающие на эти противоположные функции, заключаются в антикорреляции между сетями с положительными задачами и DMN (Gusnard et al. , 2001; Fox et al., 2005; Fransson, 2005; Uddin et al., 2009).), отрицательная корреляция между фронтальными тета-колебаниями и активностью DMN (Scheeringa et al., 2008), а также связанное с заданием подавление гамма-колебаний в PCC и MPFC (Jerbi et al., 2010). Следуя представленному здесь мышлению, эти характеристики отражают переключение между режимом записи ZPF и режимом чтения ZPF мозга (Keppler, 2018b).

Процессы рабочей памяти сочетают в себе оба режима работы. Во-первых, это выражается в повышенной активности в альфа-диапазоне и корреляции мощности альфа-канала с количеством элементов, удерживаемых в памяти (Jensen et al., 2002). Во-вторых, данные показывают, что, помимо синхронизированной альфа-активности, поддержание рабочей памяти проявляется в значительном усилении лобных тета-осцилляций, на что указывает систематическое увеличение тета-мощности при увеличении нагрузки на рабочую память (Khader et al., 2010). . Таким образом, задачи рабочей памяти, направленные на временное сохранение информации для целей обработки, включают, как и следовало ожидать, сознательное формирование памяти и процессы извлечения памяти. Используя имеющиеся концептуальные рамки, это можно интерпретировать таким образом, что типичный процесс рабочей памяти включает как кодирование информации в ZPF, так и считывание информации из ZPF. Некоторые недавние исследования утверждают, что предоставляют доказательства бессознательной рабочей памяти, указывая на то, что при определенных обстоятельствах может иметь место частичная диссоциация между рабочей памятью и сознательными процессами (Soto et al., 2011; Bergström and Eriksson, 2014, 2015, 2018; Dutta et al. ., 2014; Трюбучек и др., 2017). Однако эти данные были критически изучены и подвергнуты сомнению другими группами (Stein et al., 2016; Persuh et al., 2018). Учитывая отсутствие в настоящее время консенсуса по однозначному определению понятия рабочей памяти и невозможность четкого разграничения нейронных коррелятов рабочей памяти от влияющих на высокоуровневые когнитивные процессы, эта тема не будет далее обсуждаться в данной работе, а скорее , откладывается до тех пор, пока не будут определены нейрофизиологические признаки, относящиеся к рабочей памяти.

Кроме того, теоретические основы, заложенные в этой работе, дают удовлетворительное объяснение измененных состояний сознания. Согласно идеям, изложенным в предыдущих разделах, ожидается, что такие состояния возникнут, если нарушены фундаментальные механизмы, лежащие в основе обычных сознательных процессов, индуцированных стимулами и самореферентных. Так обстоит дело, например, в условиях гипноза, когда создание крупномасштабной когерентной сетевой динамики и аттракторов подавляется (Kallio and Revonsuo, 2003; De Pascalis et al., 2004; De Pascalis, 2007; Fingelkurts et al., 2007; Miltner and Weiss, 2007; Jamieson and Burgess, 2014), что свидетельствует о нарушении механизма записи ZPF. В результате информационные состояния ZPF, специфичные для аттрактора, не могут быть сгенерированы, что означает, что сознательное восприятие внешних раздражителей предотвращается (Keppler, 2018a). С другой стороны, у тех, кто занимается медитацией в течение длительного времени, можно наблюдать значительное снижение уровня нейронной активности и синхронности в областях DMN вплоть до широкополосных дезинтеграций DMN (Brewer et al. , 2011; Fingelkurts et al., 2016; Panda et al. , 2016), а также под влиянием психоделиков (Carhart-Harris et al., 2012, 2016; Muthukumaraswamy et al., 2013; Palhano-Fontes et al., 2015), что свидетельствует о том, что в таких условиях механизм считывания ZPF срабатывает. серьезно обеспокоен. Как следствие, ранее сгенерированные последовательности информационных состояний ZPF недоступны, крупномасштабные когерентные паттерны активности DMN-гиппокампа не индуцируются, а самореферентные состояния сознания не реализуются, что приводит к растворению эго (Keppler, 2018b). Используя ту же аргументацию, можно указать причины, по которым повреждение областей DMN связано со значительными нарушениями в извлечении автобиографических воспоминаний, что подтверждается эмпирически (Philippi et al., 2015). Следует подчеркнуть, что этот объяснительный подход отличается от других попыток объяснения тем, что он способен охватить все догадки об измененных состояниях сознания. Например, духовные переживания, вызываемые психоделиками, такие как «чувство глубокой радости и умиротворения» и «чувство единства с миром» (Carhart-Harris et al. , 2014), не могут быть правдоподобно истолкованы как продукты деятельности мозга. , учитывая вывод о том, что «ни в одном регионе не наблюдалось увеличения мощности колебаний» (Muthukumaraswamy et al., 2013). Скорее, эти наблюдения предполагают, что в нормальных условиях считывающая головка головного мозга «настроена и, следовательно, ограничена ограниченным спектром режимов ZPF, в то время как медитативные практики и психоделики снимают эти ограничения» (Keppler, 2018b). С этой точки зрения духовные переживания отражают осознание неограниченного основного состояния ZPF.

Здесь уместно сделать замечание относительно классификации механизмов записи и чтения по категориям нормальных и нарушенных . Согласно приведенному выше прочтению, нормальность относится к правильному функционированию мозга с учетом существующих факторов окружающей среды и, таким образом, к выживанию в повседневной жизни, которое может быть разумно обеспечено только в том случае, если механизмы записи и чтения приспособлены к каждому. Другой. Только в этих условиях, т. е. если механизм чтения настроен на спектр режимов ZPF, используемых для кодирования следов памяти, последовательности информационных состояний, записанные в ZPF, могут быть считаны позже, что позволяет извлекать воспоминания. С этой точки зрения измененные состояния сознания, особенно растворение эго и духовные переживания, возникающие при применении техник медитации или под влиянием психоделиков, следует понимать как отклонения от нормы и, таким образом, как сбоев нормального состояния. Интересно, однако, что медитативные практики, а также психоделики и связанные с ними измененные состояния сознания могут запускать процессы трансформации в областях DMN, которые приводят к устойчивым модификациям функциональной связи и устойчивым положительным изменениям в поведении, что приводит к благотворному терапевтическому эффекту (Smigielski et al. ., 2019). На основе представленных здесь теоретических рамок эти результаты можно интерпретировать таким образом, что медитативные и психоделические переживания влияют на структуру головного мозга, отвечающего за чтение и запись (см. также следующий абзац), что может вызвать перенастройку ранее дисфункциональных областей мозга и способствовать восстановлению правильно функционирующего механизма считывания ZPF.

В заключительной части обсуждения мы вернемся к связи между синаптической пластичностью и памятью. Как уже упоминалось ранее, широко распространено мнение, что хранение информации связано со структурными изменениями в задействованных отделах мозга (Hübener, Bonhoeffer, 2010), что молекулярные модификации на всех уровнях структуры мозга играют решающую роль в длительном хранении информации. формирование терминальной памяти (Bisaz et al., 2014), и в частности то, что энграммы представлены LTP- и LTD-обусловленными стойкими изменениями силы синаптических связей (Poo et al., 2016). Однако этой господствующей доктрине противостоят скептические взгляды, согласно которым до сих пор нет убедительных доказательств, обосновывающих прямую связь между ДП и памятью, и что «осталось ясно показать, что индукция ДП приведет к той или иной форме консолидации памяти». (Линч, 2004). Концептуальная основа, изложенная в этой статье, разделяет этот скептицизм, указывая на фундаментальное различие между кодированием в памяти и обучением, о чем свидетельствуют исследования искусственных нейронных сетей, которые функционируют как сложные адаптивные системы распознавания образов. В сетях такого типа процесс обучения состоит в непрерывной перестройке таким образом, что входящие сигналы топологически отображаются на паттернах нейронной активности, что позволяет сети включать новые сенсорные входы и адаптироваться к изменениям в окружающей среде (Kohonen, 19).82). Этот непрерывный процесс обновления обеспечивает устойчиво высокую эффективность и избирательность в задачах классификации и, следовательно, тонкую дискриминацию входных сигналов. Но ни в коем случае такая сеть не имеет эпизодической памяти, а это означает, что последовательность событий, которые сеть видела в процессе обновления, нигде в структуре сети не сохраняется. Скорее, для сохранения следов эпизодической памяти требуется отдельный носитель данных, с которым взаимодействует нейронная сеть. В данном сценарии, что касается физического мозга, ZPF играет роль этой среды. Что касается дальнейшего развития, то полноценная теория формирования и извлечения памяти, которая выходит за рамки этой статьи, должна включать в себя влияние нового опыта на структуру мозга. В этом контексте понимание различных фаз сна имеет большое значение, особенно потому, что экспериментальные данные показывают, что длинные последовательности вновь приобретенных высокосинхронных паттернов активности воспроизводятся во время медленного и быстрого сна и могут приводить к синаптической пластичности в гиппокампе и неокортекс (Axmacher et al., 2006). На данный момент рассмотренные выше теоретические основы поддерживают гипотезу о том, что текущие структурные модификации отражают адаптацию головки записи-чтения ZPF к постоянно меняющемуся потоку сенсорных стимулов.

В заключительном разделе мы хотим более подробно рассмотреть фундаментальный механизм, лежащий в основе процессов сознательной памяти. Как мы видели, имеется достаточно доказательств того, что фазовые переходы второго рода играют существенную роль в этих процессах, что проявляется в возникновении безмасштабных нейронных лавин, когда огромное количество нейронов одновременно и резко перемещается между аттракторами. Переход между двумя последовательными аттракторами, которые представляют собой упорядоченные состояния, демонстрирующие дальнюю когерентность, обозначается коротким периодом беспорядка. Согласно концептуальной схеме, изложенной в данной работе, весь переходный процесс сопровождается реорганизацией ZPF таким образом, что формирование аттрактора оставляет характерный отпечаток пальца, т. е. характерное для аттрактора информационное состояние, в этом вездесущем фоновое поле. Чтобы подтвердить предполагаемый механизм, лежащий в основе сознательных процессов, необходимо экспериментально доказать, что ZPF играет решающую роль в периодическом формировании когерентных паттернов активности и что он модифицируется в результате его динамического взаимодействия с нейронными сетями. Планирование и подготовка подходящих экспериментов требует понимания повторяющихся фазовых переходов, на которых основан механизм. Далее будет дано первое впечатление от теоретических основ и первое указание на результирующую экспериментальную стратегию.

Конкретно можно ожидать, что переход из неупорядоченного состояния в упорядоченное, характеризующийся наличием когерентно осциллирующего клеточного ансамбля, представляет собой так называемый сверхизлучательный фазовый переход , происходящий в случае достаточно сильной связи между системой многих тел и фоновым электромагнитным полем и сопровождается фотонным импульсом, возникающим в результате коллективного излучения (Dicke, 1954; Hepp and Lieb, 1973; Wang and Hioe, 19).73). Точнее, когда плотность частиц в системе превышает критический порог, зависящий от температуры, на первый план выходит взаимодействие частица-ZPF и вызывает спонтанную реорганизацию системы, в ходе которой индивидуальное поведение частиц меняется на поведение коллективной системы. Взаимодействие частица-ZPF регулируется резонансными частотами, возникающими из спектров возбуждения участвующих видов частиц (Preparata, 1995; Del Giudice et al., 2005). Примечательно, что из-за более низкой энергии на частицу по сравнению с неупорядоченным состоянием состояние когерентной системы представляет собой стабильную, энергетически выгодную конфигурацию, приводящую к высвобождению вышеупомянутого фотонного импульса (Dicke, 19). 54; Препараты, 1995).

Что касается корковых фазовых переходов и аттракторных образований, то можно предположить, что они запускаются модулированием плотности определенного набора молекул, спектры возбуждения которых в конечном итоге определяют набор фазово-синхронизированных мод ZPF, составляющих специфические для аттрактора информационные состояния ZPF. Целью дальнейших исследований должно стать выявление набора этих молекул и понимание их функционального взаимодействия. Межфазная вода в непосредственной близости от гидрофильных поверхностей, безусловно, играет важную роль в этом молекулярном взаимодействии, поскольку она эффективно защищена от тепловых помех и, следовательно, образует обширные области когерентности (Del Giudice et al., 2010, 2013), тем самым имитируя низкотемпературную среду. и предотвращение декогерентности когерентных состояний системы.

Несмотря на то, что теоретические основы все еще нуждаются в уточнении, эти первоначальные идеи могут быть использованы для получения проверяемых прогнозов и рекомендаций для экспериментального подхода. В частности, повторяющиеся фазовые переходы, лежащие в основе процессов сознательной памяти, должны проявляться через характерное испускание фотонов. Прогнозируется, что в случае формирования памяти и сознательного восприятия такое испускание фотонов будет следовать тета-ритму, в то время как процессы извлечения памяти и самореферентных сознательных процессов должны демонстрировать фотонные импульсы, коррелирующие с альфа-циклом (Keppler, 2018b). Для обнаружения этих явлений, также называемых сверхслабое фотонное излучение или биофотонное излучение , «требуются высокочувствительные измерительные приборы, позволяющие вести неинвазивную и неразрушающую запись», такие как фотоумножители, спектральные анализаторы и устройства для подсчета фотонов (Van Wijk and Van Wijk, 2005) . Экспериментальный фон этих методов обнаружения хорошо разработан (Popp et al., 1994; Cohen and Popp, 1997; Popp, 2003). Эксперименты такого рода показывают, что эмиссия биофотонов зависит как от состояния здоровья, так и от состояния сознания субъекта (Van Wijk, Van Wijk, 2005) и изменяется, например, при применении медитативных техник (Van Wijk et al. , 2005). др., 2005). Имеются также первые указания на то, что интенсивность излучения биофотонов коррелирует с тета-циклом (Kobayashi et al., 19).99), что соответствует одному из приведенных выше прогнозов. Однако необходимо четко указать, что для надежного подтверждения сформулированных гипотез необходимо предварительно уточнить ожидаемую интенсивность и спектральные характеристики испускаемых фотонов на основе изложенных здесь теоретических соображений. Более детальный анализ характеристик излучения позволит сделать выводы о модификациях ZPF, характерных для аттракторов, что в конечном итоге приведет к систематической калибровке информационных состояний ZPF на основе рассказов от первого лица (Keppler, 2016). Это откроет совершенно новые возможности для исследования следов памяти и феноменальных переживаний.

Автор подтверждает, что является единственным автором этой работы и одобрил ее публикацию.

Автор заявляет, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Я хотел бы поблагодарить Itay Shani за вдохновляющие обсуждения. Спасибо также рецензентам за их конструктивные предложения.

  • Аксмахер Н., Морманн Ф., Фернандес Г., Элгер К.Э., Фелл Дж. (2006). Формирование памяти нейронной синхронизацией. Мозг Res. Ред. 52 170–182. 10.1016/j.brainresrev.2006.01.007 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Behrendt RP (2013). Сознательный опыт и эпизодическая память: гиппокамп на распутье. Фронт. Психол. 4:304. 10.3389/fpsyg.2013.00304 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Bergström F., Eriksson J. (2014). Поддержание неосознанно представленной информации задействует префронтальную кору. Фронт. Гум. Неврологи. 8:938. 10.3389/fnhum.2014.00938 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Bergström F., Eriksson J. (2015). Сочетание бессознательно воспринимаемой идентичности объекта и пространственного положения может быть сохранено во время задачи кратковременной зрительной памяти. Фронт. Психол. 6:1470. 10.3389/fpsyg.2015.01470 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Bergström F., Eriksson J. (2018). Нейронные доказательства бессознательной рабочей памяти. Церебр. Кора 28 3217–3228. 10.1093/cercor/bhx193 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Bisaz R., Travaglia A., Alberini CM (2014). Нейробиологические основы формирования памяти: от физиологических состояний к психопатологии. Психопатология 47 347–356. 10.1159/000363702 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Boyer TH (1969). Вывод спектра излучения абсолютно черного тела без квантовых предположений. Физ. Ред. 182 1374–1383 гг. 10.1103/PhysRev.182.1374 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Бойер Т. Х. (1975). Случайная электродинамика: теория классической электродинамики с классическим электромагнитным нулевым излучением. Физ. Ред. D 11 790–808. 10.1103/PhysRevD.11.790 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Брюэр Дж. А., Ворхунски П. Д., Грей Дж. Р., Тан Ю. Ю., Вебер Дж., Кобер Х. (2011). Опыт медитации связан с различиями в сетевой активности и подключении в режиме по умолчанию. Проц. Натл. акад. науч. США 108 20254–20259. 10.1073/пнас.1112029108 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Britz J., Van De Ville D., Michel CM (2010). Жирные корреляты топографии ЭЭГ показывают быструю динамику сети в состоянии покоя. Нейроимидж 52 1162–1170 гг. 10.1016/j.neuroimage.2010.02.052 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Buckner RL, Carroll DC (2007). Самопроекция и мозг. Тенденции Cogn. науч. 11 49–57. 10.1016/j.tics.2006.11.004 [PubMed] [CrossRef] [Академия Google]
  • Буш JWM (2015). Пилотная гидродинамика. год. Преподобный Жидкостный Мех. 47 269–292. 10.1146/annurev-fluid-010814-014506 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Carhart-Harris R.L., Erritzoe D., Williams T., Stone J.M., Reed L.J., Colasanti A., et al. (2012). Нейронные корреляты психоделического состояния, определенные исследованиями фМРТ с псилоцибином. Проц. Натл. акад. науч. США 109 2138–2143 гг. 10.1073/пнас.1119598109 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Carhart-Harris R.L., Leech R., Hellyer P.J., Shanahan M., Feilding A., Tagliazucchi E., et al. (2014). Энтропический мозг: теория состояний сознания, основанная на исследованиях нейровизуализации с психоделическими препаратами. Фронт. Гум. Неврологи. 8:20. 10.3389/fnhum.2014.00020 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Carhart-Harris R.L., Muthukumaraswamy S., Roseman L., Kaelen M., Droog W., Murphy K., et al. (2016). Нейронные корреляты опыта ЛСД, выявленные с помощью мультимодальной нейровизуализации. Проц. Натл. акад. науч. США 113 4853–4858. 10.1073/пнас.1518377113 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Cetto AM, De la Peña L., Valdés-Hernandez A. (2012). Квантование как возникающее явление из-за взаимодействия материи и поля нулевой точки. J. Phys. конф. сер. 361:012013 10.1088/1742-6596/361/1/012013 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Чалмерс Д. Дж. (1995). Столкнувшись с проблемой сознания. Дж. В сознании. Стад. 2 200–219. [Google Scholar]
  • Чалмерс Д. Дж. (1996). Сознательный Разум. В поисках фундаментальной теории. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета. [Google Scholar]
  • Кокки Л., Голло Л. Л., Залески А., Брейкспир М. (2017). Критичность в мозгу: синтез нейробиологии, моделей и познания. Прог. Нейробиол. 158 132–152. 10.1016/ж.пневробио.2017.07.002 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Коэн С., Попп Ф. А. (1997). Биофотонное излучение человеческого тела. J. Фотохим. Фотобиол. Б биол. 40 187–189. 10.1016/s1011-1344(97)00050-x [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • De la Peña L., Cetto AM (1994). Квантовые явления и поле нулевого излучения. Найдено. физ. 24 917–948. 10.1007/BF02067655 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Де ла Пенья Л., Четто А. М. (1995). Квантовые явления и поле нулевого излучения II. Найдено. физ. 25 573–604. 10.1007/BF02059007 [CrossRef] [Академия Google]
  • Де ла Пенья Л., Четто А. М. (1996). Квантовая игральная кость: введение в стохастическую электродинамику. Дордрехт: Kluwer Academic Publishers; 10.1007/978-94-015-8723-5 [CrossRef] [Google Scholar]
  • De la Peña L., Cetto AM (2001). Квантовая теория и линейная стохастическая электродинамика. Найдено. физ. 31 1703–1731 гг. 10.1023/A:1012670800317 [CrossRef] [Google Scholar]
  • De la Peña L., Cetto AM (2006). Основы линейной стохастической электродинамики. Найдено. физ. 36 350–368. 10.1007/s10701-005-9020-1 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Де ла Пенья Л., Четто А. М., Вальдес-Эрнандес А. (2015). Возникновение кванта. Физика позади квантовой механики. Чам: Springer International Publishing. [Google Scholar]
  • Де ла Пенья Л., Вальдес-Эрнандес А., Четто А. М. (2009). Квантовая механика как эмерджентное свойство эргодических систем, вложенных в поле нулевого излучения. Найдено. физ. 39 1240–1272 гг. 10.1007/с10701-009-9348-z [CrossRef] [Google Scholar]
  • De la Peña-Auerbach L., Cetto AM (1977). Вывод квантовой механики из стохастической электродинамики. Дж. Матем. физ. 18 1612–1621 гг. 10.1063/1.523448 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Де Паскалис В. (2007). «Упорядоченные по фазе гамма-колебания и модуляция гипнотического опыта», в Hypnosis and Conscious States: the Cognitive Neuroscience Perspective , ed. Джеймисон Г. А. (Оксфорд: издательство Оксфордского университета;), 67–89.. [Google Scholar]
  • Де Паскалис В., Какаче И., Массиколь Ф. (2004). Восприятие и модуляция боли в бодрствовании и гипнозе: функциональное значение фазовых гамма-колебаний. Боль 112 27–36. 10.1016/j.pain.2004.07.003 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Del Giudice E. , De Ninno A., Fleischmann M., Mengoli G., Milani M., Talpo G., et al. (2005). Когерентная квантовая электродинамика в живой материи. Электромагн. биол. Мед. 24 199–210. 10.1080/15368370500379574 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Дель Джудиче Э., Доглиа С., Милани М., Витиелло Г. (1985). Теоретико-квантовый подход к коллективному поведению биологических систем. Нукл. физ. Б 251 375–400. 10.1016/0550-3213(85)-6 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Дель Джудиче Э., Спинетти П. Р., Тедески А. (2010). Динамика воды в основе метаморфоз живых организмов. Вода 2 566–586. 10.3390/w2030566 [CrossRef] [Академия Google]
  • Дель Джудиче Э., Тедески А., Витиелло Г., Воейков В. (2013). Когерентные структуры в жидкой воде вблизи гидрофильных поверхностей. J. Phys. конф. сер. 442:012028 10.1088/1742-6596/442/1/012028 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Desmedt JE, Tomberg C. (1994). Временная фазовая синхронизация электрических колебаний частотой 40 Гц в префронтальной теменной коре отражает процесс сознательного соматического восприятия. Неврологи. лат. 168 126–129. 10.1016/0304-3940(94)
  • -4 [PubMed] [CrossRef] [Академия Google]
  • Дике Р. Х. (1954). Когерентность в процессах спонтанного излучения. Физ. Ред. 93 99–110. 10.1103/PhysRev.93.99 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Дусбург С. М., Грин Дж. Дж., Макдональд Дж. Дж., Уорд Л. М. (2009). Ритмы сознания: бинокулярное соперничество выявляет крупномасштабную колебательную сетевую динамику, опосредующую зрительное восприятие. PLoS Один 4:e6142. 10.1371/journal.pone.0006142 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Датта А., Шах К., Сильванто Дж., Сото Д. (2014). Нейронная основа бессознательной зрительной рабочей памяти. Нейроизображение 91 336–343. 10.1016/j.neuroimage.2014.01.016 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Эйхенбаум Х. (2016). Все еще ищу инграмму. Учиться. Поведение 44 209–222. 10.3758/с13420-016-0218-1 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Engel A. K., Singer W. (2001). Временное связывание и нейронные корреляты сенсорного осознания. Тенденции Cogn. науч. 5 16–25. 10.1016/С1364-6613(00)01568-0 [PubMed] [CrossRef] [Академия Google]
  • Фингелькурц А. А., Фингелькурц А. А., Каллио С., Ревонсуо А. (2007). Функциональная связь коры головного мозга как нейрофизиологический коррелят гипноза: тематическое исследование ЭЭГ. Нейропсихология 45 1452–1462 гг. 10.1016/ж.нейропсихология.2006.11.018 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Фингелькурц А. А., Фингелькурц А. А., Каллио-Тамминен Т. (2016). Длительное обучение медитации вызывало изменения в операционной синхронности сетевых модулей режима по умолчанию в состоянии покоя. Познан. Процесс. 17 27–37. 10.1007/с10339-015-0743-4 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Fort E., Eddi A., Boudaoud A., Moukhtar J., Couder Y. (2010). Индуцированное памятью пути квантование классических орбит. Проц. Натл. акад. науч. США 107 17515–17520. 10.1073/pnas.1007386107 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Fox MD, Snyder A.Z., Vincent JL, Corbetta M., Van Essen D.C., Raichle ME (2005). Человеческий мозг внутренне организован в виде динамических, антикоррелированных функциональных сетей. Проц. Натл. акад. науч. США 102 9673–9678. 10.1073/пнас.0504136102 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Fraiman D., Chialvo D. R. (2012). Что за шум мозговой шум: аномальное масштабирование колебаний активности мозга в состоянии покоя. Фронт. Физиол. 3:307. 10.3389/ффиз.2012.00307 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Fransson P. (2005). Спонтанные низкочастотные колебания BOLD-сигнала: фМРТ-исследование гипотезы о режиме работы мозга по умолчанию в состоянии покоя. Гул. Карта мозга. 26 15–29. 10.1002/хбм.20113 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Freeman WJ (1991). Физиология восприятия. наук. Являюсь. 264 78–85. [PubMed] [Google Scholar]
  • Freeman WJ (2004). Происхождение, структура и роль фоновой активности ЭЭГ. Часть 1. Аналитическая амплитуда. клин. Нейрофизиол. 115 2077–2088 гг. 10.1016/j.clinph.2004.02.029 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Freeman WJ (2005). Происхождение, структура и роль фоновой активности ЭЭГ. Часть 3. Классификация нейронных фреймов. клин. Нейрофизиол. 116 1118–1129 гг. 10.1016/j.clinph.2004.12.023 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Freeman WJ (2007). Косвенные биологические показатели сознания из полевых исследований мозга как динамических систем. Нейронная сеть. 20 1021–1031. 10.1016/j.neunet.2007.09.004 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Freeman WJ (2009). Глубокий анализ восприятия через динамические структуры, возникающие в корковой активности из саморегулируемого шума. Познан. Нейродин. 3 105–116. 10.1007/s11571-009-9075-3 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Freeman WJ, Burke BC, Holmes MD (2003). Апериодическая переустановка фазы в скальповой ЭЭГ бета-гамма-осцилляций переходами состояний с частотой альфа-тета. Гул. Карта мозга. 19 248–272. 10.1002/хбм.10120 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Freeman WJ, Vitiello G. (2006). Нелинейная динамика мозга как макроскопическое проявление лежащей в основе динамики поля многих тел. Физ. Жизнь Рев. 3 93–118. 10.1016/j.plrev.2006.02.001 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Freeman WJ, Vitiello G. (2007). Диссипативная квантовая модель мозга и лабораторные наблюдения. Электр. Дж. Теор. физ. 4 1–18. 10.1142/9789812779953_0009 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Friese U., Köster M., Hassler U., Martens U., Trujillo-Barreto N.J., Gruber T. (2013). Успешное кодирование памяти связано с повышенной кросс-частотной связью между фронтальными тета- и задними гамма-колебаниями в ЭЭГ человека, записанной на скальпе. Нейроизображение 66 642–647. 10.1016/j.neuroimage. 2012.11.002 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Gaillard R., Dehaene S., Adam C., Clemenceau S., Hasboun D., Baulac M., et al. (2009). Сходящиеся внутричерепные маркеры сознательного доступа. PLoS Биол. 7:e1000061. 10.1371/journal.pbio.1000061 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Грейциус М. Д., Краснов Б., Рейсс А. Л., Менон В. (2003). Функциональная связь в мозге в состоянии покоя: сетевой анализ гипотезы режима по умолчанию. Проц. Натл. акад. науч. США 100 253–258. 10.1073/пнас.0135058100 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Гуснард Д. А., Акбудак Э., Шульман Г. Л., Райхле М. Э. (2001). Медиальная префронтальная кора и самореферентная умственная деятельность: отношение к режиму работы мозга по умолчанию. Проц. Натл. акад. науч. США 98 4259–4264. 10.1073/пнас.071043098 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Hepp K., Lieb E.H. (1973). О сверхизлучательном фазовом переходе молекул в квантованном поле излучения: мазерная модель Дикке. Энн. физ. 76 360–404. 10.1016/0003-4916(73)

    -0 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Horner A.J., Bisby J.A., Bush D., Lin W., Burgess N. (2015). Доказательства целостного эпизодического воспоминания через завершение паттерна гиппокампа. Нац. коммун. 6:7462. 10.1038/ncomms8462 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Hübener M., Bonhoeffer T. (2010). Поиск инграмм. Нейрон 67 363–371. 10.1016/j.neuron.2010.06.033 [PubMed] [CrossRef] [Академия Google]
  • Huijbers W., Pennartz C.M.A., Cabeza R., Daselaar S.M. (2011). Гиппокамп связан с сетью по умолчанию во время извлечения памяти, но не во время кодирования памяти. PLoS Один 6:e17463. 10.1371/journal.pone.0017463 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Джеймисон Г. А., Берджесс А. П. (2014). За гипнотической индукцией следуют состояния, подобные изменениям в организации функциональной связности ЭЭГ в тета- и бета-диапазонах частот у высокогипнотически восприимчивых людей. Фронт. Гум. Неврологи. 8:528. 10.3389/fnhum.2014.00528 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Jann K., Dierks T., Boesch C., Kottlow M., Strik W., Koenig T. (2009). ЖИРНЫМ шрифтом коррелирует альфа-фазовая блокировка ЭЭГ и сеть режима по умолчанию фМРТ. Нейроимидж 45 903–916. 10.1016/j.neuroimage.2009.01.001 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Дженсен О., Гельфанд Дж., Куниос Дж., Лисман Дж. Э. (2002). Колебания в альфа-диапазоне (9–12 Гц) увеличиваются при нагрузке на память во время удержания в задаче на кратковременную память. Церебр. Кортекс 12 877–882. 10.1093/cercor/12.8.877 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Дженсен О., Кайзер Дж., Лашо Дж. (2007). Гамма-частотные колебания человека, связанные с вниманием и памятью. Trends Neurosci. 30 317–324. 10.1016/ж.тинс.2007.05.001 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Джерби К., Видал Дж. Р., Оссандон Т., Далал С. С., Юнг Дж. , Хоффманн Д. и др. (2010). Изучение электрофизиологических коррелятов сети режима по умолчанию с внутримозговой ЭЭГ. Фронт. Сист. Неврологи. 4:27. 10.3389/fnsys.2010.00027 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Kallio S., Revonsuo A. (2003). Гипнотические феномены и измененные состояния сознания: многоуровневые рамки описания и объяснения. Контемп. Гипн. 20 111–164. 10.1002/ch.273 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Keppler J. (2012). Концептуальная основа сознания, основанная на глубоком понимании материи. Филос. Исследование 2 689–703. 10.17265/2159-5313/2012.10.001 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Keppler J. (2013). Новый взгляд на функционирование мозга и механизмы, лежащие в основе сознательных процессов. Фронт. Психол. 4:242. 10.3389/fpsyg.2013.00242 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Keppler J. (2016). Об универсальном механизме, лежащем в основе сознательных систем, и основах теории сознания. Открыть Дж. Филос. 6 346–367. 10.4236/ojpp.2016.64034 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Кепплер Дж. (2018a). Пролить свет на фундаментальный механизм, лежащий в основе гипнотической анальгезии. Энн. Паллиат. Мед. 7 170–176. 10.21037/апм.2017.04.03 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Keppler J. (2018b). Роль мозга в сознательных процессах: новый взгляд на нейронные корреляты сознания. Фронт. Психол. 9:1346. 10.3389/fpsyg.2018.01346 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Khader P., Jost K., Ranganath C., Rösler F. (2010). Тета- и альфа-колебания во время поддержания рабочей памяти предсказывают успешное кодирование долговременной памяти. Неврологи. лат. 468 339–343. 10.1016/j.neulet.2009.11.028 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Климеш В. (1999). Альфа- и тета-колебания ЭЭГ отражают когнитивные функции и память: обзор и анализ. Мозг Res. Ред. 29 169–195. 10.1016/С0165-0173(98)00056-3 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Климеш В., Доппельмайр М., Рассеггер Х., Пахингер Т. (1996). Мощность тета-диапазона в ЭЭГ кожи головы человека и кодирование новой информации. Нейроотчет 7 1235–1240 гг. 10.1097/00001756-199605170-00002 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Князев Г. Г. (2013). ЭЭГ коррелирует самореферентной обработки. Фронт. Гум. Неврологи. 7:264. 10.3389/fnhum.2013.00264 [PMC free article] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Князев Г.Г., Савостьянов А.Н., Бочаров А.В., Дорошева Е.А., Таможников С.С., Сапригин А.Е. (2015). Осцилляторные корреляты автобиографической памяти. Междунар. Дж. Психофизиол. 95 322–332. 10.1016/j.ijpsycho.2014.12.006 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Князев Г. Г., Слободской-Плюснин Ю. Ю., Бочаров А. В., Пылкова Л. В. (2011). Сеть режима по умолчанию и альфа-колебания ЭЭГ: анализ независимых компонентов. Мозг Res. 1402 67–79. 10.1016/j.brainres.2011.05.052 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Кобаяси М., Такэда М., Сато Т., Ямадзаки Ю., Канеко К., Ито К. и др. (1999). Визуализация in vivo спонтанной эмиссии ультраслабых фотонов из мозга крысы коррелирует с церебральным энергетическим метаболизмом и окислительным стрессом. Неврологи. Рез. 34 103–113. 10.1016/s0168-0102(99)00040-1 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Kohonen T. (1982). Самоорганизованное формирование топологически правильных карт признаков. биол. киберн. 43 59–69. 10.1007/BF00337288 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Lashley KS (1950). В поисках инграммы. Симп. соц. Эксп. биол. 4 454–482. [Google Scholar]
  • Lega B.C., Jacobs J., Kahana M.J. (2012). Тета-колебания гиппокампа человека и формирование эпизодических воспоминаний. Гиппокамп 22 748–761. 10.1002/гипо.20937 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Леманн Д., Одзаки Х., Пал И. (1987). Серия альфа-карт ЭЭГ: микросостояния мозга с помощью пространственно-ориентированной адаптивной сегментации. Электроэнцефалогр. клин. Нейрофизиол. 67 271–288. 10.1016/0013-4694(87)-3 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Леманн Д., Стрик В. К., Хенггелер Б., Кениг Т., Куккоу М. (1998). Электрические микросостояния мозга и мгновенные состояния сознания как строительные блоки спонтанного мышления: I. Зрительные образы и абстрактные мысли. Междунар. Дж. Психофизиол. 29 1–11. 10.1016/s0167-8760(97)00098-6 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Левин Дж. (1983). Материализм и квалиа: пробел в объяснении. Упак. Филос. Вопрос 64 354–361. 10.1111/j.1468-0114.1983.tb00207.x [CrossRef] [Google Scholar]
  • Ллойд С. (2011). Квантовая когерентность в биологических системах. J. Phys. конф. сер. 312:012037 10.1088/1742-6596/302/1/012037 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Lynch MA (2004). Долговременная потенциация и память. Физиол. Ред. 84 87–136. 10.1152/физрев.00014.2003 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Мантини Д. , Перруччи М. Г., Дель Гратта Д., Романи Г. Л., Корбетта М. (2007). Электрофизиологические признаки сетей состояния покоя в мозге человека. Проц. Натл. акад. науч. США 104 13170–13175. 10.1073/пнас.0700668104 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Marshall T. W. (1963). Случайная электродинамика. Проц. Р. Соц. Лондон сер. АМат. физ. науч. 276 475–491. 10.1098/rspa.1963.0220 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Marshall T. W. (1965). Статистическая электродинамика. Матем. проц. Камб. Филос. соц. 61 537–546. 10.1017/S0305004100004114 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Мейсон М. Ф., Нортон М. И., Ван Хорн Дж. Д., Вегнер Д. М., Графтон С. Т., Макрэ К. Н. (2007). Блуждающие умы: сеть по умолчанию и независимая от стимулов мысль. Наука 315 393–395. 10.1126/наука.1131295 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Меллони Л., Молина К., Пенья М., Торрес Д., Сингер В., Родригес Э. (2007). Синхронизация нейронной активности в областях коры коррелирует с сознательным восприятием. J. Neurosci. 27 2858–2865. 10.1523/JNEUROSCI.4623-06.2007 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Miltner WHR, Weiss T. (2007). «Корковые механизмы гипнотического контроля боли», в гипнозе и состояниях сознания: перспектива когнитивной неврологии , изд. Джеймисон Г. А. (Оксфорд: издательство Оксфордского университета;), 51–66. [Академия Google]
  • Muthukumaraswamy S.D., Carhart-Harris R.L., Moran R.J., Brookes M.J., Williams T.M., Errtizoe D., et al. (2013). Широкополосная корковая десинхронизация лежит в основе психоделического состояния человека. J. Neurosci. 33 15171–15183. 10.1523/JNEUROSCI.2063-13.2013 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Nyhus E., Curran T. (2010). Функциональная роль гамма- и тета-осцилляций в эпизодической памяти. Неврологи. Биоповедение. Ред. 34 1023–1035. 10.1016/ж.неубиорев.2009.12.014 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Palhano-Fontes F., Andrade K.C., Tofoli L.F., Santos A.C., Crippa J.A., Hallak J.E., et al. (2015). Психоделическое состояние, вызванное аяхуаской, модулирует активность и связь сети режима по умолчанию. PLoS Один 10:e0118143. 10.1371/журнал.поне.0118143 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Панда Р., Бхарат Р. Д., Упадхьяй Н., Мангалор С., Ченну С., Рао С. Л. (2016). Временная динамика сети режима по умолчанию характеризует изменения сознания, вызванные медитацией. Фронт. Гум. Неврологи. 10:372. 10.3389/fnhum.2016.00372 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Persuh M., LaRock E., Berger J. (2018). Рабочая память и сознание: текущее состояние игры. Фронт. Гум. Неврологи. 12:78. 10.3389/fnhum.2018.00078 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Peters G. J., David CN, Marcus MD, Smith DM (2013). Медиальная префронтальная кора имеет решающее значение для восстановления памяти и устранения помех. Учиться. Мем. 20 201–209. 10.1101/лм.029249.112 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Philippi C.L., Tranel D., Duff MC, Rudrauf D. (2015). Повреждение сети режима по умолчанию нарушает автобиографическое извлечение памяти. Соц. Познан. Оказывать воздействие. Неврологи. 10 318–326. 10.1093/скан/nsu070 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Poo M., Pignatelli M., Ryan T.J., Tonegawa S., Bonhoeffer T., Martin K.C., et al. (2016). Что такое память? Текущее состояние инграммы. БМС биол. 14:40. 10.1186/с12915-016-0261-6 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Popp FA (2003). «Биофотоны — предпосылки, экспериментальные результаты, теоретический подход и приложения», в Интегративная биофизика , ред. Попп Ф. А. , Белоусов Л. (Дордрехт: Springer;), 387–438. 10.1007/978-94-017-0373-4_12 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Попп Ф. А., Гу К., Ли К. Х. (1994). Эмиссия биофотонов: экспериментальные предпосылки и теоретические подходы. Мод. физ. лат. Б 8 1269–1296 гг. 10.1142/s0217984994001266 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Препарата Г. (1995). КЭД Когерентность в материи. Сингапур: World Scientific Publishing; 10.1142/2738 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Raichle M.E., MacLeod A.M., Snyder A.Z., Powers WJ, Gusnard D.A., Shulman G.L. (2001). Режим работы мозга по умолчанию. Проц. Натл. акад. науч. США 98 676–682. 10.1073/пнас.98.2.676 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Родригес Э., Джордж Н., Лашо Дж. П., Мартини Дж., Рено Б., Варела Ф. Дж. (1999). Тень восприятия: синхронизация активности человеческого мозга на большом расстоянии. Природа 397 430–433. 10.1038/17120 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Шеринга Р. , Бастиансен М.К.М., Петерссон К.М., Остенвельд Р., Норрис Д.Г., Хагурт П. (2008). Фронтальная тета-активность ЭЭГ отрицательно коррелирует с сетью режима по умолчанию в состоянии покоя. Междунар. Дж. Психофизиол. 67 242–251. 10.1016/j.ijpsycho.2007.05.017 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Седерберг П. Б., Кахана М. Дж., Ховард М. В., Доннер Э. Дж., Мэдсен Дж. Р. (2003). Тета- и гамма-колебания во время кодирования предсказывают последующее воспроизведение. J. Neurosci. 23 10809–10814. 10.1523/JNEUROSCI.23-34-10809.2003 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Sederberg P.B., Schulze-Bonhage A., Madsen J.R., Bromfield E.B., McCarthy D.C., Brandt A., et al. (2007). Гамма-колебания гиппокампа и неокортекса предсказывают формирование памяти у человека. Церебр. Кортекс 17 1190–1196 гг. 10.1093/cercor/bhl030 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Sestieri C., Corbetta M., Romani G.L., Shulman G.L. (2011). Эпизодическое извлечение памяти, теменная кора и сеть режима по умолчанию: функциональный и топографический анализ. J. Neurosci. 31 4407–4420. 10.1523/JNEUROSCI.3335-10.2011 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Shani I., Keppler J. (2018). За пределами комбинации: как космическое сознание обосновывает обычный опыт. Дж. Ам. Филос. доц. 4 390–410. 10.1017/apa.2018.30 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Сингер В. (2015). «Постоянный поиск нейронного коррелята сознания», в Open MIND , ред. Метцингер Т., Виндт Дж. М. (Франкфурт-на-Майне: MIND Group; ). 10.15502/9783958570344 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Smigielski L., Scheidegger M., Kometer M., Vollenweider F. X. (2019). Тренировка осознанности с помощью псилоцибина модулирует самосознание и сетевое подключение мозга в режиме по умолчанию с длительными эффектами. Нейроизображение 196 207–215. 10.1016/j.neuroimage.2019.04.009 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Сото Д. , Мянтюля Т., Сильванто Дж. (2011). Рабочая память без сознания. Курс. биол. 21 Р912–Р913. 10.1016/j.cub.2011.09.049 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Spreng RN, Grady CL (2010). Паттерны мозговой активности, поддерживающие автобиографическую память, исследование и теорию разума, и их связь с сетью режима по умолчанию. Дж. Когн. Неврологи. 22 1112–1123 гг. 10.1162/июнь 2009.21282 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Stein T., Kaiser D., Hesselmann G. (2016). Может ли рабочая память быть бессознательной? Неврологи. Сознательный. 2016:niv011. 10.1093/nc/niv011 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Tagliazucchi E., Balenzuela P., Fraiman D., Chialvo D. R. (2012). Критичность в крупномасштабной динамике фМРТ головного мозга, раскрытая новым точечным анализом процесса. Фронт. Физиол. 3:15. 10.3389/fphys.2012.00015 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Trübutschek D. , Marti S., Ojeda A., King J.R., Mi Y., Tsodyks M., et al. (2017). Теория рабочей памяти без сознания или постоянной активности. электронная жизнь 6:e23871. 10.7554/eLife.23871 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Tulving E. (1985). Память и сознание. Кан. Психол. 26 1–12. 10.1037/h0080017 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Уддин Л. К., Келли А. М., Бисвал Б. Б., Кастелланос Ф. X., Милхэм М. П. (2009 г.). Функциональная связность сетевых компонентов режима по умолчанию: корреляция, антикорреляция и причинность. Гул. Карта мозга. 30 625–637. 10.1002/хбм.20531 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Van de Ville D., Britz J., Michel C.M. (2010). Последовательности микросостояний ЭЭГ у здоровых людей в состоянии покоя демонстрируют динамику без масштабов. Проц. Натл. акад. науч. США 107 18179–18184. 10.1073/пнас.1007841107 [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Ван Вейк Э. П.А., Акерман Дж., Ван Вейк Р. (2005). Влияние медитации на излучение ультраслабых фотонов руками и лбом. Форш. Дополнение. Класс. Naturheilkd. 12 107–112. 10.1159/000084028 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Van Wijk R., Van Wijk EPA (2005). Введение в эмиссию биофотонов человека. Форш. Дополнение. Класс. Naturheilkd. 12 77–83. 10.1159/000083763 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Ван Ю. К., Хиое Ф. Т. (1973). Фазовый переход в модели сверхизлучения Дике. Физ. Версия А 7 831–836. 10.1103/PhysRevA.7.831 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Weiss S., Rappelsberger P. (2000). Синхронизация ЭЭГ на большом расстоянии во время кодирования слов коррелирует с успешной работой памяти. Познан. Мозг Res. 9 299–312. 10.1016/С0926-6410(00)00011-2 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Веркле-Бергнер М., Мюллер В., Ли С., Линденбергер У. (2006). Кортикальные корреляты ЭЭГ успешного кодирования памяти: последствия для сравнения продолжительности жизни. Неврологи. Биоповедение. Ред. 30 839–854. 10.1016/ж.неубиорев.2006.06.009 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Зинн-Джастин Дж. (1996). Квантовая теория поля и критические явления. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета. [Google Scholar]

Статьи из Frontiers in Psychology предоставлены здесь с разрешения Frontiers Media SA


Где в мозгу хранятся воспоминания? — Квинслендский институт мозга

Воспоминания хранятся не только в одной части мозга. Различные типы хранятся в разных, взаимосвязанных областях мозга. Для явных воспоминаний — которые касаются событий, которые произошли с вами (эпизодические), а также общих фактов и информации (семантических) — существуют три важные области мозга: гиппокамп, неокортекс и миндалевидное тело. Имплицитные воспоминания , такие как моторные воспоминания, зависят от базальных ганглиев и мозжечка. Кратковременная рабочая память больше всего зависит от префронтальной коры.

Части мозга, участвующие в памяти (Иллюстрация Левента Эфе)

Эксплицитная память

В экспрессивной памяти участвуют три области мозга: гиппокамп, новая кора и миндалевидное тело.

Гиппокамп

В гиппокампе, расположенном в височной доле мозга, формируются и индексируются эпизодические воспоминания для последующего доступа. Эпизодические воспоминания — это автобиографические воспоминания о конкретных событиях нашей жизни, например о кофе, который мы пили с другом на прошлой неделе.

Откуда мы это знаем? В 1953 году пациенту по имени Генри Молисон хирургическим путем удалили гиппокамп во время операции в США по лечению эпилепсии. Его эпилепсия была вылечена, и Молезон прожил еще 55 здоровых лет. Однако после операции он смог сформировать только эпизодические воспоминания, которые длились считанные минуты; он был совершенно неспособен постоянно хранить новую информацию. В результате память Молисона в основном ограничивалась событиями, произошедшими за годы до операции, в далеком прошлом. Однако он все еще мог улучшать свои результаты при выполнении различных двигательных задач, хотя он не помнил, чтобы когда-либо сталкивался с ними или практиковал их. Это указывало на то, что, хотя гиппокамп имеет решающее значение для запоминания воспоминаний, он не является местом постоянного хранения памяти и не нужен для моторных воспоминаний.

Исследование Генри Молисона было революционным, потому что оно показало, что существует множество типов памяти. Теперь мы знаем, что неявное моторное обучение происходит не в гиппокампе, а в других областях мозга — базальных ганглиях и мозжечке.

Неокортекс

Неокортекс — самая крупная часть коры головного мозга, слой нервной ткани, образующий внешнюю поверхность мозга, отличающийся у высших млекопитающих своим морщинистым внешним видом. У людей неокортекс участвует в более высоких функциях, таких как сенсорное восприятие, генерация двигательных команд, пространственное мышление и язык. Со временем информация из определенных воспоминаний, которые временно хранятся в гиппокампе, может быть передана в неокортекс как общие знания — например, знание того, что кофе дает тонизирующее действие. Исследователи считают, что этот переход от гиппокампа к неокортексу происходит во время сна.

Миндалевидное тело

Миндалевидное тело, миндалевидная структура в височной доле мозга, придает эмоциональное значение воспоминаниям. Это особенно важно, потому что сильные эмоциональные воспоминания (например, связанные со стыдом, радостью, любовью или горем) трудно забыть. Постоянство этих воспоминаний предполагает, что взаимодействие между миндалевидным телом, гиппокампом и неокортексом имеет решающее значение для определения «стабильности» памяти, то есть того, насколько эффективно она сохраняется с течением времени.

Есть еще один аспект участия миндалевидного тела в памяти. Миндалевидное тело не просто изменяет силу и эмоциональное содержание воспоминаний; он также играет ключевую роль в формировании новых воспоминаний, конкретно связанных со страхом. Страшные воспоминания могут формироваться уже после нескольких повторений. Это делает «обучение страхом» популярным способом исследования механизмов формирования, консолидации и припоминания памяти. Понимание того, как миндалевидное тело обрабатывает страх, важно из-за его связи с посттравматическим стрессовым расстройством (ПТСР), от которого страдают многие наши ветераны, а также полицейские, парамедики и другие лица, пережившие травму. Тревога в учебных ситуациях также, вероятно, связана с миндалевидным телом и может привести к избеганию особенно сложных или стрессовых задач.

Исследователи QBI, в том числе профессор Панкадж Сах и доктор Тимоти Бреди, считают, что понимание того, как воспоминания о страхе формируются в миндалевидном теле, может помочь в лечении таких состояний, как посттравматическое стрессовое расстройство.

Имплицитная память

В имплицитной памяти участвуют две области мозга: базальные ганглии и мозжечок.

Базальные ганглии

Базальные ганглии — это структуры, лежащие глубоко в мозгу и участвующие в широком спектре процессов, таких как эмоции, обработка вознаграждения, формирование привычек, движение и обучение. Они особенно вовлечены в координацию последовательностей двигательной активности, что необходимо при игре на музыкальном инструменте, танцах или игре в баскетбол. Базальные ганглии — это области, наиболее пораженные болезнью Паркинсона. Это проявляется в нарушении движений у пациентов с болезнью Паркинсона.

Мозжечок

Мозжечок, отдельная структура, расположенная в задней части основания мозга, играет наиболее важную роль в управлении мелкой моторикой, которая позволяет нам пользоваться палочками для еды или чуть мягче нажимать клавиши пианино. Хорошо изученным примером двигательного обучения мозжечка является вестибуло-окулярный рефлекс, который позволяет нам удерживать взгляд на определенном месте, когда мы поворачиваем голову.

Рабочая память

Префронтальная кора

Префронтальная кора (ПФК) — это часть неокортекса, расположенная в самой передней части мозга. Это самое последнее дополнение к мозгу млекопитающих, и оно участвует во многих сложных когнитивных функциях. Исследования нейровизуализации человека с использованием аппаратов магнитно-резонансной томографии (МРТ) показывают, что, когда люди выполняют задачи, требующие хранения информации в их кратковременной памяти, например определение местоположения вспышки света, префронтальная кора становится активной. Также, по-видимому, существует функциональное разделение между левой и правой сторонами префронтальной коры: левая более активна в вербальной рабочей памяти, а правая более активна в пространственной рабочей памяти, например, в запоминании того, где произошла вспышка света.

 

От сознания к бессознательному и обратно – Ассоциация психологических наук – APS

Вы когда-нибудь ехали по оживленным улицам, слушая радио, и вдруг осознавали, что не помните, как проехали предыдущие 14 кварталов? Все повороты, которые вы совершали, резкие остановки, дорожный полицейский были поглощены какой-то частью вашего мозга, отдельной от вашего сознания.

Вы когда-нибудь видели знакомое лицо, но не могли вспомнить, кто это и откуда. Эти переживания иллюстрируют, как наши воспоминания, переживания и даже самоощущение просачиваются из сознания в бессознательное и обратно.

Во время специального тематического симпозиума «Память и сознание» на 18-м ежегодном съезде APS ученые-психологи Джанет Меткалф (председатель), Джейсон Хикс, Супарна Раджарам, Джон Барг и Эллиот Хиршман обсудили удивительные открытия, связанные с этими приливами и отливами. между сознательным и бессознательным.

Долгое время считалось, что только люди могут иметь сознательную саморефлексию. Но недавнее исследование с макаками предоставляет некоторые из первых доказательств того, что нечеловеческие приматы также могут быть способны к саморефлексивному поведению.

Джанет Меткалф из Колумбийского университета описала недавнюю работу Лизы Сон и Нэта Корнелла в лаборатории Герберта Терраса, где макаки были обучены делать «ставки» на то, насколько хорошо они могут запомнить изображение. Это требовало от обезьян оценки уровня их собственных знаний — по сути, насколько они были уверены в ставках, которые экспериментаторы просили их сделать. Это размышление о собственном мышлении, или метапознание, считается одной из самых сложных способностей человеческого мышления. Но Меткалф описал двух макак, Эббингауза и Лэшли, которые, по сути, вели себя метакогнитивно — или саморефлексивно.

Тем не менее, Меткалф быстро предостерегает: это может не быть истинным саморефлексией человеческого разнообразия. «Здесь нет никакого «я», — сказала она, — это одна система смотрит на другую систему». Но она говорит, что это исследование дает поразительный ключ к разгадке эволюции саморефлексии у людей — метапознание у обезьян является предшественником саморефлексии человека.

Вдохновленная изучением суждения о знании, она недавно начала исследование суждения, которое включает в себя наблюдение за собой — суждение о том, насколько человек (я) контролирует себя, или «метапознание действия». Вопрос в том, в какой степени человек чувствует, что контролирует ситуацию? Это специальное метакогнитивное решение делает прямую ссылку на себя. Из первых результатов она и ее коллеги сообщили, что люди обладают острым чувством знания, когда они контролируют свои физические действия.

«Мы запускаем наши мысленные ожидания одновременно с тем, что на самом деле делает наше тело, — сказала она, — и если нет диссоциации, мы чувствуем себя прекрасно».

Профессиональный игрок в гольф Джек Никлаус сказал, что он мысленно представляет себе каждую деталь удара, прежде чем сделать его. Меткалф доводит эту идею до микроуровня. Она надеется показать, что неуловимое понятие сознательного самопознания — чувство свободы воли — заключается в нашей способности распознавать соответствие между воображаемым и реальным физическим движением.

В то время как чувство свободы действий у испытуемых Меткалфа кажется довольно сильным, чувство воспоминания может быть довольно неоднозначным для большинства людей, согласно исследованию, проведенному Джейсоном Хиксом из Университета штата Луизиана. Когда мы говорим, что «помним» ситуацию, у нас обычно есть ощущение контекста для нее, но когда мы говорим, что «знаем» что-то, мы обычно не помним, откуда взялось это воспоминание. Например, есть разница между «Я помню, как вчера вечером встретил Алексу за ужином» и «Я знаю, что Галифакс — столица Новой Шотландии».

Измерение разницы между ощущениями воспоминания и знания называется парадигмой «помнить-знать», и с тех пор, как Эндель Тулвинг ввел ее в 1985 году, она стала способом измерения различных состояний сознания в нашей памяти.

Хикс указал на загадочные выводы недавнего исследования с использованием парадигмы «помнить-знать». Почти во всех тестах памяти, использующих эту парадигму, есть «ложные тревоги» — случаи, когда испытуемые испытывают специфическое чувство припоминания слов, которые они никогда не изучали во время теста. Но эти «запоминающие» ложные тревоги неожиданно увеличиваются в течение недели после изучения списка слов.

В недавнем исследовании Хикс и его коллеги Ричард Л. Марш и Габриэль И. Кук спрашивали испытуемых, «помнят ли они» определенный предмет, но также хотели, чтобы они объяснили, почему они «помнят» этот предмет. Этот конкретный определитель привел к тому, что испытуемые сказали, что они помнят меньше предметов.

«Эти результаты показывают, что критерии людей в отношении того, что представляет собой «запоминание», могут меняться, — сказал Хикс, — но то, как и почему они меняются, остается открытым вопросом исследования».

Даже при податливости «воспоминания» долгое время считалось, что существует четкая линия, отделяющая процесс эксплицитной памяти — когда у нас есть активное сознательное намерение вспомнить — от процесса имплицитной памяти, где сознательного намерения не существует.

Но Супарна Раджарам из Университета Стоуни-Брук сообщил о двух направлениях работы, демонстрирующих необычное совпадение механизмов эксплицитной и имплицитной памяти.

В сотрудничестве со Стефани Трэверс и Кавитой Шринивас Раджарам обнаружил, что кратковременный когнитивный конфликт, когда человек должен игнорировать что-то существенное в пользу чего-то менее значимого — например, сообщать цвет, которым написано слово, а не сообщать слово сами по себе — могут создавать долгосрочные нарушения значимой информации как в явной, так и в имплицитной памяти. Эти вредные эффекты избирательного внимания удивительны, потому что разделение внимания между различными потоками информации обычно не ухудшает имплицитную память.

Обычно мы лучше запоминаем необычные вещи. Если бы мы увидели орангутанга, идущего по Пятой авеню, мы бы наверняка его запомнили. Это называется «эффектом своеобразия», и считается, что он требует явной памяти — сознательного сравнения необычного с обычным. Но Раджарам сказал, что эффект различения может проявляться и в нашей имплицитной памяти.

Она обнаружила, что если испытуемые встречали необычное слово в списке общеупотребительных слов, они быстрее определяли это же необычное слово позже, в имплицитных тестах. Этот результат означает, что необычное может «задействовать» нашу бессознательную систему памяти. По словам Раджарама, используя сравнительный процесс для определения слова как необычного, человек активировал слово в своей имплицитной памяти.

«Нелогично, что эффект, вызванный сознательной реконструкцией, проявляется в имплицитной памяти, — сказал Раджарам. «Но это может произойти, если неявная память также требует оценочной обработки — механизма, который обычно связан с явной памятью».

Тип прайминга, который происходит в имплицитной памяти, может быть расширен до макроуровня социальной психологии, где как обычные, так и необычные черты нашего внешнего окружения могут резко влиять на поведение человека без его осознания.

«Практически все можно загрунтовать, — сказал Джон Барг из Йельского университета. Упомяните слово «библиотека», и люди, как правило, будут говорить тише. Положите фотографию любимого человека на свой стол, и вы начнете вести себя так, как будто он физически находится рядом с вами. Носите портфель, и люди могут конкурировать с вами.

«Мы столкнулись со смущением богатства со всеми этими последствиями», — сказал Барг. «Наша задача сейчас — попытаться разобраться в них».

Барг сравнил прайминг с «гипноидальным состоянием», в котором отношения, объекты или даже слова могут создавать бессознательные импульсы, которые затем управляют нашей мотивацией.

В ходе одного исследования Барг и Грейнн Фитцсиммонс обнаружили, что, когда испытуемых просили подумать о деталях своих матерей, они превосходили других в определенных задачах. Конечно, это произошло только с теми участниками, которые ранее сообщали о своей цели «заставить мою маму гордиться».

В исследованиях, описанных Баргом, он отметил, что праймированное поведение поразительно похоже на сознательно направляемое поведение. Так возможно ли, что бессознательно направленное поведение использует тот же психический процесс, что и сознательно целенаправленное поведение?

Барг говорит да. Он указал на синдром Лермитта, при котором повреждение области мозга может оставить пациентов во власти прайминга. Барг сказал, что работа Жака Жана Лермитта в 1920-х годах с участием пациентов, перенесших инсульт, наряду с более поздними исследованиями в области когнитивной нейробиологии показывает, что в рабочей памяти текущая цель хранится отдельно от процедуры или «программы», которую человек в настоящее время выполняет для достижения этой цели. задача. Таким образом, человек может иметь цель, поставленную внешней средой, а затем действовать для достижения этой цели, не зная и не осознавая, каков был этот конечный результат — это то, что Барг и его коллеги неоднократно обнаруживают в своих исследованиях. .

Эллиот Хиршман, Университет Джорджа Вашингтона, предлагает возможное решение: использование бензодиазепина мидазолама в качестве дополнительного инструмента для изучения бессознательных систем памяти. Мидазолам — это препарат, который оказывает тормозящее действие на сознательную память или, другими словами, вызывает временную амнезию. Исследователи могут ввести препарат перед фазой исследования, после чего они ждут, пока амнезия не рассеется (около 70 минут), а затем проверяют тех же субъектов, чтобы увидеть, что они сохранили. (На сегодняшний день побочных эффектов мало, если они вообще есть, сказал Хиршман.)

«За последние четыре-пять лет мы протестировали сотни участников, — сказал Хиршман. «Он также широко используется в хирургических процедурах, когда хирург хочет, чтобы пациент мог говорить, но не помнил саму операцию».

Что больше всего поражает в этом препарате, так это его способность позволять испытуемым функционировать на протяжении всего учебного задания, но при этом стирать любые воспоминания об этом задании. Это похоже на пьяного человека, у которого позже происходит «затемнение» ночных событий. Только с мидазоламом человек когерентен во время фазы амнезии — настолько, что он часто неправильно предсказывает, что вспомнит все во время учебы. Позже, когда исследователь спрашивает о деталях периода исследования, некоторые испытуемые отвечают: «Какой период исследования?»

Понимание работы мозга человека без сознательной памяти

Наука —

Джон Тиммер —

Артур Тога, Калифорнийский университет, Лос-Анджелес

В 1992 году в возрасте 70 лет гражданин США перенес тяжелый случай вирусного энцефалита — отека мозга, вызванного инфекцией. После того, как он выздоровел два года спустя, по результатам теста IQ он показался совершенно средним (действительно, он набрал 103 балла). Но в остальном он был совершенно другим. Несколько десятилетий его прошлой жизни были полностью стерты из его памяти. Его единственные доступные воспоминания относятся к 30 годам, и с момента болезни до самой смерти он никогда не сформирует другое воспоминание, о котором он знал.

Но этот тяжелый случай того, что кажется полной амнезией, не означает, что у него не было памяти в обычном понимании. Пациента по имени Э. П. интенсивно изучали с использованием ряда тестов более десяти лет, и исследователи давали ему тесты в течение сотен сеансов. После его смерти его мозг был передан для дальнейшего изучения. Когда анализ мозга завершен, люди, изучавшие его, воспользовались возможностью опубликовать обзор всех его сложных проблем с памятью.

Помимо памяти, было всего несколько очевидных проблем с E.P. Большинство его чувств были нормальными, за исключением обоняния, которое было стерто (состояние, называемое аносмией). Его зрение было в полном порядке, но у него были две специфические проблемы с интерпретацией того, что он видел. Во-первых, это ограниченная способность различать лица, а во-вторых, трудности с определением того, представляет ли линейный рисунок объект, который физически невозможен (вспомните рисунки М. К. Эшера).

Рекламное объявление

Но основная проблема Е.П. опыт пришел в то, что мы, вероятно, назвали бы сознательной памятью, или то, что профессионалы называют декларативной памятью. Это предполагает, как следует из названий, способность осознавать то, что мы знаем, и констатировать это, будь то историческое событие или термин для малоизвестного объекта. Например, Е.П. переехал в Сан-Диего вскоре после болезни, но так и не смог сознательно вспомнить планировку своей квартиры или расположение Тихого океана, хотя он находился в двух милях от дома. И хотя он мог рассказывать истории о событиях своей юности, он часто повторялся при этом — в конце концов, он не мог вспомнить, какие части историй он уже рассказывал.

Но это не значит, что у него не было памяти. Мы храним краткосрочную информацию (например, цифры, которые носим с собой, когда занимаемся математикой) в месте, называемом рабочей памятью, и с рабочей памятью Э.П. все было в порядке. В некоторых испытаниях ему завязывали глаза и вели по дорожке длиной до 15 метров. Когда все закончилось, он смог успешно вспомнить свое исходное положение. Но подождите несколько минут, и весь тест стерся из его памяти. Когда его спрашивали, он говорил исследователям, что несколько минут назад «разговаривал».

Есть еще бессознательные воспоминания. Э.П. не утверждал бы, что ничего не знает о самих исследователях, но в ходе их сотен посещений он тепло приветствовал их. В конце концов он подходил к столу, где его проверяли, даже если его об этом не просили.

Эта способность формировать воспоминания, не осознавая их, распространялась на некоторые тесты. Э.П. ему неоднократно давали короткие фразы (например, «огонь согревает дом»), а затем просили заполнить пропуск, когда указанный пробел заменял третье слово. Со временем его производительность постепенно улучшалась. Но он никогда сознательно не осознавал, что знает ответ, и задержка, связанная с получением любого ответа, была одинаковой для этого и контрольных слов. На самом деле, он даже не мог вспомнить эту (или любую другую) задачу. Его производительность резко упала, когда правила были немного изменены.

Рекламное объявление

Более того, какой бы ни была эта форма памяти, она не подключается к системе, которая позволяет нам распознавать предметы, знакомые нам по известным нам вещам. Так что, если фраза была изменена на «огонь согревает», он не мог заполнить пробел. Эта неспособность распознавать знакомое распространяется и на множество других задач.

Посмертное исследование его мозга в значительной степени расширило то, что мы узнали с помощью МРТ. Височные доли, которые активно участвуют в долговременной памяти, были удалены как с левой, так и с правой стороны его мозга. Повреждение распространилось на другие близлежащие области, включая область, связанную с обонянием (что, вероятно, объясняет аносмию).

Однако самым поразительным повреждением была потеря миндалевидного тела. Миндалевидное тело связано с формированием памяти, но у него есть и другие роли, включая установление эмоциональных ассоциаций (включая воспоминания о страхе). Учитывая количество вещей, с которыми связана миндалевидное тело, я ожидал широкомасштабных последствий. Вместо этого все исследователи увидели сниженную способность распознавать эмоции на изображениях лиц. Возможно, исследователи не использовали более подходящие тесты для поиска дополнительных проблем, но Е.П. в противном случае кажется замечательно тщательно охарактеризованным. Это маловероятно.

В любом случае, исследование является хорошим напоминанием о том, что большая часть кажущейся сложности мозга возникает из-за взаимодействия многих систем, которые выполняют более мелкие, более специализированные задачи. Память представляет собой не единую, объединенную систему, а комбинацию множества функций, некоторые из которых мы никогда не осознаем. И изучить их — непростая задача, поскольку редко бывает, чтобы какая-либо из этих систем была удалена с такой точностью, которая, по-видимому, стерла большую часть прошлого Э. П. и продолжила стирать его настоящее.

PNAS , 2013. DOI: 10.1073/pnas.1306244110 (О DOI).

Сознание и память | Psychology Today

В книге Ответы на молитвы Трумэн Капоте комментирует очарование произведений Марселя Пруста: «Если что-то истинно, это не значит, что оно убедительно ни в жизни, ни в искусстве. Вспомните Пруста. Было бы Воспоминание кольцом, которое оно имеет, если бы он сделал его исторически буквальным, если бы он не менял местами полы, события и личности? Если бы он был абсолютно правдоподобным, это было бы менее правдоподобно». (1986, 49) Действительно, в жизни и в искусстве правдоподобие и точность должны быть уравновешены. Это особенно трудная проблема в отношении памяти. Когда дело доходит до того, как именно мы помним свое прошлое и что делает воспоминания проницательными и яркими, у Капоте была правильная идея.

Память обычно моделируется после восприятия. «Воспоминание» и «восприятие» считаются терминами успеха, потому что если кто-то помнит событие, значит, оно произошло; и если человек воспринимает объект, то объект точно представлен. Точно так же неправильное запоминание события похоже на иллюзорное восприятие — некоторая информация о восприятии присутствует, но она искажается. А еще есть галлюцинации, которые аналогичны полным конфабуляциям, потому что они представляют собой не просто искажения, а непринужденные умственные измышления в отсутствие раздражителей. Соответственно, неправильное запоминание и болтовня являются формами неправильного функционирования, причем последнее еще хуже. Эта аналогия между восприятием и памятью проста, но не может быть правильной по нескольким причинам.

Во-первых, научные данные показывают, что эта аналогия не может быть исчерпывающей. Воспоминания извлекаются из долговременной памяти не всегда одним и тем же способом и с одной и той же информацией. Скорее, существует конструктивный процесс, который объединяет их при поиске и хранении (Lane et al., 2015). Процедурные и имплицитные формы памяти очень точны и позволяют нам заниматься такими вещами, как игра в теннис или езда на велосипеде, но здоровые люди склонны систематически выдумывать подробности своей личной жизни. Фактически, здоровые пациенты систематически искажают эти личные воспоминания — значительно больше, чем пациенты с нарушениями памяти, такими как амнезия (Schacter et al., 19).96). В отличие от перцептивного случая, искажение памяти (по крайней мере, в отношении автобиографической памяти) не является патологическим или просто нарушением, но, скорее всего, полезно, поскольку целью системы памяти является не только сохранение информации о прошлых действиях и событиях, но и создание чувство прошлого проницательными способами.

Во-вторых, с теоретической точки зрения, если основной функцией автобиографической памяти является создание самосознательного нарратива, то отношения между автобиографическими воспоминаниями и другими воспоминаниями (эпизодическими и семантическими) нельзя рассматривать исключительно с точки зрения точности. Можно проиллюстрировать это положение Нельсона Гудмана (1981, 110-111) пример отличия отчета от повествования. Согласно Гудману, реорганизация набора событий (для наших целей — набора воспоминаний) в интересах точности может изменить повествование до такой критической точки, что оно станет экспозицией или отчетом. Интересно, что разница между отчетом и нарративом не зависит исключительно от точности или неточности информации. Ложное повествование может уступить место ложному сообщению и наоборот, и то же самое относится и к точному. Что важно для создания связной личной истории, так это значение набора воспоминаний. Нарратив — это гораздо больше, чем хронометрически организованные события, а автобиографическая память, по аналогии, — это гораздо больше, чем хронометрически организованные воспоминания.

Таким образом, существует компромисс между эпистемической ценностью следа памяти (точность информации, которая делает возможным знание о прошлом) и его нарративной ценностью (контекстная согласованность информации в исчерпывающий рассказ о себе и то, что лично вызывает этот рассказ). Не совсем ясно, как существующие модели памяти могут уравновешивать эти компромиссы, но ясно, что мозг должен обеспечивать баланс между просто точностью и просто повествованием. Здесь мы сосредоточимся на одном примере, который показывает, что сознательная автобиографическая память не может быть сведена к простому обращению к точным эпизодическим воспоминаниям (в соответствии со структурой CAD, которую мы обсуждали в предыдущем посте и в Montemayor and Haladjian, 2015).

Общеизвестно, что запахи и звуки вызывают сильные и яркие воспоминания. Когда эти воспоминания запускаются, их фундаментальное значение имеет живость и значимость того, что они вызывают у субъекта. Они могут быть точными, возникающими в тандеме с эпистемической информацией, но набор вызываемых воспоминаний красочно насыщает информацию, открывая спектр вариаций в переживаниях одной и той же памяти. Образно говоря, активация этих воспоминаний больше похожа на открытие двери в большую кладовую, чем на аккуратное извлечение конкретной информации о прошлом из папки в ящике стола. Эти воспоминания могут удивить и произвести глубокие эмоциональные и эстетические эффекты. Мы называем этот непроизвольный процесс богатого воспоминания, основанного на внешних сигналах, «прустовским наводнением» в честь открытий Марселя Пруста, касающихся памяти.

Вызывающая воспоминания сила аромата, который напоминает нам о событии или человеке, иллюстрирует Прустовское наводнение. Эмпирически было подтверждено, что запахи являются мощными сигналами для особенно вызывающих воспоминания и ярких автобиографических воспоминаний (например, см. Chu and Downes, 2000). В своей работе Пруст описал, как сигналы восприятия могут автоматически запускать воспоминания в том смысле, что их извлечение не требует контроля или сознательного руководства. Однако эти воспоминания производят мощные изменения в сознательном опыте. Если вызванное воспоминание очень приятное, с ним связан поток приятных переживаний — лицо любимого человека, окружение памятного события и другие сенсорные воспоминания.

Музыка оказывает аналогичное влияние на спонтанное извлечение ярких воспоминаний. Когда человек слушает песню, которую давно не слышал, может возникнуть опыт погружения в прошлое. Создается ощущение, будто воспоминания и связанные с ними чувства целого периода нашего далекого прошлого внезапно нахлынули на нас.0026 с нашим прошлым.

Память является важным компонентом сознательного опыта, наполняя его содержание подробностями о прошлом и личным смыслом. Сознание — это не просто перцептивная информация, временно сохраняемая в рабочей памяти, хотя она и занимает значительную часть сознательного опыта. Это набор систем, которые работают вместе, чтобы производить полезное, а иногда и не очень полезное содержание сознания. В следующем посте мы рассмотрим, как сознание и внимание работают в отношении других очень ярких переживаний: снов.

— Карлос Монтемайор и Гарри Халаджан

Ссылки

Капоте, Т. (1986). Ответы на молитвы: неоконченный роман . Хэмиш Гамильтон: Лондон.

Чу, С., и Даунс, Дж. Дж. (2000). Автобиографические воспоминания, вызванные запахом: Психологические исследования феноменов Пруста. Chemical Senses, 25 (1): 111–116.

Гудман, Н. (1981). «Закрученные сказки; или «История, этюд и симфония». В О повествовании , под редакцией WJT Mitchell, 99-115. University of Chicago Press: Чикаго, 1981.

Лейн, Р. Д., Райан, Л., Надель, Л., и Гринберг, Л. (2015). Реконсолидация памяти, эмоциональное возбуждение и процесс изменений в психотерапии: новые идеи науки о мозге. Науки о поведении и мозге, 38 , e1.

Монтемайор, К., и Халаджян, Х. Х. (2015). Сознание, внимание и сознательное внимание . Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Schacter, D.L., Verfaille, M. и Pradere, D. (1996). Нейропсихология иллюзий памяти: ложные воспоминания и узнавание у пациентов с амнезией. Журнал памяти и языка, 35, 319–334.

8.2 Части мозга, участвующие в памяти – Введение в психологию

Цели обучения

К концу этого раздела вы сможете:

  • Объяснять функции мозга, связанные с памятью
  • Распознать роль гиппокампа, миндалевидного тела и мозжечка

 

   Хранятся ли воспоминания только в одной части мозга или во многих разных частях мозга? Карл Лэшли начал исследовать эту проблему около 100 лет назад, делая повреждения в мозге животных, таких как крысы и обезьяны. Он искал доказательства инграммы: группы нейронов, которые служат «физическим представлением памяти» (Josselyn, 2010). Сначала Лешли (1950) обучал крыс находить дорогу в лабиринте. Затем он использовал доступные в то время инструменты — в данном случае паяльник — для создания повреждений в мозге крыс, особенно в коре головного мозга. Он сделал это, потому что пытался стереть инграмму или первоначальный след памяти крыс о лабиринте.

Лэшли не нашел следов инграммы, и крысы все еще могли найти дорогу в лабиринте, независимо от размера или местоположения повреждения. Основываясь на созданных им повреждениях и реакции животных, он сформулировал гипотезу эквипотенциальности: если часть одной области мозга, отвечающая за память, повреждена, другая часть той же области может взять на себя эту функцию памяти (Lashley, 1950). ). Хотя ранние работы Лэшли не подтверждали существование инграммы, современные психологи добиваются успехов в ее обнаружении.

Многие ученые считают, что памятью занимается весь мозг. Однако после исследования Лэшли другие ученые смогли более внимательно изучить мозг и память. Они утверждали, что память находится в определенных частях мозга, и определенные нейроны можно распознать по их участию в формировании воспоминаний. Основными частями мозга, связанными с памятью, являются миндалевидное тело, гиппокамп, мозжечок и префронтальная кора.

 

Рисунок 8.07.  Миндалевидное тело участвует в воспоминании о страхе и страхе. Гиппокамп связан с декларативной и эпизодической памятью, а также памятью узнавания. Мозжечок играет роль в обработке процедурных воспоминаний, таких как игра на пианино. Префронтальная кора, по-видимому, участвует в запоминании семантических задач.

 

Долговременная память представляет собой заключительную стадию модели обработки информации, где информативные знания хранятся постоянно (идея постоянства памяти будет обсуждаться в следующем разделе). Воспоминания, которые мы сознательно храним и к которым имеем доступ, известны как эксплицитная память (также известная как декларативная память) и кодируются гиппокампом, энторинальной корой и перигинальной корой, которые являются важными структурами в лимбическая система . Лимбическая система представляет собой набор структур мозга, расположенных по обеим сторонам таламуса, непосредственно под корой головного мозга, и важна для множества функций, включая эмоции, мотивацию, долговременную память и обоняние.

В категории явных воспоминаний e эпизодические воспоминания представляют время, место, связанные эмоции и другую контекстуальную информацию, которая составляет автобиографические события. Эти типы воспоминаний представляют собой последовательности переживаний и прошлых воспоминаний, которые позволяют человеку образно путешествовать во времени, чтобы заново пережить или вспомнить событие, которое произошло в определенное время и в определенном месте. Было продемонстрировано, что эпизодические воспоминания в значительной степени зависят от нейронных структур, которые были активированы во время процедуры, когда переживалось событие. Готфрид и его коллеги (2004) использовали фМРТ-сканеры для наблюдения за активностью мозга, когда участники пытались вспомнить изображения, которые они впервые увидели в присутствии определенного запаха. При воспроизведении изображений, которые участники просматривали вместе с сопутствующим запахом, области первичной обонятельной коры (приорформная кора) были более активны по сравнению с условиями без запахового спаривания (Gottfried, Smith, Rugg & Doland, 2004), что позволяет предположить, что воспоминания извлекаются путем повторной активации. области датчиков, которые были активны во время исходного события. Это указывает на то, что сенсорный ввод чрезвычайно важен для эпизодических воспоминаний, которые мы используем, чтобы попытаться воссоздать опыт того, что произошло.

Семантическая память представляет собой второй из трех основных типов эксплицитной памяти и относится к общим знаниям о мире, которыми мы обладаем и которые мы накопили на протяжении всей жизни. Эти факты о мире, идеи, смыслы и понятия смешиваются с нашими переживаниями из эпизодической памяти и подчеркиваются культурными различиями. В области когнитивной нейробиологии существует множество взглядов на участки мозга, где хранятся семантические воспоминания. Одна точка зрения предполагает, что семантические воспоминания хранятся в тех же нейронных структурах, которые помогают создавать эпизодические воспоминания. Области, такие как медиальные височные доли, гиппокамп и свод, которые кодируют информацию и создают связи с областями коры, откуда к ним можно получить доступ в более позднее время. Другое исследование показало, что гиппокамп и соседние структуры лимбической системы более важны для хранения и извлечения семантических воспоминаний, чем области, связанные с двигательной активностью или сенсорной обработкой, используемой во время кодирования (Vargha-Khadem et al., 19).97). Другие группы предположили, что семантические воспоминания извлекаются из областей лобной коры и сохраняются в областях височной доли (Hartley et al., 2014, Binder et al., 2009). В целом данные свидетельствуют о том, что многие области мозга связаны с хранением и извлечением явной памяти, а не с отдельными структурами.

Последняя основная группа памяти в категории эксплицитной памяти известна как Автобиографическая память . Эта система памяти состоит как из эпизодических, так и из семантических аспектов памяти и представляет собой набор воспоминаний, непосредственно связанных с личностью. Это может быть ваш внешний вид, ваш рост, конкретные значимые моменты в вашей жизни или общее представление о вашей самооценке. Конкретные места, где этот тип памяти хранится и к которым осуществляется доступ, особенно противоречивы из-за тесной связи между автобиографической информацией и сознательным опытом. Конвей и Плейделл-Пирс (2000) предложили модель, описывающую автобиографические воспоминания как преходящие ментальные композиции, хранящиеся в системе самопамяти, содержащей базу автобиографических знаний и текущие цели работающего «я». Согласно этому подходу, в системе самопамяти существуют процессы управления, которые модулируют способность ассоциировать информацию с базой знаний о себе путем постоянного редактирования сигналов, используемых для активации автобиографической памяти. Следовательно, на представления о себе и связанных с собой воспоминаниях может влиять контекст самовосприятия во время кодирования памяти. Современные исследования нейровизуализации показывают, что автобиографическая память распределена по многим сложным нейронным сетям, включая группы нейронов рекрутирования в медиальной и вентролатеральной префронтальной коре, а также в медиальной и латеральной височной коре, височно-теменном соединении, задней поясной коре и мозжечке. (Свобода, Э., Маккиннон, М.С., Левин, Б., 2006).

В отличие от описанных выше систем памяти, связанных с явным кодированием и процессами извлечения памяти, имплицитная память , как обсуждалось в предыдущем разделе, относится к воспоминаниям, которые приобретаются и вызываются бессознательно. Современные исследования предполагают, что мозжечок, базальные ганглии (группа подкорковых структур, связанных с произвольным моторным контролем, процедурным обучением и эмоциями, а также многими другими видами поведения), моторная кора и различные области коры головного мозга (Дхарани, 2014) связаны с хранением и извлечением имплицитной памяти.

АМИГДАЛА

    Миндалевидное тело является чрезвычайно важной структурой для создания и воспроизведения как явной, так и имплицитной памяти. Основная работа миндалевидного тела заключается в регулировании эмоций, таких как страх и агрессия. Миндалевидное тело играет роль в том, как хранятся воспоминания, поскольку на хранение информации влияют эмоции и стресс. Джоселин (2010) соединила нейтральный тон с ударом по ноге группе крыс, чтобы оценить страх крыс, связанный с обусловливанием звука. Это вызывало у крыс память о страхе. После обработки каждый раз, когда крысы слышали тон, они замирали (защитная реакция у крыс), что указывает на воспоминание о надвигающемся шоке. Затем исследователи вызвали гибель клеток в нейронах латеральной миндалины, которая является особой областью мозга, ответственной за воспоминания о страхе у крыс. Они обнаружили, что память о страхе угасла (память о страхе исчезла). Из-за своей роли в обработке эмоциональной информации миндалевидное тело также участвует в консолидации памяти: процессе переноса новых знаний в долговременную память. Миндалевидное тело, по-видимому, способствует кодированию воспоминаний на более глубоком уровне, когда событие эмоционально возбуждает. Например, с точки зрения Крейка и Локхарта (1972) модель глубины обработки, недавние исследования показали, что воспоминания, закодированные изображениями, которые вызывают эмоциональную реакцию, как правило, запоминаются точнее и легче по сравнению с нейтральными изображениями (Xu et al., 2014). Кроме того, исследование фМРТ продемонстрировало более сильную связанную активацию миндалевидного тела и гиппокампа, в то время как кодирование предсказывает более сильную и более точную способность к запоминанию (Phelps, 2004). Большая активация миндалевидного тела, предсказывающая более высокие вероятности точного припоминания, предоставляет доказательства, иллюстрирующие, как ассоциация с эмоциональной реакцией может создавать более глубокий уровень обработки во время кодирования, что приводит к более сильному следу памяти для последующего припоминания.

ГИППОКАМП

   Формирование гиппокампа состоит из группы субструктур, включая гиппокамп, зубчатую извилину и субикулум, которые расположены внутри височной доли и имеют форму, аналогичную букве C. Вместе эти структуры представляют собой основные области мозга, связанные с формированием долговременных воспоминаний.

Кларк, Зола и Сквайр (2000) экспериментировали с крысами, чтобы узнать, как гиппокамп функционирует при обработке памяти. Они создали повреждения в гиппокампе крыс и обнаружили, что крысы демонстрировали ухудшение памяти при выполнении различных задач, таких как распознавание объектов и бег по лабиринту. Они пришли к выводу, что гиппокамп участвует в создании воспоминаний, особенно нормальной памяти распознавания, а также пространственной памяти (когда задачи памяти похожи на тесты на припоминание). Гиппокамп также проецирует информацию в области коры, которые придают воспоминаниям смысл и связывают их с другими битами информации. Кроме того, он также играет важную роль в консолидации памяти: процессе переноса нового обучения в долговременную память.

Повреждение этой области мешает формированию новых воспоминаний, но существенно не ухудшает их способность восстанавливать воспоминания, уже сохраненные в качестве долговременных воспоминаний (Hudspeth et al. , 2013). Одному известному пациенту, известному в течение многих лет только как Х. М., удалили левую и правую височные доли (гиппокампы) в попытке контролировать приступы, от которых он страдал в течение многих лет (Corkin, Amaral, Gonzalez, Johnson, & Hyman, 1997). В результате у него значительно пострадала декларативная (эксплицитная) память, и он не смог сформировать новые смысловые знания. Он потерял способность формировать новые воспоминания, но все еще мог помнить информацию и события, которые произошли до операции. Его история убедительно свидетельствует о том, что у людей гиппокамп в основном связан с консолидацией памяти.

мозжечок и префронтальная кора

    мозжечок играет большую роль в имплицитных воспоминаниях (процедурная память, моторное обучение и классическое обусловливание). Например, человек с повреждением гиппокампа по-прежнему будет демонстрировать условную реакцию, чтобы моргнуть, когда ему дают серию дуновений воздуха в глаза. Однако когда исследователи повредили мозжечок кроликов, они обнаружили, что кролики не способны выучить условную реакцию моргания (Steinmetz, 19).99; Грин и Вудрафф-Пак, 2000). Этот эксперимент демонстрирует важную роль мозжечка в формировании имплицитных воспоминаний и условных реакций.

Недавние оценки количества нейронов в различных областях мозга показывают, что в коре головного мозга человека насчитывается от 21 до 26 миллиардов нейронов (Pelvig et al., 2008) и 101 миллиард нейронов в мозжечке (Andersen, Korbo & Pakkenberg, 1992). , однако мозжечок составляет примерно лишь 10% головного мозга (Siegelbaum et al., 2013). Мозжечок состоит из множества различных областей, которые получают проекции от разных частей головного и спинного мозга и проецируются в основном на двигательные системы мозга в лобных и теменных долях.

В дополнение к вкладу в имплицитную память, условные реакции, мелкую моторику, осанку и координацию, мозжечок также поддерживает внутренние представления внешнего мира, которые позволяют вам перемещаться по вашей гостиной, чтобы найти ключи в полной темноте, и профессиональные бейсболистов координировать свои движения, чтобы они могли ловить летающие мячи за пределами поля.

Другие исследователи использовали томографию мозга для измерения метаболических процессов, в том числе позитронно-эмиссионную томографию (ПЭТ), чтобы узнать, как люди обрабатывают и сохраняют информацию. Из этих исследований 9Префронтальная кора 0019 , по-видимому, активна во время различных задач, связанных с памятью. В одном исследовании участники должны были выполнить две разные задачи: либо найти букву a в словах (считается задачей восприятия), либо классифицировать существительное как живое или неживое (считается семантической задачей) (Kapur et al. , 1994). Затем участников спросили, какие слова они видели ранее, и они сообщили о гораздо лучшем воспоминании для семантической задачи по сравнению с перцептивной задачей. По данным ПЭТ, в левой нижней префронтальной коре при выполнении семантической задачи активация была намного сильнее. В другом исследовании кодирование было связано с активностью левой лобной доли, а извлечение информации — с правой лобной областью (Craik et al. , 19).99).

Еще одна широко распространенная точка зрения на функцию префронтальной коры состоит в том, что она кодирует информацию, относящуюся к задаче, в рабочей памяти (Baddeley, 2003). Многие исследования показали большую активность префронтальной коры во время периодов задержки в задачах на рабочую память, демонстрируя процессы префронтальной репетиции, ведущие к переходу информации из кратковременной рабочей памяти в долговременную память (Wilson et al., 1993; Levy & Goldman-Rakic, 2000). В более поздних работах, оценивающих более высокую префронтальную активность во время задержки задач рабочей памяти, предполагается, что активность префронтальной коры во время этих периодов задержки может не быть нейронными сигнатурами кодирования долговременной памяти, но на самом деле может быть нисходящими сигналами, которые влияют на кодирование в задних сенсорных и ассоциативных областях. области, в которых сохраняются фактические представления рабочей памяти (Lara & Wallis, 2015).

НЕЙРОМЕДИАТОРЫ

  В процесс памяти также вовлечены специфические нейротрансмиттеры, такие как адреналин, дофамин, серотонин, глутамат и ацетилхолин (Myhrer, 2003). Среди исследователей продолжаются дискуссии и споры о конкретной роли, которую играет каждый нейротрансмиттер (Blockland, 1996). Несмотря на то, что существует много споров об определении убедительных причинно-следственных связей между конкретными нейротрансмиттерами и конкретным поведением посредством экспериментального дизайна, исследователи могут использовать два общих метода, чтобы делать выводы об этих отношениях.

Первый метод известен как интервенционная стратегия. Фармакологические инструменты или повреждения/стимуляция используются на определенных нейротрансмиттерах и их рецепторах. Второй метод известен как корреляционный метод, при котором различные естественные состояния (неврологические заболевания, старение), которые влияют на различные системы нейротрансмиттеров, сравниваются на моделях человека или животных. Используя эти методы, было последовательно обнаружено, что несколько групп и путей нейротрансмиттеров важны для различных процессов памяти (Chapoutier, 19).89; Декер и Макго, 1991). Повторяющаяся активность нейронов приводит к большему выбросу нейротрансмиттеров в синапсах и более сильным нейронным связям между группами нейронов, создавая консолидацию памяти.

Также считается, что сильные эмоции вызывают формирование сильных воспоминаний, а более слабые эмоциональные переживания формируют более слабые воспоминания; это называется теорией возбуждения (Christianson, 1992). Например, сильные эмоциональные переживания могут вызвать выброс нейротрансмиттеров, а также гормонов, укрепляющих память; поэтому наша память на эмоциональное событие обычно лучше, чем наша память на неэмоциональное событие. Когда люди и животные испытывают стресс, мозг выделяет больше нейротрансмиттера 9.0019 глутамат , помогающий вспомнить стрессовое событие (Szapiro et al, 2003). Это обеспечивает функциональную основу явления, которое обычно называют флэш-памятью.

Глутамат

Ранние исследования функциональных свойств глутамата использовали соединение, известное как пролин, для изучения реакций в птичьей (птичьей) сетчатке. Черкин, Эккардт и Гербрандт (1976) обнаружили, что введение пролина снижает обучаемость и память у птиц, предполагая, что, поскольку пролин действует как антагонист глутамата (уменьшая высвобождение глутамата в синапсах), глутамат должен быть вовлечен в какой-то процесс, связанный с этим. к обучению и памяти. В дальнейших исследованиях использовались другие антагонисты глутамата, чтобы продемонстрировать, что в целом снижение количества глутамата в синапсе снижает способность к обучению и формированию воспоминаний. В ответ на это раннее исследование дальнейшие исследования обобщили критический процесс, связанный с обучением и памятью, известный как долгосрочная потенциация. Этот процесс основан на стимуляции глутаматных путей в головном мозге (Malenka and Nicoll, 19). 99). Кроме того, состояния человека, связанные с серьезными нарушениями обучения и памяти, как правило, связаны со значительным отсутствием глутаматных нейротрансмиттеров и рецепторов. Сквайр (1986) обнаружил сниженное количество рецепторов глутамата в гиппокампе у пациентов с амнезией, а Хайман и его коллеги (1987) задокументировали, что резкое сокращение глутаминэргических нейронов в энторинальной коре и гиппокампе представляет собой отличительную черту болезни Альцгеймера.

ГАМК (γ-аминомасляная кислота)

До открытия бензодиазепинов ГАМК относительно игнорировалась с точки зрения ее влияния на процессы обучения и памяти. В конечном итоге было обнаружено, что бензодиазепины управляют активностью ГАМК на одном из ее различных типов рецепторов (GABA A ), а также вызывают серьезные нарушения обучения (Lister, 1985). McGaugh (1989) использовал местное введение соединений, продуцирующих ГАМК (агонисты) или ингибирующих соединений (антагонисты), демонстрируя, что они могут избирательно вызывать нарушения или улучшения обучения и памяти в зависимости от того, использовали ли они агонисты ГАМК (нарушения обучения и памяти) или антагонисты ГАМК (нарушения обучения). и улучшения памяти). Этот объем исследований предполагает ингибирующий характер ГАМК. В частности, снижение ГАМК в синапсах или сильное торможение высвобождения ГАМК может увеличить скорость возбуждения между клетками, что приведет к более длительному потенцированию и, таким образом, к обучению и консолидации памяти.

Ацетилхолин

Исследования с использованием фармакологических методов для снижения количества ацетилхолина в синапсах (с помощью соединений, которые ингибируют ацетилхолин, или соединений, которые полностью блокируют ацетилхолиновые рецепторы) в задачах обучения человека и на животных моделях выявили когнитивные нарушения, связанные с обучением и памятью (Deutsch, 1983, Койл и др., 1983). Chapoutier (1989) дополнительно обнаружил, что ухудшение памяти у людей с болезнью Паркинсона коррелирует с функционированием ацетилхолина в лобной коре. Уинсон (1990) предоставил доказательства того, что функция ацетилхолина может модулировать ритмическую электрическую активность мозга (в частности, в тета- и гамма-частотах), которая важна для обеспечения оптимальной частоты возбуждения, приводящей к долгосрочной потенциации.

Катехоламины и серотонин

Катехоламиновые системы, такие как адреналин, норадреналин и дофамин, задействуются во время пространственного обучения и воспоминаний, а блокирование высвобождения ацетилхолина снижает функцию катехоламиновой системы (Brandeis, Brandys & Yehuda, 19).89). Hatfield и McGaugh (1999) также продемонстрировали, используя задачу в водном лабиринте, что истощение норадреналина влияет на процессы консолидации, что делает след памяти менее стабильным (хуже позднее припоминание) и более восприимчивым к помехам. Было продемонстрировано, что другие химические соединения, которые действуют как нейротрансмиттеры для связывания с рецепторами, играют роль в консолидации памяти и воспроизведении (D’Hooge & De Deyn, 2001), предполагая, что многие различные системы работают вместе и в противоположном направлении, модулируя нашу способность кодировать и закрепить долгосрочные воспоминания.

ЭМОЦИИ И ЛОЖНЫЕ ВОСПОМИНАНИЯ

      Память-вспышка  это очень подробное, исключительно яркое эпизодическое воспоминание об обстоятельствах, связанных с неожиданной, последовательной или эмоционально возбуждающей новостью. Однако даже воспоминания-вспышки могут терять точность с течением времени, даже в отношении очень важных событий. Например, по крайней мере в трех случаях, когда президента Джорджа Буша спросили, откуда он узнал о терактах 11 сентября, он дал неверный ответ. В январе 2002 г., менее чем через 4 месяца после терактов, тогдашнего президента Буша спросили, откуда он узнал о терактах. Он ответил:

Я сидел там, и мой начальник штаба — ну, во-первых, когда мы вошли в класс, я видел, как этот самолет влетел в первое здание. Был включен телевизор. И знаете, я подумал, что это ошибка пилота, и был поражен, что кто-то может совершить такую ​​ужасную ошибку. (Гринберг, 2004, стр. 2)

Вопреки тому, что вспоминал президент Буш, никто не видел падения первого самолета, кроме людей на земле возле башен-близнецов. Первый самолет не был снят на видео, потому что это было обычное утро вторника в Нью-Йорке, пока не врезался первый самолет.

Некоторые люди объясняли неправильное воспоминание Бушем об этом событии теориями заговора. Однако есть гораздо более мягкое объяснение: человеческая память, даже память-вспышка, может быть хрупкой. На самом деле память может быть настолько слабой, что мы можем убедить человека в том, что с ним произошло событие, даже если его не было. В ходе исследования участникам дали список из 15 слов, связанных со сном, но слова «сон» в нем не было. Участники вспомнили, что слышали слово «сон», хотя на самом деле они его не слышали (Roediger & McDermott, 2000). Исследователи, обнаружившие это, назвали эту теорию в честь себя и коллеги-исследователя, назвав ее 9-й.0019 Парадигма Диза-Редигера-Макдермотта .

ОБЗОР

   Начиная с Карла Лэшли, исследователи и психологи искали инграмму, которая является физическим следом памяти. Лэшли не нашел инграмму, но предположил, что воспоминания распределены по всему мозгу, а не хранятся в одной конкретной области. Теперь мы знаем, что три области мозга играют важную роль в обработке и хранении различных типов воспоминаний: мозжечок, гиппокамп и миндалевидное тело. Работа мозжечка заключается в обработке процедурных воспоминаний; в гиппокампе кодируются новые воспоминания; миндалевидное тело помогает определить, какие воспоминания хранить, и играет определенную роль в определении того, где хранятся воспоминания, в зависимости от того, имеем ли мы сильную или слабую эмоциональную реакцию на событие. Сильные эмоциональные переживания могут вызвать высвобождение нейротрансмиттеров, а также гормонов, которые укрепляют память, поэтому память на эмоциональное событие обычно сильнее, чем память на неэмоциональное событие. Об этом свидетельствует так называемый феномен вспышки памяти: наша способность запоминать важные жизненные события. Однако наша память на жизненные события (автобиографическая память) не всегда точна.

 

Каталожные номера:

Текст по психологии Openstax, написанный Кэтрин Дампер, Уильямом Дженкинсом, Арлин Лакомб, Мэрилин Ловетт и Марион Перлмуттер, под лицензией CC BY v4.0. https://openstax. org/details/books/psychology

 

 

Упражнения

Повторные вопросы:

1. ________ — это другое название кратковременной памяти.

а. сенсорная память

b. эпизодическая память

в. рабочая память

d. имплицитная память

 

2. Емкость долговременной памяти ________.

а. один или два бита информации

b. семь бит плюс-минус два

c. ограниченный

d. практически безграничны

 

3. Три функции памяти ________.

а. автоматическая обработка, трудоемкая обработка и хранение

b. кодирование, обработка и хранение

в. автоматическая обработка, трудоемкая обработка и поиск

d. кодирование, хранение и поиск

 

4. Этот физический след памяти известен как ________.

а. инграмма

б. Эффект Лэшли

c. Парадигма Диза-Редигера-Макдермотта

d. эффект памяти фотовспышки

 

5. Исключительно ясное воспоминание о важном событии – это (а) ________.

а. инграмма

б. теория возбуждения

c. память-вспышка

d. Гипотеза эквипотенциальности

 

Вопросы критического мышления:

1. Что может произойти с вашей системой памяти, если вы повредите гиппокамп?

 

Вопросы личного применения:

1. Опишите вспышку памяти о важном событии в вашей жизни.

 

Глоссарий: 9Теория возбуждения

 

Ответы на упражнения

Вопросы обзора:

1. C

2. D

3. D

4. A

5. C

Вопросы критического мышления:

1. Поскольку ваш гиппокамп, по-видимому, является скорее областью обработки ваших явных воспоминаний, повреждение этой области может привести к тому, что вы не сможете обрабатывать новые декларативные (эксплицитные) воспоминания; однако даже с этой потерей вы сможете создавать имплицитные воспоминания (процедурную память, моторное обучение и классическую обусловленность).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.